Смена места жительства

Автор: ROksi
Бета:Djulka
Рейтинг:PG
Пейринг:ГриммджоуУлькиорра
Жанр:Romance
Отказ:отказываюсь :)
Фандом:Блич
Аннотация:После того, как Гриммджоу потерял свое место в Эспаде, комнату у него тоже забрали.
Комментарии:
Каталог:нет
Предупреждения:слэш
Статус:Закончен
Выложен:2008-11-02 00:00:00 (последнее обновление: 2008.11.02)
  просмотреть/оставить комментарии
Улькиорра открыл дверь в свою комнату и застыл на пороге, почувствовав присутствие постороннего в помещении.
Впрочем, незваный гость и не думал прятаться. Гриммджоу чуть повернул голову и, окинув хозяина комнаты спокойным взглядом, бросил через плечо:
- Дверь закрой, а то дует.
Улькиорра посмотрел на свою руку, сжавшую ручку двери так, что та готова была начать крошиться под его пальцами. Проявление эмоций – непростительная слабость, и он только что чуть не поддался ей.
- Что ты тут делаешь, мусор?
Дверь Улькиорра все-таки закрыл, хотя в ближайшем будущем планировал выпроводить за нее одного нахала.
- Живу.
Улькиорра даже не стал обдумывать возможность того, что он, четвертый номер в Эспаде, мог ошибиться комнатой. Такое предположение абсурдно и смешно! Хотя еще смешнее было бы сейчас сказать что-нибудь вроде «Нет, здесь живу я!» и дать втянуть себя в дурацкий спор.
Пока Улькиорра подыскивал достойный ответ и решал, не убить ли наглеца сразу, Гриммджоу с удобством устроился на кровати.
- У меня койка поменьше была.
Теперь сохранять на лице выражение невозмутимость стало вдвойне труднее. Дело в том, что огромная кровать была той единственной слабостью, в которой Улькиорра не смог себе отказать.
- Но так даже лучше – нам обоим места хватит.
- Ты собираешься спать в моей кровати? – кажется, Улькиорра как никогда был близок к тому, чтобы проявить свои чувства, главным из которых на текущий момент была ярость.
- Где же еще? На полу я спать отказываюсь!
- Убирайся в свою комнату.
Гриммджоу нагло ухмыльнулся:
- А нет у меня больше комнаты. Ее тоже отдали этому… - по тому, как перекосило лицо собеседника, Улькиорра понял, что тот имел в виду Люппи.
- Мне все равно, где ты будешь жить.
- Ну, раз все равно, то я буду жить здесь!
Улькиорра в упор посмотрел на наглеца, всей душой мечтая убить его. Останавливало только одно – раз Айзен не расправился с Гриммджоу сразу, значит, у владыки были на этот мусор еще какие-то планы.
С такой точки зрения ситуация выглядела намного лучше, а Улькиорра к тому же подозревал, что без применения силы изменить он ничего не сможет. Гриммджоу если и покинет его комнату, то только в разобранном состоянии.
Может быть, считать это еще одним приказом Айзена, просто… невысказанным вслух?

Сначала Улькиорра подумал, что его разбудило чужое прикосновение. Гриммджоу, легший спать на другом краю огромной кровати, теперь вдруг оказался так близко, что его дыхание можно было не то что услышать – почувствовать, так же как и жар тела, горящего будто в лихорадке.
Улькиорра повернул голову и посмотрел на прижимающегося к нему арранкара.
Незваный гость лежал на правом боку, в таком положении маски не было видно, и лицо выглядело непривычно.
Поза не отличалась удобством, но так было меньше шансов потревожить больную руку.
Сейчас, когда Гриммджоу спал и не контролировал выражение своего лица, его брови сошлись к переносице, а на лбу между ними появилась вертикальная складка. Он трясся, как в ознобе, и коротко дышал, будто воздух жег ему легкие. На выдохе Гриммджоу издавал странные звуки, чем-то похожие то ли на стоны, то ли на тихое поскуливание.
Вот именно они-то и разбудили Улькиорру.
Хозяин комнаты повернулся на бок, невольно выдернув Гриммджоу из его неглубокого, наполненного вполне реальной болью сна.
Гость открыл мутные, полные страдания глаза и, наткнувшись на спокойный взгляд Улькиорры, оскалился и проворчал:
- Чего уставился?
- Ты скулил.
Гриммджоу моргнул, не зная, что ответить на такое обвинение, но возражать не стал, просто огрызнулся:
- Останешься без руки - еще не так завоешь.
- Я не такой мусор, чтобы…
Услышав любимое словечко Улькиорры, незваный гость еще больше скривился.
- Чего ты ко мне посреди ночи пристал?
- Твой скулеж меня разбудил.
Гриммджоу бросил на него быстрый взгляд, но, поняв, что по лицу Улькиорры ему ничего прочесть не удастся, фыркнул:
- Спать нужно крепче.
- Отодвинься.
Хотя кровать была достаточно велика, чтобы на ней с комфортом могла разместиться еще парочка арранкаров, подобное требование, высказанное в форме приказа, заставило Гриммджоу оскалиться в вызывающей улыбке.
- Нет.
- Отодвинься! - спокойствия в голосе Улькиорры заметно поубавилось.
- Нет. Ты теплый.
Гриммджоу уткнулся носом в его плечо.
Уснул он практически мгновенно, а Улькиорра еще некоторое время лежал, пытаясь привыкнуть к тому, что он не один в постели.
Ему все казалось, что такое уже было когда-то. Давно. Может быть, до того как он умер и стал пустым. Но воспоминания о тех временах были похожи скорее на обрывки фантазий, чем на реальность. К тому же создавалось странное впечатление, что они вообще принадлежат разным людям. Это совсем не добавляло им достоверности в глазах Улькиорры. Да и появляться в памяти они стали не так давно – после общения с хогиоку.
Лежащий рядом Гриммджоу вздрогнул во сне. Может быть, ему снилось то, что произошло с ним недавно: бой с Куросаки, разборки с Тоусеном и потеря руки?
Улькиорра осторожно покосился на него, стараясь не шевелиться, чтобы снова не разбудить.
Было видно, что Гриммджоу больно, но жалким он не выглядел. Кот после очередной драки: раненый, потерявший в последнем бою часть своей территории, но все равно считающий себя хозяином положения. Кот, делающий, что хочет, несмотря ни на что.

«Опять этот Куросаки!»
Улькиорра не позволил себе роскошь заскрежетать зубами.
Только недавно оправившийся до конца Гриммджоу снова был изранен.
«Вечно лезет, куда не просят».
Впрочем, в этот раз, кажется, вылазка вполне соответствовала планам владыки, но этот факт, как ни странно, совсем не успокаивал.
Глухое раздражение, поселившееся в груди с того момента, как Улькиорра забрал Гриммджоу из мира живых, никак не желало уходить. Хорошо хоть, что его еще можно было контролировать, не давая проявляться внешне: в выражении лица, жестах и поступках.
Но сочащиеся ледяным недовольством слова сдержать все-таки не удалось:
- Всю кровать кровью измазал.
Гриммджоу приоткрыл один глаз.
- Отвали.
- Как теперь тут спать?
- А ты не спи.
Гриммджоу сейчас походил на ежа, куда ни ткни - нарвешься на иголку.
Кажется, ему было неприятно, что кто-то видит его в таком состоянии. Пусть это не поражение, но что-то уж больно на него похожее.
Улькиорра сел в кресло и попытался расслабиться День выдался тяжелым, и вступать в битву, пусть даже словесную, за свое лежачее место не хотелось.
- Что ты там расселся? Иди сюда, - позвал Гриммджоу.
- Я не буду спать там, где ты всё заляпал свой кровью.
- Можешь не спать. Просто рядом полежишь. Мне холодно.
Роль постельной грелки, причем в самом прямом смысле этого слова, Улькиорре не нравилась, но пока он подыскивал достойный ответ, тело, будто само по себе, поднялось из кресла, забыв спросить у разума, что он об этом думает.
Улькиорра встал у кровати и сверху вниз посмотрел на распростертого на ней арранкара, из нескольких ран которого еще сочилась кровь.
- Тебя нужно перевязать.
- Ну перевяжи,- разрешил Гриммджоу, чуть пожав плечами, и скривился, когда тело на это движение отозвалось болью.
- Я этим заниматься не буду.
- Тогда не возникай! Ложись уже!
Улькиорра еще раз взглянул на него и лег, постаравшись выбрать место почище. Впрочем, все старания оказались напрасны – Гриммджоу тут же придвинулся к нему вплотную, морщась от боли в ранах, и изгваздал последние чистые места на постельном белье.
- В следующий раз я его убью.
Улькиорра понял, что Гриммджоу опять вспомнил о Куросаки.
- Следующего раза не будет.
- Будет!
Улькиорра не стал продолжать спор, но для себя решил, что сделает все, чтобы новой встречи не было. Если нужно – сам убьет мальчишку.
- Ночью не скули.
- Да пошел ты… - сонно ответил Гриммджоу и, противореча себе, еще крепче прижался к теплому телу.
Улькиорра подумал, что утром простыни с засохшей кровью придется буквально отдирать от кожи, но отодвигаться не стал.

Гриммджоу с одной рукой был привычнее. И наплевать, что он провел в этом состоянии не так уж много времени. Теперь же, когда Орихимэ восстановила вторую руку, и Гриммджоу вернул себе потерянное место в Эспаде, он казался каким-то неправильным.
Улькиорра отказывался размышлять, почему он ни разу так и не сделал ни одной серьезной попытки выгнать Гриммджоу из своей комнаты.
Не из-за мифического же приказа Айзена? Такой сказкой хорошо тешить свое самолюбие, но она не выдержит беспристрастного анализа. Это было главной причиной, по которой Улькиорра предпочитал не задумываться над своими поступками.
А еще он всячески избегал этой темы в разговоре с Гриммджоу. Хотя Улькиорре было, конечно же, интересно, почему именно его комнату тот выбрал в качестве нового места жительства, задавать вопросы он не спешил.
Гриммджоу тоже предпочитал молчать.
Но сейчас все изменилось. И в первую очередь сам Гриммджоу.
Покорность судьбе не могла уйти – ее не было. Как не было сожалений, слабости, попыток надавить на жалость и озлобленности из-за своего увечья. Улькиорра не мог понять, что же изменилось в Гриммджоу. Просто он вдруг стал еще ярче. И радость… в Гриммджоу бурлила, не находя выхода, злая радость.
- Тебе вернули комнату?
Гриммджоу, все это время метавшийся по комнате из-за переполнявшего его странного возбуждения, вдруг резко остановился, будто наткнувшись на невидимую стену.
- Наверное, - пожал он плечами, но на Улькиорру не взглянул.
- Наверное?..
Наконец Гриммджоу обернулся и, нацепив на лицо улыбку, больше похожую на оскал, с вызовом заявил:
- Я решил остаться у тебя. – И чуть тише добавил: - Мне и тут неплохо.
Улькиорра окинул его нечитаемым взглядом и, помедлив, ответил:
- Оставайся. В конце концов, ко всему можно привыкнуть, даже к мусору, - пояснил он, увидев удивление, мелькнувшее в глазах собеседника, который, кажется, совсем не ожидал, что ему ответят согласием.
- Урод.
Улькиорра отвернулся и посмотрел на себя в зеркало, висевшее рядом с кроватью. Собственная внешность всегда мало его трогала, так же как и мнение окружающих по этому поводу, но сейчас он почему-то почти обиделся.
- Ну, что ты там застрял? – недовольно спросил Гриммджоу, уже успевший устроиться на кровати. – Ложись, давай!
Улькиорра улегся и тут же почувствовал, как к нему прижался Гриммджоу. Такое поведение уже давно нельзя было списать на озноб от потери крови, но Улькиорру это почему-то мало волновало.
- Кошак, - тихо сказал он в темноту, не рассчитывая, что его услышат.
- Ну, кошак, - проворчал Гриммджоу и потерся об него. – И что?..
- Может быть, тебя еще и за ухом почесать?
- Можешь и не только за ухом, - разрешил Гриммджоу и сладко зевнул. – Мне уже надоело ждать, пока ты додумаешься.

"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"