И все-таки он мухлюет!

Автор: Alasar
Бета:Талина
Рейтинг:PG
Пейринг:ГГ/СС, ДжУ/ГП, ММ/АД
Жанр:Humor, Romance
Отказ:Ой, честное слово, все тете Ро.
Вызов:Счастливы вместе
Аннотация:День Св. Валентина просто не может пройти спокойно. По определению. Тем более, если у Альбуса есть отличная Идея.
Комментарии:Фик занял третье место на конкурсе САС в номинации "Лучший авторский фик".
Каталог:нет
Предупреждения:OOC
Статус:Закончен
Выложен:2009-04-05 20:29:58 (последнее обновление: 2009.04.05)
  просмотреть/оставить комментарии


Глава 0. Диплом

http://s40.radikal.ru/i089/0904/e2/d059288047d8.jpg
(с) Хранитель Архива

p.s. Диплом в большом разрешении. Аккуратно, траффик!


Глава 1. Понедельник

Глава 1. Понедельник


Нет на свете более раздражающего праздника, чем день Святого Валентина. Во-первых, он красно-розовый, что отвратительно само по себе. Во-вторых, он шумный. И наконец, в-третьих, он нравится Альбусу.

Все было бы куда лучше без последнего пункта, честное слово. Альбус не умеет радоваться про себя, ему обязательно надо делиться радостью с друзьями. Проблема в том, что обычно Альбус и он, Северус, радуются разным вещам. Абсолютно, совершенно разным.

В этот раз всем, как всегда, предстояло радоваться Идее.
- На следующий год, - сказал Альбус, мечтательно глядя сквозь людей, - запланирован Турнир Трех Волшебников.

Все, кто имел хоть какое-то отношение к Турниру в Хогвартсе в прошлый раз, вздрогнули. Более искренней реакции и придумать сложно было.

Но и в этом году школу в покое оставить нельзя, нужна встряска, чтобы никто, упаси Мерлин, не подумал, что это приличное учебное заведение.

Забава была проста и изящна, как и все, что обычно выдумывал Альбус. И, естественно, имела под собой столько мотивов и могла привести к стольким последствиям, что у Северуса возникло желание неожиданно, без приглашения ворваться в спальню директора, просто чтобы знать, что он спит, как все нормальные люди, а не живет на солнечной энергии.

Правила были просты. Имена всех обитателей Хогвартса окажутся в большом котле, где их перемешают, а потом Альбус будет давать каждому возможность вытянуть один пергамент.
- Тайный Валентин, - радостно пояснил директор.
Северус едва не отравился насмерть своим собственным ядом.

Все было бы хорошо, если бы Альбус не включил в список даже домовиков. И учителей бы не смешал с учениками. И вообще не устраивал подобного. Тогда бы вообще все было бы замечательно.

Увы. Пришлось на глазах у всей школы тянуть пергамент из котла, но позлорадствовать им Северус не дал – просто убрал его в карман и сел на место, особо пытливых обещая завалить на следующей контрольной. Но пергамент прямо жег карман изнутри. «Любопытному гоблину в Лютном уши оторвали», - ехидной поговоркой одернул себя зельевар.



«Гермиона Грейнджер»



Дерьмо. Дерьмо-дерьмо-дерьмо. Откуда Альбус узнал?!

Действительно, откуда могущественнейший маг и легиллимент мог узнать твои мысли, Северус?

Нечего было на педсоветах долго и мучительно искать pro’s and con’s.* Альбус узнал и решил, что pro’s больше.

Неужели вся эта игра с «Тайным Валентином» лишь только для того, чтобы Северус решился подарить завернутую в праздничную бумагу коробку адресату?

Масштаб мысли Альбуса поражает размахом, как всегда.

Ну, теперь уже не отвертишься. Зато можно попытаться остаться анонимным дарителем!

Этим Северус и утешился.



Глава 2. Вторник

Имя на пергаменте просто выбило ее из колеи. Гермиона металась по комнате, ничего перед собой не видя, бессмысленно размахивая руками и один раз даже наступив на Живоглота. Последний сему факту рад не был и с чувством отомстил.

Стук в дверь на мгновенье прервал прихрамывающее броуновское движение гриффиндорской умницы.

- Войдите.

В комнату впорхнула Джинни, до сих пор чрезвычайно радующаяся, что они с Гермионой на одном курсе, хотя и не понимающая, зачем мисс Грейнджер учиться на седьмом курсе во второй раз, и чем так важен «по-настоящему заслуженный диплом».

- Ну, как дела? – торопливо спросила Джинни, хотя у нее на лбу было написано: «Я хочу рассказать, кто мой Валентин, спроси меня!»

- Э-э, отлично, - с некоторой заминкой ответила Гермиона, не прекращая нарезать круги по комнате. Успокоить себя никак не получалось.

Джинни ненадолго замолчала, наблюдая за странным поведением старосты. Потом села за туалетный столик, с делано безразличным видом взяла в руки лежащий там учебник и наконец медленно спросила:

- Дурацкая затея с «Тайным Валентином», правда?

Гермиона снова остановилась, сжала кулаки и резко выдохнула.

- Да, ужасная.

Джинни сдержала улыбку и почесала нос.

- И вообще, зачем эта морока Директору, правда?

- Ага, - Гермиона опустилась прямо на пол, смотря перед собой. Руки ее сами собой теребили мантию. – Ужасная затея.
Джинни посмотрела в зеркало, улыбнулась своему отражению и поправила волосы.

- Думаю, директор что-то мухлюет, - таинственным шепотом сообщила она.

В голове Гермионы что-то щелкнуло. Ну конечно!

- Ну конечно! – повторила она вслух. Надо просто украсть у кого-нибудь пергамент, а взамен подложить свой!

- Ты удивительно разговорчива сегодня, дорогая, - Джинни смотрела ласково, но совершенно ничего не понимала. А у нее, у Джинни, должен быть свой пергамент, и там не...

- Джинни, - хрипло спросила Гермиона, не веря самой себе. – А кто у тебя?

На простой, в общем-то, вопрос Джинни не смогла сразу дать внятного ответа.

- Ну-у, - протянула она, отводя глаза. – Ты знаешь, кажется, директор правда мухлюет с этими тайными Валентинами...

«Боже, неужели тоже он?!» - стремительный ужас пронзил Гермиону с ног до головы. Она от души посочувствовала Джинни, понимая, каково это.

Нет, даря этот подарок, она выдаст себя. Она не сможет не выдать.

- Кто?! – заорала Гермиона, вскакивая и хватая Джинни за руку. – Скажи, я все пойму, я уже понимаю!..

- Гарри, - несколько удивленная напором подруги, ответила Джин. – А поскольку он уже не учится в Хогвартсе, я и решила, что директор что-то темнит. Но это здорово, что мне выпал именно он. Я знаю, что подарить.

И Джинни улыбнулась той мягкой улыбкой, которая загоралась в ее глазах, когда речь заходила о ее любимом.

Гермиона выдохнула. Да, значит можно украсть пергамент у Джинни. Плевать, что там скажут, она не может дарить подарок этому Валентину. Гарри – это чудесный вариант.



Глава 3. Четверг

Ночью Гермиона украла пергамент Джинни. Так стыдно ей не было никогда в жизни. Но что поделаешь. Критическая ситуация требует критических мер.

Она же решила, что не будет ничего ему рассказывать. Ничего не будет. Рассказывать. И показывать. И доказывать тоже, да.

С последним пунктом было тяжелее всего.

Какое же счастье, что она староста и имеет возможность украсть чужой пергамент в эту тяжелую минуту! Впрочем, если за это с нее снимут значок и статус, она не удивится. Главное, она будет спасена от позора. И от выражения его глаз в тот момент, когда она должна будет вручить ему подарок.

Тот самый, который она давным-давно приготовила на выпускной.

Ну да, все готово, надо только вручить.

Не надо только вручать.

В полном разброде мыслей и чувств, не выучив никаких уроков и даже не взяв в руки книжку (ни одну!), Гермиона упала на кровать, прижимая к груди пергамент Джинни, и уснула.



Утро началось с чириканья Джинни.

- Да, и вот тогда-то я и решила, что стоит подарить Гарри чудесные квиддичные перчатки, которые не дадут ему соскальзывать с метлы, правда, чудесно, Герми?

«Она еще не видела подмену, - мелькнула у Гермионы первая мысль. - Она узнает, кто дарил подарок Гарри, и убьет меня», - вторая.

«Хочу спать!» - вклинился организм.

Гермиона застонала и вновь зарылась в подушки.

- Ну, Герми, вставай! – тормошила ее подруга, смеясь и стягивая с нее одеяло.

Гермионе было так стыдно перед ней, что она заливалась краской от одной только мысли о Джинни.

- Знаешь, Джин, - произнесла она, садясь на постели и прижимая колени к груди. – Ты прости меня, ладно?

- За что? – от удивления Джинни перестала дергать одеяло.

- За все, - вздохнула Гермиона, чувствуя, что ее душат слезы. Чертов тайный Валентин, чертова жизнь!

- Эй, Герми, ну что ты? – Джинни села рядом с подругой, обнимая и привлекая ее к себе. – Ты чего разнервничалась?

Несколько секунд Гермиона думала, что страшнее – подставить подругу или подставиться самой, потом поняла, что не может поступить так с Джинни.

- Где твой пергамент, Джин? – обреченно спросила она, мучительно желая провалиться сквозь землю.

Джинни повозилась, поискала по карманам и нашла потрепанную записку. Развернула, расправила и показала Гермионе.

«Гарри Поттер», - гласила противная надпись.
Гермиона смотрела на нее, как на очередную реинкарнацию почившего Волдеморта.

Секунда – и Гермиона уже рылась на полке с нижним бельем, куда сунула стащенный у Джинни пергамент.

Нашла, развернула и, истерически смеясь, осела на пол.

Смех перешел в плач, как всегда и бывает.

Ничего не понимающая Джинни отняла у подруги ее пергамент, заглянула и в шоке охнула.


Глава 4. Пятница. Pt 1.

- Ну как, как это может быть? – спрашивала Гермиона себя вечером.
Весь день Святого Валентина она провела у себя, сидя около кровати в самом темном углу, и громогласно объясняя Живоглоту, почему это – самое лучшее место для празднования дня Святого Валентина. И вообще, неделя без сна и почти без еды кого угодно загонит в угол. Книги не помогали отвлечься, лишь еще больше погружали ее в раздумья. Она не находила себе места и, казалось, просто сходила с ума от невозможности принять решение. И что-то сделать с этой невозможностью Гермиона не могла.

В дверь постучали. Джинни пару часов назад отправилась в Хогсмид к Гарри, прижимая к себе заветную коробку с перчатками, украшенную снитчами. Похоже, дело к свадьбе. Что ж, это закономерно и здорово. Но радоваться за кого-то в полную силу несчастная Гермиона не могла. И из-за этого своего эгоизма становилась еще несчастнее. Замкнутый круг. А Джинни еще и удачи ей на прощанье пожелала – сочувствует ее «горю»...

Гермиона забилась еще глубже в угол и прошептала еле слышно:

- Никого нет.

В дверь постучали снова, гораздо требовательнее. От неожиданности Гермиона фыркнула.

- Нет никого, говорю, - чуть громче сказала она, начиная выбираться из своего угла. Ноги затекли, конечно, получилось медленно и неуклюже.

А между тем, стук повторился. Подобная назойливость разозлила Гермиону до крайности.

- Ну говорю же, нет никого, что ломиться-то?! – возмущенно заорала она, распахивая дверь.

На пороге стоял профессор Снейп.

Гермиона икнула от неожиданности и едва не захлопнула дверь.

- Раз говорите, значит, вы тут, - с ехидным смешком ответил Снейп.

- Да пошли вы, - всхлипнула шокированная Гермиона и закрыла-таки дверь перед удивленным зельеваром, начиная плакать. Сколько можно ее мучить?!

Дверь открылась сама собой пару секунд спустя, профессор нагло вторгся в ее личные комнаты.

- Мисс Грейнджер, - осторожно начал он, непонимающе глядя на растрепанную и красную гриффиндорку.

- Что с вашим слухом, профессор Снейп? – заорала она, кидаясь к комоду. – Пошли вы, говорю, на хрен! С подарком! – Снейп откровенно опешил, когда Гермиона, найдя в комоде заветную коробочку, с размаха кинула ею в него. Поймал, конечно, Гермиона не настолько сильно бросала. – И из моих мыслей валите тоже! Сколько можно из-за вас плакать?! – от отчаяния Гермиона снова расплакалась и, всхлипывая, бросилась в ванную.

Призналась-таки. Говорила же, не сможет подарить и не выдать себя. Теперь все, теперь конец, даже мечтать нельзя будет. Дерьмо. Дерьмо-дерьмо-дерьмо.


Глава 5. Пятница. Pt 2.

Признаться, когда Гермиона упомянула подарок, Северус решил, что она говорит о другом подарке, оттягивающем сейчас его карман. Лишь когда какой-то другой сверток сам упал в руку, он понял, что его, в общем-то, выгоняют не совсем по той причине, на которую он грешил сначала.

Открытие обрадовало его. После трех бокалов огневиски он был полон решимости подарить-таки то, что хотел подарить.

- Мисс Грейнджер, - начал он, но она застонала, опустилась на пол, не дойдя двух шагов до ванной, и закрыла лицо руками. Раздосадованный, Снейп опустился на корточки и с максимально возможным достоинством продолжил. – Случилось так, что вы стали моим тайным Валентином, и я бы хотел вручить вам...

Гермиона подняла на него горящие глаза и с непониманием уставилась на своего профессора.

- Какова вероятность, что из всего населения Хогвартса, включая домовиков, мне попадете вы, а я – вам? – неожиданно спросила она, сбивая Северуса с мысли.

- Нулевая, - констатировал Снейп, не понимая, к чему она клонит.

Гермиона сжала губы, на секунду задумавшись; слезы уже высохли.

- Джин права, - произнесла она мгновенье спустя. – Директор таки мухлюет.

Снейп задумался. Слова Гермионы были похожи на истину.

- Пожалуй, - согласился он. – Так вот, позвольте поздравить вас с этим дурацким праздником и подарить...

- Вы могли это проигнорировать, - непонимающе перебила она. Снейп нахмурился. – Вы могли просто проигнорировать пергамент. Ничего не дарить. Так зачем?..

- Вы не допускаете мысли, что я могу хотеть вам что-то подарить, мисс Грейнджер? – с затаенной обидой произнес Снейп, вставая.

Гермиона тоже поднялась на ноги, глядя на него, открыв рот.

- Вот ваш подарок на день святого Валентина, - профессор небрежно положил маленькую коробочку на кровать. – Можете избавиться от него, если захотите, - он задрал подбородок и направился к выходу.

- А вы не допускаете мысли, профессор, - догнал его ее голос, - что я могу не захотеть от него избавляться?

Он оглянулся: она была уже совсем рядом. Не веря себе и своим глазам, он протянул руку, желая удостовериться...

Гермиона с восторгом ответила на поцелуй.





- Какие они все-таки еще дети, - сказал Директор, стоя у окна и глядя сверху на то, как Гермиона и Северус в темноте гуляют вокруг озера.

- Альбус, ну скажи мне, как ты сделал так, чтобы им попались карточки друг друга? – изнывая от любопытства, спросила Минерва.

- Да я и не делал, - улыбнулся директор. – Каждый видел на пергаменте то имя, которое больше всего хотел увидеть. Сама бумага чиста, как снег.

Минерва засмеялась и махнула рукой.

- Альбус Дамблдор, ты неисправимый сводник! – довольно произнесла она, доставая из кармана подарок...

...и наблюдая, как Альбус зеркально повторяет ее движение.


* pro’s and con’s – за и против


The Happy End

4.03.09.


"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"