Явление Мудрости

Автор: эла
Бета:Miriel
Рейтинг:G
Пейринг:ММ, Хогвартс и его обитатели
Жанр:General, POV
Отказ:Права на все, что покажется знакомым госпоже Дж.К. Роулинг, принадлежит ей и тем, кому она эти права передала. Автор фика не в их числе, на чужое не претендует и материальной выгоды не извлекает.
Вызов:Это не любовь
Аннотация:АФИНА, МИНЕРВА, в древнегреческой религии и мифологии богиня мудрости и покровительница справедливых войн. Родилась, выйдя из головы верховного бога Зевса, и считается, что превосходила его мудростью. По другой версии (у Гесиода), Афина была дочерью Зевса и титаниды Метиды (это имя переводится как "благой совет", "мысль") ((с) энциклопедия Кругосвет)
Комментарии:Фик написан на дженовый фест "Это не любовь" на Астрономической башне
Каталог:Пост-Хогвартс, Книги 1-7, Второстепенные персонажи
Предупреждения:нет
Статус:Закончен
Выложен:2008-11-02 00:00:00
  просмотреть/оставить комментарии


Глава 1. Явление Мудрости

Экзамен подходил к концу, большинство учеников уже обменивались своими страхами и ожиданиями, последние страдальцы демонстрировали комиссии полученные навыки.

Директор школы чародейства и волшебства «Хогвартс» Минерва МакГонагалл сидела в своем кабинете, откинувшись в кресле, и тоже подводила итоги – своей педагогической карьеры.

***

Ей никогда не нравилось ее имя. Претенциозное и звучное, оно словно накладывало какие-то обязательства. «Радуйся, что ты не моя тезка», – горько шутила ее школьная подруга пышечка Талия. Минерва радовалась, но не долго. Если быть точной – до того времени, как пришла преподавать в школу.

Она считала, что мудрость являет себя в справедливости.

Первыми о ее убеждениях догадались слизеринцы.

В течение полугода на уроках трансфигурации гриффиндорцы систематически нарушали дисциплину. Она корила себя за недостаток авторитета у детей, пока не заметила случайно (после очередного снятия баллов с Гриффиндора), как двое слизеринцев ударили друг друга по рукам. Минерва стала внимательней. Но это не помогло – она так и не поняла, как и когда представители зелено-серебряного факультета успевали провоцировать красно-золотых.

Слагхорн, когда она попросила его приструнить своих змей, развел руками: «Ну, это же дети!.. Они еще не понимают, что мир – наиболее разумное и выгодное для всех сторон решение любой проблемы». И угостил засахаренными ананасами. Впрочем, он был искренен: особых поблажек своему факультету он никогда не делал. Хотя правильнее – взыскивал с остальных факультетов не больше, чем со своего.

Но жизнь это не облегчило.

Вскоре ей стало казаться, что в Гриффиндор Шляпа отбирает детей по одному единственному критерию – бесшабашности. Она в отчаянии обратилась к Дамблдору. Тот, выслушав ее, с неизменной улыбкой ответил: «Ну что вы, Минерва, гриффиндорцы – храбрецы. А это качество слишком часто идет рука об руку с экспрессивностью и нетерпеливостью. Наша с вами задача – объяснить им, что в школе у них нет врагов». И угостил рахат-лукумом.

Ее потрясло единодушие приятелей-сладкоежек, представляющих два традиционно враждующих между собой факультета. Минерва всегда считала, что взаимопонимание между слизеринцами и гриффиндорцами невозможно: «Двум котам не ужиться в одном доме. Кошки – пожалуйста: Равенкло и Хаффлпафф прекрасно ладят. А факультеты Годрика и Салазара… Оба амбициозны, горды, стремятся к лидерству – им не договориться. Это проверено тысячелетней историей. А вопрос крови и тогда был не причиной – поводом». Но Горация и Альбуса было легче представить распевающими шлягер за бутылочкой медовухи, нежели стоящими под прицелом палочек друг друга.

По итогам размышлений на ее столе появилась коробка с имбирным печеньем. Минерва стала спокойнее относиться к всевозможным нарушениям, хотя это никак не сказалось на количестве баллов, теряемых Гриффиндором из-за принципиальности профессора трансфигурации. Потом она пересмотрела методику преподавания, и со следующего учебного года каждый факультет изучал этот предмет отдельно.

А еще у нее появился ее первый курс. Только ее.

Ей почему-то казалось, что те ученики, которых она приняла от Дамблдора, постоянно сравнивают ее, неизвестную миру Минерву МакГонагалл с предыдущим преподавателем, победителем Гриндельвальда, соавтором и другом почти мифического Николаса Фламеля. Наблюдая через несколько лет, как без видимых усилий установил статус-кво вчерашний выпускник Северус Снейп, она поняла, что это были не более чем ее страхи. Но тогда, в самом начале работы в Хогвартсе, ее настоящий первый курс казался ей чем-то символичным. Словно она сама вместе с этими детьми поступила в школу.

Еще одним таким символом была Дракучая ива.

Минерва возглавила Гриффиндор в тот же день, когда в теплицы доставили тонкий саженец. Они росли вместе. Летом подкормленное магией дерево стало грозным стражем прохода в Визжащую Хижину. Примерно в это же время Гибискус Вейн, преподаватель гербологии, декан Хаффлпаффа и заместитель директора Хогвартса подал в отставку, и Минерва сменила его на последней должности. Следующие семь лет она и ива хранили один секрет и, как бы странно это ни звучало, стали почти подругами. Приняв анимагическую форму, декан Гриффиндора не раз приходила к дереву, с разбегу забиралась на верхушку и, скрывшись в ветвях, отдыхала от забот.

У Минервы защипало в глазах, она моргнула несколько раз и тряхнула головой, словно пытаясь отогнать печальное воспоминание.

Дракучая ива приняла бой с великанами той майской ночью и наглядно продемонстрировала силу, которая позволяет росткам пробиваться сквозь камень. Некоторые из Упивающихся смертью, кому не довелось познакомиться с ней в школе, тоже попали под раздачу. Уже полыхая, она полосовала их полусломанными ветвями, пока не рухнула со стоном на школьный двор.

Помона робко предложила обратиться за новым саженцем к знакомым, работающим в оранжереях, но уже назначенная на должность директора Минерва отрицательно покачала головой.

В тот момент она была уверена, что не сможет больше работать в школе. Просто так совпало, что из оставшихся профессоров именно она была наиболее компетентной в вопросах управления, а покидать Хогвартс до его восстановления казалось ей трусостью.

К началу учебного года замок зализал раны, и Минерва уже собиралась подать попечителям заявление об уходе. Но на ее столе лежало такое же от Слагхорна и отказы полутора десятка магов от предложений занять должность профессора зельеварения, ЗОТИ, маггловедения, трансфигурации…

Пришлось задержаться на год.

Следующие две недели в замке она только спала.

Несколько дней ушло на уговоры Горация. Он не хотел преподавать, он не хотел возглавлять опальный факультет.

– Гораций, но если уйдете даже вы, кто еще останется у слизеринцев? Кто как не вы, с вашим оптимизмом, может не дать им ожесточиться? Подумайте сами: отцы многих или в Азкабане, или дожидаются суда, дети сейчас думают, что весь мир против них. И вы их бросаете в такое время? Кто их тогда защитит?

– Минерва, вы не умеете лгать. Совсем. Вам перечислить имена моих слизеринцев, которым не помешал ожесточиться даже мой оптимизм? Или можно остановиться на Томе Реддле? А насчет защиты… если недостаточно вашего слова, то мое-то уж точно будет стоить не многого.

– Но среди ваших выпускников были и другие: половина Блэков, включая Нарциссу Малфой и Регулуса. И Северус тоже. Он не бросил школу, несмотря на то, что его окружала ненависть не только детей, но и наша.

– Боюсь, у меня нет его силы духа.

– Боюсь, что вам придется ее найти или, как минимум, оставить это малодушие, чтобы быть достойным своих учеников. А ошибки бывают у всех: мне тоже есть, за что краснеть. Вот и давайте вместе исправлять их, подумаем, что можно сделать в этой ситуации. Мы обязаны искоренить эту вражду, чтобы история не повторилась.

– Минерва, вы – мечтательница и идеалистка…

То ли ей удалось убедить его, то ли он устал от ее настойчивости, но в школу вернулся.

После длительных объяснений в Норе, что отношение к магглам у людей нужно менять личным примером, Артур Уизли согласился преподавать маггловедение. Его сын Билл под нажимом беременной жены решил не возвращаться к опасной работе в Гринготтс и предложил свою кандидатуру на должности профессора ЗОТИ и декана Гриффиндора. Рита Скитер, узнав об этих назначениях, не преминула написать, что наконец-то Уизли пополняют Хогвартс не только учащимися.

Перебрав в памяти имена наиболее успешных из своих учеников, Минерва остановила выбор на нескольких кандидатурах. И накануне первого сентября не без помощи Слагхорна на должность профессора трансфигурации был принят Теренс Хиггс.

Начало года было сложным.

На распределении учеников было меньше, чем обычно, что объяснилось очень быстро: все, кто предполагал, что попадет на Слизерин, отправились в Дурмстранг. Два первокурсника змеиного факультета боязливо пытались спрятаться среди старших детей.

– Ну и что вам шепчет богиня, в честь которой вас назвали? – усмехнувшись, спросил ее Слагхорн.

– Богиня шепчет, что те, кто в чем-то виновен, будут отвечать перед Министерством и Визенгамотом. А Хогвартс – не их отделение. Сюда приходят учиться. И это очень скоро станет понятно абсолютно всем.

Она так и начала свою речь: «Вы пришли сюда учиться. Наукам, дружбе и великодушию…»

Вскоре не осталось ни одного ученика, который бы не знал, что, по мнению директора МакГонагалл, мудрость являет себя в справедливости.

В первое время деканам и Минерве еще доводилось слышать от нашкодивших оправдания своих действий минувшими прегрешениями Слизерина. Но даже самые красноречивые нарушители дисциплины признали эту аргументацию неработающей после нескольких разговоров с директором. Начиналась беседа обычно с фразы «Объясните, в чем именно выразилось в данной ситуации ваше благородство». А заканчивалась напутствием «Подумайте о том, достойно ли оправдывать свои проступки чужими», а также снятием баллов и освобождением домовиков от части работы по уборке школы.

Спустя несколько месяцев жизнь пошла своим чередом. Стычки в коридорах и на уроках, соперничество, грязные приемы во время матчей по квиддичу – даже они вновь стали будничными.

О минувшей трагедии напоминало немногое: побег какого-то деревца на месте ивы и бронзовая дощечка в Зале славы.

***

Минерва вздохнула.

Из раскрытого окна слышались веселые голоса: экзамен закончился.

Послезавтра Хогвартс-экспресс увезет школьников, и не останется ничего, что бы задерживало ее здесь.

Она уже собралась спуститься к обеду, когда неожиданно в кабинет ввалился Слагхорн и, плюхнувшись в кресло, протянул руку к жестяной коробке с имбирными тритонами.

– Cбегаете, Минерва? Бросаете нас? А как же сила духа?..

И впервые после смерти Дамблдора Минерва почувствовала, как что-то отпустило внутри, и на глаза опять навернулись слезы.

=end=



Глава 2. О хронологии фика

В фике Минерва заняла должность профессора трансфигурации в декабре 1956 г., и стала деканом зимой 1970 – 1971 г.г. – и это не ошибка, а убеждение.

В Лексиконе написано, что Дамблдор был директором с декабря 1956 г., то есть без учета слов Люпина. Тогда Минерва могла стать деканом также в декабре 1956. Причем, где-то я находила у них объяснение, что они изначально исходили из того, что Дамблдор стал директором в начале 70-х, но потом появились 5 и 6 книги, и пришлось все переиграть (найти не могу эту страницу, но, полагаю, это не принципиально).

Факты из 5 книги.
Минерва на инспекции сообщает Амбридж, что в декабре (1995 г.) будет 39 лет, как она преподает трансфигурацию. Соответственно, Дамблдора она сменила на этом посту в декабре 1956 г.

При этом Люпин говорит:
I as a very small boy when I received the bite. <…>It seemed impossible that I would be able to come to Hogwarts. Other parents weren’t likely to want their children exposed to me. <…>But then Dumbledore became Headmaster, and he was sympathetic. (кн. 3 гл. 18)
То есть, он был маленьким мальчиком, когда его покусал оборотень. Обучение в школе для него было невозможным. Но потом директором стал Дамблдор.

То есть, когда Люпина укусил Фернир, Дамблдор еще не был директором. А если исходить из того, что Люпин ровесник остальных мародеров, или хотя бы старше на год – два, то, очевидно, Люпина покусали позже 1956 г. Значит, в 1956 г. Дамблдор еще не был директором Хогвартса.
В школу Люпин пошел в сентябре 1971 г.

Можно предположить, что никто не ошибается, все говорят правду.
Тогда пост директора Дамблдор занял зимой 1970 - 1971 г.г. (зима – это условно, предполагается период от октября 1970 г. до марта 1971 г., в общем, время, когда в Шотландии может идти снег – когда Темный Лорд приходил поздравить Дамблдора с назначением, было снежно).

Подтверждающие данную теорию факты.

В первой книге мы знаем о том, что противостояние Лорду до его исчезновения длилось 11 лет (кн. 1 гл. 1) – что возвращает нас опять же к 1970 – 1971 г.г. (01.11.1981 – 11 лет = 01.11.1970 +/- округление = ноябрь 1970 г. – март 1971 г.).
Прощание Лорда с Дамблдором после неудачного собеседования ознаменовало начало противостояния. Иначе непонятно, о чем Лорд размышлял 14 лет.
В начале 6 кн. (лето 1996 г.) Фадж говорит премьер-министру о маге, который избегает правосудия "вот уже почти три десятилетия" (1 гл.). Почти - значит, меньше, иначе было бы "более трех десятилетий". Значит, мы опять возвращаемся к периоду с 1967 г., до этого времени Волдеморт не тревожил общественность. Начало 70-х вполне подходит.

Далее.
Рита – автор бестселлера «Армандо Диппет: мастер или мошенник» (кн. 7 гл. 13). Рите в сентябре 1994 г. – 43 года (кн. 4 гл. 18), т.е. родилась она в 1951 г. (ровесница Беллы), а окончила школу летом 1969 г. или 1970 г. (если родилась после августа). Полагаю, возможно допущение, что это ее пост-школьное творение. Есть несколько соображений, которые позволяют предположить, что Диппет умер не раньше 1969 г.
Во-первых, Рита собирает информацию сама – рыть она начала еще в школе (как и с Дамблдором). После смерти Диппета кое-что донаскребла и отредактировала. Значит, Диппет нужен был не только как чье-то воспоминание, а воплоти, чтобы хотя бы какое-то время можно было за ним наблюдать.
Во-вторых, выпустить книгу нужно, пока еще свежа память о покойном: читательская аудитория шире. И уж совершенно точно биография директора школы, умершего 15 лет назад, это бестселлер не в духе Риты, она бы с большей пользой для кошелька и реноме писала про промахи Министерства.
Кстати, и в-третьих, в это время уже началась война с Лордом. Полузабытый покойник, которого, судя по названию, автор упрекает в мошенничестве, вряд ли бы кого заинтересовал – есть более животрепещущие темы. Значит, Диппет был еще «горячей» темой – только преставился.

Если все так, то Диппет умер (а Дамблдор стал директором) зимой 1970 – 1971 г., т.е. накануне года поступления Люпина (и он смог пойти в школу).
(Теоретически, мог на год раньше, но я ориентируюсь и на те 11 лет, о которых упоминает Дамблдор в первой книге (см. выше)).
Кажется, канонично?

О том, что что делал Дамблдор в течение 14 лет (с декабря 1956 г. по зиму 1970 – 1971 г.г.) высказала предположение (на мой взгляд, очень интересное) Катерина, соавтор БИ. Согласно ее догадке, Дамблдор в течение этих лет преподавал ЗОТИ. То есть, когда освободилась эта вакансия, Дамблдор, зная, что эта должность интересует Тома Реддла, и не сомневаясь, что теперь отговорить Диппета не удастся, занял ее сам, соответственно Минерва стала профессором трансфигурации.
К слову, возможно и такое развитие событий. На должность профессора трансфигурации кандидатура была на примете, а профессора ЗОТИ нужно было еще искать. А на дворе – середина учебного года, следовательно, не до поисков.

Потом умирает директор Диппет, Дамблдор становится директором. Должность профессора ЗОТИ освободилась, Темный Лорд предложил свою кандидатуру, ему Дамблдор отказал, и именно с этого времени с профессорами по ЗОТИ начались проблемы.

Теоретически, Дамблдор мог оставаться деканом Гриффиндора, пока преподавал (как позже Снейп оставался деканом и после того, как передал зельеварение Слагхорну). В этом случае Минерва стала деканом после того, как Дамблдор стал директором – то есть зимой 1970 – 1971 г.г.

Рассуждая о судьбе деканства над Грифиндором, кажется, удалось найти еще некоторые косвенные свидетельства (каноничные оговорки), подтверждающие возможность директорства Диппета до начала 70-х гг.

Предисловие к ним.
Насколько часто рядовые ученики общались с директором (кроме Гарри)? Рон (вместе с Гарри) после прилета на машине, Рон (вместе с Гарри) на 2 курсе после тайной комнаты, Гермиона (вместе с Гарри) на 3 курсе перед использованием хроноворота… кто еще? Близнецы, когда лезли за возрастную черту, но при достаточно большом скоплении народа. В прошлом Том Реддл, отличник и староста, разговаривал с Диппетом, когда подал заявление с просьбой остаться в школе на каникулах (зная Слагхорна, можно предположить, что, не обладая достаточными полномочиями, он сделал все возможное, чтобы устроить эту аудиенцию и дать шанс Реддлу).

И вдруг: Артур говорит, что от Дамблдора ничего не скроешь (кн. 2 гл. 4). Он даже не удивлен. Уже проверено? Когда? Например, пока учился на Гриффиндоре в то время, когда Дамблдор был его деканом. И его факультет знал, что от декана ничего не скроешь.

Теперь посчитаем. У Артура и Молли 29.11.1971 родился Билл. То есть можно спокойно предположить, что закончили Хогвартс они до его рождения. Опять же Молли говорит в 6 книге (гл. 5), что с возвращением Темного Лорда все женились напропалую («в том числе и вы с папой», – добавляет Джинни). То есть, закончили они школу в конце 60-х – максимум летом 1971 г. Исходя из хронологической теории «ЗОТИ в декабре 1956 г. – директор в 1970(1)», Дамблдор у них мог быть деканом.

К слову, это объясняет и то, почему Артур совершенно спокойно отказывается от повышения, предпочитая его любимой работе (об этом упоминал Рон). И Молли его поддерживает (как минимум, не пилит). А чему удивляться, когда у обоих перед глазами такой прекрасный пример для подражания: декан, отказавшийся от поста Министра магии? Тоже ради любимой работы.

Из той же копилки: гл. 30 кн. 4 воспоминание о Берте (ей судя по восприятию Гарри лет 16). Она жалуется Дамблдору на то, что на нее наложено заклятье. Логично предположить, что с такой жалобой до директора она бы не добралась, скорее всего, она пошла к декану. Она старше Сириуса, и он не уточняет насколько. Вполне возможно, что у нее первые 5 – 6 лет деканом была не МакГонагалл. К слову, Дамблдор сказал, что помнит Берту, что тоже в плюс предположению, что он был деканом (хотя я вполне допускаю, что он помнит каждого из учеников Хогвартса).

Теперь о Томе.
Согласно словам Дамблдора, между убийством Томом Реддлом Хепзибы (воспоминаниями Хоуки) и приходом Темного Лорда в Хогвартс 10 лет (те самые факты из 6 книги).

В качестве теории вполне допускаю, что Том Реддл немного подучился, прежде чем сунуться к темным магам зарубежья (хотя бы для того, чтобы не стать «Ивашкой под простоквашкой», они же не цветочные феи, вообще-то).

Ведь сколько мог узнать Том о темной магии в школе? Крохи. Да и смысл идти учиться высшей математике, если не знаешь азов (условно – научился только четырем действиям)? А лавка – это и бесплатная библиотека, и лаборатория, и коллекция темномагических артефактов. Причем книги, ингредиенты и артефакты именно того направления, которое его интересует, и уже прошедшие критический отбор (не стал бы Д’Авилло платить за мусор). А если чего не хватало – Том присматривал у окружающих – рассказывал хозяину – получал приказ выторговать. И все довольны, Том особенно.

Когда Том поднаторел в Темной магии (не на уровне изучения непростительных, а более весомо) и понял, что ему нужно двигаться дальше, – встал вопрос, куда идти. На тот момент Дамблдор занимает должность профессора ЗОТИ, которая так привлекает Тома, то есть в Британии его ничто не удерживает.

Более того, возможно, кстати, что он уехал еще и потому, что те манипуляции, которые он собирался с собой произвести, значительно опаснее непростительных заклятий, так что эта «стажировка» была ему необходима для дальнейшего продвижения к своей цели. До этого времени он мог узнать, что у Хепзибы есть медальон Слизерина (она сама проговорилась, что Д’Авилло наверняка хочет вернуть его – мог, действительно, хотеть и рассказать о своем желании Тому). А тут еще и чашечка подвернулась. Если Том убил Хепзибу в конце 50-х, а пришел к Дамблдору зимой 1970 – 1971, то как раз получается разрыв в 10 лет.
Касательно исчезновения Тома. ИМХО, причин скрываться у него не было. Ведь Хоуки поверили, доказывать его вину в убийстве никто бы не стал, обвинить его в краже практически невозможно (не говоря уже о том, что заявить о краже некому: родственники Хепзибы вряд ли смогли бы однозначно утверждать, что она не продала эти вещи). Даже воспоминания, полученные Дамблдором от Хоуки, без самих украденных вещей ничего не доказывают (он, кстати, сам это признает). Можно предположить, что Том ушел, потому что свое образование в лавке Д’Авилло он уже завершил.

Еще один момент – внешность.
В декабре 1956 г. Тому почти 30 лет, соответственно, в конце 50-х – максимум 34 г.
Я помню, что Гарри он показался почти неизменившимся. Но давайте посмотрим на Орландо Блума и вспомним Джона Деппа в 30 – 34 года – мальчики-колокольчики. Всем гардемаринам на момент съемок первого фильма в районе тридцати.
Возможно, у кого-то легко получится определить их возраст правильно. Но Гарри в 16 лет мог еще не поднатореть в искусстве прочтения возраста по косвенным признакам.
Таким образом, ИМХО, внешность Тома изложенной теории не противоречит.

"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"