О Салли С.: Про нос

Автор: Daria, Faith S., Таня Геллер
Бета:нет
Рейтинг:PG
Пейринг:CC/нжп, Салли С.
Жанр:Humor
Отказ:все персонажи или принадлежат JKR, или не имеют ничего общего с реальными лицами и пр. Также пользуемся случаем передать привет остальными создателями снейповских дочек – много Снейпов, много детей, чего уж там.
Цикл:О Салли С. [7]
Аннотация:Автор Daria. Школьное сочинение на вольную тему.
Комментарии:
Каталог:нет
Предупреждения:нет
Статус:Закончен
Выложен:2004-12-06 00:00:00
  просмотреть/оставить комментарии
Когда моя мама была маленькой, она тоже училась в школе. Прямо в той же самой, что и я. И это, конечно, плохо, потому что теперь учителя меня все время с ней сравнивают. Вот, говорят, твоя мама была такая, твоя мама была сякая, и вела себя хорошо, и мел учителям под стулья не подкладывала, и товарищей в лягушек не трансфигурировала.
Только мой папа ничего такого не говорит. Потому что он помнит, что она не мел подкладывала, а гвоздики такие маленькие, которыми Хагрид сетку на клетки прибивал. И не товарищей трансфигурировала, а учителей по Защите от Темных Искусств. То-то они в школе не задерживались. А один так вообще погорел. Но это уже не мама виновата.
Папа, он все помнит. Он сам тоже все тогда думал, не стать ли и ему учителем по Защите, но каждый раз из-за мамы передумывал. Себе, говорил, дороже. А когда мама школу кончила, уже и неинтересно стало.

Он, когда маленький был, тоже у нас в школе учился, только это так давно было, никто и не помнит. А на самом деле, он был еще каким учеником – самым лучшим во всей школе, вот. Поэтому его никто в школе не любил. Особенно, потому что он списывать не давал. Моему крестному дяде, например. Хотя тот говорит – очень было надо, но это неправда. Самого, вон, попросила задачку поматематике решить, а он такого мне нарешал... Папа, правда, тоже не решил. Потому что там через интеграл надо было. Зато он ее подколдовал немножко, ответ с решением сам и написался. Ну, на то он и папа. (Весь пассаж про задачку густо зачеркнут.)Поэтому они с дядей все время дрались. А может, потому что дядя вообще со всеми дерется. Его даже в тюрьму из-за этого посадили, это мне папа сказал.

А про меня папа говорит, что нос у меня его, а характер – мамин, а надо было наоборот. А мама говорит, что лучше уж его нос, чем характер. А я и не знаю. Во-первых, мне кажется, они оба вредные. А во-вторых, это папа только говорит, что в детстве такой хороший был. Он уже и сам забыл, небось. Потому что детей хороших не бывает. Это они когда вырастают, учителями становятся или колдомедиками там – вот тогда и ума набираются, и всяких там качеств. А в детстве и похулиганить можно. А то когда же еще.
Вот нос – это другое дело. Нос или есть, или нет. То есть он, конечно, у всех есть. Это зубы коренные не у всех вырастают, вот была у нас во дворе одна тетенька, она так и проходила всю жизнь с молочными, ей просто родители их в детстве не повыдергивали. С носом такого случиться не может – он растет себе и растет. И растет... И потом выходит, что у некоторых носы как носы, а некоторым хорошо бы родители их все-таки повыдергивали. Ну, или если не повыдергивали, то хотя бы приняли меры какие-нибудь. Колдомедицинские.
А мама говорит, как природа захотела, так и будет. Не наше дело, не нам судить. А я говорю: Как это не наше, это даже очень мое дело. А что папу, например, его нос устраивает – это уже его дело и совсем не мое. Тогда мама еще говорит, что это, мол, типичный ведьминский нос, и вообще сейчас модно. А у самой, между прочим, вполне такой традиционный маггловский носик. Вот, говорю, раз модно, почему ты себе такой нос не заводишь? Вон, волосы-то в синий цвет по моде красила, давай тогда и нос. А она говорит,о, нет, а давай мы лучше тебе волосы в синий цвет покрасим, то-то папа обрадуется. Я, конечно, уши развесила, сработал отвлекающий маневр. В итоге краска-то через неделю сошла, а нос и ныне там.

Тут я и решила – ах так, ну и ладно. Раз мама свое отхулиганила, то теперь и мне можно. Никто все равно уже не удивляется. И папе не привыкать. Так что возьмемся за нос сами.
Трансфигурация держится недолго, от зелий этих меня уже давно тошнит, значит, надо идти в медпункт, мазь воровать какую-нибудь помощнее. А там целый арсенал, глаза разбегаются. И от шишек, и от волдырей со вздутиями, и уменьшающие, и утончающие, и видоизменяющие, и морфообразующие, и с антиматерией...
Но тут мне со стрема свистнули, так что пришлось хватать, первое, что под руку подвернулось. Ну, мне и его хватило – развела зубной пастой, шлепнула на нос в стратегических местах, ночь на спине поспала и пожалуйста, глаз не оторвать. Правда, здорово получилось, только непривычно как-то. Странно. То ли с курносостью переборщила... Так что я решила пока подождать папе показывать. И другим учителям тоже. На всякий случай.

А тут как раз дядя Генрих приехал. Метлы новые привез, снитчи там всякие – ему фирма еще от дедушки досталась, но школе он по старой памяти все за так отдает. Он вообще, говорят, герой, с нечистью всякой здорово сражался, хотя в школе круглым двоечником был – это мне папа сказал. Ну вот, а потом ему все надоело, так что подался он в деревню, капусту разводить. Вернее снитчи и бладжеры всякие. И теперь часто к нам приезжает – инвентарь инспектировать и потомство навещать. Ну, а где Поттеры, там и я.
Он меня сначала и не узнал, а когда узнал, отсмеялся и говорит, ну, что вид у тебя дикий - это ладно, а вот от родителей влетит – это да. Давай, говорит, я тебя верну в нормальное состояние, пока никто не видел. Насчет вида, это он был, конечно, не прав, к нему просто привыкнуть надо было, а с другой стороны, может, в следующий раз и получше микстурку украсть бы получилось, так что я подумала – пусть возвращает, а я тогда еще разок попробую.
Дядя Генрих, хоть и бывший двоечник, но колдовать умеет. Правда, не с первого раза. Поэтому, когда вошел папа, он как раз пытался кое-что подправить – так как немножко переборщил с увеличением. А мне, разумеется, не понравилось, что переборщил, вот папа на шум и явился.
Ну и, конечно, все неправильно понял. А дядя Генрих вообще объяснять плохо умеет, особенно почему-то папе. Он попытался рассказать, что сначала нос как раз слишком маленький был, но папа сказал, что мало он над ним в свое время издевался, так теперь еще и на его ребенке отыгрывается, и вообще сейчас дядя Генрих у него с таким носом останется, причем надолго... Тут дядя Генрих тоже рассердился и как расколдует меня обратно. В общем, пришлось папе любоваться таки на мой новый носик.
Сначала он, конечно, решил, что это опять дядя Генрих виноват, так что если бы тот вовремя не пригнулся, пополнил бы наши с папой ряды. А потом он подумал, что это мама поддалась в конце концов на мои уговоры. Потому что самостоятельно добиться такого результата в моем возрасте невозможно (сам, видимо, пробовал). Я было обрадовалась, что ему понравилось, но он сказал, что и так была бледная и костлявая, а теперь еще и курносая, так что для полного сходства не хватает только косы поострее. И маму вызвал через камин.
А мама как приехала, как посмотрела на мой нос, так сразу решила, что это все папа сотворил, так как это же он всегда говорил, что лучше бы я от нее нос взяла, а не характер. Но только она стала возмущаться, как выяснилось, что это, оказывается, она, как всегда, во всем виновата. Сначала волосы, а теперь и за нос взялась. Что она на это возразила, я дослушать не успела, потому что дядя Генрих меня за собой быстренько из комнаты вытащил. Пусть сами, говорит, выясняют. И прямо в коридоре сосредоточился и со второго раза привел меня таки в первозданный вид. Причем так хорошо привел, что чего только я с тех пор и не мазала – ничего мой нос не берет, включая антиматерию.

Ну, а мама с папой с носа на всякие другие воспитательные проблемы перешли (в коридоре слышно было) – и в кого я такая уродилась, обсудили, и мамино славное прошлое с папиной дурной наследственностью помянули – а потом вообще на Несовершенство Мироздания свернули – ну и помирились в конце концов. Тем более что нос вернулся на круги своя – а беспредметно даже они ругаться не любят.
А на прощание мама мне и говорит: Насчет природы с модой – это все, конечно, ерунда, на самом-то деле я твой нос так люблю и править не буду ни за что, именно потому что он вылитый папин.

Вот так и вышло, что собственные родители меня с носом оставили. Теперь вот думаю, браться за коррекцию зрения или нет. А то ведь и с папы станется, глядя на мои очки, о маминых вспоминать. А мне, значит, опять всю жизнь мучаться. Нет уж, если этим родителям так ихние недостатки нравятся, пусть друг на друга и любуются – а я-то тут причем?

fin



"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"