Еще одна история об оборотне

Автор: Сабрина Снейп
Бета:Диана Блэк
Рейтинг:PG-13
Пейринг:СС/НМ
Жанр:Action/ Adventure
Отказ:ни на что не претендую, все права у тех, кому они принадлежат.
Аннотация:Лили Эванс вынуждена прийти в полнолуние в воющую хижину. Там девушка сталкивается с оборотнем и уже прощается с жизнью, но ее спасает бывший друг Северус Снейп. Но сумеет ли это спасти их дружбу?
Комментарии:
Каталог:AU
Предупреждения:OOC
Статус:Закончен
Выложен:2008-12-29 00:00:00 (последнее обновление: 2009.01.02)
  просмотреть/оставить комментарии


Глава 1. Ночь. Оборотень. Девушка.

Вечер плавно опускался на Хогвартс, и большинство учеников разошлись по спальням, как того требовали школьные правила. Но разве могут правила что-либо запретить старосте и самому богатому наследнику - Люциусу Малфою? В свои семнадцать лет он считал, что никто ему не указ. В комнате старосты шла большая игра в покер. Играли сам Малфой и трое шестикурсников с его факультета - Эйвери, Розье и Снейп. Уже давно было ясно, кто проигрывает: Северус смотрел в одну точку и совершенно не следил за ходом игры. Со стороны юноши это было весьма опрометчиво, ведь у него у единственного не было денег, и в случае проигрыша он обещал исполнить любое желание выигравшего или правдиво ответить на вопрос.
А Северусу было вовсе не до игры. Он сам не понимал, зачем присоединился к Малфою этим вечером. Наверное, чтобы стать своим в их компании. Зачем надо быть своим в такой компании? Ответ очень прост: потому что никакой другой нет. Да, Северуса коробило от их теорий о всемирном господстве и верном служении Лорду, а еще больше - от их, так называемых, "развлечений". Но они относились к нему как к человеку, а те, кто считал себя благородным - как к грязи под ногами.
Сейчас же Северус думал о Лили, и мысли его были отнюдь не веселыми. Он так нелепо поссорился с ней полгода назад. Как вообще можно было назвать единственную подругу этим ужасным словом! Ответ прост - юноша неосознанно перенес свою ярость с Поттера, которому ничего не мог сделать, на вставшую между ними Лили. От того, что сейчас он это понимал, легче не становилось. Каждый раз, когда он пытался извиниться (а пытался он по нескольку раз в неделю), Северус натыкался на непробиваемую стену отчуждения. И все из-за чертовых Мародеров!
При мысли о Мародерах, Северуса захлестнула почти неконтролируемая ярость. Эти четыре ненавистных ему человека - Поттер, Блэк, Люпин и Петтигрю - всегда умудрялись делать ему гадости, а сами при этом выходили сухими из воды.
Тут еще некстати вспомнился случившийся почти год назад эпизод с оборотнем. Блэк посчитал остроумным посоветовать ему зайти в полнолуние в воющую хижину. И он тоже хорош: нашел, кого слушать. Тем не менее, все вышло, как вышло - он столкнулся с оборотнем. Спас его Поттер, умудрившись сделать это так, что лучше бы оборотень его разорвал. Было совершенно невыносимо признать, что он обязан жизнью врагу. Но Северус пересилил себя и поблагодарил Поттера, а в ответ услышал: "Учти, Нюниус, я спас твою жалкую жизнь только ради Ремуса". При этом все еще долго считали Поттера героем и восхищались его благородством. И Лили тоже, что было больнее всего. И правду рассказать было невозможно - директор умеет настаивать на своем.
Тут Северуса отвлек от размышлений ехидный голос Малфоя: "Северус, ты проиграл. Выбирай: правда, или желание". И что делать? Плохо и то, и то. Но, зная, что у Малфоя больная фантазия, и пожелать он может много чего опасного для жизни, Саверус решился:
- Правда.
В тот же миг проигравшего на мгновение окутало облачко. Он знал, что это значит. Если он ответит неправду, умрет от разрыва сердца. Юноша замер в ожидании. И надо же было Малфою задать вопрос именно о том, что только что так мучило Северуса! Принц слизеринских Подземелий спросил:
- Расскажи нам, каким это образом Поттер спас тебе жизнь?
-Я год назад залез в воющую хижину ночью. Там меня подстерегала смертельная опасность, от которой Поттер меня и спас.
- Что за опасность?
- У тебя был только один вопрос, Малфой. Я ответил на него честно.
- Так, значит? Ну ладно. Я принимаю ответ. Сыграешь с нами еще?
- Настроения нет. Пожалуй, я пойду.
Если бы Северус мог слышать мысли Малфоя в тот момент, как удалялся из комнаты и предугадать, чем это впоследствии для него обернется, он бы пожалел, что не выбрал желание. А Малфой думал: "Так-так, тогда, кажется, было полнолуние. Очень интересно. Есть у меня одно предположение, и я даже знаю, как его проверить".

Лили ходила взад-вперед по двору и сильно нервничала. Да и как тут не волноваться, ведь ей придется выполнить любое желание Малфоя. А началось все с того, что она вступилась за подругу.
Исполняя обязанности старосты, девушка патрулировала коридоры и вдруг услышала за углом сдавленные рыдания. Она подошла ближе и увидела Малфоя, издевающегося над Мэри МакДональд. Юный лорд подвесил несчастную к потолку и собирался в довершении всего сделать невидимой ее одежду. Это были самые распространенные издевательства последнего времени. Девушка, конечно, вступилась за подругу. Но, так как она гриффиндорка, вместо того, чтобы сразу напасть, она вызвала лорда на дуэль. А Малфой сразу настоял на аэринской дуэли. Ее в незапамятные времена придумал лорд Родерик Аэрино. Эта дуэль ведется до смерти и без каких-либо последствий для победителя. Если же победитель не желает убивать побежденного, он вправе заменить это исполнением любого его желания, если побежденный дает такую клятву.
Конечно, затея была крайне глупой: куда Лили тягаться с Малфоем. Он старше на целый год и знает множество заклинаний, так как Малфои обладают обширной семейной библиотекой. Девушка проиграла и уже прощалась с жизнью, как вдруг Малфой с гнусной улыбочкой объявил, что убить ее вот так глупо, а вот от исполнения желания он бы не отказался. И что делать? Первым порывом Лили, разумеется, было гордо отказаться и умереть по-гриффиндорски. Но, когда слизеринец хдладнокровно поднес палочку к горлу девушки, ей вдруг очень захотелось жить. Пусть даже и путем исполнения желания. И она, как того и требует обычай, дала Непреложный обет, что исполнит любое желание Малфоя.
А теперь девушка мучалась он неизвестности, что же пожелает победитель. У Малфоя такая изощренная фантазия+ Не дай Мерлин, пожелает нечто такое, после чего станет невозможно жить. Сейчас главное спокойно выслушать, что юный лорд соизволит ей сказать, не выказывая своего волнения. А о том, почему в момент, когда она думала, что обречена, перед глазами застыло лицо Джеймса Поттера, Лили подумает позже.
Наконец, незаметно появился Люциус Малфой. Вальяжной походкой он подошел к жертве и стал с ухмылкой разглядывать ее, не спеша начать разговор. Лили смотрела на слизеринца спокойно, насколько могла, и на некоторое время воцарилась тишина. Девушка не выдержала первой:
- Говори уже, что придумал, Малфой.
- Как ты нетерпелива, грязнокровка. Не бойся, ничего такого, что ты себе насочиняла, я не потребую. Тебе всего-то надо в полнолуние, то есть уже сегодня вечером, пойти в воющую хижину и посидеть там немного.
- Но как я туда попаду?
- А вот это конструктивный подход, не ожидал от грязнокровки. Совершенно случайно, разумеется, я подслушал разговор ваших гриффиндорских звезд, Поттера и Блэка. Они собирались идти туда месяц назад. Войти можно через дракучую иву, обездвижь ее заклинанием.
После выдачи этих инструкций Малфой ушел, а Лили осталась стоять в полном недоумении. Да, ночью темно и страшно, а о воющей хижине ходят пугающие слухи, но неужели это все? Она была уверена, что славящийся своей жесткостью Малфой придумает нечто гораздо более кровожадное, чем некоторое время посидеть в хижине. Девушка чувствовала, что где-то подвох, но никак не могла понять, где. Тем не менее, сегодня ночью она пойдет в хижину. Все равно другого выхода нет.

Регулус Блэк уже с полчаса стоял во дворе Хогвартса и напряженно размышлял. Он был растерян и не знал, кому верить. Попал на Слизерин юноша в основном потому, что не хотел разочаровывать мать. Она всегда была для него непререкаемым авторитетом, и он не мог понять брата, постоянно разочаровывающего ее. Сперва Регулус думал поступить в Райвенкло, но после того, как Сириус очень огорчил родителей, поступив на Гриффиндор, у юноши не было иного пути кроме факультета, на котором учились все его предки.
Сначала было трудно, особенно потому, что он во многом не разделял взглядов большинства слизеринцев. Но вскоре установилось пусть шаткое, но все же равновесие. И помог ему в этом Люциус Малфой.
Да, Регулусу пришлось поступиться некоторыми своими принципами, забыть о некоторых убеждениях, но иначе на Слизерине просто не выжить. И Малфой как-то незаметно, исподволь, стал для него авторитетом. Он во всем слушался старшего товарища и даже был готов войти в некую сомнительную организацию сторонников стремительно набирающего силу темного мага, тем более родители полностью одобряли это решение.
Но три дня назад случилось событие, разбившее как стекло его веру в правильность действий Люциуса. Он избил его любимую кузину Нарциссу. Избил жестоко и безжалостно. Когда юноша увидел кузину в гостиной поздно ночью, она плакала навзрыд, на ее лице были синяки и кровоподтеки. Регулус проник в мозг сестры, так как Блэки имеют возможность проникать в сознание кровных родственников. Так юноша узнал страшную правду - это сделал Люциус Малфой, жених его сестры, за то, что она отказалась выходить за него.
Кузину Регулус очень любил. Нарцисса очень добрая и по-настоящему солнечная девушка, как будто освещающая все вокруг. И юноша ни за что не мог позволить ей страдать. Конечно, он знал, почему кузине не мил первый жених Слизерина. По странной прихоти судьбы она любила Северуса Снейпа - мрачного и несимпатичного юношу. Но он не обращал ни малейшего внимания на Нарциссу, бегая за Лили Эванс, которой вовсе не был нужен.
Так странно, если бы Регулус не задержался на отработке и не пришел в гостиную так поздно, они бы не встретились, и он бы ничего не узнал. Нарцисса бы несколько часов тихо проплакала в гостиной, а потом к ней пришел бы Малфой, залечил бы раны и объяснил, что иметь его мужем, а не врагом в ее же интересах. И она бы согласилась.
Но все случилось, как случилось. Регулус намеревался немедленно пойти поквитаться с Малфоем, но кузина умоляла не делать этого, и в конце концов он сдался. Но они с Нарциссой решили, что будут вместе и не позволят себя запугать, не пойдут у Малфоя на поводу. Юноша сам помог кузине и решил, что ни за что не войдет в организацию, состоящую из таких зверей, как Люциус Малфой.
А недавно Регулус подслушал разговор Люциуса Малфоя и Лили Эванс, из которого следовало, что девушка проиграла юному лорду желание. И желание его было весьма странным. Юноша понятия не имел, что все это означает, но одно знал точно - Малфой задумал что-то на редкость гадкое. И сейчас Регулус мучительно соображал, что делать. Ответ был внезапен, как вспышка: ну, конечно, сообщить Северусу. Не смотря ни на что, он долгое время дружил с этой гриффиндоркой и должен узнать об угрожающей ей опасности. И юноша с решительным видом направился в слизеринскую гостиную.

Джеймс Поттер и Сириус Блэк уже часа два спорили с Ремусом Люпином по поводу своего дальнейшего времяпрепровождения. Дело в том, что сегодня очередное полнолуние, и они намеревались, как обычно, пойти с Ремусом на прогулку в анимагической форме, долго этого ждали. И вот друг заявляет, что они обязаны остаться. И ради чего? Ради того, чтобы написать эссе по Зельям!
По-правде говоря, это самое эссе было задано еще три недели назад, и, разумеется, Ремус давно его написал. А Сириус и Джеймс, конечно, забыли. Меж тем, не написавшим эссе, профессор Слизнорт обещал страшную кару, правда, еще не уточняя, какую. Тем не менее, Ремус настойчиво советовал друзьям не искушать судьбу, говоря, что раньше превращался в оборотня без их участия, и на этот раз прекрасно справится. Но друзья заявляли, что как-нибудь выкрутятся. В конце концов, юноша-оборотень сообщил им, что за очередное вопиющее нарушение учебной дисциплины их вполне могут не допустить до участия в квиддиче. А как раз через пять дней должен состояться матч Гриффиндор - Слизерин, Джеймс являлся ловцом, а Сириус - загонщиком. Так что, скрепя сердце, друзья согласились в этот раз пропустить.
Питер в знак солидарности, а может потому, что пугался даже в анимагической форме быть возле превратившегося оборотня в одиночку, тоже остался в гостиной. Сам-то он давно списал эссе у Ремуса, а Сириус и Джеймс считались незаурядными талантами и считали списывание ниже своего достоинства. Но их друг Петтигрю не обладал ни подобными талантами, ни такими предрассудками.
В общем, было решено потерять прекрасную ночь, посвятив ее учебе. Друзья хотели хотя бы проводить Ремуса, но он заявил, что справится сам, не в первый раз. Тогда они пообещали следить за ним при помощи Карты Мародеров.
Эту карту они создали все вместе, хотя участие Питера было минимальным, года три назад. Она была уникальна, давая возможность своим хозяевам видеть все коридоры Хогвартса в реальном времени и следить за передвижениями каждого человека.
В общем, Джеймс и Сириус уселись за учебу, а Ремус пошел к воющей хижине. Он не мог объяснить свое состояние, но внезапно просто захотелось побыть в одиночестве, хотя он был, как никто, благодарен друзьям за все, что они для него делали. Они позволяли ему чувствовать себя нормальным, общались с ним на равных, помогали ему. Но иногда на Ремуса накатывала волна раздражения, вызванная их несерьезным отношением к тому, что с ним происходит. Они считали это веселой игрой, не понимая, сколько мучений доставляет оборотню каждое превращение. Он будто умирал каждое полнолуние, чтобы наутро воскреснуть снова с чувством унижения и отвращения к себе. Если бы они только знали+ Хотя почувствовать такое он не желает никому, тем более близким друзьям.
С такими мыслями Ремус готовился к превращению. Если бы он знал, что именно сегодня присутствие рядом друзей было бы как нельзя кстати+

Северус поставил последнюю точку на эссе по Зельям. Из-за чертовых Мародеров ему пришлось отложить его написание на последний момент. А все дело в назначенных отработках.
И почему в их стычках крайним всегда оказывается он? Они подкараулили его в пустом коридоре, начали наезжать, он еле от них отбился, а потом МакГонагалл назначила отработку ему. За то, что он, якобы, начал драку. Конечно, ее факультет. А еще говорят, что декан Гриффиндора честная и беспристрастная - врут.
Отработки были долгими, и в течение двух недель юноша так и не смог приступить к работе для профессора Слизнорта. И сейчас он работал медленно, так как размышлял, в чем же прокололся во время злосчастного проигрыша Малфою. Вроде бы ничего лишнего он не сказал, но почему тогда староста выглядел таким довольным?
Северус движением палочки отослал работу в комнату, когда в гостиную вошел Регулус Блэк. Отношения с ним у нашего героя были неоднозначными. Северус понимал, что, в некотором роде, они товарищи по несчастью. Оба выбрали Слизерин, чтобы угодить матерям, обоим приходится со многим смириться, чтобы не стать изгоями. Так что они могли бы подружиться, если бы не фамилия Регулуса и его внешнее сходство со старшим братом. Северус понимал, что это глупо, что оба брата между собой не ладят, но ничего не мог с собой поделать. Так что пока они обходились вежливым нейтралитетом, слегка граничащим с приятельскими отношениями.
К удивлению Северуса, Блэк-младший сразу подошел к нему и начал пересказывать подслушанный разговор Лили и Люциуса. Услышанное было настолько ужасно, что на некоторое время повергло Северуса в шок. Но он был обязан проверить, поэтому использовал мягкую легилименцию - вариант проникновения в чужое сознание незаметно для жертвы. Изучать данное мастерство он начал после того, что сотворили с ним Мародеры в конце пятого курса, и за лето весьма в этом преуспел, хотя пока мог улавливать только эмоции. Но и этого хватило, чтобы понять, что Регулус сказал правду.
И все встало на свои места. Вот почему Малфой был так доволен - получил прекрасную возможность проучить гриффиндорскую старосту.
В следующее мгновение Северус похолодел. Он представил, что может случиться, вспомнил свои ощущения, когда по милости Блэка столкнулся с оборотнем - Люпином. А теперь на его месте будет Лили, и не будет никого, кто бы ей помог+ Ну уж нет! В тот момент юноша не думал ни о смертельной опасности, ни об очередном нарушении школьных правил. Он просто должен был спасти Лили. Тем временем прозвучал вопрос Регулуса, выведя юношу из транса:
- Тебе это о чем-нибудь говорит?
Северус не ответил, он молча сорвался с места и побежал в комнату. Там слизеринец взял из тумбочки бутылочку с грязно-зеленым зельем. Он ни за что и ни при каких обстоятельствах не даст его Лили, но сам выпьет, если придется. Хотя Северус от души надеялся, что до этого не дойдет. Он вихрем вылетел из гостиной и помчался в сторону воющей хижины.

Лили зашла в воющую хижину, с опаской оглядываясь по сторонам. Заклинание, которое сказал Малфой, подействовало, на время заморозив Дракучую иву и позволив ей войти внутрь. Девушку не покидало чувство тревоги. Будучи человеком рассудительным, она понимала, что замысел Малфоя не может быть настолько прост - зайти в хижину и посидеть там. Тем не менее, подвоха не обнаруживалось. Если не считать таинственных предостережений Северуса относительно воющей хижины. Бывший друг говорил, что там таится какой-то ужас, и что, благодаря Блэку, он чуть не погиб там, но конкретно ничего не рассказывал, так как ему строго-настрого запретил директор. Но Лили не верила ему, особенно после случившегося в конце пятого курса.
Вспомнив об этом, гриффиндорка снова почувствовала горечь незаслуженной обиды. Да как он только мог назвать ее этим ужасным словом после стольких лет дружбы! И за что - за то, что вступилась за него. И Лили, как и полгода назад, вновь пришла к выводу, что мрачный юноша из Слизерина просто не заслуживает ее дружбы.
Девушка даже в уме прикинула, как все могло происходить в воющей хижине на самом деле. Очевидно, Мародеры собирались там чтобы поболтать и почувствовать свою значимость, считая, что сидеть ночью не в своей комнате, а в месте с дурной репутацией - это очень круто. А Северус, скорее всего, пошел туда в надежде собрать на них компромат, о чем давно мечтал. А там что-то случилось: либо стычка, либо что-то еще в этом роде. И никакой ужасной тайны и мистики.
Лили снова и снова прокручивала в голове это объяснение, стараясь унять бешеный стук сердца, но все равно ей было страшно как никогда. Еще бы - она одна ночью в подозрительном месте, а ведь староста никогда не нарушала правила.
Девушка присела на край стоящей в хижине кровати, стараясь унять дрожь рук. И сразу вскочила, услышав жуткий крик. Как же она сразу не подумала, что если бы это была просто хижина, ее не стали бы так тщательно скрывать. Ведь попасть сюда практически невозможно, а сказанное Малфоем заклинание, наверняка, должны знать только учителя. На дрожащих ногах она подошла ближе к неосвещенной половине комнаты, на которую сначала не обращала внимания. А там+
А там извивался в муках человек, превращаясь в страшного монстра - оборотня. Скорее всего, он и ранее был в стадии превращения, но теперь оно заканчивалось, что и причиняло такую боль. Узнать, кто это, было практически невозможно.
А вскоре это перестало интересовать гриффиндорку - ужасный монстр направился к ней. Наверное, следовало что-нибудь предпринять, но она не могла. Ноги стали ватными, девушка осела на пол и закричала, надеясь, что кто-нибудь услышит.
Но кто? Ведь ночь на дворе, и Мародеров нет, когда они так нужны. Оборотень подошел совсем близко, и девушка решила, что ей конец, но тут в монстра полетело мощное обездвиживающее заклинание. Конечно, так с ним не справиться, но неожиданный помощник и не добивался этого. В момент, когда оборотень отвлекся, он быстро встал между ним и жертвой, заслонив ее собой. Лили не верила своим глазам - Северус Снейп.

Джеймс и Сириус писали эссе, настроение было слегка подавленным. Конечно, они каждое полнолуние развлекаются в анимагической форме, но пропускать жалко. На карту Мародеров не смотрели. Что может случиться? Ремус раньше превращался без них, и все было нормально. Конечно, жаль, что у друга опять будут раны и повреждения, но он убедил их в том, что переживет это. А потом они уж точно пойдут в хижину все вместе, несмотря на всякого рода препятствия. Так думал Сириус во время написания эссе.
Основным препятствием Мародеров всегда был учитель Защиты от темных искусств - профессор Родерик Ларм. Он был прислан Министерством на один год как проверяющий, впрочем, слава Мерлину, не имея никаких прав, кроме наблюдения и обычных профессорских полномочий. Это оказался на редкость неприятный субъект, сразу невзлюбивший Мародеров и старавшийся испортить им жизнь как только мог, правда, мог он немного - снимать баллы и назначать отработки. А вот сами ребята могли многое+ Чего стоит, к примеру, змея, подброшенная ими в его кабинет, или "случайно" оставленная на столе агрессивная "Чудовищная книга о чудовищах". Так что война велась на равных. Мародерам повезло, что когда произошел неприятный инцидент со Снейпом в воющей хижине, Ларм в Хогвартсе не работал, иначе исключение им было бы гарантированно.
Если Сириус кое-как водил пером по пергаменту, Джеймсу было абсолютно не до этого. Он думал о Лили. Такая прекрасная и такая недоступная девушка уже давно занимала его мысли. Он даже завидовал Нюниусу, когда тот дружил с ней. А после инцидента по окончании экзамена по теории Защиты от темных искусств на пятом курсе, Джеймс обрадовался, решив, что раз Снейп больше не сможет настраивать Лили против него, ему будет легко добиться сердца девушки. Но он жестоко ошибся: Лили была холодна, как и всегда. Недавно он снова пригласил девушку своей мечты на прогулку в Хогсмит, а она снова отказала. Неужели шансов нет? Но Мародеры не сдаются, и Джеймс был твердо намерен что-нибудь придумать.
Юноша взглянул на часы и вздрогнул. Пока он думал на свою больную тему, прошло больше часа, а эссе не сдвинулось ни на строчку. Надо начать писать, но перед этим взглянуть, как там Ремус. Ловец достал Карту Мародеров и, произнеся пароль, посмотрел на нее. В следующий момент карта выпала из рук побледневшего гриффиндорца, а его лучший друг резко обернулся.
Взглянув на карту, Сириус понял, что так напугало Джеймса. В воющей хижине был не один Ремус, как ожидалось, а еще два человека - Лили и Снейп.
Мародеры не думали, что там делают эти люди, привел ли Снейп девушку в хижину и, если да, то зачем. Они просто сорвались с места, охваченные одним желанием - спасти Лили. Питер семенил следом.

Регулусу не спалось, его мучила совесть. Казалось бы, он поступил правильно - рассказал Северусу о том, что его любимая гриффиндорка попала в беду, а дальше уже не его проблемы. Но отчего тогда так мерзко на душе? В Регулусе боролись два разных чувства - осторожность и желание помочь. Он не знал, что за опасность подстерегала Лили в воющей хижине и, по правде говоря, недолюбливал ее за то, что слишком много ночей Нарцисса провела в слезах из-за того, что Северус любит не ее. А он знал об этом и мучился. Он всегда переживал за кузин и даже за брата, только Сириусу было на все плевать.
Но к Северсу Регулус, несмотря ни на что, всегда испытывал симпатию. Слишком уж похожи их судьбы. И он не может позволить ему столкнуться с, вероятно, смертельной опасностью. А, скорее всего, все очень серьезно, иначе Снейп не побледнел бы так и не вылетел бы пулей из гостиной. Возможно, это глупо, может быть, по-гриффиндорски, но Регулус не мог поступить иначе. Он побежал вслед за Северусом.
Но юноша не успел выйти из гостиной, столкнувшись на пороге с Нарциссой. Кузина спросила:
- Регулус, что случилось?
- Ничего, я просто решил прогуляться.
- Ночью? За пределы Хогвартса, да?
- Ну+
- Кузен, ты же никогда не мог мне врать. Давай, рассказывай правду.
И Регулус рассказал. В конце концов, Нарцисса как никто имеет право знать.
У Нарциссы перехватило дыхание. Она, общаясь с Люциусом, знала, что он выведал какую-то тайну Мародеров, касающуюся воющей хижины. Недавно она сказала ему, что никогда не выйдет за него замуж, воспользовавшись тем, что вокруг было полно профессоров, а у них на глазах он ничего не мог ей сделать. И несостоявшийся жених намекнул, что она случайно может оказаться в воющей хижине в полнолуние, и тогда не будет принадлежать ни ему, ни кому-либо другому. Полнолуние+ Скорее всего, он оборотнем вздумал ее пугать, но откуда в Хогвантсе оборотень? Малфой дал ей месяц на размышление, и Нарцисса поняла, зачем ему понадобилось пари с грифффиндорской старостой - для того, чтобы напугать ее, чтобы она решилась загубить с ним свою жизнь.
Настоящим ударом было то, что на помощь Эванс побежал Северус. Ее он, наверное, не стал бы спасать. Но так уж получилось, что она любит его, хотя, казалось, не за что. Нарцисса никогда не пыталась намекнуть о своих чувствах, а дружить с ней любимый не стал, скорее всего, из-за фамилии. Опять Сириус портит всем жизнь! Но сейчас было не время смаковать обиды. Девушка посмотрела в глаза кузена и воскликнула:
- Оборотень!
- Что?
- Я сказала, в воющей хижине оборотень. Побежали, настало время использовать древнее заклинание нашей семьи.
Действительно, семье Блэков на протяжении веков было известно заклинание, способное на время вывести оборотня из строя. И настало время его использовать. Юноша и девушка выбежали из гостиной, прося Мерлина о двух вещах - чтобы они успели, и чтобы их не застукали преподаватели.

Лили не верила своим глазам - впереди, заслоняя ее от монстра, стоял Северус. Она меньше всего ожидала, что он придет ее спасать, хотя, наверное, зря. Ведь именно он всегда был готов на все ради нее, а она этого не ценила.
Северус понимал, что действовать надо быстро. Он запустил обездвиживающим еще раз, выиграв минут пять, и крикнул Лили "Беги, я его задержу!" но храбрая гриффиндорка ответила "Ни за что! Я тебя не брошу!". И что делать? Ясно одно - лучше, чтобы в эту ночь у оборотня была только одна жертва, тем более ни одна душа в целом мире, по твердому убеждению Северуса, не будет убиваться по нему. Юноша считал, что он в любом случае покойник, потому решился на отчаянный шаг. Направив на Лили волшебную палочку, он решительно произнес "Империо!". Когда глаза подруги остекленели, юноша решительно проинструктировал: "Выходи из хижины и беги, не оборачиваясь, до гриффиндорской гостиной".
Когда Лили выбежала, у Северуса осталось около минуты на то, чтобы оценить свое положение. Он сразу ощутил дежавю - как когда-то стоял перед оборотнем и ожидал нападения. Было страшно. Хоть он ни во что не ставил свою жизнь, умирать все равно не хотелось. В следующее мгновение оборотень сделал шаг вперед и полоснул слизеринца когтями по плечу. Он заорал, скрючившись на полу от боли. Это конец, сейчас оборотень сделает шаг вперед и+
Но ничего такого не случилось. Как и Лили, Северусу пришли на помощь люди, от которых он меньше всего ожидал этого. В хижину влетел Регулус Блэк, произнеся в сторону оборотня заклинание, которое Северус не знал. В следующий миг монстр был обездвижен. Регулус подошел к нему, чтобы добить, но Северус прохрипел "Не надо!". Несмотря на всю неприязнь к Люпину, это было бы уже слишком.
Тогда Регулус помог Снейпу подняться и намеревался вывести, но юноша тихо произнес: "Где моя волшебная палочка? Я без нее никуда не пойду". И правда, волшебную палочку он, видимо, выронил. Регулус хотел было не обращать внимания на эти капризы, как в хижину ворвалась Нарцисса, которой было строго-настрого наказано ждать у дракучей ивы на безопасном расстоянии. Кузина призвала палочку словами: "Акцио, палочка Северуса!" и помогла Регулусу тащить Северуса.
Вместе молодые люди выбрались из хижины и уже хотели было идти в гостиную, как Северус упал на траву. Нарцисса боялась проверить свое предположение, но она должна быть сильной, иначе нельзя. Девушка посмотрела на своего любимого и вздрогнула - его успел оцарапать оборотень. Это значит, они не успели спасти Северуса, теперь его ожидает нечто, что гораздо хуже смерти. Несмотря на данное себе обещание быть сильной, девушка покачнулась и упала бы в обморок, если бы не придержавший ее за плечи кузен. На траве Северус тихо стонал от боли.















Глава 2. Последствия

Джеймс и Сириус не помнили, чтобы когда-либо бежали быстрее. Теперь это уже были не обычные проказы, теперь от их скорости и реакции зависит жизнь человека, которого Джеймс любит больше всего на свете. Ловец даже сам не понимал, как при таких скорости и напряжении нервов умудрялся размышлять. Он судорожно думал, как так получилось, что Лили оказалась одна с Ремом в полнолуние. Конечно, так случилось со Снейпом, но слизеринец был тогда виноват сам. Но кто и как заманил туда Лили? Стоп. А что там делал Снейп? Неужели он...
Но мысль Джеймс не додумал. Мимо него и Сириуса вихрем пронеслась Лили. Одно мгновение друзья находились в ступоре, стоя посреди коридора с открытыми ртами. Потом же они побежали следом за Эванс.
Добежав до гостиной, юноши столкнулись с заплаканной Лили, уже бегущей обратно. Но, испытавший неимоверное облегчение от того, что девушка в безопасности, Джеймс вовсе не собирался ее отпускать. Он обнял Лили за плечи, решив, что она сумела сбежать от оборотня, и теперь у нее шок.
Сириус смотрел на вырывающуюся из рук его друга Эванс, и до него начало доходить. В следующее мгновение глаза юноши расширились, и он спросил у девушки: "Снейп еще там?".
Лили кивнула, обмякнув в руках Джеймса и зарыдав. Стало ясно, что вопросами и уговорами от нее ничего добиться не удастся. Тогда Джеймс решился на отчаянный шаг. Он поднес палочку к виску любимой и произнес: "Легилиментс!", одновременно Сириус подошел к другу и приставил палочку к его виску, чтобы тоже все увидеть.
В то же мгновение на Джеймса и Сириуса обрушились воспоминания Лили. И они увидели все: как она вступилась за честь подруги, как проиграла Малфою, ночь в Воющей хижине, леденящий душу ужас и неожиданное спасение в лице Северуса Снейпа, который, сумев спасти Лили, не смог выбраться сам.
Наверное, стоило достать карту Мародеров и посмотреть, где находится Снейп, но ни Джеймс, ни Сириус об этом не подумали. Не вспомнили они и о своей ненависти к давнему врагу. Они думали только о том, что человек, готовый не раздумывая пожертвовать своей жизнью ради маглорожденной, сейчас в смертельной опасности. И о том, что их друг вот-вот станет убийцей. Или уже стал. В глубине души они понимали, что наверняка уже поздно, но если есть хоть малейший шанс, его необходимо использовать.
Лили справилась с собой и повернулась к выходу из гостиной, на ходу отметая протесты Поттера и Блэка. Она заявила: "Мы должны помочь Северусу. Если он умрет по моей вине, я себе этого никогда не прощу". И молодые люди вновь побежали на улицу.

Наверное, впервые в жизни Регулус и Нарцисса совершенно не знали, что делать. На траве Северус стонал от боли, и было необходимо как-то ему помочь. Но зачем помощь, если он все равно станет оборотнем - это худшее, что может случиться с человеком.
Нарцисса смотрела на него и понимала, что будет любить его даже таким, останется рядом и поддержит, несмотря ни на что. Так странно, ей не нужен красавец, аристократ и богач, а нужен странный, невзрачный и небогатый юноша, тем более, вероятно, ставший оборотнем. Неисповедимы пути любви.
Северус что-то прошептал, и Регулус и Нарцисса склонились над ним. Оказалось, раненый просил, чтобы они влили ему в рот зелье, которое было у него с собой.
Молодые люди переглянулись: они не знали, что это за зелье, хотя считали себя знатоками в этой области. Кроме того, они были убеждены, что если Северус стал оборотнем, ему ничего не поможет, и лучшее, что они могут сделать, - отвести пострадавшего в больничное крыло. Но Северус - лучший студент на курсе, и уж он-то в зельях никогда не ошибается. Поэтому Регулус придержал ему голову, а Нарцисса влила зелье. И тут случилось нечто страшное+
Северус побелел и забился на земле в приступе невыносимой, напоминающей конвульсии боли. И было неизвестно, как ему помочь. К нему даже подойти было страшно. Но Нарцисса не закрывала глаза. Она ждала, когда и чем это кончится. И тут прибежали Мародеры и Эванс.

Увидев Снейпа, Джеймс и Сириус спали в ступор. Видит Мерлин, они никогда такого не хотели. Конечно, было время, они мечтали унизить Снейпа, сделать ему побольнее, но чтобы вот так... Они смотрели на человека, которому столько лет желали всяческих мук, и чувствовали, как ненависть по капле уходит из крови. Они просто не могли больше желать ему зла, наоборот, хотели помочь. Лили вышла из ступора и подалась было вперед, как их всех остановила разгневанная Нарцисса. На кузину Сириуса было страшно смотреть. Всегда такая светлая и улыбчивая, сейчас она напоминала тень - вся заплаканная, с темными кругами под глазами. Девушка решительно выступила вперед и закричала на пришедших:
- Вы же всегда этого хотели, да? Насладиться пришли?!
- Нарцисса, послушай, мы хотим помочь.
- Убирайтесь!
Мародеры застыли в нерешительности, Лили попыталась пройти вперед, но дорогу ей преградила Нарцисса с палочкой в руках. Регулус встал рядом и тихо произнес:
- Вам действительно лучше уйти. Пожалуйста.
И Джеймс понял, что это действительно лучшее, что они могут сделать. Пока они не могут помочь ничем, Снейп становится оборотнем, это ясно. Извинение, попытки загладить вину и прочее они предпримут чуть позже. Он потащил упирающуюся Эванс к школе. Сириус пошел следом.

Вскоре Мародеры исчезли из виду. Нарцисса и Регулус обернулись к другу и с ужасом увидели, что ему стало хуже. Он извивался на земле и почти кричал, а они были в отчаянии от того, что ничем не могут помочь.
И вдруг все закончилось. Северус по-прежнему тяжело дышал, но в его глазах не было больше такой боли, а рана на плече затянулась. Юноша попробовал встать, но поморщился от боли. Тогда к нему наклонилась Нарцисса и помогла сесть. А потом не удержалась и поцеловала в губы. Ей ведь так давно хотелось сделать это. И сразу испугалась, решив, что Северус ее сейчас оттолкнет. Но этого не случилось. Вместо этого он притянул к себе девушку и поцеловал ее со словами: "Ты, Нарцисса, лучшее в мире обезболивающее".
После всего этого Регулус помог Северусу подняться и повел его в Хогвартс, отмахиваясь от сбивчивых благодарностей. Рядом шла сияющая Нарцисса. Казалось, все обошлось благополучно.
И, как обычно в такой ситуации, судьба выкинула очередную гадость. В коридорах Хогвартса наши герои столкнулись с профессором Лармом. После боли, волнений и переживаний ночи только этого еще и не хватало. Меж тем, профессор мерзко усмехнулся и спросил: "Так-так, молодые люди, соизвольте мне объяснить, что вы делаете здесь после отбоя?". Северус незаметно шепнул Регулусу и Нарциссе: "Ни слова об оборотне", они кивнули.
В общем, молодые люди настаивали на версии, что ничего неположенного не замышляли, никаких дуэлей не было, Мародеры вообще ни при чем, а они просто собирали травы для практического задания. Почему ночью? Так сдавать же завтра. Ларм раздувался от злости и готов был назначить провинившимся страшную кару, но тут появился директор.
Северус плохо себя чувствовал и не был готов распространяться о недавних событиях, поэтому он просто вывалил на директора свои воспоминания об этом. После чего Дамблдор сделал вид, что поверил в их бред про травы для задания, назначил отработку и отправил спать.

Сириус и Джеймс сидели в спальне и были страшно подавлены. Как же они могли быть такими: черствыми, самовлюбленными, эгоистичными?
У них перед глазами до сих пор стояло перекошенное от боли лицо Снейпа. Да, еще совсем недавно это, вероятно, доставило бы им удовольствие. Точнее, они так искренне считали. Но оказалось, что одно дело желать человеку чего-то ужасного, и совсем другое - когда это действительно с ним случается.
Теперь же можно было с уверенностью сказать, что самых известных озорников Хогвартса мучает совесть. Кроме того, оказалось, что они совсем не знали настоящего Снейпа. Он оказался способен рисковать всем, не задумываясь спасать того, кто ему небезразличен. Ранее они были уверены, что это типично гриффиндорская черта, не свойственная ни одному слизеринцу. Но как тогда объяснить поведение Северуса?
И было еще кое-что, что заставило ребят навсегда забыть былую ненависть. Конечно, они не могли долго сидеть в гостиной, зная, что происходит на поляне. Поэтому ребята пошли на разведку. И наткнулись на директора. Дамблдор рассказал, что Северус выжил, и поведал о его встрече с профессором Лармом. Подумать только - одно слово слизеринца, с которым они враждовали столько лет, и они уже завтра ехали бы по домам, а Ремус был бы в Азкабане. Но Снейп не сдал их. Почему? Как ни старались, они не могли найти на этот вопрос другого ответа, кроме того, что Северус вовсе не такой черствый и эгоистичный мерзавец, каким они его всегда себе представляли. Да и на основании чего были сделаны подобные выводы? Всего лишь детских предубеждений, которые давно надо было забыть. Ребята не знали, как Лили оказалась в одном помещении с оборотнем и кто в этом виноват, но все равно не могли не признать, что в любом случае в этом есть и доля их вины. Это они поступали по-детски безответственно и глупо, это из-за них жизнь одного из студентов, пусть даже врага, была подвергнута смертельной опасности. И если он кому-то об этом проговорился, это в большей степени их вина, чем его. Еще день назад подобные выводы показались бы юношам абсурдными, но теперь они считали их единственно верными.
Кроме того, директор дал им почитать энциклопедию, где было написано о зелье, принятом Снейпом, и детально описывался его эффект. Оказывается, это зелье - единственный шанс укушенного или оцарапанного оборотнем человека не стать таким же. Но за все в жизни надо платить. В этом случае платой являются жуткие, нечеловеческие муки, которые испытывает осмелившийся принять зелье. Эти муки как бы соединяют в себе мучения от всех предстоящих превращений. От такой боли умирают, от такой боли сходят с ума. И только те, кто выдержит все это, остаются самыми обыкновенными людьми, какими были до встречи с оборотнем. И это ужасно, что Северусу пришлось пережить такое. Джеймс и Сириус не могли и не хотели ненавидеть его после этого. Наоборот, они были намерены как можно быстрее помириться с ним.
В отличие от первого столкновения Снейпа с оборотнем, необходимость объясняться с Ремусом отошла на второй план, хотя юношам было ясно, что объяснение будет нелегким. Как рассказать другу, что он чуть было не убил девушку, и что он оцарапал человека, почти превратив его в такого же, каким является сам. Но объяснения не миновать. С тяжелым сердцем друзья ждали рассвета.

Северус вот уже третий час безуспешно пытался заснуть. Да и как заснешь, если болит все тело. Не говоря уж о том, что юноша прекрасно понимал - то, что он помешал планам Малфоя, будет иметь далеко идущие последствия. Разумеется, на некоторое время сокурсники затаятся, обдумывая план мести, так что небольшая передышка у него будет. Но потом, скорее всего, ему не поздоровится.
Ну вот, опять придется выкручиваться, стараться выйти из неприятных ситуаций с наименьшими потерями. И снова все благодаря Мародерам. В тот момент Северус не думал о том, что сам виноват в сложившейся ситуации. Он думал только о том, что снова попал в переплет, а его врагам хоть бы что. Он ведь чувствовал их присутствие на поляне. И было невыносимо думать, что они стояли там и наслаждались его мучениями. Хорошо хоть Нарцисса прогнала их.
Мысли непроизвольно перекинулись на мисс Блэк. Как ни старался, Северус не мог найти не одной причины предпочесть ей Лили. Может это потому, что он больше не любит принципиальную гриффиндорскую старосту.
В тот момент, когда юноша испытывал невыносимую боль, у него произошла переоценка ценностей. Он внезапно понял, насколько был вредным и мелочным, как по-идиотски себя вел, следя за врагами, стараясь заложить их вместо того, чтобы разбираться самому. Поэтому он не сдал врагов Ларму. Да, они вышли сухими из воды и избежали исключения. Да, они, по мнению Северуса, еще не раз напомнят ему эту историю и посмеются над ним. Но кем бы он был, если бы сдал их? Нет, он никогда больше не будет совершать подобных недостойных поступков. Если разбираться с врагами, то только один на один. А то, что они предпочитают навалиться всем вместе, пусть останется на их совести.
Еще одной переменой как раз и стало то, что Лили больше не являлась для Северуса центром Вселенной. Он столько лет ходил за ней как привязанный, во всем угождал, а теперь понял, что ничего не чувствует к ней кроме уважения. Нет ни обожания, ни любви. И это вовсе не потому, что из-за девушки он оказался в смертельной опасности, в конце концов, он знал, на что шел. Просто любовь выгорела без остатка, и ничего не осталось.
Но место в сердце Северуса почти сразу же заняла Нарцисса Блэк. Он давно заприметил в толпе однокурсников слизеринку с удивительно светлой душой, но не шел на сближение с ней. Во-первых, юноша был уверен, что не представляет для Нарциссы ни малейшего интереса. А во-вторых, он не хотел общаться с людьми с фамилией Блэк, что оказалось ошибкой, ведь именно они помогли в трудную минуту. Поэтому он был намерен извиниться перед Регулусом за то, что столько лет отвергал его попытки подружиться. И предложить юноше дружбу, если он еще не передумал. Но с его кузиной все гораздо серьезнее.
Когда Северус увидел склонившуюся над ним девушку и ощутил медовый вкус ее поцелуя на своих губах, он понял, что окончательно пропал. Это надо же так влипнуть - влюбиться в невесту Малфоя. Хотя, судя по поведению, девушка к слизеринскому принцу особой симпатии не испытывает, а вот к нему как раз наоборот. И Северус твердо решил попытаться быть вместе с Нарциссой. Надо только узнать, что чувствует девушка - был ли их поцелуй минутным порывом, или за этим скрывается нечто гораздо более глубокое. И Северус точно знал, что сделает это на отработке. Теперь осталось только дождаться вечера.

Утро выдалось хмурым, под стать настроению Мародеров. Они сидели на поляне возле Запретного леса. Ремус слушал и, казалось, едва сдерживался, чтобы не наорать на друзей, сбивчиво пересказывающих ему события минувшей ночи. Когда они замолчали, он произнес, обращаясь к Сириусу:
- Ты ведь этого хотел в прошлый раз. Теперь ты доволен? Или для этого надо было, чтобы Снейп стал таким как я или вообще умер?
- Ремус, не говори так. Я и без того чувствую себя очень виноватым.
- Вы хоть понимаете, что произошло?
- Да, понимаем.
- В любом случае, я не могу продолжать учиться здесь.
- Но все же обошлось! Северус не сдал нас.
- Да. И вы думаете, ему будет приятно видеть меня каждый день и вспоминать, что он пережил по моей вине?
- Нет, но...
- Я поступаю, как велит совесть. Не останавливайте меня.
Ремус прошел мимо подавленных друзей в свою комнату, где быстро собрал вещи и стал писать заявление об уходе из Хогвартса, который искренне считал своим домом. Было невыносимо больно, но по-другому он поступить не мог.
Когда заявление было написано, староста пошел к кабинету директора отдать его+ и на полпути нос к носу столкнулся с Северусом Снейпом. Юноша рассчитывал уйти тихо, ни с кем не прощаясь, но раз уж они столкнулись, значит, так надо. Он набрал в грудь побольше воздуха и произнес:
- Северус, я хочу попросить у тебя прощения за то, что произошло ночью. Я понимаю, это простить невозможно, знай, я сегодня же ухожу из Хогвартса, только отдам Дамблдору просьбу об отчислении.
- Знаешь, Люпин, вчера я понял, какую боль ты испытываешь всякий раз перед превращением. Расскажи, как же так вышло, что ты стал оборотнем?
Ремус ожидал всего, чего угодно: упреков, язвительных замечаний, брезгливости, но только не этого вопроса. Вспоминать было больно, хотелось просто послать Снейпа куда подальше, но он все еще виноват перед ним. Ремус прикрыл глаза и начал рассказывать.

Им с лучшим другом Алексом Паркером было по десять лет, когда они решили прогуляться в старинном лесу, неподалеку от которого находились их дома. Зачем? Просто в таком возрасте все чувствуют себя героями, всем хочется приключений, сказки+ Сказка получилась очень страшная.
Они шли по лесу, темнота давила, деревья нависала над ними. Ремусу было страшно, он хотел повернуть назад, но побоялся, что Алекс сочтет его трусом. Они шли уже довольно долго, как вдруг услышали странный звук и чье-то рычание. Тут побледнел даже неустрашимый Алекс. Они повернули в сторону дома, решив, что в лесу волк. И тут дорогу им преградил ОН.
Это было гораздо страшнее, чем увидеть волка. Оборотень. Ремус сразу понял это. Тварь наступала, и ребята поняли, что это конец. От страха Ремус не мог пошевелиться, а Алекс побежал. И оборотень настиг его одним прыжком. Как замороженный, мальчик стоял и смотрел, как его друга рвет на части жуткая тварь. Страшно и больно. А потом оборотень медленно повернул к нему свою окровавленную пасть. И Ремус закричал так громко, как никогда в жизни. Монстр настиг его и укусил, а дальше мальчик ничего не помнил.
Он знал только, что на следующий день он с родителями уехал из дома. А потом каждый месяц наступали сопровождающиеся ужасной болью превращения.

Ремус не заметил, что у него из глаз давно текут слезы, он стоял весь бледный, прислонившись к стене. Но почему-то даже стало легче, будто он скинул с плеч тяжелый груз. Тут юноша ощутил, как ему на плечо легла ладонь Северуса. Слизеринец сказал:
- Люпин, успокойся, все в порядке.
- Ничего никогда не будет в порядке. Мы с десяти лет скитаемся по Англии, и сейчас приходится уезжать из места, ставшего домом для меня.
- Тебе не надо никуда уезжать, Ремус. Мне не за что тебя прощать. В случившемся виноват не ты, а моя собственная неосторожность.
- Я все равно не могу здесь находиться, зная, что представляю опасность.
- Я помогу тебе. Буду следить, чтобы такого не повторилось никогда больше.
- Прости меня, Северус, я все эти годы был предвзятого мнения о тебе.
- Ну, ты никогда не был таким как твои дружки.
- Но я не останавливал их. Я обещаю тебе в свою очередь, что буду делать все возможное, чтобы не повторялись случаи подобные тому, на озере.
- Договорились.
Молодые люди пожали друг другу руки, заключив окончательный мир. Просьбы об отчислении была превращена в пепел произнесенным Северусом заклинанием.

Джеймсу и Сириусу на завтраке кусок в горло не лез, они все думали о Ремусе.
За столько лет друзья стали настолько похожи, что им вовсе не обязательно теперь было говорить вслух о том, что обоих мучает. Оба думают об одном и том же, прекрасно понимая друг друга. Они, наконец, поняли, что творили. Для них всегда превращения Ремуса были забавной игрой, а ведь он терпел невыносимые муки. А они говорили ему, что с нетерпением ждут полнолуния! Как же можно было быть такими идиотами?
А теперь Ремус вынужден покинуть школу навсегда, и Сириус винил в этом себя и свой длинный язык. Но так нельзя. Они не могут отпустить Лунатика, не попрощавшись с ним и не попросив за все прощения. Переглянувшись, друзья одновременно начали подниматься из-за стола, как вдруг увидели Ремуса собственной персоной. Он зашел в зал вместе со Снейпом, который с непроницаемым лицом сел за свой стол рядом с Регулусом. А Лунатик сел на краю Гриффиндорского стола, быстро перекусил и, произнеся одними губами: "Выручай-комната", поднялся из-за стола. Следом пошли Сириус, Джеймс и Питер. Они все поняли. Очевидно, друг столкнулся со Снейпом и теперь хотел им об этом рассказать. Конечно, они пропустят урок Прорицаний, но от этого большой беды точно не будет.
Так что вскоре молодые люди были в Выручай-комнате, принявшей на этот раз вид уютной гостиной. Там они уселись в кресла и выжидающе посмотрели на гриффиндорского старосту.
И Ремус начал рассказывать. Он подробно пересказал свой разговор с Северусом, не упомянув только рассказа бывшему врагу о приключившейся в далеком детстве трагедии. Как странно: он смог рассказать об этом слизеринцу и не может самым близким друзьям. Вероятно потому, что они никогда не считали трагедией его превращения, так, забавным приключением. Словно прочитав его мысли, Сириус сказал:
- Ремус, прости нас.
- Ладно, вы же не знали, что так получится.
- Да не за это. Мы никогда не воспринимали всерьез твою проблему, но такого больше не будет. Я обещаю, мы постараемся понять тебя.
- Я надеюсь на это.
Джеймс не участвовал в разговоре. В этот момент он делал тяжелый моральный выбор. Оказалось, что Северус гораздо благороднее, чем он. Ведь он никогда бы не простил человека, по вине которого испытал бы подобные мучения+ А слизеринец простил. Значит, их с Сириусом убеждения ничего не стоят.
И Джеймс понял еще кое-что: что он не будет больше препятствовать отношениям Северуса и Лили. Конечно, очень тяжело отдать кому-либо добровольно свою любимую девушку. Но Джеймс был уверен, что у них все равно ничего не получится, она же презирает его. А усложнять жизнь Снейпу он больше не имеет никакого морального права.
И есть кое-что, что надо сделать немедленно, не откладывая. А по сути, следовало сделать еще вчера. Джеймс встал и сказал Сириусу:
- Пойдем.
- Куда?
- Настало время попросить прощения у Северуса.
Конечно, он не простит их вот так сразу за столько лет унижений и издевательств, но он хотя бы будет знать, что они больше не считают его своим врагом и не желают ему зла.

Северус шел в Подземелья на урок Зельеварения, как вдруг на его пути снова появились Поттер и Блэк. Юноша напрягся - он не был уверен, что сможет остаться невозмутимым, если они начнут издеваться, вспоминая вчерашнее. Но, похоже, главные Мародеры вовсе не собирались делать этого. Слишком серьезными были их лица. Первым заговорил Поттер:
- Северус, мы хотим...
- Поттер, что вам еще от меня надо? Вы вчера недостаточно повеселились?
- Все совсем не так, как ты думаешь. Мы очень сожалеем о произошедшем и хотим извиниться.
- Вы? Передо мной? Не смешите меня. Вы просто опять что-то задумали.
- Но Северус, поверь нам.
- Я вам НЕ верю!
С этими словами Северус пошел в аудиторию, думая о странно нетипичном поведении врагов. Да, они доставляли ему много неприятностей, да, унижали и презирали его. Но в чем нельзя было упрекнуть Мародеров, так это в лицемерии. Если они ненавидели, то говорили об этом прямо и в лицо. Тогда к чему же этот недавний разговор? Чего они хотели добиться?
Северус ни на минуту не допустил мысли о том, что сказанные Поттером слова были искренними. Он считал такое абсолютно невозможным.

Тем временем Джеймс был подавлен, но не очень удивлен. Они издевались над Снейпом много лет, было бы странно, если бы он сразу поверил им. Но ловец не расстраивался. Всего лишь одна неудачная попытка - лиха беда начало. Немного упорства, и Северус поймет, что они всерьез решили зарыть поглубже топор войны.
А пока Джеймс решил сделать для уже не врага еще кое-что. Он остановил идущую на урок Лили, попросив уделить ему минутку. Девушка холодно посмотрела на него:
- Чего тебе еще надо, Поттер?
- Я хочу поговорить о Снейпе.
- Если ты будешь сейчас убеждать меня в том, что он виноват в произошедшем вчера, то знаешь что...
- Вовсе нет. Я просто хочу знать, собираешься ли ты помириться с ним?
- А если и да, то что?
- То советую сделать это как можно раньше. Снейп рисковал ради тебя всем, Лили, а ты раздумываешь о том, простить его или нет. По-моему, это бесчеловечно.
- А почему ты за него заступаешься?
- Наверное, я повзрослел.
Лили пожала плечами и прошла мимо Джеймса в аудиторию. Ее поразило поведение ловца: раньше девушка считала, что он состоит из одних недостатков, а теперь оказывается, что Поттер тоже умеет чувствовать.
Но сейчас думать надо не о нем, а о Северусе. Девушка вовсе не раздумывала над тем, простить ли его. Она простила юношу в тот самый миг, когда он закрыл ее собой в Воющей хижине. Просто это так сложно - подобрать правильные слова. Девушка решила, что обязательно помирится с ним завтра, во время похода в Хогсмит. А пока еще есть время, необходимо продумать предстоящий разговор.

Вечером в кабинете профессора Слизнорта трое студентов-слизеринцев отбывали наказание. Это были Северус, Регулус и Нарцисса. Молодым людям поручили вымыть пол и вычистить котлы.
Минут двадцать именно этим они и занимались, а потом Регулус толкнул Северуса в бок, указав на кузину кивком головы. Действительно, юноша уже достаточно медлил и сомневался, настало время действовать. Северус подошел к Нарциссе и произнес:
- Нам надо поговорить.
- Конечно. О чем?
- А ты не догадываешься?
- Северус, если ты о том поцелуе, я просто...
- Ты просто перевернула мою жизнь. Я знаю, ты невеста Малфоя, но я должен тебе это сказать - я люблю тебя.
- Ты же любишь Лили Эванс, об этом все знают.
- Да, я любил ее. Но во мне что-то изменилось тогда. Любовь к Лили навсегда останется в моем прошлом. А любовь к тебе - мое настоящее и будущее. Хотя зачем я все это говорю...
- Это очень важно для меня. Я тоже люблю тебя. Очень давно. И я вовсе не невеста Люциуса, я отказала ему.
- Правда?
- Конечно. И, если не боишься, предлагаю тебе завтра пойти вместе в Хогсмит.
- Я ничего не боюсь. Мы пойдем и отлично проведем время.
Регулус посмотрел на целующуюся пару и грустно улыбнулся. Они будут встречаться вопреки всему и назло всем, а он поможет. Поможет Нарциссе противостоять гневу ее родителей. Потому что так правильно - нельзя жертвовать любовью ради глупых предрассудков.
Через пару минут Северус и Нарцисса перестали целоваться и присоединились к уборке. И еще долго в кабинете Зельеварения слышались шутки и веселый смех отбывающих наказание студентов.










Глава 3. Против мести есть только дружба

Наступило веселое утро последних теплых осенних деньков. Студенты засобирались на прогулку в Хогсмит. Регулус остался в Хогвартсе готовиться к контрольной работе, а Северус и Нарцисса пошли на свое первое свидание. Молодые люди пребывали в приподнятом настроении. Они прекрасно понимали, что бросают вызов как сложившимся на Слизерине устоям, согласно которым девушка из чистокровной семьи не должна встречаться с полукровкой, так и лично Люциусу Малфою. Но им было все равно. Они просто были счастливы.
Именно в этот момент к ним внезапно подошла Лили Эванс и попросила Северуса уделить ей несколько минут. Юноша попросил Нарциссу минуточку подождать, а сам отошел с бывшей подругой в сторону, где между ними состоялся разговор следующего содержания:
- Северус, прости, я очень виновата перед тобой. Спасибо за то, что сделал ради меня.
- Пожалуйста, Лили. Мне не за что тебя прощать. В конце концов, бежать спасать тебя было моим осознанным решением, и ответственность за него несу только я сам.
- Я прошу прощения и за то, как мы нелепо поссорились. Я не должна была так долго злиться из-за одного обидного слова.
- Не должна была, но и я тоже не должен был его говорить. Забыли?
- Забыли. Северус, у вас с мисс Блэк все серьезно?
- Более чем. Знаешь, Лили, мне раньше казалось, что самое главное чувство в моей жизни – любовь к тебе. Но это не так: я люблю, и всегда буду любить одну Нарциссу. Но я согласен с тобой дружить, как раньше.
- Хорошо. Я так понимаю, если я пойду с вами в Хогсмит, буду мешать?
- Честно говоря, да. Все-таки это наше первое свидание.
- Да, конечно, я лучше пойду с подругами.
Северус кивнул и пошел к дожидающейся его Нарциссе, а Лили стояла и не могла понять: они же вроде помирились, так откуда у нее в душе такая пустота?

Нарцисса ужасно нервничала, глядя на разговаривающих Северуса и Лили. Больше всего на свете девушка боялась, что ее парень вернется к своей давней любви, ведь первая любовь не забывается, так все говорят. Но, когда Северус с улыбкой подошел к ней, девушка перевела дух. Конечно, он любит только ее. И как она только могла усомниться в этом? В общем, Нарцисса сразу перестала волноваться и продолжила наслаждаться своим первым свиданием с любимым человеком.

Мародеры гуляли в Хогсмите и наткнулись на Северуса и Нарциссу совершенно случайно. Больше всех был удивлен Сириус – он искренне считал, что его кузина намерена выйти за Малфоя и встречается с ним. Как бы то ни было, друзья решили пойти за Севурусом, а потом улучить удобный момент и поговорить с ним. Вчерашний разговор совсем не склеился, и они решили попытаться еще раз.
Внезапно Мародеры увидели, как дорогу объектам их слежки преградила группа слизеринцев – Малфой, вторая кузина Сириуса Беллатриса, Эйвери и Розье. Их палочки были нацелены на Снейпа, который, загородив собой Нарциссу, сказал ей:
- Уходи. Быстрее.
- Никогда!
- Верь мне, я разберусь сам.
Малфой мерзко усмехнулся и сказал:
- Нет Снейп, в одиночку ни с кем ты не разберешься.
И тут Джеймс решительно выступил вперед, направив палочку на Малфоя, и сообщил: «Он не один!». Следом вышел Сириус, направив палочку на «дорогую» кузину. Ремус направил свою на Эйвери, а Северус, справившись с удивлением, перевел свою палочку на Розье. Питер предпочел не вмешиваться, как обычно, когда пахло жареным.
Итак, силы были равны, а такое соотношение никогда не устраивало слизеринцев. Так что они предпочли тактическое отступление.
Когда злоумышленники скрылись из виду, Северус спросил у Джеймса:
- Сначала ты пытаешься заговорить мне зубы, потом спасаешь… Что тебе нужно от меня, Поттер?
- Да как ты не можешь понять, Снейп! Мне от тебя абсолютно ничего не нужно. Я просто хочу, чтобы ты знал, что мы больше не враги. И спасли мы тебя от чистого сердца.
- Ну конечно, так я и поверил. Тогда, когда спас меня сам знаешь от чего, ты был намного честнее.
- Я сожалею о тех словах. Я был не прав.
- Не надо лицемерить, вам это не идет. Впрочем, я никогда не был сторонником склок. Если вы не будете часто появляться в поле моего зрения, я согласен на нейтралитет. Пойдем, Нарцисса.
Северус с девушкой ушли, а гриффиндорцы растерянно переглянулись. Оказалось, все куда сложнее, чем они думали.

Прошла неделя, а Северус все никак не мог понять, что же задумали Мародеры. С чего это вдруг они перестали его задирать и не дают это делать другим студентам своего факультета? Почему стали с ним безукоризненно вежливыми? Зачем тогда спасли от Малфоя с компанией?
Нарцисса и Регулус, с которыми он советовался, тоже не знали ответа на эти вопросы, знали только, что Мародеры презирают всех учеников Слизерина и их в том числе, а это значит, что такие перемены неспроста. Отчаявшись найти ответ самому, Северус решил спросить у Ремуса, раз уж они договорились о приятельских отношениях.
После обеда слизеринец зашел в библиотеку и, как и ожидал, обнаружил там изучающего учебник оборотня. Он подсел к Ремусу и сразу перешел к делу:
- Люпин, помнишь наш договор?
- Конечно, Северус. А в чем дело?
- Мне надо знать, что задумали Мародеры.
- В каком смысле?
- Ты прекрасно знаешь, в каком. С чего это вдруг они так стремительно поменяли отношение ко мне? Что они задумали?
- Я удивлю тебя, но они не задумали ничего. Просто после той ночи они, наконец, поняли, что долгое время ошибались насчет тебя.
- Они? Поняли? Не смеши меня.
- Почему ты не хочешь просто поверить им?
- Скажи, Люпин, ты бы смог просто поверить людям, которые издевались над тобой пять лет? Я каждый миг ожидаю их нападения, и так будет всегда.
- Мне очень жаль.
Северус понял, что от Люпина ничего не добьется. Очевидно, его в свои планы Мародеры не посвятили. Юноша был уверен, что лгать ему оборотень не стал бы. Надо просто быть осторожнее.

Люциус Малфой в деталях продумал план мести трем зарвавшимся представителям его факультета и был абсолютно уверен, что они, наконец, получат по заслугам. Разумеется, для начала слизеринец заручился поддержкой группы студентов со своего факультета, он никогда не действовал в одиночку. И вот спустя две недели после столкновения в Хогсмите они приступили к выполнению плана.

Нарцисса гуляла по замку, ничто не предвещало беды. Внезапно девушка услышала какой-то подозрительный шум из-за угла и, конечно, решила разобраться. Поступок весьма опрометчивый, особенно для слизеринки, но Нарцисса все время с момента их с Северусом признания пребывала в радужном настроении, забыв о том, что совсем рядом люди, мечтающие отомстить им.
Итак, девушка, забыв про осторожность, зашла за угол и сразу же оказалась под прицелом пяти волшебных палочек. «Ну конечно! Как я была глупа думая, что Люциус вот так просто закроет глаза на отказ», - была последняя мысль девушки перед тем, как в нее полетело заклинание «Остолбеней!»
Очнулась Нарцисса привязанной к стулу в темной комнате, узнав которую, задрожала от страха. Это было что-то вроде пыточной, о которой никто из преподавателей и представителей других факультетов не знал. Сюда приводили провинившихся представителей факультета Слизерин и учили их уму-разуму. Девушка как раз в полной мере осознала весь ужас своего положения, как вдруг услышала издевательский голос Малфоя:
- Ну что, дорогая, влипла?
- Что ты хочешь сделать со мной?
- С тобой? Совершенно ничего. А вот с твоими обожаемыми парнем и кузеном…
- Их вы так просто не схватите!
- Не обманывай себя, Нарцисса. Я готов признать, что Снейп искусен в заклинаниях, но даже он не выстоит против десяти, а уж Регулус и подавно.
- Да что тебе от нас надо!?
- От Снейпа мне не надо ничего. Я просто убью его, - заметив, что Нарцисса вот-вот закричит, Малфой наложил на нее «Силенцио» и продолжил, - А вот с Регулусом все будет гораздо сложнее. Ты наверняка знаешь такое заклинание «Лаконцио». Оно привяжет его жизнь к моей воле навсегда. Стоит мне только пожелать, и твой кузен скончается от сердечного приступа. Так что ты выйдешь за меня замуж, Нарцисса, и будешь заботливой и нежной женой. Но сначала пытки. Тебя, разумеется, я пытать не буду. Мне не нужна жена, подвергшаяся воздействию пыточных заклятий. Но ты будешь смотреть на все это. Я хочу, чтобы ты знала, что бывает с теми, кто осмеливается идти против меня.
В этот самый миг в помещение ввели Северуса и Регулуса, и Нарцисса вздрогнула. Неужели надежды нет? А потом начались пытки.

Сириус и Джеймс уже полчаса играли в волшебные шахматы. Каждый думал о своем.
Джеймс размышлял о том, что у него, кажется, наконец, начинают налаживаться отношения с Лили. По крайней мере, она перестала смотреть на него как на флоббер-червя и примерно так же относиться. Так что шанс есть. По этому поводу Джеймс не считал себя виноватым перед Снейпом, так как слизеринец уже две недели встречается с Нарциссой и вполне счастлив.
Сириус вспоминал пересказанный Ремусом его разговор с Северусом и думал о том, что слизеринец по-своему прав. Разумеется, у него есть веские причины не верить им. Они с Джеймсом виноваты сами – наломали дров, а теперь не могут исправить это. И главное, Снейп все так поворачивает, что чтобы они ни сделали, все равно получается, что они что-то замышляют. Помогли с Малфоем – значит, имели с ним личные счеты. Не задирают его и не позволяют другим – значит, решили затаиться на время. В глубине души Сириус понимал Снейпа. Сам бы он такого никогда не простил. И пару дней назад они оставили свои попытки, смирившись с тем, что так и закончат школу, находясь со Снейпом в состоянии хрупкого и холодного нейтралитета. Внезапно вскрик Джеймса отвлек юношу от мрачных мыслей.
Как странно! История повторилась, только на этот раз несколько иначе. Ловец, вспомнив о Лили, решил узнать, используя Карту Мародеров, где находится его любимая. А узнал совсем другое. В глаза сразу бросились три точки – Северус, Регулус и Нарцисса, в окружении слизеринцев. Не надо быть мудрецом, чтобы моментально понять, что это значит. В ответ на удивленный взгляд лучшего друга Джеймс дал ему посмотреть карту, а сам уже надевал мантию-невидимку. Медлить было нельзя.
Когда Сириус увидел, кому угрожает опасность, у него перехватило дыхание. И, как ни странно, больше всего он испугался за Регулуса. Никогда даже представить себе не мог, что брат для него так много значит. Да, у них всегда были натянутые отношения с оттенком враждебности. Да, он презирал брата за то, что тот попал в Слизерин до случая со Снейпом. Но оказалось, что все это время он все равно, не смотря ни на что, любил брата. И тому надо было оказаться в смертельной опасности, чтобы он, наконец, понял это. Неужели уже поздно? Нет! Самое главное – никогда не сдаваться. С этой мыслью Сириус поспешил вслед за выбегающим из комнаты другом.
По дороге друзьям встретился Ремус. Он видел только Сириуса, но догадался о присутствии рядом Джеймса в мантии-невидимке. Что-либо объяснять было абсолютно некогда, поэтому Сириус просто показал карту другу, после чего тот немедленно к ним присоединился.
Добежав до двери, столкнулись с препятствием – она оказалась заперта. И тут Сириус вспомнил, как однажды в мантии-невидимке Джеймса подслушал разговор Эйвери и Розье про какую-то комнату и пароль к ней «Василиск». Пароль был немедленно произнесен, и сработал безукоризненно. Но то, что спасатели увидели, повергли их в состояние легкого шока. Нарцисса была привязана к стулу, по ее бледным щекам потоком текли слезы. Рот был открыт в крике, не слышимом из-за заклинания «Силенцио». Регулус стоял на коленях, пока на нем применяли различные болезненные заклинания. Но хуже всего приходилось Северусу, который скорчился на полу, находясь под действием «Круцио». Надо признать, держался Снейп достойно, как могут очень немногие. На него заклинание «Силенцио» наложено не было, но враги не услышали ни одного стона. И Сириус невольно подумал, что с такой храбростью Северусу место на Гриффиндоре.
И понеслась… Наверняка, в обычных условиях у них не было бы ни единого шанса. Но у Джеймса был самый главный козырь – мантия-невидимка. Так что он вполне успешно смог дезориентировать врагов, а Сириус и Ремус поспешно сняли с пленников все заклинания и вывели их из комнаты. А на последок еще и заперли слизеринцев с помощью хитроумного заклинания. Разумеется, они смогут выбраться. Но не раньше, чем часов через пять.
Осмотрев освобожденных, Мародеры сделали вывод, что их состояние весьма плачевно. Нарцисса, плача, пыталась помочь Северусу встать, но у нее ничего не выходило. Регулус сидел на полу, прикрыв глаза и прислонившись к стене. Надо было срочно что-то делать. Ремус и Джеймс помогли подняться Северусу, который, учитывая его состояние, держался более чем достойно, и повели его в больничное крыло. Следом шла Нарцисса. Сириус подошел к брату, поставил его на ноги и тоже повел в царство мадам Помфри. Его еще трясло от страха, он понимал, что поверит в то, что все обошлось, только услышав это от медсестры.
Мадам Помфри была в шоке. Она сразу дала Нарциссе успокоительное, а Регулусу – успокоительное и укрепляющее, а потом вплотную занялась Северусом. На настойчивые вопросы Мародеров отвечала, что у Нарциссы всего лишь шок, Регулус тоже быстро поправиться, а вот про состояние Северуса она ничего определенного сказать не может. Так что остается только ждать.

Когда Регулус, наконец, проснулся, уже вечерело. Юноша чувствовал слабость, а в остальном был вполне здоров. Находился он в больничном крыле. Повернув голову, Регулус обнаружил кузину, спящую у кровати Северуса, и моментально вспомнил все вчерашнее. Юноша резко привстал, чтобы подойти к другу, моментально почувствовав слабость и головокружение. Но тут его мягко и осторожно уложили обратно на подушки. Он посмотрел, кто же это, и не поверил своим глазам:
- Сириус?
- Да, это я. Ты как себя чувствуешь?
- Нормально. Вы нас спасли вчера, спасибо.
- Ты не должен меня за это благодарить. Если бы я был более ответственным старшим братом, такого бы не случилось.
- Но как ты мог бы это предотвратить?
- Очень просто. Я должен был интересоваться, как у тебя дела, что ты делаешь, с кем дружишь…
- Но то, что мы братья не означает, что ты должен заботиться обо мне, и, тем более, ты не обязан меня любить.
- Но я люблю тебя и хочу о тебе заботиться! Прости, что не понял этого раньше.
- Я же учусь на факультете мерзавцев, как ты сам говорил…
- На Слизерине тоже есть нормальные люди, две недели назад я, наконец, понял это. Надеюсь ты не с…
- Если ты о пожирателях, нет. Но я чуть было не стал одним из них. Я запутался, ты презирал меня, а Люциус Малфой мне казался кем-то вроде старшего брата. Но я очень ошибся в нем. Все. Можешь продолжать презирать меня.
Но слизеринцу, несмотря на сказанные слова, вовсе не хотелось, чтобы брат его презирал. Наоборот, он хотел, чтобы на свете был человек, интересующийся его делами, готовый помочь и поддержать. Хоть до сегодняшнего дня ему казалось нереальным видеть в этой роли Сириуса. Но он должен был сказать правду. Регулус ожидал, что брат встанет и уйдет, но вместо этого он провел рукой по его щеке и сказал:
- Я никогда больше не отвернусь от тебя, Регулус, даже если ты сделаешь что-либо, что противоречит моим взглядам на жизнь. Ты мой брат, я люблю тебя и всегда буду рядом. Просто поверь.
И Регулус поверил. Просто так, без оговорок, доказательств и прочей ерунды. Ведь ничего этого не надо, если ты так долго о чем-то мечтал, а теперь это, наконец, свершилось.
Он кивнул, и Сириус улыбнулся. Брат никогда раньше ему не улыбался, и это было замечательно, словно первая ласточка перемен.
В общем, Сириус посидел еще некоторое время, а потом пошел на уроки, пообещав заходить как можно чаще. Мадам Помфри обещала выписать Регулуса через пару дней и сказала, что Северус тоже скоро поправится. Так что жизнь начала налаживаться. Одно только беспокоило Регулуса – слизеринцы. Через несколько дней обещали приехать авроры и проверить палочки. Те, кто произносил Непростительные, конечно, будут отчислены из Хогвартса. А остальные, наверняка, захотят отомстить. Но, подумав, Регулус решил решать проблемы по мере их поступления.

Северус лежал в больничном крыле уже пятый день, и ему это порядком надоело. Но, хотя молодой человек настаивал, что ему гораздо лучше, мадам Помфри сказала, что выпустит его не ранее десяти дней. Возможно, так оно и лучше, но пока были запрещены даже посещения, а молодому человеку очень хотелось увидеть Нарциссу. К тому же, день назад выписали Регулуса, и сразу стало невыносимо скучно. А когда посещения разрешили, к нему зашли вовсе не те, кого он хотел бы увидеть. Мародеры.
Северус не хотел видеть эту компанию, потому что не знал, как с ними говорить. Раньше все было понятно – он ненавидел их и точка. Но теперь они спасли ему жизнь. Разумеется, спасали гриффиндорцы наверняка Регулуса и Нарциссу. Но если так вышло, что спасли и его, он все равно им обязан. Юноша решил выслушать посетителей, чтобы потом собраться с мыслями. Первым, разумеется, заговорил Поттер:
- Снейп, как ты себя чувствуешь?
- Если можно, ближе к делу.
- Но мы действительно пришли спросить, как ты. Ну и еще извиниться за ту ситуацию с Воющей хижиной.
- Брось, Поттер. В той истории я виноват куда больше вас, и закроем тему. Я должен поблагодарить вас за то, что спасли меня. Конечно, я понимаю, что в большей степени вы спасали Регулуса и Нарциссу, но все равно спасибо.
- Мы спасали вас всех в равной степени.
- Не верится. Но все равно на мне теперь долг жизни перед вами. Вы этого добивались?
- О чем ты?
- Вы же не просто так начали вдруг ко мне так хорошо относиться. Вам что-то от меня надо?
- По-правде говоря, да.
- И что же?
- Нам бы очень хотелось, что бы ты, наконец, перестал нас подозревать во всех смертных грехах и просто поверил, что мы действительно не хотим продолжать то безобразие, которое творили больше пяти лет. А от долга жизни мы тебя освобождаем.
У Северуса перехватило дыхание. Наконец, он поверил в то, что Мародеры действительно переменились к нему. Причиной, прежде всего, послужило освобождение от долга жизни. Похоже, им и правда ничего от него не надо. Но почему? Юноша заметил, что последний вопрос был задан вслух только когда на его начал отвечать Сириус Блэк:
- Понимаешь, Северус, мы видели тебя тогда на поляне и…
- И сочли это весьма захватывающим зрелищем. Вы ведь давно о таком мечтали.
- Не стану отрицать, что мы так думали. Но оказались неправы. Знаешь, мы ведь только тогда и поняли, что, собственно, наша обоюдная ненависть вызвана детскими предрассудками. Но теперь мы повзрослели.
- Приятно слышать. И что же вы предлагаете? Стать лучшими друзьями?
- Ну так далеко мы в своих размышлениях не заходили. Для начала хотим предложить просто нормально общаться, не хватаясь за палочку при виде друг друга.
- Ну что ж… принято.
Гриффиндорцы посидели еще некоторое время, для приличия поговорив об уроках и школьной жизни, а потом ушли, оставив Северуса в глубоком замешательстве. Он до сих пор не мог поверить, что помирился с ними, с людьми столько лет портившими ему жизнь. Но что он еще мог сделать, если они спасли его? К тому же, вопреки ожиданиям, Северус чувствовал, что у него с души будто упал тяжкий груз. Все-таки ненавидеть ужасно тяжело.
А потом зашла Нарцисса. Она сказала Северусу, что безумно любит его, что всегда будет рядом. Также юноша узнал, что ни Нарциссу, ни Регулуса слизеринцы пока не трогают. Они затаились до завтрашнего приезда авроров. Так что жизнь течет относительно мирно.
А потом был долгих поцелуй, в который оба вложили всю свою любовь и нежность. Конечно, они не заметили его нечаянного свидетеля.

Лили стояла, закусив губу. Она пришла к Северусу спросить о его самочувствие, но увидела поцелуй и поняла, что она здесь третья лишняя. А еще ей до безумия захотелось такой же любви. И она даже знала, от кого сможет получить это.
Девушка догнала Джеймса в коридоре и просто поцеловала его, без слов и прелюдий. Она сразу же была вознаграждена выражением обожания и абсолютного счастья, которым засветились глаза ловца. И они стали встречаться. Наверное, это судьба. Иначе и быть не могло.

Наутро в Большой зал Лили и Джеймс пришли под ручку, вызвав тем самым волну шепотков и сплетен. А во время завтрака Лили вдруг выронила вилку. Джеймс взволнованно спросил: «Что случилось?». Но девушка покачала головой и жестом пригласила всех Мародеров следовать за ней. Когда они зашли в пустую аудиторию, она сообщила:
- Сегодня авроры проверяют палочки на заклинания.
- Ну да, и что?
- Вы что, не понимаете? Одним из заклинаний Северуса было «Империо». Его же исключат!
Повисла гнетущая тишина. Вдруг Сириус воскликнул: «Я знаю, что делать!», и с энтузиазмом начал излагать план.

Северус удивился, увидев с утра решительно настроенных Мародеров: Ему казалось, что они все обсудили еще вчера. Но еще больше его удивили слова Поттера:
- Северус, нам срочно нужна твоя палочка.
- Но зачем?
- Объяснять некогда. Лили попытается задержать авроров, но, если не сможет, тяни время. Мы постараемся сделать все как можно быстрее.
Северус даже не успел спросить, что именно сделать. Мародеры призвали его палочку заклинанием и убежали. Без нее стало как-то пусто, к тому же неизвестно, зачем она понадобилась. Не смотря на перемирие, Северус привык не ожидать от Мародеров ничего хорошего. Однако он еще слаб, она могли бы просто взять палочку и уйти. Но предпочли предупредить. Северус думал об этом довольно долго, но так ничего и не надумал.

А Мародеры были у Олливандера, который остановился в Хогсмите. Проникли туда они с помощью карты, мантии и тайного хода. Они знали, что только создатель палочки может удалить из нее какое-либо заклинание. Друзья долго уговаривали пожилого мастера помочь их другу, расписывая его самопожертвование и героизм. В конце концов, он помог, сообщив, что Северусу необычайно повезло с ними.
Джеймс бежал отдавать палочку один, чтобы было больше маневренности. Успел он как раз вовремя – Лили удерживала авроров из последних сил, расспрашивая о подробностях дела. Гриффиндорец неслышно скользнул в палату и, скинув капюшон мантии, подмигнул Северусу и вложил палочку ему в руку. А потом удалился, по пути легонько толкнув Лили, чтобы она заканчивала мучить авроров и шла с ним гулять.

Северус понял, в чем дело, только когда авроры взяли его палочку для проверки заклинаний. И тут случилось чудо – заклинания «Империо» как будто никогда не было! Даже после ухода авроров юноша еще долго не мог прийти в себя. Очевидно, это дело рук Мародеров. И именно сейчас он, наконец, поверил им. Ведь они могли просто не вмешиваться, их совесть была бы чиста. А они спасли его, несмотря на то, что он постоянно подозревал их в разных жутких вещах. Надо извиниться.
Северус получил такую возможность уже вечером, когда Мародеры пришли его навестить и рассказать, как добились такого впечатляющего результата. В ответ на извинения слизеринца они только махнули рукой, сказав, что сами хороши.
Еще Мародеры поведали, что Малфой, Эйвери, Розье и старшая кузина Сириуса исключены из Слизерина. Сказали, что в случае чего Северус всегда может рассчитывать на них. Юноша ответил, что и он тоже, если что, к их услугам. В общем, до дружбы еще далеко, но окончательное примирение состоялось.

Выписали Северуса через неделю, и он вместе с пришедшими встретить его Нарциссой и Регулусам с тяжелым сердцем шел в гостиную Слизерина. Они были уверены, что нарвутся на большие неприятности и, разумеется, оказались правы. На сей раз неприятности имели вид группы слизеринцев, наставивших на вошедших свои палочки. Но наши герои были готовы к такому повороту событий. Северус мгновенно выкрикнул впечатляющее заклинание, умудрившись сделать пол под ногами нападающих очень скользким. Естественно, все попадали на пол и выронили палочки. Но молодым людям пришлось уйти из гостиной. Ясно одно, если они останутся, им не жить. Что делать неизвестно, потому пока решили перекантоваться в Выручай-комнате.

Регулус шел по направлению к гриффиндорской гостиной, напряженно размышляя. Он знал, что Северус, несмотря на примирение с Мародерами, ни за что не попросит у них помощи. А ведь это их единственная надежда. Поэтому он решил просить помощи у брата, но не был уверен, что получит ее. Конечно, Сириус сказал, что теперь будет заботиться о нем, но все равно слизеринец сомневался.
Регулус встретил по дороге Люпина и попросил его передать брату, что хочет с ним поговорить. Сириус пришел очень быстро, и младший брат вкратце обрисовал ему проблему. Вопреки опасениям грифиндорец и не думал отказываться помочь. Наоборот, он серьезно задумался, а потом попросил брата некоторое время продержаться, пообещав, что найдет способ все уладить. Когда Регулус это услышал, у него словно гора с плеч упала. И не столько потому, что им попробуют помочь, сколько потому, что Сириус действительно переменился к нему.

Мародеры, вопреки обыкновению, целый день сидели в библиотеке, напряженно вчитываясь в книги. Они искали хоть что-нибудь, что могло бы помочь их новоявленным товарищам, попавшим в беду. Джеймс и Сириус были против библиотеки и настаивали на том, что надо немедленно пойти и набить морды слизеринцам, но Ремус уговорил их послушаться его хотя бы раз в жизни. Друзья уже начали жалеть об этом, как вдруг на глаза Джеймсу попался один удивительный обряд.
Он назывался «Приглашение разделить Путь» и заключался в том, что пятеро представителей одного факультета по взаимному согласию могут пригласить на свой факультет представителей других факультетов. Конечно, их товарищи, в особенности Северус, будут против такой радикальной перемены, но другого выхода все равно нет. И друзья решили провести обряд уже во время ужина, а пятой пригласить Лили.

Когда Лили услышала про обряд от Джеймса, она была поражена. Никогда не думала, что Поттер умеет не только играть в квиддич и всех задирать, но еще и мыслить. То, что он сумел, чтобы помочь бывшему врагу, отыскать древний ритуал и решился воплотить его в жизнь, стало приятной неожиданностью. Гриффиндорка поняла, что не ошиблась в выборе парня.

Северус сразу почувствовал неладное, увидев как замерли Мародеры и Лили посередине Большого зала. А позднее его опасения подтвердились, когда компания хором заговорила:
- Силой, обретенной в согласии, общей волей и древним обычаем приглашаем разделить наш жизненный путь на нашем факультете Северуса Снейпа, Регулуса Блэка, Нарциссу Блэк!
Повисла звенящая тишина, все ждали решения перечисленных. Смогут ли они перечеркнуть все, чем жили до этого, и начать сначала?
Северус, знавший этот обряд, понимал, как рисковали проводившие его. Ведь, если они откажутся, пригласившим придется самим идти учиться на Слизерин. В другое время юноша был бы этому только рад, но не сейчас, слишком он изменился за последнее время. Поэтому Северус встал и со словами: «Я, Северус Тобиас Снейп, принимаю ваше приглашение» последовал за гриффиндорский стол. Следом за ним пошли Регулус и Нарцисса.
И в этот момент зал взорвался гулом. Ученики не успокаивались до тех пор, пока не встал с места директор с криком: «Тихо!!!». Мародеры думали, что Дамблдор будет сердит на них, попробует отменить ритуал, но он лишь поздравил новоявленных гриффиндорцев с переменой факультета. Наверное, и впрямь ничего в Хогвартсе не происходит без его ведома.

Шло время, к концу подходил учебный год. Постепенно улеглись слухи о странном переходе слизеринцев на Гриффиндор, и жизнь пошла своим чередом. Северус очень долго привыкал к новому положению, они с Мародерами долго притирались друг к другу, учились друг другу доверять. А кончилось все тем, что Северус Снейп стал пятым Мародером к немалому собственному удивлению.
Лили как староста взяла на себя обязанность ввести Нарциссу в коллектив, и в конце концом самая правильная и самая солнечная девушки Гриффиндора подружились. К тому же они обе были очень счастливы со своими парнями.
Регулус Блэк тоже освоился на новом факультете, у него появились друзья. А самое главное у него есть всегда готовый помочь старший брат. Конечно, мама была вне себя от ярости, но ей пришлось смириться.
Слизеринцы не оставили планов мести и по-прежнему делали гадости нашим героям. Но теперь они были вместе, и их не пугали испытания.


"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"