Как соблазнить профессора за 10 дней?

Автор: Уитни
Бета: Rainbow
Рейтинг:NC-17
Пейринг:CC/ГГ
Жанр:Romance
Отказ: все принадлежит Роулинг
Аннотация:Драко Малфой накладывает на Рональда Уизли заклинание замедленной смерти, если своевременно не принести плату, то гриффиндорец умрет. Перед Гермионой Грейнджер встает вопрос: как спасти друга, если до окончания школы и отъезда из Хогвартса осталось 10 дней?
Комментарии:
Каталог:Школьные истории
Предупреждения:нет
Статус:Закончен
Выложен:2008-08-27 00:00:00 (последнее обновление: 2009.11.05 15:34:04)
  просмотреть/оставить комментарии


Глава 1.

На «превосходно» сдав экзамен по рунам, Гермиона Грейнджер наконец-то выбралась из замка и стала спускаться по тропинке, ведущей вниз по склону к домику Хагрида, где неподалеку должны были её ждать Гарри и Рон. Когда до друзей осталось не более трехсот метров, от ближайшего дерева вдруг отошли две фигуры в слизеринских мантиях и преградили её дорогу.
- Куда это ты собралась, грязнокровка? – гриффиндорке не нужно было откидывать капюшон, чтобы определить, кому принадлежал этот противный голос.
- Я не твой домашний эльф, Малфой, чтобы отчитываться перед тобой за каждый шаг! – отмахнулась девушка и попыталась пройти. Больше всего ей сейчас не хотелось вступать с кем-либо в спор, после экзамена сил на это уже не оставалось, хотя гриффиндорка и чувствовала себя окрыленной. Но Малфой, похоже, считал иначе. Перехватив девушку за руку, он грубо развернул её к себе.
- Грязнокровки гораздо хуже домашних эльфов! От последних есть хоть какой-то толк, - он притянул её ближе, наклоняясь к самому уху. - И если Я захочу, ты будешь делать все, что я тебе прикажу, Грейнджер! Все…
- Да ты скорее разоришься, чем сможешь купить меня и обречь в рабство! – бросила девушка, пытаясь вырвать руку, но слизеринец держал её гораздо крепче, чем это могло показаться со стороны.
- Сейчас же отпусти её, Малфой! – крикнул Рон, сжимая кулаки.
- А вот и рыцарь с рыжим кошмаром на голове! Уизли, ты из какой кучи вылез? – издевательски поинтересовался Драко, но, замечая, что разъяренный гриффиндорец уже близко, все же разжал руки. – Хотя можешь, не уточнять. По запаху мы уже определили, из какой.
Группа слизеринцев, стоявшая за его спиной, громко засмеялась.
- Ты в порядке?
- Да, Рон. Спасибо, - девушка благодарно приняла его руку и развернулась к слизеринцу спиной, собираясь уходить. Воспользовавшись её ошибкой, слизеринец пустил вдогонку воздушную подножку. Если бы не Рон, то Гермиона кубарем бы полетела вплоть до самой сторожки Хагрида.
- Ну, все, Малфой!
- Рон, не надо! – но гриффиндорец уже выпустил заклинание.
По началу ничего не происходило, и слизеринец было уже решил, что Уизли промахнулся, и сейчас будет та же история, что и на втором курсе, но вдруг волосы на его голове стали постепенно изменять цвет, превращаясь из светло-русого в ярко-голубой. Пока Малфой разобрался, в чем дело, Гермиона с Роном уже заходили в домик лесничего.
- А где Хагрид?
- Они с Гарри пошли в Запретный лес смотреть на какую-то новую зверушку, - поморщившись, ответил Рон, очевидно вспоминая встречу с пауками, - а я решил дождаться тебя. Кстати, как сдала руны?
- Превосходно.
- Мог бы и не спрашивать, - улыбнулся Рон.
- Зря ты так с Малфоем, он этого так просто не оставит, - с сожалением вздохнула девушка, меняя тему. – Что за заклинание ты на него наслал?
- Да ничего особенного, новое изобретение Фреда с Джорджем, - попытался отмахнуться Рон, но, поймав пристальный взгляд Гермионы, нехотя продолжил, - цвет не смоется, пока не промыть отваром листков анзонии.
- Да откуда же Малфою об этом знать? – возмущенно упрекнула девушка.
- А он и не узнает, пусть походит так с недельку, потом можно и намекнуть, - добродушно рассудил парень.
Гермиона хотела ещё что-то возразить, но внезапно открывшаяся настежь дверь привлекла все внимание.
- Следуйте за мной, мистер Уизли, - ледяным тоном приказал Мастер зелий.
Гермиона, не раздумывая, побежала следом.
- Профессор Снейп! Он ни в чем не виноват, Малфой первый напал на меня, и Рон… - начала, было, девушка.
- Вашего мнения никто не спрашивал, мисс Грейнджер! – не оборачиваясь, отрезал профессор.
Весь оставшийся путь до подземелий они проделали не обронив ни звука. Только Гермиона всю дорогу посылала Рону подбадривающие взгляды. Не останавливаясь у дверей своих личных покоев, слизеринский декан взмахом палочки распахнул их, пропуская Рона вперед.
- А вас, мисс Грейнджер, я попрошу остаться здесь, - раздраженно выдавил Снейп, захлопывая дверь перед самым носом у девушки.
«Больно нужно!» - обиделась та, - «Бедный Рон! Малфой, наверное, опять все в десять раз преувеличил!»
Спустя пару минут гриффиндорка решила не провоцировать на очередной скандал без конца попадавшихся ей в подземельях слизеринцев, которые и так уже стали косо на неё посматривать. Поэтому девушка поднялась по лестнице, выводящей из столь ненавистного крыла, и остановилась в коридоре у ближайшего окна с надеждой перехватить Рона, когда тот пойдет обратно. Погода начала быстро портиться, и вот уже о стекло ударили первые капли дождя. Гермиона, не отрываясь, смотрела вдаль, про себя удивляясь, насколько гроза соответствует ее внутреннему состоянию. Неожиданно соседнее окно распахнулось, и от удара стекло разлетелось вдребезги.
- Репаро, - вздрогнув, пробормотала девушка. «Наверное, кто-то неплотно прикрыл его», - пыталась успокоить себя она, забираясь на подоконник и поджимая поближе ноги. Гермиона не знала, сколько она так просидела, а когда опомнилась, то за окном уже было темно, но гроза все не прекращалась. Вдруг за поворотом послышался какой-то шум, и девушка поспешила обратно в подземелья.



Рон вышел из кабинета Снейпа весь измученный и поплелся по тускло освещенному коридору. Обессиленный и уставший, он не заметил фигуру, стоявшую за мраморной статуей, и, как ни в чем не бывало, пошел дальше. Как только гриффиндорец ступил на лестницу, незнакомец выбросил вперед руку с палочкой и стал торопливо читать с листка длинное заклинание. Рон, покачнувшись, упал на каменный пол и весь сжался от боли. Казалось, какое-то незримое существо пытается слиться с ним воедино.
- Малфой…Драко…НЕТ,…ОСТАНОВИСЬ! – что было сил, крикнула Гермиона.
- …geir senro, - зло, ухмыльнувшись, закончил слизеринец, и воздух содрогнулся от выпущенной финальной искры.
- Назначь задание для платы, - проговорила мертвенно бледная девушка, поднимая палочку и выстреливая в воздух.
- Откуда тебе известен отвод? – изумился слизеринец.
- Заклинание замедленной смерти строжайше запрещено, Малфой! За него тебя без суда предадут поцелую Дементора, - проигнорировала вопрос Гермиона.
Воздух над ними стал сгущаться и угрожающе потрескивать, требуя закрепления сделки. Обычно заклинание замедленной смерти накладывали на близких людей искусных мастеров, требуя, чтобы те изготовили что-либо, как плату. Если в момент его наложения поблизости не оказывалось никого, кто готов бы был пойти на выполнение заданных условий или мастер не вступал в договор, то через месяц жертва умирала. В течение этого срока не было никаких симптомов болезней, но человек постепенно сгорал изнутри, и после гибели, никто так и не мог точно определить, от чего же он умер, и главное, наложенное заклинание невозможно было выявить ни до, ни после смерти. Спасти же человека можно лишь только в том случае, если вовремя произнести отвод. Особенность платы состояла в том, что ее нужно было исполнить самому заступнику. Требовалось либо собственноручно что-то изготовить, либо как-то отработать, не используя нажитые до этого богатства и не прибегая к помощи других.
Произнося его, Малфой рассчитывал, что поблизости не окажется никого, кто бы знал и готов был произнести отвод, тем самым, обрекая Рона на неминуемую гибель.
«Черт бы побрал эту грязнокровку! Ну, ничего, нужно только придумать что-то такое, чего бы она ни за что не смогла выполнить!» Немного подумав, слизеринец довольно оскалился и посмотрел на застывшую Гермиону.
- Ну, хорошо грязнокровка! Я, так или иначе, добьюсь своей цели, как бы ты не старалась мне помешать! – заносчиво начал он. – Что ж, принимай задание! – из его палочки вырвалась серебряная нить, и как только слизеринец заговорил, стала сплетаться, образуя кокон. – Тебе нужно будет переспать со Снейпом, при этом ни одна живая душа не должна знать, что происходит. Если хоть кто-нибудь что-то заподозрит, - угрожающе процедил слизеринец, - связь тут же разорвется. Надеюсь, ты знаешь, чем это грозит Уизли?
Если б не стена сзади, то Гермиона бы точно упала от услышанного.
- Малфой, ты хоть понимаешь, что говоришь? – девушка испуганно смотрела на слизеринца.
- Я, заметь, не нарушаю суть заклинания. Выполнение задания будет целиком и полностью зависеть от тебя и твоих возможностей. Или ты уже передумала, Грейнджер?- ехидным тоном поинтересовался он, и, теряя терпение, добавил, - Так что, или ты соглашаешься, или я разрываю связь.
«Он не оставляет мне выбора, но ничего, держись, Рон!»
- Я принимаю задание, - Гермиона протянула руки, перенимая серебристый кокон и наблюдая, как он стал постепенно окутывать ее кисти, а потом просто растаял.
Малфой самодовольно ухмыльнулся, убежденный, что грязнокровке никогда не соблазнить Мастера зелий. Их декан был не из тех людей, которые интересуются студентками, а, учитывая его особую неприязнь к гриффиндорской Всезнайке, у Грейнджер не было ни единого шанса.
Послышались быстрые шаги, и не успели враги разбежаться в разные стороны, как из-за поворота вылетел Северус Снейп собственной персоной.
- Что здесь происходит? – требовательно спросил он.
- Ничего такого, профессор! – поспешно вмешался Драко, опасаясь, как бы гриффиндорка чего не вставила. – Мистер Уизли, поскользнувшись, упал, а я, проходя мимо, решил поинтересоваться, не нужно ли чего?
- Мистер Малфой, я скорее поверю в то, что вы остановились узнать, не убился ли мистер Уизли, - растягивая каждое слово, процедил сквозь зубы Мастер зелий, ясно давая понять, что не поверил ни единому слову. Однако добираться до истины он не стал и, скользнув недовольным взглядом по слизеринцу, коротко бросил:
- Возвращайтесь к себе, мистер Малфой! – дважды просить не пришлось, Драко, как ветром, сдуло.
Снейп повернулся и, увидев побледневшую Грейнджер, сидящую возле гриффиндорца, поспешно склонился над лежащим без сознания Уизли. Пробормотав отрезвляющее заклинание, ему удалось привести его немного в чувство, но как только Рон увидел, кто перед ним, то повторно отключился. Снейп фыркнул.
- Ладно, я помогу вам доставить его до комнат. Думаю, ничего серьезного, просто ему нужно хорошо выспаться, - буркнул зельевар, взмахом палочки создав в воздухе носилки и уложив на них гриффиндорца.
Гермиона, как в тумане, следила за происходящим. Ей хотелось крикнуть: «Да разве, вы не видите!» Но она, никак не реагируя, продолжала смотреть в одну точку.
- Мисс Грейнджер, вы так и будете здесь сидеть? – обернулся Мастер зелий.
- Нет, я уже иду, - с трудом поднимаясь, опомнилась Гермиона.
«Теперь уже ничего не изменишь, - смерилась девушка, догоняя зельевара и бросая тревожный взгляд на друга. – Нужно думать, как принести плату и спасти Рона».

На следующее утро девушка с ужасом отметила, что до конца учебного года осталось десять дней, а потом они получат аттестаты и уже навсегда покинут Хогвартс. «Так, нужно срочно что-то придумать!» За ночь перерыв всю информацию о наложенном заклинании, Гермиона осознала, что провести его не удастся. Ведь было бы куда проще, прими кто-то из друзей оборотное зелье! А так придется всерьез задуматься, как соблазнить Мастера зелий! Мысль напоить его приворотным отваром была отметена в сторону сразу же.
- И как ты себе это представляешь, Гермиона Грейнджер? - рассуждала она вслух, беспорядочно измеряя шагами свою комнату. – Может, рискнешь демонстративно подойти к преподавательскому столу во время обеда в Большом зале и протянуть напиток прямо ему под нос со словами: Ваше здоровье, профессор Снейп! – она усмехнулась, представив себе эту картину. – Да после такого я вряд ли доживу до окончания Хогвартса, в лучшем случае проведу остаток своих дней в больничном крыле… – она на секунду остановилась. – Даже если, мне и удастся сделать так, что зелье окажется в поле его видимости, - гриффиндорка решила рассмотреть все возможные варианты, - то глупо, предполагать, что один из самых талантливых зельеваров Британии не распознает его с одного взгляда. Так, это отпадает однозначно! – глубоко вздохнув, она присела на кровать.
- Может наложить Империо? – обратилась к самой себе девушка.
«На лучшего Пожирателя?» - изумился внутренний голос.
- Глупо, да и в школе это сразу же засекут…- её лицо заметно помрачнело. – Так может подойти к нему и прямо сказать, что я от него хочу! - не выдержала гриффиндорка.
«Смелости хватит?»
- Так он же легилимент, пусть сам догадается!
Гермиона сразу представила себе эту сцену, как она на подгибающихся ногах подходит к слизеринскому декану и мысленно произносит: Я хочу вас, профессор Снейп!
Девушка сильно затрясла головой, прогоняя видение.
- Придется пытаться самой привлечь внимание Мастера зелий. Но КАК?
Ведь у меня совершенно нет опыта в подобных делах, да и если учесть, что даже в хорошем расположении духа, зельевар не может находиться со мной в одном помещении дольше, чем этого требует урок, то это полный провал! - Гермиона обреченно покачала головой и вздохнула. Перед глазами тут же появился улыбающийся Рон. - Ну, раз все упирается в то, чтобы научиться соблазнять, - девушка поднялась, - то я сделаю все, чтобы вы не смогли устоять профессор! – и решительно выбежала из комнаты с твердым намерением осуществить свой план.




Глава 2.

- Лаванда, можно тебя на минутку? - красавица недоуменно пожала плечами сидящей напротив подруге и, оторвавшись от журнала, который они до этого вместе рассматривали в гриффиндорской гостиной, подошла к старосте.
- Да, Гермиона?
- Лаванда, я бы хотела попросить тебя помочь мне в одном вопросе, - тщательно подбирая каждое слово, неуверенно начала гриффиндорка. Браун с интересом посмотрела на однокурсницу, от удивления чуть изогнув бровь. «На какой вопрос без нее не может ответить сама Гермиона Грейнджер?» По всему ее виду можно было сказать, что она сгорает от любопытства поскорее узнать это.
- Так что за вопрос? - девушка навострила ушки.
- Ну, тут один человек … понимаешь, мне нужно…я не знаю, как…- запинаясь, произнесла она. Заметив, ее смущение Лаванда сразу же догадалась в чем дело и, не скрывая радостной улыбки, чуть наклонилась к Гермионе и прошептала голосом, который, казалось, можно было отчетливо услышать в самом дальнем углу гостиной:
- Гермиона, так ты влюбилась?
Грейнджер не знала, куда себя деть, странно, как еще все гриффиндорцы не обернулись на это заявление, мысленно поблагодарив их за такт, девушка, вздохнув, произнесла:
- Нет, - честно призналась она, но, увидев непонимающее лицо Лаванды, быстро добавила, - То есть не совсем.
«Кого ты обманываешь? - тут же обругала она себя. – Пусть лучше думает, что я безумно влюблена в кого-то, так ей будет проще понять суть и, возможно, даже помочь мне. Не станешь же ты раскрывать ей истинное имя избранника».
- Да, ты права. Я влюбилась.
И чтобы хоть как-то скрыть возникшую неловкость, улыбнувшись, добавила:
- Просто это так ново для меня, что я еще и сама не совсем свыклась с этой мыслью. Ты, наверное, меня понимаешь?
- Слишком хорошо, - ничего не заподозрив, оттаяла девушка.
Испугавшись, как бы Лаванда во всеуслышание не начала угадывать имя «возлюбленного», Гермиона, ухватив ее за руку, поспешила вывести улыбающуюся девушку из гриффиндорской гостиной.
- Ну, так, кто он? – тут же послышалось, не успел проход закрыться портретом.
«Может, зря я все это затеяла? Дать Лаванде малейший намек, все равно, что сделать публичное заявление на всю школу, - начала сомневаться девушка. – А к кому мне еще обратиться? Не идти же к МакГонагалл с этим вопросом!» - повернувшись к собеседнице, Гермиона вымученно улыбнулась.
- Эээ…
- Это Рон? - Браун вопросительно на нее посмотрела.
«Может, согласиться, что это Рон, да и все тут? Сколько ненужных вопросов разом бы отпали сами собой! Но тогда она неправильно меня поймет, и… - она представила себе эту путаницу. – Да, что там его соблазнять! – пришла к выводу девушка, вспоминая его постоянные докучливые намеки».
- Нет, это не Рон, - она отрицательно помотала головой, - это парень из…Дурмстранга.
- Виктор Крам, - недовольно добавила Лаванда, отвернув голову в сторону и теряя всякий интерес к сокурснице.
- Нет, это не он, - поспешила заверить ее Гермиона, - мы с Виктором уже давным-давно не общаемся, - не моргнув глазом, соврала она, после чего лицо Браун тут же просветлело. - Мне нравится другой человек, ты навряд ли его знаешь. Мы познакомились с ним… в библиотеке, - быстро нашлась староста, делая особое ударение на месте встречи, - во время турнира.
Услышав такое заявление, мисс Браун окончательно успокоилась и развеяла все свои сомнения, больше уже не опасаясь, что Гермиона может посягнуть на ее ухажеров.
- Мне бы очень хотелось обратить на себя его внимание, но я совершенно не представляю, как это сделать, - открыла карты девушка.
- Ну, в этом нет ничего сложного, - быстро оживилась собеседница, чувствуя себя в данной ситуации, как рыба в воде. – Для начала попробуй описать его, - предложила она Гермионе, когда они благополучно миновали Филча и свернули в восточный коридор.
- Он очень угрюмый, неразговорчивый, вечно чем-то недовольный, - увлеклась девушка, - и когда он смотрит на меня, кажется, что видит насквозь, - поежилась она.
- Ты прям, Снейпа описала!
Гермиона споткнулась на ровном месте.
- Но, несмотря на все это, - она срочно начала исправлять ситуацию, хотя и понимала, что собеседница сказала все в шутку, - я уверена, что в душе это чудесный человек. Просто…- она задумалась, - не нашлось еще того, кто бы смог разглядеть это и пробиться через каменную стену, которую он столько лет старательно воздвигал вокруг себя, - поймав, недоуменный взгляд Лаванды, Гермиона решила исключить из своей речи философию. – А в остальном, он обычный парень!
«Слышал бы меня сейчас Снейп!»
На это собеседница участливо кивнула и направилась в сторону скамейки.
- Для начала, - со знание дела сказала Браун, усаживаясь и тщательно расправляя складки мантии, - нужно как можно чаще попадаться ему на глаза, чтобы визуально он к тебе уже привык и свободно чувствовал себя при разговоре.
«Как можно чаще попадаться на глаза» - про себя повторила Гермиона.
- Тебе нужно попытаться завязать с ним разговор и дать понять, что он знает обсуждаемую тему лучше тебя. Тогда потом ты сможешь запросто обратиться к нему по интересующим тебя, так сказать, вопросам в любое другое время, - Лаванда загадочно улыбнулась, вероятно, сама она не раз прибегала к этому методу.
«Как профессор он и так знает больше меня! Значит, нужно уделить больше внимания зельеварению. Так скоро экзамен, так что подойти к нему за консультацией не составит труда!» - обрадовалась девушка.
- Как можно чаще прикасайся к нему, тем самым, стирая грань отчужденности и намекая, что совсем не против, если он возьмет тебя за руку, положит руку на талию или же…
- Я поняла!
«А нельзя сразу перейти к этому или же?»
- Делай ему комплименты, не бери в расчет утверждение, что они нравятся только девушкам. Это неправда, потому что парни также западают на слова, да и к тому же, кому не приятно, когда его хвалят или подчеркивают достоинства? – Лаванда хитро улыбнулась. – Только не переборщи, а то я однажды, не подумав, сказала вратарю из Хаффлпаффа, какой он умный, так тот сразу сообразил, что я льщу.
- Действительно умный, - усмехнулась Гермиона, представляя, как в середине урока встает, подходит к Снейпу и делает ему какой-нибудь комплимент. Да, ради выражения его лица стоит умереть.
- Ну, и конечно не забывай улыбаться, приветливое выражение лица всегда способствует хорошему расположению собеседника, - в доказательство Лаванда ослепительно улыбнулась, - и при этом непрерывно смотри ему в глаза, слегка приподнимая и опуская ресницы. Это сосредоточит его взгляд на тебе, после чего он плавно перейдет рассматривать черты твоего лица и остановит взгляд на губах.
«То, что нужно!»
- Постарайся убедить его в том, что ты очень ценишь поддержку и прислушиваешься к его мнению. Парням, – Лаванда чуть склонила голову, – да всем людям, наверное, приятно чувствовать себя кому-то нужным.
«Так просто? И этого достаточно, чтобы понравиться Снейпу?» - Гермиона поморщилась от одной мысли о последнем, но выбора не оставалось, да и времени было в обрез, так что нужно приступать к действиям, нельзя терять ни минуты!
Поблагодарив Лаванду за помощь и пропустив советы однокурсницы по приготовлению приворотных зелий и комментарии относительно ее внешнего вида мимо ушей, Гермиона вернулась в гостиную, но, обнаружив, что все на обеде, развернулась и вышла по направлению в Большой зал. Зайдя в помещение, девушка увидела, что не все факультеты в сборе, да и многие профессора еще не подошли. Проходя мимо преподавательского стола, Гермиона заметила Снейпа и остановилась напротив зельевара.
«Надо действовать!»
Растянув губы в улыбке, девушка пристально посмотрела на профессора.
- Мисс Грейнджер, вам указать направление к гриффиндорскому столу? - ехидно осведомился декан Слизерина.
- Что? – улыбка стерлась с ее лица. – Нет, я сама…просто…, - мямлила девушка, переступая с ноги на ногу.
- Да говорите уже!
- Приятного аппетита! – со злостью бросила гриффиндорка, направляясь к своему столу.
«Что б ты подавился!»
Гермиона рассержено подошла и села рядом с друзьями.
- Герми, что случилось? – обеспокоено повернул голову Рон.
- Ничего, все в порядке. Еще два экзамена, и я так нервничаю, - она плавно попыталась увильнуть.
- Ты, наверное, о них пыталась прочесть в глазах Снейпа? – наблюдательно вклинилась Джинни.
Сестра Рона недолюбливала гриффиндорку, Гермиона всегда была рядом с Гарри, он очень ценил ее советы и наставления, он мог простить ей все. Да, она ревновала, но скорее не к самой девушке, а ко времени, что они проводят вместе, обсуждая какие-то свои вопросы. В эти моменты с ним была Гермиона, а не она. Хоть Джинни и делала вид, что все понимает, но обида росла. У Гарри настолько вошло в привычку по любому поводу консультироваться с Грейнджер, что когда он говорил: «Надо бы спросить у Гермионы…», младшая Уизли просто выходила из себя. Джинни замечала, что Гермиона не испытывает к Рону тех чувств, которые она сама питает к Гарри. Девушке не нравилось, что та относится к ее брату скорее, как к другу, в то время как он смотрит на нее влюбленными глазами. Пока Гермиона по-настоящему в кого-нибудь не влюбится, Джинни не сможет ей доверять. Рыжеволосая гриффиндорка считала, что Грейнджер просто использует Рона, и при удобном случае старалась напомнить об этом брату.
- Нет, я просто задумалась, проходя мимо преподавательского стола, - уклончиво ответила девушка.
- И твои думы привели тебя прямо к декану Слизерина! – сверкая глазами, не преминула подметить собеседница.
- Конечно, ведь скоро экзамен по зельеварению, и, увидев Снейпа, я как раз вспомнила, что у меня есть к нему кое-какие вопросы, - снисходительно разъяснила Гермиона.
- Джин, хватит тебе уже докапываться, - Гарри потянул ее за руку.
Девушка опомнилась, что и правда перегнула палку.
- Извини, Гермиона! На меня что-то нашло, - примирительно раскаялась Джинни, но все еще никак не могла забыть взгляд, каким гриффиндорка смотрела на профессора.
- Все нормально, Джин, - быстро отошла девушка.

Весь день Снейпа не было в замке, профессор МакГонагалл сказала, что он будет только ближе к вечеру.
«Нужно обратиться к нему за чем-нибудь и дать понять, что он знает больше меня».
Гермиона решила воспользоваться удобным случаем и заняться составлением вопросов, по разъяснению которых ей была бы необходима помощь Мастера зелий. Когда пошел уже четвертый час, как она сидела в библиотеке, девушка удовлетворенно посмотрела на исписанный с обеих сторон внушительный свиток пергамента и улыбнулась. Как, оказалось, составлять «умные» вопросы было не так-то просто, ведь профессор должен был поверить в то, что она действительно в них затрудняется.
Без трех минут восемь девушка постучала в класс зельеваренья.
- Войдите, - последовало короткое разрешение.
Гермиона нерешительно толкнула дверь и вошла. Северус Снейп сидел за своим столом и что-то, не отрываясь, писал в черном журнале. Девушка застыла на одном месте, боясь сделать шаг и подойти ближе. Не поднимая головы и не обращая никакого внимания на растерявшуюся ученицу, он спросил.
- Вы что-то хотели, мисс Грейнджер?
«Вас».
Но вслух произнесла:
- Нет, ничего, профессор.
- Тогда зачем вы пришли?- теряя терпение, недовольно процедил сквозь зубы Снейп.
«Правда, зачем? Бежать отсюда нужно!»
- У меня были кое-какие вопросы по поводу экзаменационных зелий, - вспоминая цель своего визита, выкрутилась гриффиндорка и показала лист пергамента.
Вздохнув, он жестом велел ей подойти. Она положила ему на стол рецепт зелья, а внизу предварительно написала все вопросы, боясь, что забудет их в самый неподходящий момент. Учитывая охватившее ее волнение, она поняла, что не зря! Сама же встала слева от профессора.
Только взглянув на название зелья, он тут же перешел к ответам на «вопросы».
- Подождите, профессор Снейп! Я лучше запишу, - девушка огляделась в поисках пера, но только сейчас обнаружила, что взяла с собой только листок. А ведь было же ощущение, что она что-то забыла!
– Разрешите воспользоваться вашим пером?
Понимая, что так он избавится от назойливой гриффиндорки гораздо быстрее, Мастер зелий недовольно кивнул.
- Спасибо, сэр! - она потянулась за ним на другой конец стола, наклоняясь и, непроизвольно, прижимаясь бедром к кисти зельевара. Снейп, как ошпаренный, убрал руку и бросил раздраженный взгляд на целую коробку перьев с ее края.
- Ой! – спохватилась гриффиндорка, она и в самом деле так разнервничалась, что не заметила их. – В последнее время я такая рассеянная! – профессор иронично изогнул бровь, всем видом говоря, с чего бы это? Девушка испугалась, что он совсем не в том смысле ее поймет, и поспешно вставила. – Мадам Помфри говорит, что это потому, что я не высыпаюсь, – он уже смотрел на нее с нескрываемой усмешкой. Поняв, что только усугубила ситуацию, гриффиндорка чуть ли не со злостью добавила, – из-за экзаменов!
Зельевар никак не отреагировал, что слышит ее, прекрасно давая понять, что его это не интересует, и ее здесь вообще никто ни о чем не спрашивал! С невозмутимым выражением лица он взял ее «вопросы» и продолжил диктовать. Девушка тут же склонилась над чистым пергаментом, который до этого он услужливо перед ней положил, и принялась быстро записывать.
Гермиона не знала, сколько прошло времени, когда он, наконец, перевернул пергамент другой стороной, переходя ко второй части вопросов. Все тело девушки затекло, находясь в одном положении, и она с трудом стояла, переминаясь с ноги на ногу и упорно продолжая писать. Когда она чуть повела плечом, разминая спину, Северус заметил, что гриффиндорка до сих пор стоит.
- Мисс Грейнджер, перестаньте строить из себя мученицу, возьмите, наконец, стул и сядьте, - проворчал он.
- Спасибо, профессор, - Гермиона благодарно на него посмотрела и левитировала ближайший.
Продолжая записывать под диктовку, гриффиндорка мельком посмотрела на черный журнал, который заполнял профессор, когда она вошла. Видно Мастер зелий, не закрывая, просто отодвинул его, сохранив расположение страниц на том же месте. Заинтересовавшись названием зелья, девушка бросила на него короткий взгляд и тут же обернулась на профессора.
«Уф! Не заметил!»
Снейп сидел, откинувшись на спинку своего преподавательского кресла, отгородившись от нее листком пергамента, и как ни в чем не бывало, продолжал диктовать. Убедившись, что он не смотрит в ее записи, да вообще мало интересуется, успевает она за ним или нет, девушка решила, что если будет просто водить пером по листу, создавая видимость, что пишет, то тем временем сможет прочесть описание зелья из журнала.
Состав, свойства, способ приготовления – все это было настолько захватывающим, что Гермиона читала и не могла оторваться.
«Что-то слишком тихо...» - неосознанно обратила внимание девушка, - «Чего-то не хватает…»
На миг, оторвавшись от чтения, девушка осознала, что до сих пор машинально выводит пером каракули.
«А почему Снейп молчит? Задумался?» - гриффиндорка продолжала говорить сама с собой, урывками дочитывая журнальную страницу, - «Снейп молчит?!!!» - девушка окончательно пришла в себя.
«Мерлин! Так это же значит, что…»
- Вы закончили, мисс Грейнджер?
Гермиона застыла. Медленно она повернулась к профессору и подняла глаза полные ужаса.
- Ваши записи, - непререкаемым тоном потребовал он.
- Простите? – не поняла девушка.
- Дайте сюда, то, что вы сейчас написали! – теряя последнее терпение, рявкнул Снейп.
Гермиона дрожащей рукой протянула ему листок.
- 50 баллов с … - начал он.
- Да за что это еще? - она не дала ему договорить, вскакивая и с грохотом роняя стул на пол. Отчаяние придало ей смелости.
- За издевательство над преподавателем, мисс Грейнджер! – Снейп тоже встал, не позволяя ей возвышаться над собой. – За отнятое у меня время! – он зло посмотрел на «вопросы». – За ваш тон, который вы позволяете себе в Моем присутствии!
- Никто над вами не издевался, профессор Снейп! Если вам пришелся не по нраву мой тон, то приношу свои глубочайшие извинения, - гриффиндорка пошла на крайние меры. Она понимала, что если сейчас, когда они только-только обогнали Слизерин, ее факультет лишится такой суммы очков, то Кубок домов они уже не получат. – Мне действительно была необходима ваша помощь, - искренне произнесла девушка, - а последнюю Вашу речь я просто воспринимала на слух, потому что писать у меня рука устала…
- И вы решили тренировать зрение?
Гермиона виновато опустила глаза.
- А теперь запомните раз и навсегда, мисс Грейнджер! – он вплотную приблизился к девушке, так что она почувствовала его дыхание на своей щеке. – Больше всего я не выношу, когда мне лгут! Вам понятно?
Слезы стояли у нее в глазах, и она лишь кивнула не в силах произнести ни слова.
- А теперь вон из моего класса!
Снейп и сам себе не мог объяснить, почему сразу не выгнал ученицу, как только заметил, что она косится на его записи. Его настолько поразил блеск в глазах девушки, когда она с неподдельным интересом стала рассматривать зелье, что он невольно залюбовался. Он всегда восхищался умом и смекалкой этой молодой ведьмы, и сегодня его в очередной раз поразило, насколько искусно были составлены вопросы. Северус не сомневался, что для волшебницы ее уровня не составило бы никакого труда самой ответить на них. Возникал вопрос: «Зачем?» Навряд ли она стремилась провести вечер в его компании. «Пари?» Но тогда бы она не стала так истязать себя и написала бы гораздо меньше вопросов.
- Что же тебе нужно, Гермиона Грейнджер?
Северус не мог отрицать, что девочка ему определенно нравится. Он всегда выделял ее из толпы своих учеников. Но чем больше он ловил себя на том, что не равнодушен к ней, тем строже относился. Ведь так и выходит, что чем больше нам нравится человек, тем больше требований мы к нему предъявляем.
Как только дверь за выбежавшей гриффиндоркой захлопнулась, Северус устало опустился в кресло и посмотрел на лист в правой руке.
- Черт! Эта Всезнайка забыла свои записи! – с досады он бросил ненавистный листок на стол, в душе проклиная самого себя, что вовремя их ей не вернул, и теперь она в любой момент может за ними зайти. – Только шастающих гриффиндорок мне здесь не хватало!
Мастер зелий резко поднялся, хватая пергамент, и размашистым шагом покинул аудиторию.




Глава 3.

Выбежав из подземелий, Гермиона остановилась. Глубоко вздохнув, она провела ладонью по щекам, стирая слезы, и медленно пошла по коридору. Проходя мимо знакомого окна, девушка на секунду засомневалась, но все же развернулась и подошла к нему. Еще вчера она стояла здесь и ждала Рона, переживая, чтобы тому не сильно досталось от профессора, а сегодня все это уже казалось мелочью. Таким далеким. Девушка села на подоконник и поджала к груди колени. В гриффиндорскую гостиную идти не хотелось, сейчас ей просто нужно было побыть одной, а там вряд ли бы это удалось. Как хорошо вот так просто сидеть и смотреть вдаль, ни о чем не думая, но Гермионе все никак не удавалось выбросить из головы последние события. «Снейп никогда в жизни не простит мне эту выходку! О чем я думала, когда полезла в его журнал?!» - девушка глубоко вздохнула, сейчас уже ничего не изменишь. «Да он меня теперь близко к себе не подпустит!» - она с досады закусила нижнюю губу.
- Мисс Грейнджер, что вы делаете в коридоре после отбоя?
Гермиона вздрогнула. Повернувшись к профессору и наткнувшись на его ледяной взгляд, девушка легко спрыгнула с подоконника.
- Я…я, – начала, было, она. «Ну же, Гермиона придумай что-нибудь!» - Я, как староста, патрулировала этот коридор, - она с вызовом посмотрела в глаза зельевару. «К этому уж вы не сможете придраться, профессор Снейп!»
- Вы патрулировали его сидя? - с издевкой спросил Мастер зелий.
- Перенимаю вашу тактику, профессор, - осмелев, елейным голосом продолжила гриффиндорка, - так ведь гораздо удобнее подкарауливать нарушителей, не так ли, сэр?
- Безусловно, мисс Грейнджер, - недобро ухмыляясь, в тон ей подтвердил Снейп, - но позвольте заметить, что когда действительно хотят кого-то подкараулить, то накладывают чары невидимости, как студентка седьмого курса вы не можете их не знать, или хотя бы изредка посматривают в коридор, а не гипнотизируют взглядом окно, - он иронично поднял бровь.
Гермиона вспыхнула и виновато опустила голову, с особой тщательностью принимаясь рассматривать свои туфли.
Снейп сжал подбородок девушки и заставил посмотреть ему в глаза.
- Кажется, я уже предупреждал вас сегодня, что терпеть не могу, когда мне лгут, - угрожающе прошипел зельевар.
Гермиона обреченно кивнула.
- И что же в моих словах вам не понятно?
- Все понятно, - девушка судорожно вздохнула.
- Тогда 20 баллов с Гриффиндора за вранье, раз все понятно, - довольно ухмыляясь, прошипел зельевар, отводя руку от ее лица, но продолжая жечь взглядом.
«Ему лишь бы баллы снять!» - Гермиона еле удержалась от того, чтобы с досады не пнуть его хорошенько. Из чувства собственного достоинства она воздержалась от демонстрации своего неудовольствия и свирепо посмотрела на Мастера зелий.
- Вы все сказали, сэр?
- Мисс Грейнджер, вы решили лишить свой факультет еще нескольких десятков баллов, позволяя себе такой тон? – в его глазах мелькнул опасный огонек, хотя внешне зельевар оставался хладнокровным.
Гермиона сделала шаг назад.
- Я всего лишь хотела спросить, профессор, могу ли я идти, - отступая еще на шаг, испуганно пробормотала девушка, - вы просто не так меня поняли.
- Еще минус 20 баллов с Гриффиндора, - процедил сквозь зубы Снейп, - вы сегодня весь вечер собираетесь мне лгать, да мисс Грейнджер?
Гермиона помотала головой.
- Я могу идти? – с надеждой подняла глаза девушка.
Вместо ответа Мастер зелий достал лист пергамента и протянул его девушке.
«Что это? Список правил хорошего тона?» - думала она, разворачивая и узнавая собственные записи.
- Спасибо, сэр, - искренне поблагодарила Гермиона, на миг встретившись взглядом с профессором, но тут же вернулась к листку, сгорая от любопытства, что же такое она там написала, когда параллельно читала журнал.
- Вы так и будете стоять здесь, рассматривая кусок пергамента так, будто первый раз его видите? - недовольно осведомился Снейп.
«Как? Неужели он догадался, что я совершенно не следила за тем, что пишу?» - Гермиона замерла, боясь вздохнуть.
Видя, что девушка его не понимает, Мастер зелий раздраженно добавил.
- Идите уже.
Гриффиндорка вздрогнула и, осознав его слова, поспешно прошла мимо зельевара, но, не сделав и пяти шагов, остановилась и посмотрела на профессора, весь вид которого кричал: «Ну что еще?!»
- Спасибо, что помогли с вопросами, профессор Снейп, - девушка изобразила что-то наподобие улыбки, - без вашей помощи я бы ни за что не разобралась!
Мастер зелий пробурчал что-то в ответ, но Гермиона не расслышала, да и к лучшему. Ведь ей совсем не обязательно было знать, что зельевар в очередной раз снял баллы с ее факультета.


На следующее утро Гермиона проснулась оттого, что кто-то настойчиво тряс ее за плечо.
- Гермиона, вставай!
- Ммм… - девушка отказывалась просыпаться, она всю ночь просидела, исправляя свою предварительную работу по зельеварению, дубликат которой должна была представить на экзамене, так что теперь она собиралась пожертвовать завтраком, наверстывая остаток сна.
- Гермиона, просыпайся! Профессор МакГонагалл, просила тебя срочно к ней зайти, - кто-то стал стаскивать с нее одеяло.
«Да, кто ж такой упорный-то! Совсем обнаглели! Поспать не дают!» - девушка повернулась на другой бок, всеми силами цепляясь за подушку.
- Гермиона, ну вставай же! Завтрак закончился пятнадцать минут назад, ты что, хочешь опоздать к МакГонагалл?
«Верните мое одеяло! У вас что, совести нет?» - обидчику все же удалось отвоевать у нее подушку, - «Опоздать к МакГонагалл? Чушь, я никогда не опаздываю. Как завтрак уже кончился?!» - девушка ошарашено распахнула глаза. Пару раз моргнув, ей удалось сфокусировать свой взгляд на рыжих волосах сидящей напротив девушки.
- Джин, что случилось? – Гермиона подавила зевок. - Я не пойду на завтрак.
- Гермиона, ты просто не сможешь пойти, он уже давно закончился! – Джинни потянула ее за руку, не давая лечь обратно, - Профессор МакГонагалл велела тебе как можно скорее к ней зайти и уже, наверное, заждалась в своем кабинете!
- Да что ты сразу-то не сказала! – упрекнула подруга, вскакивая и бегом направляясь в ванную.
- Я говорила! – раздраженно отозвалась гриффиндорка.
«Наверное, правда, говорила».
- Извини, Джин! – донеслось среди шума льющейся воды. – В следующий раз облей меня чем-нибудь!
- Договорились.
Через десять минут Гермиона уже стучалась в кабинет своего декана.
- Да-да, заходите!
Гермиона отворила дверь и вошла.
- Мисс Грейнджер, я как раз ждала вас! Проходите, - Минерва кивнула на удобное кресло напротив. С тех пор, как Гермиона стала старостой, у них с деканом вошло в привычку, пренебрегая формальностями, проводить время за чаем, обсуждая вопросы факультета.
Расположившись, девушка посмотрела на профессора, и ей показалось, что она была чем-то взволнована.
- Гермиона, произошли необъяснимые события, за ночь наш факультет разом лишился 60 баллов! – профессор расстроено покачала головой. – Это возмутительно! Под конец года, кому-то вздумалось нарушать правила! В то время, когда занятия у старших курсов уже закончились и шли экзамены, а младшим осталось учиться меньше недели! Нам уже вряд ли удастся вернуть баллы и обогнать Слизерин!
«Странно, ведь Снейп вчера снял с меня только 40 или же…» - девушка начала догадываться, за что, факультет мог потерять еще 20.
- Гермиона, - профессор МакГонагалл посмотрела на девушку, - Вы должны выявить нарушителя и привести его ко мне. Такое нельзя оставлять безнаказанным! Ведь этот человек подвел весь факультет!
У Гермионы сжалось сердце от последних слов, и подступил комок в горле. Ощущение было из тех, будто ее наотмашь ударили. Последний раз она себя так чувствовала на первом курсе, когда они с Гарри попались, после того, как передали Чарли дракона Норберта. С тех пор с нее никогда не снимали столько баллов. Девушка, сгорая от стыда, посмотрела в глаза своему декану.
- Профессор МакГонагал, не нужно никого выявлять, - у нее в глазах стояли слезы. – Это с меня сегодня профессор Снейп снял баллы.
- Но как же так, Гермиона? За что? – Минерва отказывалась в это верить.
- За вранье, - едва дыша, произнесла девушка. Она с болью в груди осознавала, что эти слова послужат не только концом разговора, они станут концом их дружбы.
Лицо Минервы заметно помрачнело. Она до сих пор не могла прийти в себя после такого удара от любимой ученицы. Закрыв глаза и откинувшись на спинку стула, МакГонагалл тяжело вздохнула.
- Идите, Гермиона, - в подтверждение своих слов профессор слабо махнула рукой.
- Но как же наказание, профессор? – изумилась девушка.
МакГонагалл внимательно на нее посмотрела.
- Неужели вы думаете, что я смогу наказать за какие-то баллы ту, которая за время своей учебы принесла их больше, чем все остальные вместе взятые?!
Гермиона стояла, как громом пораженная, и все никак не могла поверить в эти слова. Где-то внутри стала зарождаться крошечная надежда на прощение.
Минерва одарила ее теплым взглядом, и Гермиона едва заметно улыбнулась.
- Спасибо, профессор.
Она только моргнула, принимая благодарность, девушка повернулась и медленно покинула кабинет декана. Только сейчас осознав, что произошло, Гермиона почувствовала, будто многотонный груз разом упал с ее плеч. Но не надолго, сделав глубокий вздох, в сердце девушки зародилось сомнение. Да, МакГонагалл ее простила, но простит ли ей поражение факультет?

Только зайдя в гриффиндорскую гостиную, девушка сразу поняла, что что-то не так.
- Гермиона! Мы на втором месте! – начал подошедший к ней Рон.
Все помещение гудело от возмущенных возгласов, казалось, здесь собрался весь факультет.
- Мы не можем понять, в чем дело! Никто не признается, из-за чего мы потеряли столько очков! – поддержал его Гарри. – А ведь только утерли нос слизеринцам!
- Гермиона, ты должна разобраться, в чем дело! – донесся голос Дина, и все остальные дружно закивали, обступая девушку.
- Точно, Гермиона, ты же староста! – вдруг вспомнил Рон.
«Удружил!»
Бедняжка набрала в грудь побольше воздуха и посмотрела на ребят. В их разъяренных лицах она прочла нестерпимую жажду наказать виновного. Это было все равно, что одной оказаться в красном платье посреди стада разъяренных быков.
- Ребят, я должна вам кое-что сказать, - сбивчиво начала девушка, после чего образовалась неловкая пауза. Взгляды всех без исключения были прикованы к ней. – Это с меня профессор Снейп вчера снял столько баллов. Это я виновата в том, что Гриффиндор в этом году не получит Кубок домов. Простите меня! – убито закончила она.
Гермиона чувствовала себя осужденной, ожидающей приговора инквизиции. Постепенно лица окружающих стали меняться, больше выражая удивление и непонимание. Разъяренные гриффиндорцы пребывали в смятении. Стояла гробовая тишина, после чего Невилл воскликнул.
- Вот поганец! Собственными руками удушил бы Снейпа!
Напряжение спало. Все переключились обсуждать профессора зельеваренья, причем каждому нашлось что вспомнить.
Гермиона стояла мертвенно бледная, и вдруг почувствовала, как чья-то рука успокаивающе гладит ее по спине.
- Не переживай, ты столько этих баллов заработала, что можешь позволить себе их снять хоть тысячу! – подбодрил Гарри, не замечая, что Джинни прожигает его взглядом. Парень слишком хорошо знал, каково это оказаться одному против толпы, когда все отказываются тебе верить.
- Да, Гермиона, не расстраивайся, - подключился Рон. – Снейп не смог спокойно перенести поражение Слизерина, а ты просто подвернулась в неподходящий момент.
- Наверное, он снял их во время личной консультации, - не преминула подметить Джинни, - и еще не известно, за что он их снял, - как бы обращаясь к самой себе, с сарказмом прошептала гриффиндорка.
- Гермиона, ты же пропустила завтрак! – опомнился Рон, подавая девушке руку. – Предлагаю наведаться к домовым эльфам и подкрепиться!
- Отличная идея! – подхватил Гарри. – Ты как, согласна? – он посмотрел на Гермиону.
- Не имею ничего против. Я бы сейчас слона съела! – искренне улыбнулась девушка, позволяя друзьям увести себя из гостиной.
- Я с вами, - скрывая недовольство, добавила Джинни, и они все вместе направились в нелегальную кухню.

После «завтрака» Гермиона попросила своего друга-старосту Когтеврана вместе со своей работой отнести ее предварительное экзаменационное эссе по зельям. После обеда ей самой предстояло узнать результаты проверки, хотя девушка уже предполагала, какими они будут.
Два часа спустя, она сидела в классе зельеваренья вместе с остальными учениками, собирающимися сдавать этот предмет. Снейп тщательно разбирал эссе каждого. Когда ошибки всех присутствующих были рассмотрены, и оставалась работа одной только Гермионы, Мастер зелий раздраженно обвел взглядом весь класс.
- Все свободны, кроме мисс Грейнджер!
Большинство присутствующих за исключением слизеринцев бросили на Гермиону сочувствующие взгляды. Когда дверь за последним учеником закрылась, Снейп разъяренно посмотрел на девушку
- Мисс Грейнджер, я впервые за всю вашу учебу в Хогвартсе нахожу в вашей работе столько ошибок! Это вы писали?
- Да, профессор, - с трудом сдерживая истерический смех, как можно серьезнее пробормотала девушка.
«Теперь вам даже не нужно искать, к чему прикопаться!» Гермиона была настолько зла на Снейпа, что сейчас ей было уже все равно, что он может о ней подумать. Из-за нее Гриффиндор лишился первого места, но девушка уже не задумывалась, что станет с факультетом, с ее оценками. Если бы раньше кто-то сказал, что Гермиона Грейнджер не будет готовиться к выпускным экзаменам, то она просто бы рассмеялась этому человеку в лицо. А теперь она даже и думать о них не могла. В голове была лишь одна мысль – спасти Рона. Ради нее она пойдет до конца!
- Ничего хуже еще не читал! – девушка смущенно опустила голову, - Да, даже Поттер знает, что сок пельтигеры противопоказано добавлять вслед за гилокомиумом! - сгорая от возмущения, чуть ли не кричал зельевар.
«Я старалась!» - про себя улыбнулась девушка.
- Профессор Снейп, может быть, я зайду к вам… вечером, и в более неформальной обстановке вы поможете мне разобраться с ошибками, - набравшись храбрости и застенчиво улыбнувшись, предложила гриффиндорка. «Лаванда говорила, улыбка - залог успеха! Что ж, буду улыбаться до последнего, пока меня не стошнит!»
Мастер зелий остолбенел от подобной дерзости.
- Что-о-о? – он не верил своим ушам. – Так, мисс Грейнджер! – быстро сориентировался один из лучших Пожирателей. – Я даю вам пять минут, чтобы все исправить, - угрожающе пошипел зельевар, - и если я вернусь и обнаружу хоть одну ошибку, то вы точно придете вечером только не ко мне, а на отработку к мистеру Филчу! – и он вылетел из класса.





Глава 4.

«За пять минут исправить все ошибки – это просто нереально!» – здраво рассудила Гермиона, окидывая взглядом внушительное эссе. «Опять переделывать!» – обреченно вздохнула гриффиндорка, отмечая, что и так потратила сегодня на исправления целую ночь. «Так зачем что-то менять, когда в комнате лежит уже готовый вариант?» – ее внезапно осенило. – «Нужно только забрать его!»
Вскочив, девушка побежала к выходу, надеясь, что успеет вернуться до прихода Мастера зелий. Гермиона дернула дверь за ручку, но та не поддалась. Девушка попробовала еще раз – результат тот же. Когда после нескольких открывающих заклинаний ничего не изменилось, гриффиндорка уже окончательно пришла к выводу, что Снейп ее здесь запер!
- Какое право он имел так поступать?! – с досады Гермиона ударила по неподдающейся двери ладошкой. – Или он заранее предполагал, что у меня есть готовый вариант, и я побегу за ним? Значит, он обо всем догадывался? - она медленно подошла к своей парте и опустилась на стул, пораженная своим предположением. – В любом случае, у меня еще три минуты до прихода Снейпа, – в пунктуальности профессора гриффиндорка ни секунды не сомневалась.
Начав исправлять эссе, Гермиона смирилась с тем, что в назначенный срок ей не уложиться, значит, отработка у Филча обеспечена, если конечно Снейп не уничтожит ее раньше.
«А что если воспользоваться манящими чарами?» – внезапно оживилась девушка. – «Окно у меня в комнате должно быть открыто!»
Гермиона осмотрелась в поисках хоть какой-то щели в классе зельеваренья, но ее отчаянные попытки не увенчались успехом. «Должно же помещение хоть как-то проветриваться?» Вдруг взгляд девушки задержался на приоткрытой двери. «Личные покои Снейпа» – это то, что надо, подумала она. – «Там уж точно должно быть окно, иначе как Мастер зелий получает почту?»
Отметив, что у нее в запасе всего две минуты, девушка решилась и толкнула дверь. Не будь она приоткрыта, неизвестно, сколько бы ей пришлось провозиться с охранными заклинаниями!
Осмотревшись, Гермиона быстро сориентировалась и без труда увидела окно, напротив которого располагался письменный стол. Гриффиндорка на цыпочках подошла к нему, с облегчением осознавая, что среди комнаты никаких охранных заклинаний поставлено не было.
«Наверное, профессор просто не задумывался, что кому-то придет в голову сунуть нос дальше порога!» – она заправила за ухо выбившуюся прядь. – «А зря! Надо было!» – девушка довольно хмыкнула.
На подоконнике ничего не стояло, и Гермиона сделала вывод, что окно часто открывают. Она попыталась распахнуть его при помощи заклинаний, но оно не поддалось. Последняя надежда гриффиндорки таяла на глазах.
- Только не сейчас! Пожалуйста! – взмолилась отчаявшаяся девушка, без конца взмахивая палочкой и повторяя попытки, но окно оставалось неподвижным. – Я тебя все равно открою! Пусть даже для этого мне придется выбить стекло! – она бережно отодвинула старинную книгу с края стола и, взобравшись на него, одной рукой придерживаясь за подоконник, с силой дернула раму на себя. О чудо! Получилось!
«Значит, в комнате наложены противомагические чары» – Гермиона высунула руку с палочкой в открытое окно и произнесла:
- Accio эссе!
Спустя пару секунд показался летящий свиток, и глаза девушки заблестели от радости. Когда пергамент послушно скользнул ей в ладонь, из коридора послышались торопливые шаги. Не нужно было быть Трелони, чтобы догадаться, кто это.
Боясь быть застигнутой врасплох, Гермиона быстро спрыгнула со стола, трясущимися руками аккуратно переложила на прежнее место книгу и торопливо толкнула раму, уже не успевая проследить, захлопнулась та или нет. Выскочив из кабинета Мастера зелий, девушка оставила дверь чуть приоткрытой и только успела добежать до своей парты и приземлиться на стул, как дверь в класс зельеваренья распахнулась, и Северус Снейп буквально влетел, сметая все на своем пути.
- Вы закончили с исправлениями, мисс Грейнджер? – испепеляя взглядом, с порога осведомился Снейп.
- Да, профессор, – добродушно кивнула Гермиона, поворачиваясь к нему полу боком и чуть улыбаясь.
«Опять врет! Да на исправление всех ошибок недели не хватит!» – Мастер зелий подозрительно на нее посмотрел, на ходу подмечая, что девушка прерывисто дышит, а глаза светятся, что-то предвкушая. У Гермионы был вид воительницы, приготовившейся одержать победу. «Уж, не надо мной ли?» – усмехнулся собственным мыслям зельевар.
- Мне уже надоело слушать ваше вранье! – цедя каждое слово, он прошипел ей в лицо.
- Прежде чем бросаться обвинениями, лучше бы проверили, так ли это на самом деле! – Гермиона с вызовом посмотрела ему в глаза и кивком указала на пергамент в своей руке.
«Ага! Ведь прекрасно знал, что за пять минут успеть все исправить невозможно, и все равно не дал времени больше! Хотели назначить отработку? Не выйдет, профессор Снейп!»
Зельевар выхватил длинный свиток, исписанный каллиграфическим почерком.
- Вашими стараниями Гриффиндор окажется на последнем месте! – прокомментировал слизеринский декан, отказываясь верить, что она все успела. – Мне не составит труда ускорить процесс, если вы этого добиваетесь! – добавил он и принялся тщательно проверять работу.
- Не сомневаюсь. Выставляй ученики оценки преподавателям, вы бы у меня тоже в отличниках не ходили! – не осталась в долгу гриффиндорка.
- Не дерзите!
- Больно нужно!
- Мисс Грейнджер!!! – не отрываясь от чтения, прорычал зельевар.
«С каких это пор он стал позволять ей так с собой разговаривать?!»
На протяжении всего времени, пока профессор был занят ее работой, девушка наблюдала за ним, затаив дыхание. Закончив проверку и не найдя ни единой зацепки, Мастер зелий пристально посмотрел на Гермиону и нехотя протянул.
- Что ж, неплохо, мисс Грейнджер.
«Неплохо?! Всего лишь неплохо!?» – девушка уже повернулась, предполагая, что на этом разговор окончен, и собралась встать и уйти.
- Но только объясните мне вот что, – его тон заставил гриффиндорку застыть на месте. С ироничной улыбкой на губах Снейп чуть наклонился вперед, впиваясь взглядом в сидящую напротив девушку. – Как так получается, что вы сначала сдаете мне отвратительную работу, а через пять минут предоставляете идеальный вариант?
«Так, значит, уже идеальный? Продолжайте, профессор…»
- При всем моем уважении к вам, сэр, я не могу объяснить почему, – спокойно ответила гриффиндорка.
- Боитесь наказания, Грейнджер?
- Нет. Просто вы запретили мне лгать в вашем присутствии, – Гермиона поднялась и посмотрела в глаза зельевару. Выдержав его оценивающий взгляд, ей вдруг показалось, что в нем на миг проскользнуло… одобрение?
- Разве лгать и утаивать правду для вас это не одно и то же?
- Лгать – это выдавать ложные сведения за истину, профессор. Я же, – она выдержала паузу, выразительно на него посмотрев, – просто отказываюсь посвящать вас в дело личного характера.
«Интересно, давал ли Снейпу кто-нибудь отворот поворот?» – задумалась гриффиндорка, отступая на шаг от разгневанного профессора. «Может, зря я так? Наплела бы какую-нибудь ерунду, ну снял бы баллы, да отпустил. А теперь…»
- Что ж, не смею больше вас задерживать, Грейнджер, – угрожающе выдавил Снейп и издевательски добавил, – перед делами личного характера.
Но по взгляду Гермиона успела прочесть «сочтемся». «Ну вот! Разбудила спящего крокодила!»
«И вообще какое он имел право сначала запирать дверь, не оставляя никаких шансов, а потом устраивать мне личный допрос. Его, видите ли, не устроило, что все сделано!»
Не желая находиться здесь больше ни минуты и вступать с профессором в дискуссии, которые ничем хорошим для нее в последнее время не заканчивались, девушка, чуть ли не бегом поспешила к выходу. На этот раз дверь с легкостью поддалась. Вдруг, сама не осознавая, что делает, Гермиона обернулась.
- Как вы только посмели запереть меня здесь! – зло вырвалось у нее.
В ужасе девушка прижала руку ко рту. Как это она только осмелилась?
Мастер зелий медленно обернулся и бросил на нее убийственный взгляд. Не дожидаясь, что за этим последует, Гермиона рванула дверь на себя и выбежала в коридор. Не успела она сделать и трех шагов, как твердая рука схватила ее за пояс и потянула назад. Затащив девушку в класс, Снейп грубо заломил руки гриффиндорки за спину и вплотную прижал к себе.
- Что вы себе позволяете!? – щеку девушки обожгло горячим дыханием. Гермиона не шевелилась. – Решили испытать, насколько хватит моего терпения?! – бешено рявкнул Снейп, отбросив свою обычную невозмутимость.
- Простите, профессор! Мне очень жаль, что я повысила на вас голос, – выдохнула девушка, испуганная блеском его черных глаз.
- Думаете, раз гриффиндорка, то вам все так просто сойдет с рук?
- Однако если вы переломаете мне кости, это вряд ли поможет, – ее попытки освободиться приводили лишь к тому, что он еще сильнее прижал ее к себе.
- Я бы с большим удовольствием свернул вам шею…
«Я знаю» – согласилась девушка, понимая, что перегнула палку.
- Еще хоть одна подобная выходка, и я на время забуду, что являюсь вашим преподавателем, – зловеще предупредил он.
«Как будто я не этого добиваюсь!»
Неожиданно Гермиона вдруг осознала, что стоит, прижавшись всем телом к профессору, и их лица почти соприкасаются.
«Это мой единственный шанс… Я должна.… Ради Рона…»
Девушка чуть подалась вперед, боясь даже представить реакцию мужчины на ее действия, и слегка коснулась губ профессора.
Северус окаменел.
Но через мгновение тут же разжал руки и силой оттолкнул от себя девушку. На его лице проскользнуло удивление, и прежде, чем зельевар успел что-то сказать, Гермиона сделала шаг навстречу и отчаянно прижалась к его груди.
- Пожалуйста, профессор, не отталкивайте меня! – запинаясь, взмолилась девушка, сцепляя пальцы у него на шее. – Пожалуйста, я прошу вас, не надо!
Слезы неудержимым потоком лились из глаз девушки и падали на грудь зельевару, но Гермиона, не останавливаясь, продолжала целовать этого холодного неприступного человека, от которого сейчас зависела жизнь ее друга.
Зельевар обхватил девушку за талию и попытался отстранить от себя, но она из последних сил прижалась к нему и неуверенно коснулась языком уголков его губ. На это невинное движение со стороны Северуса последовала мгновенная реакция. Он до боли прижал к себе гриффиндорку и впился в ее губы неистовым поцелуем.
Изумляясь охватившим ее пьянящим ощущениям, Гермиона нехотя признавала, что сама жаждет ласк зельевара и тает в его объятиях, уже не замечая, как его умелые пальчики ловко расстегнули ее мантию и, слегка задрав блузку, властно скользнули внутрь.
Девушка вздрогнула от холодного прикосновения его рук к горячей коже.
Северус резко дернулся и разомкнул объятия. Гермиона, неожидавшая такой реакции, едва удержалась на ногах. Они стояли, как громом пораженные, оба боясь признать того, что только что произошло. Отважившись, Гермиона приподняла голову и наткнулась на прикрытые глаза профессора. Не сомневаясь, что сейчас он начнет отчитывать ее за этот поцелуй, гриффиндорка поспешила опередить события.
- Ну, давайте, профессор! Начинайте снимать с меня баллы, отчитывать за поведение и распекать на всю школу! – при этих словах его рот скривился в мрачную улыбку, и Гермионе показалось, что он из последних сил сдерживает себя. – Ну что же вы, начинайте!
- Замолчите, мисс Грейнджер! – раздраженно потребовал зельевар, отстраняясь и глядя на нее сверху вниз. – Сегодня первая ошибка была вашей, – с трудом выдавил он из себя, – вторая – моей.
«Это он что, извинился?» – Гермиона не верила собственным ушам.
- Вопреки тому, что все думают обо мне, – нехотя протянул Мастер зелий, – я не совращаю студенток.
- Но меня никто и не совращал! – гордо возразила гриффиндорка.
Снейп иронично приподнял бровь, и ленивая усмешка блеснула в его глазах.
- Разве нет?
- Уверяю вас, что нет!
- Тогда, мисс Грейнджер, думаю, самое время взять свои вещи и поскорее покинуть класс, пока я не передумал и не последовал плану, который вы так любезно изложили мне ранее.
Гермиона хотела было еще что-то сказать, но, увидев выражение лица профессора, поспешно захватила черновой вариант эссе и покинула аудиторию.
Только после того, как дверь за ней захлопнулась, тело Северуса понемногу расслабилось. Зайдя в свои личные апартаменты, Мастер зелий расположился за столом напротив окна и, откинувшись на спинку кресла, устало закрыл глаза. Только здесь он мог полностью расслабиться и отдохнуть. Убранство комнаты полностью соответствовало внутреннему состоянию зельевара, здесь каждому предмету было отведено свое место и почти никогда ничего не менялось. Внезапно прохладный ветерок подул на Мастера зелий.
«Что за…? Я никогда не оставляю окно открытым!» – он раздраженно встал и начал его закрывать, постепенно припоминая, что само оно силой ветра распахнуться не может, так уж настроена магия, открыть его возможно только исключительно изнутри. «Значит, кто-то был здесь…» – вспомнив, кто сегодня осчастливил его визитом, Северус Снейп пришел к верному заключению. «Я убью Грейнджер!»




Глава 5.

Гермиона не помнила, как выбежала из подземелий и добралась до своей комнаты. Заперев за собой дверь, девушка устало оперлась на нее спиной и глубоко вздохнула. Обхватив голову руками, она медленно сползла на пол и закрыла глаза. Гермиона пыталась понять противоречивые бурные эмоции, которые охватили ее в объятиях Снейпа. Как ему удалось всего лишь одним поцелуем заставить ее забыть обо всем на свете? С Роном она никогда ничего подобного не испытывала.
«Рон…» – сердце отозвалось болью при воспоминании о друге. «У меня остается слишком мало времени» – отчаяние все ближе подкрадывалось к девушке. – «А вдруг, я не успею?» – но она тут же себя одернула. – «Сейчас нужно думать о том, как поступить дальше, а не терять время, размышляя на тему: А вдруг…»
Гриффиндорка поднялась с пола и стала беспорядочно мерить шагами комнату.
- Мне нужен какой-нибудь предлог, чтобы обратиться к нему… – размышляла девушка вслух, перебирая в голове возможные варианты. – Просить его помочь мне разобраться в каких-нибудь вопросах – бессмысленно, все, что только было можно, я уже спросила. Да и вряд ли он обрадуется, увидев у меня в руках еще один внушительный пергамент, скорее наоборот… – гриффиндорка расстроено прикусила нижнюю губу. – Эссе он тоже уже проверил… Но больше у меня к нему вопросов, как к зельевару, нет… – Гермиона разочаровано опустилась на кровать. – Через два дня экзамен, а после него он мне скажет: Прощайте, мисс Грейнджер! Семь лет мучений, наконец-то, закончились!
Гермиона откинулась на подушку и с шумом выдохнула.
- Нет, так не пойдет! Нужно придумать, как попасть к нему до экзамена… – она сцепила руки в замок. – До экзамена… Экзамен… Точно! – окрыленная мыслью, девушка рывком села. – Я завтра зайду к Снейпу и попрошу его лично убедиться, что с моим котлом для варки зелий все в порядке!
Вдохновленная этой смехотворной идеей, ставшей ее последней надеждой, Гермиона легла спать. Задремав, девушка неосознанно провела языком по губам, будто желая еще раз ощутить вкус поцелуя…

На следующий день, завтракая в Большом зале, Гермиона обнаружила место Снейпа за преподавательским столом пустым. Она не могла припомнить, когда он в последний раз не являлся на завтрак. «Скорее всего, очередное собрание Упивающихся» – предположила девушка, но тут же засомневалась. – «Утром?» – «Может быть, с ним что-то случилось?» – ее воображение стало рисовать один ужасный образ за другим. – «Тогда, что ж вы здесь все сидите!» – она возмущенно посмотрела на преподавателей, но, наткнувшись на спокойный взгляд МакГонагалл, поумерила свой гриффиндорский пыл. Однако на душе у нее все-таки было не спокойно. Дверь в Большой зал дважды открывалась: в первый раз появилась извиняющаяся профессор Спраут, а спустя еще какое-то время – недовольный Аргус Филч, поэтому Гермиона непроизвольно вздрагивала и оборачивалась.
Неожиданно девушка ощутила, что кто-то настойчиво дергает ее за рукав. Обернувшись, она увидела Рона, который, судя по выражению его лица, уже не в первый раз просил ее что-то передать.
- Извини, Рон. Задумалась, – попыталась скрыть свое состояние девушка и сделала вид, что не услышала, как рыжеволосая соседка напротив добавила – «засмотрелась». – Вот, держи, – она протянула ему бисквиты. Получив желаемое, парень тут же забыл об инциденте.
Украдкой посмотрев на сестру Рона, Гермиона поняла, что Джинни догадалась, кого она искала.
После завтрака девушка наскоро попрощалась с друзьями и умчалась в сторону библиотеки, пообещав, что она не надолго. До начала урока по трансфигурации времени оставалось немного, но Гермиона хотела просто побыть одна и лишний раз не выслушивать упреки о том, что сколько можно пропадать вечерами у Снейпа!
Когда до библиотеки оставался последний поворот, неожиданно из-за него появился и преградил ей дорогу человек, которого она меньше всего сейчас хотела бы видеть.
- Что, грязнокровка, уже простилась со своим дружком?
- Не дождешься, Малфой! – она попыталась сделать шаг в сторону и проскользнуть мимо него, но слизеринец не намерен был ее так легко отпускать.
- Ну, и насколько же продвинулись твои успехи в выполнении задания? – Драко стал демонстративно рассматривать девушку с ног до головы. После того, как его взгляд задержался на ее груди, он ехидно ухмыльнулся и, посмотрев гриффиндорке в глаза, с сарказмом произнес. – Хотя, судя по всему, они еще на стартовой полосе.
Довольный собственно шуткой, он растянул губы в подобии улыбки.
- Знаешь, я даже решил тебе немного помочь…
«Уже помог!» – с трудом сдержала себя от восклицания Гермиона.
Он по-хозяйски обошел вокруг девушки и, наклонившись к ее уху, издевательски прошипел.
- Вчера я попросил отца по чаще брать себе в напарники Северуса Снейпа, когда Лорд будет отправлять его на задания…
Гермиона почувствовала, что ей стало нечем дышать. Сделав над собой усилие, она постаралась произнести ровным голосом.
- Я сниму заклятие, – уже менее уверенно произнесла она и, не удержавшись, спросила. – И где только ты его выискал?
- Тетя Белла подсказала, – самодовольно процедил парень, интонационно выделяя свою чистокровную родственницу.
Имя женщины, убившей Сириуса Блэка, стало для Гермионы последней каплей, которой недоставало, чтобы прорвать плотину в половодье!
- Как же я сразу не догадалась! – всплеснула руками девушка. – У вас же, Малфоев, все Пожиратели в родстве! Теперь понятно, Драко, в кого ты такой! Подлость и коварство у тебя в крови! – завелась Гермиона. – Интересно, все чистокровные волшебники такие?
- В любом случае ты этого уже не узнаешь, грязнокровка! Уизли, может быть, и объяснил бы тебе, да вот вряд ли успеет, – на его губах змеилась довольная ухмылка.
- На твоем месте, я не желала бы ему смерти и уже сейчас начала бы писать письма с повинной в Министерство или просила бы папочку начать подкуп судей в Визенгамоте, – и холодным тоном добавила. – Ведь в случае, если я не успею, и с Роном что-нибудь произойдет, то ничто не удержит меня поведать миру о настоящем виновнике его смерти.
- У тебя ничего не выйдет, грязнокровка! Это заклинание невозможно обнаружить, а уж доказать, кто его наложил – тем более! – и уверенный в собственной правоте, Драко снисходительно добавил. – Хотя, откуда маглорожденной это знать!
- Что ты, Малфой! Я не собираюсь тратить время на доказательства! – она с вызовом посмотрела ему в глаза. – Я просто отдам в Министерство на проверку свою палочку, на которой, безусловно, зафиксировано заклинание отвода и намекну, чтобы проверили и твою. Ты прав, заклятие замедленной смерти они не вычислят, но вот проведенный ритуал принятия задания, обнаружат.
Малфой побагровел.
- Если понадобится, разрешу проникнуть в свой разум при помощи легилименции. А если и это не поможет, то выпью сыворотку правды.
- Только посмей, поганая грязнокровка. Я тебя в порошок сотру, – угрожающе прошипел он и сжал кулаки, однако Гермиона не придала этому должного значения.
- Ты не перед чем не остановишься, человеческая жизнь для тебя – ничто! А еще гордишься, что принадлежишь к старинному роду. Чистокровный! Да, если разобраться, любой из вас хуже самого последнего магла!
Малфой одним шагом преодолел, разделявшее их расстояние, схватил гриффиндорку за горло, и, прижав к стене, начал душить.
- Как ты смеешь сравнивать НАС с маглами?! – взревел он.
Девушка попыталась дотянуться до кармана с палочкой, но тщетно.
- Что, не получается, грязнокровка? – слизеринец откровенно наслаждался ее муками.
Она изо всех сил вцепилась ему в руку, надеясь хоть чуть-чуть ослабить давление на горло. Но чем больше усилий девушка прилагала, тем сильнее он сжимал ее шею.
Гермиона начала задыхаться.
- Что здесь происходит?
Она никогда еще не была так рада слышать этот голос.
Малфой нехотя разжал руки…
- Ничего, профессор!
«Он врет!»
- Минус 20 баллов со Слизерина за вранье!
«Ага! Так ему, так! Вот за это я вас обожаю, профессор!» – Гермиона торжествовала.
Малфой недовольно посмотрел на своего декана.
- И еще минус 20 за недостойное поведение! – непререкаемым тоном добавил Снейп.
«За недостойное поведение?!!! Он чуть не убил меня сейчас, и это всего лишь недостойное поведение! Вот, значит, во сколько Вы оцениваете мою жизнь, профессор! В 20 баллов!» – мысленно возмутилась гриффиндорка, потому что не могла вымолвить ни слова, пытаясь восстановить дыхание.
- Вы свободны. Зайдёте ко мне после занятий, мистер Малфой! – распорядился Мастер зелий, после чего Драко поспешно ретировался.
Наконец Снейп удостоил внимания гриффиндорку.
- С вами все в порядке, мисс Грейнджер? – бесстрастно поинтересовался он, но Гермионе на миг показалось, что его рука непроизвольно дернулась по направлению к ней, но тут же опустилась.
- В полном, профессор, – она постаралась растянуть губы в улыбке, скрывая нарастающую обиду. Как бы ей сейчас хотелось запустить в него рядом стоящей напольной вазой!
- Отлично! Тогда будьте добры явиться сегодня на отработку в девятнадцать тридцать, – и, только было, Гермиона хотела возразить «за что», он, опередив ее вопрос, добавил, – вы знаете, за что.
Девушка стояла в недоумении, мысленно перебирая возможные варианты. «За эссе? Неужели он догадался, что я успела его подменить?» – Гермиона внимательно посмотрела на Мастера зелий. – «Нет, вы, профессор, просто не удержались бы от соблазна сразу же меня отчитать и снять баллы, а так сами оценили работу на «неплохо». К тому же вы собственноручно заперли меня в своем классе, позаботившись о том, чтобы я не смогла покинуть аудиторию в ваше отсутствие. Так что вам не удастся доказать, что я выбралась из подземелий и подменила пергамент. Остается только одно – вы догадались, что я пробралась в ваши покои, но сама мысль об этом должна казаться вам абсурдной, значит, вряд ли, вы будете рассматривать возможность вызова пергамента через окно…» – рассуждала Гермиона, не замечая, как зельевар изучающее на нее смотрит. – «Окно… я закрыла его, кажется…», – гриффиндорку обдало холодом. Она вспомнила, что, второпях, просто толкнула его, забыв удостовериться, плотно ли оно захлопнулось. «О, нет! Только не это!»
От ужаса Гермиона закрыла глаза. Снейп с интересом наблюдал, как девушка постепенно осознает, за что ее ждет наказание.
Неожиданно глаза гриффиндорки распахнулись, и Снейпу увидел, что на мгновение в них блеснула радость или даже надежда?
«Мерлин! Я ей отработку за день до экзамена назначаю, а она счастлива!» – ее реакция не поддавалась никаким объяснениям.
- Хорошо, профессор, – сдержанно пробормотала Гермиона, пытаясь изобразить грустное лицо.
Убедившись, что девушка полностью пришла в себя, Мастер зелий повернулся и исчез за поворотом.
Оставшись в коридоре одна, Гермиона начала смутно осознавать, что уже пять минут, как был звонок, и она впервые в жизни опоздала на трансфигурацию.

Ровно в назначенный час, Гермиона постучала в дверь. После короткого «войдите» девушка нервно сглотнула и заставила себя переступить через порог. Она была рада, что Снейп назначил ей отработку на сегодня, ведь больше подобный шанс оказаться с ним наедине ей вряд ли предоставится, и она во что бы то ни стало должна использовать этот «подарок» судьбы! Но девушка боялась, безумно боялась, того, что должно будет между ними произойти. Ведь все зависит от нее: сможет ли она его соблазнить? Гермиона даже не представляла, что станет делать, если у нее не получится, и Мастер зелий с позором ее отвергнет.
- Мисс Грейнджер, вы так и будете стоять у порога, тратя мое драгоценное время? – раздраженно поинтересовался Снейп, который, даже не удостоив девушку взглядом, продолжал что-то писать.
«Да, хорошенькое начало», – подумала Гермиона и, сделав пару шагов вперед, сбивчиво произнесла.
- Простите, сэр. Что я должна делать?
Зельевар нехотя оторвался от заполнения пергамента и, откинувшись на спинку стула, медленно перевел взгляд на гриффиндорку.
- Для начала, мисс Грейнджер, вы должны будете отчистить все котлы для завтрашнего экзамена, – он кивком на них указал, но Гермиона и, не оборачиваясь, знала, что ими был заставлен весь класс.
«Хотела проверить состояние своего котла, – грустно подумала гриффиндорка, – но не в таком же количестве!» Хотя то, что их мысли с профессором хоть чуть-чуть совпали, уже обнадеживало.
- Затем, – продолжал Снейп, – мелко нарежете основные ингредиенты для экзаменационных зелий, сортируя их по группам.
- Хорошо, профессор, – убито произнесла девушка, прикидывая, что если с чисткой котлов она еще справится, применив пару отличных заклинаний, то вот с нарезкой придется потрудиться.
Гриффиндорка достала палочку и подошла к первому котлу.
- Мисс Грейнджер!
- Да? – она вопросительно обернулась.
- Вы сделаете это вручную.

Когда гриффиндорка перешла к четвертому котлу, Мастер зелий просто не выдержал. Он до сих пор не мог объяснить, что вдруг вчера на него нашло. Зельевар никогда не допускал подобных отношений со своими студентками, сразу же пресекая их на корню. Если ему вдруг нужна была женщина, он просто трансгрессировал в Лондон и выбирал себе любую. Что вчера заставило его ответить на поцелуй гриффиндорской всезнайки? Почему она вызвала в нем такую страсть? Как невинной девушке удалось возбудить в нем то, что годами не могли искушенные куртизанки? Он всю ночь пытался ответить на эти вопросы, но в сознании раз за разом возникала сцена поцелуя. Один Бог знает, каких усилий ему стоило вчера остановиться!
Чтобы не смотреть на изящно изогнутое тело гриффиндорки, которое совсем недавно прижималось к нему с таким отчаянием и трепетом, Мастер зелий закрыл глаза и подпер рукой голову. Но постоянная возня, шорох, дыхание девушки вновь напомнило, что она здесь.
«Хватит!» – приказал он себе. – «Пойду немного прогуляюсь по подземельям», – подумал зельевар и решительно поднялся.
- Вы уходите? – разочарованно протянула она ему вслед.
- Неужели вы считали, что мне вечером больше нечем заняться, кроме как вас здесь караулить?
Гермиона отрицательно покачала головой.
- Тогда, мисс Грейнджер, я посоветовал бы вам не отвлекаться от работы, – с сарказмом произнес Снейп и покинул класс.
Бесшумно ступая по темному и холодному коридору, Северус, наконец, смог спокойно вздохнуть, его разум стал постепенно проясняться. Неожиданно предплечье опалило нестерпимым жаром, и зельевар поспешил выбраться из замка и трансгрессировать на зов Лорда.




Глава 6.

Глава 6

«Ну, профессор Снейп! Ну, спасибо!» - рычала гриффиндорка, переходя к очередному котлу. - «Заставить бы вас самого все это оттирать!»
Спустя два часа Гермионе казалось, что магическая сажа и пятна от зелий никогда не закончатся, уже все тело девушки ныло от усталости, требуя смены положения. Поэтому она едва держалась на ногах, когда добралась до последнего котла. Как же ей хотелось размазать всю эту сажу по его лицу, чтобы навсегда стереть ехидную ухмылку! «Как знал, что возникнет такое желание! Наверное, поэтому и ушел!» Закончив с чисткой последнего котла, Гермиона потянулась за карманными часами.
Без двадцати одиннадцать.
Через десять минут она должна патрулировать коридоры. Значит, нарезку ингредиентов для зельевара придется отложить, завтра она все ему объяснит, да он и сам должен понимать, что за один вечер со всем этим управиться нереально.
Наскоро схватив сумку, гриффиндорка поспешила приступить к своим обязанностям старосты.
Гермиона потянула за дверную ручку – безрезультатно! Девушка дернула сильнее…
- Он опять меня здесь запер! – она со злостью бросила вещи обратно на парту. – Ну, ВСЕ! Это уже ни в какие рамки не лезет! Вы не можете насильно удерживать меня здесь после отбоя, профессор Снейп! И где вас только самого носит?! – она случайно посмотрела на аккуратно разложенные ингредиенты на одном из столов. – Так значит, я не уйду отсюда, пока все не закончу?!
Вопрос остался без ответа. Видя, что ее гневная тирада не произвела никакого впечатления на защитное заклинание помещения, гриффиндорка встала и нехотя поплелась к разделочному столу.
- Что ж, профессор Снейп! – она откинула прядь со лба и потянулась за ножом. – Это вам дорого обойдется!
Когда Гермиона измельчила последнюю порцию тимьяна, стрелки часов показывали час. Оставив все лежать на столе, она устало поплелась к выходу.
«Странно, что Снейпа до сих пор нет… Может, у него тактика такая, пока все не сделаешь - не выпустит, а сам в это время уходит, чтобы ученики на жалость не давили?»
Гермиона дернула за ручку.
- Я уже все сделала, выпустите меня!
Ничего не произошло. Гриффиндорку начала охватывать паника: ночью она оказалась одна в классе зельеваренья. Девушка развернулась и направилась в личные покои слизеринского декана, надеясь выбраться через каминную сеть. На этот раз ей повезло меньше – дверь была заперта, и у гриффиндорки почему-то не возникало желания попробовать ее открыть, догадываясь, что на этот раз Мастер зелий наверняка позаботился об охранных заклинаниях для незваных гостей.
Желая хоть чем-то себя занять, Гермиона подошла к разделочному столу и рассортировала ранее нарезанные ингредиенты по небольшим ящичкам. Затем она взяла их и пошла расставлять на отведенное место в специальном шкафу. Когда все было сделано, девушка устало вздохнула и, повернувшись, нечаянно задела рукавом мантии рядом стоящие на отдельной подставке закупоренные колбы. Они тут же зазвенели. Гермиона попыталась их удержать, но одна, выскользнув, упала и со звоном разбилась. Моментально от пола потянулся синеватый туман.
«Репаро!» – одними губами прошептала она. – « Нужно достать палочку…» – донеслось до мутного рассудка гриффиндорки, но испарения, парализуя, уже проникли с воздухом в клетки головного мозга. Оперевшись одной рукой на стоящую позади парту, Гермиона почувствовала, что комната начинает приобретать смутные очертания и быстро расплываться. Покачнувшись, девушка не смогла удержаться и потеряла сознание.
Трансгрессировав на опушку Запретного леса, человек в черном плаще брезгливо стянул с себя кожаные перчатки, бросил их на землю, испепелив одним взмахом палочки, и размашистым шагом направился к замку. Дойдя до класса зельеваренья, Северус Снейп на миг остановился, будто что-то почувствовав, но все же решительно толкнул дверь и вошел в помещение.
На первый взгляд все было, как всегда, но чувство тревоги не давало зельевару покоя. Осмотревшись, мужчина заметил в дальнем углу аудитории уже почти растаявшее синеватое свечение. Моментально определив, что это, Мастер зелий тут же произнес заклинание, блокирующее обоняние, и бросился в тот конец класса. Возле шкафа с ингредиентами на полу было темное пятно от впитавшегося зелья, рядом валялись осколки разбитой колбы, а чуть дальше…
Сердце зельевара сжалось от боли и, казалось, он перестал дышать. Чуть дальше… лежала Гермиона Грейнджер. Бросившись к девушке, Северус подхватил ее на руки и направился в Больничное крыло, но вдруг резко остановился. Развернувшись, он ногой открыл дверь в свои личные апартаменты и внес туда гриффиндорку. Придерживая ей голову, он осторожно опустил девушку на кровать. Мастер зелий решил, что на данный момент у мадам Помфри мази-антидота в Больничном крыле нет, и в любом случае готовить ее придется ему, так что какая разница, где будет находиться Гермиона. Просто так он сэкономит уйму времени, не тратя его на разъяснения негодующей медсестре, и сможет сразу приступить к делу.
Северус совсем забыл про отработку Грейнджер, когда спешил на зов Лорда. В тот момент он был слишком зол из-за девушки на самого себя и совершенно упустил из виду, что, оставшись одна, без него гриффиндорка выбраться из класса не сможет. Магия этого помещения устроена так, что покинуть его возможно только в присутствии Мастера зелий и с его личного позволения. Это было создано для того, чтобы особо одаренные ученики не смогли в «благих» целях вынести редкие ингредиенты и опасные зелья. Именно поэтому после конца урока зельевар каждый раз говорил: «Занятие окончено. Разрешаю идти»
Не теряя ни минуты, Мастер зелий, устремился в лабораторию и приступил к изготовлению антидота, ведь с момента активизации парализующего зелья прошло достаточно времени, поэтому счет теперь велся на секунды. Страшно представить, что могло бы произойти, опоздай он на полчаса. Это зелье, проникнув в головной мозг, начинало постепенно отравлять одну клетку организма за другой, в первую очередь, поражая ткани конечностей, а после добиться главной цели – добраться до сердца.
Перестав помешивать мазь и оставив ее вариться на две минуты без присмотра, Северус подошел к девушке и, расстегнув мантию, откинул воротник ее кофты – плечи гриффиндорки были черными. На мгновение застыв от охватившего его ужаса, зельевар не мог припомнить, когда в последний раз так боялся за кого-то. Развернувшись, он чуть ли не бегом кинулся в лабораторию.
Когда все составляющие антидота были готовы, Мастер зелий начал аккуратно смешивать их между собой, пока оно не приобрело вязкую консистенцию. Добившись того, чего хотел и, удовлетворившись результатом, Северус схватил драгоценную баночку и поспешил к гриффиндорке. Лежащая на кровати девушка стала еще бледнее, и зельевар на миг засомневался, не опоздал ли он. Заклинанием убрав с Гермионы одежду, мужчина принялся ровным слоем наносить еще горячую мазь на почерневшие участки кожи. Его руки плавно скользили по телу, тщательно втирая антидот, начиная с лодыжек, и поднимались выше. Зачерпнув новую порцию мази, зельевар нанес ее на внутреннюю сторону бедра и нервно посмотрел на черную полосу, доходившую девушке до живота. На какой-то момент руки Северуса замерли, и весь он как-то разом подобрался, но, сделав над собой усилие, согнул пальцы и мягко ввел их во влагалище девушки. Ресницы Гермионы дернулись, и Мастер зелий с напускным беспристрастием продолжил наносить антидот. После Северус обмазал Гермионе руки и, зачерпнув еще мази, мягко провел ладонью от мочки уха до плеча. Затем мужчина повернул голову девушки на другую сторону, намереваясь проделать то же самое, но вдруг замер, заметив два синих пятна на ее шее. В сознании сразу же возник образ гриффиндорки, прижатой к стене. Тогда он даже и не предположил, что Драко Малфой осмелится на такое. Когда Северус их увидел, слизеринец стоял к нему спиной, загородив собой девушку, и со стороны все выглядело так, будто он, угрожая, просто прижал Грейнджер к стене. Драко стал слишком много себе позволять. Что ж, он разберется с ним, но позже.
Осторожно перевернув Гермиону на живот, зельевар нанес мазь ей на спину. Закончив, он накрыл девушку одеялом и, передвинув с другого конца комнаты кресло, устало опустился в него, обеими руками обхватив голову. Напряжение не отпускало, теперь оставалось только ждать, когда антидот впитается и нейтрализует действие парализующего зелья.
Проснувшись, Гермиона ощутила неприятное покалывание по всему телу, собравшись с силами, она заставила себя перевернуться на спину и открыть глаза. Это была чужая комната, но в то же время гриффиндорку не покидало ощущение, что она где-то ее уже видела. Девушка решила побольше осмотреться и чуть приподнялась на локтях. Одеяло соскользнуло, обнажив грудь. От шороха человек, сидящий в кресле, вздрогнул и поднял голову. Встретившись с взглядом черных глаз, Гермиона вскрикнула и натянула одеяло до самого подбородка.
- Профессор Снейп, что вы здесь делаете?!
- Уместнее было бы спросить, что здесь делаете вы, мисс Грейнджер, - иронично парировал зельевар.
Только сейчас девушка осознала, что находится в личных апартаментах Мастера зелий. Вот откуда она знала эту комнату! Но гриффиндорке не давал покоя один вопрос: «Что она делает обнаженной в его постели?»
- Неужели мы с вами…- покраснев, она осеклась на полуслове.
Осознав, что она имеет в виду, Снейп ошеломленно уставился на девушку.
- Мерлин! Избавьте меня от своих фантазий! – он картинно закатил глаза.
«Если не это, тогда что?»
- Вчера вы подверглись действию парализующего зелья, - Северус сухо начал излагать факты, - возвратившись в класс, я нашел вас лежащей без сознания и успел вовремя применить антидот. Мисс Грейнджер, - он требовательно посмотрел ей в глаза, - вы были в своем уме, когда разбивали закупоренную ампулу?
«Так он думает, что я специально ее разбила? Мне что, заняться было нечем, после того, как он меня здесь запер?» - искренне возмутилась гриффиндорка.
- Мне тоже интересно, о чем вы думали, когда расставляли свои колбы на каждом шагу! – не осталась в долгу девушка.
- Свои колбы я приготовил для завтрашнего экзамена и даже в руки бы не дал подержать студентам, потребовав, чтобы они издалека определили зелье и сварили для него антидот, - сквозь зубы пояснил Снейп.
- Я задела ее случайно. Повторяю: случайно, профессор, когда, едва держась на ногах, от нечего делать, расставляла ингредиенты в шкаф. - Гермиона не смогла сдержать сарказм, срывая на зельевара накопившуюся обиду.
- А вас никто и не просил лезть, куда не надо, и что-то расставлять! – рявкнул он.
- Конечно, вы ведь, наверное, ожидали, что я всю ночь просижу, как верный пес, дожидаясь вас под дверью? Поэтому вы меня заперли?
- Я запер?! Можете не сомневаться, будь моя воля, я бы вообще вас здесь не видел, - процедил сквозь зубы Снейп. – Магия класса настроена так, что никто не может покинуть его в мое отсутствие.
- А вы только этим и пользуетесь, назначая вечером отработки и пропадая на всю ночь! – вырвалось у нее. В ужасе она прижала руку ко рту.
Зельевар вскочил и угрожающе навис над девушкой.
- Я уже, кажется, предупреждал вас о разговорах со мной в таком тоне! – его горячее дыхание обожгло девушке щеку, и она всем телом ощутила исходящую от него ярость.
Сглотнув, Гермиона кивнула.
- Да, сэр. Прошу меня извинить, - прошептала она.
Гриффиндорка не шевелилась, зачарованная его горящим взглядом. Зельевар подавил порыв гнева и стал отстраняться. На какой-то момент ей безумно не захотелось его отпускать и, не отдавая себе отчета в том, что делает, девушка протянула руку и нежно коснулась его щеки.
Северус отдернулся, как от ожога.
Едкий выговор уже готов был сорваться с его губ, но, не дожидаясь, когда зельевар начнет извергать свои ядовитые замечания, Гермиона схватила конец одеяла и натянула его на себя, укрывшись с головой.
Зельевар по началу даже не понял, что это за выходка.
- Решили поиграть в прятки, мисс Грейнджер? - с издевкой поинтересовался Снейп.
- Нет. Решила избежать ваших нравоучений, - подала голос гриффиндорка.
- Ну и как, успешно? - ухмыльнулся Северус, решив не заводиться.
- Пока не знаю, - честно отозвалась девушка.
Послышалось какое-то движение, но потом все затихло. Осознав всю нелепость сложившейся ситуации, Гермиона решилась и откинула с головы одеяло. Мастера зелий в комнате не оказалось, и девушка уже было решила, что он опять оставил ее одну. Но через пару секунд дверь лаборатории распахнулась, и оттуда выскользнул зельевар. С одного взгляда Гермиона распознала в его руке восстанавливающее зелье.
- Пейте, - он протянул ей стакан.
Гриффиндорка сделала глоток и поморщилась. Кожей почувствовав его ухмылку, девушка подняла голову и наткнулась на пару глаз, с дьявольским упорством взирающих на нее. Едва заметно фыркнув, она демонстративно допила все до конца и отдала пустой стакан. Дождавшись, когда зельевар поставит его на стол, Гермиона неловко протянула.
- Профессор Снейп, на мне нет одежды.
- Я знаю, - осведомленно кивнул Северус.
Не дождавшись от него больше никакой реакции, гриффиндорка набралась смелости и спросила.
- Так, где она?
- Кто? – непонимающе переспросил зельевар.
- Одежда!
«Черт!» – он совсем не подумал о ней, когда, уничтожив, спешил нанести антидот.
- Боюсь, ее не удастся восстановить.
- Понятно, – понимающе согласилась девушка. – Тогда, может быть, у вас найдется что-то взамен? Не могу же я, закутавшись в одеяло, добираться до своей комнаты, - улыбнулась гриффиндорка, представив эту картину.
- Об этом не может быть и речи! – резко ответил ей зельевар.
- Что, вы не дадите мне одежду? – девушка потеряла дар речи.
Северус зарычал от негодования и размашистым шагом подошел к деревянному шкафу. Вытащив оттуда темно-зеленый махровый халат, он положил его на кровать рядом с девушкой.
- Нет, я имел в виду не одежду, - уже спокойно пояснил он. – Гермиона, я запрещаю вам покидать эту комнату, - по глазам поняв, что она хочет что-то возразить, он повелительно добавил. - Сейчас я должен известить директора о случившемся, и чтобы, когда я вернулся, вы уже спали! Вам все понятно?
- Конечно, профессор! – она загадочно улыбнулась.



Глава 7.

7 глава

Как только силуэт Мастера зелий исчез в пламени камина, девушка, откинув одеяло, потянулась за халатом. Накинув его на спину и продев руки в рукава, Гермиона чуть наклонила голову, вытаскивая волосы из-под воротника, и невольно задохнулась от ужаса, увидев свои ноги. Ногти и пальчики были совсем черными, но чуть выше лодыжек роковой цвет начинал тускнеть. Читать, представлять и рассматривать на примерах – это одно, но увидеть действие парализующего зелья на себе – совсем другое! К горлу подступил комок, и Гермиона посмотрела на свои ладошки. Действие искусно приготовленного антидота приносило свои плоды. Цвет на руках девушки напоминал золу, поэтому она не была так шокирована, когда первый раз увидела свои пальчики. Волшебница теоретически знала симптомы парализующего зелья и действия, которые необходимо было предпринять для его устранения. Вспомнив, что противоядие необходимо нанести на почерневшие участки тела пострадавшего, она заставила себя откинуть полу халата и еще раз взглянуть на ноги. Серый след от черной полосы доходил девушке до низа живота и поднимался чуть выше. Девушка интуитивно провела ладошкой по внутренней стороне бедра.
«Неужели он наносил мне антидот туда?» - Гермиона смутилась от собственных мыслей, но разум взял вверх. – «Конечно, иначе противоядие бы просто не подействовало, останься хоть один участок кожи необработанным!»
Гриффиндорка забралась на кровать и накрыла ноги одеялом. Волна непонятного ощущения разливалась от низа живота по всему телу.
Девушка всерьез задумалась над тем, что неминуемо должно произойти между ней и Мастером зелий, если она хочет, чтобы Рон остался жив. Теоретически Гермиона знала, откуда берутся дети, но практический вопрос не давал девушке покоя. Она уже давно поняла, что советы Лаванды, наверное, подействовали бы на кого угодно, но только не на Снейпа. Честно признаться, девушка таила смутную надежду, что от нее потребуется только начать, а в остальном зельевар ей поможет. Но после каждого столкновения с профессором Гермиона все больше убеждалась, что и без того огромная пропасть между ними еще сильнее разрастается, и зельевар все тщательнее избегает малейших прикосновений с ее стороны. На какую помощь в «остальном» тут можно рассчитывать?
Прошло уже пять дней, а она еще ни на шаг не продвинулась в соблазнении Мастера зелий, не считая пару прикосновений и поцелуя. После завтрашнего экзамена по зельеварению, гриффиндорка была больше чем уверена, что декан Слизерина ее к подземельям близко не подпустит. Потом оставалось только два дня для подготовки аттестационной ведомости и согласования ее с Министерством, а затем выпускной бал, и на утро «Хогвартс - экспресс» уже будет вести их назад в Лондон. Значит, в ее распоряжении два дня: сегодняшний вечер и завтрашний экзамен.
«Экзамен... Гермиона Грейнджер впервые не готовится к собственному экзамену!» - на губах появилась горькая усмешка. Девушка тряхнула головой, пытаясь избавиться от злосчастного наваждения, но оно не ушло. Казалось, совсем недавно, успешная сдача была для нее главной целью в жизни. Но как быстро все может измениться! Когда в судьбу вмешивается коварство, и теперь жизнь близкого человека целиком и полностью зависит от успеха твоих действий. Шаг.… И все полетит в пропасть с такой скоростью, что ты не успеешь и заметить!
Гермиона прижала колени к груди и обхватила их обеими руками, от отчаяния закусив нижнюю губу. Она не знала, что еще применить, чтобы бетонная стена между ними, наконец, дала трещину, и зельевар пошел ей навстречу. На ее пути сплошные барьеры. Он – преподаватель, она – его студентка. Он старше ее лет на двадцать, она выглядит надоедливым и постоянно раздражающим, приносящим неприятности ребенком в его глазах. Он - один из лучших Пожирателей и доверенное лицо Дамблдора, она - несмышленое создание, еще не вкусившее вкуса жизни и не знающее, что такое Смерть. И ей не верилось, что неопытная студентка сможет хоть чем-то привлечь внимание Северуса Снейпа и заставить его переступить через все моральные нормы, отбросив в сторону последние доводы рассудка.
«Нет, это невозможно.… Тем более, я ему совсем не нравлюсь…» - горький осадок незаметно для самой девушки затаился в уголке сердца. - «Да и вообще, зачем ему со мной связываться, рискуя навлечь осуждение со стороны всего общества, и потерять последнего человека, который ему безоговорочно доверяет, - Дамблдора! В жизни Мастера зелий и так было достаточно боли и унижения!»
«А ты разве не хочешь ему принести их еще больше?» - соль в рану добавил внутренний голос. – «Расположить к себе человека, заставить его поддаться искушению страстей, а потом, уйти, извинившись и объяснив, что у тебя не было другого выхода. Судьба просто лишила тебя права выбирать!»
Гермиона разрывалась на части, хотя на подсознательном уровне уже сделала свой выбор. Да и любой бы на ее месте между жизнью и смертью близкого человека выбрал для него жизнь. Но ей не давала покоя мысль о том, что знает, на какое дело идет и чем это закончится, и сможет ли, улыбаясь, смотреть в глаза Мастеру зелий и пытаться его соблазнить? Сможет ли она сохранить бесстрастное выражение лица, после того, как он поймет, что его использовали, и заставит ее посмотреть ему в глаза. Что он в этот момент будет чувствовать!
Гермиона задохнулась от душевной боли.
«Да он раскусит меня в два счета!» - попыталась поднять боевой настрой девушка и вдруг встрепенулась. – «Удивительно, как он до сих пор не догадался о моих намерениях?» - она подняла голову и настороженно нахмурилась. – «Или же догадался… и отказывается поверить, на всякий случай, тщательно меня избегая?»
В любом случае, ей предстояло играть в игру, правила которой из-за неимения опыта придется осваивать на ходу.
- Я, кажется, велел вам спать, - раздраженно произнес Снейп, выходя из камина.
Девушка вздрогнула от его неожиданного появления.
- Не каждый раз получается выполнять то, что вы требуете, профессор, - немного грубо вырвалось у гриффиндорки, и чтобы сгладить резкий ответ, девушка, вздохнув, откровенно добавила, - не могла уснуть.
К ее удивлению зельевар понимающе кивнул.
- Скорее всего, на вас отразилось побочное действие антидота, такое вполне могло быть, - прогностически заявил Северус, выдвигая верхний ящик письменного стола и доставая оттуда коробочку с летучим порохом. - Я попрошу мадам Помфри напоить вас зельем сна без сновидений, вашему организму нужно отдохнуть.
Поняв, что сейчас он отправит ее в Больничное крыло, Гермиона, сама того не осознавая, спросила:
- Как, а разве я не останусь у вас? – девушка сглотнула, отказываясь верить в то, что могла такое произнести.
Зельевар удивленно обернулся и иронично приподнял бровь.
- Напомните мне тот момент, мисс Грейнджер, когда мои личные апартаменты превратились в Больничное крыло?
Гермиона, смутившись, опустила голову.
«От мадам Помфри после парализирующего зелья быстро не выберешься, она продержит тебя добрых недели две, по ее словам «до полного выздоровления». А время и так на исходе!»
Зельевар кивнул на летучий порох, жестом велев ей подойти. Девушка, не пререкаясь, потуже затянула халат и поднялась с кровати, в очередной раз содрогнувшись от вида собственных ног.
- Я дам вам мазь, она вернет коже ее прежний цвет, - верно угадав ее мысли, прокомментировал Мастер зелий.
- Спасибо, - искренне поблагодарила девушка.
Гриффиндорка подошла к зельевару и опустила руку в коробочку с летучим порохом, которую он держал. Замешкавшись, девушка подняла голову и полным сомнений взглядом посмотрела на мужчину.
«Сейчас я зачерпну горсть, перенесусь в Больничное крыло и упущу последнюю надежду спасти Рона…»
- Забыли, как использовать летучий порох, мисс Грейнджер? – иронично поинтересовался Снейп, убирая коробочку с порохом в карман.
Вопрос застал девушку врасплох, но отчаяние придало ей сил.
- Что вы, конечно, нет! Просто продляю себе удовольствие лицезреть ваш лик! - дерзко пояснила гриффиндорка.
- Насмотрелись?
- Почти, - дрожащим голосом пролепетала она, делая шаг вперед, тем самым, приблизившись к Мастеру зелий вплотную.
«Главное теперь не останавливаться и идти до конца. Единственная возможность заставить его пойти на контакт – это хорошо вывести из себя, так, чтобы он перестал отдавать отчет действиям и хотя бы частично потерял контроль» - пыталась ухватиться за соломинку гриффиндорка.
Подняв голову и наткнувшись на его полный спокойствия взгляд, девушка на миг растерялась. Выдержке зельевара можно было позавидовать. Вглядываясь в его невозмутимое лицо, создавалось впечатление, что мужчину уже ничем не удивишь, и в подобных ситуациях он оказывается чуть ли не каждый вечер.
Не отводя взгляда, девушка продолжала непрерывно смотреть зельевару в глаза, начав медленно, без резких движений, плавно скользить руками вверх по его груди, чтобы обнять. Все тело Мастера зелий мгновенно напряглось, но его лицо сохраняло прежнюю невозмутимость. Обрадовавшись, что он ее не остановил, Гермиона сцепила ладошки у него на шее и, всем телом прильнув к этому каменному изваянию, приподнялась на цыпочки, пытаясь поцеловать.
- Грейнджер, я ни от кого не терпел подобные выходки, и не тешь себя надеждой, что окажешься первой! – угрожающе процедил сквозь зубы Снейп.
Его руки железной хваткой сомкнулись на ее талии и с силой оттолкнули от себя. Да, глупо было предполагать, что слизеринский декан попадется на одну удочку дважды.
- У вас есть две секунды, чтобы испариться из моих личных апартаментов, иначе действие парализирующего заклятия покажется вам милым насморком по сравнению с тем, что сотворю с вами я! – прошипел бывший Пожиратель.
- Я - ваша студентка, - задыхаясь от обиды и разочарования, попыталась хоть как-то защититься девушка.
- Это не остановило вас, тогда почему это должно волновать меня?
Проигнорировав вопрос, гриффиндорка густо покраснела. Видя, что девушка продолжает разглядывать рукава его халата и совершенно не собирается уходить, зельевар взревел от злости. Схватив студентку, он грубо развернул ее и потащил за локоть к камину.
- Профессор Снейп, подождите, - пыталась упираться девушка, но зельевар намеренно делал вид, что ничего не слышит, - ну, постойте же!
Она чудом вывернулась и теперь оказалась прижатой к его груди. От резкого движенья халат соскользнул, оголив плечо. Северус мученически закатил глаза.
- Неужели вы ни о чем не догадываетесь?
Он на миг остановился.
- А о чем я должен догадываться? – раздраженно поинтересовался Снейп.
Гермиона глубоко выдохнула и твердо произнесла.
- Вы разве не задавались вопросом, почему староста Гриффиндора не дает вам прохода и последние пять дней липнет сильнее банного листа?
Снейп, явно не ожидавший такой формулировки, вопросительно приподнял бровь.
- Я поражен вашей способностью вовремя раскрывать карты, мисс Грейнджер! – издевательски ухмыльнулся зельевар. – Но мне нет абсолютно никакого дела до гриффиндорских споров, который вы так усердно стараетесь выиграть.
- Дело не в споре!
- Тогда в чем? – его терпенье было на исходе.
- Вы мне нравитесь, – непонятно как вырвалось у нее.
- Не говорите ерунды, – раздраженно перебил Северус и втолкнул девушку в камин. – Я скорее поверю, что вы влюбились в жабу Лонгботтома, чем воспылали чувствами ко мне!
- Но это правда, профессор…
- Теперь послушайте меня, мисс Грейнджер, - ледяным голосом прошипел зельевар. – Меня совершенно не волнует, из каких побуждений я вынужден терпеть ваше присутствие, но если еще хоть раз я увижу вас к себе ближе, чем на один метр, то наложу заклятие, и вы всю оставшуюся жизнь не сможете нормально определять свое местонахождение, не говоря уже о моем!
Гермиона перестала дышать.
- Вам все понятно? – тоном «ну что, записали домашнее задание?» поинтересовался Снейп.
Девушка в ужасе кивнула, не в силах вымолвить ни слова.
- Свободны.
Гермиона зачерпнула летучий порох из извлеченной из кармана Мастера зелий коробочки и предприняла последнюю попытку.
- Вы говорили, что моему организму нужно больше отдыхать, а не…, - растягивая время, она продолжала надеяться на какое-то чудо.
- Уверяю, каминная сеть никак не повлияет на вашу способность спать по ночам, - ухмыльнувшись, успокоил Снейп.
Но чудо не произошло.
- До свиданья, профессор…
Снейп проигнорировал ее прощанье.
Как только девушка исчезла в языках пламени, он закрыл лицо обеими руками и напряженно выдохнул, плечи облегченно расслабились.
- Еще пять дней, мисс Грейнджер, и я больше вас не увижу, - но образ этой мысли не принес должного удовлетворения. Раздраженный, зельевар направился в лабораторию.




Глава 8.

8 глава

Непривыкшая к путешествиям через каминную сеть, Гермиона, оказавшись на месте, не смогла удержать равновесие и выкатилась прямо под ноги мадам Помфри.
- Бедная девочка, совсем ослабла, - тут же засуетилась женщина, подхватывая новоиспеченную пациентку под локоть и помогая той подняться.
- Спасибо, мадам Помфри, - гриффиндорка благодарно кивнула, - можете не волноваться, со мной все в полном порядке, я прекрасно себя чувствую!
Поспешила заверить ее девушка, опасаясь, как бы та, глядя на ее состояние, не решила продержать ее здесь все летние каникулы. Но нездоровый вид, бледная кожа и синяки под глазами говорили за себя.
Поппи сочувствующе улыбнулась, очевидно, приняв ее оправдания за шутку.
- Не сомневаюсь, вот я тебя подлечу, и будешь чувствовать себя еще лучше! – заверила она девушку и повела ее к кровати. – Давай ложись, тебе нужно, как можно больше отдыхать, а я сейчас принесу все необходимые мази и зелье сна без сновидений. Ты должна хорошо выспаться!
- Не надо зелья! – не смогла сдержать резкого выкрика Гермиона, прекрасно понимая, что оно выведет ее из нормального состояния, и она упустит время.
Мадам Помфри медленно подняла голову и настороженно спросила:
- Почему, дорогая?
Осознав, что натворила, Гермиона попыталась выдавить из себя искреннюю улыбку и с беззаботным спокойствием произнести:
- Да я так устала, что засну без всякого зелья, - проговорила она, откидывая голову на подушку и до верха натягивая одеяло. Поппи оттаяла.
- Что верно, то верно. После парализующего зелья просто с ног валишься, - она понимающе кивнула. – Говорила я Северусу, чтобы не расставлял свои склянки где ни попадя, и не давал студентам с ними работать! А он мне все одно: практика у них должна быть! – она негодующе махнула рукой. – Вот до чего все довело! Страшно подумать, что могло произойти, не нанеси он антидот вовремя! – увидев, что лицо пациентки помрачнело, она опомнилась. – Что-то я заговорилась, все, давай отдыхай, я еще к тебе загляну.
Гермиона кивнула и, когда медсестра скрылась в своих апартаментах, устало прикрыла глаза, начав обдумывать, как выбраться отсюда незамеченной и попасть на экзамен. В голову ничего не приходило, усталость навалилась на девушку, не позволяя разомкнуть веки. Осознав бесполезность сопротивлений, Гермиона решила позволить себе немного расслабиться и отдохнуть.
Разбудил ее какой-то шум, по всей вероятности, кто-то горячо с кем-то спорил.
- Мадам Помфри, - донесся голос Рона, - дайте хоть издалека посмотреть, как она.
- Молодой человек, это Больничное крыло, а не музей! В седьмой раз вам повторяю, как только ваша подруга проснется, так я сразу же вас к ней пущу. А сейчас не отвлекайте меня от работы!
Гермиона, лежа с закрытыми глазами, улыбнулась, представив, как маленькая хрупкая медсестра пытается удержать парней на пороге. Но хозяйка больничного крыла была не из робких женщин и явно выигрывала.
- Мадам Помфри, извините нас, - из-за спины Рона показался Гарри, - хорошо мы зайдем позже.
Он потянул друга за рукав, тот непонимающе на него уставился, но под напором отступил, сделав пару шагов назад. Поттер, уже собравшись уходить, вдруг неожиданно развернулся и искренне произнес.
- Просто Гермиона для нас самый близкий человек, и, поймите нас правильно, мы очень испугались, когда профессор МакГонагалл сообщила нам о случившемся.
Внимательно посмотрев Гарри в глаза, Поппи вздохнула и отступила от двери.
- Что с вами делать! Проходите, но только на минутку и тихо там, а то не дай Мерлин разбудите!
- Спасибо, - искренне прошептал гриффиндорец, не веря собственным ушам, и, переступив порог, потянул остолбеневшего Рона за собой. Вслед за ними вошла Джинни, стоящая до этого в стороне и не принимавшая участия в уговорах.
Сев на кровать и окутав ноги одеялом, Гермиона ждала появления друзей. Спустя пару мгновений белая занавеска отдернулась, и показалась рыжая голова Рона. Девушка приложила палец к губам и жестами дала друзьям понять, что спит.
Затем последовали долгие расспросы: как так могло произойти, и что она делала в классе зельеваренья, в конце концов, пришли к тому, что обвинили во всем Снейпа. В коридоре послышались торопливые шаги мадам Помфри, которая шла с явным намерением выпроводить отсюда засидевшихся гриффиндорцев. Троица встала и, пообещав еще заглянуть, стала уходить.
- Гарри, задержись на минутку, - шепотом попросила Гермиона.
Поттер присел обратно на кровать. Джинни, шедшая за братом, резко обернувшись, остановилась, не собираясь уходить, и вызывающе посмотрела на Гермиону. Гарри, почувствовав, что что-то не так, повернул голову и выразительно посмотрел на рыжеволосую девушку, кивком велев той идти.
Чувствуя себя не уютно из-за сложившейся ситуации, Гермиона все никак не могла подобрать слова и начать разговор. Верно разгадав причину ее нерешительности и желая, как можно скорее сгладить оставленную после ухода его девушки накаленную атмосферу, Поттер начал первым.
- Гермиона, ты что-то хотела мне сказать?
Гриффиндорка кивнула и, посмотрев в зеленые глаза друга, произнесла.
- Гарри, я хотела попросить у тебя мантию невидимку.
Парень насторожился.
- Зачем?
- У меня есть одно незаконченно дело, и мне очень нужно на время выбраться из Больничного крыла, - теребя край одеяла, девушка пыталась увести разговор в сторону.
Ее собеседник чуть наклонился вперед и проникновенно спросил.
- Какое дело?
- Я не могу тебе сказать.
Гриффиндорец отвернулся, затем внимательно на нее посмотрел, вероятно, что-то обдумывая, и, когда Гермиона уже приготовилась выслушать вежливый отказ, решительно произнес.
- Хорошо, я дам тебе мантию, но ты возьмешь меня с собой. Не знаю, что ты там задумала, но одну я тебя никуда не отпущу.
«Отлично, Гарри! Только твоего присутствия мне все это время и не хватало, чтобы соблазнить Снейпа!»
- Послушай..., - мягко начала девушка.
- Нет, Гермиона, ты послушай. Раньше мы всегда все преодолевали вместе, влипали в неприятности и сообща выкарабкивались из них. Все трое. Неужели ты думаешь, что сейчас мы оставим тебя и позволим одной из всего выкручиваться?
«Господи, Гарри! Лучше бы отказал мне, так было бы проще тебе лгать... если бы ты только мог мне помочь» - Гермиона обхватила голову руками и провела ими по волосам.
- Ты все не так понял, - довольная только что поразившей ее мыслью, она подняла глаза на друга и продолжила. – Со мной не случилось ничего страшного, просто мантия мне нужна была, чтобы пойти…- язык никак не поворачивался произнести это слово.
- Куда?
- На свидание, - смущенно выговорила она.
Пару секунд Гарри молча смотрел на нее, а потом вдруг, осознав всю комичность ситуации, не выдержал и расхохотался.
- Тише ты! – шикнула на него девушка.
Поттер тут же взял себя в руки и замолчал.
- Извини, я уж было подумал…
Девушка жестом остановила его.
- Могу себе представить, – она закатила глаза.
- Это не Рон, – осторожно предположил Гарри, вдруг став серьезным.
«Наблюдение века!»
- Ты прав, это не он, - кивнула девушка. – Я хотела начать встречаться с другим человеком, ты не мог бы пока не говорить об этом Рону, я лучше потом сама все расскажу.
- Конечно, Гермиона.
«Знал бы ты, Гарри, что это за другой человек…»
Послышались приближающиеся шаги. Ошибки быть не могло, мадам Помфри целенаправленно шла выпроваживать Поттера из Больничного крыла.
- Ну, я пошел. Вечером постараюсь занести мантию, - бросил он, поднимаясь и отдергивая ширму.
- Спасибо, – Гермиона прошептала ему вслед.

Весь вечер девушка была, как на иголках, переживая, пропустит ли мадам Помфри Поттера во второй раз. Судьба смилостивилась и повернулась к Гермионе своей лучшей стороной. Гарри смог сдержать обещание и принести то, что она просила. Проведя бессонную ночь, и постоянно обдумывая, как проскочить мимо медсестры так, чтобы ее исчезновение обнаружилось не сразу, гриффиндорка решила покинуть свои здешние апартаменты после утреннего осмотра.
Когда на следующий день пришла мадам Помфри и принесла с собой зелья, Гермиона пообещала, что выпьет все до последней капли, но, как только женщина отвернулась, выплеснула жидкость в соседний цветок. Притворившись спящей, она дождалась, когда медсестра уйдет, и, как только ее шаги стихли, вытащила мантию и, накинув ее на себя, подложила под одеяло подушку с ближайшей кровати. Затем девушка поспешила в подземелья, на ходу отмечая, что неплохо было бы заскочить в свою комнату и переодеться, захватив всё необходимое для экзамена.

Как только Снейп перевернул песочные часы, означающие начало отсчета, дверь в кабинет отворилась и впервые опоздавшая Гермиона Грейнджер торопливо вбежала в аудиторию.
- Извините, профессор, - на ходу бросила она, занимая единственную оставшуюся свободной первую парту перед самым носом у экзаменационного Совета.
- Минус 10 баллов с Гриффиндора! – не удостоив студентку своим вниманием, демонстративно огласил Снейп.
Взяв с профессорского стола билет, девушка быстро набрала все необходимые ингредиенты и принялась за работу. Ей досталось не сложное зелье, но оно требовало необычайной точности в пропорциях добавляемых веществ.
Начав приготовление, девушка вздрогнула, почувствовав на себе чей-то пристальный взгляд. Обманным жестом откинув волосы, она обернулась и мельком посмотрела назад. На нее уничтожающе уставились два черных глаза. Снейп непрерывно наблюдал за малейшим ее движением.
«Глупая девчонка! У нее же могут быть осложнения! Как она только посмела меня ослушаться и покинуть Больничное крыло!» - с бешенством думал он.
Когда девушка вошла в аудиторию, зельевар не поверил собственным глазам, недоумевая, как Поппи могла пойти навстречу спекулянтке. Присмотревшись к запыхавшейся ученице, которая судорожно пыталась восстановить дыхание, он понял, что та банально сбежала, а Помфри даже и не подозревает о пропаже. Наблюдая, как гриффиндорка трясущимися руками достает все из сумки и раскладывает по столу, Снейп пришел в ярость.
«Значит, эта сумасшедшая неслась по коридорам Хогвартса, когда ей с кровати-то резко вставать нельзя!» - он злобно стиснул кулаки, не замечая, что искренне волнуется за девушку.
Гермиона расслабилась, заметив, что профессор встал со своего места и пошел куда-то в конец класса. Она спокойно добавляла в котел размельченные корни люцерна, как за спиной раздался низкий мужской шепот.
- Объясните мне, мисс Грейнджер, как вы попали сюда. Или мадам Помфри отпустила вас на следующий же день?!- с ледяным высокомерием осведомился Снейп, приблизившись к девушке вплотную, и остановился, слегка касаясь ее спины.
Гермиона почувствовала, как ее бросило в жар.
- Можете не утруждать себя ответом, - растягивая каждое слово, издевательски продолжил он. – Нашей гриффиндорской Всезнайке просто опять захотелось показать всем, что она тут самая умная! Я ведь прав, да Грейнджер?
Со стороны все выглядело так, будто профессор Снейп просто дает указания студентке, советуя, что за чем лучше добавлять.
- Простите, но вы мешаете мне работать, профессор, - прерывающимся голосом осадила его девушка, сейчас больше всего желая, чтобы тот ушел. – Вы же не хотите, чтобы все подумали, будто гриффиндорская Всезнайка пользуется вашим особым расположением, раз вы находите способ подсказывать ей даже на экзамене?
Гермиона обернулась и посмотрела зельевару в глаза, желая насладиться произведенным эффектом, но под яростным взглядом прикусила язык.
- Мы закончим этот разговор позже, - прошипел Снейп.
«Закончим, закончим…» - и не мечтавшая о таком повороте событий радостно подумала Гермиона.


Вторая часть 8 главы.

Зельевар, видимо, хотел сказать что-то еще расхрабрившейся гриффиндорке, но его неожиданно отвлекли.
- Профессор, Снейп!
Северус неохотно повернул голову и, увидев за своей спиной Малфоя, раздраженно поинтересовался:
- Да, Драко?
- Вы не могли бы мне помочь? В задании не совсем ясно поставлен вопрос. - С видом триумфатора проинформировал слизеринец.
Гермиона посмотрела юношу непонимающим взглядом, кто-кто, а уж Драко не был отстающим в зельеварении. Конечно, и лучшим он не был, но не уяснить суть легких в принципе вопросов? Слизеринец лишь смерил её своим фирменным взглядом, будто Малфоям все всегда все должны, просто сами еще не подозревают об этом.
- Хорошо, пройдемте, - недовольно кивнул Северус, решив не заводиться.
Драко отошел чуть в сторону, пропуская профессора вперед, сам же последовал за ним. Когда он поравнялся с гриффиндоркой, стоявшей к нему спиной, то намеренно толкнул девушку локтем, как раз в тот момент, когда она отсчитывала и добавляла в варившееся зелье сок пельтигеры.
Гермиона с криком выронила баночку в котел.
- Мисс Грейнджер, что еще… - Северус осекся, увидев пузырящееся и готовое вот-вот взорваться зелье. – Protego! – не раздумывая, выкрикнул зельевар, отгораживая щитом учеников.
Ему сразу стало ясно, что взрыва не избежать. Члены экзаменационного Совета, явно не ожидавшие такого поворота событий, замешкались, но почти сразу повсткакивали со своих мест. Все происходило настолько быстро, что в панике никому из них не пришла в голову светлая мысль последовать примеру Снейпа, и создать щит. Председатель, Джон Фицхьюберт, продолжал оставаться на своем месте и упрямо заполнял бумаги. Будучи почти глухим, он не слышал воцарившейся паники.
- Господин, Председатель, немедленно уходите оттуда, - прокричал его престарелый коллега, но слова мужчины заглушил взрыв.
Котел подскочил на несколько метров ввысь и разлетелся на куски, выплескивая содержимое в воздух.
- Impedimenta! – зельевар попытался замедлить падение жидкости и направить ее в другую сторону, но большая часть, взлетев, обрушилась чуть дальше того места, где стоял котел, и все брызги угодили прямо в Председателя экзаменационного Совета.
Повисла оглушающая тишина. Волшебники боялись сдвинуться с места и выдать свое присутствие. Из оцепененья всех вывел Фицхьюберт. Старик поднял голову и недоуменно посмотрел перед собой. На удивление, легко поднявшись, он легким движением руки отодвинул стол, разделявший его и столпившихся за профессором Снейпом учеников, и подошел к Гермионе, замершей в стороне от всех остальных.
- О, вы прекрасны, моя лесная нимфа! – пропел он, становясь перед девушкой на одно колено и припадая поцелуем к ее руке.
От неожиданности Гермиона отдернула кисть и с ужасом посмотрела на профессора Снейпа, безмолвно моля его о помощи. Председатель, воспользовавшись растерянностью девушки, схватил ее ладошки и прижал их к своему лицу. Гермиона сделала шаг назад и попыталась вырваться, но Джон Фицхьюберт не собирался отпускать ее и на коленях полз следом.
- Господин Председатель, отпустите, мне больно, - взмолилась девушка, пытаясь вырвать руки из цепкой хватки.
Ее голос вывел всех из забытья и вернул в реальность.
- Мистер Фицхьюберт, встаньте! - наконец-то подоспел Снейп и предложил старику подняться.
- Уйди, постылый! – отмахнулся, как от назойливой мухи, Джон. – Ты что не видишь, я беседую с дамой!
Снейп озверел от подобного обращения, но, вовремя вспомнив, что глава Совета под воздействием зелья, невероятным усилием заставил себя никого не убивать и ледяным тоном приказал:
- Мистер Забини, сходите за профессором Дамблдором и немедленно приведите его сюда. Скажете, что у нас неожиданные осложнения! – парень застыл в нерешительности, еще не до конца осознавая после случившегося, что от него хотят. – Что вы стоите? Живо!
Слизеринец сорвался с места и понесся исполнять поручение. Снейп повернулся и обратился к Гермионе.
- Мисс Грейнджер, на какой стадии было зелье потаенных желаний, когда вы переборщили с соком пельтигеры? – необычайно спокойным голосом осведомился зельевар. Слишком спокойным. А знающие его люди без труда могли бы определить, что он едва сдерживает себя, чтобы не сорваться и ненароком кого-нибудь не убить.
- На последней стадии, сэр, - отчаянно пытаясь сохранить легкомысленный тон, прошептала Гермиона. – Это был последний ингредиент, который я добавляла.
- Значит, зелье было почти готово, - рассуждал он вслух, - осталось только выяснить, на сколько капель вы добавили больше?
Гермиона вздрогнула и, казалось, перестала дышать.
- Мисс Грейнджер, сколько капель вы положили в зелье? – Снейп, повторил вопрос еще раз.
Вокруг стояла идеальная тишина, все с замиранием сердца следили за «допросом».
- Я не знаю, сэр, - чуть слышно прошептала девушка.
- Что вы сказали? – не расслышал зельевар.
- Я не знаю, сэр! – на всю аудиторию выкрикнула девушка.
- Как вы можете не знать! - Снейп в два шага оказался рядом с девушкой и, схватив ее за плечи, заставив посмотреть себе в глаза. – Вы что уже считать разучились?!
Гермиона была готова вот-вот расплакаться, она сглотнула комок в горле и глазами, полными слез, посмотрела на зельевара.
- Я не знаю, сэр, потому…, - судорожный вздох, - потому что я уронила в котел все баночку.
Ошеломленный возглас прокатился по аудитории. Даже Председатель Фицхьюберт на миг оторвался от края гермиониной мантии и с интересом посмотрел на стоящих перед ним магов.
- Понятно, - коротко бросил Снейп и, отпустив девушку, размашистым шагом направился в свою личную лабораторию.
С его уходом все разом принялись что-то говорить, некоторые показывали пальцем на Гермиону и откровенно насмехались. Драко Малфой был вне себя от радости. Блондин просто хотел подпортить гриффиндорке зелье, и надеяться-то не мог на такой удачный поворот событий.
Девушка стояла и не знала, куда себя деть. Хотелось провалиться сквозь землю, лишь бы не видеть всех этих людей. Председатель Совета что-то непрерывно ей тараторил, ежесекундно осыпая поцелуями все, до чего мог дотянуться, стоя на коленях. Ее уже тошнило от этих лобызаний и удерживало на месте только осознание того, что по ее вине этот уважаемый человек так себя сейчас унижает.
Звук хлопнувшей двери заставил всех замолчать. Снейп буквально влетел в аудиторию, держа в руках колбу с неизвестным для остальных содержимым. Подойдя к Джону Фицхьюберту, он присел до его уровня и протянул Председателю зелье.
- Пейте!
- Опять ты! – возмутился глава Совета и, фыркнув, отпихнул руку Северуса.
Будь кто-то другой на месте зельевара, то, безусловно, он попытался бы вежливо предложить напиток еще раз, но это же был Снейп! И терпение его лопнуло.
Заклинанием связав руки упирающемуся старику, Северус прижал его голову к себе и, насильно разжав рот, заставил выпить содержимое колбы до последней капли.
- Северус, что вы делаете? – воскликнула только что вошедшая профессор МакГонагалл.
- Не мешайте, Минерва, - оборвал тот ее.
Постепенно Джон Фицхьюберт начал приходить в себя и крайне удивился, обнаружив, что профессор Снейп прижимает его к себе, не давая вырваться. Убедившись, что Председатель в норме, зельевар развязал ему руки и помог подняться с колен.
- Профессор Дамблдор и профессор МакГонагалл сейчас вам все объяснят, - заверил он Джона.– Ученики могут быть свободны, - он пристально осмотрел класс и, остановившись на гриффиндорке, добавил, - кроме мисс Грейнджер. Экзамен откладывается.
Подойдя к оцепеневшей девушке, он схватил ее за плечо и с силой повел к своему личному кабинету. Когда дверь за ними с треском захлопнулась, МакГонагалл обратилась к Дамблдору.
- Мне показалось, или он поставил заглушающие чары?
- Тебе показалось…








Глава 9.

Уважаемые читатели, прежде чем приступите к чтению 9 главы, обратите внимание, что выложена вторая часть восьмой. Заранее прошу меня извинить за доставленное неудобство.


9 глава

Зельевар на ходу захлопнул за собой дверь и повернулся к гриффиндорке.
- Как вы посмели рассчитывать, что я попадусь на вашу удочку, Грейнджер? – с бешенством рявкнул Снейп, до боли сдавив плечо девушки.
- Я не понимаю, о чем вы говорите, профессор, – Гермиона помотала головой, ошеломленно взирая на Снейпа.
- Не прикидывайся маленькая, лживая тварь! – злобно прорычал Мастер зелий, прожигая свою жертву взглядом.
Гриффиндорка стояла, едва дыша. К горлу подступил комок, но она никак не могла сглотнуть и начала задыхаться.
- Какой тонкий расчет, мисс Грейнджер! Браво! – продолжал он, едва сдерживая бушующий внутри него гнев. – Будь я Поттером или Уизли, то попался бы на этот идеально просчитанный ход!
Гермиона была в полнейшей растерянности, не понимая, в чем дело.
- Профессор, пожалуйста, – она попыталась убрать его руку, сдавливающую ее плечо, но зельевар расценил этот жест за желание сбежать, и лишь крепче впился пальцами в нежную кожу. – Мне больно!
- Отлично! Сейчас вам будет еще больнее, – зловеще известил Снейп, казалось, полностью лишившись рассудка.
- Да что вам от меня нужно?! – не выдержала Гермиона и, что было сил, оттолкнула мужчину, но, потеряв равновесие, сама упала на пол, больно ударившись копчиком.
Снейп криво ухмыльнулся и начал медленно опускаться на колени рядом с гриффиндоркой, заставляя ее сознание разрываться от догадок и ужаса. С ледяным высокомерием, изучив позу девушки, он подцепил ее подбородок и заставил посмотреть себе в глаза.
- Что мне от вас нужно, мисс Грейнджер? – С издевкой повторил вопрос Снейп, обжигая дыханием щеку девушки. – Да ничего сверхъестественного! – взорвался он. – Нужно, чтобы вы просто перестали лезть в мою жизнь и оставили меня в покое, раз и навсегда!
Он так резко выпустил подбородок ученицы и оттолкнул ее от себя, что у Гермионы на какое-то время все потемнело в глазах.
Когда она пришла в себя и подняла глаза на профессора, то он по-прежнему с презрением ее рассматривал, а в его взгляде читалась уничтожающая злость.
Ледяные пальцы невыразимого ужаса сковали сердце гриффиндорки. Находясь под пристальным присмотром его черных глаз, Гермиона попыталась собраться и выяснить причину столь необычного поведения профессора.
«Конечно, он сердится из-за испорченного экзамена и хочет убить меня из-за подрыва репутации перед экзаменационным Советом!»
- Профессор Снейп, – сбивчиво начала девушка, – мне очень жаль, что я уронила весь флакон с соком пельтигеры, испортила зелье и облила Председателя. Но я не нарочно, правда, – она смотрела на Снейпа глазами, полными искреннего сожаления. – Я не хотела, чтобы так получилось, все вышло случайно, - девушка несколько раз моргнула, пытаясь сдержать слезы, – я понимаю, что вы злитесь на меня из-за этого экзаменационного Совета, но я действительно не хотела, чтобы так произошло! Простите меня!
- Причем здесь Совет?! – раздраженно перебил ее Мастер зелий, но прежде чем гриффиндорка смогла что-то объяснить, собственнолично сделал выводы и заявил. – Вы гениальная актриса, мисс Грейнджер, ни одна слизеринка вам в подметки не годится! Разыграть предо мной целый спектакль, после всего, что хотела сделать!
- Какой спектакль? Ничего я не разыгрывала! – отчаянно взбунтовалась Гермиона, которой уже надоело, что ее обвиняют неизвестно в чем.
- Опять прикидываетесь, что ничего не понимаете!
- Но я, действительно, ничего не понимаю, – не удержалась от выкрика девушка. – И вместо того, чтобы прямо сказать мне, чем я вам опять не угодила, вы испытываете несказанное наслаждение, раз, за разом унижая меня. Еще не наигрались, профессор Снейп?
- Замолчите! – прошипел он, хватая ее за плечи. – Это вы сегодня хотели подстроить, чтобы зелье потаенных желаний, усиленное колоссальной передозировкой сока, превратилось в безотказно действующий любовный яд с фактически необратимым воздействием, – он с нескрываемым отвращением разомкнул руки и, ухмыльнувшись с каким-то превосходством, добавил, – если не успеть в срок.
По глазам угадав, что девчонка хочет что-то возразить, зельевар сурово отрезал.
– Не смейте отрицать! Вы заранее все спланировали, рассчитывая, что когда я к вам подойду и остановлюсь в пределах досягаемости, то вы просто устроите небольшую передозировку, и взорвавшееся зелье, окатив с ног до головы, сделает из меня безнадежно влюбленного идиота до конца своих дней. В этом можно не сомневаться, учитывая реакцию наших привилегированных членов Совета, Уизли и тот, соображает быстрее. И тогда вы бы выиграли свой спор, вы ведь этого добиваетесь, я прав, Грейнджер?
- Никакого спора нет! – возразила Гермиона, постепенно начиная осознавать причину столь необычного поведения профессора.
«Так значит, он вообразил себе, что я специально увеличила дозу сока, чтобы в нужный момент взорвать котел и облить его содержимым!»
- Профессор Снейп, мне и в голову ничего подобного не приходило… Я бы никогда не пошла на такое! – искренне пыталась оправдаться девушка.
У нее сердце разрывалось оттого, что он мог так о ней подумать.
- Еще одна ложь, и я за себя уже не ручаюсь! – угрожающе произнес он, поднимаясь с пола. – Мне надоело постоянно видеть вас рядом с собой, и сейчас постарайтесь внимательно выслушать и запомнить все, что я вам скажу, – процедил сквозь зубы Снейп, чуть подавшись вперед. – Если я еще хоть раз увижу вас в радиусе пяти метров возле себя, то последствия могут быть для вас необратимы, мисс Грейнджер! Вам все ясно?
«Жаль, что на вас ничего не попало! Теперь искренне сожалею, что идея окатить вас любовным зельем не пришла мне в голову раньше, профессор Снейп!» - разозлилась Гермиона. Но тут же другие мысли завладели ее вниманием. «Он не верит, что я не виновна! Не разобравшись, обвинил во всем меня и слушать отказывается?!» – обида свинцовой тяжестью затопила душу и разум гриффиндорки.
Сделав над собой усилие, Гермиона собрала все оставшиеся силы и заставила себя подняться, встав с профессором наравне.
- Более чем, – девушка с вызовом посмотрела ему в глаза, – но я тоже хотела бы сразу объяснить вам одну вещь, которую вы слушать наотрез отказываетесь. – Снейп театрально закатил глаза. – Раз мне все равно не удастся завладеть вашим вниманием, то, профессор Снейп, вы можете проникнуть в мой разум и убедиться во всем сами.
- У меня слишком высокий уровень легилименции, и я не намерен опускаться до того, чтобы омрачать свой разум вашими воспоминаниями, – цедя каждое слово, едко ответил Снейп.
Он хотел сделать больно зазнавшейся гриффиндорке, и, надо признать, это у него прекрасно получилось!
Плечи девушки поникли, она несколько минут непрерывно уставилась в одну точку. Не нужно объяснять, что чувствует человек, когда его сравнивают с землей. Снейп обладал одной уникальной способностью: он отыскивал слабые места, казалось, у самых неуязвимых людей и без промаха туда бил. Еще одно напоминание этой девочке о том, что он ни во что не ставит ее умственные способности и, откровенно говоря, брезгует проникновением в ее сознание, казалось, окончательно добило гриффиндорку.
Когда он собрался протянуть руку и дотронуться до ученицы, чтобы вывести ее из коматозного состояния, Гермиона вздернула подбородок и, блестя глазами, полными горечи и разочарования, вынесла свой вердикт.
- В таком случае, вы просто боитесь узнать правду, – спокойно произнесла девушка, – а принести невиновному человеку свои извинения, вам гордость не позволяет! Ведь будь я действительно виновата, то никогда бы не предложила вам проникнуть в свой разум! Вы просто трус, профессор Снейп, и не хотите признавать своих ошибок!
Ответного удара Северус не ожидал, по крайней мере, сейчас. Эта девчонка его в могилу загонит! Обвинить двойного агента в трусости и пытаться сохранять невозмутимое выражение лица – это дорого стоит!
- Хватит! Мне надоело все это слушать, я предупредил, и теперь вам решать, рисковать своим здоровьем или нет! – он грубо схватил ее за руку чуть повыше локтя и потащил к камину.
- Куда вы меня ведете?! – Гермиона обхватила пальцы профессора и попыталась чуть-чуть разжать, чтобы хоть как-то уменьшить боль от его безжалостной хватки.
- В Больничное крыло, разумеется! – ехидно известил Снейп. – Всегда мечтал посмотреть в глаза Помфри, когда любимые пациенты сбегают из-под ее заботливого крыла, а она об этом даже и не догадывается!
Гермиона резко остановилась. Она рассчитывала, что в ярости Снейп просто вытолкает ее за дверь, и она сама проберется в Больничное Крыло и незаметно ляжет в кровать.
- Вы не сделаете этого! Я сама в состоянии дойти до Больничного крыла! – гриффиндорка из последних сил попыталась оттолкнуть профессора и вырваться. Однажды ей это уже удалось, но Снейп не совершает один промах дважды!
- Еще как сделаю! – прошипел он в самое ухо. – Чтобы я лишил себя возможности лицезреть ее возмущенное лицо, – зельевар недобро ухмыльнулся, – никогда!

Гермиона готова была сквозь землю провалиться, лишь бы не видеть разочарованно лицо мадам Помфри. Как яростно она защищала свою пациентку, доказывая, что не может быть, чтобы гриффиндорка присутствовала на экзамене по зельям, ведь она сама напоила ее сегодня зельем сна без сновидений, и та теперь благополучно отсыпается на своей кровати. Медсестра бы в жизни не усомнилась в своей правоте и в честности девушки, если бы Мастер зелий не сделал шаг в сторону, демонстрируя стоявшую там Гермиону Грейнджер.
- Но как же так... - Не веря собственным глазам, пролепетала мадам Помфри. – От вас, мисс Грейнджер, я такого не ожидала.
Было бы лучше, ели бы она накричала на девушку, но совершенно искренне сделанное признание ранило Гермиону куда больнее.
- Но ведь вы спали, - медсестра хотела найти всему этому хоть какое-то разумное объяснение, - вы выпили зелье сна без сновидений и спали.
Снейп быстро сообразил, в чем дело. В несколько шагов оказавшись у постели девушки, он отдернул занавеску и начал внимательно осматривать все вокруг. Мадам Помфри медленно подошла и встала позади профессора, Гермионе ничего не оставалось делать, кроме того, как плестись следом.
Не прошло и полминуты, как Снейп, ухмыльнувшись, кивнул на повядший цветок. Мадам Помфри громко ахнула и кинулась спасать любимое растение. Схватив горшок, она прошла мимо Гермионы и осуждающе покачала головой, затем скрылась в своем кабинете. Девушка продолжала стоять и смотреть на закрывшуюся дверь в надежде, что когда она вновь откроется, то оттуда выйдет улыбающаяся мадам Помфри и скажет, что все это сон.
- Поттер с Уизли оказывают на вас не самое лучшее влияние, - издевательски протянул Снейп, - вам так не кажется? – он иронично приподнял бровь.
Девушка резко развернулась и неожиданно уперлась профессору в грудь. Гриффиндорка не ожидала, что он стоит так близко. Как ошпаренная отскочив на два шага назад, она с вызовом спросила.
- Вы довольны?
- Чему? – не совсем понял вопроса Северус.
- Чему!? – она вытаращила глаза. – Да вы только что разбили ей сердце!
- Смею заметить, что ей разбили его ВЫ, а не я, - невозмутимо парировал зельевар.
Гермиона хотела было еще что-то возразить, но осеклась, поняв, что он прав.
Она с виноватым видом подошла к кровати и обессилено на нее опустилась, едва сдерживая рвущиеся слезы.
Северус не понимал, почему он не ушел отсюда сразу следом за Помфри. Ему следовало только проследить, чтобы гриффиндорка благополучно вернулась в Больничное крыло, но потом что-то заставило его задержаться. После секундного соприкосновения с гриффиндоркой все его тело против воли напряглось. Девушка была искренне подавлена, а когда она обратила на него свои большие полные слез глаза со словами «Да вы только что разбили ей сердце», он на миг ощутил себя виновным.
«Хватит! С каких это пор студентка вызывает в нем чувства?»
Северус разозлился на самого себя. Подойдя к шкафчику мадам Помфри, он вытащил знакомый флакон и вернулся к сидящей на кровати гриффиндорке.
- Пейте! – приказал он.
Гермиона подняла голову.
- Что это? – настороженно спросила она.
- То, что вам удалось выплеснуть в цветок, - прокомментировал зельевар.
- Я не буду, - упрямо заявила девушка, отворачиваясь к окну.
- Будете! – прошипел Северус, сжимая ее подбородок и поворачивая девушку лицом к себе.
Гермиона обеими руками вцепилась ему в запястье, пытаясь разжать его и отстранить от себя, но зельевар, не обращая на ее попытки никакого внимания, второй рукой стремился влить в рот девушки зелье сна без сновидений. Гермиона отчаянно вертела головой, и профессору это плохо удавалось. Наконец, ему все это надоело, и он, отпустив ее подбородок, поймал обе руки девушки и заломил их ей за спину. Гриффиндорка из последних сил пыталась вырваться, но зельевар лишь прижал ее к себе, поднеся к губам злосчастный пузырек. Девушка сделала последний рывок и откинулась на кровать, стараясь быть подальше от Снейпа. Северусу пришлось наклониться, чтобы удерживать ее руки, и, воспользовавшись этим, Гермиона изо всех сил начала упираться ногами и пинаться.
- Вы ведете себя, как ребенок! – сражаясь, упрекнул он ее. – Не заставляйте меня применять палочку! Вы же не хотите, чтобы сюда прибежала мадам Помфри?
Девушка не отвечала, больно ударив его ногой по коленке.
Зельевар взревел и навалился всем своим весом на Гермиону. Бедняжка застыла.
- Вы выпьете это, - угрожающе известил ее Снейп, поднося зелье поближе.
- Засеем… вы так стремитесь нафоить им меня, профессор? – боясь разжать зубы, едва понятно пролепетала девушка.
- Хочу обезопасить себя от вашего неожиданного появления!
Гермиона замотала головой, не давая ему осуществить свой план. Северус чуть не взвыл, чувствуя под собой постоянно извивающуюся девушку. Зельевар остановил ее и попытался разжать зубы, но тщетно. Без магии не обойтись… правда, есть еще способ…
Наклонив голову, он, дразня, провел языком по плотно сжатым губам девушки. Гермиона, ожидавшая чего угодно, но только не этого, оцепенела. Губами почувствовав, что он ухмыляется, она попыталась отвернуть голову, но зельевар молниеносно разгадал ее очевидный замысел и, проведя ладонь под ее затылок, зафиксировал его в одном положении. Не спеша, как бы втираясь в доверие, он завладел ее губами, вовлекая девушку в опьяняющий поцелуй. Его язык мягко скользнул в ее рот, ненавязчиво предлагая ответить. Гермиона, смутно осознавая происходящее, едва коснулась его языка своим и тут же в испуге отдернула. Дважды повторять не потребовалось. Расценив ее робкую попытку за согласие, зельевар еще сильнее впился в ее припухшие губы, пробуя их на вкус. Мастеру зелий нужно было, чтобы девушка полностью расслабилась. Его руки стали жадно скользить по телу девушки, и Северус уже не мог вспомнить момент, когда из соблазнителя превратился в соблазняемого. Не отдавая отчета своим действиям, зельевар стал судорожно расстегивать верхние пуговицы на мантии гриффиндорки. Одной рукой это было делать неудобно, и, решив ускорить процесс, он на миг оторвался от опьяняющих губ, и тут же увидел флакон с зельем в сжатой ладони.
Частицы мозаики мгновенно встали на свои места.
«Черт!» - выругался он про себя.
Гермиона, находясь в полуобморочном состоянии, почувствовала, что ей дико чего-то не хватает. Девушка потянулась вперед, желая найти это что-то, но вдруг ощутила, что вместо желанных губ, ее рот заполняет отвратительная жидкость. Сознание вернулось мгновенно, безжалостно вырвав девушку из охватившей сладостной страсти. Она неожиданно для себя села и резко распахнула глаза.
Ее никто не держал.
Профессор Снейп стоял к ней спиной, придерживаясь за прикроватную тумбочку, но Гермиона заметила, как побелели костяшки его пальцев.
- За что? – только и смогла вымолвить она, погружаясь в обволакивающую темноту.





Глава 10.

Первая часть 10 главы

Гермиона проснулась и просто лежала, не открывая глаз. Постепенно сознание возвращалось к девушке, но, хотя физически она чувствовала себя прекрасно, на душе остался неприятный и тяжелый осадок от горького разочарования.
Раздалось какое-то шуршание, наверное, мадам Помфри. Она подошла к прикроватной тумбочке и поставила, судя по раздавшемуся звону, стеклянные пузырьки.
Гермиона распахнула глаза и поздоровалась с медсестрой. Женщина ласково улыбнулась – она никогда не сердилась долго.
- Вам нужно вставать, мисс Грейнджер, - спокойно, но как-то нехотя, произнесла она и наткнулась на непонимающий взгляд Гермионы. - Если вы не хотите опоздать и успеть подготовиться к Выпускному балу, то лучше поторопиться.
«Какой бал? До него еще целых два дня!» - промелькнуло в сознании девушки.
- Я, конечно, хотела, чтобы вы еще какое-то время полежали здесь и набрались сил, - продолжала Поппи, в ее голосе слышались нотки сожаления, - но профессор МакГонагалл твердо заявила, что на Торжественном вечере должны присутствовать все.
- Мадам Помфри, - гриффиндорка резко села, - сколько времени я спала?
- Около двух суток, дорогая, - медсестра, улыбнувшись, добавила, - и сразу видно, что это пошло вам на пользу!
«Двое суток! Двое суток!!!» - у девушки перехватило дыхание. – «Не может быть…»
- Мадам Помфри, - Гермиона изо всех сил старалась сохранить легкомысленный тон, - мне нужно переодеться в свою форму, и я, наверное, пойду.
- Конечно-конечно, - прощебетала женщина и направилась к выходу, - я помню свой первый бал… - последнее, что донеслось до гриффиндорки.
Гермиона пару минут сидела, гипнотизируя край одеяла, и все не могла осознать, что она потеряла два дня.
«Все из-за Снейпа!» - зло подумала девушка, распахивая дверку тумбочки и доставая оттуда свою школьную форму, заботливо постиранную и выглаженную домовыми эльфами.
- Хочу обезопасить себя от вашего неожиданного появления! – передразнила его она. – Ну, ничего, профессор, я что-нибудь придумаю!
Каждый раз, когда она сердилась, и у нее в сознании непроизвольно возникал образ Снейпа, Гермиона заново переживала тот поцелуй. Ненависть к профессору куда-то испарялась, а ее место занимало непривычное и пугающее для девушки чувство.
Гриффиндорка достала сумку и, дрожащими руками раскрыв ее, облегченно выдохнула. Мантия-невидимка была на месте. Наскоро накинув покрывало на кровать, девушка схватила палочку и выбежала из Больничного крыла.

Она уже почти дошла до башни Гриффиндора, когда из-за угла вывернул человек, которого она меньше всего желала бы сейчас видеть. Следом за ним хвостиком тащились еще двое.
- Что, Грейнджер, уже присмотрела траурный венок? – ухмыляясь, съязвил Драко, подбадриваемый своими «телохранителями».
- Ты что, уже собрался покинуть нас, Малфой? – сделав вид, что не поняла намека, не осталась в долгу Гермиона.
Слизеринца такой ответ взбесил, блондин не выносил прилюдных оскорблений. Он вплотную приблизился к девушке и презрительно прошипел.
- Мне до этого еще далеко, а вот твоему дружку… - на его аристократическом лице появилась довольная улыбка, - очень сильно сомневаюсь, что за один вечер ты чего-то успеешь добиться. Ведь после выпускного наш декан обычно уезжает в свое фамильное поместье и появляется только в сентябре. Так что я бы тебе посоветовал попрощаться с Уизли, а то вдруг не успеешь?
Всю последнюю неделю девушка находилась в постоянном нервном напряжении, а последняя выходка профессора вообще вывела гриффиндорку из колеи, так что не было ничего удивительного, что нервы у бедняжки просто не выдержали.
- Только попробуй еще хоть раз пожелать смерти Рону! – яростно выкрикнула она, молниеносно вытащив палочку и направив ее Малфою в голову. – На твоем месте я бы молилась, чтобы у меня все вышло. Иначе, Малфой, - в ее глазах что-то блеснуло, и слизеринец отшатнулся, - нет, я не заявлю на тебя в Министерство, - отмахнулась девушка, - я тебе обещаю, что найду способ! Причем никто никогда ни о чем не заподозрит и не узнает, как я убью тебя! Я выберу самую мучительную смерть и буду убивать тебя медленно, растягивая удовольствие. В этом можешь не сомневаться! – парень начал пятиться назад, находясь под постоянным прицелом гриффиндорки. Заметив это, девушка стала надвигаться на него, держа палочку на вытянутой руке. – И когда ты сдохнешь, то никто и не подумает принести тебе траурный венок, потому что некуда будет нести и хоронить будет нечего!
Гермиона сама удивилась тому, что смогла такое произнести. Не дожидаясь его ответной реакции, девушка демонстративно развернулась и зашагала прочь. Незаметно выпуская искру под ноги, она поставила двойной зеркальный щит, на случай, если Малфою вздумается пустить заклинание в спину.
Не прошло и десяти секунд, как позади нее раздался оглушительный треск, и ударной волной слизеринца отбросило в стену. Крэб с Гойлом тут же подбежали к развалившемуся без сознания телу друга.
Девушка, не оборачиваясь, пошла дальше. Угрызения совести? Никаких!

Оказавшись в своей комнате, Гермиона еще долго не могла прийти в себя. Слова слизеринца глубоко ранили гриффиндорку, но самое обидное, что он был прав. Она устало опустилась на кровать.
«Как я могу проделать все за один вечер, если за столько дней не удалось?» - Гермиона в отчаянии обхватила голову руками, едва сдерживая слезы. Сейчас нет времени распускать нюни, нужно что-нибудь придумать.
«Откуда только Малфой взял это заклинание!» - от досады она ударила кулачком по краю кровати и вдруг застыла, пораженная только что всплывшей перед глазами картинкой.
«И где только ты его выискал?
- Тетя Белла подсказала» - вспомнила она их разговор.
- Тетя Белла - это Беллатриса Лестрейндж… - Гермиона начала рассуждать вслух, - скорее всего это родовое заклинание, передаваемое из поколения в поколение. В простых книгах его не найдешь, - разочарованно прошептала девушка, - но оно может содержаться в книге Родовых заклинаний. Тогда, может быть, там содержится отвод?! – она радостно подскочила, окрыленная догадкой, но тут же опустилась, помрачнев. – У этого заклинания нет отвода, но, может, в ней есть какое-нибудь другое, которое бы блокировало это, хотя бы на время? Надежда минимальная, да и к тому же, так мне и дали Родовую книгу Лестрейнджей!
Гермиона сидела, расстроено заламывая руки, и отчаянно пыталась выискать малейшую зацепку. Из головы все никак не выходил тот проклятый поцелуй! Чтобы избавиться от этих мыслей, гриффиндорка до боли закусила нижнюю губу.
- Постой, - она обратилась к самой себе, - но ведь когда-то Беллатриса носила фамилию Блэк, такую же, как Сириус, - девушку охватило волнение. – Значит, - продолжила размышлять она, заламывая руки, - после его смерти полноправным владельцем теперь является Гарри, а у Блэков, как у одного из самых старинных аристократических семейств, должна, просто обязана иметься Родовая книга!
Гермиона, обрадованная собственным предположением, вскочила и побежала искать Поттера.
Она нашла его в гриффиндорской гостиной, Гарри о чем-то увлеченно разговаривал с Джинни. Увидев старосту своего факультета, прямиком несущуюся к ним, сестра Рона насторожилась.
Гермиона отвела Гарри в сторону и изложила суть дела.
- Я очень плохо ориентируюсь в доме, там, конечно, есть библиотека и можно попробовать поискать то, что тебе нужно, но однажды я был там и..., - парень замялся, подбирая слова, - в общем по размерам она не уступает Большому залу.
Прекрасно осознавая, что там и за десять лет не отыскать то, что нужно, Гермиона разочарованно выдохнула.
- Правда, - Гарри задумчиво почесал голову, - можно спросить у Кикимера.

Заведя Поттера в свою комнату, Гермиона закрыла дверь и поставила все возможные чары от подслушивания.
Гарри стоило только раз позвать, произнеся имя домового эльфа, как тот ежесекундно предстал перед ним, склонившись в низком поклоне.
- Чего хозяин желает? – елейно-сладостным голосочком прошептал он.
Гарри кивнул Гермионе, предоставляя слово ей.
- Кикимер, - начала девушка, - нам нужна Родовая книга Блэков. Ты знаешь, что это такое?
Маленькие глазки домового сощурились и стали наливаться гневом.
- Никогда рука грязнокровки не дотронется до этой книги! – яростно прошипел он.
- Значит, знаешь, - разозлясь, сделал вывод Гарри, - теперь слушай внимательно, Кикимер. Ты должен, как можно быстрее, принести мне эту книгу, - рожица домового эльфа недовольно скривилась, и он заискивающе пропищал.
- Но хозяин же не будет давать ее грязнокровке?
Гермиона заслонила грубияна от кулаков Поттера, которые хотели заслуженно на него обрушиться.
- Это мое дело, кому мне ее давать, захочу, сожгу! – эльф испуганно задрожал. – Приказываю тебе принести мне ее немедленно!
Хлопок, и Кикимер исчез.
Полчаса Гарри и Гермиона провели в абсолютном ожидании. Девушка нервно ходила по комнате, время от времени обхватывая голову руками или грызя ногти. Поттер не знал, как к ней подойти и спокойно сел на кровать, решив не отвлекать подругу. Было почти двенадцать, и до Торжественного вечера оставалось больше пяти часов.
Три минуты первого в комнате раздался хлопок и перед друзьями появился домовик, обеими руками вцепившийся в ветхое издание.
- Вот, - нехотя протянул он ее Гарри.
- Спасибо, Кикимер, - поблагодарил гриффиндорец, - можешь идти.
Гарри повернулся и передал Гермионе несомненное сборище темной магии. Домовик не сдвинулся с места, жадно пожирая глазами принесенное сокровище и недобро щурясь.
- Гарри, попроси его снять охранные заклинания, - догадалась по взгляду эльфа «невыносимая всезнайка», от этих слов Кикимер сразу же помрачнел.
Поттер приказал домовому, и тот, громко вопя и возмущаясь, все же выполнил приказание.
- Иди, Кикимер, - домовик продолжал стоять.
Поттер вспомнил, что он не принадлежит к старинному роду, поэтому домовик не может подчиняться ему беспрекословно, исполняя только приказы.
- Приказываю тебе!
Эльф тут же исчез.
Гермиона увлеченно присела на кровать и принялась осторожно листать Родовую книгу. Боже! Чего здесь только не было!
- Ну, я пойду, - кивнул Гарри, решив, что сейчас лучше оставить ее одну и не отвлекать. Сняв с двери заклинания, поставленные Гермионой, он бесшумно вышел.
Девушка пролистала старинный фолиант и быстро нашла то, что ей нужно. Но, как она и предполагала, заклятие замедленной смерти отвода не имело, и его действия никаким другим заклинанием отстрочить было нельзя. Гермиона впала в отчаяние, понимая, что все усилия были потрачены зря. Не отдавая себе отчета в том, что делает, она машинально просматривала раздел заклинаний, обнаружение которых невозможно. «Изъятие сущности», «Обмен телами», «Безграничный контроль», «Самоуничтожение разума», «Заклятие доверия», «Моментально старенье». Одно лишь название заголовков вызывало отвращение. Вдруг взгляд девушки на миг задержался.
«Безграничный контроль,…что бы это могло означать?» - задалась она вопросом. Запомнив страницу, Гермиона проворно ее открыла и, сверив заголовок, начала читать вслух.
- Заклинание безграничного контроля накладывается на жертву, когда необходимо заставить ее выполнить определенные нужные вам действия. Подсознательно жертва все понимает, ее разум не утрачивает своей способности ясно мыслить, но физически она будет подчинена вам полностью, т. е. безгранично, - девушка остановилась, пытаясь разобрать буквы, с годами утратившие четкость. - Его невозможно обнаружить, продолжительность действия составляет не более суток. Если вам необходимо наказать своего слугу, то это лучший способ, ведь наказуемый будет все прекрасно осознавать и чувствовать, выполняя ваши самые мерзкие поручения. Это послужит ему отличным уроком!
Гермиона попыталась разобрать стершуюся от времени сноску мелкого шрифта, но не смогла. Буквы будто специально сливались вместе и не давали себя прочесть.
«О Мерлин! Я не могу на это пойти!» - говорил рассудок. – «Но времени совсем не осталось, и это твой единственный шанс!» - поставил перед фактом внутренний голос.

В начале шестого в дверь Гермионы постучали.
- Входите! - не оборачиваясь, крикнула она, наводя последние штрихи в прическе.
Вошла Джинни в чудесном розовом платье, его цвет идеально гармонировал с кожей рыжеволосой красавицы и оттенял ее волосы.
- Привет, - поздоровалась она. – Я зашла узнать, может, тебе нужна помощь? – искренне предложила Уизли.
Раньше Джинни всегда помогала ей с выбором цветовой гаммы и рекомендовала фасоны, которые идеально ей подходили. Да, ее помощь сейчас очень бы пригодилась.
«Кто знает, может, она, наконец, поняла, что я никогда не рассматривала Гарри, как своего парня, и решила выкурить трубку мира?» - обрадовалась староста Гриффиндора.
Гермиона, не ожидавшая от нее дружеского участия, неуверенно улыбнулась.
- Осталось надеть только платье, и я была бы очень тебе признательна, если бы ты оценила общий эффект, - Гермиона в волнении закусила нижнюю губу, - вдруг что-то не сочетается и портит картину?
Джинни кивнула и присела в ожидании на стул.
- Гарри и Рон ждут нас в гостиной факультета, - отрешенно произнесла она.
«Все ясно! Это Поттер прислал мне ее помочь! Что ж, спасибо Гарри!» - моментально дошло до Гермионы, но она ничем не показала, что догадалась. Сегодня все должно происходить гладко, чтобы не возникало лишних споров и вопросов. Девушка расписала весь вечер до мелочей. Главное - никто ни о чем не должен заподозрить, особенно – Снейп. Наткнувшись на заклинание «Безграничного контроля», Гермиона осознала, что это ее единственный шанс, который она ни за что не упустит. Вызубрив сложную формулу наизусть, девушке оставалось только дождаться нужного момента и наложить заклинание на Снейпа. Но это и было самым сложным. Одна из лучших учениц Хогвартса рассудила, что весь вечер она будет находиться на виду у преподавателей и следить за профессором. Дальше девушка рассчитывала на то, что Мастер зелий не станет задерживаться на Выпускном балу дольше Торжественного вечера, и она сможет незаметно выскользнуть из зала вслед за ним.
Теперь оставалось только создать видимость радости от происходящего, надеть это, до ужаса неприличное платье, которое она зачем-то купила пару месяцев назад по совету мадам Малкин, нацепить улыбку и идти!
Гермиона оделась и теперь была полностью готова. Неуверенной походкой она робко вышла из ванной и с надеждой взглянула на сестру Рона.
- Ну как?
Джинни непрерывно смотрела на девушку. Темно-зеленое облегающее платье из атласа идеально сидело по фигуре. Глубокий вырез, по краям отделанный тесьмой, цвет которой напоминал малахит, так и приковывал взгляд. Бретели, которые девушка то и дело пыталась натянуть повыше, были чуть спущены с плеч, и завершал все небольшой шлейф, прекрасно дополнявший картину.
- Такой необычный цвет, - начала Уизли, удивленная оттенком отделки, и добавила, - напоминает малахит. Точно!
Гермиона покрутилась вокруг. Джинни присвистнула. Глубокий вырез на всю спину, доходящий девушке почти до самого копчика.
- Оно довольно…смелое, - наконец подобрала нужное определение рыжеволосая девушка, - и очень тебе идет.
Уизли подошла и зачесала каскадом спадающие волосы назад, оголив плечи гриффиндорки.
- Так гораздо лучше, - решила она. – Ну что идем? А то мальчики, наверное, уже заждались.
Гермиона все никак не могла сдвинуться с места, не решаясь показаться в гостиной в таком откровенном наряде. По глазам Джинни она убедилась, что это ОЧЕНЬ откровенный наряд, хотя мадам Малкин заверила ее, что сейчас все так ходят.
«В конце концов, Гермиона! Перестань заботиться о том, что могут подумать окружающие, у тебя совсем другая задача!» - одернула себя девушка и смело шагнула в гостиную вслед за Уизли.
Гарри с Роном несколько минут смотрели, не моргая. Потом Поттер догадался произнести.
- Ты замечательно выглядишь, - он толкнул локтем стоявшего рядом друга.
- Да, замечательно! – вторил ему Рон.
Гермиона, улыбнувшись, поблагодарила обоих, и они отправились в Большой зал. Открытие церемонии вручения дипломов должно было вот-вот начаться.

Торжественная часть подходила к своему завершению. Гермиона сидела вся, как на иголках, теребя только что врученный ей диплом. Наконец, последняя ученица сошла с подмостков, бережно неся в руках свидетельство об окончании Хогвартса, и директор предложил всем пройти в еще один зал, где должно было состояться открытие Бала. Гермиона, подхваченная толпой, краем глаза заметила, что профессор Снейп скользит к противоположному выходу. Девушка, расталкивая всех, рванулась следом за ним.
- Ты куда? – окрикнул ее Рон.
- Я скоро приду, идите без меня, - на миг обернулась и бросила девушка.
Уизли уже готов был кинуться следом, но толпа оттеснила его далеко от девушки, и он потерял ее из виду.
Предполагая, что зельевар пошел по направлению к подземельям, Гермиона бежала по непривычно пустынным коридорам, надеясь его нагнать. Девушка все переживала, что забудет длинное заклинание или что-нибудь не так в нем произнесет. Вот она уже стоит перед классом зельеваренья. Снейп ушел не за долго до нее, если бы зельевар следовал в подземелья, то она давно бы уже догнала его. Неужели он отправился куда-то еще? Оставалось надеяться, что Снейп просто добирался другой дорогой.
Гермиона набралась смелости и постучала. Звук от стука эхом разнесся по подземельям, заставив гриффиндорку непроизвольно вздрогнуть. К изумлению девушки дверь медленно отворилась, приглашая войти. Гермиона, затаив дыхание, переступила порог и оказалась в пустынной аудитории. Снейпа нигде не было. Неожиданно дверь его личных апартаментов открылась, и хозяин подземелий вышел спиной вперед, неся что-то в руках. Он прошел к шкафу с ингредиентами и, не оборачиваясь, произнес.
- Не стойте возле порога, не такой уж я и не гостеприимный, - пробурчал раздраженно Снейп.
Гермиона, не веря собственным ушам, сделала пару шагов. Снейп уже почти закончил расставлять ингредиенты, ставя последние две коробочки на верхнюю полку, когда категорично заявил.
- Не стройте из себя мученика, профессор Дамблдор, я ни за что туда не вернусь! И не надейтесь меня угово... – осекся он, оборачиваясь, – ГРЕЙНДЖЕР!!! Что вы здесь делаете?!
А как хорошо все начиналось!
- Вы сами пригласили меня войти, профессор, – заикаясь, прошептала девушка.
- Да я не сделал бы этого и под Империо, знай, что это вы! – в бешенстве рявкнул Снейп. – Думал, директор опять принялся за старое! Что вам нужно?
«Вас!»
- Я…я… - мямлила девушка, - просто хотела извиниться за экзамен, мне очень тяжело уезжать отсюда, думая, что вы до сих пор считаете, что взрыв был подстроен мной специально.
Зельевар с шумом выдохнул.
- Считайте, что я все забыл, - Снейп махнул рукой, желая побыстрее выпроводить гриффиндорку отсюда, - можете идти.
Он склонился над какими-то бумагами на столе, полагая, что разговор окончен.
Гермионе только того и нужно было, чтобы зельевар перестал обращать на нее внимание и занялся своими делами. Она развернулась и, не спеша, пошла к выходу. Сделав вид, что шлейф платья зацепился за парту, она нагнулась и вытащила прикрепленную к туфельке палочку, которую очень удачно скрывала длина изделия.
На всю аудиторию раздавался скрип пера профессора. Гермиона медленно выпрямилась и, собравшись духом, резко развернулась, скороговоркой выпалив заклинание. Ослепительная вспышка озарила помещение.
Снейп, склонившийся над пергаментом, несколько раз дернулся и застыл.
Гермиона, не веря в то, что у нее получилось, с опаской смотрела на него со стороны, не решаясь подойти ближе.
Боже! Что она наделала! Применила заклинание, хуже запрещенного!
«Прикажи что-нибудь!» - подсказало подсознание, но девушка замерла, боясь пошевелиться. Наконец, она моргнула и заставила себя вдохнуть.
- Профессор Снейп, положите, пожалуйста, перо на пергамент и выйдите из-за стола, - едва дыша, произнесла она.
Северус все сделал с малейшей точностью, застыв на месте.
«Он же все осознает! Наверное, сейчас ему хочется меня убить!» - пронеслось в мыслях Гермионы.
Бесшумно пройдя через всю аудиторию и едва задев бедром стол зельевара, гриффиндорка медленно приблизилась к мужчине. Глаза его были застывшими и ни на что не реагировали. Казалось, будто мужчина просто уставился в одну точку.
Не зная, как подойти к вопросу, волнующему ее больше всего, девушка замерла в шаге от профессора. Терзаясь сомнениями, как в сложившейся ситуации к нему лучше обратиться, Гермиона просто произнесла.
- Закройте глаза, - она не могла вынести его, пусть даже и не реагирующего, взгляда.
Северус беспрекословно выполнил приказ.
Да, так намного легче.
От близости зельевара у Гермионы перебило дыхание, воспоминания о поцелуе нахлынули новой волной. Медленно она поднесла свои руки к его груди и, едва касаясь, нерешительно стала скользить вверх. Остановившись на плечах, девушка подняла глаза и посмотрела на профессора. Ее охватило чувство страха. Гриффиндорка испугалась, что вдруг она сделала что-то неправильно, и теперь Снейп не сможет вернуться в свое прежнее состояние? Было жутко смотреть на застывшие черты лица мужчины.
Гермиона сделала судорожный вздох и почувствовала, что ее всю трясет.
- Обнимите меня, пожалуйста, - прерывающимся голосом попросила она.
Руки Снейпа тут же обвили ее талию плотным кольцом. Стало теплее. Девушка прислонилась щекой к груди профессора и почувствовала едва уловимый аромат его одеколона. Она вдохнула его полной грудью и неосознанно отметила, что ей не хватало его все время, пока она была в Больничном крыле. Было так приятно находиться в этих объятиях.
Гермиона чуть отстранила голову от приятной на ощупь мантии зельевара и неуверенно потянула его за плечи, вынуждая склониться. Их лица почти соприкасались. Девушка дотронулась ладонью до его щеки, проведя по скуле, закрыла глаза и, затаив дыхание, взволнованно коснулась губ мужчины своими. Она отчаянно пыталась уговорить Снейпа ответить, но холодный и неподвижный мужчина оставался безучастным. Неожиданно девушка поняла, в чем дело, и тут же отстранилась. Она не дала ему указаний.
- Профессор, вы должны мне помочь, - умоляя, прошептала Гермиона, - попытайтесь представить на моем месте того, с кем бы вы хотели…, - она запнулась, не в силах закончить продолжение фразы, - провести ночь.
Румянец залил ее щеки, и она поблагодарила Мерлина, что зельевар не может ее видеть. Снейп был по-прежнему неподвижен.
- Я прошу вашего участия, - выдавила из себя девушка.
Вероятно, ей не удалось пробиться через глыбу окружавшего его льда. Просьбы бесполезны, действуют только приказы. Последних отдавать не хотелось. Вздохнув, она опустила руки и отстранилась, присев на край письменного стола. Не в силах больше выносить саму себя девушка закрыла глаза.
Неожиданно горячее дыхание обожгло ее губы, гриффиндорка застыла, боясь пошевелиться. Настойчивый язык зельевара мягко обвел их контур, ненавязчиво предлагая раскрыться. Гермиона подчинилась и почувствовала, как его руки сильнее притягивают ее к себе. Он жадно завладел ртом девушки, сплетаясь своим языком с ее, принося шквал будоражащих душу ощущений. У гриффиндорки перехватило дыхание. Пытаясь устоять, она ухватилась за его шею и запустила пальцы в черные волосы. Его руки лихорадочно перемещались по ее спине, опускаясь ниже и лаская девушку. Когда они оказались на бедрах и сжали упругие ягодицы, Гермиону обдало жаркой волной. Оторвавшись от ее губ, зельевар стал покрывать поцелуями шею, прокладывая палящую дорожку к мочке уха. Девушка вздрагивала после каждого прикосновения, напряженно хватая воздух. Скользнув ладонями по ее плечам, мужчина не спеша спустил бретели платья, обнажив упругую грудь. Трясущимися от желания руками он накрыл округлый холмик и почувствовал, как от его прикосновения соски тут же затвердели. Подавив восхищенный вздох, зельевар потер большим пальцем сосок, а затем склонился и обвел его контур языком. Девушка застонала, внизу живота всё свело и заныло. Когда он проделал то же самое со второй грудью, она не смогла сдержаться и со стоном обхватила его голову, прижимая к себе.
Ей показалось или зельевар хмыкнул?
Ловко развязав тесьму на спине, он позволил платью устремиться вниз. Гермиона смутилась и попыталась поймать ускользающий лоскуток ткани, струящийся к ее ногам, но Северус перехватил ее запястья и рывком притянул девушку к себе, впиваясь в ее губы с ненасытной жаждой. У гриффиндорки перехватило дыхание, и он еще ближе прижал ее к своему телу. Под его напором Гермиона не смогла удержаться и пошатнулась назад, уперевшись рукой о поверхность стола. Северус моментально это понял и, обхватив обнаженную девушку за ягодицы, усадил ее на свое рабочее место. Не прерывая поцелуя, он обвил ее талию одной рукой и слегка приподнял гриффиндорку от стола, другой же проворно стянул с нее трусики. Гермиона испуганно замерла, оторвавшись от его губ. Не дав времени опомниться, зельевар тут же стал успокаивающе гладить ее спину и покрывать шею поцелуями, затуманивая разум и отвлекая. Раздвинув ноги, Снейп вплотную притянул ее к себе и, лаская, скользнул рукой по внутренней стороне бедра. Гермиона не могла поверить, что позволила мужчине столь откровенную ласку и покраснела, поймав себя на мысли, что сама жаждет его прикосновений.
Девушка задохнулась от наслаждения, когда Снейп осторожно ввел палец в ее самое сокровенное место и слегка надавил. Она невольно застонала, выгнув спину, и судорожно вцепилась в его плечи. Северус стал медленно погружать палец глубже, круговыми движениями исследуя ее изнутри и доставляя Гермионе неописуемое блаженство. Темп стал ускоряться, дыхание девушки сбилось и она стала судорожно хватать губами воздух. В следующий миг гриффиндорка вскрикнула и резко выгнулась, Северус почувствовал, как сокращаются и вздрагивают вокруг пальца ее внутренние мышцы. Гермиона, задыхаясь, обессилено прижалась пылающей щекой к его груди, наслаждение волнами накатывало на девушку.
«Мерлин! Что он со мной делает?» - на большего мыслей не хватало.
Северус нашел ее губы и запечатлел на них захватывающе чувственный и нежный поцелуй. Гермиона окончательно потеряла связующую нить с окружающей действительностью: для нее больше ничего не существовало, только он и его губы. Ладонь Мастера зелий накрыла ее грудь, чуть потянув сосок. Девушка застонала ему в рот. Пальчики гриффиндорки потянулись к мантии зельевара и на ощупь стали расстегивать пуговицы. Ей безумно захотелось дотронуться до него, ощутить вкус его кожи.
- Сними, - с придыханием прошептала девушка, с трудом прервав поцелуй.
Она видела, насколько тяжело ему было оторваться, но не посмел ослушаться. Стоило зельевару чуть отойти, как все его движения стали казаться нарочито медленными. Когда он избавился от одежды, взгляд девушки непроизвольно скользнул по его возбужденному члену. Гермиона тут же отвернулась, и румянец залил ее щеки. Ужас оказаться один на один с обнаженным мужчиной моментально ее отрезвил.
Когда Северус стал приближаться, то она инстинктивно свела ноги и зажмурилась. Почувствовав перемену, волшебник замер в шаге от нее. Гермиона застыла, словно боясь выдать свое присутствие.
«А то он не знает, что я сижу на столе!» - истерично усмехнулась про себя девушка, плотнее сомкнув веки.
Гермиона вздрогнула, почувствовав прикосновение его рук к своей лодыжке. Зельевар, опустившись на колени, аккуратно снял с нее туфли и стал покрывать поцелуями кончики пальцев. От его прикосновений по телу девушки побежали мурашки. Медленно Северус начал скользить губами по ее ноге, оставляя невидимые пылающие узоры.
Гриффиндорка сделала глубокий вдох, чтобы замедлить темп учащающегося дыхания. Ненавязчиво он подхватил ее под колени и, притянув ближе к себе, развел стройные ноги в стороны, прокладывая дорожку из поцелуев по внутренней стороне бедра. Тело девушки охватила мелкая дрожь, и с губ сорвался протяжный стон. Язык зельевара нашел горячую плоть и приник к ней, пробуя на вкус. Гермиона заерзала, пытаясь отстраниться, но сильные руки, обхватив ягодицы, прижали ее ко рту, не позволяя сдвинуться с места. Гриффиндорка задыхалась от переполнявших ощущений, она и в мыслях не могла вообразить, что такое возможно. Чувствуя напряжение ее тела, Северус ускорил темп, подводя девушку к пику блаженства. Гермиона закусила губу и вцепилась пальцами в его черные волосы, сотрясаясь от наслаждения.
Пребывая в бессознательном состоянии, девушка склонилась и, притянув к груди его голову, прижалась губами к макушке, учащенно дыша. Руки зельевара обвили талию девушки, горячее дыхание возбуждающе обожгло живот. Гермиона заметила, что он тоже прерывисто дышит. Обхватив ладошками его лицо, девушка увидела, что оно сковано от напряжения. Даже она понимала, что мужчине необходима разрядка. Мимолетно коснувшись губ зельевара своими, Гермиона отстранилась, всматриваясь в его черты. Поцелуй еще больше распалил Северуса, став своеобразным приглашением. Отняв руки от его лица, гриффиндорка наблюдала, как он поднимается с колен, не разжимая объятий. Найдя губы девушки, зельевар впился в них с отчаянной требовательностью, заставляя девушку всем телом к нему прильнуть.
Неожиданно девушка почувствовала, как пульсирующая плоть прикоснулась к входу.
- Нет! – испуганно вырвалось у нее.
Северус замер, остановившись.
Гермиона прерывисто дышала, она готова была проклясть себя за то, что дернуло ее прервать зельевара. Разве не к этому она столько времени стремилась? Теоретически она знала, что должно произойти, но вот практически.… Была абсолютно к этому не готова. Морально не готова, хотя все ее тело безумно стремилось к противоположному.
Сделав глубокий вдох, гриффиндорка решила, что будет легче, если она не станет смотреть, как он входит в нее.
Бросив испуганный взгляд на его стоящий член, девушка заставила себя произнести.
- Пожалуйста, продолжай, только…, - она сглотнула, не зная, как сказать. – Я, - «не должна этого видеть», но вслух произнесла, - наверное, лучше лягу.
Девушка откинулась на спину, расположившись на столе.
- И…, - выдохнув, она опустила веки, - не останавливайся.
Ничего не происходило.
Вдруг вместо ожидаемого прикосновения его члена, Гермиона почувствовала, как сильные руки отрывают ее от стола, и, прижимая к себе, куда-то несут.
Гриффиндорка и представить не могла, скольких сил ему стоит сейчас сдерживать себя. Мысли вихрем метались в голове, а с губ готов был сорваться лишь один вопрос: «Кого же он представил?»
По ее телу пробежал озноб, когда спина коснулась холодной простыни. Девушка попыталась подумать о том, что она должна спасти Рона, но тут же отбросила эту мысль, признавшись себе, что сама страстно желает зельевара. Ей хотелось большего, и она знала, что это большее сможет дать ей только он.
Гермиона почувствовала, как прогнулась мягкая кровать под его весом, а затем уверенные руки ласкающее заскользили по ее бедрам и, обхватив колени, уверенно развели их в стороны. Что-то прикоснулось к входу, погружаясь в нее, и в следующий миг все тело пронзила резкая боль. Из глаз непроизвольно брызнули слезы, и Гермиона изо всех сил закусила губу, чтобы не закричать и не приказать ему остановиться. Зельевар замер, явно не ожидавший такого поворота событий.
Несколько секунд ничего не происходило, а затем она ощутила прикосновение губ к своей груди, которые прокладывали дорожку к шее. Успокаивающе скользящие руки будто пытались втереть спокойствие в ее кожу. Дыхание Северуса было прерывистым, и Гермиона чувствовала, как трудно ему было сдерживаться. Зельевар нашел ее губы и впился в них требовательным поцелуем, стараясь отвлечь от боли. Он не мог больше ждать, тело разрывало от перенапряжения.
Медленно мужчина начал двигаться, погружаясь все глубже в это упругое молодое тело. Гермиона чувствовала, как с каждым последующим толчком боль притупляется и затихает, ее место занимает новое нарастающее незнакомое девушке ощущение. Она стала выгибаться навстречу его толчкам. Ритм ускорился.
- Кто? – прошептав, выдохнула она, сотрясаясь от накатывавших волн наслаждения. Но не смогла договорить мучившую ее фразу, - «…та женщина, которую ты представил?»
Северус сделал несколько глубоких рывков, подводя их обоих к экстазу, и судорожно излился в ее теплую плоть.


Глава 11. Вторая часть 10 главы

Вторая часть 10 главы

Гермиона почувствовала, как обе руки обдало жаром, а затем резко сковало холодом. Ощущение незримой нити, опутывавшей все это время кисти рук и подтверждающей принятие отвода сильнейшего магического заклинания, исчезло. Заклятие Замедленной смерти пало, больше Рону ничего не угрожало.
Зельевар перевалился на спину и неподвижно застыл, вытянув руки вдоль туловища. Его выдавало только учащенное дыхание. Гермиона повернула голову и посмотрела на лежащего рядом мужчину. Ей безумно хотелось еще раз почувствовать его в себе, испытать, как он заполняет изнутри ее тело.
Восстановив дыхание, девушка лежала, уставившись в потолок. Теперь ее ничто не держит в этой постели, Рон спасен, и она может встать и в любую минуту отсюда уйти. Так почему же она все еще здесь? Гермиона никогда ни к кому ничего подобного не испытывала. Ее магнитом тянуло дотронуться до зельевара, прикоснуться к его губам. Гриффиндорка понимала, что когда выйдет отсюда, то подобного больше никогда не повторится. Уехав из Хогвартса, она больше не сможет видеть Снейпа. Сердце сжалось в груди от этой мысли.
«Почему так?»
Почему, как только ты понимаешь, что человек значит для тебя больше всего на свете, то осознаешь, что никогда не сможешь быть рядом с ним?
«Почему так?»
По щекам катились слезы, но девушка не замечала, что плачет.
«Конечно, когда он придет в себя, то будет презирать меня за то, что я сделала, и никогда не поверит, что я его действительно…» – ей не требовалось это произносить, она и так знала, что любит его, чувствовала сердцем.
Девушка повернулась на бок. Ничего не изменилось с того момента, когда она смотрела на него в последний раз: Снейп был по-прежнему неподвижен. Затаив дыхание, гриффиндорка осторожно подползла и медленно прижалась всем телом к зельевару, положив голову ему на грудь. Гермиона не давала никаких указаний и не стала просить, предоставив ему право выбора. Ведь даже самая незначительная просьба под действием заклинания воспринимается жертвой, как беспрекословный приказ. Гриффиндорка не хотела лишать его возможности сказать «нет». Если он сейчас ее оттолкнет, то она не станет его укорять.
Гермиона почувствовала движение его руки. Она вся сжалась, уверенная, что ее сейчас настойчиво отстранят, но вместо этого ощутила теплую ладонь на талии, которая стала успокаивающе гладить ее по спине. Ощущения переполнили девушку. Она глубоко вздохнула, чтобы замедлить ритм участившегося сердцебиения. Наверное, стук был слышен даже в башне Гриффиндора! Девушка никогда не могла подумать, что будет счастлива просто прижиматься к зельевару и ощущать его тепло.
Гермиона подняла голову и посмотрела на Северуса: его лицо не выражало никаких эмоций, глаза были по-прежнему закрыты. Расхрабрившись, девушка стала водить пальчиком по его груди, вырисовывая первое, что пришло на ум: герб Гриффиндора. Снейп иронично хмыкнул, или ей послышалось? Гермиона не смогла побороть в себе порыв еще раз коснуться его кожи и, приподнявшись на одном локте, стала губами следовать за пальчиком. Его тело покрылось мурашками. Вспомнив, что он проделывал с ее грудью, она решила рискнуть и соблазнительно обвела язычком его сосок, играючи прикусила и втянула в себя. У Северуса перехватило дыхание, рука на ее талии дернулась, и тонкие пальцы впились в кожу девушки. Воодушевленная его реакцией, она проделала то же со вторым соском, а затем не спеша стала спускаться к низу живота. Когда язычок гриффиндорки, исследовав пупок, опустился чуть пониже, мышцы Снейпа напряглись, и, казалось, он перестал дышать. Гермионе хотелось доставить ему хоть сотую часть того удовольствия, что он ей подарил. Отблагодарить за те потрясающие и невероятные ощущения. Она пыталась повторить его действия, без остатка возвращая пламенные ласки и поцелуи.
Рука девушки замерла в нескольких сантиметрах от пульсирующей возбужденной плоти зельевара. Гермиона остановилась в нерешительности, не зная, как ей поступить. Девушка сомневалась, понравится ли ему, если она дотронется до его члена. Но, вспомнив свои собственные ощущения от губ зельевара, ласкающих ее плоть, решилась и склонила голову, случайно задев распущенными волосами гладкой головки. Руки Снейпа судорожно сжали ее плечи. Но только сжали, не отстранили!
От волнения Гермиона облизала пересохшие губы и мягко коснулась ими головки, слегка втянув ее в себя. Послышался хриплый стон. Не разжимая уст, девушка стала водить язычком по кругу, доводя зельевара до судорожного состояния. Продолжая исследовать, Гермиона провела губами по стволу члена, а затем вновь вернулась к головке. Сомневаясь, правильно ли она делает, девушка оторвалась от своего занятия и замерла над возбужденным до предела органом, подняв глаза и решив посмотреть на задыхающегося зельевара. Его бедра тут же подались вперед, требуя возобновить контакт, и протяжный стон окончательно убедили Гермиону в том, что она на верном пути. Приоткрыв рот, девушка стала наклоняться и вдруг почувствовала на затылке руку зельевара, с силой давящую вперед. Она только успела сглотнуть, как ощутила, что член входит в ее горло, и головка упирается в нёбо. В следующее мгновение та же рука потянула ее назад. Уловив ритм, гриффиндорка стала сама задавать темп, плотнее сжав губы и на подъеме добавив движения языком. Почувствовав, что член будто бы увеличился в размерах, Гермиона попробовала двигаться чуть быстрее.
Уже не имея никаких сил сдерживаться, Северус откинул голову, все его тело напряглось и выгнулось дугой, пальцы судорожно вцепились в волосы девушки, до боли сдавив затылок и потянув назад. Плохо осознавая, что происходит, Гермиона разжала губы и посмотрела зельевару в лицо, неожиданно ощутив, как что-то теплое струится по ее щеке. Рука настойчиво отстранила девушку. Она видела, как тело Снейпа сотрясается от накатывавших волн оргазма, и он учащенно дышит, судорожно хватая ртом воздух.
Когда зельевар ослабил хватку и выпустил ее волосы из своей руки, Гермиона подтянулась и легла рядом, откинув голову на подушку и смахнув со щеки следы белой жидкости. Она закрыла глаза и попыталась осознать произошедшее.
Зельевар ее не остановил, значит, ему были приятны ее прикосновения, хотя в обычной жизни он их на дух не переносит! Или же.…
Нет! По-другому и быть не может! Тогда почему он ее не остановил? Наверно, слишком манящим был образ представленной женщины, он и не позволил профессору устоять перед соблазном!
От этой мысли у Гермионы все похолодело внутри, к горлу подступил комок. Как бы много она сейчас отдала, чтобы заглянуть ему в глаза и увидеть образ той, которая оставила нестираемый след в его сердце.
«Почему так?»
На глаза опять навернулись слезы. Как больно чувствовать себя на месте другой!
Она сама виновата, вторглась в его личную жизнь. Нужно отнестись к произошедшему, как к обязанности, и больше не изводить себя этим. Но как? Как это сделать? Следовало сразу же уйти, как только заклятие Замедленной смерти пало, но что-то удержало ее и до сих пор держит, магнитом притягивая к лежащему рядом мужчине. От этого становилось еще больнее, не в силах больше этого выносить Гермиона приподнялась на локте и собралась вставать. Она вздрогнула от неожиданности, ощутив на животе теплую ладонь, которая стала настойчиво склонять девушку вернуться на прежнее место. Она почувствовала, как в ней зарождаются два противоречивых чувства: одно требовало, чтобы она, не раздумывая, ушла отсюда, другое внушало остаться. Желание продлить прикосновение с его ладонью пересилило, и девушка, расслабившись, откинулась назад. Гермиона вся сжалась, когда рука стала плавно скользить ниже. Коснувшись черных завитков, пальчики играючи устремились дальше, но вдруг замерли и остановились, заставив сердце девушки биться сильнее. Вернувшись на живот, ладонь переместилась на талию и настойчиво потянула к зельевару, вынуждая девушку перекатиться на бок. Гермиона почувствовала, как оказалась в крепких объятиях. У нее непроизвольно возникла мысль: как он отнесся к тому, что она неумело пыталась с ним проделать? Поцелуй смел все сомнения Гермионы по поводу того, понравилось ли ему. Но осознание, что все его ласки и поцелуи предназначаются другой, стало душить девушку. Она оторвалась от его губ и, отвернув лицо, судорожно втянула воздух. Он стал покрывать поцелуями ее шею и устремился к мочке уха, даже не подозревая, что девушка на гране срыва. Она несколько раз моргнула, пытаясь не заплакать, но слезы сами полились из глаз. Ощутив солоноватый привкус на ее щеке, Северус замер, а затем молниеносно отстранился.
«О, Мерлин! Наверняка, он вообразил себе, что мне неприятны его прикосновения, и я жалею о том, что между нами произошло!» – она с ужасом осознала происходящее. – «Только не это!»
Да и какая уже разница, кого он представил на ее месте! Главное чувствовать прикосновения, ощущать его внутри себя, и пусть представляет в этот момент, кого хочет!
Медленно повернув голову в его сторону, Гермиона протянула ладонь к, казалось, спящему зельевару: выдавало его только учащенное дыхание, и мягко дотронулась до его груди. Северус вздрогнул от ее прикосновения, но, увидев его мученическое выражение лица, Гермиона тут же отдернула руку.
Как бы ей хотелось, чтобы он узнал, что она на самом деле к нему чувствует. Гермиона могла это сделать, могла заставить его, но ничего, кроме презрения, она бы потом к себе не испытывала.
Девушка лежала и не сводила глаз с мужчины, бесшумно глотая слезы…
Решившись, она произнесла.
– Я плачу не потому, что жалею, наоборот.., – едва дыша прошептала Гермиона, – если бы мне представился выбор провести эту ночь по-другому, я не стала бы менять ни одного момента. Мне больно оттого, что я никогда не смогу занять место в вашем сердце. Ощутить прикосновения к себе не как к образу, который вы представили, а как к реальной женщине, – каждое слово давалось с трудом. Она отвела от него взгляд, сосредоточив внимание на покрывале. – Закрыв дверь, я уже сюда не вернусь, навсегда похоронив мечту оказаться в ваших объятиях. Я знаю, после случившегося вы больше никогда не позволите мне приблизиться к вам, – к горлу подступил комок, но девушка заставила себя сделать вдох и продолжила. – Через несколько часов я сяду на поезд и уеду из Хогвартса, вы, конечно, сможете привлечь меня к ответственности за применение черномагического заклинания, обратиться в Министерство, я не стану вас винить. Но хочу, чтобы вы знали, что я хотела сделать это не только из-за того, чтобы снять с Рона заклинание замедленной смерти, которое Малфой наложил на него, я хотела вас, - и чуть тише добавила, – до сих пор хочу… Прошу только об одном, пожалуйста, не думайте, что я вас использовала.
Гермиона медленно подняла голову и, посмотрев на зельевара, остолбенела.
Его глаза были открыты.
Мысли вихрем пронеслись в ее голове. Ослушаться он не мог, воздействие заклинания не позволило бы. Вывод напрашивался только один: заклинание безграничного контроля больше не действовало. О, Мерлин! Так это же означало, что Снейп больше не… О, Мерлин!
Северус с интересом наблюдал за реакцией девушки. Она заметно побледнела и, казалось, перестала дышать. Глядя на нее, он пытался понять, чему она удивлена больше: тому, что заклинание пало, или тому, почему это смогло произойти. В ее глазах не читалось ничего, кроме: «Он меня убьет!»
Гермиона медленно приподнялась на локте и, встретившись с пронзительным взглядом зельевара, стремительно перекатилась и спрыгнула с кровати.
– Грейнджер, стой!

Выбежав из его личных апартаментов, она схватила с ближайшего стула первое, что попалось под руку: черную профессорскую мантию, и накинула ее на себя. Рядом, на полу, лежало ее платье, а возле аккуратно поставленных туфель – палочка, которую Гермиона схватила и, не раздумывая, направила на дверь профессорской комнаты, прошептав закрывающее заклинание.
На ходу застегивая мелкие пуговки, трасфигурировавать по размеру времени не было, гриффиндорка добежала до выхода из аудитории и с замиранием сердца толкнула дверь, которая с легкостью поддалась. Девушка облегченно выдохнула: ну, конечно, перед тем, как она наложила на него заклинание, он же разрешил ей идти!
Гермиона выбежала из класса зельеварения, но, пробежав несколько метров, неожиданно ударилась обо что-то и отлетела в сторону. Потирая ноющее плечо, девушка подняла голову, сощурив глаза от направленной ей в лицо палочки, и посмотрела на неожиданно выросшую преграду.

– Браво, Грейнджер! – Снейп несколько раз дернул за дверную ручку.
Ему понадобилось около двух минут, чтобы снять антимагические чары с собственной спальни, используя беспалочковое волшебство, и открыть дверь.
В аудитории он обнаружил только туфли и зеленое платье. Эта ненормальная надела его мантию!
Пришлось потратить время и вернуться, чтобы надеть другую. Засунув руку в карман и не ощутив там привычного предмета, Северус пришел в бешенство.
И вместе с ней утащила и палочку!
«Я убью Грейнджер!»

Преградой оказался Рон, в одной руке которого была палочка, а в другой – Карта Мародеров. По выражению его лица нельзя было сказать, что он рад ее видеть. Презрительно смерив взглядом оголившееся бедро девушки, гриффиндорец требовательно произнес.
– Скажи, что он тебя заставил!
– Рон, ты все неправильно понял, – поднимаясь на ноги, попыталась убедить Гермиона.
– Джинни была права, что-то здесь не так. Хорошо, что она подсказала взять карту! – гриффиндорец указал палочкой на пергамент. – Гермиона, он тебя околдовал!
– Никто меня не заставлял и не околдовывал! – как же ей надоело, что ее обвиняют, даже не потрудившись выслушать. – Это мне пришлось наложить на него заклинание.
Уизли на нее недоверчиво посмотрел и изрек.
– Зачем же тогда ты так стремительно убегала, если он был под твоим, так называемым, заклинанием?
– Я не знаю, как так произошло, но оно неожиданно перестало действовать, – подавлено пробормотала девушка.
– Не знаете? – язвительная насмешка зельевара, появившегося у нее за спиной, заставила Гермиону вздрогнуть от неожиданности. – Я думал, что вы куда серьезнее подходите к применению заклинаний, равносильных запрещенным, и не станете ставить себя в тупик вопросом по теоретической части.
Девушка попыталась детально разобрать все свои действия, но так и не нашла в них промаха.
– Я предельно точно заучила формулировку и не могла сделать ошибки, профессор Снейп, – уверенно произнесла Гермиона, поворачиваясь к зельевару.
– Я не о формулировке.
Девушка непонимающе на него посмотрела.
– Вы прочли абсолютно все? – иронично приподняв бровь, решил уточнить Мастер зелий.
– Да, конечно.
– Тогда либо у вас плохо со зрением, либо вы не читаете сносок, мисс Грейнджер.
– Откуда вам про нее известно? – ошеломленно прошептала она.
– Однажды довелось применить кое-что из этой же серии, – нехотя пояснил Северус.
– Чаще всего сноски в подобных книгах должны давать дополнительную информацию о методах пыток, поэтому я не стала вдаваться в подробности, – созналась Гермиона.
– Хватит разыгрывать спектакль, – у Рона закончилось терпение все это выслушивать. – Гермиона, – гриффиндорец подошел к девушке и взял ее за руку, пытаясь отвести подальше от зельевара. – он обманывает тебя и пытается ввести в заблуждение, попросту оттягивая время!
– Мистер Уизли подает голос, – издевательски начал Снейп, но Гермиона перебила его.
– Рон, ты неправильно понимаешь ситуацию, мне нужно тебе все объяснить, – она запнулась, не зная, с чего начать, и заметила, с какой ненавистью друг смотрит на Северуса. – Профессор Снейп ни в чем не виноват…
Этим Гермиона сделала только хуже. Гриффиндорец буквально вскипел, услышав, что она защищает зельевара.
– Я не правильно понимаю?! – бросил он резко и в раздражении стиснул кулаки. – Сначала я вижу тебя в его личных апартаментах, потом ты выбегаешь из них в одной только мантии, и это я что-то не правильно понимаю?!
– Рон, пожалуйста, замолчи, – прерывающимся голосом прошептала девушка.
– А затем ты утверждаешь, что тебе понадобилось накладывать на него какое-то заклинание! Зачем, Гермиона?
Гриффиндорка стояла, закрыв глаза, слезы сами катились по щекам.
– Чтобы заставить меня сделать то, от чего я не смог отказаться, – ледяным тоном ответил за нее Северус.
– Не правда! Это вы заставили ее! – Рон отказывался верить и искал малейшие зацепки к опровержению. – Иначе как объяснить, что наложенное ею заклинание пало?
Сделав над собой усилие, Северус постарался произнести ровным голосом.
– У него такая специфика, мистер Уизли, если жертва выполняет все приказы по собственному желанию, то надобность в заклинании попросту отпадает. Если бы мисс Грейнджер внимательнее читала сноски, – он выразительно на нее посмотрел, – то сама бы все поняла.
Гермиона почувствовала, что от услышанного пол ускользает у нее из-под ног.
– Вы околдовали ее! – Уизли направил на зельевара свою палочку, это было ошибкой.
– Рон, не надо!
Снейп, как ни в чем ни бывало, повернулся к гриффиндорке и невозмутимо произнес.
– Мисс Грейнджер, будьте добры, достаньте палочку из правого кармана моей мантии.
– Достать что?
Зельевар закатил глаза и снисходительно процедил.
– Палочку.
Гермиона опустила руку в карман и действительно обнаружила там палочку. Она молча протянула ее Снейпу.
– Мистер Уизли, – Северус медленно повернулся к гриффиндорцу и спокойно продолжил, слишком спокойно, – у меня нет никакого желания взывать к вашему рассудку и тратить время на разъяснения, поэтому для сохранения вашей же психики: Обливейт!
От ударившего заклинания Рон покачнулся и на какое-то мгновение застыл.
– Что вы сделали? Он же потеряет память! ¬– Гермиона вцепилась в свободную руку Снейпа.
– Не всю, – он разражено разжал ее пальцы, – а только те моменты, которые не должен знать.
– Это запрещено! – она обрушилась на него с обвинениями. – Вы же преподаватель!
– Мисс Грейнджер, во-первых, я уже несколько часов, как не являюсь вашим преподавателем, – с явным усилием процедил сквозь зубы Снейп, – а, во-вторых, вам ли говорить мне о запретах?
Рон начал приходить в себя и, несколько раз моргнув, непонимающе уставился на зельевара, который поспешно к нему повернулся, загородив собой девушку. В тускло освещенном коридоре гриффиндорец не особо вглядывался за его спину.
– Профессор Снейп? – еле выговорил он.
– Мистер Уизли, повторяю еще раз, – привычным тоном начал Северус, – если вы сейчас же не уберетесь к себе в Башню, то рассвет проведете в комнате Филча!
– И вас с окончанием школы, профессор, – пробурчал Рон и поплёлся к лестнице, ведущей из подземелий.
Когда шаги Рона стихли, Северус нехотя повернулся к гриффиндорке. Она испуганно на него смотрела. Не говоря ни слова, он прошел мимо и, распахнув дверь в аудиторию, прислонился к ней спиной.
– Я долго буду ждать?
Сообразив, что ей предлагают войти, Гермиона на подгибающихся от страха ногах поплелась вперед.
– Только попробуйте сделать хоть шаг в сторону, мисс Грейнджер, - дальновидно предупредил Северус.
Гермиона на миг застыла, пораженная хрипотой его голоса. Внутри что-то перевернулось.
Не может быть! Нет, ей показалось, или же…
– А то что, профессор Снейп? – не удержалась и передразнила гриффиндорка, с замиранием ожидая его реакции.
– Знаете, что бывает за подобное обращение к преподавателю? – он иронично изогнул бровь, скрещивая на груди руки.
– За подобное обращение к вам, сэр, бывает отработка, - как в порядке вещей отозвалась девушка, – но, учитывая, что я со вчерашнего вечера уже не являюсь вашей ученицей, остается только догадываться, что бывает за подобное обращение к преподавателю.
– Можете не сомневаться, кроме отработок, у меня в запасе имеется масса методов.
Гермиона улыбнулась, встретившись с ним взглядом, и не спеша пошла навстречу. Но не смогла упустить возможность потравить зельевара и добавила.
– Тогда я просто обязана отклониться от курса и проверить.
Когда их стали разделять несколько шагов, он протянул ей руку, и девушка нерешительно вложила свою ладонь в его. Оказавшись в крепких объятиях, она почувствовала головокружение от осознания, что все это происходит с ней.
– Не можете подавить гриффиндорское любопытство?
– А вы – слизеринскую язвительность?
Снейп усмехнулся, встретив достойный отпор, и нежно провел рукой по ее щеке, заправляя непослушную прядь.
– Ты не представляешь, на что идешь, – мягко сказал он и проникновенно на нее посмотрел.
– Не пытайся меня отговорить, – она и сама не заметила, как поддержала его переход на ты.
– Я не отговариваю, я предупреждаю.
– Северус, – она с укором на него посмотрела. В ее глазах было столько решительности, что зельевар сдался.
Проведя ладонями по его груди, девушка добралась до плеч и шеи, сцепив руки в замок. Северус стал к ней медленно наклоняться, и Гермиона была готова к тому, что сейчас он ее поцелует, но зельевар неожиданно замер в нескольких миллиметрах от ее лица. Она вопросительно на него посмотрела, на что он лишь улыбнулся ее нетерпеливости.
– Ты так поспешно убежала, что я не успел тебе сказать, – нехотя выдавил из себя он.
– Что же?
– У меня плохо с воображением…



"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"