Нить к Лунной Крысе

Автор: R1312
Бета:Altea, Екатерина
Рейтинг:G
Пейринг:
Жанр:Drama
Отказ:Не получаю никакий материальной выгоды и не претендую на места и персонажей JKR. Но крысы - мои!
Аннотация:В Хогвартсе, как известно, живут многие... У них тоже возникают трудности, и своё мнение о происходящем
Комментарии:
Каталог:нет
Предупреждения:нет
Статус:Закончен
Выложен:2005-02-04 00:00:00
  просмотреть/оставить комментарии


Глава 1.

Для меня это был странный год.
Мне случилось получить самое... зыбкое звание в своей жизни. И одно из самых дорогих, как это ни удивительно. Мне кажется, что оно у меня уже давно было - просто его наконец назвали.
Мне случилось узнать Хогвартс другими умами. Очень познавательно.
Мне пришлось заплатить за это - обычным образом. Временем, силами, обязанностями. И грустью.
Такой был год для меня. Удивлён? Тогда послушай.




Крысиная стая - это очень страшно. Она шипит и посвистывает. Она усыпана бусинками красных глаз. Она НЕ останавливается...


Но противник сам умеет шипеть, он видел многое за свою тысячу лет... Он голоден, он зол. Он почти неуязвим.


Он полз вперёд и хотел есть. Они пытались его не пустить. Что сказать? Их убили, их съели, и что осталось - отправилось в отбросы?
Не так быстро.


Они НЕ говорили, они шипели, пищали и посвистывали.
Хребет перебит, задняя лапа оторвана, глаз выбит... Но один клык ещё есть! Только вперёд, я - последняя!!! Лунная Крыса помоги мне, защити их, Лунная Крыса...


Высунулась из-за Луны мордочка, вытрусила на Дорожку, вынесла хвост.
Лапки вперёд, хвост вдоль Дорожки, усы вверх! И-и-и-и!!!
Кладка осыпалась, не дав Древнему Зверю добраться до ниши, в которой копошилось десять малявок. Мелочи пушистой - крысят голохвостых.


Далеко, не видно, не падает стенка. Ну ничего. Встанем лапками на дорожку, пошевелим носом и юрк за Свет. Поглядим ещё, понюхаем, кто тут дольше живёт, Трёхязыкий*, поглядим.
Крысы ничего не забывают.
Остался только хвост над Дорожкой. Снова нос возник.
Сдохнешь - это я тебе обещаю.
Швырь - и нет ни носа, ни хвоста.


Есть хочется, что-то Тёмнобокой** нет***...
- Может, посмотреть, что снаружи? Ну не разозлится же Лунная Крыса, Длиннохвостый?
- Да ты что, Толстый, да Крыса - она знаешь как бегает и сколько знает?!
- Тёмнобокая велела сидеть, пока не придёт...
- Есть хочу! Пошли!

* Оскорбительное. "Хвост с языком спутал".
**Вообще-то имеются в виду обычные серые пасюки. Но в родне чернобокой, похоже, затесалась чёрная лесная крыса.
*** Примерно с 1 месяца крысята собираются в стаи и живут такой стаей до 4-5 месяцев под присмотром крыс-воспитателей. Стая не самостоятельна.




Нет, конечно, это я узнал потом. Когда спустился туда, разобрал завал и послушал, как хрустят тоненькие кости под моими ногами. Не самое приятное, но нужное знание. Я всё-таки не склонен в чём-то обвинять Зверя. В конце концов, он "всего лишь" хотел есть. Мне немного трудно подбирать слова - все они чуть-чуть не точны, но я попытаюсь.


Топоток, топоток, топоток...
Смойся, Ушастый, смойся... Не трожь конфету. Не трожь, всё равно ведь есть не будешь!!! Тьфу.
Цп-цп-цп-цп.
По шнуру на балдахин - всё равно Лохматая ещё принесёт. Потом. Чхи, пыльно.
О, дырка! Внутрь...


Хо. А что это? Не грызётся. А дёрнуть?
Куда? Левей, левей! А теперь назад!
Ух ты!


- КРУГЛОУХИЙ!!
- Ну?
- Давай сюда!
- А... И МНЕ!
- Гони!
- Я! Ой!


- Лобастая, вы чего... О!
- Я!
- Мне! Моё!


БУМ-ШМЯК!


- И-и-и, дайте я заберусь!!
Ш-р-р-ш-ш...
- Не утаскивай палки - мы тоже хотим!


- Да что это происходит?!
- Давай к нам!
- Куда?! Что вообще делается в моём кабинете?
- Где?!
- А ты... кто? Тут еда есть?
- Что значит - кто? Я - это я. А вы кто?
Пауза. Тишина восстановилась.


- Длиннохвостый, а кто это?!


Пауза. Шорох. Длинного хвоста, наверное?
- Ты где? - Новый голос? Назовём так. Что ж, придётся встать.


- Вот. - О, да вы же... крысы.
- Дылда...
- Не, ну точно...
- Йоу.
- Э-э-э, ребята, я первый спросил - что творится на моём столе?
- Где-где?
- Хм. А там... - Неясный свист.


Серые тени рассредоточиваются по столу и поворачивают носы в мою сторону.
- Ты будешь Дылда. - Вопрос, очевидно, забыт. Наиболее важное дело - дать мне... имя?
- Дылда, а поделись кусочком, а?
- Толстый!
- Есть хочу!
- Но со стола моего слезьте.
- А почему - твоего?! Ты Лунная крыса, все Нити держать?
Вот скажите - как объяснить шести крысам, устроившим квиддич на моём столе, что стол - мой? Не бегать же вокруг него за юркими хвостатыми тенями, пытаясь найти их среди синих и серых треугольников теней недвижимых, отброшенных всякой канцелярской мелочью?


- Толстый!
- Чего, Дылда?
- Я не понял - ты кусочек хочешь?
- Прогоняешь, да? А что Лунная Крыса?!
- А что, - ох, как же его... - Длиннохвостый?
- Он не знает.
- Не, не знает.
- Да ну! Все знают про Крысу! Пусть даст кусочек, Длиннохвостый.
- Глупый, глупый Толстый! Откуда Дылде знать о Лунной Крысе?
- Расскажи, Длиннохвостый.
- За кусочек?!
- Нет. Вообще. Мне интересно.
- А...
- Утухни, Толстый!!! - общий хор.
- Расскажи про крысу, Длиннохвостый, а?
Длиннохвостый усаживается. Ставит хвост. Тщательно почёсывает его лапками. Очевидно, просто так про Крысу Лунную не рассказывают.
- Про Крысу... Ну ладно.


Не было крыс, не было. Была только Крыса в темноте. И не было Света. Но неправильно стало Крысе - как спрячешься в тени от Чёрного, если нет света? Надо было побегать, надо было поискать. И долго Крыса искала свет, но нашла. Теперь живёт за Светом и это - Лунная Крыса. Свет мохнат, каждую ночь падает шерсть вниз. Выпадет - и светится всё, а Свет обрастает, а за ним спит Крыса.
И если правильно просить - можно сплести нить из шерсти Света, дорогой от Чёрного. Но надо правильно рассказать, надо попросить.
Надо говорить с Лунной Крысой...




- Дылда!
- М-м-м...
- Ну Ды-ы-ы-л-да-а-а!!!
- Круглоухая, что ты по мне прыгаешь?!
- Трехъязыкий Стученогую застал, она висит.
Добро пожаловать в рассказ крысы. Краткий, точный и чаще всего совершенно непонятный. Одушевлённое всегда обозначается кличками, данными раз и навсегда. Как они ухитряются их не путать при общении - загадка.
- Ох. Где? И как она?
- Ты чё, Дыдла? Трехъязыкий же! Она теперь совсем не ходит. Насовсем.
- Ну ладно, а где хоть?
- Ну там. Пошли!


Круглоухая, как и все остальные, не любит коридоров. Передвигаться она предпочитает либо у самого плинтуса, либо по потолочным балкам - как сейчас.
- Круглоухая, а где висит?
- Там, иду!
- Дылда, а ты - там? - в смысле, иду ли я в том же направлении.
- Да.
Ответ на вопрос "Кто такая Стученогая?" был дан воплем Филча: "Моя кошка! Моя кошка!" Неужели кто-то из учеников повесил Миссис Норрис?!
Возможно, лучше бы так и случилось.
В колыхании света факелов было слишком уж хорошо видно повешенную за хвост странно ровную Миссис Норрис и кровавую (о Мерлин...) надпись за ней. Серо-коричневый камень, кровь, факелы. Тайная комната. Все тайны возвращаются. Все, особенно плохие. Серые носы принюхиваются к происходящему.
- Трёхъязыкий вылез...
- Длиннохвостый, а он... за нами, да?
- Не. Он вообще вылез. Не бойся, Круглоухая.
- Мне страшно тоже!
Крысы собрались на перекрытиях и пользуются тем, что вверх не смотрит никто, кроме меня. Их волнует что-то вполне конкретное, но что?
- Зато Стученогая теперь не ходит.
- Ну. Теперь в полустенках можно будет гнездо выгрызть... Клёво!
- Х-хе. Длиннохвостый, а там Серые Нити.
- И чего? А то их вокруг мало...
Н-да. Если я чего-нибудь не придумаю, то вместо проблемы "Как Убежать От И Досадить Кошке Филча" будет решаться проблема "Как Быстрее Всего Взбесить Мадам Пинс". В варианте "Построим крысиное гнездо в книгах". А что? Идея... Многоэтажное.


Через полчаса разбирательств и споров по поводу Поттера мы выяснили, что кошка окаменела. Вот тебе и раз - а я-то думал, что в школе нет магов, на такое способных. Кто же этот "Трёхъязыкий"? Спрашивать крыс впрямую - практически бесполезно: назвав имя они считают, что ответили на вопрос.


Сижу в кабинете.
- Дылда?
- М-м? Ты как, Длиннохвостый?
- А чё, всё ничего... Ты чего грустный, Дылда? - Людей я могу убедить в невозмутимости, а Длиннохвостого - вряд ли. Таков уж он.
- Я... уже был во времени Трехъязыкого. Старые беды возвращаются, если не понимаешь, почему они прекращались.
- Чего?!
- Трёхъязыкий уже был. И было фигово. Пропал - и я не понял почему.
- Да ладно, Дылда. Все целы - чего пока грустить?
- Ты прав... Но мне грустно.
- Не грусти, Дылда! Знаешь про Крысу и Чёрного?
- Нет, не знаю. Откуда же мне? Расскажи...


Чего грустить? Пока мы тут - мы тут, а Лунная Крыса слушает нас. Если Чёрный будет слишком рядом, кто-то сможет позвать Крысу один раз, если Рассказчик. Поверишь Рассказчику - не полезешь в Озеро Чёрного, где холод и нет. А будешь бояться, пока нет холода Озера, будешь дёргать Крысу за усы - не услышишь Рассказчика, только страх, а он - Чёрный. Не бойся Чёрного, пока нет его, слушай Лунную Крысу. Не грусти, не надоедай Лунной Крысе, пусть Свет обрастает - иначе шерсть для Нити как будет?..




- Дылда.
- М?
- Не тут сиди, не тут. Бежим, Дылда...


Сломанохвостая. Говорит она очень мало, держится всегда поодаль. У неё серьёзная проблема - в результате каких-то давних неприятностей у неё был сломан хвост и сросся он не совсем прямо. Я не совсем понимаю почему, но с точки зрения крыс - это ОЧЕНЬ серьёзно. Порванное ухо Толстого, например, никого не волнует, а её хвост - объект общего большого умолчания и её личного большого горя*.


- Что такое?
- Не тут, не тут! - она очень беспокоится. Это для неё большое напряжение - столько сказать.
- Трехъязыкий. Шуршит, кричит. Не тут!!!
- Да я его прогоню...
- Никто, никто. Убегу!
- Ныряй сюда - там тепло и Трехъязыкий не достанет тебя. Где он был?
- Там, там. Где Шуршеухие, едобогато... - Сломанохвостая слушается почти всех, но очень беспокоится, раз смешивает слова. Это она про кухню, наверняка.
- Ну пойдём туда...
- Нет-нет!
- Он же полз? Ну так вот там-то его теперь нет. Уполз.
- Ну... - процесс логического мышления для неё, похоже, несколько загадочен. Но результаты его она привыкла уважать.
Если там ничего и не случилось - дам ей кусочек шоколада. Или сыра. А почему, интересно, она прибежала предупреждать меня?


- Дылда?
- Тут.
- А если он вернулся? - Оп-па. Выражаясь мягко - нехарактерная для крыс манера мыслить. "Если"...
- Не. Он ползёт всегда, мне сказали. Ему не повернуть. А что ты вдруг стала думать так?
- Ты близко... - Не понял, причём тут я, но мы, кажется, уже пришли.


Он взял на кухне кисть винограда. Эти лестницы ведут в сторону лазарета, а там Поттер. Ах, мальчик, мальчик... Следующий час я был занят и почти забыл про Сломанохвостую в кармане.


- Дылда?
- О, я чуть не забыл...
- Другие запахи, не еда - но внутрь. Что?
- Как - внутрь?
- В Плоскоглазом, один запах внутри...
Ничего себе нюх! Поттера напоили Скелеростом уже часов пять назад, а его надо было ещё вспомнить как "наружный"!
- Лекарства.
- Чё?!
- Ну... исправлять живых, когда что-то в них не так.
- А.
- Сломанохвостая?
- М?
- Сама не ешь. Они все разные.
Свернулась клубком и замолчала. Обиделась...


- Длиннохвостый, скажи про Лунную Крысу, а?
- Одному - про Крысу?!
- Не. Нас двое - вот... Ну там вон ещё Круглоухая.
Пальцем в небо, что называется. Чтобы где-нибудь в радиусе слышимости от Длиннохвостого не было Круглоухой - маловероятно.
- Чё? Я?
- Сюда забеги, пусть Длиннохвостый скажет про Крысу!
- Да! Скажи про Крысу.
- А там кто? А. Ну, если Сломанохвостая...
- Скажи, а?..
- Ладно.


Ты кто? Ты крыса. Веришь в Лунную Крысу, помнишь - шерсть тебя накроет. Свет согреет, а иначе - какая же она Крыса? Ты крыса, она Крыса - надо согреть, надо помочь, будет двое, будет стая.
Не веришь - будет только Озеро Холода, нет Крысы. И тебя нет. Один да один - не один, знай про Крысу...



* Крыса контролирует температуру в гнезде с помощью хвоста. Повреждённый или укороченных хвост сильно снижает точность контроля, что может сказаться на здоровье крысят. Разумность играет с Сломанохвостой скверную шутку - обычные крысы не стали бы обращать на это много внимания.




Я смешиваю в чайнике запахи и вкусы прошедшего лета. Шиповник, две щепоти цейлонского подарка, душица...


- Дылда, а ты чего делаешь?
- Чай завариваю.
- Чего?
- Ну вот эти сухие листья...
- Чхи!
- А не суйся, куда не просят.
- Чешется. Чхи.
- ... заливаю горячей водой...
- Пахнет!
- Нравится?
- Мокро. Ч-ф-ф-хи. А зачем ты смотришь на эту...чашку?
- И что ты всё время бегаешь?! У меня уже в глазах рябит. Слушай, Короткоухий, а тебе Длинноносый не родственник? Знаешь, что с ним случилось?
- Нет. Так зачем?
- Вот зануда... Смотрю - готово или нет. Листья набухают, вода становится красно-коричневой, тёмной - красиво...
- Так ведь всё серое осталось!*
- ?!
- Да ну тебя, Дылда. Все - нюхают. Вот как я.
- А я - смотрю! Не всем же носом шевелить... Не веришь?
- Нет... Может, потому и не вижу.
- Как это?
- Ну... ты знаешь про Лунную Крысу?
- Что-то да, что-то нет.
- Ну вот, а я знаю... Потому она мне есть.
- Знаешь что, Короткоухий? Я лучше чаю выпью.
- Чхи!
- А потом - мне лучше будет.
- А-а-а...


Вечер, можно даже сказать - ночь. Четыре крысы прибежали ко мне - просто так, пообщаться. Ну что делать - Дылда по нормальным ходам не пролезает, такие дела. Трёп, новости и любопытные выспавшиеся носы во всех коробках.


- Эй! Там Ходи-Холод** упал!
Что-что?
- Где?
- Ну там. Шуршало страшно... - Двузубый всегда лаконичен. Если неприятность его не задевает, он быстро забывает о ней.
- Туда опять, а? - кажется, просьба "проводить" доводится до крысы именно так?
- Ну.
- Дылда, а шуршунчика нет? - Ищут шуршащую обёртку, лучше блестящую. Особого впечатление сообщение не произвело. "Не моё - не жалко", таков подход стаи к подобным случаям. Объясняться бесполезно - "Ходи-Холод" к стае не относится.
- Есть. Вон, глянь за палками.


Безголовый Ник... И мальчик, кажется из Хаффлпафа. Что же такое происходит?! Что мне делать?
Первое, что напрашивается - тёмная магия. Но такого в Хогвартсе не было, могу ручаться.
Второе - василиск, причём взрослый. Но это огромная змея, где ей перемещаться? В коридорах её не видели.
Школа становится небезопасной. Неужели придётся закрыть?..


- Дылда, думаешь?
- Думаю, Длиннохвостый. А ты?
- Ну, так. Трёхъязыкий, где замершие? - Обежав стаю за пять минут, он садится на задних лапах рядом с чашкой, удобно положив хвост. Шевелит усиками вокруг носа в мою сторону.
- Да...
- А ты Рассказчик той стае, Дылда? - Он почёсывает нос и ждёт моего ответа. А что мне сказать?
- Кто?
- Тогда нет, если нет.
- А кто - Рассказчик?


...Ты Рассказчик, ты Середина. Стая в тебе, Крыса смотрит, все слышат. Скажи им про Крысу, скажи ей про них. Где им думать, если нет ты? Кто скажет про Крысу, когда Холод? Ты им помнишь, а Крыса - помнит тебе, и ты можешь сплести Нить, где Крыса. Сплети Нить, кто к Чёрному, спроси. Один раз - спросишь, а потом будет - но не в тебе. А Чёрный - у Середины, и Холод Озера, а в тебе стая. Ты за них грустный, стой перед Чёрным. Тебе встряхнётся Лунная Крыса, Светом накрыть...



* У крыс нет цветового зрения в человеческом понимании. Они видят несколько в другом диапазоне.
** В призраков стая не верит и их самих не видит. Но присутствие их чувствует любая крыса, недолюбливая это ощущение. Они утверждают, что это Холод с Озера.




- Холодно! Длиннохвостый, начнём?
- Не. Не все.
- Ну и? Плести-то нам?
- Надо все...
Длиннохвостому хорошо - он сидит у меня за пазухой... Дует. На балконе восточной башни не столько холодно, сколько промозгло. Послезавтра Рождество, но снега пока так и нет. Детей осталось мало, но надо будет подумать, не стоит ли предпринять что-нибудь. Люблю сказки. Холодно!
- Хых. Ф-р-р! Где Толстый?!
- А разбери его! Узрел чё-нить.
- Чего?


- Ну! Лохматая к СыроХолоду бродит. С прошлых Нитей.
- Зачем?
- Шуршит там...
- Может, пить?*
- Они спят под Cвет.
- ТОЛСТЫЙ!!!
- Чё?
- Ты где?
- Лохматая у СыроХолода шуршит.
- А чё там?
- Синяя шерсть чего-то шелестит. И нос режет.
- А не пьёт?
- Не. Ну чё? Холодно!
- Ты понял, да?!


Сегодня - большой день. Точнее - большая ночь. Длиннохвостый пришёл к выводу, что надо научить меня Плести Нити. Он пытался объяснить мне зачем, но единственное, что я понял, - то, что в случае некоей аварийной ситуации мне придётся его заменить в каком-то ритуале.
По каким-то причинам для этого нужна вся стая. Странно - чем дальше, тем больше мне кажется, что я не всё слышу из того, что обсуждается. Очень уж многое известно всем... А точнее - доступно всем.


- Слушай небо, слушай Крысу. Чешется Крыса, падает Шерсть, падает. Слушай Шерсть, слушай Крысу. Да не протягивай ты лапы, всё надо ловить на Шурш. Сначала услышь их, Дылда, потом - увидь. Верь в Крысу, Дылда. Она - есть.
Шорох. Я слышу шорох. Наверное, это шуршит стая. А если я вытяну образ тонкой нити и "кину" его Длиннохвостому?
- Не жухли, Дылда! Не серая нить, не твоя шерсть! Слушай, слушай. Не смотри.
Шорох. Я протягиваю руку и чувствую... покалывание? Нет. Тонкие касания.
- Поверни их, Дылда. Не лапой, они должны сами, сами...
Куда-то делись все звуки, Длиннохвостый шепчет не голосом. Я поворачиваю шорохи и чувствую... Да. Наверное - Нить.
- Кончик загни и под Нить положи, в петлю - и кинь вверх! Смотри, Дылда, но слушай.
Я открываю глаза. В моей руке колышется Нить Лунного Света! На конце завязан узелок - и он летит вверх. Через лапы Длиннохвостого летят три Нити, и он иногда завязывает узелок, посмеиваясь.
- Вторую Нить, Дылда! Ты крут! Ловок, Дылда, ловок...


Мне становится весело. Я смотрю на пейзаж - он как будто посыпан тонкой мерцающей крошкой, а на горизонте - колышутся ещё две Нити, и - не наши.
- Дылда, Дылда - поймай ту, поймай! - Сломанохвостая просит Нить?! Я чувствую, что моя правая Нить слушается меня - и ею, как крючком, тяну на себя чужую.
- Дылда, позвучи ей, Дылда, а?
Что-что? Да она вибрирует! Я прислушиваюсь.


- Lesen'ko, serden'ko...
- Irod, kozel, tilki by po jubkam shlatca!!!
- Serden'ko moe, Lesen'ko, tilki ne butyl'ku!!
Звон и треск.


- Йоу, Дылда!!! Ещё, Дылда...
- Не! Начало - много, Дылда.
Напоследок я вижу башню и остановившиеся часы на ней. Под довольно странным углом - наверное, с точки зрения крысы. Я смотрю вверх - Нити с левой стороны Луны, как усы.
- Длиннохвостый, а что там, у Света?
- Крыса, Дылда, Крыса - ты видишь Лунную Крысу?!
- Усы пока.
- Тц, тц... Ладно, видела Крыса.
Больше, чем ожидалось, меньше, чем хотелось - так можно описать его цыканье. Остальные радуются, подпрыгивают, бегают.
- Две Нити, две Нити, Дылда, йоу!
- Хе! Как они, Дылда, как они!
Им весело, лунный свет накрывает их, как тонкая ткань.


Я замёрз. Мы идём в отапливаемую часть Замка. Впрочем, идём - это сильно сказано. Я иду, а Длиннохвостый сидит на моём плече.
- Длиннохвостый?
- У?
- А ты - такое другим звучал, Нитью?
- Ну. - Без лишних разъяснений он вдруг вытягивает небольшую нить из своих лап и касается ею моего носа.


"... как ты мог, Рон Уизли!.."


Н-да. Трижды подумаешь теперь кричать - если тебя, оказывается, передают, как песенки по ведьмоприёмнику. Забавно!
- А зачем Нить - при Крысе, когда сам?
- Мало.


- Мы ещё узелками сразу говорим. Увидишь тройную Нить, длинную, с узелком таким, ты... зови.
- А что это за нить?
- Ну... нехорошая. Там Вода разливается. Как тронет - сразу рвётся, течёт. Как подрался. Только не двинешься. Ты скажи - там нельзя. **
Мы расходимся, и я вижу, как между ним и другими поблёскивают Нити.


Спал я плохо и проснулся с ощущением разбитости. Плечо снова болело.


... Есть Шерсть Крысы, есть и в тебе. Нити - одни, но ты слышишь - Шерстью Света. Нет Шерсти - не слышишь, будешь как один. Можно плести - если нужно, сколько Шерсти. Одна дорога от Чёрного уходящему - своей Шерсти. Пройди ею, Рассказчик, найди Нить. Сплети свою, забери - если хватит. Скажи Нитью - но помни, что тратишь, а Крыса - будет. И в темноте Озера - ты придёшь с Шерстью...



* Проточная сравнительно чистая вода - ценность для крыс. Они всегда предпочтут её стоячей.
** Сибирская язва. Действительно, тогда "там нельзя". Про двойную Нить с тремя узлами Длиннохвостый тактично не сообщил - это Нить чумная, крысы относятся к ней нейтрально, поскольку сами не болеют.




- Дылда, дылда, дылда!!!
- Что ты кричишь, Узколапый? Что такое случилось?
- Новолохматый снова с Не-Крысой!
- Да ну?
- Ну! С ним сначала Длинный был, потом Коротышка.
- А ты что же?
- Я грю - "ты, блин, кто?". Он - "я крыса", а я - "ща хвост те откушу и Толстого позову", а потом...
- Круглоухая?
- У?
- ... а он - "не-не, я боюсь, я старый"...
- Узколапый с Толстым чего, прямо Не-Крысе и дали?
- ...и я - "а, Не-Крыса, что ты старый", а он убегал, ...
- Его с Толстым местами поменяй. И вообще - Не-Крыса тихий. Но тухлый.
- ... и мы с Толстым за ним бежали, а там Лопухи, и на нас...
- А Толстый чего?
- ...но он первый и грит....
- Говорит - чужой может. Он так - всегда смотрит...
- ... а мы потом КА-АК...
- Узколапый!
- ...дали!! Чего?
- А Не-Крыса знает, что ты был так крут?
- Во-во, Дылда. И Толстый - он знает? Чхи.
- Так что - завязывай заливать.
- Да ладно, присочинил-то всего...
- Во-во.
- Узколапый, а Трехъязыкий был где?
- Не. Не шуршало.


Вот так. То ли затишье, то ли Тайная комната снова закрылась, как и в прошлый раз. Не Хагрид же, в самом деле, её открывал. Ох-хо-хо, а ведь ещё раз - и про него вспомнят.


- Дылдадылдадылда!!!
- Чего?
- Там! Пришлый, Толстый, ой, скорее!
- Иду!
Мне уже не требуется спрашивать куда, я иду по Нити. Всё чаще стая говорит со мной, находясь в других комнатах - правда, в основном в пределах одной башни. Они сбегаются просто посидеть и побегать. Послушать Длиннохвостого и убедиться, что мир стабилен. Они беспокойны, как и я...
Надо поторопиться, Круглоухая очень нервничает.


Успеваю я к шапочному разбору, то есть к готовой неприятности. Толстый стоит напротив узкого каменного жёлоба-слива, а на самом деле - напротив здоровенного крыса. Порванное ухо, неудачно заживший шрам на морде. Вид - мерзкий. Он не говорит, а топорщит шерсть на загривке и тонко сверещит. Толстый пониже, но помассивнее в плечах (во всех четырёх..). Как обычно - не очень многословен, но исчёрпывающе точен.
- Вали отсюда, Кривоносый, пока я остатками ушей не ... и в ... тебе не засунул!
Тот явно злится, не вникая в смысл. Палочку я поднять не успеваю - кто-то из них бросается первым. Визг, стук, бешеная пляска хвостов - остального почти не видно. Клубок сдвигается к жёлобу, и вдруг Толстый делает то, чего никогда не сделает нормальная крыса: он резко отпыгивает назад, оставляя наконец противнику возможность рвануть его жёлтым гнутым клыком по затылку. И тут на чужака падает кирпич. С полочки над жёлобом. Длиннохвостый пришёл, что ли?
Дикий визг Кривоносого - его не придавило, но бок ободран очень сильно, и, кажется, повреждён сустав.


Я подхожу ближе, вместе с подоспевшими, но уже поздно. Чужак, хромая, старается побыстрее унести хвост в жёлоб. Слышно жалобное присвистывание-поскуливание...
- Так. Разошлись все. Толстый, жив?
- Бо-ольно... - Ему тоже досталось.
- Терпи. - Беру его в руки и несу к себе.
- Длиннохвостый?
- Ща. Идёшь, где - ты?
- Ну.


- Ну - терпи, Толстый. И не двигайся. Сможешь?
- Дылда?
- У?
- Дай лап, а?
Толстый берётся передними лапками за палец и зажмуривается, прижимая уши. Я принимаюсь за работу - кости тонкие, я их почти не чувствую. Толстый дрожит - это больно, когда кости ходят в лапе.
Поймал. Ну а что будем делать с этой рваной раной, на затылке? Оставленной омерзительно грязным клыком? Надо бы у Поппи...
- Толстый? Жив? Крут. Вот.
Длиннохвостый приносит несколько нитей серой плесени* - вот куда он бегал... Ну, ему виднее. Он укладывает их на ране, а я втихомолку её чищу.


Закончив, накладываю чары Онемения на голову и лапу.
- Ну чё, Толстый? Как оно?
- Ну, так... а пожевать нет?
- И правда - ничё так... - Ситуация нормализуется, если Толстый уже не страдает, а голодает. Что-то в мире неизменно!


- Толстый!!! - Серая.


- Как ты, Толстый? - Суетится и нюхает вокруг. Какие нежности, однако! И нос потрогала и здоровую сторону лапками почесала...
А что это с Толстым внезапно приключилось?!
- Хана мне... К Озеру я... Лихом не поминай...
- Толстый! Не бросай - не ходи, Толстый!
- Пожевать бы... чего... бедному мне...
- Ща я те нос отжую, жухло страдальное!!! - Длиннохвостый явно не проникся романтикой момента. Он так старался - а несознательный Толстый вздумал тут демонстрировать, что он ничего не сделал!


- Так ты... Я ТЕ ЩА ВТОРУЮ ЛАПУ!!!
- Уй, я ж только так, просто!
- Жух! Я тут! А он! - Кажется, Серая просто не может выбрать, с чего начать. Пока Толстому не отгрызли в запале хвост - надо их как-то успокоить. Хоть и смешно.
- Спокойно все! Толстый - вот тебе кусок, Серая - не бей его, он твоего внимания жаждет.
- Я ему ща гляну! Ухо-то отчекрыжу! Дай и мне кусочек, Дылда, а?


- Дылда? А можно тут на чуть-чуть? А то Не-Кошка**, она днём.
- Кто?!
- Ну такая, с полосами на морде, такие, к носу и где глаза.
- А! Можно. Я с ней говорил - она тебя тут не увидит.
- Точно? А то я пока - не бегаю...
- Ну!
Уж и не знаю, пришла бы Минерва в восторг или нет***, но предпочту не выяснять... Пора сворачивать этот цирковой лазарет и идти спать. Воистину, вечера мои бывают много лучше дней!


- Длиннохвостый?
- У?
- А чего они?
- Тот - пришлый дурень, он нем. А Толстый - Дома.


... Где стая - там Дом. Крыса - за Светом, а ты - за Домом. Свои тут, говори - не лезь. Все придут - что съедим, как говорить с Крысой? Крыса - там, ты - тут. Приходят - слушай, не говорят - смотри. Пока не совсем плохо - Дом. Дом береги, не ты - но тебя нет, где он нет, как Крысы без Света...



* Pennicilum notatum. При грязных, но не очень больших ранах может помочь, как выяснилось.
** Точнее было бы сказать - "Похожа на кошку, но внутри не кошка". Очевидно, название всех анимагов в животной форме.
*** В Хогвартсе довольно много кошек, но большинство из них не связывается с крысами - крысоловы редкость. Обычных кошек стая игнорирует, но, очевидно, в Минерве Макгонагалл крысы чувствуют бесстрашную гриффиндорку...





Глава 2.

Весна.
Преимущество возраста - я начинаю понимать это раньше многих. На них она действует - а я её только понимаю. Деревья ещё только просыпаются, птицы пока не вернулись. Но день уже растёт, и сила весны смазывает мысли почти у всех... Не все, но многие.
Серая строит гнездо. Надо же, а я и не знал.


- Толстый?
- У?..
- Чего грустный?
- Двинула.
- Терпи, Толстый. Оно того стоит!
- Вместе с Длиннохвостым, сговорились?!
Страдает Толстый профессионально... Но не очень убедительно. Причины ему тоже известны.


- Дылда?
- М?
- Есть хошь?*
- Не. Сыт, Двузубый?
- Ы. Круто. Побёг. - И скрежещет коготочками, ссыпаясь вниз по стопкам книг.
Все заняты. Может, стоит и мне успокоиться? Что-то не так. Всё не может просто закончиться. В Пасхальные каникулы наблюдать было легко, но ведь они заканчиваются... Пора открыть окно. Надо собраться с духом и наконец собрать с подоконника накопившиеся свитки, забытый пакет корма, какую-то плошку. И пыль. И закрепить наконец раму.
Есть что-то очень весеннее в таких мыслях и хлопотах - и я никогда не отдаю их эльфам.


- Дылда?
- М-м, Длиннохвостый? Как жизнь?
- Ну. Дылда, Трёхъязыкий шуршал? - Нос его постоянно в движении, он беспокоен... Как и я.
- Не. Чё делать будем?
- Он шуршит напотом. Шепчекричит, ползёт... Шуршит напотом, близко. Ты как?
- Никак. Не шуршит - но должен. Неуютно мне.
- Холодом тянет, Холодом... Дылда, как убрать его?
Вот уже несколько раз у нас возникает этот странный разговор. Мы хорошо понимаем друг друга обычно, но он никак не может пояснить мне, где именно "шепчекричит" Трёхъязыкий. Очень уж велика разница восприятия. Точно я выяснил, что там странное эхо, почти нет света и сыро. Стая там не ходит, но эти места знает. Головоломка. Довольно грустная, надо заметить.


- Надо убрать?
- Надо. А ты?
- Да, надо... Знаешь Плоскоглазого? - Удача была со мной, когда я услышал вопрос Сломанохвостой.
- Ну?
- На него выползет. Напотом.
- Шуршит сильно...
- Ага. Узнаешь где - зови меня. Изо всех сил зови. И бегите.
- Че-го?! Ты ...?!
- Надо так.
- Не!
Дискуссия окончена. Я противоречу Крысе, а посему могу рассматривать хвост**. Убедить в данном случае Длиннохвостого оставить меня один на один с Трёхъязыким невозможно, это повторяется уже второй раз. Но вроде бы я могу надеться, что меня позовут, когда он появится. Хотя бы как члена стаи.
Странная должность, странная жизнь. Но, как ни странно, - приятно, что кто-то принимает тебя как равного. Хоть и нет монеты с одной стороной.
Пойду слушать Крысу, пойду плести Нити. Это успокаивает и выглядит на редкость красиво весной.


... Один бросаешься - один. Нет с тобой Крысы, нет Дома, нет Стаи. Чего бросаться - Свет один, слушает Крыса за Светом. Со Стаей бейся, за Дом бейся - а так не лезь, нет с тобой Крысы! Кто ты один, где много? Ты нет, а Стая есть. Что слушать Крысе, если ты Стаи кусок украл, сам лез?...


Трёхъязыкий и правда "шепчекричал". Ни к чему хорошему это не привело. Двое пострадавших. И, конечно, "Министерство вынуждено принимать меры".


- Круглоухая, Длиннохвостый?
- Цви. Где-то был.
- Меня не будет. Поглядывайте на Плоскоглазого...
- Чего это?!***
- Верю, Трехъязыкий без него будет, на него будет.
- Н-ну... Так пока - в дохлятине валяется.****
- А чего вопить, не Узколапый же.
- Н-ну... Скажу.
- Точно скажи, быстро убегаю.
- ?!
- Вернусь - буду говорить с ним, буду с Вами.
- Скажи Крысе, Дылда, скажи. Озеро близко, кто один.
- Знаю.



* Минимум раз в сутки кто-нибудь спрашивает меня, сыт ли я. Думаю, что стая поддерживает своих старых и ценных соплеменников, а я попал в их число - и подлежу опеке.
** Не желая что-либо обсуждать, крыса поворачивается к собеседнику хвостом. Аналог человеческого "Не желаю слушать этот бред", наверное.
*** С точки зрения крысы - просьба крайне странная. Не-член стаи не подлежит защите, и вообще не рассматривается как "свой", независимо от биологического вида.
**** Неаппетитное высказывание означает всего лишь "старается не лезть вперёд", "осторожничает", "прячется". Вываливаясь в чём-то пахучем, слабые (или чувствующие себя скверно) крысы скрывают свой запах от возможных врагов.




Давным-давно меня учили писать письма.
Письмо полагалось писать так: в верхнем левом углу аккуратно (высунув язык) выводилось, кому и куда оно отправляется. Потом, отступив вниз, нужно было вывести примерно в середине листа "Дарагой сэр...". Позже моё глубокое заблуждение о правописании слова "дорогой" было развеяно, но письма я всё равно пишу примерно по той же схеме. Подпись внизу долго удлинялась, что меня беспокоило, но эту проблему я решил кардинально - вернулся к самому первому варианту.


Теперь я снова учусь писать письма... Точнее, думать письма. Стая требует отчётов и заваливает меня своими. Жизнь идёт - и Дылда должен знать об этом. Несомненно, если не каждый пришлёт своё мнение - то мир просто исчезнет.


Если ночь достаточно лунная, я выбираюсь на крышу, сажусь поудобнее и начинаю ловить Шерсть. Сплетя и подняв первую Нить, я слушаю новости.
На востоке появился новый Рассказчик - по этому случаю там подняты две Нити, одна с уже знакомой мне "восьмёркой", - ждёт кого-то. Сегодня нет одной из Нитей с северо-востока, там гроза.


Я касаюсь близких Нитей своей. Обрывки впечатлений, коротенькие и яркие. Запахи, резонирующие звуки. Кто-то скребёт затылок - очень приятно. О, многие запахи - овощная лавка, наверное.
Но вот поднимается Нить далеко на юго-востоке - Длиннохвостый выбрался на карниз из моего кабинета.


- Йоу, Дылда! Тепло! Скажи про КамнеНоры, Дылда!
На заднем плане чуть слышно: "И про еду, про едозапахи, Длиннохвостый!". Будет тебе, Толстый, всё будет.
Я вспоминаю свой поход в овощную и фруктовую лавочку. Ряды прилавков вокруг полусонного продавца ранним утром, безлюдье, резкие сквозняки в ясном воздухе улицы. Серо-голубой с золотыми лентами фон, серые шали теней от навеса - и многоцветье фруктов. Лёгкие изменения тонов на выпуклостях и впадинах. Жёлтый и оранжевый перец, яблоки - полосато-красные и зелёные, груши, немного слив, ранняя клубника...
Четыре Нити касаются моей - вчера их было три. Объёмное цветное зрение просто завораживает крыс как нечто абсолютно фантастическое. Новая Нить беспокоится - меня тянет понюхать во все стороны, потрогать и пооглядываться. Нет, извини, нюха нет. Такие дела.
- Летучие мыши, новые летучие мыши!
- Новейшие горескопы, плутопротекторы!
Шум, суета, запахи...
- О! Дылда, а дырку, запах - что?
- Отзынь, Двузубый, это ж уже было!




Вспоминаю свои блуждания по Диагон-Аллее, Хогсмиду. Париж вспомнил, со всеми его запахами.
Полчаса. Нити отпадают, да и я устаю.
Длиннохвостый начинает мне показывать, переслушивать и пронюхивать то, что было надёргано стаей за сутки.
Вот Гарри. Видно плохо - все они сидят, но я уже узнаю его полузапах. Никаких эмоций он у наблюдавшего не вызывает - запах как запах. Гарри беспокоится - в запахе прорезается резкая линия. Экзамен, наверное.
Вот Минерва. О, вот тут да. Наблюдатель...ница прячется, высовывается на секундочку. Минерва гневается - это да, тут лезть вперёд не надо, Не-Кошка - она да.
Тянет чихнуть. Чхи! Нос чешется! Ужасно. Бегом. Локхарт просто поливается духами.
Эльфы несут нечто... Ах какой запах, а там никак нет кусочка? Уши шуршат.


Шорох. За стеной. Ужас. Не могу понять, где стена - нет картинки, нет движения*. Только ужасный шорох, полуслова. Но Дылда просил, жду.


Писки, писки, шорохи, хвост. И ещё мелкие. Серая и мелочь - вали отсюда, Двузубый!


- Так вот оно, Дылда. Ты как, ты сыт?
- Ну. А ты с ними как? Всё есть, все там?
- Узколапый свалился, Ушёл. Не успел догнать.
Эмоций особых нет, но как-то мне это...
Вот! Резкий запах, лучше убежать - мерцает свет.
- Длиннохвостый, да это же лежит Узколапый!
- Где?! - Длиннохвостый потрясён. Я просто вижу вставшие торчком усы.
- Так ведь - вот?
- Не. Дохлятина. А Узколапый Ушёл. Крысе говорить, Крыса ждёт. А это - просто дохлятина, уйдём скорей!**
- Ну, как с едой?
- Не, ну норма.
- Норма? Ты помнишь, что я тебе вспоминал?
- Ну. Но всё хватает.


Мне грустно.
- Йо-йо, Дылда. Не грусти - слушай про Крысу.


... ты тут, Крыса за Светом, плетёт Нить. Когда Нить длинная - ты по ней к Крысе пойдёшь, Сказать про Стаю, а у Крысы Свет. Ты тут внутри, а будешь с Крысой плести Нити, слушать Мир. Помни, не бойся идти, помни про Чёрного, не спутай - говори Стае, скажи про Стаю...


Они скрупулёзно относятся к моей дурацкой просьбе и фактически патрулируют школу. Я не всё понимаю, но очень стараюсь понять, мне и так за них страшно.
Плечо болит. Я спускаюсь, сажусь за стол, пододвигаю пергамент. "Дорогой сэр!".
Смотрю на окно, тёмное даже в новолуние - в отражении лампа подсвечивает только правую часть лица, оставляя тёмным зрачок. Другая сторона лица темна, там виден только белый ободок глаза...


Ошибки в письмах мне прощали. Но там запрещалось жаловаться на жизнь, просить... Похожие учителя были у меня и Длиннохвостого. Слишком похожие. Мне без них - вовсе не плохо. Мне без них пусто.



* Зрение крыс панорамно и в основном ориентировано на движущиеся объекты. Они почти не различают объём - что компенсируют обонянием, слухом и собственным движением.
** Крысы стараются держаться подальше от тел. По их мнению - тело без жизни не представляет интереса и не является членом стаи. Кроме того, возможно, оно опасно.




Вы настаивали на встрече, Заместитель Министра? Мы встретились. Я Вас слушаю.
- Э-э-э... В целом, Ди... Господин Председатель Уизенгамота, я... э-э-э... мы...
- Я надеюсь, Министерство и Вы лично простите нетерпение старика? У меня не так много сил, да и времени тоже. В настоящий момент я не заинтересован в выполнении задач Министерства. Старость не радость... Это отстранение...
- Но Магическое Сообщество Британии, интересы всех законопослушных...
- О, конечно, я буду свято соблюдать все установленные правила. Как любой законопослушный гражданин.
- Нет, но мы хотели бы, э-э-э... поскольку у Вас освободилось время...
- Вы простите меня, я Вас снова прерву? Вопросы взаимных обязательств, выходящие за рамки действующих установлений, я могу обсуждать с Министром. Но - увы - не с Вами.
- Министр хотел бы узнать о Ваших планах.
- О. Сугубо мирные. Ничего интересного. Животные, книги, исследования - для удовлетворения любопытства. Тихая жизнь отшельника. Ведь именно это подразумевалось в резолюции "Отстранить за ненадлежащее обеспечение безопасности по представлению Попечительского Совета"?
- Вы ведь понимаете, это только под давлением общественного мнения! Пусть всё немного успокоится, и мы, несомненно, изыщем... Почему Вы разводите руками?!


Сломался. Как ты неопытен, мальчик...


- Думаю, здесь уже можно подвести промежуточный итог. В настоящий момент Вы... ох, то есть, простите, Министерство не имеет возможности предложить мне ничего, что меня бы интересовало. Таково общественное мнение. Что же, в таком случае, составляет предмет нашего разговора?


Пауза, естественно, затягивается до неприличия. Вот тонкий момент - если его послал только Министр, то сейчас он будет вынужден откланяться и пойти за указаниями. Если же нет... О, всё-таки ему разрешено разыграть эту карту?
- Как председатель Конфедерации Магов, Вы ведь всё равно не устранитесь от деятельности сами?
Это такой нетонкий намёк, что Министр может меня отозвать.
- Если Министерство считает, что это поможет ему в заключении договоров о регламентации ввоза и вывоза полётных средств и о перекрёстном котлоконтроле - я готов представить Конфедерации своего преемника, депутата от Британии и Шотландии. Должен честно признаться - для меня важнее вопрос о школе.
- Попечительский Совет уже обсуждает этот вопрос. Но, возможно, проблема уже решилась и будет затруднительно что-либо предпринять.
- Насколько я знаю, никаких мер не предпринято. Полагаю, проблема всё-таки возникнет.
- Тогда Попечительский Совет сможет... аргументированно возразить некоторым своим членам.
- Вот как. А что же удерживает их сейчас?
- Н-ну...
Снова пауза. Стесняешься - страх их удерживает. Страх.
- Да, кстати. А чья позиция столь непримирима? Позволю себе предположить - господина Малфоя-старшего?
- В целом - да... Он также предлагает рассмотреть кандидатуру Северуса Снейпа на занятие вакантной должности, но Министерство... э-э-э... не уверено, что с... в связи с некоторыми возникавшими подозрениями...
- Насколько я помню, ещё более обоснованные подозрения возникали и относительно самого Люциуса Малфоя?
Повисает очередная неловкая тишина. Вот поэтому-то Корнелиус и послал своего заместителя разговаривать со мной. Хочет иметь возможность потом от всего отказаться.


- Ну что же, позиции ясны. Простите дряхлого старика - режим, режим... Врачи настаивают!
Я, правда, не придумал какие именно, но полагаю это не так важно.


"Здравствуй, Ремус!
<...>
Сейчас положение таково, что дети не могут обойтись просто заполнением времени, которое в расписании почему-то названо ЗОТС. Я приглашаю тебя к себе - обсудить пути исправления сложившейся ситуации.
На этот раз - у меня (а не у тебя) деловое предложение, я живу один, я глубокий старик - ты же не предложишь мне встретиться в гостинице? Приезжай, мальчик мой. Не нужно отказываться - никто не сможет сказать, что ты напросился. И ты сам тоже.
<...>
Боюсь, не смогу предложить тебе хорошую кухню, но ты сам неплохо готовишь - а я обещаю, что к каждому обеду сумею найти весёлый колпак, из тех, что так нравились тебе в прошлый раз. Колпаки и шутки у меня получаются лучше, чем кулинарные изыски.
<...>
P.S. Я надеюсь, ты не собираешься использовать как аргумент для отказа то, что мне и так хорошо известно?"


Хорошо быть человеком со странностями! Нет необходимости объяснять и доказывать каждый шаг.


- Чё делаешь, Дылда?
- Кирпич подтачиваю.
- И как?
- Надо, чтобы отпрыгнули, Длиннохвостый.
- А куда - будет?
- ...


Как просто управлять конфликтами интересов! Остаётся вопрос - что сказать тому, у кого их нет? Особенно - когда нельзя играть смыслом?


"Дорогой сэр!
Полагаю, Вам уже известно, что м-р Л. Малфой предложил мою кандидатуру на Ваш пост. Мне бы крайне не хотелось, чтобы Вы приняли это как мою собственную идею. Если дело дойдёт до официального предложения должности - я буду вынужден отказаться.
<...>
Со своей стороны позвольте пожелать нам всем - Вашего скорейшего возвращения".
А как принять вот такое письмо? С какой точки зрения? Тоже - "учесть подозрения"? Нет. Он знает цену доверия.


- Длиннохвостый?
- У?
- Не устаёшь далеко говорить так?
- Ну... Ты - свой, Дылда. До-нюхать тебе. Надо.
- Ох. Давай реже тогда?
- Чё?! Не. Слушай про Крысу, Дылда, надо слушать - а то Трёхъязыкий.


... кто один стоит перед Чёрным, ты оставишь? Кто нюхает до* Стаи - бросишь? Ты жив, Стаей - кто сбежит? Скажет Середина Крысе - что бросит как не так, что слушает где весело? Кто за Стаю - Стая за него, Крыса им шерсти бросит - ему уши почесать. Так - Стая. Пусть один стоит, а всем искать...



* Крысы описывают расстояние и время одними предлогами, поскольку и расстояние описывают временем. У людей такие конструкции тоже встречаются - "Два часа до города". В данном случае - описание разведчика или наблюдателя.




- Слу, Длиннохвостый! Плоскоглазый психанул.
- Ну?!
- Ага. Чё-то с Новолохматым около.
- А чё?
- Та-Где-Двое в Серых Нитях мерцает. И вниз, где СыроХолод.
- А ты?
- К тут.
- Сама вниз?
- Не. Кто-Второй накрыл.
- Хм. Дылде накину.
- Трёхъязыкий не шурш.
- Не?
- Не. Так вот.
- Слу, а её мало.
- Х-хе...


Мятая короткая записка. "Директор, он унёс Джинни!".
Стар я уже для таких записок. Не утешать надо, а идти спасать. Куда идти? А никуда... Стар я. Сердце моё болит. Сижу и просматриваю письма, снова и снова вымеряя какие-то ошмётки пространства на схемах этажей. Темнеет. Надо идти. Надо получить подтверждение. Надо ответить на письма и подготовить изгнание Малфоя... Знаете, что такое "старость"? Когда сердце перестают унимать попытками "сделать хоть что-то".


- Дылда?
- У?
- Ты как?
- Сам ничего...
- Ты Слу. Ту-Где-Двое Кто-Второй вниз потащил.
О МЕРЛИН...
- Длиннохвостый, ты многоскажи, мне надо!
Лихорадочно отыскиваю в памяти лицо младшей Уизли.
- Ну. Слу... Он где СыроХолод вниз.
Что?
- Как - вниз?!
- Да как. Где Трёхъязыкий шепчекричал, такое вниз там.
Вот оно. Ход. Но как она его открыла?!
- Кто-Второй шепчекричал как тот. Ты скоро не, её мало есть? Кто-Второй, его Нет. Он Чёрный, не?
- Не, но он - к нему. А как Трёхъязыкий там был?
- Ты чё?! Он же полз, он длинный.
- Всё, скоро.
О Мерлин, о Господи. Джинни умирает. Её выпивает Тот-Кого-Нет. Есть только один, о котором крысы так говорят - это Чёрный, он же Кто-Путь-В-Озеро. Может, они и ошиблись, но разбираться нет времени. Василиск. Василиск МОЖЕТ ползать по крупным трубам. Боже, боже, почему же я не мог этого понять...
- Дылда?
- У?
- Ты туда, где я. Всё.
Нить исчезает.


Камин, пять минут на снятие защиты и подъём канала, директорский кабинет. Страшное чувство, чувство нехватающей минуты...
- Дылда?
- У, Серая?
- Ты вниз, Длиннохвостый наши там.
- Да!


Куда, куда?! Нить. Нить тянется ко мне - и я хватаю её, тонкую Нить, пытаюсь скользить по ней. О Мерлин - подземелья, вход через третий этаж соседней башни... Время, время, время.
- Плоскоглазый тут. С Кто-Вторым, ссорится. Трехъязыкий близко...
Нить становится совсем тонкой и пропадает. Что-то делает Длиннохвостый.
Не успею я прибежать, не успею. Пошлю помощь и буду Плести Нить... Страшно опаздываю.


- Фоукс! Змея у гнезда.
Фоукс, проснувшийся с обращением Серой, снимается с насеста. Почти сразу я осознаю, что в моём кабинете у кого-то ещё есть мнение на этот счёт...
- Хэй-ё, птичка! Прихвати-ка меня! - Я никогда не слышал этого резкого, хрипловатого голоса человека, привыкшего помалкивать. Но, кажется, догадываюсь, кто решил помочь парню.
Фоукс на лету делает полувираж и прихватывает Шляпу. Куда лететь - он не спрашивает.


Я распахиваю окно, моментально получая переплётом книги по ноге. Шуршат какие-то пергаменты, падая с подоконника. Помоги мне, Лунная Крыса, дай мне защитить и Длиннохвостого!


... Хи. Трёхязыкий, думаешь - крут? Послушаем ещё, принюхаемся! Вытрусила Крыса на дорожку Света, встряхнулась да почесалась. Да ещё разик встряхнулась. Хватай, Дылда, посмотрим-понюхаем...


Я доплетаю свою Нить, чтобы увидеть, как Длиннохвостый стегает своим Узелком по глазу огромного змея. Змей ревёт, мотает шеей, отбрасывая странные блики, Фоукс старается прижать его сверху - я вижу его в синих языках пламени. Нить рвётся. Длиннохвостый роняет её на оплетённую серой сетью Джиневру и пропихивает Нить под сеть, не давая сети сжиматься.
- Дылда? Не держусь тут. Не...
Вдруг образ прыгает, я смотрю на тело Длиннохвостого со стороны.


- Дылда?
- Тут!!!
- Длиннохвостый...
- Знаю.
Я чувствую, как все они ждут от меня Решения. Никаких эмоций, никаких подсказок - они ждут моего решения. Что-то от этого зависит, но что - я не понимаю.
... Как много на свете всяких "не". "Не ходи", "Не смотри", "Не бросай", "Не забудь"...
Я выбираю, не думая, что имел в виду ты. Я иду за тобой, Длиннохвостый.


И что мне, кстати, делать? Находясь в полумиле от места событий? Вариантов немного - я касаюсь своей Нитью виска Длиннохвостого. Ничего не происходит.
Я пытаюсь услышать его. Ничего не слышу. Не может быть, чтобы надежды не осталось...
Я пытаюсь увидеть на нём Нити Света. Вижу! Слабый отсвет.
Вот его и касаюсь. Всё пропадает.


Нельзя сказать, что ничего нет. Я вижу где-то в темноте слабый отсвет и слышу шелест. Или плеск.
Сразу становится совершенно не смешно - оттуда веет Холодом. Вокруг Озера и Холода вертятся все рассказы о Крысе, и сейчас я начинаю понимать почему. Холод кругом, от него нет защиты и он мёртвый. Равнодушный, давящий, отнимающий силы. Граница между бешеным ритмом и спешкой столкновения и действий и мертвящим равнодушием, которая ещё секунду назад была резкой и заметной, вдруг отдаляется и становится чем-то подзабытым.


Зачем я здесь? Это совершенно чужое место. Длиннохвостый - вот зачем.


- Длиннохвостый!
Никаких изменений. Дорог нет, так что я просто двигаюсь на Свет.
- Длиннохвостый!
Куда я иду?.. Кто я?.. Меня что-то касается. Я - Дылда, я иду за Длиннохвостым, к Берегу Озера.
- Длиннохвостый!
- У? А где...
Шелест усиливается, и я вижу, как колышутся оттенки чёрного впереди. Огромный массив колеблется под тканью поверхности. Веет холодом.
- Ты кто? - Кто-то третий есть здесь. Я даже знаю кто.
- Я - Дылда. А ты кто?
- Много имён...
- Чёрный.
- Пусть так. Зачем пришёл?
- Длиннохвостый тут не. Я его уведу.
- Неужели? - В голосе появляется интонация издёвки. - Он пришёл ко мне, он идёт за Озеро.
- Как удачно - никто не знает, что там. Никто не возвращался. А я знаю, зачем ему возвращаться.
- Ты тоже не знаешь. - Я начинаю видеть оттенки, и перед озером вырисовывается особо тёмное пятно. Очень крупная крыса. Сидит спокойно, уверенно, поводит носом.
- Дылда? А... где мы?
- В скверном месте. Пошли, а?
- Я тут... мне там плохо.
- Длиннохвостый, а почему тут будет хорошо?
- Так тут спокойно станет.
- Тут станет не спокойно, а никак.
- О. Поведай же нам обоим - а в чём разница?
- Разница в том, что никак - это когда нет никакого выхода. И нельзя двинуться.
- Ой, не!
- Ты умело играешь словами, Дылда. Но почему они - верны?
- Я в них верю. Как в Лунную Крысу.
- Надо понимать, ты её видел?
- Я многого не видел. Но она есть - Свет-то падал.
- Дылда, пошли, а? Я мёрзну...
- Не так быстро. Дылда - я теперь буду рядом.
- Сколько угодно. Не дождёшься.
Раздаётся совершенно человеческий, искренний хохот.
- Посмотрим, хватит ли тебе Нити... Не дождусь, надо же!
- Дылда, - шепчет Длиннохвостый, - я совсем слабый, зачем идти? Тут свернёмся, отдохнём.
- Не-не, тут место плохое, а тебя Круглоухая ждёт.
- Ну?
- Да точно...
- А стая?
- О, стая! Стая собралась вокруг и смотрит, а Дылда где ты пошёл. Крыса смотрит, Крыса ждёт рассказа о Чёрном. Кто вернётся и скажет? Только мы с тобой, где Стая. И что же ты тут - а там тебя совсем не будет? Надо, чтоб ты был.
- Дылда? А ты по-прежнему уверен, что хочешь его забрать? Я рядом - не самое лёгкое. Оставь его и иди один. Они видели, ты пошёл - пусть не успел. Точно тебе говорю - бывает. Это проще...
- Потому и пошёл, что верну.
- Решай... Говоришь ты хорошо, Рассказчик. Вернись - и я буду рядом.
Пока я препирался с Чёрным, успел обвязать Длиннохвостого Нитью, и мы медленно идём назад. Холод. Холод. Темнеет. Кто я? Может, остановиться? Нет. Кто скажет о Крысе?..


Сереет - и вдруг мир взрывается красками, звуками, оттенками и запахами кабинета. Как их, оказывается, много! Снова скольжу вдоль Нити - о, вот все обнюхивают Длиннохвостого, тот немного неуверенно осматривается.


- Д-дылда?
- Длиннохвостый, а я тут!
- Дылда... а о ком я? Тут должен быть он...
- Длиннохвостый?!
- Хм. Что-то шуршит, а нет. Х-х-х.
- Длиннохвостый...


- Он не услышит тебя.
То, что я чувствую озноб и слышу прибой той самой воды - мне просто кажется, пусть мне просто кажется...
- Я говорю - он больше не услышит тебя, Дылда.
- Ты снова тут.
Я не вижу Берега и переливов на чёрной ткани Озера, но они есть, как есть и Чёрный Холод там, за этой водой.
- Я ВСЕГДА рядом, Рассказчик. Ты же помнишь. Я люблю посмеяться, но не шучу.
- Да.
- Так что увы - ты вытащил его, но Нити порвались. Он не услышит тебя, он не увидит Крысу.
- Ты уверен?
- А у тебя есть другие объяснения? Кроме того, он постепенно снова станет просто крысой.
- Нет.
- Не нравится? Тебе придётся принять мои объяснения. И меня.
- Правда? Я должен огорчить тебя, Чёрный Прибрежный. Слышишь и видишь - то, во что веришь. Он верит в меня и Лунную Крысу - а значит, для него мы есть.
- Вот как?
- Увы. Знаешь, чем я отличаюсь от крыс? Я могу ждать. И мне кажется - чего-то я дождусь.
- Успехов, Рассказчик. Я подожду тебя здесь... Так ты точно не останешься?
- Нет. У тебя холодно. Ты - не крыса.
- Ты - не крыса, Рассказчик. Так что и я - не крыса.


Я снова смотрю вдоль Нити, пока ещё есть немного сил. Длиннохвостый озирается, Круглоухая почёсывает ему загривок.
- Во. Моё будет. А то всё...
Длиннохвостый не возражает. Фоукс выносит Гарри из подземелий. Конечно они справились. Хороший день...
- Я рядом, Дылда. Я - рядом.


- Дылда?
- У?
- Скажи про Крысу, а?
- Я?
- Ага!
- Вам?
- Угу!
- Про Крысу?!
- Ну Ды-ы-ы-лда-а-а-а...
- Ладно. Давайте сюда.


...Зачем тут ты? Ты - в Стае. Ты - Крысе говоришь. А ты Уйдёшь - что будет? А надо - чтобы было. Стая вспомнит, Крысе про себя скажи. Детей оставь, детей защити, и ты - будешь. Нет Чёрного - раз один. А Крыса есть - раз мы есть...




- Тепло! И-и-ё...
- Сладким пахнет, Дылда, тут еда есть? Еда, еда... Ты голодный, Дылда?
- Ух ты, какая дырка!!!
Не знаю почему, но играть они тут любят. Что странно для крыс - играть на вершине башни. Вверх они не смотрят, но им нравится высовывать нос за край и принюхиваться. И петлять между камнями, и карабкаться на мои плечи по одежде. Что странно для меня - мне нравится их сюда приносить, хотя иногда и кажется, что мантия при этом может свалиться и убежать во все стороны разом.


- Пойдём побегаем, Дылда! Такие норы, столько углов! Не грусти!
- Куда мне с вами бегать, хвосты?! Синяков ловить?
Почему тут нравится мне - как раз вполне ясно. Здесь тепло, светло, очень красивый вид на озеро. Запахи леса, луга и озера. Грубые серо-коричневые камни нагреваются за день и делятся со мной теплом по вечерам, когда закат накидывает на них оранжево-жёлтую шаль света. Делятся медленно, как будто мы не торопясь пьём общий чай. На камнях - лишайники всех цветов радуги, в щелях - мох и вереск... Рукотворная скала.


- АпотомстученогаякакпобежитамыбежалигдетутиШуршвямусвалилсяисохнетапотомсюда... Скажикруто, Дылда?!
- М-м-м. О-у-у, круто, Жёлтый...
- Не слушай его, Дылда! Уйди отсюда, Жёлтый, вообще, у тебя хвост прищемили и в ухо дунули! Скажи, а?
- А чё, блин, "уйди"-то?!
- Про что, Углы Тени? Может, рассказать тебе о Длиннохвостом и Трёхъязыком? О стене и...
- Не, Длиннохвостый сам скажет - токо смывайся! Скажи про Лунную Крысу, Дылда!
- Про Крысу? Вам?
- Про Крысу, про Крысу!
- Да вы вообще можете ли слушать, про Лунную Крысу?!
- Про Кры-ы-ы-су-у-у...
- Хм. Вот если только... А чем я расчешу бороду?
- Жёлтый!!!
- Да вот, вот, ничё ж...
- Ну, раз Жёлтый расчёску принёс, то надо сказать.


...Хочешь Крысу видеть? Смотри. Хочешь Свет слышать? Слушай, как ШерстеСвет падает. Поверишь - будет, а Чёрный не дождётся. Но сплетёшь Нить - будут ждать Рассказчика. Всё так - и не будешь. Кто Рассказчик? Кому поперёк верят. А Чёрный рядом, ждёт...




Вот так. Мне приятно думать, что они рядом.
Уж не знаю, сплёл ли я такую Нить, чтобы дотянуться и до твоего уха - но я попытался.
Странное место Хогвартс. В нём очень легко верить. Даже в Лунную Крысу. Тут кто-то был первым поверившим. Только тут.
- И вы поверили?
- Да.
- В Крысу?..
- Мы с ними верим в разное. Они - в то, что Крыса есть и смотрит на них, а я - в то, что их Вера делает её реальной. Так ли велика разница? Я думаю, что во что-то с ней связанное веришь и ты.
- Почему?!
- Потому, что ты немного обижен и что-то вспоминаешь. Потому, что ты слушал, ни разу не спросив - а где же они? Потому, что у тебя есть Нить, и я её слышу. Ты веришь в них, ты тоже веришь в Лунную Крысу... Нет?
- Они... Десять лет прошло... Или больше? Почему я их не слышу?! Я... Глупо это. Как только сталкиваюсь с вами - начинаю нести какую-ту детскую чепуху.
- Не такая уж это чепуха. Да и не очень она детская. У меня нет ответа. Мне кажется - это не случайно. Лунная Крыса держит обещания. Кто знает - как? Кроме того - я стар, Северус. Очень стар, и не так уж много мне осталось. Приятно поверить, что Лунная Крыса встретит меня у Чёрного Озера. А они останутся здесь, и будут точно знать - Дылда говорит с Крысой...


Не хочешь лимонную дольку к чаю, Северус?


Конец.



Глава 3. Основы устройства "Мира Крысы".

Некоторые вещи в фанфике не были оговорены явно. И хотя, на мой взгляд, интереснее было бы самостоятельно построить модель действия и поведения крыс, а заодно - их разумности, но для желающих - выкладываю здесь.

Во-первых, не всё так просто с разумностью крыс. дело в том, что по базовому
замыслу крысы разумны только стаей (но по отдельности), причём начиная с
некоторой "критической" массы. Для такой разумности необходимы связи - и поэтому крысы
могуть быть разумны не везде, а только в местах с достаточной концентрацией
магии.

Во-вторых, связываются они своеобразными каналами-нитями не с кем попало, а с
некоторыми "центрами", Рассказчиками. Это требует от Рассказчиков лучшей памяти
и довольно своеобразно формирует отношения. При этом фокус в том, что
"вычислительное время" делится своеобразными квантами - и так получается на
каждую крысы своё сознание. При компактной, немного рваной речи.

В-третьих, действительно разумными они становятся тогда, когда могут работать с
"архивом" - т.е. хранить основную часть сведений где-то на стороне... в головах
магов, на свободных ёмкостях, причём маг должен иметь способности к ментальной
магии.

Сия распределённая структура работает по большей части вне сознани и крыс и
людей. Они видят "нити", но природа их им непонятна, а нагрузки они не
чувствуют.

Снейп попытался (осенённый идеей), потренироваться в леглименции на крысах.
Посчитал, что не получилось - потому как не понимал, что искать.
После этого, его канал стал мощнее, а он ещё и подкинул крысам красивую идею - о
Лунной Крысе.
В стае нашлись те, кто ей впечатлился, а не найдя объяснений (а крысы вообще не
склонны их искать) - создал своеобразную веру, начинив её сугубо практическим
содержанием - организацией деятельности, воспитание подрастающего поколения,
своими идеалами и т.д. Такое верование, став рабочей моделью, позволило и улучшить работу
в "сети".

Скользкий момент ещё и в том, что при этом совершенно непонятно - живёт ли такая
сеть как единое целое. Сознанием это не назовёшь, но подсознательно предложить
решение или ответ на общий вопрос может почти кто угодно, вот это-то надсознание можно
называть "волей Лунной Крысы", или как угодно ещё.

Крысы по общему замыслу - практичны и к мистике вовсе не склонны. Они воспринимают мир "Как есть", включая и свои озарения, возможности дальней связи и т.п. Сама природа магии крысы ясна не вполне, так что вопрос "А есть ли Лунная Крыса как таковая?" точного ответа не имеет.

Всё это жило, пока стая не столкнулась с василиском и не погибла по большей
части. Обрушив остатками магической силы одну из стен, что стоило последней
крысе жизни.
Мелкая стайка развитой сетью не обладала, но имела Рассказчика, общую информацию
о принципах крысиной жизни - те самые байки о крысе и... поставленную задачу
устранения василиска. При довольно вегетарианских нравах, поскольку натаскать
крысят стая не успела, да и надобности особой нет - плотность низкая, ресурсов
хватает.
Снейп, включённый в сеть, предложил обычное для магов решение, а точнее - описал
район, где бы он его искал. Туда-то стаю и занесло...

"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"