Бессонница

Автор: Чакра
Бета:нет
Рейтинг:PG-13
Пейринг:ГГ/СС, ГГ/ДМ, ГГ/ГП
Жанр:Drama
Отказ:все имена принадлежат Дж. Роулинг. Мне от нее ничего не надо...
Аннотация:Бессонная ночь молодой женщины. Воспоминания последних восьми лет. Жизнь, смерть, любовь, предательство, надежды и разочарования.
Комментарии:
Каталог:Книги 1-4
Предупреждения:нет
Статус:Закончен
Выложен:0000-00-00 00:00:00 (последнее обновление: 2004.04.28)
  просмотреть/оставить комментарии


Глава 0. Пролог

Гермионе Грэнджер не спалось. Она протянула руку к будильнику – два часа ночи. Рядом спал усталый муж. «Везет же некоторым», - подумала она. Вздохнув, молодая женщина легла на спину и вспомнила старый маггловский способ борьбы с бессонницей: считать прыгающих овец. «Одна, две, три, четыре, пятая пошла. Шестая, ну же, бери барьер. Молодец! Семь, восемь... » Дойдя до двадцати четырех, она поняла, что это ее не усыпляет. Даже наоборот, развлекает. Поворочавшись еще немного в постели, она свернулась клубочком и попыталась расслабиться в любимой позе. Сон не шел, его место заняли воспоминания. Перед ней мелькали люди, события... она заново переживала свое взросление. Начиная с того дня, когда закончилось ее детство. Тогда ей было шестнадцать...



Глава 1. Северус Снейп.

Шестой курс. Рождество. Самое страшное Рождество, которое она когда-либо переживала. Она медленно брела по ночному Хогварцу в направлении библиотеки. В ту ночь ей тоже не спалось. На каникулы она осталась в замке - первый раз без друзей. Совсем одна: Гарри и Рон уехали в Нору. Конечно, они звали ее с собой, но ей не хотелось туда ехать. Ровно так же, как и не хотелось ехать домой.

Мать пыталась скрывать от нее. Пыталась уберечь дочь от переживаний, пыталась оправдать отца. Но на летних каникулах, не смотря на все ее старания, девочка поняла – отец постепенно спивался. Их практика держалась только на матери. Отец... он был хорошим, добрым человеком, но слабохарактерным. Многие пациенты, чтобы отблагодарить его за лечение, дарили ему спиртное. Рюмка за рюмкой... Бутылка за бутылкой... Мать старалась контролировать его, но он срывался. Бывало неделями не пил, а потом все бросал и уходил в недельный запой. Это было ужасное лето – постоянные скандалы, ругань, ссоры. Гермиона сама не знала, как это получается, но каждый раз, когда отец приходил из очередного бара, после «пары стаканчиков со старым приятелем», она просыпалась и была вынуждена слышать все то, что говорила мать отцу. Она молила Бога, чтобы Он избавил ее от этого, затыкала уши, натягивала одеяло на голову – бесполезно. Подсознание все равно просыпалось, а разговоры были слишком громкими, чтобы их не услышать.

Она видела, как переживает мать. Поддерживала ее, как могла. Одно время даже пыталась убедить ее развестись. Но бедная женщина решила нести свой крест до конца – она знала, что если бросит мужа, то не пройдет и года, как тот, прежде чем тот окончательно сопьется и окончит жизнь в какой-нибудь канаве под забором. Мать водила его по врачам, пыталась уговорить вылечиться. Но он не считал себя больным. Отец Гермионы хотел быть таким, как все. «Быть как все» означало выпивать с друзьями. А подняв первый тост, он уже не мог остановиться.

За неделю до Рождества она получила письмо из дома, где мама просила ее не приезжать: у отца начался очередной черный период, он сидел дома, безучастно уставившись в телевизор. С утра до вечера. И ночью тоже. Гермиона решила, что это Рождество она проведет в школе: как бы ни хотелось ей поддержать мать, она понимала, что только будет мешаться у нее под ногами.

Одолеваемая такими мыслями она пересекла холл, и вдруг услышала какое-то движение в углу.

- Люмус! - и она быстро закрыла рот обеими ладошками, чтобы не закричать от ужаса.

- Помоги мне дойди до подземелья, - прохрипело то, что когда-то, несомненно, было профессором Снейпом. Окровавленный, в изодранной мантии, смертельно бледный, он судорожно вжимался в стену, чтобы не упасть.

Гермиона осторожно подошла поближе к преподавателю. Она очень испугалась, но необходимость помочь почти умирающему человеку переборола все негативные ощущения. Она не могла использовать магию, чтобы не навредить ему еще больше, поэтому позволила немного дрожащей руке Снейпа ухватиться за ее плечо. Осторожно они спустились в подземелья. Снейп пробормотал все необходимые пароли, и Гермиона довела его до постели. Мужчина со сдавленным рычанием, более похожим на стон, опустился на кровать. Через мгновение тонкие, искусанные до крови губы зашевелились. Гермионе пришлось наклониться, чтобы разобрать его слова.

- Дамблдор... ждет... позови... пароль... сахарный... леденец...

Дважды повторять ей было не надо. Она выбежала из комнаты и помчалась к каменной горгулье.

- Сахарный леденец! – та отъехала в сторону, и девушка, перепрыгивая ступеньки, ворвалась в комнату директора. – Скорее, там профессор Снейп, он... зовет вас. Он у себя...

Дамблдор недослушал, схватил ее за руку и потянул к камину. Через секунду они были в классной комнате Снейпа и еще через мгновение у его кровати. Директор подошел к раненому коллеге и достал палочку, собираясь сканировать тело.

- Не надо, - прошелестел голос профессора. – Он все узнал... я провалил ваше задание...

Директор наклонился к нему, и стал что-то шептать. Гермиона не могла разобрать ни его слов, ни слов Снейпа, которые тот произносил в ответ. Она стояла в углу комнаты как зачарованная и, казалось, что она просто видит плохой сон, что это не происходит на самом деле.

Потом директор выпрямился. Он какое-то время смотрел на лежащего перед ним мужчину, потом медленно поднес руку к его лицу. Одно движение ладони, и глаза профессора Зельеделья Северуса Снейпа закрылись навеки.

- Нет! – прошептала Гермиона, делая шаг к кровати. – Нет, он не умер! Он не мог умереть! Директор, сделайте что-нибудь!

В ее голосе стали слышны истеричные нотки. Но старый волшебник, только покачал головой и опустил взгляд. Девушка рванулась к кровати, но была перехвачена теплыми старческими руками. Она уткнулась лицом в мягкую бороду волшебника и заплакала...

Она не помнила, как она уходила из подземелья. На следующий день она проснулась в больничном крыле. «Значит, это был не сон». Но ее сердце отказывалось верить. Да, он был мерзким, придирчивым преподавателем, он ненавидел Гриффиндорцев, ненавидел ее друзей, да и ее саму тоже. Но он все-таки был человеком, и не заслуживал такой смерти.

Оставшийся день Гермиона провела в постели. Казалось, о ней просто забыли. Она лежала на кровати и тупо смотрела в потолок. Именно в тот миг она поняла, что детская жизнь закончилась. Ее мир остановился после того, как она увидела смерть пусть не близкого, но все-таки хорошо знакомого человека. К вечеру она смирилась с тем фактом, что Снейп умер. Но никто не мог запретить ей помнить о нем. Она оживила его в своих фантазиях...

Со временем Северус Снейп стал для девушки чем-то вроде «принца на белом коне». Она разговаривала с ним, делилась своими бедами, поверяла радости. Выдумывала множество приключений: забавных, опасных, романтических. И у ее сказок всегда был счастливый конец. Иногда, когда она погружалась в свои фантазии слишком глубоко, ей казалось, что сейчас откроется дверь войдет живой Северус (прописав преподавателя в своей голове, она быстро нашла с ним общий язык и называла по имени). Временами ей казалось, что она сходит с ума, что не может отличить реальность от выдумки. Тогда она повторяла заученную фразу, которая безотказно возвращала ее в жизнь: «Северуса Снейпа не существует! Это плод твоего воображения!»



Глава 2. Драко Мафлой. Часть 1

Прошло полтора года после смерти Снейпа и год после победы над Вольдемортом. Гермиона с отличием окончила школу и собиралась поступать учиться дальше. Профессор МакГонаггол была уверена, что ее лучшая ученица пойдет в науку и со временем вернется преподавать в школу. Но у Гермионы были свои планы. Она твердо решила поступить в Университет авроров.

Ее выбор был сделан не по тому, что там учились ее друзья – Гарри, Рон, Симус. Она не хотела чувствовать себя беззащитной. Авроров учили выживать в любой ситуации и быть готовым к опасности в любой момент. К тому же на нее очень сильно подействовал разговор ее матери с подругой, который она подслушала летом после окончания школы. Бедная женщина пришла к ним поздно вечером и прожила у них несколько дней. Она боялась вернуться домой, где ее время от времени избивал муж. Для Гермионы это было настоящим шоком. Она не могла понять, как мужчина, муж может поднять руку на женщину, мать его детей. Это событие стало решающим, и Гермиона подала заявку.

Учеба давалась ей не так легко, как в школе. Нагрузки были большие, задания гораздо сложнее, чем в школе. Большое внимание уделяли физической подготовке. Но она знала, что упорным трудом она добьется хороших результатов.

Гермиона была вынуждена жить с родителями. Учеба занимала у нее так много времени, что она не могла себе позволить работать, чтобы отделиться от них. Уговоры и увещания матери, наконец, возымели действие, и отец начал лечиться. В доме наступила долгожданная тишина. Отец вышел на работу и, казалось, что самое страшное позади. Но Гермиона знала, что еще долгое время мать с замиранием сердца ждала отца домой, каждый день ожидая, что отец сорвется.

В апреле сообщили, что к ним на курс перевелся новый студент. Он проходил обучение в Дурмштанге по усложненной программе, но был вынужден оставить обучение из-за конфликта с преподавателями. Какого же было удивление Гермионы, когда на занятиях появился Драко Мафлой...

Драко остался все тем же заносчивым и высокомерным мерзавцем. За неделю он умудрился настроить против себя весь курс – те, кто знали его по школе, не удивлялись, но новенькие были в шоке. Больше всего доставалось девушкам – его язвительные комментарии, часто даже личного характера, могли вывести кого угодно. Почти каждый день Гермионе приходилось слышать разъяренные вопли в женской уборной:

- Я убью этого Мафлоя!!! Мерзавец, как он посмел!

Но связываться с ним никто не решался. Его успехи в боевых заклинаниях были настолько велики, что даже Гарри и Рон, до этого считавшиеся лучшими на курсе, не решались напасть на него исподтишка. К тому же у них не было для этого повода. Гермиону уже тогда удивляло то, что Драко в своих насмешках обходил как ее саму, так и Гарри. Он держался от них обоих на некотором расстоянии, не желая связываться с ними.

Не смотря на характер Драко и его поведение на занятиях, Гермиона очень ценила те моменты, когда на практических уроках ее ставили в одну пару с Драко. Да, он был безжалостен. Ему было все равно, женщина перед ним или мужчина – он хладнокровно нападал на противника, пользуясь любой его ошибкой. В те моменты Гермиона понимала, как мало она узнала за год. Она ни разу не могла пробить защиту Драко, подловить его на ошибке, неточности. Он бросал ей вызов, и она не могла не принять его. Девушка наблюдала, анализировала, училась... Когда ей казалось, что она поняла, подловила, нашла его слабую точку, то в следующий момент она уже, стиснув зубы, вставала с пола, куда ее отправила палочка Драко.

Нет, он не был жесток. Он был именно безжалостен. Идеальный партнер для обучения. Страшный противник в бою. Даже Гарри не мог не признать этого. Несколько раз Гермиона видела, как ее друг останавливал Драко в коридоре после занятий и спрашивал у него о технике последних выполненных им приемов. Удивительно было то, что Драко отвечал. Причем не снисходительно-покровительственно, а как равный, или старший, более опытный товарищ по оружию.

***

Когда были позади все экзамены, их преподаватель объявил о необязательном летнем практическом курсе боевой магии, который будет проведен в конце июля. В течение трех недель им предстояло жить в небольшом доме в глуши, далеко от города. Занятия должны были проходить как в лесу, так и на берегу моря. Преподаватели обещали большую нагрузку – по четыре-пять двухчасовых занятий в день. Гермиона согласилась не раздумывая – проводить лето в четырех стенах ей не хотелось.

Поначалу было сложно – ранний подъем утром, изматывающие занятия днем и вечером, а иногда даже и ночью. Под конец дня она и другие девушки, которые жили с ней в одной комнате, просто падали на кровать, не в силах пошевелиться, и лежали так по несколько часов. Через пару дней стало легче физически, но сложнее морально – находиться в такой компании в ограниченном пространстве было нелегко.

И, конечно же, был Драко Мафлой. Он не прекращал издеваться над ее однокурсницами и все также легко доводил их до слез. Гермиона терпела. Она сорвалась только однажды, когда Драко отбросил ее в сторону, а она неудачно упала на спину. Не сказав ни слова, она, сжала зубы и встала, сделав вид, что ничего не произошло. Только когда она поменяла партнера для следующего упражнения и должна была договориться о порядке выполнения заклинаний, вместо слов у нее вырвались рыдания. Она тихо извинилась, и оставила удивленного Рона стоять посреди зала одного. Никто больше не заметил ее ухода. Выплакав все слезы, всю усталость, которая накопилась в ней за последнюю неделю, по пути в свою комнату, она успокоилась.

Гермиона лежала у себя на кровати, закрыв глаза, так и не сменив одежду для занятий на легкое платье. В дверь постучали. «Я не хочу никого видеть», - пронеслось у нее в голове, но вслух она сказала

- Войдите.

- Ты ушиблась? – она удивилась, услышав холодный голос Драко.

- Нет, со мной все в порядке. Это просто нервы. Не обращай внимание.

- Встань!

Она открыла глаза и посмотрела на стоящего рядом с кроватью Мафлоя. Его бледное лицо не выражало никаких эмоций. Он сложил руки на груди и ждал. Гермиона медленно села на кровати и, поморщившись, встала – после того падения немного тянуло мышцы спины и позвоночник.

Не произнося ни слова, Драко схватил ее за плечи и развернул спиной к себе. Несколько резких, но уверенных движений, хруст вправляемых позвонков, и Гермиона почувствовала, как напряжение и боль уходят.

- Так будет лучше, - бросил Мафлой, отпуская ее плечи, и вышел из комнаты.

Гермиона удивленно приподняла бровь – с чего это Драко Мафлой заботиться о ее здоровье.

***

На следующее утро Гермиона проснулась с головной болью. Подруги убежали на занятия, а она решила этот день провести в постели. К тому же преподаватели не ругали учеников, если те пропускали пару занятий – нагрузка действительно была большая, а полуживые студенты им не были нужны. Несколько раз в комнату забегали девушки за своими вещами, после обеда они принесли ей поесть, а сами убежали на пляж в компании Гарри, Рона и еще нескольких ребят с курса.

Голова не проходила. Гермиона сидела не двигаясь и медленно читала книгу по Зельям. Когда раздался стук в дверь, она вдруг поняла, что знает, кто стоит в коридоре.

- Да, - тихим голосом произнесла она: каждое слово неприятно било по вискам.

Конечно, это был он. Подойдя к постели, Драко, ничего не говоря и не спрашивая, окинул ее быстрым взглядом и достал из кармана палочку.

- Ляг на живот, - сказал он тоном, не терпящим возражения.

Гермиона отложила в сторону книгу и осторожно выпрямилась на постели. Драко стал посылать заклинания и водить руками над ее позвоночником. Иногда она чувствовала острые покалывания в пальцах и непроизвольно дергалась, закусывая губу, чтобы не вскричать. В те моменты, движения и заклинания прекращались – Драко ждал, пока она успокоиться, чтобы продолжить лечение. Потом он убрал палочку обратно в карман и сказал, чтобы она не двигалась двадцать минут.

- Когда я сниму заклинания, вся боль пройдет, - сказал он. Гермиона кивнула головой и зашипела от боли, пронзившей ее тело. - Я же сказал не двигайся!

После чего усмехнулся и осторожно смахнул слезинку, предательски скользнувшую по ее щеке.

- Ты позволишь? – Драко протянулся к ее книге, устроился на кровати напротив и прислонился к стене. – «Высший курс Зелий под редакцией Боргинского». Интересная книга. Я давно хотел ее почитать.

Так, в тишине, нарушаемой только шелестом переворачиваемых страниц, прошло двадцать минут. Гермиона была несколько растеряна. Находиться наедине в одной комнате с Мафлоем было странно... Слава Мерлину, их никто не видит – тогда насмешкам девчонок не будет конца. Она сама удивилась, что совершенно не боялась его. Не смотря на то,что в данный момент она была совершенно беспомощна, девушка была уверена, что Драко не причинит ей вреда. Но что же он с ней делал? Это явно была не простая магия, которой учили в школе. Любопытство распирало ее, но все вопросы пришлось оставить на потом.

Когда время истекло, Драко снял заклинания и сел обратно на кровать напротив.

- Попробуй пошевелиться. У тебя еще что-нибудь болит?

Гермиона размяла руки, согнула в коленях ноги, покрутила головой из стороны в сторону – ничего не болело. Она не знала, как начать разговор. В комнате повисла неловкая тишина.

- Драко?... Спасибо... – неуверенно начала она.

- Значит ничего не болит, - он собрался встать и уйти, но любопытство Гермионы не могло больше сдерживаться.

- Но откуда ты знаешь все это? То что ты делал – это целительство или черная магия?

- Немного и того, и другого... Я много читал книг. Кое с кем консультируюсь, иногда по вопросам целительства.

- Расскажи...

Еще полчаса прошли в увлекательной беседе. Точнее говоря в монологе Драко. Гермиона только иногда задавала вопросы, уточняя те или иные заклинания и формулы. Из приятной атмосферы из выбило появление веселой компании девушек, которые вместе с ребятами шумно завались в комнату. В то же мгновение в комнате воцарилась мертвая тишина.

- Я пожалуй пойду, - сказал, вставая с кровати, Драко.

- Ну уж нет, Мафлой - его схватила за руку задорная Сьюзан и усадила обратно. – Мы с ребятами решили устроить небольшую вечеринку здесь. Сейчас подойдут остальные. Да и преподаватели обещали заглянуть на огонек.

Спокойная вежливая маска слетела с лица Драко и его лицо перекосила ухмылка.

- Что ж Боунс, сама напросилась...

Вечеринка закончилась далеко за полночь, когда уже сонные, но все еще радостные и веселые ребята стали расходиться по своим комнатам. Когда девочки выпроводили всех из комнаты, Сьюзан присела к Гермионе на кровать, обняла ее за плечи и заговорщицким тоном произнесла.

- Герми, ну-ка выкладывай, что у тебя с этим белобрысым! Он к тебе приставал? Если бы он прикоснулся ко мне... бррр... – она поежилась, – меня б наверное стошнило...

Остальные захохотали, а Гермиона только вежливо улыбнулась и легла в постель, не переставая думать, что за странный человек этот Драко Мафлой...

***

На следующий день Гермиона была уже в форме. Три тренировки пролетели незаметно. Последняя должна была проходить поздно вечером в лесу – таким образом, преподаватели развивали у учеников инстинкты и подавляли страхи перед темнотой. Они учились чувствовать, что происходит вокруг них, пытались определить, с какой стороны можно ждать опасность, дружелюбна ли тень, мелькнувшая вдалеке или нет...

После интересной тренировки ребята небольшими группами шли через лес к дому. Гермиона молча шла с девочками в самом конце и вспоминала свои ощущения в незнакомом месте. Она была сильной волшебницей, но, не смотря на это, побаивалась темноты. Она не чувствовала себя до конца уверенной между деревьями, за которыми прятались неизвестные существа.

Немного погодя она широко улыбнулась, вспоминая, как несколько лет назад над ней смеялись ее кузен и кузина. Они жили на острове в Голландии, а Гермиона приехала к ним в гости на несколько недель. Голландский лес надолго запомнился девочке. Кузен потащил ее и сестру на берег моря, любоваться звездами. Когда они вышли из дома – сумерки только опускались на остров. Ребята заворожено наблюдали, как на небе один за другим загораются яркие огоньки. В этом было свое очарование, незримое волшебство и они просидели там несколько часов. А потом был путь домой... Шагнув в темный лес, Гермиона впала в панику: высокие сосны, одна к одной не давали лунному свету пробиться до земли. Видна была только тоненькая полоска света – тропинка, по которой они шли через лес. Увидев, как они испугалась, кузен усмехнулся, взял ее за одну руку, а кузина за другую. Гермиона шла, высоко задрав голову на спасительную полоску, не смотря по сторонам, и старалась не прислушиваться к звукам, которые издавал лес. Когда до дома оставалось совсем недалеко, кузина хитро улыбнулась и принялась красочно описывать, как по такой же дорожке, наверное, в свое время шел Фродо с друзьями, и как не него из тьмы выскочили черные всадники, которые, как и дементоры, несли с собой ужас и страх. Кузина о дементорах ничего не знала, зато Гермиона прекрасно помнила свое близкое знакомство с этими существами. Отсутствие палочки совсем не придало ей мужества, она вырвалась и побежала к показавшемуся за лесом дому.

Гермиона вернулась из воспоминаний, когда идущая впереди группа мальчиков остановилась: Драко встал на середине небольшой полянки и очертил ладонью по траве вокруг себя круг.

- Хм, интересно... не думал, что здесь есть такие места.

- Что ты увидел, - осторожно спросила одна из девочек.

- Не увидел, а почувствовал. Это на этом месте сильная энергетическая точка и было бы любопытно провести один ритуал... Может, кто хочет поучаствовать?

- Что за ритуал? – нахмурившись, спросил Гарри.

- Это, своего рода очищение, обращение к природе. Он дает тебе возможность избавиться от страхов, почувствовать единение с ней. Также можешь попробовать попросить у природы исполнить самое заветное желание... Только она решает, выполнить его или нет.

- Я согласен. Рон, Гермиона? – мальчик посмотрел на своих друзей. Те кивнули.

- Мы тоже хотим, - любопытные девушки не могли пройти мимо такого развлечения.

- Хорошо. Тогда мы сначала должны быстро очистить поляну от шишек – во время ритуала надо ходить по земле босиком, а потом идем на берег моря собирать камни. Много камней.

Когда оба условия были выполнены, Драко попросил всех отойти, встав на середину полянки, достал палочку и произнес.

- Указуй!

На конце палочки засверкали небольшие стрелки, указывающие на стороны света. Повернувшись лицом на восток, Драко положил первый камень. После чего начал выкладывать остальные камни так, чтобы они образовали строго ориентированный по сторонам света крест, с закруглением на одном из концов. Сделав это, он вышел с середины и предложил остальным продолжить строить своеобразный лабиринт из остальных камней (п/а: если кому интересно, могу нарисовать, как это выглядит...). Когда лабиринт был готов, Драко вкратце объяснил, что надо делать.

- Вы берете себе в руки шишку, снимаете обувь и по одному идете по лабиринту, ни в коем случае не наступая и не пересекая линии. Можете просто очистить ум, можете читать заклинание очищения – кто как хочет. Дойдя до центра, надо положить свою шишку рядом с самой первой и мысленно попросить природу очистить вас, а также сказать то, что на данный момент важно для вас. Что и как говорить – личное дело каждого. Потом также осторожно необходимо выйти из лабиринта, повернуться лицом к входу в него и поблагодарить это место за возможность провести ритуал.

Сказав эти слова, он наклонился за шишкой, снял ботинки, встал перед входом в лабиринт, достал палочку и тихо произнес несколько слов. Через мгновение все камни выстрелили в небо тонкими лучиками зеленого цвета. Драко зашел в лабиринт и осторожно, стараясь не касаться его стен, прошел к центру. Легкий ветер нежно проводил по длинным светлым волосам, на которые падал отблеск зеленого свечения стен. Гермиона невольно залюбовалась холодной сдержанной красотой юноши. Вот он положил камень и также медленно вышел из круга. Повернулся ко входу и через мгновение сияние лучей стало более насыщенным.

За Драко последовали Гарри, Рон и остальные мальчики. С каждым проходящим участником стены становились плотнее и ярче. Настала очередь девушек. Гермиона посмотрела на нервно хихикающих подружек, уверенно взяла свою шишку и встала перед лабиринтом. «Что мне сказать, что попросить...» - мысли быстро проносились у нее в голове. Она пришла к решению, что будет, как и в детстве, читать одну молитву, которой ее научила бабушка.

«Pater noster, qui es in coelis,
sanctificetur nomen tuum.
Adveniat regnum tuum;
fiat voluntas tua ut in
coelo ita etiam in terra ...» -

она мысленно обращалась к Богу, прося отпустить ей грехи...

«Пожалуйста, я так хочу стать счастливой...»

Где-то в подсознании промелькнула мысль о Драко, но тогда она не обратила на нее нужного внимания. Аккуратно положив шишку к остальным, она начала идти обратно. Тело охватила легкость и спокойствие. Она не особо верила, что ее просьбу, которую она столько лет повторяла каждый вечер, перед тем как заснуть, вдруг исполнят. Но она чувствовала себя хорошо, что на тот момент было главным.

Когда все участники прошли лабиринт, Драко снова зашел в круг, собрал лежащие шишки и вышел обратно. Повернувшись, он произнес несколько заклинаний и зеленый свет стал постепенно тускнеть. Потом он раздал ребятам все шишки и сказал, что их надо забросить в море.

Обратно вся компания шла молча, как бы не желая растратить энергию, полученную во время ритуала. Войдя в темный лес, Гермиона с удивлением обнаружила, что она больше не боится идти через него. Темнота казалась дружелюбной, тени не беспокоили ее. Она улыбнулась и специально отстала от группы, чтобы насладиться этим единением с природой. Внимательный короткий взгляд Драко, брошенный им через плечо в ее сторону, как бы проверяющий, все ли с ней в порядке, заставил ее ухмыльнуться в лучших традициях любимого преподавателя.

«Интересно, а что он попросил...»

***

Взрослая Гермиона перевернулась на другой бок и улыбнулась, вспоминая, что произошло на следующий день. Ее заполнили тепло и умиротворенность. Закрыв глаза она мысленно перенеслась далеко в прошлое.

Девушки шумно собирались на вечернюю прогулку у моря, разыскивая по комнате полотенца и купальники.

- Гермиона, можно тебя на минутку... – Драко вежливо постучал в комнату девушек.

Сьюзан «многозначительно» посмотрела на нее и поцокала языком. Гермиона вежливо улыбнулась в ответ и вышла в коридор.

- Что-то случилось?

- Хм... можно сказать и так. Мне нужна твоя помощь, я не могу сам убрать это, - юноша повернулся к ней спиной, и Гермиона ахнула – роскошные светлые волосы были покрыты обычной маггловской жвачкой.

- Как ты... – она даже стала немного запинаться от удивления.

- Полежал в лесу на земле. Никакая магия это не берет. Может ты знаешь, как это можно снять?

Гермиона знала хороший способ убирания жвачки из волос – с помощью ножниц. Она помнила, как рыдала, когда в первом классе маггловской школы мальчишки кинули в ее волосы огромный кусок жевательной резинки. Мама была вынуждена обрезать ее длинные, доходящие почти до пояса, волосы до плеч.

- Их придется отрезать, или же снимать с каждого волоска вручную.

- Я могу тебя попросить это сделать?

- Отрезать? – заметив, как недобро сверкнули глаза слизеринца, она вздрогнула и пробормотала. – Прости.. идем.

Их появление в комнате девушек было встречено тишиной. Гермиона усадила Драко на край своей кровати, а сама пошла за маникюрным набором. Девочки переглядываясь быстро собрали свои вещи:

- Мда... лысый Мафлой - это будет что-то. Герм, надеюсь, ты наложишь на него пару заклинаний, чтобы успеть сфотографировать его, прежде чем он убьет тебя за то, что ты сделаешь с его волосами, - Драко заскрежетал зубами и хотел было ответить, что думает по поводу сказанного, но сдержался. – Что ж, приятно провести время... голубки...

Сьюзан захохотала и девушки стремительно выбежали из комнаты...

Гермиона подошла к кровати и нерешительно замерла, думая, как ей подступиться к волосам Драко. Работа предстояла долгая, и стоять столько времени ей совсем не хотелось. Она вздохнула, забралась с ногами на кровать и, крестив ноги, села позади него. Осторожно, неуверенно она протянула руку и взяла первую прядку.

Она боялась прикоснуться к Драко. Нет, не боялась его самого - ей было неловко находиться наедине в комнате с молодым человеком, сидеть так близко к нему, сидеть за его спиной. Это означало, что Драко доверял ей. Так как еще с первых занятий Гермиона заметила странную привычку – всегда контролировать, что происходит вокруг, особенно за спиной. У нее было ощущение, что юноша все время ожидает нападения. Сейчас он был другой. Расслабленный, умиротворенный, нереальный...

Они сидели молча. Слова были лишними в этой комнате. Каждый из них был погружен в свои мысли. Теперь Гермиона уже не могла вспомнить о чем тогда думала. Но ощущения покоя и умиротворенности, которыми была пропитана тогда комната, навсегда поселились в ее сердце. Не смотря ни на что, она вспоминала тот вечер с улыбкой на устах и теплом в сердце...

Гермиона обрабатывала одну прядку за другой, и уже дошла до середины головы, как поняла, что у нее совершенно затекла правая нога. Стиснув зубы, чтобы не зашипеть от боли, она осторожно вытащила из под себя ногу и принялась шевелить пальцами. Драко заметил ее движение и осторожно дотронулся до ступни. Несколько уверенных прикосновений заставили Гермиону прикрыть от удовольствия глаза, улыбнуться и расслабиться. Небольшой поворот головы, мимолетная улыбка – и он опять сидит к ней спиной. Но стена неуверенности между ними была сломана. Через некоторое время он потянулся ко второй ноге, и она с радостью выпрямила ее.

Прикосновения, жесты, взгляды. Они понимали друг друга с без слов. Слова разрушили бы особую магию, которая наполняла комнату. И вот, последний кусок злосчастной ( а может как раз и счастливой) резинки был удален. Гермиона мягко прикоснулась к плечу Драко, давая понять, что она закончила. Тот повернулся, медленно провел рукой по волосам и улыбнулся. Повисла неловкая пауза. Драко накрыл было ее небольшую ручку в своей широкой ладонью, как за дверью послышался шум и смех возвращающихся девушек. Он поднес ее пальцы к губам, осторожно прикоснулся к ним, встал и стремительно вышел из комнаты, наткнувшись в дверях на веселую компанию однокурсников.

Шумная толпа не обратила внимания ни на ушедшего Драко, ни на тихо сидящую Гермиону и принялась громко продолжать начатый ранее спор. Волшебная тишина была разрушена смехом и криками. Гермиона вздрогнула, как бы пробуждаясь после сна и виновато улыбнулась присутствующим, которые уже кидали на нее несколько удивленные взгляды. Постепенно друзья вовлекли ее в разговор и она, казалось, забыла о только что происшедшем в этой самой комнате, весело смеясь с остальными. Только к утру девушкам удалось вытолкать из комнаты развеселившихся парней. Уснувшего на постели Сьюзан в обнимку с ее любимым плюшевым мишкой Рона, Гарри пришлось леветировать до его кровати. Девочки уже не могли смеяться, глядя на Рона, который неожиданно проснулся посередине комнаты в метре от пола: столько нелепых жестов за короткий промежуток времени доведут до истерики любого.

Ужасно уставшая Гермиона засыпала в тот день с улыбкой на устах: когда воцарилась тишина, ей вернулось то волшебное состояние покоя и умиротворенности, которое переполняло ее всего несколько часов назад...

***

Большая половина учеников первые два занятия просто спала. Заклинания выполнялись в полсилы, упавшие вставать не спешили. А ведь предстояла еще одна такая же бессонная ночь: только теперь уже всему курсу. На первом занятии преподаватели сообщили зевающей толпе, что по традиции в последнюю ночь занятий, ближе к утру, в лесу зажигается костер. Это было необходимо, чтобы очистить себя от нежелательных последствий такого большого количества заклинаний за короткий промежуток времени.

- Раз уж комната девушек последнее время пользуется такой большой популярностью, - язвительно произнес Билл Уизли, преподающий Заклинания Преобразования Силы, - то будет вполне справедливо собраться вечером там и дождаться рассвета. После чего остаток ночи мы проведем у костра.

Девушки перекинулись трагичным взглядом и дружно вздохнули: они-то как раз хотели хорошенько выспаться в последнюю ночь.

Этим утором из постели всех четверых подняли весьма наглым способом: гриффиндорская четверка парней с шумом ввалилась в их комнату и попыталась вежливо напомнить девушкам, что пока идти на тренировку, даже не смотря на то, что завтрак они уже проспали. В ответ те услышали только недовольное бурчание и тихое сопение.

Гермиона уже проснулась и тихонько стала наблюдать за попытками мальчишек разбудить ее подруг. Ребята пытались растормошить их – без успеха. Тогда Рон осторожно вытащил из-под одеяла Сьюзан ее мишку. Сьюзан отреагировала мгновенно – с воплем «отдай!» и с подушкой в руке понеслась отбирать своего любимца, чуть не сбив с ног, появившегося в дверях Драко. Яростно вопящая Сьюзан, бегущая по коридору босиком, в одной ночной рубашке, ударяющая при каждом удобном случает похитителя подушкой – на такое зрелище стоило посмотреть! Гермиона натянула на голову одеяло и тихонько хихикала. Тут до них донесся торжествующий вопль Сьюзан, протестующий голос Рона и глухие удары – похоже кого-то загнали в угол и методично избивали подушкой. В комнате смеялись уже все. Парни хохотали во весь голос, а проснувшиеся, но все равно не желающие вставать девушки, только вздрагивали от смеха, свернувшись под одеялами. Отсмеявшись, Гарри предпринял новую попытку растормошить остальных девушек.

- Ну же, сони, вставайте, хватит валяться!...

- Поттер, есть один очень хороший и безотказный способ, – хитра язвительная усмешка, не предвещавшая девушкам ничего хорошего, искривила губы Драко.

Блондин щелкнул пальцами и над каждой кроватью появилась маленькая тучка. Еще один щелчок пальцами – и три девушки с визгом вскочили со своих постелей, дружно переглянулись, схватили свои подушки и криком понеслись за Драко. Загнав его в тот же угол, из которого на них изумленно смотрели Рон и Сьюзан, они было попытались обрушить на него весь свой гнев в виде подушек, как поняли, что угол пуст – аппарирование помогает избежать много неприятностей.

Они обернулись – естественно – он стоял за их спинами, довольно ухмыляющийся, со сложенными на груди руками, всей своей позой подчеркивающий свое превосходство. Первая захохотал Сьюзан, а потом к ней присоединились и остальные – четверо босых девчонок, с растрепанными волосами, в длинных ночных рубашках, каждая с подушкой в руке – такое может быть только на летних занятиях...

***

Из событий последующего дня Гермиона помнила только одно: когда она в очередной раз упала после пропущенного ступефая Мафлоя, тот сделал немыслимое – протянул ей руку и помог подняться. Учитывая, что он никогда так ни с кем не поступал, это вежливое действие еще больше подтвердило подозрение Гермионы об отношении к ней Мафлоя. А также показало остальным, что что-то происходит между этими двумя. Но ни она, ни Драко не обращали внимание на шушуканье за спиной.

Гермиону переполняло странное чувство умиротворяющей внутренней тишины. Она наслаждалась покоем и была переполнена доверием ко всему, что ее окружало. Она интуитивно ощущала, когда Драко смотрел на нее; не оборачиваясь, чувствовала, что он находится где-то рядом; знала, что он войдет в ее комнату за несколько секунд, до того, как раздавался стук в дверь.

Наступил вечер. В комнате было шумно и весело. Постепенно весь курс расселся на кроватях и стульях в комнате девушек. Когда Драко вошел, она прекрасно знала, куда он сядет. Гермиона даже не сомневалась, что он сейчас подойдет и сядет рядом с ней. Именно так и произошло. Они оба веселились вместе со всеми, шутили, смеялись. Она даже не заметила, как рука Драко оказалась на ее талии.

После полуночи веселье начало постепенно спадать. Выход на улицу был запланирован на три часа утра, и зевающие ребята стали расходиться, в надежде вздремнуть хоть пару часов. В комнате, освещаемой только светом двух свечек и пробивающейся сквозь ветви деревьев луной, кроме девочек остались Рон, сладко спящий в кровати Сьюзан, и Гарри с Драко, которые в полголоса разговаривали о квиддиче. Гермиона села к стене, подложив под спину предложенную Драко подушку, а сам Драко лег на кровать, устроив свою голову на ее коленях. Не слушая, о чем болтают ребята, Гермиона думала о событиях последних дней. Она машинально стала перебирать длинные светлые волосы Драко и почувствовала, как он расслабился под ее прикосновениями. Слегка улыбнувшись, она стала разглядывать его, и движения ее рук стали более осознанными. Драко не смотрел на нее и не прерывал разговора с Гарри, который не замечал, или не хотел замечать, что происходит между его собеседником и лучшей подругой. Через какое-то время, Драко осторожно дотронулся до ее свободной руки и стал поглаживать ее ладонь. Гермиона откинула голову назад и прикрыла глаза от удовольствия, наслаждаясь каждым прикосновением.

Внезапно она поняла, что то, что она загадала в лабиринте – исполнилось. Эта мысль ошеломила ее. Она с самого начала не верила, что подобная магия может влиять на жизнь человека. Но тут она была вынуждена признать, что ошибалась. То чувство, которого она ждала столько лет, о котором так мечтала, о котором просила, переполняло ее. Счастье, влюбленность, осознание того, что тот, кто вызывает в тебе эти чувства, тоже не равнодушен к тебе... Казалось, что она забыла как дышать.

Из оцепенения ее вывел Гарри, который поднялся с кровати и сказал, что пойдет посмотрит, что делают остальные, и не пора ли всем идти к костру. После его ухода, в комнате воцарилась тишина, нарушаемая только тихим посапыванием Рона. Гермиона продолжала водить пальцами по волосам Драко, которые в полутемной комнате казались серебряными. Потом Драко приподнялся на локте и дотронулся рукой до ее щеки. Гермиона несмело улыбнулась и через мгновение поняла, что губы Драко осторожно прикоснулись к ее губам. Поцелуй был несмелым, вопрошающим, ожидающим и... ошеломляющим. Придя в себя от очередного потрясения, Гермиона так же осторожно ответила на поцелуй. Рука Драко зарылась в ее волосах, и он притянул ее ближе к себе. Несколько минут нежности и затаенной страсти заставили их забыть обо всем на свете: о том, что они находились в комнате не одни, о том, что в любой момент дверь могла раскрыться, о том, что до сих пор они не сказали друг другу ни одного слова. Все их общение проходило на уровне эмоций, ощущений, взглядов...

Идиллию нарушил осторожный стук в дверь, который заставил их резко отскочить в разные стороны. Через мгновение Гарри просунул голову в дверь и сказал, что через десять минут всех ждут на крыльце. Переведя участившееся дыхание, Драко дотронулся кончиками пальцев до ее щеки и стремительно вышел из комнаты.

***

До костра они дошли раздельно: Гермиона в компании сонных девочек, Драко – в гордом одиночестве. Около костра разложили несколько пледов, и полусонные ребята расположились на них – августовское утро не было теплым. Солнце только показывалось из-за моря. Гермиона села одна из первых, поджала к себе колени и положила на них голову. Драко вместе с парнями пошли за хворостом. Она уже начала задремать, как почувствовала, что вернувшийся Драко сел за ее спиной. Он обнял ее за плечи и мягко притянул к себе – так, чтобы девушка могла прислониться к нему. Одной рукой он обнимал Гермиону, а другая рука осторожно поглаживала пальцы девушки. Спать больше не хотелось.


Она перебирала в уме события этой ночи. Объятия, ласки, их первый поцелуй... Внезапно она вспомнила о своем самом первом поцелуе и улыбнулась. Виктор.... Кажется это было так давно, и не с ней...

Четвертый курс. Рождественский бал. Вальс. Он проводил ее до двери в гостиную Гриффиндора.

- До завтра, Хермиоуна, - улыбнулся Виктор.

- До завтра...

Она не успела понять, в какой момент он подошел к ней, как почувствовала его губы на своих губах. Сначала она замерла, потом ее губы шевельнулись было в ответном поцелуе, но испугавшись своего порыва, Гермиона сделала шаг назад, пробормотала, что ей надо выучить уроки на завтра («А ведь были каникулы», - улыбнулась уже взрослая Гермиона) и быстро скрылась за портретом Толстой Тети.

Гермиона пронеслась через гостиную, взбежала по лестнице и села на кровать, обхватив голову руками. «Мой первый поцелуй»... Все внутри замерло. Она не осознавала до конца, где находится, и что происходит вокруг нее. Она слышала, как в комнату вошли Лаванда и Паравати, что-то механически отвечала им, но сама все еще была там, в коридоре, с Виктором...

Они оба понимали, что у их отношений нету будущего... Она живет в Англии, он – в Болгарии. Ей пятнадцать, ему – восемнадцать. Они решили, что будут только друзьями, хотя вечер перед отъездом Виктора, когда все уже было позади, они провели вместе. Сначала Гермиона чувствовала себя неловко, когда Виктор обнимал ее, ласкал ее спину и грудь. Виктор, заметив ее замешательство, прошептал ей, что дальше этого они не пойдут, он обещает. Прошептал, чтобы она расслабилась и наслаждалась ласками, подкрепив свои слова нежным поцелуем, заставившем ее забыть о своих тревогах.

Прошло больше трех лет с того вечера... И вот, она снова чувствует, что рядом есть человек, которому она небезразлична, чувствует мощь и силу того, кто находится за ее спиной, нежность и заботу...

Наступило утро, ребята потянулись в дом на завтрак. Около костра остались Рон и Сьюзан и она с Драко. Все четверо сидели молча. Через некоторое время Сью и Рон поднялись и сказали, что они прогуляются по морю, но вернуться.

Когда парочка удалилась, Драко немного отстранился, но его руки продолжали обнимать Гермиону. Правая рука осторожно переместилась под свитер и под майку девушки и осторожно поглаживала спину. Сначала Гермиона напряглась, но легкие движения пальцев Драко заставили ее расслабиться. Потом пальцы замерли. Она повернула голову и утонула в серых глазах. Их губы снова встретились, пальцы ожили и начали исследовать тело девушки. Драко постепенно наклонялся над ней так, что вынуждал ее лечь на спину. Его поцелуи стали более настойчивыми, ласки жаркими, как вдруг Гермиона осознала, что в любой момент могут вернуться Рон и Сью, или любой из ребят. Это моментально отрезвило ее, и она вздрогнула, отрывая свои губы от его. Драко почувствовал изменение ее настроения, и угадал его причину. Он дотронулся пальцем до ее щеки, улыбнулся и сказал:

- Наверное, нам пора возвращаться...

Это были первые слова, которые были обращены к ней за этот вечер... Гермиона немного виновато улыбнулась и поднялась вслед за юношей, который помог ей встать. Оставив один плед Рону и Сьюзан, они, взявшись за руки, медленно пошли в сторону дома, каждый думая о чем-то своем. Для них все только еще начиналось...



Глава 3. Драко Мафлой. Часть 2

Они вернулись домой: Драко к себе в поместье, где жил вместе с матерью (отец пропал без вести после того, как свергли Вольдеморта); Гермиона к родителям. Они не виделись с утра до самого отъезда. Они пересеклись в коридоре всего на несколько минут.

- Я найду тебя, - прошептал он.- У тебя работает камин?

- Нет, не работает, - улыбнулась она. – Мои родители магглы, ты не забыл?

- Тогда у вас должен быть телефон.

- Я напишу тебе номер, если ты разберешься как им пользоваться...

- Я пол года жил среди магглов...

Гермиону позвали со двора – ей было пора уезжать. Неловкая пауза. Гермиона хотела подойти поближе, но испугалась: то, что было между ними в сумерках и на рассвете, при свете дня ее пугало. Она смущенно улыбнулась на прощание и выбежала из дома.

Дома ее ждали родители, который сразу же заметили изменения в поведении дочери: она как бы летала на крыльях, улыбалась своим мыслям и воспоминаниям.

- Кто он? – спросила мама, глядя на дочку, мечтательно уставившуюся в потолок.

- Один парень...

- Парней бывает много. Это не Гарри и не Рон?

- Нет. Его зовут Драко.

- Странное имя.

- Да... возможно... возможно он сам покажется тебе странным, но я так прекрасно чувствую себя, когда он рядом. И мне все равно, каким он был раньше. Сейчас, со мной – он другой.

Мама улыбнулась и погладила дочку по голове.

- Глупышка... а будет ли он с тобой таким всегда.

- Мама, ну почему ты сразу думаешь о плохом?

- Я не думаю, просто... впрочем, ты уже взрослая девочка... Только будь осторожна...

В тот вечер, после бессонной ночи, Гермиона рано легла спать, и только на следующее утро узнала, что Драко звонил ей и интересовался как она доехала.

***

Драко заболел. Подхватил воспаление легких из-за того, что провел ночь на холодном песке. Гермиона была бы рада приехать и помочь, но врачи категорически запретили его посещать. Целую неделю они общались только по телефону, и Гермиона не могла ничего с собой поделать – но ей ОЧЕНЬ хотелось его увидеть. Они подолгу разговаривали, обсуждали книги, заклинания, но обоим не хватало друг друга.

И вот, наконец, настал день из первого настоящего свидания. Они встретились в Лондоне – дом ее родителей был в пригороде – на Трафальгарской площади, в окружении туристов и голубей. Гермиона думала, что придет первой, но нет, Драко уже был там. Он стоял и наблюдал за тучей голубей, которая летала над площадью. Прислонившись спиной к постаменту одного из львов, он вертел в правой руке белую розу. Она затерялась в толпе туристов и просто наблюдала, не веря до конца, что все это происходит с ней. Драко Мафлой, белобрысый слизеринец, который все школьные годы издевался над ней,.. который был так нежен и ласков с ней всего несколько недель назад, ... нет Гермиона, прекрати вспоминать это... может ничего не будет. «Да ну, прям и ничего, а розу он просто так принес». Гермиона заметила, что Драко взглянул на часы. Нет, она не будет опаздывать...

- Привет!

- Гермиона... – Драко мягко улыбнулся и наклонился, чтобы поцеловать ее. Девушка замерла, когда губы юноши осторожно коснулись ее губ. Не смотря на те поцелуи на берегу моря, она чувствовала себя немного неловко. Драко отстранился, и прошептал. – Это тебе.

Восхитительная белая роза, лепестки которой были свернуты в тугой бутон, легла в ее руку.

- Спасибо, она прекрасна!

Драко хотел было еще раз поцеловать ее, но его толкнул какой-то итальянец, который потом долго извинялся, активно жестикулируя руками.

- Пойдем отсюда, тут слишком шумно, - он потянул ее за руку, не выпуская ее узкую ладошку.

В тот вечер они долго гуляли по городу. Смеялись, вспоминали школьные приключения, былую ненависть. Все теперь казалось таким далеким, глупым, детским...

Они стояли на берегу Темзы и любовались на вечерний Лондон, когда внезапно налетевший ветер игриво распушил ее волосы. Драко засмеялся и попытался их успокоить, но ветер не сдавал свои позиции, он вертелся вокруг стоящей пары, стараясь сблизить их еще больше, трепал их волосы, окружил хороводом листьев, которые только начали падать с деревьев. Их взгляды снова пересеклись, но теперь они не могли оторваться друг от друга. Сначала это был осторожный, нежный поцелуй, потом он стал более страстным, разгорался как пламя костра. Его руки перебирали ее волосы, с каждым порывом притягивая девушку все ближе и ближе. Руки Гермионы судорожно обнимали его спину. Они потеряли счет времени, они не обращали внимание на проходящих мимо людей... они наслаждалась друг другом, стараясь запечатлеть в памяти каждый поцелуй, каждое прикосновение. И вот они оторвались друг от друга, чтобы перевести дыхание.

- Герм... – голос Драко немого дрожал из-за учащенного дыхания. – Тебе же не обязательно сегодня возвращаться домой...

Но Гермиона опустила голову и медленно покачала ей.

- Прости.. я не могу... так быстро... прости...

Он обнял ее и поцеловал в макушку.

- Я все понимаю. Я могу подождать.

- Ты действительно не сердишься?

- Нет, глупенькая... – увидев улыбку на его лице, Гермиона тоже улыбнулась в ответ. - Уже поздно, я аппарирую тебя к дому.

Девушка закрыла глаза и посильнее прижалась к Драко. Через несколько секунд все вокруг них завертелось, и они исчезли с берега реки.

- Сладких снов, - нежный прощальный поцелуй. – Завтра как обычно, в одиннадцать?

- Я позвоню, - улыбнулась она. – Спокойной ночи, Драко.

Родители Гермионы, которые с некоторым беспокойством ждали дочь со свидания, выглянули из кухни, и не могли не улыбнуться, увидев, что их девочка стояла прислонившись спиной к входной двери, одну руку приложив к пылающим губам, а другой осторожно сжимая мерцающую алую розу. Заметив родителей, Гермиона счастливо улыбнулась, подбежала к маме, обняла ее, поцеловала в щеку и вихрем унеслась вверх по лестнице. Только ставя розу в вазу и накладывая на нее заклинание, позволяющее ей стоять очень долго, она заметила, что та изменила свой цвет...

***

- Гермиона, я знаю, что ты взрослая, самостоятельная девушка. Но все равно, я беспокоюсь о тебе, ты же моя дочь.

- Я знаю мама. Пойми, я действительно знаю, что делаю.

- Он приставал к тебе?

Девушка засмеялась и уткнулась носом в колени. Их разговор с мамой состоялся на следующее утро, как только она проснулась.

- Нет, мам, но не такой... Понимаешь... он добрый, нежный...

- Ты это уже говорила. Но меня очень беспокоит, что ты готова бежать за первым встречным, кто помахал тебе рукой.

- Мама, Драко не первый встречный. Я его знаю почти десять лет.

- Восемь.

- Хорошо, восемь. Но поверь, за эти годы я хорошо его узнала.

- Неужели. А не об этом ли самом Драко ты упоминала, когда плакала после четвертого курса, потому что он превратил твои зубы неизвестно во что. Или двумя годами раньше, из-за того, что он обзывал тебя.

- Мам, ну да, мы ненавидели друг друга... но это было так давно. Мы выросли, стали другими.

- Другими... а по мне ты осталась все той же... Я не хочу, что бы ты делала что-то, о чем потом бы сильно жалела.

- Я не буду жалеть. Не будь старомодной. Сейчас так много пар живут вместе, не расписываясь. Я думала об этом и решила, что соглашусь быть с ним... ну ты понимаешь... Он сказал, что не будет торопить меня...

- Значит вы уже разговаривали на эту тему.

Гермиона опустила глаза.

- Надеюсь, что ты знаешь и о возможных последствиях и о..

- Мам, - девушка наклонилась и обняла ее. – Я действительно не такая маленькая. Я все прекрасно знаю. Я была на прошлой неделе у врача, и она мне все еще раз подробно рассказала.

- А мне ты ничего не говорила.

- Ты бы стала волноваться.

- Я теперь волнуюсь.

- Не надо. Пожалуйста.

- Ты познакомишь его с нами?

- Угу.

- Когда?

- Не знаю... я не могу ничего обещать...

- Но надеюсь, что ты еще раз хорошенько все обдумаешь. Он хоть проводил тебя вчера?

- Конечно, мы аппарировали к дому.

- Могла и позвать его.

- Мам...

- Ладно, к твоей старомодной матери через пол часа придет пациент. Так что я должна идти.

- А как папа?

- А что папа?... Папа как всегда...

- Но вчера же он был нормальным.

- Вчера было исключение.

- Я не хочу приводить Драко к нам. Я не хочу, чтобы он видел это...

- Я поговорю с твоим отцом.

- А смысл? Мам, неужели ты не понимаешь, что ему все равно, мы для него не важны. Неужели он не пил, когда у тебя были серьезные вызовы, когда я готовилась к экзаменам. Ему бутылка важнее, чем ты, или я. Он хочет выпить и выпьет. Никто и ничто не может помешать ему. Ни ты, ни я...

- Не говори так, он все-таки твой отец. И любит тебя.

- Да, как же... Только люблю ли я, когда он устраивает дома скандалы и портит нервы тебе и мне...

- Я должна идти.

- Да, конечно, мам. Прости.

Сжав кулаки, Гермиона откинулась на подушку. День, начавшийся было так хорошо, был бы безнадежно испорчен, если бы она не повернула голову и не увидела стоящий на тумбочке алый цветок. Она улыбнулась и вспомнила, что скоро снова услышит его голос. А может даже и увидит... Она не будет думать о плохом. Только о хорошем. О вчерашнем вечере, о поцелуях, о его руках, губах... Вскочив с кровати, она понеслась в ванную и приготовилась встречать новый день.

***

- Драко! Драко! Представляешь, они приняли меня!

- Прости, я не понял, куда тебя приняли, подожди минуточку.... да, извини, меня отвлекли. Куда тебя приняли?

- В лабораторию Брауна, я буду зельеваром! Правда первые два месяца буду лаборанткой, но потом они примут меня на должность зельевара. Теперь я смогу зарабатывать нормальные деньги и может даже отделиться от родителей.

- Я рад за тебя. А как же учеба?

- Ну, у меня будет свободный график работы. Главное сделать работу, а когда я ее буду выполнять – из не интересует.

- Ммм... действительно заманчиво звучит. Кстати, мне написал наш дорогой Гирон и попросил провести несколько подготовительных занятий по оборонительным заклятиям, помнишь, я рассказывал тебе о них в прошлые выходные? Хочешь поехать?

- Да, конечно, хочу! Ты еще спрашиваешь!

- Тогда я зайду за тобой в субботу, сможет вместе аппарировать. Напишешь Поттеру? Кстати, потом мы могли бы поужинать у меня, может ты могла бы остаться...

- У тебя... – сердце Гермионы подпрыгнуло. – Да, можно... это прекрасная идея.

- Значит договорились, в субботу в четыре я буду ждать тебя на улице. Целую тебя.

- И я...

В субботу... Она поедет в гости к Мафлою. Нет, она не боялась, что он сделает с ней что-то, что она не хочет. Она доверяла ему. Осталось сказать об этом маме... «Скажу прямо в субботу, а то она за эти два дня мне душу добудет волнениями»

***

- Мам, меня домой не ждите сегодня.

- Поедешь к своему Драко?

- Угу..

- Ну, ну... Кстати, давно хотела тебя спросить, а чем он занимается, где работает?

- Он нигде не работает. У него достаточно обеспеченная семья. Он сейчас учится. Даже больше, чем задают в университете. Он такие заклинания знает, что мне до них расти и расти...

- Ладно, иди. И будь осторожна!

***

- А где Уизли? – спросил Драко у Гарри, одиноко сидевшего на поваленном дереве на лесной полянке.

- Рон не придет, он вообще уезжает.

- Куда? – удивилась Гермиона. – Он ничего мне не говорил.

- Ну, ты просто была занята. Кстати, поздравляю с новой работой!

- Спасибо, Гарри.

- В Румынию, на стажировку. Его старший брат нашел ему хорошее место, и теперь он уговаривает Сью поехать с ним.

- Значит у них все так серьезно?

- Похоже, что да.

- А где остальные?

- Они тоже не придут. Субботний вечер многие проводят с семьями. Никто не согласился. А мне к Дурслеям возвращаться совсем не хочется.

- Им же хуже, – пожал плечами Драко. - Ладно, я покажу вас двоим то, что должен был показать.

«Странный вечер», - подумала тогда Гермиона, сидя прислонившись к Драко. Они втроем сидели вокруг небольшого костра. Гарри и Драко, два человека, которые раньше терпеть друг друга не могли, просто так сидят и мирно беседуют. Мир, наверное, сошел с ума. Она не особо прослушивалась к их разговору, просто наблюдая за мальчиками, прикрыв глаза. «Гарри - мой друг, Драко – мой парень. Два парня и девушка. Интересно, как бы было, если бы я была не с Драко, а с Гарри... Ну и о чем ты думаешь? Глупышка...»

Когда стало совсем темно, Гермиона и Драко аппарировали в Суссекс, где располагалось поместье Мафлоев.

- Прогуляемся немного? До нашего дома можно пройти через деревню. Сегодня такой чудесный вечер, что хочется пройтись немного пешком.

И так они медленно пошли по небольшим улочкам тихой английской деревеньки. Внезапно проснулись окрестные собаки и стали лаять, изо всей силы прыгая на забор. Драко вытащил из рукава палочку и зашипел.

- Заткнитесь, мерзкие создания, - он направил на них заклинание, и собаки поскуливая вернулись в свои будки. – Прости, но я ненавижу собак.

- Почему?

- Ненавижу и все. У нас дома тоже есть одна. Ее подарили матери на день рождение. Глупое, тупое создание. Даже Лонгботтом кажется гением по сравнению с ней, - Драко выплюнул всю фразу на одном дыхании.

- Драко, успокойся... что с тобой? Ты меня пугаешь... Это же просто собаки, для них нормально лаять на чужих людей.

- Пусть лают на чужих. Как они посмели лаять на меня... Впрочем, прости, тебя это не должно волновать.

«Мда... и все-таки он остался тем Мафлоем, каким был в школе... странно, что он так ненавидит собак. Он обычно всегда держит себя в руках, а тут сорвался. Но в конце концов, это же Мафлой...»

Молча они дошли до поместья.

- Мама скорее всего уже спит. Прислуга тоже. Мои комнаты на втором этаже. Будет проще, если мы туда аппарируем, - с этими словами он обнял ее и поцеловал. За поцелуем она и не заметила, как они переместились в поместье.

***

Комнаты Драко были большими: кабинет, гостиная и спальня.

- Ничего не трогай на полках, - предупредил ее Драко, как только отпустил. – Тут куча зачарованных магических артефактов. Для них ты – чужая. Они поведут себя соответственно. Смотреть – смотри, но руками не трогай. Я сейчас вернусь.

Гермиона с любопытством огляделась и подошла к полкам. На всякий случай она спрятала руки за спиной, так как не была уверена, что удержится: там было столько интересных вещей! Волшебные камни, переливаясь, сверкали на подоконнике, отражая лунный свет. Магический компас время от времени поворачивался, в зависимости от потока энергии. Гермиона так увлеклась, что не заметила, что Драко вернулся и разглядывает ее. На нем были только джинсы. Немного влажные волосы выдавали тот факт, что Драко был в душе. Он подошел к ней и протянул сухое полотенце.

- Ванна в спальне. После этой тренировки ты наверное захочешь смыть с себя усталость? Я буду ждать тебя в гостиной.

Гермиона взяла полотенце и пошла по указанному направлению Спальня была достаточно аскетичной: большая кровать, пара кресел и шкаф с одеждой. Гермиона с наслаждением подставила свое обнаженное тело теплым струям воды. Совсем скоро они с Драко лягут вместе в эту большую постель... Совсем скоро... Гермиона вытерлась и преобразовала свою майку в атласную темно-зеленую ночную рубашку на бретельках. Улыбнувшись своему отражению в зеркале, она вышла из ванной и пошла искать Драко, надеясь, что ему понравиться ее выбор.

Драко, полулежа на подушках у камина, пил чай из большой темной кружки. Увидев девушку, он плотоядно улыбнулся, отставил кружку и протянул ей руку, приглашая сесть рядом. Гермиона взяла его за руку и в следующую минуту оказалась в объятиях юноши.

Он поцеловал ее в губы, осторожно, но настойчиво исследуя ее рот. Потом его губы спустились ей на шею, плечи. Его руки тем временем уже были под, а не на ее ночной рубашке и массировали ее бедра и живот. Рывок – и тонкий кусок материала полетел в сторону. «О боги, он же не собирается гладить меня там...» - пронеслось в голове у Гермионы. Но Драко собирался. И не только гладить... Он продолжал осыпать ее замеревшее тело поцелуями, с каждым мгновением опускаясь все ниже и ниже, пока не достиг кучерявых волос, скрывавших самую, по идее, чувствительную часть ее тела. «Какой кошмар, нет, не надо... что он делает...». Но Драко не останавливался. Он продолжал покрывать поцелуями ее лоно, время от времени присоединяя к поцелуям язык. Гермиона сначала сжалась со стыда и неуверенности, но потом немного расслабилась и попыталась понять, что же она чувствует.

По книгам она знала, что должна испытывать райское наслаждение. Но такового не было. Он просто целовал ее, иногда поглаживая пальцами ее бедра. Возбуждение пропало, но Драко, казалось, не замечал этого, продолжая с упоением целовать ее между ног. «Ну когда же он прекратит... как-то неудобно прерывать его... я уже замерзла, камин почти погас... Мда... пора расслабиться и получать наслаждение. Но где оно, спрашивается.», - через несколько минут. – «Нет, все, я больше не могу, я просто окоченею тут...» Она привстала и попыталась отстраниться.

- Тебе понравилось? – пробормотал Драко.

- Ага.. но я немного замерзла... может пойдем в спальню... Сегодня был трудный день...

- Камин совсем погас... пойдем...

Одев ночную рубашку и устроившись на его большой кровати, она свернулась клубочком и натянула теплое одеяло.

- Замерзла? – его рука скользнула по ее талии. – Я тебя согрею...

Он поцеловал ее плечо и стал подниматься по шее к губам. Гермиона повернулась к нему и стала отвечать на ласки, сначала неосторожно, неуверенно, но потом настойчивее и сильнее, исследуя его тело, старательно обходя определенные места. Да, она никогда не видела обнаженного мужчину. Да, она видела соответствующие картинки. Но вот так, в живую... а еще и дотронуться до этого... Нет уж... К этому она еще не готова...

Гермиона снова оказалась без рубашки, Драко потянулся было к резинке своих боксеров, но остановился и вопросительно посмотрел на девушку. Гермиона закусила губу и чуть заметно покачала головой.

- Прости... я не готова... сегодня...

- Ничего страшного... секс – это не самое главное... Нам хорошо вместе... Я тебя не тороплю.

- Спасибо, - она села на кровати и мягко поцеловала его в губы.

Он лег рядом, но не обнял ее, как она надеялась.

- Просто я не смогу спать, если рядом со мной очень близко будет находиться твое тело. Оно слишком теплое, и от жары я не смогу заснуть.

- Ничего страшного, - улыбнулась Гермиона. – Спокойной ночи, Драко.

- Спокойной ночи, Гермиона.

А ей так хотелось, чтобы он обнял ее, так хотела заснуть в его объятиях... Может как-нибудь в другой раз... Она повернулась на другой бок и опять прижала колени к груди. Под теплым одеялом было мягко и уютно. Сама того не заметив, девушка погрузилась в сон.

***

На следующее утро Гермиона проснулась и поняла, что Драко уже встал. Его не было ни в ванной, ни в остальных комнатах. Она привела себя в порядок, оделась и осторожно спустилась вниз. Драко завтракал. Увидев ее, он отложил вилку с беконом, подошел к ней, поцеловал и прошептал:

- Ты так мило спала, что я не хотел тебя будить. Ты отдохнула?

- Спасибо, все было замечательно. Какие у нас планы на сегодня? - Гермиона рассчитывала провести этот день вместе, не желая возвращаться домой к родителям.

- Извини, Гермиона, я в двенадцать должен встретиться с одним человеком, и не знаю, как много времени у меня эта встреча займет.

- Но уже почти пол двенадцатого!

- Это значит, что нам надо поторопиться. Я провожу тебя до дома, а потом пойду по делам.

Гермиона старалась не показывать своего разочарования. Ведь они, действительно, договорились только на субботу и субботний вечер. У него вполне могли быть свои планы на воскресенье.

- Да, наверное, так будет лучше... К тому же у меня завтра первый рабочий день. Я могу тебе позвонить с работы? Там наверняка есть камин. Я так привыкла к нашим разговорам по утрам.

- Да, я думаю, что не буду занят в это время! Буду ждать твоего звонка!

Через несколько минут после завтрака они уже стояли у дома родителей Гермионы.

- Удачи на работе, - он поцеловал кончик ее носа и исчез.

***

В сентябре начались занятия в университете. Гермиона с удивлением узнала, что Драко больше не учиться в их группе, а перевелся на курс с углубленным изучением Темной магии.

- Я решил перевестись только позавчера, - ответил он на изумленный взгляд Гермионы. – Жаль, что мы не так часто будем видеться, но некоторые занятия у нас будут общие.

С той встречи они продолжали созваниваться каждый день и болтали о разных глупостях. Из-за того, что Гермиона работала, они на могли как раньше спонтанно все бросать и бежать гулять и целоваться в парке. Гермиона не могла. Иногда Драко заходил к ней, просил смешать ему некоторые зелья, а потом уводил ужинать. Повторить попытку сблизиться у них пока не удавалось по различным причинам.

Была середина сентября, пятница. Они не виделись уже целых четыре дня. Драко был на столько занят, что не приходил на лекции. Они коротко перебрасывались приветствиями, когда созванивались по телефону. К Драко неожиданно приехали родственники из Франции, и он был вынужден сопровождать их, так как те не говорили по-английски, а Драко знал французский.

Гермионе безумно хотелось увидеть Драко. Это желание начинало разъедать ее. Она вздрагивала от каждого звонка, отсчитывала минуты до их каждодневного разговора, стала нервозной, обеспокоенной. Она не понимала, что с ней происходит... Она пыталась уговорить Драко сходить куда-либо, но тот говорил, что как только родственники уедут, они обязательно сходят развлечься. Родственники собирались оставаться еще больше недели. Гермиона подумала, что с ума сойдет за это время. И она придумала компромисс – устроить небольшую экскурсию на природе для гостей. А Драко мог бы взять ее с собой... Она приятно удивилась, когда он согласился с ее предложением. Они договорились поехать в понедельник: Гермиона отпросилась с работы – у нее был один отгул из-за один раз переработанных выходных. Было решено поехать в Стоунхендж и осмотреть все древние камни, которые располагаются в округе. Девушка обрадовалась такой поездке, и выходные, проведенные в одиночестве, уже не казались ей такими мрачными. Она с нетерпением и трепетом ждала понедельника. Ведь она решила именно в тот день, после прогулки, пойти до конца...

***

- Bon jour, madame Mafloy, je m`appele Hermione.

- Bon jour ma cherie, sil vous plais, appelez moi Luize.

Гермиона с трудом вспоминала французский язык, который она учила несколько лет назад на курса. Луиза была очаровательной женщиной средних лет, ее муж Анри – троюродный брат Люциуса – совсем не походил на того холодного пренебрежительного мужчину, каким знала Гермиона Люциуса Мафлоя. Оба доброжелательно приняли ее и время от времени заводили разговоры погоде, моде, но так, чтобы она могла понимать о чем идет речь.

Драко был молчалив. Он просто указывал дорогу, изредка вступая в из разговоры. Они осмотрели центральные круги Стоунхенджа и направлялись к одиноким камням, которые находилась на некотором расстоянии от главного комплекса. Анри настоял, чтобы проделать дорогу пешком – его, родившегося и прожившего большую часть жизни в шумном деловом Париже, очаровала красота английской природы, и он вознамерился насладиться ей по полной программе.

Луиза и Анри так увлеклись обсуждением, что Гермиона перестала понимать их. Она ускорила шаг и поравнялась с Драко, который шел немного впереди. Ей очень хотелось взять его за руку... прикоснуться к нему, просто дотронуться до него. Но она почему-то боялась. Она не знала, как Драко отреагирует на такое проявление нежности. Поэтому, какое-то время просто молча шла рядом с ним.

Потом она решилась: осторожно дотронулась до ладони Драко и замерла. Драко, не повернув головы, продолжал идти вперед, но руку свою не забрал. Когда они подошли к очередному камню, Драко освободил свою ладонь и стал рассказывать Анри и Луизе о артефакте. Гермиона, которая знала практически все, что можно о камнях Стоунхенджа, отошла в сторону и подняла глаза на небо – по голубому полю плыли, догоняя друг друга, белые кони: величественные, полные уверенного достоинства. И вдруг показалась маленькая серенькая тучка, которая нарушила плавный поток табуна облаков: она незаметно прошмыгнула между ними и растворилась за горизонтом...

Они направлялись к последнему камню. Гермиона по прежнему шла рядом с Драко, и так как он не принял никакой попытки возобновить контакт, через несколько шагов снова взяла его за руку. Драко снова не возражал. Но у девушки создалось впечатление, что «она держит его за руку», а не «они держаться за руки». Гермиона тихо вздохнула, и выпустила руку...

«Странная прогулка получилась... идем - каждый сам по себе. Кажется, что он меня совсем не замечает... Может ему неудобно перед родственниками...». К таким неутешительным выводам пришла Гермиона, когда они вчетвером аппарировали в поместье Мафлоев. Гермиона, уже ранее познакомившаяся с Нарциссой, была тепло принята за официальным семейным ужином. Драко не принимал особого участия в беседе и при первой возможности увел Гермиону наверх, в спальню...

***

Как и в прошлый раз, все началось у камина. Сначала они просто сидели рядом на подушках и пили ароматный чай из высоких кружек. Через некоторое время рука Драко легла ей на талию, медленно спустилась вниз по бедру и переместилась под ночную рубашку, которая была на ней и в этот раз. Его губы прикоснулись к ее плечу, мягко дотронулись до шеи... Он забрал кружку из ее рук и отставил в сторону, после чего наклонился над ней и стал осыпать ее губы легкими поцелуями. Гермиона откинулась на подушки начала неуверенно поглаживать его обнаженную грудь, коснулась его спины, когда он наклонился ближе к ней, и осторожно провела пальчиками по его шее. Драко застонал от такого прикосновения. Тогда Гермиона осмелела, потянулась вперед и нежно прикоснулась губами к щеке Драко, постепенно опускаясь к чувствительной шее.

- Никогда не думал, что простое прикосновение к может быть ТАКИМ, - прошептал он, становясь перед ней на колени между ее ног и лаская ее грудь, покрытую шелковой тканью. Обеими руками он исследовал ее тело, время от времени наклоняясь и целуя, нежно покусывая то ее грудь, то губы.

- Ой, - Гермиона вздрогнула от боли, когда Драко слишком сильно прикусил самый кончик груди.

Драко отстранился, и следующий поцелуй был в губы. Он практически накрыл ее своим телом, как Гермиона ощутила его пальцы там... На мгновение она напряглась, но поцелуй Драко быстро расслабил ее. Его пальцы сначала перебирали ее волоски, а потом продвинулись дальше. Гермиона пока ничего возбуждающего от его прикосновений не чувствовала. Вернулись неуверенность и стыд. Вдруг она поняла, что палец Драко находится уже внутри ее. Нет, это уже было слишком! Ощущение было более чем неприятное. Не резко, но решительно она отодвинулась от него, и чтобы Драко не обиделся, потянулась к его губам.

- Тебе не понравилось? – пробормотал Драко, между поцелуями.

- Не знаю... не очень... это так... странное чувство...

Драко вместо ответа опустил руки под рубашку и одним движением снял ее, оставив Гермиону полностью обнаженной. После чего снял с себя джинсы и остался в одних боксерах.

- Пойдем в кровать? – предложила Гермиона.

- Ммм.. в кровать.. пойдем, - он резко встал, поднял ее на руки и отнес в спальню.

«Ну все», - подумала Гермиона, пока Драко неспешно покрывал все ее тело поцелуями. – «Еще совсем немного, и я стану женщиной. Страшно... но ведь когда-то это должно произойти...»

Драко продолжал ласкать и целовать ее, а она просто лежала и пыталась расслабиться. Потом он посмотрел на нее:

«Да?» - спрашивал его взгляд.

«Да...» - нерешительно отвечали ее глаза.

В комнате было достаточно темно, и Гермиона видела только силуэт Драко, который на мгновение отстранился от нее. Но все же она смогла разглядеть, что Драко до сих пор оставался в боксерах. Она очень удивилась, но ничего не сказала – ее волновали более актуальные моменты. И вот, Драко встал между ее ног и наклонился к ее губам, одной рукой поглаживая себя. Гермиона закрыла глаза и повторяла про себя: «Это не больно... все будет хорошо... Драко не сделает мне больно...» Она уже чувствовала прикосновении его живота у себя между ногами, как вдруг... Драко едва слышно выругался и отскочил от нее. Гермиона в ужасе открыла глаза и увидела Драко, с закрытыми глазами привалившегося к спинке кровати и тяжело дышащего. Когда он открыл глаза и посмотрел на неё, Гермиона заметила, что он поражен случившимся.

- Д-драко... что случилось? Я сделала что-то не так?

- Я не могу... просто не могу... Раньше со мной такого никогда не было... Раньше он всегда был в порядке, а сейчас вдруг... больше не стоит...

- А можно что-то сделать? – немного дрожа от холода и от страха спросила Гермиона. – Может это из-за того, что мы так долго гуляли... или еще что-то... может ты просто устал?..

- Может.. – Драко обреченно повалился на кровать рядом с Гермионой и лежал некоторое время молча, просто уставившись в высокий потолок.

Гермиона была в растерянности... «Я что-то должна сделать... может быть если я поглажу его, то он снова возбудиться... О Мерлин.. я никогда раньше не трогала мужчину ТАК... Брр... И кто бы мне сказал, что надо делать?..» Девушка осторожно подвинулась к лежащему Драко и поцеловала его шею – так, как ему нравилось: нежно и ласково, в этот раз добавляя к губам и язык. Он расслабился. Потом ее ручка неловко, осторожно легла Драко между ног («Слава Мерлину, что он так и не снял боксеров...») и стала поглаживать, с каждым движением чувствуя, как растет и напрягается мужская плоть... Поняв, что все делает правильно, Гермиона осмелела и ее движения приобрели уверенность.

Через несколько минут Драко решил сделать вторую попытку – он, обняв девушку, резко откинул ее на постель, впился в губы жадным поцелуем и продолжил ласкать ее тело, приближаясь своими бедрами к ее. «Ну вот и все.. теперь начнется...». Но нет... Драко со стоном рухнул на девушку, почти прижав ее к постели.

- Нет, сегодня ничего не получиться, - пробормотал Драко, скатился с нее и лег рядом.

Гермиона вздохнула, ничего не сказала и призвала из соседней комнаты свою ночную рубашку. После чего укрыла их обоих одеялом и свернулась калачиком рядом с неподвижно лежащим юношей.

- Знаешь, иногда мне кажется, что секс – это не самое главное в отношениях. Иногда кажется, что мне он совсем не нужен. Я читал некоторые трактаты, в которых было написано, что воздержание ведет к большей концентрации магической энергии... Может мне это просто не нужно...

Гермиона не ответила, а только положила руку ему на плечо, желая показать этим, что хочет поддержать его.

- Спокойной ночи, Гермиона...

- Спокойной ночи, Драко...

***

Утром Гермиона не заметила в отношении Драко к ней никаких перемен. Его родственники уехали вместе с Нарциссой к общим друзьям, и дом был предоставлен им одним.

- Как ты смотришь на то, чтобы прогуляться по парку? – спросил Драко после завтрака. – Я свободен до двенадцати, но потом тебе придется уйти – должен приехать мой учитель, чтобы обсудить некоторые темы.

- Я могу подождать, пока вы закончите, почитаю книгу...

- Прости, но тебе надо будет уйти...

- Хорошо... но мы встретимся на неделе?

- Да, наверное. Я зайду в четверг к тебе на работу, если ты не возражаешь... Был бы признателен тебе, если бы ты обработала мне корень асафодели – у меня нет необходимых приборов дома.

- Да, конечно, приходи. Но пока мы до двенадцати можем погулять?

- Конечно....

Больше часу они просто гуляли по парку. В этот раз Драко сам взял Гермиону за руку и, ведя по дорожкам сада, рассказывал ей о последней статье из «Мира Алхимии», которую девушка не успела прочитать.

Было уже почти двенадцать, когда они вернулись обратно в дом. Гермиона собрала свои вещи и подошла к Драко, что бы попрощаться. Легкий поцелуй, чуть ощутимое прикосновение к ее руке... и дверь поместья Мафлоев закрылась за ее спиной.

Гермиона прошла через парк и вышла за ограду. Она могла аппарировать, но предпочла немного пройтись пешком через поселок. Внезапно она остановилась и обернулась: ей показалось, что Драко вышел из дома и зовет ее. Но нет. Дверь была закрыта, на террасе никого не было. Девушка опустила голову и сделала еще несколько шагов, как вдруг появилось странное щемящее чувство в груди: она чувствовала, что что-то происходит не так. Она хотела развернуться, броситься Драко на шею, поцеловать его, сказать ему, что она его любит... Но в тоже время она понимала, что не может этого сделать. Драко ясно дал понять, что после двенадцати он будет занят, и она будет только мешаться под ногами. «Ну и что», - говорил ей внутренний голос. – «Ты можешь потерять его, если не вернешься. Беги обратно, сделай это, скажи ему!» Но Гермиона только покачала головой и ускорила шаг... «Он только рассердится, если я сделаю это...»

И она шла. Просто шла вперед, не разбирая дороги, не обращая внимания на окружающих. С одной стороны она пыталась понять, что произошло между ними за вчерашний день, вспоминала детали их прогулки, их разговоры, взгляды друг на друга. А с другой стороны все ее мысли путались и перескакивали одна на другую. Поселок уже остался далеко позади, но она не придавала этому никакого значения. Постепенно щемящее чувство стало пропадать. Девушка остановилась и осмотрелась – она стояла на краю маленькой деревушки. «Все равно домой не хочется, а вот пообедать не помешает», - решила она и решительно направилась к ближайшему кафе. Восполнив силы, она решила осмотреть городок и нашла удивительную книжную лавку. Магазинчик был небольшой, все стены были уставлены полками со старыми, немного потрепанными, книгами. Гермиона попала в рай. Она забыла о своих проблемах и радостно стала читать названия книг и просматривать самые интересные экземпляры. «Путь целителя» - эту книгу упоминал Драко сегодня в разговоре» - подумала Гермиона. – «Чем она его так увлекла? Надо обязательно ее прочитать...» Взяв книгу, Гермиона еще некоторое время рассматривала полки. Потом расплатилась и аппарировала домой, сгорая от желания поскорее прочитать купленную книгу. Весь вечер она посвятила чтению. Ложась спать, она поняла, что эта книга вернула ей хорошее настроение и на время избавила от размышлений о будущем, об их отношениях с Драко.

«Завтра будет новый день, ты будешь думать о Драко завтра. А сегодня, Гермиона, просто спи. Сегодня ты ничего не сможешь изменить. Завтра позвонишь ему, как обычно вы поговорите и все будет хорошо...» - подумала Гермиона и погрузилась в сон.

***

«Драко! Ну подними же трубку!» - яростно думала Гермиона, уже третий раз за день набирающая до боли знакомый номер телефона. Никакой реакции. - «Куда он мог пойти.... мы же всегда созванивались в это время».

Но Драко не подходил к телефону. К вечеру девушка была на столько взвинчена, что была готова аппарировать к его поместью и узнать, что случилось. После девяти он, наконец, поднял трубку. Гермиона вздохнула с облегчением, и все ее тревоги закончились.

- Драко? Я тебе весь день звонила... ты был занят?

- Да, Герм, мы с учителем проводили опыты. Только пришел, очень устал... Созвонимся завтра, хорошо?

- Хорошо... Рада, что с тобой все в порядке...

На следующее утро Гермиона ходила кругами около телефона. Телефон не звонил. «Драко, ну же, почему я все время должна тебе звонить... За последние несколько недель ты ни разу не делал этого первым». В одиннадцать девушка не выдержала и позвонила Драко сама. Перекинувшись парой слов, они попрощались, и Гермиона, вздохнув вернулась к работе.

«Что со мной происходит? Я чувствую себя полностью зависимой от него, от его настроения... Для меня разговор с ним – это наркотик. Если долго не вижу его – начинается ломка.... И чем дольше мы не встречаемся – тем больнее мне просыпаться и идти на работу, зная, что сегодня его не увижу» - Гермиона сжала кулаки. – «Мерлин, что со мной происходит?!»

***

В воскресенье они сидели в кафе на небольшой улочке Лондона...

- Драко, что ты со мной делаешь...

- А что я с тобой делаю?...

- Знаешь, у одного хорошего магловского писателя есть выражение: «Мы в ответе за тех, кого мы приручили...»

- Разве я тебя приручил? – холодным голосом спросил Драко.

- Да... – чуть слышно пробормотала Гермиона.

- Понимаешь, Герм, у каждого человека свой путь. Он идет его один. Я стараюсь достигнуть такого состояния, чтобы в жизни для меня ничего не имело значения.

- То есть наши отношения для тебя ничего не значат?

- С одной стороны – ничего не значат. С другой – значат очень много.

***

На следующий день после этого разговора, Драко прислал письмо:

«По природе я такой человек, что бывают моменты, когда мне необходимо быть одному. Именно сейчас такой период и наступил...»

Они встретились в тот же вечер на занятиях. Драко по привычке проводил Гермиону до дома и перед тем как уйти, сказал:

- Я не вижу, что наши отношения могут иметь какое-то развитие... Я должен быть один. Сначала я не был в этом уверен. Поэтому решил попробовать, понять, смогу ли я быть с кем-то. За эти несколько месяцев я понял, что такие отношения мне на данный момент не нужны. Прости...

Сказав это, он исчез... Гермиона, находящаяся в трансе, еще до конца не понявшая смысла его слов, медленно вошла в дом, поднялась в свою комнату, бросила сумку с книгами на кровать и зашла в ванну. Когда она подошла к зеркалу и увидела свое отражение – ее прорвало. Она зарыдала в первый раз за долгое время. Заплакала от того, что поняла, что ее бросили, оставили одну. Посмеялись над ее чувствами, поставили эксперимент...

-Ты не можешь быть с кем-то, - глотая слезы и утирая щеки рукавом, шептала Гермиона. – А ты подумал обо мне? Нужны ли мне такие отношения? ... Нет, не подумал? Так знай – нужны...

Среда, четверг, пятница прошли в слезах. Она плакала дома, на работе запиралась в туалете и давала волю своим слезам... она писала ему письма с просьбой встретиться – он не отвечал, звонила домой – он не брал трубку. Гермиона была в таком состоянии, что хотела бросить все, стучать в дверь его поместья, сидеть на лестнице у входа, ждать его, пока он не обратит на нее свое внимание.

Он согласился встретиться в пятницу вечером... У Гермионы появилась надежда, что не все еще потеряно. Она хотела предложить ему дружбу, иногда видеться, встречаться... не так как прежде, а просто, как друзья. Но Драко стоял на своем. Он еще раз повторил ей, что должен быть один. Что не видит никакого смысла продолжать их отношения.

- Скажи, мы хотя бы можем остаться друзьями?

- Нет.

- Но почему?

- Друзья – это те люди, которых я понимаю.

- А меня ты не понимаешь?

- Нет.

- Зато я тебя понимаю...

Драко промолчал, заплатил за чай, встал и без слов вышел из кафе, оставив Гермиону лить слезы.

***

Она проплакала все выходные, понедельник, вторник... Она не думала, что так много способна плакать... На занятия она не ходила, боясь встретить Драко в коридоре. На работе смешивала зелья на автопилоте....

Она шла по улице, считая камни на мостовой. Было темно. Вдоль дороги росли высокие клены, фонари едва освещали улицу. До дома было еще два квартала. Погрузившись в свои невеселые мысли, глотая слезы, Гермиона не замечала ничего вокруг. Она наподдала ногой по камушку, и тот весело запрыгал по тротуару. Внезапно она уткнулась в мужчину. В мужчину в темном плаще. Медленно подняв голову, она удивленно моргнула, когда увидела серебряную маску Упивающегося смерть. Из-под капюшона выбивались светлые волосы. Гермиона хотела закричать, но не смогла издать ни звука. Она выхватила палочку и отпрыгнула от мужчины в черном плаще, но спиной наскочила на что-то мягкое. Вернее на кого-то мягкого. На второго Упивающегося. Тот быстро схватил ее за руки и с силой прижал локти к телу, так, чтобы она не смогла пошевелиться.

- Помогите! Помо... – блондин взмахнул палочкой, и она поняла, что потеряла голос...

- Зови, кричи, милая моя, - знакомый тонкий палец провел по ее щеке, - но сомневаюсь, что тебе это поможет. Потом он кивнул своему напарнику, и все трое исчезли с мрачной улицы. Только ветер остался гонять по мостовой опавшие листья.

***

- Нет, ты не должен трогать ее!

- Но почему, она такая аппетитная... Когда стонет от боли. Я только один раз... ну пожалуйста.

- Гойл, ты идиот. Сколько тебе раз объяснять. Она должна остаться невинной до самой смерти. Ты можешь бить ее, но не забивать насмерть. Можешь пускать ей кровь, но недолго, только так, чтобы она ослабла.

До нее доносились обрывки разговоров... Ей было больно, все ее тело, каждый кусочек горел от нанесенных проклятий или ран. Она валялась в углу какой-то грязной и вонючей каморки. Ей не давали ни есть, ни пить... Только били. Она не понимала, зачем все это. Зачем она нужна Драко, а это, несомненно, был он. Он, кто знал ее тело так хорошо. Он, который наносил самые тяжелые раны. «Скоро все кончиться... скоро я умру». Но она держалась. Держалась по какой-то, ей самой не понятной причине. Может потому, что она была молода и полна сил, и ее не так легко было подчинить себе. «Что они от меня хотят... Зачем я им нужна...» Ее мысли путались, безумно хотелось пить. Но она знала, что этого не будет. Она попыталась позвать на помощь, вымолить хоть немного воды, но разбитые губы не слушались ее. Она прекратила все попытки и провалилась в спасительный обморок.

***

«Сейчас все начнется снова... Мерлин, помоги мне...» - ее привязали к столбу, и один из Упивающихся, кажется опять Гойл, достал палочку. Ей вернули голос, что бы она могла кричать. Ее крики только заводили их.

- Крусио!

Она уже не могла кричать. Ее тело конвульсивно дрожало, а потом безвольно повисло на веревках.

- Что, больше не можешь, так подыхай скорее, грязнокровка! – удар по лицу, один, второй.

Внезапно она заметила зеленую вспышку, и Гойл, с выражением крайнего удивления на лице, осел. Из соседней комнаты мгновенно выскочил Драко и встал между ней и нападающим.

- Пришли поразвлечься, профессор? Боюсь, что вы опоздали. Еще пару часов, и от нее останется только пару литров крови, так необходимых нашему Лорду.

- Отойди в сторону, щенок.

- А даже так? Ступефай!

- Протего, Экпеларимус!

В течение следующих нескольких минут до замутненного сознания Гермионы доносились только боевые проклятия. Она практически ничего не видела, грязные от пота и крови волосы застилали ей лицо. Внезапно до нее донесся крик боли, и сразу за ним два слова. Всего два слова, произнесенных таким знакомым голосом. Он пришел... он успел...

- Девочка моя, что они с тобой сделали, - сильные руки обняли ее, освободили от веревок, убрали с лица спутавшиеся волосы. Она собрала остаток сил, открыла глаза и увидела полные боли и ужаса черные глаза профессора Зельеварения. После чего закрыла глаза снова и отключилась...

Она не видела ни как Северус вынес ее израненное тело, ни как поджег тот дом, в подвале которого она была целых три дня, ни как аппарировал ее в Хогварц, в подземелья. Не чувствовала, как его руки смыли с ее тела грязь, как его ласковые и нежные пальцы наносили различные мази, которые постепенно затягивали ее раны, заживляли синяки... Не отвечала на те осторожные поцелуи, которыми он осыпал ее губы, надеясь, что она придет в себя, проснется от страшного забытья, как принцесса из сказки...

***

Она открыла глаза и осторожно осмотрелась. В комнате царил полумрак, у дальней стены мелодично потрескивал камин. Темная фигура неуклюже устроилась в кресле напротив ее кровати. Человек спал. Его длинные черные волосы закрывали его лицо. Гермиона села на кровати и потянулась. У нее ничего не болело. Неужели это был сон, кошмар? Нет - ее взгляд упал на испещренные шрамами руки – это был не сон. Она тихо соскользнула с кровати и подошла к спящему человеку. Осторожно, стараясь не разбудить его, она дотронулась до его волос и заложила их Северусу за ухо. Конечно же, он проснулся и перехватил ее руку.

- Привет, - немного хриплым голосом сказал он, вставая с кресла. – Ты как, жива?

- Спасибо, что вытащил меня оттуда, - она привстала на цыпочки и потянулась губами к его щеке. Но он слегка наклонил голову и вместо щеки, она почувствовала, как коснулась его губ. Она не спешила прерывать поцелуй, и Северус осторожно продолжил его. Ее руки обвились вокруг его шеи, его руки мягко гладили ее спину и постепенно переместились под ночную рубашку, продолжая исследовать ее тело. Она вздрогнула и застонала от удовольствия....

***

«НЕТ, НЕТ И ЕЩЕ РАЗ НЕТ!!!!!!», - Гермиона села на постели и обхватила голову руками. – «Гермиона, девочка, ну что же ты делаешь. Ты же еще больше изводишь себя этими глупыми фантазиями. Какая это уже по счету история? Третья, пятая? Тебе не надоело придумывать различные сказки, в которых Драко играет плохого героя и всячески издевается над тобой, а потом приходит сильный и мужественный Северус и спасает тебя из его рук. Потом он лечит тебя, и вы проводите сказочную романтическую ночь вдвоем. Он женится на тебе и у вас рождается двое детей, которых зовут Северус и Северина. Кошмар... Так ты скоро закончишь в психиатрическом отделении св. Мунго. Должен быть другой способ выкарабкаться. Ты сильная, ты сможешь. Пойми, тебе только больнее от этих фантазий. Ты же знаешь, что Северус Снейп – мертв. Ты сама видела, как он умер...».

На этих словах она уткнулась в подушку и зарыдала.




Глава 4. Гарри Поттер.

«Я должна что-то сделать... я больше так не могу...», - Гермиона сидела на кухне и судорожно сжимала кружку крепкого чая. – «Я хочу понять его, почему он так поступил, почему это так важно – быть одному, самому идти по жизни... Не-е-ет... опять эта песня...»

Это было просто кошмаром. Где бы они не была – на работе, дома, в кафе – она из всего потока музыки выделяла именно одну песню, особенно ее припев...

You can tell by the way
She walks that she's my girl
You can tell by the way she talks she rules the world
You can see in her eyes that no one is her Chi
She's my girl my Supergirl

And then she'd say it's OK I got lost on the way
But I'm a Supergirl and Supergirls don't cry
And she'd say it's allright I got home late last night
But I'm a Supergirl and Supergirls just fly
And then she'd say that nothing can go wrong

When you're in love what can go wrong
And then she'd laugh the night time into the day
Pushing her fears further along

And then she'd say it's OK I got lost on the way
But I'm a Supergirl and Supergirls don't cry
And she'd say it's allright I got home late last night
But I'm a Supergirl and Supergirls just fly
Then she'd shout down the line tell me she's got no more time
Cause she's a Supergirl and Supergirls don't cry

Then she'd scream in my face tell me to leave leave this place
Cause she's a Supergirl and Supergirls just fly
She's a Supergirl a Supergirl

She's sewing seeds she's burning tree
She's sewing seeds she's burning tree
She's a Supergirl a Supergirl
A Supergirl my Supergirl


«I am a Supergirl... я не плачу... не плачу», - но на глазах появлялись соленые капельки, и Гермиона не могла остановить рвущиеся рыдания. – «Я сильная, я справлюсь... Есть только один способ забыть мужчину – влюбиться в другого. Но в кого... Кому я нужна?»

Она поставила кружку в мойку и поднялась в свою комнату за сумкой с книгами. Ее взгляд упал на пергамент со вчерашней лекцией по арифмантике, который она попросила у Гарри.

«Гарри... вот кто может мне помочь. Но он просто друг. Он не воспринимает меня как девушку...»

У Гермионы через неделю был день рождения. Она совершенно не хотела его праздновать. Еще две недели назад она мечтала, что пригласит к себе Драко, но теперь ее мечтам было не суждено сбыться. От этого стало еще тоскливее. «Нет!» - сказала она сама себе. – «Я не хочу провести этот день, рыдая в подушку!»

После занятий она подошла к Гарри.

- Привет, можно с тобой поговорить?

- Конечно, Герм! Что-то случилось?

- Да... Знаешь... мы с Драко расстались...

- Вот как? Я не знал. Думал, что вы просто поссорились. Ты последние дни выглядела как-то странно...

- Скажи, ты мог бы... у меня в четверг день рождения... мог бы пойти со мной куда-нибудь? Я просто схожу с ума, когда остаюсь одна дома.

- Конечно! Без проблем! Сходим в кино? Встретимся на Траффальгарской площади в шесть вечера?

- Нет.. только не там... Давай у собора Св. Джорджа.

- Хорошо, договорились! Не грусти! Он не достоин твоих слез! – Гарри ободрительно похлопал ее по плечу и пошел на следующую лекцию.

«Нет, Гарри – это не выход. Я должна справиться с этим сама... Должна...»

***

День рожденья, грустный праздник. Она всеми силами старалась не заплакать, слушая поздравления родителей, однокурсников, коллег. Ей желали счастья, успехов, любви... Но с каждым поздравлением становилось только тяжелее.

Вечер, шесть часов, собор св. Джорджа. Она пришла первой и стояла, облокотившись на ограду. Вот он идет – улыбается, волосы как всегда непослушно разлетаются в стороны, одну руку держит за спиной. Гермиона улыбнулась.

- Герм, это тебе... – Гарри протянул ей розу и немного неуклюже поцеловал в щеку.

У девушки перехватило дыхание. Как он догадался?

- Гарри... откуда ты знал, что это мой любимый цвет? Я, кажется, не говорила тебе... это так неожиданно приятно... – было чему удивиться: не каждый день дарят синюю розу.

- Ну... я просто шел и думал, что бы тебе такое подарить. А как увидел ее – понял, что это то, что тебе надо.

Гермиона была действительно тронута. Синий стал ее любимым цветом сразу после школы. Когда она поняла, что теперь ей не надо носить малиновую школьную мантию, не долго думая, остановила свой выбор на синем, исключив из своего гардероба малиновые тона.

Это был, наверное, первый вечер, когда она не вспоминала Драко. После кино они пошли в кафе и проболтали почти до самого его закрытия.

«Я буду счастлива, обязательно буду!» - сказала себе Гермиона, перед тем как закрыть глаза и погрузиться в сон. – «Теперь я знаю, что мне надо делать!»

***

Приняв решение, она развила бурную деятельность. Гермиона решила освоить магические техники и целительство, которыми владел Драко. Ее и без того забитая книгами комната стала наполняться древними трактатами по философии, целительству и заклинаниям. Книги отвлекали ее от грустных мыслей.

Когда она поняла, что у нее появилось слишком много вопросов – то, как специально, наткнулась на объявление о наборе слушателей на курсы именно той ветви магических заклинаний, которыми она увлеклась. И она не долго думая записалась туда. Гермиона очень удивилась, когда увидела на занятиях Билла Уизли.

- Это же факультатив, на него могут ходить даже те, кто окончил учебу, - объяснил ей молодой человек. – Этот курс читают раз в несколько лет. Когда была возможность – меня не взяли. Это большая удача – попасть к мастеру Хмури. Видимо, ты хорошо подготовилась к вступительным экзаменам. Посмотри вокруг, ты тут самая молодая.

Гермиона обвела взглядом их небольшую группу – действительно, остальные участники занятий были старше, троим было явно за сорок. Возраст остальных был между двадцати пятью и тридцати пятью.

- Я много готовилась...

- Вот я и Гарри предлагал, он тоже очень хотел попасть сюда, но не прошел по конкурсу.

- Гарри? Не думала, что он увлекается этим.

- Увлекается и еще как. Мы с ним несколько дней проговорили на эту тему.

- Если бы я знала, то мы могли бы вместе готовиться. У него было бы больше шансов.

- Я думаю, что для него это будет большим сюрпризом. Вот и Мастер. Готовься к лекции.


***

«У каждого из нас свой путь. Каждый должен пройти его сам. Один. Никто другой этого сделать не сможет,» - писала Гермиона несколько месяцев спустя в своем дневнике. – «Это сложно. Неимоверно сложно. Другое дело, когда ты идешь свой путь и видишь, что по соседству проходит другая дорожка. Можно остановиться на мгновение, помахать соседу рукой, улыбнуться друг другу и идти дальше. Осознание этого дает большой заряд оптимизма и поддерживает в трудный момент. А когда ты пытаешься поделиться своими мыслями с другими, которые не только не понимают тебя, но и не хотят понять, то это больно и тяжело»

Написав эти слова, девушка улыбнулась, вспоминая вчерашний разговор с Биллом.

- Я же вижу, что у тебя есть свое мнение о лекции, ты что-то чувствуешь.

- Билл, это не важно.

- Ты мне не доверяешь? Боишься, что я не пойму тебя? Буду критиковать тебя?

- Да, боюсь.

- Глупышка. Вот смотри: если у тебя есть одно яблоко, и у меня есть одно яблоко, мы можем ими обменяться. Тогда у тебя будет одно яблоко, и у меня будет одно яблоко. Если у тебя есть мысль, и у меня есть мысль, ты мы можем ими обменяться. Тогда у тебя будут две мысли, и у меня будут две мысли.

- Что-то происходит со мной, я не могу понять что... Иногда мне кажется, что я схожу с ума. Особенно после этих занятий. Единственный, с кем я могу поговорить – это Гарри. Ну, и с тобой, конечно. Родители меня не понимают. Мама постоянно твердит, что я занимаюсь в секте, она беспокоится обо мне...

- А Гарри?

- Гарри.. я ему рассказываю, чем мы занимаемся, даю читать книги, но в любом случае, он не достигнет того же уровня знаний, что Хмури нам дает на лекциях. Хмури очень сильный волшебник.

- Смотри, не перегрузи парня. Тяга к знаниям – это хорошо. Но он может не выдержать их без подготовки. Нам-то помогает держаться Хмури. А ему никто не поможет.

***

Записи из дневника еще несколько месяцев спустя.

«Все! Я свободна! Прошло столько месяцев, с того момента... Теперь я точно могу сказать, что я больше не зависима от Драко. Теперь, оглянувшись назад, посмотри, Гермиона, как ты жила все это время. Вместо того, чтобы жить и радоваться, ты мучалась. Конечно, теперь легко говорить, когда все позади. Я знала, что этот день наступит!

Все это время у меня в голове было одно сравнение:

Сначала я просто жила, нечем не выделяясь... ходила по воде. Потом меня на крыльях поняли над водой и унесли высоко в небо, где я летала и была счастлива. Через какое-то время, меня скинули вниз в воду, предварительно привязав к ногам камень.

Первым делом, я освободилась от камня. Потом попыталась всплыть на поверхность и вдохнуть чистый воздух. А когда добралась до поверхности, захотела взлететь снова.

И вот теперь я снова лечу...

Спасибо тебе, Драко, что ты был в моей жизни. Пока наши пути шли рядом, и особенно тогда, когда та сбросил меня вниз, я очень многое осознала. Я впервые по настоящему столкнулась с настоящей жизнью. Я пересмотрела все своя взгляды и отношения. Это дало мне такой толчок на моем пути, который просто так не получился бы. Спасибо тебе!

Я также очень благодарна своим друзьям. Во-первых, Гарри. Она был первым, кто поддержал меня. Его синяя роза была первым шагом к всплытию на поверхность. Во-вторых, Биллу. Он для меня как старший брат, помогает советом, и поддерживает, когда мне трудно на занятиях. Ему всегда удавалось удержать меня, когда я была на грани истерики от истощения сил...»


«Иногда мне кажется, что я влюблена. Причем влюблена в них обоих. То в Гарри, то в Билла. Но на другой день все это кажется ерундой. Я запуталась. Хмури дает очень большую нагрузку. Еще немного и я сломаюсь...»

«Билл накричал на меня. Да, он был совершенно прав... я слишком большая эгоистка... Веду себя, как маленький ребенок. Зачем я рассказываю все Гарри. Да, мне хочется поделиться знаниями, но он не выдержал их. К тому же я имела глупость намекнуть маме, чем занимаюсь. После чего она пришла в ужас. Билл прав... я не имею никакого права выбивать людей из их привычного мировоззрения. Гарри выбило из колеи на несколько дней после нашего последнего разговора. Если бы перед этим не было трех выматывающих лекций, то все было бы хорошо. Но тут я не выдержала. Просто вышла на улицу, встала между деревьями и расплакалась. Потом успокоилась. Билл потом извинился, что был так резок со мной, но все равно, легче от этого мне не стало...»

«Гарри еще не готов к этим знаниям... Жаль. Я вижу, как он к ним тянется, но чувствую, что внутренне не готов. Скоро у нас будет экзамены на выдержку и выносливость. Может быть после этого у меня появиться больше сил, и я смогу ему помочь...»

«Экзамены... не выдержала. Я ушла из группы. Иначе я бы просто сошла с ума. Мама была рада. Гарри, увидев мое состояние, понял, на сколько это серьезно. Самое интересное, что как только я приняла решение, что ухожу, то осознала, что сейчас хочу быть рядом только с одним человеком – с Гарри. Я позвонила ему в час ночи и спросила могу ли я аппарировать к нему. Как хорошо, когда есть человек, которого можно разбудить ночью и попросить о помощи... Мы проговорили несколько часов, а потом легли спать. Вместе. В одну кровать. Но это было так невинно и целомудренно. Мы просто спали вместе. Как два друга... Иногда страшно подумать, что бы со мной было, если бы его не было...»


***

Был теплый майский день. Гермиона и Гарри шли вместе после лекции и обсуждали предстоящий экзамен.

- Герм, слушай, я ничего не понимаю в этих комплексных зельях... Может быть ты могла мне помочь с рефератом, я вечно путаю эти компоненты.

- Конечно, Гарри, я как раз занималась такими зельями на работе в прошлом месяце. Там нет ничего сложного, надо просто один раз понять!

- Ну, у тебя же есть опыт работы, ты реально все это применяешь. А я? Сколько раз я пытался запомнить процентное отношение настойки черноголовки к яду грюзы – ничего не помогает.

Гермиона рассмеялась: то, что казалось девушке простым, вызывало такие проблемы у ее друга. Она посмотрела на Гарри – тот шел погруженный в свои мысли. И тогда она решилась: подошла немного поближе и взяла его за руку. Юноша вздрогнул, но руку не убрал. Некоторое время они просто шли молча. Гермиона улыбалась весеннему солнышку, Гарри немного нервничал. Минут через десять, когда они уже почти подошли к кафе, в котором собирались пообедать перед вечерним циклом лекций, Гарри освободил свою ладонь и немного виновато пробормотал что-то о том, что на улице жарко, и рука вспотела. Гермиона почувствовала себя неловко: «Вот сама навязалась...»

Почти весь обед прошел в молчании. Первым нарушил тишину Гарри.

- Знаешь, Герм, я все время до этого относился к тебе, как к подруге, как к сестре... я не знаю... просто это было так неожиданно, не сердись... хорошо?

А на следующий день он забежал к ней на работу и принес три нарцисса – три маленьких солнышка, смотря на которые было невозможно не улыбаться... Принес, поцеловал в щеку и опять убежал по своим делам. Весь оставшийся день Гермиона только и делала, что любовалась на цветы – это было так трогательно и неожиданно...

Суббота... Тот самый день, с которого она потом отсчитывала дни, недели, годы. Гермиона опять поехала к Гарри – они допоздна готовились к предстоящему экзамену по зельям. Потом полусонные упали в постель, бок о бок. Теперь уже никто не помнил, кто из них начал этот поцелуй, но за первым последовали второй, третий... Его руки осторожно, немного смущенно гладили ее обнаженную спину, она зарылась пальцами в его густые волосы... В их ласках не было страсти, это была, скорее нежность, внимание, исследование тела партнера. Потом ласки стали угасать, поцелуи замирать... Гарри обнял ее и притянул к себе, Гермиона положила голову ему на плечо, и через несколько минут оба уже спали тихим счастливым сном...

***

Гермиона проснулась первая и стала разглядывать спящего Гарри. Взлохмаченные волосы, густые брови, высокий лоб, на котором уже не было знаменитого шрама, тонкие губы. Взгляд ее опустился немного ниже – мускулистые плечи, одна рука лежала поверх одеяла, в то время как другая все еще приобнимала ее. Гермиона сама не могла понять почему, когда она знакомилась с мужчиной, первое, на что она обращала внимание – были руки. Большие ладони, сильные пальцы – это то, вызывало в ней тихое восхищение. Внезапно что-то холодное дотронулось до ее голой спины. Девушка подпрыгнула и вскрикнула.

- Ты что, щекотать меня решил, - вредно прищурив глаза спросила Гермиона, смотря на довольную физиономию Гарри. – Ну держись!

Подушечно-постельная баталия была в самом разгаре – тихое сопение упорно пытающейся защекотать, защипать, укусить в конце концов Гермионы изредка прерывалось вскриками Гарри, когда ее попытки достигали цели. Потом раздался визг девушки, Гарри решил перейти в нападение и просто скрутил руки Гермионы у нее за спиной. Гермиона вспомнила, что тоже училась на аврора и решила отбиваться всем чем осталось: ногами и зубами. Гарри было только на руку, что девушка была гибкой, и скрутить ее так, что бы не осталось возможности двигаться, но и больно не было, оказалось не так сложно. В конце концов он придавил ее тяжестью своего тела и решил нейтрализовать последнюю представляющую опасность часть тела Гермионы – губы. Гермиона держалась до последнего: вертела головой из стороны в сторону, извивалась, пыталась брыкаться – бесполезно! Тогда она решила пойти другим путем: расслабилась, сделала вид что устала и сжала губы в обиженную полосочку. Гарри наивно решил, что победил, но все же осторожно коснулся губами сначала ее щеки, а потом и губ, при этом немного ослабив захват. Это и было его ошибкой, которой не переметнула воспользоваться девушка – с победным воплем (хорошо, что в доме кроме них никого не было) она скинула с себя парня и уселась сверху, предварительно попробовав заблокировать его руки коленками. Больше трех секунд она не продержалась, и была снова скручена в бараний рог.

- По крайней мере, я хоть освободилась, - пропыхтела Гермиона, в перерыве между попытками укусить держащие ее руки.

- Ну конечно, без волшебной палочки с тобой справиться десятилетний ребенок!

- Десятилетний не справиться!

- Ладно, пятнадцатилетний...

- Пусть сначала догонит и палочку отберет. Тебя же я тоже не во все места била и царапала...

- Слава Мерлину. Не хватало мне еще объяснять, откуда у меня все лицо расцарапано.

- Точно не хочешь? А то могу устроить! – девушка успешно высвободила правую руку и ноготками провела по щеке Гарри.

Тот обнял ее ладошку своими пальцами и поцеловал.

- Сдаешься? Ура! Я выиграла!

- Ты? А кто тут пошевелиться не мог.

- А это я поддавалась, я же сбросила тебя! К тому же, главное не количество, а качество.

Юноша аж опешил от железной логики девушки, но потом решил не спорить, а приступил к более приятному занятию – поцелуям...

***

В приятных свиданиях, поцелуях, ночевках то у одного, то у другого, незаметно прошел год. Родители Гермионы с радостью приняли Гарри. Иногда, в разговорах по душам, мама указывала Гермионе на то, что Гарри еще не достаточно серьезно смотрит на жизнь, но она не обращала на это внимания, принимая Гарри таким, какой он есть. Она часто вспомнила один разговор, который произошел у них через полгода после того, как их отношения перешли из разряда дружеских, во влюбленность.

- Гарри, скажи честно, ты ни разу не пожалел, что не смотря на все предсказания, Дамблдор не допустил тебя до войны?

Гарри задумался...

- Знаешь, философский камень, василиск – это все были детские игры по сравнению с тем, что было на реальной войне. Ты сама говорила, что видела как умер Снейп. Я видел смерть Седерика, видел Вольдеморта. Если бы они тогда взяли меня с собой, я бы или умер, или же сошел с ума. Если Снейп, человек досконально знающий Темные искусства, боевую магию, не справился, что говорить обо мне.

- Ты не веришь в собственные силы?

- Герм.. силы силами, но даже Драко на момент окончания школы знал больше темных заклинаний, чем я. У него был хороший учитель – Люциус. Сириуса оправдали только после окончания войны, на каникулах я был под полным контролем родственников. Как хорошо, что Сириус разрешил мне жить у них. Надин прекрасная женщина, они любят друг друга...

- Действительно.... мне очень понравилась их свадьба... Как ты думаешь, может у нас когда-то будет что-то подобное...

- Кхм... знаешь, Герм, я должен тебе кое-что сказать... Мне нравиться быть с тобой, ты мой самый близкий человек, никто кроме тебя меня так не понимает. Из всех женщин на свете, я выбрал бы тебя, что бы жить вместе, но я никогда не женюсь на тебе.

- Совсем никогда? – девушка сглотнула появившийся в горле ком.

- Скажем так, не в ближайшем будущем. Я говорю тебе это, что бы ты не планировала и не ждала от меня таких действий.

- Но почему?

- Я не могу это объяснить. Просто я чувствую, что семья – это не мой удел... Нам с тобой хорошо вместе. Зачем все усложнять...

- Но как же белое платье... свадьба... Каждая девушка хочет выйти замуж...

- Извини, но тут я тебе ничем не могу помочь...

Сначала Гермионе не понимала такую позицию Гарри. Иногда она плакала по ночам, понимая, что не может получить того, что ей хочется, или же ей казалось, что хочется. Потом она просто смирилась. Она все еще жила с родителями и через какое-то время поняла, что может оно лучше: жить тихо и спокойно, но без брака, чем в скандалах и ругани, но в законном браке.

Гермиону повысили в должности, Гарри тоже пошел работать в Министерство, и Гермиона серьезно поговорила с Гарри, что бы начать самостоятельную жизнь. Сначала Гарри принял ее идею достаточно равнодушно, но потом признался, что ему уже неудобно жить у крестного столько лет. Хоть они и не виделись до гарриного четырнадцатилетия, но все равно, у каждого была своя личная жизнь. Они быстро нашли небольшую квартирку в пригороде Лондона, и постепенно обживали ее.

Так прошел год...

***

- Гарри, ну выслушай меня, пожалуйста!

- Гермиона, я уже сказал тебе свое мнение, и не собираюсь повторять его по сто раз на день: нет, я не хочу детей...

- Милый, попробуй понять и меня, пожалуйста. Я не могу, мне кажется, что я просто схожу с ума. Ты не знаешь что такое материнский инстинкт, это сильнее меня.

- Извини, но это мое последнее слово...

В таких разговорах прошло несколько месяцев... В остальном их семейная жизнь была практически идеальной. Утром вместе на работу, потом на лекции, а вечером каждый занимался любимым делом. Изредка они встречались со школьными и студенческими друзьями, но большую часть времени они проводили друг с другом.

Проблемы начались в то утро, когда Гермиона проснулась и поняла, что хочет родить ребенка. Она сначала просто заводила ненавязчивые разговоры на эту тему – никакой реакции. Потом решила поговорить начистоту и получила сильный отпор. В какой-то момент она поняла, что полностью опустошена. Тогда она решила разложить все по полочкам: «У меня есть цель – я хочу родить ребенка. Что для этого надо – мужчина, который хочет этого, также, как и я. Я знаю такого? – Нет. Уйти от Гарри я всегда смогу. Значит остается только одно... ждать. Ждать, или пока Гарри созреет, или же я встречу человека, который захочет, что бы у нас был ребенок.»

Такая логика всегда помогала девушке успокоиться. И она постепенно возвращалась к жизни. Через несколько месяцев она начала ненавязчиво предлагать прекращать предохраняться, и с удивлением заметила, что у нее получилось – Гарри не сказал ни слова. Осталось только ждать результата... Но он не наступал...

Прошел еще год, год ожиданий, год надежд и разочарований... Гермиона боролась одна. Гарри смотрел на все ее переживания с сочувствием, но ничего не делал, что бы помочь ей. Максимум, что он делал для Гермионы, это давал возможность выплакаться у него на плече после очередной неудачи. Гермиона знала, что была полностью здорова. А через год она узнала, что вся проблема была в Гарри... И тогда у нее опустились руки. Она поняла, что все эти нервы, все беспокойстве, волнения – все было бесполезно. За почти три года совместной жизни она поняла, что на самом деле сама тащила все их отношения на себе. Это известие было последней каплей, поставившей точку в их отношениях. Гарри просто жил рядом с ней, но одной семьей они не были. Он никогда не говорил, что любит ее, не хотел слышать слова любви от нее... И она приняла решение...

Она перестала прятаться в своей раковине и снова стала общаться с друзьями и однокашниками. За несколько дней она успела несколько раз влюбиться и разочароваться в своих чувствах. Она поняла, что снова живет, что впереди у нее еще столько неизведанного и не пережитого, что стало безумно интересно жить! Поговорив по душам с Гарри, они решили разъехаться и просто остаться близкими друзьями.

- Гарри, двери моего дома всегда будут открыты для тебя, ближе тебя у меня никого нет. Но наши отношения зашли в тупик... У них нет будущего. Ты знаешь, что я хочу, но ты не можешь дать мне это. Ты столько раз говорил, что хотел бы попробовать пожить один. Теперь у тебя будет прекрасная возможность узнать, каково это. Знаешь, еще неделю назад я была уверена, что не смогла бы жить одна, а теперь даже нахожу это заманчивым. Разойтись мирно и дружно – это очень сложно. Я помню, как переживала после разрыва с Драко, и не хотела бы, что бы ты или я чувствовали себя так. Я не бросаю тебя, ты не бросаешь меня... просто наши пути дальше идут в разные стороны...

- Ты чудо...

- Еще бы, и не сомневайся в этом!






Глава 5. Эпилог

Та зима была особенно сурова. Гермиона шла с работы, обмотав вокруг шеи теплый шарф. До ее уютной и теплой квартирки, которую она купила себе несколько месяцев назад, после того, как разошлась с Гарри, было пол часа ходьбы пешком. Вьюга нещадно била по лицу холодными порывами ветра. Снежинки мерцали в лучах фонаря. Очередной порыв сбил ее с ног, и она, подвернув ногу, упала в сугроб. Свернувшись от боли клубочком, она стиснула зубы, чтобы не заплакать. Внезапно, она почувствовала, как две сильные руки поднимают и ставят ее на ноги. Гермиона зашипела от боли, но встала на здоровую ногу и подняла голову. После падения волосы растрепались и мешали ей разглядеть того, кто помог ей. Рука в черной кожаной перчатке осторожно провела по ее щеке, убирая волосы с лица. На Гермиону смотрели два улыбающихся черных глаза, которые выделялись на бледном лице. Нос с горбинкой, тонкие губы, веселые ямочки на щеках и длинные черные волосы завершали портрет незнакомца.

- Северус, - выдохнула изумленная Гермиона, прежде чем потерять сознание...


КОНЕЦ.



"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"