Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Все меняются

Автор: Kurogane
Бета:Morfynicka
Рейтинг:NC-17
Пейринг:ГП/ЛМ, ГП/РС
Жанр:AU, Adult, Angst, Romance
Отказ:Взяла, извратила, поставила на место.
Аннотация:Подумалось тут на досуге: а была ли слизеринская часть души Гарри даром Риддла?
Комментарии:
Каталог:Пост-Хогвартс, AU
Предупреждения:слэш, насилие/жестокость, ненормативная лексика, OOC
Статус:Закончен
Выложен:2008-08-05 00:00:00 (последнее обновление: 2008.08.05)
  просмотреть/оставить комментарии


Глава 0. Пролог

Рональд Уизли ввалился в кабинет главы аврората как обычно - распахнув дверь пинком и не утруждая себя предварительным стуком.
Гарри Поттер поднял глаза от очередного отчета и вопросительно приподнял бровь. Уизли плюхнулся на стул для посетителей, начиная говорить еще от двери:
- Чем занимается Хорек после Хогвартса?
- Тратит папашины деньги на светских мероприятиях, насколько мне известно, - пожал плечами недоумевающий Гарри.
- Да?! - Рон ухмыльнулся. - Сомневаюсь, что Люциус выплачивает ему по миллиону галеонов в неделю...
- Не понимаю, - сообщил Гарри, откидываясь на спинку стула.
- Гарри, не изображай из себя дебила! - возмутился Рон. - Еженедельно миллион поступает на счет Драко Люциуса Малфоя в Гринтогсе. А потом, через пару дней, эти деньги переходят на счет Розье. Тебе эта фамилия о чем-то говорит?
- Упивающийся, - выплюнул Гарри. - После перехода Люциуса на нашу сторону был казначеем Волдеморта. Откупился от министерства и уехал из Англии.
- Так вот, Шеф, - Рон стал серьезным, - как ты думаешь, зачем Хорьку переводить деньги уехавшему из страны бывшему Упсу?



Глава 1.

Мокрый асфальт отражал свет фонарей, создавая иллюзорный ночной мир темных лондонских подворотен, завораживающий и опасный. Невысокая фигура проскользнула в тени старого, нависшего каменным зверем над улицей, дома, пользующегося дурной славой у местных обитателей. Невдалеке послышался вой полицейских сирен и визг шин, сопровождаемый переговорами по радио. Человек, скрытый черным балахоном, напоминающим плащ, с накинутым на лицо капюшоном, насторожился и втянул носом воздух, как уличный пес. Чертыхнувшись, он прижался к стене тупика и облегченно вздохнул, когда машина проехала мимо, осветив кирпичи всего в нескольких сантиметрах от его плеча. Тонкая кисть соскользнула с ручки пистолета, небрежно заткнутого за пояс брюк. Продолжив свой путь, но теперь осмотрительно обходя стороной освещенные места, человек старательно вглядывался в лица прохожих, как будто ища кого-то определенного. Порывы ветра теребили накидку, обрисовывая по-женски стройную фигуру, и откидывали длинную черную челку с глаз.
- Милашка, хоч-ч-чешь я пркачу тбя на своем пони? - загоготал подвыпивший мужчина, преграждая путь незнакомцу, на что получил довольно красноречивый выставленный средний палец, и, уже собираясь отправиться восвояси, обиженно опустил плечи, но серые глаза расчетливо блеснули, бросив взгляд на входящего в ночную забегаловку человека в сером классическом, выбивающемся из окружающей обстановки, костюме. Как же удобно, что ублюдочные снобы приноровились крутить свои делишки подальше от магического сообщества!
Незнакомец, грациозно вильнув бедром, указал на бар, в который новоявленная парочка и направилась к безграничной радости пьяного, тут же обнявшего за талию попутчика. В накуренном помещении они сели за столик, стоявший вплотную к барной стойке, за которой расположился человек в сером костюме, не вызвав никаких подозрений.
Скинув капюшон, незнакомец задорно улыбнулся полными розовыми губами, подставляя тусклому освещению миловидное лицо с бледной, будто фарфоровой, кожей, и отпил из заказанного стакана с виски.
- Так-кая хорррошенькая девушка не долж... долж-на пить крепкие напитки, - с трудом выговорил сосед, медленно склоняясь к грязному столу, на котором и заснул спустя несколько минут.
Незнакомец, даже не оторвав взгляда от янтарной жидкости, почувствовал, что искомый объект хлопнул дверью расположенного в дальнем углу туалета, и направился следом, предварительно просовывая руку под плащ. Человек в сером, быстро повернувшись на звук защелкивающегося замка, пораженно открыл глаза, зрачки расширились, выдавая приступ страха, из рукава выскользнул тонкая деревянная палочка, устроившаяся в подставленной ладони. Незнакомец ловко увернулся от летящего в него красного луча, появившемся из кончика палочки при истеричном выкрике "Диффиндо", и нажал на курок, в очередной раз похвалив такие изобретения человечества, как глушитель и огнестрельное оружие. Беззвучно и эффективно: маги даже не думали составлять заклинания, ограждающие от летящего тебе в голову на скорости в сотню миль в секунду железного шарика с взрывной начинкой. С противным хлюпом ошметки мозгов и кровь, разлетевшись в разные стороны, медленно стекали с давно не мытого кафеля, оставляя красный подтеки.
- Гребанные линзы, ни черта не помогают, - раздраженно зашипел убийца, вынимая из глаз мягкие серые кругляшки, полетевшие в мусорку. - Все равно каждый раз узнают, ублюдки.
Яркие глаза отразились на посеребренной поверхности, придавая виду молодого человека еще больше женственности, очевидно, не очень радующей его, но полезной в работе.
- Ох, милашка, сегодня ты был просто великолепен, - ехидно бросил своему отражению парень и, выбив небольшое окошко, без труда вылез наружу прямо на крышку люка. Как только подошвы мягких кожаных сапог коснулась железной поверхности, незнакомец исчез, оставив стражам правопорядка разбираться с очередным трупом и неизвестным куском дерева, отчаянно зажатом в окоченевших пальцах.



Глава 2.

В шикарный особняк медленно стекались сливки магического общества, сопровождаемые молчаливыми и услужливыми швейцарами, открывающими огромные створки дубовых дверей, за которыми скрывался мир для избранных, залитый светом тысяч переливающихся в хрустальных шарах огней. Их блики перепрыгивали с бриллиантов колье на изумруды запонок и скользили по позолоченным оборками мантий. Люциус Малфой с присущим ему скучающим видом отставил на поднос недопитый бокал с коллекционным вином и, нацепив холодную улыбку, протянул руку хозяину приема:
- Мистер Поттер, бал великолепен, собственно, как всегда, - молодой глава Аврората слегка склонил голову в приветствии, пожимая ладонь в бархатной белой перчатке:
- Благодарю, мистер Малфой. Я рад, что вы приняли мое приглашение.
- Разве можно отказать Победителю Темного Лорда, - аристократические черты лица исказились при воспоминаниях о двойной жизни во времена войны, которая, как иногда казалось, и не собиралась заканчиваться со смертью Волдеморта.
От Поттера не ускользнула это временная потеря контроля:
- Вы способствовали приближению этого момента не меньше чем Орден Феникса.
Безупречно скроенная мантия, соответствующая новым веяниям моды, и знаменитые круглые очки несколько не сочетались, но последнее было неприемлимым атрибутом образа народного Героя, который, почувствовав свободную жизнь, сменил рабочие рейды на светские развлечения. Постоянные статьи, сопровождающиеся фотографиями улыбающегося Поттера, каждый день печатались практически во всех изданиях, что нервировало Малфоя-старшего, с сочувствием отмечающего, как гордый гриффиндорец, вызывающий в аристократе уважение и симпатию, превращается в подобие Драко, бездумно тратящего отцовские деньги на свои недешевые, стоит отметить, прихоти. Правда, Гарри тратил собственные честно заработанные деньги, благо платили ему при его должности весьма и весьма внушительную сумму, особенно если учитывать постоянные поощрения и премии.
- Вижу, вы сегодня не в трауре? - слегка приподняв бровь, спросил парень.
- Думаю, год тоски по безвременно ушедшей супруге - вполне достойный срок, не так ли? - Люциус не особенно скучал по Нарциссе, по глупости своей отказавшейся покинуть ряды верных слуг Темного Лорда, за что и поплатившейся, получив Третьим Непростительным от аврора, участвующего в штурме штаба Упивающихся.
- Несомненно, - тень иронии проскользнула в голосе Поттера, и Малфой вспомнил старые добрые времена, когда упрямый мальчика постоянно бросал бузрассудные, но достойные восхищения, вызовы опасностям, однако на точеном лице вновь возникла маска наигранной вежливости, так не походящая двадцатилетнему главе Аврората, самому молодому в истории магического мира. - Как обстоят дела на рынках антиквариата и ценных бумаг? Я, как известно, в этом пока мало разбираюсь, но услышать мнение столь искушенного в этом деле человека было бы весьма интересно.
- Недавнее неожиданное убийство одного из ведущих капиталовладельцев вызвало небольшой переполох, - Люциус позволил себе короткую улыбку. Он считал, что небольшой - это еще мягко сказано: продолжавшиеся нападения на богатейших представителей чистокровных родов грозились настоящей паникой. Особенно пугал примитивный маггловский способ умерщвления, как и то, что трупы были найдены за периметром магомира.
- О, мне уже доложили об этой трагедии. Гарольд Бринкс был уважаемым человеком, делающим значительные вклады в казну Министерства. Весьма жаль, что и до него добрались, - голос Гарри выражал глубочайшее сочувствие, от которого Люциус непроизвольно передернул плечами: парень не мог не знать о том, что Бринкс был одним из Упивающихся, подкупивших Визенгамот для получения оправдания. - Мои ребята ночами не спят, работая над расследованием, но убийца отлично знает свое дело. Не было найдено ни одной улики.
- Прискорбно это слышать от столь талантливого аврора, - Люциус посмотрел в сторону вошедшего в зал Министра Магии, источающего самодовольство и слабо улыбающегося уголком губ на льстивые комплименты.
- Мы делаем все что в наших силах. Поспешу откланяться, мистер Малфой, - Поттер, услышав в ответ положенные пожелания удачного вечера, поприветствовал Министра Скримджера, с которым вскоре присел на обитый шелком диван. "Интересно", - подумалось Малфою, - "парень просто игнорирует коррупцию, царящую в чиновничьих кругах, или активно способствует её продвижению?"
Люциус отошел к колонне и с недовольством отметил какими маслянистыми глазками смотрит Министр на Гарри, не заметив подошедшего сзади Драко:
- Отец, добрый вечер, - парень склонил голову в пародии на поклон.
- Похоже, уже не добрый. Ну и сколько тебе надо на этот раз? - брезгливо поморщился Малфой-старший, вытаскивая из внутреннего кармана чековую книжку Гринготса, на которую тут же с жадностью уставился сын.
- Рара, я не за этим. Ты же знаешь, что я встречаюсь с Оливией Зингрос? - Люциус насторожился в ожидании неприятного разговора и не прогадал. - Её отец сотрудничает с Министерством и хотел бы пригласить тебя на обед, чтобы обсу...
- Нет, - резко оборвал Драко отец, - я не желаю участвовать в подобном... сотрудничестве.
- Но...
- Обсуждению не подлежит, если не хочешь лишиться наследства, - серебристые глаза опасно сузились, и Малфой-младший поспешил ретироваться, бормоча извинения. - За что мне такой отпрыск?
Уже зачерпывая дымолетный порошок из мешочка, Люциус обернулся и неожиданно тепло улыбнулся, когда увидел, как Гарри показывает язык отвернувшемуся Руфусу. Очевидно не все еще потерянно в насквозь прогнившей системе правопорядка.



Глава 3.

Гарри в привычной небрежной манере прошествовал мимо стола своего секретаря, лениво кивая на приветствия сотрудников, и велел передать Рону Уизли просьбу незамедлительно прибыть в кабинет начальника. Удобно развалившись в мягком кресле, Поттер движением палочки открыл дверь, в которую довольно нагло и громко постучались ногой.
- Рон, мать твою, имей уважение к старшему по званию, - беззлобно пожурил друга аврор, когда рыжий со всего маху плюхнулся в одно из трех кресел, закидывая ноги на стол Поттера и даже не стараясь не запачкать кипы бумаг. В зачарованном окне зеленоватая вода моря волнами накатывала на нагретый солнцем песок, иногда выбрасывая на берег морских звезд или раков-отшельников. Похожие пейзажи висели на стенах в качестве картин, вместо положенных портретов Министров Магии, отчего окружающая обстановка теряла свою официальность.
- Как видишь имею, причем часто и много, - расплылось в улыбке веснушчатое лицо, но быстро помрачнело при взгляде на папку, которую держал в руках Гарри. - Снова Маггл?
- Он самый, почерк совпадает с предыдущими жертвами: никакой магии, один выстрел на поражение в голову. Отряд по работе со свидетелями допросил единственного трезвого очевидца - бармена. Он сообщил, что вслед за Бринксом в уборную вошла девушка, а, так как туалет был мужским, событие запомнился бармену в деталях. Цитирую: "Девушка была невысоко роста, жутко бледная, но довольно симпатичная, с длинными темными волосами, закрывающими половину лица, одета в длинный странного покроя плащ." - Гарри оторвался от чтения и устало вздохнул, проклиная вечерние рауты и утренние отчеты служащих, выматывающие до изнеможения, но работа есть работа. - Что можешь сказать?
- Так как это единственное описание убийцы, если не считать постоянных "темная фигура" и "человек в плаще", то надо проанализировать каждое слово, - Рон задумчиво провел носком ботинка по линии узора ковра. - Во-первых, теперь мы с уверенностью можем сказать, что Маггла можно переименовывать в Мага, так как "необычного покроя плащ" не что иное, как мантия, а, вернее, в Ведьму, раз уж имеем дело с девушкой. Во-вторых, сузим круг подозреваемых: так как не было засечено использование магии кроме порталов, следует искать симпатичных девушек, скорее всего представительниц богатых семей, где бледность считается показателем аристократичности.
- Бледность может быть вызвана болезнью или применением обыкновенной косметики, - поправил Гарри.
- С такой ловкостью и реакцией? - недоверчиво склонил голову набок Уизли, - больная?
- Ну да, увернуться от заклинания. Ты прав.
- А вот косметика вполне может быть вариантом, но не стоит забывать, что использовалось очень дорогое оружие. Оно не каждому по карману, так что все-таки отмести фактор материальной состоятельности нельзя.
- Рон, должность Аналитика ты занимаешь по праву, - одобрительно улыбнулся глава Аврората.
- Знаю, - самодовольно усмехнулся Уизли. - Но данных все-равно мало. Такими темпами всем, подходящим на роль жертвы, то есть обладающими огромным состоянием и оправданными в суде по делу о Пожирателях Смерти, можно заранее бронировать места в морге. Чему я, по правде говоря, очень рад. Ну не смотри ты так на меня, я понимаю, что мы обязаны их защищать, но мне это противно.
- Не тебе одному, Рон, половина Аврората смотрит на это дело сквозь пальцы, чтобы не мешать нашему народному мстителю.
- Ага, а вторая половина трясется за свои шкуры.
- Потише, - предупреждающе приподнял указательный палец Поттер, - мы же не хотим неприятностей?
- Гарри, - не выдержал очередного игнорирования очевидных проблем Уизли, - тебе самому-то не противно?! Ты же ничего, ни-че-го не делаешь, чтобы остановить эту круговую поруку!
- Я ничего не могу. Пойми, это уже выше нас. Давай больше не затрагивать эту тему, Рон? - с нажимом произнес Гарри, демонстративно придвигая все папки с похожими убийствами.
Поняв все без слов, рыжий, холодно попрощавшись, оставил друга, знавшего, впрочем, что тот скоро отойдет, в одиночестве.
***
Стрелка с надписью "Руфус" настольных часов плавно переместилась на деление "Квартира Гарри Поттера", и аврор, педантично пригладив волосы и поправив галстук, аппарировал к себе в квартиру, купленную для возможности проводить время подальше от назойливых слуг и репортеров.
Скинув обувь в небольшой прихожей, Поттер сосредоточился на удержании на лице радостного выражения, сопровождающегося белоснежным оскалом. На широкой кровати с бархатным красным покрывалом, облокотившись на узорную спинку, сидел высокий тощий мужчина, отложивший развернутую газету на тумбочку при звуках шагов парня.
- Гарри, милый, я так по тебе соскучился, - проворковал Скримджер, по-хозяйски хлопая ладонью по острым коленям в приглашающем жесте, и возбужденно охнул, когда почувствовал на себе вес легкого тела. Упругая попка поерзала на набухшем под тканью жестких шерстяных брюк членом, а юркие пальцы быстро расстегнули пуговицы рубашки, обнажая обрюзгший живот и грудь с редкими волосками. - Давай, Гарри, ты же знаешь как я хочу тебя, крошка.
Поттер, взяв всю свою волю в кулак, раздел их обоих и, прошептав заклинание смазки, приставил налитую кровью головку Руфуса к своему входу, воспользовавшись невербальным Возбуждающим для себя, чтобы Министр поверил в ответное желание бывшего гриффиндорца.
Когда член полностью погрузился в упругое колечко мышц, Скримджер глухо вскрикнул и грубо обхватил пенис Гарри, дергая его в такт движениям Поттера, который спустя несколько минут насаживаний на толстый большой орган сильно сжал внутренние мышцы, с удовлетворением отметив, как покраснело испещренное морщинами лицо, а рот отрылся в беззвучном крике. Липкая жидкость заполнила аврора изнутри, и Гарри, воспользовавшись нужными словами, излился в дрожащую руку.
- Ммм, вы были великолепны, господин Министр, - мурлыкнул аврор, подбирая с пола мантию, - жаль, что мне нужно возвращаться к своей нудной работе.
- Крошка, хочешь, я сокращу твой рабочий день? Или повышу зарплату? - услужливо предложил откинувшийся на подушки Руфус.
- Я не буду пользоваться нашими отношениями в корыстных целях, дорогой, - обиженно надул губки Гарри, присаживаясь рядом.
- Но я так хочу побаловать тебя!
- Если честно, то мне очень интересно знать, как принимают эти ужасные маггловские убийства глубокоуважаемых людей, - аврор с деланным сочувствием вздохнул, на что Руфус успокаивающе погладил его по бедру, - в твоем ближайшем окружении. Есть ли какие-нибудь версии?
- Ты просишь меня о такой малости?
- Я не настаиваю, милый.
- Конечно, я пришлю тебе записи переговоров с неофициальными пометками, любопытный котенок, - Поттер благодарно чмокнул немного обвисшую щеку и исчез с тихим хлопком.



Глава 4.

Вечер встретил Малфоя-старшего унылым ужином в обществе бутылки коньяка, пристроенной на маленьком столике, рядом с креслом. В камине тихо потрескивали горящие дрова, вздымая столпы искр, временами падающими на огнезащитный экран. Как же спокойно, когда единственный отпрыск пропадает на очередной попойке, гордо именующейся балом. Сам Люциус принимал приглашения только от самых близких, а соответственно немногочисленных, друзей и, как ни странно, от Поттера, но прощал себе такую слабость за те редкие моменты, когда мальчишка, не сдержавшись, начинал кривляться, думая, что его никто не видит. Только вот серебристый глаза никогда не отрывали своего пристального взгляда от тонкой фигурки аврора, которая вдруг померещилась Малфою в оранжевых переливах пламени. Нет, не померещилась...
- Вааах, садюга белобрысая, - отчаянно туша огонь, ругался Поттер, не чураясь выражений, способных вогнать в краску даже Малфоя. Быстро сняв экран, Люциус практически за шкирку вытащил перемазанного сажей Гарри, который попытался предать себе представительный вид, но, в сердцах плюнув на это безнадежное дело, без объяснений всунул какие-то бумаги своему спасителю. Пораженный такой наглостью, Люциус молча сел на краешек кресла и добросовестно прочитал предложенные листы от корки до корки.
- Мистер Поттер, я, конечно, безмерно удивлен тем, что вы достали столь конфиденциальные записи, но хотелось бы знать причину вашего появления в Малфой-Меноре, - блондин разлил коньяк в два стакана и протянул один подозрительно счастливому Поттеру, окончательно освоившемуся в новой обстановке.
- Люциус Абрахас Малфой, предлагаю вам вступить в священные узы брака, - провозгласил аврор, пояснив, - со мной.
Не то чтобы Малфой удивился, он просто впал в ступор, открывая и закрывая рот, как рыба, выброшенная на сушу, совершенно не аристократично тыкая пальцем в предложенное кольцо.
- Нет? - растроенно поинтересовался Гарри, - А жаль, хороший был план.
- Объяснитесь, мистер Поттер, - наконец обрел дар речи Люциус.
- Все очень просто. Я, чтобы открыть собственное дело, обязан жениться или выйти замуж, - пустился в пояснения Поттер, - Но тут мы сужаем круг: я, как известно, представитель нетрадиционной ориентации, значит, оставляем только мужчин. Естественно, в связи с занимаемым мною постом я должен связать себя с чистокровным представителем древнего рода.
- Пока понятно, - кивнул Люциус, с предвкушением представляющий Гарри в свадебной мантии, но решив дослушать его речь.
- Как видно из переговоров в Министерстве, отметается добрая половина кандидатов, связанных с делами, в которые мне лезть не хочется. Из оставшихся большинство уже состоят в браке, некоторые старше шестидесяти, кто-то наврядли согласится на однополый брак.
- А с чего вы решили, что я соглашусь?
- Давайте не будем затрагивать ваши похождения юности, о которых слагают легенды.
Блондин с удовольствием вспомнил те счастливые времена и невольно улыбнулся:
- Что ж, с этим не поспоришь.
- Так, на чем я закончил? Ах да, кандидатов становится все меньше и меньше, так как внешность я тоже принимаю во внимание. В итоге остаетесь только вы, - заключил аврор, но, несколько помрачнев, добавил. - Ну или Снейп на крайний случай...
Оба поежились от такой перспективы, поспешно отпивая из стаканов.
- Хм, а знаете что, Поттер, - протянул Люциюс, стараясь сдерживать прорывающуюся идиотскую улыбку. - Я согласен.
- Замечательно, обсудим даты и брачный контракт? - деловым тоном осведомился аврор, призывая к себе перо и раскладывая пергамент. Перевоплощения Гарри-мальчишки в Светского Поттера не сильно порадовало Малфоя, но он решил не обращать на это внимание. Пока не обращать, а после свадьбы видно будет.
***
В кабинет главы Аврората ворвался без стука и предупреждения взлохмаченный больше обычного Рон и, бросив на стол газету, развернутую на огромном заголовке "Мальчик-Который-Победил-Темного-Лорда укротил Люциуса Малфоя!", взбешенно затараторил:
- Нет, ну как они могут писать такую чушь?! Я разгоню всю лавочку этих писак! Засажу Скитер в Азкабан! Нет, лучше устрою ассистенткой Хагрида!
- Я выхожу замуж за Люциуса, друг, - медленно сползая под стол, сообщил Гарри, указывая глазами на веселенькую открытку "Приглашение на свадьбу".
- Ты шутишь? Скажи, что ты шутишь. Нет? Блять, - Уизли неверяще повертел в руках приглашение и с надеждой спросил. - Но ты же его не любишь, правда?
- Нет, конечно! Мне нужен этот брак для открытия своего дела! - оправдывался Поттер, на лицо которого постепенно возвращался естественный оттенок при виде облегченно выдохнувшего Рона.
- И спать ты с ним не будешь? - он с подозрением бросил взгляд на Гарри, который сразу бросился отнекиваться, рационально решив, что с него и ублажения Министра вполне хватит. - Слава Мерлину, я-то уж подумал. Ладно, жених, отрывай свою задницу от нагретого стула, мы идем принимать поздравления от столпившихся у двери сослуживцев, готовых в очередной раз порвать тебя на сувениры.
Хорошо хоть Руфус воспринял все с должным спокойствием, лишь поинтересовавшись когда они смогут видеться в связи с новыми обстоятельствами, на что получил клятвенные заверенья того, что их свидания останутся для Гарри единственной радостью в будущей семейной жизни.

Под конец пышного торжества в доме Поттера, вернее, теперь в доме четы Малфой-Поттер, собравшего сотни уважаемых семей, Люциус, обнимая за плечи своего супруга, в пол-уха слушал его разговоры с репортерами, ожидая удобного момента, чтобы ускользнуть из пестрящего дорогими нарядами и вспышками фотоаппаратов огромного зала. А Гарри, кокетливо хлопая длинными ресницами, смеялся над глупыми шутками очередного представителя прессы. Белоснежная приталенная мантия как влитая сидела на хрупком авроре, подчеркивая тонкую талию и угольно-черные длинные волосы, волнами спадающие на узкие плечи, что вызывало у Малфоя прилив крови к паху.
- Извините, господа, но думаю нам пора удалиться, уже вечер, а мы весь день на ногах, - с наигранной усталостью сказал Поттер, потянув супруга в сторону длинного коридора, ведущего на второй этаж особняка, где располагались комнаты хозяев. В сторонке, переговариваясь с довольно влиятельными людьми, стоял Драко, воспринявший весть о женитьбе отца на удивление спокойно к несказанной радости последнего.
- Молодожены, - окликнул их один из гостей, поднимая бокал вина над собой, - горько!
Остальные, вспомнив, что еще не видели положенного поцелуя, присоединились к нему, а репортеры мгновенно нацелили все объективы на пару. Люциус, нежно захватив в ладони лицо Гарри, наклонился и накрыл его пухлые губы своими, проведя по ним языком, на что аврор приоткрыл рот и стал ласкать язык супруга собственным, притягивая к себе медленно, но верно распаляющегося блондина. Под дружные аплодисменты они оторвались друг от друга и ретировались в спальню, где Поттер, стянув с себя мантию под предвкушающим взглядом Малфоя, подошел к шкафу и, повесив её на плечики, накинул на себя другую, чем вызвал недоумение у Люциуса:
- Ты куда-то собираешься?
- У меня еще есть неотложные дела, а, так как брак заключался не ради продолжения рода или по любви, то я не буду мешать тебе, докучая своим присутствием. Спокойной ночи, - дружелюбно улыбнулся Гарри и прикрыл за собой дверь, выходя в коридор, откуда, судя по хлопку, сразу аппарировал, оставив Малфоя одного.
Проведя рукой по еще хранящей теплоту тела белой мантии, Люциус, убеждая самого себя, что Малфои не влюбляются, старался не обращать внимание на сжимающее сердце непонятное и почти незнакомое чувство.
Засыпая, он твердо решил обсудить интимный пункт их семейной жизни с Гарри.



Глава 5.

Утром, недовольно зажмурившись от падающих прямо на глаза лучей солнца, Люциус, накинув халат, прошел в уборную, где с удивлением обнаружил Поттера, релаксирующего в полной чуть розоватой воды ванной. Под страхом смерти он уговорил себя не пялиться на белую грудь с рельефными, но не выпирающими, мышцами, на плоский поджарый живот и темный уголок курчавых волос, в котором устроился небольшой очаровательный пенис, на длинные стройные ноги с чуть округлыми бедрами. Вобщем, на то, что как магнит притягивало взгляд серебристых глаз.
- Извини, что отвлекаю от лицезрения столь непривлекательного зрелища, как литры смешанной с кровью воды, но хочу объяснить мое присутствие в твоей комнате, - поднявшись, Поттер пробормотал что-то, и маленькие капельки испарились с его кожи и волос. - Просто будет весьма странно, если кто-то увидит, как после первой брачной ночи мы выходим из разных покоев. Еще нам стоит на людях иногда целоваться для видимости, чтобы не давать повода для сплетен. Согласен?
Обернув полотенце вокруг бедер, Гарри всматривался в обеспокоенное лицо Люцисуа, который переводил взгляд с ванны на него:
- Гарри, с тобой все в порядке? Откуда кровь?
- Ах, ты из-за этого волнуешься. Не стоит, я полностью цел и пока не собираюсь вновь делать из тебя вдовца. Так как насчет моего предложения? - Поттер открыл окно, в которое клювом постучалась министерская сова, и, развернув небольшой пергамент, прочитал послание.
- Я согласен, Гарри. И, - пожалуй первый раз в жизни Малфой не знал, как подвести разговор к нужной теме, - наша брачная ночь... Наши отношения...
- О Мерлин, застрелили отца Риты Скитер, - прерывая супруга, воскликнул аврор, отточенным движением палочки сжигая бумагу и посылая пепел в вазу с цветком, на что Люциус непроизвольно ухмыльнулся. - Тебе смешно, а с меня Министр голову снимет!
- Он с тебя скорее что-нибудь другое снимет, - Малфой с отвращением вспомнил довольно однозначные взгляды Скримджера, бросаемые в сторону парня.
- А потом голову, - продолжил за него Поттер. - Скажи, Люциус, тебе не кажется, что надвигается что-то страшное?
Сбитый с толку таким вопросом, Малфой провел рукой по безупречно уложенным волосам:
- Ты имеешь в виду что-то конкретное? Считаешь, что эти убийства скрывают нечто большее?
- Да эти убийства - просто детские шалости, жалкие попытки предотвратить надвигающуюся опасность. Этим можно отдалить её, но не уничтожить, - голос аврора стал усталым и прерывистым, выдавая волнение, столь тщательно скрываемое ранее.
Подобная откровенность теплом разлилась в душе Люциуса, но неожиданное заявление ударило как обухом по голове, подтверждая собственные опасения:
- Ты хочешь сказать, что готовится заговор?
- Как хорошо иметь умного мужа! Только я думаю, что заговор уже давно существует, просто заговорщики копят силы, переманивая в свои ряды новых людей. Добровольно или с помощью шантажа. И за этим, черт побери, должен кто-то стоять!
- Всегда считал, что ты стал главой аврората благодаря славе народного Героя. Готов взять свои слова обратно, - задумчиво уставился в пространство Малфой. - Только щупальца проникли слишком глубоко в систему, чтобы их можно было незаметно уничтожить. Особенно если учитывать то, что во всем этом замешан сам Минист Магии.
- Не замешан, - возразил мужу Гарри, облачаясь в форму аврора. - Закрывает глаза на темные дела - это да, но сам в них не участвует. Слишком боится за свою шкуру, я точно знаю.
- Узнал из собственных источников? - прищурился Люциус, прикидывая, кто мог слить подобную информацию.
- Можно и так сказать. Знаешь, я не думал, что буду с тобой так откровенен, но раз уж начал, то скажу и о том, что собираю людей, в которых уверен.
- Подобие Ордена Феникса? Дамблдор все-таки хоть в чем-то повлиял на тебя положительно, - с уважением взглянул на аврора блондин. - Я искренне польщен твоим доверием, Гарри, и готов предложить свою помощь, если в ней появится необходимость.
- Спасибо, - радостно улыбнулся Поттер, во второй раз за прошедшие сутки удаляясь в коридор. - Пойду получать по шее от Руфуса.
Закрыв за собой дверь, Гарри невесело ухмыльнулся, уже представляя, как Люциус в деталях пересказывает их диалог сынку, который слишком близко общается с практически всеми бывшими Упиващимися и их дружками, чем не мог не обратить на себя внимание главы Аврората. Драко был его сверстником, а в таком возрасте даже с такой безупречной родословной и внушительным счетом в банке весьма трудно заводить такие серьезные знакомства, что наталкивает на весьма неутешительные мысли, особенно если учитывать, каким изворотливым был Малфой в Хогвартсе. Как будто шестое чувство указывало Гарри на его школьного врага номер один, и, чтобы проверить паршивца, можно было пойти и на этот фальшивый брак. Правда, выдумывать какую-то тайную организация было чересчур, но сделанного не воротишь, так что пусть будет.
А теперь пора на приватную беседу с Министром, которая закончится грубым трахом, если повезет в кровати, а возможно прямо на столе в кабинете под неодобрительные взгляды с портретов. Зато потом можно будет намекнуть на скромное поощрение верной министерской шлюшки, заключающееся в праве голоса на судебных разбирательствах, касающихся внутренних дел.

На особняк Малфоев-Поттеров постепенно опускался туман - верное предзнаменование холодной ночи, сопровождаемый карканьем слетевшихся на зеленые кроны деревьев ворон. За длинным, отражающим даже узор потолка, столом расположились молодожены. Гарри, накладывая в тарелку довольно большую горку еды, жаловался на то, что пропустил очередную аврорскую тренировку и скоро совсем обленится, а, когда Люциус предложил ему небольшую дуэль, чуть ли не с места рванулся в дуэльный зал, но был остановлен убедительной просьбой спокойно доесть.
- Могу я поинтересоваться, где ты был вчера ночью? Насколько мне известно, в рейдовых отрядах тебя не числилось, - как бы невзначай спросил Малфой, вспоминая довольно специфически расположенные мелкие капли крови на грязной одежде мужа, небрежно скинутой в корзину с бельем.
- Мы практикуем одиночные обходы ближайших маггловских территорий в связи с последними событиями, - заканчивая с едой, ответил парень, и, отложив серебряные приборы, выжидающе взглянул на блондина.
- Хватит пользоваться этим щенячьим взглядом! - возмутился тот, но все же повел Поттера на обещанное мини-сражение.
В зале пол был полностью покрыт ковром с коротким ворсом, чтобы ботинки не скользили по паркету, равномерное освещение так же было неотъемлемой частью обстановки. Малфой уже достал палочку, собираясь по традиции раскланяться с супругом, с тоской отмечая, что не такие вечера он себе представлял, но Гарри остановил его, расставив у своих ног четыре пузырька с черной жидкостью:
- Это изобретение наших зельеваров, оно, при активации магической печатью, формирует псевдоврагов, основанных на крови инкубов. Смышленые ребята, единственные отличия от настоящих людей - нападают и уворачиваются они исключительно из-за инстинктов, любые мыслительные процессы исключены, а заклинания работают как иллюзия, не причиняя вреда аврору. Развлечемся?
- Это может быть интересно, - признался Малфой, когда перед ним выросли четыре широкоплечих мужчины с выставленными палочками.
Гарри, не теряя времени даром, присел, пропуская над головой зеленый луч, и точным движением руки отправил Аваду прямо в голову ближайшего псевдоврага, одновременно отскакивая от бросившихся на него двух других. Последний повернулся к Люциусу, уже складывая губы для проклятия, за что и был отправлен в звездное небо метким Ступефаем, но гордый полет прервал потолок, приветливо встретивший еще не очухавшееся существо. Поттер, весело присвистнув, кинул очередное Непростительное, вновь попав точно в голову. Странная манера держать палочку привлекла внимание Малфоя, как и то, что целился аврор исключительно между глаз, хотя заклинания действовали при попадании в любую часть тела. Последний псевдовраг с глухим стуком свалился и растаял, оставив после себя облачко дыма, из-за которого Поттер громко чихнул, вырывая из задумчивости мужа, который, имея друзей в Аврорате, был в курсе практически всех подробностей расследования будоражащих всю знать убийств маггловским оружием. Глаза, окруженные светлым ореолом ресниц, расширились, в упор уставившись на смущенного таким вниманием Поттера:
- Мерлин меня укуси, не может быть. Нелепость. Это же ты, ты убийца.



Глава 6.

Гарри, ругаясь про себя благим матом на свое невнимание к деталям и глупые оплошности, пытался сообразить, что же делать, плавными шагами обходя Люциуса сбоку и выбирая удобный момент для нападения. Ведь в конце концов проходил же Крауч-младший под Империо добрый десяток лет, вот и Люциус потерпит ради общего блага, но Поттер вновь недооценил Малфоя, кинувшего в него мешочком с дымолетным порошком, и, пока аврор пытался от него увернуться, выбившего волшебную палочку своей тростью. Заломив руки вырывающемуся парню, блондин придавил его коленом к полу и на удивление жизнерадостным тоном буквально пропел прямо в маленькое ушко:
- Вижу вы ничуть не изменились, мистер Поттер, что крайне меня радует. Может заключим небольшую сделку?
- Надеюсь на выгодных условиях, - прошипел Гарри, представляя во что ему обойдется свобода или на что придется пойти, чтобы получить помилование лично от Министра Магии, так и не решив что же хуже.
- О, без сомнения вам, мистер Поттер, понравится. Я весьма опытный любовник, еще никто не жаловался, - Гарри весь обмер под тяжестью чужого тела, понимая, что его внешность опять сыграла с ним злую шутку. - Похоже, ты все понял, муженек.
- Куда уж понятнее, - попытался съязвить Гарри, когда затвердевающий член мужа прижался к его пояснице.
- Отлично, я требую от тебя исполнение супружеского долга и правды в обмен на свое молчание, - продолжил Малфой, рывком поднимая парня с пола, крепко держа за руки и оставляя синяки на светлой коже.
- Я должен поверить на слово? - успокоившись, поинтересовался Поттер, тщательно скрыв все эмоции за маской холодного делового человека, трезво оценивающего все факты и перспективы.
- Клянусь своим именем, - фыркнул Малфой и, обнимая мужа за талию, услышал "Я согласен."

Черный шелк простыней резко контрастировал с кожей аврора, раскинувшегося на постели в развратной приглашающей позе:
- И как ты любишь? Мне сопротивляться? Как я понял, ты сверху?
Люциус подивился той простоте, с которой Гарри согласился на эту унизительную сделку, и циничности его голоса, с которой обычно интересуются, что подать к ужину. А к ужину сегодня было молодое аппетитное тело, без всякого смущения позирующее под восхищенным и жадным взглядом.
- Ты еще девственник? - хрипло спросил Малфой, наклоняясь над розовым соском, напрягшимся под теплым дыханием.
- Нет, но могу подыграть, - Гарри смущенно опустил глаза, пряча зеленую радужку под пушистыми длинными ресницами, продемонстрировав достойные похвалы актерский способности.
- Я не хочу, чтобы ты притворялся, будь самим собой, - Люциус почувствовал злость, при одной мысли о том, что кто-то лапал его мальчика, который, впрочем, судя по всему, в долгу не оставался.
- М, предпочитаешь естественность, дорогой, - послышалось в ответ тихое мурлыканье, сопровождаемое поцелуями-укусами в шею, спускающимися ниже. Когда ловкий рот захватил в свой влажный плен гордо стоящий пенис, Люциус задохнулся, и, вцепившись пальцами в темные волосы, притянул в себе голову Гарри, который заглотил длинный ствол до самого основания, лаская языком вену. Люциус краем сознания отметил, что не смог бы так, не смотря на довольно обширный опыт.
- Ни хрена себе, где ты этому научился? - с трудом выговорил Малфой, почувствовав как проворная рука ласкает его мошонку.
- Жизнь научит, - невесело улыбнулся аврор и, приближая лицо к Малфою, стал буквально выплевывать фамилии - Нотт, Гойл, Эйвери, Снейп, Паркинсон, Корвейн, Долохов, Крауч, Скримджер, Малфой.
После последнего слова, Поттер впился в губы супруга, который тут же оттолкнул его от себя, на что Гарри горько рассмеялся:
- Порченным товаром не пользуемся, да? Вали ты, Малфой, в задницу! Хочешь трахать - трахай, не хочешь - просто отвали!
Люциус хотел было прервать гневную тираду, но аврор, схватив мантию, не давал вставить ни слова:
- Муж! Ха, да видал я таких мужей во всех ракурсах, уж поверь мне! И не надо со мной нянчиться как с красной девицей, не маленький уже - привык! - и, бросив через плечо, - Пойду отрабатывать свои премии у Министра, в частном порядке, - исчез.



Глава 7.

Перед глазами еще стояла картина раскуроченной черепной коробки, обнажавшей серую массу мозга, и немного дергался палец, помнящий стальную поверхность курка. Портал вынес Поттера на задний двор особняка, где портключ был сразу уничтожен, а пистолет трансфигурирован в фигуру садового гнома, ничем не отличающегося от остальных. Ладонью стерев пот со лба, Гарри застыл, подозрительно прислушавшись. В застекленной мансарде раздавалось фальшивое пение, сопровождаемое звуками глухих ударов, эхом отдававшихся по саду. Бросившись на шум, аврор пораженно уставился на пьяно пошатывающегося Люциуса, после каждого куплета какой-то пошлой песенки врезавшего кулаком Снейпу, привязанному к плетеному стулу и представляющему собой печальное зрелище. Сальные волосы слиплись под запекшейся коркой крови, покрывающей добрую половину головы, и на лице переливался всеми оттенками синего и фиолетового один сплошной синяк, скрывающийся под воротником.
- Се-е-ев, - пискнул Поттер и достал палочку из рукава, когда Малфой повернулся к нему, салютуя полупустой бутылкой.
- Северус, друг, познакомься с моим юным мужем! - воскликнул он, но понизив голос, добавил, - хотя вы уже достаточно знакомы, не так ли? Сколько времени тебе дал красноглазый на более близкое общение с мальчиком, час, два? Больше, чем остальным?
- Не сходи с ума, Люциус, у меня не было другого выхода, - каждое слово давалось измученному зельевару с трудом, отдаваясь болью в сломанных ребрах и перебитой гортани.
- Ох, ты еще, наверное, был с ним нежен, как с возлюбленным, - елейно предложил Малфой, сдавив тощее горло.
- Ступефай! - выкрикнул опомнившийся Гарри и, быстро отвязав Снейпа, принялся залечивать самые опасные травмы.
Северус шипел, когда ему вправляли плечо и кисть, проклиная свое лучшего друга:
- Он как взбесился, идиот несчастный, притащил меня сюда, псих, и обездвижил, а потом начал обвинять меня в... Мерлин, я и так себе этого не прощу, а теперь... Я не хотел этого, так же нельзя...
- Е*нутые вы оба, - заключил Поттер, - два дебила, не можете сами ни с чем разобраться!
- Мерлин, Поттер, ты никогда не оставишь меня в покое! - пафосно возвел вылеченные руки к небу Северус и поспешил убраться из этого сумасшедшего дома, не забыв по дороге пнуть раскинувшегося у стены Малфоя.
- Что это было? - строго спросил аврор, из гуманности левитируя приходящего в себя мужа на диван.
- Коньяк, виски, коньяк, Снейп, коньяк, Снейп, - перечислял полупьяный голос.
- Можно поподробнее: что тебе сделал Северус? - присел на пуфик у изголовья Гарри.
- Он сделал тебе больно, любимый, он изнасиловал тебя, - проваливаясь в сон бормотал Люциус под пристальным надзором Поттера, искренне не понимающего такой приступ симпатии со стороны надменного Малфоя.
Однако Гарри не смог вспомнить ни одного случая недопустимого или просто холодного обращения в их семейной жизни, хотя с самого начала ожидал сдержанной вежливости и не более.
- Странный ты, Люц, - позволил себе Поттер фамильярное обращение, зная, что его не услышат. - Не выдаешь меня Аврорату, и, судя по тому, что в записях Министерства не упоминается о каком-либо изменении обстановки, ничего не рассказываешь собственному сынку. Если быть откровенным, то мне начинает нравится эта сторона твоей личности.
Несколько минут белых волос, прижатых к губам, и Гарри заснул, неуклюже навалившись на Люциуса.
***
Новый день встретил Поттера весьма и весьма поганой новостью: "В своей квартире нынешней ночью был застрелен Министр Магии Руфус Скримджер. Неужели неизвестный убийца решил расширить сферу своих интересов?" - хмуро прочитал Гарри, бросая испепеляющие взгляды на своих подчиненных.
- Нам пи*дец, - в тон ему ответил Рон, - Сегодня будет избран новый Министр, который разгонит весь Аврорат за такую "восхитительную" работу.
Остальные печально осматривали свои удостоверения, видимо прощаясь с занимаемыми должностями. В воцарившейся тишине отчетливо слышалось мерное тиканье часов, с которых пропал стрелка "Руфус", удаленная в приступе гнева самолично главой Аврората еще утром.
- Найти ублюдка, - буквально прошипел Поттер, наклоняясь над столом. - Всем вон отсюда! Рон, останься.
Когда последний перепуганный разрядами готовой вырваться из-под контроля магии аврор поспешно аппарировал, не соблюдая правила этикета, предписывающие выходить из кабинета начальника исключительно через дверь, два взгляда скрестились в немом поединке.
- Агррр, не знаю, это не она, точно не она, - выпалил на одном дыхании сдавшийся Уизли.
- Пора начистоту: выстрел произведен из того же оружия, в голову, с расстояния нескольких метров, портключ на выходе, никакой магии. Но. В магической части Лондона. Кто-то очень хорошо изучил почерк нашей девушки, - стуча по колену палочкой, ровным тоном произнес Поттер.
- Или у кого-то хорошие связи в Аврорате.
- Или в Министерстве.
- Слишком много "или".
- Или слишком мало действий, - задумчиво прошептал Гарри, что-то подсчитывая на клочке пергамента. Рон разглядел несколько фамилий довольно знаменитых личностей, некоторые были перечеркнуты, другие помечены галочкой, в конце стояли две цифры "26 - 25", в это время Поттер резко вскочил с места. - Пора все поменять, друг.
- Гарри... Гарри? Нет, стой, Поттер!!! - хлопок, - Гар... Ээээ... Добрый день, господа, - обратился Уизли к заседателям совета, следящих за выступлениями кандидатов на пост Министра.
Драко, всем своим видом выражавший глубокую благодарность за свой будущий пост, в получении которого он судя по всему не сомневался, слился с цветом своих волос, чем немало порадовал обалдевшего Рона.

- Мистер Поттер, вы не можете издавать такие декреты, это противоречит законам демократии, - в ужасе уставился на Гарри невысокий человек с бегающими глазками, заместитель Министра.
- Я могу все, - вкрадчиво проговорил Гарри, демонстративно ставя подпись под расписками еще 26 человек, представляющих Совет Министерства, - пока меня поддерживает большинство.
- Но... в первый день... поцелуи... - отчаянно бормотал маг, медленно отступая под тяжелым взглядом новообретенного Министра. Когда он, пятясь спиной, вышел в секретарскую, Поттер обвел взглядом свой новый кабинет, с ухмылкой отмечая удивленное перешептывание предыдущих Министров, ошеломленных возрастом своего приемника, который в данный момент развалился в мягком кожаном кресле, отправив записку с официальной печатью с служебной совой.



Глава 8.

Люциус, с отвращением глотая антипохмельное зелье, с ужасом вспоминал события минувших дней, казавшихся сном умалишенного. Восхитительно, он избил своего лучшего друга, который изнасиловал его мужа, который, являясь главой Аврората, по ночам методично отстреливает людей, пусть и достойных такой участи, но все-же являющихся представителями рода человеческого. Что уж точно было непростительным для Малфоя поступком, так это домогательство Гарри, наверняка не желающего его теперь видеть, хорошо еще если блондин пулю не схлопочет в темной подворотне.
- Наглое животное, - раздраженно бросил он, отвязывая от лапы, невозмутимо склевывавшей печенье с белоснежной скатерти, совы письмо. - Гридевальда Дамблдору в бороду!
Мгновенно очухавшись от переживаний своего организма, Люциус аппарировал на площадь перед зданием Министерства и с несвойственной ему торопливостью направился в секретарскую Министра, на ходу кивая знакомым.
- Мне необходимо на прием к Министру, - потребовал он, нависая над худенькой ведьмой, что-то записывающей на огромном пергаменте.
- Извините, но сейчас мистер... Поттер занят... - залепетала девушка, но дверь резко распахнулась и на пороге появился Гарри, ослепительно улыбаясь своему мужу.
- Шерли, не беспокойте нас, - сказал парень, приглашая Люциуса войти.
- Ну, милый муженек, думаю теперь шантаж не имеет смысла, - продолжая улыбаться, утвердительным тоном прошипел Министр, удовлетворенно покачав лохматой головой, когда Люциус, готовясь к душевному общению с дементорами, медленно кивнул. - Вот и хорошо, вот и договорились. Можно было тебя с самого начала Обливиэйтом шарахнуть, но мне показалось интересным твое неожиданное хм... желание. Не каждый день в голову лезут мысли трахнуть человека, которого ты сознательно презирал все эти годы.
- Я не испытывал к тебе презрение или какие-либо другие негативные эмоции, - осторожно начал Малфой, но был остановлен властным жестом.
- Теперь я говорю, а ты слушаешь, перед тобой не тот глупый наивный мальчишка, - в этом блондин ни капли не сомневался, о чем выразительно сказал его сожалеющий взгляд. - Что? Да ладно... Нет, ты не можешь так думать... Можешь?
- Вполне могу, мне в семье хватит одного паразита, - при таком упоминании о Драко, Поттер хихикнул и достал из кармана прозрачный пакет с белым волоском.
- Твой сын потенциальный козел отпущения. Доигрался мальчик, ну понимаешь как это бывает: волосок там, сомнительная связь тут, парочка намеков, заклинаний - и можно вести на заклание к нашим голодным друзьям из Азкабана, - Люциус побледнел, когда представил пусть эгоистичного, но единственного сына на эшафоте. - Но есть другой путь, милый, мы навестим один клуб с закрытым членством и хорек будет совершенно не опасен, как младенец. Ты не можешь не знать, как туда попасть, - с нажимом сказал Поттер.
- Но ты Министр Магии, Великий Гарри Поттер, Герой Магомира, Победитель Волдеморта, - непонимающе ответил Малфой. - Ты можешь просто казнить...
- Угу, давай я приговорю полсотни магов, что может быть лучшим началом политической деятельности?! Ну собственно тем, кого можно было обвинить на законных основаниях, я уже послал уведомления ...
- Не сомневался, а теперь опасаешься, что они подобьют остальных на более решительные действия?
- Не уходи от темы.
- Ладно. Когда?
- Устроим вечерний променад.
***
Когда на улице стали загораться первые фонари, Поттер, накинув мантию-невидимку, последовал за Люциусом, который порадовал сына новостью, что готов поделиться некоторыми новостями с передовой в обмен на весьма амбициозные привилегии при, как выразился Драко, "новом Правительстве", или, как понял Гарри, "Черном Терроре". Старое, не жилое на вид здание пристроилось между двумя исписанными граффити домами, в которых слышались крики и звон бьющейся посуды - вечное сопровождение жизни в трущобах Лондона.
- Омерзительно, - прокомментировал место намечающегося сбора Малфой-старший, за что был награжден укоризненным взглядом сына, отпирающего охранные чары с покосившейся двери.- Главное - безопасность, рара.
Гарри шмыгнул следом за магами в помещение, больше напоминающее особняк, а не полуразвалившийся барак, что, судя по дрогнувшим губам Люциуса, хоть немного порадовало его в этой ситуации.
В просторной гостиной расположилось несколько десятков человек, невозмутимо болтающих или пьющих из хрустальных бокалов искрившееся всеми оттенками алого вино, что больше походило на встречу старых друзей, а не на собрание магов, строивших планы по захвату власти.
- Добрый вечер, господа, - чинно произнес Люциус под настороженными взглядами магов, большинство из которых было ему знакомо.
- Мис... - громкие звуки выстрелов прервали начавшего говорить Драко, и несколько человек упали на пол, изумленно открыв глаза, а кровь обрызгала дорогие мантии и шелковую обивку мебели.
Остальные выхватили палочки и заозирались по сторонам, но, не найдя нарушителя спокойствия, наложили заклиная Видимости, уставившись на привалившегося к косяку Поттера, который держал в руках автомат, направленный на них:
- Сюрприз, мальчики.
Автоматная очередь прошила магов, стоящих поблизости, а Гарри, с удовольствием отметив, что пули без проблем прошли сквозь поспешно выставленные щиты, грубо схватил Малфоя-старшего и отшатнулся за стену за несколько секунд до того, как место, где они стояли озарилось разноцветными вспышками, одновременно кидая в дверной проем две гранаты. Последовавший за этим взрыв разворотил стену, осыпая Поттера с Малфоем кусками бетона и каменной крошкой, но Люциус, обнимая и прикрывая Министра, аппарировал из-под разрушавшегося и грозящего придавить магов потолка. Как только они, изрядно потрепанные и порытые слоем бело-серой пыли с красными разводами, свалились на асфальт в темном переулке недалеко от злополучного дома, который, находясь под действием иллюзии, продолжал пугать прохожих своим видом, Гарри, вскочив на ноги, прошептал: - Я их всех убил, я убил твоего сына, столько людей, столько жизней...
Впервые после войны с Волдемортом в зеленых глазах плескался страх, переходящий в ужас, и Люциус понятия не имел, что делать: успокаивать Поттера или злиться на него.
- Ой, - внезапно улыбнулся бывший гриффиндорец, посмотрев на оторванную чеку на своем указательном пальце, разжал трясущийся кулак с гранатой, и, с неискреннем сожалением произнеся, - я случайно, - уронил её себе под ноги.
Взрывная волна откинула блондина на несколько метров, окатив раскаленным воздухом его лицо и выбив в соседних зданиях все стекла. От сильного удара затылком Малфой провалился в обморок, не видя, как в оседавшем облаке дыма показались две фигуры, одна из которых накрывала обоих потрескивающим от напряжения магии куполом.
- Гиффиндорский придурок, гаденыш, я тебе покажу, как совершать торжественные самоубийства! - тряс ничего не понимающего Поттера Северус.
- Блять, так вот он какой... ад...
- Это не ад, сволочь, это хуже! - многообещающе прорычал Снейп, и Гарри, осмотревшись, согласно кивнул:
- Точно, умер бы и никаких проблем. А тут разбирайся со всем этим... Снейп, ты ублюдок.
- Мы в расчете, - немного теплее ответил Снейп, когда Поттер покосился на него:
- Спасибо, Сев. Как ты узнал, что я буду здесь?
- Портключ, настроенный на твою магическую печать, - Северус закатал рукав, показывая часы, на которых стрелка "Гриффиндорский паразит" медленно отодвигалась от деления "Опять нашел на жопу приключения", на что Гарри вопросительно приподнял бровь. - Привык уже твою задницу спасать, - неохотно пояснил зельевар, добавив, покосившись в сторону Люциуса, к которому подбежал младший маг, - Малфой жив? Жаль.
- Люц хороший, - по-детски насупился Гарри, приподнимая светловолосую голову. - Прошу, доставь его в Мунго.
- Вот еще, возиться, - проворчал Северус, но все-таки схватил Малфоя за плечи, не давая ему упасть, - мог бы и сам, твой же муж.
- Я прикончил несколько десятков человек, думаю это веский повод не возвращаться? - устало ссутулившись, осведомился Гарри, получив в ответ пристальный взгляд черных глаз.
- Не сомневаюсь, что ты не оставил ни одной улики, и аврорам не к чему будет придраться, поэтому не понимаю такого необдуманного мальчишеского решения, из-за которого магический мир лишится достойного оптимистических надежд Министра и народного Героя в одном лице. Советую засунуть нежданно-негаданно пробудившуюся совесть подальше в извилины своего мозга, пока он еще работает, и вые*ать Министерство по полной программе, в переносом смысле, естественно, хотя с твоей-то неугомонностью можно и в прямом, - после последнего комментария Гарри хихикнул, как-то не по доброму сверкнув глазами за стеклами очков, что напомнило Снейпу знаменитый взгляд Дамблдора, которому икнулось в его кабинете в Хогвартсе, - я сейчас зря все это сказал, да?
- Мерлин спаси! - хором воскликнули два мага, переглянувшись, когда в тумане проявились очертания больницы Святого Мунго.



Глава 9.

Мысли только что очнувшегося Люциуса то и дело возвращались к Гарри, отвергая жалкие попытки разума принять его бессмысленную смерть, и погружались в воспоминания о тех нескольких днях их совместной жизни, которая казалась теперь такой далекой, такой несбыточной, как будто это было не его собственное прошлое, а лишь сон, мечта. На фоне потери мужа даже убийство собственного сына тонуло в волне горького сожаления, отдающего болью в груди, заставляющего серебристые глаза блестеть от влаги, но ни единой слезинки не скатилось по бледным впалым щекам, подтверждая силу духа Малфоя. Когда Гарри успел так плотно поселиться в его сердце, когда зеленый цвет перестал ассоциироваться с цветом Слизерина, а стал напоминанием о невероятных глазах мальчика, смотрящих на мир с отчаянной решимостью и бесшабашной смелостью, когда идеальная манера поведения и холодная отчужденность стали трескаться по швам в его присутствии?
Тело, нетренированное в течении нескольких послевоенных лет, ныло, будто по нему пробежало стадо гиппогрифов во время весеннего гона, что не отвлекало от невеселых размышлений, а лишь воспринималось как дополнение к обрушавшейся за невнимание к супругу карой. Медсестра, нацепив на лицо дежурную улыбку, вежливо осведомилась, готов ли Малфой принять посетителя, ожидающего за дверью одиночной палаты, утопающей в утреннем свете.
Медленно кивнув, блондин проследил, как девушка в белом халате скрылась из виду, и с силой вцепился себе в волосы, пытаясь собраться с мыслями, однако, когда в палату просунулась лохматая голова, задорно сверкнув стеклами круглых очков, застыл, оценивая, какие зелья могли вызвать такие галлюцинации.
- Доброе утро, милый, - пропищала галлюцинация, по стеночке подбираясь поближе к больному. - Колдомедик, ведущий тебя, сказал, что за твое здоровье можно не опасаться. Небольшое сотрясение мозга, трещина берцовой кости, ушиб предплечья и голени...
- Поттер? - медленно следя за нервными движениями парня, почти неслышно спросил Малфой.
- Что, дорогой?
- Поттер? - уже более громко переспросил Люциус, на что получил отрывистый кивок. - Ты умер.
- Э, извини... но нет...
- Мы это исправим!- выкрикнул Малфой, вскочив с постели и, морщась от резкого движения, буквально пригвоздил собой не ожидавшего от него такой прыти, Гарри, который, трепыхнувшись в сильных руках, виновато закусил губу и отвел взгляд испуганно расширившихся глаз.
- Я... мне нечем оправдаться... Хо... Драко, твой сын... - казалось каждое слово Поттер выдавливал из себя с неимоверными усилиями, но Люциус прервал его тихое бормотание, резким толчком отправив легкое тело на кровать, и навалился сверху, коленом разводя инстинктивно сомкнувшиеся ноги.
Хрипло охнув, брюнет уткнулся лицом в скомканное одеяло и прекратил все попытки вырваться из железной хватки старшего мужчины, который не на шутку разъярился:
- Маленькая блядь, решил поиграть на моих чувствах?! Еще пожалеешь, что не сдох! Пора научить моего мужа послушанию!
Ухватившись за непослушные вихры, он приподнял голову Поттера и с силой впился в мягкие губы, прокусывая тонкую кожу, другой рукой срывая форменные брюки Министра вместе с нижним бельем. Ткань треснула по швам и бесформенной тряпкой упала на начищенный до блеска пол. Люциус приспустил свои пижамные штаны и, стянув скрученным краем простыни тонкие запястья, приставил головку напряженного члена к сжатому отверстию. Поттер попытался расслабиться, чтобы проникновение не было очень болезненным, но, когда Малфой одним грубым нетерпеливым движением вошел в него, тихо взвыл, заглушив рвущийся крик уткнувшись в матрас, и первый раз после ночи, проведенной в плену у Упивающихся, беззвучно заплакал. Но ни вздрагивающие плечи, ни теплая жидкость, красным пятном растекающаяся по простыни, не смогли отвлечь Люциуса от первобытного желания владеть распластавшимся под ним телом, отключающего мозг от того, что его рука сжимала и ласкала в такт размашистым толчкам неэрегированный, мягкий пенис парня.
Оргазм накрыл Малфоя с такой силой, что перед глазами на несколько секунд померкло, и он, протяжно застонав, скатился с подрагивающего мужа, не сразу повернув голову в его сторону.
- А Северус все шептал, что не хотел делать мне больно. Шептал, даже когда бился на полу под действием Круциатуса Риддла, шептал, зная, что Волдеморт не простит предательство, убеждал, что я должен быть сильным, должен верить в счастливое будущее, шептал, что не он допустит моей смерти. Ты смог бы так же, Малфой? - резко вскинул голову Гарри, не замечая как слезы катятся из глаз, но потом вполне осмысленным полным презрения и отвращения взглядом уставился на свои руки. - Развяжи, пожалуйста, у меня назначена встреча с представителями ведущих периодических изданий.
- Я виноват в том, что сделал тебе больно, - неуверенно начал Люциус, осторожно, будто обращаясь с фарфоровой статуэткой, помогая двигавшемуся на автомате Гарри привести себя в порядок. - Но ты причинил мне больше боли, когда позволил подумать, что тебя нет в живых.
- Истинный слизеренец, да? - неожиданно тепло улыбнулся Министр. - Хотя нет, ты забыл, что месть - это блюдо, которое надо подавать холодным.
- Боюсь, что не вытерпел бы больше, Гарри, а злость только подхлеснула мое желание. Думаю, мне стоит извиниться, но твоя вина также очевидна.
- И в чем же это интересно она заключается? - огрызнулся Поттер.
- Гриффиндорский мальчишка-полукровка влюбил в себя всегда сдержанного, по определению бесчувственного Люциуса Малфоя, потомка богатейшей аристократической семьи, хотя не имел на это никакого права, - провел пальцем по своему обручальному кольцу блондин. - Потом мальчик подарил ему надежду, но задушил её в зародыше в брачную ночь. Убил его единственного ребенка. И наконец отобрал самое дорогое, самое любимое - себя.
- Мне нужен Северус! Немедленно! - обеспокоено смотря по сторонам, воскликнул Гарри, но был прижат к высокому горячему телу.
- Ты его любишь, Гарри? - грустно спросил Люциус, на что Поттер искренне расхохотался, получив в награду недоуменно приподнятую светлую бровь.
- Ой, не магууу... люблю... Севууу... Идиоооот... Я просто хотел попросить у него Вересиатум... Потому что влюбленный Малфой - это уже клиника... - Гарри, задыхаясь от смеха, сползал в ноги мужу.
- Бьющийся в припадке у моих ног Поттер - тоже, - флегматично заметил Люциус, легко поднимая с пола как нашкодившего котенка за шкирку Министра магии. - Спрошу прямо: кого ты любишь?
- Себя, - немного задумавшись, ответил Гарри, - Рона, ну это если считать только живых, немного Северуса, он, конечно, ублюдок, но положительный персонаж в моей судьбе.
- Хватит придуриваться, ты прекрасно понял, что я имею в виду, - начал разражаться блондин, ощутивший приступ усталости.
- Ты хочешь признаний сразу после изнасилования или во время следующего? - голос Гарри звучал крайне спокойно и деловито. - Может, подождем денек, пока саднящая задница перестанет мне напоминать о случившемся?
На это Малфою нечего было ответить, оставалось только заниматься самобичиванием, в котором он под страхом смерти никому бы не признался.
- Ну ты поправляйся, я еще зайду, - махнул рукой на прощание Поттер.



Глава 10.

- Господин Министр, правда ли, что Драко Малфой погиб во время взрыва? - перекричал рой голосов высокий корреспондент с небольшим блокнотиком и самопишущим пером.
- Это так, - мягко улыбнувшись, произнес Поттер, - Малфой не рассчитал силу взрыва и стал жертвой собственных действий.
- В чем была причина его поступков? Каков мотив? - раздалось со всех сторон набитого людьми зала.
- В Аврорат поступили сведения, что многие из погибших были связаны со смертью Нарциссы Малфой, которая, как стало известно, была убита из палочки, не принадлежащей ни одному участвовавшему в захвате штаба Томаса Риддла аврору, - делая упор на последние слова, ответил Рон, покосившись на сидящего рядом Министра, который утвердительно кивнул:
- Мотивом являлась месть за смерть матери.
По рядам журналистов прокатилась волна шепотов и отчаянных скрипов перьев, вызвавших ни кем не замеченную презрительно-мрачную ухмылку Поттера.
- Министр Поттер, вы собираетесь подавать на развод в связи с последними событиями?
- Конечно нет, мне совершенно не важно в чем был замешан сын Люциуса, я искренне люблю его и не оставлю одного переживать свою потерю, - возмущенно выпалил Гарри, но, словно опомнившись, тихо извинился за всплеск эмоций.
- Какой талант пропадает, - наклонив голову, шепнул ему Рон. - Я сейчас почти поверил в твои нежные чувства.
- Интересно, если я сообщу, что молодая чета ждет наследника, громкая поднимется шумиха? - задумчиво потер подбородок Министр.
- Что?! - округлил глаза его друг.
- Шучу, господин Глава Аврората Рональд Уизли, - фыркнул Гарри, чинно пожимая веснушчатую руку под яркие вспышки фотоаппаратов, но, когда его взгляд, скользнувший над рыжей шевелюрой, остановился на стоящем за стендом Снейпом, помрачнел.
- Что случилось? - распрощавшись с прессой и Уизли, озабоченно спросил Гарри, когда Снейп пробормотал что-то отдаленно напоминающее приветствие.
- Я безумно горд, мистер Поттер, что до сих пор вызываю в вас опасения и негативные предположения о нашем дальнейшем разговоре, - насмешливо приподнял бровь Зельевар.
- Если тебе захотелось дружески поболтать, Сев, - Снейп ничего не сказал на фамильярное обращение, чем сильно удивил проходящую мимо них ассистентку организатора пресс-конференции, - то, думаю, я получил бы сову с приглашением посетить Хогвартс, но уж точно не твое личное присутствие в столь людном месте.
- Хватит хамить, мальчишка - незлобно рыкнул Северус, - Малфой заглянул ко мне несколько часов назад. Требовал объяснений твоего чудесного оживления, потом требовал объяснений моей неожиданной заботы об "этом психическинеуравновешенном придурке", также, предварительно наложив Империо, послушал завлекательную историю твоего общения со слугами Волдеморта в угадай-какую-ночь, а сейчас, предполагаю, заливает горе. Хотелось бы знать, что смазливая сволочь, дойдя до стадии биения головой о стену, окажется надежно связанной второй смазливой гриффиндорской сволочью.
- Героической сволочью, - поправил Гарри, - и я, как Герой, пойду спасать свою принцессу от злого демона Алкоголизма.
- Удачи, несносный мальчишка.

- Ээээ... - озирая царивший в кабинете мужа беспорядок, выдавил Поттер и попытался привести бесчувственного Люциуса во вменяемое состояние несколькими простенькими отрезвляющими заклинаниями. Когда серые глаза обрели более-менее осмысленный взгляд, из потрескавшихся губ вырвалось:
- Бляяядь, ну я и ублюдок.
- Не блядь, а Гарри Поттер, это во-первых. Во-вторых, считай, что сегодня утром я не заходил и ничего не было, а в-третьих... в-третьих, Шляпе пора отправляться на покой: Люциус Абрахас Малфой совершенно незаслуженно был отправлен в Логово змей, хотя его место в Гриффиндоре, в отличии от славного Мальчика-который-зря-отказался-идти-в-Слизерин.
- Иногда я тебя не понимаю, - выдохнул Люциус, когда Поттер прижался к его груди и уткнулся носом в плечо.
- А я тебя - почти всегда! Вот почему я тебе нравлюсь? Почему ты не злишься на меня из-за Драко? Почему... - обиженно сопел в шелковую ткань рубашки Гарри, обжигая своим горячим дыханием кожу.
- Ты мне крайне симпатичен, дорогой, а мой сын доигрался.
- Ну ладно, я тоже считаю тебя очень привлекательным, - неохотно признался Поттер, прижимаясь к Малфою и с удовлетворением отмечая, что в живот упирается его эрекция. - Что весьма странно, учитывая мою нейтральность к сильному полу, просто спать с Министром было выгодным занятием. Чего уставился? Не гей я, не гей! Был по крайней мере до этого момента, но сейчас уже не уверен: у меня вот тут потихонечку встает от ощущения твоих рук на моей талии - это нормально? - растерявшись, Гарри ткнул пальцем на внушительный бугорок на брюках, но рука Министра бессильно опала, когда требующий внимания член накрыла узкая ладонь: - Тшшш, милый, я о тебе позабочусь.
- Матьтвоюзаногукакхорошо, - запричитал Поттер, как только Люциус обхватил губами подрагивающий пенис. - Если ты остановишься, я просто умру!
Но Малфой и не думал останавливаться, доводя своего мальчика до пика наслаждения умелым языком. Теплая струйка ударила в небо, и Гарри, вскликнув как раненая птица, упал в убаюкивающие объятия мужа.



Глава 11. Эпилог

Четыре месяца спустя.

Серебристые глаза внимательно изучали новую статью о "счастливой семейной жизни четы Малфой-Поттер, самой влиятельной семьи в магическом мире", задержавшись на мгновение на лучезарно улыбающемся мальчике с съехавшими на кончик носа очками. Искренняя улыбка искрилась счастьем, была не натянутой и вежливо-холодной, не частью маски. Тонкие пальцы скользнули по растрепанным волосам, ощутив под собой шершавую бумагу: "Я люблю тебя, Гарри."

Министр, вольготно раскинувшись на кресле, вертел в руках колдографию, изображавшую двух мужчин, о чем-то умиротворенно беседующих на терассе. Блондин, игриво подмигнув в камеру, крепко поцеловал мужа.
- Я люблю тебя, Люц.

Когда-нибудь они обязательно скажут это друг другу, хотя зачем слова, когда пробивающиеся сквозь заросли деревьев за окном лучи солнца скользят по двум обнявшимся во сне магам...



"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"