Burglars’ trip. Часть третья

Автор: valley
Бета:Altea&Elga, Algine
Рейтинг:PG
Пейринг:LM&SS
Жанр:General
Отказ:Все, что где-то уже встречалось, – не мое. Коммерческие цели не преследуются.
Цикл:Burglars’ trip [3]
Аннотация:Жизнь делится на три части: когда ты веришь в Санта-Клауса, когда ты не веришь в Санта-Клауса и когда ты уже сам Санта-Клаус.
Комментарии:
Каталог:нет
Предупреждения:нет
Статус:Закончен
Выложен:2008-07-01 00:00:00 (последнее обновление: 2009.01.30)


Понятие добра и зла доступно лишь тем, кто лишен всех остальных понятий.

Оскар Уайльд
  просмотреть/оставить комментарии


Глава 1. I. Легенда о шерстяных носках

История примитивно-теократическая, в которой Старейший Князь знакомит профессора Снейпа с основами диалектики на примере отдельно взятого феникса, а профессор Снейп в очередной раз знакомит Старейшего Князя с изгибами собственного мировоззрения. Без примеров.

Настоящий терновый венец долго носить нельзя — тернии обламываются.
Станислав Ежи Лец


Все настолько закономерно и предсказуемо, что давно пора привыкнуть. И, кажется, я даже привык. Сейчас мне так погано, как не было, наверное, никогда в жизни. Нетрудно догадаться, где я при этом нахожусь. Разумеется, на Тревесе.
Сижу, развалившись на диване, и думаю о том, что хорошо бы выпить. Но не решаюсь. Хватит с меня и тех закономерностей, которые уже есть.
Может быть, следовало уйти к себе и пережить эту ночь там. Но здесь мне… спокойнее?
Да, наверное, спокойнее.
Это во-первых.
А во-вторых, я жду Кеса.
В конце концов, почему бы ни признаться себе честно: несмотря ни на что, только он может сказать мне сейчас, какие это все пустяки. Я разозлюсь, конечно. Меня всегда злит его безразличие ко всему, кроме дел Семьи. Зато поможет.
Всегда помогает.
И я жду его.
А его нет.
Так я и сижу с закрытыми глазами, откинувшись на спинку дивана, пока мне на лоб не ложится холодная ладонь.
- Ужинать хочешь?
- Нет.
- А придется.
Я и так знаю, что спорить бессмысленно. Но при мыслях об ужине внутри все скручивается от дикой тоски и несправедливости. Почему, ну почему это все происходит именно со мной?!
- Что случилось-то? – как ни в чем не бывало спрашивает он, и я, прекрасно зная, кажется, уже все его выходки, открываю глаза и смотрю на него ошарашенно.
Вот ведь опять выгляжу идиотом. Ему смешно? Наверное, смешно. Во всяком случае, он очень доволен.
И не скрывает этого.
- Ничего не случилось, - отвечаю я, стараясь взять себя в руки. – Но ужинать почему-то не хочется.
Он не удивляется. Хотя больше всего я старался его удивить, он совсем не удивляется, а улыбается мне и говорит:
- Вот и отлично. Всего лишь очередной непростой и очень длинный день. Верно, Севочка?
- Верно.
Глупо не согласиться. День действительно был непростой. И действительно очень длинный.
- Пойдем, - он настойчиво потащил меня к столу. - Умерев с голоду, ты все равно Альбе уже ничем не поможешь.
Тоже мне. Шутник.
Стол оказался накрыт, и мне ничего не оставалось, кроме как сесть и начать бессмысленно ковырять вилкой в тарелке, которую Кес, как всегда в подобных случаях, наполнил взмахом руки, совсем не считаясь с моими желаниями.
- Не изображай мне процесс, а займись им, - сказал он после того, как, устроившись напротив, понаблюдал за мной пару минут. - А я пока расскажу тебе одну историю.
- Про что?
Мне было все равно.
Интересно, чем он сейчас занят, после электричества. Я так закрутился в последний год, что и не знаю. Есть повод послушать.
- Про Альбу.
Я выпустил вилку, и глухой звон эхом разошелся по пустому и темному Тревесу.
- Теперь-то уже что? – я неловко попытался исправить свою - такую неправильную - реакцию.
- Самое время. Поверь мне.
Он не сможет сделать хуже, чем есть. Что бы ни рассказал сейчас. Да и вряд ли ему это нужно. Зачем? Может быть, напротив, его рассказ как-то примирит меня со случившимся?
Это вдохновляло.
Я снова схватил вилку, решив побыстрее покончить с ненавистным ужином.
- Давай рассказывай.
- Давным-давно, Севочка, так давно, что я уже и не помню когда, Альбус Дамблдор был весьма молодым человеком.
- Насколько молодым? – Я решил не упускать ни одной мелочи. А то опять не пойму, что он на самом деле хотел сказать.
- Заканчивал школу.
- Какую?
Теоретически я знал, что директор был гриффиндорцем.
Но мало ли.
- Хогвартс, полагаю. Для нашей истории это несущественно. Я могу продолжать?
- Да, извини.
- Он считался крайне талантливым студентом, и ему пророчили выдающуюся карьеру.
Напророчили на мою голову. Да и не только на мою.
- Настолько выдающуюся, насколько он казался талантливым. – Кес налил мне вина и замолчал, дожидаясь, пока я его выпью. - Таланты у него, безусловно, были. Но как это часто бывает в таком возрасте и при больших талантах - совсем не было ума.
- Как это?.. – Я поставил бокал на стол и отодвинул тарелку. В жизни не поверю, что у Дамблдора не хватало мозгов. Пускай и в детстве.
- Вот так. Талант был, а ума не было.
Не верю.
- И еще он был дальтоником.
А это вообще глупость какая-то.
- Дальтонизм - болезнь маггловская. У нас она прекрасно лечится. С конца семнадцатого века, кажется.
- К сожалению, Севочка, наш с тобой молодой человек был не обычным дальтоником, что, безусловно, быстро бы вылечили, а волшебным.
Я достаточно знал Кеса, чтобы это меня рассмешило. Он же вовсе не болезнь имеет сейчас в виду.
- Волшебным дальтоником?
- Да. Он не мог отличить черное от белого и золотое от… бурого. Что наложило на всю его дальнейшую жизнь трагический отпечаток.
Как живописно. Хорошо, что на столе уже ничего не осталось.
- Ко всему прочему, при некотором отсутствии ума и врожденном дальтонизме у него было очень богатое воображение. А это, знаешь ли, чревато.
Знаю.
Даже слишком хорошо.
И в это точно верю.
Воображение у нашего директора до самой последней минуты било через край.
- Альба прекрасно понимал, что он гениален и нечеловечески прекрасен. Так великолепен, что с юных лет обречен на полное интеллектуальное одиночество.
Кого-то мне все это напоминает. Жалко, зеркала нет. Хотя мне оно уже не поможет.
После сегодняшнего дня точно не поможет.
- И тут случилось невозможное. Он встретил человека, равного себе во всех отношениях. И даже в кое-чем превосходящего.
- Тебя, что ли?
- Не хами. У меня, знаешь ли, тоже терпение не безгранично.
Понятное дело, себя мы так не высмеиваем.
- И кого он встретил?
- Он встретил своего ровесника. Молодого человека, обладавшего не меньшими талантами, чем он сам, но не обладавшего настолько же серьезным подходом к реальности.
Тогда это история про меня и Фэйта. Учитывая, что без моралите Кес никогда не обходится, придется ждать, пока выяснится, что он все-таки пытается мне тут вбить в голову на самом деле. Спорить могу, что закончится все опять Наследством.
- Так или иначе, Альба обзавелся другом. Другом, разделявшим его интересы и чаяния.
- И как скоро он лишился этого друга? – Я все пытался свести эту историю к какому-нибудь наиболее стандартному варианту и пойти спать. Не дожидаясь разговора о Наследстве.
- Ты задаешь невероятно сложный вопрос, Севочка.
- Я сейчас усну.
- Не уснешь. Нового друга Альбуса Дамблдора звали Геллерт Гриндельвальд.
Я до сих пор не понимаю, как я умудрился не свалиться со стула.
- Как?!
- Вот так.
- Это что… ты серьезно?
- Дальше рассказывать?
- Конечно!
- Но ты собирался пойти отдохнуть. Можем продолжить позже.
- Не смешно.
- Хорошо. Около двух месяцев они жили душа в душу, строили планы захвата мира проводили вместе длинные летние дни, а расставаясь по ночам, писали друг другу письма.
- Альбус не мог разделять его идей.
- Отчего же? Он считал себя вполне достойным править миром.
- Однако осуществлял свои планы Гриндельвальд в одиночку. Альбус в этом не участвовал. Он как раз был тем, кто остановил этот кошмар.
Нет, мне точно сегодня не спать. Я вообще все это осмыслить не могу. Тупо спрашиваю. Тупо слушаю. А осмыслить не могу.
- Ты поэтому так дико его прозвал? Поэтому, да? И он поэтому злился? Да?
Бедный Дамблдор…
- В целом они проводили время очень приятно.
- Обсуждая планы захвата мира?
- Не только. В область их интересов попало, например, и так любимое тобою бессмертие.
Я ненавижу бессмертие. И Кес наверняка это знает.
- Каким же образом?
- Геллерт Гриндельвальд очень любил своего друга. И в знак вечной любви и дружбы подарил ему феникса.
- Очередной аналог бессмертия, - презрительно фыркнул я и тут же испугался, что Кес снова рассердится, ведь я опять перебил его.
Но ничего такого не случилось. Кес посмотрел на меня очень внимательно и, кивнув, сказал:
- Именно.
- Знаешь, я видел уже столько этих аналогов, что от бессмертия меня тошнит.
- Думаю, Альба испытывал похожие чувства. Более того, я полагаю, что и Гриндельвальд с вами солидарен.
- В смысле?
- Это я так. Не бери в голову.
Если я хоть чуть-чуть знаю Кеса, то он сказал мне сейчас…
- Гриндевальд все еще жив?
- Да.
- А феникс - это Фоукс?
- Да, - просто ответил Кес.
Ну и подарочек.
От Гриндельвальда. Который до сих пор жив. Хотя о его смерти я тоже никогда не слышал. Только о том, что Дамблдор победил его, избавив мир от самого страшного чародея. Строго говоря, нашему Лорду до Гриндельвальда далеко. Их даже сравнивать нельзя. Друзья. Еще один «старый приятель»? Господи, когда же это кончится! Кто еще у них в приятелях?! Дьявола, случаем, нет?
Я зло глянул на Кеса, собираясь спросить об этом, и даже открыл было рот, но вспомнил, как Кес отзывался о Геллерте Гриндельвальде. Нет, Кесу он точно не «старый приятель». Кес его не выносил. Практически ненавидел. Сильно. Без своего обычного равнодушного спокойствия. Мне всегда было любопытно - за что. И сейчас самое время это выяснить. К Лорду-то Кес относится весьма снисходительно. Я никогда не мог этого понять, но факт. Очень снисходительно.
- Он тоже подсылал к тебе убийц?
- Кто? – удивился Кес.
- Гриндельвальд.
- Откуда такие мысли?
- А ответить?
- Вовсе нет.
Может, потому и ненавидит? За то, что Гриндельвальд не обращал на него внимания.
Я усмехнулся и, посмотрев на Кеса, увидел, что он тоже смеется.
- Такие пустяки, Севочка. Дело совсем не в убийцах.
- Просто это довольно забавно. Один постоянно пытался тебя убить, а другой никогда не пытался. И терпеть не можешь ты при этом именно того, который тебя игнорировал.
- Его деятельность не входила в область моих интересов.
- А твоя - в его.
- Возможно.
- Чем наш Лорд так сильно отличается от Гриндельвальда, что ты…
- Всем.
- Подробнее, - аккуратно попросил я, затаив дыхание.
- Томми никогда не обманывался относительно себя, своих методов, своих идей и своих целей. Он не обманывал ни себя, ни других. Он не хотел облагодетельствовать человечество. Он хотел властвовать.
- Так в чем разница? Нет, нет, - я увидел, что меня сейчас обвинят в глухоте и идиотизме, - я прекрасно тебя слышал и понял. Но ведь ты сам учил меня смотреть в суть вещей. По сути разницы нет.
- Есть.
- В чем?
- В одном человеке. Разница всего в одном человеке, Севочка. Видишь, как мало.
Мало?..
Он не может так думать. Если только и мало и много одновременно.
Мерлин мой, как все сложно…
- Ты имеешь в виду его самого, да?
- Нет. В данном случае нет. Я имею в виду Альбу.
- Дамблдор не мог разделять его идей, - как мантру повторил я.
- Сложно сказать, Севочка. Вот ты. Ты разделял идеи Томми?
- Нет.
- Разве?
- Он только убивает.
- Это его идея?
- Это…
- Я жду.
- Это методы.
- А идеи?
- Дамблдор разделял его идеи, но ему не понравились методы? Строго говоря, как только их идеи стали осуществляться на практике, директор отступился. Ты это хочешь сказать?
- Нет. Это ты отступился. С тех пор и мечешься между двух огней.
Если бы! Если бы тех огней у меня было только два!
Да я был бы счастлив.
- Они интересовались разными формами бессмертия. Гриндельвальда тоже очень привлекла идея хоркраксов.
- Ты же говорил, что это чушь, неправда.
- Что именно? Сам факт и техника их изготовления – правда. Но души людей разные, и невозможно вывести никаких общих закономерностей. Каждый случай строго индивидуален. Мы всегда говорили исключительно о Томми. Нет сведений, что до него кто-то делал больше одного хоркракса. В этом он превзошел всех.
- Дамблдор сделал это? – окончательно ошалев от всего услышанного, спросил я. – Тогда, в молодости? Вместе с Гриндельвальдом?
- Нет. Они только обсуждали такую возможность.
Описать не могу, какое я почувствовал облегчение.
- Но тогда получается, что Альбус ничего не сделал. Ведь у него всего лишь было намерение.
- В некоторых случаях, Севочка, намерения более чем достаточно. Я могу продолжать?
Кажется, я опять извинился.
- Намерение было, и было оно вполне серьезным. Ведь именно для этого Гриндельвальд и подарил Альбе феникса.
Он замолчал, как делал всегда, когда желал дать мне время подумать.
Я подумал.
- Кес, это гениально. Птица – не бездушный предмет, и она… ее же практически невозможно уничтожить!
- Уничтожить, разумеется, можно все что угодно. Но в случае с фениксом это действительно представляет некоторую сложность. Не только техническую, но и этическую. К фениксам отношение примерно такое же, как к единорогам. На такую птицу мало у кого рука поднимется.
- Гриндельвальд подарил Дамблдору феникса, чтобы директор поместил в него часть своей души?
- Да.
- А свою он куда предполагал засунуть?
- Туда же.
- Как это?
- Я же тебе говорю, каждый случай индивидуален. Они были очень молоды и по глупости решили, что настолько близкие души должны быть вместе навсегда.
- То есть они даже не о бессмертии думали, а хотели навсегда остаться вместе?
- Сложно сказать, Севочка. Полагаю, они сами не знали, чего хотели. Когда вдруг открывается такое обилие возможностей, люди часто теряются и очень редко выбирают то, что им действительно нужно. У них был широкий круг интересов.
- Альбус тоже хотел править людьми?
- Он допускал такую возможность.
Тогда допускал. Тогда! Когда школу закончил. Потом-то уже не допускал! Он же не один раз отказался от поста Министра магии.
- Гриндельвальд пришел к власти под лозунгом о всеобщем благе. Это они тогда придумали?
- Весьма вероятно.
Чушь какая-то. Хотя вот это как раз очень на Альбуса похоже. Он вполне мог мечтать сделать всех счастливыми. Особенно если ему казалось, что он знает как. Но невозможно добиться всеобщего счастья. Что хорошо для одного - кошмар для другого. Благо. Кто может знать о моем благе? Кто может сделать меня счастливым? Да никто! Я сам не знаю, что сделает меня счастливым. Ничто не сделает. Такого вообще нет.
- Ерунда, - раздраженно сказал я. – Люди не знают, в чем их благо.
- Продолжай. - Кес явно был огорчен.
Но ведь это правда.
Я, например, не знаю.
И Фэйт не знает.
Никто не знает.
Чего бы хотел Фэйт?
Сидеть с конфетами у камина? Вот и благо. Только сопьется быстро. Или шоколадом обожрется.
И сдохнет.
Кроме того, стремись Фэйт к сидению у камина, связался бы он с нашим Лордом?
Да никогда.
И где искать благо?
- Никто не знает, - сказал я Кесу. – Ни черта мы не знаем. Даже о своем благе. Не то что о чужом.
- Хорошо. Видишь ли, Севочка, первое твое утверждение приходит в голову почти всем. Всем, кто вообще об этом думает. А вот второе… до второго доходят немногие и путем многолетних проб и ошибок.
- То, что люди не знают, в чем их польза и стремления, многим приходит в голову?
- Да.
- А какое второе?
- А второе - что ты тоже этого не знаешь.
Я?..
Я-то тут при чем?
- Не понимаю.
- Когда к людям, особенно молодым, желающим облагодетельствовать сразу всех, приходит понимание того, что человечество ничего о собственном благе не знает, сразу за этим пониманием приходит уверенность в собственной гениальности и абсолютном всезнании.
- То есть они полагают… Кес, это же ерунда!
- Ерунда. Но встречается довольно часто. И если многие вполне нормальные люди, переболев в юности этой чумой, навсегда о ней забывают, то изредка попадаются особо одаренные различными талантами экземпляры, которые начинают свои фантазии реализовывать.
- Вроде нашего Лорда, да? - усмехнулся я.
- Нет. Томми никогда не воображал, что, истребляя людей, сделает их счастливыми. Он всегда точно знал, что он делает, почему и зачем.
- Это говорит только о том, что Дамблдор лучше него.
- Это говорит о том, что Альба не умел думать.
- Неправда. Просто он был хорошим человеком.
Кес молчал.
- Ведь он был хорошим человеком? – настойчиво спросил я.
- Лучше многих.
- А Лорд…
- У Томми хватило ума не потащить никого за собой. Иногда от эгоистов меньше проблем.
- Он как раз очень многих потащил за собой.
- Я не это имел в виду.
- А что?
- Гриндельвальд собирался облагодетельствовать человечество. Что он позже и попытался сделать. Но так как все человечество – это очень много, и за пять минут его не облагодетельствуешь, первым под раздачу попал любимый друг.
- Он что-то сделал Дамблдору? Что?
- Облагодетельствовал, - засмеялся Кес.
- Ты нормально можешь сказать?
- Могу. Он сделал его бессмертным.
У меня внутри все оборвалось.
Слишком хорошо я представлял, как это может быть.
Кажется, я знал уже все возможные варианты. Или Гриндельвальд придумал что-то, о чем я пока не слыхал?
- Без его согласия? – не знаю, насколько равнодушно прозвучал мой вопрос, но я очень старался. Мне было холодно и страшно. Одинаково страшно услышать и «да», и «нет».
- Альба колебался. Так долго колебался, что у его нетерпеливого друга не было иного выхода, кроме как заставить его.
- Как можно заставить человека пойти на такое?
- Все можно. Было бы желание.
- Гриндельвальд ему угрожал? – кажется, я догадался. – Угрожал… убить кого-нибудь из близких? Или еще чем-нибудь в этом роде?
- Нет, - очень мягко сказал Кес. – Какие угрозы могут быть между друзьями.
Что я делаю, если мне нужно заставить Фэйта?
И что делает он, если хочет добиться чего-то от меня?
Давим?
Обманываем?
Да, именно так.
- Гриндельвальд обманул директора?
- В какой-то степени. Он решил, что если для изготовления хоркракса убить не просто какого-то человека, а кого-то, кого Альба любит, то его согласия не потребуется.
- И… и что?
- У Альбы была сестра. Гриндельвальд затеял ссору, слово за слово началась дуэль, девочка оказалась рядом и погибла практически случайно. Дело было сделано.
- Так просто… - вырвалось у меня.
- И быстро, - спокойно ответил он.
- И Дамблдор после этого… остался его другом? Или как раз после этого он…
- Дело серьезно осложняется тем, Севочка, что они не знают кто из них в действительности убил девочку. Но она погибла. Гриндельвальд сбежал, скорее всего, сам поначалу испугавшись того, что они натворили, - а феникс остался у Альбы.
Как же так…
Нет, я тоже не хотел оставаться один и почти серьезно думал предложить Фэйту составить мне компанию. И если быть совсем откровенным, хотя бы с самим собой, то собирался я Фэйта при этом обмануть.
Даже не обмануть, а просто не рассказывать лишнего.
Чтобы не напугать.
Потом ведь все равно назад не повернешь.
И как-то мне в голову не приходило до сегодняшнего дня, что в этом есть что-то плохое. Какая ему разница? Ему вообще все равно.
Во всяком случае, я так думал.
До этого разговора.
Гриндельвальд ведь тоже хотел, чтобы Альбус не боялся. И он, наверное, любил его. Очень любил, раз решился взять на себя такое. За двоих.
Если Кес так плохо относится к нему только из-за этого, так он не прав. Он просто никогда не любил никого, вот и злится. И друзей у него нет. Откуда им взяться? Он даже Фламеля называет «мой старый приятель».
- Кес, ты знаешь, ты… Ты сейчас делаешь то, от чего всегда предостерегал меня. Ты смотришь на мелочи и почему-то не берешь в расчет сути.
- И где ты нашел суть?
- У меня нет друзей, которые сделали бы для меня такое.
- Тебе повезло.
- Альбус дал ему повод считать себя согласным! – с жаром воскликнул я. - Раз они придумали все это вместе, то он был согласен. Просто испугался в последний момент. Гриндельвальд пытался ему помочь. Помочь справиться с этим страхом.
- Помог?
- Дамблдор получил что хотел.
- Он получил, что заслужил, а не что хотел. Вряд ли в его планы входило провести всю оставшуюся жизнь в сожалениях и поисках способов исправить случившееся. Думаю, хотел он совсем не этого.
- Он предатель.
Кес молча смотрел на меня, и я точно знал: мне лучше остановиться.
Но не мог.
- Он предатель! Ведь он сохранил феникса. Почему он не уничтожил птицу, если провел всю жизнь в сожалениях? Что ему мешало?
- Очевидно, отвращение к убийству.
- Да что ты говоришь! Птицу ему жалко. А нашего Лорда не жалко.
- Найди пять отличий, - пробормотал Кес.
- Что?
- Ничего. Продолжай.
Нет, это просто невыносимо!
Я вскочил и принялся бессмысленно метаться по Тревесу, натыкаясь на стулья.
Как же так можно! Ведь Гриндельвальд любил его. Они были друзьями. Да еще какими! Так любил, что души хотел соединить. И Альбус согласился. Ведь согласился!
- А что сделал Дамблдор? – я остановился и посмотрел на Кеса. – Что сделал он для своего друга? Ведь создающий хоркракс жертвует своей душой. А чем пожертвовал для него Дамблдор?
- Дамблдор за него умер, - как будто между прочим сообщил Кес.
- Что?.. Когда?
- Часа три назад, насколько мне известно. Ведь ты сам убил его, Севочка.
Я?..
Ну да. Я. Чего я так удивляюсь. Сам и убил. Часа три назад. Но ведь он…
- Он сам просил. И ты сказал, что я обязательно должен сделать это. И… и при чем тут Гриндельвальд?
- Если ты немного размялся, то присаживайся, - он указал на стул, с которого я так глупо вскочил.
- При чем тут Гриндельвальд? – повторил я, усевшись на место и изо всех сил стараясь успокоиться.
- Ты ведь любишь арифметику, Севочка. Вот и посчитай. Один глупый мальчишка, погубив себя, сделал один хоркракс. Так?
- Да. Но ведь там…
- Именно. При том, что мальчишка был один и хоркракс он сделал один, души он разорвал две.
- И? – я понятия не имел, что из этого может следовать.
- Когда Альба рассказывал тебе о том, как создаются эти милые предметы, он ничего не говорил о способах вернуть душу в исходное состояние?
- Говорил. Ты сказал как-то, что все манипуляции с душой обратимы по определению. Я тогда его спрашивал.
- Так что он сказал тебе?
- Кажется, необходимо искреннее глубокое раскаяние.
- Все?
- Еще он говорил, что это очень больно.
- Терпимо. Все?
- Ну да.
- Хорошо. А теперь скажи мне, в чем должен раскаяться обладатель хоркракса?
Как решать подобные задачки, я знал. На этом он меня ловил столько раз, что я давно выучил. Раскаиваться надо не в целях или средствах, а в мотивах. В нашем случае - не в убийстве невинного человека, потому что это средство, и не в желании силы или власти, потому что это цель, а в стремлении перехитрить смерть. Раскаяться… в страхе смерти?
Но это невозможно…
- Как следует раскаиваться в страхе смерти? – спросил я, уже точно зная ответ.
- Умереть.
- Альбус вернул часть души… умерев? Он поэтому просил меня?
- Да.
- И… и не только себе, да?
- По нашим с Альбой расчетам, в их конкретном случае, видимо, да. Они оба всю жизнь сожалели о содеянном. Но точно это станет известно после смерти Гриндельвальда.
- Он так… так испугался, когда заподозрил, что я не смогу его убить. Он…
Я просто пытался пожаловаться. Хотел, чтобы Кес понял, как мне сейчас тяжело. И как было тяжело там, на башне.
Но он опять заставил меня вспомнить, что никакого сочувствия я никогда в нем не найду, в ответ на мои слова попросту рассмеявшись.
- Альба попал бы в очень неприятную ситуацию, Севочка, если бы ты его не убил. У него были все причины желать закончить свои дела поскорее.
Надо взять себя в руки и успокоиться. В конце концов, я все сделал правильно, раз эта смерть была так нужна. Да еще и не одному, а сразу двоим людям.
- Кес, я пойду к себе?
Вместо ответа он медленно провел кончиком языка по верхней губе. Я ненавижу, когда он так делает. У него при этом становится такой вид, что сразу ясно – сейчас произойдет какая-нибудь феерическая пакость.
- Я бы на твоем месте не очень торопился, Севочка.
Да я и не уйду теперь. Неужели он еще не все новости мне сообщил?
- Что-то еще? – невинно поинтересовался я, подумав, что меня сегодня уже точно ничем не удивить.
- Ты понял все, о чем мы тут с тобой толковали?
Нет. Мне еще думать об этом и думать.
- Фактическую часть – да.
- Хорошо. Именно фактическая часть меня сейчас и интересует.
Что-то не так.
- Кес, я упустил какую-то деталь?
- Боюсь, что да. И весьма существенную.
- Ты мне скажешь? – устало спросил я, с тоской понимая, что отдохнуть и спокойно все обдумать он мне, видимо, не даст.
- Так и быть, - засмеялся он. – Ты точно осознал, что Альба соединил свою душу только после смерти?
- Ну да.
- Нет, Севочка, пожалуйста, будь внимательнее.
Боже мой… Сначала умер. Добровольно, раскаявшись, прошел через смерть. И только после этого соединил. Он не мог умереть, пока часть его души была в фениксе, значит…
- Изволь успокоиться, пока у нас тут опять сугробов не намело. Или еще чего-нибудь похуже.
Он сказал это очень кстати. Потому что когда я все понял… понял, как они оба меня опять подставили… ничего не сказали, не объяснили…
Почему?!
Почему надо так поступать со мной?!
Но я не мог как следует разозлиться. Если то, что пришло мне в голову, правда... Плевать, что не сказали. Они никогда ничего не говорят. Может быть, Лорда боялись, может, еще чего-нибудь. Мало ли. У них никогда ничего не поймешь.
- Альбус жив, да?
Скажи «да».
Скажи «да»!
И я прощу тебе все издевательства и обманы.
И тебе, и ему.
Только скажи «да».
- Возможно.
- Ну что ты за человек, а?!
Хотя как раз в такие вот моменты я и вспоминаю, что он не человек.
- Альба немного неудачно упал с башни. И отравился тоже довольно серьезно.
Вот только не надо мне тут рассказывать про то, как кто-то отравился, а ты не смог с этим справиться. О чем угодно можешь рассказать. Но не об этом.
В это не поверю.
Никогда.
- Кроме того, его возраст не очень способствует подобным… приключениям.
- Он здесь?
- В школе.
- Тогда откуда ты знаешь, что он жив?
- Разве я говорил, что он жив?
Как же он меня измучил! Они. Они оба.
- Тогда это надо выяснить. И побыстрее. – Я вскочил на ноги.
- Ты вряд ли сможешь ему помочь.
- Я хочу его увидеть.
- Боюсь, в Хогвартсе ты сейчас не очень популярен, Севочка.
Да не то слово.
- А Гриндельвальд?
- Что именно тебя интересует?
- Он ведь тоже должен умереть? Чтобы соединить обе части?
- Видимо, да.
- И… а кто же ему… поможет?
- Желаешь предложить свои услуги? – засмеялся Кес.
Вот как так можно, а?!
- Я бы тебе не советовал, Севочка, даже близко подходить к этому мерзавцу. Никогда.
Я не считаю его мерзавцем. И никогда теперь не буду считать.
Но мне надо все хорошенько обдумать. А на это нужно время.
Много времени.

Конец первой истории
~*~*~*~



Глава 2. II. Тостуемый пьет до дна (часть 1)

История, безусловно, самая грустная, о том, как профессор Снейп отправил Альбуса Дамблдора в «очередное приключение», а сам от такого счастья воздержался, чем и вызвал стойкое неудовольствие всех, кто так неосмотрительно легендарному шпиону доверял.

Англия - демократическая страна, и если в ней нельзя свободно жить,
то уж умирать каждый волен, когда ему заблагорассудится.
Григорий Горин,
«Дом, который построил Свифт»


Из моей жизни ушли яркие краски.
И беспечность.
Пусть не моя, чужая.
Но хоть какая-то.
Так раздражавшие и одновременно восхищавшие меня легкомыслие, непоследовательность, а иногда и глупость, которую я временами принимал за гениальность. Или наоборот, это была гениальность, которую я принимал за глупость. Теперь уже и не разобрать.
Напрасно я старался убедить себя, что ни в чем не виноват.
Напрасно до бесконечности доказывал воображаемому собеседнику, что если бы я не пошел в Министерство, то все могло сложиться намного хуже.
Куда хуже-то?
Мог бы погибнуть кто-то из детей? Да мне плевать на их детей.
Лорд мог бы получить пророчество, и тогда вообще неясно, что было бы со всеми нами? Но и это меня не оправдывало. Мне не нужен в этом мире никто, кроме Фэйта, а Кес сказал, что с нами, то есть с Семьей, ничего бы не случилось ни в каком случае. Значит, и с Фэйтом тоже.
Мне не было оправданий.
Я посадил его в тюрьму. Там холодно. Ему там плохо. И он ничего мне не сказал. Ни единого слова. Как будто так и надо.
Ничего хуже я не сделаю уже никогда. Даже если приму Наследство Кеса, и мое «никогда» приблизится к бесконечности. Я был совсем дурак, воображая, что Фэйт никуда не денется. Это я-то, человек, осознавший понятие вечности, наверное, раньше, чем научился говорить.
Его нет.
А я остался.
А его нет.
Как же я всех ненавижу…
~*~*~*~
О боже…
- Кес, я не буду играть в шахматы. Я не могу запомнить, как ходят фигуры.
- Этого не требуется.
- И как они называются - тоже.
- Да ради бога.
- Я не хочу!
- Одну фигуру, думаю, ты запомнишь?
- В этой игре всего одна фигура? На двоих?
- Фигур здесь много. Но запомнить надо одну.
Он меня заинтриговал. Как это - одну?.. Всего одну? И уже можно выигрывать?
~*~*~*~
- Дамблдор должен умереть, Север.
Мало ты все-таки общался с Кесом. Все должны умереть. Иначе быть не может.
- Да, мой Лорд.
- И я знаю, кто нам поможет в этом.
Неужели я?
- Малфой.
Давно меня так не удивляли.
- Кто?..
- Малфой, Север. Малфой.
- Каким образом?
- Драко Малфой.
Ах, Драко.
- Думаю, что именно ему мы поручим это деликатное дело.
Я вспомнил, с каким трудом сдерживал смех, когда Фэйт разговаривал с Шефом. Судя по всему, с Драко будет та же проблема.
Поручи. Вот именно ему и поручи. А то мало ли.
Новость о том, что Лорд, не справившись в Министерстве сам, решил поручить убийство Дамблдора мало того, что шестикурснику, так еще и Малфою, стоило того, чтобы рассказать ее всем, кому вообще это можно было рассказать.
- Замечательно! – неизвестно чему обрадовался директор. – Северус, это же замечательно!
- Что именно? – мрачно спросил я.
Но внятного ответа не получил.
Да я и не рассчитывал.
- Бедный Томми, - грустно вздохнул Кес. – Неистребимое желание общаться с представителями нашего семейства рано или поздно закончится для него печально.
У этого и спрашивать ничего не стоило. Хоть бы раз в жизни, хоть на что-нибудь он отреагировал бы так, как я от него ожидаю. Так ведь ни разу!
- Кес, зачем ему мальчишка?
- Он скучает.
- По кому скучает?..
- По нашему родственнику, Севочка. И пытается найти ему замену. Впрочем, тебе не понять.
Мне не понять?! Мне?!
- Кроме того, он надеется, что Люци узнает о том, как нелегко приходится бедному ребенку, и найдет способ выбраться из Азкабана.
- От кого узнает? – очень зло спросил я. – Ты ему скажешь? Или я?
Да я самолично придушу любого, кто попытается сейчас смутить покой Фэйта. Это единственное, что я могу для него сделать. Я категорически запретил Крису передавать любые известия. От кого бы то ни было. И Кес запретил. Я знаю.
- Боюсь, Томми даже близко не подозревает о том, как бессмысленны его надежды, Севочка.
Кес откровенно смеялся.
А мне было плохо.
А еще я подумал, что не одному мне, оказывается, плохо от отсутствия Фэйта.
Открытие выглядело… диковато.
~*~*~*~
Когда Кес прилетел с шахматной доской, я очень расстроился. Честно говоря, я рассчитывал, что они будут меня развлекать каким-нибудь более человеческим способом.
Лучше бы виски принес. Это было первое, о чем я спросил Криса еще два дня назад.
- Даже не надейся, - усмехнулся он на мой вопрос. – Охрана придет, а у тебя тут амбре.
- А палочка мне на что?
- Давай еще здесь колдовать начни. Палочка на всякий случай.
- На какой такой случай?
- На непредвиденный.
Этот поганец обернулся летучей мышью и пристроился в нише на подоконнике, таким хамским способом, видимо, давая понять, что разговор окончен.
~*~*~*~
- Нет, Севочка. Метка Драко совсем не то, что ваши, она не была принята добровольно.
- Почему? Он согласился.
- Это неважно. У него не было выбора. И она ему не нужна. Вот у него она действительно просто средство связи. У Томми нет ничего, что по-настоящему нужно этому мальчику. Разве страх, который побудил его принять метку, можно считать основой его натуры?
- Ему понравилась идея проявить себя и стать ближайшим…
- Тебе не кажется, что «понравилась идея» и «основа личности» - вещи немного разные? Повторяю: у него не было выхода. Но так как он не просто какой-то напуганный мальчик, а сын нашего родственника, то он, за неимением лучшего, пытается извлечь максимум выгоды и удовольствия из того, что предложили ему обстоятельства, на которые он повлиять не может. У него не возникло связи с Томми, как у вас. Эти метки были гениальнейшим изобретением. Я даже немного разочарован. Томми перестал вкладывать в клеймение людей душу.
- Так нечего уже вкладывать.
- Прекрати повторять за Альбой всякую чепуху. Думай, пожалуйста, собственной головой.
- Я думаю. Но ты ведь и сам не уверен, что прав.
- Нужна страсть. Страх может быть чем угодно, но не страстью. Будь Томми писателем, увидев метку Драко, я бы сказал, что он исписался.
- Он поторопился.
- Раньше он таких ошибок не делал.
- Пожалуй.
- Он больше не способен на творческий подход к делу, что не может не огорчать. Ремесленники меня не интересуют.
Уж не в мой ли огород камешек?..
- Все это замечательно, но вдруг у Драко получится? Случайно.
- Не получится. Мальчик не хочет убивать, Севочка. Значит, не убьет. Заставить Малфоя сделать то, чего он не хочет, невозможно. Он не сделает. Даже если будет очень стараться.
По-моему, он что-то путал. Не хуже нашего Лорда.
- Драко - не Люциус, Кес.
- Такие таланты обычно наследственны.
- Да? А почему мне не передалось никаких твоих талантов?
- Так ты не берешь Наследство.
Всегда одно и то же.
- И не возьму.
- Это как тебе будет угодно, Севочка. Но если бы ты согласился как следует подумать об этом…
«Как следует» - это как?
Можно было вставать и уходить. Эту песню я знал наизусть, слушая почти беспрерывно уже больше двадцати лет. Она никогда не менялась и была неизбежна, как смена дня и ночи.
~*~*~*~
Одну фигуру я, конечно, запомнил. Но клетчатая доска всегда наводила на меня тоску, заставляя вспоминать Шефа, Розье и вообще всякую дрянь.
- Кес, зачем это? Я не люблю шахматы.
- Не называй шашки шахматами. Будешь играть с охраной.
- Станут они со мной играть. Они с утра до ночи друг с другом в карты режутся.
- А ты предложи.
- Да не станут они.
- А ты предложи на деньги.
- Слушай, ну какие у них деньги?
- Вот именно.
- Что «вот именно»? Я выиграю - они меня вообще прибьют.
- Так не выигрывай. Проигрывай, Люци. Проигрывай. И побольше.
~*~*~*~
Но серьезнее всех меня озадачила Нарцисса.
- Северус, я хочу, чтобы ты помирился с Белл. Это необходимо, понимаешь, необходимо!
Я с ней не ссорился. Это она говорит про меня Шефу всякие гадости. А я не ссорился.
- Я не ссорился.
- У нее к тебе множество вопросов. Что тебе стоит отнестись к этому с уважением, ведь вы были друзьями. Особенно теперь, когда… Сев, ведь вы - ты и она – единственные люди, которые помогут мне защитить Драко. У нас больше никого нет. Он слушает тебя, он слушает ее…
- Очень зря он ее слушает, Нарси. Ничему путному она твоего сына не научит.
- Сев, я говорила о Темном Лорде. Он слушает и ее, и тебя, понимаешь? Только вас. Вы можете защитить моего сына. Ты и Белл. И это ужасно, что вы… что она тебя ненавидит. Ведь она тебя ненавидит. Она считает тебя предателем, понимаешь?
Это ты ничего не понимаешь, дорогая. И слава богу.
- Ради всего святого, объяснись с ней. Вы отлично ладили до того ужасного случая с Лонгботтомами. Она, конечно, не такая, как прежде, но я тебя прошу: будь хоть чуть-чуть снисходителен, ведь не ты провел в Азкабане столько лет.
- Ты напрасно думаешь, что он нас послушает. Он никого не слушает. И если он захочет отнять у тебя сына, он это сделает.
- Он не убьет ее племянника.
Я так не думал, но разубеждать ее не стал.
Нарси думает, это так просто. Помириться с Белл. Она никогда не была дурой и прекрасно понимает, что если Шеф моей деятельностью удовлетворен, то и ей обижаться не на что.
Так почему она меня ненавидит?
За что?
За то, что я не сел вместе с ней в тюрьму, полагаю.
И что я теперь могу сделать? Я уже не сел. Что можно сделать сейчас, сегодня? Я должен сказать ей, что сожалею и хотел бы провести с ней все эти годы в Азкабане? Ерунда какая-то. Так что ей надо?
- Я чуть с ума не сошел, когда понял, что больше тебя не увижу, - сказал я, глядя в пол.
- Как романтично, - презрительно процедила она.
Лучше бы плюнула.
До чего же комично я, наверное, смотрюсь.
Она ведь по глазам поймет, что мне плевать на нее.
Зачем я затеял все это?.. И ради чего? Ради Драко?
Да.
Мало того, что Фэйт сидит из-за меня в тюрьме, так дело даже не в этом. А в том, что Драко - член Семьи. В конце концов, я просто заставлю ее поверить.
- Ты всегда смеялась, - я посмотрел ей прямо в глаза, - и никогда мне не верила. Я тоже не люблю романтику. Но я любил тебя. Тогда еще слишком сильно.
И тут случилось именно то, чего я панически боялся с того самого дня, как она вернулась. У нее дрогнули губы, она постояла, впившись в меня взглядом, секунду или две и бросилась мне на шею.
Кажется, я перестарался. С перепугу, не иначе. Но на ком еще упражняться, как не на старых друзьях.
Я идиот…
Следующий разговор мы ведем уже втроем.
- Если четко дать ему понять, что дело будет сделано, он успокоится и, возможно, от мальчишки отстанет.
По-моему, Белл смотрит на вещи слишком оптимистично.
- Не отстанет, - в отличие от нее, я прекрасно знал, что к чему.
- Не отстанет, - повторила за мной Нарцисса. – Он мстит Люцу за провал в Министерстве.
- И зачем было выходить за него замуж, а?
Это они как раз и без меня могли обсудить. И наверняка обсуждают. Нарси просто на дыбы взвивается, если при ней ругают Фэйта. Зачем? Есть столько способов расквитаться. Не скандаля. Быстро и тихо.
- Думаешь, он на тебя доносит? – спрашивает Белл, когда мы видимся с ней в следующий раз.
- Что?
- Крысеныш доносит на тебя? – раздраженно выкрикивает Белл.
- А, да, конечно.
Я дар речи потерял минуты на две, когда Шеф велел поселить Петтигрю у меня дома. В первый момент совсем растерялся, и сознание за полсекунды нарисовало картину полного распада личности любимого Повелителя. От того, что он забыл, кто я и где мой дом, и до того, что он меня путает с кем-то, а значит, и всех нас, и, возможно, вообще уже не различает.
- Куда его девать? – снизошел до объяснений Шеф. - Я его уже видеть не могу. А тебе все равно.
Мне-то все равно. А Кесу? Или он просто хочет таким образом от этого идиота избавиться? А больше он ничего не хочет?
- У меня дома поселить? – переспросил я. – И сколько он, по-вашему, после этого проживет?
- Да нет, – нетерпеливо сказал Шеф, – посели его в каком-нибудь из выходов. Он еще может пригодиться.
Ах, это. Но все равно ведь опасно. Только и следи потом, чтобы его кто-нибудь не придушил мимоходом.
- Будет исполнено, мой Лорд. В каком-нибудь поселю.
Кес удивился, но не возражал.
- Странные у Томми формы заботы о подопечных, - пожал он плечами. – Думаю, там надо будет пространство разделить?
- Там нечего делить, Кес. Там вообще жить нельзя, это же просто выходы в города.
- Жить можно где угодно. Это во-первых. А во-вторых, не память же ему стирать каждую ночь. Разделим пространство, он и не увидит никого.
- А главное, его никто не увидит.
- У нас с тобой разные представления о том, что где главное, но в данном случае суть от этого не меняется.
Действительно. О чем я. Какая разница, убьют человека или нет. Да его в секунду на тот свет отправят, как только увидят. О чем Лорд вообще думал?
- Он думал о том, что этот человек потом ему расскажет, - по привычке ответил на мой незаданный вопрос Кес. - С одной стороны, такие попытки надо пресекать на корню…
- Ты все-таки предлагаешь его убить?
Лорд, скорее всего, просто хочет избавиться от Петтигрю нашими руками. Тоже мне. Перебьется. Сам пусть работает.
- Нет. Если Томми этого не желает, с нашей стороны получится нелюбезно. А если желает, то это его проблемы.
Логично на самом деле.
В итоге Петтигрю я поселил в каком-то полуразвалившемся заброшенном домике на окраине одного из мелких промышленных городков, которые считались нашей территорией и использовались время от времени для ночных прогулок моих родственников. Да и не только. Камины в таких домах, называвшихся просто выходами, составляли обособленную сеть, к которой как раз и был подключен Западный камин Тревеса. Предложить поселить в таком месте живого человека мог, наверное, только наш Лорд. Я еще понимаю, сам бы поселился. Хотя лично я бы и ему не посоветовал.
- Это твой дом? – испуганно спросил Петтигрю, попав туда впервые.
- Я тут почти не живу. На втором этаже есть гостевая спальня. Кажется.
К тому моменту я еще не успел посмотреть, во что превратился дом после преобразований Кеса. Но надеялся, что все в порядке.
Зря я согласился. Надо было просто отключить здесь камин. Хотя на это Кес бы не пошел. Территорию нельзя оставлять без присмотра. А то набегут какие-нибудь безродные одиночки, потом не избавимся.
Ладно, в конце концов, это не мое дело. Если что-то не сработает и мы лишимся этого соглядатая раньше времени, так от несчастных случаев еще никто не застрахован.
С тех пор прошло недели две, и в том доме я не появлялся. Но вопрос Белл заставил меня вспомнить о нем.
Может быть, она все-таки дура?
- Конечно, он доносит. Иначе зачем бы Повелитель его ко мне подселил?
- Ему нечего доносить, ты же там не бываешь, - мягко сказала Белл, в очередной раз поразив меня резкими перепадами настроения. – Тебе не следует так легкомысленно относиться к этому.
Да мне все равно.
Но теперь это не все равно Белл. Что удручает.
Хотя и забавно.
- Сев, он тоже не уверен в тебе. У него много вопросов.
- Я уже ответил ему на все эти вопросы.
- Но получить подтверждение со стороны ему будет полезно, ведь так?
Мне в голову не приходило, что они с Нарси могут задумать попросту подставить меня. Я до сих пор уверен, что основная идея не принадлежала Белл, хотя она и преподнесла мне все это как собственную выдумку.
- Таким образом, Повелитель поймет, что Дамблдора все равно убьют, и хоть немного успокоится.
- Белл, - окликнул я ее уже в дверях. – Он обязательно проверит, где вы были, о чем говорили и… о чем думали.
- Я знаю, Сев, не волнуйся.
- Нарцисса…
- Я научу ее, это несложно.
- Будьте аккуратнее.
- А он сильно изменился, правда?
Ну, ты тоже сильно изменилась, дорогая. Не тебе привередничать.
- Изменился.
- Раньше в нем не было этой… усталости.
- Не было.
- А ты совсем не изменился.
Да неужели?
- Я жду вас часам к одиннадцати.
Я согласился, чтобы сделать им приятное. Мне-то было все равно. Во всяком случае, тогда я так думал.
~*~*~*~
Просто так проигрывать я, конечно, не мог. За кого Кес меня принимает? Поэтому я научил играть в эти «не шахматы» всех желающих. Например, Руди. Они с Рабастаном вообще оказались на редкость азартными. Со скуки, наверное. Постепенно втянулись остальные, и дело пошло веселее.
Точно понимал, что происходит, сначала, кажется, только Эйв. Но он, как всегда, помалкивал, потому что с охранниками играл исключительно я, а жилось от этого неплохо нам всем.
- Ты очень нас выручил, Малфой, - объяснил мне как-то вечером Роквуд. – Лица, работающие на наше Министерство, не могут брать взятки.
- Я понимаю.
- Нет, не понимаешь. Эта информация доводится только до служащих. Но тебе я, так и быть, расскажу. Все должности, раздаваемые Министерством, зачарованы от коррупции. И здешние охранники не исключение. А ты так ловко обошел этот по сути непробиваемый кордон, что тебя тут на руках готовы носить. И мы, и они. Вот теперь понимаешь, верно?
Меня всегда немного раздражала его манера изъясняться. И сам он меня раздражал. Но ему самому знать этого, конечно, не стоило.
Среди наших проигрывать мне почти ежедневно небольшие суммы быстро стало считаться хорошим тоном. Это всячески поощрялось охранниками, и пренебрежение такой всеобщей идиллией для любого из заключенных могло закончиться плохо.
Пятьдесят процентов я потом проигрывал нашим сторожам, а пятьдесят - отдавал Крису. Если уж мне предстояло провести в этом кошмарном месте какое-то время, то не нужно упускать даже такие возможности. Других мне, скорее всего, никто не предложит.
~*~*~*~

Предоставленные сами себе события имеют тенденцию развиваться от плохого к худшему.


- Это я виноват в смерти Сириуса. Нельзя было устраивать такую чудовищную провокацию. Ты явно был не готов.
- Альбус, вам не об этом сейчас надо думать.
Он был чуть жив, даже сидеть не мог и лежал в своем кресле, закрыв глаза.
Если я хоть что-то понимаю в таких проклятьях, а я понимаю в них все, то мы еле успели. Я поил его наскоро приготовленной смесью нескольких зелий и одновременно пытался снять проклятье с его обожженной, почерневшей руки.
- Что вы делали этой рукой, Альбус?
- Ты не поверишь, - усмехнулся он.
- Мне уже страшно.
Он кивнул на стол.
- Это гриффиндорский меч так вас отделал?
- Нет. Кольцо.
Рядом с мечом лежал безвкусный перстень с треснувшим камнем.
- Вы схватили его рукой? Но зачем?
- Хуже, Северус. Я надел его на палец.
- Зачем вы его надели? Оно же было заколдовано, вы не могли не понимать этого. Зачем вы вообще его трогали?
Он поморщился.
- Я… сглупил. Это было так соблазнительно…
- Что было соблазнительно?
Он не ответил.
- Чудо, что вы вообще смогли вернуться! – я был ужасно на него зол. – На это кольцо наложено сильнейшее проклятие. Остаётся надеяться, что его удастся сдержать. Я зафиксировал его. Временно.
Альбус поднял почерневшую руку и начал разглядывать её как диковинку.
- Ты отлично все сделал, Северус. Как думаешь, сколько мне осталось? - равнодушно осведомился он.
Мне не понравился такой фатальный подход к вопросу, хотя на первый взгляд дело выглядело безнадежным.
- Точно сказать не могу. Может быть, год. Невозможно сдерживать такое проклятье вечно. Подобные вещи только крепнут со временем.
Он улыбнулся.
- Мне повезло, невероятно повезло, что у меня есть ты, Северус.
Мне бы еще когда-нибудь везло. Всем вокруг почему-то везет. Кроме меня.
- Если бы вы позвали меня немного раньше, я бы смог... У вас было бы больше времени. Вы уверены, что достаточно разбить кольцо?
- Что-то вроде того… Я был вне себя, это точно… - Он с трудом выпрямился в кресле – Ну что ж, это только все упрощает. Я имею в виду планы Волдеморта. Его приказ мальчику Малфоев убить меня.
- Вряд ли Темный Лорд думает, что Драко сможет выполнить приказ.
- Короче говоря, мальчик обречен, так же как и я, - резюмировал директор. - Что ж, думаю, после провала Драко миссия перейдет к тебе?
- Скорее всего.
- Лорд Волдеморт полагает, что в ближайшем будущем шпион в Хогвартсе ему больше не понадобится?
- Да, он уверен, что скоро школа будет в его руках.
- Если это случится, - почему-то не глядя на меня, произнес Дамблдор, - можешь ты пообещать мне, что сделаешь все возможное для защиты учеников?
Он в принципе не допускает возможности, что ему самому придется дожить до этих прекрасных времен? Ладно, про это безобразие будет потом с Кесом объясняться. Вот кто мигом ему по башке настучит за подобные фокусы. Надо распад мозга иметь в последней стадии, чтобы такое на руку нацепить. От чего он был не в себе?
Я кивнул на его вопросительный взгляд, хотя гораздо больше мне хотелось пожать плечами.
- Хорошо. Значит, так… Первым делом ты должен выяснить, что собирается делать Драко.
- Вы позволите ему убить вас?
- Нет конечно. Ты должен убить меня.
Иногда мне начинает казаться, что у Шефа не с Поттером одна голова на двоих, а с Дамблдором.
- Прямо сейчас? Или сначала сочините эпитафию?
- Полагаю, момент представится со временем. Судя по случившемуся сегодня, - он кивнул на свою почерневшую руку, - с уверенностью можно сказать, что это произойдёт в течение года.
В этот момент я по-настоящему испугался. Он действительно считает, что кроме меня ему никто не поможет? Или он устал до той степени, когда смерть начинает казаться единственным выходом? Или, может быть, таково побочное действие проклятия? Скорее всего, именно так. Во всяком случае, надо проверить.
- Если вы не против умереть, почему не дать Драко сделать это?
Что-то мне в нашем разговоре сильно не нравилось. Так бывало, когда я слушал Кеса и ощущал буквально растворенную в воздухе неправильность. Как будто мы говорим совсем о разных вещах. Он – о чем-то своем, а я пытаюсь его понять и вроде бы даже понимаю, но все не так. Все совсем не так.
- Северус, мне нужно, чтобы это сделал ты.
А правду сказать? Для разнообразия.
- Зачем?
- Смерть бывает разная. Дай мне слово, что если появится такая необходимость, то ты сделаешь это.
- Почему я?
- А кого мне еще просить?
Мне все казалось, что это несерьезно. Или он так шутит, или проверяет меня, или хочет поймать на чем-то. Все что угодно, только не то, что, видимо, происходило на самом деле.
- Северус, пожалуйста! Прошу тебя, дай мне слово!
Он знал, точно знал, что это запрещенный прием. Так нельзя! Почему именно я? Почему всегда я?!
- Я выполню вашу просьбу, если я, я сам решу, что в этом есть необходимость.
- Спасибо, Северус.
Если бы я мог рассказать Фэйту, что Дамблдор действительно собирается умирать, он бы, конечно, не посочувствовал директору.
Но он бы посочувствовал мне.
Фэйту я ничего сказать не мог, зато отлично помнил, как именно он всегда мне сочувствовал. И не видел причины пренебрегать его любимым средством. Тоску надо лечить.
И я с успехом лечил ее на Тревесе, мрачно думая о том, что в одиночестве этого делать не стоило. Когда меня там обнаружил Кес, я уже двух слов связать не мог.
- В честь чего столько веселья? – спросил он, когда я наконец его идентифицировал.
В ответ я недовольно мотнул головой и поприветствовал его мычанием.
- Это что-то новенькое, - он уселся напротив и уходить явно не собирался, хотя я и пытался показать ему рукой, в каком именно направлении ему следует удалиться, причем прямо сейчас.
- Я понял, Севочка, - успокоил он меня. – Ты ведь не обидишься, если я сделаю это чуть позже?
- Н-нет.
- Человеческая реакция, - смерив меня презрительным взглядом, процедил он.
- Угу, - удовлетворенно кивнул я, чувствуя, что потихоньку начинаю осознавать происходящее.
Наверное, я все-таки сделал что-то не так. Если меня лечил Фэйт, я всегда потом долго спал. А сейчас просто плохо. Будто меня бьют по голове чем-то очень тяжелым. Причем изнутри.
- Когда тебя в последний раз не отражали зеркала?
- Не помню, - пробормотал я, стараясь на него не глядеть, потому что откровенно лгал. В последний раз меня не отражали зеркала после того, как я пожал руку Блэку. Ровно три недели, я считал. Специально считал, чтобы проверить, может, все-таки не сработало. Какой там. Все по полной. Вот Кес бы порадовался. Но я же не дурак ему рассказывать. От себя не убежишь.
Некуда.
Да и не хочется уже.
- Так что у нас случилось?
- У тебя – ничего, - разом отомстил я за его безразличие ко всему, что когда-либо меня мучило.
- Это радует. А у тебя?
- Дамблдор.
- Я слушаю.
- Он умирает, - глухо сказал я, глядя в стол. - Он схватил в руки какую-то гадость и теперь умирает.
- Это я знаю. Что-то еще?
- Он взял с меня слово, что я убью его.
Вот этого Кес точно не знал. Секунды две он обдумывал услышанное, потом усмехнулся и спросил:
- А зачем ты дал ему слово?
- Он меня просил.
- Ну и что?
- Он… я не смог ему отказать.
- Ну, это понятно, - он рассмеялся. – Я тоже никогда не умел ему отказывать. До сих пор одни проблемы. Он может быть редкостным занудой, когда ему действительно что-то нужно. В общем, все не так уж и плохо. Во всяком случае, у тебя нет причин для такой трагедии. Если ты его убьешь, это будет даже забавно.
Забавно?! Ему будет забавно?! А мне?!
Я ничего не говорил. Просто молча смотрел на него. И хотелось мне удавиться. Хотя и не получилось бы.
- Севочка, ну что это такое? – примирительно сказал он. – Ведь еще ничего не случилось. Может быть, его убьет кто-нибудь и без тебя. Или он сам умрет раньше. Разве можно так расстраиваться из-за будущего. Оно каждую секунду меняется.
Он так быстро и незаметно умел, если нужно, превращаться из законченного циника в близкого и все на свете понимающего, что я всегда на это ловился.
- Перестань, мой хороший. Каждый волен поступать как ему угодно. И Альба тоже.
Как точно Кес определил, что именно меня расстроило. Дамблдор не смеет! Не смеет бросать меня! После всего, что он со мной сделал. Не смеет! Как он может меня бросить? Ведь рядом со мной нет больше ни одного живого человека. Это чудовищно нечестно! Хватит того, что я остался без Фэйта.
- Ке-е-ес! Как он мог сделать такое со мно-о-ой?..
- Севочка, ну что ты ревешь, взрослый человек, честное слово.
Я понимал, конечно, что все это выглядит совершенно дико, но вместо того, чтобы просто уйти к себе и, проспавшись, решать свои проблемы, я сидел на диване на Тревесе, уткнувшись носом в его камзол, и рыдал. Второй раз в жизни.
- Альба давно собирался… попутешествовать. Если вернется, то расскажет нам с тобой, что там видел интересного.
Я не стану с ним разговаривать. Не стану. Пусть насмехается сколько хочет. Мне все равно. И слушать его не буду. И не пойду никуда. Может даже не надеяться. Я ни на шаг от него не отойду. Потому что он – это единственное, что у меня осталось. Даже если ему на меня плевать. Пускай. Я не вернусь больше в школу. Я вообще больше отсюда шага не сделаю. Я не желаю никого видеть. Никогда.
Кес крепко взял меня за плечи и, отодвинув от себя, заставил посмотреть в глаза.
- Севочка, никогда, слышишь, никогда не смей оплакивать мертвых, пока еще можно что-то сделать для живых.
- Для него больше нельзя ничего сделать, - я упрямо мотнул головой.
- Ты бы лучше подумал, как поаккуратнее довести до сведения Томми, что малфоевский детеныш принадлежит нам, а не ему. А то мало ли.
Это он сказал зря. Потому что про Фэйта я запретил себе думать в принципе. Просто запретил. Не сегодня. Не сейчас.
- Лю-юц…
- Боже мой… Все. Хватит.
Он настойчиво прижал к себе мою голову и с силой провел несколько раз ладонью по волосам.
Больше я ничего не запомнил.
~*~*~*~
У меня не было буквально ни одной свободной минуты. И виноват в этом был Крис. Он все время чего-то хотел. Стоило мне задуматься или, хуже того, прилечь отдохнуть, как ему срочно требовались то подпись, то консультация, то совет. А когда я бывал близок к тому, чтобы сорвать на нем свою усталость и последствия бессонницы, прилетал Кес.
Как скоро я понял, что они делают это нарочно? Да быстро на самом деле.
Нравилось ли мне это?
Не знаю.
~*~*~*~
Я открыл глаза, вспомнил, как неудачно пытался решить свои проблемы по рецепту Фэйта, и порадовался, что догадался делать это дома.
- Не могу сказать, будто я пришел в восторг от твоего решения оставить ее Севочке, - донесся до меня тихий голос Кеса. - Оставил бы ты ему лучше часы.
- Это само собой, - грустно ответил Дамблдор. – Но палочку мне больше оставить некому. Если ему очень повезет, то он и не узнает никогда, что обзавелся таким неподходящим наследством.
Я уже все узнал. Так что мне, как всегда, не повезло.
Еще один. Я что, теперь и его наследник?
Все-таки я был сильно не в себе, потому что начал почти истерически смеяться, и они увидели, что я их слушаю.
- Северус? – обеспокоенно спросил Альбус.
- У вас, случайно, нет сведений, что «неподходящего» собирается оставить мне в наследство Темный Лорд?
Они переглянулись.
- Собирается, - улыбнулся директор, вставая. – Но Том сам еще не знает об этом.
Он исчез так быстро, что я невольно подумал о его хроническом нежелании со мной объясняться.
- Что он собрался мне оставить?
- Свою волшебную палочку. Теоретически, если ты его убьешь, это подразумевается по умолчанию.
- Но он сам просил меня. Мы же не будем сражаться.
- Кто знает.
- Нет, подожди…
Они хотят, чтобы я сделал это при Темном Лорде?! Альбус сказал, что смерть бывает разная… Он собрался сдаться Шефу?
- Кес, что он задумал? – в отчаянии спросил я.
- Не представляю, Севочка. Правда, не представляю. Зачем загадывать?
- Я не убью его, если не сочту необходимым.
- Это уже все поняли, - неодобрительно сказал он.
- Что я опять сделал не так?
- Ты действительно хочешь это знать?
- Да, - после секундного раздумья ответил я. – Говори.
- Ты, Севочка, оказал Альбе очень дурную услугу, не позволив умереть. Очень дурную.
- Нет. Он был рад, что у него еще осталось время.
- Он-то был рад. Только время ему ни к чему.
- Это ты так считаешь. Что с его палочкой? Почему плохо, если она достанется мне?
- Потому что у тебя есть своя.
- Ну так я и не обязан буду ее использовать.
Он молчал.
- Разве нет? - неуверенно спросил я.
- Не обязан.
- Тогда в чем проблема?
- Альба боится, что у тебя может появиться такое искушение.
- Почему?
- На счету этой палочки много… великих свершений.
- Я-то тут при чем? Это же его свершения.
- Даже самые талантливые волшебники попадаются иногда на удочку предрассудков о силе подобных вещей.
Да, бывает.
- Дамблдор невысокого обо мне мнения, если опасается, что я стану колдовать его палочкой в расчете на… на что бы то ни было. У меня есть своя.
- Тебя успокоит, если я скажу, что не разделяю его опасений?
Так мимоходом сказать мне что-нибудь невероятно приятное умел только Кес. Я сразу почувствовал себя намного лучше и, насмешливо ему поклонившись, сказал:
- Спасибо. Почему ты сам не посмотришь, что можно сделать с его рукой?
- Это не нужно, - беспечно отмахнулся он.
Все-таки я не мог в это поверить. Он тоже расстроен, просто виду не показывает. Ведь для него Дамблдор очень близкий человек. Возможно, самым близкий. Вроде друга. Я все время на него здесь натыкаюсь, и приходит он не ко мне. Так неужели Кесу совсем все равно? Или он привык терять близких людей, и ему это стало безразлично?
- Кес, тебе действительно все равно?
- Абсолютно. И тебе тоже должно быть все равно, Севочка. Ничего кроме неприятностей привязанности не приносят. У каждого своя судьба. Иди и позаботься о том, кто действительно в этом нуждается.
Он имел в виду Драко.
Так о нем я забочусь по мере сил. Нарцисса вот с Белл сегодня собирались зайти. Петтигрю порадовать. А что я еще могу сделать?
Я остановился и обернулся. Кес так и сидел, откинувшись на спинку дивана, и могу поклясться, что вид у него был невероятно довольный.
Хотя что с него взять.
~*~*~*~
Клаусу Каесиду
Ашфорд
Ирландия
15.07.1996
Кес, он прислал новые расчеты. По-моему, там опять вектора перепутаны. Посмотри, пожалуйста.
Альбус.
~*~*~*~
Альбусу Дамблдору
Хогвартс
15.07.1996
Разумеется, перепутаны. Не хочу тебя расстраивать, Альба, но ты точно уверен, что он делает это не нарочно? Возможно, его устраивает настоящее положение вещей.
Кес.
~*~*~*~
Клаусу Каесиду
Ашфорд
Ирландия
15.07.1996
Его не устраивает настоящее положение вещей! Поверь мне, я знаю. Он не может рассчитать так, как нужно, не умеет. Это слишком рационально для него.
Альбус.
~*~*~*~
Альбусу Дамблдору
Хогвартс
15.07.1996
За столько лет уже, кажется, и мартышка сообразила бы, что к чему. Неужели так сложно четко следовать инструкциям, не привнося в них элементы своей неотразимой индивидуальности.
К.

~*~*~*~
Все шло, как мы и договаривались. Нарси плакала, кажется, не прилагая к этому ни малейших усилий, вполне искренне опасаясь за жизнь Драко, Петтигрю подслушивал под дверью, Белл в сотый раз задавала все те же надоевшие мне до смерти вопросы, на которые кому только я уже ни отвечал. Но если она считает, что Шефу для спокойствия нелишне будет услышать эти ответы еще раз, то пусть так оно и будет. Мне все равно.
Обе они выглядели очень убедительно, давая мне основание надеяться, что и приход сюда был разыгран в совершенстве. Белл прекрасно понимала, что наш любимый Повелитель захочет владеть ситуацией целиком, а не отдельными ее эпизодами. Даже очередная их стычка по поводу Фэйта смотрелась к месту и вполне естественно, придавая нашим посиделкам дополнительный колорит.
Мне только не нравилось, что Нарцисса совсем не притворялась, когда картинно рвала на себе волосы. Сцена была хороша, и Шефу будет полезно вспомнить, что он имеет дело с живыми людьми, но ей не стоило снова и снова так мучиться. А может быть, мне просто было не по себе от того, что все это из-за меня. Если бы я не пошел в Министерство…
— Северус — о, Северус — ты поможешь ему? Ты присмотришь за ним, чтобы с ним ничего не случилось?
— Я могу… попробовать.
Она отбросила в сторону бокал с вином и вдруг почти незаметным движением скользнула с дивана на пол. Стоя на коленях, схватила мою руку и поднесла к губам.
Я испугался, как испугался много лет назад, когда что-то похожее проделал Фэйт. Только сейчас тут были два свидетеля. И Шеф увидит все это непременно.
— Если ты будешь рядом, чтобы защищать его… Северус, ты поклянёшься? Ты дашь нерушимую клятву?
— Нерушимую клятву?
Так вот зачем все это…
Белл издала нервный смешок.
— Ты что, не слышала, Нарцисса? Он попробует! Обычные пустые слова, обычные отговорки! И, конечно, всё по приказу Тёмного Лорда!
Они договорились… Они договорились обо всем этом. Раз Белл ее поддерживает. Предательница! А еще висла на мне и ревела. Дрянь.
Отступать было некуда.
Да и незачем.
— Разумеется, Нарцисса, я дам нерушимую клятву. Возможно, твоя сестра согласится скрепить ее.
Я автоматически опустился рядом с ней на колени, точно так же как сделал это когда-то много лет назад для Фэйта, и взял ее безвольно упавшую правую руку в свою. Она посмотрела на меня умоляюще и виновато.
— Тебе понадобится твоя палочка, Беллатрикс, — холодно сказал я, не отвечая Нарси на этот взгляд. — И тебе придётся подойти поближе.
Белл шагнула вперёд, оказавшись над нами, и коснулась кончиком палочки наших соединённых рук.
— Будешь ли ты, Северус, присматривать за моим сыном Драко, пока он будет пытаться выполнить задание Тёмного Лорда? – заговорила Нарцисса дрожащим голосом.
— Да.
Тонкий язык яркого пламени вылетел из палочки и обвился вокруг наших рук.
— Будешь ли ты, по мере своих возможностей, оберегать его от беды?
Спасибо хоть, что «по мере возможностей». Зачем, Нарси, зачем тебе это? Ты что, не помнишь, как мы с тобой фотографировались в Министерстве для «Ежедневного пророка»? Или когда дело касается детей, все становится настолько серьезнее?
— Да.
Второй язык пламени вылетел из палочки Белл и свился с первым в тонкую пылающую цепь.
— А если это окажется необходимо… если окажется, что у Драко не получится… — прошептала Нарцисса, и я вздрогнул от этого страстного мучительного шепота, — выполнишь ли ты то, что Тёмный Лорд приказал ему сделать?
Сговорились вы все, что ли?!
— Да.
Третий язык пламени вылетел из палочки, сплёлся с остальными и плотно обвил наши соединённые руки.
Вот теперь я попал по-настоящему.
Намертво.
Дамблдор получит что хотел. И не тогда, когда я сочту необходимым, а когда этого не сможет сделать Драко. Потому что он не хочет. В этом Кесу можно верить.
Ты могла не приходить, Нарси. Не приходить и не обманывать меня. Я и так буду защищать Драко, пока дышу. И после, скорее всего, тоже. Просто потому, что он мой родственник. Только ведь ты не знаешь об этом.
А Белл я этого не прощу. Никогда.
Я смотрел им вслед сквозь затянутое паутиной темное окошко и думал о том, каким же я был идиотом, когда хотел на ней жениться. На глупой и злой дуре. И о том, что в молодости как-то всего этого не замечал. Впрочем, я тогда много чего не замечал. Даже, помнится, презирал скучную и бесцветную Нарциссу, совершенно не понимая, что Фэйт нашел в ней настолько интересного, раз решил жениться. Фэйт, как всегда, разглядел лучше. На двадцать лет вперед разглядел.
А у меня всего-то и хватило ума – не жениться на Белл.
Дурак я был совсем.
~*~*~*~
Я так и не смог прийти к определенному выводу по поводу того, нравится мне или нет настолько всепоглощающая опека. С Крисом, конечно, было спокойнее, но…
Слишком много за три месяца накопилось этих «но».
Во-первых, я не любил его. Здесь он вел себя вполне прилично, но он никогда не утруждался вести себя прилично раньше. И забыть я этого не мог. Его последняя выходка, когда он пытался мне угрожать, вообще ни в какие ворота не лезла.
А во-вторых, я не привык все свое время проводить в обществе постороннего человека.
Если бы мне предложили выбрать, с кем бы я хотел разделить камеру, я выбрал бы Руди. Эйв слишком беспокойный, Уолли слишком предупредительный, Нотт зануден, Тони непредсказуем, от Джагсона много шума, а Роквуда я просто не переношу. Лучше уж Крис.
Когда мне надоело решать, нужен ли он тут, я попробовал от него избавиться. Не насовсем, а просто чтобы проверить, возможно ли это в принципе. Но он тоже был не дурак, и четкого ответа на этот вопрос я не получил. Не знаю, как он общался с Кесом, но тот неизменно появлялся, если обстановка даже не накалялась, а хотя бы слегка натягивалась.
Наблюдать за всеми этими милыми закономерностями было любопытно. Это развлекало меня немного. Потому что давно налаженный бизнес такого эффекта уже не давал, а Кес никогда не прилетал с пустыми руками. Он приносил мне биржевые сводки, банковские отчеты и сведения о моих счетах, которые неизменно меня утешали. Не знаю, как он это делал, но на свободе я столько не зарабатывал. Деньги меня не радовали, но привносили в угнетенное сознание чувство покоя и удовлетворения.
- Тебе оставлять что-нибудь в сейфе Гринготтса?
- Так все плохо?
- Гоблины нервничают, - он слегка пожал плечами. – Но если совсем опустошить твой сейф, могут пойти толки. Я бы оставил что-нибудь. Символическое.
- Ну оставь.
Сам он уже несколько лет ничего в Гринготтсе не держал. Но я все-таки не он. Меня все знают.
~*~*~*~
Минерва переживала, что Дамблдор почти не бывает в Хогвартсе. Это она еще не знала, чем все закончится. На мой взгляд, он правильно делал, полностью оставив на нее школу. Пускай привыкает. Скоро она останется тут одна.
И я тоже.
Но ей повезло больше. Она пока об этом не знает.
Почему-то именно в Большом зале мне становилось по-настоящему тоскливо. Среди детей, которые не знают. И среди учителей. Которые не знают.
Не знают, что он собрался предать их. Точно так же, как уже предал меня.
Он не будет их защищать.
Он не хочет.
Он хочет умереть.
А защищать их, когда сюда придет Темный Лорд, он просил меня.
Как, ради Мерлина, я смогу это сделать? Ведь я остаюсь один. Мне никто не поможет. Кес только и надеется, что я все брошу и навсегда переселюсь домой.
Я гнал от себя эти мысли попытками следить за Драко, переругиваться с МакГонагалл, таскаться на Гриммаульд и слушать на глазах расцветающего любимого Повелителя.
Драко боялся его до истерики. Страх мешал мальчишке почувствовать ту тонкую эстетику обворожительности, с которой Лорд с ним обращался. Когда я видел их вместе, мне было отчаянно за Шефа обидно. С какой бы стороны он ни попытался зайти, Драко только боялся. Не удивлялся, не восхищался, не утруждал себя даже попытками о чем-нибудь подумать и что-то понять. Он боялся. Тупым животным страхом пойманного в капкан щенка.
Отчаявшись пробиться через этот страх, Лорд совершил беспрецедентный по своему великодушию и бессмысленности поступок. Он одарил семнадцатилетнего, по сути совершенно не нужного ему мальчишку меткой.
Не помогло. Благодарности и благоговения не прибавилось, а страх усилился.
Шеф разозлился. Пригрозил поубивать и его родителей, и его самого.
А потом затосковал.
Все это вызывало у меня очень разнообразные ощущения. От обычного желания скрыть рвущийся наружу смех до острого сочувствия Лорду. Наблюдая, как он бьется об эту стену, я только лишний раз удивлялся, насколько умело пользовался его слабостями Фэйт. Тогда, в молодости, я ни черта не понимал. Глядя на Драко, я даже сообразил теперь, почему попал в нашу организацию Эйв. И почему Шеф берег его. Эйв художественно воплощал страх. Все мы, каждый из нас исполнял при Лорде определенную роль. Как в уличном итальянском театре. Это маска палача, это храбреца, это скупца, а это – Карамболина. Эйв совсем неплохо, когда надо, держал маску несколько экзальтированного Пьеро, а Фэйт так просто постоянно их менял. В зависимости от того, что считал полезным в данный момент.
И вот весь этот балаган строем отправился на отдых к северным рубежам, а Шеф остался. С Грейбеком, Кэрроу и спятившей Карамболиной. И еще со мной. Есть от чего прийти в отчаяние и броситься искать аналоги среди ближайшего окружения. Вот нашел Драко. И что получил? Большой кукиш.
Может быть, Кес прав, и дело в том, что у Шефа действительно нет ничего, чем можно купить этого глупого ребенка. Но так или иначе, а лето закончилось, Драко отправился в школу, и общение их на время пришлось ограничить. Повелитель по привычке время от времени напоминал о своем обещании при случае всех убить, потому что из всех попыток контакта только это вызывало в мальчишке бешеную реакцию, а Драко - видимо, тоже по привычке - продолжал панически его бояться, не позволяя при этом получить от своего страха ни малейшего удовольствия. Потому что от такого типа реакции Шеф ничего получить не мог, не понимая ее в принципе.
Все это было очень жестоко и очень… по-малфоевски. Раз у тебя ничего для меня нет, то ты ничего от меня не получишь. Железная логика Фэйта.
И как мне со всем этим справляться, когда не станет директора?
Дамблдор теперь практически поселился у меня на Тревесе. Раскидывал на столе свитки пергамента и все что-то в них искал, правил, снова искал, рвал, мял и бросал на пол.
Однажды я все-таки спросил его, что он делает, хотя на самом деле хотел спросить, почему Кес ему не помогает.
- Ищу выход из безвыходного положения, Северус, - грустно ответил он.
- Это касается вашей руки?
Он даже не понял, о чем я, и секунду смотрел на меня поверх очков, пока не рассмеялся.
- Нет. Нет конечно. С этим все давно ясно.
Оказалось, что я был несправедлив. Кес ему помогал. Как-то я увидел эту помощь в действии.
- Нет. Нет. Нет, - Кес быстро-быстро брал пергаменты один за другим, проглядывал и отбрасывал прочь. - Это вообще не отсюда. А тут он снова сделал ошибку, - Кес чуть-чуть задержал взгляд. – Две ошибки и небрежность в записи, которая дала ему еще две ошибки. Посмотри, у него модуль отрицательный. Альба, он издевается?
- Он торопится, - мрачно отозвался Дамблдор. - Все мы торопимся. Кес, давай придумаем что-нибудь.
- Он девятый год не может сделать элементарных расчетов.
- Ты же видишь, что у него не получается. Надо обойтись тем, что есть.
- Невозможно. Ты хочешь, чтобы я его убил? Это опасно даже по четко просчитанным параметрам. Всегда есть возможность какого-нибудь случайного сбоя. А он регулярно присылает незнамо что. Какой бестолочью надо быть, чтобы так закоротить пространство!
- Он не знает, как это получилось.
- А я должен знать? Он сам себя там закупорил. Теперь пусть сидит.
- Он сидит. Мне думать страшно, что с ним станет, когда я...
- Так не думай об этом.
- Ты можешь туда попасть. Не говори ничего, - быстро произнес Дамблдор, увидев на лице Кеса выражение неподдельного возмущения. – Я знаю, что ты можешь.
- Хочешь, чтобы я застрял там вместе с ним? Туда я, может быть, и смогу. А обратно?
- Кес, это единственное, что я должен доделать.
- Мы занимаемся этим почти десять лет.
- Девять. И что такое для тебя девять лет?
- А для тебя?
- Я привык.
Кес пожал плечами, попрощался и отправился куда-то Западным камином.
- Альбус, вам следует вернуться в школу.
- Завтра буду, - он снова уткнулся в свои записи.
Я собрался уходить, когда он вдруг окликнул меня.
- Северус.
- Да, - я обернулся.
- У Гарри на завтрашний вечер назначена отработка. Ты не мог бы перенести ее на любой другой день? Мне необходимо встретиться с ним именно завтра.
- Да делайте что хотите, - я ужасно разозлился. – Этот ваш…
- Перестань, - устало оборвал он меня. - Тебе удалось выяснить, чем занимается Драко Малфой?
Не удалось. И не удастся, судя по всему.
- Я не хочу попусту тратить время. У меня и без того забот хватает.
- Северус, это твоя прямая обязанность! Ты чего добиваешься? Чтобы он убил кого-нибудь?
- Он не убьет.
Я сам удивился, насколько крепко это засело у меня в голове. Я был уверен, что Драко никого не убьет. Такого просто не может случиться. Никак. Потому что он не хочет убивать. А если Малфой не хочет…
- Может произойти случайность, - Альбус, видимо, решил, что понял суть моих сомнений. – Он напуган и плохо понимает, что делает.
Тем более.
И что он от меня хочет? Драко Малфой будет отвечать за свои поступки только перед самим собой. Как и я. Как и… м-да, Фэйт был бы в данном случае плохим примером. Хотя, с другой стороны, это случай нестандартный. Фэйт-то как раз и не попал в Азкабан. Это я попал. Второй раз, между прочим. А Драко…
- Он не доверяет мне, Альбус. Он считает меня виноватым в аресте отца.
- Каким образом?
Каким-каким. Белл наверняка постаралась.
- Он считает, что я занял место Люциуса при Темном Лорде.
- Тем не менее, тебе следует быть в курсе его замыслов.
- Я постараюсь.
- Нет, Северус, так нельзя!
По-моему, настало время послать их всех вместе в какое-нибудь очень далекое путешествие. Причем можно в одно место.
- Хорошо, я выясню. А Поттеру вашему скажите, пускай через неделю приходит. И я очень надеюсь, что больше такое не повторится.
Не знаю, что директор делал в субботу с Поттером, но ночь он опять провел в Ашфорде, судя по тому, что, явившись туда в половине пятого, я застал на Тревесе их триумвират, который c незапамятных времен хэллоуиновского потопа вызывал у меня глухое раздражение. И желание его разогнать. Я даже впервые пожалел, что мне, видимо, удалось избавиться от Гильгамеша. Не могу сказать, что я, воспользовавшись предложением Фэйта, признал за собой определенные черты характера, которых у меня никогда не было и нет, но Тень благополучно куда-то пропала примерно после того разговора. Я побаивался, что если стану искать причины ее исчезновения, то она может вернуться, и старался не вспоминать о ней вовсе. Хотя в данном случае она бы очень мне помогла. Она тоже их терпеть не могла. Всех троих.
Дамблдор, присев на край стола, как обычно, углубился в изучение очередного свитка, Фламель развалился на стуле, лениво покручивая в пальцах бокал с красным вином, а Кес, нагнувшись, сосредоточенно ковырял ножом в решетке Западного камина и ругался.
Я поздоровался.
Кес с силой воткнул нож в стену между камнями с правой стороны камина и с самым радушным видом направился ко мне.
- Доброе утро, Севочка, - сказал он, устраиваясь в торце стола, недалеко от Фламеля.
Дамблдор оторвался от своего занятия, перевел взгляд с одного своего приятеля на другого, чуть заметно улыбнулся и, легко соскользнув на пол, приблизился ко мне.
- Никогда не упускай возможности сесть между двумя Старыми Никами, Северус, - лукаво шепнул он.
- Зачем? – не понял я.
- Можно загадать желание.
Мерлин, неужели он верит в это?..
- Последние семьдесят лет я частенько пользовался этим нехитрым средством, - все так же шепотом продолжал Дамблдор. – И должен признать, что конкретно эти два Старых Ника еще ни разу меня не подвели.
Он сам отодвинул для меня стул, и я растерянно уселся на него.
Чего он хочет?
Что я должен загадать?
Мне плевать на то, что надо Дамблдору. И намеки его ехидные я понял сразу. Два Старых Ника. Смешно. Ну и пусть. Я хочу Фэйта. И загадаю я его. А там посмотрим. Я хочу, чтобы с ним все было хорошо. Пусть тут все горит ясным пламенем. Мне все равно, что будет с ними со всеми. Они не смели отнимать его у меня.
Я хочу, чтобы у Люциуса Малфоя все было хорошо.
Всегда.
И я хочу, чтобы он был со мной.
Мне больше ничего не нужно.
Только это.
Я загадал.
Пока я занимался медитацией, они завели неспешную беседу и, на первый взгляд, забыли обо мне. Но это только на первый взгляд. Вернувшись из короткого экскурса в убогий мир собственных желаний, я с досадой обнаружил, что мне придется ужинать. Или завтракать. Оставалось надеяться, что на этот раз Кес, увлекшись беседой, не заметит, занимаюсь я процессом или его изображаю. Во всяком случае, обычно он не замечал.
- Альба, а что, по-твоему, станет делать Томми, получив власть над вашим магическим сообществом?
- Никогда этого не будет, пока я жив.
- А когда умрешь? Я бы с удовольствием посмотрел, - мечтательно произнес Кес.
- Ты знаешь… ты иногда… говоришь настолько странные вещи, что я теряюсь.
- Да ладно тебе. Интересно же.
- Как будто ты чего-то из этого не видел, - флегматично усмехнулся Фламель.
- Я, конечно, видел уже все. Но у Томми есть некоторые особенности, в связи с чем у меня возникают серьезные подозрения, что я могу увидеть нечто, чего еще не видел. И любопытство мое таково, что я, пожалуй, склонен его удовлетворить.
Он тоже считает, что Темный Лорд захватит школу? Или так дразнит Дамблдора?
А как же «я, конечно, последую своим сердечным склонностям»? Он что, вот так просто поменял свои сердечные склонности на… любопытство? Это как же понимать? У него такое любопытство? Или такие склонности?
И почему директор молчит?
- И как ты собираешься «удовлетворять свое любопытство»? – поинтересовался Фламель.
- Думаю, после твоей смерти, Альба, шансы Томми на мировое господство основательно увеличатся.
- Да, пожалуй.
Мерлин! Они так спокойно это обсуждают…
- Удержать власть гораздо сложнее, чем получить ее. Пусть попробует.
- Немыслимо, - ответил директор. – Столько людей погибнет…
- Они и так погибнут. Это не взаимосвязано.
- Кес, что ты говоришь?! - не выдержал я. – Только послушай, что ты говоришь!
- А что тут такого? Вы все можете в итоге оказаться миром его воображения, который он создал, чтобы скрыться от страшной реальности.
- Как создал?..
- Шучу, Севочка, не бери в голову.
И зачем только я опять с ним связался?!
~*~*~*~
После неудачной попытки избавиться от Криса просто так я попытался избавиться от него… не просто так. А именно - заставить его отнести Айсу письмо. Но и это оказалось нереально.
- Князь прилетит, ему и отдашь, - проворчал этот мерзавец.
- Мне нужно сейчас.
- Люци, я не могу оставлять тебя одного.
Так я, в общем-то, и думал.
- И чья это была идея подселить ко мне соглядатая?
Он обиделся. Впрочем, этого я и добивался.
- Твое общество, конечно, бесподобно, - усмехнулся он, окинув меня наглым взглядом, - но я бы с удовольствием от него избавился. К сожалению, я не имею такой возможности.
Он обернулся летучей мышью и, как обычно, устроился на подоконнике.
Это стало последней каплей.
- Я с тобой разговариваю! Тварь! – заорал я, кинувшись к подоконнику и с размаху опустив кулак Крису на голову. Он успел увернуться, и я в бешенстве принялся долбить по подоконнику, стараясь настигнуть маленького поганца и размозжить ему башку.
Он сразу превратился обратно и подставил под мой уже в кровь разбитый кулак обе ладони. Ударив по ним еще пару раз, я пришел в себя.
- Убирайся, - процедил я сквозь стиснутые зубы. – Убирайся отсюда. Немедленно.
- Не могу.
- Пошел вон!
Он вздохнул и, снова обернувшись, вылетел за окно, а я, прижав к себе разбитую руку, устало упал на кровать.
~*~*~*~
В середине октября Драко сделал первую попытку убить директора. В ней все было прекрасно. И смелый замысел, и дьявольская находчивость, и так любимый Фэйтом Imperius.
Не хватало только одного.
Результата.
- Он выбрал очень оригинальный способ, - расстроенно сказал Дамблдор после того, как я показал ему переданное мне Минервой ожерелье. – Весьма нетрадиционный подход, ты не находишь?
Малфоевский.
- Не понимаю, о ком вы говорите, господин директор.
Он явно не ожидал, что я стану отпираться.
- Северус, это Драко Малфой дал мисс Бэлл ожерелье, - жестко сказал он, глядя на меня в упор поверх очков.
- В женском туалете?
- Думаю, он нашел способ.
- Я не вижу в этой истории ни единого момента, который позволил бы подозревать Драко. Его даже не было в Хогсмиде. Он остался в школе.
- Хорошо, не будем спорить, - вдруг согласился он. – Но умоляю тебя, следи за мальчиком. Ведь девушка чудом не погибла.
В первый раз, что ли? Будто я не видел других девиц, которые чудом не погибли после столь же удачных неудач представителей малфоевского семейства. Одну такую до сих пор имею удовольствие лицезреть на своих уроках. И, кстати, с защитой от Темных Искусств у нее все в порядке. Никак на пользу пошло.
- Ваши подозрения лишены оснований, Альбус, - отрезал я. – Не вы ли в свое время предостерегали меня от таких же безосновательных обвинений Поттера?
Кажется, я перегнул палку.
Ну и к черту.
Я спускался к себе и зло думал о том, что ему никто не позволит лезть к Драко. Даже если наш мальчик не просто кого-нибудь убьет, а передушит во сне полшколы. Может быть, попросить Кеса популярно объяснить это Дамблдору?
«А сам-то что?» - ехидно спросил внутри меня кто-то, живущий там постоянно, но обычно не вмешивающийся в мои дела.
А сам я… Нет, сам я, пожалуй, не решусь.
«Почему?» - не желал заткнуться он.
Действительно, почему?
Почему?!
Я развернулся и, убедившись, что в коридоре никого нет, помчался обратно.
Не знаю, с каким видом я ворвался в его кабинет, но, увидев меня, директор встал.
- Что случилось, Северус?..
- Ничего, - я понял, что напугал его, и пожалел о своей стремительности. – Ничего. Я просто хотел вам сказать, чтобы вы оставили Драко Малфоя в покое.
Он опустился в свое кресло.
- Я понимаю, что ты чувствуешь себя виноватым перед Люциусом…
- Вы ни черта не понимаете, Дамблдор!
Я подошел, оперся руками на его стол и, почти вплотную нагнувшись к его лицу, четко произнес:
- Мальчишка принадлежит мне. Вам ясно?
Сзади что-то звякнуло. Я быстро обернулся, но там никого не было. Только Фоукс снялся со своей жердочки и, плавно перелетев кабинет, опустился Дамблдору на плечо.
Глупая птица!
Директор рассеянно погладил его левой рукой и спокойно сказал:
- Я знаю, Северус.
Знает?
Тогда что ему надо?!
- А раз знаете, Альбус, то вам не стоит больше требовать от меня следить за ним. И подозревать его не следует. Отвечать за то, что он, возможно, сделает, будет кто угодно, только не он сам.
- Душа мальчика не повреждена убийством, Северус. И наш с тобой долг - как можно дольше беречь его от этого зла.
Я опешил.
При чем тут душа? При чем тут…
Я был уверен, что директору тоже неловко перед Фэйтом. Раскрыв наш секрет, Альбус стал соучастником. Соучастником, в лучшем случае, обмана. И мне казалось, что он требует от меня контролировать Драко… Ну, потому что Фэйт не может этого делать. Да и Лорд прибрал мальчишку к рукам из-за моих подвигов в Министерстве. В общем, меньше всего я связывал беспокойство Дамблдора с такой мутной субстанцией, как душа.
Чушь какая-то.
Мало ли кого я когда убил. Ну и что?
Хотя я, конечно, не Драко.
- Хорошо, - ровно ответил я. Он опять выиграл.
У меня совершенно не было времени, но не заскочить после такого разговора домой хоть на полчаса я не мог.
- Кес, Дамблдор знает, что Люциус член Семьи?
- Да.
- Давно?
- С самого начала.
С самого начала? Столько лет?
Он поэтому никогда его не трогал… И историю с дневником замял по-тихому, хотя вся школа полгода на ушах стояла. Вот почему! А я-то удивлялся…
- Знает, значит.
- Севочка, присядь.
- Мне некогда, я должен вернуться.
- Тебе лучше сесть, - загадочно улыбнулся он, и меня вдруг осенила догадка, сперва показавшаяся невероятной, но… «бывает занудлив», «никогда не мог отказать»…
- Кес, это он заставил тебя принять Люциуса в Семью? Он?
- Я бы сказал, Альба был очень настойчив.
Я сел. И попытался определить, хорошо это или нет.
- Почему? Зачем директор сделал это?
- Его попросил отец Люциуса.
Я смутно помнил этого смешного человека, который боялся нас с Крисом. Может быть, он просто испугался за Фэйта? Испугался, что Фэйт дружит со мной. Тогда все ясно. Такое напугало бы любого нормального человека.
- Его беспокоило, что Люци общается со мной?
- Нет, Севочка, он хотел защитить своего единственного сына.
- От меня?
- Никогда не замечал в тебе такого эгоцентризма. Нет, не от тебя. Старый проныра счел возможным использовать ваши отношения, чтобы навязать мне еще одного глупого мальчишку.
- От кого он хотел защитить Люци? От тех, кто в итоге убил его самого?
- Его смерть была вопросом времени. Причем очень короткого.
- Почему его убили?
- Потому что он Малфой.
- Ну тебя. – Я ненавидел, когда он смеялся непонятно над чем.
- Я не интересовался настолько плотно его делами, Севочка. Но уверяю тебя, что убили его за дело. Он слишком много совал свой длинный нос куда не надо.
Ладно, я все понял. Кроме одного.
- Почему Дамблдор вмешался в это дело? Насколько я понимаю, ты отца Люца не жаловал.
- Да не то слово, - скривил губы Кес. – Но они с Альбой были вроде как приятелями.
Что?!
Нет, сегодня решительно день чудес.
Приятелями были.
А я, дурак, удивлялся, почему Альбус так относится к Фэйту. К Фэйту, который его ненавидит.
Все-таки Дамблдор есть Дамблдор.
И я помогу ему, раз это так важно. За то, что он всегда был выше всех наших мелких злобных выходок. И за то, что все прощал этому моему самовлюбленному павлину.
И настойчивое беспокойство директора по поводу Драко как-то сразу перестало казаться мне глупым и навязчивым.
- Альбус очень переживает за Драко.
- У него есть повод.
- Причина у него есть, а не повод.
- И причина тоже, - согласился Кес. – Надежда только на то, что мальчик - Малфой. Он не решится на убийство. Хотя деятельность, скорее всего, развернет сногсшибательную.
- Какая разница, решится он или нет? Главное, чтобы не убил.
Я поднялся, собираясь возвращаться в школу.
- Не скажи, Севочка. Если человек решился на убийство, то дело уже почти сделано. Если Драко убьет по неосторожности кого-нибудь другого – это еще полбеды, а вот если у него хватит сил и решимости убить Альбу, то мальчик будет потерян насовсем.
- Почему?.. Мы… Мы ведь все убийцы, Кес. И Дамблдор тоже.
- Первое убийство, Севочка, – вещь невероятно серьезная. Накладывает отпечаток на всю жизнь.
Я попытался вспомнить, когда я убил в первый раз.
И не смог.
- А я не помню.
- Почему? - вкрадчиво спросил он.
- Темно было. И вообще путаница страшная.
- Разницы не видишь?
- Кес, я не понимаю.
- Ты не видишь разницы между убийством в бою, когда ты защищаешь собственную жизнь или жизнь того, кто рядом, и убийством директора школы учеником, которое планируется почти год? Ты понимаешь, что по воздействию на сознание человека это несравнимо? Ты потому и не помнишь. Ты и второго не вспомнишь, и третьего. Ты не только не уверен, попали ли твои смертельные проклятия в цель, ты ведь наверняка точно уже и не скажешь, как ты убил в первый раз. Может быть, все-таки отравил?
- Я… не помню… Но мне действительно все равно. Я ненавижу авроров. Они сами все убийцы.
- Возможно. Грош цена будет Альбе, если он не сумеет уберечь своего Гончара от убийства. Потому что запланированное убийство конкретного человека не идет ни в какое сравнение с войной. Ты вообще можешь себе представить, что в шестнадцать лет стоишь перед безоружным человеком в окружении собственных клевретов и вот так просто… убиваешь?
Это стоило обдумать.
Я медленно пошел к Восточному камину, потому что опоздал уже везде, где только мог.
Шестнадцать лет… Хотел ли я кого-то убить в шестнадцать лет? О, да. Хотел. Очень хотел. Теоретически. Но я не забыл, оказывается, сколько отвращения вызывала у меня мысль о том, что Кес позволил мне вернуться в школу именно потому, что надеялся на мою мстительность. Нет уж.
Я остановился, обернулся почти от самого Восточного камина и громко спросил его через весь Тревес:
- Кес, а ты помнишь?
«Помнишь… помнишь… помнишь…»
Звуки моего голоса глухо раздались под сводами, и у меня по спине поползли мурашки от предвкушения его ответа, который вот так же отзовется на весь Тревес.
- Что?
«Что… что… что…»
- Первое убийство.
«Убийство… убийство… убийство…»
- Да, - он усмехнулся. – Очень хорошо помню.
«Помню… помню… помню…»
- Это подействовало… так, как может подействовать на Драко или Поттера?
«Поттера… Поттера… Поттера…»
Мне стало противно, что это имя повторяют своды моего замка, и я бросился обратно к Кесу. Я не хочу так разговаривать. Точно не хочу.
- Полагаю, что нет, - прозвучал спокойный ответ. – Впрочем, это было так давно… Ты бы, Севочка, спросил что-нибудь попроще.
- Ты сожалеешь?
- О чем?
- О том, о первом?
- Нет, - засмеялся он. - Могу тебе совершенно определенно сказать, что я бы сожалел до сих пор, если бы этого не сделал.
Он встал.
- А сколько тебе было лет, Кес?
Мне отчаянно хотелось, чтобы он был еще молод. Не просто человеком, а именно молодым. Желательно моложе, чем был в свое время я.
- Двенадцать.
- Сколько?!
Он опять засмеялся.
- Севочка, не бери в голову. Тогда люди жили совсем по-другому. Самозащита или, например, месть не оставляют таких последствий, как спланированное заранее убийство беззащитного человека.
- Альбус не беззащитный человек.
- Уверяю тебя, он не станет защищаться, если Драко придет его убить. Он сейчас ни от кого защищаться не станет.
- А ты… Ты убил проклятьем?..
- Нет, я убил ножом. Очень похожим на тот, с которым ты за Касси по крыше бегал примерно в том же возрасте. Еще вопросы есть?
Нет у меня вопросов. Если бы я тогда снес ей башку, то тоже не сожалел бы ни секунды. Она Фэйта чуть не угробила. Дура.
~*~*~*~


Глава 3. II. Тостуемый пьет до дна (часть 2)

А Сова говорила и говорила какие-то ужасно длинные слова, и слова эти становились
все длиннее и длиннее... Наконец она вернулась туда, откуда начала.
Александр Милн,
«Винни-Пух и все-все-все»


Кес ворожил. Плавно обходил меня то с одной стороны, то с другой и говорил, говорил, говорил.
Я знал, что он колдует. Может быть, не нашим обычным волшебством, а как-то иначе. Но колдует точно. Потому что так же делал иногда Темный Лорд. Только Кес, в отличие от Лорда, не пугал меня, а успокаивал. Даже усыплял. Хотя я и не спал.
Кес появился почти мгновенно. Я даже не успел как следует прочувствовать все прелести, которые сулила мне разбитая о камень рука. Если бы они оставили меня в таком виде хотя бы на одну ночь, чего я, честно говоря, и ожидал, зная мстительный нрав Айса и любовь к нравоучениям Кеса, мне бы не было так неловко за то, что я столь некрасиво сорвался.
Но они не оставили.
Не дали провести бессонную ночь в тяжелых раздумьях и сомнениях. Не дали почувствовать, что, пока я сижу тут, они могут делать со мной что хотят. Не дали возможности на них обидеться.
Кес не дал.
Он быстро нашептал над моей разбитой рукой совсем непонятные слова, а потом только поил меня чем-то очень вкусным и раз за разом объяснял, что общество Криса придется потерпеть еще хоть немного.
В какой-то момент мне это надоело.
- Я его ненавижу.
- Представь, что он твой сокамерник. Или один хочешь остаться? Рехнешься ведь.
- Пусть убирается, - глухо сказал я.
Кес помолчал.
- Может быть, тебе даму прислать?
- И она потом останется здесь жить?! Вместо Криса?! Да никогда!
- Ну что же я могу сделать? – он развел руками. – Томми очень зол, тебе пока лучше там не появляться. И вообще, тебе это ни к чему. Если побега можно избежать, то лучше избегать его до последнего.
- Вдруг они вернут дементоров? – нехотя озвучил я свой самый страшный ночной кошмар.
- Нет, что ты. Не вернут, конечно.
- А вдруг?
- Тогда отправишься домой. Тебе не о чем волноваться.
Слишком настойчиво он мне это внушает.
- Как там Драко?
- Замечательно. Севочка же рядом с ним. Значит, все в порядке.
- Почему Крис не носит Севу моих писем?
- Так ведь я ношу.
- Ты делаешь это редко. А я хочу всегда.
- Хорошо, он будет носить всегда, - сдался Кес. – Но учти, что на это время тебе придется оставаться одному.
- Ты же говоришь, что никакой опасности тут нет.
- Теоретически ее нет. Но мало ли.
- Я прекрасно справлюсь. Только палочку пусть мне отдаст, а то он держит ее при себе.
- Здесь нельзя колдовать.
- Я знаю. Но пусть отдаст.
Он кивнул, и мы еще полтора часа обсуждали перспективность открытия двух ирландских филиалов банка «Возрождение».
Когда Кес улетел, я немного поспал и написал Айсу письмо. Не потому, что мне надо было что-то ему сказать, а потому, что хотелось отомстить Крису. Он не любил летать через море и побаивался воды. Это я точно знал.
~*~*~*~
«Айс, мне скучно».
- Что это? – я растерянно держал в руках клочок пергамента.
- Князь велел носить его письма.
- Три часа ночи.
- Князь велел сразу носить.
- Отправляйся назад. Ответа не будет.
В большом раздражении я скомкал пергамент и бросил его в камин. К половине пятого утра Крис прилетел снова.
«Айс, очень скучно».
Ну что это такое!
«Ночью надо спать!» - накарябал я на обороте.
Без десяти семь я проснулся от дикого грохота. Посреди комнаты стоял Крис, судя по всему, только что шарахнувший кочергой по каминной решетке.
- В чем дело? – спросонья я еще не очень хорошо соображал.
С перекошенным от бешенства лицом он молча отдал мне очередное послание.
«И холодно».
Вот дьявол.
Я прислушался к завыванию ветра за окном и совсем расстроился. Там ведь севернее, чем у нас. Намного севернее.
Я встал, завернувшись в одеяло, побрел к столу и написал Кесу: «Ты не мог бы выяснить, у Люци все в порядке? Северус».
- Отнеси, пожалуйста, домой.
Я знал, что Криса это порадует. Он любил жить в Ашфорде и вынужденный переезд в Азкабан воспринял не очень хорошо. Но мы тогда и подумать не могли, что это так затянется.
«Все в порядке», - получил я посреди дня лаконичный ответ Кеса.
Глупо было у него спрашивать. У него всегда все в порядке. Ему вообще на всех плевать.
Зачем Кес разрешил Фэйту писать мне письма? Ведь я специально просил его взять под контроль всю переписку. Отчасти чтобы не расстраиваться, а главным образом именно потому, что прекрасно понимал, чем это обернется.
И вот, пожалуйста.
Я, как всегда, оказался прав.
Но отмахиваться от желания Фэйта пожаловаться я тоже не мог и к вечеру занялся тем, чем собирался заняться еще четыре месяца назад, когда он только попал в Азкабан.
~*~*~*~
Айс прислал великолепную вещь.
Точнее, он прислал сразу две великолепные вещи.
Крис со мной не разговаривал. Он молча выдал мне тяжелую флягу и стальное зеркало с резным ободком.
Что было во фляге, я знал. Это была уже третья попытка Айса скрасить мои будни, и она должна была стать наиболее удачной. Своего я добился. У меня был виски. Прекрасный виски, который ничем не пах ни для кого, кроме меня.
Теперь я свободно мог не только напиваться до любого состояния, но и разговаривать в таком виде с Айсом. Когда угодно.
На пару недель разнообразия мне хватит. А там видно будет.
~*~*~*~

- Сев, ты что наделал? – Крис со страдальческим лицом сидел в моем кресле, прикрыв рукой слезящиеся глаза. – Я уволюсь.
- Не выдумывай. Его пытались отравить?
- Нет.
Опять нет. Ни разу за пять месяцев. Только меня. Кто же это мог быть?..
- Ты вообще представляешь, в каком он виде? Ему по два раза в день вызывают целителей из Мунго.
- И что, они приходят? – удивился я.
- Конечно приходят. Он же не осужденный преступник, он под следствием.
Ах, черт. Я хочу это видеть. Ну ничего, мне потом Эйв расскажет.
- Месяц-два - и этот дурак окончательно сопьется.
- Не сопьется, - я был очень доволен результатами своей работы. И ни капли не жалел о бесконечной череде бессонных ночей, которые пришлось угрохать на это благое дело.
Теперь Фэйту хорошо, всем вокруг плохо, а я, несмотря на то что вынужден постоянно таскать с собой зеркало, гарантированно избавлен от неприятных вопросов о Драко, Темном Лорде, Нарциссе и абстрактного «ну как там?..». Фэйту сейчас глубоко фиолетово, «как там». А главное, не менее безразлично, как дела у него самого.
- Сев, Князь рад до смерти, что я от него отстал, да только ведь… Ты представляешь, что будет, когда он это увидит?
- На меня ссылайся.
- Угу, - угрюмо буркнул он. – Непременно.
Честно говоря, я не подумал, что будет, если Фэйта увидит Кес. Я вообще забыл про Кеса. А крайним окажется Крис. Это было некрасиво, но неизбежно. Фэйт важнее.
- Ты можешь сказать, что я запретил тебе оповещать его?
- Нет.
- Не получится?
- Ты не запрещал.
- Запрещал. Ты просто не помнишь, - ответил я на его удивленный взгляд. – С самого начала запретил и сейчас повторяю. Так нормально?
- Не знаю. Наверное.
- Ну потерпи, а?
- Ты убьешь его.
- Ничего с ним не случится, Крис. Там ничего нет в этой фляге.
- Как это нет? А что он из нее пьет?
- Там иллюзии. Для того, кто держит ее в руках. Для каждого свои. Можешь попробовать.
- Правда могу? - он сразу оживился, и даже глаза засветились.
- Только не увлекайся, - я пожалел, что сказал ему об этом. Он, конечно, лишнего не сделает, но… там люди все-таки. - Два алкоголика в одной камере – это многовато.
- Нет, что ты. Только настроение поднять. Там действительно как-то уж слишком тоскливо.
Крис мог ничего не рассказывать. Фэйт и так доставал меня беспрерывно, и в целом я прекрасно знал, в каком он виде. Но известие, что, оказывается, те редкие часы, когда он не пытается общаться со мной, с ним пытаются общаться целители из Мунго, стало неприятной неожиданностью. Беспрерывное поглощение иллюзий, да еще в таких количествах, сильно искажает ацетатный метаболизм, сводя его интенсивность практически к нулю. Все изменения я собирался потом скорректировать за несколько дней, а пока… Пока знатокам из Мунго приходится наблюдать крайнюю заторможенность всех происходящих в организме процессов. Самому Фэйту такой отдых только пойдет на пользу. Мне есть чем гордиться. Только вот целителей я никак не ожидал. Черт бы побрал Министерство. Где не надо - такие заботливые, аж оторопь берет. Ну ничего. По большому счету, навредить они не смогут.
Они вообще ничего сделать не смогут.
Я старался.
~*~*~*~
Искусство быть мудрым состоит в умении знать, на что не следует обращать внимание.
Уильям Джеймс


В декабре мне стали сниться очень странные сны. В них не было ни одного знакомого лица. И смысла в них не было тоже. Во всяком случае, все мои попытки его там обнаружить с треском провалились.
В итоге я решил, что, пожалуй, перебрал из Айсовой фляги и пора это прекратить.
Я прекратил.
И, честно говоря, сильно удивился.
Во-первых, оказалось, что прошел почти месяц. А во-вторых…
Во-вторых, я обнаружил массу изменений.
И не всегда приятных.
Начать нужно с Криса. Он не просто не желал разговаривать, а еще и явно тяготился моим обществом. Может быть, он боялся, что я снова попытаюсь его убить? Я сначала хотел нажаловаться Айсу, а потом передумал. В конце концов, какое мне дело.
За пределами камеры все тоже обстояло… нет, не плохо. Но странно.
Пока я проводил время в обществе зеркала и фляги, Руди с Эйвом взялись продолжать сотрудничество с охраной.
Получалось у них отлично.
Намного лучше, чем у меня.
Такого допускать, конечно, не стоило, но расстраивало меня вовсе не то, что они занялись моим делом, а то, что они не играли в шашки. То есть они играли в шашки, но не в такие, которым научил меня Кес, а в какие-то… обратные. Смысл их игры сводился не к тому, чтобы выиграть, а к тому, чтобы побыстрее проиграть.
Может быть, на это не нужно было обращать внимание, но такое положение вещей меня раздражало. Я в принципе не мог понять, зачем стремиться, чтобы противник тебя уничтожил, и здорово сердился на Эйва, потому что идея была его.
Понаблюдав за их формой игры, я пришел к выводу, что таково влияние Азкабана. Самое страшное было в той легкости, с которой эта новая игра завладела их воображением. Они даже перестали играть на деньги.
Несколько дней я пытался остановить фатальный распад их личностей, а потом вернулся к своей фляге. Там хоть все и незнакомые, зато в шашки не играют. На поражение.
~*~*~*~
Приближалось Рождество. Драко сказался больным и благополучно пропустил квиддичный матч с гриффиндорской командой, что меня радовало. Мне никогда не нравилась его увлеченность этой бессмысленной игрой, и я надеялся, что он перерос ее, занявшись более интересными вещами. Например, стратегическим планированием. И не важно, что именно он планирует. Все лучше, чем носиться на метле над полем вслед за Поттером без малейшей перспективы когда-либо его догнать. Плохо было только то, что Драко и вправду выглядел уставшим и больным, став из-за этого уже просто до неприличия похожим на Фэйта. Если это нервировало меня, то чего можно было ожидать от неминуемой встречи с Темным Лордом на Рождественских каникулах?
Об этом даже думать не хотелось.
За неделю до Рождества Слагхорн устраивал традиционную вечеринку. Идти мне на нее, разумеется, не хотелось, но вариант «не пойти» не рассматривался в принципе. Старик бы меня из-под земли достал.
Как ни странно, но Слагхорн никогда меня не раздражал. Может быть, потому что, однажды познакомившись с Фэйтом, я потом уже всегда на любой павлиний хвост смотрел сквозь пальцы. Тягаться в самовлюбленности и самовосхвалении с Фэйтом все равно не мог никто. А может быть, потому что при всех своих недостатках наш бывший декан был великолепным волшебником и не менее великолепным мастером зелий. Пожалуй, я многому у него научился, хотя у них с Кесом были в корне разные подходы к этой тонкой науке, и мне всегда был ближе наш домашний вариант.
Когда Слагхорн появился у нас на третьем курсе, он мне понравился. Я с удивлением обнаружил, что и школьный учитель может быть мастером. Говорили, будто он был деканом Слизерина еще до того, как мы пришли в Хогвартс. Потом пытался бросить преподавать и заняться чем-то более интересным, быстро разочаровался, и через несколько лет Дамблдор уговорил его вернуться. Альбус был прав, сказав мне летом, что пригласит человека, которого мне не захочется отравить. Горация Слагхорна мне никогда отравить не хотелось. И вовсе не потому, что это было бы очень сложно. Просто не хотелось и все. Даже в детстве. А уж теперь-то и подавно.
Ничего приятного от вечеринки ждать не приходилось. Меня никогда не интересовали те «знаменитости», которых обхаживал Слагхорн. Зато привлекала возможность сравнить наши с ним впечатления от студентов. Не от тех, конечно, которых он приглашал, польстившись на их связи и родословные, а на ничем с виду не примечательных. Которых он выделял за способности и только ему заметные таланты. Дамблдор считал, что Слагхорн никогда не ошибается, и пока у меня не было повода с этим не согласиться.
Мои ожидания не оправдались. Вечеринка оказалась полна сюрпризов.
Сначала я невероятно удивился, наткнувшись в толпе на Уорпла и его спутника, но, разумеется, раскланялся. Потом увидел, что Поттер пренебрег бесконечным количеством бегающих за ним очаровательных дурочек и пригласил сюда Луну Лавгуд. Это немного поколебало мое мнение о нем как о непрошибаемом идиоте и копии своего безмозглого родителя. Поколебало ровно до того момента, пока Слагхорн не изловил меня за рукав, дабы сообщить, что считает нашего травмированного героя восходящей звездой зельеделия. Сначала я подумал, что Гораций так неуклюже ему льстит, но реакция мальчишки говорила о том, что не все так просто. Потом Поттер гордо сообщил мне, что собирается стать аврором, и я понял, что основательно поторопился. Ничем от своего папочки он не отличается. Зря Альбус так уверен в обратном.
Сразу после нашей беседы появился Аргус, таща за ухо упирающегося Драко.
Вообще-то он напрасно это сделал. И если у меня будет время, я непременно напомню ему какими-нибудь несерьезными неприятностями, что к Малфоям приставать не стоит. Тем более таскать их за уши.
Драко держался вызывающе и беспрерывно лгал. Последнего, к счастью, никто, кроме меня, понять не мог. Слагхорн разрешил ему остаться на празднике, и Драко принялся пафосно его благодарить, время от времени кидая на меня злобные взгляды. Это было уже слишком.
- Я хотел бы поговорить с вами, Драко.
- Ну что вы, Северус. - Слагхорн счастливо икнул. – Сейчас Рождество. Не следует быть слишком строгим.
- Я декан его факультета и сам решу, строгим мне с ним быть или нет. Следуйте за мной, Драко.
Я вышел в коридор, и Драко недовольно поплелся за мной.
Мало того, что он позволил себя поймать, так еще и…
«Хотя деятельность развернет сногсшибательную», - вспомнил я недавний разговор. Может быть, он хотел, чтобы Филч его поймал? Подсознательно хотел. Тогда во всем этом есть смысл. Кроме того, мне очень понравилось продемонстрированное Драко умение принести самолюбие в жертву делу. Солгав, да еще и при Поттере, что пытался попасть к Слагхорну на праздник, он думал о своем задании, а не том, как унизительно пробираться тайком туда, куда тебя не пригласили.
Разговор не клеился.
Рассердившись, я даже напомнил ему о возможном исключении из школы.
Но ни это, ни намеки на подозрения Альбуса особого действия не возымели. Драко грубил и норовил от меня сбежать, прекрасно понимая, что баллов я с него снять не могу. В довершение всего он продемонстрировал неслабые способности к окклюменции, которыми наверняка был обязан Белл.
Я не мог понять, почему он так по-хамски стал вести себя со мной. В конце концов, он даже знал про клятву, которую вытянула из меня Нарцисса. Летом я был уверен, что его настраивает против меня Белл. Но это не Белл. После того как я дал клятву, было бы просто глупо мешать нам с Драко наладить так резко потерянный с исчезновением Фэйта контакт. А если мальчишка и ему станет грубить, когда он вернется?..
Попытка выяснить хотя бы это с треском провалилась. При одном упоминании об отце Драко резко развернулся и, ничего не сказав, ушел. Мне пришлось вернуться на праздник, в сотый раз перебирая в голове причины такого его отношения.
Я ничего ему не сделал, а прозвучавшее в нашей беседе заявление о том, что я будто бы хочу отнять его славу, было смехотворно. Он дурачок, конечно, но не настолько же. Какая слава? О какой славе может идти речь, когда у него колени подгибаются от одного вида нашего прекрасного Шефа. Это от него он славы дожидается? Которую я хочу украсть?
Кого-то мне все это напоминает.
Вот, пожалуйста. Теперь еще и второй идиот подрос на мою голову.
Черт знает что такое.
~*~*~*~
Странности продолжали множиться. Даже Кес, навестив меня в очередной раз, повел себя не так, как обычно. Сначала сказал, что ему нужно что-то подписать, потом почему-то передумал, задавал абстрактные вопросы, ответами остался недоволен, удивленно меня разглядывая, принюхивался и под конец попросил дать ему на время попользоваться флягой. Обещал вернуть.
Я дал, конечно. Раз ему нужно.
~*~*~*~
На следующее утро я получил сразу два послания.
«Я потерял зеркало», - гласило первое.
И что я должен сделать? Отправиться на поиски?
«Севочка, если тебя не затруднит появиться здесь немедленно, будет совсем неплохо. Кес», - оптимистично приглашало второе.
Он определенно оторвет мне голову.
Можно даже не сомневаться.
- Кес был у вас? – как можно безразличнее спросил я у отдыхавшего в моем кресле в ожидании ответа Криса.
Он кивнул.
- И что?
- Ничего. Фляжку твою забрал.
- Ругался?
- Нет. Удивился очень. Все ее разглядывал, нюхал и смеялся.
Хотел бы я знать, чем она пахнет в руках Кеса.
От этой мысли меня передернуло. В целом, я и так знал. Чего уж там.
Надо было идти сдаваться.
И чем раньше, тем лучше.
Но не хотелось.
- Что там со следствием?
- Ничего, - пожал плечами Крис. – Что с ним может быть при таких условиях? Министерству удобно держать в тюрьме как можно больше подозреваемых. Они же не могут обнародовать, что именно там пытались украсть, над ними только смеяться станут. Доказать-то невозможно.
Судя по тому, как охотно Крис готов был беседовать на эту тему, он там времени зря не терял и свой бесконечный досуг постоянным сидением с Фэйтом не ограничивал. Это меня успокоило, потому что я как раз боялся обратного.
- А допросы?
- Что допросы? Они все не в теме.
- Веритасерум им дают?
- Пытались. Но там какая-то сложная процедура его применения, так что два-три раза за все время, не более.
- Ты все равно следи, чтобы он не забывал пить нейтрализующее зелье.
- Он не забывает. Он даже поделился им со всеми желающими.
- А нежелающим так подлил?
- На применение веритасерума к подследственным необходимо их согласие, - скучным голосом отрапортовал Крис.
- Я знаю. Но ведь это в любой момент может измениться.
- Роквуд узнает, если изменится.
- Каким образом?
- Понятия не имею. Но он узнает.
Дальше тянуть время причин не было. Я отдал Крису две уменьшенные коробки конфет и ободряющую записку для Фэйта, а сам отправился в Ашфорд.
Когда я вышел из Восточного камина, Кес сидел спиной к Разделу, положив ноги на край стола, и, закрыв глаза, блаженно потягивал из моей фляги. Рядом с ним пристроился Фламель, который, заметив меня, вынул флягу у Кеса из рук и приложился к ней сам.
- Нравится? – насмешливо спросил я, подходя к ним.
- Да, - Кес открыл глаза. – Хорошо.
Не стоило надеяться, что это оценка его состояния. Это была оценка меня.
- А почему не превосходно? – попытался пошутить я.
- Потому что – хорошо, - отрезал он.
- Ему это не могло повредить, - я начал сердиться.
- С какой стороны посмотреть.
- И с какой стороны ты предлагаешь мне посмотреть?
- Например, с той, с которой Томми пытался на прошлой неделе организовать им групповой побег. А Люци оказался не в курсе.
- И… что?
- Ничего. Сорвалось.
- Так какая разница?
- А если бы получилось?
- Они бы не оставили его там.
Лестранг бы не оставил. И Макнейр. Да и Эйв бы тоже.
- Все равно, - вздохнул Кес. – Нельзя так.
- Он написал мне, что потерял зеркало.
- Он его подарил кому-то из охранников.
- Как?!
Мое зеркало? Мое зеркало, которому почти тысяча лет?! Он с ума сошел?..
- И… что теперь делать?
- Полагаю, свое спрятать подальше.
- Это само собой. Но ведь надо вернуть…
- Вот ему будет чем заняться, - усмехнулся Кес. – На несколько дней хватит, а потом придумаем что-нибудь.
- О чем речь? – раздался у меня за спиной голос Дамблдора, видимо, тоже воспользовавшегося Восточным камином.
Я промолчал, предоставляя Кесу самому выпутываться, но он и не подумал этого делать, просто ответив:
- О Малфое.
- О котором? – весело спросил директор.
- О старшем.
- До меня доходят прелюбопытные сведения о нем, - Альбус сел рядом с Фламелем, и тот молча передал ему флягу, жестом предложив попробовать.
- Что здесь? – спросил директор.
- А что захочешь, - флегматично сообщил Фламель.
- И что? - продолжил Дамблдор после того, как глотнул из моей фляги и с огромным удовольствием медленно облизал губы. – Обсуждаете, кого ты вырастил?
- Я? – удивился Кес, убирая ноги со стола. - И в этом я виноват? Как будто из него могло вырасти что-нибудь другое! А кто мне его подсунул?
- Абраксас Дромас Малфой был приличным человеком, - с грустной улыбкой сказал Дамблдор.
- Да что ты говоришь. Как же я не заметил.
- Ничего смешного тут нет, Кес. Ты не знал его.
- Это необязательно. Он был тем еще типом, если ему вообще пришло в голову отдать мне ребенка.
- У него не было выхода.
- Кроме как мне отдать? Выхода не было? У них никогда нет выхода. История смерти твоего приятеля настолько темна, что вашему Министерству пришлось фальсифицировать даже ее место, не говоря уже о причине. С приличными людьми, как правило, такого не случается.
- Всякое случается, - уклончиво сказал Дамблдор. - У него была склонность к авантюрам, не более.
- Склонность к аферам у него была, а не к авантюрам. Потому что он Малфой. Они все такие. Посмотри на двух последних. То, во что ввязался младший, ты тоже назовешь авантюрой?
- Драко Малфой попал в сложнейшую ситуацию. У него тоже не было выхода.
- И поэтому все вокруг с успехом решают их проблемы. Это у них фамильное.
Похоже, что Кес сердился не на меня, а на Фэйта. Неужели за зеркало? Да найдет его Крис.
- Кес, зачем ты меня звал?
- Это, - он кивком показал на флягу в руках Дамблдора, - пока останется здесь.
Вот даже не сомневался.
- Хорошо, - я начал подниматься.
- Северус, подожди, - остановил меня директор. - Скримджер пытается следить за мной.
- За вами?!
Все-таки Министр магии - волшебная должность. Попадающий на нее автоматически теряет мозги. Они самопроизвольно остаются в его прошлой жизни.
- Да, - засмеялся Дамблдор. – Больше того, он поручил это Доулишу.
Тут уже смеяться начал даже я.
- Поэтому прошу тебя, будь предельно аккуратен.
- Мне далеко до вас, Альбус. Следить за мной ему точно в голову не придет. Да и не получится.
Хотел бы я посмотреть на того, кто проследит за мной без моего на то согласия.
- Должен с прискорбием сообщить, Северус, что у твоего последнего разговора с Драко был свидетель. И свидетель этот таков, что содержание вашей, безусловно, очень интересной беседы известно теперь кроме вас еще минимум шестерым людям.
Впечатляет…
- Это кто же у нас болтливый даже больше, чем любознательный?
- Позволь мне умолчать об этом. Просто будь аккуратнее.
Я был уверен, что это Поттер. Он видел, как я увел Драко. И побежал подслушивать. Наверняка в своей мантии-невидимке.
- Вы сами всегда поощряли мальчишку подглядывать и подслушивать, Альбус!
- Я поощрял? – удивился он.
- Да. Вы никогда не наказывали его за это. А теперь он еще и болтает о наших делах!
- Не волнуйся, Северус, ничего лишнего Гарри никогда никому не скажет. Он вполне умеет владеть собой.
Эта шпилька мне?..
Я внимательно посмотрел на директора, но он был безмятежен. Чему наверняка основательно поспособствовала моя фляга.
Ладно, вряд ли он хотел меня обидеть. Наверное, просто пытался вызвать во мне уважение к Поттеру.
Напрасный труд.
~*~*~*~
Что бы я теперь ни делал: ходил, лежал, играл или обедал, - вокруг меня все время роились вопросы. Они были везде.
На полу.
На стенах.
В глазах окружающих.
В письмах Айса.
В молчании Криса.
В неизменной благожелательности Кеса. Особенно в его плотно сжатых губах.
И, конечно, на моей подушке.
Много-много вопросов.
И ни одного ответа.
Хотел ли я найти эти ответы?
Не знаю.
Видимо, нет.
Я слишком их боялся.
~*~*~*~

В некоторых галактиках человеческий разум считается инфекционным заболеванием.
Из к/ф «Люди в черном»


Холодный февраль сменился промозглым мартом, и началась весна.
А весна всегда была не самым лучшим временем для нашего любимого Повелителя.
Если бы я мог обсудить это с Эйвом или хотя бы с Фэйтом, мы бы попробовали определить, кто попадет под раздачу на этот раз.
С Фэйтом я имел техническую возможность обсудить это и теперь. Он нашел зеркало, о чем и сообщил мне со своим обычным самодовольством в последнюю неделю февраля. Но как раз с ним-то мне ничего обсуждать и не хотелось. Я и так был уверен, что на этот раз Шеф сорвется на Драко.
Этому можно было попытаться помешать.
И мы мешали. Полностью занимая время Драко различными наказаниями и не давая тем самым ни малейшей возможности отлучиться из школы. Дело дошло до того, что Альбусу даже пришлось как-то лично ненароком встретиться с ним в коридоре, чтобы, лучезарно улыбаясь, аннигилировать домашнюю работу по трансфигурации прямо у него в сумке. В итоге Минерва засадила нашего мальчика на все выходные отрабатывать материал и писать строчки, а запланированное рандеву с Темным Лордом опять сорвалось.
Шеф не привык к такому обращению. Но это меня не особо беспокоило. Рядом с ним не было сейчас ни одного человека, чья судьба интересовала бы меня. Было все равно, что он сделает.
Как оказалось, напрасно.
Не знаю, во что он еще вкладывал душу, а во что нет, но поразить разум и воображение он умел до сих пор. Я не очень ценил это умение, я не Фэйт. Да и поразить меня пока есть кому. Но иногда...
Слагхорн получил посылку. Проверенную по всем нашим нынешним, диктуемым Министерством правилам и теоретически абсолютно безопасную.
Но это смотря для кого.
Гораций с удивлением развернул ее прямо в учительской и удовлетворенно хмыкнул, обнаружив, что это коробка его любимых засахаренных ананасов.
- Интересно, от кого? - самодовольно улыбаясь, громко спросил он, видимо, сам у себя и стал рыться в оберточной бумаге в поисках карточки.
Карточка имела вид куска пергамента с неровно обрезанными краями. Гораций взял ее в руки, хотел было зачитать вслух, но вместо этого выпучил глаза, медленно побагровел и, сдавленно захрипев, грузно повалился на пол, зажав пергамент в руке.
Я подошел, собираясь помочь ему, а заодно и посмотреть на записку.
- Северус! Не трогайте! – вскрикнула МакГонагалл. – Надо послать за Дамблдором! Он в школе!
Минерва выбежала в коридор.
Если пергамент проклят, то как его пропустили наши охранные заклинания?
В гробовой тишине я обернул руку полой плаща и все-таки вынул записку из скрюченных пальцев Горация.
- Северус! – предостерегающе воскликнул Флитвик.
- Не волнуйтесь, Филиус.
Я просто знал, что никаких проклятий на пергаменте нет. Я бы почувствовал.
Почерк показался знакомым. «Напоминаю, что вы обещали помочь мне стать Министром магии. Сейчас самое подходящее время. Со своей стороны гарантирую вам все засахаренные ананасы, которые удастся обнаружить».
Вбежали МакГонагалл и Дамблдор.
Я молча протянул ему пергамент и отвернулся к окну. Левое колено разрывало на части. Так сильно оно, по-моему, не болело вообще никогда.
По просьбе директора все, кроме нас с ним, ушли из учительской. И только тогда я повернулся. При нем можно было особо не притворяться.
- Это что, у него теперь юмор такой?.. – растерянно глядя на меня, пробормотал Дамблдор.
- У кого?
Я упорно делал вид, что не понимаю, о чем речь, сразу по двум причинам. Во-первых, я близко не представлял, как следует на это реагировать, а во-вторых… Шутка показалась мне остроумной. И понял я, что происходящее мне нравится, только после того как почувствовал острую боль в левом колене. Я даже слегка охнул, что можно было принять за озабоченность состоянием нашего мастера зелий.
- Ты не узнал почерк, Северус?
- Признаться, он показался мне знакомым… Альбус, в этой посылке не было темных проклятий.
- Думаю, что не было, - отозвался директор, пытаясь приподнять Слагхорна. – Вставай, Гораций. Это просто шутка. Он пошутил. И ананасы прекрасные, я уже попробовал.
Слагхорн перевел полный ужаса взгляд с директора на вскрытую коробку с ананасами, так и оставшуюся лежать на столе.
- Я увольняюсь! – выкрикнул он фальцетом. – Он теперь знает, как меня найти!
- Ну и что? – спокойно спросил Дамблдор, поднимаясь.
- Он хочет убить меня! Сначала медовая настойка! Теперь это!
Слагхорн продолжал сидеть на полу. Он явно был не в себе. Обхватил голову руками и, раскачиваясь из стороны в сторону, всхлипывал и стенал что-то о своей безрадостной судьбе и темном будущем.
Дамблдор смотрел на это с пониманием.
Я, в общем, тоже.
Беззаветная любовь к сладкому могла примирить меня уже, кажется, с любыми недостатками человеческой натуры.
- Гораций, если ты не будешь есть эти прекрасные ананасы… - Слагхорн отчаянно замотал головой. – То я заберу их к себе. Но уверяю тебя, никаких проклятий тут нет. Замечательно, - и Альбус отправил в рот очередной кусочек.
Я, хромая, тащился к себе по пустым холодным коридорам школы и думал о том, что Гораций все-таки трус. Фэйт никогда бы не отказался от целой коробки шоколада, даже если бы ему прислали ее прямиком из ада. А уж от Темного Лорда вообще бы принял с удовольствием.
Только Шеф никогда почему-то Фэйту шоколада не дарил.
~*~*~*~
- Крис, как ты думаешь, почему у них ничего не получается?
Я обхаживал его вторую неделю. Перестал гонять с бессмысленными записками к Айсу, не провоцировал посещения Кеса, не капризничал и вообще вел себя тихо как монашка.
Упрямец не поддавался.
Тогда я стал накрывать его своим одеялом, когда он спал.
В первый раз он перепугался. Спрыгнув на пол, превратился в человека и уставился на меня зло и воинственно. Я молча поднял скинутое им с подоконника одеяло, отряхнул его и бросил на постель.
Во второй раз он сделал это сам.
После третьего, наконец, соизволил открыть рот и долго втолковывал, что его накрывать не нужно, потому что он никогда не мерзнет. При этом внятно объяснить, почему он никогда не мерзнет, не смог.
В итоге он хотя бы начал со мной разговаривать.
- А разве они умеют это делать?
Отвечать вопросом на вопрос всегда считалось хамством.
Но такое поведение у них семейное.
Айс тоже так делал сплошь и рядом. Пришлось пропустить мимо ушей.
- У них ведь получилось год назад.
- Ничего у них не получилось, - фыркнул он. – Кто их держал? Ушли дементоры, и они ушли. Вы же ничего не умеете. Вы штурмовики. Если дать вам всем палочки, вы перебьете охрану и сбежите. В полной уверенности, что у вас «получилось».
- Это не будет побегом?
- Это будет бунт. И погром. Такой вариант развития событий не имеет ничего общего с тонким искусством побегов.
- Ты умеешь? – это было интересно.
- Нет, - после небольшой паузы признался он. – Теоретически только.
- И?
- Что?
- Ну, мы-то и теоретически не умеем. Рассказывай.
~*~*~*~
Попытки сбежать от Дамблдора напоминали мне о попытках сбежать от собственной тени.
Как только мне удавалось отделаться от него в школе, я мчался в Ашфорд.
И что я находил дома?
Правильно. Все того же Дамблдора. Вместе с его бесконечными пергаментами.
Но если в Хогвартсе я мог послать его к черту, то в Ашфорде это становилось невозможным.
Он – гость.
Я - хозяин.
Вопрос закрывается автоматически.
Максимальной абсурдности ситуация достигла, когда мы с ним встретились на Тревесе через двадцать две минуты после того, как поссорились в Запретном лесу. За это время я успел вернуться в школу, снять по десять баллов с двух первокурсников из Равенкло за уроненные на пол при моем приближении пирожные, поругаться до кучи с МакГонагалл, разбить колбу с антитромбозным разжидителем, который тут же превратил мой кабинет в болото, послать к дьяволу явившегося на отработку гриффиндорского второкурсника Майкла Конренса, догнать его на лестнице в мантии-невидимке Фэйта и подчистить память, подвернуть на обратном пути ногу, привести кабинет в нормальный вид, вправить вывих и отправиться домой, пока не натворил еще чего-нибудь.
Что успел за это время Дамблдор, осталось невыясненным. Вид он имел горестный, и я сразу остыл.
- Вам помочь, Альбус?
- Ты уже обещал мне помочь. А потом «передумал».
Начинается.
- Я не передумал.
Ладно, я кругом виноват. Я угрожал ему, чего уж там.
- Альбус, я сделаю все, что обещал вам. Но Драко оставьте в покое.
- Он чуть не убил Рональда Уизли.
- Так не убил ведь.
- Только благодаря Гарри.
Ну да. Наша новая звезда зельеделия.
- Забудьте о Драко Малфое. И все будет отлично.
- Мне бы твою уверенность, - тяжело вздохнул он, пытаясь обожженной рукой развернуть очередной свиток.
- Что у вас не получается? – спросил я, расправляя для него на столе пергамент.
- Бездумное волшебство, видишь ли, еще никогда ни к чему хорошему не приводило.
- Кто наколдовал? Вы?
- И я тоже, - грустно ответил он. – Ступай, Северус. Ничем ты тут не поможешь.
- Кеса нет?
- Есть. Занят чем-то.
Я достал палочку, подвинул диван к пылающему Западному камину и лег спать. Буду нужен - Кес разбудит.
Проснулся я без ботинок и без плаща. Зато с двумя подушками и под пледом.
Дамблдор сидел на столе с чашкой чая в руках и с довольным видом наблюдал за читающим его пергаменты Кесом. Как только Кес поднимал голову, чтобы задать какой-нибудь вопрос, лицо директора мгновенно становилось страдальческим.
Кажется, он своего добился.
- Судя по всему, он сделал из башни обособленный модуль. Который в своих расчетах упорно записывает как отрицательный.
- Почему? – спросил Альбус.
- Потому что, видимо, он действительно отрицательный.
- Так может быть?
- Нет. То есть может, конечно, но…
- Что?
- Если бы так было, то физически этой башни уже бы не было. И, соответственно, его тоже. Ты уверен, Альба, что все это до сих пор там есть?
Мне всегда становилось неуютно, когда Кес начинал говорить о пространстве. Но Альбус отнесся к его вопросу спокойно.
- Думаю, да, - ответил он.
Кес, не отрывая взгляда от расчетов, в задумчивости водил пальцами левой руки по нижней губе.
- Как все это получилось?
- Я много раз говорил тебе: он не знает.
- Нет, опиши, как такое вообще могло произойти.
- Я защитил крепость. И башню. Чтобы он не мог оттуда выйти. Но он все время ломал мою защиту. Я снова ее укреплял.
- Это ты его так развлекал?
- В какой-то степени. Ему нравилось разгадывать мои головоломки, а мне - придумывать новые.
- Достойное занятие. Как раз на пятьдесят лет хватило.
- Потом он что-то неудачно… И я больше не смог туда попасть.
- И ты уверен, что он сделал это не нарочно. Вариант, что ему за столько лет осточертели и твои загадки, и ты сам, не рассматривается?
- Нет. Он испугался. Мы ничего не смогли с этим поделать. Любая следующая трансформация уничтожит башню.
- У него есть волшебная палочка?
- Да.
- Чья?
- Моя.
- То есть, забрав его палочку, ты оставил ему свою?
- Ну да.
- Из чего она?
- Это имеет значение?
- Просто рассказывай.
Казалось, Кес вовсе не слушает Дамблдора. Он разглядывал чертежи, рылся в пергаментах, раскиданных по всему столу, а потом взял перо и принялся что-то править в некоторых из них.
- И гравитацию вы не учитываете. Он вообще догадывается о ее наличии? Или такие мелочи вас не смущают?
- Она не может помешать.
- Не может. Но она есть! – Кес сердито что-то вписывал в пергамент. - А у вас нет ни единого упоминания о ней.
- В данном случае это несущественно.
- Две-три подобных «несущественных» детали, вот вы и застряли. Во что, ради Мерлина, надо было превратить материю, чтобы так искривить пространство?! Как вы общаетесь?
- Туда теперь только Фоукс летает.
Кес посмотрел на Дамблдора, и тот опять сделал невероятно страдальческое лицо.
- Альба, если то, что у вас тут написано, правда, то никакой материи там давно нет.
- Но она там есть, - улыбнулся директор.
- Это-то и странно. То есть, либо здесь написана полная чепуха... что сомнительно…
- Полной чепухи тут быть не может. Гил тоже всегда интересовался подобными преобразованиями.
- Ах, он интересовался! Каждый бестолковый дилетант считает возможным лезть, куда только руки дотянутся, и еще махать там волшебной палочкой!
- Ты можешь сделать что-нибудь?
Минут пять стояла тишина. Потом Кес сказал:
- Коротко: отрицательного модуля там быть не может.
- Но он там есть.
- Его нет. Иначе бы Фоукс оттуда не вернулся. Судя по всему, твой не в меру беспокойный приятель создал гм… обособленную сингулярность…
- Извини?
- Ну… пусть будет некая точка, в которой все значения стремятся к бесконечности. Хотя это очень условное определение. Понятие пространства-времени в таких точках теряет смысл, поскольку решать уравнения с бесконечными слагаемыми невозможно. Вот и вся ваша проблема.
Кес отложил пергаменты, отодвинулся от стола вместе с креслом и, радостно улыбаясь, уставился на директора.
- А делать-то теперь что? – Альбус явно его радости не разделял.
- Понятия не имею.
Как и всегда в подобных случаях я ощутил приступ блаженного злорадства. Не все же надо мной одним издеваться.
Можно было спать дальше. Я все равно не понимаю, почему Кес упорно стремится решить чисто магическую проблему исключительно математическим способом. То ли нарочно морочит Альбусу голову, то ли из упрямства. Магическим путем ему уже давно неинтересно.
~*~*~*~
Крис действительно имел довольно смутные представления о предмете, который описывал чуть ли не как искусство. В теории все смотрелось отлично. К нашей же ситуации было неприменимо никаким боком.
Тем не менее, проблема росла как снежный ком. Шеф требовал нашего присутствия.
Лично мне с ним встречаться не хотелось. Но… От меня все что-то скрывали. Даже Руди. Не говоря уже об Айсе с Кесом. Именно из-за этого я и постарался восстановить нормальные отношения с Крисом. Не то чтобы я рассчитывал на какую-либо откровенность с его стороны, но так было спокойнее.
Хотя и не намного.
От решительного выяснения, что, собственно, происходит, я воздерживался. Какой смысл? Я все равно сижу здесь в четырех стенах, и сидеть мне еще незнамо сколько. Что в какой-то степени к лучшему. На встречу с любимым Повелителем торопиться не стоит.
Эйв тоже так считал.
А Уолли сказал: «Как захочешь».
Да я никак не хочу. Как будто от моего желания теперь что-то зависит.
Этот вопрос я обсудил с Крисом.
- Если ты действительно хочешь домой, это очень просто устроить, - пожал плечами он. – Нелегально, естественно.
Я не хотел.
Строго говоря, я вообще не мог определить, как лучше. С одной стороны, я скоро здесь рехнусь. Но с другой – здесь не дует и не капает. А там Темный Лорд.
Разрешить эту дилемму не было никакой возможности.
~*~*~*~
- Кто такой Гил? – спросил я наутро у Кеса, будучи абсолютно уверен, что он ответит: «Старый приятель Альбы».
- Старый приятель Альбы.
Вот даже не сомневался.
- Зачем ты морочишь директору голову?
- В смысле?
- Как можно решить магическую задачу чисто техническими средствами? Это же ерунда.
- У тебя есть предложения? – спросил он без тени насмешки.
- Ну да. Они же наколдовали эту проблему.
- Так они не знают как. Ее все равно сначала надо решить технически, и только потом можно будет немного помочь магией. Не раньше.
- А ты говорил, что главное – желание. У Альбуса желание есть, да еще какое, у этого его старого приятеля наверняка тоже.
- Да? – Кес выглядел озадаченным. – Скорее всего, ты ошибаешься, Севочка, но почему бы и нет. Приходи вечером, если хочешь.
- Зачем?
- Посоветуемся с одним умным человеком.
Это еще с кем?
- Который про чудесную силу… желаний знает все на свете, - улыбнулся Кес.
Конечно, я пришел.
Человеком этим оказался Фламель, и я почувствовал легкое разочарование. Кроме того, ни о каких желаниях речи не шло. Опять сплошная физика.
- Теоретически… если создать второй источник гравитационного поля, - маялся Кес, - то, возможно, удастся этого экспериментатора оттуда вытащить.
- А первый где? – видимо, Фламель тоже неплохо разбирался в проблеме.
Стараясь не отвлекать их, я тихонько присел рядом.
- Должен быть у него.
- Но там нет, - Фламель отложил очередной пергамент.
- Я вижу.
- Либо его нет там, либо его нет в записях, - пожал плечами Фламель. - Но где-то его нет точно. Кроме того, даже если мы его найдем, ничего… цельного таким способом вытащить не удастся.
- Если мы его найдем… и сможем создать второй, и… нет, это ерунда. Если мы превратим его в частицы, Альба, пожалуй, расстроится.
- Но только магическим путем это все равно не решить. Геометрия диктует свойства материи.
- Это не доказано.
- Даже если наоборот, привнесение в данную задачу алхимических составляющих ничего нам не даст.
- Ник, давай попробуем забыть про физику, геометрию и прочую прозу и разберем ситуацию исключительно на алхимические составляющие. Это возможно?
- Конечно возможно, - вздохнул Фламель. - Зачем только?
- Задачу нужно решить.
- Боюсь, она не решаема.
- Все решаемо. И ты сам это знаешь.
- Альба не успеет. Он слишком поздно спохватился.
- Именно это я и имел в виду. Для алхимических составляющих данной задачи нет разницы, жив он будет или мертв.
- Они очень разные люди.
- Все люди разные.
- Мы, кажется, говорим про алхимические составляющие.
- Извини.
- Есть отношения, есть ощущения, есть мотивы и страсть. И все разное, понимаешь?
- У них есть общее чувство вины.
- На этом много не построишь.
- Но если больше строить не на чем.
- Ты неисправим, - засмеялся Фламель. - Кес, нельзя так. Невозможно исправить алхимией конструктивные ошибки. Чувство не подчиняется физическим законам.
- Все подчиняется физическим законам.
- И кто это говорит?
- Я уверен, что можно попробовать.
- Хорошо. Чувство вины - это неподходящее чувство для получения того, о чем ты думаешь. Оно несет только отрицательную энергетику. Оно неприятно. Оно не вызывает даже печали, которая при определенном развитии духовности приносит покой и удовлетворение. Чувство вины несет в себе только сожаления и тоску. Это разрушительное чувство. На нем ничего сварить нельзя.
- Свари на печали.
- Им до той печали еще пару реинкарнаций топать.
- Ты веришь в реинкарнацию?
- Да пошутил я. В печали нет ни страсти, ни желаний. Она всепоглощающа. И, соответственно, неконструктивна.
Кес бросил на меня быстрый взгляд и скептически скривил губы.
Не получилось. Он тоже не верил, что получится. Неужели для меня старался?
- Но это все равно не наш вариант, - Фламель налил нам всем вина. - Им слишком небезразличны и они сами, и то, что происходит вокруг. Они вообще много суетятся.
- Да, ужасно, - грустно согласился Кес. – А ты знаешь, это интересный вопрос, как из технической проблемы сделать алхимическую. И обратно.
- В корне разные вещи.
- Нет, это подходы разные.
- Ничего подобного.
- Надо будет попробовать это решить.
- Не решим.
- Но попробовать-то никто не мешает. Вот закончится весь этот бардак, в который Альба нас с тобой втянул, и следующие лет двести я готов потратить на…
- Знаешь, - задумчиво протянул Фламель, - а попробовать, пожалуй, стоит. Грамоту выдумали неграмотные. Вдруг получится.
- Не получится. Но попробовать стоит всегда.
Конец разговора меня разозлил.
Зачем тратить время, если не веришь в успех? Хорошо, Кес не верил, что задачу директора можно решить магическим путем, и спорил с Фламелем только для того, чтобы лишний раз продемонстрировать мое невежество. Это я могу понять. Но он… нет, они оба собираются в будущем заниматься тем, в успех чего даже близко не верят. Оба не верят.
Зачем?
Желание выяснить это было настолько сильно, что мне пришлось дождаться, пока уйдет Фламель.
Кес удивился.
- Откуда столько категоричности, Севочка? Мы же с тобой еще в детстве разбирали «лжеца». Забыл?
Я помню. Как раз тогда и разбирали. Когда, научив меня логическому подходу ко всему сущему, он вдруг заявил, что логика только наука, и принялся доказывать ее несостоятельность.
Конечно, я помню!
«То, что я утверждаю сейчас, ложно».
Если это высказывание истинно, то оно ложно, а если ложно, то истинно. Я чуть не рехнулся, пытаясь понять, как такое может быть. Не умел я еще тогда не обращать внимания на Кеса с его бессмысленными парадоксами. Если бы не Фэйт, я бы точно сошел с ума. Я неделю спать не мог. Не говоря уже о том, чтобы есть. Эти несчастные «Истинно» и «Ложно» с громким щелчком постоянно сменялись перед моим мысленным взором, как очки на квиддичном табло, ни на секунду не позволяя отвлечься на что-то кроме них.
А Фэйт просто пожал плечами и сказал: «Ну да, так оно и есть. Ну и что?»
И только намного позже я узнал, что с точки зрения формальной логики парадокс «лжеца» недоказуем и неопровержим, вообще не являясь логическим утверждением. Зато когда я наткнулся на сорит «если прибавлять по одному зерну, с какого момента появится куча, и значит ли это, что куча возникает в результате прибавления одного зерна?», я даже думать над ним не стал. И так все ясно. Бессмыслица.
- Я помню. Но ты не отвечаешь на мой вопрос.
- На какой именно?
- Зачем заниматься тем, что не имеет смысла?
- Ради интереса.
- Лучше бы ты помог Дамблдору.
- Ему нельзя помочь.
- Но он уверен, что выход есть!
Он помолчал, дав мне время сообразить, что, видимо, имел в виду другое.
- Конечно есть. Почему бы и нет. Альба мудрый человек.
- А ты его изводишь, - не удержался я.
- Он сам себя изводит, - Кес вовсе не рассердился и вообще думал о чем-то своем, настолько отстраненный у него сделался вид.
Я помолчал, чтобы ему не мешать.
– А знаешь что? – вдруг резко вернулся к реальности Кес. – Это будет такой дурацкий фортель, если Альба окажется прав. Я даже представлять не берусь, как такое может выглядеть.
И он засмеялся.
Приехали.
- Судя по всему, Дамблдор тоже увлекался бессмысленными экспериментами? – осторожно спросил я.
- Извини? А, да, можно и так сказать.
- Только пространственными?
- Не только. Например, он тоже искал способ покорить смерть.
По-моему, это болезнь.
- Нашел?
- Да, конечно, - усмехнулся Кес. – Конечно нашел, раз искал. Но, к сожалению, этого мало.
«Потому что камень - философский, а Томми - нет», - сразу вспомнил я.
- Дамблдор не смог воспользоваться тем, что он нашел?
- Не смог.
- Но почему?.. Я помню, что ты говорил про Лорда, но Альбус…
- У очень разных людей могут быть схожие мотивы.
- Дамблдор боялся смерти? – я совершенно не знал, как к этому относиться.
- Севочка, зачем путь в бессмертие искал ты?
Я не мог ответить. Я мог только спрятать глаза. Я не боялся смерти. Я вообще толком никогда о ней не думал. Я просто хотел стать сильнее Кеса. А «вечность на ладони» - единственное, что было у него и не было у меня. Я не хотел принимать Наследство.
Но почему? Почему я панически боялся Наследства? Потому что я боялся… умирать? О, боже…
Я посмотрел ему в глаза и решительно сказал:
- Я боялся смерти.
- Каким, однако, замысловатым путем ты пришел к этому выводу, - засмеялся он. – Все одинаково, верно?
- Но получилось же у Фламеля!
- Вот уж кто никогда не боялся смерти. Ни своей, ни чужой. Эта область вообще никак его не интересовала, сколько я его помню.
- А ты?
- Я?.. Я, видишь ли, не успел толком испугаться, - усмехнулся он. – У меня несколько нетривиальная ситуация. Я, Севочка, слишком быстро понял, что мне придется приложить некоторые усилия, во всяком случае моральные, чтобы умереть. Тогда как всем нормальным людям приходится время от времени прикладывать усилия, чтобы выжить. Тоже, знаешь ли, не шоколад, как говорит наш родственник.
Неужели он не понимал, на что идет? Даже если он не делал добровольного выбора, он все равно не мог не понимать.
Тогда что оказалось для него открытием?
~*~*~*~
По-моему, впервые за все время Кес прилетел просто так, без всякого дела. Принес виски, отпустил до утра Криса и сказал, что хочет поболтать.
Его давно не было. Я скучал. А уж поболтать в такой компании - святое дело.
И мы болтали. Почти до утра. Ни о чем и обо всем.
О нашем бизнесе.
О не нашем бизнесе.
О Темном Лорде в интересах нашего бизнеса.
Просто о Темном Лорде.
Об Айсе.
О Драко. Я спросил, как у него дела, и Кес сказал, что все в порядке.
Об Имении и его охране в связи с возобновившимися после моего ареста обысками.
И, наконец, о каких-то абстрактных материях.
- Скажи мне, Люци, - спросил он уже под утро, - как ты решаешь… сложные вопросы?
- Мироздания? – кажется, я пошутил, но точно не помню, потому что хорош я уже был, страшно сказать как.
- Любые.
- Ну… надо найти главное.
- А дальше?
Дальше, как правило, ничего не бывает. Найдя главное, я обычно прихожу к выводу, что мне это не надо.
Он понял мои затруднения.
- Нашел главное. И что?
- Оно или нужно, или нет.
- Нужно.
- Зачем?
- Для тебя.
- Тогда это решаемый вопрос, и он так или иначе решается.
- А если очень нужно, но не решается?
- Так не бывает, - засмеялся я. – Так не может быть. Если решить никак нельзя, значит, не нужно.
- Нужно.
- Тогда решается.
- А если… Люци, не спи! Я же с тобой разговариваю!
- Кес… что тебе надо?
- Да не знаю я, что мне надо, - с досадой ответил он. – Знал бы - уж не к тебе бы пришел.
- Если совсем не получается – плюнь и забудь.
- Не могу.
- Цена вопроса?
- Человек погибнет.
- Хороший человек?
- Отвратительный.
- Ты виноват?
- В чем?.. А, нет. Он сам виноват.
- Ну, так ему и надо. Нет?
- Нет.
- Тогда вернемся. Цена вопроса?
- Мой душевный покой.
- У-у-у… Что-то ты темнишь. Но от всех душевных неурядиц я знаю отличное средство.
- Какое?
- Дементор.
- Ну, ты дурак совсем.
Не оценил Кес наш местный фольклор.
Зря, на самом деле.
Очень помогает.
От бессмысленной тоски.
По ночам особенно.
Как дементоров вспомнишь, сразу приходит понимание, что у тебя самого еще не все так плохо.
~*~*~*~
Кес сжег все пергаменты. Просто сжег в Западном камине, причем вручную. Сначала быстро проглядывал и только потом бросал в огонь, а после и проглядывать перестал.
- Почему ты не скормишь их этой своей отвратительной твари? – спросил я, кивнув на Хлюпа.
- Он, знаешь ли, тоже не помойка, - получил я нелюбезный ответ.
Тогда я принялся ему помогать.
Дамблдора чуть удар не хватил, когда он явился часа через два и понял, что мы наделали. Но он ничего не сказал. Только взял Хлюпа на руки и ушел его гладить на диван.
Лучше бы кошку завели, честное слово.
- Кес, ты совсем все уничтожил? – спросил Альбус через какое-то время, отпуская Хлюпа скакать по Тревесу.
- Да.
- А делаешь что?
- Иди сюда.
Директор подошел к столу, на котором Кес прямо пальцем рисовал тонкие голубоватые линии.
- А что тебе говорил этот твой?..
- Гил?
- Ну да. У него же у самого были, наверное, какие-то идеи. Хотя бы вначале.
- Говорил, что энергия нужна.
- Нужна, - кивнул Кес. – Еще что-нибудь?
- Он не говорил, но теперь я понимаю, что он тоже, видимо, уткнулся в эту… бесконечность.
- Забудь про бесконечность. С ней ничего поделать нельзя.
- А как же быть?
- Не знаю пока. Но про бесконечность забудь. Если решения нет, значит, оно не нужно.
- Как это не нужно?..
- Будем искать в другом месте.
- Ник ведь тоже ничем помочь не сможет.
- Ты говорил с ним?
- Ну да. Что ты делаешь?..
Кес провел ладонью над столом, и все линии исчезли.
- Вот что, Альба. Уничтожение башни при любой следующей трансформации неизбежно. С этим нам придется смириться.
- Я не могу с этим смириться.
- Алхимическим путем проблема тоже не решается.
- И физическим не решается, так?
- Так. Остается какой?
- Магический. Раз энергия нужна.
- Нам нужна не просто энергия, нам нужна направленная энергия.
- Геометрический? – улыбнулся Дамблдор.
- Да… пожалуй. Где взять положительный энергетический удар такой силы, чтобы он выбил башню из сингулярности?
- Не представляю, – вздохнул директор.
- Севочка?
В целом я понимал, о чем они говорят. Ключевым тут было слово «положительный». Отрицательное поле огромной мощности создается элементарно, достаточно кого-нибудь убить. О положительных я даже не слышал. Такой силы положительных ударов в природе не бывает. И как их создать искусственно, я не знал тоже.
- Создать искусственно? – неуверенно спросил я.
- Есть идеи как? – заинтересовался Кес.
- Почему бы двум отрицательным энергиям не дать нам положительную?
Кажется, я сказал большую глупость, но и ничего не ответить было невозможно.
- Две отрицательные… - повторил за мной Альбус, - если в одном месте, то мы получим всего лишь огромный отрицательный резонанс.
- И свет станет тьмой, - засмеялся Кес. – Зачем в одном месте? Нам не нужно их складывать, нам нужно умножить.
- Кес, у меня на Астрономической башне до сих пор спрятан твой отражатель.
- Я помню. От чего отражать собираешься, Альба? И что?
- Не знаю.
- Вот и я не знаю.
- Давайте я вас там убью, - в шутку предложил я Дамблдору. – Вот и будет что отражать.
Они оба молча уставились на меня. Я испугался.
- Это шутка была…
- Хорошая шутка, - кивнул Кес. – Продуктивная.
По-моему, они на меня обиделись. Не стоило этим шутить.
- Не развалится школа твоя от такого отражения? - через минуту спросил у директора Кес.
- Хогвартс – оплот древнейшей магии, он устоит.
А если нет? Они с ума сошли?..
- Хогвартс - школа, - зло сказал я им. - Школа! А не ваша вотчина! И я пошутил! Я не стану этого делать!
- Опять передумал? – благодушно поинтересовался Альбус. – Почему не совместить два хороших дела?
- Убийство – хорошее дело? – в бешенстве зашипел я.
- В данном случае… - вздохнул директор, - оно неизбежно. Если этого не сделает юный Малфой, то придется тебе, Северус.
Я ненавижу его.
- Да пожалуйста. Как вам будет угодно.
- Вот и отлично, - директор с удовлетворением посмотрел на Кеса. – Думаешь, получится?
- Нет. Одним отражателем тут не обойтись, Альба. Куда будем отражать?
- И где второй источник отрицательной энергии? – напомнил я.
- Вот именно, - подтвердил Кес. – Я не ношу в кармане оплотов магии, которые выдержат второе отражение. Тем более что если мы берем уничтожение башни за аксиому, то никакой оплот этого не выдержит.
- Иными словами, Гилу еще и придется отбить удар обратно?
- Конечно. Разрушение неминуемо.
- Только не Хогвартс, – быстро сказал Альбус.
- А этот вопрос рассматривается? – засмеялся Кес.
По-моему, они все придумали. Если теперь найти нечто, предположительно старое магическое строение, в которое можно направить отрицательную энергию от… предположительно совершаемого мною убийства… и что?
Так, заново. Пусть условно будет луч. Он ударяет в это строение, от него отражается в ту башню, где сидит парень, по которому так убивается Дамблдор, и… При отражении наш луч должен получить второй заряд отрицательной энергии.
Они сидели напротив и молча смотрели друг на друга.
- Надо сделать так, чтобы в момент моей смерти он узнал о ней, - наконец сказал Альбус.
- Ты представляешь, как его там стукнет через пару секунд? – хмыкнул Кес.
- Его стукнет быстрее. Ничего. Он же бессмертен.
И они засмеялись.
Я знал только одного бессмертного человека. Темного Лорда.
Если он узнает о гибели Дамблдора, он… обрадуется. Это достаточный отрицательный импульс? В принципе, не важно, главное – знак. Вся Фарфоровая башня – одна большая свалка отрицательных полей. Должно получиться.
Видимо, Альбус тоже так считал. Мы вернулись в школу, и он был в отличном настроении. Даже напевал что-то себе под нос.
- Гарри идет.
- Куда идет?
- Ко мне, Северус. Ко мне идет. Сюда.
- И что я должен делать?
Он кивнул на камин.
- Как только я освобожусь, мы с тобой все приготовим. А то, знаешь ли, всякое может случиться. И попроси, пожалуйста, Кровавого Барона подежурить на Астрономической башне, пока все не закончится. А то кто там только по ночам ни бегает.
Я послушно воспользовался камином, чтобы вернуться к себе. Настроение испортилось сразу и невероятно. Альбуса здесь больше ничто не держит. Теперь он готов умереть в любую минуту. Он закончил все свои дела.
Если бы я смог заранее просчитать эту закономерность, я бы не стал им помогать.
Ни за что бы не стал.
~*~*~*~


Глава 4. II. Тостуемый пьет до дна (часть 3)

Моего нового соседа звали Мундугус Флетчер.
Типом он был преотвратным. В ту же ночь, когда его привезли, позаботился, чтобы я узнал, как его зовут. И что он вообще здесь есть.
Как только он убедился, что я это знаю, спросил, через сколько дней планируется ближайший побег.
Я растерянно посмотрел на Криса. Он, как обычно, пожал плечами, но отстукал что-то в ответ. На этом первичные переговоры закончились.
Перестукиваться я не умел.
Руди пытался еще в самом начале учить меня этой премудрости, но как-то безуспешно.
Я не мог понять, зачем это нужно. Записку всегда можно передать с охранниками, а перекинуться парой слов - на прогулке или за шашками. Если что-то было нужно срочно, то Руди и Эйву я писал на латыни. А Уолли и так всегда знал, что я хочу сказать.
~*~*~*~
К маю Драко отчаялся.
Выражалось это в абсолютном нежелании учиться, бесконечных ссорах с Крэббом и маниакальном стремлении выбраться из создавшейся ситуации любой ценой.
Желание такое было, разумеется, неосуществимо. И я, помня предостережения Дамблдора, ходил за ним и следил, чтобы он не отколол чего-нибудь непоправимого.
Довольно быстро выяснилось, что слежу за ним не только я. Поттер сам не понимал, во что ввязался. Две мантии невидимки в одном коридоре, может быть, и многовато, но если бы Поттеру удалось так или иначе открыть комнату необходимости, стычка была бы неминуема.
Все это меня беспокоило. А главное, отнимало уйму времени. Хотя, если сравнить, сколько времени я отнял у Фэйта…
Следил я за Драко не зря. Поттер не смог открыть комнату необходимости, зато умудрился устроить драку в туалете, да еще и при свидетеле. Глупое привидение в секунду разнесло по школе, что Поттер убил Драко Малфоя.
Никто никого, конечно, не убил, но Поттер воспользовался режущим заклятьем. Велев ему дожидаться меня на месте преступления, я повел Драко в Больничное крыло, размышляя по дороге, откуда гриффиндорский шестикурсник может знать заклятье «Sectumsempra». На таком уровне, чтобы применить его в дуэли, - ниоткуда не может. Кроме того, у меня возникло неприятное ощущение, что мальчишка сам не понял, как так вышло.
Но где-то же он почерпнул эти сомнительные знания?
Где?
— Я не хотел, чтобы так получилось, — сходу зачастил он, как только я вернулся. — Я не знал, как действует это заклинание.
Да вижу я, что ты не знал. Вопрос не в этом.
— Я, по-видимому, недооценил вас, Поттер. Кто бы мог подумать, что вам знакома такая тёмная магия. Кто научил вас этому заклинанию?
— Я… где-то прочитал о нём.
— Где?
— Оно было… в библиотечной книге, — отчаянно врал он. — Я не помню, как она называ…
— Лжец, — мстительно сказал я и, когда он окончательно растерялся, довольно бесцеремонно залез в его сознание.
А вот и оно. «Углублённое зельеделие». Ах ты, мелкая поганка! Куда смотрел Слагхорн, когда раздавал мои книги?! Ты не звезда зельеделия, ты лгун и самозванец. Тьфу.
— Принесите мне вашу сумку. И все ваши учебники. Все до одного. Принесите мне их сюда. Живо!
Он тут же развернулся и, шлепая по залитому водой полу, пошел выполнять приказ. Я вытащил из кармана мантию Фэйта и, завернувшись в нее, отправился следом, высушив при выходе ботинки, чтобы не оставлять в коридоре луж.
Поттер побежал в гриффиндорскую гостиную. Выскочив оттуда через пару минут со своей сумкой, он устремился на восьмой этаж, остановился у гобелена с танцующими троллями, закрыл глаза и начал вышагивать перед ним взад и вперед. Дверь в комнату появилась раньше, чем он открыл глаза. Мальчишка рывком распахнул ее и нырнул внутрь. Дверь шумно захлопнулась за его спиной.
Я развернулся и поспешил обратно на седьмой этаж. Вряд ли ему потребуется много времени, чтобы спрятать мой учебник.
Надо еще будет не забыть забрать его оттуда.
Это мой учебник!
Поганка четырехглазая.
— Так это ваш учебник «Углублённого зельеделия», Поттер?
— Да, — ответил он, тяжело дыша после беготни по коридорам, и сделал самое дебильное лицо, которое я вообще когда-либо у него видел.
— Вы в этом совершенно уверены, Поттер?
— Да, — произнёс он вызывающе.
— Тогда почему у него на внутренней стороне обложки подписано имя Рунил Уазлиб?
Ух, как он испугался!
— Это моё прозвище. Так меня называют друзья.
— Я знаю, что такое прозвище.
Он испуганно молчал.
— Знаете, что я думаю, Поттер? Я думаю, что вы лжец и обманщик и заслужили наказание у меня каждую субботу до конца семестра. Как вы считаете, Поттер?
— Я… я не согласен, сэр…
Нет, дорогой, не играть тебе больше в квиддич.
Ни-ког-да.
— В десять часов утра в субботу, Поттер. В моём кабинете.
— Но сэр, — проговорил он с отчаянием. — Квиддич… последний матч в этом…
— В десять часов, — я даже улыбнулся. — Бедный Гриффиндор… боюсь, в этом году быть ему на четвёртом месте.
Пока он хлопал глазами, я вышел в коридор и отправился выручать свою книгу. А то с этого наглеца станется вытащить ее оттуда раньше.
«Мне нужен мой учебник!» - сказал я каменной стене, и дверь послушно появилась передо мной.
Я всегда любил это место. Но сейчас мне некогда было наслаждаться ни его красотами, ни его секретами. Я быстро проверил, в каком виде исчезающий шкаф, над которым столько месяцев бьется Драко, и кое-что в нем подправил. Если наш план сработает, шкаф пригодится.
- Accio, учебник «Углублённое зельеделие»!
Книга была где-то совсем рядом и мгновенно влетела мне в руку.
Вот и все. Ни квиддича тебе больше не будет, ни зелий.
А то совсем обнаглел.
Когда я вышел в коридор, дверь за моей спиной мгновенно исчезла. Все-таки плохо Драко хранит свои секреты. Очень плохо.
Ужин уже закончился, и студенты расходились по гостиным. Я спустился в подземелья, чтобы впервые за последнее время спокойно заняться своими делами. Драко теперь на несколько дней нейтрализован, и от него можно пока не ожидать никаких смертоносных инициатив. На редкость все-таки оказался разносторонний и беспокойный ребенок.
Подумав об этом еще немного, я бросил растирать слизняков - это теперь и Поттер может сделать, - и решил навестить нашего мальчика.
До чего же он был похож на Фэйта. Особенно вот так, на больничных простынях и с закрытыми глазами.
Впрочем, он не спал.
- Вы и дальше собираетесь спасать меня? – спросил он, как только я сел рядом.
- Никогда не пытайся применять запрещенные заклятия, Драко. Это ни к чему. Всегда можно найти что-то более приемлемое, но с аналогичным действием.
- Вы мне покажете?
Если я не отвечу и на этот вопрос, следующих может не последовать вовсе.
- Покажу.
- Что использовал Поттер?
- Режущее заклятье. Темная магия среднего порядка.
Драко смотрел на меня в упор и думал совсем не о том, о чем спрашивал. О чем-то… я не мог понять. Белл постаралась на славу. И закрывается он прекрасно. Родственник все-таки.
- Как мой отец оказался в Азкабане?
Из всего, что можно было ответить на этот странный вопрос, перед моим мысленным взором почему-то в первую очередь возник катающийся от хохота по подоконнику Крис, а потом истошно орущий Шеф.
- Ты же знаешь, Темный Лорд послал его в Министерство…
- Но он не был в Министерстве. Вместо него там были вы. Как так получилось, что в тюрьму попал он?
Боже мой… Этого идиота раскусил не только Дамблдор, но даже собственный сын! Он что, прямо по школе с шоколадом ходил?..
- Откуда такие дикие мысли, Драко?
- Я так и знал, что вы не ответите, - быстро и зло заговорил он. – Вы нарочно это сделали! Вы заколдовали отца! – его глаза наполнились слезами. – Заставили! Чтобы занять его место!
- По-моему, я пока на своем месте, - отчеканил я. – Тебе нужно отдохнуть, я позову мадам Помфри.
Никогда в жизни я не производил более позорного бегства. Смею надеяться, что и не произведу больше.
Откуда он знает?
Кому еще об этом известно?
Кому он мог рассказать?
Матери?
Белл?
Уснуть я не смог. Ворочался с боку на бок до глубокой ночи, мучаясь этими вопросами, потом встал, оделся и отправился получать на них ответы. Драко должен мне сказать. В конце концов, это просто опасно!
В Больничном крыле было все так же холодно и пусто. Я подкрался к кровати и некоторое время смотрел на бледного спящего мальчишку.
- Драко, - позвал я его тихонько.
Он открыл глаза, и на лице его явственно отразился испуг, быстро переходящий в ужас.
- Вы… убьете меня? - он торопливо сел на постели, натянув одеяло до подбородка, как будто пытался спрятаться от меня под ним. Лучше бы палочку с тумбочки взял, бестолочь.
- Хватит нести чепуху! – разозлился я. – Одна выдумка несуразнее другой. С чего вы взяли, черт возьми?
- Я следил за вами.
- Когда вы успели?
- Весь прошлый год, - он вспомнил про палочку, но взять ее то ли побоялся, то ли постеснялся. - Я знаю, что вы иногда меняетесь местами.
- Тогда ты мог бы… Тебе следовало бы больше доверять отцу. И мне. Если все обстоит… так, как обстоит, значит, у нас с ним были причины поступить именно так - и никак иначе.
- Это было бы очень похоже на принятие желаемого за действительное, - судорожно втянув воздух, сказал он.
Вот только еще одного доморощенного философа мне и не хватало!
- Что вообще навело тебя на мысль следить за нами? За мной? Ведь, находясь в школе, ты в основном следил за мной.
Он, молча, испуганно смотрел на меня.
- Драко, скажи мне. Ведь это очень важно.
- Вас выдают глаза. А отца - походка. Он… он старается, но у него не получается так легко двигаться, как у вас.
Я никогда не опасался никого из наших.
По моим представлениям, сложившимся еще тогда, когда мы все это начинали, разоблачить нас мог только Шеф. К счастью, слишком мелкие детали его не интересовали, а мы были крайне аккуратны.
Еще могли Кес с Дамблдором. Но я старательно следил, чтобы контактов с ними, если мы меняемся местами, было поменьше.
А больше всего я боялся Нарциссы. Именно она должна была мгновенно раскусить нас, если она любила Фэйта. А она его любила. Поэтому ближе, чем на десять ярдов, я никогда к ней не подходил.
Если не принимать в расчет разного рода случайности, то на этом основные источники опасности заканчивались. Почему-то я не подумал пересмотреть этот вопрос теперь, когда прошло пятнадцать лет. И вот результат.
- А чем я себя выдаю?
- Он никогда так не смотрит.
Э, нет, мальчик. Это он на тебя никогда так не смотрит. Или при тебе. Тут я, конечно, промахнулся.
- Я так обрадовался, когда он пытался снять с Поттера десять баллов, а потом… Потом вы снова поменялись.
- Мы поменялись. Мы, Драко. Мы. А не я один. Значит, нам так было нужно. И лучше бы ты держался от всего этого подальше.
- Я держусь.
- Да неужели? Если ты считал, что я заставил Люциуса что-то делать против его воли, заколдовал его, то очень глупо было с твоей стороны предъявлять мне вчера такие претензии.
- Я ничего не предъявлял. Я только спросил, как вы это сделали.
- Тебя прекрасно обучили заклинанию «Imperius» и без моего непосредственного участия.
Он чуть вздрогнул, но я не стал с ним миндальничать.
- Да, я знаю про Розмерту.
- И… и Дамблдор знает?
- Думаю, что еще нет. Во всяком случае, я ему не говорил. Но ты все равно очень плохо заботишься о своей безопасности. Изволь внятно объяснить, зачем ты полез ко мне с вопросами, если считал, что я заколдовал твоего отца. Ты прекрасно знал, «как» я мог это сделать.
- Вы спасли меня вчера.
- Ты же знаешь про клятву.
- Я не был уверен. Мама могла и… преувеличить.
- А теперь ты уверен.
- Ну… более или менее.
Мы помолчали. Я думал о том, как хотя бы теперь заставить его рассказывать мне о своих дальнейших планах, а он… Он, как выяснилось, тоже думал, можно ли теперь меня использовать. Все-таки, несмотря на фамильную склонность к маразматическим идеям, в практичности ему отказать было нельзя.
- Вы общаетесь с отцом?
Отнекиваться было и глупо, и недальновидно. Если позволить ему переписываться с Фэйтом, он не станет больше ничего от меня скрывать.
- Только письмами.
- А увидеться вы с ним можете?
- Нет.
Во всяком случае, давать такую возможность Драко я не собирался. Фэйт и так который месяц в стабильно подавленном настроении. Крис говорил, даже разговаривать с ним не хочет. Переписка пойдет на пользу обоим. А раз письма будут проходить через меня, то и волноваться не о чем.
Так даже лучше. Может, поспокойнее станут оба. А то не до них.
~*~*~*~
- Почему я не могу с ним поговорить?
- Не нужно, - нервно сказал Айс, то появляясь в зеркале, то исчезая. – В первую очередь это не нужно ему.
- Как он узнал, что мы меняемся?
- Вычислил он тебя.
- Меня?
- Ну, не меня же. Говорит, ты ходишь неправильно.
Так я и знал. Двигаться как Айс было недостижимой мечтой еще с детства. Не получилось, значит.
- Но больше-то никто не вычислил…
- А откуда вам это известно, лорд Малфой? – злобно прошипел он.
- Ну…
Нас бы поубивали уже, если бы это стало известно.
- В общем, зеркала я ему не дам. А письма пиши. Не часто только.
~*~*~*~
Ссылаясь на занятость в школе, у Темного Лорда я старался не появляться. Иногда, конечно, приходилось. Но былой радости визиты эти мне не доставляли.
Там было откровенно скучно.
Во всяком случае, мне.
Но боюсь, что Шефу тоже. Он маниакально мечтал о побеге, который сорвался уже дважды по причине полного неумения нормально его спланировать. О подробностях мне рассказывал Крис: Фэйт не желал заниматься этим даже теоретически. Если Долохов с Джагсоном тоже не хотят, то никакого побега не будет. Я готов поставить на это здоровую руку Дамблдора.
Неудачи Шефа злили.
- Что за история со смертью Роджера Этмета, о которой писали в «Пророке»? - спросил он у Грейбека как-то ночью, когда мне все-таки пришлось появиться в Фарфоровой башне. - Кто его убил?
Тишина буквально повисла в воздухе.
- Что вы молчите? Я не помню, чтобы давал вам такой приказ. Амикус?
Тишина.
- У меня склероз, по-вашему? Долго мне ждать?! Белла?
- Мы не убивали, мой Лорд.
- То есть?
- Это не мы.
- Как это не вы? Над домом был мой знак!
Кто убил – не знаю, а метку запустил я. Просто так. Чтобы побегали.
Ненавижу авроров.
- Да кто-нибудь из наших, - хихикнула Алекто. – Наткнулись на убийство и запустили. Малфой всегда так делал, мой Лорд. Говорил: пусть будет.
Шеф как-то резко перестал злиться и даже вздохнул.
- Мало ли что Малфой делал! – заржал Грейбек, настроения любимого Повелителя не отследив. - Нет уже давно твоего Малфоя.
Урод! Ну, подожди! Выслуживаешься, гад такой? Будет тебе Малфой. Все тебе будет. Мало не покажется. И от Лорда получишь, и от меня.
Ненавижу оборотней.
Даже больше, чем авроров.
Хотя нет.
Авроров все-таки больше.
Пытаясь решить этот сложнейший вопрос, я между делом ускользнул от Шефа с его опасно неустойчивым настроением и отправился искать максимально высокую точку замка. У меня было дело. Небольшое. Вполне помещалось в кармане.
Поднявшись по бесконечной винтовой лестнице на вершину той башни, которая казалась мне наиболее высокой, я аккуратно закрепил на парапете небольшую, но очень тяжелую темно-синюю металлическую коробочку и скрыл ее чарами.
Вторую, почти такую же, но еще более тяжелую, ярко-оранжевого цвета, я оставил в трех ярдах от первой, точно так же закрепив ее и спрятав от случайных взглядов.
Дело было сделано.
Вернувшись в школу, я к чему-то полез выяснять отношения с Альбусом.
- Чем вы занимаетесь по вечерам, заперевшись с Поттером?
- Зачем тебе? – устало спросил он. – Ты ведь не хочешь прибавить ему дополнительных наказаний? Мальчик, по-моему, и так сидит взаперти больше времени, чем бывает на свежем воздухе.
Хорошо бы этого мальчика вообще изолировать. Навсегда.
- Он вылитый отец.
- На вид – может быть. Но в глубине души он гораздо больше похож на мать. Я провожу с Гарри много времени, потому что мне нужно обсудить с ним некоторые вопросы, сообщить ему определенную информацию… пока не поздно.
- Информацию? Вы доверяете ему то, что не доверяете мне?
- Дело не в доверии, - тут же солгал он. - Мы с тобой оба знаем, что… время мое ограничено. Мальчик должен получить от меня достаточно информации, чтобы суметь выполнить свою задачу.
Опять это идиотское пророчество.
- Никогда, вы слышите, Альбус, никогда эта ваша высокомерная посредственность не справится с Темным Лордом. Поттер для этого слишком глуп и самовлюблен.
- Мне известна твоя точка зрения по этому вопросу. Но во-первых, я категорически не могу с ней согласиться, а во-вторых, других вариантов у нас все равно нет.
- Вы погубите все свои замыслы. Почему я не могу хранить эту информацию, раз она так важна?
- Я предпочитаю не складывать все свои тайны в одну корзину.
- В результате вы больше доверяете мальчишке, неспособному к окклюменции, с посредственными магическими способностями, да к тому же имеющему прямую мысленную связь с Темным Лордом?
- Волдеморт боится этой связи.
Кажется, я догадался, о чем речь.
- Альбус, вы рассказали Поттеру о хоркраксах? Зачем?! Ведь если Темный Лорд…
- Волдеморт оказался неспособен поддерживать даже самую кратковременную связь с разумом Гарри.
- Я не понимаю.
- Изувеченная душа Лорда Волдеморта не может вынести тесный контакт с такой светлой душой, как у Гарри. Это все равно, что провести языком по ледяной стали, как живьем войти в пламя.
- При определенной подготовке вполне возможно и то, и другое.
Он смотрел на меня как будто с жалостью, и я поторопился сменить тему.
- При чем тут души? Мы говорили о разуме.
- В случае с Гарри и лордом Волдемортом это одно и то же.
Ага, ты это Кесу скажи. Как же. Одно и то же.
Именно поэтому Кес ни в грош не ставит все твои теории.
И правильно делает.
Не выйдет ничего у твоего любимого Поттера.
Ни у кого из вас ничего не выйдет. Желтый камень лежит в Ашфорде.
И будет там лежать.
Пока я не решу, что с ним делать.
~*~*~*~
Мой сосед Флетчер оказался такой продувной бестией, что оставалось только удивляться. А удивить меня подобными талантами, ясное дело, было непросто. Но он был членом Ордена Феникса. Крис выяснил это очень быстро, и я лишний раз поразился глупости и самоуверенности Дамблдора. Принять в секретную боевую организацию вора, обманщика и болтуна. Как будто ему Айса мало.
Все это было бы смешно, если бы не было так грустно. Наши обрадовались появлению этого шалопая, который c ходу мог выдать дюжину вполне жизнеспособных планов не то что банального побега, а вообще чего угодно.
Сказать им, что Флетчер провокатор, я не мог. Они бы его убили. И хотя это вряд ли смогли бы доказать, ничего хорошего из такого злостного нарушения тюремного режима получиться не могло. Нам здесь достаточно комфортно, чтобы портить всеобщую гармонию никому не нужным трупом. Ну и, кроме того, я имел на него кое-какие виды.
Не сейчас, конечно. Потом.
Когда мы все отсюда выберемся.
Мне ничего не оставалось, как молча наблюдать за нашей вялотекущей агонией. Прошел почти год, и сидеть тут надоело даже Эйву, который, как я точно знал, еженедельно получал от своей бабки посылки. Кажется, у старушки нашлись очень древние кровные связи в Министерстве. Видимо, это тоже не попадало в разряд коррупции.
~*~*~*~
- Я так боюсь чего-нибудь не успеть…
- Ты не можешь не успеть, - не отрываясь от вычерчивания очередных траекторий, ответил Кес. В последние дни он вообще ничем, кроме этого, не занимался. Но, кажется, сложности у него были чисто технические, и больших проблем не ожидалось.
- Здравствуй, Северус, - грустно сказал Дамблдор.
Вообще-то я пришел ругаться. С ними обоими.
Здороваться поэтому не стал, а подошел к Кесу и довольно зло спросил:
- А ты подумал, где он поселится после того, как вы аннигилируете его замок?
Кес поднял на меня непонимающий взгляд и пожал плечами.
Отлично. Об этом тут только я подумал.
- Какая разница? - спросил директор.
- Не подумал, - рассмеялся Кес. – Ну, что ж теперь делать.
- Что хотите! – прошипел я.
- Вы мне скажете, куда он, по-вашему, денется, если оставить его без собственного замка, или нет? – возмутился Дамблдор.
- Так как у него нет ни желания, ни физиологической способности обзаводиться собственным жилищем - у меня есть все основания полагать, что он вернется туда, где обитал до того, как Люциус подарил ему замок. То есть в Имение Малфоев.
- Замечательно! - восхищенно отозвался Дамблдор.
- Даже не думайте, - процедил я сквозь зубы. – Я не стану в этом участвовать.
- Ты установил то, что я дал тебе, Севочка?
Кес, как всегда, мгновенное понял, где у них самое слабое место.
- Установил, - злорадно ответил я. – Но снять недолго.
- Северус, это же очень удобно, - Альбус смотрел на меня удивленно. – Будет известно, чем он занят.
- А о хозяевах дома вы не подумали, господин директор? К себе его поселить не желаете? Все будете про него знать.
- Я бы поселил, - получил я любезный ответ. – Но он не согласится.
- Еще бы.
- Это хороший вариант, Севочка, не спорь.
- У Люциуса удар случится, когда он об этом узнает.
- А как он узнает? И потом, - Кес торопливо поднял руки, чтобы я на него не набросился, - ну какая ему разница? Его же там нет.
- Будет, - с ненавистью прошипел я. – Так быстро будет, что тебе и не снилось.
- Он хочет домой? – удивился Кес. – Хорошо. Тогда я сам с ним договорюсь.
Ну конечно.
Нет, так не пойдет. Фэйт не сможет отказаться от предложений Кеса. Может быть… может быть, Кес хочет ему… заплатить?
Мысль была странной. Но это для меня. А Фэйту вполне могла понравиться.
- Ты ему заплатишь? – очень тихо спросил я, потому что стеснялся директора.
- Не только, - усмехнулся Кес. – Уверяю тебя, он останется доволен.
Ну, не знаю.
- А ваш мальчишка снова залезал в мой кабинет, - сказал я Альбусу.
Они переглянулись, пряча ухмылки.
- Северус, Гарри не мог этого сделать.
- Больше некому, - отрезал я.
Они снова переглянулись.
Ничего. Хорошо смеется тот, кто смеется незаметно. Доиграетесь.
- Северус, это не Гарри, - спокойно повторил Дамблдор.
Точно Поттер был. Учебник мой искал.
Поймать я его не смог. И как он в кабинет попал, я не смог определить тоже. В мой кабинет даже у Дамблдора без разрешения зайти не получится. Он закрыт намертво. По-родственному. Ингредиентов тут теперь нет, одни колдографии.
Так что Поттер мог искать, кроме учебника?
Наглец.
Дамблдор явно не желал обсуждать этот вопрос подробнее. Он стал как-то очень быстро прощаться, и через пару минут мы с Кесом остались одни.
- Что опять случилось? – он кивнул на стул. – Присаживайся, Севочка.
Меня всегда успокаивала эта дурацкая фраза.
- Ничего не случилось, - проворчал я, устало падая на стул. – У меня «что-то случилось» уже давно не действие, а состояние.
- Нам с тобой, Севочка, не помешало бы совершить небольшую прогулку. Ты не против?
Я вообще не помню, когда он в последний раз приглашал меня на прогулку. Могу представить, что это будет.
Хотя лучше не представлять.
- Когда?
- Если у тебя есть часа два свободного времени, то можно прямо сейчас.
Вообще-то свободного времени у меня нет никогда. Но ответить так я, разумеется, не мог, а потому молча кивнул.
Кес притащил из Западного крыла большую картонную коробку и на мой удивленный взгляд заявил, что это надо взять с собой. И уменьшить ее нельзя.
- Почему?
- Работать не будет.
Я сначала подумал, не Хлюпа ли он там спрятал. Но нет. Хлюп точно столько не весит.
- Что это?
- Один мой приятель.
- Старый? – спросил я, пытаясь отковырять картон и посмотреть, что внутри.
- Нет, новый. Не урони, а то можно будет его выкинуть. Да и время потеряем. Прогулка наша и так обещает быть не из приятных. Нет смысла совершать ее дважды.
Этого было достаточно, чтобы я угомонился. Если уж Кес говорит, что будет неприятно, значит, все будет в лучшем случае отвратительно.
- Это опасно?
- Нет.
- Но неприятно?
- Скорее всего, да.
Почему нельзя сразу сказать? Что за тайны идиотские?!
- Ты аппарируешь, я задаю направление, - распорядился он.
- Далеко?
- Прилично.
Кес не любил аппарировать. Я даже иногда сомневался, умеет ли он вообще это делать. Хотя ему ведь и не надо.
Я послушно прижал к себе коробку.
- Глаза закрой, - приказал он, крепко взяв меня за руку.
- Зачем?
- Песок налетит.
Я зажмурился. И, в общем, не зря. Про песок ничего не скажу, не знаю, а вот ледяной водой меня окатило после аппарации мгновенно.
- Дьявол! – выругался Кес.
Как оказалось, переживал он вовсе не за меня.
И даже не за себя.
Он выхватил у меня коробку, заботливо ее высушил и аккуратно поставил на землю.
Я огляделся.
Мы стояли посреди большого, скудно освещенного грота. Пока я пытался найти источник света, Кес отнес коробку к стене, подальше от бурлящей у моих ног морской воды, открыл и вытащил оттуда… прожектор.
- Зачем это? – Совершенно обалдев от такой глупости, я продемонстрировал ему волшебную палочку: – Так не проще?
- Нет. Убери.
Раздался щелчок, и пещера озарилась ровным белым светом. Резануло глаза, и я прикрыл их рукой.
Зачем, ради Мерлина, так делать?! Чем ему «Lumos» плох?
Отвратительно!
Как будто я уже умер. Мертвый белый свет. На который невозможно смотреть. Я в темноте лучше вижу, чем с этим безобразием.
И глаза теперь болят.
Я немного привык, высушил мантию и попытался оглядеться еще раз.
Кес медленно шел вдоль стены, плавно ведя ладонью по камням, точно так же, как делал когда-то у Фэйта в Имении. Мы что, и здесь будем заниматься трансформациями? Зачем?
- Кес, что мы здесь делаем?
- Пытаемся совместить неприятное с… еще более неприятным.
- А полезное будет? – раздраженно спросил я.
- Непременно. Все это будет очень полезно, но, боюсь, крайне неприятно. Для всех.
Ну-ну.
- Севочка, иди сюда, - он остановился, поглаживая стену, как будто это его Хлюп. – И прожектор возьми. Только умоляю, будь крайне аккуратен.
- Кес, что мы ищем? – я поставил прожектор, отвернув его к воде. Так хоть в глаза не бьет.
- Мы ищем вход в следующую пещеру, я полагаю.
- Это все, что ты намерен мне сказать? – Терпение было на исходе.
- Теоретически где-то здесь твой приятель Томми оставил очередную часть своей бессмертной души.
- У тебя ведь уже есть одна?
Я спросил на удачу. Я вовсе не был уверен, что тот желтый камень является хоркраксом.
Кес даже не удивился. Продолжая поглаживать стену, он слегка пожал плечами и сказал:
- Ну и что?
Если я хоть когда-нибудь смогу спрогнозировать его реакцию, значит, можно умирать. Больше я ничему уже в этой жизни не научусь. Никогда.
- Зачем тебе второй хоркракс? Ведь одного более чем достаточно.
- Мне он не нужен.
Еще лучше.
- Тогда какого черта мы туда лезем?! – взорвался я. – Ты представляешь, как это должно быть защищено, если там действительно то, о чем ты думаешь?!
- Представляю, - спокойно ответил он и очень весело на меня посмотрел.
- Мы хотим убедиться, что хоркракс тут есть?
- Это несущественно.
- Тогда…
Я опустил руку в карман и ткнулся пальцем в свой перстень Наследника. Перед глазами взорвались тысячи ледяных искр, рука рефлекторно дернулась, и перстень соскочил.
- Пойдем отсюда! – я вцепился Кесу в рукав. – Здесь только смерть. Больше ничего нет. Смерть и кровь. Я видел.
- Кровь, говоришь? – задумчиво спросил он, к счастью, не заметив моей глупости с перстнем. – Кровь-то кровью, но беда в том, что наша с тобой вряд ли подойдет. Томми всегда ценил только чистую.
- То есть?..
Нет, я понимаю, что Шеф ценил только чистую, но при чем тут эта пещера? Или Кес считает, что, не обладая чистой кровью, мы с ним в безопасности?
Вообще-то очень похоже на Темного Лорда - в грош не ставить нечистокровных противников.
Но не до такой же степени.
- Наша с тобой кровь, Севочка, его не интересует. Мы, по мнению Томми, недостойны лицезреть спрятанные за этой дверью чудеса.
- То есть нужна чистая кровь? И где ее взять?
- Найдется.
С этими словами он извлек из кармана камзола темную склянку, вытащил пробку и, отойдя на шаг, выплеснул содержимое прямо на стену.
Мне стало нехорошо от одной мысли о том, где он взял эту «чистую» кровь.
Забрызганный камень исчез, оставив проём, ведущий, казалось, в полную тьму.
- Вот так, - удовлетворенно сказал Кес. – И от чистокровных родственников иногда бывает польза. Верно, Севочка?
Это кровь Фэйта?..
Нет, лучше, конечно, его, чем… Что-то я совсем запутался.
- А вот теперь будь аккуратнее, - строго сказал он.
Да уж соображу как-нибудь. Не в игрушки играем.
- Я аккуратен.
- Нет, Севочка, я просил тебя быть аккуратнее с прожектором. Смотри не споткнись, тут попадаются неровности. Давай его сюда.
Я поднял этот кошмарный фонарь и шагнул с ним в проход.
Вторая пещера оказалась невероятных размеров. Ее мгновенно залило мертвым белым светом нашего прожектора, но даже это чудо маггловской техники не смогло осветить ее целиком. Стены и потолок терялись в темноте, а посреди, прямо перед нами, лежала бескрайняя гладь черного озера с, отсвечивающим зеленым одиноким островком посередине.
– С размахом, однако, - усмехнулся Кес, оглядываясь. – Красиво, да?
- Вообще-то не очень.
- Ты глубоко не прав, Севочка, - мягко сказал он.
- И где здесь искать кусок души Темного Лорда? - скептически спросил я.
- Да везде. Здесь все сплошная его душа. И она бесконечна.
Я собрался с ним поругаться, но он вдруг нагнулся к воде и шлепнул по ней рукой.
- Займись-ка делом.
Озеро забурлило. Я мгновенно выхватил палочку и выставил ее перед собой, испуганно вжавшись в стену пещеры.
- Фантастика! - восхитился Кес. - Севочка, если ты, пока станешь меня дожидаться, обратишься к своему старому приятелю, то тебе будет, возможно, менее весело, но общие шансы дождаться существенно увеличатся.
Он превратился в летучую мышь, подхватил прожектор и, взлетев, пристроил его на вершине одной из многочисленных мелких скал, расположенных по краям пещеры. Видно сразу стало лучше.
Инфери. Множество мертвых тел поднималось из черной воды с явным намерением превратить меня в такое же чудо.
Направив белый свет от прожектора к центру озера, Кес полетел к еле видневшемуся там островку, ловко лавируя между выскакивающими из воды трупами и оставив меня в компании покойников, тянущих ко мне белые руки.
К мертвым мне не привыкать.
Но все мои знакомые трупы не относились к своему внешнему виду с таким явным пренебрежением, как эти. Было очень противно. Однако по какой-то причине Кес не желал разгонять их огнем. И эта маггловская штука наверняка не просто так светит белым, будто она сама инфери. Отвратительный ледяной мертвый свет.
Хорошо.
Я сделаю, как сказал Кес. Дух воды так Дух воды.
- Я искренне раскаиваюсь, что вообще сюда полез! - заорал я, с яростью вырывая полу своей мантии из истлевших пальцев какой-то не в меру резвой девчушки. – Отвали!
Кажется, она обиделась. Укоризненно качнула головой и стала медленно втягиваться обратно в воду.
- Я раскаиваюсь в том, что пришел сюда! Я раскаиваюсь в том, что всегда соглашался на бредовые идеи Дамблдора! Я раскаиваюсь в том, что слушаю Кеса! И в том, что не слушаю, раскаиваюсь тоже, - добавил я уже потише. - Что Люц сидит вместо меня в Азкабане! Что я не уследил за Драко! Что вообще родился Наследником! Я раскаиваюсь, что связался с Орденом Феникса, Темным Лордом, Хогвартсом, зельеделием и тупыми детьми! Я…
- Хватит уже надрываться-то, - тихо сказал мне на ухо Кес, и я, очнувшись, огляделся.
Передо мной стелилась абсолютно чистая черная гладь озера, ни одного инфери не было в помине, а Кес уже снял со скалы свой прожектор и в его свете выглядел очень уставшим и довольным.
- Успешно? – спросил я его.
- Вполне. Думаю, такого эти скалы еще не видели. Ты был бесподобен, Севочка, бесподобен. Я столько интересного о тебе узнал. Ты вообще имеешь понятие, что такое эхо?
Я смутился.
- Не так уж и громко я орал. Ты принес что-нибудь?
- Нет, я ничего там не трогал. Ну… почти ничего.
- Ты оставил хоркракс на месте? Но почему?
- Альба хочет, чтобы Гончар сам его достал. Не стоит им мешать. - Он вдруг тяжело оперся на мою руку. – Пойдем отсюда.
Пока Кес возился с прожектором, я обнаружил, что проход в первую пещеру снова закрыт. Я оглянулся. Кес осматривал этот идиотский маггловский агрегат и на меня не смотрел. Тогда я быстро достал из кармана мантии палочку, сделал надрез на руке, мазнул кровью стену и, развернувшись, уставился на озеро.
Ничего не произошло. Проход открылся, а инфери так и не показались. Значит, чепуха это все про чистую кровь.
Что он возится?! Так мы никогда не уйдем.
По-моему, Кес потерял кнопку. Он стоял на коленях и ощупывал прожектор, видимо, намереваясь его выключить.
Это можно было только приветствовать. Мой «Lumos» прозвучал одновременно со щелчком выключателя, и мы направились в первую пещеру.
- Домой? – я перехватил у Кеса прожектор, пока он сам его не уронил.
- Да, пожалуй, - невнятно ответил он, как будто задумавшись о чем-то.
- Мы ничего не забыли? – уточнил я, потому что вел он себя немного странно.
- Да нет вроде.
Ну, нет так нет.
Мы аппарировали на Тревес, и я, оставив прожектор на столе, проводил Кеса в Западное крыло.
Пора было возвращаться в школу.
Спустившись к Восточному камину, я услышал позади шум и, обернувшись, увидел зацепившегося плащом за решетку Западного камина Фламеля. Он нетерпеливо дернул плащ, раздался треск, и Фламель, не обратив на это внимания, бегом устремился в Западное крыло.
Не мешало бы их подслушать, конечно.
Да времени нет.
~*~*~*~
Дамблдор стоял посреди кабинета и ждал меня. Уже стемнело.
- Возьми, - он протянул свои часы с двенадцатью стрелками. – Это тебе.
- Сейчас?
- Думаю, да. Как раз очень подходящий момент.
«- Лучше оставь ему часы.
- Это само собой».
Я и не подумал тогда, что разговор именно об этих часах.
Значит, сегодня.
Мне сразу стало нехорошо. Сердце стянул ледяной обруч, сделалось почти невозможно дышать, и…
Я посмотрел на директора.
Если мне так тоскливо, то что должен чувствовать он?
Альбус был таким же, как всегда. Только очень уставшим.
- Да, Северус, думаю, сегодня. Час назад я починил исчезающий шкаф, и, надеюсь, Драко Малфой утром это обнаружит. Если же нет, то тебе придется подсказать ему.
- Да, конечно, - ровным голосом произнес я. Когда думаешь о делах, как-то легче.
- Теперь вот что, – он принялся расхаживать по кабинету, - слушай внимательно, Северус. Придет время - уже после моей смерти - не спорь и не перебивай! Придет время, когда Волдеморт станет бояться за жизнь своей змеи.
- Нагини?
- Именно. Когда Волдеморт перестанет посылать змею на задания и поместит ее под магическую защиту, тогда, думаю, можно будет все рассказать Гарри.
- Что рассказать?
Альбус вздохнул и прикрыл глаза.
- Скажи ему, что в ту ночь, когда Темный Лорд пытался убить его и Лили поставила щитом между ними свою собственную жизнь, проклятие отскочило в самого Волдеморта, душа которого была к тому моменту уже безвозвратно изуродована.
- Это я знаю. И Поттер отлично знает.
- Частица души Темного Лорда оторвалась и влетела в единственное оставшееся в разрушенном доме живое существо. Она живет внутри Гарри. Благодаря ей он может разговаривать со змеями и поддерживать необъяснимую для него мысленную связь с Волдемортом. И пока эта часть души живет в теле Гарри, Темный Лорд не может умереть.
- Так значит, мальчик… мальчик должен умереть? – я сам удивился, насколько мне это показалось бессмысленным.
- Сам Волдеморт должен убить его, Северус. Это необходимое условие.
Повисла пауза.
Зачем?.. Зачем тогда все это было нужно? Если мальчишка приговорен, зачем было столько лет с ним возиться?
- Но я думал… Все эти годы… Что мы защищаем его ради…
- Мы защищали его, потому что необходимо было обучить его, вырастить, испытать силу, - не открывая глаз, сказал Дамблдор. - А тем временем связь между ними возрастала. Иногда мне кажется, что он и сам догадывается об этом. И, если я не ошибся в нем, он сумеет принять смерть так, чтобы забрать с собой и Волдеморта.
Дамблдор открыл глаза, и только тут я осознал наконец весь ужас происходящего.
- Так вы сохраняли ему жизнь только затем, чтобы он умер в нужный момент?
- Пусть тебя это не шокирует, Северус. Сколько людей погибло на твоих глазах?
- В последнее время только те, кого я не сумел спасти, - я вскочил на ноги. – Столько лет! Столько лет я защищал его, а теперь вы говорите, что растили его как свинью на убой?!
- Как трогательно, Северус, - серьезно сказал он.
- Я… я с удовольствием убью вас сегодня. – Меня просто мутило от одного его присутствия. – С огромным удовольствием, Дамблдор.
- Главное, чтобы Волдеморт почувствовал это удовольствие, - услышал я, когда уже открыл дверь в коридор. – Не забудь, когда станешь говорить с ним.
Урод!
Я вышел, не оборачиваясь, и со всех сил захлопнул дверь.
Похоже, убить его будет проще, чем я думал.
Может быть, он именно для этого и разозлил меня так?..
~*~*~*~
Меня разбудило тихое жужжание. Недоумевая, что могло понадобиться Айсу в такую рань, я вытащил зеркало из-под подушки и протер его поверхность углом одеяла.
- Ну, что тебе?
- Папа?
О, господи…
Какого черта Айс ему это позволил? Я даже не причесан и не брит, не говоря уже… Я в панике натянул одеяло до самого подбородка и прохрипел:
- Доброе утро, Драко.
- Ты здоров?
- Да, конечно, - я никак не мог прийти в себя. – У меня все отлично. Откуда у тебя… где ты взял зеркало?
- Снейп хотел обмануть меня, - зачастил Драко. - Он сказал, что общается с тобой только письмами. Но я понял, что он врет. Такого просто не могло быть, если вы придумали все это вместе. Я нашел зеркало в его кабинете. У меня нет больше времени, я только хотел тебе сказать, чтобы ты не волновался. На этот раз у меня точно все получится. Я починил шкаф, и сегодня ночью все решится. Я выполню его задание, и он простит тебя.
- Кто?..
Может быть, я все-таки еще не проснулся?..
- Темный Лорд.
Кто?..
Какой, к черту, Лорд?! Какое задание? При чем тут мой сын?!
- Он дал тебе задание?
- Ну да. Убить Дамблдора. Ты что, забыл?
У меня в голове стало холодно и пусто.
Сразу сделалось совсем неважным все, что когда-либо занимало мои мысли, а то, что теперь становилось важным, четко выстроилось ровными рядами.
- Нет, я помню.
- Задание будет выполнено сегодня! Понимаешь, сегодня! Он сделает меня своим доверенным лицом. Он обещал.
- Да. Это очень хорошо, Драко. Напомни мне, пожалуйста, как давно он дал тебе это задание?
- Так еще прошлым летом.
- Точно. У тебя все получится, Драко. Удачи.
Я быстро перевернул зеркало отражающей стороной вниз, чтобы не закричать в него: «Беги! Беги оттуда! Брось все, прямо там, где стоишь, и беги что есть сил!»
Вместо этого я как можно тише встал с кровати, подошел к столу, взял в руки шахматную доску, приблизился к подоконнику, на котором, прикрывшись крыльями, спал Крис, и, размахнувшись, со всех сил опустил доску ему на голову.
~*~*~*~
Я сидел на Тревесе и рассматривал часы, которые подарил мне Дамблдор. На них было двенадцать стрелок, но не было цифр. Вместо цифр по кругу двигались маленькие планеты.
Особой нужды спрашивать Альбуса, как ими пользоваться, я не видел. Во-первых, это, очевидно, знает Кес, раз еще до Рождества просил директора оставить часы мне. А во-вторых, я должен сам понять, что с ними делать. Это часть магии подобных вещей. Они могут для одного человека работать совсем не так, как для другого.
Кес появился, как всегда, тихо и незаметно.
Но он хотя бы появился.
И на том спасибо.
- Помнишь, ты говорил, что Гончар не может умереть?
- Да? – равнодушно спросил он, заглядывая мне через плечо. – Значит, не может.
Замечательная логика.
- Так вот, ты говорил глупость.
- Да?
Кажется, я его заинтересовал.
- Да.
- Томми уже убил вашего мальчика? Какая досада.
Нет, это просто невозможно!
- Не убил, - я изо всех сил старался попасть в его беспечный тон и ничем не показать кипевшей во мне злости. - Но Дамблдор считает, что это неизбежно.
- Он вовсе так не считает.
Кес направился к Западному камину и принялся простукивать его внутренние стенки кочергой.
- Но он сам сказал мне!
- Не кричи, я прекрасно тебя слышу.
Он положил кочергу на пол у камина и вернулся к столу, за которым я сидел.
- Если человек что-то говорит, это вовсе не значит, что он действительно так думает.
Что за привычка всех судить по себе?!
- Он так думает. Он был очень расстроен.
- Он расстроен, потому что несколько лет искал способ вытащить эти несчастные куски из хоркраксов, не повредив оболочки. И не смог.
- Ты в этом не хотел ему помогать?
- Севочка, мне не нравится твоя чрезмерная заинтересованность чужими делами. Ты бы лучше обратил внимание на камин.
- Что с ним?
- Он не держит направление.
- Как?! Давно?
- Да дней пять уже.
- Я посмотрю. Потом.
- Когда?
- Вечером.
- И сколько того вечера ждать? – улыбнулся он.
- Я посмотрю сегодня вечером. Когда… когда все это закончится. Хорошо?
- Хорошо.
- Кес, какой смысл мальчишке умирать, если ему все равно не уничтожить хоркраксов?
- Никакого.
- Дамблдор знает про алмаз?
- Если ты ему не сказал, то нет.
- Я не говорил.
- Неужели?
- Я правда не говорил!
- Похвально.
- Но тогда…
- У Альбы есть все основания полагать, что ваш Гончар не умрет. Если все сделает правильно, конечно.
- Что он должен сделать?
- Откуда же мне знать?
- Кес!
- Так когда камин-то починишь?
- Как только Дамблдор умрет, - таким же медовым голосом ответил я. – Вот сразу после похорон и займусь.
- Отлично, - кивнул он. – А часы на шею вешать нельзя. Только в руках держать можно.
- Кес! Ты меня совсем за слабоумного держишь?
- Извини, Севочка, не сердись, я на всякий случай.
Как надо ко мне относиться, чтобы заподозрить, что я нацеплю на шею подобную вещь?!
- Я похож на самоубийцу?
Он смерил меня озадаченным взглядом.
- Да.
Сволочь.
Он засмеялся.
- В общем, часы держи в левой руке. Чтобы накладок никаких не было. Все до секунды должно совпасть. Что там с отражателями?
- У Темного Лорда стоит. И магнит тоже. На Астрономической башне этот твой чертов агрегат установили. На самом парапете. Если у этого типа, который пространство закоротил, тоже все в порядке, тогда…
- Надеюсь, что хоть на этот раз он ничего не перепутал, - проворчал Кес. – Редкая бестолочь.
Я тоже надеюсь. Очень любопытно посмотреть на очередного «старого приятеля», за которого Альбус так переживает. И которого Кес открыто называет бестолочью.
Потому что открыто Кес не называет бестолочью даже меня.
- Значит, ты считаешь, что Поттер не умрет?
- Да мне все равно.
Мне тоже, мне тоже, мне тоже.
И противно.
- Но учитывая развитие вашей дивной эпопеи, вообще-то не должен. Так что сделай все, как просил Альба. Ты и так оказал ему очень сомнительную услугу, не позволив умереть прошлым летом.
- Следуя такой логике, если кто кого-то спас - потом должен его убить.
- Не обязательно, - ничуть не смутившись, ответил Кес. – Каждый случай особенный. А уж ваш-то вообще за гранью всех мыслимых пределов.
~*~*~*~
Когда я поднял шахматную доску, то ничего на подоконнике не обнаружил.
Не то что раздавленной летучей мыши, а вообще ничего.
Может быть, никакого Криса не было? И мне просто показалось, что он там? Ведь целый год я ежедневно видел его именно там.
В любом случае, рассуждать некогда.
Сейчас лучше поторопиться.
Они год морочили мне голову. И Кес, и Айс, и этот мелкий пищащий мерзавец.
Зачем они это делали?
Предположим, я бы знал, что Темный Лорд задумал убить Драко. Потому что иначе как попыткой убийства задание избавиться от директора Хогвартса назвать нельзя. Это и самому Шефу не по плечу.
Что бы я сделал?
Я бы потребовал меняться обратно?
А смысл? Очевидно, что Айс…
Они просто не хотели меня пугать? Ведь Кес прямо говорил весь год, что с Драко не может ничего случиться, потому что Айс следит за этим.
Хорошо. Предположим, они лгали ради меня. Чтобы я не волновался. Возможно, на их месте…
Да.
Наверное, я сделал бы для Айса то же самое.
Но это при условии, что не было бы иных вариантов. А у меня были. Я не стал бы прятаться здесь столько времени, если бы знал.
А крайним оказался Драко.
И, кстати, Крис.
Я снова осмотрел подоконник.
Прелесть какая…
Счастье, что его там не оказалось.
Ладно. С Айсом на месте разберемся. Надо сказать Руди, что нам пора.
Нам давно уже пора.
Флетчер мне все уши в стену простучал. Удивляюсь, как она еще не рухнула.
~*~*~*~

Если разом осушить пузырек с пометкой «Яд!», рано или поздно почти наверняка почувствуешь недомогание.
Льюис Кэрролл,
«Алиса в Стране Чудес»


Картина, представшая моему взору на вершине Астрономической башни, была прекрасна. Глобализмом и неотвратимостью.
Правда, Альбус уже на ногах не держался. Он медленно сползал на пол, опираясь спиной о парапет, и я усмехнулся, вспомнив, как Драко сказал мне, что директор направился выпить в один из трактирчиков Хогсмида. Глядя сейчас на Альбуса, просто невозможно было усомниться, что он таки выпил. И очень основательно.
Но пьян он был или трезв, а навалился на парапет ровно в том месте, где мы с ним крепили отражатель. И вообще, выпить перед смертью не грех.
Я бы тоже выпил.
Только глаза у него трезвые и несчастные.
И палочки нет.
Разоружили уже.
И ранили наверняка.
Вот он на ногах и не держится.
Я огляделся. Две метлы. Значит, и Поттер здесь. В мантии своей вечной.
Тогда почему не вмешивается? Это на него не похоже.
Драко с дрожащими руками. Обезоружить обезоружил, а убить не смог?
Ну и ладно. Может, так оно и лучше. А то не попал бы в отражатель… Хотя, кто бы ни убил, уж по отражателю не промахнулись бы. Альбус не просто так ровно перед ним устроился.
Что еще? Алекто бесится. Чего, спрашивается, выступает? Под Белл косит, не иначе. Дура безмозглая. Тебе до нашей Белл - как Поттеру до Шефа.
И оборотень очередной. Так вам и надо, господин директор. Вы же любите оборотней. Наслаждайтесь. Не только же мне их подсовывать.
— У нас тут проблема, Снейп, — сказал Амикус, держа свою палочку направленной на директора, — мальчишка, похоже, не может…
Почему молчит Поттер? За подмогой побежал?
Да нет, никуда бы он не ушел.
Он же герой.
Я сунул левую руку, на которой и так уже была цепочка от часов, в карман и нашарил перстень. Поттер мигом вылетел у меня из головы. Часы! Надев перстень, я сразу понял, зачем они у меня в руке. Темный Лорд поднялся на башню. Он стоит там. Стоит и ждет. Аккурат между отражателем и магнитом. У нас меньше двенадцати составляющих. Все будет вовремя.
Я замешкался, немного оглушенный этим знанием, снял перстень и крепче вцепился в цепочку часов. Хорошая вещь. Очень удобно все успевать и никогда никуда не опаздывать.
- Северус…
Я посмотрел на него. Да, сейчас.
Поттер у стены, в мантии, напуган до смерти. И, кажется, обездвижен.
Не забыть бы его здесь.
Как все это… отвратительно. Я втайне надеялся, что мне удастся продержаться на должности профессора по защите дольше года. Гораздо дольше. Никому не удавалось. А мне бы удалось! И что теперь? Я вылетаю отсюда точно так же, как Люпин с Локхартом?
Потрясающая компания.
Особенно для меня.
Дамблдор окончательно сполз на пол и дышал как будто через силу.
- Северус, пожалуйста… - умоляюще прошептал он, и я почувствовал, что, кроме всего прочего, кроме страха и бессилия, ему еще и больно. Невероятно больно.
Тянуть дальше было невозможно.
Альбус.
Отражатель.
Часы.
- Avada Kedavra!
Зелёный луч угодил директору точно в сердце. Тело стало медленно падать навзничь, перевалилось через зубчатую стену и исчезло из виду.
— Скорее уходим, — я схватил застывшего от ужаса Драко за шиворот и вытолкнул его в дверь на лестницу, между делом освободив Поттера. Пока мальчишка поймет, что может двигаться, пройдет еще пара минут. Успеем.
Вот уж никогда даже предположить не мог, что буду покидать Хогвартс таким нечеловеческим способом. Обернувшись, я в последний раз окинул взглядом холл, мраморную лестницу, наши часы с изумрудами…
Стоп.
Вдали слышались выкрики, и Драко уже вцепился в двери, пытаясь их открыть, но никого не было видно. Я притормозил на секунду и с невероятным удовольствием разбил заклинанием гриффиндорские часы.
Это было потрясающее зрелище.
Медленно и неотвратимо Гриффиндор терял все заработанные за год очки. Рубины с грохотом сыпались на пол, а я стоял, как зачарованный, и смотрел на эту прекрасную картину.
Если уж мне не преподавать здесь больше, то я хоть напоследок снял с этих уродов все баллы.
Вот так вот.
Одним ударом.
И сразу все.
Никому не удавалось.
За всю историю школы.
- Профессор! – испуганно выкрикнул Драко от дверей. – Скорее!
Я с сожалением оторвал взгляд от высыпающихся рубинов и, сильно западая на левую ногу, побежал к дверям.

Конец второй истории
~*~*~*~


Глава 5. III. Deep, deep trouble, или Системы отсчета (часть 1)

История пространственно-временная, в которой Темный Лорд Волдеморт осознал бескрайность своих возможностей, а профессор Снейп - ограниченность возможностей Старейшего Князя. А еще о глубине души человеческой. И вообще, о ее наличии.

Я богословьем овладел,
Над философией корпел,
Юриспруденцию долбил
И медицину изучил.
Однако я при этом всем
Был и остался дураком.
Гете, «Фауст»


Айс был мне не рад.
Вид имел какой-то затравленный, взгляд тоскливый и спину стал сутулить. В общем, когда я на него поглядел, мелькнула мысль, что это не я год в тюрьме сидел, а он.
То ли дело Нарси.
Всю ночь проревела.
Это было приятно.
И, конечно, я узнал от нее обо всем, что случилось в мое отсутствие.
Но ведь и с Айсом надо было о чем-то говорить.
- Как я должен это понимать?
- Что именно? – он и не думал защищаться. Если я тоже настолько постарел за этот год, то можно пойти повеситься. В таком виде жить нельзя.
- Почему ты ничего не сказал мне? Нарси чуть с ума не сошла от беспокойства.
- Тебе тоже хотелось?
Да ладно. Заботливый ты мой.
- Ты должен был мне рассказать.
~*~*~*~
- Кес запретил, - я, сам от себя не ожидая, свалил все на отсутствующего.
И вот пусть только попробует этот мерзкий казуист меня сдать. Я все им сделал. И ему, и Дамблдору, и, как теперь выяснилось, Гриндельвальду. «Гил». «Старый приятель Альбы». Они так и собираются меня за дурачка держать? До старости?
- Послушай, Фэйт. Когда ты попал в тюрьму… В смысле, когда я попал, но все думали, что ты, мог ли кто-то хотеть твоей смерти?
- Доброжелатели всегда найдутся, - беспечно ответил он. И я понял, что почти счастлив. Плевать на Гриндельвальда.
- Хорошо. Тогда так: пока я сидел там, меня трижды пытались отравить. Ты не знаешь, кто бы это мог быть?
- Не представляю, - очень убедительно изображая равнодушие, солгал Фэйт. – Не представляю.
Он знает, кто у нас такой талантливый. И его это не волнует.
Тогда почему это волнует меня?
- Айс, тебя Шеф хотел видеть. Сам пойдешь или мне доверишь?
- Сам пойду. Ты вот, говорят, ходишь неправильно.
- Ничего.
- Думаешь?
- Уверен. Во-первых, если бы Шеф был таким глазастым…
- Он глазастый, - засмеялся я. – Или тебе мало?
- Ну… он, наверное, не на то смотрит.
- А на что он, по-твоему, смотрит?
- Раньше я думал, что когда он говорит с человеком, то смотрит прямо ему в душу. А теперь мне кажется, что он смотрит только в себя. - Фэйт задумался на секунду и совершенно серьезно добавил:
- Но ни хрена не видит.
Я люблю его.
~*~*~*~
Новостей было много.
Во-первых, Айс убил Дамблдора.
Нет, я уже знал про клятву, но… что-то здесь нечисто.
Я уверен.
Во-вторых, в ночь убийства директора Хогвартса Темный Лорд разрушил Фарфоровую башню. И не просто разрушил, а с землей сравнял. Следа не осталось.
И как это получилось, он не знает.
- Вы, наверное, так обрадовались смерти старика, мой Лорд, что… - неосторожно предположил Эйв и тут же получил «Cruciatus».
Вот кто за язык тянул?
Помалкивал бы лучше.
Видит же, что человек злится. Обидно так вот ни за что замок стереть. Даже страшно теперь радоваться. Порадуешься от души – и на улице.
~*~*~*~
Шеф ждал меня в бальном зале Имения. Он смотрел в окно, но обернулся на звук шагов и холодно сказал:
- Дамблдора хоронят завтра, Север.
- Да, мой Лорд, - я пытался понять, что ему надо.
- На территории Хогвартса, - с ненавистью процедил он. – Ты знал об этом?
- Да, мой Лорд.
Может быть, нужно было солгать. Но я как-то оказался не готов к такому вопросу.
Какая ему разница?
Он собрался осквернить могилу?
Перед моим мысленным взором четко нарисовалась потрясающая воображение картина. Темный Лорд ночью медленно подходит к гробнице Дамблдора, разбивает заклинанием крышку, раздвигает полы мантии и…
- Север!
Ах, черт. Вот что за привычка беспрерывно копаться у меня в голове?
- Какая разница, где его похоронят, мой Лорд, - виновато пробормотал я, пряча глаза. – Он сделал распоряжения на случай своей смерти, и я не думаю, что Министерство ему откажет.
- Министерство действительно уже ни в чем не сможет ему отказать. Верно, Север?
Голос звучал все так же холодно, но не зло, и я понадеялся, что о моих хамских фантазиях Шеф больше не вспомнит.
- Ты оказал мне неоценимую услугу, друг мой. Я никогда ее не забуду.
Хорошо бы.
- Но, как ты знаешь, случилось непредвиденное. Я остался без замка.
Кем не предвиденное?
Вот теперь ни одной мысли не прочитаешь.
Даже не надейся.
- Да, мой Лорд. Непредвиденное и серьезное несчастье.
- Не такое это и несчастье. Ты даже представить себе не можешь, Север, как удачно все сложилось.
Представить не могу? Ну да. Удиви меня.
- Ты оказался настолько предан мне, что я решил оказать тебе великую милость и сделать своей резиденцией твой дом.
Что?..
- А… А Кес согласен?..
- Кого это волнует? - раздраженно бросил он.
Я почувствовал, как мне за шиворот медленно, тоненькой струйкой льется холодная вода. Ощущение было настолько реальным, что я с трудом сдержал желание проверить это.
- Пришло время избавиться и от второго назойливого старика, раз уж у тебя хватило решимости убить первого. - Он возбужденно ходил передо мной взад и вперед. - Тем более что это не представляет никакой сложности.
Надо было Фэйта сюда отправить. Он же предлагал. Я понятия не имею, как теперь быть. То есть вообще.
- Да, мой Лорд, - самый полезный ответ на все случаи жизни.
- Так ты согласен?
На все, кроме этого.
- Нет, мой Лорд.
Впервые в жизни я сказал ему «нет». Ощущения были… волнующие.
- Громче!
- Да, мой Лорд. Как прикажете.
- Кажется, тебя обуревают суетные сомнения, Север?
- Я не знаю, как это сделать, мой Лорд. Я не смогу отдать вам Ашфорд, если Кес будет против.
- Замок твой, а не его. Если ты пока не способен избавиться от этой за много лет опостылевшей тебе опеки кардинальным способом, просто выгони его. Это твой дом. А он живет там много лет, как будто…
Это нельзя было слушать.
Он говорил все то, о чем я действительно думал уже много лет.
И опека опостылела.
И сборища «старых приятелей».
И то, что Кес ведет себя по-хозяйски. Как будто Ашфорд принадлежит ему!
Но Наследство…
- …вовсе не обязательно. Если пока у тебя не хватает сил, то просто выстави его вон. А потом, когда мы разберемся с Министерством и жалким мальчишкой Поттером, когда я получу то, чем должен владеть по праву рождения, тогда я научу тебя, как уничтожить твоего врага.
Все по отдельности было вроде бы правильно. А вот вывод сразу отрезвил. И свел на нет всю его искусную паутину.
Сердце билось где-то в районе пяток.
Вам не следовало называть Кеса моим врагом.
Слишком грубо. Грубо работаете. Мой Лорд.
Как я вообще мог упустить тот момент, что после смерти Дамблдора Шеф потребует от меня новых подвигов?
Я ни разу не подумал об этом за весь год!
Моего врага?
Да Кес прав!
Сто раз прав!
Я действительно шлимазл.
Мерлин Великий, это надо же было так вляпаться! Не двумя ногами, не по пояс и даже не по горло. А вот так сразу и по самую макушку.
Если я сейчас откажусь, он меня убьет. Вон и палочку достал.
Если соглашусь…
Да никогда в жизни!
Он никогда не войдет в мой замок! Только не туда!
Я сам виноват. Я сам с ним связался. И если это последнее, что я могу сделать для Семьи, то я это сделаю.
- Замок принадлежит Семье, мой Лорд.
- И что? – вкрадчиво спросил он, впившись в меня злющим взглядом.
- Семья в войне не участвует. У нас нейтралитет. Вы не можете у нас поселиться.
- Могу, Север, - спокойно сказал он. – Могу. Но ты не бойся. Сомнения обуревают всех слабых духом. Я помогу тебе.
Лучше бы напал. Вот честное слово.
Нет, это я с перепугу нафантазировал. Он не убьет меня. Это бессмысленно.
И очень опасно.
Заставит?
Но как?
Меня нельзя заставить.
Можно только убить.
- Для начала, мой друг, - почти нежно начал он, - ты напишешь Кесу письмо.
Взмах палочки - и передо мной бюро с чернильницей и пергаментом.
Спорить было глупо.
Напишу.
Что угодно.
- Диктуйте, мой Лорд.
- Нет, сам напиши. Пусть убирается. И не забудь ему напомнить, что все, находящееся в замке, принадлежит тебе.
Вот оно как. Вот что тебе нужно.
Ну-ну.
Что именно ему нужно, я постарался мгновенно забыть и больше об этом не думать. Предполагалось, что мне ничего неизвестно. Да и Фэйт к этому делу так руку приложил, что мало не покажется.
Ох, Кес, как же ты напортачил. И Фэйта подставил, и меня.
- Написал?
- Да, мой Лорд, - я протянул ему пергамент.
- Отлично, - он выглядел очень довольным. – Я сам отправлю. Долой слабости, друг мой, долой сомнения! Пора уже стоять на собственных ногах и самому принимать решения. Посмотри, - он потряс свернутым пергаментом, - вот твое первое самостоятельное решение!
И этот меня за идиота держит.
Что же я такого сделал-то? Неправильного?
~*~*~*~
Севочка, я ничего не понял.
Кес.
~*~*~*~
Я не относился к Темному Лорду как к человеку.
То есть относился, конечно.
Но очень давно. Зрительные образы все-таки сильно влияют на общее впечатление.
Наверное, поэтому, когда несколько лет назад Дамблдор впервые рассказал мне о хоркраксах, я подошел к этой задаче исключительно с технической стороны. То есть не принял во внимание морально-этический аспект проблемы. Ни разу не задумался, что должен чувствовать человек, по какой-либо причине потерявший часть души. Как он после этого себя ощущает, чего ему не хватает. Я смотрел на вопрос с той стороны, с которой Дамблдор мне его показал. То есть раздумывал, как теперь все это найти и уничтожить. Мне в голову не приходило, что Темный Лорд может когда-нибудь пожалеть о своей разодранной душе и попытаться собрать ее обратно. Да и не будет такого.
С Дамблдором дело обстояло совсем иначе.
Я не просто воспринимал его человеком. Он оказался единственным, кто с детства был рядом со мной и всегда меня поддерживал. Что бы я ни натворил. Только он и Фэйт. Но Фэйт – совсем другое дело. Вон Кес вообще считает, что никакой души у него нет. И никогда не было. Кес, конечно, так шутит, но… должен признать, что-то в этой идее есть. Фэйт на редкость бездушное создание. А вот Дамблдор…
Что-то во всей этой истории мне крайне не нравилось.
Что-то не сходилось.
И я должен был это что-то найти.
Откуда они с Гриндельвальдом вообще узнали, получился у них хоркракс или нет?
Наверное, проверили. Должен быть какой-то способ проверить. Уж такие волшебники, как они, сумели бы придумать, как это сделать.
Хорошо. Предположим, они проверили. Но феникс – светлая птица. Вот в чем несоответствие! Феникс никогда не станет служить темному волшебнику. Его невозможно заставить, приручить или уговорить. Кес прав. Мало у кого поднимется рука на такую птицу. Так как же вышло, что феникс… принял их души, если можно так сказать. Принял, не разрушил, сохранил.
Ладно если бы дело касалось только Альбуса. Но ведь не только его. А Гриндельвальд – злодей. Похуже нашего Лорда.
Но ведь все это было потом. Подумаешь, идеи. Мало ли у кого какие идеи.
Нет, я не верю в предумышленное убийство. Кес сразу сказал, что история темная и ясности в ней нет. Они даже не знают, кто из них убил девочку. Она могла погибнуть случайно, а подготовка проведена, и накал страстей таков, что задуманное получилось само собой. Ведь так может быть. Дамблдор уверен, что Поттер - незапланированный хоркракс. А откуда директору знать, что такое возможно, как не из личного опыта.
Кроме того, Дамблдор... Не стал бы он всю жизнь возиться с человеком, который задумал убить его сестру. Хотя задумать можно что угодно. Главное - не убил. Альбус весь последний год только о Гриндельвальде и переживал. Он-то тоже прекрасно знал, что феникс злу неподвластен. Это и есть единственное, но важнейшее доказательство. Если у них получилось передать птице по частице своих душ, значит, злодейства не было. По-другому быть не может. А что там Гриндельвальд потом вытворял, так это второй вопрос. Фоукс-то выбрал Альбуса и остался именно с ним. Фениксы не ошибаются.
И Кес тоже наверняка это знает. Просто Гриндельвальда не выносит. Иначе как мерзавцем никогда не называет и злится при одном упоминании его имени.
Обо всем этом я думал, чтобы не думать ни о чем другом.
Отвлеченные размышления об абстрактных материях отлично помогают понять, что все сущее - вздор. Наверное, Кес что-то в этом роде имеет в виду, когда предлагает подумать о вечном.
Заняться мне нечем, и я думаю.
О вечном.
Шеф попросту взял меня в заложники.
Рано я обрадовался его незатейливому предложению написать в Ашфорд. Письменное предложение освободить замок силы не имеет никакой, а вот то, что я вообще его написал, очень живописно дает понять, насколько катастрофично мое положение.
Захочет ли Кес поменять меня на замок, я не знал.
Может быть, он поменяет меня на алмаз? Так, пожалуй, было бы проще.
Но ведь на этом Темный Лорд не остановится.
Он не самоубийца.
Раз он напал на меня, насильно удерживает и шантажирует Старейшего Князя, значит, назад ему ходу не будет.
Хотя он ведь ничего этого не делает.
Какой же хитрый мерзавец!
Ведь ничего не сделал.
Все, что происходит, - на грани моего согласия. Нет открытого шантажа. Письмо-то я сам писал. Он даже диктовать отказался.
И не нападал на меня. Он «попросил» посидеть здесь немного, «пока все не уладится». Выйти я, правда, не могу, но и протеста никакого он от меня не услышал.
Палочку забрал? Забрал. Но тоже как-то ненавязчиво и между делом.
Он не совершал насилия. Никакого. Я сам отдал.
Если бы я мог каким-то образом озвучить свою волю, я бы запретил Кесу пускать Темного Лорда в Ашфорд.
Чем бы мне это ни грозило.
Потому что…
Ну, потому что какого черта!
Но Шеф отлично позаботился о том, чтобы я ничего никому озвучить не смог. Не дурак. Так что мне ничего не оставалось, кроме как валяться под темно-синим балдахином в одной из гостевых спален Имения, ждать, чем все это закончится, и думать о вечном.
Подумав о вечном еще немного, я даже нашел в случившемся неоспоримый плюс. Вопрос, идти ли завтра на похороны Дамблдора, решился без моего участия.
Надеюсь, Альбус простит мне такое неуважение.
~*~*~*~

Пьяная змея ползает по прямой.
Михаил Задорнов

Клаусу Каесиду
Ашфорд
Ирландия
Не стоит спорить со мной, Кес. Азкабан уже принадлежит нам, дементоры помогли захватить его. Они вернулись и подчиняются только мне. Министерство со дня на день тоже станет нашим. Если хочешь сохранить ваши территории, придется подчиниться. Снейп должен получить Наследство. Он всегда верно служил мне, и то, что он убил твоего друга Дамблдора, является первейшим тому доказательством. Ты не можешь ослушаться Снейпа, а он мой слуга. Отдав замок, ты сохранишь положение Семьи и обеспечишь сородичам стабильное будущее, в то время как бессмысленная война со мной неизбежно закончится для вас полным уничтожением. Нельзя думать только о себе, подумай о Семье.
Темный Лорд Волдеморт.
~*~*~*~
Здравствуй, Томми!
Мне было очень приятно получить твое послание. Рад узнать, что у тебя все хорошо и ты уверенно продвигаешься к своей заветной цели, сияния которой не умаляет даже ее общее убожество. Но я отвлекся.
Севочкино Наследство - дело сугубо семейное и до тебя касательства не имеет, но раз ты полагаешь, что уже победил и теперь представляешь официальную власть, то войну мы можем считать условно законченной. Предлагаешь мне подчиняться светской власти? Я благополучно пережил Мерлина, ваших чокнутых «основателей», тьму маггловских королей и узурпаторов, Гриндельвальда с его дикими фантазиями, все остальные напасти и даже Святого Патрика. Ты требуешь, чтобы я выполнял распоряжения английских властей?
Заставь меня.
Клаус Каесид. Старейший Князь.
~*~*~*~
- Как ты сюда попал?
- Да это не замок, а кротовая нора какая-то, - фыркнул Крис. - Этот ваш, который Темный Лорд, вообще не представляет, где находится. Здесь ни одного помещения нельзя полностью перекрыть.
- И Люци не может?
- От него - может, от нас – нет. Ведь не только он нам родственник, мы-то ему как бы тоже.
Смешно.
- Крис, а что Князь ответил на мое письмо?
- Ответил, что не понял, о чем ты.
- Не рассердился?
- Нет. Очень смеялся.
- Он находит в происходящем что-то смешное?
- Да. Говорит, что, во-первых, так тебе и надо.
- А во-вторых?
- А во-вторых не скажу.
- Крис!
- Ну… он сказал, что если беспрерывно делать книксены сразу на все стороны, то… в общем, внимание рассеивается, и рано или поздно не заметишь, как тебе оттяпают башку.
Как дипломатично.
- Не надо пересказывать своими словами. Что он сказал дословно?
- Сев, ты извини, я на таком диалекте разговаривать с Наследником не имею права. Но уверяю тебя, смысл был такой.
- Скажи ему, что впускать Лорда в Ашфорд я запрещаю. Как бы дело ни обернулось.
- Почему? – удивленно спросил Крис. – По-моему, было бы весело. Пусть приходит.
- Нет.
- Я передам, Сев. Но я не просто так к тебе заглянул. У них завязалась оживленная переписка, и, по-моему, они не договорились.
Я взял протянутый им пергамент.
- Запечатан.
- Так открой. Мне-то не нужно его разворачивать, чтобы посмотреть, что там написано.
- Но тут печать.
- Сев, это Князю. Я скажу, что ты читал. Тебе лучше посмотреть.
«У меня есть очень простое средство заставить тебя. Снейп отправлен в Азкабан. Надеюсь, за одну ночь общество дементоров не очень его расстроит. Если к завтрашнему утру ты не отдашь мне Ашфорд, останешься и без замка, и без наследника. Темный Лорд Волдеморт».
- Но он не отправил меня в Азкабан… Скажи Кесу, что это ложь!
- Тебе следует знать, что, видимо, он сейчас это сделает, Сев.
Вот почему Крис нашел меня. Чтобы предупредить.
Когда я последний раз был дома? Вчера? Позавчера?
Не важно.
Вот теперь я попался по-настоящему.
Кес нарочно Шефа спровоцировал. Видимо, написал что-то очень обидное. Если я сегодня ночью не заберу Наследство и не улечу домой, то завтра Темный Лорд меня убьет.
Глупо умирать просто так, когда можно заниматься делом. Есть Семья, есть Ашфорд, есть Дамблдор, в конце концов. Похороны - дело, конечно, хорошее, но я так и не выяснил, умер он или нет.
В общем, я как-то не готов к смерти из-за упрямства.
Но какой же он гад! Все рассчитал. И загнал-таки меня в угол этой чертовой доски, которую я называю своей жизнью. Мат. Или пешка становится ферзем, или ее сожрут.
А я еще считал себя приличным шахматистом.
Впрочем, у Кеса я никогда не выигрывал.
~*~*~*~
- …приказал в Азкабан, - в ужасе шептал мне на ухо Эйв. – Я сам слышал. А там, говорят, теперь дементоры. Как мы сбежали, так крепость у Темного Лорда под контролем. Министерских не осталось, всех перебили. И дементоры… Он им обещал…
Я понятия не имел, что случилось.
Но я видел Криса. Значит, Кес переписывается с Шефом. О чем? Если Лорд узнал, что Айс… Хотя это еще с какой стороны посмотреть. Айс убил Дамблдора. Его нельзя теперь подозревать в двойной игре.
Неужели Ашфорд?
Что еще они могли не поделить до такой степени? У Кеса всегда ума хватало с Лордом не ссориться.
Мне безумно хотелось узнать, в чем дело, и я старательно вертелся рядом с Шефом. Но он молчал. Молчал и злился.
А еще мне показалось, что он сильно чем-то расстроен.
Пока я сидел в Азкабане, Айс так и не восстановил перекрытый им Джойн. Может быть, не захотел, а скорее всего, забыл просто. Но так или иначе, мои попытки попасть в Ашфорд самому провалились еще днем. Вариантов не было, и к вечеру я написал Кесу.
Но отправить не успел.
Уже запечатанное письмо увидел у меня в руках Уолл, молча забрал и бросил в камин.
- Даже не думай, Люци. Перехватит.
Не перехватит. Крису можно отдать. И не перехватит.
- Не перехватит.
- Он еще с утра читает все, что сюда приходит, и все, что отсюда отправляется.
- Это мой дом.
- Просто не пиши ничего. Твоему любимому отравителю уже ничем не поможешь, а сам нарвешься.
Прелесть какая.
Я уже и письмо отправить не могу.
Куда бы Шефа отселить, пока не поздно? Долго я этого бардака не вынесу. Ладно бы еще он один, а то устроил тут проходной двор. Одна милая сестричка Беллочка чего стоит.
Может, самому пока пожить в Лондоне?.. Хотя нет, Нарси обидится. И будет вообще-то права.
Так.
Год назад Кес угрожал Дамблдору напасть на Азкабан.
И Дамблдор испугался.
Значит, это реально.
Но Кес может и не знать, что Айса здесь нет. Он вообще может ничего не знать.
В итоге я сделал еще одну попытку выяснить, что случилось.
Темный Лорд гулял по крыше. Именно там, где я когда-то впервые увидел стервятника. И, как всегда, по самому краю.
- У тебя на редкость непутевый сын, Люциус, - любезно сообщил он мне.
Надо было накинуть теплый плащ. Ветер. И темно.
- Драко еще ребенок, мой Лорд, - пришлось сделать вид, что я пропустил совершеннолетие собственного сына.
Хотя я ведь действительно его пропустил.
Шеф вздохнул и повернулся ко мне спиной.
Так мы ни до чего не договоримся. Придется заставить его общаться.
- Вы бы спустились с парапета.
Никакой реакции.
Я подошел и слегка потянул его назад за рукав мантии.
- Что ты делаешь?! – он сердито отдернул руку.
- Отойдите от края.
- Ты не веришь, что я бессмертен? – он сузил глаза. – Отвечай!
Ну что он меня все время пугает? Мог бы уже и запомнить, что я его очень боюсь.
Вместо ответа я подошел к краю и глянул вниз. Луна тускло освещала парк, вдали поблескивала темная гладь пруда, ветер слегка колыхал вишневые деревья, все это вдруг медленно поплыло куда-то вбок, и я закрыл глаза.
- Levicorpus!
Потом Шеф пытался поставить меня на ноги и ругался при этом хуже, чем пьяный Долохов. Хотя мне было все равно. Кружилась голова, тошнило, и все силы уходили на то, чтобы с горем пополам стоять, вцепившись в него двумя руками, не позволяя меня отпустить.
Он прошипел еще два или три заклинания и велел открыть глаза. Я открыл. От парапета мы были ярдах в десяти, ничего вокруг уже не кружилось, только было очень холодно.
- Все? – он отпустил меня и сделал шаг назад.
Одна новость хуже другой. Теперь еще и голова от высоты кружится.
- Да, спасибо…
- Иди вниз, - приказал он, пропуская меня вперед.
Я только и думал, как побыстрее сбежать, но у него, возможно, были другие планы. Потому что на лестнице он крепко взял меня под руку и уже не отпускал до самого низа.
Сбежишь, пожалуй.
- Как ты думаешь, Люци, - спросил он, когда мы спустились на первый этаж, - сколько времени потребуется на захват Министерства?
- Недели три-четыре. И Скримджера надо обязательно обезвредить. С ним нельзя договориться. Вы собираетесь стать Министром Магии?
Я в очередной раз подумал, что с таким лицом, как у него, это просто невозможно, потом испугался, что он эти мысли считает, и совсем расстроился.
- Да нет, - сказал он, внимательно глядя мне в глаза. – Не собираюсь.
Прозвучало это как-то грустно, и я пожалел, что вообще подумал о его внешности. Он наверняка все понял.
- У Снейпа есть замок, - вдруг сказал он. – Замок ненаносимый, Скримджеру о нем неизвестно, и, я думаю, целесообразнее будет вести наши действия по захвату Министерства именно оттуда.
- А где он находится? – спросил я, старательно изобразив любопытство.
- Не твое дело, - отрезал он.
Если не мое дело, так зачем меня спрашивать?
- Как прикажете, мой Лорд.
Вот и выяснил на свою голову. Это оттого, что Айс Дамблдора убил. Шеф давно на Ашфорд зарился. Отлично помню. Еще наследством каким-то интересовался.
Плохо дело. Кес замка не отдаст. Он отлично знает, что своих вещей отдавать нельзя. Никому и никогда.
Не отдаст.
Но как же тогда Айс?..
- Снейпу не понравились ваши планы? – в лоб спросил я.
Если опять скажет «не твое дело», надо уходить. Я сегодня и так уже заигрался. Весь день кукую вокруг него, как последний дурак. Еще нарвусь на гадость какую-нибудь.
- Как будто меня интересует, что нравится, а что не нравится Снейпу, - очень зло ответил Лорд. – У него нет своего мнения. Он мой слуга.
- Вы отправили его в Азкабан для более глубокого понимания этой простой истины?
Если он меня сейчас не убьет на месте, то что-нибудь ответит. Надо же ему с кем-то разговаривать.
- Откуда тебе это известно, Люциус?
- Да это всем известно.
- Слишком много болтаете, - проворчал он, но злиться, кажется, перестал и как будто нехотя сообщил: - С замком все не так просто.
- У Снейпа там вроде бы родственники живут?..
- Вроде бы. - Мне показалось, что он иронизирует. Только невозможно было понять над чем. – Но это неважно. Если Снейп посмеет ослушаться, то завтра он умрет.
Прелесть какая…
~*~*~*~
Доставшаяся мне на этот раз камера оказалась под землей. Теоретически я знал: если Князь желает передать полномочия - никакая земля его не остановит.
Практически же – все это сильно осложняло дело.
Два дементора, проводив меня, благополучно удалились по своим делам, видимо сразу сообразив, что тут им ничего не светит. Ни единой позитивной мысли у меня не было и в помине. Я только до бесконечности просчитывал варианты.
Если я стану Князем, то только Лорд меня и видел. Сначала разберусь с Западным камином, потом выясню, что с Альбусом, а потом… О, потом я сведу все свои счеты. С каждым, кто мне задолжал. А таких немало.
А потом предложу Фэйту составить мне компанию.
Только обманывать его не стоит. Сам пусть решает. Он же говорил, что во всем есть плюсы. Один плюс я знаю точно – он больше никогда не будет мерзнуть. И болеть не будет.
И чем плохо?
~*~*~*~
Винни-Пух внимательно прочел оба объявления, сначала слева направо,
а потом – на тот случай, если он что-нибудь пропустил, - справа налево.
Александр Милн,
«Винни-Пух и все-все-все».

Крис принес очередное письмо и сбежал. Вот просто мгновенно вылетел в окно. Только я его и видел.
Мог бы сказать что-нибудь.
Или знак какой подать.
Хотя какой уж тут знак. При Шефе.
Лорд письмо прочитал.
Разозлился.
Губы поджал, или что там у него вместо губ, глазищи красные выкатил, красавец просто. Письмо выронил на пол.
Я поднял. Прилагая неимоверные усилия, чтобы не взглянуть, что там написано, протянул ему. Никогда, наверное, вежливое безразличие не давалось мне с таким трудом.
Что Кес мог написать?
Что там, в этом письме?
Просьбы?
Угрозы?
Уверения в вечной дружбе?
Какое-нибудь красивое вранье?
Я сейчас умру, если не узнаю.
- Можешь прочесть, - голос прозвучал непривычно устало.
«Его Темнейшеству, Самому Темному из темных, Ужаснейшему из ужасных, Кровожаднейшему и Беспощаднейшему и так далее.
Короче, Томми, это тебе.
От меня, если ты заметил.
Я, Томми, честно говоря, ничего из твоего письма не понял, кроме того, что ты рассердился на меня. Ты уж прости старика. Все эти ваши сложности мне постичь довольно трудно. Маразм. Старческий. Ты местами так неразумен, мой мальчик, что это просто уже и не смешно. Удачи тебе, дорогой.
Кес.
P.S. For Awful Tommy Ending: А Севочка давно дома. Так что я не уловил, к чему такие мрачные перспективы его светлого будущего.
Ты только представь, Томми, какое светлое у него будущее.
Обхохочешься».
Боюсь, что вид у меня стал не намного краше, чем у нашего Лорда. Хорошо хоть глаза не красные.
Я себе представить не мог, что Кес на прямую угрозу может ответить вот так. Ему что, совсем все равно? Ну откажись вежливо! Зачем же его злить-то так? Чего Кес добивается? Если бы я видел это письмо заранее, то поставил бы все свое состояние и Имение в придачу, что, получив такое послание, Шеф взбесится и убьет Айса немедленно.
И я бы остался после этого нищим.
И бездомным.
Лорд просто сел тихонько в свое кресло, опустив голову на руки, и замер.
Все.
Сейчас какой-нибудь такой кошмар придумает... Что же делать?
Я перечитал письмо. И только тут увидел постскриптум. Так вот, что Шефа расстроило. Как это дома? А кто же тогда в Азкабане сидит?..
- Не может он быть дома... Это невозможно...
- Да все у них возможно, - не поднимая головы, глухо ответил он. – У них возможно все.
Невозможно. Это я знаю точно.
Не то невозможно, что Айс в Ашфорде, а то, что, находясь «давно» дома, Айс до сих пор не дал мне об этом знать.
Я перечитал письмо еще раз. Очевидно, Кес что-то... Мерлин! Да это же мне! Мне! «For Awful Tommy Ending»! Заглавные, слегка поблескивающие зеленым буквы…
Что он от меня хочет?
- Надо проверить, дома он или нет, - предложил я, не успев подумать, как для Шефа должно прозвучать подобное предложение.
- Это нельзя проверить.
Я прикусил язык, чтобы не ляпнуть еще какую-нибудь глупость.
Чего хотел Кес? Что я могу сделать? Я даже с ним поговорить не могу. И он со мной не может. Иначе не шифровал бы послания для меня прямо в письме Темному Лорду. Судя по этому, все очень–очень плохо.
- Тогда можно проверить, в Азкабане ли Снейп.
Если Кес хотел не этого, то я не знаю, чего он хотел. Только откуда ему знать? Крис проболтался? Наверное, Крис. Если Шеф действительно угрожал Кесу убить Айса, то тут уже не до наших секретов.
- Отправьте кого-нибудь проверить, мой Лорд.
Я никогда в жизни не видел его таким расстроенным. Он просто сам на себя был не похож.
- Отправь, - по-моему, ему было все равно. – Яксли отправь и Роквуда. Пусть проверят.
От радости я так быстро вылетел в коридор, что даже пожалел об этом. Будем надеяться, что Шеф спишет мою поспешность на жажду ему услужить. С него станется.
Роквуда мы найти не смогли, и это было к лучшему. Не придется объяснять, за каким водяным я потащился в Азкабан сам. Хотя «потащился» - это сильно сказано. При наличии метки туда можно было теперь аппарировать.
Куда Айс дел мою мантию-невидимку, я не знал, да она от дементоров и не спасет, а вот капсул я набрал в карманы, сколько поместилось. Ящик с ними стоял теперь под кроватью в моей спальне. Я обнаружил его там пару дней назад совершенно случайно. Наверное, Айс из школы притащил. Перед тем, как Дамблдора убить.
Мы с Яксли аппарировали на небольшую открытую площадку, и он показал нескольким тут же окружившим нас дементорам метку. Они, посопев, вытолкнули вперед одного, особенно оборванного, который предложил отвести нас вниз.
Хорошо, что один. Но, честно говоря, мне и одного было более чем достаточно. У меня в присутствии этих тварей все немело, и казалось, что я растворяюсь в каждом предмете, который попадается нам по дороге. В каменных стенах, в стрельчатых окнах, в железных шкафах и своих спутниках.
Пока дойдем, ничего от меня не останется.
Почему в подземельях?..
Как же я здесь останусь?
Еще ниже.
Дышать стало трудно.
И воняет дрянью какой-то.
Мне плохо.
А мы ведь еще даже не дошли…
Я не выйду отсюда.
Только что я совершенно четко это осознал. Мне отсюда не выбраться.
Какая-то бесконечная лестница.
Бесконечные двери.
Мне больше никогда не подниматься по этим ступеням.
Я точно это знаю.
Только вниз.
Тут практически нет воздуха. Зачем я сюда пришел?..
И чем же здесь так отвратительно воняет?! Не смертью, не трупами, не сыростью и не гнилью. Какой-то очень знакомый и совершенно неуместный запах…
Очередной коридор. На двери висит… чеснок. Зачем?.. Говорят, для здоровья полезно. Они таким образом создают здесь здоровую атмосферу? Это Шеф так об Айсе позаботился? В принципе, Айсу всегда было на запахи плевать. Чем только его зелья не воняли. И чесноком, случалось, тоже.
Беспрерывно хлюпающее чудовище открыло дверь, пропустило нас внутрь и с отвратительным скрежетом закрыло ее.
Склеп.
Как только закрылась дверь камеры, я достал палочку из рукава и оглушил Яксли. Айс успел его подхватить и сказал вместо приветствия:
- Ты сдурел? Вы зачем пришли?
В качестве ответа я вытащил из кармана основательно помятое письмо Кеса, которое так и не вернул Шефу.
Айс быстро пробежал его глазами, на постскриптуме скривил губы и, нахмурившись, пробормотал:
- Вот, значит, как…
- Не знаю, чего хотел Кес, но я принес капсулы.
- Зачем?
Резонный вопрос.
- Да как тебе сказать…
- Кес точно хотел не этого. Если бы ты оборотное зелье принес, а не капсулы, - Айс кивнул на лежащего на его постели Яксли, - тогда другое дело, а так…
- Я скажу, что ты напал на нас.
- А он, - Айс снова кивнул на Яксли, - что ты его со спины оглушил.
- «Imperius»?
- Что ты, в самом деле, чуть что - сразу «Imperius»! – рассердился Айс. – Нельзя же так!
- Я не умею корректировать память.
- Без толку. Лорд мигом все наши корректировки поломает.
- Айс, не тяни время.
- Ты уверен, что хочешь здесь остаться?
- Я просто мечтаю здесь остаться! Причем с детства. Ты что, Айс, совсем рехнулся?
- Хорошо, - он наконец решился. – Слушай внимательно. Ты не знаешь, зачем оглушил Яксли. Вы вошли, и дальше ты ничего не помнишь. Внимательно слушай!
- Да я слушаю, не кричи. Только это же глупость какая-то. Шеф ведь сразу проверит, что «Imperius» никто не накладывал.
~*~*~*~
Дай мне Салазар терпения!
- Фэйт, кроме «Imperiо» существует и другая магия. Просто попробуй представить, что магии множество видов и подвидов. И дай мне слово, что будешь говорить Шефу именно то, что я тебе сейчас скажу. Иначе ты здесь не останешься.
- Ну, хорошо.
- Итак. Вы вошли, ты его оглушил. Зачем – не знаешь. По ощущениям скажешь, что я тебя околдовал. Как – не знаешь. Скажешь, в глаза мне посмотрел и больше ничего не помнишь. Ясно?
~*~*~*~
Может быть, сидение здесь так сказывается на умственных способностях?
- Ясно.
- Повтори.
Я повторил.
Айс остался доволен, забрал палочку Яксли, потом подумал секунду, склонив голову на бок, и, с комментарием: «Так, наверное, лучше будет», забрал мою тоже.
- Капсулы вынимай, не нужны они, - распорядился он.
Я пересыпал все, что нашел, к нему в карманы.
- Ты уверен? – еще раз спросил он.
- Уверен. Айс, как выйдешь, надо подняться не менее шести пролетов и можно аппарировать.
Он проглотил прозрачную капсулу, подождал, пока произойдет превращение, стащил Яксли с кровати, вытолкал его в коридор, махнул мне на прощание рукой, и дверь захлопнулась.
Если все пойдет как надо, долго мне здесь не сидеть. Яксли Айс сейчас где-нибудь бросит, он придет в себя и поднимет тревогу. Дементоров можно особо не опасаться. А вот с Темным Лордом придется как-то объясняться. Глупости, которые мне тут наговорил Айс, конечно, не подойдут. Но время подумать пока есть.
Надо было конфет взять под это дело.
С ними думается лучше.
~*~*~*~
Когда я аппарировал на Тревес, у Кеса сделалось такое выражение лица, что я подумал: сейчас он опять съездит мне по уху. Как тогда, за трикстеров.
Но он только спросил, где Фэйт.
- В Азкабане остался.
- Ты чем думаешь, а?
- А как ты хотел? Там полно дементоров!
- Видишь ли, Севочка…
По-моему, пауза затянулась.
- Не вижу.
- Да, я заметил. Ну, хорошо.
Он явно принял какое-то решение. Но почему-то не торопился мне его сообщить.
Так не пойдет.
- Кес, мы не будем нападать на Азкабан. Там дементоры.
- Я помню.
- Мы не можем. У нас… у вас, кроме душ, и нет ничего.
- Да, конечно.
Он вообще понимает, чего мне стоит такое решение?!
Наверное, понимает.
Потому что смотрит с сочувствием.
Как на слабоумного.
Это он так осуждает мои привязанности?
- Видишь ли, Севочка… - На этот раз я решил не перебивать. – Теперь можно ожидать ряд серьезных проблем с замком. И как их решать, я не представляю.
- С замком?..
- Люци нельзя было там оставлять.
Сказав это, он развернулся и довольно быстро ушел в Западное крыло. Наверное, чтобы я не успел задать очередной десяток идиотских вопросов.
Какие еще могут быть проблемы с замком, раз я здесь? С Ашфордом-то как раз все в порядке. А вот Фэйт…
Конечно, его нельзя было там оставлять. Но будь я проклят, если когда-нибудь поведусь на шантаж.
И Князя шантажировать не позволю!
Всему есть предел.
Лорд хочет войны с нами?
Что ж, он ее получит. Кес ему устроит. А не устроит, так я заберу Наследство.
И тогда держись, Том Риддл.
Я тебя уничтожу.
Ты, конечно, бессмертен.
Тем хуже для тебя.
~*~*~*~

Кто зажег в тебе свет - обернется твоей тенью
И в ночной тишине вырвет сердце из груди.
"Аквариум"
Сначала я замерз.
Потом захотелось есть.
Потом я уже замерз так, что ничего не хотелось.
А потом явились два дементора. Я забился в угол камеры, откуда они извлекли меня, подхватив с двух сторон под руки, и принялись… обнюхивать. Мне до сих пор в дождливую погоду снятся хлюпающие звуки, с которыми они это делали.
Я закричал, что я не Снейп, но, видимо, они пытались определить это каким-то только им доступным способом. А может быть, просто никуда не торопились.
Не знаю, сколько прошло времени, но в итоге они оставили меня лежать на полу и ушли.
Никогда в жизни мне не было так плохо. Разум медленно обволакивали обрывки каких-то тягучих, бессвязных, жутких мыслей. Это даже уже не страх был, а что-то сильно выходящее за его пределы.
И больше всего хотелось увидеть живых людей.
Кого угодно.
Только людей.
Потому что если снова придут дементоры…
Не надолго же меня хватило.
Теперь я точно знаю, почему от них сходят с ума. Не понимаю, как Руди просидел тут тринадцать лет. Может быть, потом становится легче?
Но на это вряд ли стоит рассчитывать.
Мне теперь уже вообще ни на что не стоит рассчитывать.
Услышав, как в двери завозились ключом, я весь сжался и накрыл голову онемевшими руками, пытаясь спрятать лицо.
Прошло несколько бесконечно долгих секунд, и прозвучал короткий приказ:
- Вставай.
Пришел.
Сам пришел.
Без дементоров.
Любопытство погубит его когда-нибудь.
Впрочем, я этого уже не увижу.
Я замерз настолько, что вообще ничего не чувствовал. А потому встать, разумеется, не мог. Но честно попытался.
- Зачем ты это сделал, Люциус?..
Он действительно не мог понять.
Пока ему интересно, я буду жить.
Потом он меня убьет.
- Не оставляйте меня здесь, - прошептал я, с трудом ухватив его за край плаща. - Только не оставляйте меня здесь.
Больше всего я боялся, что он сейчас уйдет.
Вот просто повернется и уйдет.
А я останусь.
Пусть делает, что хочет. Пусть делает со мной что хочет, только не здесь. Или здесь, но только пусть не уходит…
Было ясно, что каждую из этих мыслей он знает. И от этого положение мое становилось совсем безнадежным.
- Ты еще захочешь сюда вернуться, - зло сказал он. - И сильно попросишь меня об этом.
Кажется, я опять что-то пропустил.
Сделав еще одну энергичную, но безрезультатную попытку подняться, я наглядно продемонстрировал ему, что сюда захочу вернуться вряд ли.
Хотя, по-моему, он не понял. Постоял еще пару секунд, многообещающе на меня глядя, развернулся и вышел в коридор.
Когда появился Уолли, я не знаю. Наверное, сразу с Лордом пришел, и я просто его не заметил. А может быть, и позже, но обрадовался я ему несказанно. Это лучшее, что случилось за сегодняшний день. Уол до странности бережно взял меня на руки, прижал к себе, согревая, и понес вслед за Шефом вверх по лестнице, незаметно положив мне в рот кусок растаявшего шоколада.
Аппарации я не заметил, а очнулся от того, что Уолли настойчиво похлопывал меня по щекам.
- Люци, возьми себя в руки, - быстро зашептал он мне в ухо. - Я знаю, что ты можешь. Ну же! – он слегка тряхнул меня и осторожно опустил на диван.
Имение. Не Азкабан. Ну и слава богу.
- Оставь нас, - ледяным тоном бросил Шеф, и Уолли исчез, тихо прикрыв за собой дверь.
Впрочем, я очень надеялся, что далеко он не уйдет.
– Изволь объяснить мне, Люциус, как такое могло случиться. И лучше тебе быть убедительным.
До сих пор мне становится нехорошо, когда я вспоминаю, что это был единственный раз в моей жизни, когда я не послушался Айса. В чем-то серьезом не послушался.
Есть вещи, о которых не нужно рассуждать.
Никогда.
Айс точно знал, что делает, когда давал короткие и четкие указания о том, как следует говорить с Лордом при встрече. Но мне это показалось так глупо и так… наивно.
Если я сейчас возьмусь искать оправдания, они, безусловно, найдутся. И даже в большом количестве. Уж на что Айс никогда не упускал случая лишний раз напомнить, какой я, по его мнению, законченный придурок, но даже он ни разу меня не упрекнул.
Теперь, когда я знаю все и про Айса, и про Кеса, и про Лорда, и про Ашфорд, я прекрасно понимаю: надо было сказать Шефу именно то, что велел Айс. Стало мне плохо, ничего я не помню, окутал туман, и все остальное, показавшееся мне тогда абсолютной чепухой.
Надо было сказать, что я посмотрел Айсу в глаза и сопротивляться уже не мог. Что хотелось только спать. А когда я очнулся, его уже не было.
Этого вполне бы хватило. И Айс рассчитывал именно на это. Я не рисковал абсолютно ничем.
Но тогда…
Тогда я лежал там, где положил меня Уолли, и думал только о шоколаде.
И о том, что у Шефа его все равно нет. Ну не любит он шоколад.
Зря, кстати.
- Люциус, я жду.
- Он напал на меня…
- У тебя была волшебная палочка.
- Я не успел… ее достать.
Бесполезно. Я не мог сопротивляться.
И не хотел.
- Снейп напал на тебя до того, как ты оглушил Яксли? – презрительно спросил он. – Или после?
Молчать было нельзя.
- До.
Он слегка удивился, обнаружив, что ответ мой честный. Удивился и запутался.
Айс напал раньше.
Задолго до того, как я оглушил Яксли.
Лет за тридцать.
- Люци, - неуверенно спросил Шеф, окончательно заблудившись в моей расстроенной голове, - как Снейп мог попасть в тебя «Crucio»? У него не было палочки.
- Была.
- Откуда?
Откуда, откуда. В школу с ней это чудовище ехало. Ведь именно тогда Айс напророчил мне такое замечательное будущее. Вот такое. Как сейчас.
- Откуда у него палочка? – резко переспросил он.
- Не знаю…
- Совсем не знаешь?
Оказалось, что я еще могу чего-то пугаться.
- Вы хотите сказать, что я ему принес?
- Нет, Люциус, я вовсе не хочу так «сказать», - очень мягко произнес Лорд. – А еще меньше я хочу так думать. Я точно это знаю.
Все-таки я был сильно выбит из колеи, потому что вместо того, чтобы сопротивляться, закрыл лицо руками и прошептал:
- Только не отправляйте меня обратно… Умоляю. Все что угодно. Только не отправляйте обратно…
- Зачем ты это сделал?
Он все еще не мог понять. Поэтому ничего не происходило.
- Не знаю.
- Вот как? Посмотри на меня. Никогда бы не подумал, что ты станешь помогать Снейпу.
Ну как я мог на это ответить?..
Никак не мог, честно говоря.
- Ты даже примерно не представляешь, что ты натворил, Люциус, - беззлобно и очень устало проговорил Шеф, присев рядом со мной на диван. – Не представляешь. Ты знаешь, что он вампир?
- Кто?
Кажется, я мгновенно пришел в себя. Как будто он надавал мне пощечин.
Что за бред?!
- Снейп, Люциус, Снейп.
- Почему?
Кто вампир? Айс?
Прелесть какая…
Не может быть.
Он и не похож. Наверно. Я никогда не видел вампиров, и как они выглядят - не знаю, но они же нападают на людей… Айс, он и в школе с нами жил…
Шеф просто обманывает меня.
Нарочно хочет напугать.
- Почему вампир?
Ничего более бессмысленного я спросить, конечно, не мог. Шеф даже улыбнулся. Если его оскал можно так назвать.
- Почему? Потому что его с рождения готовили для того, чтобы он стал Князем вампирского клана. Ты когда-нибудь слышал о его «семье»? Это вампирский клан.
Вампирский клан?!
Вот оно что… Ну конечно! Это же все объясняет. Все, чего я никогда не мог понять, да и не старался особо, сложилось из разрозненных кусков в жуткую картину.
Вампиры...
Осознав это до конца, я забыл, как дышать. То есть вообще. Кошмарное ощущение. Я стал ловить воздух ртом, Лорд нагнулся ко мне, схватил за плечи и сильно тряхнул.
- Люци!
Я его не видел. И почти не слышал. Все вокруг потемнело, кажется, я продолжал задыхаться, а перед глазами калейдоскопом завертелись картины далекого прошлого.
Айс в окне вагона…
Айс, скривив рот, разглядывает Уола…
Летучие мыши в Имении…
Мой отец. Встает и смотрит на них со страхом…
Он знал!
Он же все знал!
Почему он не сказал мне?!
Отец несет свечи в хранилище…
Крис у Айса на плече…
Айс босиком на крыше Ашфорда…
«Отвалите, твари безмозглые!»
Так вот от кого он меня защищал…
Кес.
Такой всегда вежливый, такой спокойный, такой… жуткий… Князь…
Ведь я всегда его боялся! Сам себя убеждал, что это не так, но ведь всегда же боялся!
Боже мой…
- Люци! Открой глаза!
Я умираю.
Совершенно точно умираю.
Иначе с чего бы с такой скоростью мелькали у меня перед глазами эти картины…
Ашфорд. Самое тихое место на земле.
Тихое…
Да там же не было ни одного человека.
Живого человека.
Ни одного.
Кроме меня.
Эстер.
Эстер тащит меня по лестнице, я спотыкаюсь, она срывает рубашку, вертит меня во все стороны…
Она знала.
Она же знала!
Почему она не сказала мне?!
Прошло тридцать лет, пока я наконец понял, чего она тогда от меня хотела. Она никогда не оставалась там на ночь. А я там жил… Вот почему Айс не велел говорить Кесу про Джойн…
Гильгамеш.
«Да какие они люди?»
Он знал.
Конечно же, он знал.
И Шеф знал!
Всегда знал!
- Enervate!
- Не надо, мой Лорд! Вы его убьете.
Уолли.
«Люци, что опять этот твой кровосос от меня хочет?»
И он знал…
- Уол…
- Люци, я здесь. Все хорошо.
Эйв.
«Сев, ну что за глупости! Это наверняка невкусно».
«Вот и проверим».
Айс… Почему ты никогда не говорил мне?..
Ведь все вокруг знали.
Абсолютно все.
Кроме меня.
- Вот и хорошо, - с облегчением пробормотал Уолли. - Полежи пока.
Даже приблизительно не могу представить, надолго ли я отключился. Но, видимо, нет. Потому что, придя в себя, услышал торопливый шепот Уола:
- Он так вообще ничего не расскажет.
- Это меня не устраивает.
- Разрешите мне поговорить с ним. Уверяю вас, он и так на все согласится. Снейп наверняка его околдовал, вы же понимаете – вампиры… Если Малфою известно что-то важное для вас, то не стоит рисковать. Он может умереть, и вы ничего не узнаете.
- Я его не трогал, - раздраженно заявил Лорд.
- А что с ним? – осторожно спросил Уолли после небольшой паузы.
- Я только сказал ему, что Снейп - вампир. По-моему, он этого не знал. - Шеф взмахом палочки зажег камин, а потом направил ее на меня. Я вцепился в подушку, но ничего не случилось. Диван, на котором я лежал, плавно подъехал к камину, Лорд оглядел комнату и молча вышел.
- Куда он? - одними губами спросил я.
- Мне кажется, Повелитель хочет посмотреть на похороны Дамблдора, - засмеялся в ответ Уолли. – Его живо интересует это событие.
- Кто его пустит в Хогвартс?
- А кто ему помешает?
Ничего у него не выйдет. Вернется злой и на весь мир обиженный.
А тут я.
~*~*~*~
Мне потребовалось минут десять, чтобы полностью осознать, о чем говорил Кес. Оставив Фэйта Темному Лорду, я тем самым отдал ему и Ашфорд.
Сам отдал.
Если Шеф подойдет к делу с умом и терпением, то замок мы проиграли.
Я проиграл.
Я оставил ему ключи.
Темный Лорд войдет сюда, как к себе домой.
Я полный идиот.
Именно поэтому при взгляде на Кеса мне так не к месту вспомнились трикстеры. Тогда я тоже чуть не погубил замок.
А теперь все еще хуже.
Если Лорд аккуратно и грамотно покопается у Фэйта в голове и поймет, что он наш родственник, то сюда ему путь открыт. Фэйт не сможет рассказать, как войти в Ашфорд. Но он знает это. Это знают все члены Семьи. Даже Драко. Это не то знание, которое можно передать. Просто оно есть. И тогда нас не защитит ни одно фамильное заклятье. Ничто не поможет. Никак.
Я постоял немного, полностью оглушенный пониманием всего этого кошмара, и побежал искать Кеса.
~*~*~*~
Уолли сидит рядом и кормит меня шоколадом. Отламывает по куску и практически насильно заталкивает в рот.
Мне не хочется даже шоколада. Но сопротивляться все равно бесполезно. Да и сил на это у меня нет.
У меня уже ни на что сил нет.
- Давай, давай. Нельзя так.
А забавно с детства дружить с палачом. Даже любопытно, что он станет теперь делать. Впрочем, все возможное он уже сделал. Достаточно того, что он не отходит от меня ни на шаг и прямо заявил Шефу, что никаких насильственных воздействий я не переживу. Хотя, по-моему, Шеф и сам это знает. Потому и не проверял.
- Уол... есть у нас выход?
- Нет. У тебя - точно нет.
Прелесть какая...
- Послушай, Люци, Повелитель знает, что я постараюсь тебя уговорить. Не дури. Твой любимый Снейп тебя попросту подставил. Неужели ты сам не видишь? Я не могу поверить! Ты и вправду не знал, что он вампир?
Почему мне так плохо?..
- Уолли, что мне делать?
- Мириться с Шефом. Причем очень быстро. Он не так уж долго станет терпеть твои выходки. Наш Лорд хочет выжечь это осиное гнездо, и тебе придется ему помочь, независимо от того, есть у тебя такое желание или нет.
- Он из меня душу вытрясет...
- В нашем возрасте, Люци, и при нашем образе жизни довольно странно задумываться о таких мутных субстанциях, как душа. Ты не находишь?
- Я хочу умереть.
- Ты совсем чокнулся, общаясь с этим уродом.
- Лорд все равно меня убьет.
- Ну… Неужели ты не видишь? Он бы любого другого уже в порошок стер. К тому же… никто, кроме тебя, не поможет ему добраться до Снейпа.
Я вдруг подумал, что первый раз в жизни разговариваю с Уолом. По-настоящему разговариваю. Ради Мерлина, почему Айс решил, что он идиот? Совершенно нормальный человек. С таким трезвыми взглядами... И он знал, что Айс - вампир. Он тоже знал. Может быть, еще со школы. И Эйв наверняка знал. Это что, я один таким законченным дебилом оказался?..
Какой ужас...
Я больше не хочу. Шеф все равно не простит. Так зачем? Зачем все это? Айс меня использовал. Всю жизнь. Да что там, он ведь и не лгал никогда. Сразу сказал, что у нас взаимовыгодное сотрудничество. А я… я считал, что он просто запутался.
Что-то я читал о вампирах. В детстве. Они воздействуют на людей. Айс всегда мог так посмотреть, что я готов был на все. И Кес. Кес тоже. Он ведь практически заставил меня пойти в Азкабан меняться с Айсом. Кес знал, что я послушаюсь. И знал, что Шеф меня за это убьет. Он все знал.
Конец...
- Люци, что я могу для тебя сделать?
Если я расскажу Темному Лорду все, значит про Джойн расскажу тоже. Вдруг он сможет его открыть. Я не смог, но так это я. Повелитель сможет.
- Письмо. Ты можешь написать письмо, кому я скажу? Ты сделаешь это?
- Да.
- Тебе не понравится ни адресат, ни содержание.
- Я знаю. Я ему напишу, что скажешь.
- Одно слово. Нужно написать одно только слово. «Джойн». Сделаешь?
- Да.
- А Повелителю скажи, что я согласен. На все согласен.
Я доиграю до конца. Раз уж вы решили, что можно от меня избавиться, то я хотя бы доиграю до конца. Пускай. Пускай Айс столько лет морочил мне голову. Так мне и надо. Я никому никогда не верил. Только ему. Ему и Кесу. Чего-то подобного и следовало ожидать. Нельзя верить. Никому нельзя.
Ладно, Айс. Черт с тобой. Живи.
А я просто дурак.
«Неописуемый!» - радостно отозвался здравый смысл, как обычно, голосом Айса.
Это он по привычке. Отвыкнуть-то я вряд ли уже успею.
~*~*~*~


Глава 6. III. Deep, deep trouble, или Системы отсчета (часть 2)

- Кес, Люци откроет наше месторасположение, если Лорд догадается, как спросить.
- Безусловно.
- Они нападут.
- Весьма вероятно.
- Мы будем с ними сражаться?
- Нет.
- Ты… ты сдашь мой замок?! Ты… Я не согласен!
- Нет. Не морочь мне голову. Лучше пойди куда-нибудь и подумай о вечном. Сейчас самое время.
- Как это «нет»?! Ты не можешь мне запретить! Я не отдам Темному Лорду…
- Сев! Убирайся отсюда к чертовой матери! Немедленно!
Я потерял дар речи.
- Извини. Севочка, мы ничего никому не отдадим. Разве наш родственник не научил тебя, что своих вещей отдавать нельзя? А теперь будь любезен, пойди куда-нибудь… и не мешай мне. Ашфорд захватить нельзя.
- Но Люци - член Семьи. Он может…
- Я знаю.
- Я хочу помочь.
- Ты не можешь мне помочь.
- Тебе не надоело всегда все делать в одиночку?!
- Нет.
- Кес!
- Что-то путное в этой жизни можно сделать, только если ты один. Запомни это навсегда, Севочка. А сейчас я вынужден просить тебя…
- Это ерунда! Если бы Альбус с Фламелем не пришли тогда сюда… когда ты не хотел их пускать, ничего бы у тебя не вышло!
- Хорошо. Я не один. Но твоя помощь в данном случае мне не нужна.
- Это мой замок! И я хочу…
- Севочка, ну будь же благоразумен! Ты ведь сам прекрасно понимаешь, что сегодня никакими магическими средствами Ашфорд нам не защитить.
Понимаю. Потому и перепугался окончательно, получив письмо Макнейра. Джойн открыть нельзя, но записка означала, что Фэйт сдаст нас полностью. Скорее всего, уже сдал. Иначе и быть не могло. Темный Лорд, когда ему надо, умеет найти подход к кому угодно.
«Магическими средствами не защитить…» Конечно, не защитить. На любое магическое средство всегда найдется антисредство. На любое. Кроме семейного. А все наши семейные секреты теперь у Волдеморта в руках.
Одна радость: Фэйта он не убьет. Во всяком случае, пока не разделается с нами.
Что задумал Кес? Как он собирается отбиваться от Темного Лорда?
Пушку на башне поставит?
С него станется.
~*~*~*~
Птица Говорун стоит целого зоопарка.
Из м/ф «Тайна третьей планеты»

Я стою на коленях. И рассказываю. Все-все. С самого начала. С того момента, как первый раз увидел Айса.
Долго стою. И долго рассказываю. Мне все равно. Уже все равно. Уол отправил письмо. Я сделал все, что мог.
Шеф молчит. С самого начала он не проронил ни слова. Посидел, походил, опять посидел. Когда я рассказал, как явился на Тревес просить Айса помочь мне избавиться от метки, снова вскочил и больше уже не садился.
Он ходит за моей спиной.
Все время ходит.
Не останавливаясь ни на секунду.
- Так это был ты?.. - первые слова, произнесенные за... я не знаю за сколько. Уже стемнело. - Так это был ты...
Зачем он повторяет? Я слышал. Да, это был я. Это я отравил Тэда Брауна. Только я проигрываю в шахматы на шестом ходу. Это я, когда напиваюсь, лезу к нему целоваться.
- Так это был ты...
Да, это был я. Это я признавался ему в любви. Это со мной он ходил на свидания к Айсу в Азкабан. Это я отгонял от него дементора. Я позволил Айсу отправиться вместо себя в Министерство. Мой боггарт превращается в маггловскую книгу.
Это я приходил доказывать, что Северус Снейп всегда оставался ему верен. Это я сказал, что без проблем уничтожу семью Эстер Босиани. Это я взорвал пустые дома. Это я положил в оборотное зелье волосы Драко-младенца, потому что боялся, что он убьет Айса. И это была единственная ложь, которую я себе позволил. Мне-то уже без разницы.
Двадцать пять лет одного большого предательства, которое он принимал за верную службу.
- Так это был ты...
Я.
- Люциус, как ты мог?..
Остановился. Все. Давай сразу. Я тебя умоляю! Умоляю! Не тяни! Я так ненавижу бояться...
- Люци, тебе страшно?
А как ты думаешь, сволочь?!
- Да.
- Мне тоже.
~*~*~*~
Оптимист в каждой трудности видит возможности.
Уинстон Черчилль

Кес сидел на краю смотровой башни и мечтательно разглядывал лес.
- Что, Севочка, такое личико у тебя недовольное?
Он издевается?
- Я подумал… может быть, вам пока пригодятся часы Дамблдора?
- Нет, Севочка. Пока не пригодятся. Разве что попозже.
- А где?.. – тихонько спросил я, оглядываясь. – Где Фламель?
- Пошел смотреть, можно ли поменять ландшафт.
- Зачем?..
- У него ностальгия, - засмеялся Кес.
- По-моему, вы зря тратите время. Он нападет после полуночи, а уже темнеет.
- Скорее всего, это будет завтрашняя ночь. До утра он не успеет, а днем – не его стиль. У нас больше суток и уже какое-то бесконечное количество способов от него отбиться. Один другого забавнее.
- Мы отобьемся?
- Конечно, - беспечно ответил Кес.
Он лгал. То ли не хотел меня пугать, то ли просто желал отвязаться.
- Ты же не уверен.
- Я уверен, что Томми сюда не войдет. - Его беспечность как ветром сдуло. Взгляд стал мрачным и тяжелым. Он больше ничего не сказал, но я и так все понял. – Ведь ты не против?
Нет. Я был не против. Если нет возможности отбиться, то замок мы уничтожим.
- Я не против.
- Вот и славно. Но если ты не хочешь…
- Хочу. Все правильно.
- Ну, смотри.
Это я во всем виноват. Я сам все разрушил. Связался с этим уродом, оставил ему родственника…
- Не надо так, Севочка. Все не так страшно.
Не страшно? Я погубил все, что составляло смысл моей жизни.
- Кто я есть без этого места?
- Да кто хочешь, - засмеялся он. – Как всегда, одни пустяки в голове. В твоем возрасте - и так убиваться.
- Это мой дом. Ты не понимаешь, потому что…
- Не стоит сильно привязываться к вещам.
- Это не вещь! Это моя душа!
- Уверяю тебя, я сделаю все возможное, чтобы ее сохранить, - он совсем развеселился. – На самом деле я не собираюсь уничтожать Ашфорд. Это слишком… энергетическое место. Все останется как есть. Семье все равно, а ты решишь потом, как тебе будет лучше.
Я не понял, о чем он, но спросить не успел, потому что в этот момент появился Фламель.
- Кес, я не очень хорошо разбираюсь… - Фламель, наморщив лоб, разглядывал пергамент, который перед собой левитировал . – Я все-таки больше алхимик… Вот это что?
- Системный преобразователь ты там нашел, - даже не глянув, ответил Кес.
- На чем, прости за любопытство, он у тебя работает?
- Да как тебе сказать… В целом, на чем угодно.
- Ты все решил?
- Ну да. Если не отобьемся, то поменяем систему отсчета и провалимся. Если провалимся глубоко, то обратно вернуться не сможем.
- Кес, ты уверен?
- Я не впущу его сюда, Ник. Ни за что.
- Ты можешь регулировать расстояние?
- К сожалению, это не расстояние, а глубина. Соответственно, вернуться обратно намного сложнее, чем попасть туда. Такова характеристика глубины. Замка нам потом не вытащить. Только самих себя. И то не факт.
Мерлин… Куда они собрались?..
- А что! - воскликнул Фламель. - А я не против! Я даже в какой-то степени скучаю. Только не Ирландия. Возьми немного левее, на континент.
- Вот в Ла-Манш попадем и утонем ко всем чертям, - засмеялся Кес.
- Зато это будет потрясающе!
Они сдурели? При чем тут Ла-Манш?
- Нет, Ник, я пространство учитывать не буду, мне и так проблем хватает. Месторасположение пока менять не станем.
- Слушай, а что если… Если только пространство?
- Гм… Да?
- Ну конечно! И потом легко вернемся на место.
- Нет, так он нас найдет. Он же не идиот. Если замок исчезнет, он в первую очередь решит, что мы его переместили. Он даже наверняка предусмотрит этот вариант. Малфой… Если за него с умом взяться, то нам с Севочкой мат. Без вопросов. В этой плоскости нам деваться некуда.
- Ну, тогда… Я ведь действительно соскучился. И ты тоже, я знаю. Иначе зачем бы столько лет на это угрохал. Неужели все ту цыганку вспоминаешь?
- Тебе лучше замолчать.
- Не буду, не буду. Но простить тебе того безобразия не могу.
- Закрой рот.
- Все, все. Но ты…
- Ник!
- Все. Прости. Раз решили, так решили.
- Тебе вовсе не обязательно в этом участвовать.
- Нет уж. Такого я пропустить не могу. К тому же ты обещал, что сами мы сможем вернуться.
- Если все произойдет именно так, то у меня здесь останется одно маленькое, но обязательное дело.
Я не люблю, когда Кес говорит таким тоном. Даже о Темном Лорде. Уж лучше его вечные насмешки.
- Хорошо! – оптимистично заявил Фламель. – Это все на крайний случай. А пока давай лучше подумаем, что все-таки можно сделать в нашей плоскости.
- Ничего, - мрачно сказал я.
- Вы, молодой человек, мыслите без должной широты. От этого у вас пессимистические взгляды и нездоровый цвет лица. Смотрите вперед с радостным ожиданием. Жизнь всегда готова преподнести сюрприз. Вам обязательно надо научиться принимать их с воодушевлением.
За последние два дня я получил от своей с рождения проклятой жизни рекордное количество сюрпризов. Зашкаливающее.
- А давай отрежем ему силу инерции, - вдруг предложил Кес.
- И что будет?
- Посмотрим. По-моему, будет смешно.
- Он решит, что мы магический щит поставили.
- Так отлично. Пусть решает. Слушай, Ник, я хочу это видеть.
- Если тебе настолько скучно, но в цирк идти лень, то можно оставить силу Кориолиса.
Они посмотрели друг на друга и принялись хохотать.
Я надулся и собрался уходить.
- Не сердись, Севочка, - продолжая смеяться, остановил меня Кес. - Мы шутим. Если поместить тело во вращающуюся систему отсчета и обнулить все силы инерции кроме силы Кориолиса, то при любой попытке движения тело будет заносить влево.
- Сильно?
- Достаточно для того, чтобы это тело никогда не добралось ни до одной видимой цели.
- Не достаточно. - Я понимал, отчего им весело, но меня всегда интересовало исключительно практическое применение всех этих бессмысленных теорий. – Просто, чтобы куда-то попасть, придется идти в противоположном направлении. Правильно?
- Правильно. Молодец. А теперь представь Томми, которому предлагается для достижения видимой цели отправиться в противоположном направлении.
- И содрогнись, - добавил Фламель.
Если они будут только веселиться, то мы ничего не добьемся. А мне нужен результат.
- Кес, ты хочешь сказать, что можешь создать необходимую систему отсчета не в лабораторных условиях?
- Ну… смотря что считать лабораторными условиями.
- Так можешь или нет?!
- Возможно. Но это неинтересно. Я давно это сделал.
- Тогда почему только силу инерции? – спросил Фламель. - Окружаем замок магнитным полем, блокирующим все силы в радиусе… ну, пусть будет миль двух. И все.
- А сами что делать будем?
- А сами на башне постоим. Посмотрим.
- Мы так лес не снесем? Хотя да, что ему сделается…
- Самое замечательное будет, если мы потом не сможем из этого состояния выйти.
- Сможем, - пожал плечами Кес. - Поле таймером отключим. Минут через десять.
- Ты думаешь, вашему экстремисту хватит десяти минут, дабы понять, что он не сможет подойти к замку, и ретироваться?
- Ему и двух дней не хватит.
- Такой тупой?
- Нет, Ник. Он не тупой. Его основная беда, что он не экстремист, а экстремал. Только он сам не догадывается об этом. И упрям до степени невозможной. Даже Севочке до него далеко.
Вот спасибо.
- А если таймер не сработает? – я снова попытался вернуть их на землю.
- Запросто, - засмеялся Кес. – А можно остановить частицы. Все.
- Как?
- Магическим путем. Или можно…
- Нельзя. Если у тебя аппаратуры нет, то мы не успеем. А если магическим путем остановим, он может догадаться.
- Догадаться? Что мы элементарные частицы остановили? Я удивлюсь, если он знает, что такое атом.
- Он может вспомнить, - немного расстроенно сказал Фламель. - Магглы обычно это знают.
- А мы активизируем квазиимпульсы. И тогда Томми может хоть на ушах стоять. Любые его преобразования получат квазиволновой вектор. То есть ни к чему не приведут. Или смотри: создаем поле, в котором останавливаем… например, протоны. Если предположить невозможное - что Томми догадается запустить частицы обратно, то он запустит все. И на это я тоже не против взглянуть.
- Полагаешь, ему удастся зарядить нейтроны?
- Теоретически... нет, я не могу этого представить. Надо посмотреть.
- Не надо! - не выдержал я.
Судя по всему, этим экспериментаторам безразлично не только, что станет с моим замком, с Темным Лордом и с теми, кого он приведет сюда, но даже с ними самими.
- Почему? – удивился Фламель.
- Севочка переживает за своих однокурсников, Ник, - благодушно заявил Кес.
- Я за замок переживаю! Вы не могли бы обсуждать что-то более реальное?
- Пожалуйста, - мгновенно откликнулся он. - Создаем электростатические поле и останавливаем протоны.
- На сколько?
- Да на сколько хочешь. Потом протоны отпускаем…
- И все умрут, - неодобрительно закончил его мысль Фламель.
- Не умрут, не магглы. Но будет забавно.
- Если не поможет - снова остановим?
- И так до бесконечности, - подвел итог Кес. И, кажется, сам удивился.
- Что за инквизиторские замашки, - проворчал Фламель. – Никакой эстетики.
- Предлагаешь покорить разум Томми эстетикой? Ничего не выйдет. Ты давно его не видел.
- Любая деятельность должна самоуважение питать, а не подтачивать.
- Хорошо, - покорно согласился Кес. – Чем предлагаешь питать самоуважение?
- Красотой и гармонией. Самый верный путь.
- Давай создадим физический вакуум с нулевыми колебаниями. Тогда движение частиц наложится уже на него. По сути эффект будет тот же. Так устраивает, любитель гармонии?
- Если получится, то да. Попутно попробуем выяснить вечный вопрос: разумен ли вакуум. Ничего интереснее ты сейчас все равно не найдешь.
- Возможно. Но я за остановку протонов.
- Если тебе не посчастливилось обладать садистскими наклонностями, - менторским тоном заявил Фламель, - такую беду следует по возможности скрывать, а не демонстрировать. Кроме того, вакуумные структуры являются самоорганизующимися. Это сыграет нам на руку.
Так что, про вакуум в безвоздушном пространстве Кес тогда серьезно говорил? А я думал, он надо мной посмеялся…
~*~*~*~
Часа на два Шеф отпустил меня поспать, а потом позвал и начал расспрашивать. Об Айсе не особо и даже не о Кесе, а все больше про Ашфорд.
Часто ли я там бываю, что где находится и как выглядит.
В конце спросил, видел ли я где-нибудь в замке драгоценные камни.
Я ответил, что видел.
Целый сундук.
И, по-моему, они не настоящие.
Лорд вел себя очень странно. Особенно учитывая все, что я ему наговорил. Не нападал, не ругался, не угрожал и был, я бы даже сказал, обходителен. Усадил меня в свое кресло, положил ладонь на лоб, в десятый раз велел успокоиться и сказал, что пока не убьет.
От такой любезности я окончательно потерял связь реальностью, но, судя по всему, его это мало волновало.
А потом я водил его по Ашфорду. Было такое ощущение, что я просто держу его за руку и мы гуляем по переходам, башням, подземельям, в которых я никогда не был, даже по лесу вокруг. Кое-где он останавливался, и мы что-нибудь разглядывали.
Я неимоверно устал. Он велел мне отдохнуть, и я уснул на диване на Тревесе, как это случалось иногда раньше, а он ушел, сказав на прощание, что все будет хорошо. А может быть, мне это уже снилось, потому что так он не говорил никогда в жизни.
Наверняка приснилось.
Чего уж там.
Проснулся я в его кресле, и никого вокруг не было. Темно и тихо. Как в могиле. Хорошо, что Нарси с Драко всю неделю в Лондоне. Надо будет Уолли сказать, пусть им напишет, чтобы до августа не возвращались. Тут незнамо что творится.
~*~*~*~
Мое присутствие им мешало.
Они не говорили, но я же видел, что мешало. Кес выгнал абсолютно всех. Замок был пуст. Остались только они с Фламелем и мы с… Хлюпом. Но если эту тупую присоску Кес не спускал с рук, в крайнем случае передавая на время Фламелю, то меня они просто игнорировали.
От нечего делать я сходил к себе в Восточное крыло, в сотый раз проверил, надежно ли перекрыт Джойн, вернулся на Тревес и выстроил в ряд стулья у стола. Ни на одно более осмысленное действие я был не способен.
Если у Темного Лорда ничего не получится, то Фэйт станет не нужен. И умрет. А если получится, то… То тем более.
Лучше бы он оставался в Азкабане. Это я виноват. Это я загадал, чтобы Люциус Малфой был со мной. Альбус же предупреждал, что все сбудется. Вот и…
Я загадал?! Ведь это я загадал, чтобы тут все горело ясным пламенем! Это я, загадывая, думал о том, до какой степени мне все равно, что будет со всеми нами, лишь бы Фэйт вернулся ко мне!
Вот и все. Я тяжело облокотился на стол и позвал Кеса.
Его не было долго, а когда он явился, то вид имел невообразимо растрепанный и… счастливый.
- Что такое? – он удивленно меня оглядел.
- Я во всем виноват.
- Если тебе не терпелось сообщить мне эту радостную новость, мог бы подняться наверх. Что-то еще?
- Кес, ты не понял, это я…
- Ну же! – нетерпеливо воскликнул он.
- Я проклял замок.
- Зачем? – все-таки когда он в приподнятом настроении, расстроить его почти нереально. – Давно?
- Я был зол… Недавно… Кес, я… я не хотел.
- И что, сильно проклял?
- Ну… я подумал…
- Севочка, твой приступ самоанализа несколько затянулся. Изложи формулировку.
Честно говоря, я был просто в ужасе от своего открытия. Но Кесу явно стоило больших усилий относиться к моему состоянию с уважением. Он старательно удерживал серьезное выражение лица, но я-то видел, как ему смешно. Меня нельзя обмануть, я ведь чувствую.
- Ты не веришь, что это важно?
- Я жду формулировку.
- Я подумал, что пусть тут все горит ясным пламенем.
- Да? – он на секунду задумался. – Именно ясным, да?
- Да. Пламенем.
- Тут все горит, - он оглядел Тревес. – А там?
- Где?..
- Там. – Он сделал неопределенный жест. - В лесу, например?
Как он мне надоел со своими издевательствами!
- И там тоже! – заорал я, глядя на него с ненавистью.
- Хорошо, хорошо, не надо так волноваться, Севочка. Я понял. Ясным пламенем. Почему бы и нет. Можно и ясным. Это все?
- Кес, - я, сам того не ожидая, вцепился в его камзол, - подожди. Он убьет Люца. При любом исходе дела убьет, понимаешь?
- Все может быть, конечно, - он мягко освободился от моей хватки и сделал шаг назад, - но если Томми придет сюда, значит он понял, что Люци - наш родственник. Убийство придется расценивать как объявление войны. Вряд ли Томми захочется открыто воевать с нами.
- То есть как?! А попытка напасть на наш замок? А письма с угрозами?
- Письма не есть действия. Никаких действий он пока не предпринял.
- Как не предпринял?..
- На замок не нападал, в Азкабан тебя на аркане не тащил, никого ничем не обидел. Одни угрозы. А они суть звук пустой.
- Кес, объясни по-человечески. Или я сейчас рехнусь!
- У нас все хорошо, Севочка. И не из-за чего тебе так убиваться. Думаю, Томми проверяет. Если он сможет получить замок, значит он сильнее и поступать станет в соответствии с этим. А если не сможет, он просто отступит, и все останется как было. А сознательное убийство члена Семьи – деяние совсем иного рода.
- Если он не сможет сюда попасть, он убьет Люци просто со зла! Ты не видел его приступов бешенства!
- Уверяю тебя, Севочка, Томми прекрасно знает, когда его бешенство уместно, а когда нет. Он крайне талантлив.
- Я могу тебе помочь?
- Да.
- Что нужно сделать?
- Не мешать.
~*~*~*~

«Двери Саурона, государя Барад Дура. Скажи "враг" и убирайся отсюда».
Старый анекдот

Шеф появился под утро.
Влетел как бешеный бладжер и резко остановился в пяти ярдах от меня. Сначала я подумал, что надо бы освободить его кресло. Потом - что не надо, он ведь сам меня сюда посадил. А потом уже стало неактуально.
За ним как-то незаметно нарисовались Уолли с Руди, и я немного успокоился.
Повелитель стоял и молча смотрел на меня. Не то очень зло, не то вообще не видя.
Это было неприятно.
- Что-то случилось, мой Лорд?
Он так ничего и не ответил. Постоял еще немного, развернулся и так же быстро вышел.
Что это было?
- Он мне точно не приснился?
- Точно, - мрачно сказал Руди. – Хотел бы я знать, куда он помчался.
- Сейчас сорвется на ком-нибудь.
- Грейбеку достанется, спорить могу.
- Давай, - лениво согласился Уолли, протягивая руку. – Люци, разбей. На десять галлеонов?
- На пятьдесят, - отрезал Руди.
Я разбил.
- Ты иди посмотри, кто выиграет-то, - предложил Уол. – А то не разберемся потом.
Видимо, Руди счел предложение рациональным.
- Как думаешь, я все еще не могу отсюда выйти? – спросил я Уолли, как только мы остались одни.
- Ты не пробовал? – удивился он.
- Нет. Долбанет еще чем-нибудь. Где вы были?
- Я думаю, что не можешь. Но если хочешь, давай проверим. Мы-то выходим.
Последний вопрос он как бы не услышал.
- Не хочу.
- А ты аккуратно. Я подстрахую.
- Где вы были?
Он явно не хотел мне рассказывать. Почему? Лорд не разрешил?
- Мы, Люци, ходили посмотреть, где твой Снейп живет.
Как это?..
- Посмотрели?
- Посмотрели. Повелитель вон совсем не в себе, будто не видишь.
- Объясни толком! Где вы были, что там делали, и… Уолли, как вы туда попали? Вас пустили в замок?
- Нет, в замке не были, мы к нему подойти не смогли. И это к лучшему, наверное. Знаешь, Повелитель - он, конечно, гений и все такое, но говорят, что замок-то снейповский вампирами населен. Среди нас тоже самоубийц нет.
- Что значит «говорят»? Ты не уверен?
- Откуда я знаю? Я что, там бывал? Это ты, говорят, завсегдатай. Тебе лучше знать.
Завсегдатай.
- Кто говорит?
- Шеф.
Нет, нет, это правда. Это точно правда. Стоило мне тут посидеть и вспомнить все, что я видел в Ашфорде за тридцать лет. «Только не надо под меня шифроваться». Конечно, не надо под тебя шифроваться. Я единственного понять не могу: почему же они меня не убили? Действительно за Айса принимали? Или удовольствие растягивали?
- Люци, ты замерз опять?
- Нет, - я открыл глаза, - все в порядке. Так что там было?
- А ничего не было. Испугались здорово. А Грейбек вообще, как про вампиров услышал, идти отказался. Вот Руди и считает, что он от Повелителя сейчас огребет.
Да уж, рассказчик из него не очень хороший.
- Эйв был?
- Был. Сам напросился. Поскандалил даже.
- С кем?..
- С Лордом и поскандалил. Тот его брать не хотел.
Сколько же я пропустил, пока здесь сижу!
- И что?
- Да ничего. Аппарировать туда нельзя, Шеф прямой канал сделал, как тогда в Министерство. Лес, темнотища… Ну, и замок. Стоит в лунном свете, и ни души. Не знаю, какие там вампиры, я их не видел. Они ведь, кажется, в летучих мышей превращаются? Эйв все этих мышей там в темноте высматривал, но, по-моему, тоже не увидел. Если бы мы с Гойлом его не держали, он бы в этом лесу жить остался.
У меня было ощущение, что Уолли просто не хочет рассказывать дальше. Он делал длинные паузы и отвлекался на разные мелочи.
- Почему к замку не подошли?
- Да не очень-то и хотелось.
- Нет, ну что это такое, а?
- Люци, там не было ничего интересного, уверяю тебя. Лес, темнотища, мы выходим тихонько, направляемся к замку, и вдруг как будто… даже не знаю, с чем сравнить. Все засияло огнем, но не красным и не зеленым, а белым. Да таким ярким. От замка. Мы ослепли мгновенно, даже Повелитель глаза рукой прикрыл. Все белое вокруг… А потом что-то случилось. Ни назад, ни вперед не двинуться. В общем, не наша это магия. И огонь белый не наш, хоть и холодный, и воздух стал… потрогать, наверное, можно было бы. Если бы двигаться могли. Но даже руку не поднять, как дышали - не знаю. Я уж подумал, вот теперь-то вампиры и налетят. Но нет, ничего. Постояли так, потом погасло все и отпустило сразу. Темнота, сам понимаешь, после такого света, мы палочки зажгли, все равно ни черта не видно, а потом почти сразу снова засияло. И опять не двинуться. Не знаю, что у них там живет, Шеф считает, что демон какой-нибудь. Древний и очень мощный.
Мерлин, там еще и демоны?.. Живут?..
- Откуда ты знаешь, что считает Шеф?
- Он Белл сказал. Она перепугалась до смерти.
- Дальше.
- Да ничего. Второй раз как отпустило - грохнуло так, что уши заложило, потом еще раз. Мы пометались немного в темноте, и Повелитель отбой объявил. Ни единой души - ни живой, ни мертвой. Все этим белым светом залито, холод собачий, и не видно ничего. Какой уж там замок.
- Почему холод?
- А я знаю? Там даже иней был. А может, и показалось.
Я одного не могу понять: как они вообще к Кесу в лес попали? Нарочно он, что ли, их пустил. Но зачем?
- Ты не знаешь, как Повелитель прямой канал сделал?
- Так ты же все ему показал, Люци, - засмеялся Уол. – Он как с похорон вернулся, довольный такой, часа четыре с тобой провел, все расспрашивал, а ты отвечал.
Не помню…
Так это что, был не сон?!
Я действительно водил его по Ашфорду?!
Не может быть…
Кес никого и никогда туда не пускал.
Только меня.
А я, получается, показал Темному Лорду, как попасть в замок?
Прелесть какая...
С другой стороны, что бы со мной сейчас было, если бы я попытался не показывать? Они должны были понимать, что я…
За кого они меня принимают?!
Это нечестно, Кес!
~*~*~*~
Когда грохнуло в первый раз, стало ясно, что у нас все очень плохо. Верхняя башня на смотровой треснула и, медленно отколовшись, полетела вниз. Я еле успел придать ей палочкой нужный угол падения, чтобы она не разбила нам еще что-нибудь.
Когда она приземлилась, замок содрогнулся. Потом стало тихо.
- Генератор сгорел, - раздался в темноте голос Кеса. – И что характерно - ясным пламенем. Я чуть без рук не остался.
- Так он не мог не сгореть, - сердито сказал Фламель. – Зачем было театр устраивать? А с подземельями что?
- Там дизель аварийный, все в порядке должно быть.
- И руки вечно суешь куда попало! Вместе с головой!
Я зажег «Lumos». У Кеса дымились рукава, и весь он был покрыт то ли сажей, то ли я не знаю чем, но выглядел вполне довольным.
- Если они сейчас не уйдут, то ждем гостей? – оглядев его, спросил Фламель.
- Нет. Никаких гостей. Как только Томми пересечет демаркационную линию, нас здесь не будет.
- А где у тебя линия? – нервно спросил я.
- Вокруг замка. В полуярде, кажется. Ник?
- Я в трех дюймах начертил. Зачем нам случайности?
- В трех дюймах, - повторил Кес, как будто я глухой или нуждаюсь в переводе.
- Пойдем вниз? – предложил Фламель. – А то сейчас дернет, свалимся еще.
- Не дернет, - Кес не отрываясь смотрел на лес. – Я не могу в это поверить…
- Ушли?
- Да.
- Темный Лорд вернется! – я категорически не хотел разделять их беспечности.
- Так мы до того времени починимся, - несколько удивленно ответил мне Фламель. – Не волнуйтесь так, молодой человек, лучше палочку повыше поднимите, а то еще и ноги переломаем. Не видно же ничего.
~*~*~*~
Уолли ушел, и мне ничего не оставалось, кроме как обдумывать его рассказ.
Врать не буду, что там у Кеса за белый свет среди ночи всех ослепил, я не знал, а вот про грохот в лесу… Видел я этот грохот. Много лет назад. И слышал. Может, это, конечно, и демон, да только ведь… Белый свет. Что же это может быть? Уолли прав, раз не зеленый и не красный, то это не традиционная магия. Но они не знают Кеса с его фантазиями так, как знаю его я. Никто не знает. Даже Айс. А я знаю. Потому что я вообще о Кесе знаю больше, чем они все.
Сдается мне, что природу этого белого света надо искать не в нашем мире. И даже не в потустороннем. А в маггловском. Просто потому, что это очень похоже на Кеса. Какие, к дьяволу, демоны? Мы от Гильгамеша совместными усилиями еле избавились. Не станет Кес никогда ни с чем подобным связываться. Во всяком случае, не для того, чтобы наших с Айсом однокурсников разгонять.
Я уверен.
Прибежал Эйв. Принес пудинг. И рассказал ту же историю, только восторженно.
И литературно.
- Представляешь, эти гады меня и в темноте нашли! Все Гойл! Уолли бы и не заметил! Кто их просил!
- Тебе так не терпится познакомиться с…
- Брось! Сев - наш друг.
По-моему, Эйв все-таки идиот.
- Если он позволял в школе списывать его домашние задания, это еще не значит…
- Люци, ты говоришь абсолютную чепуху. Мало ли у кого какая семья. Родственников, как известно, не выбирают.
- А сам он?.. Эйв, он сам, по-твоему… не вампир?
- Смеешься? Ты что, не можешь вампира от нормального человека отличить? Ты же бывал у Сева в замке.
- Бывал, - промямлил я. Признаваться в собственной тупости не хотелось. Ведь действительно, должны же быть какие-то кардинальные отличия. Так почему я их никогда не замечал?
Как-то я слишком глобально на этот раз все пропустил. Ладно еще по мелочам, но настолько…
Крис точно вампир. Я же ударил его доской, а он просто исчез. Как будто и не было. А вот Айс… Он не может летать. Он хотел научиться превращаться в летучую мышь, а потом сказал, что это оказалось для него невозможным. Но когда это было. Столько лет прошло. А бесконечные гробы, на которые я постоянно натыкался в Западном крыле. Чему угодно я приписывал их наличие, только не… Но Айс там не живет. Может быть, поэтому никто из родственников не может ходить в его часть замка? Там ведь даже линия проведена прямо на полу.
Нет, я сам в этом не разберусь. Шеф-то уверен, что Айс - вампир. А Шеф знает, наверное. Иначе не говорил бы. В любом случае, это замок Айса. И все живущие там его слушаются. Даже Кес.
Конечно, они не могли быть опекунами.
За что мне это?..
~*~*~*~
Не знаю, что собирался чинить Фламель. У Кеса явно были другие планы. Спустившись на Тревес, он ободрал сгоревшие манжеты, сотворил перо и пергамент и, даже не сев, а просто поставив колено на стул, принялся строчить письмо.
- Кому это? – недовольно спросил я, собираясь указать ему на отсутствие у нас времени.
- Старому приятелю.
И чего я ожидал?
Он вообще понимает, что это хамский ответ?!
~*~*~*~
У дядюшки Томпсона два крыла
Но дядюшка Томпсон не птица,
И ежели мы встретим его в пути,
Должно быть, придется напиться.
«Аквариум»

Почти сразу после ухода Эйва явился Яксли.
- Повелитель велел тебя привести, - напряженно сказал он, откровенно побаиваясь поворачиваться ко мне спиной.
Вот дурак. У меня и палочки-то нет. Нужен ты мне очень.
На самом деле я просто пытался отвлечься на эти глупые мысли. Все-таки никогда мне еще не было так страшно. Раз сам не пришел, а привести велел, сейчас шоу устроит.
Но Яксли не Уолли, не Эйв и не Руди. Что, наверное, даже хорошо. Пришел бы за мной Уолли, только хуже было бы. И мне, и ему. А тут хочешь не хочешь, а надо лицо держать. И вперед. Сразу было ясно, чем все это кончится.
Яксли остановил меня на лестнице, придержав за рукав, и быстро зашептал:
- Зачем ты меня оглушил?
Нашел время отношения выяснять.
Я смерил его самым презрительным взглядом, который смог изобразить, и пожал плечами.
- Тебя Снейп околдовал, да?
Что этому придурку надо?
- Потому что я вошел первым, да?
Ничего не понимаю.
- Если бы ты вошел в камеру первым, я бы сейчас был на твоем месте, - убито сообщил он сам себе, потому что я так и не ответил ни на один его вопрос.
Да никогда в жизни не быть тебе на моем месте.
- Хочешь выпить?
- Нет.
Хочу. Но не с тобой же.
Я повернулся и пошел вниз. Чем быстрее все это кончится, тем лучше. Не могу больше.
Лорд не оправдал ни одного из моих опасений. Ждал один в маленькой гостиной на первом этаже и Яксли сразу выгнал.
Мне даже стало неловко, что я так плохо о нем думал.
Может, еще обойдется.
Хотя вряд ли.
- Ну что, Люциус? Раз уж ты так меня разочаровал, то я, пожалуй, порадую старого вампира. Мне с ним долго еще общаться. Неизвестно, когда удастся от него избавиться.
Что он хочет этим сказать? Звучит довольно мрачно.
Шеф левитировал ко мне пергамент.
- Читай.
«Дорогой Томми! Твоя попытка навестить нас была несколько неожиданна и до крайности экстравагантна. Севочка даже заболел от расстройства. Я всегда говорил ему, что Малфоям нельзя доверять. Люциус разбил Севочке сердце. Тебе, Томми, в кошмарном сне не приснится, что я с ним за это сделаю. И разве так ходят в гости? В результате мне пришлось воспользоваться услугами древнейших сил. А ты сам прекрасно знаешь, какой оплаты требуют подобные демоны, призванные внезапно и честно отработавшие свой хлеб. Так что посылаю тебе портключ, приходи, я всегда рад гостям. Да и демон тут копытом бьет, ждет оплаты. Клаус Каесид, Старейший Князь».
Прочитав, я понял как-то вдруг, что Кес с демоном несравнимо страшнее, чем Темный Лорд с банальными непростительными заклятьями и почти родными дементорами.
Значит, про демона – правда. Это как же Кес должен был перепугаться, если пошел на такое…
Они убьют меня.
Без вариантов.
Не один так другой.
Кес - за то, что я позволил Лорду сунуться в Ашфорд, а Лорд - за то, что его туда не пустили.
Зачем Шеф показал письмо? Уж, наверное, не утешить хотел. Слишком злорадный у него вид.
- Чем демону платить надо? – я чувствовал, что главная опасность кроется именно в этом. С подобной нежитью связываться нельзя. Я никогда не изучал демонологии, но…
- Ты не знаешь, чем питаются демоны? – удивился Шеф. – Ну, с дементорами-то ты знаком.
- Понаслышке.
- Ничего. У тебя все впереди. Дементоры – выродившиеся потомки древних демонов. Но едят они одно и то же.
Прелесть какая…
- Желаешь выбрать, друг мой? Что предпочитаешь?
Дементоры не постоянно рядом. Вон Руди с Роквудом тринадцать лет просидели. И ничего. Живы хотя бы. Это что же Кес собирается сделать, если нашему Лорду в кошмаре не приснится?
- К дементорам, - дрожащими губами пробормотал я.
- Громче!
- В Азкабан.
- А зачем ты мне нужен? – мерзко оскалившись, спросил он.
Да я никому теперь не нужен.
- Отчего же? - обманчиво мягко спросил он. – Как раз Снейпу ты очень пригодишься. Им же надо демону чем-то платить.
Мной?!
Моей душой?..
«Айс, а у меня есть душа?»
Как давно это было…
«Не уверен».
А у тебя есть душа, Айс? В этом ты когда-нибудь был уверен?
Почему я не спросил об этом тогда, в прошлой жизни, когда мы сидели на подоконнике в Астрономической Башне? Не хотел его расстраивать? Боялся услышать в ответ очередную гадость?
Вампиры. Демоны.
Господи, за что?..
Я сейчас больше всего на свете хочу знать, есть ли у тебя душа, Айс. Потому что, если она у тебя есть, вы не убьете меня так.
Вы сделаете это хотя бы по-человечески.
- Рассказать, что они сделают с тобой, Люци? - улыбнувшись, спросил Шеф, когда я в ужасе поднял на него глаза. - Рассказать?
Не надо.
Точно я был уверен только в одном: Лорд и не подумает защищать меня от Кеса. Он и не собирался. На что я только надеялся? «Порадую старого вампира». Он просто сейчас отправит меня в Ашфорд. Я не нужен ему больше. Доверять мне теперь нельзя, использовать в своих целях – тоже.
Конец.
- Почему вы не убьете меня сами?
Просто так спросил. Он уже все решил.
- Я слишком зол на тебя для этого. Смерть надо заработать, раб. Ты мог бы править миром вместе со мной, а выбрал этого вампирского заморыша. Вот и отправляйся. Сначала ты предал меня, теперь его. Предатели никому не нужны, Люци. Паковать я тебя не стану, а вот надписать необходимо.
Я даже не успел толком понять, что он сказал, а Лорд уже стоял рядом и крепко держал меня за подбородок, касаясь палочкой лба. Ощущение было такое, как будто он сдирает кожу. Кажется, я кричал, пытался вырваться и не мог понять, почему кровь не заливает глаза. Лоб горел, а крови не было.
Наконец он отпустил меня и сделал несколько шагов назад. Я лихорадочно ощупывал лоб, но на нем, казалось, ничего и не было. С трудом поднявшись на ноги и держась за стену, я добрался до большого зеркала и обалдело уставился на свое отражение. Даже задом наперед можно было прочитать четкие, огнем горящие буквы, как будто вырезанные на моем лбу: «От Лорда Волдеморта. Подарок».
Это не мое отражение.
Я опять схватился рукой за лоб и опять ничего не почувствовал.
Не мое.
- Прощай, Люциус! – почти ласково произнес Шеф, кидая в меня какой-то небольшой предмет. Я мгновенно понял, что сейчас произойдет, и безуспешно попытался увернуться, пребольно налетев животом на угол стола.
~*~*~*~
- Кес, ничего не выйдет! Он не отдаст его!
Я бегаю по Тревесу, заламывая руки, как истеричная барышня, и пытаюсь заставить Кеса вести себя так же. Он не поддается. Сидит, откинувшись на спинку дивана, и, как всегда чуть насмешливо, за мной наблюдает.
- Не выйдет - придумаем еще что-нибудь. Успокойся, Севочка.
- Как ты можешь! Ты же знаешь, какой он?
- Кто?
- Темный Лорд!
- Знаю. Так что не переживай. Скорее всего, наш беспутный родственник вскоре будет здесь. А если ему еще и повезет, то без особых повреждений. Впрочем, это исправимо.
- Не говори так!
- Почему?
- Накаркаешь!
В этот момент Фэйт возник на диване рядом с Кесом, двумя руками закрывая лицо, и мгновенно подтянул колени к груди, как будто ожидал, что его будут бить.
- Сев, помоги мне! – Кес мгновенно ожил и попытался отодрать его ладони от лица. Фэйт старался вывернуться, и я растерянно суетился вокруг них, не зная, с какой стороны удобнее подойти, как именно я должен в такой ситуации «помогать» и что вообще теперь делать. В итоге меня хватило только на то, чтобы дрожащей рукой бессмысленно погладить его по голове, бормоча при этом:
- Люци, это я.
Что же с ним такое?
Кесу наконец удалось оторвать его руки от лица, и я ахнул, увидев светящиеся буквы.
- Не-ет! Пожалуйста, не надо! Не надо, Айс!
- М-да, - Кес озадаченно разглядывал его, продолжая держать за руки, - могло быть хуже.
Оптимист. В первую секунду я испугался, что Фэйт сошел с ума. От Лорда можно было ожидать любых сюрпризов. И я, в отличие от Фламеля, пока не готов был встречать их с воодушевлением.
Но Фэйт смотрел на меня вполне осмысленно, умоляющими, полными ужаса и слез глазами.
- Люци, ау-у… - позвал Кес, - давай я сейчас тебя отпущу, и ты просто спокойно посидишь. Хорошо?
Фэйт перевел на него взгляд и зажмурился.
- Сев, держи его.
- Что с ним могло случиться? – шепотом спросил я, перехватив Фэйта за запястья.
- Ну, что могло случиться... - буднично ответил Кес, накрыв ладонью светящиеся буквы, - слишком много впечатлений, я полагаю. Сначала дементоры, потом наш приятель Томми, теперь вот мы с тобой. Тут кто угодно начнет вести себя не совсем адекватно. Правда, Люци?
Фэйт открыл глаза. Всхлипнул. И пробормотал дрожащими губами:
- Не убивайте меня.
- Да? А ты уверен?
- Прекрати! – зашипел я, мгновенно разозлившись. Нашел время для своих идиотских шуточек!
Но Фэйт почему-то воспринял издевательские вопросы нормально и даже почти перестал дрожать.
- Не знаю, - спустя несколько секунд ответил он, - можно выбрать?
- Конечно. Выбрать всегда можно.
Ну, начинается.
- Кес, перестань!
- Севочка, не мешай, - нетерпеливо отмахнулся он. – Выбрать, Люци, можно всегда. Но бывает очень сложно. Я полдня позавчера не мог решить, что с таиландским ликвидом делать. Четыре процента за сутки потеряли.
- Сколько?! - По-моему, Фэйту стало еще хуже, чем было. Что-то Кес не то делает. – Как четыре?! Почему ты мне не сказал?!
- Ну, будь же справедлив, Люци! Это практически первое, что я тебе говорю, как только мне удалось увидеть тебя и заставить осмысленно слушать.
Я продолжал держать Фэйта за руки, и встать он не мог, хотя и порывался. Ладонь Кеса так и накрывала лоб, но Фэйт, кажется, вообще этого не замечал.
- Что могло случиться? - несчастным голосом спросил он. – Такого не может быть.
- Почему не может быть? Именно так это и бывает. Банковские системы нестабильны, спад инвестиций, все как обычно. Они, видишь ли, решили отказаться впредь привязывать тайский бат к доллару и установили плавающий курс.
- Это надолго?
- По моим расчетам, рынок стабилизируется не раньше весны.
- Весны?! – выкрикнул Фэйт. – Но это невозможно! Что случилось?!
- Пока почти ничего. Но бесконечное бездумное конвертирование ничем хорошим кончиться не может, ты же понимаешь.
- Там валютный кризис?
- Ну да.
- И что?
- Ничего. До Европы дойдет к осени, полагаю. Цепь локальных кризисов, начавшихся на прошлой неделе в Таиланде и Малайзии, непременно примет международную форму.
- Скоро?
- Пика стоит ожидать месяцев через шесть, полагаю. Но сейчас уже все заморожено.
- И что будет?..
- Ничего не будет. Я позавчера помаялся полдня и все скинул.
- И мое?
- И твое. Так что, если не хочешь скучать, пофантазируй, чем до весны заняться.
- Хорошо, - чуть подумав, сказал Фэйт. – Но это почти год. И очень неожиданно. Да?
- Да. Мне тоже так кажется, - засмеялся Кес. – Немного не вовремя. И тебя как надо, так никогда нет.
- Неправда! – возмутился Фэйт. – И потом, я… Кто ж знал.
- Никто не знал. Но факт налицо, прошу заметить. Пока ты неизвестно чем занимался, мне опять пришлось отдуваться за двоих. Боюсь, у нас намечается тенденция. И она мне не нравится, Люци. Изволь больше настолько фатально не пропадать.
- Извини, - убито пробормотал Фэйт.
- Вот так, - удовлетворенно вздохнул Кес, убирая ладонь с его лба, - и никакой магии. Сплошной рационализм. Куда катится этот мир?..
Я тупо смотрел на совершенно чистый лоб все еще порывающегося куда-то бежать Фэйта и ощущал себя совершеннейшим идиотом. Я вообще не понял, как Кес это сделал и что он такое Фэйту сказал, но тот мгновенно пришел в себя, позабыв и про Лорда, и про смерть, и про все свои страхи.
Внушил что-нибудь? Да не похоже вроде на внушение.
Кес устало выпрямился и собрался уходить.
~*~*~*~
Он нарочно меня отвлек.
Зачем только?
Они и так сделают со мной теперь все, что захотят.
Вампиры.
Я чувствую именно то, что они хотят.
А они явно хотят, чтобы я успокоился.
Зачем?
Какая Кесу теперь разница? Сцен не любит?
Хотя он прав.
Я тоже шума не люблю.
Он сейчас уйдет. Уйдет. И ничего не скажет.
~*~*~*~
- Он пошел за демоном, - прошептал Фэйт, вцепившись мне в руку. – Айс, не надо! Пожалуйста! Верни его!
- Кес! – я снова испугался за его рассудок.
- Что-то еще, Севочка?
- Иди сюда.
- Сами не разберетесь? - недовольно проворчал он, подходя. – Смотри, сунется еще раз ваш любитель прекрасного, а защита не восстановлена.
- Он про какого-то демона говорит.
- Про что?
Фэйт ухватился за меня и второй рукой, посмотрел на Кеса и зачастил срывающимся голосом:
- Темный Лорд сказал, что ты… должен заплатить… демону, которого призвал…
Шеф показал ему письмо! Вот какой гад!
- Ну да, - кивнул Кес. – И что?
- М-моей душой.
Вот почему Фэйт так напуган! Еще бы. Шеф умеет говорить достаточно убедительно. Мы всегда ему верили. Все верили. Особенно в начале. А он нам лгал.
Но у Кеса стало такое странное выражение лица, что на секунду даже я поверил: на этот раз правда.
~*~*~*~
- Это правда? – испуганно спросил Айс, и мне стало совсем нехорошо. Он не знает. Он не знает, а Кес… ему ведь по-любому придется демону платить. Айс никогда не интересовался, что откуда берется и куда девается, вот и не знает ничего.
Кес перевел слегка ошарашенный взгляд с Айса на меня, потом обратно и пробормотал:
- Куда я попал?..
- Нормально объяснись! – потребовал Айс. – Ты действительно написал Темному Лорду про демона. Я видел!
- Да я пошутил, - Кес развел руками. – Томми по-маггловски суеверен. Это забавно.
Что-то здесь не так.
Я ему не верю.
- Был демон или не было? – наступал Айс.
Кес снова посмотрел на меня и утвердительно кивнул.
- Был.
Я так и знал.
Был.
И платить придется.
Но ведь…
Я понял, зачем Кес пытался меня отвлечь и успокоить. Демоны не дементоры. Древний демон не может забрать душу без согласия человека.
Я должен сам ему предложить.
И, кажется, не один раз.
Во всяком случае, что-то такое я когда-то где-то читал. Или Руди рассказывал. Или Эйв. Не помню.
Кесу придется заставить меня желать смерти. Да еще такой. Он поэтому написал, что Лорду в кошмаре не приснится, как он станет это делать. Вот Шеф и злорадствовал.
- Тебе нужно мое согласие, да? – я посмотрел на него в упор. – Да?
- Необходимо, - кивнул Кес. – Причем трижды данное. Разве тебе Томми не сказал?
Этот кошмар настолько не соответствовал его откровенно насмешливому выражению лица, что я просто не мог поверить. Если он так шутит, зная, что мне предстоит, то я не представляю, кем надо для этого быть. А если он так шутит и… ничего со мной не сделает, то… Это так жестоко.
И очень обидно, если честно.
- Люци, - проникновенно сказал Кес. - Душой Малфоя ни один демон оплату своих услуг не возьмет. Они тоже не идиоты. С чего ты решил, что она вообще у тебя есть? Ты же давно променял ее на золото. Сторговался с первым же демоном, который вообще на такое позарился. И то я подозреваю, что ты всунул ему фальшивку, потому что собственной души у тебя никогда не было. Прадед твоего папаши прозакладывал все, что еще оставалось.
- Можно продать души своих потомков? – настолько серьезно спросил Айс, что у меня чуть сердце не остановилось. – Свобода воли не учитывается?
- Продать нельзя. Заложить можно.
Сегодня точно не мой день.
- И… и он д-действительно это сделал?
- Кто?
- П-прадед м-моего от-ц-т-ц...
- Кес, прекрати немедленно, - в бешенстве зашипел Айс. – Он уже заикается!
- Не знаю, не проверял.
- Люци, он шутит!
~*~*~*~
- В любом случае, - подвел итог Кес, не обращая внимания на то, как меня все это злит, – отведав души Малфоя, всякий нормальный демон подавится и сдохнет. Томми - яркий тому пример.
Я не заметил, в какой момент это началось. Фэйт опять закрыл лицо руками, и выдавали его только трясущиеся плечи, но и так все было ясно. Я сел рядом и притянул его к себе.
- Мне некогда любоваться на ваши истерики. Севочка, будь любезен, напои его, пожалуйста, всем, чем там положено, и уложи спать. Нервы ни к черту. И к себе не води, давай наверх в Западное крыло, пусть на глазах будет. А то у нас все открыто. Заходи – не хочу. Люци! – вдруг громко позвал он. - А как ты относишься к демоницам?
Фэйт перестал дрожать и, открыв лицо, измученно посмотрел на Кеса.
Вот зачем его дергать, а?!
- К каким демоницам?..
- Ну, к демонам женского пола.
- Они женщины?
- Очень красивые. Душу забирают при поцелуе.
- Это дементоры, - отрезал я.
- Сам ты дементор, - обиделся Кес. – Много ты понимаешь. Знавал я когда-то одну даму…
- Ты призвал… демоницу? – как ни странно, заинтересовался Фэйт.
~*~*~*~
Певица любит пиво, потом на все согласна.
Высоцкий В. С., «Роман о девочках»

Если она его знакомая, то у меня еще есть шанс. Может быть, и не спастись, но хотя бы умереть не так, как, видимо, ожидает Шеф.
В этом есть смысл.
Пожалуй, единственный альтернативный вариант заставить человека искренне пожелать и смерти, и растворения души. Нечто подобное со мной здесь уже происходило. И надо сказать, я бы повторил.
Хоть понятно стало, почему у Кеса такой веселый вид. Если бы это не касалось меня, я бы тоже, наверное, посмеялся.
- Нет, Люци, - мягко ответил он. – Экий ты меркантильный. Только о себе думаешь. Мне просто любопытно, как ты смотришь на такой вариант.
- Положительно.
- Вот и славно.
~*~*~*~
Кес отправился восстанавливать защиту, а мы остались.
Фэйт сидел на диване и молчал. Я подошел вплотную, взял его за плечи, слегка тряхнул и заставил посмотреть мне в глаза.
- Ну?
Выглядел он ужасно, и Кес, конечно, был прав. Нервы ни к черту. Ну, ничего. Любимому Повелителю я этого не забуду. Сочтемся.
- Хоть скажи что-нибудь.
- Что?
- Ну, не знаю.
Он молча отвернулся.
- Фэйт, черт тебя побери! Ну нельзя же так!
- Я не послушался тебя, говорил Лорду не то, показал ему, как устроен ваш замок, и рассказал про нас с тобой.
- Что именно?
- Все, что вспомнил. С того момента, как мы в школу ехали.
Он не просто напуган до смерти, он еще и голодный. И не спавший незнамо сколько. Неизвестно еще, что из этого всего хуже.
- Фэйт, посмотри на меня. Что Темный Лорд с тобой сделал?
- Ничего, - он мотнул головой. – Дементоры только были. В Азкабане.
- Чего хотели?
- Определяли, почему я не ты.
- Определили?
- Не помню. Наверное. Потом Шеф пришел.
- И?
- И я все сделал по-своему. Я боялся, что он оставит меня там. Айс...
- Не смей так смотреть!
- Айс, он сказал, что вы с Кесом... он сказал, что вы вампиры.
Какая дрянь…
С четырнадцати лет я представлял, каким образом Фэйт узнает правду обо мне.
И что он тогда скажет.
И что сделает.
И как никогда больше не захочет меня видеть.
И было мне страшно.
В шестнадцать я выяснил, что он наш «родственник», и бояться перестал, потому что понял - никуда он не денется. Даже когда узнает, кто я такой.
Но все равно момент «разоблачения» представлялся мне весьма неприятным. А представлялся он довольно часто.
И всегда в этих фантазиях я выступал в роли ответчика, а Фэйт – грозного судьи.
И ни разу за все эти годы мне не пришло в голову, что может быть вот так. Как сейчас. Будет сидеть на Тревесе в грязной мантии бледный, измученный и дрожащими губами задавать вот такой вопрос, умоляюще заглядывая мне в глаза.
Узнав заранее, что все будет именно так, я бы, пожалуй, порадовался. Порадовался, что не я с ужасом жду чьего-то приговора.
А теперь ясно, что так еще хуже. Потому что здорово, когда от тебя уже ничего не зависит и все решают другие.
А теперь решаю я.
И мне от этого плохо.
~*~*~*~
- И что?
Вот какого угодно я ждал ответа. Только не такого.
- Это правда?
- Конкретнее.
«Конкретнее» - это как?
- Айс, Лорд сказал, что вы с Кесом – вампиры. Это правда?
- Что именно?
Ненавижу, когда он так со мной разговаривает. Он думает, я не соображу, как его спрашивать? Мы в эту игру тридцать лет играем. С первых минут знакомства.
- Правда, что вы с Кесом - вампиры?
- Нет.
- Шеф... солгал?
- Ну, почему сразу солгал?..
Так. Он надо мной издевается. Я уверен.
- Он сказал, что вы вампиры. Либо это правда, либо нет.
- Когда ты успел стать таким максималистом? – ухмыльнулся Айс. - Или у тебя дементоры, не обнаружив души, высосали последние мозги? Еще бывает заблуждение. Слышал о таком?
Что-то я пропускаю.
Во всем, что сейчас происходит, присутствует какой-то глобальный обман.
Все не так.
Как будто во сне.
«Бывает заблуждение», говоришь? Бывает, конечно. Тем более что Кес… Боже мой! Лорд так меня напугал, что я… Да я и без Лорда был не в себе. Кес не может быть вампиром. Так не бывает. Кажется. А вот Айс…
- Айс, вы с Кесом - вампиры или нет?
- Ты уже это спрашивал. Нет.
- А Лорд считает, что вампиры?
- Видимо, да.
- Там, в Азкабане, поэтому чеснок на двери висел?
- Да.
- А тебе было без разницы, потому что ты не вампир?
- Да.
Так. Значит, Шеф нарочно меня напугал…
Нет, Айс не считает, что Лорд солгал. Он сказал «заблуждается».
Но ведь все остальное сходится. И Эстер, и мой отец… И Эйв! «Мало ли у кого какие родственники».
Заблуждается? С Айсом, может быть, и заблуждается. Тогда…
- Лорд уверен, что Кес - вампир. Это правда?
~*~*~*~
Вот мы и доигрались.
Раз Фэйт догадался разделить меня и Кеса, значит, сейчас придется сказать ему правду.
- Айс, я рассказал Повелителю про Джойн.
Или не придется?
- Я знаю.
- Кес очень рассердился?
- Нет.
- Не обманывай меня. Лорд показывал письмо. Там... Ты его видел?
- Кого? Лорда, письмо или Кеса?
- Айс, не надо так...
- Пойдем наверх. Я тебя спать уложу.
Очевидно, мне теперь тоже придется ему «все» рассказать. Да уж. Перспектива не из приятных. Но с другой стороны, я всегда скрывал от него столько важных вещей. Рано или поздно это должно было случиться. Но сначала…
Я отвел Фэйта в одну из небольших гостиных Западного крыла, зажег ему камин и сунул в руки думоотвод. Ничего. Занимаясь привычным делом, скорее придет в себя. А я пока подумаю, с чего начать. Мне-то думоотводом не отделаться. Да и Фэйта надо побыстрее привести в норму.
~*~*~*~


Глава 7. III. Deep, deep trouble, или Системы отсчета (часть 3)

Не знаю, сколько я возился, но Айс времени не терял.
Зря я всегда жаловался на мерзкий вкус его зелий. Наверное, он знал, что делает.
Оценить его знания я смог только теперь. Все, что он предложил мне на этот раз, было сладким.
И оттого еще более отвратительным.
Я послушно давился и вяло сопротивлялся навалившейся усталости, уцепившись за единственную, но очень яркую мысль, которая не давала мне покоя.
~*~*~*~
- Айс, - пробормотал Фэйт, засыпая, - почему Лорд так уверен, что Кес - вампир, а?
- Потому что так оно и есть, - решительно ответил я, с отчаянием осознавая, что мой подвиг оказался бесполезен. Фэйт уже уснул и ответа моего не услышал.
Спать он, по моим расчетам, будет теперь очень долго, так что времени хватит на все. И на воспоминания, и на решение, как потом себя вести.
На все.
Думоотвод меня расстроил. Не тем, что я в нем увидел, а тем, что теперь из всего этого следовало. А следовал из этого абсолютный дисбаланс происходящего.
Ведь получается, что Лорд теперь все про нас с Фэйтом знает.
А Кес – нет.
И это полная ерунда. И глупо, и опасно. Все-таки Кес... что бы я без него делал. Как-то вошло в привычку, что я всегда могу на него опереться. И на него, и на Семью. Кто кому больше нужен, я им, или они мне, – еще большой вопрос. Наверное, нормальные люди в трудные моменты таким образом обращаются к памяти своих предков. Мне просто повезло. Кес вполне осязаем. Иногда даже слишком. Тут я почему-то вспомнил, как он единственный раз в жизни залепил мне настоящую пощечину.
Воспоминание оказалось неожиданно приятным. В тот момент я понял, до какой степени ему не все равно, что со мной происходит. Он повел себя как обычный человек. Именно тогда я наконец смог сломать лед его вежливости, сдержанности и отстраненности. Задеть его так сильно, что он хоть как-то на меня отреагировал. Тогда я впервые увидел в нем человека. Не зря же он пытался научить меня видеть суть вещей.
Взглянув на тихонько постанывающего во сне Фэйта и проверив в сотый раз, не мерзнет ли он, я взял думоотвод и отправился к Кесу. Сдаваться.
Ладно. Не буду врать. Мне было невероятно интересно, как отреагирует Кес, когда все узнает.
Клянусь, я ожидал чего угодно.
От большого скандала до снисходительного признания, что он всегда знал о моей гениальности.
Чего угодно.
И в любой форме.
Но только не того, что получил в итоге, вернувшись уже к утру, чтобы узнать его мнение.
Мне никогда его не понять!
Никогда!
- Ты посмотрел?
- Да.
И это все? Обиделся? Значит, все-таки будет скандал. Но в любом случае необходимо заставить его высказаться.
- Мне бы хотелось узнать, что ты обо всем этом думаешь.
- Ты уверен?
- Абсолютно.
- Что ж. Тебе, Севочка, в очередной раз удалось сильно меня удивить. Впрочем, тебе постоянно это удавалось. В детстве - феноменальными способностями, в юности… другими вещами, теперь... Знаешь, мне всегда казалось, что в тебе не хватает какой-то искры, что ты слишком стремишься затолкать этот мир в строгие рамки и потому несколько... ограничен. Не в интеллекте, конечно, а в восприятии, что ли. Понимаешь?
- Да.
Как ни странно, все было понятно.
Неужели я хоть чему-то учусь?
- Я откровенно проглядел нашего очаровательного родственничка. Какие уж тут рамки. Здорово Альба исхитрился мне его подсунуть. Я тогда подумал: ну что такое семь поколений? Двести лет. Или триста. Разве это срок? А дело-то было совсем не в этом. Совсем не в этом.
Нет, то, что он имеет в виду Фэйта, я, конечно, понял. А вот дальше...
- Бедный Томми.
Что?!
- Вы с Люцем, оказывается, такие... сволочи...
- Что?!
- Ты понимаешь... вы столько лет водили его за нос... это так... так... по-слизерински...
- Это плохо?
Если бы он не иронизировал... Ничего не понимаю. Он считает, что мы с Фэйтом в чем-то виноваты? Перед Темным Лордом? Виноваты?
- Это подло, на самом деле.
- Что?!
Кес засмеялся.
- Я еще под некоторым впечатлением от твоего думоотвода... Извини.
- Нет уж! Изволь объясниться! Значит, мы с Фэйтом негодяи, которые только и делали, что обманывали несчастного Темного Лорда? Да мы защищались! Это чудовище, превратившее наш мир в ад...
- Бедный Томми, какой кошмар... И кто? Самые близкие люди... Какие же вы… Он ведь даже отомстить не смог.
- Кому? Он как раз прекрасно отомстил, раз он поверил твоему письму!
- Он не поверил моему письму. Ни на секунду. Он вовсе не дурак.
Я просто обалдел.
- Кес, ты же был уверен, что он поверит и Люца отдаст.
- Я не говорил, что поверит, я только говорил, что наверняка отдаст. Но я тогда и предположить не мог... Если бы я знал, что Люци расскажет ему такое… Я бы на это не поставил.
- Кес, если бы Лорд не поверил, что мы сделаем с Фэйтом что-нибудь очень… нелицеприятное, он бы не отправил его сюда.
- Он бы не отправил его сюда, если бы он в это поверил, Сев. Ты просто ничего не понимаешь.
Какое верное замечание! Как смешно! Этот дебил опять ничего не понимает!
- Хватит уже надо мной издеваться! Он не замучил Фэйта сам, потому что был уверен, что ты сделаешь это лучше.
- Ты так думаешь?
- Я уверен.
- Не знаю, Севочка, зачем ты приходишь ко мне и требуешь разъяснений по интересующим тебя вопросам. Ты же все равно меня не слушаешь.
- Неправда!
- Хорошо. Не слышишь. Я всегда тебе говорил, что Томми жертва вашего убогого общества, а вовсе не наоборот. Но ты не считал нужным воспринимать мои слова серьезно, потому что такая трактовка не совпадала с твоими представлениями. Ты полагал, что знаешь его лучше, много лет вертясь рядом. Могу тебя разочаровать. Мне вовсе не нужно постоянно быть рядом с человеком, чтобы понимать, что им движет. Учись смотреть в суть вещей. Внешние факторы роли не играют. Как и слова.
Он хочет сказать, что я зря воспринимал... ничего не понимаю... тогда зачем...
- Зачем же ты помогал Дамблдору?
- При чем тут Альба?
- Как при чем, Кес? Ты можешь нормально мне объяснить, что ты вытворяешь, а? Лорд подсылал к тебе убийц, он напал на наш замок, чуть не убил Фэйта, заключил меня в Азкабан и шантажировал тебя! Ты ближайший друг его главного врага! Ты же откровенно на нашей стороне. Зачем ты мне говоришь...
- Послушай себя, пожалуйста, - очень тихо и серьезно сказал Кес, - «на нашей стороне» - это где? Которая сторона твоя, Севочка? Скажи мне. На какой «стороне» ты? Ты когда Роквуда с его шпионской сетью больше года не сдавал, ты на чьей был стороне? Когда Люциусу список составлял, кто там под его «Imperio» ходил, это чья была сторона? Когда же ты, наконец, поймешь: нет в вашей войне сторон. Нет и никогда не будет. Поэтому ты и не знаешь, какая сторона твоя. Вы все на одной стороне.
В этот момент я вдруг впервые в жизни точно понял, где моя сторона. Так четко понял, что уставился на Кеса с совершенно обалдевшим видом.
Моя сторона дрыхнет сейчас двумя этажами выше в сиреневой спальне.
Моя сторона сидит напротив меня на Тревесе.
Моя сторона не определяется теми категориями, к которым я привык.
Моя сторона – это только то, что нужно мне на данный момент времени. И я всю жизнь поступал именно так, воображая, будто решаю морально-этические вопросы в их пользу, и мучаясь от противоречия между всеми своими желаниями и долгом.
А Фэйт всегда делал что хотел.
Ничуть не страдая.
Потому что даже когда ему приходилось поступать против своих желаний, он все равно в итоге выворачивал ситуацию, как хотел.
Он ни на секунду не задумался, где его «сторона», когда понял, что я сдал всех Дамблдору. Всех. И его самого в том числе. Он просто выбрал между своей «стороной» и остальным. Он-то всегда точно знал, какая «сторона» его. Плевать ему было на Дамблдора. Он как директора терпеть не мог с детства, так ничего и не изменилось. Фэйт никогда не решал глобальных вопросов, для него нет иного долга, кроме собственных желаний. Ему плевать и на добро, и на зло, и на свет, и на тьму. Я столько лет не мог понять, почему так, видя в нем пустого эгоистичного стяжателя, и точно зная, что ошибаюсь. А в этом и был весь его секрет. Он не делает того, что ему неприятно, а не как я - того, что нельзя. Все равно никто не знает, где тьма и где свет. Мы постоянно путаемся в этих понятиях, как слепые котята, только одни, как я, тратят жизнь на попытки в этом разобраться, а другие, как Фэйт, даже не задумываются о такой ерунде.
Все это мгновенно пронеслось у меня в голове, перевернув сознание и заставив почувствовать себя глупым ребенком.
Кес опять это сделал.
Зачем? Зачем он мучает меня из года в год? Ведь он давным-давно мог просто объяснить мне, как это все устроено. И я бы знал. И не метался бы столько, мечтая примирить вещи по сути несовместимые.
- Ты услышал все, что хотел, Севочка? - холодно спросил он, поднимаясь. – Извини, но сейчас я больше беседовать не могу.
Он не хочет. Как будто я не вижу.
- Да, спасибо.
Он не хочет со мной разговаривать.
Что же я натворил...
~*~*~*~
Не пытайтесь жить вечно, у вас ничего не выйдет.
Бернард Шоу

Проснувшись и не обнаружив Айса, я решил воспользоваться его отсутствием.
В конце концов, ни у кого из нас не было выхода. Ни у меня, ни у Кеса. Не мог же он позволить Шефу захватить замок. Разве можно допустить, чтобы в единственном месте на земле, где всегда тихо, спокойно и весело, в месте, где живут такие потрясающие женщины, распоряжался Темный Лорд.
Вампиры, не вампиры, какая уже теперь разница. Это их дом. Они показали мне вход, а я показал его Темному Лорду. Кес позволил мне считать Ашфорд почти своим, а я привел к ним врага.
Может быть, и вампиры. Во всяком случае, Айс знал, что Шеф так думает. Не даром он в Азкабане описывал простейшую ментальную атаку. Ее элементарность меня и смутила. А ведь вампиры как раз так и действуют. Будь Айс вампиром, именно так бы и напал. Я пообещал, что объясню Лорду случившееся согласно этой теории. Айс даже отказывался меняться, пока я не дам слово.
Слово я не сдержал, и в результате мы имеем демона, ждущего оплаты. Кес сделал все, что смог. Удивительно, как он вообще мне башку не снес при первой же встрече. Вместо этого он одной рукой демона вызывал, а другой мои акции скидывал. Если выход есть – он его найдет. А если нет…
А если нет, значит - нет. И проблему придется решать. Потому что в Имении Шеф, акции падают, Драко хоть и семнадцать лет, а глуп он фантастически, и Нарси совсем одна. Темный Лорд - слишком большая угроза. Если договориться с Кесом по-хорошему, то он не бросит ни Драко, ни Нарси, ни Имение. Больше их защищать некому.
Это главное.
Я уверен.
Завернувшись в плед, я тихонько вышел из спальни и побрел искать Кеса, вообще-то не очень рассчитывая на успех. Просить у него что-либо я ходил один раз, и это было не особо приятно вспоминать. Тогда я ходил просить денег. Сейчас я шел просить… даже не жизнь, а я и сам не знал, что именно.
Искал я долго. В итоге мне попался Крис, которому не понравилось ни то, что я хожу по лестницам, ни то, что я хожу по ним один, ни то, что я делаю это с таким трудом. Все это было высказано мне, как всегда, в крайне хамской форме. Но теперь я знал, как ему ответить.
- А правда, что ты вампир?
- Конечно. - Он скорчил страшную рожу и замахал руками: – Бууууу!
А потом облизнулся.
От этого я сразу вспомнил Кеса, который обещал превратиться в крокодила специально для меня, и, не выдержав, засмеялся.
- Ты не знаешь, где Князь?
- А ты позови, - подмигнул он и, насвистывая, отправился вверх по лестнице.
Как надо позвать, я не знал, а потому продолжил спускаться на Тревес. Немного кружилась голова и хотелось пить. После Айсовых зелий всегда хотелось пить.
На Тревесе было пусто. Я немного посидел, чтобы отдохнуть. Альтернативы, собственно, не было. Спускаться в подземелья, мягко говоря, не хотелось, а подняться обратно в Западное крыло казалось вообще немыслимым.
- Это еще что за явление? Севочка где?
- Не знаю…
Наверняка Крис настучал, что я его ищу.
- Кес, ты… ты сильно на меня злишься?
Он глядел с откровенным любопытством.
- Если честно, Люци, то в данный момент времени, вот именно сейчас, когда я на тебя смотрю, я тебя практически ненавижу.
Если бы он сказал это серьезно, я бы пришел в отчаяние. Но он смеялся.
Я совершенно точно что-то пропускаю. Причем что-то очень важное.
- Я… не верю.
- Напрасно. Ты просто себя не видишь. Больше того, я уверен, что Севочка ненавидит тебя тоже.
Какого черта он смеется?
- Кес, пожалуйста…
- Хорошо, - мягко сказал он, присаживаясь на стол. – Разве ты не знаешь, Люци, что людям свойственно гораздо сильнее ненавидеть тех, кому они причинили определенные неудобства, чем тех, кто обидел их самих? - Он слез со стола и натянул мне на плечи свалившийся плед. - Пойдем на диван?
Я кивнул.
- И долго?
- Что?
- Долго вы теперь будете меня ненавидеть?
- Ну, не знаю. Пока у тебя будет такой несчастный вид – точно.
Как же мне стало себя жалко! Задрожали губы, я безуспешно попытался их прикусить и пониже опустил голову, чтобы Кес всего этого безобразия не увидел.
- Люци, сию минуту прекрати, - он довольно ощутимо ткнул меня кулаком в плечо. - Вынужден предупредить, что я не Севочка. У меня один метод лечения истерик, и я очень сомневаюсь, что он тебе понравится. Изволь успокоиться. Немедленно.
Я прекрасно понял: он сейчас сделает именно то, что когда-то сделал Шеф. То есть попросту надает мне пощечин.
- Не надо, - сдавленно всхлипнул я.
- Тогда прекрати. Ничего особо ужасного с тобой не случилось. Иди спать.
- Кес, - быстро зашептал я, не глядя на него. - Я не хочу умирать, пожалуйста, не надо. Неужели нельзя что-нибудь придумать?
Он молчал, и, приняв его молчание за отрицательный ответ, я постарался взять себя в руки.
Все.
Не смей скулить. Будь любезен хоть подохнуть по-человечески.
- Вообще-то, нет, - наконец ответил Кес. – Вон Томми тоже не хотел умирать, смотри до чего доупражнялся: и с глазами проблемы, и очки надеть не на что.
- Что?..
- Томми после возрождения не очень хорошо видит. А очки только на ушах не держатся. И все почему? С детства не хотел умирать. Так что лично я бы тебе не советовал строить такие грандиозные планы. Слишком проблематично. Без очков. Когда зрение портится.
- Кес, если ты не прекратишь над ним издеваться, я сделаю с тобой что-нибудь нехорошее, - Айс стоял у Западного камина и выражение лица имел крайне воинственное. Давно ли он там стоит, определить было невозможно. Оставалось только надеяться, что моего нытья он все-таки не застал.
- Извини, Севочка, это сильнее меня.
- Не смешно.
- Невинные слабости надо уважать. Правда, Люци?
- Правда, - мгновенно подтвердил я. – Айс, мы… Мы разговариваем.
Он фыркнул и, резко развернувшись, умчался в подземелья. Сила удара двери, очевидно, должна была показать нам, как он ко всему этому относится.
Но, честно говоря, мне было не до того.
- Кес, он сказал… он сказал, что вы вампиры.
- И что?
- Это правда?
- Ты же видишь, сколько гробов.
Гробов у них в Западном крыле всегда было достаточно, но на прямой вопрос он не ответил.
- Это не показатель.
Он пожал плечами.
- Кес, ты не можешь просто сказать – да или нет?
- А ты у Севочки спрашивал?
- Он сказал, что он не вампир.
- Люци, ты меня извини, конечно, но ты феноменальный идиот, не в обиду тебе будет сказано, - он подхватил меня под руку и, мягко, но настойчиво подняв с дивана, повлек к лестнице. – Впрочем, Севочка еще хуже. Все, иди, мне некогда.
- Кес, подожди!
- Что еще?
- Подожди…
- Так, - он толкнул меня на ближайший стул и накрыл ладонью лоб точно так же, как совсем недавно делал Лорд. – Отвечай быстро: зачем приходил?
- Я… Кес, я…
Он убрал ладонь и воззрился на меня несколько озадаченно.
- Как трогательно, однако. Даже не знаю, что тебе на это сказать.
- Я подумал, если…
- Долго думал-то?
Только тут я сообразил, что ничего говорить не надо, потому что он уже все посмотрел.
- Это так просто?
- Если бы ты не хотел показывать, то практически невозможно. А ты как раз очень хотел, чтобы я тебя понял, так что да, совсем просто.
Он сделал паузу.
- Должен тебе сказать, Люци, что ты большой фантазер. С такими картинами светлого будущего, конечно, не заснуть. Если бы я вовремя осознал меру степень и глубину твоих апокалипсических видений, я бы разочаровал тебя сразу. Тебя, мой друг, подвела святая вера в собственную значимость. Это, к сожалению, не лечится.
Как же я устал…
- Ты вообще умеешь разговаривать нормально?
- Умею. Но я сильно сомневаюсь, что тебе это понравится.
Мне стало совсем нехорошо. Когда он серьезен, это даже не страшно, это… безнадежно.
- То, что ты себе навоображал, – бред сивой кобылы. Черт… как-то ты меня здорово озадачил. Первое. Севочка не вампир. Второе. Никто тебя никогда не обманывал. Третье. Твоя душа не представляет той ценности, которую ты… Она вообще никакой ценности не представляет. Можешь мне поверить, я в этом разбираюсь. Четвертое. Томми просто тебя отпустил. Он знал, что письмо мое – обман, и… строго говоря, он оказал мне любезность. Соответственно, это дело разберется между нами. Ты ничего ему не должен. Равно как и мне. Пятое. Я всегда знал, что ты дурень, но никак не предполагал, что до такой степени. Иди спать, а то Севочка злится.
- Кес…
- Я упустил какой-то из твоих вопросов?
- Вы не убьете меня? – я хотел получить четкий ответ.
- Боюсь, что нет. Разве что станешь очень настаивать. Да и тогда вряд ли.
- А демон? Чьей душой ты станешь ему платить?
- Это не обязательно. Заплатить, конечно, пришлось, но он за свои услуги берет галлеонами. Если тебя это утешит, могу прислать счет.
- Ты заплатил демону галлеонами?
- Да, - усмехнулся он.
- Что же это за демон такой?
- На самом деле жуткое чудовище. Если обращаться с ним неумело или небрежно. При нашей предыдущей встрече он мне две угловые башни на смотровой снес. Только Севочке не говори, он решил, что они обломились, когда Томми напал.
- А восстановить нельзя?
- Пока не могу. Так что не говори. Томми все равно, а мне скандалов меньше.
- Как его зовут?
- Зовут как?.. Мегаампер.
Звучит неприятно… Никогда не слышал, наверное, что-то очень древнее. И, судя по имени, - большое.
- Кес, он действительно взял деньги? Разве такое возможно?
- Все возможно, мой мальчик. В этом мире возможно все. Шел бы ты отдыхать.
Я молча встал, поднялся по лестнице в Западное крыло и, как только попал в пустой коридор, прислонился лбом к холодной стене.
Какое же это счастье, когда твоя душа не представляет ни для кого никакой ценности. Она мне даже стала как-то роднее.
~*~*~*~
Я был невероятно зол на Кеса. Что угодно он может рассказать Фэйту, кроме правды. Уж наверняка Фэйт пришел его про вампиров расспрашивать, а не глупости о Лорде слушать.
Так нет!
И еще спорит со мной, дурак такой! «Мы разговариваем».
Только время тратят попусту. О чем им разговаривать?! Фэйту лежать надо, а не таскаться по замку. На Тревесе всегда сквозняки. Но Кесу ведь плевать!
Котел, в котором я пытался утопить свое бешенство, раскололся пополам, окатив меня еще не закипевшим, но все равно отвратительным варевом, и стало ясно, что в таком состоянии ничего приличного создать невозможно. Глупо было начинать.
И нечего злиться.
Фэйту придется рассказать правду.
Просто пойти, вот прямо сейчас, и все рассказать.
Он даже может дать хороший совет.
Какой-нибудь совсем немыслимый.
И совет этот даже может оказаться приемлемым.
~*~*~*~
Добравшись до спальни, я честно лег в постель, но уснуть не мог.
Что-то здесь не так.
Надо обязательно найти главное.
Потому что если рассуждать логически, то гробов действительно хватает, и… и много еще чего. Но…
У Айса всегда были холодные руки.
Мне даже иногда казалось, давно, в детстве, что он не всегда отражается в зеркале.
Тогда я думал, это оттого, что он на черта похож.
Нет, вампиры, наверное, есть. Родственники разные бывают. А если вампирской крови хоть капля, так, непременно, будут какие-нибудь аномалии. Вот и не отражался. А чеснок ему до свечки. Так какой же он вампир? Ходит неслышно. Ну и что? Летать-то он не умеет.
Неслышно ходящий и не умеющий летать недовампир заглянул в комнату, увидел, что я не сплю, вошел, злобно на меня уставился и спросил:
- Чем же я так сильно помешал тебе?
- Я теперь боюсь, что ты меня укусишь.
- Отравлюсь, - фыркнул он.
- Я спрашивал Кеса про демона.
- Фэйт, «демон» - это научный термин, - думая о чем-то своем, сказал Айс. - Так иногда называют вымышленное существо, выступающее в мысленном эксперименте. Кес пошутил.
- Шеф этого не знает?
- Думаю, нет. Зачем ему?
Научный термин - дело, конечно, хорошее. Если это действительно так.
А если нет?
- Фэйт, ты можешь послушать меня какое-то время? Только внимательно.
- Конечно.
Чем-то он сильно расстроен. Даже сильнее, чем я.
~*~*~*~
На подробный рассказ о своей тяжелой судьбе у меня ушло часа полтора.
На Фэйта я старался не смотреть. Он реагировал совсем не так, как я ожидал, и это сбивало. В какой-то момент на его лице появилась снисходительная ухмылка, как будто он слушал не меня, а неразумного ребенка или глупую, но симпатичную ему женщину.
Это было невыносимо.
Именно так на меня иногда смотрел Кес, и взгляд этот я ненавидел, наверное, больше всего на свете.
Но я заставил себя не отвлекаться.
Если уж он продолжает слушать, а не сбежал еще в самом начале, то все не так плохо.
Фэйт не прервал меня ни разу.
- Послушай, Айс, - протянул он, когда я закончил. – А с чего ты взял, что Кес - вампир?
Ну не дурень?
- Я же тебе объяснил!
- Это все очень странно… ты понимаешь, Айс, так быть не может. Потому что…
~*~*~*~
Я почти физически ощутил состояние, в котором пребывал, когда Кес как-то раз сказал мне: «Закрой рот».
Я тогда закрыл.
И сейчас тоже.
Айсу вовсе не следует знать... Ему, по всей видимости, много чего знать не следует.
По мнению Кеса, во всяком случае.
И я категорически не желаю быть тем, кто расскажет Айсу то, что, по мнению Кеса, ему знать не надо.
Ведь все они ошибались. Абсолютно все были уверены, что Айс - вампир. И посмеялись, что я этого столько лет не знал. Но в итоге оказалось, что прав-то был я, а не они. Не мог же я столько пропустить. И что-то мне подсказывает, что с Кесом они все ошиблись тоже. А вот что именно, я сказать не могу…
Да и не хочу, если честно.
Потому что Кес-то понимает прекрасно, что он творит. И если уж даже любимого друга Дамблдора столько лет за дурачка держал…
Прелесть какая!
~*~*~*~
Фэйт вдруг выпал из крайней задумчивости и начал смеяться. Нет, все-таки он еще явно не совсем в себя пришел. Зря я полез к нему со своими проблемами. Сейчас истерика будет. Но это даже к лучшему. Должен же он как-то разрядиться.
Но я ошибся. Он довольно быстро успокоился и очень весело заявил:
- А Кес - потрясающий человек. Ты очень мало его ценишь, на самом деле. Очень мало.
Я растерялся.
И разозлился.
- Я, возможно, ценил бы его больше, будь он человеком.
- Ты ведь не обидишься, если я тебе скажу, что он гораздо больше человек, чем все мы? Уж больше, чем ты, точно.
А вот это просто хамство.
- Фэйт, твоя дикая привычка высказываться на темы, в которых ты ни черта не смыслишь…
- Хорошо, извини. Я не прав, конечно, - этот нахал вытянулся на кровати и заложил руки за голову. – Просто понимаешь… ты никогда не пробовал посмотреть на вещи… не под прямым углом, а, например…
- Под кривым? – я был уже почти в бешенстве.
- Айс, он когда-нибудь говорил тебе, что он вампир?
- Это и так ясно.
- Да? С чего бы?
- Он Князь вампирского клана.
- Это я понял. Я вот не понял, например, с какой стати он… Он пьет кровь?
- Конечно.
- Ты это видел?
- Множество раз. Фэйт, что за идиотские вопросы?!
- Подожди. Ты видел много раз, как он перегрызает кому-то горло и…
- Ты совсем рехнулся?! Нет, конечно! В моей Семье не пьют из горла! Что за дикость?
~*~*~*~
Он выглядел таким оскорбленным… Господи, вот уж никогда не ожидаешь, в чем именно человек найдет предмет для фамильной гордости. Впрочем, я бы тоже обиделся, если бы кто-то предположил, будто я дую абсент из горла, хотя такое и случалось в особо тяжелые минуты.
Нет, мне абсолютно точно лучше прекратить этот разговор. Кес ничем не заслужил такого отношения. Если я все правильно понял - что, честно говоря, сомнительно, - то я единственный, кто знает, что тут происходит.
Хотя нет. Крис еще знает. Но Крис у них вообще все всегда знает и ничего никому не говорит.
Так что мне тоже лучше пока помолчать.
~*~*~*~
- А вообще, ты знаешь, Айс, я ведь ничего в этом не смыслю.
- Вот именно!
Ну почему надо меня разозлить до полной невменяемости своей дурью?!
- А Кес твой - гений. Просто ты… Я не помню ничего про вампиров, но ведь, кажется, основной признак вампира - это то, что он мертв. То есть совершенно точно клинически мертв. Правильно?
- Правильно. И что?
- Ничего, - Фэйт так странно на меня смотрел, что мне стало не по себе. – Абсолютно ничего. Что-то я устал, ты извини…
Мне стало стыдно, что я на него орал. Ведь я кругом перед ним виноват, если серьезно посмотреть, и вот хоть бы он мне сказал об этом. Почему он никогда меня ни в чем не упрекает? Он больше года отсидел по моей милости в Азкабане, ни разу не напомнив мне об этом. А уж нынешний случай так просто ни в какие ворота не лезет. Чудо, что Фэйт выбрался от Шефа живым и почти невредимым. Почти. Нервы, конечно, ни к черту, но это-то как раз поправимо. Кес не велел ему даже носа отсюда высовывать.
~*~*~*~
Я с детства привык к тому милому положению вещей, что я постоянно что-то пропускаю. До школы меня это не очень волновало, потому что рядом всегда был отец, который держал реальность под контролем, а в школе это буквально с первого дня взялся делать Айс, что меня тоже полностью устраивало.
Очевидно, все люди время от времени что-то пропускают.
Но если я пропускаю часто и по мелочам, то Айс - как-то уж очень глобально. Это же просто катастрофа.
Я еще никогда не был ни в чем так уверен, как на это раз.
Айсу не хватает интереса к жизни. И Кес прекрасно это знает. Ну что такое логика? А Кес… О! Он замечательно все придумал. Только зачем? Я могу понять, что он морочит голову Дамблдору или нашему Лорду. В конце концов, они для него просто внешние раздражители, а вот Айс, который за столько лет не увидел того, что ему буквально тыкается в нос...
Нарочно тыкается, я уверен.
Но Айс не видит.
Потому что слишком рассчитывает на свой феноменальный разум и железную логику. Представляю, как Кес веселился все эти годы… Сумасшедший дом.
Наверное, действительно очень сложно сломать детские стереотипы. А с таким подходом, как у Айса, так и вовсе невозможно. Однажды решенное и обдуманное при базовом постулате «я всегда прав» не подлежит пересмотру ни при каких обстоятельствах. Он не видит несоответствий, даже не потому, что не хочет их видеть, а оттого, что считает их несущественными. Концепция давно сложилась, и она твердокаменна. Логически выверена, просчитана, упакована и убрана на дно сознания с пометкой: «Кошмар. Без необходимости не открывать».
И что Кесу было делать с таким наследником?
Ведь это непробиваемо.
Я, во всяком случае, не представляю, как это пробить. А у Кеса нет выхода. Как я понял из рассказа Айса, Наследство нужно отдать. Хоть знаю теперь, что так интересовало Шефа. Он, наверное, действительно думает, что, став Князем, Айс поможет ему в войне.
И эти люди называют меня идиотом...
~*~*~*~

Говорят, что между двумя противоположными мнениями находится истина.
Ни в коем случае! Между ними лежит проблема.
Гёте

- Кес, я прошу тебя, я тебя умоляю, наконец! Ну представь на пять секунд, что ты ошибся!
Я не знал, как его убедить. Он терпеливо меня слушал - и молчал. К такому я не привык, а потому мне все казалось, что молчит он от нежелания спорить.
- Я могу тебе приказать?
- Конечно, Севочка.
- Тогда я приказываю.
- Как только станешь Князем.
Да мне уже без разницы!
- Все может быть совсем не так, как ты думаешь. Где гарантия, что вы действительно друг друга поняли?
- Вот смотри, - очень серьезно сказал Кес. – Даже если я ошибаюсь и Томми принял письмо за чистую монету, то все равно последний ход был его. Теперь – наш. А мы третий день молчим. Это некрасиво. Тем более что в Имении он обосновался крепко и ждать теперь может вечно. Это нам нужно убрать его оттуда. У тебя есть предложения?
- Нет. Но я не пущу тебя к нему.
- Хорошо. Теперь давай рассмотрим вариант, при котором Томми не является таким глупым, как, видимо, тебе представляется. В этом случае наше молчание выглядит еще хуже. Таким образом, при обоих вариантах сейчас наш ход.
- И что ты хочешь сделать?
- Если бы я знал, я бы уже сделал, - вздохнул он. – Но, по сути, ты прав. Навещать его довольно опасно.
~*~*~*~
Ужасный демон, которому Кес умудрился вместо бессмертной души всучить галлеоны, серьезно занимал мое и без того сильно пострадавшее за последние дни воображение.
Если бы чудовище населяло прекрасный мир моих грез только днем, было бы еще полбеды.
Но оно являлось по ночам.
Огромное злобное нечто с глухим рычанием: «Прочь! Эта душа моя!» легко разгоняло пугливых дементоров и приближалось, приближалось, приближалось. До бесконечности.
Я никак не мог решить, стоит ли от него избавляться. Потому что дементоры не намного лучше. Во сне необходимость выбрать между демоном и дементорами почему-то казалась неизбежной и сильно мне досаждала.
Но это ночью.
А днем делать было особо нечего, и я шатался по Ашфорду. Сличал свои впечатления с рассказом Айса, приходил по этому поводу к презабавным выводам, писал Нарси длинные письма ни о чем, в которых пытался объяснить, что случилось, ничего при этом не объясняя, и искал информацию о демоне со странным именем «Мегаампер».
Ничего не нашел.
Я скоро смогу получить степень профессора демонологии. И где только Кес берет таких страшилищ?
Да уж. Неизвестный страх во много раз хуже понятного.
Мерлин, как же я его ненавижу.
Маниакальное желание избавиться от этого страха заставило меня думать только о демоне. Я даже ходил смотреть на обломленные башни. В итоге, задав Крису несколько очень осторожных вопросов, вспомнив и сложив воедино все, что знал или когда-либо слышал о Кесе, я все-таки выяснил, что такое мегаампер.
Это было, так сказать, завершающим штрихом. Окончательной точкой.
Бедный Айс.
Но он сам виноват.
Совершенно точно.
Потому что Кес никогда его не обманывал. Видимо, хотел, чтобы Айс понял сам… А для этого нашему умнику пришлось бы полностью пересмотреть свое восприятие мира в целом и людей в частности. Но он слишком привык, что самые близкие ему существа являются ходячими трупами. У него и желания никогда не возникало вынырнуть из своих страданий и оглядеться по сторонам.
Айс не видит людей.
Он готов был умереть за Драко, но ему в голову не пришло, что на ребенка нельзя так смотреть. Я спрашивал. Драко сказал, что вычислил его раньше, чем меня.
А Крис? Почему Айса никогда не интересовало, что думает Крис о своем Князе? Ведь этого было бы достаточно. Здесь никто не обманывает. Спроси - тебе же все скажут. Айс и сам так себя ведет. Если его правильно спросить, он скажет правду. Так почему он не пользуется этим? Он с раннего детства торчит рядом с Кесом, но ничего про него не знает.
Ведь все на поверхности.
Абсолютно все.
Айс, я тебя очень люблю. Честное слово.
Но ты совсем дурак.
Я уверен.
Извини.
~*~*~*~
Темному Лорду Волдеморту
Имение Малфоев
05.07.1997
Дорогой Томми!
Несколько дней назад я приглашал тебя в гости, но ты был настолько занят, что не ответил на мое приглашение. Это немного невежливо, друг мой, но я не в обиде.
Жду тебя с нетерпением,
Клаус Каесид, Старейший Князь.
~*~*~*~
- Ну что, Люци, есть у тебя идеи, как избавить родовое гнездо от вашего красноглазого чуда?
- Не напоминай.
- Отчего же? На твоем месте я бы каждый день по свечке ставил во славу бессмертного гения Темного Лорда Волдеморта.
- Прекрати! Явится опять - будешь знать.
- Не явится, все закрыто. Ты уж, сделай одолжение, не приглашай его больше.
Ответить было, в общем, нечего. Я с тоской представил, как он будет теперь каждый раз шпынять меня этим. Потом посмотрел на него и подумал, что не будет.
С Кесом случилось что-то невероятно странное. Он внезапно замер, и я испугался, что вот сейчас он превратится в ящерицу. Или в крокодила, как пугал меня когда-то. - Явится, говоришь? Люци, ты гениальный человек.
Однажды он говорил то же самое Шефу. И выглядел при этом тоже очень искренне. Но сейчас… Сейчас было по-другому. Он стал смеяться. Разговаривая сам с собой, пошел по Тревесу к лестнице, там остановился и обернулся.
Никогда в жизни я не видел его в таком состоянии.
Ни разу.
- Кес, все в порядке?
- Ты не представляешь насколько.
- Лорду ты тоже говорил, что он гениален.
Он быстро подошел ко мне.
- Да? Ах, ну да. Вокруг меня сплошные гении, уже не знаю, куда податься. Я скоро забуду, как выглядят нормальные люди. Но именно твоя гениальность в твоем гремучем невежестве, дорогой мой. Явится... Конечно, он явится. Ненавидит, обманывает и вселяется. Все три признака… Люци, ты гений.
Он положил руки мне на плечи, слегка надавил и, когда я от неожиданности нагнулся, быстро поцеловал в лоб.
- Кес, что случилось?
- Ничего. Ты просто напомнил мне, как… дальновидно и благоразумно Томми заколдовал свое имя.
- Я сказал тебе то, что знают все.
- Вот понимаешь, какая штука… Знают все, а сказал в нужный момент только ты.
~*~*~*~
На письмо Темный Лорд не ответил.
Я очень боялся, что Кес все-таки захочет с ним встретиться, и попытался на время блокировать возможность покидать замок. Но Крис сказал мне по секрету, что занимаюсь я полной ерундой.
- Ну как ты его остановишь? Про Лорда твоего не знаю, а на того, кто не пустит Князя в Белфаст, я хотел бы посмотреть. Ты, Сев, соображай, что делаешь. Он там сейчас каждый день бывает.
Это был аргумент. Мешать Кесу заниматься его собственными делами было бессмысленно.
И глупо.
К счастью, наносить визиты Лорду Кес, кажется, не собирался. Вместо этого они с Фламелем две ночи просидели на Тревесе, обсуждая какую-то чепуху. Фэйт зачем-то взялся их подслушивать, и я отдал ему мантию-невидимку. Пускай делает, что хочет. Сам себя развлекает, и слава богу.
~*~*~*~
Немного придя в себя, я попытался собрать воедино новости последних дней.
Во-первых, конечно, Шеф.
Он обижен на меня.
И обижен сильно.
Я никогда этого не хотел. Так сложились обстоятельства. Ну и, наверное, не стоило меня беспрерывно пугать. В конце концов, с моей стороны это была самооборона.
Но так или иначе, а с Повелителем я опять в ссоре, что крайне неприятно.
Во-вторых, я оказался членом вампирского клана.
Вместе с Драко.
И позаботился об этом мой собственный отец.
Учитывая, что главой клана в итоге станет Айс, пожалуй, можно пренебречь тем, что я узнал об этом факте свой биографии только через тридцать лет. Так уж повелось, что мы с Айсом всегда больше знали о делах друг друга, чем о своих собственных.
Третья новость, непосредственно связанная с двумя первыми, не давала мне спать. Это было невероятно масштабно, невероятно смешно, невероятно… Это вообще было невероятно.
Но я мог и ошибиться. Именно потому, что все это было слишком невероятно.
Мне всегда не нравилось в Айсе его… нелюбопытство к людям.
Он не был безразличен.
Умел и выслушать, и помочь, и посочувствовать. Не только мне. На самом деле почти кому угодно. Если у этого кого угодно хватало духу вообще такое предположить и за помощью обратиться. Айс мог до любой степени презирать окружающих, но сделать для них все возможное. Да и невозможное тоже.
При этом он был холоден, неприступен и угрюм.
Если ему и было интересно, что у людей внутри, так только с технической точки зрения.
Он оценивал внешние проявления.
Кем человек является и что делает.
Все.
Айс как будто не знал, что у людей есть внутренний мир, который может иметь очень мало общего с поступками или статусом.
Даже не так.
Айс не допускал его наличия.
Почти ни в ком.
Он считал людей примитивными и простыми, а себя невероятно умным и сложным. И поэтому не хуже меня пропускал много интересного.
Только пропускали мы разное.
Подумав об этом совсем немного, я пришел к выводу, что, как и Айс, о Кесе не знаю ничего. То есть я все о нем знал, кроме того, какой он человек.
Я знал, как он работает, как отдыхает, во что превращается и с кем общается. Знал даже о его религиозных воззрениях, впрочем, путаных. А может быть, мне так казалось по причине собственного крайнего невежества в этой области. В общем, я знал о его взглядах на многие вещи. Почти на все. И ничего не знал только об одном.
Я не знал, какой он.
Именно это и позволило Шефу напугать меня до полусмерти. Я даже примерно не имел представления о том, что можно ожидать от Кеса. И так было всегда. Я ожидал от него чего угодно. Его невозможно было ни просчитать, ни вычислить. Не его ходы - в том-то и дело, что его поступки отчасти я понимал, - а именно его самого. Можно было предположить, как он поступит, и даже угадать. Нельзя было понять, что он при этом подумает.
А я хотел это знать.
Кес меня не прогонял. Позволял сутками таскаться за ним по замку, отвечал на любые правильно заданные вопросы и даже как-то ночью взял с собой в Белфаст на встречу с очень странными магглами, представив им как своего «компаньона». Магглы те мне не понравились, но Кес только посмеялся, сказав, что «скоро все это кончится».
Он дружил с Фламелем. «Дружил», потому что только Фламель читал ему нотации. Во всяком случае, я не мог себе представить, чтобы на это решился кто-то еще. Наверное, если тебе больше шестисот лет, то можно вести себя уже как угодно.
Подслушивать их открыто у меня не хватило наглости. Хотя я подозревал, что Кес позволил бы мне и это. Но к чему создавать людям лишние неудобства.
К тому же я хотел узнать именно то, чего Кес не стал бы мне говорить.
Все шло хорошо, за исключением того, что слушать их было невероятно скучно. Я засыпал и пропускал самое интересное. Потому что ну не могли же они две ночи подряд обсуждать такую чепуху.
- Кес, поставь ему лохань с водой.
- Зачем?
- А как в Авиле было. До сих пор смеюсь, если вспоминаю.
- Это у меня садистские наклонности?
- Подумаешь, ноги промочит. Вряд ли ему это повредит. Что ему простуда, у него и носа-то нет.
- Вот именно.
- Нужна какая-нибудь его вещь. Хорошо бы прядь волос…
- Откуда? У него нет волос.
- Совсем?
- Ну… не знаю. Не проверял. На голове совсем нет.
- Сложно очень без вещи.
- Это не обязательно.
- С вещью надежнее. Но вообще-то ты такую дикость придумал…
- Он знает, когда его поминают, и может при этом явиться. И у него наличествуют все три признака беса, Ник. Он ненавидит людей как венец творения…
- Он их просто ненавидит.
- Это не важно. Он вводит в заблуждение и обманывает доверяющих ему, и он умеет вселяться в человека.
- Ты уверен?
- Да. Альба в ужасе был, когда это обнаружил.
- Тогда пожалуй.
- Последнее - самое важное. Ты умеешь вселяться в человека?
- Нет. Я однажды, лет двадцать назад, вселился в перо Альбы, а он взялся Гриндельвальду письмо писать. До сих пор неловко. Надо было в чернильницу вселяться.
- Ник, я серьезно с тобой разговариваю.
- Так и я не шучу. А где твой квадрат Меркурия?
- Нет, Ник, в данном случае я буду держаться христианской традиции.
- Как раз в данном случае, это более чем опасно. Он ведь сможет выйти, он все-таки еще и человек. В какой-то степени.
- Теоретически - вполне.
- И практически тоже.
- Вот и проверим. Он давно не думает той частью, которой смог бы выйти.
- Воду все-таки поставь. Ему ущерб невелик, а тебе спокойнее. Это его и отвлечет, и озадачит.
- Я надеюсь, что он не придет, а ты боишься, что выйдет. Да я счастлив буду, если он выйдет.
- Ты все еще на что-то надеешься?
- Я люблю выигрывать невинные пари. Хобби у меня такое.
- Я помню. Ты не любишь побеждать, но любишь выигрывать. С кем ты успел заключить пари на этого несчастного параноика? Неужели с Альбой?
- Да нет. Скорее сам с собой. Но я очень хочу выиграть.
- Я и смотрю, на Альбу вроде не похоже. Тебе собственных проблем не достаточно?
- В смысле? Ах, это. Ну, это совсем другое дело.
- Заканчивай поскорее это дело.
- Да угораздило сдуру так вляпаться. Теперь никак не выберусь.
- Не могу сказать, что ты нашел лучший вариант.
- Лучший я безвозвратно потерял почти триста лет назад. Но этот тоже ничего.
- Думаешь, получится?
- Я дожму его, Ник.
- Смотри не перестарайся.
- Никуда он не денется. Не знаю как, но… Никуда не денется.
- По-моему, ты перепробовал уже все.
- Посмотрим.
- Будь аккуратнее.
- Строго говоря я еще даже не начинал.
- Ждешь свободного волеизъявления? – засмеялся Фламель. – Это всегда было твоей слабостью. Смотри, как бы до него раньше не добрался… Я все время забываю, как его зовут. Том, кажется?
- Том. Конечно, Том. Их всегда так зовут. Удивительно, что самого Альбу зовут иначе.
- Да ладно тебе. Не усложняй.
~*~*~*~
- Они задумали что-то очень опасное, - наморщив лоб, сообщил Фэйт.
- Когда?
- Кажется, сегодня ночью.
Я так и знал. Если Кес разгоняет родню и закрывает Ашфорд, это всегда означает только одно: он задумал что-то опасное.
Но подробностей Фэйт или не знал, или не хотел говорить.
~*~*~*~
Есть только две бесконечные вещи: вселенная и глупость. Хотя насчет вселенной я не вполне уверен.
Приписывается Эйнштейну

- Пойдем посмотрим? – спросил Айс примерно таким тоном, каким спрашивал когда-то, умеем ли мы играть в «кукушку».
Конечно, пойдем. Причем прямо сейчас.
Мы устроились за диваном на Тревесе, накрывшись сверху моей мантией-невидимкой, и ждали Кеса. Айс держал в левой руке часы, которые оставил ему Дамблдор, и следил по ним за временем.
Кес появился сразу после полуночи. Поставил на стол подсвечник, в котором горели в ряд семь свечей, пролистнул принесенную с собой небольшую и, как мне показалось, маггловскую книжку в мягкой черной обложке, поглядел на нее скептически, пожал плечами и, заткнув за пояс, прикрыл камзолом.
После этого он отошел в дальний угол Тревеса и принялся расчерчивать пол.
Я так и думал.
Только Айсу не стал говорить.
Кес надумал вызывать какого-то беса.
- Что он делает? – спросил Айс, высовываясь из-за дивана почти по пояс.
Я дернул его обратно.
- Очередного демона сейчас приведет.
Он посмотрел на меня удивленно и недоверчиво.
- Кес никогда ничем таким не занимался.
На мой взгляд, это только усложняло ситуацию. Хорошо, что мы тут сидим. Мало ли.
- Я пойду посмотрю.
Айс стащил с меня мантию, завернулся в нее и, видимо, пошел «смотреть». Вернулся он довольно быстро.
- Ну?
- Кес чертит все в одном месте, - недоуменно прошептал он. – Ты понимаешь… Там пентаграмма, в ней гексаграмма и сверху еще семиконечник. А внутри всего этого – круг. Я не представляю, от кого можно так защищаться, а главное…
- Ну?
- Фэйт, он-то встанет в этот круг, а мы-то с тобой здесь останемся.
- Думаешь, оно… захочет напасть?
- Я даже приблизительно не могу понять, что он пытается вызвать. И зачем? - последнее Айс сказал уже больше для себя. - Ты же слушал их две ночи подряд. Неужели не знаешь?
- Кес надеялся, что «он» не придет.
- Тогда зачем вызывает?
- Айс, я не знаю.
- Еще что-нибудь?
- Фламель говорил, что «он» может выйти, а Кес сказал, что тогда будет счастлив. Фламелю это не понравилось.
- Выйти? – переспросил Айс и снова высунулся из-за дивана. – Тогда… Тогда он будет вызывать внутри пентаграммы. Я слышал о таком.
- Это разумнее, - мне вообще было непонятно, как можно пригласить к себе в дом подобную субстанцию и прятаться от нее в пентаграмме. Какой смысл? То есть смысл я, конечно, понимаю, но… глупость какая-то.
- Это сложнее, - задумчиво сказал Айс. Склонив голову на бок, он внимательно наблюдал за Кесом, как будто отмечая про себя каждое его движение.
Закончив, Кес отошел назад и стоял теперь почти рядом с нами. Он поднял правую руку и громко произнес:
- Темный Лорд Волдеморт, явись и внемли!
У Айса глаза стали, как блюдца. Явно не понимая, что делает, он встал на ноги. Я дернул его вниз, и мы вместе свалились за диван.
Но Кесу было совсем не до нас. Когда я выглянул снова, в центре пентаграммы, замерев, стоял Темный Лорд. Они с Кесом, не отрываясь, молча смотрели друг на друга, и оба выглядели невероятно испуганными.
Кес опомнился первым. Церемонно поклонился и торжественно произнес:
- Приветствую вас, Темный Лорд Волдеморт.
- Дьявол… - зло прошептал Шеф, пытаясь руками продавить не выпускавшую его невидимую стену.
- Очень приятно, - кивнул Кес. – Добро пожаловать, мой господин.
- Прекрати! – Лорд безуспешно пытался скрыть панику. - Как ты это сделал?
Кес молчал.
Шеф на секунду оставил попытки выбраться из круга и растерянно приподнял полу мантии. С нее потекла вода. Я испугался, как бы она не смыла линии на полу, но ничего такого не случилось. Они тускло светились и, казалось, подмигивали своему пленнику.
По губам Кеса скользнула чуть заметная улыбка, которая тут же бесследно исчезла.
- Что это? – пробормотал Лорд. – Что это такое?..
Он отпустил мантию и снова в отчаянии принялся хлопать ладонями по невидимой преграде.
- Как ты это сделал?! – выкрикнул он наконец с истерическими нотками в голосе.
- Кто бы мне объяснил, - пробормотал Кес. - Я приглашал вас, мой Лорд, - громко ответил он, еще раз поклонившись. – А вы не пришли. Это так нелюбезно. Я подумал, уж не прогневались ли вы на недостойного раба своего.
- Выпусти меня!
- Вам неудобно?
- Как отсюда выйти?!
- Томми, ну чем ты не доволен? Если бы ты оказался тут вниз головой, стоило бы беспокоиться. Что тебе не нравится? Я дважды приглашал, ты даже не ответил.
- Чего ты хочешь?!
- Да я ничего уже не хочу, - пробормотал Кес.
- Выпусти меня! Как ты это сделал?!
- Лучше тебе не знать.
- Что?..
- Не волнуйтесь так. Мой Лорд. Я счастлив приветствовать вас. И предлагаю сделку.
- Я не стану заключать с тобой никаких сделок, старый торгаш!
- Боже мой, Томми, неужели у тебя еще и для идеалов место осталось? Поистине, чем больше тебя узнаю, тем больше поражаюсь.
- Немедленно выпусти меня!
- И не подумаю.
У Айса на лице застыло выражение мрачного торжества. И я его понимал.
Я не понимал себя.
Шеф упорно пытался выбраться. Как попавшее в сачок насекомое. Никогда в жизни я не видел его в такой панике. Он ощупывал невидимую стену по кругу, и палочки у него не было. То ли он вообще был без нее, то ли не мог вынуть, то ли боялся. У него даже губы дрожали. Мне было невероятно его жалко. Слишком хорошо я его понимал.
Он же может выйти! Кес и Фламель считали, что может.
Так почему не выходит?!
- Вот что, друг мой Томми. Если еще раз мне придется думать о тебе три дня подряд, ты вернешься в этот круг и навсегда останешься нашей семейной реликвией. Ясно?
- Прямо навсегда? - с ненавистью прошипел Лорд.
- Разумеется. Ты ведь бессмертен. И я лично позабочусь о том, чтобы ты не умер. Из эстетических соображений. Ты и живой-то являешься весьма сомнительным украшением.
- Я согласен. Выпусти меня! – с вызовом потребовал Шеф.
- Моя Семья принадлежит мне, - отчеканил Кес. – Это понятно?
- Да. Выпусти меня.
- Повтори.
- Кес, выпусти меня… Я клянусь…
- Точнее.
- Я клянусь, что не трону никого из твоей Семьи. Никогда. Клянусь! Отпусти меня!
- Ты свободен, - напряженно сказал Кес, как будто сам не знал, так его надо отпускать или по-другому. – Уходи!
Это подействовало. Темный Лорд исчез, линии на полу светиться перестали, а Кес, посмотрев на все это, как мне показалось, с некоторым удивлением, медленно повернулся и, ссутулившись, неуверенно побрел к Западному камину. Достигнув его, он облокотился о стену и сполз по ней на пол.
По-моему, ему было плохо.
Я взглянул на Айса. Но тот с каменным лицом смотрел прямо перед собой и не двигался.
В этот момент около Кеса появился Фламель. Он не аппарировал, не вышел из камина, а именно появился. Из воздуха. Как будто снял мантию-невидимку.
Только никакой мантии у него не было.
- Вставай, вставай, ну что ж теперь делать, - быстро проговорил он. – Ничего уже не сделаешь.
- Доигрался, - простонал Кес. - Байстрюк несчастный. Явился! Как последний…
- Перестань. Замок разнесешь.
- В первый раз, что ли? Нет, ну ты только посмотри! Как последний третьесортный бес! Демон-неудачник! Идиот! Наколдовал! Дурень несчастный!
- Было бы за что переживать. Береги сердце.
- Лучше бы ты за мозги волновался.
- За мозги – не ко мне. Я не понимаю, как ты это делаешь.
- Я сам не понимаю.
- Ну, давай. Успокойся. Хватит уже.
- Я так не расстраивался лет сорок, - убито сказал Кес. – С тех пор как в первый раз Севочку увидел.
- Все равно не стоит. Все одно и то же. Вставай, - Фламель решительно его поднял и, держа под руку, энергично встряхнул. – Ну?
Через секунду он держал на руках геккона, которого бережно отнес на стол. Потом он снял плащ и завернул в него Кеса, оставив открытой только голову.
- Ящерица… - прошептал Айс с предельным отвращением. – Вот оно что... Всего лишь ящерица. Я-то думал…
Что он думал, я не узнал. Вместо того чтобы озвучить свои мысли, Айс беззвучно аппарировал.
Прелесть ситуации довершалась тем, что мантия-невидимка осталась на нем.
~*~*~*~
Я был просто вне себя.
Почему?! Почему этот мерзкий ящер догадался, а я не смог?!
Ведь все так просто!
Раз Темный Лорд может являться при упоминании, значит его можно вызвать!
Какой же я был законченный идиот! Ведь это и есть та самая «суть вещей»! Он по сути давно не человек. И Кес понял это. Так какого черта этого не понял я?!
Это оттого, что я слишком занят. Они все сели мне на шею, а сами ни черта не делают!
Конечно, Кес понял! Чем ему еще заниматься, кроме как торчать у меня в замке и строить свои дурацкие бессмысленные теории.
Черт знает что такое!
Я всегда подозревал, что у него есть еще какая-то сущность.
Ее не могло не быть.
Но я и предположить не мог, что она окажется настолько убога и примитивна.
Конечно, он позаботился, чтобы я не знал о ней!
Белая летучая мышь куда внушительнее.
И оригинальнее.
Бездарный позер! «Вернешься в этот круг навсегда».
Как же.
Навсегда.
Вон, еле до ближайшей стены дополз. А сколько продержался? Минут пятнадцать?
Ну, на полчаса тебя, может быть, еще и хватило бы. А потом что?
Накрутил всего вместе. Это что, он настолько нашего Лорда боялся?
А Шеф-то с перепугу и не сообразил, чего стоит такой магический блок поддерживать. Вот бы посмеялся, узнав, что Кес – просто ящерица. Низший организм.
Хорошо хоть не амеба.
Но все равно противно.
~*~*~*~
Сначала я еще надеялся, что Фламель уйдет. Но он уселся за стол, щелчком пальцев призвал себе небольшую книгу в кожаном переплете и замер над ней.
Обругав Айса всеми не содержащими прямых проклятий словами, я выбрался из-за дивана и, как ни в чем не бывало, поздоровался с Фламелем. Он кивнул и неуловимым движением полностью накрыл Кеса плащом. Я проявил ответную вежливость и не заметил этого. Как он не заметил, что я не выходил из камина.
Ситуация была неловкая. Не о погоде же с ним разговаривать. Тут я вспомнил, что являюсь членом этой семьи, и предложил ему выпить. Он слегка удивился, но согласился.
Это было очень верным решением. Довольно быстро мы выяснили, что геккона от меня можно не прятать. Потом, миновав погоду, плавно перешли к событиям этой ночи.
- Он не сдержит клятвы, - уверенно заявил я.
- Ему это будет затруднительно.
– Зря Кес поверил.
- Природа не терпит пустоты, молодой человек. На месте души мгновенно появляется нечто другое.
Я не особо вникал, но старательно делал вид, что слушаю внимательно. В целом это была очень приятная ночь. Фламель говорил плавно, и слова его складывались в затейливые, почти сказочные образы, будто обволакивая все вокруг. Мне даже спать не хотелось.
Когда забрезжил рассвет, он встал, взял на руки спящего геккона и, подойдя с ним к высокому окну, подставил под первые лучи солнца. Кес проснулся, два раза моргнул и превратился в человека.
- Люци, - сказал он, увидев меня, – ну ты вылитый клурикон – всегда безупречно одет и пьян в стельку.
- Не всегда, - обиделся я. – И не в стельку. Скажешь тоже.
- Но ты ведь на ногах не стоишь.
- Стою. Это во-первых. А во-вторых, это еще ничего не значит.
- Да, конечно, - вздохнул он.
Они отвели меня на диван, а сами отправились к столу допивать вино.
- Согласись, в этом есть свои плюсы, - донесся до меня тихий голос Фламеля.
- Для всех кроме меня.
- Да. - Последовала небольшая пауза. – Но иногда ведь можно и немного поступиться собственными интересами. Ради общего блага.
И они засмеялись.

Конец третьей истории
~*~*~*~


Глава 8. IV. Хижина дяди Тома (часть 1)

История походно-полевая, о том, как просто при некоторых навыках безвозвратно потеряться в окружающем пространстве.

Если климат тяжел и враждебен астрал,
Если поезд ушел и все рельсы забрал,
Если пусто в душе и не любит никто.
Это значит, это значит, означает это что?..
А.Иващенко, Г.Васильев


Я стоял над развороченной белой гробницей и думал о вечном.
По-моему, это уже превратилось в дурную привычку. Кес своего добился. Когда я не знаю, что и подумать, остается только о вечном.
Вернув крышку на место, я оглянулся на темный Хогвартс, подумал о вечном еще раз и активизировал портключ.
~*~*~*~
Кес, ему надо что-то ответить. Ты так и не будешь с ним разговаривать?
Ник.
~*~*~*~
Нет.
К.

~*~*~*~
- Ты видел Дамблдора?
- Да, конечно, Севочка. Сразу после похорон.
- Твое мнение?
- В смысле?
- Он умер?
- Откуда же мне знать?
- Чем ты его поил?
- Какой предполагается ответ? Перечислить ингредиенты?
- Ты оставил там флакон, я не смог открыть.
- Так ведь не тебе оставлено.
Это я сглупил, конечно. Надо было вложить склянку Альбусу в руки и открывать его пальцами. Хотя еще не поздно.
- Ты считаешь, что он жив?
- Не знаю.
Почему он так упорно отрицает очевидное?
- Кес, я возьму на себя смелость утверждать, что отличу труп от нетрупа.
- Рад за тебя.
- Больше я ничего не услышу?
- Севочка, я не знаю. Процесс находится в подвешенном состоянии и насколько затянется - никому не известно.
Так я и думал.
- Надо убить Гриндельвальда.
- Надо.
- Так в чем дело?
- Твоя тяга к бессмысленной благотворительности иногда утомляет, - раздраженно ответил он. – Я уже просил тебя забыть о Гриндельвальде. Желательно навсегда. Лучше посмотри, что с Люцем творится.
- Здесь я ничего не могу поделать. - Кес очень удачно сменил беспокойную и довольно тягостную тему на крайне забавную. - У них с Темным Лордом сложилась какая-то странная система взаимоотношений, которую я постигнуть не в состоянии. Раньше Люци на него обижался, а теперь, по-моему, наоборот.
~*~*~*~
- Пойдем со мной, - Айс нервничал и непонятно на что злился. - Подстрахуешь.
- Куда?
- Тебе не все равно?
Он схватил меня за мантию и аппарировал.
- Нет, мне не все равно, - я огляделся и достал палочку. – Что за выходки?
Мы стояли под фонарем на маленькой смутно знакомой площади, окруженной со всех сторон высокими старыми зданиями.
- Запоминай, - Айс сунул мне под нос кусок пергамента.
«Штаб-квартира Ордена Феникса расположена по адресу: Лондон, площадь Гримаульд, дом № 12», - прочитал я.
- Айс, что мы тут потеряли? Ты с ума сошел?
- Там никого сейчас нет.
- А если придут?
- Вот и подстрахуешь. Мне нужно кое-что забрать оттуда.
~*~*~*~
- Взял бы ты лучше Криса, - Фэйт нервно переминался с ноги на ногу, с места не двигался и вид имел недовольный.
- Это не его дело. Идем.
~*~*~*~
Я терпеть не мог этот дом. И Блэков. И вообще.
Айс легко взлетел по каменным ступенькам и дотронулся палочкой до замка. Раздался лязг, грохнула цепь, дверь с треском распахнулась, и мы вступили в темную прихожую. Как только дверь захлопнулась за моей спиной, вспыхнули газовые лампы, осветив затянутые паутиной стены.
– Homenum reveliо, - пробормотал Айс, шагнув вперед.
– Северус Снейп? – загремел из темноты низкий голос.
О черт! Я вытянул вперед руку с палочкой, но людей видно не было.
- Нет никого, - бросил мне Айс.
Над головой словно дохнуло холодом, и мой язык во рту сам собой свернулся трубочкой, не оставляя возможности даже слова произнести.
Это они от нас языкосвязывающим заклятьем защититься хотели? Ну и Орден. Неудивительно, что дела их настолько плохи.
Айс, как ни в чем не бывало, шагнул дальше, и с ковра в конце коридора нам навстречу стала подниматься высокая темная фигура.
Инфери я не любил. Хотя в данном случае вид его очень гармонично сочетался с остальной обстановкой этого до невозможности запущенного места. Тело все быстрей и быстрей скользило к нам. Длинные до пояса, волосы, развевающиеся за спиной, трепещущая борода, сухое, лишенное плоти лицо с пустыми глазницами… Оно было похоже на уже основательно подгнившего Дамблдора. Хотя он и не мог в действительности так выглядеть. Прошло слишком мало времени.
Существо подняло руку и указало на Айса.
- Да, я Северус Снейп, и это я убил тебя, - скучным голосом сказал Айс. – Еще вопросы есть?
- Нет, - к моему удивлению, недовольно проворчало привидение и рассыпалось большим облаком пыли.
- Айс, что это?.. – я никак не мог выровнять дыхание.
- Это Моуди на меня ловушку поставил.
- И все?
- Как видишь. Оно спрашивает - я отвечаю. Наверное, если ему солгать, оно меня задушит. Ну так я и не лгу.
~*~*~*~
- Тебя не от него страховать надо? – откашлявшись, спросил Фэйт.
- Нет. Мне нужно поискать кое-что, а ты покарауль пока. Не все такие правдолюбы, как свихнувшиеся авроры. Явится Кингсли какой-нибудь - получится неудобно.
- Его убить?
- Кого?
- Кингсли.
- Зачем? Оглуши.
Если успеешь.
Говорить Фэйту, что против Кингсли у него шансов нет, я, разумеется, не стал. Он и так весь на нервах.
Отгоняя от себя красочную картину того, во что превратится прихожая, если действительно явится Кингсли, или Моуди, или еще кто-нибудь и обнаружит в дверях сбежавшего неделю назад из Азкабана Люциуса Малфоя, я направился наверх в спальню Блэка. Заболело колено, и, добравшись наконец наверх, я, как назло, споткнулся об очередной ковер. Они были понатыканы в этом чертовом доме чуть ли не на каждом ярде.
Позволив себе две минуты поваляться на полу спальни, я стиснул руками разрывающуюся болью ногу, сжал зубы и занялся делом.
Где-то я тут видел старое письмо Лили Эванс, когда обыскивал спальню год назад, после смерти Блэка. И была в нем фраза, которую я тогда принял за полный бред, а теперь думаю: ни к чему, чтобы это видели. Письмо надо ликвидировать. От греха подальше.
«Батильда заходит почти каждый день, - быстро пробежал я глазами интересующий меня кусок, - она совершенно необыкновенная старушка, которая знает великое множество историй о Дамблдоре, и я далеко не уверена, что ему придётся по вкусу этот факт. Не знаю, насколько можно в эти истории верить, кажется невероятным, что Дамблдор мог быть другом Геллерта Гриндельвальда. Думаю, у нее поехала крыша. С любовью, Лили».
Как бы от этой рассказчицы не случилось беды. Но тут уж ничего не сделаешь. Не убивать же ее теперь. Скрипнула лестница, и я быстро сунул второй лист письма, где говорилось про Гриндельвальда, в карман мантии.
- Айс? – в дверном проеме появилась остроносая физиономия Фэйта. – Чем ты гремишь? Мерлин, что с тобой?..
~*~*~*~
- Колено, - сквозь зубы ответил Айс. – И я еще на него упал.
Правильно я сделал, что поднялся к нему. Во-первых, там пыльное инфери из Дамблдора, а во-вторых, он даже с пола встать не может.
~*~*~*~
Фэйт, осторожно подобрав мантию, переступил порог и, брезгливо морщась, огляделся.
- Смотри-ка! – оживился он, призвав из кучи бумаг, которую я развалил пока искал письмо, старую колдографию. – Маленький Поттер на метле. Видишь, нормальный был ребенок. А что твой Дамблдор вырастил? Его даже Шеф боится.
~*~*~*~
- Шеф никого не боится, - Айс вырвал колдографию у меня из рук и, разорвав ее пополам, бросил на пол. – Пошли отсюда, помоги. Черт! – Он буквально повис на мне.
Надо же было так неудачно упасть. У него даже слезы. Я вытащил носовой платок, вытер ему лицо и тихонько потащил его на лестницу.
~*~*~*~
Кес осмотрел нас скептически, но я был ему рад. Он мог привести в порядок мою ногу. Во всяком случае, механические повреждения умел мгновенно ликвидировать руками. Став Князем, я тоже смогу лечить родных просто руками. Кес еще давно сказал, что иначе научиться этому нельзя. Может, и врал, только ведь его не заставишь, если учить не хочет.
- Где гуляли? – беспечно спросил он.
Я подумал и показал ему обрывок письма. Почему бы и нет.
~*~*~*~
- Учитывая, какой ценой тебе достался этот клочок пергамента, Севочка, - сказал Кес, сочувственно глядя на лежащего на диване Айса, - должен признаться, что оно того не стоило. Альбу не отмыть.
- Не говори так! – мгновенно взвился Айс.
- Как скажешь. Но ты должен понимать, что он слишком известный человек. Найдется достаточно желающих вывернуть наизнанку каждую прожитую им минуту. На это не стоит обращать внимания.
- На это нельзя не обращать внимания!
- Можно. Все можно.
~*~*~*~
Безопасность — категория неизмеримо более высокая, чем величие.
Кардинал Ришелье


Это были очень плохие дни.
Я не волновался за Нарциссу. Мне казалось, что ее он не тронет ни при каких обстоятельствах, не захочет обидеть Белл.
А вот за Драко боялся панически. До такой степени, что не помогало уже даже виски.
Хотя оно и так и так не помогло бы. Ситуация накалилась настолько, что относиться к ней с невниманием становилось смертельно опасно. Конечно, был Айс. Но он тоже не вездесущ. Впрочем, теперь, когда я узнал о нем много нового, оказалось, что он успевает даже больше, чем я думал.
Еще немного утешала так и оставшаяся тускло светиться в дальнем углу Тревеса пентаграмма. Хотя действовала она на меня как шахматы. То есть угнетающе. Заставляя вспоминать Азкабан, дементоров, Шефа и всякую подобную гадость.
А вот Кес не утешал совсем. Был он, как всегда, безмятежен, а иногда раздражен. И ни то, ни другое состояние не имело к нашим делам никакого касательства. Ему были абсолютно безразличны и мы сами, и наши проблемы, и казавшийся уже не за горами захват Темным Лордом Министерства. Любые попытки Айса заговорить на эти темы заканчивались одинаково. Кес пожимал плечами и говорил: «Ну и что?»
Айса это бесило.
А мне было страшно. До невозможности страшно.
Но я не Айс. В отличие от него, я прекрасно знал, чем нужно провоцировать интерес Кеса. И хотя меня самого технические мелочи волновали мало, Айса было жалко. Ему давно пора научиться, как разговорить вечно прячущегося за показным безразличием дядюшку.
- Ты представляешь, какая здесь начнется паника, если он станет Министром Магии? – как будто между прочим спросил я. - Один его вид чего стоит.
- М-да…
- С нами прекратят все отношения. С таким лицом ему придется не один год доказывать, что он либерал.
- Я хочу это видеть, - засмеялся Кес.
- Что?
- Как Томми станет доказывать.
Айс открыл было рот, но я успел ткнуть его под столом ногой, и он ничего не сказал.
- У Темного Лорда отлично получится изображать режим строгий, но справедливый. Тогда посмеешься.
- Возможно, Люци, у него и получилось бы. Мне бы очень хотелось на это посмотреть, честно тебе скажу. Но он не успеет. Он нажил себе уже столько врагов, что ему не позволят даже попытаться наладить жизнь вашего сообщества согласно своим фантазиям.
- Не может быть Министра Магии с таким лицом.
- Так скажи ему об этом.
- С ума сошел?! Сам скажи.
- Мне он не поверит.
- А меня просто убьет.
- Не убьет.
Кес критически оглядел меня и вдруг предложил:
- Хочешь пари? Тысяч на десять. Ну? Я же вижу, что ты согласен.
Вообще-то стоило попробовать. Чем черт не шутит.
- На десять? – неуверенно переспросил я.
Что-то меня все-таки в этом пари не устраивало. Скорее всего, глумливое выражение лица Айса. Но он упорно молчал, и побыстрее соображать пришлось самостоятельно.
- Ведь если я выиграю, мне уже не понадобятся деньги.
Кес выглядел раздосадованным.
- Ты за деревьями не видишь леса. Не надо ему говорить, что он не справится. В глубине души он сам прекрасно понимает, что его портрет не для журнальных обложек.
- Этого он от меня точно не услышит.
- Скажи, что ему не следует демонстрировать свою личность. Ему понравится идея теневого руководства. Объясни: нельзя сходу объявить всему вашему сообществу, что власть теперь у Лорда Волдеморта.
- Он со мной не разговаривает.
- Что за глупости?
Для Кеса, конечно, глупости. Ему когда-нибудь в жизни было так страшно? Он не видит, что требует от меня невозможного?
Ни черта он не видит.
Он вообще не может понять, в чем проблема.
~*~*~*~
Фэйт закрыл глаза и чуть слышно прошептал:
- Я его боюсь…
Кес мягко подошел к нему сзади, положил ладони на плечи и, нагнувшись к самому уху, тихо сказал:
- Позволь Томми посмеяться.
- Он не умеет смеяться, - резко перебил я. И тут же разозлился на себя, потому что категорически не хотел вмешиваться в их разговор.
- Это ты не умеешь смеяться, Севочка, - Кес выпрямился и отошел, оставив Фэйта в большой растерянности. - А Томми очень даже умеет. Просто ему никто не дает такой возможности.
~*~*~*~
Из Ашфорда я отправился в Лондон и купил двух белых павлинов. Для начала. В конце концов, Кес предложил неплохой способ. Он ведь и сам им пользуется. Единственный его серьезный противник, с которым мне довелось повстречаться, считал его хвастливым болтуном, а наш Лорд в лицо назвал цирковым клоуном. Оба отлично знают, как он опасен. Но он позволяет им посмеяться. Я плохо понимал зачем, но… Вдруг и у меня сработает.
~*~*~*~
Фэйт совсем потерял чувство меры. Он слишком буквально понял совет Кеса и слишком активно стал применять его на практике. А еще у меня было смутное ощущение, что он так мстит Шефу. И я считал это очень глупым. И опасным.
- Кес, он ведет себя почти неприлично.
- Почти не считается.
- Это ты велел ему развести в парке павлинов?
- Нет, - засмеялся он. – Забавно.
- Это глупо, а не забавно! И Лорд злится!
- На павлинов?
- Да. Во-первых, Крэбб и Нотт подарили Люци еще пару таких же, а во-вторых, это теперь стало среди наших модным.
- Разводить белых павлинов?
- Да. Почему-то решили, что Люц их для Темного Лорда купил. Он теперь к кому ни явится, везде павлины.
- Что ж, все великие идеи лучше идут в массы по осени. Хотя это больше относится к политике.
- Люци доиграется! А виноват будешь ты.
- Это несущественно. Томми его обидел, вот пусть теперь…
- Кес, вы с ума посходили? Чем он его обидел? Ты сам считаешь, что он его, дурака, просто пожалел. И перестань смеяться, наконец!
- Очевидно, Люци считает, что Томми пожалел его недостаточно.
Кес зарыл лицо руками и трясся от беззвучного смеха.
- Я не могу больше… это слушать.
- Хочешь посмотреть? – осторожно спроси я.
- Нет, спасибо, - он всхлипнул и начал успокаиваться. - У меня хватает воображения.
- Вот он как-нибудь взбесится и убьет Драко, - сказал я то, что беспокоило меня больше всего. – Тогда посмеешься.
- Он не может убить Драко.
Так я и думал.
Вот именно это я и предполагал!
Не может?
Как же.
Я ни секунды не сомневался, что данная Лордом клятва ничего не значит. Он бы что угодно пообещал, лишь бы вырваться тогда из Ашфорда. Кес почему-то не потребовал от него нерушимой клятвы. Вот тогда было бы надежно.
А так что?..
Ерунда какая-то.
Просто слова.
Кого они остановят?
Но раз Кес оставил пентаграмму, значит он все понимает. Он что, собрался вызывать Шефа снова? Судя по тому, сколько это отняло у него сил в прошлый раз, – дело пустое.
Сказать ему об этом? Что-то мне подсказывает, что он не всегда адекватно умеет оценить собственные силы. А на нас с Фэйтом рассердился за то, что мы якобы несчастного Темного Лорда обманывали. «Это так по-слизерински…» Учись он сейчас, быть ему в Гриффиндоре. Вместе с Дамблдором. И Фламелем. Я бы им тогда все припомнил.
С другой стороны, сказал же он «что мне сердце»? Хотя, по-моему, Фламель имел в виду не материальные категории.
Но здесь он ошибся. Кесу ни с материальной точки зрения, ни со всех остальных до сердца никакого дела нет. Он, видите ли, за свой феноменальный интеллект разволновался.
- Зачем ты оставил пентаграмму?
- Пусть будет. Она ведь не мешает.
Она не мешала.
Но нервировала.
Во-первых, Кес почему-то расположил ее чуть ли не у входа в Восточное крыло, то есть у меня под носом. Хотя это, пожалуй, можно было понять: в этой части Тревеса никого, кроме меня, не бывает. А во-вторых…
- Кес, чем ты ее поддерживаешь?
- Не поверишь, Севочка. Не знаю.
Он сказал это достаточно искренне и прямо, чтобы я поверил. Я вообще в последние дни убедился, что он многого не знает, не понимает и не видит. Но ему везет. Эксперименты, как правило, удачны, а результаты их таковы, что приятно удивляют его самого. Он не только не знал, как защитить мой замок, он и бесов-то, оказывается, вызывать не умел. Но почему-то у меня при этом получилось стадо трикстеров, а у него - Темный Лорд. Вот и разберись. Ничего толком не знает, не умеет, а получает что хочет. Разве это справедливо?
Про пентаграмму, выходит, он тоже ничего не знает.
- А как ты думаешь?
- Думаю как? Либо ее поддерживает энергетика этого места, либо… сам Томми. Последнее более вероятно. Хотя…
Кес говорил так, как будто знал, что мы подглядывали за ним. И рассказать ему об этом мог только сам Фэйт.
С Фэйтом вообще творилось что-то неладное. Очевидно, прельстившись статусом главы вампирского клана, он не отходил от Князя ни на шаг. Другого объяснения быть не могло. Чего он хотел на самом деле, понять было невозможно. При всех своих недостатках Фэйт всегда держался независимо. Он даже Лорду никогда просто так не подмахивал. Для всеобщей гармонии – сколько угодно. Себе в ущерб – ни разу. Пресмыкаться перед Лордом мы умели все. Но только Фэйт вкладывал в это весь отпущенный ему природой артистизм.
И получал бездну удовольствия.
Он не пресмыкался, он разыгрывал пресмыкание. Изображая что-либо, чего он совсем не чувствует, Фэйт счастлив. И я сильно подозреваю, что именно это и держит его рядом с Лордом столько лет. Здесь присутствует иллюзия, что от качества исполнения зависит жизнь.
И Фэйт всегда делал это виртуозно.
Пока ему не надоело.
И происходящее сейчас – яркое тому подтверждение. По-моему, Шеф жалеет, что они в ссоре. И дальше будет только хуже.
Взаимоотношения Фэйта с любимым Повелителем – это вообще самое забавное, что я видел в своей жизни. Особенно когда Фэйт чего-то от него хочет. Теперь он открыто дает понять Лорду, что очень его боится. Никаких совместных попоек, ночных задушевных бесед, никаких вольностей. Строжайший регламент.
Шефу неприятно, но он тоже обижен и держит лицо.
Мне смешно.
Фэйт развлекается. Лорд Малфой явно загубил на корню все свои таланты. Мир потерял потрясающего артиста.
Повелителю не нравится новый Фэйт.
Не только потому, что теперь он потерял... не равного, конечно, но очень близкого человека. Пожалуй, самого близкого. Но и потому, что Люциусу Малфою действительно плохо.
Очень плохо.
А также очень страшно и тоскливо. Он, бедняжка, даже пить перестал, приведя этим Шефа в окончательно разобранное состояние. Фэйт впал в черную меланхолию на почве тяжелых переживаний и от Лорда откровенно шарахался. В лицо не смотрел, со всем соглашался и ни одного внятного предложения озвучить не мог, чего раньше за ним никогда не наблюдалось. Даже исполнение полностью составленного им еще в Азкабане плана по уничтожению Скримджера и захвату Министерства Шефу пришлось переложить на Яксли, потому что Фэйт самоотверженно демонстрирует абсолютную невменяемость.
Еще чуть-чуть - и Повелитель обзаведется полноценным чувством вины.
Только, скорее всего, опознать его не сможет.
Откуда ему знать, как выглядит чувство вины?
И вот тогда Фэйт получит по полной. Ничего, кроме раздражения, его вид у Лорда вызывать не будет.
Как можно избежать таких последствий, я не знал.
Оставалось надеяться, что Фэйт знает.
~*~*~*~
- Он отобрал у меня палочку! Мою волшебную палочку!
- И что?
- Боже мой, как ты не понимаешь?! Моя палочка!
Я уже не боялся получить от Кеса пару пощечин. Во-первых, мне было все равно, а во-вторых… Ну, я знал, что он так не поступит.
- Люци, в этом мире хватает мастеров волшебных палочек. Если тебе нужно что-то чересчур индивидуальное, в чем сложность?
- Я не могу там жить!
- Не живи.
- А Нарцисса с Драко? Это мой дом! Оставить его Темному Лорду? В свой ты его не пустил, а мой, значит, можно отдать? Так?!
- Успокойся.
- И палочка была моя!
- Люци…
- И дом мой!
- Хочешь, уберем его оттуда?
- Как?
- Ты отлично знаешь «как», - спокойно ответил он.
Я не хотел.
Во-первых, мне нравилось, что появился еще кто-то кроме Айса, согласный терпеть вот такие сцены.
Во-вторых, мне нравилось, что у меня теперь есть моральное право такие сцены устраивать. Причем в любом количестве.
А в-третьих, я слишком хорошо помнил, как испуганно Шеф пытался освободиться из пентаграммы. И как забрал меня из Азкабана. И как тащил вниз по лестнице, не позволив свалиться с парапета. И много еще чего можно было вспомнить, если хорошенько покопаться в памяти.
- Не хочу. Куда ему деваться.
Кес не удивился. Даже обрадовался. По-моему, он меня понял. А вот Айс бы не понял. Я уверен.
- Тогда можно продублировать плоскости.
- Как это?
- Ну… Если ты не хочешь с ним пересекаться, этого можно избежать. Отзеркалим.
- Оно все будет наоборот?
- В смысле?
- Я не люблю зеркала. В них отражается все наоборот и совсем другое.
- Нет, все будет абсолютно так же. Просто повторится. Но без Томми.
- Можно попробовать.
- Вот и славно.
- Он все равно меня убьет.
- Ну что ты заладил как попугай? Никто тебя не убьет.
А вот Айс не стал бы злиться. Так что еще неизвестно, с кем из них удобнее.
Но сравнить было любопытно.
- Он притащил ко мне Олливандера.
- Зачем?
- Откуда я знаю?!
- Так отлично. Пусть сделает тебе палочку.
- Он не может ничего сделать. Ты вообще представляешь, в каком он виде?!
- Люци, надо узнать, что Томми хочет от Олливандера. Слышишь? Это важно. Хватит ныть, надоел.
Так бы Айс тоже никогда не сказал. Даже представить невозможно.
Хорошо.
Узнаю.
Но я обиделся.
~*~*~*~
Когда я это увидел, я понял, что он действительно мой Повелитель.
Нет, не то.
Я понял, как вообще так могло получиться, что он им стал.
И у меня заболело сердце.
Нет. Не заболело. Я же не Фэйт.
Я не знаю, что со мной случилось.
Я готов был пойти к нему и… я не знаю что сделать. Что угодно.
Только Ашфорд не мог отдать.
Потому что замок не мой.
То есть мой, но…
Я продам ему душу.
Раз он бес, ему можно продать душу.
Впрочем, зачем ему? Он за своими-то уследить не в состоянии.
Тогда отдам камень.
Если он попросит, я отдам камень. Наверное, это самое нужное ему из всего, что у меня есть. Он ведь и в Ашфорд рвался за камнем.
Я отдам ему.
И пусть Кес потом что-нибудь придумает.
- Что тебе, Север?
После неудачи с похищением Поттера он был явно не в духе. И это еще мягко сказано.
Но мне все равно.
Как говорит Кес, «не существенно».
- Научите меня, мой Лорд. Научите! Умоляю!
- Чему?..
- Научите меня летать…
- Ах, это. - Он подошел очень близко. - Неужели некому?
- Я… не хочу как он. Я хочу как вы.
- Кто бы мог подумать…
Я опустился на колени. Он любил, чтобы его слушали именно так.
Ну и что.
«Невинные слабости надо уважать».
Так, кажется, это звучало.
- Что же, - он аккуратно коснулся холодным пальцем моего подбородка и чуть приподнял его, заглянув в глаза. – Я научу тебя.
Вот так просто.
Он научит. И я больше никогда не смогу даже помыслить навредить ему.
Но это не имеет значения.
Ничто не имеет значения.
Я все равно ничего не знаю о пользе и вреде. У меня есть долг. И его придется исполнять по мере сил.
А он научит.
Единственному, о чем я когда-либо по-настоящему мечтал. Потом это стало невозможным. И вот теперь…
Кес сам говорил, что желания важнее всего. Что они должны сбываться. Особенно детские. Обязательно должны.
Я буду летать. Он научит. Он обещал.
Не предлагал.
Не искушал.
Не обманывал.
Просто пообещал.
~*~*~*~
- Айс, говорят, ты ранил кого-то из Уизли?
- Ухо отрезал, - безучастно отозвался он, даже не взглянув на меня.
- Зачем?
- Промахнулся.
~*~*~*~
Я чуть не ляпнул Фэйту, что испугался за Люпина. Он и так считает, что оборотня следовало убить еще в школе.
- А что с моей палочкой?
- Забудь о ней.
- Шеф ее… сломал?
- Да. И сделай одолжение, не демонстрируй ему остальные.
- Что там случилось?
- Тебе же Руди рассказал.
- Он только про ухо рассказал.
~*~*~*~
Вообще-то я надеялся, что Лорд мою палочку вернет. Слетает, куда ему надо, и вернет.
Но Айс, безусловно, прав. Раз палочки нет, то и спроса с меня никакого. Никуда больше не пойду.
Да он и не пошлет теперь. Что я могу? Без палочки.
~*~*~*~
Он оказался довольно терпеливым учителем. Особенно при том, что я не смог ничему научиться.
- Нет, Север, спокойнее. Спокойнее! Ты же сильнейший волшебник.
Промучившись несколько дней, я объяснил ему про гравитацию.
Лучше бы не объяснял.
Повелитель и до того, как упустил Поттера, сильно нервничал. А после - как с цепи сорвался.
Его все раздражало.
Раздражало, если его демонстративно боялись, и бесило, если не боялись.
Злило, когда не смели даже ответить на вопрос, и еще больше злило, если отвечали.
Лорд отдавал путаные распоряжения, и Фэйт, которого наши сначала открыто и злорадно жалели, обзавелся обиженными завистниками, внезапно оказавшись единственным, кого эти приказания не касались никаким боком. Лишенный волшебной палочки, он не мог их выполнять.
Глядя на все это, я впервые подумал: возможно, Кес никогда особо не возражал против моего близкого общения с Шефом именно для того, чтобы я посмотрел на живом примере, к чему приводит подобное поведение. Как будто слышу: «Вот так, Севочка, делать не надо. Люди теряются, чего тебе хочется - не понимают, грозное имя тает на глазах, и окружающие уже шепчутся за спиной, что ты не в себе, и начинают подыскивать, куда бы сбежать. В результате ты имеешь полную неразбериху, серию бессмысленных предательств и удары в затылок. Не надо так делать. Севочка».
Вероятно, надо делать как он. Чтобы все было тихо, незаметно, вертелось как бы само собой и без его участия, а с ним - только в крайнем случае. И только если Наследник идиот.
Жизнеутверждающие выводы я, однако, сделал.
~*~*~*~
Мне не нравилось то, что затеял Айс. Очень сильно не нравилось.
Он всегда хотел летать.
И Кес прекрасно знал об этом.
Но не учил его.
Почему не учил?
Это Айс считает, что знает ответ. Можно не спрашивать. Он уверен, будто Князь постоянно его обижает от природной зловредности и глубокого равнодушия. Когда он рассказывал мне о своих «несчастьях», обида на Кеса торчала из каждого слова.
Но ведь это не так.
Почему не научил?
Ведь сам-то умеет.
Плохо умеет?
Ну, это, положим, он сам считает, что плохо. А по мне, так вполне прилично.
И Айс не я. Хвоста там нет. И не было никогда. Значит, должен летать.
Так почему же?..
Кажется, я догадался. И стало мне сильно не по себе.
Очень сильно.
Темный Лорд учит Айса летать без крыльев.
Не знаю почему, но проблема, скорее всего, именно в этом. Человек не должен летать без крыльев. То есть никто не должен. Наверное.
Хочешь летать – отрасти крылья.
Нет – не судьба.
Без крыльев летать нельзя.
Почему?
Понятия не имею.
Но дело в этом.
Я уверен.
~*~*~*~
- Если вы объявите себя министром, это спровоцирует открытое восстание, - глядя куда-то вниз и вбок, сказал Фэйт. - Вам это нужно?
- Пускай попробуют! – захохотал Яксли. – Министерство полностью под нашим контролем. Со дня на день будет захвачен Скримджер, и эта страна наша!
Темный Лорд слушал его, не перебивая. Но думал, как мне казалось, о чем-то другом.
О чем?
Зачем, зачем вообще Фэйт в это вмешивается? Сидит без палочки, ни в чем не участвует и радовался бы. Я даже велел Руди расписать ему пострашнее нашу судьбоносную ночную битву за незабвенного Поттера. Для Руди это труда не составило. Учитывая, что он третьи сутки не может встать с постели - так его Тонкс отделала.
В общем, у Фэйта много причин радоваться. А Министерством пускай занимается Яксли. И делает там, что хочет.
- Почему открытое восстание – это плохо, Люциус? – медленно, как будто растягивая слова, спросил Шеф. – Ведь так проще уничтожить явных врагов.
- Рано, - неожиданно вмешался Макнейр. Как будто его кто-то спрашивает!
- Ничего не рано! – Яксли тянуло на подвиги. – Зато оставшиеся в живых сразу станут невероятно лояльны.
~*~*~*~
Лорд подошел ко мне близко-близко и очень тихо, так, что никто кроме меня не слышал, спросил:
- Не с моим лицом, да?
- Да, - одними губами ответил я, подумав, что терять мне все равно нечего.
- Ты прав, пожалуй. Это было бы ошибкой.
~*~*~*~
Оболгут твои дороги, кто изустно, кто строкой,
Будут все твои тревоги им на радость и покой.
А. Дольский


Вернувшись на Тревес, я обнаружил прямо на столе кипу «Ежедневных Пророков». Заподозрив, что Кес бросил их тут для меня, я небрежно развернул верхний.
И обомлел.
«Дамблдор – правда раскрыта! На следующей неделе выходит в свет шокирующая история порочного гения, которого многие считают величайшим волшебником поколения. Срывая с Дамблдора маску благодушного седобородого мудреца, Рита Скитер раскрывает тайны бурного детства, преступной юности, конфликтов продолжительностью в жизнь и скрытой вины…»
Я убью эту женщину.
Я убью эту гадину!
Какое ей дело?!
Безмозглая тварь!
Я в бешенстве смял газету и, зажмурив глаза, пытался успокоиться.
Как она посмела?! Как она вообще посмела касаться его имени?! Своим вонючим пером! «Жизнь и ложь Альбуса Дамблдора».
Что ты знаешь о его жизни?! Что ты можешь знать о его вине и его лжи? Ты знаешь только одну ложь - свою собственную. И только одну жизнь – такую, как у тебя. Мелкая, глупая женщина!
Мелкая…
Зачем я так злюсь?..
Найдется масса вот таких, как она, жадных до чужих трагедий тварей. Их же тысячи. А Альбус один. Они облепят его теперь со всех сторон, как мухи леденец, и никуда от них не деться. Убей одну, убей дюжину, их не станет меньше.
Что же делать?..
Я взял другую газету. Она оказалась тем же номером. И вся кипа была одним и тем же номером. Зачем? Зачем тут их столько?
Ну, одну я прочту. Одну Хлюп съест. Фламеля, может быть, еще одна ждет.
Мой взгляд упал на тот экземпляр, который я смял и со злости изодрал в клочья.
Появившаяся при этом мысль была неприятна. И… смешна.
Кес знал, что я поведу себя именно так? Поэтому тут столько одинаковых экземпляров?
Что же там еще?
Я открыл страницу с полным интервью Риты Скитер.
«Я очень рада, что вы упомянули Гриндельвальда… Придется приготовиться к ошеломляющей новости, почти что к взрыву бомбы… Навозной бомбы, я бы сказала. Очень грязное дело… Не надо питать уверенность, что легендарная дуэль имела место в реальности. После прочтения моей книги читателям придется заключить, что Гриндельвальд просто наколдовал белый флаг и тихо сдался!»
Дура ты.
Мерлин, какая же ты дура!
С меня хватит.
Я спокоен.
Как обожравшаяся Нагини.
- Все спалил? – весело спросил появившийся минут через десять Кес.
- Да.
– Обедать будешь?
- Да.
- Вот и славно.
- Зачем их тут было столько?
- Как зачем? Чтобы ты получил удовольствие.
- Да, - я засмеялся, но настроение все равно было ни к черту. – Какая все-таки мерзость.
- Брось. Скажи мне лучше, что там у вас происходит?
- Да все в порядке вроде бы. Темный Лорд теперь постоянно где-то гуляет, Люци немного успокоился.
- Что Томми хочет от Олливандера?
- Не знаю. Сначала мы думали, что он заставит его сделать всем новые палочки. И себе заодно. Но нет. Он требует у него объяснений по какому-то вопросу… Судя по всему, Олливандер ответов не знает. Или это что-то очень важное, и старик хорошо держится.
- По какому вопросу?
- Я не знаю, Кес. Он не может сражаться с Поттером, и его это беспокоит. Меня бы тоже беспокоило.
- Альба не говорил тебе, почему Томми не может?
- Говорил. Тогда, после его возрождения. Но Лорду нужно не это. Про «Priori Incantatem» Олливандер ему сказал. Но он не может сражаться никакой палочкой. Он же взял у Люца. И она сломалась.
- Конечно она сломалась. Так что тебе говорил Альба?
- У их палочек одинаковая сердцевина. Там перья из хвоста одного феникса.
- Фоукса.
- Что?..
- Вот так. Бедняга Олливандер это знает, но он не знает, что из себя представлял феникс, так любезно пожертвовавший перышки. Наверное, еще удивлялся, с какой стати получил сразу два пера.
- Потому что их там двое, - завороженно сказал я. – И Альбус не сказал ему? Не сказал, что…
- Что?
Да, действительно. Что Дамблдор мог сказать?..
Но это… это…
- Сумасшедший дом. Кес, это же немыслимо! У них палочки с перьями феникса, в котором находятся частички душ Дамблдора и Гриндельвальда… И Темный Лорд не понимает, почему эти палочки не сражаются?..
- Так он же не знает про души. И Олливандер не знает.
- Вторая палочка больше пятидесяти лет прождала Поттера в магазине, чтобы он…
Больше пятидесяти лет. Столько, сколько прождал Альбуса Гриндельвальд. Пока Дамблдор не умер. Для них обоих. И не спас этим их обоих.
- Поттер может спасти Темного Лорда? Палочка поэтому ждала его?
- Альба полагал, что да.
- А ты?
Сейчас он скажет: «А мне все равно». И солжет.
- А мне все равно.
- Лжешь.
- Возможно, - засмеялся он. – Возможно.
- Ты не веришь в это.
- Ну почему же? Если бы Томми хотел, то Гончар сумел бы ему помочь. Но Томми не Гриндельвальд. Он не захочет. Ведь Гончар его не любит. А объятия милосердия холодны, как канадские сугробы. Так что вряд ли.
~*~*~*~
Но если меня в тихом месте прислонить к теплой
стенке, со мной еще очень, очень можно поговорить.
М. Жванецкий


- Вы отняли у меня волшебную палочку, - не очень хорошо соображая, что беседую не с Айсом и даже не с Кесом, невнятно жаловался я ему, - Белл тут опять живет, дрянь всякая по дому ползает, а Кес…
- Что Кес? – понимающе выдохнул он, аккуратно поддерживая меня в вертикальном положении. – Ну же, Люци? Ты говорил о Кесе. Продолжай.
- Ему все равно.
- Что ему все равно?
- Да ему вообще нет до нас дела. Его кроме этой чертовой Ирландии ничего не интересует.
- Люци, - Шеф позволил мне завалиться на него и, успокаивая, погладил по плечу. – Кес, конечно, занят совсем другим, я понимаю. Драгоценные камни собирает. Да?
- Собирает, - я засмеялся. – С земли. Зонтиком.
- Люци, - он настойчиво тряхнул меня, - подожди. Еще минута - и пойдешь спать. У него есть алмаз желтого цвета.
- Есть, - я кивнул.
- Ты его видел?
- Видел, - я снова кивнул и стукнулся об него лбом.
- Принеси мне этот камень, - зашипел он. - Принеси его, Люц.
- Не могу, - я мотнул головой.
- Можешь. Только ты и можешь. Где он?
- В сундуке.
- Покажи, - чуть слышно приказал он.
Сундуки медленно поплыли по коридорам Западного крыла. Они кружились и превращались в гробы с красными атласными подкладками.
- Люци!
Какой он беспокойный. Ну нельзя же так.
- А еще вы учите Драко непростительным проклятьям.
- Должен же кто-то его учить!
- Он не может.
- Вот именно! Ты считаешь – это нормально? Я же не отправляю его убивать грязнокровок! Но у него трясутся руки, даже когда я прошу его потренировать на Роуле обычный «Crucio». По-твоему, это правильно?
- Он еще ребенок.
- Он у тебя идиот, а не ребенок! И Белл тоже так считает.
- Не напоминайте, - я опять боднул его в плечо. – Вы совсем его запугали.
- Тогда учи его сам.
- Я не могу, у меня палочки нет.
- Не нужна тебе палочка. Целее будешь.
Я застонал.
- Люци, тебе не нравится, что в Министерстве хозяйничает Яксли? – он снова попытался посадить меня прямо. – Сам хочешь? По Азкабану соскучился?
- Нет. Не хочу.
- Так чем ты недоволен? Принеси мне камень. Слышишь? Люци!
Да слышу я, слышу.
Принесу.
Потом.
~*~*~*~

- У дедушки было два имени, - пояснил он, – специально на тот случай, если он одно где-нибудь потеряет.
Александр Милн,
«Винни-Пух и все-все-все».


- Север, а как Кеса зовут на самом деле? – неожиданно спросил Шеф, мгновенно вцепившись в меня взглядом. Закрыться я не успел, да и не стоило. Единственное, что он смог увидеть, это досаду и… обиду.
Его еще и зовут не так? Я мог бы и догадаться. Кес ни разу не говорил со мной о своих именах. Интересно, зачем Темному Лорду вообще понадобились такие подробности.
- Не знаю.
- Хитрый старый лис, - зло прошипел Лорд. – Даже тебе не сказал.
Нет, не сказал.
Даже мне.
Да он кому угодно скажет скорее, чем мне. Уж наверное, Дамблдор знал. И Фламель знает. Спорить могу.
Ни капли не удивлюсь, если и Фэйт давно знает.
Кто угодно.
Только не я.
- Кес, как тебя зовут на самом деле?
- Да как меня только ни зовут. К чему такие вопросы?
- Меня об этом Темный Лорд спросил.
- И что ты сказал?
- А что я могу сказать? Я не знаю.
- Вот и славно.
- А почему я не знаю?
- А как ты полагаешь, зачем он тебя спрашивал?
И это вместо ответа.
~*~*~*~

Сегодня нашими войсками занят Ташкент. Зачем, сам не знаю.
С. Ю. Витте


Когда Уолли рассказал нам с Руди, как захватывали Министерство, я порадовался, что меня там не было. И не будет.
По-моему, Руди порадовался тоже.
Тем более что Шеф тоже при этом не присутствовал.
Очень мудро с его стороны. Якобы он теперь вообще ни при чем.
Если бы вокруг меня постоянно не мелькал злой, как один из демонов, про которых я теперь столько знал, Айс, то все было бы вообще замечательно.
Но Айс все портил.
Он бесился, что Шеф неизвестно где пропадает. Злился на то, что мы не можем убрать из Имения Олливандера. У него буквально искры из глаз начинали сыпаться, когда он видел «Ежедневный Пророк» или слышал про нового министра Пия Тикнесса.
Он дважды отравил Яксли. Не сильно и недоказуемо, но мы-то с Эйвом знали. И Руди с Уолом знали. И еще кто-нибудь мог знать.
Зачем?
Просто так. От злости.
Если бы ему становилось от этого легче, я был бы только за.
Но ему не становилось легче. Изо дня в день он, хромая, носился по Имению, пугая тех, кто знал его плохо, наводя ужас на тех, кто вообще ничего о нем не знал кроме того, что он месяц назад убил Альбуса Дамблдора, и портя настроение лично мне.
~*~*~*~
Я до последнего дня не верил, что Темному Лорду позволят захватить Министерство Магии. Я не знал, кто может ему не позволить. Мне просто казалось, будто это невозможно.
Но захват произошел настолько тихо и незаметно, что и момент-то точно определить было невозможно. Убийство Скримджера, наверное.
И бесконечные поиски сбежавшего Поттера, которые начались тут же.
Руководил всем этим Яксли, и мне оставалось только поражаться, как в опасных ситуациях Фэйт умудряется оставаться ни при чем.
Фэйт смиренно сидел дома, усердно делая скорбно-обиженное выражение лица, выслушивал насмешки и упреки «любимой сестрички Белл» и учил Драко… нет, не тому, как надо себя вести, чтобы Шеф не злился, а тому, как отбить у Лорда всякое желание вообще к тебе обращаться.
Драко внимал. Нарцисса одобрительно кивала.
А я бы, наверное, смеялся. Если бы не нервничал так сильно.
Следуя многолетней привычке, успокаиваться одним-единственным способом, я бегал домой.
Помогало плохо.
- А если он поймает и убьет Поттера?
- Это невозможно.
- Все возможно. При том, как мальчишку сейчас ищут…
- Нашли?
- Это вопрос времени.
- Вот именно. У Томми его очень мало.
- Ты сидишь тут и понятия не имеешь, что у нас происходит!
- Все, что у вас происходит, несущественно. Есть базовые законы этого мира, и они незыблемы. Противостояние любого Гончара любому архизлодею входит в область действия этих законов и заканчивается всегда одинаково.
- Приведи пример.
- Томми не может убить вашего мальчика, как не может не наступить ночь или солнце взойти на западе.
- Есть места, где солнце не заходит.
- Есть. Но там закон обратный, там оно не может зайти.
- Вот видишь, значит все зависит от… разных составляющих, - я изо всех сил старался разговаривать с ним на его языке.
И в последнее время мне это даже иногда удавалось.
- Хорошо. Данный мальчик не может погибнуть при данных условиях от руки данного Томми. Устраивает?
- Почему?
- Потому что солнце не может взойти на западе. И это всем ясно, кроме самого Томми, потому что Солнце в данном случае он и посмотреть на проблему со стороны у него никак не получится. У него давно все стороны перепутались, и он понятия не имеет, где всходить, а где не стоит.
- Мне тоже неясно.
- Ну, ты вообще тяжелый случай.
- Такой тупой, да?
- Севочка, ну что ты такое говоришь? Вовсе нет.
- Как же нет, когда ты говоришь…
- Просто ты слишком много суетишься. Бегаешь туда-сюда, зачем-то совершаешь бессмысленные поступки. Остановись. И отдохни немного. Пока есть возможность.
У меня нет такой возможности. Это он думает, что есть.
А на самом деле ее нет.
Я не успел возразить. Рядом с нами аппарировал Фламель, и все мысли вылетели у меня из головы от понимания того факта, что у нас открыта аппарация. И это в такое опасное время!
Но при Фламеле скандалить, разумеется, было глупо.
- Тебе придется выбрать, Кес. Или Альба, или…
- Хватит.
- Тогда прекрати вести себя как…
- Хватит, я сказал!
- Ты ему ответишь?
- А сам-то что?
- Да я ничего в этом не смыслю, - засмеялся Фламель.
- Как будто он сам что-нибудь смыслит, - фыркнул Кес.
- Кстати, он в начале лета опять получил глобус. На это безобразие у тебя хватает и времени, и желания.
- Ник, ты что, это алгоритм. Почти девяносто лет назад запущен. Они сами раз в год посылаются.
- Так ты ему ответишь?
- Подумать только! Этот нахал еще на меня жалуется!
- Ты ответишь ему?
- Да.
~*~*~*~
В довершение безобразия Айс подсунул Яксли в карман мантии резинового утенка. На вид детская игрушка была вполне безобидна. А в итоге, активизировавшись в полдень, когда этот дурак инспектировал отдел экспериментальных заклинаний, утенок ожил, сильно увеличился в размерах и принялся носиться по Министерству. Он верещал, сбивал с ног сотрудников и плевался ядом, мгновенно прожигающим любые поверхности.
В происшествии, разумеется, обвинили экспериментальщиков, но это их специфика. Они даже особо не отнекивались.
Ловили эту тварь всю ночь и поймали только к утру. Шеф поймал. Когда утенок прожег ему мантию и ботинок.
В руках у Лорда утенок мигом принял свой исходный вид, то есть превратился обратно в маленькую резиновую игрушку и через пять секунд испарился.
Шеф остался недоволен.
~*~*~*~
- Сэр, по моему, вы сошли с ума со всей этой властью.
- А ты когда-нибудь пробовал сходить с ума без власти? Дико скучно и никто тебя не слушает.
м/с «Симпсоны»


Очаровательная закономерность безмозглости министров сохранялась у нас с редким постоянством. Новый министр был не просто бестолков или бездарен. Он даже не был просто идиотом. Он был идиотом под «Imperio».
Что логики его странным действиям, конечно, не прибавляло.
- Чепуха какая-то! – злился Фэйт. – Если бы можно было воровать магию, то я… Заткнись, Айс!
Я ничего не говорил. Я только смеялся.
Если можно воровать, то можно сбывать краденое. Если бы можно было продавать магию, то Фэйт… О-о! Как бы он развернулся!
И он требует, чтобы я не смеялся?!
- А может быть, они не такие уж и глупцы, - задумчиво проговорил он. – Может быть, магию действительно можно… перераспределять таким образом?
~*~*~*~
- Нельзя-я-я… - Айс так хохотал, что я испугался, как бы ему не стало плохо. – Нельзя-я-я…
А вот Эйв отнесся к моей идее более вдумчиво. Смеяться не стал и даже Айсу сказал, что тот напрасно радуется. И мне посочувствовал:
- Люци, тебя при аресте не сильно об стену приложили, друг мой?
Они ничего не понимают.
Я обиделся.
И решил посоветоваться с тем, кто умеет сходу оценить перспективность любой идеи.
И даже рентабельность сразу может определить. Хотя и не всегда в этом признается.
Но он же сказал: «Придумай».
Я придумал.
~*~*~*~
- Сев, ты так уверен в себе, что я предлагаю пари, - улыбнулся Эйв, когда Фэйт, обидевшись на меня, отправился камином в Ашфорд.
- Какое? – удивился я.
- Если Люци начнет продавать магию…
- Ты о чем?
- Я о пари. Если Люци продаст конфискованную Министерством у магглорожденных магию, то ты покажешь мне вампиров, которые живут у тебя в замке.
- Сдурел?
- Если нельзя вблизи, то хотя бы издалека.
- Да с чего ты взял?!
- Шеф уверял, что у тебя дома живут вампиры. Не говори ничего! – воскликнул он, впившись в меня горящим взглядом. – Я уверен, что так оно и есть. Согласен?
~*~*~*~
Все-таки Айс очень странный человек.
- Кес, ты видел, чем занимается Министерство?
- Я всегда подозревал, что Томми хорошо развернется. Но чтобы настолько...
Айс с привычно недовольным лицом вылез из Восточного камина, подошел к столу и уселся в торце, как будто ему нет до нас дела.
- Ты видел, что они официально признали возможность кражи магии? Не знаний, а магии. Они подвели генетическую базу.
- Да, замечательно.
- В общем, я думаю, раз идея обнародована на официальном уровне и они даже печатают признания магглорожденных в таких кражах, то…
- Извини?
- Все, что можно украсть, можно также сбыть, купить, перепродать…
- Не все.
- Они сделали из магии количественную категорию. Этого достаточно.
~*~*~*~
Вот сейчас тебе покажут количественную категорию. Подожди.
- Люци… - вдруг ахнул Кес, глядя на него восхищенно. – Ты… монстр экономической теории.
- Нет, - очень довольно разулыбался Фэйт, – я монстр практики. Теории – дело мутное и неблагодарное.
- Это ты зря, конечно, но… Томми как-то нереально способствует бизнесу. У него талант.
- Он не умеет им пользоваться, - снисходительно отозвался Фэйт. – Но про пост министра он послушался. И даже не сердился.
- Так я тебе о чем и говорил.
Я ненавижу, когда люди в моем присутствии беседуют о вещах, в которых я ничего не понимаю. Кес действительно верит, что можно украсть магию? А потом еще и перепродать? Они рехнулись?..
Но ведь Эйв тоже с ними согласен.
Что происходит, а?
~*~*~*~
- Ты был прав, - вздохнул я. - Делать сейчас абсолютно нечего, и когда это кончится, неизвестно.
- К весне должно стать получше, - ответил Кес. – А до весны да, очень хорошая идея, Люци.
- Ну, ты же сказал, чтобы я придумал, с чем работать. Я придумал.
- Отлично. И экспорт надо наладить. Возможно, даже в первую очередь. Много бы я дал, чтобы увидеть реакцию Томми, когда он узнает о перепродаже краденой магии.
- Думаешь, рассердится?
- Смотря какой процент ты отдашь ему.
Вот черт! О Лорде-то я и не подумал.
- С экспорта он ничего не получит, - сердито сказал я. – С какой стати?
- И надо решить, как это проводить.
Он опять видел самую суть проблемы. Все, что пойдет через Гринготтс, Лорд сможет отследить. Хуже того, взяв Гринготтс под контроль, он отследит теперь деятельность любого магического банка.
Но продавать магию через маггловский…
Кес смотрел на меня с любопытством. Он всегда так делал, когда хотел, чтобы я сам нашел решение.
- Не знаю, - сдался я через несколько минут.
~*~*~*~
- Где умный человек прячет лист, Люци? В лесу. Истину надо прятать среди истин, ложь - среди лжи, мотив - меж мотивов, книгу - в библиотеке, яд - на полке аптекаря, а деньги…
- Когда придет зима, - вдруг перебил Фэйт, - все листья опадут, а твой останется. Как думаешь, очень трудно будет его там найти?
Ну Фэйт дает…
- Люци, ты прекрасен, - засмеялся Кес. – Учись, Севочка.
Чему?! Дури этой непроходимой? Чему можно научиться у Фэйта? Это Кес так надо мной издевается.
Почему, когда я перебиваю его и спорю с ним, он всегда дает мне понять, что я идиот, а когда спорит Фэйт, всегда восхищается? Почему?!
Да мне плевать!
Уроды!
~*~*~*~
Вот никогда не мог понять, зачем Кес так делает. Айс, конечно, слишком… прямолинеен?
Нет, не то.
Дело не в прямоте. Слишком… логичен?
Вот. Точно. Слишком логичен. Жизнь – это не игра в шахматы. Правил здесь нет. То есть они, конечно, есть, и они вполне логичны, но они же постоянно меняются. Потому что постоянно меняются обстоятельства. Даже не каждый день, а каждую минуту. Очевидно, именно это Кес и пытается втолковать Айсу. Только не получится у него ничего, раз до сих пор не получилось.
Зато у Айса множество других достоинств. А то, что он иногда попадает в ловушки собственных правил, так ему просто надо помогать из них выбираться. Потому что сам он этого делать не может. Даже не не умеет, а именно не может. Я проверял. Зато он на прямой дороге никогда не сбоит. И сам пройдет, и прицепных вагонов десяток за собой протащит. Ему вообще очень просто на шею сесть. Никогда не сбросит. Не умеет он сбрасывать лишний балласт. Только подбирать. И этим, разумеется, пользуются абсолютно все, кто его знает. Хорошо пользуются. Один Дамблдор чего стоил.
Так что зря Кес его постоянно этими мелкими шпильками мучает. Айс все равно не понимает, как от них защищаться. И не поймет никогда. К сожалению. Ну, так для этого я есть. Разберемся, если что.
- Пожалуй, мы проведем магию через банк Ватикана, - задумчиво сказал Кес.
- Как что?
- Посмотрим. В любом случае этим я буду заниматься сам.
Вот это разговор. Сам так сам. И никакого Лорда. С какой стати я должен ему процент? Вот еще. За что?
- За то, что он есть, - ответил на мои мысли Кес. – Впрочем, это не обязательно.
~*~*~*~
- Кес! – я влетел к нему наверх и, как всегда в последнее время, споткнулся о порожек. Он выставил вперед обе руки, создав невидимый барьер, и это помогло мне удержаться на ногах. А то бы опять коленом приложился.
- И часто ты стал вот так падать?
- Д-да. – Мне было неловко. – Это что-то значит?
- Пожалуй, - он выглядел озадаченным и, кажется, расстроился. – Так в чем дело?
– Я узнал, что он ищет!
- Кто?
- Темный Лорд. Мне сказал Олливандер.
- Смотрите, чтобы его не отправили в Азкабан.
- Люци следит.
- Отлично. Так где гуляет наш друг Томми?
- Он за границей. Ищет Грегоровича. Это мастер…
- Я знаю, кто это.
- Но Олливандер не знает зачем.
- Боюсь, Томми вышел на финишную прямую.
- Это плохо?
- Это чересчур быстро. Но у него есть склонность к таким вот змеиным броскам. Если он доберется до Гриндельвальда слишком рано, может получиться не очень хорошо.
Так вот чего они хотели! Он поэтому сказал мне не вмешиваться в это дело. Лорд сам убьет старика. В этом есть смысл. Но…
- Разве не лучше, чтобы он сделал это побыстрее?
- Нет.
- Начнется зима, и Альбус попросту замерзнет в своей каменной гробнице. Вот тогда посмеешься.
- Не замерзнет.
- Тебе же не нравилось, что процесс в подвешенном состоянии.
- Это неизбежно. Гриндельвальду необходимо время. Время, чтобы прочувствовать все, что он сделал. Время ему необходимо. Он не Альба, Севочка. Они очень разные люди, в этом Ник прав. И раскаяние у них разное. Но это то, что они должны были сделать поодиночке. Вдвоем такой путь пройти нельзя. На нем человек всегда один.
- Тебя послушать – человек и в жизни всегда один.
- В общем, да. Человек рождается один, один умирает и жизнь проживает один. Сам. Только свою.
- А близнецы рождаются вместе.
- Не морочь мне голову.
- Хорошо, извини.
Прав он, конечно. Что такое близнецы? Вон одному я ухо отрезал, а второму - нет. Хоть и вместе родились, и живут вместе, а все равно поодиночке.
И ничего тут не изменишь.
Откажется Фэйт.
Наверняка откажется.
Зачем ему? Он вон от Драко не отходит.
- А при чем тут Гриндельвальд? Он как-то связан с Грегоровичем?
- Думаю, да. Убив Грегоровича, Томми займется поисками приятеля Альбы.
- Что его искать? Все знают, где он.
- Томми не будет знать, кого ищет. Так что время у нас, возможно, и будет. Хотя не много. Томми, когда ему надо, чрезвычайно талантлив.
- А что Лорду нужно от Гриндельвальда, ты мне не скажешь?
- Томми для окончательной победы нужна его смерть. Во всяком случае, сам Томми так думает.
~*~*~*~
Я не знаю, зачем Айс это делал.
А может быть, и не Айс.
Но теперь в Министерстве начались потопы. Яксли кричал, что это саботаж, покушения и еще что-то, чего я, честно говоря, не запомнил.
Но кричать-то он кричал, а Шефа вызывать боялся. Так им там и заливало кабинеты каждую ночь. То один, то другой.
- Это наверняка что-то метеорологическое, - пожал плечами Айс, когда мы с Эйвом все-таки спросили его о потопах. – Что вы так смотрите? Это не я!
~*~*~*~
Зачем я вновь сюда стремлюсь,
Как дикий зверь в пчелиный улей?
Зачем я ядами травлюсь
И в лоб себе пускаю пули?
Как будто через решето
Мой здравый смысл утек куда-то.
Ума палата, ума палата,
А вытворяю черте что.
А.Иващенко, Г.Васильев


- Не кажется ли тебе, Север, что твоими талантами незаслуженно пренебрегают?
Сейчас опять заведет речь о Наследстве.
Мерлин, как же они мне все надоели!
- Ничего не поделаешь, мой Лорд.
- Отчего же? Ты единственный из всех меня не боишься и при этом сохраняешь верность. Ведь сохраняешь?
- Конечно, мой Лорд, - я спокойно смотрел в злые красные глаза и вспоминал, как он учил меня летать. Почти научил. Если бы он все время не исчезал куда-то, мы бы уже все закончили.
Ничего.
Я подожду.
- Как насчет Хогвартса?
- Простите, мой Лорд?
- Примерно шесть недель назад я, если ты помнишь, уволил Черити Бэбидж. – Он сделал паузу. - Мне не нравился ее стиль преподавания.
Это был юмор. Интересно, он рассчитывает, что я стану смеяться?
Я вспомнил Слагхорна, с ужасом рассматривающего коробку ананасов, и засмеялся.
- Мне тоже. Мой Лорд.
- Вот видишь. У нас с тобой совпадают взгляды на образование.
Самое комичное, что, видимо, действительно совпадают. Во многом.
- Место преподавателя маггловедения, я думаю, займет Алекто. Ты не против?
А я могу быть против?
- Нет, Север, - холодно улыбнулся он. – Не можешь.
- Тогда я за.
- Это хорошо. А профессором защиты от Темных Искусств, я думаю, мы с тобой сделаем…
Меня?!
- …Амикуса.
Он надо мной издевается?
Разумеется, издевается. Ему отлично известно, сколько лет я стремился на эту должность.
- Нет, Север, - очень мягко сказал он. – Я хочу, чтобы ты стал директором школы.
Я ошарашенно на него смотрел и молчал.
Это не может быть правдой.
Не может.
Никогда.
Ну, держитесь теперь, Минерва.
И все.
- Ты доволен?
- Благодарю вас, мой Лорд. Вы… вы так добры.
Он точно знал, чем меня купить. Какое, к черту, Наследство?..
Но Кэрроу…
Я же обещал Дамблдору защищать детей. И гробница будет под присмотром. А то Кес такой равнодушный.
«Не замерзнет».
А вдруг?
~*~*~*~


Глава 9. IV. Хижина дяди Тома (часть 2)

Шеф закрыл границы.
То есть не то чтобы совсем закрыл, но он запретил обучать за границей наших детей.
Нотт сказал на это, что у него сразу появилось желание перевести Тедди в Дурмштранг. Крэбб пожал плечами. Гойл бросил на меня заговорщический взгляд и промолчал. А Айс…
Айс сказал, что это правильно.
Я был настолько возмущен, что мгновенно настучал об этом Кесу.
А заодно и о том, что Лорд сделал Айса директором Хогвартса. Оказалось, Кес этого не знал. Айс не сказал ему.
- Не стоит так волноваться, Люци, это ненадолго.
- Но сама постановка вопроса!
- Перестань, - он досадливо морщился, и все это было ему явно неприятно.
- Ты опять готов его оправдывать! Что бы он ни делал!
- А ты?
И я. Чего уж там.
- Это оттого, что у него нет своих детей, - буркнул я. – Он же ни черта не понимает.
- Ничего, у него теперь полно чужих. Пусть наслаждается. Может, оно и к лучшему. Школа нуждается сейчас в некотором присмотре. Да и…
- Что?
- И не только школа.
На самом деле я обманывал сам себя. Мне не было никакого дела ни до того, где будут учиться дети, ни до Кэрроу в Хогвартсе, ни до всего остального. Я просто до смерти испугался, что Айс вернется сейчас в эту свою любимую школу и я останусь один. С Темным Лордом. Не все же время он будет неизвестно где таскаться. Вернется, а я один. С Нарси.
~*~*~*~
Я всегда считал, что домашнее обучение – зло. А уж заграничное – тем более. Так что закон об обязательном образовании в стенах Хогвартса мне понравился. Тем более что лучше все равно нигде не учат.
А вот тест на чистокровность, честно говоря, я считал излишним. Даже столу понятно, что если ребенок волшебник, значит у него кто-то из предков был волшебником.
Зачем, ради Мерлина, это доказывать?
И у меня было два дня на то, чтобы решить, каким образом хотя бы первокурсникам этот тест пройти.
Единственное место, где меня встретили радостно, – это кабинет Дамблдора. Сам он улыбался с портрета и чуть ли не подмигивал.
«Северус, хочешь чаю?»
«Нет!»
Зачем я ему столько грубил?..
Если все сложится, как они планировали, нет, даже не планировали, как они мечтали, то я больше никогда, никогда не стану так с ним разговаривать.
Клянусь.
Только бы он вернулся сюда.
Только бы вернулся. И я буду свободен.
Потому что мне пора.
Именно попав в этот кабинет, сев в его кресло, посмотрев на приветствующие меня портреты, я как никогда четко понял, что мне пора.
Темный Лорд найдет Гриндельвальда. Найдет и убьет. Альбус вернется. И тогда я…
Тогда у всех все будет хорошо.
Кроме меня.
~*~*~*~
Не в силах оторваться, я почти сутки читал книгу Риты Скитер о Дамблдоре. Потом перечитывал. Потом рассматривал колдографии.
Потом снова перечитывал.
А потом пришел Айс и все испортил.
Сжег книгу в камине.
- Айс, ты знаешь, какой у нее тираж? – как будто между прочим спросил я и получил в ответ взгляд… Наверное, василиск так смотрит.
Это лучше всего на свете доказывало, что в книге написана правда.
Может быть, Дамблдор и не такая дрянь, как я привык думать? Хоть в молодости к чему-то стремился. И такая трагедия… Плюс к этому - брат идиот.
Здорово ему не повезло.
Может быть, он решил, что это высшая справедливость? И с тех пор стал защищать магглорожденных?
Почему Айс так реагирует? Что ему не нравится?
На самом деле, если вдуматься, жуткая история.
И очень неудачная.
Невезучий он был парень, Дамблдор. Не знаю, как с возрастом, он не производил впечатления человека, обремененного проблемами, но в молодости - какой-то фатальный неудачник.
Вот уж не ожидал.
Никак не ожидал.
~*~*~*~
Как обойти министерский тест, я не знал. Интересно, здесь есть хоть один человек, который не ненавидит меня? Ну, кроме портретов и привидения Кровавого Барона.
Хотя это и не люди.
Посоветоваться было не с кем. Поэтому я советовался с бутылкой виски.
Сидел в кабинете Дамблдора - точнее, теперь в своем собственном кабинете - и советовался.
Портреты смотрели на все это осуждающе. И молчали.
Виски кончился.
Советоваться стало окончательно не с кем.
К тому моменту, когда я ее увидел, она стояла в дверях уже довольно долго.
- Что, Минерва? - пробормотал я, с трудом приподнимая голову от стола. - Запустить в меня чем-то хотите? Валяйте.
Но она не уходила. И не нападала.
Чего ей надо?
- Вас впустил кабинет, Северус.
Как все запущенно. Гораздо хуже, чем я думал.
- Ваша должность?
- Простите, Северус?
- Вы здесь кто?
- Заместитель директора, - она подошла ближе, и лицо ее ясно выражало крайнее беспокойство.
- Во-от. Когда меня надо будет… заместить, я вас позову.
- Северус, что с вами?
- Вы так привыкли менять подгузники директору Хогвартса, что такая мелочь, как его смерть, вас не останавливает?
- Вам плохо?
- Вы заместитель директора! - рявкнул я, прикладывая невероятные усилия, чтобы выпрямиться за столом. – А не его нянька! Вам ясно?
- Раз вас впустил кабинет, значит, школа вас признала. У меня нет причин…
- Уходите.
Она не двинулась.
- Убирайтесь к дьяволу!
- Если я буду вам нужна…
- Вы мне не нужны! Мне никто не нужен!
Как же они мне все осточертели! Все!
Она вышла и тихо затворила дверь кабинета.
А портреты молчали. Наверное, не хотели мешать мне спать.
~*~*~*~
- Кес, он… он ходит к Дамблдору.
- В смысле?
- Он ходит по ночам к гробнице и… рассказывает ей о том, что происходит в школе.
- Зачем?
- Не знаю.
~*~*~*~
- Фэйт, что мне делать?
- Кэрроу отрави. Обоих. Никто не расстроится. А грязнокровок оформи как домовых эльфов.
- И что? Будут в наволочках ходить?
- Ну… В наволочках, наверное, неудобно… В простынях.
- Тогда будет ощущение, что мы в турецких банях. К тому же холодно в простынях.
- Ну, тогда… Можно одеть грязнокровок в специальную форму. Чтобы видно было - грязнокровки.
- Шеф не согласится. И прекрати их так называть.
- Ну, извини, - примирительно сказал Фэйт.
- Ты понимаешь, если они все же приедут в школу, то куда их потом отправят? Сразу в Азкабан? К дементорам?
~*~*~*~
Меня передернуло.
- Нужно сфальсифицировать родословные.
- Ты знаешь, как это сделать?
- Придумаем.
- У нас одна ночь.
- И еще завтрашний день. Поезд же к вечеру приходит. Сутки у нас, Айс, а не ночь. Это же пустяки. Сколько бывает на потоке совсем уж грязнокровок?
- Я просил! – взвился он.
~*~*~*~
- Не придирайся, - поморщился Фэйт. - Я стараюсь. Но не все же сразу. Так сколько?
- Они называются магглорожденные.
- Сколько?
- Ну… около дюжины вполне может быть.
~*~*~*~
Дюжина? Но это ведь просто смешно.
- Айс, мы сделаем им одну родословную.
- То есть?
- Вот смотри. Выбираем кого-нибудь наиболее… веселого нрава. Например…
- Например?
- А давай выведем им родословную от Гриффиндора. Он любил магглов. Значит, и магглянок, наверное, любил.
- Как ты докажешь тысячелетнюю родословную? С ума сошел? Давай кого-нибудь поближе.
- Ну… А давай от Фламеля. Он и подтвердит.
- По официальным источникам, он пять лет как умер. Другие предложения есть?
- А кто отвечает за тестирование? Кэрроу?
- Да. Он должен сразу подать Яксли сведения. И министерская комиссия тут же займется этими детьми.
- А вторые курсы, третьи?
- Их тоже будут тестировать.
- Нет, Айс, тогда родословная их не спасет. Нужно что-то делать с самим тестированием.
- Что?
- Ну что? Напоить Кэрроу и подменить результаты.
- Как? Они должны доказать, что у них в роду есть волшебники.
- А чем занимается твой Орден, скажи на милость?
- Не знаю, - Айс даже забыл рассердиться. – Не знаю.
~*~*~*~
Разговор с Фэйтом навел меня на прелюбопытную мысль. Если у него такие интересные идеи о Гриффиндоре, то…
- Кес, у Люци есть… незаконные дети?
- Какие?
- Ну… дети. Могут ведь быть. Ты должен знать, они же родственники.
- Волшебников нет.
Боже мой! Где этот любитель чистой крови… А еще на Гриффиндора клевещет!
- Магглы есть?
- Не знаю.
Вот что он придуривается, а?
- Ты не можешь не знать.
- У него спрашивай.
- Он сам как раз может не знать.
- Так он и не знает, - раздраженно сказал Кес. – А потом удивляется, кому замки достаются и вообще, откуда что берется.
- Ты о чем?
- Ни о чем. Севочка, откуда вообще такие вопросы?
- Ну… надо же знать.
- Зачем тебе, ты не Князь. Когда будет надо - будешь знать.
~*~*~*~
В ночь на первое сентября мы сидели в кабинете Фэйта и решали, что делать.
- Нам не нужно так далеко, Айс. Достаточно, чтобы бабушки и дедушки были волшебниками.
- И это не нужно. По закону – хоть один родственник.
- Надо эти тесты… Их надо все вместе сложить и… перемешать.
- Как перемешать?
- Айс, а можно сварить… бывает такое зелье, ну, чтобы действовало как «Confundus»?
- Зелье любое бывает… Кого поить будем? И как?
- Все тесты складываешь в котел, заливаешь этим зельем и перемешиваешь.
- И что будет?
- Теоретически, все родственные связи перемешаются, ну и надо заложить что-нибудь для положительного результата. То есть, чтобы у каждого были родственники из числа упоминаемых в этих тестах магов. Кто проверять будет? Кэрроу да Яксли. Еще, я слышал, Амбридж назначили первым помощником Министра и главой комиссии по регистрации магглорождённых. Кроме этих троих никто в школьные тесты не заглянет. А они… это даже несерьезно как-то. Если Шеф сам не полезет их проверять…
- Кто его знает, - мрачно отозвался Айс.
- Брось. Он же не так зануден, как ты. Уверяю, ему есть чем заняться.
~*~*~*~
Я вспомнил Фламеля.
«Любая деятельность должна питать самоуважение, а не подтачивать», - как-то так он сказал. Не помню точно, но смысл такой.
Да, я сделаю это.
И я сделаю это сам.
Фэйт ничего в подобных вещах не смыслит, но теоретически набросал очень правильный алгоритм.
Вот сам окажется в итоге родственником двух-трех магглорожденных - будет знать.
Шеф ему устроит.
~*~*~*~
C тестированием Айсу повезло настолько, что если бы я сам этого не видел - не поверил бы.
- Снейп собрал все тесты и унес их в свой кабинет, - злобно косясь на шепчущихся о чем-то Руди и Эйва, сказал Амикус Шефу. – И, согласно тестированию, в школе не оказалось ни одного грязнокровки! Это очень подозрительно, мой Лорд!
- А куда они делись?
Я не мог разобрать, Шеф удивился или так удачно делает вид, что ничего не понимает.
- Да разбежались уже, - проворчал Руди. – Кэрроу за неделю до начала учебного года объявил через «Пророк», что тестирование будет. Если уж у них хватило ума украсть магию, сбежать-то вовремя тоже нетрудно было догадаться.
- Вместе с магией, - зачем-то влез Эйв.
- Потом они продадут ее Малфою, - громко заржал Рабастан, - и круг замкнется.
- Как продадут? – испуганно оглянувшись на меня, спросила Белл.
Вот кто Эйва за язык тянул?!
Ну, все. Плакали мои проценты. Черт! Сколько ему отдать, чтобы не обиделся?..
- Люциус? – Ненавижу, когда он так смотрит. - Legilimens!
Я сразу поставил между нами зеркало и благополучно в нем отразился. С волшебной палочкой в левой руке и перевернутой надписью «Подарок» на лбу. Он не отпускал, и со всех сторон поползли функции.
Я расслабился.
Какая магия?
У меня ностальгия.
Они даже шуршат.
- Люциус!
Я открыл глаза. И огляделся.
Когда он успел всех выгнать?
- У меня есть к тебе еще один вопрос.
Всего один?
- Ну, это как посмотреть.
Так я и думал.
- На первый курс в этом году поступили две девочки. Близнецы. Единственный их родственник-волшебник – ты. Объясни мне, как такое могло получиться.
Прелесть какая…
- Ну… всякое бывает…
- Ты вообще соображаешь хоть иногда?! – заорал он. – Ты где шляешься?!
- Смотря сколько выпью.
Самое обидное, что это точно не мое. Бывало, конечно. Разное бывало. Но давно. Во всяком случае, до его первой смерти. Сколько им? Одиннадцать? Магглы? Нет, не мое.
И ведь не скажешь теперь ничего. И Айса подставлю, и тестирование это идиотское.
- Куда распределились? – изобразил я вежливый интерес.
- В Хаффлпафф.
Зачем же так злорадствовать, мой Лорд?
- Во что вы превратили свою семью! Магглы уже есть, осталось только волчат дождаться. Вас ждет вырождение, друг мой.
А это уже хамство.
- Ничего, у нас с Драко надежные тылы.
- Больше из Имения не выйдешь! – в бешенстве прошипел он и аппарировал.
Да не очень и хотелось.
Мне уже вообще ничего не хочется.
Последний месяц точно.
~*~*~*~
Я не понимаю, зачем Дамблдор вообще выходил из своего кабинета. У меня голова пухла от информационного потока, лившегося с портретов. Эти бесконечные бывшие директора… где они только ни висели. Я все теперь знал.
Знал, что Поттер и его друзья месяц жили в доме Блэков, а потом пробрались в Министерство и устроили там какой-то чудовищный беспорядок. Вроде бы даже ограбили Амбридж.
Знал, что Лонгботтом с двумя шестикурсницами уже неделю пытаются взломать мой кабинет.
Знал, что происходит в гостиных факультетов.
Знал, что Минерва… впрочем, это неважно.
В общем, о частной жизни очень разных людей я теперь тоже много знал.
Ну и, конечно, сам Альбус.
Его почти никогда не было на месте, но я очень быстро выяснил, где он проводит время. Точнее, у кого. И старался без особой необходимости его не дергать.
~*~*~*~
Побеседовав с Шефом еще пару раз, я пришел к выводу, что пора. Идея эта на самом деле бродила в моей голове довольно давно. С тех пор, когда я понял, как всех, оказывается, интересует украденный нами два года назад камень.
Я покрутил его в пальцах, в сотый раз подумал, не рано ли, и, все-таки решив, что самое время, опустил в карман.
Так будет лучше.
Для всех.
Когда я вышел в коридор, там ждал Айс.
И лицо у него было такое, что я сразу понял: он знает, что я собираюсь сделать.
То есть не знает, конечно. Но думает, что знает.
~*~*~*~
Я не мог в это поверить.
Он таскался за Кесом, чтобы спереть камень?
Для Лорда?
У Кеса?
Я решительно отверг спасительную мысль об «Imperio» и, плохо соображая, что, собственно, делаю, пошел на испуганно вжавшегося в стену Фэйта, глядя ему в глаза.
- Перестань, – прошептал он. – Перестань! Надо отдать. Это его вещь!
- Ты в своем уме?! Дай сюда! Немедленно!
~*~*~*~
Да никогда в жизни я тебе этого не дам.
И правды не скажу.
Ни к чему тебе.
Не сейчас.
Я опустил руку в карман и сжал камень. Он мой. Мой и Кеса. Айс не сможет взять.
Учитывая, что, опасаясь Лорда, палочки я с собой не носил, такая уверенность была очень кстати.
Кес появился тихо, незаметно и вовремя. Взял меня за мантию и затащил обратно в комнату, оставив Айса в коридоре.
~*~*~*~
Не знаю, что бы я стал делать.
Но все вместе было ужасно!
А ведь я почти ревновал. Обоих.
Фэйт два месяца таскался за Кесом. Чуть ли не ночевал у него в спальне.
И зачем?!
Чтобы отдать наш камень Темному Лорду.
~*~*~*~
- Вряд ли это была хорошая идея, Люци, - сказал Кес, закрыв дверь и прислонившись к ней спиной.
Он все понял. Сразу понял. Почему, ну почему Айс так прямолинеен?
- Тогда решай что-нибудь. Это единственное что ему тут нужно. Он вообще ни о чем больше не думает.
- У него нет шансов, - скривился Кес.
- Есть. Шанс есть всегда. Хотя бы один, но есть. И рано или поздно он этот шанс найдет.
- Думаешь?
- Да. Он сказал, что это его вещь. Он лжет?
- Н-нет. В какой-то степени это, безусловно, его вещь. Но по всем магическим законам она принадлежит мне. Он даже в руки взять этот камень не сможет.
- Он заставит тебя отдать. Как-нибудь да заставит. Вот увидишь. Раз очень хочет, то доберется. Ну неужели ты не понимаешь?!
- Понимаю, - у него стал напряженный и ничего при этом не выражающий взгляд. – Мне иногда начинает казаться, что я сам с собой разговариваю.
- Что?..
- Есть надежда, что он попросту не успеет.
- Кес, что это?
- Лучше тебе не знать, - он покачал головой.
- Это опасная вещь?
- Она и без Томми опасная.
- Зачем ему?
- Это… гм… часть его личности.
- Алмаз?
- Как видишь.
- Ты шутишь?
- К сожалению, нет.
Я попытался представить себе, как такое может быть, и, честно говоря, представить не смог. То есть смог, конечно.
Прелесть какая…
Бедный Шеф. Его дела, оказывается, намного хуже, чем я мог вообразить. Часть личности. Надо же. Как Кес умудрился отковырять эту часть? Может быть, он и у меня успел что-нибудь оттяпать? А я, как всегда, все пропустил? Это даже уже не темная магия, это где-то далеко за ее пределами. Как Кес это сделал?!
Он смотрел на меня и смеялся.
- Люци, такие вещи нельзя сделать насильственным способом. Только самостоятельно.
- Он сам сделал камень из части личности?
- Да.
- Послушай… но ведь это ужасно.
- Это занятно, я полагаю.
~*~*~*~
Травить детей — это жестоко. Но ведь что-нибудь надо же с ними делать!
Даниил Хармс


В кабинет мой эти настырные дети все-таки залезли. И не только залезли. Портреты такой крик подняли по всей школе, я даже перепугался, уж не с Дамблдором ли что-то случилось.
Но нет.
Как раз его-то там и не было.
- Они взяли меч! – возмущенно вопил Финеас Найджелус, чуть не выскакивая из рамы. – Директор, они взяли меч!
Мог и не надрываться. Лонгботтом и рыжая Уизли стояли рядом, вцепившись в меч Гриффиндора, и смотрели на меня, как Драко обычно смотрел на Нагини. А мисс Лавгуд безучастно возила носком туфли разбитое стекло, оставляя царапины на полу. Молодец, девочка. Это лучше всего.
- Положите ваш трофей, Лонгботтом. И вы, мисс Уизли. Да, на стол. Вот так. И ступайте к профессору МакГонагалл. Мы обсудим с ней ваше недопустимое поведение.
Они чуть-чуть успокоились и, уходя, наградили меня взглядами, полными уже такой привычной ненависти, что я, кажется, удивился бы, ее не обнаружив.
- А вы что стоите, мисс Лавгуд? По закону я теперь не могу вас исключить. Только сразу в Азкабан отправить. Пригласите профессора Флитвика.
- Вы видели дементоров, сэр? Вблизи?
Сама, что ли, не видела? Хотя она тогда была на втором курсе и в Хогсмид еще не ходила. Могла и не встретить.
- Вам не терпится с ними познакомиться?
- Нет, - она передернула плечиками.
- Какой стыд! – чуть не плача, принялся причитать со стены Диппет. – Взломали кабинет, разбили стекло, украли чужую вещь! - Перебивать его было как-то неловко. – И их теперь даже исключить нельзя!
- Нельзя, - вежливо кивнул я в надежде, что он заткнется.
- Так вы их видели вблизи, сэр?
Мерлин. Я видел вблизи уже все.
Все что угодно.
- Я жду Флитвика. И будьте любезны, поживее!
Она вздрогнула и выскочила за дверь.
- Даже исключить нельзя, - бубнил у меня за спиной Диппет. – А что тогда с ними делать?..
~*~*~*~
Кес слишком уверен в своей безопасности. Хотел бы я точно знать, есть у него для этого достаточные основания или все от безразличия.
Хотя, если Кесу действительно столько лет, сколько они говорят, то ему, наверное, виднее.
Ладно, я хотел как лучше. Лорд бы на меня и не подумал.
Не хотят – не надо.
Часть личности.
С ума сойти.
~*~*~*~
- Два-три «Crucio» - и будут как шелковые, - увещевал меня Кэрроу. – Что ты с ними миндальничаешь?
Глазки-то как сверкают. Да ты обычный извращенец, mon cher. Нет уж. Если что, тебя потом не оттащишь. А мне отвечать. Я обещал.
- Не стоит давать повод для лишних скандалов, Амикус. Нужно подождать.
- Как ты их накажешь? Я хочу знать!
- Пойдут в Запретный лес. Ночью.
- К кентаврам?..
Успокоился?
Смотри, как бы я тебя самого туда не отправил. К кентаврам. Был у нас уже один преподаватель по защите. Как раз где-то в том районе и закончил свою педагогическую деятельность.
Откуда только Шеф подобной дряни набрал?
А так замечательно все начиналось.
~*~*~*~
Айс уснул прямо в кресле. Хорошо хоть поужинать согласился.
Я погасил свечи, оставив только камин, подумал, не левитировать ли Айса на диван, и решил воздержаться. Разбужу еще.
Он приходил отдать Белл меч Гриффиндора. Я тихо порадовался, что не мне досталась сомнительная честь прятать эту реликвию в своем сейфе. Потому что… потом, если что, не отмажешься. Меч-то не настоящий. Настоящий то ли нельзя из школы выносить, то ли не гриффиндорец этого сделать не может, то ли еще что-то. В общем, он как-то хитро зачарован, что его невозможно вот так просто забрать и спрятать в сейф Лестрангов, только потому что какому-то Темному Лорду приспичило. Это мне рассказал Айс лет пять назад, когда Поттер василиска зарезал. Так что лучше уж я не буду пока выходить из Имения. Как-то нестабильно все стало в этом мире. Дальше Ашфорда мне и не надо никуда. И не хочется.
~*~*~*~
А мы на «Эре» множили воззванья
У Первого отдела на глазах,
И ни на что не обращали мы внимания,
Хотя хвосты висели на ушах.
Юлий Ким


Финеас Найджелус не мог сказать мне только одного: где Поттер. Зато все остальное сообщал почти каждый день. Прячутся в лесу, живут в палатке, мерзнут, едят грибы, сначала ссорились, потом Уизли сбежал домой. Стало тихо.
И безнадежно.
Поттер не знал, что делать с медальоном.
А я не знал, как отдать ему настоящий меч Гриффиндора, спрятанный в тайнике за портретом директора, потому что я не знал, в каком лесу этих бестолковых детей искать.
К сожалению, искал их не только я. Искали все. Министерство, отребье, подавшееся в «охотники», и скучающие в отсутствие Шефа наши под предводительством Долохова. Правда, я строго-настрого велел Фэйту сразу поставить меня в известность, если Долохов Поттера найдет, но… Кто его, дурака, знает.
Поэтому Драко и Нарциссе я сказал то же самое.
Оставалось надеяться, что хоть у одного из них хватит на это ума.
А также сил и возможностей.
~*~*~*~
Когда Кес перестал пользоваться Гринготтсом? Лет пять-шесть назад? Да, где-то так. Как только все это началось.
Даже не началось еще. А он уже знал.
И был прав. Банк, в котором перестали заправлять гоблины, никуда не годится. А они разбегаются как тараканы.
Черт знает что такое.
~*~*~*~
Реки, моря, проливы, сколько от них вреда,
Губит людей не пиво, губит людей вода.
Леонид Дербенев


Зима выдалась на редкость мерзкая.
Было мокро и очень холодно.
Даже мне.
И довольно тоскливо.
Примерно об этом я думал, каждую ночь разглядывая из окна своего кабинета белую гробницу и черное застывшее озеро.
Озеро.
Я вспомнил, как мы плыли сюда. Как я смотрел на огромный замок и пытался представить, что ждет меня здесь.
Да уж. Обладай я даже воображением Фэйта, ничего подобного я представить не смог бы. Никакие даже полностью состоящие из кошмаров, фантазии не могут быть страшнее самой жизни.
А Фэйт тогда ни о чем не фантазировал. Спорить могу. Он спал у меня на плече. Чуть распределение не проспал.
Как же давно это было.
Я отошел к столу и налил себе еще виски. Как-то оно в последнее время стало быстро заканчиваться. Ведь я только сегодня вечером открывал новую бутылку. И уже все.
Я сел в кресло.
Почему первокурсников привозят водой? Традиция? Или не только? Ведь и увозят тоже. В конце седьмого курса. Привезли – увезли.
А меня не увозили. Я торопился куда-то. Не помню. То ли с днями обсчитался, то ли что-то нужно было Кесу…
Не увозили?
Не увозили.
Водой точно не увозили.
Может быть, я потому и застрял здесь на столько лет?
Был у нас с Кесом когда-то разговор о Фэйте. Как раз после василиска, кажется. «Это все Эстер, - сказал он тогда. - Она хотела, чтобы ты в Хогвартс на поезде поехал. Я сразу камином предлагал. Так она же упрямее барана. Ей потребовалось, чтобы тебя, как положено, на лодке привезли».
Меня привезли.
От этого все!
Я так и остался в школе!
И не смог из нее уйти, даже убив предыдущего директора.
Это надо исправить.
Прямо сейчас.
Я встал.
Портреты слегка покачивались на стенах, но мне было некогда.
Я спустился в холл, вышел на улицу и побежал к озеру. Снег слегка покалывал лицо, но не мог же я позволить такой мелочи помешать мне.
Сейчас все исправим.
Сейчас.
И все это закончится.
Все равно как.
Главное, что закончится.
Кажется, я успел снять плащ. Да, плащ успел. И ботинки. Стало холодно, и решив дальше не раздеваться, я шагнул в черную воду. Вперед. Я умею плавать. Меня научила Эстер. Значит, переплыву.
Вода сомкнулась над головой, и уверенности резко поубавилось. Я запутался ногами в мантии, руки налились свинцом, и я мгновенно протрезвел.
Только поздно уже было.
Меня вдруг с силой потащило вверх, я вспомнил про кальмара, вылетел из воды, замерев над ней на долю секунды, шлепнулся обратно и отчаянно забил руками, стараясь добраться до берега, на котором у самого края, стояла Минерва с палочкой в руке.
- Северус! – испуганно выкрикнула она. – Что вы делаете?!
- Купаюсь!
Не видит, что ли? Ну и что, что ночью. Мало ли. И декабрь еще не повод так на меня смотреть.
- С вами все в порядке?!
- Вполне, - я схватился оцепеневшими пальцами за обледеневший берег, безуспешно пытаясь выбраться. Она подобрала мантию и, убрав палочку в карман, протянула мне руку.
Я поблагодарил ее. Настолько внятно, насколько позволяли стучавшие зубы.
Она взмахнула палочкой, высушивая мою одежду и волосы, и, довольно ощутимо схватив меня за плечо, потащила к замку.
Я послушался.
- Должна вам сказать, Северус… Не как директору Хогвартса, а как… еще довольно молодому человеку, что купаться в состоянии… настолько сильного алкогольного опьянения – практически самоубийство.
- Что вы, я вовсе…
- Как не совестно, честное слово!
Она еще что-то говорила, а я приходил в себя, в отчаянии сознавая, что так и не переплыл.
Не выбраться мне отсюда, пока не переплыву.
Точно не выбраться.
Она привела меня в директорский кабинет, усадила в кресло и выбросила пустую бутылку из-под виски.
- Директор! - В раму своего портрета вбежал Финеас Найджелус. - Они разбили лагерь в Динском лесу! Грязнокровка…
- Не смейте произносить это слово! – я покосился на Минерву.
- …пусть будет девчонка Грейнджер. Она упомянула это место, открывая сумку, и я услышал!
- Хорошо. Очень хорошо! – тут же отозвался из своей рамы у меня за спиной Дамблдор. - А теперь, Северус, меч! Не забудь: заполучить меч можно, только проявив мужество. Здравствуйте, Минерва. И Гарри не должен знать, что получил его от тебя! Если Волдеморт прочтет мысли Гарри и узнает, что ты принимал участие…
- Я понял, Альбус.
Как вы мне все надоели…
- И, Северус, будь очень осторожен - вряд ли они обрадуются встрече с тобой после того, что случилось с Джорджем Уизли… Северус, что с тобой?
- Профессор Снейп ходил купаться в озере, Альбус, - поджав губы, объяснила мой цветущий вид Минерва.
- То-то я смотрю, у него водоросли в волосах, - обрадовался Дамблдор. – А зачем?
- Нельзя? – зло спросил я у него.
- Холодно, - задумчиво сообщил Финеас, - в декабре купаться. Но если директору так угодно, то…
- Утопиться ему угодно? – спросила у портрета Минерва.
- Оставьте нас, пожалуйста, - очень серьезно сказал ей Дамблдор, поправляя очки. – Я разберусь.
- Что случилось, Северус? – произнес Альбус, как только она вышла.
- Как я отдам ему меч, вы подумали? Он ненавидит меня почти так же, как Темного Лорда.
- Мы с тобой уже говорили об этом, Северус. Постарайся использовать патронуса. Если к Гарри придет самка оленя, он непременно пойдет за ней.
- Может быть, лучше прислать ему сразу оленя? А то без рогов как-то…
- Прекрати! Прекрати немедленно! Мы же не в игрушки играем!
- Да вы вообще представляете, что говорите? Вы знаете, какой у меня патронус? Как, ради Мерлина, сделать из него оленя без рогов?
- Патронуса можно изменить, Северус, и тебе это прекрасно известно. Сделай, как я сказал.
- Да не могу я. Пробовал уже. Крылья не могу убрать. Не знаю как. Я не понимаю, зачем нужен патронус без крыльев. Я вообще не понимаю, зачем существуют создания без крыльев.
- Чтобы летали поменьше. Впрочем, я слышал, некоторых это не останавливает.
Так, это по поводу наших с Лордом занятий. Какая ему разница, в конце концов?!
В этот момент полыхнул камин, и из него показался чем-то расстроенный Фэйт.
Только его тут и не хватало.
Для полного счастья.
- Что это с тобой? – сразу же спросил он. – Ты купался в озере?
- Да! – заорал я.
- Зачем?.. Холод собачий.
- Люциус, – без всяких вступлений обратился к нему Дамблдор, - а какой у вас патронус?
~*~*~*~
Он обалдел? А книксен ему не сделать?
- Не ваше дело.
- Вы можете трансформировать его в оленя?
- Во что?
- Альбус, это бессмысленно, - нервно сказал Айс.
Они тут все с ума посходили. Не иначе.
- Зачем вам патронус с рогами, Дамблдор?
- Нам нужен патронус без рогов.
- Олень со спиленными рогами? Но зачем?
- Нет, Люциус, - терпеливо ответил он. – Нам нужна самка.
- Так у вас же есть МакГонагалл.
Они с Айсом переглянулись удивленно, потом посмотрели на меня, и Дамблдор радостно заявил:
- И правда. Северус, позови, пожалуйста, Минерву обратно. И поторопись, насколько это возможно.
~*~*~*~
- Я приду потом, - прошептал я Фэйту, настойчиво подталкивая его обратно к камину. – Давай, давай.
- Я не пойду домой, он вернулся, - так же тихо ответил Фэйт, косясь на портрет Альбуса.
- Тогда в Ашфорд. Я освобожусь и…
- Хорошо.
Он снял с моей головы какую-то длинную коричневую грязь и нырнул вместе с ней в камин.
Теперь меч.
Я подошел к портрету Дамблдора и отодвинул его. В открывшемся тайнике лежал меч Гриффиндора.
- Надо же еще объяснить Поттеру, как его использовать, - сказал я, возвращая портрет на место.
- Думаю, нет, - улыбнулся Альбус. - Он знает, что должен с ним делать.
- Откуда?
- Финеас ведь рассказал ему, как я разрубил мечом камень в том кольце. Помнишь?
Точно. Было такое.
Я оставил меч на столе и отправился за Минервой. Она должна суметь нам помочь. Или пусть сама с Поттером встречается. Ее он хотя бы убить не обещал.
~*~*~*~
- И он в отвратительном настроении!
- А что, бывает в хорошем? – с любопытством спросил Кес.
- Бывает, - буркнул я. – Но редко.
- Этим он выгодно отличается от Севочки. Ты не находишь?
- Не нахожу!
- Ну что ты опять ноешь, Люци? Это невозможно уже.
- Он требует камень.
- Так покажи ему, как Севочка тебя застукал.
- Вот как раз этого-то я и не могу ему показать! Сев-то, напротив, не позволил мне…
- М-да… Ну хорошо, покажи ему, как я тебя застукал. Как сказал, что это плохая идея.
- Тогда он не поймет, почему ты ничего мне не сделал.
- А что я могу с тобой сделать?.. Убить?
- Ну… не знаю.
- Скажи Томми, что я тебя за это укусил.
- Ну что за шутки дурацкие, а?
- Не смешно?
- Нет!
- Жаль, - вздохнул Кес. – Сейчас исправим.
Он подошел ко мне, и лицо у него стало такое, что я испугался.
Сильно испугался.
Так, что даже попытался подняться со стула.
Но не успел.
Он схватил меня за ухо, пребольно его выкрутил и, не давая выпрямиться, потащил к Восточному камину.
- Чтобы ноги твоей здесь больше не было! – орал он при этом на весь Тревес. – Пока не научишься вести себя прилично! Не смей здесь ничего трогать! Мокрица малахольная! Вон отсюда!
После этого я получил сильнейший пинок, посредством которого был отправлен головой вперед в камин, не успев расслышать, куда Кес меня посылает.
Шеф стоял в гостиной Имения и смотрел удивленно. Учитывая, что из камина я выбирался на четвереньках и держась за ухо, удивиться, в общем, было чему. Я бы на его месте тоже удивился.
- Люциус, ты откуда?
- От Кеса, - я почти всхлипнул. – Он меня выгнал.
- Что у вас там еще случилось?
Вам рассказать, мой Лорд?
Или показать?
Или сами посмотрите?
Ведь я даже перепугался до смерти по-настоящему. Слишком быстро и неожиданно все произошло.
~*~*~*~

Все это настолько глупо и непрофессионально, что совершенно невозможно работать!
Из к/ф «Семнадцать мгновений весны»


- Что-что вам нужно?.. – ошарашенно спросила Минерва, впервые на моей памяти позабыв, что считает Дамблдора хоть и не совсем нормальным, но гением. – Альбус! Вы с ума сошли?!
- Почему же? - благодушно заявил портрет. - Минерва, мы же занимались с вами межвидовой трансфигурацией.
- Зачем межвидовой? – удивился я. – Можно и…
- Подождите, Северус, - отмахнулась МакГонагалл. – Альбус, вы в своем уме? При чем тут межвидовая трансфигурация? Где вы нашли виды? Это нематериальная субстанция!
Кого-то мне все это напоминает.
Ах, да. Неужели я не на Тревесе?
- Ну и что?
Я отвернулся от них и отошел смотреть в окно.
И смеяться.
- Как что?! Как что?! - возмущалась Минерва у меня за спиной. – Что я буду трансфигурировать? Деревья?
- Снег, - я повернулся.
- Нельзя, - кипятилась она, - трансфигурировать материальный предмет в нематериальный.
- Да?
- Да!
- Ну что вы, это даже я умею. Всего два слова - и любой материальный… предмет становится… нематериальным. - И я показал рукой на Альбуса.
- Северус! – возмутился Дамблдор. – Прекрати немедленно!
- Вы на удивление безграмотны, Северус, - холодно произнесла Минерва. – Даже странно.
Отлично. Тогда сами разбирайтесь.
Я снова отвернулся к окну.
- Это очень просто, - спокойно объяснил Альбус. – Он прав. Не нужна межвидовая трансфигурация. Нужно всего лишь поменять форму. Это же элементарно. Неужели не справитесь?
- Я никогда такого не делала…
Вот и повод есть попробовать. Тоже мне. Да я половину всех поступков до сих пор совершаю впервые.
А Фэйт - почти все.
- Северус, - позвал Альбус. Я повернулся. - Динский лес.
- Я помню.
Минерва взяла со стола меч, как будто он был хрустальный, и посмотрела на меня.
- Плащ не забудьте, - сказал я ей. – Холодно там. Зима, лес, Поттер…
Она осуждающе посмотрела на меня и призвала с другого конца кабинета валявшуюся там уже с месяц накидку Шефа.
- Это вряд ли подойдет, - испугался я.
- Почему? Это не ваше?
- Это Темного Лорда.
Накидка полетела обратно.
- Возьмите мой, - я накинул ей на плечи свой плащ и застегнул его. - Хотя разница и невелика.
- Северус, - предостерегающе улыбнулся Дамблдор.
- Да чего уж там, - пробормотал я, заново призывая накидку Шефа.
Идея была не очень хорошая. Во-первых, балахон оказался очень странной формы, а во-вторых, он был мне, мягко скажем, длинноват.
Минерва молча трансформировала его в обычный плащ.
- Благодарю.
- Вы знаете, как их искать в этом Динском лесу?
- Найдутся. - Я вынул перстень и надел его на палец. – Возьмите меня за руку.
Она послушалась, и мы аппарировали.
- Полагаю, заклинания прозрачности нам будет достаточно? – тихо спросил я.
- Вполне, - она обеспокоенно оглядывала заснеженный лес. – Если они нас обнаружат, аппарируем в Хогсмид. Северус, здесь так холодно. Как они тут живут?
- Они не тут живут, а каждый день в разных местах.
- Думаете, в другом лесу теплее? Надо было им поесть принести.
- Ну да. И пару кроватей с пуховыми одеялами. Идемте.
- Вы знаете, где они?
Я знал, где они.
Я даже знал, что вокруг них кто-то бродит. Но не может их найти. Осталось узнать, кто это.
- Подождите здесь.
Она осталась стоять с мечом в руках, а я пошел посмотреть, кто рыскает вокруг Поттера и Грейнджер. Это не охотник, они по одному не ходят. И не наши. Они тоже обычно хотя бы по двое гуляют. Министерский патруль? Опять же, почему один?
Может, волк?
Под деревом, опустив голову на руки, сидел Уизли.
Вернулся, идиот несчастный.
Ну-ну.
Я отыскал Минерву.
- Надо воткнуть куда-нибудь меч, - сказала она. – И пусть Гарри сам его найдет.
- Куда? В дерево?
- Глядите, Северус! Что там между деревьями? Пойдемте, посмотрим.
«Там» оказался заснеженный пруд.
- Давайте опустим меч в озеро! – воскликнула она.
- Зачем?..
- Гарри достанет меч из озера! – в экстазе прошептала она. – Как Эскалибур! Это будет так…
- Романтично?
- Северус, вы начисто лишены… неважно. Извините. Это будет символично.
Символично?
Я расстроился.
Чего я такого лишен?
Глупости?
Они со своим Поттером рехнулись уже все. Символично.
Я размахнулся и зашвырнул меч в ледяную воду. Если Минерва считает, что мальчишке полезно искупаться, что ж, я не против. Я и сам сегодня купался.
Все-таки гриффиндорцы - странные люди.
- Замечательно! - Она заглянула в воду. – Ему придется нырнуть. Альбус же говорил, что для получения меча мальчик должен проявить мужество.
Слава богу. А то я уже боялся, что она мне предложит тоже залезть туда и изображать держащую меч руку.
Или сама залезет.
- Отправляйте ему патронуса, Минерва.
- Но… Я не могу трансфигурировать своего, Северус. Только постороннего.
Засада. Этого Дамблдор не сказал.
Впрочем, они всегда не договаривали.
Я уже привык.
Времени не было.
- Что ж, вы готовы?
- Да.
Что бы ей потом сказать? Ведь наверняка потребует объяснений.
- Северус, что это было?.. – неуверенно спросила она, когда серебристая олениха унеслась к невидимой палатке.
- Никак не ожидал от вас подобной бестактности, Минерва, - гордо выдал я заранее продуманный ответ. Она смутилась.
- Извините.
~*~*~*~


Глава 10. IV. Хижина дяди Тома (часть 3)

- Кес, он рехнется. Вот честное слово Малфоя даю, сойдет с ума самым натуральным образом. И тогда тебе станет не до смеха.
- Думаешь, это его сильно изменит?
- Сделай что-нибудь.
- Например, что?
- Заставь его уйти оттуда!
- Как? Он же не хочет.
- Я сказал – заставь. И давай без философии.
- Если без философии, то ему придется взять себя в руки и потерпеть еще немного. Во-первых, он обещал Дамблдору позаботиться о детях. И я так понимаю, сейчас самое время. А во-вторых, он приглядывает за гробницей.
- Ах, это он так за ней приглядывает?!
- Что опять случилось?
- Он сначала у себя в кабинете ругается с портретом этого старого маразматика, а потом идет к гробнице и ему же жалуется.
- На портрет жалуется?
- Прекрати!
- Не могу, - сквозь смех ответил он. – Люци, все нормально.
- Что нормального?! Ты не слышал. А я следил за ним. Кес, это ужасно. Клянусь! По-моему… По-моему, Сев считает, что Дамблдор жив.
- Да?
- Да.
- Тогда ты прав. Это ужасно.
Но он все равно смеялся.
– Что ужасно?
- Ужасно, что он позволяет следить за собой. Там точно никого кроме тебя не было?
Так я и знал.
~*~*~*~
Наверное, надо быть законченным придурком, чтобы ругаться с портретом. Даже Сириус Блэк, стоящий на эволюционной лестнице где-то между питбулем и мопсом, кроме «заткнись» ничего своей мамочке не говорил.
А я поссорился с портретом.
Я идиот.
~*~*~*~
Мы с МакГонагалл вдвоем тащили Айса из воды. И упорно делали вид, что во всем происходящем нет ничего странного.
Ладно еще я.
В конце концов, что тут такого.
А она прекрасно держалась. Ну… учитывая все обстоятельства.
Потом мы точно так же молча, крепко взяв с двух сторон под руки, как будто он мог от нас сбежать, вели его по мерзлой тропинке к чернеющему впереди Хогвартсу. Я и так знал, что это далеко не первый раз, когда он зачем-то ночью лезет в озеро. И то, что она следит теперь за ним по ночам, я знал тоже. Он сам мне рассказывал.
Так о чем говорить?
И так все ясно.
Я увидел их из окна его кабинета. Айс, скинув теплый плащ и ботинки, только ступил в воду, а МакГонагалл как раз выбежала из замка и помчалась к озеру, туда, где как-то очень быстро и незаметно исчез под водой Айс.
С такой скоростью я не бегал по школе даже в детстве. До сих пор удивляюсь, как шею себе не свернул.
Впрочем, она и без меня бы прекрасно справилась.
Не в первый раз.
~*~*~*~
Когда мне было восемь лет, наверное, половину своей крайне насыщенной жизни я проводил на полу меж книжных полок магазина Луиса Босиани.
Именно там я впервые его и увидел. На черно-белой гравюре в старенькой книжке.
И он навсегда потряс мое воображение.
Только тогда я еще не знал этого.
Его звали «JABBERWOCKY». И, честно говоря, я считал, что он настоящий.
Он мне даже снился. А комментарий о том, что изначально этот рисунок Джона Тенниела был признан слишком страшным для детской книги и потому не вошел в первые издания, вызывал смех. Это они книг из моей собственной библиотеки не видели. Вот там да, иногда бывало неприятно даже смотреть. Особенно в разрезе. А Джаббервоки был прекрасен.
Тогда я даже решил, что он джентльмен.
Ведь на нем был жилет.
Единственное, чего я так и не смог выяснить, – есть ли у него в жилетном кармане часы. Спросил у Эсты.
- Конечно, - ответила она. – Как же иначе.
Так он стал моим другом.
А на третьем курсе - очень важным другом. Он мог защитить меня. От кого угодно. Даже от летучих мышей. И Кесу пришлось бы с ним считаться. Потому что это чудовище было джентльменом. С часами в жилетном кармане.
Потом я надолго забыл о нем. Мало ли их бывает, смешных детских глупостей. Но через много лет, когда после Азкабана Альбус взялся учить меня создавать патронуса…
В общем, они ведь у всех разные получаются. А память у меня всегда была неплохая. Мой патронус в точности воспроизводил рисунок Тенниела. Я проверял.
И он мне нравился. Даже сейчас.
Но показывать его посторонним людям…
Во всяком случае, не Минерве.
Вообще-то я старался, чтобы его никто не видел. И Дамблдор прекрасно знал об этом.
Я-то уверен был, что Минерва трансформирует своего патронуса, а я только этих несчастных детей найду. Альбус опять меня подставил.
Зато Кес вдруг вспомнил о нем. Почему именно теперь, я даже не спрашивал. Он же все равно не скажет.
Кес постоянно являлся по ночам в школу, возился на Астрономической башне со своим отражателем, зачем-то направив его на гробницу, и без конца проверял, чтобы ничего не трогали.
Но там и так никто ничего не трогал. Я запретил Кровавому Барону вообще отлучаться с башни. Туда никто не ходил.
Кроме Кэрроу и Минервы.
Хуже того, они периодически там встречались. И ссорились.
В начале февраля они с криками ввалились в мой кабинет, чуть ли не направляя друг на друга палочки.
Кэрроу нашел на Астрономической Башне прятавшуюся там от снега птицу. Старого стервятника с вырванными местами перьями. Эту дрянь они и притащили ко мне. Амикус шипел, что это, возможно, «шпион оппозиции» и надо на всякий случай его ликвидировать. В Минерве проснулась любовь к животным. Она прижимала к себе стервятника, как будто это был ее ребенок, и готова была скорее ликвидировать самого Амикуса.
Причем, насколько я знал их обоих, у нее шансов было намного больше. Я вообще удивился, что он до сих пор не стоит в каком-нибудь чулане в виде табуретки или швабры.
К счастью, у меня в кабинете в этот момент случился Фэйт. Он глянул на Кэрроу, потом на Минерву, прижимающую к себе птицу, и нервно рассмеялся.
- Конечно, это шпион оппозиции. Ты что, Амикус, не видишь? Они же все именно так и выглядят. Надо отнести эту драную курицу Темному Лорду. Шеф будет тебе благодарен.
Минерва позеленела и сделала шаг к двери.
Кэрроу злобно глядел на Фэйта, но молчал.
- Пойдем, Амикус, - Фэйт призывно поманил его к камину. – Отдайте ему птицу, профессор, а то еще лишай подцепите. Вдруг это Поттер. Наверняка именно эта птичка выходит в эфир на «Поттер ФМ».
- Что она делала на башне? – зашипел Кэрроу.
- Вот Шеф у нее и спросит! – продолжал веселиться Фэйт. Он вдруг как-то незаметно подскочил к Минерве и очень аккуратно забрал птицу у нее из рук, а она от удивления отдала.
Вопрос закрыт. Раз Фэйту так хочется, значит, так и будет. Какой-то он нервный.
Минерве понравилась та бережность, с которой Фэйт обернул стервятника полой плаща. Она напоследок окинула кабинет строгим взглядом, в десятый раз посмотрела на подающего ей за спиной Кэрроу отчаянные знаки Дамблдора и вышла.
- Идем, Амикус. Вызовешь Темного Лорда, он посмотрит, кого ты ему принес…
- Сам вызывай! – рявкнул этот идиот и убрался, хлопнув дверью.
Фэйт ничего мне не сказал, а бросил в камин летучий порох и шагнул в зеленое пламя, крикнув: «Ашфорд».
Это что, наша птица?
Он поэтому так нервничал?
Надо сказать Кесу, чтобы был поаккуратнее. Кэрроу ее чуть не убил.
Хорошо, Минерва успела вмешаться.
~*~*~*~
- Еще раз вот так вляпаешься - стукну Крису, - заявил я, как только Кес стал в состоянии меня слушать.
- Не говори ерунды.
- Даже не сомневайся. Что-то мне подсказывает необходимость этой меры.
- Сотру память, - равнодушно бросил он. И, посмотрев на мою скептическую ухмылку, добавил: - Всю.
- И потом сразу в крокодила, - я больше ни на унцию ему не верил.
- Это не самое страшное, Люци, - вздохнул он.
Мой запал как-то сразу поутих.
Нет, все-таки мне еще рано с ним бодаться. Вроде бы все и несерьезно, а неприятно. Кто его знает.
~*~*~*~
Я строю замок на песке,
Я знаю, все на грани срыва,
А мы шагаем по обрыву
С тобой вдвоем – рука в руке
И строим замок на песке.
В.Большаков


Я спал.
Спал, и снилось мне, что я слушаю Темного Лорда.
Проснулся, и действительно - слушаю Темного Лорда. Причем говорил он то же самое, что и во сне.
Открытие это не вызвало ничего, кроме тоски. Тем более что говорил он не со мной.
Пришлось пойти домой. Надо было хотя бы выспаться.
Кес сидел на диване и кормил Хлюпа средневековым списком с каких-то вавилонских законов.
- Сдохнет, - бросил я и практически упал рядом с ними на диван.
- Ну что ты, ему нравится.
- Сдохнет.
Кес внимательно оглядел меня, спустил Хлюпа на пол и положил туда же остатки пергамента.
- Ты бы, Севочка, заканчивал там у себя закаляться по ночам.
- Мне нужно переплыть озеро.
- Допустим. Но почему ночью, зимой и вплавь? Взял бы лодку.
- Я хочу сам. Поздно уже на лодке, раньше надо было. Теперь я должен сам.
- Люци видел, как ты ходишь к гробнице.
- Как он это объясняет?
- Это ты все объясняешь, ему некритично.
Разговаривать не хотелось. И уходить не хотелось.
- Отдохнуть тебе надо, Севочка.
- Не хочу.
К счастью, он меня не особо слушал. Я и не заметил, как уже лежал, пристроив голову ему на колени, и, закрыв глаза, старался не заснуть.
- Мы входим в третье тысячелетие, Севочка, и многое меняется, - он медленно, чуть касаясь, гладил меня по голове.
- Ты же говорил, что никогда ничего не меняется.
- Меняется. Только очень медленно. Я, конечно, не систему мироздания имею сейчас в виду, а скорее общее направление развития. А направления всего-то два. С востока на запад, что естественно, и с запада на восток, что мы имеем удовольствие наблюдать сейчас. Это для нашего мира алогично, а значит, приведет к катаклизмам.
- Подожди. Цивилизация не может двигаться всегда с востока на запад, как и солнце. На Уране и Венере оно встает на западе, эти планеты вращаются в обратную сторону. Просто мы не видим с других точек. Я не понимаю.
- Я тоже. Но любое движение с запада на восток заканчивается серьезным катаклизмом, потому что оно ломает естественный ход вещей. Мы не на Венере.
Это, разумеется, была чепуха.
Но она почему-то не раздражала, как раньше, а даже успокаивала.
Если он действительно так думает, то это его проблемы. А если меня изводит, так прошли давно те времена, когда мне было до этого дело.
- Не вижу логики.
- Да нет тут логики, Севочка, - улыбнулся он. – Все-то тебе в таблицах подавай.
- Тогда пример.
- Твоя склонность конкретизировать общие понятия когда-нибудь сыграет с тобой злую шутку.
Да со мной все вокруг беспрерывно играет злые шутки. Я привык.
- Где Лорд все время шляется?
- Он мне не докладывает, - Кес удивился. – Но думаю, что уже скоро все закончится. Томми слишком стремительно рвется к цели. Он торопится. Ибо все, что люди делают в жизни, они, как правило, делают для кого-то.
- Или вопреки, - возразил я.
- Все равно. Чтобы превзойти кого-то, переиграть кого-то, удивить или потрясти кого-то, освободиться от кого-то, ну и так далее.
- Конечно. Они же не в пустыне живут.
- Конечно. Но довольно глупо всю жизнь идти к целям, поставленным в шестнадцать лет. Достойно. Но глупо.
Какую цель я ставил для себя в шестнадцать лет? Остаться человеком? Избежать Наследства, не поссорившись с Кесом? Оставить ему надежду, твердо решив, что сбыться она не должна? Проще говоря, я хотел обмануть его.
Понимал ли он это?
Наверное.
Ведь он ждет не поэтому. Он ждет, что я передумаю.
А потом?
Потом я хотел стать сильнее его.
Доказать ему, что есть и другой путь.
Похоже, что все в этой жизни я делал для него. И ничего для себя.
Но раз именно это и было мне нужно, значит, и для себя.
В первую очередь для себя.
Кес прав. Во всем можно найти плюсы. И в моем положении тоже.
Чего мне точно никогда не хотелось, так это стать обычным мальчишкой. Стать как все. Лишиться Ашфорда, поменяв его на городской дом или деревенскую усадьбу. Обзавестись сестренками, братишками, бабушками, отцом…
Мне даже никогда не было жалко, что у меня нет отца. Я прекрасно понимал, что взамен я свободен.
Наверное, так не должно быть.
Дети не должны так чувствовать. Видимо, Кес и Эстер хорошо позаботились, чтобы я никогда особо не ощущал своего сиротства. Или характер у меня был такой… но это действительно странно.
Дело, наверное, все-таки в том, что я не совсем человек.
Да, безусловно, в этом.
Кес не мешал мне. Только продолжал молча гладить по голове. Наверное, надеялся, что я все-таки засну.
- Как ты думаешь, для кого тогда все делал Альбус?
- Есть множество способов забраться на крышу мироздания, - засмеялся Кес. - А вот спуститься оттуда обратно на землю - как правило, только один.
- Про Темного Лорда тоже можно так сказать.
- Нет, что ты, Севочка. Про Томми нельзя. Он передвигается исключительно посредством кротовых нор. Всегда в темноте, в тесноте и сам слепой.
- Ну тебя.
Но настроение он мне заметно поднял.
- Помнишь, ты говорил Альбусу, что хочешь посмотреть, как Шеф придет к власти?
- Да, забавно.
- Разве? Его даже в Англии почти никогда нет. Зачем он убил Грегоровича? Тебе известно, что он ищет за границей?
- Да.
- А где оно находится, тоже знаешь?
Он молча смотрел на меня и улыбался.
- Кес, что ты смеешься? Я же не спросил, что это и где оно. Я просто спросил, знаешь ли ты.
- Я смеюсь, потому что предмет, который ищет Томми, ты видишь почти каждый день. Если у меня верные сведения.
- Только я вижу?
- Да как тебе сказать… Я очень надеюсь на это.
Каждый день я сейчас бываю только в Хогвартсе.
- Он в школе?
- Не совсем.
И вижу только я?
Боже мой, неужели в воде?..
- В озере?
- Думаешь, он ищет кальмара?
- Ты мне не скажешь.
- Нет. Но предположение про озеро остроумно.
- Он найдет?
- Конечно. Раз так упорно ищет, значит, найдет.
- И что тогда будет?
- Ничего. Кстати, хорошо, что напомнил. Когда Гриндельвальд умрет, надо… В общем, ты будешь мне нужен.
- А как ты узнаешь, когда он умрет?
- Альба скажет.
- Я никак не могу привыкнуть, что он и на портрете, и в гробнице.
- Зато двойственность самодостаточна, Севочка. Посмотри на себя.
Вот без шпилек никак обойтись не мог. Не самодостаточна. Во всяком случае, мне не хватило.
- Кес, ты все путаешь. Я уже ни в чем не уверен.
- Разве это плохо?
- Ужасно. Когда-то я точно знал, где, что и как. А теперь уже ничего не знаю.
- Неправда. А пример ни в чем не сомневающегося человека у тебя перед глазами. Нравится?
- Он не человек.
- Он человек.
- Дамблдор говорил, что нет.
- Из всех живых существ, Севочка, только человек знает о смерти, понимает, что это такое, и только человек - умирает. Все остальное, божества в том числе, просто прекращает свое существование. Смерть животного или растения – это очередной, завершающий цикл их развития. Ни одно создание, кроме человека о смерти не знает и полностью ее смысла не осознает. Это жестоко, но взамен человеку многое дано. Гораздо больше, чем всем.
- А знаешь, – от предвкушения, что сейчас он попадется в свою же ловушку, я даже сел, – я вовсе не уверен, что Темный Лорд… Как ты там сказал? В общем, я не уверен, что он полностью осознает и понимает. Ты сам назвал его слепым кротом.
- Да, - он казался очень довольным, и я улегся обратно, – в какой-то степени вы с Альбой, конечно, правы. Томми отчасти чудовище.
Приехали.
То Кес до хрипоты готов отстаивать, какой Шеф талантливый и ранимый, а теперь - чудовище.
- Человек, искренне уверенный в правильности своих убеждений и поступков, – чудовище. Страшная сила. Самая страшная. Потому что к его «знанию» прилагается вера. А вера – всесильна. Таким образом, мы получаем всесильное чудовище. Оно уверено. Его невозможно смутить, сбить с пути или переубедить. Оно непобедимо.
- Как ты, - эхом откликнулся я, вспомнив один из очень старых разговоров.
- Именно, - засмеялся он.
Но смех его показался мне натянутым, и глаза не смеялись. Что-то здесь не так. Причем очень сильно «не так». И он даже не старается это скрыть.
- Но ведь как-то это переживается.
- Конечно. Со временем переживается абсолютно все. Кроме того, этот мир до противного гармоничен, в результате чего такие чудовища имеют дурную привычку заниматься саморазрушением.
Поттер… Он говорил это Альбусу про Поттера… Я точно помню. Дамблдор еще ругался. Так Кес что, считает Поттера – чудовищем? Мальчишка, конечно, невероятно самоуверен, но вовсе не всесилен. И уж точно не бессмертен.
- Или покоряются властелину сильнее их.
Здравствуйте. «Всесильно», «непобедимо» - и вдруг покоряется. Если только…
- Ты имеешь в виду… Бога? – немного растерянно спросил я.
- Севочка, я просил тебя никогда не рассуждать о религии. Хотя бы при мне. Неужели так трудно это запомнить?
- Извини. Так что за властелин?
- Время.
- Только-то?
- Ну… есть еще объективные законы мироздания, - засмеялся он. – А они, к счастью, всегда на стороне… таких, как вы.
Темному Лорду не выиграть войны. Вот что он сказал.
Но он и раньше это говорил. Только я не верил.
Я теперь поверил.
Ведь получается, что Шеф все это прекрасно понимает. Еще в школе понимал, раз начал свое шествие к вершинам с поисков бессмертия.
«Только вот душу не сберег, - четко прозвучал у меня в голове голос Кеса. – Не бывает так, чтобы все вместе».
Не помню, когда он такое говорил. Хотя, наверное, говорил. Это вполне в его морализаторском стиле.
~*~*~*~
И что бы с тобою ни происходило,
Пусть будет улыбка, как у крокодила.
М. Башаков


- Север, что это за история с вечеринкой в честь Гарри Поттера?
Об этом Айс мне не рассказывал.
Хотя он сейчас ни о чем не рассказывает.
- Какая вечеринка? – очень искренне удивился Айс.
- В хижине Хагрида, - нехорошим голосом уточнил Шеф. – Ты не в курсе?
- Ах, это? Не стоит беспокоиться, мой Лорд.
И тут мирная беседа закончилась.
- Не стоит беспокоиться?! – заорал Шеф, выхватывая палочку. – Ты чем там занимаешься?! Не стоит беспокоиться?! Где этот великан?! Сбежал?! Почему не доложили?!
Я убью Кэрроу. Я сам их убью. Обоих.
Айс молчал, и это было просто непостижимо. Нельзя молчать. Надо хоть что-то говорить.
Видимо, вспомнив об этом, Айс вдруг чуть пожал плечами и, на секунду став невероятно похожим на Кеса, развел руками:
- Такие пустяки, мой Лорд.
Он сошел с ума…
Шеф секунду смотрел на него с дикой злобой, потом внезапно повернулся ко мне и выкрикнул: «Crucio!»
Я застыл на месте, но ничего не случилось. Там, где только что стоял Лорд, никого не было.
Айс тоже смотрел на пустое место.
И улыбался.
Ну… так, как он вообще улыбается.
- Ты что делаешь?!
- Я хотел проверить, - спокойно ответил он.
- Запустит ли он в меня подобной пакостью?
- Откуда же было знать, что в тебя? Я думал – в меня.
- И зачем?
- Видишь – не получилось у него ничего. Идем, проясним ситуацию.
Айс схватил меня за рукав и аппарировал.
~*~*~*~
Аппарировал я, естественно, не на Тревес, а в Западное крыло. Мантии-невидимки у нас на этот раз не было, да и не нужна она была. Я тихонько прокрался на лестничную площадку, с которой была видна часть Тревеса, и, присев на верхнюю ступеньку, осторожно выглянул из-за перил. Фэйт куда-то испарился, но он интересовал меня в тот момент меньше всего.
Темный Лорд стоял в пентаграмме, но вовсе не выглядел таким напуганным, как в первый раз. Тем более что на Тревесе никого не было, и он мог спокойно исследовать свою прозрачную тюрьму. Этим он и занялся. Спокойно и методично применяя несложные заклинания.
Сколько пройдет времени, пока он сообразит, как это устроено? В конце концов, он ведь не глупее меня. А я уже понял.
И что он сделает, когда сможет избавиться от таких неприятных последствий своей неосмотрительно данной клятвы? Уж наверное, не букет роз нам преподнесет.
~*~*~*~
Не знаю, что Айс собирался делать с Шефом, но я в любом случае не хотел этого видеть. Нужно было найти Кеса. И чем быстрее, тем лучше. Айс иногда совсем перестает соображать, что делает.
Кес спал. Я автоматически отметил про себя, что для сна он использовал вовсе не гроб, а свой любимый диванчик в одной из маленьких гостиных, и решительно потряс его за плечо.
- Что еще случилось? – спросил он, не открывая глаз.
- Это я.
- Даже не сомневаюсь, - он открыл глаза. - Так что случилось?
- Темный Лорд.
- Люци! – он сел. – Ты опять его сюда привел?
Ну сколько можно?!
- В пентаграмме.
- Вот бестолковый, - пробормотал Кес, вставая. – Как он туда попал?
А вот этого я тебе, пожалуй, не скажу. Сами разберемся.
- Кого из вас Томми захотелось убить на этот раз?
- Никого. Он в меня «Crucio»… не попал.
- Какого дьявола?
- Я сам виноват.
- Вот еще новости, - он смерил меня удивленным взглядом и направился к двери.
- Не ходи так, - я придержал его за рукав. - Там на лестнице Сев сидит.
- Камином-то хоть можно? – теряя терпение, спросил он.
- Да, наверное, так лучше всего будет.
~*~*~*~
Кес появился из камина и, ничуть не удивившись нашему гостю, сходу начал придуриваться.
- Томми! Я так рад тебя видеть! Чем обязан?
- Надо же понять, как это устроено, - как ни в чем не бывало, заявил Шеф.
- То есть это было в исследовательских целях?
- Да. Выпусти меня немедленно!
- Иди, - Кес махнул рукой. – Может, хоть стремление к пустому экспериментаторству тебя еще спасет, - сказал он, когда Лорд исчез. – Впрочем, вряд ли.
Я встал и спустился к нему.
- Неплохо. А то я уже боялся, что ты поверил ему на слово.
- На слово я, Севочка, верю только тебе.
Почему мне все время кажется, что он хочет меня обидеть?
Ведь это не так.
Или так?
- Он напал на Люци.
- За что?
- Я разозлил его. А напал он на Люци. Ты понимаешь? Он знал, что это уязвит меня намного больше. Он солгал тебе, что проверял.
- Да? А зачем ты разозлил его? Нарочно?
Не может быть… Он что, действительно проверял?.. Как и я?..
- Вот так, - засмеялся Кес.
- Ты не можешь точно знать.
- Могу. Томми никогда не тронет Люца. Посмотри, даже палочку конфисковал. Позволь - вообще на цепь посадит. Ему жизненно необходима финансовая стабильность. Его очень нервирует этот вопрос. Как и тебя.
Меня?
- Меня?
- Севочка, ты очень неплохо устроился, прекрасно понимая, что накрепко защищен в этой области сразу с нескольких сторон. У тебя есть я, у тебя есть Крис, который занимается этим со мной, а на крайний случай у тебя есть Люциус. Это все случайности?
- Я… я никогда не думал об этом.
- Правильно. Зачем об этом думать? Но согласись, что устроился ты неплохо.
И опять мне кажется, что он хочет меня обидеть.
Это я такой мнительный? Или нет?
Потому что если я прав, то это означает, что он сердится на меня за что-то. А я не знаю за что.
- Кес, у нас все в порядке?
- В целом – да.
- А в частности?
- Да, в частности тоже нормально. Ничего.
- Ты расстроен чем-то. Это секрет? Что не так? Ты Дамблдора давно навещал?
- Ты его навещаешь за двоих. Если все обойдется и ему взбредет в голову возвращать тебе визиты, придется его здесь поселить.
Да что же это такое?!
- Ты недоволен, что я проверил, как работает пентаграмма?
- Понравилось?
- Да, - честно сказал я. – Очень. Но он не испугался на этот раз. Ты прав, скорее всего, он тоже хотел проверить, как она работает. Зря ты его так легко отпустил.
- У тебя есть идеи? Что, по-твоему, нужно было с ним сделать? Оставить в ней до завтра?
- А можно?
- Все можно. Зачем только.
- Как зачем? Чтобы не совался больше.
- Да пускай приходит. У него не так много радостей.
- Ты опять его жалеешь, да?
- Не дай тебе Мерлин когда-нибудь постичь, какой ад творится в душах, подобных его душе.
- У него нет души.
- Ну, нет так нет, - легко согласился Кес, глядя на меня с жалостью.
Описать не могу, каким придурком я себя почувствовал. Он считает, что со мной уже и спорить не надо? Я не заслуживаю, чтобы он доказывал мне свою точку зрения?
- Не смей так со мной разговаривать! – зашипел я на него, чудовищно разозлившись. – Ты не можешь со мной соглашаться!
- Я устал, - тихо сказал он, - от тебя. Нет так нет. Возможно, ты прав, а я ошибаюсь. Не стоит так расстраиваться, Севочка. Ты большая умница, и вполне может оказаться…
- Неправда! Не может!
- Тогда о чем мы вообще говорим?
~*~*~*~
Я даже не пошел смотреть, как Кес станет выпроваживать Шефа. Просто вернулся домой и стал ждать его. В том месте, откуда он исчез. Теоретически, где исчез - там и появиться должен.
Надо переждать.
Надо просто переждать.
До чего же неудачный год. И началось как-то все чуть ли не в один день.
А я еще думал, что хуже, чем было в Азкабане, - некуда.
Кажется, именно это называют оптимизмом.
~*~*~*~

На следующей неделе кризиса быть не может. В моем расписании уже нет места.
Генри Киссинджер


- Северус.
Я вздрогнул от неожиданности и замер, боясь обернуться на портрет. Дамблдор обращался ко мне таким тоном единственный раз в жизни. Перед смертью.
- Северус.
Я встал и посмотрел на него.
- Слушаю вас.
Он был то ли растерян, то ли напуган. Взгляд блуждал по кабинету, ни на чем не задерживаясь, и мне показалось, что Альбус дрожит.
Я бросился к окну. Гробница белела в быстро сгущающихся сумерках, и никого рядом с ней не наблюдалось. Но это на первый взгляд. Надо пойти туда и проверить.
- Там все в порядке, Северус. – Я обернулся на портрет. - Его еще нет.
- Тогда что случилось? Альбус, что с вами? Вы знаете, где Темный Лорд?
Он только кивнул, и тут меня осенило.
- Он нашел Гриндельвальда?
Можно было не спрашивать.
Значит, сегодня все должно закончиться. Возможно, прямо сейчас.
Ну и видок у вас, господин директор.
Что ж вы так перепугались-то? Вы же мужественный человек. Гриффиндорец. И приключения любите. Не то что я.
Мне почему-то тоже стало страшно. Захотелось домой. Туда где мне скажут, что все пустяки и ничего не происходит. А что происходит, то пустяки.
К черту. Так оно и есть.
Кес считает, что все будет как надо. Не хорошо, не плохо, а как надо.
Всегда так бывает.
- Альбус, не волнуйтесь, пожалуйста. Вы знаете, что случится после смерти Гриндельвальда?
- Нет… - слабым голосом ответил он.
- Но предположения-то у вас есть? Вы уверяли, что они обычно оказываются верными. Давайте, поделитесь со мной.
Я с нарочной небрежностью развалился в кресле у директорского стола и оказался как раз напротив портрета. Чем увереннее я буду сейчас держаться, тем и ему будет легче. Когда боятся двое, один всегда боится чуть меньше. И чтобы не было паники, ему необходимо взять ситуацию в свои руки.
Положение того, кто боится меньше, было для меня непривычным. Но другого мне никто не предлагал. В конце концов, это уже минимум второй раз. При нашей последней с ним встрече, на Астрономической башне, он тоже боялся больше.
- Альбус, я бы предложил вам выпить, но вы портрет. Хотите, схожу залью виски в ваш… труп? Как думаете, это поможет?
- Вряд ли, Северус, - он слегка улыбнулся.
- Что же вы бросили друга? – все так же вальяжно спросил я, решив, что это правильный тон. Он хоть чуть-чуть в себя пришел.
- У Гила совсем маленький портрет, он успел его спрятать.
- Так хоть послушали бы, о чем они там беседуют. Вам не интересно?
- Северус, ты пользуешься моим угнетенным состоянием.
Он уже шутил. Неужели худшее позади?
- Смотри, сова, - Альбус кивнул на окно. - Тебе сова, открой.
Это был филин, а не сова. Я узнал его, и у меня противно похолодела спина. Что могло случиться, если Темный Лорд сейчас далеко? Что могло случиться, чтобы Драко прислал мне среди ночи письмо? Камина им уже мало?
«У нас большая радость, профессор. Верные слуги Темного Лорда наконец схватили Поттера, и мы счастливы, что именно в нашем доме Повелитель найдет его, когда вернется», - было наскоро нацарапано на клочке пергамента.
Вся моя отлично выстроенная тактика разрушилась к черту за долю секунды. Это мне тут меньше страшно? Меньше, чем портрету?!
- Северус, что там?
- Это от Драко. Схватили Поттера, он у Малфоев. Ждут Темного Лорда.
- Как вовремя, - спокойно улыбнулся он. – Я скоро вернусь.
- Стойте! – в ужасе заорал я. - Куда вы?
- Что ты? – он обернулся. – Успокойся, пожалуйста.
- Куда вы собрались?
- Сначала скажу Гилу, чтобы по возможности продлил беседу. Ты ведь знаешь, как Том любит поговорить с достойным собеседником. Это возвышает его в собственных глазах.
- Как вы ему скажете, если Темный Лорд уже там? Он же спрятал ваш портрет.
- Он спрятал его под одежду. На груди. Думаю, пару слов шепнуть успею. А потом навещу Аберфорта. Боюсь, что Гарри остро нуждается сейчас в нашей помощи.
- А мне что делать?
- Жди здесь. Я вернусь и попрошу тебя кое о чем. Ты очень нужен мне сегодня, Северус.
Рама опустела.
Упав обратно в кресло, я несколько раз перечитал письмо Драко. И рассмеялся.
В чем-то мальчишка намного умнее нас с Фэйтом.
Может быть, поэтому в его случае шляпа не сомневалась ни секунды.
Такое послание не то что можно, его бы нужно Шефу показать. В нем столько искренней радости. Основанной на чисто малфоевской преданности.
Читать и перечитывать.
~*~*~*~
В конце концов, я готов выносить Темного Лорда.
Но не всю ту шваль, которая набежала сюда с его легкой руки.
Терпеть не могу, когда ко мне ломятся в ворота.
Особенно ночью.
Весь дом переполошили. Даже Белл сбежала в холл. Наверное, решила что Шеф вернулся. Но он бы не стал биться о ворота.
– У нас Поттер! – раздался торжествующий хриплый вопль Грейбэка. – Мы взяли Поттера!
Я махнул Нарси рукой, чтобы она их впустила. Белл ахнула и задрала рукав.
- Я вызову Повелителя!
- А если они лгут? – холодно спросила ее Нарцисса, и рукав опустился.
- Правильно, - Белл даже приплясывала от нетерпения. – Сначала проверим.
Драко тихонько пятился к лестнице, стараясь, чтобы мы этого не заметили, и вид имел очень испуганный. Спокойной среди нас всех оставалась только Нарси. Она отправилась открывать входную дверь, и через минуту мы услышали ее голос:
– Что это значит?
– Нам необходимо встретиться с Тем-Кого-Нельзя-Называть, – прохрипел Грейбэк.
– Кто вы?
– Вы знаете меня! – в голосе оборотня звучала обида. – Фенрир Грейбэк. Мы схватили Гарри Поттера!
– Ведите их внутрь. – Голоса приближались. - Мой сын, Драко, сейчас дома – у него пасхальные каникулы. Если это действительно Гарри Поттер, Драко его узнает.
Когда вся эта компания появилась в гостиной, мы с Белл встали им навстречу. Охотники тащили не только Поттера, если это вообще был он, но и его друзей. Одного из этих бесконечных рыжих Уизли и лохматую девицу с жутким греческим именем, которое я никогда не мог запомнить. Учитывая присутствие этих двоих, третий наверняка был Поттером. Хотя и не походил ни на одну из своих колдографий.
Честно говоря, я здорово растерялся, и что делать - не знал. Но что-то надо было делать.
Безуспешно пытаясь придумать, как сообщить о случившемся Айсу, я автоматически повторил фразу, которую перед этим сказала Нарси:
– Что это значит?
По лестнице спускался Драко, и я удивился, что он решил вернуться. Сбежал вовремя - и радовался бы. Но он незаметно скользнул у меня за спиной и уселся в одно из кресел, стоящих у камина. Зато куда-то испарилась Белл, что если принять во внимание ее интерес к происходящему, казалось почти невероятным.
– Они говорят, что взяли Поттера, – объявила Нарси. – Драко, подойди.
– Что скажешь, парень? – рыкнул Грейбэк.
Если это и был Поттер, то узнать его было нереально. Кажется, есть какие-то заклинания, на время меняющие облик. Возможно, дело было именно в них, но лицо нашего гостя, распухшее и лоснящееся, Драко опознать, конечно, не смог.
– Я… я не могу точно сказать…
– Посмотри внимательнее, давай! – подбодрил я его. - Подойди ближе! Если нам повезло, и мы передадим Поттера в руки Темного Лорда…
– Э, мы ведь не забудем, кто на самом деле его поймал, правда, мистер Малфой? – с угрозой спросил Грейбэк.
– Нет, разумеется, нет! – отмахнулся я.
Не забудем. Эта их встреча имеет все шансы стать последней. И если Повелитель проиграет, а Кес считает именно так, то, конечно, не я буду тем, кто поймал Поттера. У меня и палочки-то нет.
Вот черт. Как бы все-таки известить Айса?..
И хорошо бы знать наверняка, Поттер это или нет.
Я почти вплотную подошел к бессмысленно глядевшему на меня пленнику, нащупав в кармане мантии маленький женский кинжальчик и, отвлекая внимание, спросил у Грейбэка:
– Что вы с ним сделали? Почему он в таком виде?
– Это не мы.
– Похоже на Жалящее проклятье… Что-то есть… – я медленно обходил мальчишку и, оказавшись за его спиной, быстрым движением срезал у него несколько волосков. Полсекунды - и волосы вместе с кинжалом уже покоились в моем кармане.
Сейчас выясню, кто он такой. Лишь бы они не торопились вызывать Шефа.
– Драко, подойди сюда, посмотри как следует. Что скажешь?
– Не знаю, – пробормотал он и, отвернувшись, отошел обратно к камину, где стояла Нарцисса.
– Мы должны быть уверены! – заявила она. – Абсолютно уверены, прежде чем вызывать Темного Лорда. Они сказали, это его… – она показала волшебную палочку, – но с описанием Олливандера не совпадает. Если мы ошибемся, если мы вызовем Темного Лорда напрасно… Помните, что он сделал с Роулом и Долоховым?
– Хорошо, а как насчет грязнокровки? – рыкнул Грейбэк.
– Да… да, она была с Поттером у мадам Малкин, - произнесла Нарси. - Драко, посмотри: это ведь та самая Грейнджер?
– Ну… да, возможно.
– Тогда этот – Уизли! – я принялся разглядывать рыжего. – Это они, друзья Поттера! Драко, посмотри – это разве не сын Артура Уизли, как там его?..
– Ну… – снова сказал Драко, стоя к нам спиной. – Может, и он.
Распахнулась дверь, и в проеме возникла Белл. Куда же она бегала? Неужели успела вызвать Шефа? Всегда-то ей больше всех надо.
– Что происходит, Цисси?
Белл медленно обошла наших гостей, остановив взгляд на перепуганной девчонке.
– Но ведь это та самая грязнокровка. Это Грейнджер?
– Да, да, это Грейнджер, - ответил я. – А рядом, мы думаем, Поттер. Наконец-то их поймали.
– Поттер? Вы уверены? Если так, надо оповестить Темного Лорда немедленно!
Еще не позвала. Боится сама-то. Ничего, я помогу тебе.
– Я как раз хотел позвать его, – моя рука сжала ей запястье, не позволяя дотронуться до метки. – Я вызову. Поттер был доставлен в мой дом и, следовательно, в моей власти…
Слово «власть» действовало на нее, как красная тряпка на сумасшедшего быка.
Всегда так было, сколько ее помню.
– В твоей власти?! – закричала она, пытаясь вырвать руку. – Ты потерял всякую власть вместе с палочкой, Люциус! Как ты смеешь? Руки прочь от меня!
Еще немного.
– Это к тебе не имеет никакого отношения! - возмутился я. - Не ты захватила мальчишку!
– Прошу прощения, мистер Малфой, – перебил Грейбэк, – но это мы поймали Поттера, и мы будем просить положенные деньги.
– Деньги! – истерически захохотала Белл, все еще пытаясь вырваться из моей хватки. Да не дергайся, все равно пока не отпущу. – Ты получишь свои деньги, вонючая гиена! Что мне деньги? Мне нужна только честь… честь поимки…
Она вдруг перестала бороться. Все мои расчеты оказались неверны. Я со злости отшвырнул ее руку.
– Не трогай метку! - выкрикнула она. - Мы все погибли, если Темный Лорд прибудет сейчас!
Один из охотников держал меч Гриффиндора. На этот раз, судя по всему, настоящий.
Почему когда надо - Айса никогда нет?!
– Дай мне его, - потребовала Белл.
– Это не ваш, миссис, это я его нашел!
– Stupefy! – закричала она. – Stupefy!
Я моргнуть не успел, как четверо охотников оказались на полу.
– Где ты взял это? – Белл взмахнула мечом у самого лица Грейбэка. – Снейп положил его в мое хранилище в Гринготтсе!
Ну, если Снейп положил, о чем разговор?
Даже странно.
И сколько же от нее шума. В школе она меня так не раздражала. Наоборот, казалась веселой и активной. А сейчас – кошмар какой-то.
– В их палатке! – рявкнул Грейбэк. – Пусти меня!
Она взмахнула палочкой, и оборотень вскочил на ноги. Однако приблизиться к ней не решился. Осторожно прошел за кресло и встал, положив руки на спинку. Грязные желтые изогнутые ногти вонзились в обивку.
– Драко, убери эту падаль на улицу, – сказала Белл, указывая на бесчувственных охотников. – Если у тебя кишка тонка их кончить, брось во дворе, я потом сама.
Дай мне, Мерлин, терпения.
И, пожалуйста, немного тишины.
– Не смей разговаривать с моим сыном в таком тоне! – яростно сказала Нарцисса, но Белл закричала:
– Замолчи! Все куда хуже, чем ты можешь себе представить, Цисси! У нас очень серьезная проблема.
Она слегка задыхалась. Некоторое время постояла, внимательно изучая рукоятку меча, потом повернулась к замершим пленникам.
– Если это в самом деле Поттер, трогать его нельзя… Темный Лорд желает устранить Поттера сам… Но если он узнает… Я должна… должна выяснить… Пленников – в подвал, пока я буду думать, что делать!
Нарси возмущенно посмотрела на меня, но я пожал плечами, и она обратилась к любимой сестричке:
– Это мой дом, Белла, не надо распоряжаться в моем…
– Выполняй! Ты понятия не имеешь, в какой мы опасности!
Как же эта дурочка перепугалась. Даже забавно. Надо бы ускользнуть отсюда и выяснить, Поттер это или нет. Хотя и так уже ясно. Раз меч здесь, значит, Поттер. Придется послать Айсу сову. Пускай приходит и со всем этим разбирается, пока Лорда нет.
Хотя позвать его кроме Белл и меня, некому.
А я никуда не тороплюсь.
Кажется, шоу кончилось.
Во всяком случае, пока Белл будет думать.
Или пока Шеф сам не явится.
Я потихоньку направился вверх по лестнице.
- Отведите пленников в подвал, Грейбэк, - раздался мне вслед недовольный голос Нарциссы.
Я почти поднялся к себе на третий этаж, когда снизу раздался жуткий вопль. Нет, Белл решительно когда-нибудь доиграется. Надеюсь, у Айса хватило ума отдать Поттеру меч так, чтобы его друзья не знали об этом. Иначе…
Если так дальше пойдет, то Белл выяснит, что Айс отдал ей фальшивку. Тогда…
Ничего. Пусть докажут, что Айс сам об этом знал. Откуда ему знать, он не гоблин. Ну, почти.
Я влетел к себе в кабинет и быстро написал Айсу: «Приходи скорее, здесь Поттер с мечом. Белл их убьет».
Отправив это невнятное послание, поспешил вниз.
Мне не нужен труп этой дуры. Грязная у нее кровь или чистая, а труп подружки Поттера в моей гостиной сильно осложнит… ну, что бы там ни было. Осложнит, в общем. А если она еще и знает, что меч им отдал Айс…
- Я спрошу еще раз! Где вы взяли этот меч? – бушевала Белл. - Где?
– Нашли! Мы нашли его! – рыдала девчонка. - Пожалуйста!
Драко стоял у камина с абсолютно позеленевшим лицом. Может быть, Шеф прав? Взрослый человек, в конце концов. Пора бы привыкнуть.
– Лжешь, вонючая грязнокровка, и я это знаю! Ты проникла в мое хранилище в Гринготтсе! Признавайся! Признавайся!
Так призналась бы. Если Белл хочет слышать именно это. Жалко, что ли?
Так нет же.
Гриффиндорцы.
– Что еще вы взяли? – в исступлении закричала Белл. - Что еще? Признавайся, или – клянусь! – я тебя на кусочки порежу этим самым ножом!
Как-то мне не верится, что она попросту боится ограбления. Хотя такое отребье… С них станется.
– Что еще вы оттуда взяли? Что еще? Отвечай! «Crucio!»
Девчонка билась на полу и ничего не говорила, только орала. Совсем дурочка.
Ситуация меня злила. Во-первых, Айс так и не появился, во-вторых, Белл совсем рехнулась, в- третьих, я сейчас получу труп подружки Поттера, в-четвертых…
– Как вы проникли в мое хранилище? Вам помогал этот грязный, мелкий гоблин?
Никогда тебе не догадаться, дорогая сестричка, какой именно гоблин им помогал. И если этот гоблин не появится в самое ближайшее время, я самолично оторву ему башку.
– Мы только сегодня его встретили! – рыдала девчонка. – Мы никогда не были в вашем хранилище! Это не настоящий меч, это просто копия! Копия!
– Копия? – завизжала Белл. – Так я и поверила!
Пора это прекратить. Не знаю, куда провалился Айс, но его нет и, скорее всего, уже не будет. Если, конечно, не он последние две минуты ломает мне защиту.
Стоило этому несчастному Поттеру появиться в Имении, и мне почти тут же ломают защиту.
– Но это же легко выяснить, – сказал я. – Драко, приведи гоблина, он нам сразу скажет, подлинный это меч или нет.
Если у них там есть хоть капля разума на всех, то гоблин меча не признает.
Кто бы это ни был, лучше, пожалуй, их впустить. Это не Айс, не Темный Лорд, это, скорее всего, за Поттером.
Ни к чему, чтобы у меня в гостиной Белл добила эту несчастную грязнокровку с безвкусным именем.
Я сосредоточился и открыл все доступы. Пускай. Неужели Айс побоялся сунуться сам и привел этот их Орден?
Добби?..
И сразу в подвал. Знает, зачем пришел.
Прелесть какая.
Главное, чтобы здесь не появился.
Драко притащил маленького гоблина, и я расстроился. Ладно еще девчонка. Кому она нужна? А вот гоблин…
Видимо, Белл считала так же, потому что для наглядности продемонстрировала на грязнокровке, что с ним сейчас будет. Когда крик стих, из подвала раздался хлопок. Аппарировали.
Неужели подругу свою бросили?
Не может быть.
Как бы ее тоже в подвал затолкать? Добби и ее бы…
Белл снова подняла палочку.
- Что это было? – остановил я ее. – Вы слышали? Что за звук в подвале? Драко… Нет, позови Хвоста, пусть он спустится проверить.
Как удачно.
Третий.
Я ничего не забываю.
Надеюсь, из моего подвала ты уже не выйдешь.
Останется только Люпин.
Вас было четверо.
– Всем назад! – послышался снизу голос Хвоста. – Держаться подальше от двери – я вхожу!
Иди. Айсу будет приятно.
Секунды тянулись бесконечно.
– Что там происходит, Хвост? – не выдержал я.
– Ничего! – раздался хриплый ответ. – Все нормально!
Нет, ну это переходит все границы.
От нас точно кто-то уже сбежал.
Хорошо, если Олливандер.
Кес за него волновался.
И дети там еще какие-то.
Добби - хорошее решение. Неужели Айс постарался?
Но зачем Петтигрю лжет? Решил на этот раз сыграть за Поттера? Или его в заложники взяли?
– Итак? – обратилась к гоблину Белл. – Это подлинный меч?
– Нет, – ответил он. – Это подделка.
Прелесть какая.
– Ты уверен?
– Да.
– Отлично, – сказала Белл и небрежным взмахом палочки порезала гоблину лицо. - А теперь вызываем Темного Лорда!
Вызывай. Но если хочешь совет - больше никогда и ничего не держи в Гринготтсе. С настоящего момента это не твой банк.
Она закатала рукав, коснулась метки и сказала:
– Я думаю, что с грязнокровкой можно кончать. Грейбэк, забирайте, если хотите.
Раздался оглушительный крик: «Не-е-е-ет!», и я мгновенно ретировался к камину. Туда, где стояли Нарцисса и Драко.
Тут же произошло множество разных вещей. В гостиную вслед за своим воплем ворвался рыжий Уизли, Белл развернулась к нему, но атаковать не успела. Он обезоружил ее. Драко и Грейбэк бросились вперед, Нарси уцепилась за Драко, пытаясь его остановить, заискрили цветные вспышки, и меня шарахнуло о камин.
Может, оно было и к лучшему. Хватали бы быстрее свою девчонку и убирались отсюда. Где этот непутевый домовик, хотел бы я знать. Того и гляди Шеф нагрянет.
- Прекратите, или она умрет! – закричала Белл, приставив свой нож к горлу обмякшей у нее на руках девицы. - Бросьте, иначе мы все сможем своими глазами увидеть, как грязна ее кровь.
- Хорошо! – выкрикнул Поттер и бросил палочку на пол. Уизли сделал то же самое. Учитывая, что они ждали Добби, наверное, это был хороший ход. Самим им все равно отсюда не выбраться.
– Превосходно! – воскликнула Белл. – Драко, подбери. Темный Лорд приближается, Гарри Поттер! Твоя смерть близка!
Только не у меня дома!
Свой замок он уже развалил.
С потолка раздался отвратительный скрежет, и все мы задрали головы. Люстра качалась, затем послышался хруст, и она со зловещим звоном медленно и печально полетела вниз.
Когда же, наконец, Шеф отсюда съедет?!
Люстра свалилась, и разлетевшиеся осколки изрезали Драко лицо. Поттер воспользовался этим, подскочил к нему и вырвал из рук все три палочки. Снова засверкали вспышки заклинаний, и Нарси закричала:
– Добби! Ты? Это ты оборвал люстру?..
Она меня убьет. Ладно, потом разберемся.
– Убей его, Цисси! – завопила Белл, но раздался громкий хлопок. Палочка вырвалась из руки Нарциссы и приземлилась в противоположном углу комнаты.
– Ты, грязная мартышка! – рявкнула Белл. – Да как ты посмел обезоружить волшебницу?! Как ты посмел напасть на твоих хозяев?
– У Добби нет хозяев! – выкрикнул домовик. – Добби – свободный эльф! И Добби пришел сюда, чтобы спасти Гарри Поттера и его друзей!
Почему бы ему не провозглашать свою декларацию независимости где-нибудь в другом месте? Сейчас вернется Темный Лорд и сразу определит, что у меня все открыто.
Еще пара вспышек - и они аппарировали. Нарси хлопотала над окровавленным Драко, вопила о чем-то своем Белл, а я помчался наверх, попутно восстанавливая защиту. Айсу надо сказать, что Поттер сбежал. И заодно выяснить, почему он так и не явился.
В кабинете меня ждала сова. От него.
«Скорее приходи в кабинет директора. С».
Что у него еще случилось?.. Вот незадача. Сумасшедшая ночь какая-то. И Лорд того гляди явится. Долго мне потом придется ему объяснять, почему сразу после побега Поттера я исчез из замка. Надо хотя бы его дождаться.
Я бросил записку Айса в камин и отправился встречать Шефа.
~*~*~*~
- Северус, - Дамблдор появился очень вовремя. В сотый раз перечитав письмо Фэйта, я уже почти сорвался в Имение. – С Гарри все в порядке. Он и его друзья в безопасности.
- А меч?
- И меч с ними. Том будет сейчас здесь. Тебе нужно его встретить. У ворот.
- У меня пока нет таких сведений.
- Он оповестит тебя с минуты на минуту.
- Как ваш… ваши дела?
- Н-не знаю, - он говорил все тише и неувереннее.
- Альбус!
- Если… если все нормально, то…
- Что?
- У Гила когда-то был портключ.
- Куда? Сюда? К вам?
- Я не помню, - совсем невнятно забормотал он. – Не помню ничего…
Поправил очки, сел, сложив руки, и замер. Просто превратился в обычный маггловский портрет. Ни движения.
И моргать перестал.
Так.
Страха не бывает, бывает паника.
Поэтому - без паники.
Зачем Темный Лорд сейчас сюда явится, я не знаю, но пока его нет.
Если Гриндельвальд выжил и при этом не выпадет, как Дамблдор, на последующие девять месяцев в астрал, то он воспользуется портключом и… скорее всего, тоже явится сюда. Да и палочка у него есть.
Два спятивших старика и Шеф для меня слишком много. Раз Поттер сбежал, то Фэйт вполне может мне помочь. Пусть встречает Темного Лорда, а я должен выяснить, что с Гриндельвальдом.
Филин Драко оказался очень кстати. Я отправил его с запиской к Фэйту и остался ждать.
~*~*~*~
Мы с Белл стояли у входа в подвал и разглядывали труп Петтигрю.
Она плакала.
Не по Хвосту, конечно, а то ли от обиды, то ли от отчаяния.
Я хотел ее обнять, потом вспомнил, как она закричала: «Как ты смеешь? Руки прочь от меня!», и не стал.
Петтигрю никто не убивал. Он сам задушил себя серебряной рукой. Вот и принимай после этого от Шефа подарки. Какое счастье, что он никогда мне ничего не дарил.
- Пойдем, - всхлипнула Белл. – Повелитель уже здесь.
- Куда ты бегала? Помнишь, когда Грейбэк только пришел?
- Руди плохо. Я хотела просить Повелителя помочь ему, а теперь…
- Белл, не надо, - я кивнул на задушенного. – Я потом Снейпа приведу.
- Я не доверяю Снейпу! – ее глаза зло блеснули в темноте подвала. - Ты не видел, какой у него замок с демонами!
- Не видел, - покорно согласился я.
Мы опоздали. Шеф стоял в дверях и молча смотрел на нас.
Белл зарыдала в голос и бросилась к его ногам.
- Опять зря вызывали? – холодно спросил он. – Ты помнишь, Белла, что случилось с Долоховым?
Он все равно ничего не может мне сделать.
- Это я вас вызывал, мой Лорд.
Рыдания на полу на мгновение стихли и тут же возобновились с новой силой.
Попалась, сестричка. Только попробуй еще хоть раз на меня рявкнуть.
- Зачем?
- Грейбэк действительно поймал Поттера. Но мы с ним не справились.
Его ментальная атака была мгновенной и очень сильной. Я пустил. Так быстрее, а меня Айс уже заждался.
- Что, Белла? - он слегка ткнул ее носком ботинка. – И меч упустили? – в его голосе ясно прозвучала угроза.
- Это фальшивка была! – выкрикнула она сквозь рыдания. – Фальшивка!
Где-то я все это уже слышал.
И видел.
Причем совсем недавно.
Аналогия не вызвала злорадства, только тоску. Все повторяется.
Абсолютно все.
- А ты что скажешь? – Шеф сделал шаг ко мне, и я шарахнулся от него, испугавшись, как бы он не напал как-нибудь иначе. Кто знает, от чего пентаграмма защищает, а от чего нет. Как задушит сейчас прямо руками.
В подтверждение этих мыслей я тут же наткнулся на труп Хвоста и, не удержав равновесия, свалился прямо на него.
Темный Лорд навис надо мной в полутьме, и это стало последней каплей.
- Что вы от меня хотите?! – заорал я, выставив вперед обе руки. – Что я мог сделать?! У меня даже палочки нет!
Он молча схватил меня за мантию на груди, протащил через весь подвал и вышвырнул на лестницу.
- Убирайся отсюда!
Я не стал ждать продолжения и, спотыкаясь, помчался наверх.
В гостиной уже никого не было. Я привел в порядок одежду и направился к камину.
Кажется, на этот раз обошлось.
И объясняться не придется.
Он же сказал: «Убирайся».
Вот я и уберусь.

Конец четвертой истории
~*~*~*~


Глава 11. V. Симфония абсолюта (часть 1)

История дифференциально-вариационная, в которой мистер Гарри Поттер и Темный Лорд Волдеморт наглядно знакомятся с общей теоремой динамики, известной под названием принципа наименьшего принуждения.

Заржавевший кусок нержавейки
И дейтерия грязная лужа…
Этот мир ты покинул навеки,
Не покинул бы - было бы хуже.
Но все равно повсюду чайники кипят,
Эксперимент поставлен смело.
И пусть начальство результаты поразят,
Если оно укрыться в бункере успело.
Физтех-песни МФТИ


- Сейчас Темный Лорд аппарирует, - вместо каких-либо объяснений заявил Айс, когда я выбрался из камина.
- Куда?
- К воротам. Тебе надо будет встретить его.
Опять я должен встретить?!
~*~*~*~
- Не хочу, - надулся Фэйт. – Я только что с ним уже виделся. Он меня чуть не задушил.
- Как это?..
- А вот так.
- Ну… ты же с ним будешь встречаться как я. А меня он душить не станет.
- Кстати, Хвост умер.
- Чей?
Фэйт секунду смотрел на меня удивленно, потом пожал плечами и сказал:
- Не знаю. Шефа, наверное. А раньше - этих твоих придурков.
Ничего не понимаю.
- Какой хвост?
- Петтигрю.
~*~*~*~
Айс замер и, повернувшись, пошел к директорскому креслу.
- Темный Лорд убил его? – ровным голосом спросил он, усевшись.
- Не могу сказать.
- В смысле?
- Он сам себя задушил.
- Повесился?
- Да нет. Его задушила серебряная рука.
- За что?
- Не знаю. Меня там не было. К счастью.
~*~*~*~
Я сидел под пустой рамой от дамблдоровского портрета и думал, что не чепуху всякую должен слушать, а Гриндельвальда искать. Если бы портключ, о котором говорил Альбус, сработал, старик был бы уже здесь.
Но время идет.
А его нет.
Все мои враги умирают один за другим. Даже если это очень старые враги. Что мне Хвост? Я даже не понял, о чем Фэйт говорит.
Мне давно все равно.
А они умирают.
Даже Моуди уже нет.
Только Люпин остался.
Может, потому я и не позволил Роулу убить его в июле.
Не нравится мне эта закономерность.
Сильно не нравится.
Интересно, а как сейчас выглядит Гриндельвальд?
И где он, мантикора его побери, шляется уже почти час? Очередного резвого трупа мне только и не хватает. До кучи. Хорошо хоть за моими гостями Кес пока сам следит.
~*~*~*~
Айс достал из кармана мантии часы на длинной толстой цепочке и принялся их разглядывать. Потом взял со стола перо и стал передвигать им стрелки.
- Что ты делаешь?
- Мне не нравится происходящее.
- Думаешь, от этого что-то изменится? – я подошел поближе.
- Вряд ли, - он отбросил перо. – Ни черта не сходится. Капсулы есть?
- Нет, я не брал.
- Вон, на полке шкатулка.
Я подошел к…
Нет, я не дошел.
Сзади, там, где располагался камин, раздался грохот.
Потом скрежет.
Потом отборная немецкая ругань.
Все это было настолько странно слышать в подобном месте, что я еле сдержал бешеное желание, не оборачиваясь, нырнуть под директорский стол.
Но, разумеется, пришлось обернуться.
~*~*~*~
Почему камином?
Ведь Альбус сказал, что у него есть портключ.
Ну и чудовище…
~*~*~*~
Из камина пытался выбраться в кабинет отвратительного вида старик и жутко при этом ругался. Я опознал немецкий и гоблинский, но там явно присутствовали еще какие-то диалекты.
Ему что-то мешало. То ли он зацепился за решетку и без того свисающей с него клочьями мантией, то ли просто застрял.
Айс поднялся из-за стола и молча взирал на все это, почему-то не вытаскивая палочки.
- Что уставились? – рявкнул старик. Он ворвался наконец в кабинет и принялся кружить по нему, оставляя везде следы пепла и куски своей истлевшей мантии.
~*~*~*~
Я ожидал чего угодно. Честное слово. Изысканной грубости, высокомерия, презрения к жизни и вообще ко всему.
Чего угодно.
Только не такого.
Вот за это Альбус так убивался?..
Вот от этого Кес хотел правильно рассчитанных векторов?
Вот это…
Он остановился напротив меня, впрочем, сохраняя приличную дистанцию, и тут…
Вот тут-то я и забыл, как он выглядит.
У него был тяжелый и пустой взгляд голодной анаконды.
- Где? – спросил он, уставившись мне в глаза.
О да. Давай. Смотри.
Мне же не с кем. Совсем не с кем. Вот так пообщаться.
- Представьтесь, пожалуйста, - ледяным тоном потребовал Фэйт, все испортив.
- Обойдешься, - получил он мгновенный, как внезапный удар, ответ.
Я подумал, что от Фэйта ведь можно и за меньшее в зубы схлопотать, потом подумал, что зубов у этого красавца все равно нет, ни одного, и беззвучно засмеялся.
- Ты придурок?
Фэйт двинулся к нам, как-то очень незаметно, но решительно, и почти сразу получил направленную себе в лоб палочку.
- Стой, где стоишь!
Фэйт замер.
~*~*~*~
Я не мог понять, почему Айс ничего не делает.
Смотрит на этого явно сбежавшего из Мунго психопата, который к тому же размахивает палочкой, и смеется. Не открыто в лицо, но смеется.
- Зачем сюда придет Темный Лорд? – спросил Айс.
- Ты Снейп?
- К вашим услугам. Так зачем?
- А это кто? – направленная на меня палочка слегка дернулась.
- Так надо.
~*~*~*~
Как с ним иначе разговаривать, я не знал.
Меня раздражало, что он пугает Фэйта. Потому что испуганный Фэйт – залог грандиозных и, как правило, необратимых катаклизмов.
Но мне нравилось, что он меня знает.
А еще я был рад. Безумно рад, что он здесь. Вполне живой и даже агрессивный.
И реакции его мне нравились.
Он вообще мне нравился.
С каждой секундой все больше и больше.
~*~*~*~
- Ну, если так надо, - к моему невероятному удивлению оборванный старик опустил палочку, - то этот ваш шизофреник явится сейчас за телом Альбуса. Так что ты, гарсон, лучше бы поторопился показать мне, где оно.
Темный Лорд… кто?..
- Капсулы, - напомнил мне Айс. – Вон там, - тут же показал он старику на окно. – Подойдите, отсюда видно.
Старик скользнул вперед и замер, уставившись на белеющую в темноте гробницу.
- Девять месяцев, - пробормотал он.
Я все-таки вытащил несколько черных капсул и опустил в карман. Пить их пока рано. А то это чучело еще, чего доброго, начнет нас путать.
Но Айс, видимо, ждал его. Может, и в часах для этого ковырялся.
- Метка, - Айс повернулся ко мне. – Через пару минут Темный Лорд будет у ворот. Фонарь возьми.
- И палочку, - сказал я ему.
- Да, конечно, - Айс протянул мне палочку и как-то неуверенно глянул на стоявшего к нам спиной старика.
- Моей хватит, - не оборачиваясь, ответил тот.
- Кто это? – одними губами спросил я.
- Потом, - так же тихо ответил он. – Возвращайся сюда.
Я спускался по бесконечным лестницам Хогвартса и пытался найти главное. Хотя, что его было искать?
Я только что самолично видел человека, который не только мимоходом называет нашего любимого Повелителя шизофреником, но и точно знает, зачем тот куда ходит. И если первое еще возможно, то второе…
Но это не главное.
Главное в том, что Айс тоже все это знал заранее. Они собираются помешать Шефу. Помешать сделать что-то с телом Дамблдора.
Вопроса получалось два.
Зачем Лорду тело почти год как мертвого старика? И почему оно не понадобилось ему раньше?
Оба эти вопроса мне пришлось признать риторическими.
Потому что, во-первых, я все равно не представлял, как должны выглядеть ответы на них, а во-вторых, уже открывал ворота Хогвартса.
~*~*~*~
И если рыцарь не найдется,
Принцесса так и не проснется.
Юрий Ряшенцев


- Он наложит маскировочные чары, - все так же глядя в окно, сказал Гриндельвальд.
- Мы тоже наложим.
- Тогда пошли, - он обернулся. – Держись рядом, гарсон, и с тобой ничего не случится.
Я очень хотел надеяться, что он имел в виду только отсутствие у меня волшебной палочки.
Хотя и понимал прекрасно, что дело не в этом.
~*~*~*~
Шеф был на редкость умиротворен. Не выразил ни малейшего неудовольствия по поводу того, что я заставил его ждать, а принялся рассказывать, как вскоре обоснуется в Хогвартсе.
Я обрадовался.
Хоть из Имения съедет.
А то невозможно уже.
~*~*~*~
Фэйт с Темным Лордом медленно шли вдоль озера и тихо переговаривались.
- А сейчас оставь меня, - прозвучал в тишине высокий холодный голос.
Фэйт поклонился и направился к замку. Полы черного плаща развевались позади него, как крылья.
Я вздохнул.
Если бы.
Если бы это были крылья.
Шеф научил меня летать. Но… это было ужасно.
Не полеты, а бездарная пародия на них.
Никакой радости.
Если бы я готов был пользоваться отвлеченными характеристиками, которые так любил Кес, я назвал бы это антиполетами.
Шеф медленно прогуливался, ожидая, когда Фэйт исчезнет. Потом оглядел темные окна Хогвартса и наложил маскировочные чары. Я надел перстень.
Темный Лорд продолжал двигаться вдоль озера. Мы немного отстали.
- Зачем ему тело? – шепотом спросил я.
- Он пришел за волшебной палочкой.
- За чем?
- Он хочет забрать из гробницы палочку Альбуса, - отчеканивая каждое слово, как будто хотел вбить их мне в мозг, сказал Гриндельвальд.
- Зачем?
- Она ему нравится.
Он издевается?
Шеф свернул к гробнице.
- До чего бестолковый человек, - пробормотал Гриндельвальд.
- По вашим стопам идет, - не удержался я.
- Еще раз поставишь на одну доску со мной подобную шваль - сильно пожалеешь, гарсон, - в его голосе отчетливо послышались металлические нотки, а рука мертвой хваткой стиснула мое плечо.
Я не мог на него даже разозлиться. Только дернул плечом, сбрасывая руку, и сказал:
- На той доске всем стоять.
- Замолчи, - он кивнул на Темного Лорда. - Иначе поползешь по ней на карачках.
Шеф неторопливо подошел к гробнице, взмахнул палочкой, и белый мрамор раскололся сверху донизу. Он снова поднял палочку. Саван раскрылся, и я вздрогнул, настолько все это напоминало мою давнюю фантазию.
Но ничего подобного не случилось. Лорд слегка нагнулся и резко выдернул палочку из рук Дамблдора. Тут же дождь искр вылетел из ее кончика и осыпал тело бывшего хозяина.
Зачем?
Зачем она ему?
Ведь, согласно древним законам магии палочка принадлежит теперь Драко.
Хотя, если честно, ни во что такое я не верил.
Есть, конечно, палочки подходящие или не подходящие конкретному волшебнику, но на этом их индивидуальность исчерпывается. А был бы Шеф поумнее, он бы свою, с пером Фоукса, берег как зеницу ока. Вот она-то как раз действительно бесценна.
Темный Лорд невидимой тенью скользнул обратно к воротам школы, а мы остались на месте. Гриндельвальда, судя по всему, палочка тоже не волновала.
Этот человек вызывал у меня бешеное уважение. Может быть, тем, что именно его ждал тут столько месяцев Альбус. Если он сможет сейчас вернуть мне Дамблдора - пусть разговаривает как угодно. Мне все равно. Что я, хамов не видел?
А если не вернет…
А если нет, я сам его убью.
Раздумывая об этом, я не заметил, как он оказался у гробницы. И его было видно.
- Альбус?
Он слегка потряс директора за плечо, но ничего не произошло.
- Альбус, - более настойчиво позвал он, но трясти больше не стал, а, чуть касаясь, медленно провел тыльной стороной кисти по щекам Дамблдора. Раз, другой, убрал несколько белых волосков со лба, снова провел по щекам и настойчиво повторил:
- Альбус! Это я.
Директор открыл глаза. Оглядел нас. И ни капли не удивившись, произнес очень слабым голосом:
- Когда мы виделись в прошлый раз, я просил тебя вставить зубы. Это оказалось настолько непосильной задачей?
- Да как-то не до того было, - беспечно ответил Гриндельвальд. - И не для чего.
- Теперь есть для чего, - Дамблдор попытался сесть, и я поспешил помочь ему. – Смотреть на тебя противно.
- Вылезай отсюда, спящая красавица, - Гриндельвальд протянул руку, директор оперся на нее и неуклюже спустился на землю.
- Альбус, вы в порядке? – обеспокоенно спросил я, потому что выглядел он чуть лучше привидения.
- Вы свободны, молодой человек, - отмахнулся от меня Гриндельвальд, одарив при этом таким злым взглядом, который дал бы фору всей моей родне и Темному Лорду в придачу. – Вы нам больше не пригодитесь.
Хорошо хоть гарсоном опять не назвал.
Хам столетний.
Хотя мне не привыкать.
- Северус, - Дамблдор обернулся, тяжело привалившись к своему спутнику, - я зайду к вам. Потом. Немного… - он судорожно втянул носом холодный воздух, - в себя немного приду и…
- Идем, - Гриндельвальд резко дернул его и потащил прочь. Они тут же про меня забыли и о чем-то заговорили. Дамблдор невнятно, а его спутник резко и зло.
- …к дьяволу! – донеслось до меня.
~*~*~*~
Я смотрел из окна, как еле держащийся на ногах Дамблдор идет с этим жутким стариком в истлевшей мантии в направлении Запретного леса, и лихорадочно пытался сообразить, кто это. Кто это вообще может быть?
Если бы он не спросил у Айса: «Ты Снейп?», я бы решил, что это чудо из Ашфорда. Кого у них там только нет. Но у всех их гостей есть один вернейший признак. Они отлично знают Айса. И Кеса.
Айс возвращался в замок.
Сначала я боялся, как бы он не свернул к озеру, но на этот раз обошлось. Через несколько минут он влетел в кабинет и сразу бросился к окну.
- Не видно их, ушли уже, - сказал я.
~*~*~*~
Портключ у Гриндельвальда был явно не сюда. А спросить, куда они отправятся, у меня духу не хватило. В конце концов, меня это не касается.
Надеюсь, он сможет привести Альбуса в нормальное состояние быстрее, чем я.
Все, теперь Фэйт.
Ему нужно что-то сказать.
Он молча протянул мне палочку и не спеша отправился к камину. Чересчур прямая спина ясно давала понять, как невероятно он на меня обижен.
Но и говорить ему ничего не хотелось. Вдруг… Ну, вдруг он расскажет об этом Темному Лорду.
- Фэйт!
Он замер, не оборачиваясь.
- Если ты уверен, что хочешь знать, я…
- Не хочу, - ответил он, так и не обернувшись.
~*~*~*~
Не хочу.
Сиди со своими и так известными всем тайнами. Теперь хоть ясно, что ты не окончательно рехнулся, полгода бегая жаловаться трупу на портрет. А это главное.
Остальное мне Кес расскажет.
~*~*~*~

Жизнь надо прожить так, чтобы было стыдно рассказать, но приятно вспомнить.

- Кес, Альбус здесь?
- Нет, Севочка. Конечно нет. С какой стати?
С какой стати?..
Это еще что за новости?
Когда-нибудь я, наконец, начну понимать, что у них происходит?
- А где он?
- Понятия не имею.
- Ты так его и не видел?
Это непостижимо…
- Нет. Но он написал. Все в порядке.
- Он обещал, что придет сюда.
- Да? Ну, не знаю, - недовольно протянул он.
Я тихонько ущипнул себя за руку.
Вдруг все-таки сплю.
- Ты объяснишь, что у вас произошло?
- Боюсь, Альба больше здесь не появится.
У меня за спиной зашипел Восточный камин, и в нем показался Дамблдор. Но он почему-то не торопился выходить на Тревес, как будто… На секунду я даже подумал, что Кес перекрыл ему вход. Но мысль эта была настолько невероятна… насколько невероятна была вообще вся эта ситуация.
Альбус так и стоял в камине. И смотрел на Кеса. Не то виновато, не то упрямо. Как будто он что-то натворил, но рассчитывает на снисхождение. Основательно так рассчитывает.
Кес вел себя… странно. Он одновременно злился, старался не засмеяться, обижался и радовался. Стал похож на нахохлившуюся больную птицу.
- Так я могу войти? – улыбнувшись, спросил Дамблдор.
- Выйти можешь.
- Могу и выйти, - Альбус шагнул вперед, и я все понял. Он был не один. Он привел с собой этого хама, который называл меня «гарсоном». И которого Кес на дух не выносил.
Я обрадовался.
Не знаю точно чему.
Меня забавлял этот наглый старик. Он не казался опасным, не казался злым или… Может быть, мне нравилось, что он десять лет не мог правильно направить вектора. Было в этом что-то от Фэйта.
У меня было ощущение, что я все про него знаю.
Абсолютно все.
Не обращая внимания ни на меня, ни на Кеса, Гриндельвальд с интересом разглядывал Тревес. Потом принялся обходить его, бесцеремонно хватая в руки все, что ему хотелось. Так он добрался до Западного камина, остановился там, взял кочергу и принялся расковыривать ею правую стену у самого пола.
Кес молча смотрел на это и вид имел, как будто точно такую же кочергу проглотил.
- Пускай, - тихо сказал Альбус. – Вдруг починит.
- А за ним потом ты чинить будешь? – сквозь зубы, но так же тихо спросил Кес.
- Гил все сделает как надо.
- Нет, он делает как не надо. Ему никто не предлагал лезть туда.
- Прошу тебя.
Ах ты, мерзкий злобный ящер!
Значит, ты прекрасно знаешь, что именно там не в порядке. И почти год заставляешь меня самого ковыряться в этих железках!
- Эй, гарсон!
Ну, знаете…
Я растерянно посмотрел на Кеса. Но он развел руками и кивнул на Дамблдора.
- Или так, или никак, Севочка.
Так.
Я согласен.
На все.
- Иди сюда! – снова недовольно позвал меня Гриндельвальд. – Ты, ты! Что уставился? Живее!
Стараясь не засмеяться, я подошел и остановился в шаге от него. Заедет еще кочергой. При таких замашках всего можно ожидать.
- Слушаю вас.
- Держи, - он протянул кочергу. – Ближе. Вот сюда встань.
Я пытался починить это уже сотню раз.
И кто тут командует?
- Вы вектора уже научились чертить?
Давай, давай! Ну, нападай же!
Ни один человек на свете никогда не был мне так интересен, как этот нахал. Даже Темный Лорд.
Фэйт разве что.
- Держи крепче, дурак, - получил я очень спокойный ответ. – Вот сюда воткни. Сильнее. - Я всадил кочергу между двумя камнями. – Картинки рисует пускай этот твой юморист. Вытащить нужно оба камня. Давай, гарсон. Вынешь - позовешь меня.
И, как ни в чем не бывало, отправился дальше исследовать Тревес.
Альбус с Кесом сидели за столом и делали вид, что разговаривают. То есть они действительно разговаривали, но довольно небрежно. Все их внимание, равно как и мое, было приковано к незваному гостю.
Но его это ничуть не смущало.
- Что это? – удивленно спросил он, достигнув светящейся пентаграммы.
- Отойди оттуда! – не выдержал Кес, зачем-то поднимаясь.
- Для чего так сложно?
- Альба, убери его.
Дамблдор встал.
По-моему, Гриндельвальд практик.
- Идите сюда! – крикнул я ему. - Я вынул камни!
Он тут же потерял интерес к сомнительной пентаграмме и вернулся к камину.
Взял кочергу, потыкал в образовавшийся проем, отложил ее, встал на колени и по локоть засунул туда правую руку с волшебной палочкой.
Там что-то вспыхнуло, он выругался и выдернул руку. На ней, вцепившись зубами в кисть и злобно при этом урча, висело одно из моих так до конца и не уничтоженных творений.
- Это что у тебя такое? – удивленно спросил он, разглядывая трикстера.
С прокушенной руки капала кровь, и я поспешил выбросить зубастую тварь в горящий камин.
Гриндельвальд залечил руку и собрался снова залезть ею в дыру.
- Я сам!
- Это кто же столько грязи развел? – спросил он, пропуская меня к стене.
- Я.
- А где Первопричина?
- Что? – я просто запустил в дыру обездвиживающим заклятием, и на пол выкатилось еще два пушистых комка. У них не было ничего, кроме зубов. Ни головы, ни глаз, ни, кажется, даже рта. Только грязный кусок меха и по четыре ряда зубов.
- Трикстеры – побочные продукты Создания, - сказал Гриндельвальд, когда я побросал их в огонь.
- Какого создания?
- Не важно. Любого. Создал-то ты при этом что? Покажи.
- Ничего не создал… Только вот этих…
- Так не бывает, - усмехнулся он.
Я опять оглянулся на Кеса и испугался. Если бы хоть раз в жизни он посмотрел на меня так, как глядел сейчас на Гриндельвальда, я бы… Ну, Наследство в четырнадцать лет забрал бы точно. Я бы вообще сделал что угодно.
Но Дамблдор успел уже подойти к нам и очень весело стал рассказывать о потопе, прыгающей с люстры оранжевой кошке и летающей под потолком Мане.
Я даже расчувствовался.
Почему-то любая гадость, если она происходила давно, вызывает чувство легкой ностальгии по ушедшим временам. Даже с Духом воды я как-то умудрился за столько лет найти общий язык. Уже и не вспомню, когда он последний раз пытался со мной беседовать. Помогает иногда – это да, как тогда, в пещере. А приставать не пристает. Иначе я бы уже давно утонул в озере.
Вся моя жизнь как будто раскололась на две части. До убийства Альбуса и после.
И все, что было до, казалось теперь безмятежным и радужным.
- Так хочешь сказать, что не знаешь, где Создание? – не моргнув, вернулся к теме нашей беседы Гриндельвальд, как только Альбус закончил свой веселый экскурс в мое темное прошлое.
С ума сойти...
- Да я представить себе не могу никого, кто вообще захочет с вами разговаривать.
- Тогда восстанавливай стену, - он ногой подтолкнул ко мне валяющуюся на полу кочергу. – С таким воображением как раз в каменщики. – Затем глянул на Дамблдора, сказал: «Шляпа, я ушел», и мгновенно исчез в камине.
Я с грохотом уронил кочергу.
- Альбус! Куда он отправился?! Его там сожрет кто-нибудь!
- Хорошо бы, - буркнул Кес.
- Не волнуйся за него, Северус, - лучезарно улыбнулся директор и вернулся к столу.
Они принялись тихонько беседовать, а я занялся стеной, страшно жалея, что ничего не слышно. И не подслушать уже теперь.
Хотя почему бы и нет?
У меня же есть перстень. Заодно проверю, нет ли в стене других трикстеров.
Я опустил руку в карман, нащупал кольцо и сунул в него палец, хотя дома старался вообще никогда его не надевать. Слишком много тут всего. В том числе неопознанного.
Сразу загудело в ушах, но в принципе, разобрать, о чем они говорят, было возможно.
- Он же ничего не сказал.
- Потому что ты помешал.
- Откуда ему знать, какие у вас тут сложности? - примирительно вещал Дамблдор, - А Северусу все это только на пользу, раз уж ты так настойчиво желаешь заставить его до всего доходить самостоятельно. Может, хоть задумается.
- О чем?
- Например, куда подевалась первопричина, - засмеялся директор.
- Не знаю, Альба, - вздохнул Кес. – Я уже не верю.
- Ну что это такое, а? Ты совсем мне не нравишься. И Ник говорит то же самое.
- Вы уже виделись?
- Конечно. Я с ним советовался.
- По поводу?
- Как ты перенесешь наше вторжение. Он сказал, что тебе полезно немного встряхнуться.
- Сволочи вы.
- Очень грубо. И очень показательно.
- Почему бы вам не оставить меня в покое, Альба?
- Ник тоже обеспокоен. Разве можно, почти дойдя до конца пути, вдруг и без всяких причин опускать руки?
- Никуда я пока не дошел. Это все ваши фантазии.
- Неправда. Ты или действительно не видишь, как быстро все меняется, либо не желаешь признавать изменений. И в том и в другом случае нас с Ником это немного беспокоит.
- Альба, если ты сделаешь мне одолжение и избавишь от визитов своего, безусловно, во всех отношениях прекрасного друга, моя благодарность будет безмерна.
- Ее безмерность распространяется на объяснение вон того странного чертежа на полу?
- Нет.
Фламель не рассказал ему.
Но почему?
Ведь они друзья!
А про нападение Темного Лорда на Ашфорд они ему тоже не рассказали?
Я снял перстень. Хватит. Так можно последние мозги растерять. Трикстеров больше пока нет, а о том, что Кес про них знал, но не хотел мне говорить, я и без того уже понял.
- Альба, извини.
Кес устало поднялся из-за стола и отправился наверх в Западное крыло.
Почему у него такой вид?
«Что мне сердце?»
Я дождался, пока он ушел и, наведя палочкой окончательный порядок на полу у стены, решил немного поругаться с Дамблдором.
- Зачем вы привели Гриндельвальда? Ведь вы видите, как Кес на это реагирует. Хотите сказать, что не знали?
Я клялся, что никогда не стану ему грубить.
Но не могу.
- Северус, это было необходимо, - мягко сказал Дамблдор.
- Кому?
- Всем. Поверь мне, так лучше.
- Вы пользуетесь тем, что Кес не может вам ни в чем отказать.
- Он тоже знает, что это необходимо. Гил должен был прийти сюда хоть один раз. Или ты думаешь, можно найти радость, посещая дома, где к тебе так относятся? Согласись, что это весьма сомнительное удовольствие.
Я вспомнил, как два года ходил в штаб Ордена Феникса, и усмехнулся.
Можно, Альбус.
Все можно.
Если как следует захотеть.
- Тогда зачем? Кес его ненавидит.
- Но он пустил его. Кроме того, «ненавидит» в данном случае слишком сильное слово.
Вот оно что. Я так замотался, что совсем не подумал об этом. Пустил – значит, теперь, при необходимости, Гриндельвальд сможет сюда попасть.
- Вы ведь не станете злоупотреблять этим?
- Ни в коем случае, - улыбнулся он.
- Альбус?
- Да?
Он действительно отлично выспался в своей гробнице. Казался спокойным и таким умиротворенным, как в лучшие и очень давние времена.
- Почему Кес не любит Гриндельвальда?
- О, не обращай внимания, - он беспечно махнул рукой.
Я сам наизнанку готов был вывернуться, когда посторонний человек говорил что-то про Фэйта. Убить за это мог.
Нет, я, конечно, понимал, что так нельзя.
И никого еще не убил.
Но травил исправно.
Чтобы неповадно было.
А Дамблдору как будто все равно.
- Но я хочу знать. За что?
- Это очень старая история, Северус. Ей почти сто лет.
- Рассказывайте.
- Гм… - он лукаво огляделся и, понизив голос, сказал: - Кес обидится.
- Я никому не скажу, - громким шепотом отозвался я.
Он меня невероятно заинтриговал.
- Гил в молодости был очень привлекательным молодым человеком. А уж когда стал широко известен, так вообще неотразим.
Я видел его колдографии в книге Скитер. Их все видели.
- Они с Кесом… Северус, ты мне обещал, - он снова огляделся и физиономия у него стала настолько шкодливая… В общем, не хотел бы я, чтобы он про меня что-нибудь рассказывал с таким лицом.
- Я не скажу.
- Гил был молод, красив, и слухов о нем ходило много… шокирующих.
- Это я уже понял. При чем тут Кес?
- Кес на его фоне не очень смотрелся.
Не понял…
- Кес говорил мне, что у них никогда не было общих дел.
- Дел общих у них не было. У них однажды дама была.
- Общая?.. – нет, они меня точно когда-нибудь с ума сведут.
- Фу, Северус, как грубо. Нет, дама предпочла Гила, как ты мог бы уже понять.
А он был прав, что озирался и взял с меня слово помалкивать. Очень прав.
Но вообще-то странно. И глупо. От той дамы, пожалуй, и костей уже не осталось. А Кес все злится. Сейчас ни одна дама не усомнится, кого из них выбрать. Так было бы о чем жалеть.
- С тех пор Кес на каждый день рождения присылает Гилу глобус.
- Что делает?.. - Нет, сюда определенно надо Фэйта. Он никогда ничему не удивляется и мигом придумал бы не меньше пяти вполне правдоподобных вариантов связи фиаско с дамой и глобуса. - Маггловский?
- Извини?
- Маггловский глобус?
- Разные, - он внимательно поглядел мне в глаза и рассмеялся. – Северус, какая разница?
- Я не понимаю, при чем тут глобус. Подумал, это намек на то, что у него голова деревянная. Или еще что-нибудь… в этом роде.
- Разве это похоже на Кеса? – ласково глядя на меня, спросил он.
- В этой истории на Кеса вообще ничего не похоже.
- Гм… Боюсь, Северус, подобное мнение больше говорит о тебе, чем о нем.
Сговорились они, что ли?!
Фэйт тоже постоянно намекает, как мало я знаю о собственной семье.
~*~*~*~
Как бы мне ни хотелось получить объяснения случившемуся в ту ночь у гробницы Дамблдора, с этим пришлось подождать. Шеф мое отсутствие заметил, но настроен он был на редкость мирно и, по-моему, радовался позаимствованной где-то, пока меня не было, волшебной палочке. Интересно, кого он оставил без средств защиты на этот раз.
Когда я вернулся, Лорд уже знал, что мы не только упустили Поттера, но и лишились палочек. И Белл, и Драко, и Грейбэк. Все, кроме Нарциссы. Но она благоразумно промолчала, а он не спросил.
- Я запрещаю вам покидать стены этого дома, - презрительно скривив то место, где у него когда-то были губы, холодно сообщил он нам. – Ты слышишь, Белла?
- Да, мой Лорд, - всхлипнула она, и на этом инцидент вроде как был исчерпан.
Я поднялся к себе в кабинет и отправил Айс сову. Ему, конечно, не до нас, но, в конце концов, Руди мой родственник.
Айс появился утром. Бешеной тенью пронесся по Имению, заперся у Руди в спальне, и что они там делали, я так и не узнал. А главное, этого так и не узнала Белл.
Перехватив его, когда он оттуда вылетел, я сказал, что это свинство.
Он остановился, удивленно заморгал, и стало мне его жалко. Они его заездят. Я уверен. Мало того, что Дамблдор никуда не делся, теперь еще чудовище какое-то…
~*~*~*~
- Айс, - ахнул Фэйт и, нервно оглянувшись, прошептал: - Это Гриндельвальд был, да?
Вот только такого фокуса мне и не хватало.
Я молча схватил его за рукав и потащил в кабинет.
~*~*~*~
Разговаривать Айс не хотел. Он вообще ничего не хотел.
Я бы напоил его по старой памяти, но он так успешно последние полгода справлялся с этим сам, что я даже за него беспокоился. С одной стороны, уже март и замерзнуть в озере он не должен, но с другой – по ночам еще холодно, а утонуть и летом можно.
Тем не менее, по его злым обрывочным фразам общую картину я составил.
В книге Скитер написана правда, Дамблдор и Гриндельвальд не только были друзьями в юности, но остались ими до сих пор, и лично для него, для Айса, ничего хорошего из всего этого не следовало, а следовали только новые проблемы.
Я попытался сменить тему и спросил про Руди.
- Дурища Тонкс, - зашипел Айс. – Кто ее только научил такой мерзости?
- Ну… она ведь аврор.
- Ненавижу авроров, - эхом отозвался Айс. Потом посмотрел на меня и почему-то рассмеялся.
~*~*~*~
Лестранг так и болел с июля. С того самого неудачного нападения на Поттера. С какой-то стороны это было для него даже хорошо. Потому что безопасно. Но с другой – я не мог его вылечить. Только время от времени выводил из странного полулунатического состояния, в которое он периодически впадал. К ужасу Белл, за восемь месяцев ничего не изменилось, и я злорадно вспоминал ее заявление, что будь у нее сын, она с удовольствием пожертвовала бы им во славу любимого Повелителя. Так чем она теперь недовольна? Сына у нее, к счастью, нет, но за мужа радовалась бы. Хорошо, когда есть, кем пожертвовать.
От мыслей таких как обычно стала ныть нога. Мне пришлось обосноваться у Фэйта в кабинете и ждать, пока это пройдет. Разумеется, в итоге речь зашла о последних событиях и о Гриндельвальде.
~*~*~*~
- Да они девицу какую-то не поделили, - морщась и растирая колено, сказал Айс. - И Кес почти сто лет успокоиться не может.
- Увел женщину? А почему Кес его не убил?
- Ты сдурел? За что?
Странные у Айса взгляды. Кес глупо, конечно, поступил. Вот и переживает теперь.
~*~*~*~
- На сомневающихся женщин это, как правило, действует определяющим образом, - очень серьезно заявил Фэйт. И я почему-то вспомнил: «Папа никогда так не смотрит».
Много ты знаешь, как твой папа иногда смотрит. Даже мне не по себе становится.
- Почему ты решил, что она сомневалась?
- Это следует из ситуации, - пожал плечами Фэйт. – Раз вообще стоял вопрос выбора.
Тема его заинтересовала, и он, как оказалось, был не против ее обсудить.
- Но могу тебе сказать, Айс, из собственного опыта, что от сомневающейся женщины толку все равно не будет. Это греет самолюбие и все такое прочее, но… во-первых, ненадолго, а во-вторых… В общем, лучше, если женщина не сомневается, а сразу знает, чего хочет.
Он меня немного заворожил. Самолюбие да, греет. Я сам думал когда-то, что достаточно показать Белл Ашфорд, и она определится. Раз и навсегда.
Возможно, она бы и определилась.
Но не навсегда. А только до тех пор, пока не появился бы в нашей жизни Темный Лорд.
Как удачно я тогда обошел это несчастье. Вот бы сейчас был юмор. Все равно ведь пришлось бы от нее избавиться.
Может быть, не так уж капитально мне во всем не везет, как я привык думать?..
- Даже если женщина сразу знает, что ей нужно, - сказал я, - это еще не дает никаких гарантий на будущее.
- Не дает, - кивнул Фэйт. – Гарантий на будущее не дает даже Гринготтс. И вообще ни один банк. Разве что в Швейцарии… И то спорно.
~*~*~*~
- Вернись, - засмеялся Айс. – Мы говорили про женщин.
- Да какая, собственно, разница? Конечно, нет гарантий. Но все-таки надежнее. Хотя и не намного.
У него явно улучшилось настроение и прошла нога. Домой он не хотел, в Хогвартс тоже, а вместо этого завалился на диван и пытался уснуть, а я не позволял ему этого сделать. Во-первых, было утро, спать надо ночью, а во-вторых, мне хотелось поболтать.
~*~*~*~
Я разглядывал резной потолок и думал, что Фэйт лучше виски. По всем параметрам. Только ведь он обидится, если ему сказать об этом.
~*~*~*~
- Что ты будешь делать, если я умру? – вдруг спросил Айс, хотя перед этим мы говорили совсем о другом.
- Только не сейчас. Я даже на похороны не приду.
- Почему? – он повернулся, опершись на локоть, и мне стало неуютно.
Это не просто вопрос.
И лучше как можно быстрее понять, что он в действительности хочет узнать.
- Так мне Шеф не разрешил выходить, - я тянул время в надежде, что он скажет еще что-нибудь. Но он молча смотрел на меня и ждал. – А где тебя будут хоронить?
- Меня не будут хоронить.
Вот оно что. Решился наконец.
Только с чего бы?
- Ты готов податься в вампиры?
- Не говори так.
Хорошо.
Подумаешь.
Что тут такого?
- Кес добился своего, и ты согласился отпустить его?
- Я никогда не отпущу его, - быстро сказал Айс и улегся обратно, снова уставившись в потолок. – Никогда.
~*~*~*~
Я ни разу серьезно не думал, что станет делать Кес, если я заберу Наследство. Казалось само собой разумеющимся, что особо ничего не изменится. Куда ему деваться? У него ничего нет. Все, что он делает, принадлежит Князю. Даже этот несчастный алмаз, за который так бьется Шеф, автоматически станет моим, как только я получу эту проклятую должность. У Кеса не останется ни сикля. Даже Хлюп будет моим.
От мыслей об этой твари меня передернуло. Надо будет извести его как-нибудь ненавязчиво. Чтобы в глаза не бросалось. Не живодер же я, в конце концов. Но он меня бесит. Я не обязан терпеть то, что раздражает меня до такой степени. А Хлюп раздражает. Невероятно. Только и нюхает, где бы какую информацию сожрать. И ведь с концами!
Как Фэйт всегда умудряется ткнуть в самую больную точку. И настолько бесцеремонно.
Зачем так цинично?
Они с Кесом столько болтают. Может быть, Фэйт знает, что он задумал?
Неужели собрался бросить меня?
Ничего у него не выйдет.
Никуда я его не отпущу. Он не посмеет ослушаться. Да и просто не сможет. У всей моей «родни» со свободой воли большие сложности. Это Князь свободен. А все остальные - очень условно. Недаром Кес так старается соединить должность Князя с обязанностями Хозяина. Забрав сейчас Наследство, я навсегда закреплю Ашфорд за Семьей. Может быть, это и стоит всех его трудов. В конце концов, нельзя думать только о себе.
Но мне категорически не нравится это «согласился отпустить его». Вот еще, придумали.
Никогда.
~*~*~*~
Айс резко сел и сообщил, что ему пора домой.
- Давай Джойн откроем. Мне надоели камины. Там пепел и…
- И?
- И Шеф может отследить, что я пользуюсь камином.
- Делать ему больше нечего, - фыркнул Айс. – Только за вашей светлостью следить, лорд Малфой.
Почему он грубит?
Хотя он всегда грубит. Зато потом ему стыдно. И он готов сделать что угодно. Ну, почти.
Во всяком случае, Джойном занялся безотлагательно.
~*~*~*~
И графиня, рыдая, бежала к пруду,
Не найдя ни веревки, ни мыла,
И, молясь на лету, даже думать забыла
О гостях, что остались в саду.
Андрей Макаревич


Я предполагал, как нечто само собой разумеющееся, что, придя в себя, Дамблдор вплотную займется школой, Поттером и Темным Лордом. Потом я познакомился с Гриндельвальдом и решил, что такое подспорье нам тоже пригодится.
Как бы не так.
Ничего подобного не случилось.
Альбус появлялся только в Ашфорде, а все остальное время проводил в Нурменгарде. Чем он там занимался, я не спрашивал, но когда в белой гробнице рядом с озером обнаружилось нечто, трансформированное в его труп, сделалось окончательно ясно, что я так и остался крайним.
Намереваясь поругаться с ним насмерть и даже планируя где-то в глубине души возможность шантажа, я решил, что мне тоже пора наведаться к ним в гости. Не все же ему ко мне.
Но на пути моем возник ряд непредвиденных препятствий.
Я не знал, как туда попасть.
Сказать Дамблдору при встрече на Тревесе, что если он не обеспечит меня возможностью появляться у него, когда мне угодно, то я перестану пускать его к себе, было невозможно.
Спросить совета у Кеса, сообщив, что я собираюсь напрашиваться с визитами к Гриндельвальду, – тем более.
В принципе, Шеф попал туда без приглашения. Но не мог же я выяснять, как он это сделал. К тому же, его там ждали. А сейчас наверняка и замка такого больше нет. Даже перенести могли. По сравнению с их обычными игрушками – это вообще пустяки. Перенести замок даже я умею.
Позлившись в одиночестве, я пожаловался Фэйту.
- Так скажи об этом Дамблдору, - удивленно предложил он.
- Неудобно. Как будто напрашиваюсь.
- Ну и что? Хочешь, я скажу?
Зря я ему все рассказал.
И так было ясно, что толку не будет.
Оставался Кес.
Но мне не хотелось его расстраивать. Он и так в последнее время был какой-то то ли уставший, то ли нервный. Как будто ждал чего-то. Очень нехорошего.
- Портключ на каминной полке, - даже не оглянувшись, бросил он, когда я все-таки отважился обратиться к нему с вопросом. – Обратный не забудь.
- Они не перенесли замок?
- Перенесли. Но все равно далеко.
Он так и стоял спиной ко мне, задумчиво разглядывая пентаграмму. Я подошел.
- Что ты делаешь?
- Тут надо что-то поменять, я полагаю.
- Зачем? Она отлично выполняет свои функции.
- Да? – он посмотрел на меня и скривил губы. – И какие же у нее, по твоим представлениям, функции?
По его виду было абсолютно ясно, что самый логичный ответ окажется неправильным.
- Лорд должен знать, что ничто не останется безнаказанным.
За это я получил уничтожающий взгляд. Кес молча пошел к столу и уселся там, подперев щеку рукой.
Я упрямо отправился за ним и пристроился напротив.
- Так скажи мне.
- Портключ на каминной полке.
Не хочет, значит.
Хорошо.
- Альбус не собирается объявлять, что он жив?
- Не собирается.
- Почему? Ведь если Темный Лорд узнает…
- Это его спугнет.
- То есть?
- Он никогда не решится напасть на Хогвартс, если там будет Дамблдор.
Они рехнулись?!
- Вы хотите, чтобы он напал на школу?!
- Должно же все это как-то закончиться. И чем быстрее, тем лучше.
- Ты считаешь, что уже скоро?
- Вопрос нескольких недель.
- Мы победим?
- Ты – нет. Во всяком случае, я очень на это надеюсь.
Почему он всегда разговаривает на языке, которого я не понимаю?
Сколько можно, в конце концов!
- Ты хочешь, чтобы Темный Лорд…
- Это невозможно, - устало перебил он. – Но любая победа воняет мертвечиной. Я ненавижу этот запах. Когда от тебя завоняет победой – это будет последний день моего здесь пребывания.
Они договорились… И Фэйт знает об этом. Когда кончится война, они меня бросят. Оба.
- Шлимазл тебе больше по вкусу?
- Портключ на каминной полке, - в третий раз повторил он.
- Ты не хочешь со мной разговаривать?
- Не хочу.
Он сердит за что-то. И я опять не знаю, за что.
Но мне не десять лет, чтобы спрашивать, что я опять сделал не так.
Отлично.
Я встал и пошел к Западному камину.
Если так, то я сейчас поговорю с Альбусом - и мне тоже никто не мешает сбежать от них.
На этот раз я все сделаю правильно.
К черту виски. Я и так доплыву.
Я решительно взялся за стоящий на полке резной подсвечник и оказался в небольшой и абсолютно пустой комнате. Холод в ней был собачий, а через узкое окошко проглядывало темное небо с одинокой звездой.
Отлично. Тут еще и часовой пояс другой. Основательно так другой.
Я закутался в плащ и, обхватив себя руками, побрел искать Альбуса.
Это был старый и невероятно запущенный замок. Говорили, что Гриндельвальд сам его построил, но я достаточно разбирался в этих вещах. Или не сам, или это не Нурменгард.
Масса бесконечных узких коридоров, уходящих, казалось, в никуда, резкие подъемы, какие-то колодцы, решетки и категорически молчащие привидения. Ни одно из них не ответило на мои вопросы. Как будто я со стенами разговариваю.
То ли они все хамы, как и их хозяин, то ли не знаю что.
Не скучно, наверное, было Гриндельвальду пятьдесят лет тут сидеть. То Альбус развлекал, то эти… субстанции.
- А живой тут кто-нибудь есть? – закричал я, окончательно заблудившись в каком-то темном зале, потому что все коридоры, по которым из него можно было выйти, долго петляя, приводили в итоге в него же.
- Это еще кого тут принесло? – раздался злой голос совсем близко от меня. Я шарахнулся с перепугу и выставил перед собой палочку.
- Это Северус, - так же близко, как будто он стоял рядом, радостно ответил Альбус.
- А что он тут потерял?
Я не мог понять, где они, и, как баран, крутился на одном месте.
- Альбус, черт вас возьми! Как отсюда выйти?!
- Да, Шляпа, этот нервный молодняк к тебе. Я буду наверху.
- Дамблдор! – заорал я, окончательно взбесившись.
- Северус, что же ты так кричишь? – он стоял рядом и улыбался. – Пойдем.
- Я замерз!
- Чаю?
- Нет!
Сколько раз за последние полгода я мечтал услышать этот вопрос.
И что теперь?
- Извините.
- Пойдем, - повторил он, ни капли не обидевшись. Обнял меня за плечи и потащил в тот коридор, которым я сам пытался выйти из этого жуткого зала как минимум трижды.
С Дамблдором все стало совсем другим. Проходы перестали петлять, лестницы - вести в никуда, а за окнами наступил день.
Как, ради Мерлина, они это делают?
~*~*~*~
Я сидел рядом с Руди и думал о том, как сильно мне все это не нравится.
- Люци, - чуть слышно прошептал он. – Проследи, чтобы Беллочка не привела сюда Повелителя.
- Но почему? Он отлично разбирается в темных проклятьях. Пусть посмотрит.
- Еще и его я не перенесу, - все так же тихо и невнятно сообщил он и закрыл глаза. – Хватит Снейпа.
Ну, знаете…
Хорошо.
Не хочешь Шефа – не надо.
Я думал до вечера. Взвесил все «за» и «против» и к ночи попросил глянуть на все это безобразие Кеса. Не знаю, как чужих, а родственников Князь вообще лечит руками. Я видел, как он в секунду привел в порядок ногу Айса. И мне помогал не раз. Руди, конечно, ему никто, но...
Судя по всему, Кеса никакие «но» не волновали. Он явился без всяких вопросов, потрогал лоб, посчитал пульс, хмыкнул и, как мне показалось, остался очень доволен.
Руди очнулся и испуганно посмотрел на него.
- Как дела? – почти нежно спросил его Кес.
- Отлично, - хрипло ответил он и перевел на меня полный отчаяния взгляд.
- Вы очень больны, - проникновенно сообщил Кес.
- Я знаю, - Руди чуть-чуть пришел в себя.
- Собираетесь умирать?
- Пока нет.
- Это хорошо.
Мне совсем не понравилось, что они так странно разговаривают.
- Могу сообщить неплохие новости, - вдруг заявил Кес. – Вам осталось тут лежать всего ничего.
- Сколько?
- Полагаю, от двух недель до двух месяцев. Точнее не скажу, но никак не больше.
Он считает, что Руди непременно умрет? Какой-то у него все-таки странный юмор.
- Желаю успешного выздоровления, - усмехнулся Кес и кивком пригласил меня выйти с ним в коридор.
Я вышел.
- Твой родственник прав, Томми лучше его не видеть.
- Как ты это сделал? У него даже щеки порозовели.
- Всякое бывает, - уклончиво ответил Кес. – Но если ты желаешь ему добра, никого сюда больше не води. Ему и Севочки более чем достаточно. Пускай умирает в тишине и покое, он достаточно для этого постарался.
- Ты… - я секунду осознавал услышанное, потом повернулся и бросился к двери в спальню.
Я убью его!
Восемь месяцев! Белл ревет каждый день!
Урод!
Но Кес вцепился в мой рукав и, смеясь, принялся оттаскивать обратно к лестнице.
- Перестань, Люци, перестань. Если человек желает умирать, это его право.
- А мое право - свернуть ему за это шею!
Ну, или набить морду.
Хотя бы такое право у меня есть?
Или у меня теперь тут никаких прав нет?
- Люци, нет.
Хорошо.
Кес, конечно, дело говорит.
А на Руди я обиделся.
Сильно.
- Ты сказал, два месяца?
- Думаю, быстрее.
- Так все плохо?
- Кому плохо?
Да, действительно. О чем это я.
- Люци, у меня есть к тебе небольшая просьба. Если ты свободен.
- Я теперь всегда свободен.
- Тогда пойдем.
~*~*~*~
Не знаю, зачем я ходил к нему. И так было уже все ясно. Не стоило надеяться. Альбус не хотел возвращаться.
Да и не позволил бы ему этот урод, называющий меня глупым гарсоном.
Вернувшись от них, я понял, что погорячился. Пытаться переплыть озеро днем, на глазах у всей школы, было немыслимо.
Почему, ну почему им все равно, а мне нет?
Всем! Даже Альбусу.
Даже Альбусу безразлично теперь, что станет с Хогвартсом.
Разве так может быть?
Я стоял на Астрономической башне и смотрел на белую гробницу.
Раньше я мог пожаловаться хотя бы ей!
А теперь?
- Северус?
- Что случилось, Минерва? – я обернулся.
- У вас в кабинете.
- Опять Кэрроу?
- Нет, Северус, я вас очень прошу, взгляните, пожалуйста, сами. Там портрет Дамблдора… На нем Николас Фламель и еще третий, с очень неприятным взглядом. Они говорят, что справляют что-то.
- У меня в кабинете?!
Тревеса им мало? Там бы справляли!
- Альбус уже лыка не вяжет. Дает мне противоречивые указания, и, по-моему, они там все такие.
Сбегая вниз по лестнице, я уже практически не сомневался, что это за неизвестная личность с тяжелым взглядом, так сильно не понравившаяся Минерве. Я просто это знал. Но я ни разу не видел ни единого изображения этой личности, и было у меня такое нехорошее подозрение, что они сделали с директорским портретом что-то противоестественное.
Кто им позволил трогать портреты в моем кабинете?!
Я влетел туда и тут же увидел всех троих. Они действительно пили вино, причем бокалы для него позабыли там, откуда это вино принесли. А Фламель так просто не отрывался от моей фляги. Ясное дело, Минерва в ужас пришла.
- Вы совсем обалдели? – зашипел я на них, понимая, что у меня почти нет времени. Минерва скоро тоже будет здесь. - Убирайтесь отсюда!
- О! Кес! Твои тридцать три несчастья пожаловали! – захохотал Фламель, ткнув в меня пальцем.
- Ник, он один, - одернул его Кес.
Дамблдор смотрел внимательно и немного хмурился, чуть заметно показывая глазами в сторону камина.
Так. «Лыка не вяжет» - это совершенно точно не про него. Что-то они тут задумали. Знать бы еще что. Могли бы и предупредить. Минерву они попросту хотели прогнать, понятное дело. Она им мешала.
Остальные портреты все как один делали вид, что спят.
- Ник, идем, они сами разберутся, - Кес настойчиво потянул Фламеля за рукав, и они исчезли за рамой.
- Как вы это делаете, Альбус?
- Министерство перекрыло все камины.
- А нам-то что?
- Вашу сеть сегодня под утро заблокировали тоже.
- Как это? Она международная. Министерство не может этого сделать просто из территориальных соображений.
- Скажи об этом Тому.
- Мне не нужно ничего ему говорить, вы… Альбус, вы знаете, для чего у нас на Тревесе пентаграмма?
- Нет, - улыбнулся он.
Я прикусил язык, но тут, очень кстати, в кабинет ворвалась запыхавшаяся Минерва.
- Альбус, как вам не совестно, честное слово! – набросилась она на Дамблдора. – Разве можно? В таком месте!
- Можно, - сказал я и сам удивился. – Это мой кабинет, пусть делает что хочет.
- Как вам будет угодно, Северус, - она обиженно поджала губы и гордо удалилась, хлопнув на прощанье дверью.
Это было даже хорошо. Ночью я опять хотел попробовать переплыть озеро. И если получится, то только они меня и видели. Все они. И Альбус, и Кес, и эта жуткая школа, и Темный Лорд. Все, кому без конца что-то от меня нужно.
А Фэйту я потом напишу.
Теоретически, надо было пойти домой. Навестить Кеса, выяснить, что случилось с нашей сетью, а главное, почему Кес вообще позволил Лорду ее тронуть.
И что теперь будет.
Но во-первых, выяснять все это мне не хотелось.
А во-вторых, если я ночью уплыву, то какое мне дело? Сами разберутся. Уже без меня.
Решение было принято, и я, гордясь собой, отправился к воротам Хогвартса, чтобы аппарировать оттуда в Лондон. Если сейчас окажется, что в Гринготтсе у меня есть золото, то сегодня ночью меня здесь не будет. А если окажется, что нет, то тем более. Не пропаду.
Деньги у меня в сейфе были, и было их там много. Я взял два тяжелых мешочка, сунул их в карманы плаща и, выйдя из банка, медленно направился вдоль по Диагон-аллее. Выглядела когда-то раздражавшая яркими красками и весельем улица ужасно. Но мне было не до того. Золото оттягивало мантию, и плыть с ним было опасно. А возвращаться за ним после – глупо. Вдруг не сработает. Тут же подивившись собственной бестолковости, я вытащил палочку и, направив ее на карманы, сделал мешочки маленькими и легкими.
Совсем они меня замучили своей физикой.
Я прошел еще несколько шагов и аппарировал домой. В конце концов, надо хоть побывать напоследок в Ашфорде. Не насовсем же я собираюсь сбежать, а только пока все это не кончится.
Картина, представшая мне на Тревесе, в целом была чудовищной. В торце стола сидел до крайности расстроенный и перепуганный Фэйт, а по бокам от него – Кес и Дамблдор, которые увлеченно что-то ему втолковывали и смеялись.
В этом не было бы ничего ужасного, но перед Фэйтом стоял думоотвод Дамблдора.
Они требовали каких-то сведений.
И мне не надо было обладать талантами телепата, чтобы понять, о ком они хотят получить информацию.
Конечно, обо мне.
Но когда я появился перед ними, бросая гневные взгляды, обрадовались все трое. Фэйт понял, что спасен, Кес и Дамблдор решили, будто я помогу им добиться от Фэйта того, что им нужно. А нужны им были его детские воспоминания обо мне.
Я обалдел. У них самих мало, что ли? При чем тут Фэйт?
- Нет, Северус, - мягко ответил Дамблдор, когда я спросил об этом. – Нам нужны воспоминания постороннего человека. И желательно, того же возраста, что и ты.
- Зачем?
- У нас ностальгия, - усмехнулся Кес. – Ты давно никого не травил. Мы скучаем.
- Обойдутся, - спокойно сказал я, глядя Фэйту в глаза. – Пойдем отсюда.
Но Альбус как-то быстро и ненавязчиво разрядил обстановку, предложив пока отправить мистера Малфоя домой, и, когда Фэйт ушел, я успокоился.
Потом они рассказали о наших новостях. О том, как Кес с Фламелем полтора часа после закрытия сети пытались свернуть пространство в Западном камине, а там что-то переклинило, и любой ступивший туда мгновенно попадал в Трансильванию. И как им все-таки удалось, уже после, когда Альбус привел Гриндельвальда, перевести вектора на Дублин.
- Но Дублин не наш! – воскликнул я, когда ко мне вернулся дар речи.
- Вот именно, - засмеялся Кес. - Не волнуйся, Севочка, все обошлось.
Дублин был не просто не наш. Город находился на нейтрально-вражеской территории. А таковой она считалась потому, что Кес последние лет сто пытался заполучить ее в семейное пользование. Это ему так и не удалось, но воды он там намутил достаточно, и хозяева города Князя нашего тихо ненавидели. И нас всех заодно.
Направить туда Западный камин было делом, мягко скажем, рискованным.
- И чем все закончилось? – спросил я, радуясь, что «обошлось». Мне как раз только разборок с соседями сейчас и не хватает. Для полного комплекта.
- Да ничем. Свернули все как положено.
- То есть Западный камин работает теперь без сети? Не как камин, а как Джойн?
- В целом - да.
- Хорошо. А зачем вам воспоминания Люциуса?
- У Альбы, как всегда, дюжина новых идей. Одна гениальнее другой.
- Кес, я бы попросил, - засмеялся Дамблдор. – Дело в том, Северус, что Гарри уже уничтожил почти все хоркраксы.
Я занервничал.
Ему никогда не уничтожить все. Потому что до нашего все равно не добраться.
Но Альбус не знал этого.
А Кес молчал, как будто разговор наш его не касался. Молчал и сосредоточенно гладил Хлюпа, как обычно пристроившегося у него на коленях.
- И что? – спросил я. – Вы не собираетесь с ним встречаться?
- Нет, Северус. Я уже ничем не смогу помочь Гарри.
Ну да. А как насчет смерти?
- Знаете, Альбус, меня тоже не греет идея сообщать ему о том, что необходимость добровольно подставить голову под смертельное заклятье Темного Лорда давно стала фактом его биографии. Это вам придется сделать самому. Вы всегда знали, что растите мальчишку на убой, вам и карты в руки.
Кес беззвучно смеялся, но молчал. Он даже не смотрел на нас.
- Да, так было, - спокойно ответил Дамблдор. – Но до возрождения Волдеморта оставалось неясным, придется ли Гарри пожертвовать жизнью, а после - стало очевидно, что в смерти они связаны еще сильнее, чем в жизни. Мальчик не может умереть, пока жив Том.
- Каким образом?
- Сложно сказать, - вздохнул Дамблдор. – Но я думаю, дело обстоит именно так.
- А если нет?
- Севочка, не усложняй, - вмешался Кес.
Значит, все еще хуже, чем я думал.
- То есть вы, Альбус, не просто хотите, чтобы я сообщил Поттеру радостную весть о природе их связи с Темным Лордом, но еще и обманул его при этом, уверив, будто ему придется умереть? Так? Благодарю покорно. Это не ко мне. Сами, пожалуйста.
~*~*~*~
Нетрудно было догадаться, что они затеяли какую-то фальсификацию. Причем глобальную. Но ведь Кес, насколько я знал, получил в свободное пользование наш с Айсом думоотвод еще летом. Так чего им не хватает? Зачем нужны именно детские воспоминания? Подделка в данном случае штука неблагодарная. Добиться достоверности невозможно, и это все знают. Потому воспоминания и считались всегда серьезнейшим доказательством. Их нельзя фальсифицировать. Места стыков и подчисток не закрываются ничем, их видно.
А для чего Кесу с Дамблдором могли понадобиться мои настоящие детские воспоминания об Айсе, я представить не мог.
Хотя и очень старался.
~*~*~*~


Глава 12. V. Симфония абсолюта (часть 2)

Нет, что ни говорите, а покойный был замечательным стилистом.
Григорий Горин,
«Дом, который построил Свифт»


- Я и не прошу тебя лгать, Северус, - Альбус глянул на Кеса, как будто искал поддержки.
- Да скажи ему как есть, - Кес почему-то рассердился и спихнул Хлюпа на пол. – Шесть лет незнамо чем занимался, а теперь вроде как и не при чем.
Я занимался?..
- Я?!
- Нет, я, - Кес встал и, заложив руки за спину, отправился гулять по Тревесу.
Что они опять от меня хотят?
- Видишь ли, Северус, у нас тут несколько проблем, и все они сходятся на тебе.
- А что-нибудь у вас есть, что на мне не сходится? – язвительно спросил я.
Он пропустил это мимо ушей, как они с Кесом всегда пропускали любое мое хамство.
- Гарри добрый, умный мальчик, но тебя он ненавидит почти так же, как Волдеморта. Говорят, он даже прилюдно грозился убить тебя при встрече.
- А что тут удивительного?
- Действительно, - зло прокомментировал Кес с другого конца Тревеса.
- Мне нет никакого дела, Альбус, до того, как ко мне относится мистер Поттер.
- Ненависть будет мешать ему выполнить задуманное.
Это меня удивило.
- Ненависть только помогает. Она придает сил и заставляет помнить о цели.
- Северус, это не так, - очень мягко ответил Дамблдор. – Я понимаю, что ты не согласен, но постарайся сейчас просто мне поверить. Ненависть – чувство разрушительное.
- Вы сами, - очень тихо, чтобы не услышал Кес, сказал я, - вы сами, Альбус, учили меня злиться. Вы говорили – что угодно, только не холодное безразличие. Разве не так?
- Все так, - он вздохнул. – Но ты не Гарри.
Это точно.
- Вы сравниваете меня с Поттером? Вы смеете сравнивать меня с этим бездарным, глупым, бестолковым мальчишкой?!
- Хватит, - Кес внезапно оказался сзади и чуть сжал мне плечи, успокаивая. – Альба, довольно. Не получится, я предупреждал. Уходи, пожалуйста. Изволь решать свои проблемы сам.
Дамблдор еще раз посмотрел на меня грустно и безнадежно, молча встал и через минуту исчез, ступив в Западный камин.
- Он работает в разных направлениях? – удивленно спросил я, задрав голову, чтобы увидеть Кеса, который так и стоял сзади, положив руки мне на плечи.
- Можешь себе представить, - засмеялся он. – У Гриндельвальда тоже есть свои таланты.
- А без него вы справиться не смогли?
- С ним вышло намного быстрее и без побочных эффектов.
- Что, вообще?
- В том-то и дело.
- Но ни один маг не работает без побочных эффектов.
Кес обошел стол и сел напротив.
- Гриндельвальд, Севочка, колдует не как маг, а как недоученный школяр.
- И поэтому у него получается то, что не получается у вас?
- Как видишь.
- Ты объяснишь это?
- Он практик. Определяет одну цель и идет к ней прямо. Никаких сомнений, размышлений, поисков иных путей. И никакого удовольствия.
- Но ведь так цели достигнуть проще.
- Разумеется.
- Тогда в чем смысл? Остается только удовольствие.
Я хотел добавить, что это никому не нужная роскошь, но подумал о Фэйте и не стал.
- И разнообразие, Севочка. Гриндельвальд не сможет сделать то же самое во второй раз иным путем. Он не обдумывает проблему, он ее решает.
- Когда нет времени, это хорошо.
- Зависит от сложности составляющих.
Я задумался, как при таких условиях Гриндельвальд решил бы летом нашу проблему с попыткой Темного Лорда захватить Ашфорд, и засмеялся. Поубивал бы всех, наверное.
Но обсуждать это с Кесом не стоило.
- Ты можешь в двух словах обозначить, чего хотел от меня Альбус?
- В двух? Не смогу.
- Ну, в пяти. И я хочу обедать.
Это всегда его радовало, и мы убили на обед часа два, на протяжении которых так ни слова и не сказали про Дамблдора. Я рассказывал, как был в Гринготтсе, потому что решил от них сбежать, а он смеялся над моей глупостью и предложил подождать гибели Темного Лорда.
- Но он не может окончательно погибнуть, пока здесь, у нас, лежит желтый камень. Так?
- Так.
- И что ты собираешься делать?
- Там видно будет.
- Ты мне не скажешь? Или ты еще не решил?
- Отсутствие окончательного решения дает бескрайний количественный показатель возможностей.
- До поры до времени.
- Безусловно.
Мы незаметно перекочевали на диван, и я напомнил ему о Дамблдоре.
- Томми нельзя остановить, его можно только убить, а убить его нельзя, пока в живом человеке, как заноза, торчит этот несчастный хоркракс. Таким образом, пока Гончар жив, Томми этот мир не покинет.
- Что Альбус хотел от меня?
- Ваш мальчик должен узнать об этом и сделать правильные выводы. Сам Альба не может сказать ему. Во-первых, он желает сохранить статус покойника, иначе ему тут же вручат знамя борьбы с Томми, а он уже не в силах тащить подобный стяг, он вырастил для этого Гончара, и довольно с него. А во-вторых, он просто не может. Ты, как и многие другие, напрасно считаешь его способным на все. Слишком много страхов, сожалений и опасений, связанных с этим мальчиком, он пережил.
- И потому я должен сообщить Поттеру эту радостную новость. Дождаться, пока он уничтожит все хоркраксы, и появиться, как черт из табакерки. Сюрпри-из. Фантастическую роль отвел мне Альбус.
- Как раз этого-то Альба и не хочет, - улыбнулся Кес. – На самом деле он хочет две вещи. Во-первых, чтобы Гончар перестал видеть в тебе врага, потому что это ему мешает, а во-вторых, чтобы он поверил тебе.
- Это взаимосвязано.
- Да, конечно. Но на личную беседу Альба рассчитывать не может, потому что все ваши непосредственные контакты с мистером Поттером заканчивались печально, а дело важное.
- Тогда что ему нужно?
- Он хочет, чтобы Гончар получил сведения из думоотвода. Альба уверяет, что мальчик мимо чужого думоотвода не может спокойно пройти по определению. Непременно залезет.
А хорошая идея.
И достаточно злая.
Я никогда не думал, что Альбус способен относиться к этому избалованному своим исключительным положением наглецу с известной долей сарказма.
- Залезет, - кивнул я.
- А если ты согласен, - Кес резко поднялся с дивана и уставился на меня, - то зови Альбу обратно, у нас не так много времени. Извиниться не забудь.
Хорошие повороты.
Обедать надо чаще, наверное.
Я засмеялся.
- За что мне извиняться? Это ты его выставил.
- Вот за меня и извинись.
Я с опаской подошел к Западному камину и остановился.
- Как он теперь работает?
- Ментально. Подумал… о вечном - и вперед.
Я подумал.
О вечном.
И, зажмурившись, шагнул в камин.
Все было совсем не так, как в первый раз. Я стоял в начерченном на полу треугольнике в конце длинного коридора, стены которого были завешены цветными коврами. Присмотревшись, я понял, что каждый ковер является географической картой. Но не настоящей, а какой-то странной. То ли это были карты очень старых времен, когда география еще находилась в зачаточном состоянии, то ли это вообще была не Земля.
Я пошел по коридору, думая, что это могут быть, кроме всего прочего, фантазии Гриндельвальда об устройстве мира. Мало ли что в голову придет. Во имя всеобщего блага.
Интересно, как картину своего мира видел бы Темный Лорд?
Мне тут же представилась душная темная комнатка, и я тряхнул головой, отгоняя неприятное видение.
Коридор закончился приоткрытой дверью. Я заглянул в нее и замер.
Небольшой зал был полон глобусов. Настоящих глобусов самых разных расцветок и размеров. Были тут и маггловские, и магические, светящиеся, обычные деревянные, огромные, с тихо шумящими и как будто вздымающимися волнами океанов, а были совсем маленькие, с кулачок пятилетнего ребенка. Они стояли повсюду. И на полках, расположенных вдоль стен, и на специальных подставках, а некоторые просто свободно парили по всему залу, иногда сталкиваясь и разлетаясь.
Я завороженно их разглядывал, пока не обнаружил Альбуса. Он стоял совсем близко от дверей на высокой лестнице и осторожно протирал платком большой изумрудный глобус, который переливался сиреневыми оттенками и явно был магического происхождения.
Чувствовал я себя неловко, поэтому остался в дверях, выпрямился и, глядя прямо перед собой, громко произнес:
- Князь велел извиняться и просить вас пожаловать обратно. Говорит, времени мало.
Альбус вздрогнул, и глобус, выскользнув из его рук, полетел на пол. Я бросился вперед, поскользнулся и, упав на спину, успел поймать в руки большой переливающийся шар.
- Северус, что за выходки? Я чуть сам отсюда не свалился.
- А падайте, - я сидел на полу с глобусом на коленях и смотрел на Дамблдора снизу вверх. – Полагаю, вы не намного тяжелее этой махины.
- Нет, что ты, - он уже спустился и подошел ко мне, чтобы принять глобус. Взяв в руки, он просто чуть подбросил его вверх и дунул, как будто это был мыльный пузырь. Шар легко и послушно полетел на место, а я уцепился за мантию Альбуса, чтобы встать. Он помог мне подняться.
- Кес объяснил тебе, что нам нужно?
- Кес объяснил мне, что вам нужно.
Я сделал ударение на слове «вам» и тут же пожалел об этом. Вот кто за язык тянул?
Альбус смотрел на меня некоторое время, а потом просто сказал:
- Тогда пойдем.
Мы с ним вернулись к треугольнику и, войдя в него, сразу оказались в Западном камине.
Мне решительно нравилось так перемещаться. Ни пепла, ни вращений, ни перегрузок.
Хорошо, что я для Фэйта Джойн открыл.
Кес сидел за столом и… разговаривал с Хлюпом.
Нет, он и раньше с ним разговаривал, в этом не было ничего удивительного. Так беседуют с кошками или совами, с любыми домашними зверьми. Но на этот раз мне показалось, будто Кес пытается втолковать ему что-то.
- Он тебе отвечает? – насмешливо спросил я, подойдя к ним.
- Надеюсь, - вздохнул Кес.
Я, кажется, впервые за много лет, протянул руку и слегка погладил эту пакость. Он заурчал и тут же попытался ткнуться присоской мне в ладонь. Я отдернул руку.
- Он не кусается, - усмехнулся Кес. – У него нет зубов.
- У него и головы нет, если ты не заметил.
Кес очень внимательно посмотрел на меня и сказал:
- Я заметил.
Ощущение было такое, будто он в этот момент думал, что головы нет у меня, а вовсе не у Хлюпа.
- Кес, - окликнул его Дамблдор. – У нас действительно маловато времени.
- Не горит.
- Не горит, - легко согласился Альбус. – Но уже тлеет.
- Так что конкретно вам нужно? – спросил я, когда мы расселись.
- Алгоритм нужен. А Гил потом смонтирует.
- Он умеет? – удивленно спросил я.
- Он все умеет, - благодушно ответил Альбус.
- Но воспоминания нельзя просто так подогнать одно к другому, у вас ничего не получится, если вы хотите их фальсифицировать. Кес?
- Альба говорит, что этот его…
- Кес, я прошу, - терпеливо остановил его Дамблдор.
- …шляпник знает, как это сделать.
Потом мы сидели и часа два придумывали алгоритм. То есть набор фактов, которые позволят Поттеру сообразить, что от него требуется, а заодно понять, какой я на самом деле замечательный. По большому счету, мне было безразлично, как они это сделают. От меня требовалось только время от времени вытягивать воспоминание, которое они считали подходящим, и отправлять его в думоотвод Дамблдора. В итоге я начал засыпать.
- А почему он пришел к тебе?
- Испугался.
- Ну и что?
- Гарри знает, что это Северус подслушал пророчество и рассказал о нем Тому.
- Хорошо, - Кес быстро записывал на листе пергамента основные факты. – Дальше.
- Северус, - Дамблдор потряс меня за плечо, - а какое воспоминание Гарри видел два года назад, когда вы занимались с ним окклюменцией?
- Несущественное, - пробормотал я, изо всех сил стараясь не заснуть.
- Там точно не было ничего важного?
Я отдал им требуемое и, пока Дамблдор его смотрел, наколдовал себе стакан холодной воды, собираясь искупаться.
- Не надо, - остановил меня Кес. – Иди спать. Два часа ничего в твоей школе не изменят, а тебя вернут в нормальное состояние.
Я поплелся к дивану и, свалившись на него, услышал голос Альбуса:
- Он назвал Лили Эванс «грязнокровкой».
- Где-то я слышал это имя… Кто такая?
- Мама Гарри.
- Нехорошо, - констатировал Кес.
- Вообще-то, это ругательство.
- Запишем в проблемы.
Я провалился в тяжелый пустой сон, и сколько он длился - не знаю, но не долго, потому что когда я открыл глаза, все было по-прежнему.
- Такая концепция твоего характера раскрывает тебя как лжеца, а Севочку - как идиота.
- Почему идиота?
- Ты не выполнил свою часть сделки. Вы же поменялись. Он стучит на Томми, а ты спасаешь девушку. Девушка погибла, а Севочка так дятлом и остался. С какой стати?
- А куда ему деваться?
- Я же говорю - идиот. А ты...
- У меня высокие цели.
- Что у тебя?
- Не придирайся.
- Ну, знаешь…
- Хорошо. Я в обмен поручился за него в Министерстве. Этого мало?
- Ну, если ваш мальчик не очень разборчив, пожалуй, достаточно.
- Вы о чем? – слабо спросил я, надеясь, что они услышат.
- Мы решили, что в школе ты был влюблен, - ответил Кес.
- В школу?
- Нет, Севочка, в девушку.
В школе я был влюблен только в Белл. И то не особо. Но это вряд ли им пригодится.
- В кого?
- В Лили Эванс, - сказал Дамблдор.
Я окончательно проснулся и сел.
- Зачем?
- Альба считает, что иначе объяснить твое образцовое поведение невозможно. Оскорбление, нанесенное матери, является не очень хорошим залогом для того, чтобы добиться доверия сына.
Я лениво прикидывал, стоит ли им возражать. Рыжие девчонки не нравились мне даже в детстве.
- А я не могу быть влюблен в кого-нибудь другого?
- Знаешь, Севочка, я вспомнил, где слышал имя Лили Эванс, - нехорошо улыбнулся Кес. – Это дает нам косвенную улику, что всегда полезно.
Я похолодел. Ах, гады!
Мерзкий безносый доносчик!
Это он. Некому больше.
- И где же?
Кес слегка хлопнул в ладоши, и на стол выпало письмо. Старое письмо со сломанной печатью.
Так я и знал.
- Ознакомишься?
Я развернул пергамент. Послание было датировано летом восемьдесят первого года.
«Кес, Север просил меня не убивать женщину по имени Лили Эванс. Мне все равно, но если у него серьезные намерения, то тебе стоит знать, что она маггла. Тебе это нужно? Темный Лорд Волдеморт».
- И что ты ответил? – ровным голосом спросил я, передавая письмо Дамблдору. Он пробежал его глазами и тоже воззрился на Кеса.
- Что ты ответил?
- Дай бог памяти, - Кес развел руками. - Ответил, что мне тоже все равно. Хоть бы на ком, лишь бы женился.
Ну я попал.
Альбус-то должен меня понимать.
Он ведь не Темный Лорд!
- Не расстраивайся, Северус, Гарри говорил мне, что Том не хотел убивать Лили. Он помнил о твоей просьбе.
- Но он ее не выполнил, - пробормотал я. – Он действительно решил, что я просто влюбился!
- Вряд ли Томми могло прийти в голову что-то другое, - успокоил меня Кес. – У него в активе три эмоции, и те он где-то подсмотрел.
Да я и думать не мог, во-первых, что Шеф серьезно воспримет пророчество, а во-вторых, что под удар попадут так хорошо знакомые мне люди. Черт с ним, с Поттером, а эту дуреху можно было попытаться спасти. Она-то Лорда совсем не интересовала. Просто связалась с дурной компанией.
- Но в целом все отлично, - подвел итог Дамблдор. – Кес прав, если Том когда-нибудь вспомнит об этом, наша концепция подтвердится. А косвенное подтверждение обычно выглядит очень убедительно.
Зачем Кес вообще хранит подобные вещи?
Он что, сохраняет всю переписку? Всегда?
Тем временем Кес подозвал Хлюпа и скормил ему письмо Темного Лорда, разбив тем самым мои смелые теории насчет сохранности его переписки.
- Альбус, вы когда-нибудь по-настоящему любили? – зачем-то спросил я Дамблдора.
- Да, конечно, - после некоторой паузы спокойно ответил он.
- Ну и как?
- Да грустно, - ответил за него Кес. – Севочка, иди лучше спать, ты нам немного мешаешь.
- Нет, я в школу.
~*~*~*~
Amicus certis in re incerta cernitur*
*Верный друг познается в неверном деле (лат.)


От скуки я помирился с Руди.
То есть он так и не узнал никогда, что я решил на него страшно обидеться.
- Люци, кто это был?
Я не представлял, как ответить.
Дядя Снейпа?
Но Кес ему не дядя.
- Он врач?
- Нет.
- А кто?
Вампир.
Во всяком случае, Сев так думает.
- Люци?
И тут я вспомнил универсальный ответ на любой подобный вопрос.
- Мой старый приятель.
~*~*~*~
Я сказал Фэйту, чтобы он отдал Кесу с Дамблдором любые воспоминания, которые они захотят, и сам сделал то же самое.
Пускай развлекаются. Главное - меня бы не трогали.
В Хогвартсе творилось что-то невообразимое. Старшекурсники переругались с Кэрроу и спрятались от них в Комнате Необходимости на восьмом этаже. Я туда даже не совался. Альбус сказал, что Аберфорт снабжает их едой, а Кес - что совсем скоро все закончится.
Зная, как сильно его «скоро» отличается от «скоро» нормальных людей, я очень в этом сомневался.
Зачинщиком беспорядков в школе был Лонгботтом, и Кэрроу попросил Яксли взять в заложники бабку этого дурака. Результат, разумеется, они получили нулевой. Чудовищная старуха чуть не снесла Дуолишу башку и ударилась в бега. Почему после этого никому не пришло в голову, что у Лонгботтома есть еще и родители, которых взять в заложники гораздо проще, так навсегда и осталось для меня неразрешимой загадкой мыслительного процесса соратников Темного Лорда Волдеморта.
Меня, как всегда, окружали одни придурки.
~*~*~*~
Идея с фальсификацией воспоминаний серьезно захватила мое воображение. Насколько я знал, такого сделать нельзя.
Для окончательного выяснения этого вопроса я отправился в Ашфорд, где обнаружил самое начало процесса. Гриндельвальд увлеченно колдовал над стоящим прямо на столе думоотводом, время от времени сверяясь с лежащим рядом пергаментом, Дамблдор восхищенно за ним наблюдал, а Кес сидел, скрестив руки на груди, и выражение лица имел, мягко говоря, скептическое.
Я тихонько пристроился рядом и боюсь, интересно мне было никак не меньше, чем Дамблдору.
- Кто будет первым смотреть? – равнодушно спросил Гриндельвальд минут через сорок. – Я закончил.
- У нас есть незаинтересованное лицо, - вдруг сказал Кес и кивнул на меня.
Это я незаинтересованное лицо?
Кес действительно так думает?
Он не понимает, что если найти способ подделывать воспоминания и не патентовать его, то это золотая жила?
Ладно, потом разберемся.
Я опустил голову в думоотвод и практически сразу остыл.
Пустая идея.
Нельзя.
С чего они взяли, что у Гриндельвальда получится то, что не получалось ни у кого и никогда?
Я вернулся на Тревес и, стараясь смотреть только на Кеса, сказал, что это никуда не годится.
Смонтировано нескладно, кое-где на стыках проскакивают какие-то лишние сцены, переходы резковаты, в двух местах сливаются голоса, не всегда подогнан размер, и очень скучно.
- Сделай лучше, - раздался мне в спину злой голос Гриндельвальда.
- Все равно стоило попробовать, - примирительно сказал Дамблдор.
Честно говоря, я был сильно разочарован.
Очень сильно.
Из этого получился бы великолепный бизнес. Даже лучше, чем экспорт в Китай нашей конфискованной магии.
~*~*~*~
За обедом в Большом зале я получил записку от Кеса с предложением явиться домой. Общая ситуация была такова, что записка эта вызвала у меня приступ паники.
Что у них еще?
Шеф застрял в пентаграмме?
Гриндельвальда убило глобусом?
Поттер задушил Нагини?
Дамблдор переехал жить в Ашфорд?
Я извинился перед Минервой, встал из-за стола и оправился на Тревес.
К моей великой радости, там было все в порядке. Фэйт сидел на диване и с интересом наблюдал, как Гриндельвальд учит Хлюпа прыгать через волшебную палочку. Убогая присоска хоть и обладала только одной ногой, скакала на ней вполне успешно и легко преодолевала примерно футовую высоту.
Кес с Дамблдором пили за столом красное вино и привычно спорили о какой-то ерунде.
- Какие законы магии, господь с тобой, Альба. У магии нет никаких законов. Она иррациональна.
- Раз она иррациональна, то законов у нее быть не может?
- Не может.
- Если законов магии нет, то что тогда есть?
- Объективные законы мироздания. Ну, и закон сохранения энергии, естественно.
- Какой энергии?
- Да любой. Вот и вся твоя магия.
- Если ты чего-то не понимаешь, вовсе не значит, что этого нет.
- Возможно. Здравствуй, Севочка.
- У меня нет времени.
- На одну секундочку, - Кес кивнул на думоотвод. – Вот Люци не понравилось.
- Зачем ты вообще ему показал? – зло прошипел я. – Еще не хватало!
- Нам был нужен независимый эксперт, - благодушно улыбнулся Дамблдор. – Мы собрали все, что знаем о тебе. Воспоминаний мистера Малфоя там тоже достаточно.
Пришлось заглянуть в это месиво.
- Конечно, Люцу не понравилось. Топорная работа.
- Конечно, - непередаваемым тоном отозвался Кес, и Дамблдор посмотрел на него осуждающе. Но Гриндельвальд был слишком занят Хлюпом, чтобы нас слышать. Может, стоит уговорить Кеса подарить ему эту пакость?
Я представил, что будет с Хлюпом, когда он сожрет глобус и передумал.
- Поттеру это показывать нельзя, Альбус. Возможно, у нас лучшая подделка из возможных, но на оригинал она не тянет. К тому же вы говорили, что этот ваш мистер «сунь нос в чужой думоотвод» уже видел фальсификации и сможет разобраться, что к чему.
- Боюсь, все так, - вздохнул Дамблдор, со счастливой улыбкой наблюдая, как Хлюп, устав скакать, сделал последний отчаянный прыжок и оказался у Гриндельвальда на руках. Фэйт засмеялся.
О чем они тут все думают?
- Мне нужно вернуться в Хогвартс.
- Да никуда он не денется, - сказал Кес. - Присаживайся.
Дамблдор взмахом руки создал еще один бокал, но я не поддался. Если останусь, то тем тяжелее будет потом уходить. Лучше уж сразу.
- Так что с думоотводом? – спросил я на прощание.
- Ник обещал зайти, - грустно глядя на меня, ответил Кес.
- Он умеет подделывать воспоминания?
- Боюсь, что нет.
- Так у него тоже ничего не получится.
- Посмотрим, Севочка, посмотрим.
~*~*~*~

Есть несколько способов разбивать сады; лучший из них – поручить это дело садовнику.
Карел Чапек


Почти сразу после ухода Айса появился Фламель, и Дамблдор коротко изложил ему суть проблемы.
Честно говоря, я плохо понимал, чем это поможет. Вопрос был чисто технический. Невозможно перемешать и смонтировать настоящие и не очень воспоминания четверых совсем разных людей так, чтобы это выглядело натурально.
Фламель осмотрел думоотвод, причем не только внутри, но и снаружи, и сказал:
- Никуда не годится.
Дамблдор бросил на Гриндельвальда предостерегающий взгляд и тот промолчал.
- Возьмешься? – как можно безразличнее спросил Кес, но я был просто уверен, что он почему-то нервничает.
- Давай попробуем, - ответил Фламель.
В считанные секунды на столе появился треножник, на него водрузили самый обычный котел, и Дамблдор зажег огонь.
Они что, собрались это все… варить?
Интересно было не только мне. Даже Гриндельвальд уселся рядом с бывшим директором и внимательно смотрел на котел.
- Дети мои, - торжественно обратился к ним Фламель, медленно, со знанием дела подворачивая рукава мантии, – разве так могло что-нибудь получиться? Вы работаете с тонкой материей, как ремесленники. Вы же маги. Волшебники! Где же ваше волшебство? Что вы вложили в эту чашу, кроме оточенного годами практики мастерства? Какое отношение имеет ваш труд к процессу Великого Делания?
- Никакого, - благодушно отозвался Дамблдор.
- Вот именно, - Фламель закончил подворачивать рукава и погрузил свою волшебную палочку в думоотвод.
- Вот увидишь, Шляпа, - зло прошептал Гриндельвальд на ухо бывшему директору, – у него тоже ничего не получится.
- Получится, - одними губами произнес Дамблдор.
- Разве можно вызвать чувственные образы через зрительные? – Фламель медленно вытягивал голубую нить воспоминания, разглядывал ее, как будто таким образом можно было что-то увидеть, отпускал и вытягивал снова, видимо, уже другую. Он наслаждался этим процессом, а я, как завороженный, смотрел на него в полном восхищении.
- Не ищите зрительных образов, дети мои, не ищите, ибо они обман. Ищите чувства, ощущения, мимолетные впечатления, и через них станут доступны вам образы любые, так вам необходимые. Переведите вашу задачу на язык ощущений, и будет она решена. Где это видано, чтобы образ зрительный рождал образ чувственный?
Сплошь и рядом, вообще-то. Только при взгляде на него кажется, что это совсем не то. Никогда ни одно дело не доставляло мне столько счастья, сколько, по-видимому, испытывал сейчас он.
- Что нам нужно? Где ваш алгоритм?
Дамблдор взмахом палочки подогнал ему с другого края стола пергамент.
- Очень хорошо, – Фламель перестал лучиться счастьем и внимательно пробежал глазами записи. – Где объект?
- Извини? – спросил Дамблдор.
- Объект приложения ему нужен, - мрачно отозвался Кес. – У тебя он есть?
- Конечно. Это Гарри.
- Давай.
- В смысле?
- Волоска будет более чем достаточно, - задумчиво читая пергамент, отозвался Фламель. – У тебя нет? – он поднял голову и посмотрел на Дамблдора.
- Откуда? – расстроенно сказал тот.
- У меня есть, - шепнул я на ухо Кесу.
- Боже мой… - пробормотал он.
- Если эльфы не выбросили.
- Так есть? – переспросил Фламель.
- Севочкины тоже ведь, наверное, понадобятся? – уточнил Кес.
Фламель кивнул.
- Люци, будь добр, сходи к Севочке за парой волосков и спроси, вдруг у него и объект приложения где-нибудь завалялся.
- Целиком, - хмыкнул Гриндельвальд.
- Целиком вовсе не обязательно, - вернувшись к изучению пергамента, не оценил юмора Фламель.
Я, конечно, сходил к Айсу, но про Поттера ничего спрашивать не стал, зачем лишний раз его расстраивать, а сбегал проверить карманы собственных мантий. Забрал у Нарси палочку и с помощью «Accio» легко обнаружил в гардеробной срезанную не так давно прядку нашего героя.
Вернувшись на Тревес, я отдал все это Фламелю, и он, не глядя, скинул волоски в котел.
А я так старался их не перепутать.
В котле что-то зашипело, и оттуда повалил пар.
- Омела нужна, - коротко приказал Фламель, и Дамблдор тут же протянул ему созданную Гриндельвальдом ветку. - Боюсь, что его собственные воспоминания нам не сильно помогут. Судя по всему, он не совпадает с заданным алгоритмом в части принципиальных констант. Это будет сбивать картину восприятия, и в конечном итоге мы ничего не добьемся. Ведь то, что нам предстоит сделать, должно вызвать у того, кто это посмотрит, ряд последовательных ощущений, - Фламель снова сверился с лежащим перед ним пергаментом, - которые с максимальной возможностью приведут его… А где эмоциональный профиль того, кто станет это смотреть? Альба?
- У тебя в котле, Ник.
- Ах, ну да. Тогда приступим.
Гриндельвальд скептически хмыкнул.
– Новый, незнакомый мальчик… Где-то тут был, - Фламель опять стал по очереди вытягивать из думоотвода голубые нити, разглядывать их, почти обнюхивать, прежде чем отделил наконец одну и бережно опустил ее в котел. – Есть мальчик.
Это наверняка мое.
- Мальчик пугающий, - бормотал Фламель, - мальчик злой, возможно - жестокий, неясное будущее, - он продолжал быстро-быстро вытягивать новые и новые нити наших мыслей, - угроза и страх, вот они, как же, вот они.
Мне стало очень не по себе. Это ведь тоже мои ощущения. И всем тут ясно, что они мои.
- Маленький ребенок, вызывающий сильное беспокойство и страх. Это твое, Кес.
Его?!
Я незаметно огляделся, но никто кроме меня не удивился. Кес так и сидел, скрестив руки на груди, с абсолютно бесстрастным выражением лица.
- Неприязнь, вот и неприязнь, мальчик неприятен. Ложь, мальчик лжив, это Альба, твое. Равнодушие, где равнодушие, друзья мои?
А вот этого там и не окажется.
- Поищи, - мрачно отозвался Кес. – Этого добра там тоже найдется.
Дамблдор посмотрел на него слегка удивленно, но промолчал.
- Немного, правда, - скривился Кес.
- Нет тут равнодушия, - улыбнулся Фламель. – Есть только жалкие его попытки.
- Этого будет вполне достаточно, Ник, - сказал Дамблдор, осторожно глянув на Кеса.
- Радость, его радость.
- Есть там, - уверенно заявил я.
- Да, вот она, - Фламель вытянул очередную голубую нить. – Вы знаете, а его собственные ощущения чуть ли не самые сильные. Как тебе удалось это, Кес?
- Не знаю, - получил он недовольный ответ. – Еще ничего не кончилось.
- Очень сильные, - Фламель опять глянул в пергамент, - но почти все негативные. Гнев, вот его гнев, вот злость, - медленно произносил он, перемещая мысленные образы из думоотвода в котел, - обида, страх, горечь, отчаяние, вот восхищение и сразу снова отчаяние, зависть, ложь и опять обида. Нет, на этом мы все-таки далеко не уйдем. Придется вернуться к вашим. Что тут у нас дальше? Мальчик растет, мальчик пугает, обижает и расстраивает.
Я не сдержался и посмотрел на Кеса. Если его пугало то же, что и меня… Нет, не может быть. Ведь он сам научил Айса такому отношению к окружающим. И вообще ко всему. Он всегда его поощрял.
- Не желает ничего слышать и понимать, огорчает и разочаровывает, вызывает одновременно жалость и негодование, Альба, нельзя так путаться в собственных ощущениях.
- Он всегда этим отличался, - язвительно сказал Гриндельвальд.
- Не всем же быть простыми, как каминная кочерга, - не глядя на него, ответил Кес.
Фламель улыбался им, продолжая поглядывать в пергамент и вытягивать голубые нити, перебирать их, перемешивать палочкой, отделять по одной и бережно опускать в котел.
- Отвращение, есть тут отвращение, друзья мои?
Разве что к самому себе.
- Нет его тут, - ни к кому не обращаясь, сказал Фламель, - а оно необходимо для вашего замысла.
- Посмотри в его собственных, возможно, найдется, - сквозь зубы произнес Кес.
- Это не одно и то же. Нам нужно отвращение девочки к нему, а не его к себе.
- Тогда у Альбы.
- Неправда, - сказал Дамблдор. – Никогда.
- Да не нужно вам отвращение этой девочки, поменяйте на гнев и страх, тоже мне проблема, - проворчал Гриндельвальд.
- Пожалуй, - согласился Фламель. – Что у нас дальше? – он продолжил вытягивать воспоминания. - Опасность, любопытство, предательство, страх, боль, тоска, скука, очень сильная скука, снова страх и тоска, сожаления, опасения… жалость… Гм. Мрачновато.
- Как есть, - отрезал Кес.
- Зато энтузиазм, - улыбнулся Фламель. – Страсти много. И любви. Вот этого добра тут у вас полно. И вся такая разная.
- Заканчивай, - засмеялся Дамблдор.
- Подожди. Еще нам нужны долг, ответственность… И добавьте омелы.
Гриндельвальд, не вставая, забросил в котел еще две созданные тут же ветки.
- Вот и все, - наконец заявил Фламель. – Кес, последовательность сам расставь, это у тебя получится гораздо лучше.
- Нечего там расставлять. Задай принцип хронологичности и все.
- Хорошо. Я подумал, вдруг вам надо распределить их как-то иначе.
- Не надо. Альба, ты уверен, что нужно было столько возиться?
- В любом случае, я никогда не видел, как это делается, - ответил Дамблдор. – Это потрясающе. Ник, а можно посмотреть?
- Да ради бога. Смотри. И никогда, вы слышите, - он обратился к Гриндельвальду, - никогда не выводите внутренние ощущения из внешних. Каким бы мастером фальсификации вы ни были, работа получится топорной, лишенной красоты, эстетики и подлинности. Фальсификация всегда груба. Только подлинность достойна быть сохраненной и воспринятой.
Подлинность? Нет, вот по-настоящему страшный человек. Он за полтора часа наварил целый котел абсолютной лжи и считает свое варево подлинным только за то, что сварено оно из правды?
И глядя на Гриндельвальда, молча усваивающего преподанный урок, я подумал, что он со мной согласен.
- Ник, ты превзошел все мыслимые ожидания, - Дамблдор вынырнул из думоотвода и вид имел тоже слегка ошарашенный. – Кес, ты не хочешь посмотреть?
- Нет.
- Так все подобрано! Одно к одному. Это потрясающая работа!
Кес выглядел недовольным, но я не мог понять чем. Ведь он сам предложил позвать Фламеля.
Ладно. Неважно. Я и так всегда знал, что алхимия – сплошной обман. Надо быть человеком с очень своеобразным подходом ко всему в целом, чтобы, как Фламель, называть изначально ложное - подлинным. Нет, я, конечно, тоже так умею. Но, в отличие от них с Дамблдором, хотя бы не обманываю сам себя.
И Гриндельвальд тоже сейчас так думает.
Я уверен.
Поэтому я дождался, пока все разошлись и мы с Кесом остались одни.
- Ну, как тебе? – устало спросил он, глядя на перелитую в думоотвод еще теплую голубую субстанцию.
- Он сварил ложь.
- Он сварил личность. Новую личность, которая нужна Альбе.
- Зачем?
- Обучение проходит легче, если есть примеры.
- Я не понимаю.
- Нам все равно, а как учебное пособие – вещь замечательная. Научись ценить настоящий талант, Люци.
- Я ценю, - я нетерпеливо пожал плечами. – Но… разве что как учебное пособие.
- Уже лучше, - улыбнулся Кес.
~*~*~*~
Когда я пришел за воспоминаниями, на Тревесе сидел Альбус и задумчиво гладил Хлюпа.
- Все готово, Северус, - он кивнул на стоявший на столе думоотвод.
- Полагаю, достаточно, чтобы Поттер его увидел?
- Скорее всего, - улыбнулся директор.
- Но я не представляю, как это сделать. Ему даже в Хогсмид не пробраться, не то что в Хогвартс.
- Думаю, Гарри найдет способ.
- Вы уверены, что он явится в школу?
- В самом ближайшем будущем, Северус.
- Кес тоже говорит, что совсем скоро все закончится.
- Боюсь, что так, - грустно отозвался он.
~*~*~*~
Месяц назад я не в состоянии был понять, почему Белл пришла в такой ужас от мысли, что Поттер мог забраться в ее хранилище в Гринготтсе. На самом деле я и сейчас этого не понимал. Просто стоял и, застыв, смотрел на только что убитого гоблина.
И на смертельно перепуганного Шефа.
Однажды он уже говорил мне, что ему страшно.
Но тогда я не видел его лица.
Поттер ограбил сейф Лестрангов. По словам гоблина, ничего не взял, только небольшую золотую чашу.
Лорд полсекунды осознавал услышанное, а потом вокруг засверкали зеленые вспышки. Очнувшись, я схватил ошарашенно взирающую на эту бойню Белл и рванул с ней из комнаты, с грохотом захлопнув за нами дверь.
- Ч-что же он делает?.. – дрожащими губами пробормотала она.
Хорошо хоть не выразила снова недовольства, что я посмел к ней прикоснуться.
Дура.
Мы едва успели отскочить, как Шеф вылетел из комнаты и черным вихрем пронесся мимо нас.
Я осторожно пошел взглянуть на результаты его бешенства.
Ни одного живого.
Только трупы.
Сзади мне в плечо ткнулась тихо плачущая Белл.
Я захлопнул дверь.
~*~*~*~
Я уже отвык от его истерик.
Даже после нападения Лорда на Ашфорд как-то обошлось.
Правда, я тогда так накачивал его зельями, что удивлялся, как он вообще функционирует. Но с тех пор прошло почти десять месяцев, и я сильно сократил дозы.
Зря, наверное.
На Фэйта произвело какое-то нереально сильное впечатление, что Шеф чуть не убил Белл.
Он был абсолютно спокоен, когда начал рассказывать мне об этом. Пришел, сел очень прямо, как уже давно со мной не держался, и безучастно перечислил факты. Потом, скривив губы, описал, как испугалась Белл… И засмеялся.
А остановиться уже не смог.
Портреты глупо пялились на все это, и я, не раздумывая, потащил Фэйта к камину.
На Тревесе никого не было, только Хлюп пытался прыгать через диван, но все время задевал за спинку и с тихим шипением шлепался на подушки. Я шуганул его, он отскочил, но не ушел, а принялся нарезать круги по Тревесу.
По-моему, он после общения с Гриндельвальдом слегка тронулся. Хотя чем ему, собственно, тронуться? У него не то что ума, головы-то нет.
Устроив рыдающего Фэйта на диване, я подозвал Хлюпа и знаком предложил ему попробовать изобразить нам кошку.
~*~*~*~
Не успел Айс показать Хлюпу на мои колени, как тот, не раздумывая, запрыгнул на них. Я прижал к себе теплый комок и застыл, мгновенно забыв о всех своих несчастьях и страхах. В ушах зашумело, перед глазами с огромной скоростью одновременно замелькали разноцветные образы, сливающиеся в бесконечную вереницу узких пестрых лент. Закружилась голова, и я сильнее вцепился в Хлюпа, потому что больше все равно хвататься было не за что. Мелькание и гул только усилились, и последнее, что я успел сделать осознанно, это спихнуть Хлюпа с колен.
~*~*~*~
Решение было не лучшее. Недаром я всегда не любил эту тварь. Обняв ее, Фэйт замер, глядя широко раскрытыми глазами прямо перед собой, через секунду прижал ее сильнее, потом сбросил на пол и, потеряв сознание, обмяк на диване. Он был смертельно бледен, а из носа полила кровь.
Если в этом виновен Хлюп - ему конец.
С меня довольно.
~*~*~*~
Очнулся я от того, что Айс кричал на Кеса. Или не от этого, но шум стоял страшный.
Так на моей памяти на Кеса орал только Крис.
Но тогда были причины.
Не открывая глаз, я пытался понять, что они не поделили.
Айс считал, что мне стало плохо от того, что я взял на руки Хлюпа, а Кес просто молчал. Если бы Айс ошибался, Кес сказал бы ему об этом.
Но мне в принципе всегда хотелось дать Айсу в зубы, когда он орал.
Я открыл глаза и застонал. Это сработало. Айс замолчал, приподнял меня и потребовал объяснений.
- Темный Лорд, - пробормотал я и тут же наткнулся на холодный взгляд Кеса.
~*~*~*~
Кажется, Хлюп был ни при чем.
И от этого я разозлился еще больше.
Кес молча подхватил глупую присоску на руки и отправился к лестнице.
Но в этот момент из Западного камина появился сияющий, как начищенный котел, Альбус и одним своим присутствием сразу разрядил обстановку.
Кес отдал ему Хлюпа и сказал так спокойно, как будто говорил о погоде:
- Твой Гончар ограбил Гринготтс. И улетел оттуда на драконе.
Что?..
Мне надо вернуться в школу.
Прямо сейчас.
Сию же минуту.
Поэтому у Дамблдора такой сияющий вид?
Чему он рад?
Чему?
- Альбус, Темный Лорд известил меня час назад, что Поттер, возможно, захочет пробраться в Хогвартс. Вы понимаете, что мальчишку немедленно схватят? Вы же отлично знаете, как охраняется школа! Все проходы перекрыты…
- Не все, - задумчиво перебил меня Дамблдор. – И не совсем перекрыты. Значит, все-таки в школе? – он посмотрел на Кеса.
- Севочка, Томми не уточнил куда именно? – спросил Кес. – Хогвартс - очень большой замок с неустойчивыми полями и…
О Мерлин!..
- Сообщил. Амикусу. Тот сказал мне, что Темный Лорд больше всего волнуется за гостиную Равенкло.
- Все так, - Альбус перестал радоваться и тяжело опустился на стул, ссаживая Хлюпа на пол. – Значит, сегодня, - и он снова посмотрел на Кеса. Но тот только пожал плечами.
~*~*~*~
Я слушал все это и не верил своим ушам. Вот он, обещанный конец.
Действительно быстро.
Меньше года.
Интересно, Дамблдора не волнует, что я сижу тут, на диване, и слушаю их?
Судя по всему, нет. Не слепой же он.
Прелесть какая…
~*~*~*~
Все было предельно ясно. Фэйт останется здесь. Ничего с ним уже не случится. Да и пентаграмма вон мигает.
Я, не прощаясь, направился к Западному камину и через минуту уже бежал по школе в гостиную Равенкло.
Теперь нет ничего важнее стоящих в моем кабинете воспоминаний. Поймать мальчишку, отвести его туда и оставить одного.
Посмотрит и отправится на подвиги.
Проще только обмануть Кэрроу.
~*~*~*~
Я сидел на диване и тихо радовался, что меня до сих пор отсюда не попросили. Они вообще, казалось, забыли, что не одни, и это, разумеется, было замечательно. Я все равно не собирался уходить, пока не выясню, что со мной произошло.
- Мне немного досадно, что Севочка хранит верность в разных местах не на всякий случай и не из других разумных побуждений, а потому, что не смог определиться. И вообще, насколько я могу судить, не понял, как так получилось.
- Ну что ты, - удивился Дамблдор. – Он давным-давно определился.
- Только сам-то он этого не знает.
Они посмотрели друг на друга и рассмеялись.
- Разберется.
- Хорошо бы, - вздохнул Кес. - Я и так провел в этой стране уже лишние полгода.
- Всегда хотел спросить, почему ты выбрал Ирландию.
- Так она, говорят, за неделю до Страшного суда уйдет на дно, и судить нас будет лично святой Патрик.
- Ну и что?
- Мы с ним в свое время большими приятелями были, Альба.
- Вечно у тебя шуточки! – засмеялся Дамблдор. – Хоть бы раз правду сказал.
Да он всегда говорит правду. Вы с Айсом просто ее не слышите. Вы если и слышите кого-то кроме себя, так только в той части, что совпадает с вашими собственными представлениями.
- Во-первых, здесь было очень подходящее место.
- А во-вторых?
- А во-вторых, здесь тогда все было подходящее.
- Когда?
- Когда мы поставили замок именно сюда. Но сейчас обстоятельства изменились, и мне, в общем, больше нечего здесь делать.
- Тебе достаточно такого сомнительного результата?
- Давай будем реалистами, - пожал плечами Кес, - на этом этапе прорыв максимален. В рамках данной цивилизации, боюсь, ничего уже не изменить. Даже если подогнать им какой-нибудь глобальный кризис. Только хуже станет. Все закончилось еще в начале декабря, и если бы не ты, я бы и со своими делами поспешил. У нас с Ником полдюжины проектов, лет на пятьсот. А я уже полгода караулю тебя и твое «творение», как Шляпник выражается.
- Почему ты считаешь Тома моей личной неудачей?
- Ты только наблюдал. Да, дурные наклонности, отвратительный характер, способности, стремления, – все врожденное, генетика – страшная вещь. Но ведь к любому яду можно найти противоядие, Альба. Ты не нашел. В этом тебя винить нельзя, но ты и не искал. Будучи единственным, кто знал о его характере, наклонностях и мировоззрении, ты даже не попытался его остановить. Ты загубил потрясающего человека, Альба. Человека с бездонной душой, огромным талантом и невероятной энергией.
- Я рад, что тебе удалось сохранить и талант, и энергию, и бездонную душу. Если бы у тебя не было при этом личного мотива, а у меня - полусотни таких гениев ежегодно, я бы принес тебе публичную благодарность.
- Мне тоже ничего из этого не удалось, я не обольщаюсь, так что твоя ирония неуместна. Но я хотя бы пытался.
- Я тоже пытался. И у меня нет желания повторять то, о чем мы с тобой говорили множество раз.
- Да в нем любви больше, чем во всех нас вместе взятых.
- Кес, ну что за несмешные шутки?
- Да какие уж тут шутки. Недаром он не может вынести именно этой боли. Его никто никогда не любил просто так, за то, что он есть. Тогда он заставил окружающих любить себя за силу. Отсюда и заявления, что нет добра или зла, только сила. Это его многократный жизненный опыт. Он не получил другого.
- Он не хотел получить другого.
- Он не верил, что это возможно. С веры начали, верой закончили. Ты совершил столько ошибок, что самое время подвести под них какую-нибудь теорию.
- Ты тоже, - улыбнулся Дамблдор.
- Без этого нельзя, - усмехнулся Кес. - Но я, в отличие от тебя, давно все теории под свои глупости подвел, ошибки обосновал, а бездумные слова и действия наделил огромным смыслом. У меня с этим делом вообще полный порядок.
- А у меня - пока нет. Вот никак не решу... Мне бы очень хотелось поговорить с Гарри. Просто поговорить, объяснить... Когда все это закончится. Но я не могу сказать ему, что жив.
- Портрет?
- Нет, я не хочу как портрет.
- Так ты и не будешь портретом.
- Он-то будет думать, что беседует с портретом. Это не то, совсем не то.
- Так пойди и поговори. У тебя отлично получится. Иногда мне кажется, что за всю свою жизнь я встретил только двух настоящих волшебников. И один из них - ты.
- А второй? – улыбнулся Дамблдор. – Неужели Том?
- Я знаком с человеком, который однажды побывал на том свете.
- И действительно вернулся?
- Представь себе, да. Он не только довольно быстро оттуда вернулся - это еще хоть на что-то было бы похоже, - он никак на это не отреагировал.
- Такого не может быть.
- Вот и я так думал, - засмеялся Кес.
- Может быть, он все-таки там не был? Его пытались убить?
- Был. У него там оказалось небольшое дело.
- Как у Геракла?
- Ничего похожего. Как думаешь, почему у него это получилось?
- Почему?
- Он не знал, что это невозможно. Так что он второй настоящий волшебник.
- Это давно было?
- Несколько лет назад.
- То есть я знаком с ним?
- О да.
- Что ты смеешься? Это не Северус, надеюсь?
- Разве человек, обладающий таким всепоглощающим рационализмом, как Севочка, может быть настоящим волшебником?
- Это несправедливо.
- Ты слишком любишь рационалистов.
- Да я не понимаю, что это такое. Они же все равно отличные маги. Северус…
- Именно. Вот те, кто не понимает, где проходит граница между наличием рационализма и его отсутствием, и есть настоящие волшебники. Потому что граница эта почти материальна. Кто-то из вас колдует, следуя указаниям разума, а кто-то - полагаясь только на интуицию. Кто-то умудряется совмещать и то, и другое. Но всегда есть граница, через которую перейти просто так сознание не может. Мысли с одной стороны и чувства с другой на кратчайшую долю секунды обязательно останавливаются перед тем, как поменяться местами, стать друг другом.
- Я не знаю, где такая граница, - сказал Дамблдор.
И я не знаю.
- Потому ты и не знаешь, Альба, что как раз у тебя-то ее нет. В этом великая сила истинного волшебника.
- А у тебя?
- Я и близко-то к ней подходить боюсь, - засмеялся Кес. - Это Севочка все бродит вдоль и заглядывает на ту сторону с тихим сожалением. Ему слишком активно оттуда машут. В этом он чем-то похож на твоего несчастного Шляпника.
- Перестань его так называть.
- Но Севочка, по-моему, умнее. Гриндельвальд никогда не мог противиться этим призывам, оттого и все его крахи. Каждый раз - как переступит, так сразу полностью твой.
- Ты просто его не любишь, - махнул рукой Дамблдор. - Так кто второй? Неужели все-таки Том?
- Да нет, конечно. Что Томми? С ним уже давно все ясно. Его агония продлится до конца его бесконечной жизни. Тут нельзя ничего изменить.
- Но ведь ты еще попробуешь, - засмеялся Дамблдор и поднялся из-за стола. – Надо навестить Аберфорта.
Он аппарировал, а Кес подошел ко мне.
- Ну что? – насмешливо спросил он. - Все в порядке? Или Томми опять замучил?
- Нет, - я уже сто раз забыл и про Шефа, и про Белл. – По-моему, на меня Хлюп напал.
- Да ну? А по-моему, это ты на него напал.
- Я?..
- Конечно.
- Кес, что это было? Он сам мне на колени прыгнул.
- А ты?
- Я был расстроен, хотел его погладить… Нет, я прижал его, ну, как кошку. Он теплый. И тут…
- Могу себе представить, - засмеялся Кес. – Сформулируй точно, что ты от него хотел.
- Чтобы он меня успокоил, - выпалил я, отлично понимая, каким выгляжу идиотом.
- Так он тебя успокоил. В чем претензия?
- Он меня чуть не убил.
- Ты сам себя чуть не убил. Он отдает только то, что требуют.
Отдает?..
- Что он отдал мне?
- Все, что есть у него в наличии и могло бы тебя утешить. Ты вообще представляешь, сколько в нем информации?
- Значит, он все-таки может ее отдать?!
- Конечно.
- Почему же ты не сказал об этом Севу?
- Зачем?
- То есть как - «зачем»?..
- Он никогда не спрашивал.
- Он ненавидит Хлюпа за бесполезность. Сев не любит бессмысленных вещей.
- Это не вещь.
- Надо сказать. И… почему он раньше никогда так не делал? Ведь я часто его гладил, даже на руки иногда брал.
- Зачем?
- Ну… я жалел его.
- Вот именно.
- То есть, он передает… или воспроизводит информацию, только если…
- Если ее запрашивать, - закончил он за меня. – Еще вопросы есть?
- Мне пора уходить, да?
- Тебе лучше пойти домой. Возьми себя в руки. И поспи, если успеешь. Боюсь, завтра будет очень длинный день.
Утешил.
~*~*~*~
Я установил думоотвод на середину директорского стола так, чтобы его было видно из любой точки кабинета, и, аккуратно прикрыв дверь, не спеша, направился в гостиную Равенкло.
На лестничной площадке второго этажа стояла Минерва, очевидно, внезапно поднявшаяся с постели, и смотрела на меня испуганно.
- Северус, у нас все в порядке?
- Нет, - излишне злорадно ответил я.
- Что происходит? – строго спросила она, справившись с собой.
Так-то лучше.
- Кэрроу получили от Темного Лорда сведения, будто с минуты на минуту Поттер попытается проникнуть в гостиную Равенкло.
Тут я почувствовал жжение в левой руке и понял, что опоздал. Мальчишку не только уже поймали, но и Шефа вызвали.
Значит, в мой кабинет он теперь не попадет и думоотвода не увидит.
- Что вы такое говорите, Северус?!
- Боюсь, что сведения мои устарели, Минерва. Поттера уже поймали.
- Не может быть! – выкрикнула она и рванулась куда-то бежать.
- Стойте! – я схватил ее за рукав клетчатого ночного халата и потянул с лестницы в коридор. – Идите сюда.
- Его надо спасти! Вы уверены, что…
- Уверен, - отрезал я. – Слушайте. Темного Лорда нельзя пускать в школу. Поттер должен сделать то, зачем он сюда пришел. Обязательно.
- Мы будем сражаться! – у нее зло сверкнули глаза. – Он не войдет!
Отлично. Она все сделает правильно. Даже если чего-то не поймет, все равно сделает правильно. Лучше гриффиндорцев с таким делом все равно никому не справиться.
Даже мне.
Думоотвод отменяется. Поттер все равно сначала должен найти спрятанный тут хоркракс.
А вот дальше…
Если мальчишка победит, то потом разберемся, а если победит Темный Лорд, то защиты Хогвартса он мне не простит. Я обязан сохранить если не нейтралитет, то хотя бы его видимость. Кес тоже играет на обе стороны. Иначе не прятал бы от Дамблдора желтый камень.
Оставшись здесь, я смогу только сражаться. А сражаться я не имею права. Уйдя же за границы Хогвартса, я смогу быть полезен иначе.
И проку от этого будет больше.
Однозначно.
- Вот что, Минерва, я не смогу вам помочь. Больше того, это вы должны помочь мне выбраться отсюда.
- Кто вам мешает? – холодно спросила она.
- Да мне все мешает, - не к месту усмехнулся я. – Идите сейчас в гостиную Равенкло, Поттера надо освободить, Кэрроу обезвредить. Мальчишке не мешайте, пусть делает что хочет. Соберите деканов, пока не поздно - эвакуируйте студентов и организуйте оборону Хогвартса.
Она прикрыла рот рукой и смотрела на меня в немом отчаянии.
- Есть вопросы?
- А вы?
- Мое место совсем не здесь, вы же знаете.
- Мы можем обезвредить вас, так же, как и Кэрроу, если хотите. Волдеморт не сможет вас потом ни в чем обвинить.
Это была отличная идея.
Только недодуманная.
Почти такая же недодуманная, как обычные гениальные идеи Фэйта.
- Когда я попадусь на вашем пути, Минерва, нападайте. Только не переусердствуйте, дайте мне возможность от вас ускользнуть.
- Вы уверены, Северус?
- Вполне.
- Что ж, прощайте.
- Прощайте, - я немного помедлил. - И постарайтесь выжить. Это будет непросто.
- До встречи, - улыбнулась она.
Как по-гриффиндорски глупо. Одна встреча у нас еще будет неизбежно.
Она побежала вниз, чтобы скорее добраться до башни Равенкло, а я отправился обратно в свой кабинет. Поттера там ждать теперь бессмысленно. Воспоминания придется забрать с собой.
А там видно будет.
~*~*~*~
Аппарировав домой, я обнаружил там какой-то сверхъестественный бардак, суть которого заключалась в том, что Алекто Кэрроу вызвала Темного Лорда в Хогвартс, якобы поймав Гарри Поттера, а он не смог туда попасть.
- Мерзкие грязнокровки! – верещала Белл, носясь по Имению. – Как они посмели! Школа принадлежит Повелителю! Как и все здесь! Как и везде!
- Шеф приказал готовиться к захвату Хогвартса, - хохотнул, пробегая мимо меня, Уол. – И Руди велел взять. Хорошая драка сразу поставит его на ноги.
К захвату Хогвартса?..
Я посмотрел вниз на как будто застывшую у пылающего камина смертельно бледную Нарциссу и поспешил спуститься к ней.
- С Драко все будет в порядке. – У нее были ледяные руки, и я тщетно пытался согреть их, обхватив ладонями. – Сев позаботится о нем.
- Паркинсон сказала, - сбивчиво зашептала Нарси, - что они могут взять наших детей в заложники.
- Кто? Да никогда! Дамблдор этого не позволит.
- Но Дамблдор давно умер, - она смотрела на меня испуганно.
Надо быть аккуратнее. Что-то я плохо стал соображать от таких стрессов.
- Нарси, это все ерунда. Школа полна детей. Если их не удастся эвакуировать, сражаться будет безумием и замок просто сдадут. Драко или уйдет со всеми, или никакой осады не будет. Прошу тебя, успокойся.
Она ткнулась лицом в мою мантию и тихо заплакала.
~*~*~*~
Я вернулся в директорский кабинет и подошел к думоотводу.
Тащить его с собой - бессмысленно. Тем более что мне предстоит убегать от Минервы.
Слить воспоминания в какую-нибудь склянку?
В принципе, тоже опасно.
Унести в собственной голове?
Наверное, это сейчас самый безопасный способ.
И самый долгий.
Но иного выхода нет.
Я достал волшебную палочку и занялся делом.
Из увиденного больше всего мне не понравилось, что Кеса, оказывается, раздражало, когда я в детстве таскал его кружевные рубашки, и что Альбус выведен человеком в лучшем случае жестким.
Но особо углубляться во все это мне было некогда. Это их дело. И чем быстрее оно закончится, тем лучше.
Опустошив думоотвод, я поставил его на место, в последний раз окинул взглядом кабинет Дамблдора, поклонился внимательно следившим за мной портретам, вышел в коридор и отправился в башню Равенкло. Минерва могла ведь с Кэрроу и не справиться.
Но она справилась, потому что до факультетской гостиной я так и не добрался. Двумя этажами ниже я услышал шум в коридоре и спрятался за доспехами древнего рыцаря.
– Кто здесь? – громко спросила Минерва.
Тянуть было нечего. Я надел перстень и вышел ей навстречу.
– Это я.
Двое детей в мантии-невидимке. Поттер и еще кто-то. Альбус был прав. Мальчишка смертельно меня ненавидит. Даже странно.
Если у Поттера сейчас хватит выдержки не напасть, то все пойдет по плану. Темный Лорд при случае обязательно залезет в его голову и увидит, как Минерва меня выгонит.
– Где Кэрроу? – задал я наводящий вопрос, чтобы придать ей решимости.
– Полагаю, там, куда вы их послали, Северус, – отозвалась МакГонагалл.
Я подошел поближе.
– У меня сложилось впечатление, что Алекто заметила вторжение.
– В самом деле? – удивилась Минерва. – С чего вы взяли?
Она сможет отлично отыграть свою роль. Я даже не ожидал.
– Я не знал, что сегодня ваша очередь патрулировать коридоры.
– У вас есть возражения, Северус?
– Вы видели Гарри Поттера? Потому что в этом случае я настаиваю…
Мальчишка дернулся и почти шарахнул в меня заклинанием, но Минерва подала знак, подняв палочку, и я, успев создать Щитовые чары, шлепнулся на пол.
Ну какой же дурак! О чем только Альбус думает!
МакГонагалл махнула палочкой на настенный факел, тот сорвался со своего места, и его пламя, превратившись в огненный шар, полетело прямо на меня, трансформируясь по дороге в огромную черную змею. Я оценил этот жест и укрылся за стоявшими у меня за спиной стальными доспехами.
Змея тут же обернулась сотней летящих кинжалов, которые со звоном вонзились в нагрудную пластину рыцаря. Эхо зазвенело по всему коридору, и я подумал, что Минерва права. Свидетели нам не помешают.
– Минерва! – тут же послышался голос Флитвика.
Я выглянул из-за доспехов и угрожающе помахал ему палочкой.
– Нет, – взвизгнул он, пока прибежавшие с ним Спраут и Слагхорн пытались отдышаться. – Ты больше никого не убьешь в Хогвартсе!
Его заклинание ударило в доспехи, они ожили и тут же принялись меня душить. Я с трудом разжал руки призрачного рыцаря и отшвырнул его на Флитвика. Идиот!
Доспехи врезались в стену и рассыпались на части, а я бросился бежать по коридору. От одного Поттера Минерва еще прикроет, но тут уже пятеро мечтающих меня прикончить уродов, которые, не раздумывая, помчались следом.
Я пронесся через дверь класса и, не останавливаясь, врезался в оконное стекло.
- Трус! Трус! – гневно кричала Минерва, размахивая руками и мешая моим преследователям прицелиться.
Падать было высоковато, и я в первый и последний раз применил знания, полученный в результате долгих занятий с Шефом. Полет был самым настоящим, но никакой радости не доставлял. Как будто не ветер меня держит и несет, а земля отталкивает.
На метле и то приятнее.
Добравшись до ворот, я неуклюже перевалился через них и неудачно аппарировал домой, попав почему-то не на Тревес, а на лестницу в Западное крыло. А поскольку я вовсе такого не ожидал, то потерял равновесие и кубарем скатился с нее на Тревес.
Какой-то хронически неудачный день.
- Севочка, у тебя мантия порвана, - раздался надо мной глумливый голос Кеса. – Что же ты так шумно теперь появляешься? Не хуже Томми.
Он протянул руку и, когда я, опершись на нее, поднялся на ноги, привел в порядок мою одежду.
- Темный Лорд приходил? – испуганно спросил я, сразу подумав о Фэйте. – Где Люци?
- С ним, полагаю.
- Зачем ты его отпустил?
- Как же я мог его задержать?
- Кес, - мое терпение лопнуло, - ты никогда не думал, что человек не всегда сам понимает, что для него полезно, а что нет?!
- Продолжай.
Стоп.
Ведь именно об этом мы говорили год назад.
О чужом благе.
Но ведь сейчас совсем другое дело!
- Кес, я все помню, но это не то. Люци нельзя было отпускать. Я так надеялся, что здесь он в безопасности.
В эту секунду из Западного камина выглянул Дамблдор.
- Северус! – обрадовался он мне. – А почему ты не в школе? Аберфорт сказал, что переправил туда Гарри.
- Мы виделись, - холодно ответил я. – Поттер уже чуть не убил меня.
- То есть он настроен воинственно?
- Альбус, вы…
- Томми приходил.
Так я и знал!
- Зачем? – Дамблдор перевел взгляд на Кеса и радоваться сразу перестал.
- Он проверил свои кладки и перепугался. Твой Рикки-Тикки-Тави уже все понадкусил.
- Не говори так про Гарри.
- Это я восхищаюсь.
- Что Том хотел?
К моему невероятному удивлению, Кес извлек из кармана и показал Дамблдору желтый камень с острыми краями.
- Он хотел это.
Альбус протянул руку, но Кес мгновенно спрятал алмаз за спину и даже отступил на шаг.
- Слышал я когда-то, что матушка твоя была полукровкой. Если не хуже.
- Ну да…
Впервые в жизни мне довелось увидеть настолько растерявшегося Дамблдора. На секунду показалось даже, что он обиделся.
- Не стоит, - улыбнулся Кес. – А то, глядишь, и без второй руки останешься.
- Вот как?
Кес положил камень на край стола, и Дамблдор склонился над ним, поправляя очки.
- Альбус, - оторвал я его от этого увлекательного занятия, - Темный Лорд, возможно, уже в Хогвартсе.
- Нет, Северус. Думаю, нет. Кес, я не понимаю, что это.
- То, что хотел Томми. Ты ведь об этом спрашивал.
- Зачем ему?
- Сложно сказать. Может быть, коллекционирует?
- Драгоценные камни?
- Всякое бывает.
Мне захотелось его стукнуть. Ну показал ведь уже, так скажи, что это.
Но нет!
Мы не можем!
Мы привыкли мантикора знает что из себя строить. Всем на удивление и только себе одному, такому остроумному, на радость!
- Альбус, это хоркракс, - громко сказал я.
Дамблдор отшатнулся и посмотрел на Кеса.
- Где ты его взял?! – ахнул он.
- Украл.
Повисла долгая пауза, во время которой возле Западного камина аппарировал Фламель.
- Как это «украл»? – оглянувшись на него, быстро спросил Дамблдор. - У кого? У Тома?..
- Нет конечно. У одного старого приятеля, - последовал вполне ожидаемый ответ.
- У меня просто слов нет!
- Альба, бес попутал, вот честное благородное слово, в первый и последний раз.
- Тать презренный, - засмеялся Фламель.
- Между прочим, я до сих пор горжусь, что был единственным, кому удалось увести свои суда от Цезаря. Впрочем, вам не понять.
Альбус покачал головой, посмотрел на веселящегося Фламеля и нахмурился.
- Что он говорил, Кес?
- Ругался. Грозил убить Гончара, как уже убил тебя.
- Так отлично, - все никак не мог успокоиться Фламель. – Вот именно так пусть и убьет.
- Ник, перестань, - оборвал его Дамблдор. – Что-то еще?
- Томми не очень ясно выражал свои мысли, но в целом крайне зол и полностью уверен в успехе.
- Так отлично.
- Ник!
- Я не понимаю, что тебе не нравится? Если этот ваш Том хочет сам убить мальчика, что как раз и является залогом того, что ребенок останется жив, то о чем ты волнуешься?
- Мы ведь можем и ошибаться, - серьезно сказал Кес.
- Да ладно, - отмахнулся Фламель. – Нет тут никакой ошибки. Я уже не знаю, сколько раз мы это считали.
- А с ним что ты будешь делать? – Дамблдор кивнул на камень.
- Посмотрим.
- Что значит «посмотрим»? Ник?
Но Фламель был явно на стороне Кеса. Я просто это знал.
Камень принадлежит Князю. Что ж, значит, придется стать Князем.
Скорее всего, именно этого Кес и хочет.
Старый шантажист.
- Альбус, не волнуйтесь, я отдам вам потом.
- Вот видишь, - радостно кивнул Кес. – Севочка тебе потом отдаст. Не надо так расстраиваться.
Дамблдору нужно было привести сюда Гриндельвальда, вот кто поддержал бы его при любых обстоятельствах.
Хотя Кес мог и не позволить.
С другой стороны, как он может не позволить, он здесь не Хозяин.
Я же терплю Хлюпа.
А Кес пусть терпит Гриндельвальда.
Это справедливо.
Дамблдор посмотрел на меня понимающе и очень грустно.
- Не делай этого, Северус.
Он был единственным, кто когда-либо хоть немного думал обо мне.
Он и Фэйт.
- Если что, я у себя, - сказал Фламель и аппарировал.
Правильно ли, что у нас в такой момент открыта аппарация?
Правильно.
- Альбус, - я отвел его немного в сторону, - у вас есть предположения, чем все это закончится?
- Думаю, Северус, что палочка Гарри не просто так прождала его столько лет в магазине Олливандера. Возрождение – основное предназначение феникса. Именно Гарри мог и до сих пор может спасти Тома. Скорее всего, у них будет такая возможность до самого конца.
- Кес говорил, что Темный Лорд не пойдет на это.
- Не пойдет. Но возможность у него будет. Больше все равно ничего сделать нельзя.
Я глянул на Кеса, но тот ушел в дальний конец Тревеса и разглядывал тускло светящуюся пентаграмму, как будто думал, что с ней еще можно сделать.
- Так и знал, что ты тут застрял! – раздалось из Западного камина.
- Извини, Северус, у меня больше нет времени. Том может взять детей в заложники.
- Не возьмет, - сказал подходя Кес. – Зачем они ему?
- Но может, - пожал плечами Гриндельвальд. – Я бы взял.
- Даже не сомневаюсь, - фыркнул Кес.
- Идем, Шляпа, нас ждут великие дела.
С этими словами Гриндельвальд бесцеремонно затащил Дамблдора в камин, и они исчезли.
Я, оцепенев, смотрел им в след.
- Севочка, заметь меня, - довольно зло сказал Кес.
- Извини? – я обернулся. - Они собрались сражаться?!
- Надеюсь, нет, - оттаял он. - У них и так забот хватит. Эвакуация целой школы – дело непростое, Аберфорт сам не справится. Особенно если Томми действительно надумает этому помешать.
Надеюсь, Гриндельвальд не подпустит Альбуса к школе.
А вот мне как раз нужно поторопиться.
~*~*~*~


Глава 13. V. Симфония абсолюта (часть 3)


Совершенно необразованный человек может разве что обчистить товарный
вагон, а выпускник университета может украсть целую железную дорогу.
Теодор Рузвельт


Своими грандиозными планами Шеф, как всегда, ни с кем не делился. А может быть, он теперь не делился именно со мной.
И правильно делал, если честно.
Нарцисса заявила, что пойдет с нами. И посмотрела при этом так, что я прикусил язык. Тем более что Лорд высокопарно похвалил ее за преданность, а Белл прослезилась.
Пришлось тайком снабдить ее волшебной палочкой, потому что свою она отдала Драко, когда тот уезжал в школу.
Кажется, на этот раз все должно быть очень серьезно.
Мы аппарировали к воротам Хогвартса, и сразу стало ясно, что ни о какой неожиданности речи не идет. Айс времени не терял. Замок сверкал огнями, там не спал никто. Нас ждали.
Темный Лорд минуту смотрел на это великолепие, потом направил палочку на собственное горло и заговорил.
- Я знаю, что вы готовитесь к битве, - голос его, казалось, звучал сразу отовсюду. - Ваши усилия напрасны. Вы не можете бороться со мной. Я не хочу убивать вас. Я с большим уважением отношусь к преподавателям Хогвартса и не хочу проливать кровь волшебников. Отдайте мне Гарри Поттера, и никто не пострадает. Отдайте мне Гарри Поттера, и я не трону школу. Отдайте мне Гарри Поттера, и вы будете вознаграждены. Я даю вам время до полуночи.
Отдайте.
Отдайте ему Гарри Поттера. Зачем он вам? Позвольте человеку разделаться с собственным бессмертием как ему больше нравится.
Или успейте эвакуировать студентов, на худой конец.
Половина двенадцатого. Осталось полчаса.
Я отошел подальше от остальных, стараясь побыстрее раствориться в темноте, и аппарировал в Ашфорд.
- Темный Лорд идет на Хогвартс.
- Уже? - Кес даже не взглянул на меня, продолжая что-то вычерчивать на большом куске пергамента. - Что ж, его шансы расцениваются как сто шестнадцать к одному.
- Так мало надежды, что школа отобьется?!
- Нет, - он усмехнулся. - Те, кто верят в Хогвартс, не делают таких ставок.
- А если мы проиграем?
- Риск, конечно, есть.
- Лорд очень силен. Он дал им полчаса. За это время подтянется масса всяких тварей. Он собирает даже великанов и акромантулов из Запретного леса. Лучше не рисковать.
- Конечно, Люци. Всегда лучше не рисковать. - Но мы рискнем.
- Я… я выберусь, если мы проиграем?
- Мы не проиграем.
- Ты не считаешь, что это проблема?
- Это не проблема, это расходы.
Значит, не выберусь.
Готов ли я полностью разориться?
Это будет умопомрачительный крах.
Смогу ли я восстановить состояние, если Темный Лорд придет к власти?
Смогу.
А если не смогу… Да не может такого быть.
- Деньги не должны стоять, Люци, они должны работать. А у нас с тобой, сам прекрасно знаешь, какой год выдался. Врагу не пожелаешь. Только теряем. Тебя это устраивает?
- Очень опасно.
- Люци, - проникновенно сказал он, хитро улыбнувшись, - просто представь, что мы с тобой сейчас пропустим эту возможность.
Я представил.
- Придется совершить коллективное самоубийство?
- Ну да. Что-то в этом роде. Лично я после этого жить не смогу. Боюсь, друг мой, ты тоже.
Он, конечно, смеялся. Но в каждой шутке есть доля… Нехорошая, в общем, доля есть.
Так что он прав.
Не рисковать, безусловно, лучше.
Но мы рискнем.
Всем.
Во всяком случае, я.
Надеясь, что Шеф не заметил моего отсутствия, я сосредоточился и постарался аппарировать точно в то место, с которого исчез.
- Где был? – встретил меня насмешливый холодный голос.
Я даже не успел испугаться, а он уже выхватил палочку из моих рук и с размаху заехал мне в глаз.
Самым что ни на есть вульгарнейшим маггловским способом.
Удар был такой силы, что я рухнул в некстати оказавшийся за моей спиной колючий куст и услышал треск рвущейся сразу во всех местах мантии.
Он нагнулся, схватил меня за горло и резко вытащил из колючек. Остатки мантии снова жалобно затрещали, и я, испугавшись, что он может ударить снова, вцепился в душащую меня руку, одновременно страхуя лицо.
- Где ты был?
- У Кеса, - прохрипел я.
- Доносчик! – зашипел он. – Мерзкий предатель! Подлая тварь! – он отшвырнул меня на землю и в бешенстве сломал конфискованную палочку о колено. Обломки я получил в физиономию.
Тоже мне борец с контрабандой нашелся.
- Что ты там делал? – он медленно покручивал в руках собственную палочку, но в ход ее пускать все-таки опасался.
Пока опасался.
- Мы с ним ставки сделали. На вашу победу, мой Лорд, - голос слегка дрожал, но, может, оно было и к лучшему. Ему точно так спокойнее. – Я сказал, что вы начнете битву в полночь.
- Не много надо ума, Люциус, чтобы ставить на мою победу, - засмеялся он, убирая палочку в карман и резко поднимая меня за шкирку с земли. – И вот что, мой дорогой и скользкий предатель, если ты еще раз отойдешь дальше, чем на два ярда, без прямого приказа, я скормлю тебя Нагини. – Он с непередаваемой нежностью посмотрел на парящую над кустами защитную сферу с заключенной в неё змеей. – Ясно?
- Да, мой Лорд. Простите меня.
- Я никого не прощаю. Никогда. За мной.
Я что-то пропустил, или он решил, будто я его домовой эльф?..
~*~*~*~
Приходит время, с юга птицы прилетают,
Снеговые горы тают, и не до сна.
Приходит время, люди головы теряют,
И это время называется «весна».
Валерий Миляев


Часть эвакуированных из Хогвартса слизеринских старшекурсников вместо того, чтобы убраться подальше, все-таки сочла необходимым действительно присоединиться к Темному Лорду. Это совпадало с его желанием, но никак не совпадало с моими ожиданиями.
В итоге первые часа полтора после начала сражения я был занят тем, что бегал в маске среди дерущихся и незаметно накладывал на своих студентов «Imperio».
В основном затем, чтобы, если они выживут, к ним потом ни у кого не было претензий.
А в частности - мне даже удалось нескольких лоботрясов отправить по домам.
~*~*~*~
К моему немалому удивлению Шеф вовсе не собирался принимать участие в осаде Хогвартса. Он даже не пошел на территорию школы, а принялся бессмысленно бродить по дороге в Хогсмид и обратно.
Я таскался за ним сзади, в двух ярдах, и находил в этом злорадное удовольствие. Его такой эскорт раздражал. Я смутно надеялся, что он меня прогонит и появится возможность выяснить, куда делся Драко.
Но он не прогонял.
Прошло, наверное, больше часа. Мне надоело бродить за ним туда-сюда, и, устав, я уселся на поваленное деревце у обочины. Мантии уже все равно, а меня никто не увидит. Темно, хоть глаз выколи.
Задумавшись о Драко, я не заметил, как Темный Лорд оказался прямо передо мной.
Я встал.
Он молча сцапал меня за мантию и резко притянул к себе.
- Рукав.
Нет, он точно решил, что я теперь домовик.
Хорошо это или плохо?..
Не дожидаясь, пока я среагирую, Лорд задрал мой левый рукав и, ткнув в метку палочкой, сказал:
- Снейп.
Что же он так злится-то?
Айс появился минуты через три и вид имел уставший. Даже любопытно, чем он в этой битве занимается.
- Вот что, Север, проводи-ка меня в Ашфорд.
А я?..
Они что, собираются бросить меня здесь?
Без палочки?
- Как прикажете, мой Лорд, - Айс поклонился и, подойдя, незаметно сунул мне в карман свою палочку.
Отлично.
Потом крепко взял Шефа за локоть, прикрыл глаза, и они исчезли.
~*~*~*~

Мир, вероятно, спасти уже не удастся, но отдель¬ного человека - всегда можно.
Иосиф Бродский


Я не знал, как предупредить Кеса, что у нас такие гости. Но он, видимо, в этом и не нуждался. Потому что стоял у камина и ждал.
Перстень я как надел в начале битвы, так уже не снимал и примостившегося на диване, но невидимого под маскировочными чарами то ли Фламеля, то ли Дамблдора определил сразу. Только не мог понять, кто из них там сидит.
- Здравствуй, Томми, - Кес слегка поклонился, напугав меня серьезностью. Как бы я ни сердился на его вечно шутовскую манеру держаться, вот так было гораздо хуже.
- Очевидно, я тоже должен поклониться? – холодно и невероятно зло спросил Шеф.
- Безусловно. Почему бы Князю, Укравшему Смерть, не поклониться Князю, укравшему жизнь?
- Жизнь ничего не стоит! – прошипел Лорд. – Ничего!
- Тогда зачем ты так держишься за нее? – вкрадчиво спросил Кес.
Мне захотелось исчезнуть. Спрятаться под маскировочными чарами. Навсегда. Сесть на диван рядом с тем, кто там сидит, и чтобы больше меня никто не видел.
Никогда.
Но спрятаться я не мог. А потому просто пошел и уселся на диван. Не прячась.
Я не обязан слушать их стоя.
~*~*~*~
Аппарировав домой, я снова обзавелся собственной палочкой. Потом накинул мантию-невидимку и аппарировал в Западное крыло Ашфорда, рассудив, что оттуда незаметно спуститься на Тревес будет гораздо проще, чем если я воспользуюсь Джойном.
В целом так оно и вышло. Было бы, конечно, очень здорово отдать Айсу палочку, когда Шеф уйдет, но они ведь наверняка уйдут вместе. Как пришли.
Я начал осторожно спускаться на Тревес.
Хотя можно было не волноваться. Лорд был слишком занят беседой.
- Вы все хотите моей смерти! – выкрикнул он как раз в тот момент, когда подо мной скрипнула ступенька. – Все вы!
- О да, - спокойно ответил Кес. – Потому я стою здесь и слушаю все это. Гончар всегда побеждает.
- Это сказки для детей.
- Нет, Томми. Это сказки для взрослых.
- Я уверен! – голос был наполнен бешеной злобой. – Он умрет!
- А я уверен в обратном.
- Отдай мой камень!
- Возьми его, если он принадлежит тебе.
- Ты! Ты мерзкий, отвратительный вор!
- Так у меня и не было никогда необходимости прикидываться невинным клептоманом.
- Я убью Поттера!
- Это он тебя убьет.
Я прокрался мимо них и направился к Айсу.
- И тогда ты пожалеешь!
- Слушай, Томми, ты, случайно, не третий сын?
- Я первый! – зло сверкнул глазами Шеф. – Я единственный наследник древнейшего рода!
- Я имел в виду твоего отца.
Айс вздрогнул, когда я сунул ему в руки палочку, но до нас все равно никому не было дела.
- Этого маггла?!
- Да.
- Какая разница?! – взорвался Лорд.
Я обогнул диван и устремился к лестнице. Такое ощущение, будто Кес знает, что я кружу тут по Тревесу, и изводит Лорда нарочно.
- Никакой. Есть народная примета… а впрочем, она маггловская, тебе не интересно.
- Какая еще примета?
- Третьи сыновья, они… везет им иногда, говорят.
- Мне не нужно бессмысленное везение!
- Да, конечно.
Шеф был в бешенстве, и в принципе можно было не волноваться, что он меня заметит. Так что я, плюнув на все предосторожности и спокойно поднявшись по лестнице, сел на верхней ступеньке посмотреть, чем все это кончится.
С одной стороны, надо бы найти Драко. Но с другой – где его сейчас искать? Спрятался, наверное. Не совсем же он дурак.
Вот сейчас уйдет Шеф, скажу Кесу, что ребенка потеряли. Нет его ни дома, ни среди сражающихся.
~*~*~*~
Я так увлекся разговором Темного Лорда с Кесом, что появления Фэйта не заметил, несмотря на перстень. И проследить, куда Фэйт делся я тоже не смог, потому что Кес вдруг сказал:
- Если ты убьешь Гончара - этот магический мир твой.
- Он уже мой!
- И я отдам тебе камень.
- Конечно, ты отдашь! - засмеялся Шеф. – Куда ты тогда денешься?!
- Если же Гончар убьет тебя, что в данных условиях неизбежно, по причинам, которые я изложил ранее…
- Ты уничтожишь мой камень?.. – спросил Лорд.
- Первая здравая мысль за обе твои бестолковые жизни.
Все-таки Дамблдор. Фламель не стал бы так нервничать, ему все равно.
Я подвинулся поближе и взял Альбуса за руку.
Он не только не был против, а вцепился в меня так, что стало больно.
- Не будет этого!
- Изволь меня дослушать! – рявкнул Кес, и, к моему невероятному удивлению Шеф молча поджал отсутствующие губы. – Если он тебя убьет, то я соглашусь использовать камень и еще раз восстановить твою никчемную жизнь.
- Ты дашь мне в этом нерушимую клятву, - отрывисто, как будто приказ, произнес Лорд.
- Севочка даст, - Кес очень ласково посмотрел на меня.
Я сжал челюсти, точно зная, что сейчас мне нужно промолчать.
Промолчать и не сказать, что я думаю. О них обоих.
Да нет – обо всех троих. Дамблдор-то так и сидит, впившись пальцами в мою ладонь.
Не помню, что еще в этой жизни далось мне тяжелее, чем промолчать в тот момент.
- Почему он? – резко спросил Лорд.
- А кто? Какую силу может иметь для меня нерушимая клятва? Ты, Томми, вообще о чем?
Я встал и, не чувствуя ног, подошел к ним.
Ладони, еще хранившей тепло руки Альбуса Дамблдора, коснулись ледяные пальцы Темного Лорда.
Я не верю тебе, Кес.
Не верю!
Почему я это делаю?!
Почему?!
И почему молчит Дамблдор?..
- …клянусь возродить Темного Лорда Волдеморта, если он погибнет в схватке с Гарри Поттером, - как в тумане повторил я за Шефом и посмотрел на него.
Чем он так недоволен? Ведь Кес ничего не попросил у него взамен.
Ничего!
- Аппарация открыта, Томми. До встречи.
- Прощай, - усмехнулся Шеф и аппарировал.
Как только он исчез, Дамблдор возник уже на полпути от дивана к нам. Подбежав, он схватил меня в охапку и прижал к себе.
Если я сейчас буду пытаться понять, что тут происходит, то сойду с ума.
- Думаешь, поможет? – с болью в голосе спросил Альбус, все еще удерживая меня в объятиях.
- Нет, - отрезал Кес. – Отпусти его, Альба. Даже меня напугал. – И он засмеялся. Потом сунул руку в карман моей мантии и вытащил оттуда часы Дамблдора. – Я позаимствую?
- Да, конечно, - я окончательно растерялся.
Альбус выглядел хуже, чем когда-либо. Хуже, чем в конце первой войны, и хуже, чем перед смертью.
- Кес, скажи мне, - как будто через силу произнес он, - кто из наших знакомых сумел побывать на том свете просто по делу и вернуться обратно?
- Люциус Малфой.
~*~*~*~
Я?!
Когда?..
Айс оглядел их и, ничего не сказав, аппарировал.
Дамблдор секунду смотрел на то место, где он только что стоял, потом упал на ближайший стул, закрыл лицо руками и… разрыдался.
~*~*~*~
Был на том свете?..
Вот прямо именно там?
Ходил по делу?
И не взял меня с собой?!
Даже не сказал ничего!
Я был потрясен.
Звуки сражения меня немного отрезвили, но не настолько, чтобы я смог думать о чем-то другом.
Если Фэйт там уже был, то… он должен знать, что там. И… он может согласиться.
А вопрос, согласится ли он составить мне компанию, если я соберусь умереть, был вообще основным, который я решал последние пять лет.
Но решить его окончательно можно было только опытным путем. А на это у меня не хватало храбрости.
Никогда не хватало.
И что же теперь?
Что значит «был и вернулся»?
Может быть, Кес пытался убить его и не смог?
Такое вполне могло быть. Если, например, Кес думал, что тогда и я не стану сомневаться.
Но… это так не похоже на Кеса.
Хотя Мерлин его знает.
Я все равно не знаю, что в действительности на него похоже, а что нет.
А Фэйта убью.
Как он смел ничего мне не сказать о таком?!
~*~*~*~

Проблема с судьбой в том, что она совсем не думает, куда суёт свои персты.
Терри Пратчетт


- Кес, я и предположить не мог… - чуть слышно прошептал Дамблдор. – Это ужасно. Прости меня…
- М-да. Положение патовое.
Я никак не мог взять в толк, что у них случилось.
- Надо… надо было сказать ему, что хозяин палочки - Гарри.
- Поверив, он не станет сражаться, и все это будет продолжаться до бесконечности. Нет уж, Альба. Давай закончим сегодня. Вы надоели мне с вашей возней до степени невероятной.
- Ты сам всегда говорил, что не бывает безвыходных положений!
- Не бывает. Но назвать твоего Гончара мы не можем, вашу войну пора заканчивать. Назвать Малфоя мы не можем тоже, потому что… ну, потому что это просто немыслимо. Остается Севочка. Вопрос закрыт.
- Это я виноват… - Дамблдор почти стонал. И я, наверное, впервые за всю жизнь не счел его лицемером. Он действительно страдал. Из-за Айса. Пожалуй, за это ему многое можно было простить. Не все, конечно, но… многое.
А остальное - за дружбу с Гриндельвальдом.
- Альба, защищать Малфоев - Севочкин долг перед Семьей. И он будет его исполнять. Хоть этому его никогда не нужно было учить. Это у него врожденное.
- Северус дал клятву активизировать последний хоркракс. Том не станет убивать его.
- Его мысленный путь, Альба, на редкость примитивен. Раз Севочка тебя убил, значит, хозяином палочки стал он.
- Меня обезоружил Драко. Драко Малфой.
- Вот этого Томми точно знать не следует. Если Севочке и дано было сделать что-либо для этого мальчика, так именно встретиться сегодня вместо него с Томми. В конце концов, это его долг. А долг, как я уже говорил, следует исполнять.
- Том убьет его.
- Заставить Севочку дать клятву – последнее, чем я еще мог ему помочь. Но Томми крайне неразумен в последнее время. Уверяю тебя, он решил, что я хотел его обмануть, доказывая невозможность победить Гончара. У него на лбу было написано, как он меня сейчас переиграет. Боюсь, что Севочке клятва не поможет, Альба. Вера Томми в Старшую палочку абсолютна.
- Почему ты не сказал, что видишь его насквозь?!
- Томми не любит, когда его мотивы слишком ясны желающим их увидеть. У него от этого начинается паника, а он и так нестабилен. Не стоит лишний раз его расстраивать, Альба.
- Он должен знать, что ему никого не обмануть.
- Зачем? Ты не понимаешь, что, срывая с него маску, убиваешь его?
- Это плохо?
- Так ты его никогда не убьешь. Разозлишь только.
- Его необходимо уничтожить, - тоскливо пробормотал Дамблдор. – Необходимо.
- Ты так желаешь его смерти?
- Н-нет, но…
- Возмездия?
- Наверное. Он убийца, Кес.
- Мы все убийцы, Альба. Ты, я, Севочка. Шляпник твой. И ничего, живем. И даже не сильно переживаем.
- Говори за себя.
- Извини, - усмехнулся Кес.
- Но ведь на крайний случай ты сможешь отдать ему Наследство. Разве нет?
- Не хотел я, чтобы все так закончилось, Альба. Никогда не хотел.
- Том не убьет. Ему ведь не надо убивать, ему надо победить. Он побоится лишить себя последнего шанса!
- Он кто угодно, только не трус.
- Вся его деятельность от трусости.
- От жажды признания, - покачал головой Кес. - Если Томми чего-то еще не демонстрировал, так это трусости или пассивности.
- Он боится любить. Боится привязанностей и всего, что с этим связано. Он боится быть человеком. Отсюда и страх смерти. Это, в сущности, страх жизни, поскольку смерть есть органичная и неотъемлемая часть жизни. Вот и все.
- Слишком просто, не находишь?
- Ты, конечно, не согласен.
- Нет. Он любит тех, кто его окружает. Как может. И часто больше, чем они его.
- Это настолько… Я не верю, что ты действительно так думаешь.
- Ему ничего не нужно, кроме признания, Альба. Тому, кто восхищается им, он готов простить что угодно, даже предательство. Потому что он привык к предателям. Он вообще не знает, что может быть иначе. Дорога любви обязательно идет через самопожертвование, и Томми давно уже оставил на ней все, что у него было. Бездарно, но оставил. Ради того, чтобы его хоть кто-нибудь любил. Пускай за силу и величие. Он просто не знает, за что еще могут любить. Он презирает магглов, потому что их мир оказался ему не по зубам. Они вырастили его из милости, не понимая и не принимая. Он там никто. А здесь, у вас, он Темный Лорд. Вы - его игровой зал, его арена. У вас не найдется ни одного человека, который не знал бы, кто такой Лорд Волдеморт. И вы еще лет сто так и будете бояться произносить его имя. И за это он любит вас. По-своему.
- Ты… издеваешься?..
- Да. Но ни одного контраргумента ты привести не сможешь.
- Смогу. Крокодил тоже любит окружающих. Практически всех.
- Да уж, - усмехнулся Кес. – Приходится признать, что голодное сердце намного хуже голодного желудка. Сдаюсь.
Похоже, я наслушался достаточно. Они Айса попросту разменяли.
На троих.
Моего Айса.
Как только Лорд до него доберется, он его убьет.
Хозяин палочки. Я так понимаю, что речь о той самой палочке, которую Шеф забрал из могилы. Он-то, конечно, считает, что ее хозяин - Айс. Кто победил, того и палочка. Не всегда, конечно, но часто. Про Драко Лорд, к счастью, не знает, а при чем тут Поттер - вообще, выше моего понимания.
Но это и не важно.
Почему же они не предупредили самого Айса?
Неужели ему нельзя сказать об этом?
Наверное, если бы было можно, Кес сказал бы.
Но мне обижаться не приходится. Он отправил своего наследника умирать за моего. Я не знаю, как у Айса, а у Драко шансов не было бы точно.
Но ведь Шеф не может его убить. Вон пентаграмма так и сверкает в углу.
Айса надо хотя бы предупредить.
Он-то должен знать, что там с этими палочками.
~*~*~*~
В настоящей трагедии гибнет не герой — гибнет хор.
Иосиф Бродский


В Хогвартсе творилось что-то умопомрачительное. Они так камня на камне не оставят. Если Флитвик и Минерва погибнут, кто это все будет восстанавливать, хотел бы я знать.
От мрачных мыслей меня отвлек отряд парт, пронесшийся по коридору и клином врезавшийся в стаю уже заползших в замок акромантулов.
Я вжался в стену.
Надо было у Фэйта мантию-невидимку забрать.
Дрались буквально в каждом коридоре. В классы я даже не заглядывал. Что-то взрывалось и горело, Хогвартс содрогался от размеренных ударов, как будто осаждающие великаны догадались использовать таран.
Надо было уходить.
Я спустился по мраморной лестнице к выходу и споткнулся. Посмотрев под ноги, обнаружил зеленый изумруд. Камни валялись по всему холлу.
Вот и нашему счетчику конец.
Пойти, что ли, попробовать еще раз переплыть озеро.
Сейчас самое время.
На улице я оглушил руководящего великанами Долохова и двоих собственных студентов. Под шумок отволок всех троих подальше от сражающихся и направился к озеру.
В конце концов, чем эта ночь хуже любой другой. Разве что Минерва слишком занята, чтобы мне мешать.
~*~*~*~
Самые злые колдуны как раз и получаются из самых перепуганных мальчиков.
Макс Фрай


Вернувшись в этот сверкающий кошмар, я все-таки попробовал сунуться в Хогвартс, но прорваться туда оказалось нереально. Снаружи школу осаждали великаны и акромантулы, а о том, что там внутри, даже страшно было подумать.
Я так и не смог спросить Кеса про Драко. Это было слишком…
В детстве Айс сказал бы «неэтично».
Я подумал, что давным-давно не слышал от него этого слова. Наверное, он перестал им пользоваться, когда понял, что оно означает.
- Ты опять непонятно где был, Люциус.
Господи, как он меня находит?!
- Вы бросили меня на дороге. Одного. Без палочки.
- Да? – он вынул из моих рук палочку, на этот раз спокойно, и опустил в карман собственной мантии. – Так где ты был?
- Дома, - буркнул я. – За палочкой ходил.
- Как, если не секрет?
Ну откуда в тебе столько занудства, а? Мой Лорд.
- У меня был портключ.
- Покажи.
Да что же это такое?!
- Я его дома оставил. Он же не нужен, раз есть палочка.
- Люциус, ты неисправим, - мне даже показалось, что он засмеялся. – Зачем же ты брал его в первый раз? Ведь палочка у тебя была.
Такая мелочность вам не к лицу, между прочим.
Лорд пристально смотрел мне в глаза, но я надеялся на лучшее. Про собственный имидж он любил послушать всегда. И даже принимал к сведению. Иногда.
Пауза затягивалась.
- Но я действительно ходил домой за волшебной палочкой!
- Я верю. Иди сюда, будем аппарировать в Хогсмид.
Зачем?..
А как же Драко?
- Я н-не могу.
- Ты… что?
- Мне нужно найти Драко, - я беспомощно посмотрел на дымящиеся окна замка.
- Где ты собрался искать этого бестолкового мальчишку? Не выдумывай.
- Но…
- Замолчи! – разозлился он. – Кому он нужен? Нашел из-за чего спорить! У тебя еще может быть сколько угодно сыновей, если это так необходимо.
Он сдурел?..
Надо заставить его остановить сражение.
Но как?!
- Живее иди сюда!
Аппарировать, значит, хочешь?
Ну что ж, давай аппарировать.
Я подошел к нему и осторожно обнял за талию. Кто его знает, еще второй глаз подобьет. Но Лорд, видимо, решив, что я боюсь потеряться, тоже обхватил меня покрепче.
Он был прав.
Я еще совсем не старый человек, хотя и побывал в куче мелких стычек и сражений.
Да и не только. Я много где успел побывать.
Но никогда еще у меня так не замирало сердце от ужаса и восторга, как в тот момент, когда я во время аппарации вытаскивал у него из кармана свою волшебную палочку.
Мы оказались в какой-то грязной хибаре. На стенах ободранные обои, все окна кроме одного заколочены, на полу слой пыли и мусора, все вокруг переломано. Звуки сражения стали далекими и приглушенными. Сквозь единственное открытое окно виднелись вспышки оттуда, где находился Хогвартс, но в остальном комната была погружена во мрак. Шеф взмахом руки зажег единственную масляную лампу и погрузился в раздумья, разглядывая палочку, которую катал в пальцах.
Зачем ему битва?
Зачем ему замок?
Он сотню раз мог захватить его тихо и бескровно, как захватил Министерство.
И почему, почему не хочет отпустить меня искать Драко? Если бы можно было уйти хоть на пять минут, я успел бы попросить Кеса.
Надо было все-таки сделать это.
Зачем я ему? Он решил держать меня как заложника? Чтобы потом получить свой камень?
- Мой Лорд. - Он обернулся. - Повелитель… мой сын… пожалуйста…
- Если твой сын погиб, Люциус, это не моя вина. Он не присоединился ко мне, как остальные слизеринцы. Может, он решил свести дружбу с Гарри Поттером?
Ну, давай еще и с этой стороны укуси. Отсюда еще не кусал.
- Нет, - прошептал я, - никогда.
- Надейся, что нет.
Как же тебя заставить отпустить меня?
- А вы… вы не боитесь, мой Лорд, что Поттер может умереть не от вашей руки?
За это я получил злобный угрожающий взгляд.
Нет уж, я договорю. Нападешь – тебе же хуже. Я не позволю Кесу выпустить тебя из пентаграммы, пока не найду Драко. И он со мной согласится. Вот увидишь.
- Не будет ли, простите, благоразумнее остановить битву, прийти в замок и найти его самому?
- Даже не мечтай, Люциус. Ты хочешь прекратить битву, чтобы узнать, что случилось с твоим сыном. А мне не надо искать Поттера. До исхода ночи Поттер сам придет искать меня.
Все-то ты знаешь.
Ты только не знаешь, как спасти себя.
И не узнаешь никогда.
Отпусти меня, урод!
Он снова взглянул на палочку в своих руках и вдруг сказал:
- Пойди, найди Снейпа.
Что?..
- Снейпа, м-мой Лорд?
- Снейпа. Немедленно. Он мне нужен. Есть одна... услуга, которую он должен будет мне оказать. Иди.
Все-таки боишься проиграть.
Прямо сейчас, что ли, Айс станет тебе эту услугу оказывать?
Шеф совсем сбил меня с толку.
Зато отпустил.
Я бросился в темноту, споткнулся, но падать было некогда.
Какую услугу он хочет от Айса? Не может быть, чтобы сразу возрождения.
О чем он думал, стоя у грязного окна и разглядывая палочку?
Палочку…
Я выбежал на улицу и аппарировал на Тревес.
- Сева нет? – сходу выпалил я.
- Нет, - спокойно ответил Кес. Он в одиночестве стоял у пентаграммы и на меня, как всегда, даже не посмотрел.
- Его Темный Лорд ищет.
- Прекрасная новость, - Кес не спеша обернулся. – Хочешь, я тебе за нее голову отрежу? Прямо вот здесь, на столе?
- Мне-то за что?! – заорал я, попятившись назад. – Это все твой Дамблдор!
- Закрой рот.
Я закрыл.
Кес считает, что я виноват?
В чем?..
- Люци, иди отсюда. К чертовой матери, не в обиду тебе будет сказано.
- Ну нет! Я же вижу, что ты винишь меня! Что я такого сделал?!
- Просто уходи. Потом придешь. Когда все это закончится.
- Вы прямо тут втроем договорились его убить, а я, значит, в этом виноват! Так?
- Прошу тебя, - настойчиво сказал он, - оставь меня в покое.
- Что я могу сделать?
- Ты уже все сделал.
- Почему ты сказал Дамблдору, что я был на том свете и вернулся?
- Знаешь, Люци, - он немного ожил и даже усмехнулся. – Думаю, ты будешь последним, что перестанет меня в этой жизни удивлять.
- Ответь мне.
- Потому что так оно и было.
- Чем я навредил Севу? Ответь сейчас же! Немедленно!
- Или что? – с откровенным любопытством спросил он.
- Или клянусь, я сейчас сам скажу Темному Лорду, что Дамблдора обезоружил Драко, а Драко – Поттер! И мне плевать, чем все это закончится! Не будет сражаться - и не надо!
В такой ситуации ничего глупее, чем угрожать, наверное, невозможно было придумать.
- Возьми, - Кес вынул из кармана и протянул мне часы Айса.
- Что они показывают?
- Сложно сказать, - Кес пожал плечами. – Каждому свое. Но в целом - пути оптимальных решений.
Я с сомнением поглядел на стрелки и планеты. Они плавно плыли по кругу и ничего особенного мне не показывали. К стыду своему, я по этим значкам и планет-то, кроме Солнца и Марса, определить не мог. Ну, Луну еще знал.
- Так в чем я был неправ?
- В бездумном потакании своим желаниям, полагаю. А теперь уходи. Прямо сейчас.
- Не уйду.
- Люци, ну будь же благоразумен! А цепочку намотай на руку и не выпускай, - он кивнул на часы в моих руках.
- Никогда?
- Пока все не закончится. Потом отдашь Севочке. Это его вещь. И уходи, пожалуйста, а то теперь я ничего не успею.
Хорошо, что не добавил: «Если будет кому отдавать».
Я аппарировал к воротам Хогвартса в абсолютно разобранном состоянии.
Почему Кес считает, будто Айс может погибнуть оттого, что я всегда потакаю свом желаниям?
Что я сделал такого, чего Кес не одобрял?
Ну, вообще-то ему не нравилось почти все, что я делал по собственному почину. Это Айса он всегда хвалил. А на меня только ругался.
Стараясь не попадаться никому на глаза, я накинул мантию-невидимку и побрел вдоль озера, с той его стороны, где никто не сражался.
Шеф подождет. Как он себе представляет, я смогу найти ему Айса в таком бедламе, да еще и без палочки?
Я мог представить любой поворот событий, у меня всегда хватало воображения. Но только не то, что Кес и Дамблдор позволят Лорду убить Айса. Дамблдор всегда был мерзавцем. С Шефа тоже взять нечего, но Кес… «Старый аккару».
Хорошо, я все понимаю. Конечно, Кес на меня злится.
Что он мог сделать?
Ничего.
Молча поменял своего наследника на моего.
Ни слова не сказал.
Как он Айсу говорил? «Следующий ход не мой».
Он свой ход сделал. Закрыл своим ферзем моего. Теперь моя очередь.
Только так, кажется, не играют.
Мерлин, как же я ненавижу шахматы.
Страх, необратимые процессы и шахматы.
А еще я ненавижу шахматистов. Всех.
Они же друг друга постоянно просчитывают. Все варианты.
Стратеги.
Тактики.
Я никогда не мог понять, чем отличается тактика от стратегии.
Какая разница?
Это - стратегически неправильно.
То – тактически неверно.
Ну и что?
Все их «правильные» ходы в итоге заканчиваются если и не крахом, то очень сложной и двусмысленной победой.
И зачем мне это?
Два равных по силе противника не закончат такую игру никогда.
Или закончат ничем.
Или уничтожат друг друга. Не обязательно физически. Если Кесу для уничтожения Темного Лорда придется пожертвовать Айсом, то это будет не просто проигрыш. Это будет абсолютный провал.
Меня никогда не устраивали такие варианты. Для этого должен быть интересен сам процесс.
А мне по-настоящему интересен исключительно процесс сидения перед камином с коробкой шоколада и бутылкой виски. Во всем остальном – только результат.
Потому что процесс вот такого стояния холодной майской ночью на берегу озера в рваной мантии, в ожидании смерти самых близких людей ни одного нормального человека не привлечет, как Айс говорит, «по определению».
Но если все время помнить, что сегодня этот кошмар должен закончиться навсегда, то я готов и постоять. Посмотреть на дымящиеся окна кабинетов, в одном из которых может лежать мой давно уже мертвый сын.
Я отогнал эти мысли.
Каждый из них все просчитал.
И Айс наверняка тоже.
Вот оно, самое главное.
И самое страшное.
Он тоже просчитал и поэтому согласен. Ему, так любящему эти отвратительно ровные, прямые клетки, даже в голову не приходит, что он вовсе не обязан соответствовать их строгому построению. Скажи ему сейчас: «Беги, дурак», разве он послушает? Нет конечно. Как же! Ведь тогда он нарушит стратегию, тактику, всю эту никому не нужную четкость.
Он не сможет. Он пойдет к Лорду и умрет там, потому что решит, будто так и надо.
Может быть, так и надо.
Но точно не мне.
И не Кесу.
Я уверен.
~*~*~*~
Переплыть озеро было нельзя. У берега русалочий народ пытался сражаться с пауками, впрочем, как-то вяло. С тем, что творилось в замке, даже сравнивать не стоило. Но и лезть сейчас в воду смысла не было. Утопят и не заметят.
Надежда отыскать в этой свалке Поттера была довольно эфемерна. Даже с помощью перстня.
Я отправился вдоль берега, время от времени, обнаруживая среди дерущихся студентов или бывших студентов. И среди уже не дерущихся тоже.
Сколько же жизней унесет эта ночь?..
И куда делся Фэйт?
~*~*~*~
Гений стреляет в цель, которую не видит никто. И попадает.


Я пришел в себя, когда кто-то снял с меня капюшон. И в первую секунду страшно испугался, что это опять Шеф.
Но нет. Передо мной стоял Айс. Собственной персоной. И глаза у него были злющие.
Ему-то я чем не угодил?
- Повелитель ждет тебя в Хогсмиде. Пойдем?
- А что у вас с лицом, лорд Малфой, позвольте узнать? И вообще…
Он сдернул с меня мантию-невидимку и, отойдя на шаг, осветил палочкой изодранную одежду.
- Фэйт, с кем ты успел подраться?! Только не говори, что в глаз ты получил от акромантула.
- Почти.
- А что Темный Лорд хочет?
Он хочет тебя убить.
И все знают об этом.
Все!
Кроме тебя.
Я до боли в пальцах сжал в кармане его часы.
Что бы я ни сказал сейчас Айсу, он все равно пойдет только вперед.
- Говорит, будто ты должен оказать ему какую-то услугу.
- Уже? – засмеялся Айс. – Он умер?
- Не ходи туда.
- Да нет, идем, раз ждет. – Он оглянулся на Хогвартс. – Может быть, удастся заставить его прекратить все это.
- Не удастся, я уже просил.
- Ты так и не выяснил, где Драко?
- Нет.
- Понимаешь, мне нужно… А Гарри Поттера ты не видел?
- Да никого я не видел!
Кроме Кеса. Который сказал, что ты умрешь, оттого что я всегда следовал своим желаниям.
Но ведь это тебе вряд ли интересно.
Мы направились по дороге в Хогсмид, даже не думая аппарировать. Айс молчал, а я пытался остановить волнами накатывающую панику и что-то придумать.
Хоть что-нибудь!
~*~*~*~
Перстень я не снимал и прекрасно знал, что Фэйту страшно. Так, как, наверное, не было никогда в жизни. И меня злило, что я ничем не могу помочь. Ему нужно найти Драко, мне – Поттера. Ни того ни другого мы сделать не можем.
Какой-то на редкость неудачный день.
Но Фэйта надо как-то отвлечь, ему слишком плохо.
~*~*~*~
- Кес говорил, будто ты там был, - вдруг сказал Айс.
- Где?
- Не знаю. Там, где… смерть.
- А больше он тебе ничего не говорил?
Несчастный болтун!
- Не мне, - по голосу казалось, что Айс сильно расстроен. – Он говорил Дамблдору, я просто услышал. Фэйт, это правда?
- Не знаю. Кес так считает.
- А почему ты не взял меня с собой? – он остановился.
Как не взял?
- Я отвечу, если это будет последний вопрос.
- Хорошо, - он кивнул.
- Мы с тобой были там вдвоем.
~*~*~*~
Наверное, Фэйт не особо поверил обещанию больше ничего не спрашивать, потому что вдруг замер и испуганно вцепился мне в плечо.
- Айс, - горячо зашептал он, - тяни время. Тяни, пока сможешь. Заставь его болтать. О чем угодно. О его величии, о непобедимости, о том, как он убьет Поттера, о несчастном детстве и грандиозных планах на будущее. Тяни, сколько получится!
Или я совсем не знаю Фэйта, или это она. Одна из его сумасшедших идей.
- Айс, ты понял?!
- Ну, хорошо, я попробую. Ты придумал, как найти Драко?
- И это тоже, - быстро проговорил Фэйт. - Лорд в Визжащей хижине. Ждет тебя. Ты только не торопись.
Вообще-то мне нужно не беседовать с Шефом о его величии, а попытаться найти Поттера. Но и к Шефу надо заглянуть.
На всякий случай.
~*~*~*~
Когда Бог создавал время, он создал его достаточно.
Ирландская пословица


- Будь аккуратнее, - сказал мне на прощание Айс и исчез в темноте.
Я торопливо вытащил часы.
Не могу сказать, что когда-либо занимался на Астрономической башне чем-то кроме того, чем там обычно занимаются. Во всяком случае, все нормальные люди. Айс не считается.
В общем, по-моему, это был Плутон. Все стрелки сбились, показывая на него, и слегка подрагивали.
Вот, пожалуйста. Даже у часов истерика.
Так, спокойно. Я все решил. А часы мне Кес отдал, чтобы это успеть.
Осталось только сделать.
И как можно быстрее.
Почему же Кес прямо не сказал, что можно попытаться вернуть Тень?
Не сказал, потому что считает это опасным.
И, кстати, невозможным. Он и тогда-то был недоволен, что я так далеко забрался.
Я аппарировал в Имение и через Джойн попал в свою библиотеку, навсегда оставшуюся в Восточном крыле Ашфорда.
«Он не знал, что это невозможно».
Я не понимаю, почему это невозможно.
Почему не получится во второй раз, если получилось в первый?
Другое дело, что Гильгамеш на меня обиделся.
Здорово, наверное, обиделся. Я и обманул его, и предал, и подставил.
Но теперь уже неважно. Его придется обмануть еще раз.
Какой же я все-таки законченный идиот!
Конечно, Кес имел в виду именно это, когда дал понять, что в смерти Айса не будет виноват никто, кроме меня.
«- Я сделал правильно.
- Ты сделал, как тебе хотелось».
Все оказалось наоборот. Только Гильгамеш мог как следует присмотреть за Айсом. У него был личный мотив. Да еще какой! Больше всего на свете Тень хотела жить.
Значит, и Айс хотел.
Даже интересно, почему Гильгамеш так загорелся идеей отправиться со мной на тот свет. Получается, что и Айс так или иначе этого хочет.
Повод серьезно задуматься, на самом деле.
Кажется, я что-то сильно в этом месте пропустил.
Хорошо, сейчас все равно не до того.
Я лихорадочно рылся в книгах, потому что даже приблизительно не помнил, как это делается.
Ничего, вспомню. Главное – желание.
А у меня оно есть.
А ведь еще Драко. Если он погибнет, то кому все это вообще будет нужно? Нарси с ума сойдет.
Но для Драко я сейчас ничего сделать не могу, в школу не попасть. А вот Гильгамеш нашел бы его там в секунду. Кес не помогал Айсу избавиться от Тени, потому что лучшего защитника не найти. А я…
Ладно, о том, какой я дурак, можно будет подумать после.
И о Драко после.
Он не умрет.
Должна же у него быть какая-нибудь звезда.
Пусть не самая яркая, но хоть какая-нибудь! Сегодня ей придется поработать. А мне остается Айс. Потому что если я не успею, то он погибнет точно. Все его звезды сегодня в запое.
Так, очевидно, Гильгамеша можно попробовать найти там, где я его оставил.
Или нельзя?
Не станет же он сидеть на берегу и ждать меня четыре года. Хотя что ему четыре года, разве это срок? И потом, он все-таки царь.
Если он действительно царь, то он меня простит.
А если нет… если нет, то он… оставит меня там?
Не оставит. Он тоже хочет жить.
Значит, вернемся.
~*~*~*~
Я не стал аппарировать, а так и продолжал идти по темной дороге в Хогсмид. Что Шефу может быть нужно?
Отчаянно хотелось домой.
Но ведь я так и не переплыл озеро.
Значит, еще рано.
Надо найти Поттера, отдать ему воспоминания - и домой.
- Вот ты где, – Крис спикировал мне на плечо.
- Ничего не получится. Темный Лорд далеко не слепой.
- А я туманом. Князь велел.
Такое ощущение, что все что-то знают, а я не знаю.
Очень сильно ощущение.
И называется оно - «паранойя».
~*~*~*~
Часто одной только смелости мало, нужна еще на¬глость.
Станислав Ежи Лец


- Я не виноват, ваше величество. Вот честное слово Малфоя даю, не виноват! Клянусь, я мечтал остаться с вами.
- Ты пришел остаться?
- Нет, я хочу увести вас обратно.
- Но ведь я теперь не могу, - он взволнованно поднялся на ноги. – Я не могу сам пройти.
- Со мной сможете.
- Наверное, да. Если ты пока не умер. - Он посмотрел вопросительно: - Ведь ты не умер?
Хороший вопрос. Очень надеюсь, что еще нет.
- Не знаю, - честно признался я.
- Сейчас проверим, - он схватил меня за руку.
«Не знал, что это невозможно».
Надо все-таки будет потом выяснить у Кеса, что тут невозможного.
Столько пропускать нельзя.
Да и просто опасно.
~*~*~*~
А я думал, я все думал -
Убивать, не убивать?
Геннадий Шпаликов


Я не представлял, что Лорду может быть от меня нужно.
Отчет о битве?
Или что-то другое?
- Ты заставил меня ждать, Север.
- Мой Лорд, сопротивление слабеет…
- И без твоей помощи там вполне обойдутся. Мы почти там… почти…
Я не снимал перстня и точно знал, например, что Крис мечется вокруг хижины, но внутрь попасть не может. На ней, наверное, какая-нибудь хитрая защита стоит. Мне всегда тут не везло.
Потому что если такую защиту поставил Шеф, то все очень плохо.
Но у нас и кроме Криса публики хватало. Я не знал, как Альбус это сделал, но Поттер был совсем рядом. И не один. Впрочем, это не имело значения. Он всегда не один.
Мы все здесь. Темный Лорд, я, Поттер и Нагини.
К тому же мальчишка хочет напасть.
Только об этом и думает.
- Позвольте мне найти Поттера и привести к вам. Я уверен, что найду его, мой лорд. Прошу.
Как фокусник, могу прямо сейчас из стены вытащить. Ведь он в трех ярдах. Сидит себе тихонько и думает, как с тобой разделаться.
А мне потом обратно собирать, черт бы побрал Кеса.
- У меня проблема, Север, - мягко сказал Лорд.
Что, всего одна? Вам явно не хватает воображения.
- Мой Лорд?
Он поднял палочку, которую украл у Дамблдора.
- Почему она не работает в моих руках, Север?
Потому что красть нехорошо.
Но ведь не это же ты хочешь от меня услышать.
- Но… мой Лорд? Вы творите этой палочкой выдающиеся чары.
- Нет, - ответил он. - Я колдую как обычно. Я - выдающийся маг, но эта палочка… нет. Она не открыла мне обещанных чудес. Я не чувствую разницы между этой палочкой и той, что получил от Олливандера много лет назад.
Да мне и не нужно тянуть время. Любимый Повелитель, как всегда сам прекрасно справляется.
- Никакой разницы.
И что я теперь должен делать?
Шеф принялся расхаживать по комнате.
- Я долго и серьезно думал, Север… Знаешь, почему я вызвал тебя из битвы?
Лучше скажи, почему у тебя змея в сфере? Думаешь, ей это поможет? Наше чудо четырехглазое в двенадцать лет василиска зарезало.
- Нет, мой Лорд, но я умоляю вас позволить мне вернуться. Нужно найти Поттера.
- Ты говоришь как Люциус.
Фэйту-то зачем мальчишка понадобился?..
- Никто из вас не понимает Поттера так, как я. Его не надо искать. Он придет ко мне сам.
Это точно. Он уже пришел.
- Видишь ли, я знаю его слабости, его самый главный изъян. Ему ненавистно видеть, как окружающие люди убивают друг друга.
Какие у ребенка очаровательные слабости. А еще он наглый, самовлюбленный позер. Но в этом вы слишком схожи.
Вообще-то, любому нормальному человеку не очень приятно, когда окружающие друг друга убивают.
- Ненавистно знать, что все происходит только из-за него. Он захочет остановить это любой ценой. Он придет.
Замолчал. Подтолкнуть, что ли?
- Но господин, его может случайно убить кто-то другой.
- Я дал Упивающимся Смертью совершенно ясные распоряжения. Схватить Поттера. Убить его друзей - чем больше, тем лучше, - но не убивать его. Но я хотел поговорить о тебе самом, Север. Ты был необычайно полезен мне. Необычайно.
О боже.
- Мой Лорд должен знать, что я жажду лишь служить ему.
Молчит.
Что ж, начнем сначала.
- Но позвольте мне пойти и найти мальчишку, мой Лорд.
- Я уже сказал тебе: нет! - отрезал он, разозлившись. - Сейчас меня заботит, Северус, что произойдет, когда я наконец встречусь с ним!
Как? Вас наконец-то озаботил этот вопрос? Не рано ли?
Только не смеяться, только не смеяться. Убьет.
- Мой Лорд, разве могут быть сомнения?..
- Сомнения есть, Северус. Есть.
Все-таки Кес - дятел. Пробил даже такое.
- Почему обе палочки, которые я использовал, подводили меня, стоило направить их на Гарри Поттера?
Это ко мне вопрос?
- Я не знаю, мой Лорд.
- Значит, нет?
А что, должен?
Почему же он так злится?..
- Моя тисовая палочка делала все, что я требовал от нее, Север. Но она не убила Гарри Поттера.
Конечно, не убила. Это все равно, как если бы Гриндельвальд убил Дамблдора. Навсегда остался бы без Шляпы.
- Дважды подвела меня.
Всего-то?
Негусто. Попробуйте еще раз. Вдруг получится.
Я старался не смотреть ему в глаза. Ни одной мысли, которую я согласился бы показать, у меня все равно не было.
- Олливандер рассказал мне об одинаковых сердцевинах, сказал взять другую палочку. Я так и сделал, но палочка Люциуса сломалась.
Да о Поттера и кочергу немудрено сломать. Не то что палочку Фэйта. Она была довольно изящна, насколько я помню.
- Я нашел третью палочку, Северус. Старшую палочку, Палочку Судьбы, Палочку Смерти. Я забрал ее у прежнего хозяина. Я забрал ее из могилы Альбуса Дамблдора.
Пауза затянулась.
Пришлось оторваться от разглядывания Нагини и посмотреть на Шефа.
- Мой Лорд, позвольте мне пойти за мальчишкой.
- Всю эту ночь, на пороге победы, я провел здесь…
Как вы забавно стали включаться, мой Лорд.
- Я все гадал, почему же Старшая палочка отказывает быть тем, чем должна, делать то, что, как гласит легенда, она должна делать в руках законного хозяина… и, думаю, я нашел ответ.
По-моему, Фэйт волновался зря. Такими темпами мы и до завтра не закончим.
- Может быть, ты уже знаешь его?
Я? Ваш ответ?
- В конце концов, ты умный человек, Север. Ты был хорошим и верным слугой, и я сожалею о том, что должно произойти.
И он опять замолчал.
Надо было Фэйта сюда отправить. Он под такие рассказы даже спать умудряется.
- Мой Лорд?
- Старшая палочка не служит мне как должна, Север, потому что не я ее истинный хозяин. Она переходит к магу, который убил ее предыдущего владельца. Альбуса Дамблдора убил ты. И пока ты жив, Старшая палочка не станет по-настоящему моей.
Вот. Так. Ну.
Сюрприз…
То-то Кес был не в восторге от решения Альбуса оставить мне такое сокровище.
Неужели об этом знал даже Фэйт?..
«Тяни время».
Куда уж дальше-то?
- Мой Лорд!
- Другого пути нет, Север. Я должен получить эту палочку. И тогда я наконец получу и Поттера.
Нет, не надо было Фэйту сюда идти.
Совершенно точно не надо.
Я равнодушно отметил про себя, как Крис с размаху ткнулся снаружи в оконное стекло. Глупо. И так уже ясно, что ничего не выйдет.
Ну так сделай это. Убей меня сейчас. Тогда уже ничто не будет иметь значения. Кес уничтожит и тебя самого, и твой камень. Ведь заставив меня принести клятву, он дал тебе шанс. Тебе. Мне-то все равно умирать.
Может, так оно даже и к лучшему.
Альбус прав, есть вещи пострашнее смерти.
Не я первый, не я последний.
К черту.
Темный Лорд взмахнул палочкой, и, не в силах оторвать взгляда от накрывающей меня сверху сферы с Нагини, я успел подумать: как странно, что Кес не поторопился с Наследством. Ведь он все знал.
~*~*~*~
Я даже примерно не представлял, сколько прошло времени. В первый раз подобное путешествие заняло пару дней, но я никуда и не торопился. А сейчас… Я сидел на полу в своей библиотеке и радовался хотя бы тому, что снова смог вернуться.
Надо будет потом спросить все-таки, почему Кес считает такие путешествия невозможными. Если очень нужно, так почему бы и нет.
- Ты говорил, мы можем опоздать.
Гильгамеш резко поднял меня с пола.
- Люци! Какая тварь набила тебе морду?!
Отлично. Он здесь.
Во-первых, я его привел, а во-вторых, Айс жив. Иначе не было бы его здесь.
- Один старый приятель.
- Ну у тебя и приятели!
- Бывает.
- Надеюсь, у него тоже физиономия не лучше.
- Даже не беспокойся. На него вообще смотреть невозможно.
- Тогда хорошо, - удовлетворенно вздохнул Гильгамеш. – Как думаешь, Сев не очень мне обрадуется?
- Думаю, очень. И ты бы поторопился.
- Ругаться опять начнет, расстроится…
Раньше его это никогда не смущало. Почему волнует теперь?
- И вот что, - сказал я, пока еще было время, - ты после того, как повидаешься с Севом, посмотри, как там дела у Драко.
- Да что у вас тут творится?! – рявкнул он, растворяясь в воздухе.
Больше всего на свете мне хотелось сесть обратно на пол. И больше никогда не вставать.
Но это было невозможно.
Теперь следует найти Нарциссу. Надеюсь, в сражение они ее не пустили. На Белл надежды, конечно, не было, но Эйв и Уолли мне обещали.
~*~*~*~
Выстрел, дым, сверкнуло пламя,
Ничего уже не жаль.
Я лежал к дверям ногами -
Элегантный, как рояль.
Геннадий Шпаликов


За последние двадцать лет я настолько часто представлял себя с чужими зубами в горле, что считал такую смерть практически само собой разумеющейся. Только вообразить, что зубы будут змеиные, мне как-то никогда не удавалось.
- Я сожалею об этом, - раздался надо мной холодный голос.
А я нет.
Зажимая горло руками, я изо всех сил старался дождаться, пока он уйдет. В трех ярдах Поттер, а у меня его воспоминания.
Надо же отдать.
Лорд, не обернувшись, быстро вышел из комнаты, и Нагини поплыла за ним по воздуху.
Зарежет мальчишка твою змею. Что хочешь поставлю - зарежет.
Хотя что мне теперь ставить.
Как странно все сложилось.
«Только постарайся ее не потерять».
Ну, извини.
Не получилось.
Да я и не старался особо. Что так, что иначе, большой разницы нет. Все равно зубы в горле.
Поттер уже стоял, нагнувшись надо мной, когда снял мантию-невидимку. Я ухватил его окровавленной рукой за ворот и притянул к себе.
- Возьми… это…
Он был напуган, крайне растерян и, по-моему, ни черта не понял.
- Возьми… это…
Учитывая, что никаких иных желаний у меня в этот момент не было, палочка не понадобилась. Воспоминания сами потекли из носа, глаз и ушей, прохладные и как будто шелестящие. Нос невыносимо зачесался.
Стоявшая рядом с Поттером Грейнджер наколдовала фляжку, и мальчишка дрожащей в руке палочкой собрал в нее все, что мне удалось отдать. Я отпустил его.
Посмотри на меня.
Ну посмотри же!
Скорее!
Я должен быть уверен, что ты все сделаешь правильно.
Но он только оглядывался, проверяя, не потерялось ли какое-нибудь воспоминание.
До чего же бестолковый.
- Посмотри… на… меня…
Впившись в его испуганные глаза, я сразу обнаружил и кабинет Дамблдора, и стоявший там на полке думоотвод.
Все в порядке. Он знает что делать.
Ну ты и дурак, мой Лорд…
~*~*~*~


Глава 14. V. Симфония абсолюта (часть 4)

Если вы решили убить человека, ничего не стоит быть вежливым.
Уинстон Черчилль


Нарцисса нашлась почти сразу. Если не в сражении, то где ей было ждать, как не в лесу. Она стояла с распущенными волосами в свете воткнутой в расщелину старого дерева волшебной палочки и, застыв, смотрела в сторону замка.
Эйв сидел под деревом, сцепив руки на коленях, и, казалось, спал.
- Нарси?
Она очнулась, бросилась ко мне, а как будто спавший Эйв тут же вскочил и кинулся за ней.
- Ах, это ты, - нехорошо улыбнувшись, сказал он, когда Нарцисса разрыдалась у меня на плече. Судя по всему, я должен ему за эту ночь очень много. – Кто тебя так?
Нарси услышала это, слегка отодвинулась и посмотрела мне в лицо. Охнула и снова принялась реветь.
А хорошо тут с ними.
Нет, я не могу ей сказать, что ничего не знаю о Драко. Теперь остается только ждать Гильгамеша.
Но она и не спрашивала. Просто плакала.
И от этого было еще хуже.
Совсем рядом раздался голос Шефа, и я вздрогнул, испугавшись, что он опять ко мне. Но это было очередное послание в Хогвартс, и звучало оно… В общем, в случае победы, надо будет намекнуть ему как-нибудь осторожно, что если личико у него для Темного Лорда еще туда-сюда, то с голосом необходимо что-то делать. Обязательно. И так уже сплетен полно. Даже анекдоты сочиняют. Сам слышал.
- Вы мужественно сражались, а лорд Волдеморт умеет ценить храбрость.
Если он хочет всегда говорить о себе в третьем лице, ему, пожалуй, лучше завести глашатая.
- Но вы понесли тяжелые потери, - продолжил Шеф. - Сопротивляясь дольше, вы погибнете все до единого, а мне этого совсем не хочется. Каждая пролитая капля магической крови - непростительное расточительство. Но лорд Волдеморт милостив.
- Мой Голос и Я, - пробормотал Эйв. - Нет, наоборот, Я и Мой Голос.
- Я немедленно прикажу войскам отступить…
- Видишь? – развеселился Эйв. – Теперь опять он сам.
Я ткнул его в бок, чтобы не мешал слушать.
- А теперь, Гарри Поттер, я обращаюсь к тебе. Ты позволил друзьям умирать за тебя, вместо того чтобы встретиться со мной лицом к лицу. Я буду ждать тебя следующий час в Запретном лесу, и, если за это время ты не сдашься, битва продолжится. На этот раз я лично вступлю в бой, я найду тебя, Гарри Поттер, и уничтожу всех, кто встанет у меня на пути. У тебя есть один час.
В Запретном лесу – это значит, он сейчас будет здесь.
Тогда где Айс?
Час – это много. За час я…
А что я смогу сделать?
Ничего. Кто меня сейчас пустит в Хогвартс? Никто.
~*~*~*~

Я лег на сгибе бытия, на полдороге к бездне,
И вся история моя – история болезни.
Владимир Высоцкий


Наверное, как и любой человек, я иногда думал, кто меня встретит. Ну… когда умру. В детстве я, конечно, считал, что родители.
Потом мне казалось, что Кес.
Непременно.
Обязательно встретит, гад такой, и на том свете, и на этом, и вообще куда бы я ни отправился.
Но я никогда не мог определить, желание это или кошмар, и от мыслей таких только злился.
И что получилось в итоге?
Однозначный кошмар. Без вариантов.
Во-первых, мне было больно.
Очень больно. До невозможности вдохнуть, выдохнуть или издать хоть какой-то звук.
А во-вторых, меня никто не встречал. Потому что я никуда не шел.
Я так и лежал на полу в Визжащей хижине, а сверху, сдавив мне шею почему-то с двух сторон, а вовсе не там, где была рана, нависло самое страшное создание, когда-либо встреченное мной в жизни.
Только не он.
Пожалуйста.
Это издевательство!
Если я умер, то почему же мне так больно?..
- Докуковался? Бестолочь несчастная!
Господи, только не это. Не надо. Я не хочу навсегда остаться в компании этого урода. За что?..
- Cев, не смей умирать! – заорал он мне прямо в ухо. - Немедленно очнись!
Я убью того, кто стукнул Гильгамешу, что я тут умираю. Вот как только… так сразу и убью.
- Ну что такое для тебя прокушенное горло? Всего лишь неизбежный факт биографии!
А этот идиот прав…
- Сев, открой глаза! Открой глаза, ты не представляешь, как там скучно! Сев! Ведь это навсегда!
Если бы у меня были силы, я бы набил ему морду.
У меня бы непременно получилось. Не мог же я за всю жизнь так ничему у Фэйта и не научиться.
Но сил не было.
Я попытался еще раз открыть глаза, что, в общем, тоже не получилось.
- Сев, пока пальцами держу, можно аппарировать.
- Нет, - я скорее мотнул головой, чем сказал, но и этого не требовалось. Он и так знал, чего я хочу.
- Тихо, тихо, не булькай. Не можешь - не надо.
- Ах ты черт, Сев! – раздалось надо мной. - Столько всего! И все такое вкусное. Жаль, что уже на полу.
- А ты слижи, - буркнул Гильгамеш.
Я испуганно дернулся, но кто-то из них придержал меня.
- Сев хотел сказать: невкусно, - перевел это движение Гильгамеш. - И яда много.
Вот это хоть похоже на реальность. Раз Крис сюда попал, значит, Темный Лорд защиту снял. Чтобы труп забрали.
Ну, подожди. Я тебя так оживлю, сам не обрадуешься. И пусть тебе будет в сто раз хуже, чем мне сейчас. Сволочь.
От таких мыслей я как-то сразу почувствовал себя немного лучше. А может быть, это был результат прихода Криса. Он, конечно, не Кес, но кровь остановить на время сможет.
- Пока так, - сказал он, с сожалением вытирая руки о штаны.
Я слегка удивился, сообразив, что уже некоторое время вполне осознанно смотрю на него.
- У меня портключ, - объявил Крис, глядя на меня вопросительно.
- Нет, - захрипел я, цепляясь за Тень. – Мне надо…
- Сев, я знаю, - отрезал он, озираясь. – Помолчи, сейчас найдем.
Здесь ты точно этого не найдешь.
- Что он хочет? – шепотом спросил Крис.
- В Хогвартс.
- Давай отправим его домой. А потом пусть хоть на голове ходит.
Я так разозлился, что даже попытался приподняться. Правда, безуспешно.
- Нет, - сказал Гильгамеш. – Этот козел красноглазый на час отбой объявил. Как раз успеем.
- Как мы попадем в Хогвартс? – кипятился Крис. – Он не может аппарировать. Да и не пустит его туда никто.
Ради такого дела я аппарирую куда угодно. Но ворота могут быть защищены. Остаются проходы. Тесновато, конечно, но ничего, я не раз там ходил.
- Разберемся, - деловито сказал Гильгамеш, обрывая подол своей и так короткой красной мантии. – Нам нужно в Хогвартс.
- Зачем, не могу ли я узнать? – с плохо скрываемым бешенством спросил Крис.
- Есть много в мире, друг Гораций…
Я начал смеяться.
- Сев, прекрати булькать, я ведь тебе уже сказал. - Гильгамеш плотно обмотал мне шею оторванной от мантии полосой.
– Он умрет, с Князем мне объясняться, - прошипел Крис.
- Не умрет. Левитируй горизонтально.
Я закрыл глаза и всю дорогу думал о том, как активно Гильгамеш взялся отстаивать мое в высшей степени сомнительное желание. Он считает, что это так важно?
Я тоже считаю, что это важно. Но я не уверен.
А он уверен.
Когда мы выбрались из-под Ивы, меня удивили сразу две вещи. Сильный запах гари и гробовая тишина.
- К озеру, - коротко скомандовал Гильгамеш.
Через пару минут Крис осторожно уложил меня на траву.
- Старый аккару во всем виноват, - с трудом расслышал я ворчание Тени и сразу после - тихий всплеск. – Давай его сюда.
У меня замерло сердце. Я не мог поверить, что вот сейчас, прямо сейчас все это закончится. И я наконец попаду домой. И мне даже не интересно, что будет здесь. Я хочу домой. Только домой.
И дьявол меня разорви, если я теперь сделаю оттуда хоть шаг.
Хотя что мне уже дьявол?
Кажется, это была лодка Хагрида. Крис снял плащ, расстелил его на дне и уложил меня сверху. Сам уселся рядом, и я удобно пристроил голову к нему на колени.
Я хочу видеть замок. Он такой невозможно тихий, и в тоже время светится почти каждое окно.
- Сев, ты хоть маскировочные чары можешь наложить?
Вряд ли.
- Я сам, - быстро сказал Крис.
Гильгамеш одним движением спихнул лодку в воду.
- Вот так. – Он запрыгнул к нам и взялся за весла. – Нечего тебе тут больше делать.
Тихо. Почему же так тихо?
Хогвартс уплывал от меня все дальше и дальше, навсегда отпуская, навечно оставаясь позади. Совсем не так я плыл в него в прошлой, давно забытой жизни. Было шумно и весело, и Фэйт чуть живой лежал на моем плече, почти так же, как я лежу сейчас на коленях Криса.
За это время Фэйт вырос.
Стал взрослым, уверенным, сложил как хотел свою жизнь, а я…
А у меня все наоборот.
Это сюда я приехал взрослым, умным, все на свете знающим и очень уверенным.
И лучше мне сейчас не думать, как, в каком виде и почему я отсюда уезжаю.
Хогвартс уплывал. Стало темно, и Гильгамеш, оставив на секунду весла, вытащил старую масляную лампу Хагрида, зажег ее и закрепил на носу.
Весла снова с чуть слышным плеском врезались в воду.
Как же темно.
Предрассветный час. Самый тихий и самый темный час любого дня. Час путешественников и воров, отшельников и убийц.
Час, когда столь многие, как и я, навсегда прощаются с привычными местами, переплывая совсем другую реку.
Что ж, Альбус, вы были правы. Мое приключение оказалось ничем не хуже других. Мне даже немного жаль, что оно подошло к концу.
Лодка с силой врезалась в берег, и Крис что-то зло зашипел Гильгамешу.
Но я все равно не расслышал.
~*~*~*~

Кто ударит нас по щеке, тому мы голову оторвем.
Хрущев Н.С.


- Вызывает, - нервно сказал Эйв. – Может, не пойдем? Он там злой, наверное, невыспавшийся.
- И замерзший, - добавил я, поежившись.
- И голодный.
- Все? – холодно спросила нас Нарцисса.
- Хорошо, идем, - покорно согласился я, и мы пошли вглубь Запретного леса.
- Аппарируем? – неуверенно предложил Эйв, дважды споткнувшись. – А то ноги переломаем.
Куда торопиться-то?
Но Эйв был прав. Это они с Нарси на месте сидели, а я всю ночь носился как проклятый.
Мы аппарировали посреди большой поляны и чуть не угодили в огромный костер. К счастью, до нас никому не было дела. Я отвел Нарси туда, где было потемнее, и посадил на поваленное дерево. Отовсюду свисали клочья паутины, и Эйв с интересом обрывал их, разглядывая.
Поляна была полна народу. Даже несколько великанов сидели в сторонке и глазели на Роула, как будто прикидывали, позволят ли им его сожрать.
Лучше бы съели Хагрида. Раз он их сородич.
Интересно, почему Шеф его не убил?
Кому нужен привязанный к дереву полувеликан?
Во-первых, еще, чего доброго, отвяжется, а во-вторых, за нас он сражаться все равно не станет.
И в чем смысл?
- Гарри Поттер обязательно придет сюда, - раздался громкий голос Лорда. – Мы ждем его один час. А потом идем в Хогвартс.
Айса нигде не было видно, Гильгамеш тоже не появлялся, и я, чтобы отвлечься, отыскал Руди.
- Если этот очкарик не дурак, он уже давно сбежал, - сказал Руди, увидев меня.
- Ты Сева не встречал?
- Встречал. У Хогвартса. Он Тони оглушил и смылся. Я и окликнуть не успел. Ты ведь знаешь, как у него все быстро.
- Ну, я смотрю, Тони это не повредило.
- Нет конечно. Люци… Кто тебе глаз подбил? – он бросил быстрый взгляд на Нарциссу.
Я показал глазами на важно расхаживающего по поляне Шефа. Руди присвистнул.
- За что? – шепотом спросил он.
- Да просто со злости.
- Ты с тех пор себя видел вообще?
- Вот что ты мне гадости говоришь, а? Какая теперь разница?
- Я не могу в это поверить! – он изобразил трепетный ужас. - Тебе все равно?! Все равно, как ты выглядишь?!
- Да! – рявкнул я.
И ушел, чтобы вернуться к Нарциссе.
А на Руди обиделся.
Тоже мне юморист.
У него-то в Хогвартсе никого не осталось.
- Ты знаешь, у акромантулов все-таки очень странная паутина, - сообщил Эйв, как только меня увидел.
Такое ощущение, что я в Мунго.
- Успокойся, - мягко сказал Уолли, подойдя сзади. – Идем-ка.
Он отвел меня немного в сторону и очень тихо спросил:
- Где Снейп?
- Не знаю, - мрачно отозвался я.
- Люци, с ними все будет хорошо. И с Драко, и с этим твоим отравителем. Ну подумай сам, что ему сделается?
- Не знаю.
- На вас с Нарциссой лица нет, - он вытащил палочку и попытался поколдовать над моим заплывшим глазом. – Говорят, это тебя Повелитель так облагодетельствовал?
- Не худший вариант.
- Само собой, - засмеялся Уол. – Разумеется, могло быть хуже.
- Получается?
- Вообще-то, нет, - вздохнул он, убирая палочку. – Ладно, потом разберемся.
Хоть бы уже этот Поттер побыстрее пришел.
И все закончится.
Из леса к костру вышли Долохов и Яксли.
- Ни следа Поттера, мой Лорд, - сказал Тони.
- Я думал, он придет, - Шеф глядел на пляшущие языки огня. - Я ждал этого от него.
Над поляной воцарилось тягостное молчание. Страшно было каждому. А мне - так очень страшно. Вот сейчас взбесится и поубивает всех, как тогда, у меня дома.
- По всей видимости, я... ошибся, - сказал Лорд.
- Нет, - получил он звонкий ответ с другого конца поляны, и Гарри Поттер стянул мантию-невидимку.
- Люци, - раздалось у меня над ухом. – Тебя там носатый ищет.
У меня от счастья колени подогнулись.
- Кто?.. Ты видел Драко?!
- Видел. Прячется в замке.
- Он цел?
- Ты знаешь, - Гильгамеш осмотрел меня с глумливой улыбочкой, – выглядит он гораздо лучше тебя.
Ну и слава богу.
- Сев где?
- Дома. Сам отвел, - гордо сообщил он. – Старому аккару лично на руки сдал.
- Что с ним случилось?
- Докуковался, - заржал этот дурак.
- Конкретнее, - зло потребовал я.
- Ему вон та змеюка горло перегрызла.
Закружилась голова, но Гильгамеш крепко держал меня под руку.
- Выпить хочешь?
Не успел я ответить, как он уже поднес мне фляжку с виски. Я глотнул.
- Так лучше?
- Да, спасибо.
Вот тебе и пентаграмма… И Кес знал, что ее можно обойти.
- Как они там?
- Да в порядке.
Я все никак не мог поверить, что эта бесконечная ночь подходит к концу.
Хотя пока даже не рассвело.
Я сделал из фляги еще два больших глотка и велел Тени уходить.
- Так меня все равно никто не видит. К носатому пойдешь? Не отстанет ведь. Он никогда просто так не отстает.
- Где? - я огляделся. – О ком ты говоришь?
- Идем.
Он повлек меня вглубь леса, поддерживая под локоть, потому что я постоянно спотыкался.
- Вон, - с этими словами он исчез, а я сделал еще несколько шагов и… остолбенел.
Ночь.
Запретный лес.
Альбус Дамблдор.
Кажется, я сошел с ума…
- Что вам нужно?
- Мне необходимо повидаться с Гарри.
Или сплю. Потому что такая дикость, как Дамблдор, требующий от меня обеспечить ему свидание с Поттером, может случиться только во сне.
- Это невозможно, - я усмехнулся. – У него сейчас рандеву с Темным Лордом. Вон на той поляне.
- Я знаю, - мягко сказал Дамблдор. – Мне как раз нужно сразу после.
Кажется, я понял… Ненормальный старик хочет встретить Поттера там… и, возможно, вернуть, как я вернул Тень.
Что ж, я только за. Разоряться крайне неприятно.
- Ничем не могу помочь. Это темная магия.
- Магия не бывает ни темной, ни светлой.
- Да что вы говорите?
- Люциус, я прошу вас, помогите мне.
- Зачем? Будто сами не можете разобраться.
- На это нужно время. У меня его нет.
В конце концов, он был другом моего отца. И Кес его любит.
Я взял Дамблдора за руку, и мы аппарировали сразу в Восточное крыло.
Там ничего не изменилось. Обрывки моей мантии, полусгоревшие свечи и две раскрытые книги на полу. А вокруг разоренная библиотека. Потому что так, как час назад, я не торопился еще никогда в жизни.
Дамблдор оглядел этот бардак, взмахом палочки навел идеальный порядок и уселся в кресло.
Ну не нахал?
Я быстро показал ему, что к чему, порвав при этом страницы, а потом вспомнил про часы.
- Возьмите, - я вынул их из кармана. – Потом нужно Кесу отдать.
Он был явно прекрасно знаком с этой вещью. Мельком взглянул на циферблат и намотал цепочку на левую руку.
- Спасибо, Люциус. А… как там вообще?
- По-разному.
- Кес говорил, что вы были там только однажды. Он ошибся?
- Кес вообще слишком много говорит, - отрезал я.
- Вы больше ничего не хотите мне сказать? – улыбнулся Дамблдор, и я почувствовал себя школьником.
- Точно ничего не знаю. Там изменится одежда, и, возможно, вы будете как-то иначе выглядеть.
- Могу стать гигантским кальмаром?
- Нет, можете оказаться, например, молодым, а не таким, как сейчас.
- Хорошо бы, - вздохнул он. – Что-нибудь еще?
- Там обязательно будет… транспортное средство и… то, по чему оно передвигается. Этим всем очень хочется воспользоваться, но я бы советовал вам воздержаться.
- Все-таки река?
- Река была в первый раз. Река и лодка. К воде подойти хотелось невероятно.
- А во второй? – вкрадчиво спросил он.
- Поле, дорога и повозка с лошадью.
Катафалк там был, а не повозка. Только этого я тебе не скажу. На нем все равно хотелось уехать.
- Спасибо, Люциус.
- Мне пора возвращаться.
Я аппарировал обратно в лес и побежал к поляне.
- Мой Лорд! – донесся из-за деревьев истерический крик Белл.
Стараясь не шуметь, я выскользнул на поляну рядом с Нарциссой.
Никто никого не победил. Разве что поубивали друг друга. И Поттер, и Шеф валялись на земле в лучшем случае без сознания. В худшем…
Зря я не спросил Кеса, каковы ставки на такой вариант. Как-то мне в голову не пришло, что победителя может и не оказаться.
Белл хлопотала вокруг тела любимого Повелителя, а Руди с Уолом нервно топтались рядом.
- Он жив, - неуверенно сказал Уолли, когда я подошел к ним. – Но долбануло, видать, сильно.
- А чем Поттер в него кинул?
- В том-то и дело, что ничем, - пожал плечами Руди. – Он даже палочку не доставал. А Повелитель смертельное прошептал, я по губам видел.
Теперь вопрос в том, кто из них первым очухается и успеет добить другого. Надеюсь, Поттер будет первым. Во-первых, он моложе, во-вторых, в этом уверен Кес, а в-третьих, не зря же Дамблдор отправился это дело проконтролировать.
Но время шло, а ничего не происходило.
Вокруг слышалось только бесконечное перешептывание и взволнованное бормотание Белл:
- Мой Лорд… О, мой Лорд…
Наконец Шеф вздрогнул и открыл глаза.
- Мой Лорд! – восхищенно прошептала Белл.
- Хватит, - отрезал он, и мы попятились.
Шеф с трудом поднялся на ноги, проигнорировав попытки Белл ему помочь.
- Мне не нужна помощь, - зло сказал он. - Мальчишка… Мертв?
Я вцепился Нарси в руку так, что поранил ее ногтями, но заметил это, только когда она удивленно на меня посмотрела.
- Извини, - пробормотал я, разжимая пальцы.
- Что с тобой?
- Я поставил на Поттера все наше состояние. Вообще все.
Шеф заметил, что мы шепчемся, и его это рассердило.
- Ты, - произнес он, подойдя и ткнув Нарси в спину так, что она вскрикнула, - проверь. Скажи мне, умер ли он.
Сдурел?..
Ну знаешь, дорогой мой красноглазый друг, всему есть предел.
То-то ты сам даже подойти к мальчишке боишься.
Не умер.
Он не может умереть.
Нарцисса подошла к лежащему на земле Поттеру и склонилась над ним так низко, как будто хотела поцеловать.
- Он мертв, - выкрикнула она.
О боже…
Умер.
Вот гаденыш!
Отовсюду раздавались топот и крики ликования. Ночной лес осветился красными и серебристыми вспышками, которые запускали, празднуя победу.
- Видите? - визгливо выкрикнул Шеф. - Гарри Поттер убит моей рукой, теперь ни один живой человек не может причинить мне вред!
- Ты смотри-ка, - радостно сообщил мне подбежавший Эйв, - наш Лорд все-таки его убил! Люци, что с тобой?..
Стоп, стоп, спокойно. Надо взять себя в руки, разберемся.
Разберемся.
Сейчас захватим Хогвартс и разберемся.
Ах, Кес, что же ты наделал?!
Черт. Дьявол! И Мерлин к ним в придачу!
Надо успокоиться.
Если Драко погибнет, то вообще уже будет все равно.
Но он не погибнет. Он не может погибнуть. Гильгамеш ведь с ним.
Все будет хорошо.
Все точно будет хорошо.
Боже мой, я нищий… абсолютно нищий.
- Ну что у вас тут? – раздался сзади тихий вопрос.
- Как?! – зашипел я, развернувшись. – Как ты мог бросить Драко?! Иди в замок!
- Так тихо ведь. Могу сказать, что все в порядке. Сев пришел в себя, Драко прячется, только старый аккару чем-то недоволен.
Еще бы!
Ну, ничего.
Ничего.
Главное - все живы.
Остальное достанем.
~*~*~*~

- Кончилась прекрасная эпоха.
- Вы только не плачьте, борода отклеится.
Из к/ф «Ва-банк II»


Дамблдор появился почему-то из Восточного крыла. У него были покрасневшие, как будто заплаканные глаза, и я не стал спрашивать, как он вообще туда попал, хотя и очень хотелось.
Альбус подошел к нам и молча протянул Кесу свои часы. Точнее, мои.
- Спасибо, - Кес глянул на них и убрал в карман. – Поговорил?
- Да, - всхлипнул Дамблдор.
У меня в голове бешеным галопом пронеслась мысль, что Альбус поссорился с Гриндельвальдом.
И ускакала.
- Ну и как?
- Такой мальчик! Кес, это такой потрясающий мальчик!
- Кто? – прохрипел я.
- Ах, Северус, извини, - Альбус опять всхлипнул. – Гарри.
Тьфу.
- Севочка, не надо расстраиваться, - Кес погладил меня по голове.
Далеко не в первый раз я отдыхал на диване на Тревесе, положив голову Кесу на колени, и он успокаивал меня. Но раньше я всегда чувствовал себя при этом больным слабоумным ребенком.
А теперь почему-то нет.
- Какой мальчик! – Альбус уселся рядом. – Кес, ты не представляешь…
- Гончар.
- Все бы тебе насмехаться!
- Над великим, - буркнул Кес.
Я прикрыл глаза.
Судя по всему, Альбус не надо мной так изощренно издевается, а действительно растроган. Хотя у него эти два состояния всегда совпадали.
- А учитывая, как они похожи…
- Да они ничем не похожи, - равнодушно бросил Кес. – Вообще ничем.
- Ты не понимаешь, - махнув рукой, снова всхлипнул Дамблдор и, достав из кармана синей в звездах мантии носовой платок, принялся вытирать слезы. – Какой мальчик!
- Альба, пойди расскажи об этом Шляпнику. Он ведь еще не знает.
- О! – Дамблдор вскочил на ноги. – Конечно, Гил не знает! Спасибо! – и он устремился к Западному камину.
Кес посмотрел на меня, и мы оба затряслись от беззвучного смеха.
~*~*~*~

Все на свете должно происходить медленно и неправильно, чтобы
не сумел загордиться человек, чтобы человек был грустен и растерян.
Венедикт Ерофеев,
"Москва-Петушки"


- Он жив, - чуть слышно шепнула Нарцисса, как только ей удалось вернуться к нам с Эйвом.
Я привалился спиной к дереву и медленно сполз на землю.
Опять выжил.
Чума какая-то, а не мальчишка.
Или это все-таки Дамблдор его… развернул?
Не знаю, не знаю. Сдается мне, он бы отлично справился и без этого ненормального старика.
- Что случилось? – надо мной стоял Уолли. – Не можешь встать?
- Могу конечно, - бодро ответил я, глядя на перепуганную Нарциссу. – Устал немного.
- Надо идти в Хогвартс, он заметит, что нас нет, - нервно сказал Эйв. – Потом снова в глаз получишь. Поттер мертв, замок - наш.
- Помолчи, - сказал я сквозь зубы.
- Не заметит, - громко сказала Нарси. – Ему там Белл за всех поет.
- Да уж, - засмеялся Уол. – Вот кто больше всех рад.
- А ты – нет? – удивился Эйв. – Мы победили!
- И что? – Уолли попытался погладить его по голове. – Ты знаешь, где Снейп?
- Нет. Кстати… нет, – Эйв уставился на меня испуганно. - Где он?
- Два часа назад наш любимый Повелитель приказал Нагини перегрызть ему горло, - спокойно сообщил я.
Нарси вскрикнула и сама себе зажала ладонями рот.
- Где? – в ужасе прошептал Эйв.
- В Хогсмиде, - зло сообщил я, не торопясь его успокаивать.
Но Уол все испортил.
- Ты что, не видишь, что змее теперь плохо? – заржал он. – Того гляди сдохнет.
- Сев жив, - сказал я Нарциссе. – И Драко тоже.
- Тебе лучше заткнуться, - прошептал Эйв Уолу и, не оборачиваясь, направился к Хогвартсу.
Уолли рывком поднял меня с земли, и мы побрели следом.
С опушки доносились вопли и топот, сверкали вспышки, и я подумал, что никак мальчишка окончательно ожил.
В десяти ярдах от нас из леса к замку промчался табун кентавров, земля подрагивала от приближения великанов. В драку лезть не хотелось, но мы уже вышли из леса и деваться было некуда.
- Шеф злой, как сто чертей, - подбегая к нам, сообщил Руди. - Нагини погибла.
- Что?! – фальцетом выкрикнул Эйв.
- Я предупреждал, - опять засмеялся Уол. – Отравилась. Укусив Снейпа.
- Не может быть… - пробормотал Руди.
- Может, может, - хохотал Уолли, - у него же вместо крови стрихнин.
- Стрихнин – это порошок, - отчеканил Эйв и вдруг с размаху залепил Уолу кулаком в лицо.
- Кентавры! – заорал Руди, становясь между ними, и Эйв вскрикнул, получив стрелу в плечо. – Бежим!
Спрятаться от этого бедлама можно было только в самом Хогвартсе, и мы устремились туда, благо там пытались укрыться все. И наши, и студенты, и защитники замка.
Попав в холл, Нарси сразу бросилась вверх по мраморной лестнице в поисках Драко. Я побежал следом.
- Люци, мы здесь! – расслышал я сквозь невероятный шум крик Гильгамеша и принялся искать его глазами. Но Нарси увидела Драко раньше.
Мне, конечно, было за ней не угнаться, и я только смотрел снизу, как она, вскрикнув, упала в объятия Драко, а он смущенно оглядывался по сторонам, как будто это интересовало кого-то кроме нас.
Мы нашли пустой класс, и Нарси смогла вволю там порыдать. Как будто до дому нельзя потерпеть.
Драко держался неплохо, только косился на Тень, а Гильгамеш ходил вокруг и ругался. На меня, на Айса, на Драко и на «старого аккару».
У Драко сильно обгорели волосы и брови, но спрашивать его сейчас я ни о чем не стал. Успею еще.
Пока мы обнимались, в коридорах воцарилась почти мертвая тишина. Это было очень странно.
- Останься с ними, - сказал я Гильгамешу, а сам выглянул из кабинета.
Никого. И ни звука.
- Люци! – испуганно выкрикнула Нарси.
- Сидите здесь, я скоро вернусь.
Миновав коридор, я принялся спускаться в Большой зал.
- Все это случайные совпадения! – донесся из зала крик Темного Лорда. - Случай и удачное стечение обстоятельств, не более! А также жертвы тех, за чьими спинами ты прятался, позволяя им умирать вместо тебя!
Я осторожно заглянул в открытые двери, но не увидел ничего кроме бесконечных спин.
Пришлось протиснуться внутрь.
Шеф и Поттер стояли посередине Большого зала одни и выясняли отношения. А сотни зрителей, затаив дыхание, жались к стенам.
Вот это, наверное, и есть конец нашей войны.
«Гончар всегда побеждает».
- Сегодня ты больше никого не убьешь! - сказал Поттер. Они ходили вокруг друг друга в самом центре зала. - Ты просто не сможешь убить кого-нибудь снова. Неужели ты не понял? Я был готов сегодня умереть за всех этих людей…
- Но ты не умер!
- Я был к этому готов. Я сделал то, что когда-то сделала моя мать. Я защитил их от тебя. Разве ты не заметил, что ни одно из твоих заклятий не нанесло им ущерба? Ты не можешь причинить боль этим людям. Ты даже не сможешь ни к кому из них прикоснуться. Ты не учишься на собственных ошибках, Риддл, не так ли?
- Да как ты смеешь…
- Смею! - крикнул Поттер. - Я знаю то, о чем ты не имеешь понятия, Том Риддл. Я знаю много очень важных вещей, о которых ты даже не догадываешься. Хочешь услышать хотя бы некоторые, прежде чем совершишь еще одну большую ошибку?
А мальчишка-то любит поболтать не хуже нашего Лорда. Никак у Дамблдора научился.
Я стал вглядываться в толпу.
Эйв с абсолютно белым лицом сидел на полу у стены и поддерживал Уолли. Тот был в сознании, но, видимо, разбил голову. Я пробрался к ним.
- Белл погибла, - прошептал Эйв.
Ах ты боже мой.
Ну, ничего. Ничего.
Если выбирать из всех, кого я мог сегодня потерять, то Белл выиграла бы любой кастинг.
- Ты как? – спросил я Уола.
- Плохо, - одними губами ответил за него Эйв.
- А Руди где?
- Не знаю.
- Ты думаешь, что обладаешь секретами тайной магии, которая может быть неизвестна мне? - продолжал качать права Шеф. - Мне, Лорду Волдеморту? Который владеет такой магией, о которой Дамблдор даже не помышлял?
- Опять в третьем лице, - улыбнулся я, пытаясь подбодрить Эйва.
- Да он все время перескакивает.
- Люци, улыбнись еще раз, - оскалившись, попросил Уол. – Я на всю жизнь запомню.
- Я обрек Дамблдора на смерть! – визгливо выкрикнул Шеф.
- Это ты так думал, - возразил Поттер. - Но ты ошибался.
Толпа встрепенулась, и сотни человек, стоявших по периметру зала, казалось, одновременно вздохнули от удивления.
- Дамблдор мертв! - закричал Шеф. - Я сам видел его прах в белой гробнице! И он не сможет воскреснуть!
Не верь глазам своим, друг мой, не верь. Таким глазам вообще верить не стоит.
- Да, Дамблдор мертв, - холодно согласился Поттер, - но он умер не потому, что ты этого хотел. Он избрал свой собственный способ умереть. И человека, который помог ему в этом. Им стал тот, кого ты всегда считал своим самым верным слугой.
- Что за глупости? – неуверенно усмехнулся Шеф.
- Северус Снейп никогда не был на твоей стороне. Он был человеком Дамблдора с тех самых пор, как ты начал охотиться на мою семью.
Ой.
Интересно, Айс сам заглядывал в этот суп, который Фламель сварил?
Человеком Дамблдора.
Как же.
Я даже не уверен, человек ли Айс вообще.
- Патронусом Снейпа была лань, - сказал Поттер.
Это ты с чего взял?..
Видел я, знаете ли, однажды в юности патронуса Северуса Снейпа.
И не дай Мерлин увидеть его еще раз.
Я и животного-то такого не знаю. Наверняка кто-нибудь из их знакомых демонов. Жуть какая-то с рогами.
- Это не имеет значения, - рассмеялся Шеф. - Сейчас уже совершенно неважно, на чьей стороне был Снейп!
Какая милая самоуверенность.
«На чьей стороне был Снейп».
В том-то и дело, что он так и не определился. Но я тебе точно могу сказать, что он не на стороне того, кто натравил на него свою змею.
Можешь быть уверен.
- Люци, - Эйв дернул меня за рукав. – Сев точно жив?
- Да, - рассеянно ответил я. – Да, все в порядке.
- Я постиг суть всего раньше тебя! – выкрикнул Лорд. - Я убил Северуса Снейпа три часа назад, и теперь я настоящий хозяин Старшей палочки или, как ее называют, палочки Смерти, палочки Судьбы! Последний план Дамблдора провалился, Гарри Поттер!
Я вспомнил, как директор час назад удовлетворенно уселся в кресло в моей библиотеке, и усмехнулся.
Провалился.
Все его планы провалились.
Так ведь на месте одного провалившегося три новых выросло.
В этом Айс чем-то похож на нашего Шефа. Он тоже любит следовать однажды придуманному плану от начала и до конца. Или однажды принятому решению. Категорически не понимая, что каждую минуту все вокруг меняется.
Это только шахматы без приказа не бегают.
А люди - еще как.
- Это твой последний шанс, - звонко объявил мальчишка. - Все, что у тебя осталось. Будь мужчиной - попытайся… попытайся раскаяться.
- И ты смеешь?.. – совсем растерялся Шеф.
Ой, как все… странно.
- Смею, - ответил Поттер. - Потому что последний план Дамблдора не мне вышел боком, Риддл, а тебе.
Вот в этом даже не сомневаюсь.
- Палочка не сработает, потому что ты убил не того. Северус Снейп никогда не был хозяином Старшей палочки. Он не побеждал Дамблдора.
- Вам надо выбираться отсюда, - сказал я Эйву.
- Я понимаю, - уныло ответил он. – Но как?
Что значит как?!
Быстро!
- К выходу двигайте! - зашипел я, сам себе, напомнив Айса. – Уолли, вставай!
- Мне плохо, - застонал он, поднимаясь, и прислонился к стене.
Я помог Эйву, и так как мы выходили, а не стремились увидеть главную битву века, нам это удалось без особых приключений.
- А ты? – спросил Эйв.
- А я останусь.
Я останусь.
И пусть попробует меня кто-нибудь тронуть.
Сдам всех со спокойной душой. И Дамблдора в первую очередь. С Гриндельвальдом. Вот радости-то будет.
Уже рассвело. Свежий воздух привел Уолли в себя, и провожать их до ворот я не стал. Тем более что в Большом зале шум опять усилился.
- А когда я убью тебя, то смогу заняться Драко Малфоем, - услышал я заявление Шефа.
Я ворвался в зал, и меня пропустили. Слишком шокировало всех заявление про Драко.
- Ты опоздал, - ответил Поттер. - Я опередил тебя. Несколько недель назад я победил Драко и забрал у него палочку.
Отлично.
Под прикованными к нему взглядами всех присутствующих мальчишка выхватил свою волшебную палочку, и я узнал палочку Драко. Ту самую, с которой эти кошмарные дети аппарировали в конце марта из Имения.
- Ну что, теперь все дело только в этом, не так ли? – в абсолютной тишине почти прошептал Поттер. - Знает ли палочка в твоей руке, что ее последний хозяин был обезоружен? И если знает, то… Это я истинный владелец Старшей палочки.
- Avada Kedavra! – выкрикнул Темный Лорд.
- Expelliarmus!
Раздался оглушительный взрыв, и два заклинания, встретившись на полпути, как когда-то на кладбище, осыпали пол золотыми искрами. Палочка Лорда взлетела высоко вверх, как будто под самый купол зала, завертелась там и упала в руки Гарри Поттера.
Ну мальчишка дает…
Шеф повалился на спину, раскинув руки и закатив глаза, а Поттер, как будто сам не веря в то, что случилось, застыв, смотрел на поверженного врага.
Я выиграл.
Мы выиграли.
Наверное, это и есть выигрывать, а не побеждать.
Побеждают пускай герои.
Вот Поттер – он победил.
А мы – выиграли.
Мы все выиграли. И Драко тоже.
А победил Поттер.
~*~*~*~

Нет алых роз и траурных лент,
И не похож на монумент
Тот камень, что покой тебе подарил.
Как вечным огнем сверкает днем
Вершина изумрудным льдом,
Которую ты так и не покорил.
Высоцкий В.С.


- Ты все-таки поверил, что душу можно разделить на части?
- Да все можно разделить на части, - махнул рукой Кес. – Даже атом.
- Кого?
- Пустяки, - он медленно гладил меня по голове, и я изо всех сил старался не заснуть. - Вопрос в том, что из такого разделения получится.
- Распад личности получится.
- Альба считает, что личность определяет только тот кусок, который остался в Томми. А хоркракс – это просто якорь, держащий душу на земле.
- А ты как думаешь?
- А мне все равно.
- Альбус говорил, что хоркракс – это нечто вроде магического сосуда для части души. И если человек испытывает сильную эмоциональную привязанность к такому предмету, то часть души может как бы вселиться в него.
- Не может.
- Точно?
- Нет. Я просто не верю в это.
- Альбус был уверен, что Темный Лорд именно потому выбирал не просто предметы, а те, которые как бы сами провоцируют такую привязанность. И желтый камень такой же. Эти люди, которые его хранили, они ведь были к нему привязаны. То есть каждый из них был потенциально готов для вселения. Ты не согласен?
- Вряд ли. Если бы дело было в привязанности, Томми не пришлось бы создавать себе новое тело. У него в запасе были люди, которые с удовольствием впустили бы его. Пожить. Но он вселялся только в мелких зверей. Почему?
Я ничего не ответил. Он же и так понимает, что я не знаю. А говорить больно.
- Нельзя насовсем вселиться в тело, если там уже есть душа. Ее невозможно выжить оттуда. Такая борьба закончится неминуемой гибелью. Томми и не пробовал. Не так все просто.
- Он вселился в Квиррелла.
- Но ведь и хозяин тела никуда не делся.
- И в Поттера.
- На пять минут?
- Ну… да.
- Молодец.
- Кес, что здесь не так? Я отлично помню, ты раньше вообще не желал о разделении души на части говорить.
- Я и сейчас не желаю.
Он замолчал, как будто подбирая слова, а я молчал, так как впервые за очень много лет никуда не спешил.
- Видишь ли, Севочка, какая штука получается. Если представить, что у одного тела разделена душа, то можно ли каждую часть считать равноценной целой душе…
- Нет конечно!
- Но, полагая, будто величина влияет на сущность души, ты переводишь ее в количественную категорию. Если кусок души душой не считать, то получается, что душа состоит из неодушевленных частей. А если все части неодушевленные, то и целое…
- Но ведь это не так.
- Не так. Но иначе быть не может. Соответственно, создание хоркракса переводит душу в нечто количественное, а это без магического вмешательства никак произойти не может и нарушает все мыслимые законы мироздания.
- Парадокс?
- Ну да. Один из самых сложных парадоксов, создаваемых магией. Сюда же можно отнести временные петли. И все, наверное. Любая работа с пространством по сравнению с такими вещами просто смешна.
С этими словами Кес осторожно встал с дивана, подложив мне под голову подушку.
- Ты куда? – я расстроился.
- На пару минут. Есть небольшое дело.
- Не уходи.
- Я здесь.
- Тогда я хочу видеть.
Он приподнял меня повыше, засунув мне под спину еще пару подушек, и вынул часы Дамблдора.
- Все, извини.
Я устроился поудобнее и смотрел, как Кес, держа в вытянутой левой руке болтающиеся на цепочке часы, правой подправлял углы пентаграммы.
Когда все было готово, он достал из кармана камзола желтый алмаз, аккуратно водрузил его в центр пентаграммы, отошел на несколько шагов и, вытащив собственные часы, стал сверять их с часами Дамблдора.
- Кес, что ты делаешь? - спросил я и сам удивился, как слабо прозвучал мой голос на пустом Тревесе.
- Сейчас, Севочка, - ответил он, продолжая смотреть сразу на оба циферблата, - еще немного.
Камень вдруг сверкнул и тут же погас. Кес захлопнул крышку своих часов и убрал их.
- Вот и все. Даже неинтересно, - он вздохнул. - Но занятно. И Альбе должно понравиться. Как думаешь, Севочка?
- Он… умер?
- Нет, что ты. Он не может умереть. Он здесь.
Кес подошел и протянул мне часы Дамблдора.
- Спасибо, Севочка.
У меня кружилась голова.
«Он здесь».
Да я счастлив!
На кой черт он мне здесь нужен?..
~*~*~*~

Ну вот и все, дружок, пора открыть кингстоны,
К добру не привели проказы на воде.
Ну сколько ж можно плыть к безмерно удаленной,
К единственной своей загадочной звезде?
Георгий Васильев


- Люци! – рявкнул Кес, как только я открыл дверь на Тревес. – Вот в кого ты такой талантливый, а?
Я, пошатываясь, вышел и тут же наткнулся взглядом на лежащий посреди пентаграммы желтый камень.
~*~*~*~
С Фэйтом случилось что-то невозможное. Он вытянул руку, указывая пальцем на алмаз, и начал хохотать.
- Шеф теперь там живее-е-ет…
Потом опустился на колени и, продолжая смеяться, пополз к пентаграмме на четвереньках.
- Нет, он все-таки клурикон, - пробормотал Кес. – Всего-то и успел, что переодеться и отметить.
По Тревесу медленно распространялся запах виски. Как будто Фэйт еще и с ног до головы им облился.
~*~*~*~
Добраться до камня я не успел. Гильгамеш перехватил меня на полпути и потащил к столу. Я вспомнил, как Кес что-то говорил про отрезанные головы, но тут же забыл об этом, потому что увидел сразу двух Дамблдоров.
- Ого… как вы похожи…
- Люци! – раздался испуганный голос Айса.
- Подожди... я здороваюсь... вы знаете, я... вас... – Появилось ощущение, что лучше остановиться...
- И вам добрый день, Люциус.
Он просто наглец!
- И это н-называется «добрый де-ень»? – я указал на Айса. - Добился своего, д-да? Доби-и-ился... Ничего-то у вас не выйдет...
- Прекрати немедленно! – выкрикнул Айс и закашлялся.
~*~*~*~
- Хорошо! – сказал Фэйт, вытянув в мою сторону руку ладонью вперед. – Не кричи. Сейчас. – Потом снова посмотрел на Дамблдора.
- Извините, мно-о-гоува-а-ажаемый, уважаем-мые, что не пр-ринимаю вас, как подоба-ает... принимать... председателя... такого важного У-У... У-у…
- Ничего страшного, - улыбнулся ему Дамблдор.
- У-у-у…
- Это Уизенгамот, Альба, - со смехом пояснил Кес, подхватывая Фэйта с другой стороны. – Ну, ты красавец просто.
- Да-а-а, - удовлетворенно протянул Фэйт, заваливаясь на него. – Это У-у-у…
Кес с Тенью довели его до дивана и опустили практически мне в объятия.
- Приведи его в порядок! – зашипел я на Кеса. – Немедленно!
- Это негуманно, Севочка. Он же не для того так старался, чтобы через полчаса получить похмелье.
Чушь какая-то.
И перед Альбусом стыдно.
- Кес, дай ему что-нибудь выпить, - помог мне Дамблдор.
- Еще?! По-твоему, Альба, он мало выпил?..
- Ну тебя, - Дамблдор вытащил палочку и принялся что-то нашептывать над как будто тут же заснувшим Фэйтом.
~*~*~*~
За эту сумасшедшую ночь я как-то привык смотреть на мир одним глазом. Учитывая, сколько я успел им увидеть, ничего менять уже и не хотелось. Поэтому увидеть Айса опять двумя глазами было… странно. Я посмотрел правым, потом зажмурил его и посмотрел левым. Потом опять правым. И опять левым.
- Успокоился? – спросил Кес.
Так бездарно я еще не напивался никогда в жизни.
~*~*~*~
Фэйту было неловко. Он затаился рядом со мной на диване и украдкой пытался отряхнуть мантию, которой вытирал нам пол. Но Кес, казалось, только и ждал, пока он придет в себя, чтобы на него наброситься.
- Этого еще не хватало! Люци! Ты не мог что-нибудь получше придумать?!
- Извини. Не успел.
- Больше ты нас не разлучишь, старый аккару, - самодовольно проворковал Гильгамеш. – Мне известно обо всех твоих проделках. Люци пришел за мной туда, куда никто ни за кем не приходит. Никогда. А он пришел.
- Да он вообще редкостный…
~*~*~*~
…придурок.
Он хотел сказать именно это. Я был абсолютно уверен, что именно это.
Вот что он на меня ругается?
Увел – плохо, привел – опять недоволен.
- Отвести обратно? – громко и зло спросил я.
- Не смей! – прошептал Айс.
Какие у нас занятные новости.
За столом, не обращая на нас ни малейшего внимания, сидел Гриндельвальд и что-то читал, низко склонившись к страницам.
- Он ходил смотреть, как Поттер победил Темного Лорда, - кивнул на него Айс.
- Зачем?
- Кес сказал, ему было любопытно, как умирают темные властелины, - ухмыльнулся Айс.
- Ему все еще актуально?
- Возможно.
- Ты уверял, - Дамблдор, видимо, попытался отвлечь Кеса от моей персоны, - что, узнав, кто хозяин палочки, Том не станет сражаться.
- Ты тормозной путь-то бери в расчет.
- Извини?
- Шляпа не знает, - засмеялся Гриндельвальд. - У метлы нет тормозного пути.
- Кес, я не понял, - грустно сказал Альбус.
- Ну… если что-то двигается, особенно быстро, то потом так вот просто взять и в секунду затормозить не получится. Какое-то расстояние предмет все равно проедет. По инерции. Если бы у Томми было время подумать…
- Как он может называть Шефа - «Томми»? – прошептал я Айсу.
- Это очередная его дурацкая шуточка. У нас в Ольстере «томми» - название британских полицейских.
- Кого?
- Да не обращай внимания, - отмахнулся он.
Гриндельвальд откровенно смеялся.
- Но Северус поклялся оживить его, - не обращая внимания на Гриндельвальда, сказал Дамблдор.
- Было дело, - Кес пожал плечами. - Ну и что?
- Как «ну и что»? Ему придется…
- Не придется. Томми несколько увлекся, существуя вне времени и пространства. В своих фантазиях он давно уже всему этому хозяин.
- Что это нам дает?
- Нам? Ничего.
- Кес, ты можешь нормально сказать, каким образом Северусу удастся избежать выполнения клятвы?
- Томми не оговорил временные рамки.
- Извини?
- Они не договорились о том, когда именно следует активизировать камень. Так что Севочка имеет все шансы дождаться естественной смерти, так этого и не сделав.
- Ты… уверен?
- Да, конечно, - засмеялся Кес. – Уж этого я бы не пропустил.
- Но ты ведь не позволишь ему этого сделать?
- Я? Каким образом я смогу ему помешать?
- Камень необходимо уничтожить.
- Это невозможно. По двум причинам. Во-первых, тогда Севочка действительно умрет. А во-вторых, это просто невозможно. Уничтожить этот хоркракс можно только путем активизации. Он так устроен. Но лично я торопиться бы не стал.
~*~*~*~
Вот, значит, в чем дело. Через активизацию.
И Кес знал об этом. Потому и забрал именно этот хоркракс. И не уничтожал. Его нельзя уничтожить.
То есть можно, наверное. Все можно уничтожить.
Когда Гриндельвальд увел впавшего в тяжелую задумчивость от этого нового знания Альбуса, Кес подошел к нам и попытался снова напасть на Фэйта.
- Слушаю тебя, Люци, - сказал он с угрожающим видом. – Очень внимательно.
Я уже собрался скандалить, но Фэйт вдруг часто заморгал и заявил, что не понимает, о чем речь.
Кес стоял над нами и зло смотрел на Фэйта сверху, плотно сжав тонкие губы.
- Так-таки и не понимаешь?
~*~*~*~
На самом деле я лихорадочно пытался определить, что именно ему не нравится. Если Кес не имел в виду Тень, то я не знаю, какого еще гиппогрифа он от меня хотел. По большому счету, его могло злить лишь то, что это очень опасно. А я не только сам этой ночью незнамо куда прогулялся, но и Дамблдора отправил. Попутешествовать.
Кес может сердиться за меня.
За Дамблдора.
И за Айса. Потому что отношения Айса с Тенью явно претерпели за те несколько лет, что они были в разлуке, серьезные качественные изменения.
И Кесу по каким-то причинам это может не нравиться.
Но во-первых, я сделал что смог. Он сам не сделал и этого.
А во-вторых, после драки кулаками не машут. Все уже.
- Ты за Дамблдора испугался? – очень тихо спросил я, хотя слышать нас мог только Айс, а он все равно сидел рядом.
- Бить тебя, Люци, некому.
- А не надо было рассказывать ему, где я бываю и зачем! Я, между прочим, никогда не болтаю, куда ты постоянно исчезаешь.
- Еще не хватало, - буркнул он.
- А можно с этого места и подробнее? - оживился Айс.
- Нельзя, - отрезал я. – Он сам потребовал помощи. И если бы с ним там что-то случилось, это были бы его проблемы, а не мои! И нечего на меня кидаться!
- Все? – спокойно спросил Кес.
- Да.
Он выглядел недовольным и уставшим. Хотя все вроде бы закончилось.
И даже не очень плохо.
Я посмотрел на него внимательно и вдруг отчетливо понял, что не имею к этому никакого отношения. Он просто на мне срывается. Как всегда делал Айс. Но для Айса-то подобные вещи нормальны, я давно привык, а для Кеса…
Что же у него случилось?..
Так сильно перенервничал за Айса?
Раздражает Гриндельвальд?
Довел Дамблдор?
Расстроен из-за гибели Шефа?
Или все вместе?
~*~*~*~
Не пугай судьбу четким планом.


Все-таки яд у этой твари был качественный. Мне отчасти повезло: при таком кровотечении он почти никуда, кроме пола, не попал. Но все равно голова кружилась основательно.
И спать хотелось.
Но категорически не засыпалось. Я даже стал подозревать, что Кес применил для этого какое-нибудь несложное заклинание. Недаром он оставил меня на Тревесе. Сказал, что здесь самая сильная энергетика и нигде в замке я не приду в себя настолько быстро.
Я не спорил.
Как только Фэйт отправился домой, Кес устало опустился рядом со мной на диван.
- У Альбы тоже бывают сбои с чувством юмора. Не все понимают, что если терновый куст сгорел, то дальнейшие указания о том, как надо жить, а как не надо, становятся заповедями по определению.
- Какой куст?..
- Ну не куст, так шкаф. Что под рукой оказалось, то и сгорело.
- Кес, я не понял.
- Томми вот тоже не понял.
- Альбус что-то сделал не так?
- Да он все делал не так. До определенного момента.
- Послушай, я тут подумал: а как же Гарри Поттер?
- Что с ним?
- Если Темный Лорд возродился с помощью его крови и тем самым сделал его зависимым от своего бессмертия, то мальчишка не может умереть, пока Волдеморт жив. Получается, что пока камень лежит тут, Гарри Поттер не умрет?
- Нет, Севочка, не получается. Ведь он уже один раз не умер. Больше не выйдет.
- Как Альбус и Гриндельвальд?
- Пожалуй.
- А Темный Лорд умер уже трижды…
- Что же ты хочешь? Он вообще на редкость талантлив.
О черт. Это никогда не изменится.
Никогда!
Сейчас. Сейчас я соберусь и скажу ему.
Ведь я уже все решил. Пока мы плыли, я все решил.
А дальше решать опять не мне. И это, судя по всему, основная цель, которую я преследовал всю жизнь. Попадать в ситуации, в которых я сам уже ничего не решаю.
И оставаться там как можно дольше.
Так что я полежу тут еще немного, совсем чуть-чуть, и скажу Кесу…
Что?
Чтобы он сам решал?
Нет, это ему не понравится.
Скажу, что согласен?
Но я так уже говорил.
Он не поверил.
И что теперь?
Хорошо, я знаю, как начать.
Спрошу, почему, отлично зная, что Темный Лорд решился на убийство, он не отдал мне Наследство заранее.
Да. Так будет лучше всего.

Конец пятой истории

~*~*~*~


Глава 15. VI. About Lizards, Wizards and Cowards (часть 1)

История потенциально-драматическая, в которой профессор Снейп узнает много нового о должности Старейшего Князя, а мистер Малфой и Альбус Дамблдор о нем самом.

Если не можете убедить — сбейте с толку.
Гарри Трумэн


Гильгамеш у меня поселился. Вел себя на удивление тихо и через несколько дней - вместо того чтобы изводить Айса - изъявил желание отправиться с Драко в Хогвартс.
- У мальчишки скоро экзамены, - мрачно сообщил он мне. – А что у него в голове?
Этого я не знал.
Хотя теоретически предположить, конечно, мог.
В любом случае, Гильгамешу виднее. На то он и Тень. Сами знаете кого.
Да и Айсу будет поспокойнее.
Но все вместе вызывало у меня смутное беспокойство. И я старался занимать дни чем-то практическим, чтобы не думать о всяких отвлеченных вещах.
Например, о том, как Шефу живется в пентаграмме.
~*~*~*~
Осуществить мои грандиозные планы оказалось не так-то просто. Кес как будто нарочно в Ашфорде появлялся только по ночам, да и то от силы на полчаса. Справлялся о том, как я себя чувствую, и тут же исчезал снова. Гораздо раньше, чем я отваживался заговорить с ним.
Это было невыносимо.
Я человек.
И мне страшно.
Не хочу.
Я не хочу.
А он ничем не желает помочь!
~*~*~*~
Новым Министром магии стал Шелкболт. Не знаю, общался ли с ним Дамблдор, но сильно подозреваю, что да. Наших не трогали. Эйв преспокойно сидел дома. Его бабка выхаживала Уолли, а сам он не меньше двух раз в день присылал в Имение сов с просьбами напомнить Айсу о каком-то проспоренном замке с вампирами. Мне это здорово не нравилось, и я вяло раздумывал, а не напугать ли своими подозрениями Кеса. Как окажется сейчас, что Ашфорд давно проспорен Хозяином Эйву, Кеса удар хватит.
Останавливало меня только то, что Айс, конечно, человек со странностями, но не до такой же степени.
Я получил приглашение явиться лично к Шеклболту для беседы.
Разумеется, явился. По дороге жалел, что Дамблдор успел привести в порядок мой глаз.
- Я слышал, будто Волдеморт угрожал вам и вашей семье, - сходу заявил Министр.
И чего я, спрашивается, волновался?..
- И ваша жена втайне помогала Гарри Поттеру.
- Она очень рисковала, - кивнул я.
Дальше мы вели получасовой невнятный разговор о побеге из Азкабана. Беседа закончилась тем, что я подписал документ, в котором заявлял о полной своей непричастности к деятельности Темного Лорда. По крайне мере добровольной.
- Война затронула много семей, - сказал Министр на прощание, - мы пытаемся как-то им помочь.
- И Хогвартс, наверное, сильно разрушен.
- И Хогвартс, - согласился он.
Вот и договорились.
Я вернулся домой, отправил Эйву и Руди сов с подробным описанием беседы в Министерстве и взялся за «Пророки» в поисках информации о созданных в последнюю неделю благотворительных организациях.
Их действительно оказалось около дюжины. О помощи взывал даже основательно поредевший Попечительский совет Хогвартса.
Что ж, придется так или иначе поучаствовать в работе каждой.
А то неудобно.
~*~*~*~
Через неделю я понял, что мне кажется, будто Кес избегает разговоров. Просто раньше я почти никогда не жил дома. А если и жил, то всегда был чем-то занят. А теперь я был занят исключительно лежанием на диване на Тревесе, и все кому не лень использовали меня в качестве доски объявлений.
«Сев, передай Крису…», «Сев, скажи Кассандре, что встреча перенесена…», «Сев, когда появится Князь, попроси его…», «Как? Шляпы здесь нет? А где он тогда?..»
Я терпеливо передавал, говорил, просил и даже врал, что видел Дамблдора буквально несколько минут назад. Просто так. От скуки.
- Северус, я был вчера на твоих похоронах, - радостно сообщил мне Альбус, явившись однажды утром и не застав Кеса в замке.
Ой.
- А что они хоронили?
- Ну, не знаю. Что вы там оставили, то и хоронили.
«Прелесть какая», - сказал бы Фэйт.
Но я не Фэйт.
- А я вот на ваши не попал.
- Ничего, - усмехнулся он, - Том представлял твои интересы.
Значит, он все знает.
Ну конечно, знает. Глупо было сомневаться.
Это я только лежу, умираю и ничего не знаю.
Спас меня Фламель.
Он зашел как-то к вечеру, присел рядом и очень тепло поинтересовался, отчего я, собственно, так долго тут валяюсь.
Я пожал плечами.
- Не следует бояться своих желаний, молодой человек, - улыбнулся он. – Надо давать им возможность исполниться.
- Если бы он, - я кивнул на пентаграмму, - боялся своих желаний, всем было бы лучше.
- Ну, это случай исключительный. Ваши желания находятся в пределах ваших возможностей.
- Зато за пределами… всего остального.
Не было смысла притворяться. Да и не хотелось.
- Вам нужно закрыть глаза и сделать шаг вперед. Попробуйте. Ведь вы не знаете, что ждет вас за поворотом. И пока не повернете - этого не узнать. А стоит ли бояться неизвестности? Вы же не боитесь темноты.
- Нет, - я и сам улыбнулся, немного завороженный его усыпляющим голосом.
Не боюсь. Нет в темноте ничего страшнее меня самого.
- По-вашему, я не вижу, что вокруг меня происходит?
- Ник, Альба заходил? – раздалось от Западного камина.
- Именно, - тихо ответил мне Фламель и поднялся Кесу навстречу.
В одном он прав точно. Хватит уже тут строить из себя умирающего.
- Севочка, обедать будешь?
Об этом даже думать было страшно, но…
- Буду.
- Вот и славно.
Я изловчился и, когда они усаживались, нагло влез между ними. Терять мне было нечего.
Они удивленно переглянулись и синхронно раздвинули свои стулья.
Не знают.
Дамблдор не говорил им.
И правильно сделал.
«Два старых Ника».
В таком деле как раз им и пристало мне помочь.
Я хочу забрать Наследство.
Нет, не так.
Я хочу захотеть забрать Наследство.
Вот.
Я хочу получить Наследство. Как можно скорее и по собственному желанию.
~*~*~*~
Все-таки Гильгамеш меня нервировал. Что я и понял окончательно, когда он отбыл в школу. Там от него особого вреда можно было не ожидать, его все равно никто не видит, а Драко несомненная польза.
Сначала я хотел рассказать об этом Айсу. Чтобы он тоже не волновался. Я даже явился на Тревес.
И ничего говорить не стал.
Айс был до странного не похож сам на себя. Слишком… тихий, что ли.
Мне не нравилось его состояние. Он как будто спал.
Не нравилось, как он согласен со всем, что бы я ни сказал.
Не нравилось его безразличие. Он так и не спросил про Тень.
А еще он не спросил про Драко, Нарциссу, Эйва, Руди, школу и Министерство.
Он вообще ничем не интересовался.
Я понаблюдал за ним минут пятнадцать, во время пустого бессмысленного разговора ни о чем, и расстроился. Такие вещи называются в книжках «затишье перед бурей». Я понимал, что он устал. Очень устал за последний год. Больше, чем мы все.
Но это ничего не значит.
Он только слегка оживился, когда появился Кес.
Интересно, Кеса самого не беспокоят такие сомнительные изменения?
Я посмотрел вопросительно и незаметно кивнул на Айса.
- Не кидай в воду камней, Люци, - усмехнулся Кес. - Начнется рябь, и исказятся все отражения.
Это он тут за отражениями вот так наблюдает?! Теоретик-экспериментатор!
Мне не нужны отражения.
Я и так прекрасно вижу, что все плохо.
- Какого водяного черта ты уже неделю ничего не делаешь? – сердито спросил я Айса, имея твердое намерение поднять его на ноги. Хоть на время.
- А что мне теперь делать? – равнодушно удивился он.
- Вот совсем нечего, да? – съязвил я.
- Ты знаешь, я эти дни постоянно думаю: отчего так странно все сложилось? Одно к одному.
- Как положено, так и сложилось, - решительно заявил я.
- Смотри, Севочка, какой трезвый взгляд на предмет, - засмеялся Кес.
- Хорошо, что трезвый, - слегка улыбнулся Айс и снова застыл. А ведь раньше разозлился бы.
Может быть, обидеться?
Хотя вряд ли это поможет.
- Ты понимаешь, почему все так сложилось? – вдруг уставился на меня Айс.
Конечно.
Потому что я вернул Гильгамеша.
Ну… и еще тут вот некоторые уверены, что иначе и быть не могло.
- Жив остался – радуйся, - грубовато сказал я, подумав, что так ему сейчас будет лучше.
- Это-то и странно, - вздохнул он. – Я не понимаю почему.
- Слишком многие хотели тебя спасти, Севочка, - помог мне Кес.
- Почему?
- Ну… тебя любят окружающие. Разве это плохо?
- Это подозрительно, - процедил Айс.
~*~*~*~

Я так измучен борьбою с тобой,
Что мне плевать, чем закончится бой.
«Секрет»


- Что ты думаешь делать с камнем? – решил я начать издалека, как только мы остались одни.
- Пока ничего. Пусть лежит.
Ну да, ну да. Посмотришь на него - и сразу вспомнишь о вечном.
Даже если не хочешь.
- Ты предлагаешь подождать, пока не всучишь мне свое Наследство?
- Это ничего не изменит.
- Это как раз все изменит. Если я заберу Наследство, то клятва протухнет. Я же умру.
- Что так мрачно?
- Да не хочется пока. Хотя… и шрам на шее есть.
Он, не отрываясь очень серьезно смотрел на меня, как будто решая что-то, потом сказал:
- Шрам на шее тебе, пожалуй, пригодится. Внешние атрибуты бывают крайне полезны. Но при чем тут смерть?
- Я понимаю, что ты не считаешь это смертью, но давай называть вещи своими именами.
- Давай.
Что-то мне в его тоне не нравилось.
- Чтобы отдать Наследство, тебе придется убить меня.
- Это кто же такое сказал?
Не понял…
- Ты.
- Я?! Когда?
- Нет, подожди… - я сел.
Он пытается так меня успокоить?
Чтобы я не боялся?
Но это же глупо.
Я взрослый человек, в конце концов!
- Кес, ты говорил, что если я захочу, то могу стать величайшим волшебником…
- Говорил. Все данные для этого у тебя были. Но, во-первых, я уже давно этого не говорю. А во-вторых, не вижу связи. Ты Хозяин Ашфорда. Замок не может принадлежать вампиру.
- А кому он может принадлежать?.. Тебе может? – я изо всех сил ущипнул себя за руку, чтобы хоть немного прийти в чувство.
И вообще понять, что тут происходит.
Но ничего не изменилось. Я так и сидел на диване, а он стоял рядом, опершись коленом на стул, и глядел на меня то ли насмешливо, то ли скептически. Я не мог разобрать.
Да и неважно это было.
- Теоретически - да. Практически – вряд ли.
- Почему?.. – бессмысленно спросил я. Мне просто было нехорошо.
Еще один щипок, теперь за правое запястье, тоже положения не поправил.
- Хозяин ты, Севочка, а вовсе не я. Старейший Князь – только почетный титул. Сплошные обязанности и никакой радости. Обязанности следить, чтобы у Замка был Хозяин, чтобы Семье было где жить, чтобы, не дай бог, ничего ни с кем не случилось. Обязанность растить Наследника, если это некому делать. Все, что тебе давно пора делать самому. Я занимаюсь этим почти семьсот лет. Мне наскучило немного, как ты мог бы уже понять.
Фэйт не считал его вампиром. А Фэйт никогда не ошибается.
Никогда.
- Семьсот лет? – повторил я как попугай.
Мысли путались, сосредоточиться казалось невозможным.
Он не вампир.
Он ящерица.
Боже мой…
С чем я связался?..
Вот сразу мне это тогда не понравилось. Надо было спросить его. Чего я, дурак, постеснялся?..
Я закрыл глаза, чтобы его не видеть.
- Кес, что ты натворил?.. Что ты натворил, Кес?..
Он, разумеется, ничего не ответил, и глаза пришлось открыть.
- Так важно было уговорить меня?
- Да это неизбежно. Ты в любом случае являешься Наследником и Хозяином Ашфорда.
- Но мне же не нужно становиться вампиром!
- Разве я когда-нибудь говорил, что тебе нужно становиться вампиром?
- Это подразумевалось!
- Ты себя слушаешь?
- Ты требовал, чтобы я согласился! – я вскочил на ноги, - Чтобы я… Ты же мне всю жизнь испортил! Ты! Ты! Ты мерзавец, Кес! Негодяй! Ты…
- Все, что смог, ты, Севочка, испортил сам. Больше того, ты прекрасно это понимаешь, оттого сейчас так и раскричался.
- Я? Да я только и думал, как избавиться и от тебя, и от твоего проклятого Наследства!
- Что же тебе помешало?
- Я… я считал, что это мой долг! Ты внушал мне, что это мой долг! Ты что натворил, Кес?!
- Каждый волен творить, что нравится. А все остальные вольны относиться к этому, как нравится им. Посмотри на Томми.
- Я считал тебя богом!
- Не кощунствуй.
- Тебе опять смешно?! Смешно?! Действительно, почему бы не посмеяться? Над идиотом! Я же всегда тебе верил! Всегда!
- Начнем с того, что ты никогда мне не верил. Ты никому никогда не верил.
- Я хотел тебе верить…
- Согласен.
- Но ты… как только я начинал тебе верить, ты всегда делал что-нибудь такое…
- Делал?
- Говорил… Кес, ты же всегда делал одно, говорил другое, а… а думал вообще Мерлин знает что!
- Могу тебя крупно разочаровать, Севочка. Что я при этом думал, не знает даже Мерлин.
- Кес, как так можно?..
- Чтобы сам Великий Мерлин не знал, о чем я думаю? Никого не касается, что я делаю, а уж тем более - думаю.
- Зачем, Кес? – спросил я, стараясь не обращать внимания на его насмешки. - Ты же превратил меня в параноика, шарахающегося от собственной тени.
- Я превратил тебя в человека.
- Ты превратил меня в чудовище!
- Ты сам превратил себя в чудовище, Сев, - устало отмахнулся он. – Хочешь ощущать себя чудовищем – твое право.
- Ты говорил, что если я приму Наследство, то метки не останется.
- И что?
- Это была ложь.
- С чего такие выводы?
- Если принятие Наследства не сопровождается…
- Ничего подобного я не говорил.
- Ты говорил… говорил, что после этого все станет по-другому… Но если принятие Наследства не предусматривает превращения в вампира... Что ты морщишься?
- Твое невежество иногда непостижимо. Как можно делать такие ошибки?
Меня мутило от бессильной ненависти. Я убью его…
Не знаю как, но я его убью.
Не вампир.
Что же, тем хуже для тебя.
- И сколько ты протянешь, если, например, не давать тебе превращаться в ящерицу? – я изо всех сил старался успокоиться, но у меня даже руки тряслись.
- Это, Севочка, нереально.
- Отчего же?
- Потому что на самом деле я геккон. А человек – анимагическая форма. К сожалению, не очень удачная, но тут уж ничего не поделаешь.
Мне потребовалась почти минута, чтобы осознать услышанное, проанализировать, понять, что это невозможно, и опознать очередную из его идиотских шуток.
- Кес, тебе не надоело надо мной издеваться? Это оказалось так весело, что ты не можешь остановиться даже сейчас?
- Ты не представляешь, Севочка, до какой степени бываешь забавен. Привычка опять же. Будь снисходителен. Я человек, обремененный возрастом, радостей мало, да и привычки мне менять сложно.
Все. Не могу больше.
Урод!
Нет, ну он просто Урод!
- Ты лжец. Сколько бы ты ни занимался своей казуистикой, тебе это не поможет. Потому что ты лжец, - как можно спокойнее сказал я.
- Да мне ничего уже не поможет.
- Я тебя ненавижу!
- Столько эмоций. И все человеческие, - он глядел на меня… оценивающе. – В целом я доволен результатом. Даже очень.
Мерзавец! Какой же он мерзавец! Господи, никогда в жизни мне не было так плохо.
- Сволочь!
Я вскочил и бросился к себе.
~*~*~*~
Ник, я свободен. К.
~*~*~*~

Чтоб из-под земли не лез,
На тебе поставлю крест,
Трижды плюну на могилу,
До свиданья, милый, милый…
«Агата Кристи»


Ах ты, мерзавец! Значит, никогда не говорил, что вампир?!
Не говорил. Строго говоря, я даже не могу обвинить тебя во лжи. Ах ты, старая сволочь! Это, значит, ты меня так воспитывал!
Ну, подожди! Я тебе устрою!
Ты еще плохо меня знаешь, Кес. Очень плохо.
Загадочный ты наш! Ладно, теперь я знаю, как тебя расшифровывать!
Ты думал, я дурак такой, конечно, сам не догадаюсь!
Я идиот, видимо.
Слабоумный.
А ты весь такой мудрый и непостижимый. Обманул мальчишку, напугав до смерти. Есть чем гордиться!
Ну, подожди, Кес! Я ведь очень злой. Очень, очень злой, это ты правильно заметил. И память у меня хорошая.
Очень хорошая.
А Фэйт-то тебя, обманщика, сразу раскусил. Вот ведь с первой минуты раскусил. Потому что хренов ты фальсификатор, Кес. Если даже Фэйт сразу догадался. И я выведу тебя на чистую воду. Все узнают, что никакой ты не вампир, а всего лишь обычный человек.
И маг-то ты средненький. Очень средненький.
Фокусник балаганный!
Шут! Шут в колпаке с бубенцами!
Боже, как же я тебя ненавижу!
За все.
За то, что ты всю жизнь раскидывал передо мной свой балаган.
И за то, что так напугал меня.
И за то, что я считал себя трусом, отлынивающим от исполнения своего долга.
И просто за то, что ты есть.
Ах ты, гад!
Cколько строил из себя! «Весь мир на ладони…» Это у тебя, что ли, мир на ладони?
Мерзкое, злое чудовище! Если ты не вампир, то это еще не значит, что ты не убийца. В двенадцать лет. Зарезал. Сам рассказывал.
И меня в двенадцать лет чуть убийцей не сделал, тварь такая!
Ненавижу!
Уничтожу.
И не думай, что не смогу. Смогу. Я… Я заберу свое Наследство! И ты станешь никем. Просто отвратительной тварью! Ящерицей. Каковой ты и являешься.
Думаешь, ты кому-нибудь будешь нужен? Да никому! Дамблдор с Фламелем никогда тебя не простят. Никогда! Как и я! Для них это все даже хуже, потому что ты прикидывался их другом. Лжец! Ты лгал им так же, как лгал мне. Всю жизнь. И они не простят тебя. Потому что если по отношению ко мне ты просто дрянь, то по отношению к ним ты предатель. А предателей не прощает никто. Никогда. И Фэйт в секунду забудет, кто ты вообще такой! Он кто угодно, только не бескорыстный благодетель. Мигом сообразит, что взять с тебя больше нечего. Я заберу Наследство, и у тебя не останется ничего. У тебя ничего нет. Тебе так понравилось жить в моем замке, что ты не потрудился обзавестись даже хибарой, в которой смог бы спокойно подохнуть.
Не вампир?
Отлично.
Ты всего лишь человек. Старый, подлый, мерзкий, слабый и никому не нужный.
Трус!
О да, ты просто трус.
Иначе зачем бы ты столько лет притворялся бессмертным и всесильным? Чтобы не дай бог не сунулся никто?
Притворялся перед всеми.
Даже перед людьми, которых называл своими друзьями.
Лицемер!
Ведь я вру.
Это они считали тебя другом, а ты называл их «старыми приятелями».
Подонок! Ведь ты даже здесь подстраховался!
Но я теперь знаю, как тебя уничтожить. И ждать я не намерен. Ни дня не намерен. Ты ничего из себя не представляешь. Ты ничто. Пустое место. Тебя нет!
Слышишь?!
Тебя нет!
Тебя! Больше! Нет!
~*~*~*~

Все соловьи ревниво пели,
Когда среди земных тревог,
В последний раз он на дуэли
Сломал дамасский свой клинок.
Я. Халецкий


- Как Сев?
- Отлично.
Кес сидел за столом и в задумчивости водил пальцем по деревянной поверхности. Однажды я видел, как он рисовал так что-то, но сейчас линии не появлялись. Ничего не было.
- Он жив вообще? – я нервно оглянулся на пустующий диван.
- Более чем.
Не нравятся мне такие односложные ответы. То ли он расстроен чем-то, то ли думает о другом.
- Что-то не так?
- Все отлично, Люци. Все идет своим чередом.
- Ты странно выглядишь. - Это я из вежливости. Выглядел он отвратительно. - Сев у себя?
- В Западном, - он кивнул на лестницу.
Нет, мне решительно все это не нравится.
Я взлетел наверх и принялся искать Айса. Сходу ничего не получилось, и пришлось воспользоваться старой системой. То есть подняться на самый верх и уже оттуда…
Он стоял между обломков двух снесенных демоном башен и разглядывал лес.
- Айс?
- Да? – он обернулся.
- У вас что-то случилось?
Он сделал неопределенный жест рукой и раздраженно заявил:
- Не знаю, как я должен ответить.
Ну, тогда я не знаю, что еще спрашивать.
- Этот… там?
- Кто?..
У него стало такое лицо, как будто он сейчас меня ударит.
- Кес?..
- Да! – выкрикнул он и сразу закашлялся.
- Там…
Может быть, это не Айс уже, а его инфери?
Что с ними с обоими случилось?
Айс, продолжая держаться рукой за горло, пронесся мимо меня обратно в замок, и я испуганно побежал следом.
Из-за камня этого несчастного, что ли?
А они как думали, такую пакость в доме держать.
Айса я не догнал, и, когда вышел на лестницу, ведущую на Тревес, он уже орал внизу.
- Убирайся отсюда! Чтобы я тебя больше не видел! Никогда!
Прелесть какая…
Я навалился на перила и бездумно слушал все это.
В голове было пусто.
И противно.
На лестничную площадку высунул голову Крис. Но не вышел.
- О чем они, а? – растерянно спросил я.
- Бог у бога портянки украл, - Крис сделал два шага вперед, с любопытством глянул вниз и сразу отошел, видимо не желая, чтобы его заметили. – Ну, рано или поздно это должно было случиться.
Значит, Крис тоже считает, будто все идет своим чередом.
Ну и что?
А мне не нравится.
Какого черта Кес обязан это слушать?
Я спустился на Тревес, обошел продолжающего орать Айса, ухватил Кеса за рукав камзола и аппарировал домой.
- Люци, ну вот скажи, что ты делаешь?
- Дождешься, пока он тебя покусает.
Кес не мог понять, серьезно я говорю или нет, и это стало для меня основным показателем его абсолютно разобранного состояния.
- Да нет, - он наморщил лоб. – Не должен вообще-то. Что же он, по-твоему, вообще ничего не соображает?
- По-моему, уже ничего. Ты заметил, что он тебя выгнал? Из «своего замка».
- Это-то как раз хорошо.
- А чего тогда вздыхаешь?
Он помолчал.
- Зря ты, Люци, не дал Севочке выговориться.
- По четвертому разу одно и то же? Хватит с него. Помолчать тоже иногда полезно.
~*~*~*~
Никто и никогда не умел так мимоходом нахамить мне, как Фэйт. Вот просто взял и аппарировал. Не со столом же мне ругаться!
Возможно, так даже лучше.
Видеть его не могу!
Он не сможет не отдать мне Наследство, раз я Хозяин замка. Стану Князем и убью его.
За все.
А еще лучше - пусть убирается к дьяволу. Только не хватало руки марать о каждую склизкую ящерицу.
И Фэйт еще пожалеет, что поссорился со мной. Он тоже член Семьи. Никуда не денется. Я заставлю его слушаться. Точно так же, как и всех остальных.
~*~*~*~
Айс явился к вечеру, посмотрел на меня с ненавистью и, не разжимая зубов, прошипел, что ему нужен Кес.
Вот только пусть попробует начать тут орать. Я вообще все перекрою.
~*~*~*~
Если бы это было возможно, я заставил бы его отдать Наследство в тот же вечер. Но Крис сказал, что нужен кворум, и отправился его собирать.
Что ж, до завтра можно и подождать.
Но не дольше.
- Сегодня останешься здесь, - как можно спокойнее произнес я. - До завтра не смей никуда деваться. А потом я не желаю тебя больше видеть.
Мне показалось, что по губам его скользнула чуть заметная улыбка, но если она и была, то тут же пропала.
Задумал какую-нибудь гадость?
Да ничего ты не сделаешь!
Мне не четырнадцать лет, и ты больше никогда так меня не напугаешь, отвратительный обманщик! Я теперь сам тебя напугаю. Так напугаю, тварь безмозглая, что надолго запомнишь, как со мной такие шутки шутить. Подожди! Я тебе устрою!
~*~*~*~
Айс как-то очень резко замолчал, взмахнул руками и внезапно рухну на пол. Так неожиданно, что я не только не успел его подхватить, а даже после этого стоял несколько секунд, и в голове почему-то вертелась единственная совершенно идиотская мысль о том, что отравить его нельзя. Невозможно. Его - невозможно. Никогда с ним такого не было. Только в детстве. Но, насколько мне известно, он уже давным-давно на себе яды не проверяет.
Пока я обдумывал эту в высшей степени разумную идею, Кес уложил нашего параноика на кушетку, подошел к камину, и вызвал Фламеля.
Тот появился сразу же, отряхнул пепел с мантии мне на пол, скептически оглядел Айса и спросил:
- Что, не помогло?
- Помогло. Но плохо.
- Вот сколько раз я тебе говорил, что прямой удар в голову – не лучшее средство вернуть человека к реальности.
- Не лучшее, - покорно согласился Кес. – Но самое верное. У этой твари яд какой-то был допотопный.
- Ты так и не разобрался?
- Разобрался. Парализовал нервную систему. Но я не смог найти настоящего противоядия. А теперь смотри, как забегал.
- Тоже вариант, конечно. Если не добегается.
- Не добегается. С чего бы.
Во время этого короткого разговора Фламель извлек из кармана мантии небольшой нож, слегка надрезал Айсу руку, собрал кровь в стеклянный флакон и залечил порез волшебной палочкой.
- Через час скажу, - заявил он на прощание и исчез в камине.
~*~*~*~
Когда я пришел в себя, злиться уже не хотелось. Фэйта не было, а Кес сидел рядом и в неровных отблесках свечей был как будто похож на свою тень.
Ночь. Западное крыло. Как будто ничего и не происходило.
- Послушай, Кес, а как тебя все-таки зовут? По-настоящему?
Я знал, что он не скажет. Не может же ему настолько чувство самосохранения отказать. Но было любопытно, как ответит.
- Вспомнить бы, - усмехнулся он.
- Я действительно не хочу тебя больше видеть. Никогда.
Ничего я не мог прочитать по его лицу. Оно как было чуть насмешливым, так и осталось.
А я хотел сделать ему больно. Раз он человек, значит, ему можно сделать больно. И я хочу увидеть эту боль.
- Как скажешь, Севочка, как скажешь.
Он поправил мне подушку и ушел. Вот просто ушел - и все.
Ненавижу его.
Не-на-ви-жу.
~*~*~*~
Я так нервничал, что заставил Кеса подробнейшим образом расписать, как что будет происходить. В его заверения, что это все пустяки, достаточно всех собрать и объявить о смене Князя, я не верил ни секунды и категорически заявил, что без меня он никуда не пойдет.
- Без тебя не пойду, - кивнул он, напугав меня этим еще больше.
- Что Фламель про кровь сказал?
- А, пустяки.
Ну сил моих больше нет!
- Уточни, сделай одолжение.
- Все в порядке.
- А почему Севу вчера плохо стало?
- Ну, знаешь ли, всем иногда нужно отдыхать.
Да уж, ему бы самому точно не помешало.
- Люци, нам пора.
Он оперся о мою руку, и я, окончательно убедившись, что все плохо, аппарировал с ним на Тревес.
Там было очень холодно и полно народу. К счастью, рядом с нами мгновенно оказался Крис, и я немного успокоился.
Кес не обманул. Все прошло торжественно, но быстро. Айс выглядел спокойным, очень серьезным и был бледнее обычного, хотя это и казалось невозможным. Кес в полной тишине объявил его Князем и отдал свой медальон.
~*~*~*~
Может быть, я бы и сделал с ним какую-нибудь гадость сразу, но Фэйт все время стоял рядом. Будто чувствовал, что нельзя отходить. А как только Кес отдал медальон, так вообще подхватил под руку и притянул к себе, загородив от меня.
Ну, ничего. Можно и не торопиться. Кес такой же член Семьи, как и все. Никуда теперь не денется. Не сможет же Фэйт все время вокруг него виться. Сейчас просто не очень подходящее время. Это во-первых.
А во-вторых, я все равно не знаю, что с этим уродом можно сделать. Не убивать же его, в самом деле. Так тоже нельзя.
На Тревесе стало шумно, а я провожал глазами Фэйта. Крис зачем-то стал ему помогать, подхватив Кеса под руку с другой стороны, и это окончательно меня разозлило.
- Отойдите от него! – громко потребовал я. Было любопытно посмотреть, проверить, послушаются ли они такого приказа. Они ведь вроде бы обязаны теперь повиноваться.
Крис мгновенно отошел в сторону, а Фэйт, не оборачиваясь, завел правую руку за спину и… показал средний палец.
Меня бросило в жар. Я невероятно разозлился, что он сделал это при всех. А еще лорд!
~*~*~*~
- Вот и славно, - Кес тяжело опустился в мое кресло, но вид имел невероятно довольный.
- Чему ты радуешься?
Даже я не ожидал, что Айс может так себя повести.
- Все как надо, Люци. А то, что тебе не нравится, - это мелочи, на которые не стоит обращать внимание, - он устало прикрыл глаза. – То, чего он много лет не мог сделать из чувства долга или любви, он сделал из ненависти. Во всяком случае, он так думает.
- Кес, пойдем в парк.
- Давай после обеда. Я устал.
- Тебе не с чего было уставать. Мы провели в Ашфорде от силы полчаса.
- Но каких. Я лет пятьсот мечтал об этом. Ты вообще можешь себе представить, что такое мечтать пятьсот лет? Как же они мне надоели, описать не могу. Пока я буду наслаждаться моментом. Отдать такое дело в такие руки – это суметь надо было. Я, в общем, гений. И имею право хоть пару часов порадоваться этому факту. Так что изволь не мешать. Лучше помоги встать.
Мне страшно все не нравилось, но пришлось отвести его в спальню.
Может быть, он передал Айсу что-то такое, без чего у него самого теперь будут проблемы? Айс говорил как-то, что у бывшего Князя ничего своего не остается. Я тогда подумал, что он имеет в виду вопрос материальный. Айс и сам, по-моему, так думал. Но ведь все может быть совсем иначе.
Из-за чего они так сильно повздорили, Кес мне ночью сказал. И сразу стало ясно, что имел в виду Крис. Естественно, рано или поздно это должно было случиться. И сейчас самое время. Айсу надо чем-то заниматься, иначе окружающим будет очень плохо. Шефа больше нет, развлекать его некому. В целом, все как надо, в этом Кес прав, но… что мне теперь делать?
~*~*~*~
Первые сутки я занимался только тем, что пытался не сойти с ума. Простота процедуры передачи Наследства во всю компенсировалась сложностью последствий.
Во-первых, можно было выкидывать перстень. Точнее, обзавестись Наследником и отдать эту бесполезную вещь ему. Я и так знал теперь, кто есть в замке, где, а иногда даже чувствовал, чем они занимаются. Промучившись от этого знания около часа, я приспособился от него абстрагироваться. Заодно понял, что в свое время Кес забрал у меня перстень вовсе не для того, чтобы искать трикстеров, а чтобы я сам их не чувствовал.
Во-вторых, я вообще в целом знал, кто из членов Семьи где находится и все ли с ними в порядке. Такое общее смутное ощущение, которое, скорее всего, абсолютно положительным не может быть никогда. Обязательно что-то у кого-то не так, и я, видимо, должен просто поглядывать, чтобы это «не так» оставалось в пределах допустимого. Научившись уже отключаться от замка, с этим я справился без труда.
В-третьих, прямо там, на Тревесе, благо днем на нем всегда было тихо и пусто, я принялся осваивать трансформацию. Я, конечно, слава Мерлину, не ящерица, хвосты и лапы отращивать не умею, регенерировать клетки - тоже и до бесконечности жить не смогу. Но в летучую мышь превращаться обязан. Никому не надо знать, что Князь нашего клана – человек. Это непрестижно. И очень опасно. С одной стороны, меня нельзя убить как вампира, и Кес, судя по всему, активно этим пользовался, с другой стороны, меня гораздо проще убить как человека. Так что хотя бы летучую мышь освоить необходимо. В целом Кес не врал. Раз говорил, что, став Князем, сразу полечу, значит, так оно и есть.
Промучился я до вечера. Сделал все стены Тревеса зеркальными и много часов подряд постигал эту науку, пока, окончательно обессилив, не свалился прямо в пентаграмму.
Вот зачем Кес его здесь положил, а? Нарочно ведь. Прямо на виду. Чтобы я все время на него смотрел и помнил, как делать можно, а как нельзя. Что из чего получается и к чему это приводит.
А мышь из меня получилась самая обычная. Никаких полос, красивых цветов или еще чего-нибудь. Даже черной ее не удалось сделать, хотя я и очень старался. Какая-то серо-бурая и совсем незаметная.
По некотором размышлении я решил, что это к лучшему, и улетел ночевать в лес. Я давно там не был и здорово по нему скучал.
~*~*~*~
«Радовался факту» своей гениальности и «наслаждался моментом» Кес довольно странно, видимо, решив, что удобнее всего заниматься этим в бессознательном состоянии.
Чем ему помочь, я не знал.
Даже подумал от расстройства: вдруг это Айс так… колдует. Кто их знает, что они могут, а что нет. Выяснить это окончательно, например, написав ему, я так и не решился.
Оставались Дамблдор с Фламелем.
Но я не знал, как их найти.
После обеда Кес пришел в себя и, по обыкновению, сообщил мне, что все отлично.
- Ты что-нибудь хочешь?
- Вообще-то да, но у меня пока наглости не хватает просить тебя об этом.
Вот еще новости.
Язык так и норовил ляпнуть: «Все, что угодно!», но я сдержался.
- Может быть, все-таки попробуем?
- Я подумаю.
Так ничего и не надумав, к вечеру он опять отбыл в астрал.
Честно говоря, я был здорово напуган.
Сидел рядом и вспоминал, как он в подобной же ситуации сказал мне: «Вот уж никогда не думал, что это будешь именно ты».
Я тоже не думал. Никогда.
Мне понадобился не один год, чтобы понять, о чем он говорил. Именно в тот день он решил, что это буду я. Даже не он решил, а просто так получилось, и он не стал ничего менять. Ведь мог попросту стереть мне память. Но не сделал этого.
Хотя он-то знал, что я как бы родственник. Это я ничего не знал.
На следующее утро, окончательно отчаявшись сам разобраться в его бесконечных полубредовых заверениях, что «все отлично», я вызвал целителя из Мунго.
Разумеется, это оказалось не лучшим решением.
Но что еще можно было придумать?
- Попытайтесь, пожалуйста, вспомнить, - сказал пожилой целитель, внимательно осмотрев его, - возможно, у вас было какое-нибудь серьезное потрясение?
- Потрясение? Было, конечно. Когда этот байстрюк недобитый, Тиберий, ввел налог на имущество.
Господи, что же он несет?..
- Кто? – не понял старичок.
Я угрожающим тоном прошипел что-то невнятное.
- Но это действительно было одно из сильнейших потрясений, которые я помню, Люци, - развел руками Кес. - После тоже, конечно, случалось, но, сам понимаешь, уже не так.
Самое смешное, что я отлично его понимал.
Прелесть какая.
Целитель еще немного похлопотал над ним, потом вывел меня в коридор и всучил список зелий.
- Хуже всего то, что он заговаривается, - вздохнул старичок.
Он не заговаривается. Он придуривается.
- Понимаю, - скорбно кивнул я, борясь с бешеным желанием пойти и набить Айсу морду. Желательно прямо сейчас.
- Сколько ему лет?
- Не знаю, - получил он мой абсолютно честный ответ и попрощался.
Я сжег список лекарств волшебной палочкой и вернулся в спальню.
Кес сидел на постели и с удивлением рассматривал левую руку, которую умудрился не до конца трансформировать в белое крыло.
- Куда собрался? – ледяным тоном спросил я, лихорадочно соображая, как его остановить.
Никуда он не полетит! Даже если умудрится сделать два крыла или трансформироваться полностью.
Не пущу.
Ни за что.
Беспокоился я напрасно. Он превратил крыло обратно в руку и, видимо, исчерпав этим все свои возможности, снова отключился. К счастью, ненадолго.
- Кес, ты куда хотел отправиться? – спросил я, когда он пришел в себя. – Ты уверен, что я не могу тебе помочь?
- Я уверен, что ты не захочешь.
Он собирался к Айсу. И это очень плохо, потому что он Айса любит, а Айс его опять выгонит. И я не уверен, что он переживет это и второй раз. Захочет, наверное, с ним объясняться, а Айсу не надо ничего объяснять, он просто холит свою ненависть.
Как бы не дать ему этого сделать…
- Люци, ты не мог бы…
Не надо! Вот только не перед Айсом. Я категорически не желаю, чтобы он это видел. Потому что он только порадуется.
- Нет, - решительно заявил я, стараясь не смотреть ему в глаза. – Севу нечего здесь делать, Кес, поверь мне. Вот поправишься, и тогда…
- Вообще-то я хотел, чтобы ты позволил Альбе меня навестить, он волнуется, - чуть насмешливо протянул Кес. – Но боюсь, что это испытание окажется тебе не под силу.
Я так обрадовался, что речь пойдет не об Айсе, что, кажется, согласился бы на кого-нибудь и пострашнее Дамблдора.
- Ты напишешь ему?
- Зачем? – удивился Кес. – Просто когда он зайдет, впусти его.
- А откуда ты знаешь, что я все перекрыл?
- А ты Севочки боишься, - усмехнулся он.
- Я не его боюсь, а его выходок. И когда он орет, не выношу просто.
- И в чем разница?
В самолюбии, между прочим.
~*~*~*~
- Люциус был в Министерстве?
- Не знаю.
- Ты ведь не думаешь, что я в это поверю, правда?
- Но… я действительно не знаю, Альбус. Мы… поссорились.
- Вот как? Хорошо, не волнуйся так. А где Кес?
- И с ним тоже, - решительно ответил я, понимая, что особо терять мне уже нечего. – Я… я выгнал его.
- Кого? – Дамблдор правой рукой сдвинул очки на край носа и совершенно обалдевшим взглядом смотрел на меня поверх них. – Кого выгнал? Куда?
- Кеса! – рявкнул я. – Этого обманщика! И я не знаю, куда он делся, главное, что убрался из моего замка.
- Обманщика?
Альбус водрузил очки на место.
- Он никакой не вампир!
- В смысле?
- Не смейте притворяться! Вы не могли этого не знать!
Я видел, что он в совершеннейшем ступоре, но мне так хотелось хоть на ком-то сорвать свою обиду. Этот старый лгун провел меня! Провел как мальчишку!
- Но это невозможно… - пробормотал Дамблдор. – Северус, ты ошибаешься! Ну конечно… конечно… Боже мой…
Альбус закрыл лицо руками, и я на секунду подумал…
Но он смеялся.
- А я все не мог в толк взять, почему он так трикстеров испугался… Я еще тогда… Ведь я почти догадался. Господи, каким же я оказался старым глупым мерином, Северус.
Он смеялся.
- Ради бога, Альбус, - раздраженно сказал я, - что вы находите тут веселого? Он всю жизнь водил вас за нос, так же как и меня! Это смешно?
- Очень. Но боюсь, тебе сложно будет так сразу оценить комизм ситуации. У нас ведь с тобой весьма подходящие для этого носы. Ты не находишь?
- Не нахожу! Если вам нравится, что вас столько лет держали за полного идиота, то я…
- Если он смертен, Северус, то я должен ему гораздо больше, чем всегда думал. Настолько больше, что… Видишь ли, есть услуги… я бы их, возможно, не принял, если бы знал… Ты точно уверен? Хотя, да, так все сходится. Не очень приятно чувствовать себя абсолютным ослом, да?
Да не то слово.
- Не очень.
- Интересно, Ник знал? Вот кто посмеется.
- Если не знал, то ему будет еще противнее. Его этот мерзкий лгун обманывал намного дольше, чем нас с вами.
- Вообще-то я думаю, что Ник в курсе.
- И за столько лет ничего вам не сказал?! Он же ваш друг!
- Очевидно, потому и не сказал, - опять засмеялся Дамблдор.
- Я забрал Наследство.
Вот так. Теперь тебе не смешно?
- Это настолько просто?
- И быстро. И для этого не надо становиться вампиром!
По-моему, он испугался.
- Тебе не следовало говорить мне об этом, Северус. Судя по всему… То, что у вас Князь - человек, лучше держать в рамках Семьи.
- Он не человек, он - ящерица, - зло прошипел я.
- Тем более.
И он опять засмеялся.
~*~*~*~
На подоконнике сидел феникс и смотрел на меня черным сердитым глазом.
- Ты знаешь, что нужно делать? – спросил я его, усмехнувшись. – Тут твоими слезами не поможешь.
Вместо ответа он тряхнул левой лапой, и я увидел привязанный пергамент. Ну у Дамблдора и почтальоны, а я в свое время еще восхищался ашфордскими летучими мышами.
- Отдашь мне?
Он глянул на Кеса и снова уставился на меня. Может, его оглушить для верности? Уж больно интересно, что Кесу Дамблдор написал. Ведь Айс наверняка рассказал ему о произошедшем. Ни для кого из них Кес больше не представляет интереса, у него ничего для них нет. Ни власти, ни сил. Он почти сутки в себя не приходит.
Я вздохнул и полез отвязывать пергамент.
~*~*~*~
Кес, Северус рассказал мне о ваших разногласиях. Мне бы очень хотелось тебя увидеть, если есть хоть малейшая возможность. Твой навеки, Альбус.
~*~*~*~
Может, хоть Дамблдору удастся поставить нашему умнику мозги на место. Всегда ведь удавалось.
~*~*~*~
Камин в холле. Л.М.
~*~*~*~

Не делай паузу без нужды, а уж если взяла ее, то тяни сколько можешь.
Сомерсет Моэм,
«Театр».


Скорее всего, Дамблдор рассчитывал на конфиденциальный разговор. Но, честно говоря, мне было безразлично, на что он рассчитывал.
Впрочем, они все равно не разговаривали. Молча смотрели друг на друга. Кес - весело, а Дамблдор - тщательно стараясь скрыть беспокойство, которое все равно было заметно. Уж больно внимательно я следил за стариком.
- У меня слов нет, - произнес он наконец.
Я напрягся, сочтя это колкостью или упреком, но Кес так самодовольно улыбался, что я не стал вмешиваться.
- А хорошо получилось, да?
- Бесподобно, - засмеялся Дамблдор.
- О как, - Кес удовлетворенно вздохнул и прикрыл глаза. – Видишь, Альба, ты оказался прав, а я ошибся, - сказал он через какое-то время. – Сильно ошибся.
- Бывает, - ухмыльнулся Дамблдор. – Всякое бывает.
- Вот тебе и типология с наследственностью.
- Ну, знаешь, ты приложил столько стараний, дабы ошибиться. Нет ничего удивительного…
- А что это меняет? Я говорил тебе, что мы пожалеем, а видишь, как получилось.
- Так ведь не угадаешь, - примирительно ответил Дамблдор, но на его хитрой физиономии явственно читалось торжество. – И потом, мы действительно жалели. Много раз. И еще пожалеем, даже не сомневайся.
- Это точно.
О чем они говорят, я, разумеется, не понимал, но мне и не это было нужно.
- Кес, - сказал Дамблдор после небольшой паузы, - давай ты все-таки что-нибудь ответишь.
А вот и то, чего я боялся. Будто этот нахальный старик мог явиться просто так.
Что им опять нужно?
- Ты о чем-то спрашивал? – Кес приоткрыл один глаз, но вид у него уже стал защищающийся.
- Я говорил с Ником…
- Да?
- Да, - твердо ответил Дамблдор. – И тебе придется выбрать какой-то из двух вариантов, хочешь ты того или нет.
- Неприемлемы оба.
- Тогда я объясню Северусу, как обстоят дела.
- Попробуй.
- Если не хочешь, соглашайся на вариант, который может предложить Ник. Это, конечно, временная мера, но…
- Исключено.
- Или Северус, или Ник.
- Нет.
- Это глупо, в конце концов!
- Альба, почему он тебя прислал? Почему не пришел сам?
Было видно, что вопрос Дамблдора слегка смутил.
- Есть разница?
- Конечно. Разница именно в том, что Ник сам с подобным предложением поостерегся, а тебя направил. Знаешь почему?
- Нет.
- Вот пусть он тебе скажет, а потом я, может быть, соглашусь продолжить эту бессмысленную беседу.
- Ну нельзя же так, - Дамблдор расстроенно поднялся на ноги.
- Уходи, Альба. Я привык выживать в одиночку.
- Заметно.
Мне стало неловко, все-таки старик здесь в гостях, и я вышел проводить его в холл.
- Люциус, я вас очень прошу, если ему удастся превратиться в геккона, оповестите меня немедленно.
- Это опасно?
- Как раз наоборот, это будет означать, что все в порядке. А вот если не удастся, тогда… Хотя он такой упрямый.
- Будьте любезны, выражайтесь точнее.
- Нет, ничего. Спасибо вам.
- Да не за что, - проворчал я, когда он уже исчез в зеленом пламени камина. – Не для вас ведь.
~*~*~*~
Еще через день я получил первое коммерческое предложение. Которое перечитал раз пять, не в силах поверить, что это серьезно. Если Кес семьсот лет решал вот такие вопросы, то… я даже не знаю.
Наши замечательные и почти выродившиеся соседи, которых Кес планомерно выживал с их территорий, поздравляли меня с инициацией и, тонко намекая, что знают о наших с Кесом разногласиях, предлагали поменять бывшего Князя на половину Дублина.
Дублин нам бы, конечно, не помешал.
Но…
Это как должен был Кес их достать, чтобы, отлично понимая бессмысленность дальнейших попыток удержать город, они напоследок захотели рассчитаться с ним подобным образом.
И откуда они вообще узнали, что у нас «разногласия»?
Когда мне наскучило ужасаться этому предложению, я над ним посмеялся, потом опять расстроился, а потом написал им, что подумал бы, и даже, может быть, поменял бы, но не на половину Дублина, а на весь. Просто чтобы они отстали.
Через полтора часа они согласились. И я возблагодарил свой прекрасный Тревес, который надоумил меня обещать подумать, а не давать окончательный ответ.
Потому что, во-первых, я пошутил.
А во-вторых, был уверен, что они откажутся.
Что же такого Кес им сделал, если они так его ненавидят?
Нет, я тоже его ненавижу.
Но у меня-то есть личные причины.
Дублин.
Кес бредил этим городом.
Получив его, мы получили бы весь остров. Остальные территории и так давно принадлежали нам. Кес собрал все. Говорил, что это единственное место на земле, где нет змей.
Во время таких разговоров я всегда хотел напомнить ему, что их нет еще и в Антарктиде.
Но воздерживался.
Сначала у меня появилось злорадное желание показать Кесу эти письма и посмотреть, как он испугается. Виду, конечно, не подаст, но я ведь почувствую. А заодно буду знать, как вообще следует реагировать на подобные вещи. Не дай Мерлин, когда-нибудь пригодится.
А потом я вдруг подумал, что он может счесть сделку целесообразной.
При его любви ко всякого рода аферам и коммерческим предприятиям, он вполне способен заинтересоваться подобным вариантом завершения собственной карьеры.
Хуже того, он мог все это спланировать.
У нас не бывает предателей. Это физиологически невозможно. Не Фэйт же им сказал. Значит, о «разногласиях» их оповестили специально. И кроме Кеса сделать этого было некому.
Мне стало по-настоящему не по себе.
Если он захочет, он провернет эту сделку без моего согласия. В любой момент. И я узнаю о ней, когда уже будет поздно.
Предположим, ему надоело быть Князем.
Но жить-то ему не надоело. А Наследство я забрал. Что ему еще нужно? Про что он сказал: «Да мне ничего уже не поможет»?
Я расстроенно бродил по Тревесу и думал о том, что даже с Крисом посоветоваться нельзя. Я запретил ему общаться с Кесом, но черт его знает, может он нарушить такой запрет или нет.
Писем показывать нельзя. Никому. Благо, пришли они мне.
Но я обязательно разберусь, откуда ветер дует. Если этот мерзавец напоследок решил даже мое презрение и ненависть использовать с выгодой… Неважно для кого. Просто с выгодой. Наизнанку меня всего вывернул и даже тут своего не упустил!
Вот как это назвать, а?
Кукловод чертов!
~*~*~*~

Мой старый друг потерял свой хвост. И он очень убивается о нем.
Александр Милн,
«Винни-Пух и все-все-все».


Все попытки выяснить у Кеса, чего хотел Дамблдор, разумеется, ничем не кончились. Кроме того, ему явно становилось хуже. О чем я и сообщил бывшему директору, как только он в очередной раз прислал феникса.
Через час он появились вместе с Фламелем, и вид имели оба довольно… шкодливый. Как будто задумали гадость какую-то. Без лишних разговоров поднялись в спальню и довольно бесцеремонно привели Кеса в чувство. После чего он попытался с ними ругаться.
Правда, довольно вяло.
- Подумать только, я считал тебя разумным человеком, - наступал Дамблдор.
- Вранье, - сварливо ответил Кес, - ты никогда не считал меня человеком.
- Хорошо, я считал тебя разумным существом. И что ты нам тут демонстрируешь?
- Альба, я не буду это пить.
- Но почему? – Дамблдор был искренне удивлен, а Фламель молчал, ухмыляясь в бороду, и я подумал, что он явно знает что-то, чего не знает директор.
- Я. Не. Буду. Какое из этих трех слов ты не понял, Альба?
Если Кес думает, что они хотят ему навредить, то… мне с ними обоими не справиться.
Я стоял у изголовья постели и прикидывал, что делать.
Дамблдор нахмурился.
- Если даже не поможет, то не навредит точно, - мягко сказал он.
- И обретешь духовное просветление, - еле сдерживая смех, произнес Фламель.
- Мне не нужно духовное просветление!
- Оно тебе просто необходимо, поверь. И потом, ты мне кое-что обещал.
- Что?.. – мигом попался в эту нехитрую ловушку Кес.
- Мы собирались соединять несоединимое. Забыл?
- Ах, да, - с легкой досадой отозвался Кес.
- Да я просто поверить не могу! - вдруг рявкнул Дамблдор. - Как из-за пари, заключенного спьяну более четырехсот лет назад, можно сейчас отказываться!
- Не буду, - Кес надулся, упрямо мотнув головой, и я все понял, удивившись не меньше Дамблдора. Я тоже не могу в это поверить. Он не видит, что может умереть? Интересно, на что они спорили, если Кесу это важнее жизни.
- Что ж, - благодушно сказал Фламель, извлекая из складок мантии серебряный кубок и передавая его Дамблдору, - мне, конечно, жаль упускать такую возможность, но ничего не поделаешь. Видимо, придется еще подождать.
- Не дождешься, - сквозь зубы процедил Кес и опять мотнул головой. – Ни сейчас, ни потом. Никогда.
С ним никто не собирался спорить. Фламель сделал два шага вперед и оказался возле кровати, а Дамблдор переложил кубок в почерневшую левую руку, а правой вытащил волшебную палочку. Я на секунду подумал, что он хочет наложить «Imperiо», удивился, потому что не представлял «Imperiо», которое может подействовать на Кеса, но тут Дамблдор посмотрел прямо на меня, вопросительно подняв брови, и я понял, что мне представляется невероятная возможность отомстить Кесу за все его издевательства. Никогда больше не будет такого шанса. Этот – единственный!
Я кивнул и крепко взял Кеса сзади за волосы. Он дернулся, явно не ожидая такой подлости, но я с силой потянул назад, перехватив его взметнувшуюся было левую руку. Фламель ловко прижал правую, Дамблдор взмахнул палочкой, и у Фламеля появилась большая металлическая воронка, которую он свободной рукой мгновенно вставил Кесу в рот. Тот дернулся еще раз, попытался мотнуть головой, потом, поняв бессмысленность любых действий, что-то промычал и медленно закрыл глаза.
- Ну, извини, - пробормотал Дамблдор, постепенно выливая содержимое кубка в воронку, - ты иногда так странно себя ведешь… И потом, должен же я хоть раз в жизни оправдать на практике это гадкое прозвище, которым ты меня наградил.
- Люци, я никогда тебе этого не прощу, - откашливаясь, прохрипел Кес, как только я его отпустил. – Учитывая, что я практически бессмертен, как и твой бывший Шеф, тебя ждет интересная и насыщенная жизнь. А ты вообще убирайся к дьяволу! – зашипел он на страшно довольного собой Дамблдора.
- Очень хорошо, - засмеялся Фламель. – Пошли, Альба, мавр больше не нужен.
Я проводил их до лестницы и вернулся в спальню.
- Кес, а на что вы спорили?
- Что я никогда не стану попробовать его пойло.
- Это я понял. Мне интересно - на что?
- На бутылку бургундского.
- На что?!
- Люци, ты не понимаешь, это же совершенно неважно. Они пытались заставить меня проиграть. Какая разница, что именно?
- В чем смысл?
- Нельзя получать все. Я выигрываю только в том, что мне действительно важно. Зато всегда.
- Выиграть бутылку бургундского тебе важно?
- Да.
- Ну, так ты и не хотел пить, - успокоил я его. - Так не хотел, что втроем еле справились.
- Я заметил, что вы втроем справились, - он очень зло глянул на меня исподлобья. – Отыгрался, да?
- Да, - засмеялся я. – Ты меня здорово тогда напугал… Но жаловаться тебе не на что, ты сам научил меня заботиться о ближнем в несколько грубоватой форме, теперь не обижайся.
- Я всегда считал, что вырастил только одно чудовище. Оказывается, двух. Нет, ну какие сволочи!
- Перестань, - мне почему-то стало неприятно, что он ругает Дамблдора и Фламеля, ладно еще меня. – Они тебя любят.
- Любят они, - проворчал он, - как же. Они любят, чтобы все выходило, как им нравится. И ты, между прочим, тоже.
- А ты?
- Наглый стал, сил нет, - бросил он мне, и через секунду под одеялом лежал геккон. Только глаза у него были черные и злые, а не подернутые белой пеленой, так напугавшей меня когда-то.
Вот кто бы сказал, что меня может обрадовать подобная безобразная тварь, - ни за что бы не поверил.
А еще я вдруг подумал, что у них с Айсом совершенно одинаковые отвратительные характеры. Только Айс по сравнению с ним действительно совсем несмышленыш, а в остальном… просто-таки два сапога… даже не пара, а еще и с одной ноги. Или это Кес сделал Айса таким… Не знаю на самом деле. Но сегодня я увидел это четко как никогда. Помимо некоторого внешнего сходства - они же просто одинаковые.
И как в связи со всем этим теперь прикажете их мирить?
~*~*~*~
Продолжение следует.


Глава 16. VI. About Lizards, Wizards and Cowards (часть 2)

Три дня я гналась за вами, чтобы сказать вам, как вы мне безразличны!
Григорий Горин,
«Обыкновенное чудо».


- Фэйт, пусти меня к нему.
- Он не хочет.
- Он сам так сказал? Сказал, что не хочет меня видеть?
- Нет. Он просто не хочет. Отстал бы ты от него.
- Это не твое дело! Как ты смел позволить ему у тебя поселиться?! Как ты посмел?! Ты ведь знаешь, как я его ненавижу!
- Это недоказуемо, – вдруг заявил Фэйт. – Ты его здесь видел? Нет. Здесь никого нет. Прекрати орать и убирайся. Понял?
- Фэйт…
Никогда в жизни он так со мной не разговаривал. Он… он же видит, как мне плохо! Он никогда… никогда не поступал так со мной… Он всегда понимал. Всегда.
- Вполне достаточно того, что ты его выгнал. Что еще тебе от него надо? Ты полагаешь, он и сейчас обязан выслушивать твое хамство? Он больше не пользуется твоим гостеприимством и ничего тебе не должен. Что ты можешь ему сказать? Как сильно ты его ненавидишь? Он это знает. Оставь его, Айс. У тебя что-то не получается? Напиши ему. Только сразу предупреждаю: если мне что-нибудь в этом письме не понравится, Кес его не получит.
- Он позволяет тебе вскрывать его переписку?..
- У него нет возможности позволять мне что-либо или не позволять.
Мерлин… Зачем Кес здесь поселился?!
- А он… он может покинуть твой дом?
- Нет. Все? Или еще есть вопросы?
- Ты… - я не мог в это поверить, - ты что говоришь?.. Ты… держишь его здесь против его воли?
- В какой-то степени. Но тебя это уже не касается, Айс.
- Я хочу его видеть.
- Это ни к чему.
- Ты не смеешь так поступать!
- Если он тебе нужен, наверное, не следовало его выгонять.
~*~*~*~
- Я докажу, что он мне не нужен! – в бешенстве прошипел Айс. - И что мне плевать на него, докажу тоже!
И почему я не удивляюсь.
Больше всего на свете мне не хотелось говорить Айсу, что Кес нездоров. Что за мелодрама? Но пока все обстоит так, им точно не надо встречаться. Еще не хватало, чтобы он опять начал орать. Чем больше пройдет времени, тем лучше. И Айс успокоится, и Кес поправится, и все будет хорошо.
- Сев приходил.
- Я знаю.
- А я его не пустил.
- Люци, я знаю. У тебя же камера в холле. Что же ты такой дурной, в самом деле?
- Я забываю все время. И я не понимаю, как это работает.
- Отлично все работает. Как ты думаешь, чего он хочет?
- Ты же слышал.
- Мне кажется, ты неправ. Вряд ли он ищет встречи, чтобы сообщить мне о своей вселенской ненависти. Что-то у него не так. Ты бы выяснил.
- Тебе объяснить, что у него не так? Да у него все не так.
- Это я понимаю, - усмехнулся он. – Но вдруг что-нибудь, о чем мы не знаем.
- Крис бы сказал тебе.
- Крис может и не заметить. Проблемы метания души человеческой никогда не входили в область его интересов.
- Я выясню. Кес, это надо было выпить еще полчаса назад, в чем дело?
- Терпеть не могу болеть.
- Давай пей. Жаловаться будешь потом.
- Люци, ты вырождаешься в тиранию, а как красиво все начиналось…
- Хватит болтать! Пей!
- Почему ты не позволяешь мне даже жаловаться? Это негуманно. Ты сказал Севочке, что я здесь чуть ли не пленник. В целом я не против, но где же тогда твое великодушие? Хотя это я загнул, конечно, но неважно. Я даже не имею права сетовать на свою жестокую судьбу?
- Выпей это, и я буду слушать про твою жестокую судьбу всю ночь. Обещаю.
- Ты сам эту гадость пробовал?
- Представь себе – да. Она очень помогает. Ну, давай же.
- Она сладкая. Меня от нее тошнит. И вообще.
Я немного подумал и спросил:
- Хочешь виски?
~*~*~*~
Я всегда недолюбливал людей.
За назойливость, шумливость, странное поведение и какие-то непонятные ожидания. Да за все на самом деле.
И я очень любил свой замок.
За то, что их там нет.
А теперь я одиноко бродил по Ашфорду, особенно днем, когда тут было нереально тихо, и понимал, как мне тошно оттого, что тут никого нет. Ни одного живого человека.
Почему так получилось?
Ведь у меня сейчас есть все, о чем я мог только мечтать.
Вообще все.
Так чего же мне недостает?
Почему ничего не хочется делать?
Иногда я подходил к пентаграмме, и меня, как в детстве, охватывал приступ безудержной ненависти. К ним ко всем. К людям, которым всем хорошо, когда мне так плохо.
Почему всем хорошо, а мне плохо?!
Я могу разрушить эту идиллию. Легко. Достаточно выполнить клятву. Прямо сейчас.
И всем станет очень плохо.
И может быть, он все-таки убьет меня, наконец.
Что-то теплое и мокрое коснулось руки, и я вздрогнул от неожиданности.
Хлюп.
Еще одно безобразное создание, которое я собирался уничтожить.
- Зачем пришел? – мрачно спросил я его, вспомнив, как меня злило, что Кес с ним разговаривает.
Хлюп снова ткнулся присоской мне в руку.
- Я не собираюсь тебя кормить.
Отнести его, что ли, Дамблдору?
Да, так будет лучше всего. А то попадется под горячую руку, прибью ведь еще. Потом станет стыдно.
- Ну, иди сюда, - я вытянул руки.
Он чуть присел и одним прыжком оказался в моих объятьях. Теплый и, кажется, впервые не противный. Живой.
Я прижал его к себе.
Почему, ну почему мне так плохо?..
~*~*~*~
Я не особо понимал, что такого Кес сделал с холлом, но приход Айса его расстроил. Поэтому камин я заблокировал совсем, и почти сутки у нас было тихо. Даже фениксы не летали. Или это был один феникс, не знаю.
~*~*~*~
Проповедовать мораль легко, обосновать ее трудно.
Артур Шопенгауэр


- Крис, ты тоже считаешь меня мерзавцем?
- Нет, что ты.
Хоть так.
- Я не имею права.
Тьфу.
- Но ты со мной не разговариваешь!
- Ты не приказывал. Теперь ты приказал – я разговариваю.
- Издеваешься?
- Я не могу ослушаться, у меня договор с Князем. А Князь - ты.
Иногда возникает желание, чтобы с тобой поговорил кто-то, кто вовсе не обязан этого делать. Для разнообразия.
- А без приказа ты не станешь со мной разговаривать?
- Нет.
- Почему?
- Не хочу, - он равнодушно пожал плечами.
- Тогда я приказываю.
- Валяй.
- Он обманул меня, Крис, - устало пробормотал я.
- Ничего подобного. Просто ты принял как должное массу вещей, которые вовсе таковыми не являлись. Князь ни разу не сказал тебе неправды.
- Он мне правды ни разу не сказал, если уж на то пошло. Он прекрасно видел, как я его понимаю, но не попытался разубедить. Даже намеком!
- Он ничего никогда не скрывал.
Зачем он это сделал?
Зачем напугал?
Ради чего?
Он заставил меня не использовать свои возможности, а бояться их до смерти. Вообще любого их проявления. Я как чумы избегал неподчинения раз установленному порядку, самостоятельности, власти, принятия глобальных решений, собственных талантов - всего того, чему мог бы радоваться уже много лет. А он был бы свободен. Ведь он действительно хотел избавиться от этой наскучившей рутины.
Так зачем?
- Кес хотел соединить в одном лице Хозяина замка и Князя, да?
- Разумеется.
Вот единственное, в чем я видел смысл. Наследство мог бы забрать кто угодно. А стать Хозяином Ашфорда просто так невозможно. Замок передается только законным путем и, разумеется, живому человеку.
- Сев, ну ты же прекрасно образованный темный маг. Только представь, что такое человеческая жизнь. Семья, в которой есть живой человек, практически вечна. Энергетика жизни влитая в бессмертные субстанции. У Кеса наверху даже цветы цветут.
- Кактусы.
- Какая разница? Остальные все равно вянут, когда кто-нибудь злится. Хоть что-то. А тебе самой судьбой положено быть и Князем, и Хозяином.
- Но я же умру.
- Лет сто-двести вполне проживешь, а там видно будет. Это большой срок, Сев, что бы Кес ни говорил. А потом, как захочешь.
Э, нет. Если я так сделаю, то Хозяин и Князь опять станут разными лицами. Надо будет подумать, как этого избежать. Если я сейчас умру, то замок отойдет старшему сыну Эстер. Вот радости-то будет. Но он не член Семьи.
- Крис, а кто у меня Наследник?
- Ты не знаешь? - глумливо ухмыльнулся он.
Плохое начало.
Очень плохое.
- Скажи - буду знать.
- Старший сын Люциуса Малфоя.
Не может быть…
- Драко?
- Нет, не Драко, - он ржал уже в открытую. – Драко не старший. Это им все равно. Кто по закону сын, тот и наследник. А у нас такой номер не пройдет.
Боже мой…
Идиот!
Нет, ну просто идиот!
- Сев, спокойно. Эту семейную драму мы все уже однажды пережили, не заставляй меня делать это снова.
- Сильно пережили?
- Я думал, Князь его убьет. Ну, ничего, обошлось. Давно ведь это было.
Ясное дело, давно, раз Драко не старший.
- Кес говорил, что все его дети - сквибы.
- Он еще говорил, что по сравнению с твоим отцом это не худший вариант. Так что не расстраивайся уж очень сильно.
- Надо хоть взглянуть на него.
- Не надо. Обычный маггловский мальчишка. Не порть человеку жизнь раньше времени. Может быть, ему повезет, и он так ничего и не узнает.
Учитывая, что он сын Фэйта, вдруг действительно повезет. Слишком много этот парень уже пропустил.
Я засмеялся.
Хотя ничего смешного тут не было. Просто еще одна потенциальная проблема, повешенная мне на шею.
Ну и бардак Кес развел. Это я еще в наши бумаги не заглядывал.
«Я думал, Князь его убьет». Ага. Как же. Фэйт и не узнал ничего. Как всегда, не при чем и не в курсе.
Мне почти досадно, что я не умер в начале мая. Вот Кес бы остался. С Эстер, Фэйтом и Наследством. Красота.
Я вспомнил, как по-хамски Фэйт выставил меня из Имения, и решил порадовать его новостями.
Но ничего не вышло.
Он заблокировал даже тот единственный камин, который держал открытым последние несколько дней.
Это стало последней каплей.
Мое терпение тоже не беспредельно.
~*~*~*~
Если ты не явишься до полуночи, я верну любимого Повелителя. И закрывайся потом, сколько сможешь. Твой Князь.
~*~*~*~
Я обалдел.
Так и стоял с распечатанным письмом посреди коридора минут пять, наверное.
Он рехнулся.
Абсолютно точно рехнулся.
Нет, не потому, что придумал такое, а потому, что написал.
Ему там совсем поговорить не с кем? До такой степени, что по Шефу соскучился? Трех недель не прошло.
Показать Кесу письмо?
Или не показывать?
С одной стороны, это опасно.
А с другой… Айсу будет приятнее, если Кес никогда не узнает о таком послании.
Я уверен.
~*~*~*~
Я пожалел, что отправил это, ровно через секунду после того, как процесс стал необратим. До полуночи было часа три, и я почти физически ощущал, как они все это время будут надо мной потешаться и радостно ждать, что я стану делать после двенадцати.
Я старался не думать об этом.
Но не мог.
Надо заняться делом. Любым. Желательно - сложным и требующим внимания. Тогда…
Наверное, даже Лонгботтом за всю жизнь не взорвал столько котлов и не перепортил столько ингредиентов, сколько я за эту несчастную неделю.
Еще я где-то когда-то читал, что помогают экстремальные виды спорта.
Может быть, дело в этом?
Нет больше Темного Лорда, нет Поттера, нет Хогвартса, Дамблдора, Кеса и даже Фэйта. Нет ничего, что столько лет изводило меня, не давало покоя, не позволяло расслабиться.
Все кончилось.
Практически так, как я и мечтать не мог.
И что?
А ничего.
Только еще хуже стало.
~*~*~*~
В начале одиннадцатого я аппарировал на пустой Тревес.
Огляделся.
И решил не упускать такой момент.
~*~*~*~
Не знаю, зачем я наложил маскировочные чары. У меня и в мыслях не было, что Фэйт придет.
Но он пришел. Мгновенно оценил обстановку и бесшумно метнулся к пентаграмме.
Ага. Нашел дурака.
Камень исчез в кармане его мантии, и все сразу закончилось.
Он не испугался.
Не стал, как в свое время Шеф, нервно хлопать ладонями по невидимой преграде и вообще не предпринимал никаких попыток освободиться. Вместо этого преспокойно уселся на пол, обхватив колени руками, и опустил на них голову.
По-моему, он собрался спать.
Ну не нахал?
Вот сколько раз я ему говорил не сидеть на камнях!
Я неслышно подошел к пентаграмме и снял маскировочные чары.
Фэйт не отреагировал.
- Встань!
Он вздрогнул и поднял голову.
- Вашу светлость теперь можно слушать только стоя?
- Пожалуйста.
- Можешь принести подушку.
- Фэйт!
- Когда я хотел спать, меня даже Темный Лорд не трогал, - он кивнул на свой карман. – Хочешь доказать, что ты еще хуже?
- Тебя не беспокоит, что ты здесь останешься? – я начал злиться. Вот почему, почему я так не умею? Сидит на полу, попался, как последний дурак, а выглядит все, будто это я сижу у его ног!
- Нет. Я объявлю голодовку, и мой скелет будет напоминать тебе о том, кто ты есть на самом деле. Если не повезет, то вечно.
- Если кому не повезет?
- Тебе, Айс, тебе. Мне уже все равно, Драко взрослый.
~*~*~*~
Он немного попереминался с ноги на ногу и спросил:
- Ты не знаешь, где Тень?
- В Хогвартсе.
- А что он там делает?..
- Школой управляет.
- Что?..
- Он сказал, что ты трусливо дезертировал с поста директора и его долг…
- Вы обалдели?! – выкрикнул Айс и, закашлявшись, схватился руками за горло.
Я встал.
- Айс, Гильгамеш просто следит за Драко. Извини.
Он отвернулся и, продолжая держаться за ворот, ссутулившись, побрел через Тревес к дивану. Я догнал его на полпути и только тогда сообразил, что свободен.
- Отстань, - прохрипел он, пытаясь отпихнуть меня левой рукой. – Иди, отнеси ему. Ведь он за этим тебя прислал.
Я вернулся к пентаграмме и осторожно положил камень на место.
~*~*~*~
- Айс! Я опять не могу из нее выйти!
Как этот человек еще жив? Я не понимаю.
~*~*~*~
- А ты заходи в нее почаще, - зло ответил он. – И вправду когда-нибудь там останешься.
Его нужно было затащить в Имение.
Только я не знал, как это сделать.
И как сделать так, чтобы от этого была польза, а не вред, я не знал тоже.
Они, конечно, могут сколько угодно секретничать, да только у меня всегда было подозрение, что Кес принципиально ничего не скрывает. Все на виду. Хочешь видеть – смотри. Не хочешь – не смотри. Хочешь услышать – слушай на здоровье. Не хочешь – слушай только себя.
Хочешь понять – понимай.
А из их намеков и обрывков недоговоренных фраз лично я понял, что присутствие Князя Кесу необходимо. Дамблдор же сказал, что средство Фламеля – временное.
В любом случае, надо, чтобы Айс с ним увиделся. Причем он не должен знать, насколько мне это нужно.
Хотя это как раз очень просто. Он ведь и сам хочет того же.
~*~*~*~
Надо что-то делать! Сегодня он пьет человеческую кровь, а завтра начнет курить!
м/с «Симпсоны»


- Да, конечно. Но Люци вовсе не обязан тебя слушаться.
- Почему это? Он такой же член Семьи, как и все.
- Нет, Севочка, он не как все. Он человек.
- Ну и что?
- Человек отличается от всех остальных созданий… чем?
- Тем, что… может не слушаться?
- Именно. У Криса нет выбора. А у Люциуса есть. Так же, как у тебя. И у меня. Так что ему ты ничего приказать не можешь. Только попросить. Или заставить. Или обмануть. У тебя вообще масса возможностей. Тебя еще что-то интересует?
- Да.
Что сказать ему дальше, я не знал.
- Кес, зачем ты так обошелся со мной? Ведь ты все сделал нарочно. С самого начала, буквально с первого дня. Зачем?
Он взглянул на меня очень серьезно, без своей обычной насмешливости, и неожиданно заявил:
- Когда я увидел тебя в первый раз, я пришел в ужас.
- Первый раз? Я же был ребенком…
- Бесспорно.
Ничего не понимаю.
- Совсем маленьким. Наверняка даже не говорил еще.
- Говорил. Ты уже прекрасно говорил, Севочка. Изучал действие «Allohomora».
- Ну и что?
- На мухах.
- В смысле?
- Ну, тебе было интересно, что у них внутри. Малыши вообще весьма любознательны.
- С помощью «Allohomora»? Так ведь не получалось ничего. Не помню такого.
- Разумеется, ты не помнишь. Беда в том, Севочка, что у тебя получалось. Я потом долго пытался добиться такого эффекта и обнаружил, что для этого нужно воспринимать окружающий мир несколько… нетрадиционно.
- То есть?
- Как бы тебе объяснить... Вот если в своем сознании природу строго структурировать, лишить плавных линий, заменив их прямыми линиями и прямыми углами, четко разбить на правильные геометрические фигуры и всему найти свое место… в общем, сделать статичной, вот тогда заклинание «Allohomora» действует на живые организмы именно так, как получалось у тебя в два года.
- Это правда?
- Попробуй.
- На чем?
- Да тут у Люца эльфов развелось…
- Ты с ума сошел? Я не буду на эльфах! И после этого ты станешь утверждать, что пожалел мух, которых я убивал?
Этот дом подействовал даже на Кеса. Что ж они эльфов-то здесь не любят? Не люди ведь, так, живность.
- Давай сменим тему.
- Нет уж, давай договорим! Ты увидел, что я убиваю мух, согласен, несколько экзотическим способом, и пришел от этого в ужас. Ты сам сказал. Правильно?
- Да, - он беззвучно засмеялся. – Именно это я и сказал.
- Мне, как всегда, удалось тебя развеселить. Что ж, я очень рад. Значит, ты пожалел мух и решил, что надо мной можно сорок лет издеваться как угодно! Так?!
- А тебе Люци не запретил на меня орать?
- Извини, - буркнул я, мгновенно вспомнив, сколько мне пришлось упрашивать Фэйта, чтобы он вообще меня сюда пустил. – Кес, ведь ты опять смеешься.
- Вовсе нет. Ты, Севочка, просто плохо слушаешь. Ты так и не научился как следует слушать, что прискорбно.
Он все равно ничего не скажет.
- Ты устал? Мне уйти?
- Честно говоря, я всегда невероятно от тебя уставал. Но оно того стоило. Ты себя недооцениваешь. Ты большой умница, Севочка, только упрям немного.
После всего, что случилось между нами за последние дни, я был уверен, что он меня ненавидит. После того, что он рассказал мне сейчас про мух, я решил, что он меня еще и презирает. А теперь я… «умница»?
Он лежал с закрытыми глазами и объясняться дальше явно не собирался.
- Ты будешь спать?
- Да.
- Я могу остаться?
- Да.
Я помог ему лечь поудобнее и, опустившись в кресло, тоже прикрыл глаза.
Основной вопрос решен. Он меня простил.
Теперь мне осталось всего-навсего простить самому.
И его, и себя.
А для этого, как минимум, надо попытаться понять, что же он все-таки мне сейчас сказал.
Если мухи тут ни при чем, надо вспомнить, что он говорил с самого начала. Раз он прямо сказал, что, увидев меня в первый раз, пришел в ужас, да еще и подтвердил это, значит, так оно и было. В два года я умел говорить. Это нормально? Дети говорят в два года? Драко уже говорил? Не помню. Неважно, не в этом дело. Убивал мух заклинанием «Allohomora».
Ну и что?
Хорошо. Так не получается. Я делаю неправильно. Надо попробовать посмотреть на это с точки зрения Кеса. Если бы я попал к кому-нибудь домой и увидел там двухлетнего ребенка, который убивает мух, что бы я подумал? Ну… подумал бы, что ребенок. Двухлетний. Мух не любит. Кто же их любит.
Я представил себе малыша, который почему-то получился светловолосым, рассердился и представил темненького. Вот ребенок видит муху, направляет на нее палочку, выкрикивает: «Allohomora!», и муха… разрывается в воздухе? Нет, стоп, так не бывает. Не может быть.
Я открыл глаза.
Так не бывает. Хорошо, не разрывается, а просто… Просто что?
- Уснул? – Фэйт вошел так тихо, что я не заметил.
Я кивнул, поднялся с кресла и молча потащил Фэйта из спальни.
- У тебя мухи есть? – спросил я, как только он прикрыл дверь.
- Нет конечно.
- Пошли в парк.
~*~*~*~
Айс занялся чем-то очень странным. Даже я, видавший уже, кажется, любые формы его экспериментаторства, был сильно удивлен. Он ловил насекомых и пытался накладывать на них «Allohomora». Когда я спросил, чего он хочет добиться, он ответил, что старается их убить.
Оригинальный способ.
Но совершенно бессмысленный.
- Что за ерунда? Айс, таким способом нельзя никого убить.
- Можно.
- Ты уверен?
- Кес сказал.
~*~*~*~
Ответ, который ты ищешь, в тебе самом. Но бывает нелегко его найти.
Конфуций


Ни черта не получалось. Муравьи убегали, комаров не было, а единственный шмель, которого нам удалось изловить, плевать хотел на мою «Allohomora» и, раздраженно прожужжав, что именно он обо мне думает, улетел.
Почему у меня получалось в два года и не получается сейчас?
Но ведь у Кеса тоже не получалось. «Я потом долго пытался добиться такого эффекта и обнаружил, что для этого нужно воспринимать окружающий мир несколько своеобразно».
Вот чего он тогда испугался. Того, что у него не получилось то, что получалось у двухлетнего ребенка. Ну, теперь он может быть доволен, я тоже так больше не умею. Он в этих целях почти сорок лет делал из меня идиота?
- Пойдем в дом, - сказал я Фэйту.
Мы медленно шли по дорожке, и я с грустью думал, что выводы мои не могут быть верными. Я так ничего и не понял. У Кеса-то получилось в итоге убить этим совсем неподходящим заклинанием. Хотел бы я знать, как он этого добился.
Фэйт неожиданно направил палочку на выпрыгнувшую из травы лягушку и четко произнес:
- Allohomora!
Раздался хлопок, и лягушка с вывороченными внутренностями шлепнулась перед нами на гравий.
- Как?! Как ты это сделал?!
- Не знаю… ну, то есть, я не знаю, как объяснить.
- Фэйт! Тебе-то не два года! Ты взрослый волшебник! Научи меня сейчас же!
Он наморщил лоб и, медленно выговаривая слова, произнес:
- Я подумал, что главная характеристика этого заклинания в том, что оно действует на двери, шкатулки, потайные ходы, окна… В смысле, только на неодушевленные предметы.
- И что?
- Основным мотивом волшебника, применяющего это заклинание, является желание… попасть внутрь, увидеть, что там внутри. И если лягушку не воспринимать как живое существо, а воспринимать как… предмет, который тебе необходимо вскрыть, то…
~*~*~*~
- Воспринимать живое существо как предмет? - побелевшими губами повторил за мной Айс.
Мне показалось, что он сейчас упадет. Нет, им с Кесом решительно противопоказаны любые конфронтации. Чуть живые оба.
- Ну да.
- Фэйт, а как ты думаешь, на человека это может подействовать?
- Думаю, да. При соответствующем восприятии людей вообще и конкретного человека в частности. Кстати, как раз у тебя должно легко получиться.
Вообще-то, я хотел его порадовать, он здорово расстроился, что шмель улетел. Но Айс стоял над убитой лягушкой с таким лицом, как будто это была его бабушка.
И молчал.
~*~*~*~
«…Если природу в своем сознании сделать статичной…» То есть попросту убить. Не воспринимать живой, видеть вокруг мертвый мир… И себя в центре. Живым или мертвым - уже неважно. Вскрыть как предмет… Желание увидеть, что внутри… Из любопытства.
Я ни секунды не усомнился, что Кес сделал правильные выводы. Потому что Фэйт, знающий меня всю жизнь, с ним полностью согласен. «Кстати, как раз у тебя должно легко получиться», - сказал он только что, желая меня подбодрить - и добив при этом окончательно.
«Ты превратил меня в чудовище!»
«Я превратил тебя в человека».
Он действительно превратил меня в человека. Испуганного, слабого, запутавшегося и ничего не знающего.
Но человека.
Превратил, не сделав для этого ни единого движения. Не сказав ни слова. Просто промолчав, где надо. Он знал, что пока я воспринимаю окружающих именно так, мне и в голову не придет искать несоответствия. Это как с тенью Гильгамеша, моей второй сущностью: один раз увидишь - и будешь видеть всегда.
Если бы я заметил и понял, что все вокруг меня обман, который я сам придумал, то Кесу не пришлось бы дальше разыгрывать этот спектакль. Поняв один раз, как сейчас, я не смог бы уже отмахнуться от этого нового восприятия. Но я так и не увидел. Не пожелал увидеть, и Кес доиграл до конца роль старого злого циничного вампира, пьющего бокалами человеческую кровь и пытающегося заставить меня делать то же самое.
Он бы мог просто объяснить мне все это. Почему он не объяснил? Хорошо, не в детстве, позже. Но он же мог объяснить!
Но нет! Заставил!
Заставил ценить жизнь и во всем сомневаться.
Не показал.
Не объяснил.
Просто заставил.
И кто он после этого?!
~*~*~*~
Айс перестал скорбеть по лягушке и, даже не взглянув на меня, побежал по дорожке к дому.
Бегать-то зачем?
~*~*~*~
А в конце концов, всему свету на диво,
После приключений, сражений и драк,
Станешь ты веселым, как Буратино,
И очень умным, как Иван-дурак.
Юлий Ким


- Почему ты мне не объяснил?
- У тебя получилось убить муху?
- Нет, у Фэйта получилось. Лягушку.
- Сразу?
- Практически да.
- А у тебя?
- Я когда понял, как это сделать, больше не пробовал.
- Похвально.
- Так почему ты не объяснил, Кес? Ты ведь мог все это рассказать мне хотя бы лет десять назад. Ты считал, что я не пойму?
- Ты не нуждался в понимании чего бы то ни было. Ты все всегда знал.
- Это означает, что ты считал меня абсолютным дураком, да?
- Нет, - мягко сказал он. - Я считал тебя человеком, полностью довольным своим мировоззрением и ни в коем случае не готовым его менять. Видишь ли, Севочка, это же не перчатки, когда снимаешь разонравившиеся, бросаешь их в камин и натягиваешь другие. Это надо пропустить через себя. Понять. Никакие объяснения не помогут.
- И что мне теперь делать?
- Да что хочешь. Согласись, что в твоем нынешнем положении есть своя прелесть. Условно свободен и при деле. Что еще надо?
«Условно свободен» звучит потрясающе оптимистично. Жениться придется…
- Кес, а если я сейчас умру, кому отойдет Ашфорд?
- Ты не знаешь?
- Уточняю.
- Старшему из твоих кузенов.
- Даже если я останусь Князем, да?
- Да, - усмехнулся он.
Так я и знал!
Никуда теперь не деться.
- Очевидно, мне следует жениться?
- А что так грустно? В этом даже можно найти некоторое удовольствие.
- Я тебя умоляю. В чем тут удовольствие?
- Это зависит от подхода к вопросу.
Хорошо ему смеяться.
- Ты мне даже про Хлюпа ничего не сказал!
- Не сказал что? – он удивился так искренне, что я с трудом подавил желание его стукнуть.
- Не сказал… - А действительно, не сказал что? Кес его не прятал, ничего не скрывал. Нет, ну как так можно, а?! – Ты не сказал, как он устроен.
- Меня кто-то спрашивал? - голос опять звучал устало. – Ты изначально знал, что он бесполезный пожиратель твоей основательно поеденной точильщиками библиотеки.
- А нужно было вывести точильщиков, а не ждать, пока я их перетравлю!
- Ну, извини. Не успел. Ты всех перетравил. Хорошо, что не съел.
- Как смешно!
- Мерлин с тобой, это грустно.
Не следовало его будить. Он хочет спать, а не слушать мой невнятный бред.
- Это Хлюп – то самое Создание, о котором спрашивал Гриндельвальд?
- И Тень. Но про Тень ему не говори.
- Так Альбус скажет.
- Не скажет, - Кес закрыл глаза.
Я должен что-то сделать.
Или сказать.
Или не говорить…
Кес, конечно, может сколько угодно делать вид, будто ничего не случилось. Но ведь это не так.
Он и заболел оттого, что я пожелал ему смерти. Основательно так пожелал. Не по-настоящему, правда. Но это всегда работало.
Все всегда сбывалось.
Его надо забрать домой. Фэйт, конечно, родственник, что частично, видимо, положение и спасло, но в Ашфорде будет лучше. Кес прекрасно знал, что делает, когда велел мне выздоравливать именно на Тревесе.
Но как, ради Мерлина, это теперь сделать?
- А помнишь, ты говорил, что когда я стану Князем, то смогу тебе приказывать?
Он слегка приоткрыл один глаз и кивнул.
- Это правда?
- Конечно, Севочка.
Он смеялся, и мне пришлось закончить ответ за него:
- Я могу приказывать что хочу, а ты - реагировать на это как хочешь. Так?
- Совершенно верно.
~*~*~*~
Мы медленно шли по дорожке парка. Айс выглядел мрачным. Впрочем, это было его нормальное состояние, и беспокоиться не стоило.
- Вот скажи, - он резко остановился и схватил меня за рукав. – Как заставить его вернуться?
Прелесть какая.
Счастливый человек. Из любого пустяка умудрится сделать проблему. Зато никогда не скучно.
- Скажи ему, что яд Нагини проник тебе в мозг и ты по ночам чувствуешь, как она там ворочается и…
- Где?
- В голове у тебя. Кес испугается и…
- Нет, спасибо. Я не буду заниматься шантажом.
- Ты спросил, как его заставить.
- Я просто неудачно выразился!
- Хорошо. Тогда не оправдывайся. Скажи как есть.
- Что?
Что ты свинья.
Но озвучить я это, естественно, не мог.
- Извинись и попроси вернуться.
- Он откажется.
Я бы точно отказался.
- Фэйт, ты бы на его месте согласился?
Нет. Нельзя без основательной причины жить там, где не чувствуешь себя в безопасности.
- Да.
- Это потому, что ты… - Айс досадливо манул рукой. – Нет, ничего. Он пошлет меня подальше и будет прав.
- Не пошлет. А что Крис говорит?
- Лучше тебе не знать, - пробормотал Айс.
- Тогда давай сделаем так: ты приходи к ужину. Кес обычно просыпается, он вообще больше норовит днем спать, и если захочешь, уговорим его вместе. То есть ты сначала попробуешь сам, а если не получится, то я посоветуюсь с Крисом. Он наверняка знает, как лучше поступить.
~*~*~*~
Фэйт лгал. И я знал это. Строил круглые опутывающие фразы, призванные усыпить и успокоить.
Но ведь он все равно больше ничего не мог сделать.
Мне необходимо подумать.
Кесу не нужны ни извинения, ни приглашение. Он и так знает, кем я себя ощущаю.
Ему нужно предложить что-то такое, от чего он не сможет отказаться. Что-то интересное. Он закончил в Ирландии свои дела, но раз собирал территорию для Семьи, переставлять замок в его планы не входило. Ему нравилось там жить. Это должно сыграть мне на руку.
Что еще?
Должно быть что-то еще.
Он же пользовался моими слабостями. Всегда. А какие слабости у него?
Он… любопытный аферист. Вот он кто. Без зазрения совести оставляющий свой хвост, как только почувствует опасность. Суть не изменишь и не спрячешь. Если я сейчас хоть чуть-чуть нажму, мне останется только хвост. Строго говоря, он уже мне остался.
Эта ящерица вернется только из любопытства. Из интереса.
А еще они, кажется, тепло любят.
Ему должно быть интересно и тепло.
А со мной не может быть тепло. Сколько угодно я могу обманываться на свой счет, но… Это с Фэйтом бывает тепло.
Ни черта не получится.
~*~*~*~
Когда Айс ушел домой, я поднялся в спальню и обнаружил там Кеса, сидящего в моем стеганом халате за столом и пишущего сразу два письма. Затрудняюсь объяснить, как именно он это делал, но… вот так и писал: фразу в одном и фразу в другом.
Никогда такого не видел. Тем более что первое письмо было в какой-то французский банк, а второе Фламелю.
- Я не мешаю?
- Говори, - разрешил он, не отрываясь от своего занятия.
Значит, я был прав.
- Тебе хватило просто его прихода?
- Он сам пока не понимает, что и как делает, Люци.
- Так объясни ему.
- Так не успел, - засмеялся он, запечатывая первое письмо и решительно что-то вычеркивая из второго.
Вот как он умудряется делать три дела сразу и не путаться?
- Ты не ответил.
- Нет. Но он не просто приходил.
- Значит, все в порядке?
- Более чем. Даже обидно. Я еще пару дней поспать собирался.
- Кес, он очень неуверенно себя чувствует.
- Севочка несколько зависим от внешних атрибутов. Со шрамом на шее он будет чувствовать себя намного увереннее. А то никак не может смириться, что получил Наследство и не пролил при этом ни капли крови.
- Ты так считаешь?
Я сердился за его беспечный тон, и он, видимо, почувствовал это. Потому что отложил письмо Фламелю и наконец посмотрел на меня.
- Нельзя сделать что-то стоящее, совсем ничем не заплатив, Люци. Все что Севочка потерял за эти дни, он с успехом попил у окружающих. Природа не терпит дисбаланса.
- Тогда дисбаланс только у меня.
- У тебя?! Это кто говорит? Это говорит человек, который всего два дня назад совершил форменное насилие над беспомощным, старым, больным…
Я не выдержал и стал смеяться. Особенно меня развеселило слово «беспомощный».
Ну, сейчас я тебе устрою, больной и беспомощный.
- Кес, извини, - проникновенно сказал я. – Ты всегда уважал свободу воли, и я был уверен, что поступаю верно.
- Причем тут?..
- Свобода воли – это когда человек правильно понимает, что мне от него нужно. А если человек не в состоянии адекватно оценить, что мне от него нужно, то свобода воли ему ни к чему. Он же не может грамотно ею распорядиться.
Я с любопытством ждал, как он на это отреагирует. Поэтому изо всех сил старался сохранить серьезное, даже суровое выражение лица.
- Какая глубокая мысль… - глядя на меня немного удивленно, сказал он. – Очень глубокая.
Вообще-то я ожидал не этого.
- Кес, я пошутил.
- Это ты так думаешь. Впрочем, неважно. Отправь, пожалуйста, мои письма.
- Да, конечно.
По-моему, я опять что-то пропустил.
~*~*~*~
- Зачем ты оставил мне камень?
- Так он твой.
- Ты же его в итоге обменял. Если ничего не путаю, конечно.
- Камень принадлежит Князю. Как и все остальное. У меня ничего нет, Севочка. Все, что делает Князь, остается Семье. И Наследнику.
- А замок?
- И Ашфорд теперь тоже принадлежит Князю. Ты не представляешь, как сложно было добиться такого завершающего штриха.
- Ты знаешь, как сделать замок частью Наследства?
Это же все меняет!
- Теоретически - да. Практически - я не уверен в целесообразности данного шага.
О, да… Это очень серьезный вопрос. Наверное, самый серьезный из всех вопросов, оставленных теперь на мое усмотрение. С одной стороны, централизация – это всегда усиление.
С другой – последний шаг перед гибелью.
Кес не захочет его делать.
А я пока не знаю.
В любом случае, торопиться не стоит. Обратно разделить будет невозможно. И поля нарушим. Наверняка нарушим. Я не очень пока в этом разбираюсь, но для Ашфорда подобные изменения бесследно не пройдут. И большой вопрос, что мы получим в итоге.
Абсолютная власть – дело, конечно, хорошее.
Но недальновидное.
Умри я сейчас, Семья останется на попечение двух маггловских мальчишек. С первого взгляда – все ужасно. И для них, и для Семьи. Но это только с первого взгляда. Как знать, чего не знаешь. Не такие уж они и маггловские, из ничего даже пикси не появится. И не так уж они будут беспомощны. На то это и Семья. Разберутся, если что. Мой собственный отец – яркое тому подтверждение. Конечно, они все радовались, что у меня нога болит. Кстати, надо будет проверить, нет ли среди родственников кого-нибудь с такой же неприятностью.
- Пока не станем соединять точно. А там видно будет.
- Как скажешь, Севочка, как скажешь.
Но он был страшно доволен. Наверное, как никогда. Или просто я стал лучше все это чувствовать.
- Кес, клетки мозга не регенерируют, - этот вопрос не давал мне покоя с того момента, как я о нем узнал. - Как ты решил такую проблему?
- А я его на это время вынимаю.
- В смысле?
- Вынимаю и кладу в банку. Тут главное - крышку хорошо закрутить, чтобы пыль не налетела.
- Кес, ты про что сейчас говоришь?
- Я отвечаю на твой вопрос о том, что происходит с мозгом, если у меня возникает необходимость превратиться в геккона.
- В банку кладешь?
- Естественно. Напомни как-нибудь, покажу. Только пальцами не тыкай, а то знаю я тебя.
Покажет ведь. Даже не сомневаюсь. Фокусник чертов.
Он спокойно смотрел мне в глаза, и было ясно, что он опять что-то такое делает… не то.
Хорошо, не делает - говорит.
Или не говорит…
Но думает точно.
- Хорошо, покажешь, - ровно сказал я.
Пусть он тоже не знает, о чем я думаю. Не надоело за идиота меня держать?
«- Береги сердце.
- Лучше бы ты за мозги волновался.
- За мозги – не ко мне. Я не понимаю, как ты это делаешь.
- Я сам не понимаю».
Вот о чем они тогда говорили. Кес не знает, почему так получается.
И вообще-то, я думаю, что лучше ему не знать. А то когда-нибудь ничего не выйдет. Не все стоит разбирать на составные части. Волшебство особенно.
Хуже всего было то, что я до сих пор на него обижался.
И как с этим справиться - не знал.
После замечания Дамблдора я даже готов был согласиться, что просто так никому не следовало знать, вампир у нас Князь или нет. Это и гости-то не все знали.
- Если ты хотел, чтобы я забрал Наследство, то почему, ради Мерлина, объясни, почему ты не сказал мне, как сильно я ошибаюсь?
- Зачем?
- Ну как?.. Если бы я знал…
- И что бы тогда изменилось?
Это неправда…
Неправда!
Не может быть правдой!
- Кес, ты считаешь, что я бы все равно отказался?
- А ты считаешь иначе?
Не знаю.
Я тогда испугался.
- Я просто испугался. Если бы я знал…
- Тогда бы ты испугался чего-нибудь другого.
Он был прав.
Конечно, он был прав.
Я всего испугался.
Просто уцепился за необходимость умереть, потому что это хотя бы был достойный аргумент. Чтобы отказаться.
Оправдание.
Для самого себя.
Ведь не остановило же меня это, когда мы уплывали из Хогвартса. Я все решил и ни черта уже не боялся.
Он прав. Я бы все равно ответил так, как ответил. Через двадцать лет. Только когда вырасту. Не раньше.
И ради чего?
Боже мой… Ради чего? На что я потратил это время?
Он смотрел, как всегда, чуть насмешливо и слегка улыбался.
«Ты не представляешь, Севочка, до какой степени бываешь забавен».
Представляю.
Я уже все что угодно могу представить.
Слишком хорошие у меня были учителя. Все как на подбор с воображением.
И все такие затейники.
Вот на что я потратил двадцать лет.
Я все сделал правильно.
- Я правильно сделал, что отказался.
- Возможно.
- Ты не согласен?
- Какой смысл говорить об этом теперь?
- Надо анализировать прошлые ошибки, чтобы…
- Продолжай.
Как он любит тыкать меня носом! Да, я опять собирался сказать феерическую глупость. Но почему, почему абсолютно правильная и ровная логическая цепочка всегда, когда я говорю с ним, приводит к полной ерунде?
Кто станет спорить, что прошлые ошибки нуждаются в обдумывании, дабы не повторить их?
Никто.
Если их можно повторить.
А это явно не мой случай. Я не смогу, кажется, повторить ни одной из своих ошибок. Я и не повторял никогда.
Всегда по первому разу.
И по последнему.
Что у меня за жизнь?..
- Дай слово, что не бросишь меня.
- В смысле?
- Дай слово, что не оставишь меня. Никогда.
- Гм… а что ты дашь мне взамен?
Его наглость была беспредельна.
- Я и так отдал тебе уже все, что у меня было, есть и когда-либо будет. Неужели ты углядел еще какую-то мелочь?
- Так у тебя нет предложений?
Почему мне никогда не удается заставить его просто посочувствовать? Вот никогда!
Хорошо, я знаю, от чего ты не сможешь отказаться.
- Взамен я отдам тебе последний хоркракс.
- И половину подвалов в Ашфорде.
- Да хоть все! – опрометчиво воскликнул я и тут же пожалел об этом.
- Отлично. Подвалы Ашфорда. Целиком. Ты туда больше не ходишь. И душу Темного Лорда. Я согласен.
Каков негодяй!
Он поменял мое отношение к нему, привязанность, чувство вины, наконец, на последний кусок души Волдеморта?
Он считает это равноценным?
Он так низко ценит меня?
Или так высоко - души темных властелинов?
Все равно ведь не скажет.
- А что ты станешь делать с алмазом?
- Не знаю пока. Можно огранить. Будет бриллиант.
Он издевается?
- Да, - по привычке ответил он на мои мысли. – А что, уже нельзя? Об этом мы не договаривались. Мой милый и покладистый характер попал в нашу сделку по умолчанию.

Конец шестой истории



Глава 17. VII. My way (часть 1)

История последняя, безнадежно-абстрактная, в которой всемирно известный профессор Хогвартса Северус Снейп не оставляет бессмысленных попыток идентифицировать собственную личность. А все окружающие усиленно ему мешают. Впрочем, как обычно.

Кричат нам: «Все у вас не так!
Все разлетится на куски!»
А замок реет над обрывом
Всем предсказаньям вопреки.
Его поддерживают крылья,
А не зыбучие пески.
В.Большаков


- Нет, Люци, это не подходит.
- Опять! Почему?! Посмотри, десять фунтов!
- Тебе не нужно десять фунтов. Тебе нужна монета, а не бумага, я же говорил.
- Какая разница? Это так важно?
- Конечно. Что ты будешь делать с бумагой?
- А что с ней надо делать?
- Это обсудим позже, сначала заставь его дать тебе монету.
- Он меня запомнил. Ты не представляешь, как я у него эти десять фунтов выманивал.
- Мне почему-то казалось, что я разговариваю с волшебником.
- Ты сам не велел магию использовать!
- Я лишь предупредил, что он должен отдать тебе деньги добровольно и по собственной инициативе, поэтому нельзя применять «Imperius». Все остальное можно.
- Оборотное зелье можно?
- Без перчатки, левой рукой.
Расстроенный Фэйт аппарировал, даже не глянув в мою сторону, а Кес присел на корточки и хлопнул в ладоши. Из-за дивана высунулся Хлюп и, с опаской повертев присоской, большими скачками направился к нему.
- Иди скорее, мой хороший, - Кес подхватил его на руки и встал. – Не бойся, мы его больше не пустим.
Почему Хлюп прячется, я знал. Гриндельвальд уже дважды его… похищал. Если это можно так назвать.
Прямо из Западного камина подманивал нашего доверчивого пожирателя пергамента каким-то, видимо, очень вкусным манускриптом и утаскивал к себе. Альбус, конечно, находил и приносил обратно, но Хлюп стал нервным и теперь прятался.
- Кес, мы не можем его не пускать.
- Я помню, Севочка, – Кес погладил Хлюпа. - Он же все равно не понимает.
- О чем вы с Люци спорили?
- Это совсем неинтересно. Коммерция.
- Почему неинтересно? – с тоской спросил я.
- Севочка, разве можно осваивать что бы то ни было с конца?
- Люци опять на чем-то пытается заработать?
- Ну… можно и так сказать. В какой-то степени.
Я понял, что вот именно так все и должно быть, когда четыре дня назад, забрав у Фэйта мантию-невидимку, смотался в Хогвартс глянуть, что там творится, а вернувшись, обнаружил на Тревесе Дамблдора.
Они с Кесом, как ни в чем не бывало, сидели за столом и болтали. Будто и не было этих нескольких кошмарных дней.
Будто вообще ничего не происходило.
Болтали и ждали Фламеля.
Когда он наконец явился, спустились в подвал, и часа полтора их не было.
Все это я автоматически отмечал про себя, время от времени проносясь по Тревесу.
Я ничего не успевал. То есть вообще.
В Хогвартсе я побывал неудачно. Всего лишь хотел проинспектировать директорский кабинет на предмет оставленных там вещей. Моих, Альбуса или, не дай Мерлин, Шефа.
Нашел что-то вроде дневника Дамблдора, исписанного мелкими черточками и точками, две мантии Лорда и какой-то странный продолговатый металлический предмет, тоже, скорее всего, принадлежавший ему. Предмета я испугался, поэтому осторожно завернул его в мантии и, вернувшись в Ашфорд, бросил на диван вместе с дневником. Снова выходя из камина в директорском кабинете, я зацепился мантией за решетку, выругался и оглянулся, услышав то ли всхлип, то ли стон. Минерва стояла около портрета Дамблдора и смотрела на меня полными слез глазами, зажав себе ладонью рот.
Я выругался еще раз, извинился и развел руками. Пытаться изображать привидение показалось слишком глупым.
Впрочем, она довольно быстро пришла в себя и не менее быстро загрузила меня своими проблемами. И в больничном крыле у нее чего-то там не хватает, а у разграбленного Министерства этого тоже нет, и в гостиной Равенкло какие-то атавизмы темномагические, она подозревает, и на восьмом этаже вместо Комнаты необходимости образовалась пространственная аномалия, и трупы акромантулов они из озера вытащить не могут, и…
Я слушал ее и злился.
Потом перестал злиться и стал прикидывать, что ко всему этому надо приобщить моих старых бездельников. Вот пусть Гриндельвальд ей акромантулов из озера уберет. Как раз по нему задачка.
Интересно, она его в лицо узнает?
Это меня рассмешило, и я, пообещав все сделать, побежал искать Гильгамеша.
Не нашел.
Зато нашел Драко, у которого вид был до противного цветущий. Он вообще за эти несколько недель полностью пришел в себя. Не то что Фэйт. Вот что значит ребенок. И следа не осталось. Опять стал наглый и самодовольный. Только Крэбба теперь рядом с ним не было. Зато Гойл за двоих старался.
Попросив Драко прислать ко мне Тень, как только удастся, я вернулся домой и обнаружил на Тревесе Эйва. Причем этот идиот не просто сидел на диване в обнимку с Хлюпом, он еще и вертел в руках тот самый продолговатый металлический предмет, который я притащил из Хогвартса, побоявшись даже в руки взять.
Я убью Фэйта.
Какого черта?!
Но Фэйта нигде не было, и убить его прямо сейчас оказалось невозможно.
А потом я уже остыну.
Ну что это такое, а?!
- Эйв!
- Не ругайся, - он оторвался от созерцания металлического предмета. – Ты мне обещал, но Люци говорит, очень занят…
Я вспомнил, как сильно занят.
- Положи, пожалуйста, эту штуку, где она лежала.
- А что это?
- Не представляю. Шеф в Хогвартсе оставил.
- Как ты думаешь, он умер? – Эйв нервно сунул неопознанный предмет в лежащие рядом с ним смятые мантии.
Я сделал некоторое усилие, чтобы не обернуться на пентаграмму.
- Да.
- У тебя тоже вместо метки шрам остался?
Я задрал рукав, потому что на вопрос ответить не мог. Как-то за нашими катаклизмами забылся и Шеф, и его метка. Эйв встал, чтобы лучше видеть.
Никакого шрама у меня не было. Вообще ничего не было.
Почему у Эйва есть, а у меня нет?
И тут не обманул…
Стало обидно. Я уже как-то убедил себя, что Кес обманщик, и собирался строить свои дальнейшие с ним отношения, исходя из этого.
А теперь не мог найти ни единого прямого обмана.
Он нарочно.
- У меня ничего не осталось.
Так мы и стояли с задранными рукавами, рассматривая собственные руки, когда к нам присоединился Фэйт. Он молча подсунул свою руку тоже.
И у него шрам.
- А у меня нету, - сказал я ему и опустил рукав. Пусть завидует.
Он оглянулся на пентаграмму и засмеялся.
Если он скажет о ней Эйву, я точно его придушу.
- Ты видишь, что тут нет никаких вампиров? – резко спросил я. – Ну и проваливай.
Эйв смущенно посмотрел на Фэйта и скривил рот, продолжая держать Хлюпа под мышкой.
Я устало бухнулся на диван.
Они меня доконают.
Вот зачем Фэйт его привел?
Ну зачем?!
- Айс, что с тобой опять?
- Макгонагалл. Случайно встретились.
- Где? – не понял Эйв.
- В Хогвартсе, разумеется, - с досадой сказал я, прекрасно понимая, что они сейчас синхронно спросят, что я там потерял.
- Что ты там забыл? – хором спросили они.
Так я и знал.
~*~*~*~
Снова эта несчастная школа.
Нет, Айсу решительно нельзя говорить, что я Эйва со всеми уже познакомил. Ну, кроме Кеса, конечно. Потому что незачем Кесу об этом знать. Придется ведь сказать, что визит в Ашфорд Айс попросту проспорил.
~*~*~*~
С трудом выпроводив их, я проверил пентаграмму и отправился в Западное крыло искать ингредиенты, которые обещал Минерве.
Нашел и даже успел отнести их в школу.
Вернувшись, обнаружил Дамблдора, Фламеля и Кеса на Тревесе.
Это было очень кстати.
- Вообще-то, я хотел освоить трансформацию в стрикса, - весело сообщил им Кес. - Но не смог точно определить, как они выглядели.
Слава богу. Мне тут только стрикса как раз не хватает. К Темному Лорду. Для комплекта.
Фламель с Дамблдором переглянулись, но промолчали.
Я рассказал им и про озеро. И о пространственных аномалиях. И еще о какой-то дряни, которой меня озадачила Минерва.
- Северус, - мягко сказал Альбус, - тебе лучше пользоваться маскировочными чарами, а не мантией-невидимкой.
- Да поздно уже, - с досадой отозвался Фламель.
- На будущее, - улыбнулся Дамблдор.
- А мне как раз надо кое-что с Астрономической башни забрать, - заявил Кес. – Восьмой этаж могу посмотреть, если угодно. Но только чтобы там не было никого.
И подмигнул мне.
Я подозвал его к дивану и показал металлический предмет.
- Откуда? – удивился он.
- Я думаю, это Лорда.
- Исключено, - засмеялся Кес. – Это может быть только моим, но это не мое. Или у меня склероз.
- Что это?
- Фонарь.
- То есть?
- Электрический фонарь. Альба, иди сюда.
Дамблдор подошел к нам, и я отдал ему тетрадку с записями на неизвестном языке.
- Как любезно, Северус, - улыбнулся он, – благодарю. Я все гадал, где мог ее оставить. А фонарик Гила. Я ему передам.
Мантии Шефа они тут же ликвидировали волшебными палочками. Оставалось надеяться, что о визите Эйва Кес не узнает.
Не то чтобы меня особо волновало, как он к этому отнесется, но…
В общем, это было бы лишним.
~*~*~*~
Драко написал мне, как Айс приходил искать Гильгамеша. Я не велел ему говорить об этом Тени. В крайнем случае, потом скажет, что просто забыл.
По моим расчетам, чем позже они встретятся, тем лучше.
~*~*~*~

И чтобы не проспать рассвет,
У нас в подушках вовсе нет
Ни пуха, ни пуха,
Ни пуха, ни пера.
В.Бахнов


- Не получилось, - Кес подбросил в руке монету и вернул ее Фэйту.
- Я все сделал, как ты сказал.
- Вряд ли.
- Это уже четвертая, - простонал Фэйт.
- Ты точно успел левой рукой поймать?
- Да.
- Перчатку снял? Или как в прошлый раз случайно забыл?
- Снял.
- И правой рукой не брал потом?
- Нет.
- Но ты что-то сделал неверно, раз опять не кристаллизовалось, понимаешь?
- Я не пойду к нему в шестой раз. Он в Сидней улетел, а оттуда в Веллингтон.
- Откуда такие глубокие познания о его планах?
- Он при мне билеты заказывал.
- Не так уж и далеко.
- Кес! Я не потащусь за ним! Май! Ты представляешь, какая там жара?!
- Там зима в мае.
- Тем более. Дожди, малярия…
- Люци, ну что ты выдумываешь, откуда там малярия? Это же не Африка, в конце концов.
- Не знаю.
- Не знаешь? А ты не знаешь, почему я тебя уговариваю?
- Когда ты предложил…
- Я ничего тебе не предлагал. Упомянул только.
- …все было так просто, а оказалось… Кошмар какой-то.
- Это иллюзия. «Просто» ничего не бывает, не обольщайся.
- Что я опять сделал не так?
- Откуда же мне знать? Думай.
Или я действительно ничего не знаю ни об одном из них, или мне все это очень не нравится.
- Кес, чему ты его учишь? – спросил я, когда расстроенный Фэйт ушел домой.
- А, пустяки.
- Подробнее, если можно.
- Тебе, Севочка, такое вряд ли пригодится. Хотя…
- Я слушаю. И желательно без иносказаний.
- Люци пытается освоить азы магического грабежа.
О, нет!
Боже мой!
Не надо!
- Освоил?
- Терпения не хватает. И внимательности. Он в принципе пока не понимает, по каким законам это работает.
- Ты говорил, что нет у магии никаких законов.
- Ну, закон сохранения энергии-то есть. Куда ему деться. Он даже при обычном грабеже никуда не девается, а Люци практикует магический.
Я до боли сжал зубы. Кажется, мне никогда в жизни не было так любопытно, как сейчас. Но если я проявлю интерес, даже чисто технический, то как потом я стану всем этим возмущаться?
С другой стороны, буду я возмущаться или нет, что от этого изменится?
Ничего.
Так какого черта?
Я уселся напротив и заставил его рассказать, чем с таким упорством занимается Фэйт.
Оказалось, что Кес учит его, используя высшие темные заклинания контактной магии, постепенно вытягивать капитал, сам, по-моему, плохо в этом разбираясь. Во всяком случае, если у Кеса и был такой опыт, то единичный. Он не учитывал массу мелочей. Вот у Фэйта и не получалось ничего.
- А он не пробовал перчатки наизнанку надеть?
- Левой руки вполне достаточно, полагаю.
Я еще раз вздохнул. Зачем сопротивляться? Мне же не нужны деньги. А с точки зрения магической науки – очень интересно.
- Недостаточно! Левая рука, строго говоря, ничего нам не дает. Может быть, он левша.
- Он не левша.
- Этот ваш… клиент. Он может оказаться левшой. Тогда ловля монеты левой рукой ничего Фэйту не даст. То есть она, наоборот… сработает как правая. Не позволит использовать добровольный дар против дарителя. А вот если бы он сразу надел перчатку наизнанку, то этот момент вообще не имел бы значения.
Кес слушал меня с интересом, подперев кулаком подбородок и чуть склонив голову набок.
– Знаешь, Севочка, - сказал он удивленно, - это безобразно правильно.
- Почему безобразно?
Ему просто не нравится, что я догадался о том, о чем он сам не смог?
- Слишком прямо.
- Зато верно.
- Бесспорно.
- Ну… - я немного смутился и, кажется, даже покраснел. - На самом деле это же просто предположение.
- Нет, нет, ты, скорее всего, прав. Он все делает правильно, а не получается. Наверняка этот его продюсер – левша. Скажи Люци, чтобы перчатку вывернул. А то он меня замучил уже.
- Ты сам этим не занимался?
- Было как-то, но давно. И с левшами я точно не сталкивался.
- Так действительно можно разорить кого-нибудь?
- Да, конечно. Основной плюс этого способа в том, что человек разоряется медленно и не ищет причин. Деньги уходят к тебе год, а то и два-три. Ни жертва, ни окружающие грабежа никак не заподозрят. Клиент медленно разоряется, а ты медленно богатеешь. Это часто используется.
Пожалуй, Фэйту понравится.
- Время можно регулировать?
- Знавал я одного профессионала, который вообще меньше шести-десяти лет в свои проекты не закладывал. Никогда не стоит торопиться.
- А Люци на сколько рассчитывает?
- На год. Он потому и выбрал продюсера. Тот к тому же игрок. Пара неудач, дюжина крупных проигрышей. Все чисто.
Аферисты.
Делать им нечего.
Попробовать, что ли…
~*~*~*~
Я сначала рассердился, когда Кес рассказал Айсу про мои дела. А потом оказалось, что Айс лучше нас вычислил, отчего у меня не получается последний этап процесса. К тому времени я уже вообще ни о чем другом думать не мог. Все правильно, а не работает.
Я занимаюсь этим всю жизнь. Ну, не конкретно этим, но… чем-то похожим, а Айс взял и сходу нашел ошибку.
Наверное, он хорошо знает контактную магию в принципе.
Интересно, зачем ему?
Хотя он вообще столько всего знает, непонятно зачем нужного, что это почти страшно.
А в школе смешило.
~*~*~*~
- Мне не нравится, что ты поселился в подземельях.
- Тебе там что-нибудь нужно?
Мне ничего там не было нужно. Просто не нравилось, что он выбрал именно это место.
- Давай я лучше отдам тебе Восточное крыло.
- Предпочитаю фундамент. И потом, в подвале дизель. Тебя вообще к нему подпускать нельзя.
- Я его не трогал!
- Да что ты говоришь.
- Я… просто посмотрел.
- Чем?
- Извини, я не хотел.
- Разве я предъявлял какие-то претензии? По-моему, у нас с тобой есть четкая договоренность.
- Хорошо. Но…
- Никаких «но». В подвал ты не ходишь.
- Я больше не стану ничего трогать. Честное слово. Хватит уже держать меня за малолетнего придурка!
- Севочка, чего бы ты хотел?
- Там жить нельзя.
- Это кто же такое сказал? – удивился он.
- Я сказал. Это вредно, и…
- Продолжай.
Вообще-то, я не был уверен, где ящерицам лучше.
Но людям…
Мерлин, какой же я дурак!
Ему ведь все равно.
У него там так, как ему нравится.
Наверняка и не осталось уже ничего от моего подвала. Все что надо свернул, раздвинул и с чем надо соединил. То-то я смотрю, Фламеля на Тревесе особо не видно, а Западным камином только Гриндельвальд пользуется.
Тем более. Я должен знать, что там происходит. Например, мне любопытно посмотреть, куда у него окна выходят. Почему он меня не пускает?!
Почти за сорок лет я ни разу не пригласил его в Восточное крыло.
И он ни разу не смог туда войти.
Он мне так мстит?
Но ведь я не знал.
Не знал, что нужно пригласить.
Никогда не думал об этом.
Хотя чего уж там. Мог бы и догадаться.
~*~*~*~
Я как попугай твердил про себя недавние слова Кеса о «бездумном потакании желаниям».
Недавние.
А как будто не один год прошел.
«Так в чем я был неправ?»
«В бездумном потакании своим желаниям, полагаю. А теперь уходи. Прямо сейчас».
Если бы это было возможно, я бы встал и ушел.
Прямо сейчас.
Но я ведь дома.
Напротив меня, поджав губы, сидел Эйв. Мрачный и уверенный. Впервые за тридцать лет, что я его знал, не смущающийся, не сомневающийся и абсолютно уверенный в своем решении.
А так как в Ашфорд его привел именно я, несмотря на то что Айс явно не хотел этого делать, самоустраниться теперь было невозможно.
Вот дьявол.
Айс меня убьет. Он наверняка знал, что так и будет. Потому и отваживал Эйва с его опасным интересом ко всему странному и необычному.
Если бы я повнимательнее смотрел на окружающих, то мог бы и вспомнить, что Эйв еще со школы интересовался и замком, и теми, кто там живет.
Теперь я вспомнил. Да поздно уже.
- Скажи ему сам, - пробормотал я, пряча глаза.
- Как? Я не могу туда попасть. Я бы сказал.
Да уж. Айс умер. И теперь вряд ли его можно встретить в каком-нибудь нормальном месте.
Правда, его уже видела в Хогвартсе Макгонагалл. Но это у него атавизмы. Пройдет.
Похоже, я попался. Инициатива наказуема. С Айсом придется объясняться.
И это будет не самый приятный разговор в моей жизни.
Я уверен.
~*~*~*~
Творите о себе мифы. Боги начинали именно так.
Станислав Ежи Лец


- И что тебе предложили? - ровным голосом спросил Кес.
- Половину Дублина.
Показать ему письма я так и не решился.
Ни первое, ни, тем более, второе.
- Соглашайся, - улыбнулся Фэйт.
Он с ума сошел…
- Нет, пожалуй, не стоит, - с сомнением протянул Кес. – Севочка, проси весь. Они так меня ненавидят, что наверняка согласятся.
- Весь, конечно, лучше, - кивнул Фэйт.
Как будто его кто-то спрашивает!
- Вы обалдели оба?!
- Проси весь, - категорическим тоном заявил Кес.
- Они согласились отдать город целиком, - пробормотал я, не смея взглянуть на него. Вроде и не виноват ни в чем, а выглядит все это просто чудовищно.
Никогда он не поверит, что я просто так им написал.
- Уже согласились? – обрадовался Кес. – Умница, Севочка.
- Никогда этого не будет, - отрезал я. – Даже не надейся.
- Почему? Вряд ли еще раз представится подобный случай.
Я не знал, что ответить на это «почему». Я вообще не мог поверить, что такой разговор действительно происходит и такой вопрос действительно решается.
- Теоретически, если бы все шло своим чередом, то тебе, конечно, сначала следовало сделать из меня вампира. А на Дублин менять уже потом.
Он сказал это настолько обыденно и спокойно, что у меня внутри все похолодело.
Я уверен был, что он простил меня. Что у нас все по-старому.
Зачем, зачем я рассказал ему о письме!
Ведь не хотел.
Знал же, что нельзя говорить!
И почему Фэйт на его стороне?..
- Давай, Севочка, не дури, - немного раздраженно прервал мои размышления Кес. – Надо думать о Семье, а не о частностях.
- Я и думаю о Семье!
- Пора делать себе имя и в нашем мире. По-моему, ты заигрался в Темного Лорда и его бессмертие.
- Ты только представь, - засмеялся Фэйт, - какая у тебя будет репутация, если первое, что ты сделаешь, став Князем, – это передашь своего предшественника его врагам в обмен на Дублин. Ты будешь просто круглым идиотом, если упустишь такую возможность.
- А кем я стану, согласившись?!
- Во-первых, деловым человеком, - очень серьезно ответил Кес. – Во-вторых, о тебе сразу все узнают. В-третьих…
- Мерлин! Зачем я тебе вообще сказал об этом?!
- Ты хотел, чтобы я остался и помогал тебе советами. Нет?
- Хотел. Но не такими же советами.
- А какими? – зачем-то снова влез Фэйт. – Если тебе нужны не советы, а постоянное одобрение, то найди себе что-нибудь попроще. Женись, например. Очень помогает.
- Вам не совестно издеваться надо мной вдвоем?
- А ты как думал? – засмеялся Кес. - Залез на крышу мирозданья - сиди теперь. Вниз только сам знаешь как. А не знаешь - спроси у Альбы.
Залез. Причем сам. По злобе.
Я идиот.
А они – сволочи.
~*~*~*~
15.06.1998
Поверить не могу, что ты все-таки решился на это, старый аферист.
А.
~*~*~*~
15.06.1998
Кто бы говорил.
Жду тебя к ночи. И шляпника своего возьми.
К.

~*~*~*~
- Ты знал, что так будет? - спросил Альбус, осмыслив содержание нашей пентаграммы. Они с Кесом стояли над ней в раздумьях и вели довольно бессодержательную беседу о Темном Лорде.
- Нет. Вопрос о том, эксперимент там был или… более пустые стремления, оставался открытым.
Гриндельвальд, как обычно, обнимался с моим Хлюпом, и я подозревал, что он ничего особого не запрашивает, а просто упивается универсальностью этой присоски.
- В крайнем случае, его можно оживить и сразу уничтожить, - донесся раздраженный голос Дамблдора.
- Оживлять, разумеется, будет Севочка, - спокойно ответил Кес, - а убивать кто? Ты, Альба?
Альбус молчал.
- Шляпа, хочешь, я убью? Давай, гарсон, оживляй.
- Гил, я не хочу, - сказал Дамблдор, отходя о пентаграммы. – Не выдумывай, пожалуйста.
С меня хватит.
«Почему же он вам не сказал? Ведь он ваш друг!»
«Наверное, потому и не сказал».
Я встал с дивана и неторопливо направился к сидящему у стола Гриндельвальду, по дороге расстегивая воротник.
- Ого, - криво усмехнулся он, поднимаясь на ноги и оказавшись не в силах оторвать взгляда от моей шеи. – Уже готов? Быстро, - он неприязненно посмотрел на Кеса, который лучезарно улыбнулся и слегка поклонился.
А мне нравится.
~*~*~*~
Задачка была не на одну коробку конфет. Даже проблема с Эйвом как-то отошла на второй план.
Кес все равно поступит по-своему.
И этот человек изволил быть недовольным, что я делаю все как мне хочется?
А сам он что, простите, делает?
Хочу Дублин, и все.
Остановить его нельзя.
Отвлечь в данном случае, видимо, тоже.
Уговорить – немыслимо.
Айс в ужасе. И я могу его понять. Но зря он позволил Кесу это увидеть. Никак на снисходительность надеялся. Дурачок. Как же. Их бывшее княжество желает развлекаться, неужели не видно? Подожди, Айс, тебе еще отольются все твои выходки. У него воображения несоизмеримо больше.
В общем, расклад в целом ясен. Город Айс получит, хочет он того или нет. А вот что будет дальше - сказать сложно.
~*~*~*~
Я не верил Фэйту.
И Кесу не верил тоже.
Это добром не кончится. Слишком легкомысленно они ко всему относятся.
Его там убьют.
А виноват буду я.
И даже самому себе я не мог до конца признаться, до какого бешенства меня доводила мысль о том, что Кес все рассчитал.
Заранее рассчитал.
Знал, как я отреагирую на его откровения, сообщил этим уродам о нашей ссоре и теперь, ничего не добившись, все равно ведет дело ровно к тому завершению, которое представляется ему оптимальным. Мое мнение не учитывается вовсе.
Ясное дело, у него есть план, как от них выбраться. Но во-первых, я ничего о нем не знаю, а во-вторых…
А во-вторых, я абсолютно уверен, что мне нельзя соглашаться.
Я знал, почему Кеса не особо волнует результат.
Говорил он мне когда-то очень странные вещи. Будто бы момент смерти любого человека является константой. И во времени, и в пространстве.
Впрочем, он это не только про смерть говорил, но и про рождение. Кажется, константа смерти определяется в момент рождения и будто это единственная константа в жизни. Все остальное человек может изменить. Только время и место смерти изменить невозможно. Так же как и рождения.
Вот ему и все равно. Он в этом вопросе какой-то глобальный фаталист. Дублин можно получить, а можно и не получить. А возможную смерть свою он с этим никак не связывает.
Недаром он с таким равнодушием всегда относился к жертвам Темного Лорда. При мне же говорил Дамблдору: «Они все равно погибнут, это не взаимосвязано».
Не знаю, насколько я сам был фаталистом, но такой категоричный подход мне не нравился. Особенно когда это касалось не меня, а его. Он уверен, что если ему дано умереть и именно там, то так оно и будет. Любым путем. Никуда не спрячешься и ни на каком тестрале не объедешь.
Поэтому он хочет меняться.
А еще говорил, что это наш Шеф экстремал.
На себя бы посмотрел.
Глупый ящер.
~*~*~*~
Кес не говорил, что задумал, а я не спрашивал.
Раз даже Айсу не сказал, значит, и не надо.
Скорее всего, Айс вообще не может ничего знать, иначе теряется смысл. С его стороны сделка должна быть кристально честной. Эти их соседи тоже, наверное, не идиоты. Айс вынужден будет пойти на прямой обмен. Не знаю, планировал Кес все это заранее или нет, но он рассердился, когда Айс показал ему их письмо. Это было видно.
А сердился он редко.
И очень фатально.
Для тех, на кого сердился.
~*~*~*~

Эта функция может иметь производную, а может и не иметь. Но пусть имеет.
Из лекции


- У тебя, Севочка, n+1 вариантов того, что можно сделать с Томми. Мне даже в какой-то степени жаль, что мы с Альбой слишком увлеклись твоим гм… образованием. Боюсь, теперь общий этический уровень не позволит тебе использовать большую часть этих бескрайних возможностей. А жаль.
Все-таки иногда он меня серьезно пугал.
Я действительно абсолютный владелец человека, который пытался меня убить. И мне принадлежит не только то, что я могу при желании возродить, но и душа. Он мой. А если бы я умер, он точно так же принадлежал бы сейчас Кесу. Со всеми n+1 вариантами.
- Кес, а как ты думаешь, Темный Лорд понимает, что с ним?
- Сложно сказать. Честно говоря, я ужасно на него рассердился, когда это придумал. Но с ним вполне реально пообщаться. Хочешь?
И этот человек уверял, что Волдеморт - несчастная жертва нашей страшной реальности?..
Он же попросту подарил мне Шефа. И наверняка с любопытством ждет, как именно я воспользуюсь этим подарком.
«Этический уровень», говоришь, не позволит?
Не позволит.
На то я и человек. А не Волдеморт.
Придя к этому глупому выводу, я не выдержал и начал смеяться. Вспомнив, как в детстве иногда представлял, что Кес мог бы подарить мне на инициацию. Не то чтобы я ждал подарка, как раз напротив. Просто я был уверен, что он обязательно преподнесет какую-нибудь гадость.
Потом забыл, конечно, об этих своих фантазиях.
А вот сейчас вспомнил.
Сказать ему?
Или не надо?
Гадость-то действительно редкостная.
- Я хочу освободить Криса. Он не домовой эльф, это безобразие.
- Гм… Так понимаю, мое мнение по данному вопросу тебя мало интересует.
- Нет, почему же. Но и так ясно, что ты не хочешь. Иначе сам бы давно сделал это.
- Что ж, твое право. Но у меня есть личная просьба.
- Да, конечно.
- Сперва сообщи ему о своих благих порывах. Возможно, у него найдутся возражения.
- Это неважно.
- Полагаешь?
У Кеса был слишком ироничный вид, чтобы я, как всегда, не почувствовал себя придурком.
- Я чего-то не знаю?
- Собственно говоря, про Криса ты ничего не знаешь, Севочка.
- А почему? – я начал злиться.
- Тебя это когда-нибудь интересовало?
- Меня это сейчас интересует. Говори.
- Что именно?
- Он не захочет, чтобы я его освободил?
- Нет.
- Он просто побоится мне об этом сказать.
- Он ничего не боится, Севочка. В том смысле, который ты вкладываешь в это слово.
- Тогда почему?
- Ни в каком другом статусе он существовать не может.
- Ты сделал его вампиром?
- Да. Но этого оказалось недостаточно.
- Когда? Сколько ему лет, что…
- Остановись. Почему бы тебе…
- Я не хочу спрашивать его самого. Вряд ли ему будет приятно рассказывать, как ты сделал его слугой Князя.
Если бы Кес хоть раз в жизни рассердился на мое хамство, наверное, это было бы лучше. Почему-то с Дамблдором я никогда так не разговаривал. А если и разговаривал, то он всегда давал мне понять, что это недопустимо.
Хорошо, не всегда.
Но часто.
А тут - все что угодно. Как будто меня вообще можно не брать в расчет. Болтает там чего-то какой-то балбес, ну и пусть.
- Он сам себя сделал слугой Князя. Чтобы существовать, он должен служить. Тут ничего изменить нельзя. Но общее направление твоих рассуждений мне нравится.
Ну, спасибо.
~*~*~*~
В определенных случаях Айс обладал той настойчивостью, которая у нормальных людей называется занудством. Он мрачной и злобной тенью ходил за Кесом, требуя, чтобы тот объяснил, как собирается решать проблему с соседями.
Кес отшучивался.
Это, разумеется, не помогало, а только еще больше усложняло дело. Айс уже на стену лезть был готов, когда наконец получил неохотный ответ:
- Инверсируем пространство.
- Что сделаешь?..
- Севочка, зачем тебе это знание? Я хочу проверить на реальном примере метод инверсивной геометрии.
- Как это выглядит конкретно?
- Ну, смотри. Вон Томми лежит. Видишь?
Айс неуверенно кивнул, сохраняя при этом абсолютно бесстрастное выражение лица.
- Если бы он мог инверсировать пространство по отношению к пентаграмме, то оказался бы снаружи. А Ашфорд – внутри.
Мне показалось, что Айс сейчас упадет в обморок. Это было настолько явно, что я торопливо подошел к нему сзади и сердито посмотрел на Кеса, который в ответ беспечно пожал плечами.
~*~*~*~
Большего бреда я не слышал никогда в жизни. Даже от студентов.
Оставалась надежда, что Кес так глупо шутит.
Но он не шутил.
Это я знал точно.
Он потому и не хотел мне говорить.
~*~*~*~
- Ты когда-нибудь делал такое раньше?
- Да.
Что-то в его ответе настораживало.
- Получалось? – вкрадчиво спросил Айс.
Кес засмеялся и отрицательно помотал головой.
~*~*~*~
Так я и знал.
- А почему ты уверен, что теперь получится?
- Я уверен? Кто сказал? – таким тоном можно обсуждать, в какой цвет покрасить крышу. – Но раньше у меня не было стимула. А теперь получится, раз надо. Правда, Люци?
~*~*~*~
В целом я был согласен. Если надо, то обязательно получится. А потому кивнул.
- Еще варианты есть? – сердито спросил Айс.
- Конечно.
- Такие же, да?
- Нет, еще лучше.
- Говори.
- Если рассматривать Дублин как плоскость…
~*~*~*~
В этот момент я вспомнил, как запустил однажды в Дамблдора кочергой.
Все было ясно.
Может быть, он все-таки надо мной смеялся?
Хорошо бы.
Но маловероятно.
~*~*~*~
Айса пришлось напоить. Он лежал на диване у меня в кабинете и спал. Или делал вид, что спит. Последней каплей оказался приход Фламеля. Подозреваю, что Айс рассчитывал на содействие с его стороны.
Разумеется, рассчитывал он зря. Вот если бы Айс видел, как этот старый змий варил наши ощущения, он бы понимал, что связываться с ним бессмысленно.
- А энергию для такого преобразования где ты возьмешь?! – напоследок спросил Айс, явно надеясь, что Фламель его поддержит.
- В гравитационной бездне, - ни на секунду не задумавшись, ответил Кес.
Фламель посмотрел на него удивленно. И захохотал.
Нет-нет, он вмешиваться не станет.
То ли ему тоже интересно, что получится, то ли… да мало ли. Я вообще не могу понять, что они друг от друга хотят. А учитывая, что я последний год не занимаюсь толком ничем, кроме как пытаюсь их тут всех расшифровать, то, скорее всего, это невозможно. Нельзя на основе той информации, которая у меня есть. Кес позволяет таскаться за ним где угодно, слушать его разговоры и отвечает на любые вопросы. Но это ничего не меняет по сути. Либо они сами никогда не знают наперед, что и как будут делать, либо… Ну, либо мне это не по зубам.
Неприятно.
Но факт.
Придется работать с тем, что есть.
А есть очень мало.
И неправильно. Невнятно мне тут полчаса назад изложенная уже сонным Айсом концепция смерти содержит ошибку. То есть я не знаю, как там на самом деле, но я точно знаю, что Кес так думать не может. Айс либо не так понял, либо плохо слушал, либо, как обычно, придал словам любимого дядюшки мрачно-мистическое значение. Если что Кес и вдалбливал мне постоянно, так это то, что судьбу без крайней нужды искушать не стоит. «Не рисковать, конечно, лучше, но мы рискнем», было - как раз из этой области.
Так что Айс ошибся.
Это первое.
Второе. Фламель мне не помощник. Я ему не доверяю. Они слишком схожи с Кесом в нежелании пускать кого-то в свои дела. Слишком скрытны и хитры.
Что они задумали, понять невозможно.
Фламель отпадает. Он мил, любезен, всегда вежлив и… далек, как Венера.
Зато есть человек, который мне должен.
Очень давно.
И очень много.
С первого дня, как я его увидел.
Ну, или со второго.
И если его личные долги я готов списать за их недоказуемостью - наверное, я все-таки был еще тем ребенком, - то с момента попытки убить моего сына, отправив его в Запретный лес ночью в компании великана, он должен мне точно.
Не говоря уже обо всем остальном.
Старый лицемер, хоть и мерзавец, но… И с Гриндельвальдом до сих пор дружит. Так что никуда не денется.
Это вам не Фламель.
~*~*~*~
О, я теперь отлично вижу что ждет меня дальше.
Он будет откалывать вот такие номера, а я - все это расхлебывать.
Живые люди в Семье - это просто наказание. Сколько их у меня? Фэйт с Драко, Кес и остальные дети Фэйта в количестве, кажется, трех штук. Итого – шестеро. Это пока. Дальше, скорее всего, будет хуже. Для Семьи это очень хорошо. Для меня – ужасно.
Интересно, Кесу так же удавиться хотелось от моих выходок, как мне сейчас от его?
Во всяком случае, я точно за всю жизнь не дал ему ни единого повода пожалеть меня теперь.
Но я хотя бы старался! Я очень старался доставлять ему поменьше хлопот.
Правда, получалось плохо.
Может быть, он получит свой вожделенный Дублин и успокоится? Он же говорил, что у него осталось недоделанное дело.
- Кес, хоть раз в жизни поговори со мной нормально. Я так глуп, что ты никогда этого не делал?
- Мерлин мой, откуда такие мысли?
- Ты не понимаешь, что я не могу пойти на обмен?
- Я не понимаю, как ты можешь отказываться.
Не стоило начинать.
- Хорошо, если тебе угодно, можем побеседовать. В чем ты видишь препятствие? Ведь ты уже согласился.
- Я… пошутил. И… хотел посмотреть, на что они готовы.
- Они на все готовы. Город так или иначе будет наш. Это вопрос времени. Но они хотят отомстить.
- Тогда зачем торопиться?! Ты медленно и безопасно выжил их отовсюду, и Дублин со временем им тоже придется освободить.
- Придется.
Он все сказал.
А я что-то потерял.
Опять что-то потерял.
- Они все равно будут мстить? – неуверенно спросил я. – Ты поэтому хочешь все закончить одним махом?
- Я хочу от них избавиться. Насовсем. Они, мягко скажем, не лучшая часть доставшегося тебе Наследства. Ты отлично успеешь нажить себе собственных врагов. Еще и мои точно ни к чему.
- Инверсия пространства - хорошая идея?
- Была моя очередь шутить.
Слава Мерлину, святому Патрику и всем остальным.
- У тебя есть план, как их уничтожить?
- Довольно рваный на самом деле. Но ведь мы никуда и не торопимся.
- Ты мне в детстве показывал, как превращаешься в туман. Это был… - Я хотел сказать «обман», но постеснялся. – Что это было?
- Забудь. Мы с Ником тогда немного увлеклись развоплощением материи…
- Именно развоплощением?!
- Ну, да. В общем, не стоит. Далеко мы не продвинулись. Кое-что до сих пор ищем.
- Если ты потерял мозги, то можно поискать в банке. С крышкой.
- Спасибо, Севочка. Обошлось. А вот Ник потерял два пальца. Если встретишь их где-нибудь, отдай, это его.
- Ты… серьезно?
- Абсолютно. Поэтому я настоятельно тебе советую о том тумане забыть. Можно ведь лишиться чего-нибудь системообразующего. Будет неприятно. Нику еще сильно повезло.
- Это похоже на аппарацию?
- Нет. Развоплощение материи к аппарации не имеет никакого отношения. К счастью.
Да, действительно. Это я от удивления глупость ляпнул.
- Беда, Севочка, в том, что ты игнорируешь разнообразие карточных игр.
- Что я делаю?.. Я вообще в карты не играю.
- Это неважно. Ты все воспринимаешь как покер. И уверен, что в любой игре всегда есть джокер. И если не ты держишь его в рукаве, значит, он у кого-то другого. Причем своим ты практически не пользуешься. Не умеешь. И вообще игра, в которой есть джокер, не твоя игра. Ты шахматист. Но свято убежденный, что кругом сплошные картежники. Почему тебе понравился Гриндельвальд?
- У него нет джокера? – убито спросил я.
- Это несущественно. Он все равно не станет им играть. Ему это неприятно. Да и не умеет. Но ему проще: он твердо знает, что все джокеры у Альбы. А Альбе он верит больше, чем себе. А ты не веришь никому. Вот и маешься.
- Дамблдору, возможно, я иногда готов…
- Альба мастер.
- Покера?
- Не все играют в покер. И не всегда. И уж точно не у всех есть джокер в рукаве.
- У тебя всегда есть. И у Дамблдора.
- Не стану тебя разочаровывать.
- Вы постоянно блефуете!
- А что нам остается делать? Общаясь с человеком, который всегда за карточным столом и всегда в покер, – засмеялся Кес. – Ты вообще не воспринимаешь людей, которые не блефуют. И как прикажешь с тобой общаться?
- Неправда. Я ненавижу все это.
- Ненавидишь, - согласился он. – Но относишься, а главное, ведешь себя именно так. Что грустно.
~*~*~*~
Как теперь добраться до Дамблдора, я не знал, а потому для начала послал ему сову. Если не дойдет, то попрошу Криса.
Но сову бывший директор получил. И даже незамедлительно явился. Правда, не один.
Хотя против Гриндельвальда я ничего не имел. У всех нас к Кесу личное отношение, которое немного мешает решению проблемы. А Гриндельвальд беспристрастен. Ему все равно. Нет такой задачи, с которой он бы не справился. Куда там нашему Лорду. У Гриндельвальда получилось все, к чему он стремился. Только о Дамблдора споткнулся. Но это совсем другое дело. Если бы, например, Айс задумал дело, которое мне категорически не понравилось, разве я бы ему позволил? Нет конечно.
Так что это не считается.
Я озвучил проблему и молча слушал, как они ее обсуждали. Строго говоря, на однозначное решение вовсе не надеясь.
- В момент передачи Снейп получит город. Магический контракт нарушить нельзя.
- Им не нужен город, им нужен Кес.
- Его нельзя включать в план, из чего бы план этот ни состоял.
- Почему? – удивился Дамблдор.
- С ним невозможно договориться, - Гриндельвальд пожал плечами. – Шляпа, извини. Он обязательно сделает все по-своему и черт знает как. Этому есть название, но я из уважения к тебе воздержусь.
- Спасибо, Гил, - без тени иронии ответил Дамблдор.
- Раз договориться с ним нельзя, поступки его непредсказуемы, а часто и неадекватны, то следует вывести его за рамки процесса.
- Как? – уныло спросили мы с Дамблдором практически хором.
- Я не знаю, как можно временно вывести из строя вампира. Только насовсем.
Мы с Дамблдором переглянулись.
- Я знаю, - сказал он.
- Отлично. В этом есть свои плюсы. Раз они уверены, что получают вампира…
Ну, хорошо. Значит, Гриндельвальд предлагает простейшую подмену. Но ведь тогда магический контракт не будет заключен. Айс отдаст не то. Даже если его соседи этого и не поймут, обмен не состоится. Город останется за ними.
- Невозможно, - вмешался я. - Сев должен отдать именно бывшего Князя.
- Отдаст, - отмахнулся Гриндельвальд. – В карман камзола положим.
- В виде чего? – улыбнулся Дамблдор.
- Чего угодно. Вот как раз и тебе будет, чем заняться, Шляпа. Не мешай.
- Да, трансфигурация, думаю, лучше, - мягко сказал Дамблдор. – Оборотное зелье в данном случае…
- Кого предлагаешь трансфигурировать, Шляпа?
Вот мы и подошли к самому главному.
Нет, это все никуда не годится. Гриндельвальд ничего не понимает в сделках. На самом деле допускать обмен нельзя ни на каких условиях.
Но я получил что хотел.
Основное этот «шляпник», как называл его Кес, сформулировал. Никто из нас действительно не смог бы признаться себе, что Кеса ко всей этой истории близко подпускать нельзя. Ее нужно решить без него.
Но как?
Вот оно главное.
Я договорился с ними, что все мы подумаем над технической стороной дела, и они отправились домой.
А я поднялся к себе в кабинет, запер дверь, заблокировал Джойн, разжег поярче камин, потому что лето выдалось дождливое, и достал виски.
Потом убрал виски и достал абсент.
Задача полностью сформулирована.
Осталось ее решить.
Всего лишь.
~*~*~*~
Я уныло бродил по пустой после отъезда студентов гостиной Равенкло в поисках какой-нибудь оставшейся дряни и лениво думал о том, как хорошо было бы догадаться стереть Минерве память. Причем сразу.
А теперь уже нет смысла. Все, что она от меня хотела, я сделал. И даже восьмой этаж Кес с Фламелем привели в порядок.
Но ведь нет никакой гарантии, что теперь она отвяжется. Могла бы и сама тут ползать. Или Кингсли позвать. Самое для него теперь занятие. Почему я должен?
- Северус, все в порядке? – Она неожиданно возникла у меня за спиной, а я так увлекся, ковыряясь в камине, что и не заметил.
- Там что-то внутри.
- Зачем же вы полезли рукой? – с беспокойством спросила она. – Лучше оглушить.
- Не получилось. Нужно так вытаскивать.
- Послушайте… - она явно была чем-то озабочена, но сомневалась. А я делал вид, что не замечаю. Потому что мне надоели ее проблемы.
- Я получила письмо…
- Неужели от Дамблдора?
- Северус, как вам не совестно?! - У нее навернулись слезы, и мне действительно стало совестно. - Разве можно так… безобразно шутить?
Да я не шутил.
- Впрочем, вы недалеки от истины.
Не понял?
Я вытащил руку из камина и уставился на Минерву.
- Вы дадите мне слово сохранить тайну?
- Нет.
Я рехнусь скоро от ваших тайн. Мне с избытком хватает Дамблдора, Гриндельвальда, Темного Лорда и прочей мерзости.
- Ненавижу тайны.
Я со злости шарахнул по камину «Vaddivazi», и мне под ноги вылетел окаменевший оранжевый клобкопух с тремя ножками.
Равенкловцы, мантикора бы их побрала.
А Минерва все крамолу ищет. Наверное, думает, что если она именно здесь получила от Кэрроу в физиономию, то теперь тут навсегда темномагический фон.
- Что вам еще от меня нужно?
- Северус, вы должны дать слово. Я же храню вашу тайну.
- Шантаж? От вас?
- Нет, что вы, - она покраснела. – Но мне нужна помощь, и только вы… Вернее, даже не мне.
- Поттеру? – воображение тут же услужливо нарисовало возможные последствия битвы за Хогвартс.
- Нет, с Гарри пока все в порядке, но я получила письмо…
- От кого? И никаких обещаний я не дам.
- От Ремуса.
Ой.
Не я один, что ли, такой умный?
Я засмеялся, приведя этим Минерву в окончательно подавленное состояние.
- И каких чудес он от вас хочет?
- Он не хочет, чтобы знали. Он очень слаб и не уверен… он считает, что Андромеда Тонкс справится гораздо лучше, и… Я не смогла его разубедить.
- Зачем он вам написал? Что ему надо?
Но я уже знал это. И даже обрадовался. Можно ведь сделать так, что он не сможет никому рассказать обо мне. Даже если захочет. Он на все согласится.
Опять все вышло, как я хотел. Я не хотел, чтобы он умирал.
Я даже спас его год назад от смерти.
Значит, по-любому никуда не деться. Нельзя же теперь его бросить.
- Я помогла ему пока, но…
- Хорошо. Где его найти?
- Северус, вы обещали не выдавать тайну.
Да ну? Когда?
- Что вы улыбаетесь? – она с беспокойством заглянула мне в глаза.
И много вы там увидели, мадам?
Я кивнул.
Еще одна бестолочь на мою голову.
Надо заставить Фэйта куда-нибудь его пристроить, что ли. Человек должен работать. А то рехнется. В конце концов, кому какое дело. Ну, оборотень, ну и что. А за полнолуниями я прослежу.
В общем, Фэйт что-нибудь придумает.
Я вернулся домой и про Люпина тут же забыл. Просто стоял посреди пустого Тревеса и думал о своем замке.
Это мой дом.
Моя Семья.
И Кес - просто человек.
А я Князь.
И мне решать, как поступить.
Мне самому. Без него, без Фэйта и без Дамблдора.
Только мне.
Нельзя уговорить?
Что ж, заставить его я не могу. Да и не дело это. Если всех заставлять - ничего путного не выйдет.
Я просто должен решить наилучшим способом. Для всех.
Не будет никакого обмена.
Хочешь Дублин?
Отлично.
Я убью их.
Отравлю.
Ты не успеешь обменяться. А город будет наш.
Почему я должен покупать то, что могу взять силой? Да еще и на их условиях.
Это наша страна.
Кого я боюсь?
- Но ты не хочешь взять силой, - хохотнул мне в ухо как будто ниоткуда появившийся Гильгамеш. – Ты хочешь убить и украсть.
- Плевать. Как они вообще посмели сделать такое предложение?
- Это второй вопрос. И прекрати злиться. Иначе ничего у тебя не получится. Ваше недовампирское злобнейшество.
- Я убью их не за территорию. И ты знаешь, что это так. Я убью их за оскорбление. Имею право.
- Угу. Имеешь. В честном бою.
В бою?..
В бою – немыслимо. Какой из меня боец против вампира?
- Вот так, - засмеялся он. – Немыслимо.
- Если бы это было возможно, Кес давно бы…
- Они его оскорбляли? Нет, Сев, думаю, они были крайне аккуратны.
- От того, что я узурпирую территорию, ничего плохого не случится. Победителей не судят.
- Скажи это Кесу.
Точно. Он мне башку снесет за одно только слово «победитель». Ведь он сказал, что как только от меня «завоняет» победой, ноги его здесь не будет.
Территорию надо выиграть?
Отлично. Я выиграю. Я знаю как.
Но я сыграю по-своему.
Все равно перетравлю сволочей. Как тараканов.
Потому что мне так хочется.
~*~*~*~


Глава 18. VII. My way (часть 2)

Кес ведь говорил, что я настоящий волшебник. Значит у меня вполне получится что-нибудь… действительно волшебное.
Например…
Зачем же я так надрался…
Я лежал в кресле, запрокинув голову, и, закрыв глаза, отчаянно боролся со сном. Может, если глаза открыть, станет легче... бороться.
Казалось, какая-то очень простая и привычная мысль сидит на плече и шепчет в ухо разные непристойности.
Кес то ли не понимает, то ли… Да все он понимает.
Один раз Дамблдор с Фламелем уже заставили его отказаться от попытки самоубийства. Так он новую придумал. Хуже первой.
Все неправильно.
Он не может не понимать, и я никогда не поверю, что действительно желает на тот свет.
Тогда что ему надо?
Ладно, мне все равно не угадать, что ему надо.
Предположим… о, я даже знаю, кто согласится его подменить. Эйв согласится. Во-первых, ему интересно, а во-вторых, тогда Айс потом не сможет ему ни в чем отказать. Но это если все кончится хорошо.
А такого быть не может.
Не получится. Не будь я Малфой. Не нужно быть Великим Мерлином, чтобы догадаться. Никто ведь не знает, на каких условиях они захотят меняться. Например, могут обговорить, что Дублин мы получим через три дня. Или через семь. Убьют и Кеса, и того, кого мы пошлем вместо него. А потом освободят город.
Пойти на обмен – это угрохать Князя. Бывшего. Да и настоящего тоже, если смотреть в корень.
Но Кеса убедить отказаться от этой глупости невозможно. Тогда…
Мысли путались.
Вот зачем было допивать из горла, а? Стаканом все получилось бы помедленнее…
Может, вытянуть у них город частями? Скажем, сегодня Дублинский Собор, завтра Королевский Канал…
И утопить их там.
Надо спросить у Айса, можно ли утопить вампира.
Нельзя, наверное.
Тогда зачем нам канал?..
Как же мне плохо…
Нет, раз я настоящий волшебник, я должен… А что я умею? Что я вообще умею делать?
Ну, кроме денег…
Ничего. Как неприятно...
Придется начинать сначала. Зря я все-таки надрался...
Надо определить главное. Главное – это то, чего хочу я. Это я уже определил. Я хочу, чтобы никто не умер, потому что не люблю необратимых процессов. Зато люблю довольного Айса.
Хорошо.
Хотя «довольный» Айс – это бред...
Так.
Не отвлекаться.
Надо записать условия задачи. А то у меня сейчас все силы уходят на то, чтобы их не забывать.
Я стал палочкой чертить в воздухе дрожащие огненные буквы. Запутался, все стер и начал заново. Путь есть всегда. И не один. Надо только правильно определить цель.
Итак.
1. Все должны остаться живы. Особенно я.
2. Дублин должен достаться Айсу.
Нет, это разные вещи.
Получается, что у меня не одна задача, а уже две…
А что будет дальше? Плодятся как Уизли, гиппогриф их растопчи.
Нет, все не то.
Я стер буквы, отложил палочку и уставился на пустую бутылку.
Я идиот.
Надо просто зайти с другой стороны.
Факт обмена исключен.
Но ведь вполне обсуждаем.
Раз Кеса отговорить нельзя, то нужно убедить противную сторону. Если они не захотят - сделка, разумеется, не состоится.
В каком случае люди отказываются от сделки?
Если она становится невыгодна.
Надо не забыть сказать Айсу, чтобы взял неустойку…
Нет, не то.
Я предложу им свои услуги. Научу, как попасть в Ашфорд, извести Семью и получить обратно не только те территории, что отнял у них Кес, но и всю Ирландию.
И они согласятся.
Никуда не денутся.
Вот и цель. Опять одна. Обмануть этих наглых уродов, а потом утопить в той Королевской Луже... пардон, в Канале. Ну, и самому выжить после этого.
Прелесть какая…
Какими я обладаю средствами для решения таких сложных проблем? Что-то такое сегодня уже проскакивало...
Что я вообще умею делать?
Да ничего, пожалуй, не умею. Вот Драко вроде неплохо получился. Так это когда было...
Я открыл глаза и даже попытался встать. Попытка была сильная, но безуспешная. Пришлось направить на себя палочку и протрезветь. Обидно, конечно, но пока я просплюсь естественным образом, могу ведь и забыть все.
Должно получиться.
Чем рискую?
Ну, чем рискую, чем рискую...
Глупости.
Ничем особо не рискую. И это основное хорошее, что осталось от многолетнего общения с нашим любимым Повелителем.
Я больше не боюсь ни-ко-го.
Только необратимых процессов.
И то уже не особо. Просто неприятно.
Еще шахматы не выношу.
Но это мелочи. И к делу не относится.
~*~*~*~
Я стоял на Тревесе и смотрел на пентаграмму.
Долго стоял.
И долго смотрел.
Если бы удалось то, что мне нужно, было бы так здорово.
Но нереально. Кажется.
Оживить его, а потом опять отправить в камень, наверное, невозможно.
Или возможно. Но у меня все равно нет времени.
С одной стороны, можно бы посоветоваться с Фламелем. Но…
Во-первых, я не хочу ни с кем советоваться. Сам разберусь.
Во-вторых, он может догадаться, зачем мне это нужно.
А в-третьих, спорить могу, что Кес тут же обо всем узнает.
Да, Шеф в таком деле был бы незаменим.
Может, правда оживить, а потом убить быстренько? Он еще спасибо скажет. Скучно, наверное, тут лежать.
Я представил, как бы выглядел желтый алмаз, если к нему приделать ножки. Он бы бегал по пентаграмме… и смеялся.
Меня передернуло.
Нет уж.
Благодарю покорно.
Мне до сих пор иногда снится, как он смеялся.
Советоваться было не с кем. Только с Гильгамешем.
И, кстати, с Хлюпом. Почему бы и нет.
~*~*~*~
- Мы навели о вас справки, мистер Малфой. Вы очень ловкий человек.
- Спасибо, - я не мог понять, к чему он клонит.
- Вас все знают, но никто даже не догадывается, что вы вампир.
От секундного сомнения у меня так зашумело в ушах, что любые подозрения тут же исчезли.
Этот сидящий напротив улыбчивый урод даже не заподозрил, как бешено забилось мое небьющееся для него сердце, когда он сказал свой «комплимент»?
Но почему?
Ведь вампиры отлично знают, если перед ними живой человек.
Почему же мне раньше это не приходило в голову?
Как Кес сделал такое?
Раз нашел способ инициировать живых людей, то и эту проблему, видимо, решил. Даже в нашей Семье не все знают, что он сам человек.
Прелесть какая.
Я отвлекся от своего собеседника, а это было недопустимо. Но в целом мы с ним договорились. Очень удобно, когда тебя все знают. И какой ты… деловой человек - знают, и на что способен - знают.
Забавно на самом деле. Я сослался на то, что Кес мешает моему бизнесу в этой стране. Я им территорию, а они мне бизнес. Все четко. Вполне надежная наживка.
Хорошо, что он сказал про вампиров. А то я уже собрался тут обедать.
Ничего, потерплю. В хорошем ресторане можно и просто поговорить, обедать вовсе не обязательно. Зато достаточно безопасно.
Сложнее всего было обосновать долгосрочность моего замечательного плана. То есть, эти милые личности, конечно, понимают, что дело не на неделю и даже не на месяц, но все равно. Кто их знает. Еще заподозрят что-нибудь.
Хотя с чего бы, собственно?
Я вернулся домой, раздумывая сразу о двух вещах. Как Кесу удалось замаскировать живых членов Семьи под мертвых, и что он со мной сделает, если узнает, откуда я сейчас вернулся. Потому что предложение об обмене уже отозвано. И от Кеса это вряд ли удастся скрыть. У него свои способы не пропускать новостей. Во всяком случае, таких.
Но, честно говоря, мне даже теоретически не хотелось представлять, как они с Айсом поступят, если сочтут… ну, если все узнают и поверят, например, что я и вправду…
Ладно, это теперь все равно бессмысленно. Поздно уже.
Лучше спросить у Кеса, почему вампиры не знают, жив я или нет.
Получается, что Драко тоже вот такие милые личности определить не смогут.
Семь поколений?
Это если не инициировать потомков. Но ведь никогда не поздно.
Прелесть какая.
Все-таки любовь Кеса к бесконечной вариативности иногда принимает маниакальные формы. Но забавно. Куда ни кинь, всегда есть возможность маневра. Если все будут согласны - и Князь, и мои потомки, - то почему бы и нет. Без обоюдного согласия все равно ничего не получится.
Айс вообще знает о такой странности? Должен на самом деле. Ведь и он сам, и Кес косвенными признаками вампиров вполне обладают. И руки всегда холодные, и зеркала через раз отражают, и цвет лица соответствует. В общем, все как положено.
Мне очень хотелось пойти и поговорить с Кесом обо всем этом. Потому что… впервые в жизни я не был уверен в коммерческом предприятии.
К чему себя обманывать?
Я ни черта не знаю о вампирах.
Я влез в очень нехорошее дело. Влез, просто чтобы дать Айсу время.
Но если окажется, что я не учел какую-нибудь мелочь, если…
К дьяволу! Все будет как надо. Даже если и не учел. Ну и что?
Ведь это я настоящий волшебник, а не они.
Раз я что-то решил, значит все будет волшебно.
Зачем же я опять так надрался…
~*~*~*~
Получив письмо, я в первый момент решил, что они как-то узнали о моих планах.
Потом вздохнул с облегчением. Узнали или нет, но раз отказались от своих поползновений, значит что-то их остановило.
Остальное не так уж и существенно.
Может быть, просто успокоились? Мы все равно им не по зубам.
Но Гильгамеш только посмеялся.
- Ну да, ну да. Ты, оказывается, у нас идеалист. Севочка.
Скорее всего, он прав. Тень на многое смотрит глубже.
Но что тогда могло случиться?
Возможно, Кес знает.
Спросить его?
Или самому разбираться?
Я не мог решить, пока не вернулся на Тревес.
Абсолютно пьяный Фэйт сидел в пентаграмме и беседовал с Шефом. Жалобы были невнятны, но разнообразны. За короткое время я узнал много захватывающих подробностей из насыщенной жизни лорда Малфоя.
Довольно быстро стало ясно, что слушатель я тут не один. Кес стоял у стены, совсем рядом с Фэйтом, и смеялся. То есть я его не видел, но как ему весело - было даже иногда слышно.
Фэйта, разумеется, такие мелочи не интересовали. Он и меня не заметил, хотя я, в отличие от Кеса, не прятался.
- А потом он сказал, что я вампир, - сообщил Фэйт желтому камню и заплакал.
Пора его оттуда вытаскивать. Во-первых, я еще в детстве запретил ему сидеть на камнях, а во-вторых, Кес все равно ничего делать не станет. Так и будет развлекаться, пока Фэйт не уснет. Хватит.
Я решительно направился к пентаграмме, но Кес перехватил меня на полпути.
- Подожди, не надо.
- Даже не надейся, - я и так уже разозлился. – Он простудится.
- С какой стати? В таком виде не простужаются.
- Глупости.
- Хорошо, я к себе его заберу. Если ты не против, конечно.
Я был против. Но что-то в его взгляде не дало мне возразить.
- Давно?.. Это… - я кивнул на Фэйта.
- Достаточно.
- Что-то важное?
- Да как тебе сказать.
- Как есть.
- Представляешь, - досадливо поморщился он, - этот болван заморозил мне процесс.
И Фэйта уже в свои игры бессмысленные втянули! Какой, к дьяволу, процесс?! Тут опять что-то происходит, о чем я не имею понятия?!
- Что сделал? – как можно спокойнее спросил я.
- Превратил процесс в состояние.
- Это плохо?
- Это ужасно, - засмеялся он. – Только таких вот талантливых… индивидуумов в моих процессах и не хватает.
- Я не понимаю. Или выражайся нормально, или… ну и что? Кто угодно может превратить процесс в состояние.
- Да? Ты, например, не смог бы. Ты не умеешь останавливать процессы, ты умеешь только их ликвидировать.
Обязательно надо гадость сказать.
- Как Гриндельвальд?..
- В целом - да, - усмехнулся он. – Но я надеюсь, это ненадолго.
- Люци ненадолго остановил?
- Ты недолго будешь решать проблемы лобовым способом. Должно же когда-нибудь количество перейти в качество. Хотя в твоем случае с этим какие-то фатальные проблемы. Извини.
Он вошел в пентаграмму и, осторожно взяв Фэйта под руку, поднял его с пола.
- Пойдем, Люци, - Кес забрал из его безвольных пальцев камень и аккуратно положил на пол. - Расскажешь мне, что было дальше.
Фэйт не возражал. Видимо, ему было без разницы, кому жаловаться.
~*~*~*~
Я не был в ашфордских подземельях, с тех пор как Кес в них переселился. Поэтому далеко не сразу сообразил, где нахожусь. Честно говоря, я бы так этого и не понял, если бы…
В общем, очень мне плохо было.
И я ничего не мог вспомнить. Вот как из ресторана вышел, так ничего не помню.
Может быть, они меня заколдовали как-то?..
- Здравствуй, Люци.
Одного взгляда было достаточно, чтобы стало ясно – Кес все знает. Да и взгляда, честно говоря, было не нужно. Я бы и по тону определил.
Айс сказал ему про письмо, и он понял, что это моя работа. Они с Кесом наверняка напали. Я даже встать не могу. Ужасно. И почему-то очень похоже на похмелье.
- Я ничего не помню.
- Не паникуй. Где ты видел способного похвастаться хорошей памятью клурикона?
- Что со мной?
- Ты немного выпил, видимо, дома, потом пришел сюда, - принялся скучным голосом перечислять Кес, - сел на Тревесе в пентаграмму…
Мерлин…
- Зачем, а?..
- Не знаю, Люци. Душа просила.
- Темного Лорда душа?! Меня просила?! Почему меня?!
- Тихо, тихо, что ты, - он одновременно старался меня успокоить и не смеяться. Получалось у него плохо. – Просто не надо столько пить.
- Чего его душа от меня хотела? – шепотом спросил я, пытаясь справиться с волнами накатывающей паники.
- Люци, я имел в виду тебя. Вот и выражайся после этого художественно.
- Ты говорил, что у меня вообще души нет, - я начал понемногу успокаиваться. – Так что она ничего просить не могла.
- Тогда не знаю. В общем, для особо слабонервных говорю прямо. Вернувшись из той харчевни, где ты пообещал своим новым знакомым Ирландию, ты у себя дома в одиночку, прошу заметить, надрался, прости господи, как последний босяк, потом пришел к нам, сел в пентаграмму и рассказал Томми о своих приключениях.
Прелесть какая…
- А потом? – вопрос прозвучал так неуверенно, что мне стало неловко.
- А потом явился Севочка и, как обычно, все испортил, - засмеялся Кес.
- То есть, он не знает, что случилось?
- Пока нет.
- Не говори ему, - попросил я, отводя глаза. – Он и так весь извелся.
- Должность у него теперь такая.
- А ты и рад! Это ты во всем виноват, между прочим. Зачем было такое устраивать?
Он молчал, и мне снова стало не по себе.
- Кес, я хотел как лучше.
- Безусловно. Но скажи, мой мальчик, что тебя так расстроило? Судя по всему, ты нашел неплохую замену Томми. Теперь не скучно?
- Я ничего не знаю о вампирах. Я даже не знаю, поверили ли они мне. И… Кес, они считают, что я тоже вампир.
- Разумеется. Они и должны так считать. Как может быть иначе?
- И… они очень страшные.
- Сколько их было?
- Трое. Но двое быстро ушли, а с одним мы потом долго торговались.
- Ну, хорошо, - он взял со стола серебряный кубок и поднес мне. – Выпей и спи. Все образуется так или иначе.
Ладно, даже если он на меня и сердится, то хоть виду особо не показывает. И на том спасибо. Зато проследит теперь, чтобы эти их очаровательные соседи меня не прибили. Может быть.
~*~*~*~
Его преступление состоит в его взглядах на жизнь. Эти взгляды
настолько отвратительны, что достойны сопоставления
с делами любого другого великого преступника.
Бертольд Брехт


Решить с испуга и по злобе всех перетравить было гораздо проще, чем даже приблизительно придумать, как это сделать.
Как?
Как отравить вампиров?
То есть, теоретически я, конечно, это знал.
Но я так же отлично знал, что у всех свои причуды. Каждый клан испокон веков защищается по-своему. Есть даже такие, что до сих пор серебра боятся. Где-то в Африке. Да и то только потому, что с серебром толком никогда не сталкивались.
Чем больше я думал об этом, тем больше сложность задачи вытесняла конечную цель. Разбираться, насколько такой подход глуп и неоправдан, не хотелось.
В конце концов, я для того и стал Князем, чтобы делать, как мне нравится.
Кес правильно говорил о репутации. Я всегда слишком много оглядывался. На Дамблдора, на Темного Лорда, да и на самого Кеса.
Вот что он имел в виду, когда говорил, будто человек все в жизни стоящее делает один.
Я тогда не понял его. Это не значит, что ни с кем нельзя делить свои идеи и труды. Вовсе нет. Можно. Просто это не должно быть определяющим. Никогда. Я должен сам решать, куда идти, как поступать и где стоит остановиться. Независимо от… Ни от чего независимо. Если на этом пути есть спутники – прекрасно. Нет - значит нет. Дело все равно должно быть сделано.
Даже думать не хотелось, сколько еще всего я не понял, злясь на то, что Кес поступает совсем не так, как говорит.
~*~*~*~
- Ты опять используешь его привязанность. - Я сразу узнал голос Дамблдора. - Это так нехорошо, что даже и не знаю, что сказать.
- Я ничего не использую, Альба. Если Севочка не решит эту небольшую проблему, то ее решу я. И, кстати, мое решение будет надежнее.
- Разумеется, оно будет надежнее! Ведь ты закрепишь владение кровью. С человеческим жертвоприношением. Что смешного?
- Несколько своеобразно звучит, ты не находишь?
- Как есть, так и звучит, - отрезал Дамблдор. – Придумал! Молодец!
- Перестань. Перестань, Альба.
- Зачем ты это затеял?
- Или он сейчас решит все сам, или…
Я затаил дыхание. Но Кес молчал.
- Говори, – не выдержал Дамблдор.
- Или я не хочу этого видеть, - прозвучал чуть слышный ответ.
Повисла довольно долгая пауза.
- Зачем же так мрачно? Он еще молод, ты сам уверял, что в его возрасте…
- Не надо, Альба. Он уже Князь. Даже если бы ему было десять лет, а не сорок, он все должен решать и делать сам. А он только и смотрит на глупых стариков вроде нас с тобой. Это недопустимо. И если он до сих пор не понял…
- Он уже давно все понял, - не отступал Дамблдор. - Дай же ему время! Это очень несправедливо.
- Ты вообще представляешь, как он мне надоел?
- И жестоко. И не надо мне тут говорить, что иначе ты не умеешь.
- Не умею.
- Так давно пора было научиться. Твои слова, кажется.
Кес молчал, и Дамблдор поднялся с кресла.
- И вот еще что. Северус все решит и сделает сам.
- Очень сомневаюсь, - проворчал Кес.
- Ты не только несправедлив к нему, ты его недооцениваешь. Он тебя еще удивит.
- Еще удивит? Куда еще-то?
Раздался звук вырывающегося из камина пламени.
- Вот увидишь.
Судя по всему, Дамблдор ушел. Я чуть приоткрыл один глаз.
- Все-то ты знаешь, Альба, - очень довольным голосом сказал Кес уже пустому камину. – Про всех. Кроме себя.
~*~*~*~
Я сидел на ковре в комнате Эйва и рассеянно перебирал разбросанные вокруг печатные листы.
Мне не хотелось к нему идти. Я отлично знал, давно уже знал, что рано или поздно придется с ним объясняться. Из всех моих… друзей он был самым любознательным. А также очень наблюдательным, умным и тактичным. После того как Фэйт зачем-то притащил его в Ашфорд, дальше тянуть было бессмысленно. И невежливо. Теперь был, как говорил Кес, «мой ход».
Но Эйв и в этот раз не доставил мне никаких хлопот. Он умел сначала быть полезным, а уже потом все остальное.
И вот я, наверное, не меньше часа в абсолютной растерянности и с некоторой долей испуга просматривал стопку бумаг с многообещающим заголовком «Vampire: The Masquerade».
В первые десять секунд моим сознанием полностью завладела бессильная, но очень привычная мысль: «Я убью Фэйта».
Потом я ее изгнал. Фэйт, конечно, отлично умеет придуриваться.
Но не настолько же...
Чем дольше я читал, тем основательнее мне становилось не по себе.
Боже мой…
- Сначала я думал, что это Люци развлекается, - сказал Эйв, когда я поднял на него растерянный взгляд.
- Это девяносто первый год. Люци не знал…
- Да, прошлым летом я понял, что это не он. Ему когда Шеф рассказал про тебя и ваш замок, я думал, у него опять инфаркт будет.
Это не Фэйт.
Кес?
Ведь больше некому.
- Сев, вас так сдали? Или…
- Или, - мрачно сказал я, механически перебирая листы бумаги. – Есть у нас один… предприимчивый юморист.
Зачем он сделал это? Какой смысл оповещать магглов о таких вещах? Тут, конечно, многое придумано, очень многое, но… он даже все имена вписал.
Я обещал Эйву подумать и, забрав бумаги, отправился домой.
- Кес, компания «Белый волк» - твое… изобретение?
- Я продал ее пару лет назад. А что?
Ну, конечно. Будто я по твоей глумливой физиономии не вижу «а что».
- Ничего, - невинно ответил я.
- Вот и хорошо, - так же невинно сказал он.
Потом не выдержал и засмеялся.
- Это кто же такой талантливый тебе вообще о ней рассказал?
- У меня есть… один приятель. Он уже много лет очень интересуется нашей Семьей. И вообще, хочет… - я запнулся.
- Чего именно он хочет?
- Он просится в вампиры.
- Ему понравилось название?
Ничего тупее и безвкуснее я не видел никогда в жизни.
- Название – это худшее, что там есть. Вычурно и неостроумно.
- Не придирайся.
- «Мир тьмы» - это пошло.
- Зато продается.
- Все равно пошло.
- Много ты понимаешь.
Зря я так. Наверняка это безобразие он сам придумал.
- Так ты сказал своему приятелю, что становиться вампиром вовсе необязательно?
- Нет.
Слишком хорошо я запомнил, как сник Дамблдор, когда понял, насколько я непредусмотрителен. И его «тебе не следовало говорить мне об этом, Северус» я отлично запомнил.
- Сам решай, - пожал плечами Кес.
- Ты действительно продал эту компанию с маггловскими играми?
- Ну… не совсем.
Вот я даже не сомневался.
- Но официально я не имею к ней ни малейшего отношения.
Ясное дело. Как будто я об этом спрашивал.
- Ты хоть к чему-нибудь имеешь официальное отношение?
- Разумеется. У магглов.
Может быть, Кес нарочно хотел таким странным способом оставить мне информацию о том, чего я не знаю. Девяносто первый год. Именно тогда Шеф пытался украсть философский камень. Он вообще в тот год активизировался.
Придется все эти игры изучить капитально.
Даже если догадки мои и неверны, наверняка там есть вещи, которые могут оказаться весьма полезны.
«World Of Darkness».
Придумал.
Шутник.
~*~*~*~
К моей великой радости, Айс сам договорился с Эйвом.
Правда, я не знал о чем.
Но это было и неважно.
Главное, что Эйв теперь не вылезал из Западного крыла, без моего участия познакомился с Кесом и, что самое невероятное, Кесу очень понравился.
Айс ожил и повеселел. И когда они с Эйвом, склонившись друг к другу головами, ночи напролет ржали над какими-то бумагами, мне оставалось только радоваться, что от меня не требуется участия в этих бдениях.
Иногда они задавали бессмысленные вопросы и дружно замирали, глядя на меня в ожидании ответа. Получив его, тут же склонялись обратно и продолжали оживленно шушукаться.
А я спокойно засыпал.
Временами забегал Крис. Глядел в их пергаменты и что-нибудь оттуда вычеркивал.
Мне все это напоминало наши ночные посиделки долордовских времен.
Было приятно.
Поэтому я тоже на них приходил.
Поспать.
~*~*~*~
- Основная беда в том, что разные части этой игры между собой никак не монтируются, - сообщил Эйв, когда я обрисовал ему задачу. – Кроме того, как я понял, основной способ уничтожения нам не подходит. Он ложный. Так?
- А хрен его знает. Может быть, для кого-нибудь и не ложный.
- И тут какая-то нереальная путаница во взаимоотношениях вампиров с духовным миром.
Ну, на духовном мире Кес вообще оторвался, я думаю. Он эту тему любит.
Когда мы дошли до фей, я ржал уже в открытую.
Он высмеял нас.
Нас всех. И себя в первую очередь.
Но тут должно быть полно замаскированной правды. Кроме структуры и имен, которые соответствуют сильнее всего.
Вопрос: где она?
~*~*~*~
- В различных версиях они не отражались в зеркалах, не отбрасывали теней и не могли войти в дом без разрешения владельца. Кроме того, вампиров видели те, кто родился в субботу.
- Все ерунда, - проворчал Айс.
- Хорошо, - легко согласился Эйв.
- А про «войти в дом» вообще совсем из других традиций.
- Возможно. В общем, для того, чтобы покончить с вампиром, есть масса способов. И, боюсь, ни один нам не подходит.
- Я хочу отравить.
- Сев, успокойся, пожалуйста. Можно выстрелить в вампира освященной серебряной пулей.
- Чепуха. То есть, выстрелить-то, конечно, можно…
- Связать в гробу специальными узлами.
- Какими?
Я вспомнил «Некрономикон» и в ужасе постарался скорее заснуть.
Но ничего не вышло.
- Тут не сказано.
У меня de ja vu. Сильнейшее.
- Сев, смотри. В странах Восточной Европы могилу подозреваемого в вампиризме набивали соломой, протыкали тело колом, а потом поджигали.
- Вампиры не живут в могилах.
- Не занудствуй, это мелочи.
- Я хочу отравить.
- В голову вбивали гвоздь или втыкали спицу, чтобы уничтожить или прогнать гнездящуюся там темную душу.
Они переглянулись и разразились хохотом.
Интересно, Айс рассказал Эйву, где теперь Шеф?
- Некоторые вампиры могут быть убиты обрезанием пальцев ног или сквозным ударом гвоздем через шею.
- Через шею куда? – не понял Айс.
- Да какая разница. Ты же все равно хочешь отравить.
- Хочу. Но…
- Вот именно.
- Что там еще?
- Уничтожить крышку гроба.
Мерлин…
- Тогда под воздействием воздуха тело быстро разложится.
- Там все в таком же духе? – недовольно спросил Айс.
- Да. Можно отделить голову от трупа, используя для этого лопату могильщика, заступ или серебряный топорик.
- Можно, - усмехнулся Айс. – В целом, чем угодно можно. Но у меня руки отсохнут каждому уроду отделять голову.
- Голову затем помещали у ног покойника и для надежности отгораживали от остального тела земляным валиком.
- Зачем?
- Сев, ну откуда мне знать?
- Да ты знаешь об этом настолько больше меня, что я даже расстроен.
~*~*~*~
- Но это же ерунда, - влез в разговор Фэйт, который упорно приходил к нам спать и старательно делал вид, что действительно спит. – Все, что знает Эйв абсолютная чепуха.
~*~*~*~
- Ты зря, - очень серьезно сказал Айс. – Скоре всего, это правда. Просто все вампиры разные. Соответственно, в разные времена и в разных местах у них разная уязвимость. В этом и состоит корень нашей проблемы. Уничтожить чужой клан практически невозможно.
- Сев, тут есть шикарный способ. Нужно похитить у вампира левый носок, набить камнями и бросить в реку.
- Предлагаю на этом остановиться, - заржал Айс.
- Подожди. Самым верным и испытанным способом считается следующий: в сердце вампира одним ударом втыкали деревянный кол.
- Осиновый, разумеется.
- Представь себе, нет! Любой. После этого церковным мечом или лопатой могильщика отсекали голову…
~*~*~*~
А ведь отлично бы подошел для этой цели меч Гриффиндора.
Только Альбус не позволит.
Да и хороша будет картина. Явиться к соседям и порешить их всех гриффиндорским мечом.
Нет, так низко я еще не пал.
- Эйв, он хочет отравить, - сонно пробормотал Фэйт.
- Мы непременно дойдем до этого, Люци. Затем все части тела вместе с колом сжигали, а пепел рассеивали по ветру. Реже тело хоронили на неосвященной земле, далеко от кладбища.
- Айс, ты свари что-нибудь для них. Со святой водой.
- Или с петушиной кровью, - поддержал Фэйта Эйв.
Предположим, я даже сварю. И предположим, это действительно окажется ядом.
Проблема-то не в том.
Как, ради Мерлина, в них это влить?!
~*~*~*~
По-моему, Айс все усложняет.
Впрочем, это как всегда.
Надо их как-нибудь попроще ликвидировать.
А Айс пусть думает, что отравил.
В чем проблема-то?
~*~*~*~
- Кес, а Общество Брема Стокера в Дублине – твоя работа?
- Я в Дублине не работаю, Севочка.
Раньше я понял бы это как «нет».
Но не теперь.
- Совсем?
- Ну… почти.
- Так ты имеешь отношение к этому Обществу?
- Ни малейшего.
Нет, это тоже не ответ.
- Я всего лишь хочу знать, наше это или соседей.
- Совместное.
- У тебя есть с ними совместные дела?!
- Разве это дело?
Если так пойдет дальше, он не позволит их убить.
Но ведь он сам хотел уничтожить…
Нет, стоп, он сказал, что хочет от них избавиться. Избавиться насовсем. Что и позволило мне задуматься об убийстве.
Ему полное уничтожение не понравится.
И что делать?..
Плевать, что ему понравится, а что нет.
Это теперь вообще не его дело.
~*~*~*~
Эйв со мной согласился. Пускай Айс травит, раз ему так хочется. Мало ли как его отравление подействует.
- Сжечь надо, - вздохнул Эйв. – В целом все теории убийства сводятся к необходимости отрезать головы и сжечь.
- Только головы?
- Лучше все, конечно.
- Но Сев сначала должен отравить. А как? Как к ним вообще подобраться?
- Ну, не знаю. Пригласить куда-нибудь.
- Всех?
- Люци, такие вещи исключительно по твоей части.
Это и угнетало.
Безмерно.
~*~*~*~
После того как меня бесцеремонно выселили из собственного подвала, пришлось организовать лабораторию в Западном крыле. Но готовить в ней что-то для уничтожения вампиров было… неэтично.
Я засмеялся, вспомнив это полузабытое слово.
Ужасно некрасиво чуть ли не на гробах собственных родственников пытаться варить…
Мысль эту я не додумал.
Не успел.
- Сев, - с хохотом ворвался ко мне Эйв, размахивая очередной стопкой бумаг, - вампиров можно заморозить!
- Да ну? А зачем?
- Замороженных легче убить.
Зачем? Поставлю рядом с пентаграммой, пусть стоят. Глаз радуют. И Шефу повеселее будет. А то лежит там один…
- А еще на духов в бестелесной форме действует много священных предметов - вплоть до даосской плетки-мухобойки, которая их рубит.
Смешно.
- Есть техники улавливания духа в тыкву-горлянку или глиняный горшок. Вот в Болгарии упыря можно было поймать в бутыль.
Можно и в бутыль. Легко.
Почему Кесу можно, а мне нельзя?
«Потому что ты - не Кес, - четко сказал голос Фэйта у меня в голове. – Не выпендривайся».
Нет уж. Я буду держаться принципов. Они меня оскорбили. Оскорбили мою Семью. Они умрут.
За оскорбление надо убивать.
Ах, черт! Я же должен был послать Люпину зелье часа два назад. И напрочь забыл с этими уродами!
- Эйв, я занят, давай потом.
- А еще тут написано, что если потом ты съешь их сердца…
- Что я сделаю?!
- Или выпьешь всю кровь…
- Я?!
- Ты просил подобрать все, что есть. Я подбираю.
- Ты сдурел?..
- А что тут такого? Сваришь и съешь. Подумаешь.
- Можно вареное?
- Ну, тут не сказано, что нельзя.
Я рехнусь с ними.
Но идея про заморозку неплохая. Фреон, по большому счету, такая мерзость. Если заморозить, а потом нагреть… И наркотическим действием он обладает.
Надо напустить им фреона. Сначала одурманит, после заморозит, а потом нагрею. Если нагреть выше четырехсот градусов, то образовавшимся фтористым водородом точно отравятся. Он любую органическую систему разрушает необратимо. Даже период восстановления отсутствует.
Не надо ничего варить.
Когда Эйв ушел, я взмахнул палочкой, очищая котел, и вдруг подумал, что вот он, еще один вопрос, который я так и не задал Кесу.
Но теперь Кеса так просто не позовешь. А к нему я тоже попасть не могу.
Как же меня раздражал этот запрет на посещение собственных подвалов!
Я спустился на Тревес в надежде, что Кес может оказаться там, и, никого не обнаружив, подошел к двери в подземелья. Взялся за ручку и… беспрепятственно вошел внутрь.
Нет, его наглость переходит все границы!
Он и не закрывал их от меня!
А сказал…
Ничего он не сказал...
Мы просто обговорили, что я сюда не хожу.
То есть, я попросту дал ему слово.
И теперь его нарушаю.
Я остановился на верхней ступеньке.
Он будет вот так издеваться надо мной всю оставшуюся жизнь.
Однозначно.
И после этого кто-то думает, будто меня может прельстить бессмертие?
Да никогда.
Так у меня хоть остается надежда, что рано или поздно все это кончится.
- Тяжелый случай, - донесся снизу насмешливый голос. – Спускайся уже, раз пришел.
Он пригласил.
Он позвал меня.
Одного раза достаточно. Навсегда.
Надо будет потом еще подумать про бессмертие.
Планы поговорить с Кесом о том, как он колдует без волшебной палочки, провалились. Внизу сидел Фламель. С моей флягой в руках.
Я поздоровался. Фламель кивнул и указал на свободное кресло.
Нет.
Такого случая может больше и не представиться.
Я больше никогда не буду.
Клянусь.
Сейчас в последний раз. В третий. Это ведь не так уж и много.
- За два года? – шепнул мне в ухо как всегда некстати появившийся Гильгамеш.
«Ты против?»
- Даже не знаю, - пожал плечами он.
Кес посмотрел на него подозрительно и собрался сесть на маленький темный диванчик рядом с Фламелем. Но я опередил его.
Он подвинулся удивленно, но я уже сидел между ними.
Чего я хочу?
Скорее!
Чего же я хочу?..
Нет, я слишком многого хочу. А Дамблдор не говорил, сколько желаний можно загадать за один раз.
Хорошо.
Я хочу, чтобы…
Боже мой! Я ни черта не хочу из того, ради чего чуть не сшиб Кеса, стараясь сесть между ним и Фламелем.
Я умоляюще посмотрел на Тень.
Скажи молча! Ты ведь можешь, чтобы Кес не услышал.
«Да ничего ты уже не хочешь до такой степени, Сев».
Неправда. Хочу.
Чтобы Кес получил этот свой чертов Дублин и был, наконец, счастлив.
Фламель встал, подошел к столу и поставил на него флягу. А потом сел в кресло, на которое указывал мне.
Я не успел.
И остался без желания.
Надо было заранее решить. Я хочу поубивать этих несчастных уродов, которые посмели так вести себя!
Почему, ради Мерлина, я не сказал этого вовремя!
- Севочка, что случилось? – Кес обеспокоенно смотрел на меня.
Гильгамеш усмехнулся и растаял.
Это он, гад такой, отвлек меня в самую решающую минуту.
- Как ты колдуешь без волшебной палочки? Никто не может…
- И я не могу.
- Но…
Он с ума сошел?..
- Только мелочи всякие вроде свечек и прочей чепухи.
- Я ни разу не видел у тебя в руках волшебной палочки.
- Из этого ты сделал вывод, будто ее нет?
Фламель засмеялся, и я осознал, что и в его руках никогда не видел палочки.
- Ее просто не видно?
- Не видно.
- А как ты ее находишь?.. Ну, если…
- А он вшил ее в руку, - невинно заявил Фламель.
Наверное, у меня был совсем идиотский вид, потому что Кес быстро сказал:
- Ник шутит. Ее просто не видно, Севочка. Кому какое дело, чем мы колдуем.
- Не теряете?
- Да нет. Всегда призвать можно. Ее нельзя потерять. Простейшие заклинания, как будто сам не знаешь.
Фокусник.
Чертов балаганный фокусник!
Но на этот раз открытие не разозлило меня.
Досадно только было.
Немного.
~*~*~*~
- Ради бога, Фэйт, почему эти твари так отвратительно орут?
Айс злился.
Но с какой стати надо срываться на моих павлинах, хотел бы я знать.
- Они так выражают свою радость.
- Если они так выражают радость, то как же они выражают недовольство?
- Они всегда рады.
- Я заметил.
- Ну что ты к ним привязался?
- Они меня раздражают.
- Первый раз вижу такое нервное привидение.
Я нарочно так сказал. Знал, что он взбесится.
- Я не привидение! – взвился Айс.
- Оставь в покое несчастных птиц. Что они тебе сделали?
- Они напоминают мне о Лорде.
С ума сойти.
А Тревес ему о Лорде не напоминает?
Но спрашивать я об этом, разумеется, не стал. Если у него там нет таких мрачных ассоциаций, то и не надо.
- Нарси с Драко тоже уверяют, что мои павлины портят им настроение.
- Я предлагал Нарциссе их зажарить.
- Я вам зажарю! Ты пойди найди белого павлина!
- Для этого достаточно спуститься к тебе в парк.
Ну что же это такое!
Осталось только предложить ему воздержаться от визитов в Имение. Раз тут так все плохо.
~*~*~*~
Я сидел, откинувшись на спинку кресла, и, закрыв глаза, думал, когда же Фэйт наконец меня пошлет куда-нибудь далеко. Домой, например.
Но он был настроен благодушно. А значит, раздражающе невозмутим.
Сказать ему, что Драко - идиот?
Это всегда действовало.
Но я не могу назвать Драко идиотом. Учитывая, что он умудрился за последние два года окончить Хогвартс. И даже очень неплохо.
Для этого, безусловно, надо родиться Малфоем.
Впрочем, говорят, Грейнджер тоже все сдала. Но это уже клиника. Я бы тоже сдал.
А Фэйту так бы все поставили.
За то, что Малфой.
В этот момент я понял, что медленно иду по коридору Нурменгарда. Было темно и холодно.
А еще - как-то беспокойно.
- Альбус? – неуверенно позвал я, но сам себя почти не услышал. Будто в вату говорил. – Альбус! – изо всех сил выкрикнул я, испугавшись.
~*~*~*~
Я обрадовался, когда Айс заснул. Но спал он минут двадцать, потом стал ворочаться, стонать и звать Дамблдора.
Отгоняя непрошенную мысль, как сильно мне это не нравится в принципе, я тихонько потряс его за плечо.
- Ты пожимал ему руку? – спросил Айс, резко открыв глаза.
- Кому?..
– Когда встречался с их Князем. Ты пожимал ему руку?
- Не помню. Наверное. Это важно?
- А еще раз ты будешь с ним встречаться? Как ты их нашел?
Много же ему приснилось вопросов за двадцать-то минут. Никак Дамблдор насоветовал.
- Мы не договаривались о следующей встрече. Они ждут от меня сообщения. Это первое. Как я с ними связался, я тебе не скажу, это второе. Обитают они где-то в центре города, но точнее сказать не могу. Просто так все равно не найдешь. Это третье.
- Воспоминания о встрече покажи, - немного подумав, сказал Айс.
~*~*~*~
Руку Фэйт, конечно, не пожимал.
Да и смысла не было. Он все равно в таких местах всегда в перчатках.
Но контакт был.
Князь, снисходительно усмехнувшись, дотронулся до щеки Фэйта, когда согласился с ним сотрудничать и поднялся, собираясь уходить.
Ну не дурак?..
Хотя, наверное, если бы Фэйт был вампиром, это ничего бы нам не дало. Контактная магия между мертвыми телами бессмысленна.
Значит, сработает.
Я не очень верю, что мне удалось бы поймать их на неосторожности.
Итак, решено. Я сделаю это днем. Когда все дома и спят.
Надо будет уточнить с Эйвом ритуальную сторону процесса. Он в этом лучше разбирается.
~*~*~*~
- Я категорически против… - недовольно говорил Фламель. Но тут увидел меня и замолчал.
Они с Кесом сидели на Тревесе и что-то оживленно обсуждали.
В целом картина была умиротворяющая. Кесу хватило примерно двух месяцев, чтобы перестать все время торчать у себя в подземельях.
Там, безусловно, было уютнее.
Но здесь просторнее.
И спокойнее.
Я вообще не знаю места, где было бы так спокойно, как на Тревесе.
Пока я радовался всему этому, они про меня забыли и продолжили беседу.
- Да, у меня не менее дюжины возражений. Это тебе не канделябры красть.
- Они не волшебники, - возразил Кес.
- Ну и что?
- Ладно, посмотрим.
Из Восточного камина показались Айс с Эйвом. Вид у них был непроницаемый, а значит случилось что-то серьезное.
- Люци, идем, - позвал меня Эйв, когда они стали подниматься по лестнице в Западное крыло.
Айс уже исчез наверху, а я медленно считал ступеньки. Все хотел услышать, зачем Кесу канделябры.
- У меня ни черта не получилось, Ник. - Я обернулся на этот тихий голос. Кес смотрел на дверь, за которой секунду назад скрылся Айс. – Наверное, это самая большая неудача в моей жизни.
- Не выдумывай. Не все же сразу.
- Но все сразу гораздо лучше! – засмеялся Кес. – Иди, Люци, иди, - сказал он, заметив, что я остановился и слушаю их. – Тебя же ждут.
Да, действительно.
~*~*~*~
Я знал, что Кес будет недоволен.
Он не любит отрицательные поля, его беспокоит отсутствие вариативности, он вообще плохо переносит завершенные процессы. Оттого и лежит теперь у меня на Тревесе законсервированный на неопределенный срок последний Темный Лорд.
Зато полно вариантов.
А я так не могу. Лучше всего, когда ничего уже выбрать нельзя. Все четко и ясно.
Мне так легче.
В глубине души я знаю, что неправ.
Но мне так легче.
И, кстати, часы были не против. Я уже понял: если все стрелки в одном месте сходятся, значит решение приемлемое.
Открытым оставался вопрос, сильно ли Кес расстроился.
Ну и к нему подвопрос, будет ли он читать мне мораль.
Если будет – все в порядке.
Если нет – дело плохо.
Но откладывать было глупо. Уже стемнело. Лучше все закончить сегодня.
И я спустился к нему, мечтая, чтобы он оказался один.
Потому что если они станут издеваться надо мной вдвоем с Фламелем… Нет, сейчас я для этого слишком устал.
Мне повезло. Кес был почти один. У него на коленях примостился Хлюп.
Но это не считается. Я даже как-то увереннее себя почувствовал. Нас как бы двое, а Кес один.
- Приветствую, Севочка.
Хорошее начало.
- Пойдем наверх? – с надеждой спросил я.
- Попозже. Ты чего-то хотел?
Вообще-то, я пришел, чтобы ты сказал, какое я тупое, ни черта не понимающее и ничему так и не научившееся чудовище, ходящее, а главное, думающее только по прямой. Как Гриндельвальд.
Так что можешь сказать.
Пришел я для этого.
Но Кес смотрел на меня чуть насмешливо и молчал.
Сволочь.
- Как тебя занесло к вампирам? – начал я издалека. Не очень хорошее начало для светской беседы, но все равно уже поздно.
- Случайно. Я сначала вообще не верил, что они существуют. Но тема сама по себе была интересной. Описания вампиров в то время очень походили на описания заразившихся чумой.
- Серьезно?..
- Ну да. Многие вещи, связанные с вампирами, соотносятся с симптоматикой чумы. Из-за высокой температуры больной большую часть времени лежит пластом, не сильно отличаясь от трупа, а способность передвигаться возвращается ночью, когда температура немного спадает. В состоянии горячки такой человек часто царапается и кусается. Укус больного чумой, особенно лёгочной формы, влечёт за собой заражение. Добавь к этому уродства, вызванные воспалением лимфатических узлов, и ты получишь нечто, похожее на Носферату. Пики вспышек вампирской истерии и охоты на них почти всегда приходились на пики эпидемий чумы.
Он сам подошел к теме, которая с некоторых пор очень меня интересовала. Только времени не было спросить.
- Кес, среди прочего я тут узнал… Ты лечишь порфирию?
- Ты мне льстишь.
- Ну, пытаешься лечить. Правильно?
- Это нельзя так назвать. Точнее всего сказать, что я ее изучаю.
- Хорошо. Успехи есть?
- Минимальные. Одни расходы, если тебе теперь и это надо знать.
- А оборотни никогда не попадали в область твоих интересов?
- В смысле уничтожения?
- В смысле излечения.
- Это еще бессмысленнее порфирии. Ликантропия не лечится. Ты собрался этим заняться?
- Да.
- Удачи.
- Ты не одобряешь?
- Ну почему? Ты отлично знаешь, что решения достойны только нерешаемые задачи.
Как же меня бесили подобные заявления.
Когда-то давно.
А теперь я собираюсь заниматься тем же самым.
Как это происходит?..
- Почему ты расстроился, когда я сказал, что ищу истину? Помнишь?
- Да, конечно.
- Так почему?
- Приобщение к истине, Севочка, достигается путями, которые чужды тебе неимоверно. Пока, во всяком случае.
Опять он меня идиотом выставляет.
- Мне, значит, чужды. А тебе не чужды, да?
- Ты напрасно так реагируешь. Истина умом непостигаема.
- А чем она постигаема?
- Например, путем эмоционально-эстетическим. Но никак не интеллектуальным. Из людей, которых ты знаешь, ближе всех к ней подошел, пожалуй, Альба. Но боюсь, что его путь тоже чересчур рассудочен. Он так никогда не дойдет. Но подошел близко.
- Объясни мне, - потребовал я.
- Не представляю, как это сделать, - усмехнулся он. - Встреча с истиной плохо переносима и часто вызывает ярость.
- У меня не вызовет. Если я буду точно знать, что это именно истина, то…
- Севочка, все.
- Но почему?!
- Я не ношу ее в рукаве. Не смогу вытащить и предъявить тебе на предмет определения, точно ли это она. Но даже если бы мог, то стать очевидцем такого душераздирающего зрелища я не готов.
- Какого?..
- Сев, присутствовать при том, как ты станешь определять подлинность обнаруженной истины, – выше моих сил. Извини. Интеллектуальная составляющая в деле познания истины роли не играет. А зачастую еще и мешает.
- Мне мешает?
- Очень.
- А Дамблдору, значит, нет? Потому что он настоящий волшебник. Так?
Но тогда и Фэйту ничего не мешает.
- И Люци тоже.
- Люци мешает другое, - засмеялся Кес. – Но если тебе угодны такие сравнения… Хотя нет. Не сравнивай. Это ни к чему.
- Все можно сравнивать.
- Человек так устроен, что в духовном развитии на месте стоять не может. Он идет или вперед, или назад. Всегда.
Я тут же подумал о Фэйте.
- А вбок?
Он бы спросил именно так.
- Бывает и вбок. Но это не вперед.
- Но и не назад.
- Разумеется, - улыбнулся он.
Ладно. И так было ясно, к чему этот разговор приведет.
Но он на меня не сердится. И даже не особо расстроен.
Назад, значит?
Я вспомнил Макнейра. И взволнованного Фэйта, безуспешно пытающегося взобраться на подоконник в Астрономической башне.
И засмеялся.
Кес театрально закатил глаза.
- Убивать соседей нехорошо, - всхлипнул я. – Кес, я больше не буду. Честное слово. Это вышло… инстинктивно.
- Даже не сомневаюсь. Вот ни секунды.
«Любая деятельность должна питать самоуважение, а не подтачивать». Кажется так.
Ну… поздно уже.
Не успел.
И был напуган. Еще и самоуважение явно в мои планы не вмещалось.

~*~*~*~
Не найдя Айса на Тревесе, я нехотя принялся спускаться в подземелья. Надеюсь, ему не очень досталось от Кеса. Не то чтобы Айса теперь это особо волновало, но…
- Видимо, мы с Ником не сделали в жизни что-то очень важное, - донеслось до меня.
- Что?
- Не знаю, Севочка. Не знаю. Но ничего не бывает просто так. А познание всегда конечно. Бесконечно только понимание.
Не поссорились.
Вот и отлично.
Вообще-то, я очень на это надеялся. Успокоили меня, как ни странно, Крис и Дамблдор.
Крис философски изрек: «Князь всегда уважал многогранность», а Дамблдор сказал, что Кес любит, когда огонь синего цвета, и ему наверняка понравилось. Я даже пожалел, что ходил с ними советоваться.
Впрочем, вряд ли они когда-нибудь меня выдадут.
- Привет, - буркнул Айс, когда я вошел.
- Это все ты виноват, - «поздоровался» Кес.
- А у вас тут есть что-нибудь, в чем я не виноват?
- Нет, - засмеялся Кес. – Причем уже давно. Во всем виноват ты.
- Ну… хорошо. Мне, в общем, без разницы.
- Глупый оранжист.
- Кто?..
Но Айс вскочил, крепко взял меня за локоть и потащил к лестнице.
- Что ты к нему лезешь? – заорал он, как только мы вышли на Тревес и дверь за нами захлопнулась.
- Я?..
Но Айс быстро толкнул меня к Восточному камину. Я даже не успел понять, что он хочет, а мы уже оказались у меня в гостиной.
Наверное, они все-таки поругались.
Или Айс свалил на меня что-нибудь…
Ну и ладно. Какая разница.
Мы поднялись в кабинет на третьем этаже, и Айс устало бухнулся в кресло.
Вот и хорошо. Это был не самый приятный день в нашей жизни.
Но и не самый плохой. Главное – все получилось, как мы хотели.
- Кес сердился? – спросил я, призывая стаканы.
- На будущее, - процедил Айс, наливая в них виски. - Если он произнес слово «оранжист» - сматывайся.
- Почему?
- Потому что ты оранжист.
Это как-то связано с мегаампером?..
- Айс, - окликнул я его после недолгого молчания.
- М-м?
- О чем ты говорил со шляпой на распределении?
- Я вам уже отвечал сотни раз, лорд Малфой. Это. Не ваше. Дело.
Да ладно, я же вижу, что ты не по-настоящему злишься. Все равно ведь расскажешь.
- Ты так долго с ней ругался. Почему ты не хочешь рассказать? Прошло столько лет. Ну что она тебе говорила?
- Хм... что ждут меня большие неприятности. Очень большие неприятности.
- Прямо так и сказала?
- И не один раз.
~*~*~*~
Так закончилась эта история.
И каждый получил то, к чему стремился.
Геллерт Гриндельвальд – сбывшуюся мечту.
Альбус Дамблдор – умиротворенность.
Темный Лорд Волдеморт – стабильность.
Профессор Снейп – Наследство.
Старейший Князь – свободу.
А Николас Фламель…
Впрочем, к чему стремился и что получил Николас Фламель, никого не касается.
И только мистер Малфой не получил ничего. Он всего лишь не смог пройти мимо купе, в котором одиноко читал книгу непонятно чем напугавший его мальчик.

Feci quod potui, faciant meliora potentes.

Конец

"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"