Записки о Северусе Снейпе

Автор: Daria
Бета:нет
Рейтинг:G
Пейринг:смутный
Жанр:Action/ Adventure, Humor
Отказ:за героев спасибо Роулинг, за стиль - А. Конан-Дойлю и пр. авторитетам
Аннотация:Детектив. Действие разворачивается где-то после 4-ой книги (тогда же и написано).
Комментарии:Это не совсем цикл, однако имеется еще несколько коротких детюктивчиков от лица того же рассказчика.
Каталог:нет
Предупреждения:нет
Статус:Закончен
Выложен:2008-07-11 00:00:00


Dramatis Personae т.е. Инвентарь:

С. Снейп - Ш. Холмс
Г. Поттер - др. Ватсон
Шизоглаз Муди - Лейстрейд номер раз
Л. Малфой - Лейстрейд номер два

взрослые:

Дамблдор - перманентно отсутствующий deus ex machina
Сибилла Трелони - неудачливая предсказательница
Флитвик - маленький скромный профессор
Минерва МакГонагалл - педагог и кошка
Лорд Вольдеморт - главный подозреваемый по жизни
Р. Люпин - волк с собачьей душой
С. Блэк - собака с волчьим сердцем

детки:

Гермиона Грейнджер - тихий омут
Карменсита Патриция-Грация Ева-Долорес Алехандра Фиделия де лос Ностростодос - Мэри Сью
Драко Малфой - холодная голова и горячее сердце
Рон Уизли - старый друг
близнецы Уизли - мешают следствию

а так же все остальные обитатели Хогвартса и окрестностей, среди которых может быть...
  просмотреть/оставить комментарии


Глава 1. В которой все начинается, как обычно, с Сортировки (она же экспозиция)

События, происшедшие на энном году моего обучения в Хогвартсе были бы не достойны упоминания, если бы не извращенное их изложение в бульварной прессе. Пора отбросить ложную скромность и открыть всем глаза на правду: волшебный мир был введен в заблуждение исказившими факты репортажами скитероподобных писак, и рассеять его, назвав истинного героя тех дней, является единственной целью, подвигшей меня на эти записки.

Не открою секрета, сказав, что всегда недолюбливал профессора Снейпа. До описываемых здесь событий неприязнь наша была взаимной и, скажу с сожалением, имела под собой весомые основания. Мы изрядно попортили друг другу крови, о чем, впрочем, любой мало-мальски начитанный человек знает из иных источников. Однако в свете кое-каких открытий относительно роли Снейпа в ситуации с одиозным Л. Вольдемортом - я не побоюсь упомянуть это имя всуе, несмотря на просьбы редакции - я стал относиться к нему с меньшей долей предвзятости и с большим человеческим интересом, порой вызывая этим его неприкрытое раздражение.



...Тот учебный год начался в Хогвартсе особенно, что, правда, уже мало кого удивило. Сразу обращало на себя внимание отсутствие Дамблдора, удалившегося в бессрочную командировку - что-то касательно вербовки союзников против В., или, по слухам, просто затянувшийся отпуск на Гавайях - волна пошла. Временно исполняющая его обязанности МакГоннагал, нервничая под бременем ответственности, утешила нас его словами о том, что в мыслях он с нами, и открыла вечер традиционной Сортировкой.

Церемония Сортировки ознаменовалась в тот год необычным явлением. Боюсь, читатели и, в первую очередь, читательницы апокрифической литературы о волшебниках и особенно о моей скромной персоне не найдут в этом явлении ничего необычного, однако упомянуть о нем стоит. Вместе с первоклашками шляпу пришлось надевать неизвестно откуда возникшей новенькой нашего возраста, которую через час утомительных для всех раздумий шляпа со стенаниями определила в Слизерин. Вид новенькой поражал воображение и будил куда более низменные эмоции. Должен признаться, что хотя до той поры сердце мое билось совершенно в другом направлении, при взгляде на нее я почувствовал, что готов изменить своим прежним привязанностям и заложить за нее душу и метлу. Выяснилось, что она родом как будто из Испании, чем объяснялось ее совершенно неудобоваримое количество имен. В дальнейшем я буду называть ее Лолита.

Ее воцарение за слизеринским столом вызвало немалое оживление у моего эрц-врага Малфоя сотоварищи. Каждый смотрел ей в рот и старался угодить; удивительно, но даже девочки не крутили носами, а одна за другой подпадали под обаяние ее несокрушимой харизмы. Доброжелательные взгляды на нее учителей напомнили мне собственное появление в школе, причем это впечатление только усилилось, когда я обратил внимание на реакцию профессора Снейпа. Он один из всех не излучал благодушия, а сумрачно взирал на иностранку, как когда-то на меня.


Глава 2. В которой Мадам Трелони в третий раз в жизни угадывает будущее (завязка)

Конечно, куда удивительнее было бы, если бы Снейп сиял, глядя на севильское сокровище среди слизеринских уродов. Тем не менее только пронзительный вопль с другого конца учительского стола смог вывести меня из раздумий о загадочных мотивах его недовольства. Кричала Трелони. Чашка кофе выпала из ее руки и разбилась вдребезги:

- Я видела!!! Я все знаю!!! И я знаю, как... Ах! (это чашке) Ну и что!!! Мне все теперь ясно! Будущность ясна мне как никогда! Эмпиреи близятся! Элизиум счастья и вОды Леты! Что мне Цербер и прочие мойры! Я - свободна! Мы все - свободны!!!...- дальнейшее утонуло в истерических рыданиях.

- Эйфорический припадок, - посетовала моя лучшая подруга Г.Грейнджер.

- Настоящий экстаз - отпуск в Дельфах явно пошел ей на пользу, - зашептали несгибаемые Лаванда и Парвати.

- А что такое мойры? - спросил мой лучший друг Рон.

В полубессознательном состоянии Трелони вывели вон из зала, и пиршество продолжилось без приключений. От созерцания новенькой меня отвлекал только сэр Николас, взявшийся посвящать Рона и всех желающих в основы древнегреческой мифологии. Наблюдая, как она пересмеивается с Малфоем, я чувствовал себя идиотом и начинал понимать Менелая...

* * *

Следующее утро началось замечательно, а кончилось кошмаром. За завтраком мне прилетело письмо от дяди Сириуса, из которого с трудом, но можно было понять, что он обретается где-то поблизости. Похожие, но совсем уже темные намеки касались еще одного нашего четвероногого друга, что придало нам уверенности в сравнительной безопасности. Даже обычное поведение Снейпа не испортило нам настроения.

Его испортила Винки. Уже одно появление домового эльфа вне кухни можно считать из ряда вон выходящим событием, но то, что можно было разобрать из потока ее верещания, переходило все границы нашего разумения. Сибилла Трелони выпала из окна своей башни и разбилась насмерть. Элизиум, судя по всему, был достигнут.


Глава 3. В которой начинается следствие

Шок охватил всех обитателей школы. На МакГонагалл жалко было смотреть, Флитвик надолго застыл с открытым ртом, Хуч, сама того не замечая, ломала вилку за вилкой, и только один преподаватель не просто сохранил выдержку, а немедленно преступил к активным действиям, то есть устремился на место происшествия. Я, разумеется, тут же бросился за ним, поскольку за много лет привык не упускать Снейпа из виду.

Следуя невнятным указаниям Винки, влекомой Снейпом за ухо, мы нашли тело Трелони у подножия ее башни. Признаюсь, что, несмотря на некоторый опыт общения с мертвыми, у меня не хватило хладнокровия осмотреть его как следует, да и помочь несчастной явно уже было нечем. Чтобы удостовериться в этом, Снейпу хватило пары секунд, после чего, внимательно изучив пространство вокруг трупа, он вытащил волшебную палочку, но не успел произнести заклинание, как произошло неожиданное. Раздалось шипение, и из тела Трелони вырвалась серебряная струя - это было похоже на выкипающий чайник со свистком, только пар, вместо того, чтобы рассеяться, принял очертания фигуры, в которой можно было узнать саму Трелони.

- Призрак... - прошептали мы с Винки.

Только сейчас Снейп заметил мое присутствие.

- Поттер, какого...

- Профессор, давайте спросим ее, почему...- но тут я остановился, потому что у призрака явно были свои планы на будущее. Покачиваясь и отстраненно улыбаясь, Трелони начала расплываться в воздухе. Я кинулся к ней, но она лишь слабо взмахнула рукой, потом как-то странно поджала губы и растаяла без следа.

Я собирался как следует расспросить Снейпа о непонятном поведении призрака, но было уже поздно: к телу стали сбегаться все опомнившиеся от шока обитатели Хогвартса с близнецами Уизли и МакГонагалл в авангарде. Поднялась невообразимая суета, но я вовремя успел заметить, как Снейп выбрался из толпы и помчался обратно в замок. Не теряя ни секунды, я бросился за ним.

* * *

Мне не составило труда догадаться, куда устремился Снейп на этот раз, ведь по логике вещей, изучив местонахождение упавшего тела, следует установить, откуда оно упало. Взбегая вверх по лестнице, ведущей в покои Трелони, и проходя через классную комнату, я успел отметить, что все окна были закрыты, а кроме того, их размеры явно не подходили для избранного покойной способа свести счеты с жизнью.

- Откуда же она выпрыгнула? - размышлял я, удивляясь свежести воздуха, неожиданной для покоев Трелони, постоянно пахших ладаном и прочими специями.

- Элементарно... Поттер!!! Немедленно убирайтесь отсюда! - Раздражение Снейпа легко можно было понять: он стоял у единственного раскрытого окна, достаточно большого, чтобы оттуда смог вывалиться Хагрид, и внимательно изучал девственно чистый подоконник. Мое присутствие ему, очевидно, мешало, однако я не мог удержаться, чтобы не спросить о предсмертной записке - может быть, призрак потому и молчал, что уже и так расписал все на на пергаменте.

- Предсмертные записки, - процедил Снейп, - пишут только самоубийцы, Поттер.

Не успел я осмыслить его слова, как послышались шаги и в комнате появилась та, которую я меньше всего ожидал увидеть, а именно новенькая - Лолита. При виде Снейпа она порозовела и, не обращая на меня внимания, выпалила:

- Сэр, там Флитвик во всем признался! Уже послали сову в Министерство!

Снейп приподнял бровь, что Лолита правильно расценила, как приглашение продолжать.

- Они ведь вчера за ужином поспорили, кто кого лучше введет в транс. Флитвик утверждает, что перестарался и все закончилось левитацией.

- При чем тут левитация? - недоуменно спросил я.

- Насколько я поняла...

- Трелони не умеет левитировать, но всегда уверена в обратном, находясь в трансе... То есть, не умела... Откуда Флитвик знал, что все закончилось левитацией?

- Они с МакГонагалл и Синистрой довели ее до покоев, и, когда собирались уходить, она уже пыталась воспарить, но никто не помнит, было ли окно открытым. Они не обратили внимания, и теперь Флитвик рвет на себе волосы. Он говорит, что транс был слишком сильным, потому что он разозлился на Трелони за то, что она издевалась над его способностями, хотя сама...

- Понятно, - Снейп в последний раз оглядел комнату, - мисс...кхм... и вы, Поттер, немедленно покиньте помещение, - и сам первым устремился прочь.

* * *

Не прошло и получаса, как в Хогвартс уже прибыл представитель из Министерства. Им оказался никто иной как мой старый знакомый, - мистер Аластор Муди по прозвищу Шизоглаз.





Глава 4. В которой, как всегда, берут не того

Утренние занятия были отменены. Обследовав каждый дюйм места происшествия, включая труп, Муди немедленно приступил к допросам, которым подверглись все, от педагогов до домовых эльфов. Последние, устрашенные внешностью Муди, сразу забывали о привычной политике трех обезьян и с готовностью изливали потоки информации, к сожалению, видимо, совершенно бесполезной, так как уже к обеду Муди объявил, что предварительное расследование закончено и его здесь больше ничто не удерживает. Придавая остаткам своей физиономии особенно значительное выражение, он заявил, что, хотя инцидент можно считать исчерпанным, он призывает нас держать ухо востро, а его - на связи. Constant vigiliance! - благославил нас Муди и отбыл, прихватив с собой несчастного Флитвика.

* * *

Сдвоенные зелья после обеда грозили превратиться в дискуссионный клуб, если бы не вмешательство Снейпа, еще более мрачного, чем обычно. Но даже его присутствие не могло до конца подавить рвущиеся наружу эмоции перевозбужденных учеников.

- Почему он забрал Флитвика, это же явно был несчастный случай, - тихо возмущался Дин Томас.

- Его можно квалифицировать как непреднамеренное убийство, - отозвалась обычно шикающая на нарушителей тишины Гермиона, - Муди, наверняка, захочет как следует проверить гипнотические способности Флитвика...

- Мисс Грейнджер, пять баллов с Гриффиндора!

- ...У них там в Тайном Отделе такие методы, я слышала..., - не обращая на Снейпа внимания, увлеченно шептала Гермиона.

- Мисс Грейнджер, возьмите свои вещи и пересядьте на первый ряд!

Ничуть не обескураженная, Гермиона заняла место рядом с Драко Малфоем. Рон нахмурился.

- С этого мерзавца Драко станется подмешать ей что-нибудь в зелье... Ну почему это Флитвик, а не он столкнул Трелони!

- С какой стати Драко убивать Трелони? - захихикала Лавендер.

- Не знаю, но, судя по всему, утрата любимой учительницы его явно не расстроила, смотри, как сияет... - ворчал Рон.

Несмотря на легкий кашель от остатков Суматранской лихорадки, подхваченной на каникулах, Драко действительно пребывал в на редкость хорошем настроении. Я с грустью полагал, что оно объясняется присутствием Лолиты, очарования которого не могло испортить даже соседство ненавистной им Гермионы.

- Вот кто точно должен радоваться смерти Трелони, так это Грейнджер, - зашипела Панси Паркинсон с соседнего стола, - между прочим, для сдачи СОВ минимум предсказаний обязателен, а твоя подружка, Уизли, до него бы явно не дотянула...

- Дура! - взорвался Рон. Позвольте мне опустить его дальнейшие высказывания, не достойные пергамента, но, по-моему, вполне оправданные силой его чувств к Гермионе. Так же удержусь и от детального воспроизведения вербальной реакции Снейпа на этот выпад - кончилось же все, разумеется, пятичасовым взысканием, из-за чего вечером Рон был потерян для общества, которое продолжило дебаты в гостиной родного Гриффиндора.

* * *

В то время как все наперебой обсуждали возможную судьбу Флитвика и степень его вины, я не мог не возвращаться мысленно к событиям этого злополучного утра, тщетно пытаясь понять, что же значило появление призрака Трелони и - главное - почему Снейп был так уверен в том, что ее убили: ведь даже если Флитвик и был виноват в ее душевном состоянии, смерть ее, по всей видимости, не была насильственной. Окончательно зайдя в тупик, я понял, что без помощи Гермионы не обойтись, и только тут заметил, что ее нет в гостиной. Оказалось, что Гермионе, как всегда, на ночь глядя понадобилось что-то уточнить в библиотеке. Внезапно я вспомнил, что сам хотел справиться о некоем, не имеющем для этого повествования значения вопросе в Запретной секции, поэтому, прихватив плащ-невидимку, покинул бурное собрание.

К сожалению, нужной мне книги в библиотеке не оказалось. Порядком раздосадованный, я побрел обратно, опять погружаясь в размышления о событиях этого дня. При этом я настолько отвлекся, что перепутал пару лестниц и незаметно для себя оказался в подземельях. Потеряв всякое чувство времени и не отдавая себе отчета о том, где я нахожусь, я бесцельно бродил по ним, пока пронзительный визг не вывел меня из прострации.

Я очнулся и со всех ног бросился к источнику визга, который тем временем перешел в рыдания и причитания. Картину, открывшуюся мне в полумраке одной из пуcтынных комнат, я не забуду до конца своих дней.

Трясущаяся в рыданиях Гермиона Грейнджер и окаменевшая Лолита склонились над... распростертым телом. Изящные полусапожки, распахнутая мантия, в руке зажат бокал, из которого медленно вытекает медовая жидкость, белокурые волосы, в беспорядке разметавшиеся по лицу... Драко Малфой, казалось, крепко спал, но мертвенная бледность и явственный холод, исходящий из неестественно застывшего тела, недвусмысленно заявляли о присутствии жестокой сестры сна.

Поразившие меня рыдания Гермионы становились более членораздельными:

- Это она... - всхлипывая, указывала она на Лолиту, - она его отравила!!...

Волнение испанки можно было заметить лишь по ее расширившимся зрачкам. Она хотела что-то сказать, но не успела, так как в это время в комнату вбежало сразу несколько человек.


Глава 5. В которой появляется еще один следователь

Снейп, Мадам Помфри, Филч, миссис Норрис, Рон с половой тряпкой, жующие Фред и Джордж, доверху нагруженные припасами из кухни, а также пара-тройка призраков и домашних эльфов на секунду безмолвно застыли на пороге комнаты. Гермиона не преминула воспользоваться их гробовым молчанием, чтобы излить свой праведный гнев:

- Я вошла и увидела ЕЕ - в сторону Лолиты - и Драко - с этим питьем! Он рухнул прямо на моих г-г-г-глазах! - Гермиону опять затрясло от пережитого, но вдруг она заметила ошалевшего Рона и неожиданно пришла в себя. Она выпрямилась и глубоко вздохнула:

- Рон, я давно хотела тебе признаться. Сожалею, что ты узнал об этом таким образом... когда все равно уже поздно, - ее голос предательски задрожал.

Тем временем Снейп быстро осмотрел тело и аккуратно извлек из коченеющих пальцев Драко пузатый бокал с остатками тягучей, странно пахнущей жидкости. Ноздри его затрепетали, он нахмурился.

- О Мерлин! - неожиданно вскрикнула М. Помфри, - это же моя микстура!!! Да что же это?! Голову даю на отсечение, что все сварила , как надо! - заметив недоумение во взглядах, М. Помфри поторопилась объяснить:

- Он каждый день должен был пить микстуру от кашля - Суматранская лихорадка очень привязчива... Обычно он сам приходит за ней в больничное крыло, но сегодня почему-то не пришел... А у меня как раз вышел запас змеиных языков - прекрасно помогает от севшего голоса, просто прекрасно...Да, и я пошла за ними к профессору, у него их всегда в избытке - мы отобрали целый фунт, и в микстуру я тут же добавила, сколько нужно, да, профессор?

Снейп кивнул.

- А потом я так удачно...- тут губы М. Помфри задрожали, - столкнулась в коридоре с м-ром Малфоем и тут же отдала ему микстуру. У него еще был какой-то необычно отсутствующий вид, пришлось пару раз ему вслед повторить, чтоб допил все до конца...О Мерлин, что же я наделала!!!

- Сюда он вошел, уже, по-моему, совершенно ничего не соображая, сделал глоток, стал падать на пол, и тут вошла мисс Грейнджер, - выдержка Лолиты была безупречной.

- А что вы здесь делали, мисс? - немного рассеянно спросил Снейп, все внимание которого было поглощено изучением таинственного напитка.

- Я ждала Драко. Он назначил мне свидание, - спокойный ответ Лолиты вызвал очередной взрыв Гермионы.

- Неправда! Гадкая ложь! Он назначил свидание мне! В другом месте, но он не пришел, и я пошла его искать, и...

- Не думаю, мисс Грейнджер, что выяснение истинных предпочтений м-ра Малфоя имеет теперь какое-то значение, - оборвал ее Снейп. - В жидкость, очевидно, было подмешано нечто, превратившее ее в яд, но мне понадобится время, чтобы установить его точную природу...

Вдруг Гермиона принюхалась. Тот же странный запах, что привлек мое внимание, насторожил и ее. Внезапно она хлопнула в ладоши:

- Асфодели! Это же запах асфоделей! Разумеется, - Гермиона испустила короткий смешок и смерила Лолиту презрительным взглядом, - основа любого приворота! Теперь мне все ясно!

Губы Лолиты скривились в ехидной усмешке:

- Я, - с нажимом сказала она, - в приворотном зелье не нуждаюсь. В отличие от некоторых. Которые, наверняка, подслушали, как Драко у г о в а р и в а л меня прийти на свидание!

- А я, - с достоинством отпарировала Гермиона, - даже если бы и пыталась приворожить - глупость какая! - никогда бы не взяла чистый асфодель, потому что побочный эффект от него известен всем мало-мальски образованным магам!

Признаться, смысл ее слов был мне не совсем ясен, но долгие годы общения с Гермионой приучили меня принимать подобные заумные заявления как данность.

- Так, - сказал Снейп, вставая, - мисс Грейнджер, м-р Поттер...а кстати, что вы тут делали, Поттер?

Я боялся этого вопроса, поскольку сам не знал на него удовлетворительного ответа.

- Я.. просто искал Рона, - нашелся я. Рон криво улыбнулся, а Снейп хмыкнул:

- Десять баллов с Гриффиндора за пребывание в неположенном месте в неположенное время, и еще десять баллов с мисс Грейнджер за попытки непозволительного времяпрепровождения, - Гермиона хотела было возразить, но Снейп повысил голос:

- Всем расходиться, мисс Грейнджер, м-р Поттер и все наличные Уизли отправляются в свою гостиную, м-р Филч, вы поможете мне перенести тело, М. Помфри, вас я попрошу немедленно известить проф. МакГонагалл... А вас, мисс, я должен задержать еще на пару вопросов, - повернулся Снейп к Лолите. Та только кивнула в ответ.

* * *

Спать этой ночью в Гриффиндоре не мог никто. Смерть Малфоя была из ряда вон выходящим событием и полностью затмила собой гибель Трелони, у которой имелось хотя бы более-менее правдоподобное объяснение. Лишь Гермиона не приняла участия в общих дебатах, а, гордо вздернув нос, удалилась спать, провожаемая шипением остальных гриффиндорок, которому мог бы позавидовать любой слизеринец, включая покойного Василиска.

- Кто у нас главный по отраве? - вопрошали Фред и Джордж, не прекращая возиться со своим новейшим изобретением - Самыми Бомбастыми Бомбами Уизли с "коричным эффектом", которые им все никак не удавалось довести до полного совершенства.

- Ясное дело, Снейп, - отозвался Рон, а Невилл подхватил, - с него станется...

- С другой стороны, ну на кой ему травить Малфоя? - удивлялся Фред, - я все-таки подозреваю, что мы тут имеем дело с cherchez la femme, Рон не смотри на меня так, это значит: "ищите женщину".

Лавендер и Парвати энергично закивали и многозначительно посмотрели в сторону девочкиных спален.

- Или та, или другая, - уточнил Джордж, - а что, девочки, не устроить ли нам тотализатор? Ставлю кнут на эту... Карменситу-Лолиту. Герми у нас все-таки слишком порядочная.

- Да уж, - тихо проворчал страдалец-Рон.

- Или вот, я думаю, а может это Помфри? - хохотнул Фред, - надоело ей пичкать лекарствами этого придурка, светлая ему память...

- Или Филч, - подхватил Джордж, но почему Филч мог иметь зуб на Драко и каким образом ему удалось создать мало-мальски удобоваримый яд, так и осталось загадкой, так как одна из вредоносных Бомбастых Бомб наконец взорвалась, после чего все присутствующие в гостиной провели остаток ночи, отмываясь и вычесывая коричную пыль из волос.

* * *

Заснул я, помнится, где-то в пятом часу утра, чтобы уже в шесть быть безжалостно разбуженным пронзительным писком Добби:

- Гарри Поттер! Мистер Гарри Поттер! Беда!...

Из стрекотания Добби мне удалось уяснить действительно малоприятное известие: прибывший в Хогвартс на заре Люциус Малфой требовал моего немедленного появления пред его светлыми очами. Ничего хорошего от этой встречи ждать не приходилось. С тяжелым сердцем и каменным желудком я последовал за охающим и закатывающим глаза Добби в подземелья.

Малфой-старший оправдал все мои самые худшие ожидания. В первый момент мое сердце переполнилось жалостью к нему - выглядел он ужасно: как совершенно разбитый человек, который из последних аристократических сил старается держать себя в руках. Однако уже одно мое появление вызвало у Малфоя такую неадекватную реакцию, что я, к стыду своему, довольно быстро похоронил всякую к нему жалость.

Малфой обвинил меня во всех смертных грехах сразу; его инвективы и филиппики сводились к предсказуемому: я всегда ненавидел его сына и желал ему смерти, quod erat demonstrandum. Все это имело мало отношения к действительности, но спорить с ним я не собирался, сознавая полную бесполезность любого рода возражений.

- Люциус, боюсь, что мне придется разрушить вашу версию происшедшего, какой бы привлекательной и убедительной она не казалась, - раздался вдруг голос Снейпа из глубокого кресла, развернутого от нас к камину, - Поттер способен на многое, но я ручаюсь вам, создать такого рода зелье - это полностью вне его компетенции.

- Но Северус, - Малфой скривил губы в подобии тонкой улыбки, - а если мы предположим, что он действовал не один? - и Малфой впился в меня взглядом, - вспомнить только эти родственные связи, о которых я столько наслышан...

- И с чего это родственникам Поттера могло понадобиться устранять вашего сына? Вы же не будете всерьез утверждать, что такого рода люди склонны к личной вендетте?

- Северус, только не говорите мне, что вы еще не пытались установить связь между двумя убийствами - не кажется ли вам, что она очевидна даже Поттеру?

Я окончательно перестал понимать происходящее.

Снейп поднялся из кресла и задумчиво начал вышагивать по комнате.

- Разумеется, - заговорил он, взвешивая каждое слово, - мне известно, что у этих людей имелась весьма серьезная причина избавиться от Трелони, учитывая недавно открывшиеся подробности ее... внеклассной деятельности, но Драко... Вы думаете, что ему было известно больше, чем могло им понравиться? Хм.. - Снейп в сомнении покачал головой.

Что он имел в виду? Блэк мог иметь что-то против Трелони, учитывая что...? Гермиона была нужна мне как никогда, и я решил, что лучше брошу пытаться понять что-либо из их разговора, а просто буду как можно лучше запоминать сказанное.

- Именно! - воскликнул Малфой, - Драко... - на мгновение его лицо исказилось, - способность к сбору информации он явно унаследовал от меня и знал куда больше, чем мы можем себе представить. Кому-то это не пришлось по вкусу... признаться, - Малфой понизил голос, - Драко всегда черезчур усердствовал в... извлечении пользы из материала...

Последнее я, как ни странно, понял: по словам Малфоя выходило, что Драко шантажировал Блэка, из-за того, что тот убил Трелони, а Блэк отравил его с моей помощью! Это было настолько абсурдно, что я чуть не рассмеялся. По-моему, Снейп разделял мое мнение.

- Люциус, - сказал он, - в ваших построениях несомненно чувствуется логика, и я не буду убеждать вас в том, что уже один вид Поттера, слушающего сейчас ваши выкладки, подтверждает его полную непричастность, - (Я быстро закрыл рот), - однако кое-какие подробности, связанные с убийством Трелони, в них совершенно не вписываются. И еще. Известно ли вам что-нибудь о пророчестве Трелони перед ее гибелью? Смею вас заверить, оно выставляет все происшедшее в совершенно новом свете... впрочем, не думаю, что Поттера это слишком заинтересует, поэтому, если вы не дорожите его присутствием...

Малфой явно дорожил моим присутствием, но не успел он привести свои возражения, как в дверь постучали и вошло избавление в лице профессора МакГонагалл. Выразив все приличествующие случаю соболезнования, она с присущей ей твердостью настояла на моем немедленном освобождении, и Малфою пришлось покориться. Я был рад отдохнуть от его сверлящего взгляда и в то же время сожалел, что не услышу теперь версии Снейпа, в рассудительности и высоте интеллекта которого я убеждался все более и более. Вместо этого мне всю дорогу пришлось выслушивать ворчание вперемежку со стенаниями МакГонагалл, на исполняющие обязанности плечи которой валилась неприятность за неприятностью. ("Без Дамблдора... какой скандал... в Слизерине последний скандал на моей памяти разразился, когда одна из их девочек перешла в наши загонщицы, но то, что происходит сейчас, переходит всякие... и т.п.")

Зато я между делом узнал, что А. Муди собирается вернуться в Хогвартс, как только закончит какое-то сверхсрочное расследование, и это меня обрадовало: у Муди были свои причуды, но как следователь он был гораздо предпочтительнее Люциуса Малфоя.





Глава 6. В которой во всем виноват известно кто (кульминация)

Несмотря на душевные потрясения Гермиона оставалась самой собой, т.е. трудноуловимой зубрилой, посещающей все занятия сразу или тихо рявкающей на вас из-за книжных завалов в библиотеке. Поговорить как следует нам удалось только на послеобеденном занятии у Хагрида, формально прикрываясь сбором мелкой живности для его очередного прожорливого фаворита.

Внимательно выслушав мой сбивчивый отчет, Гермиона ненадолго задумалась, а потом приняла важный вид.

- Гарри, - сказала она, - ты и представить себе не можешь, насколько это важно! Связующее звено между двумя убийствами может в корне изменить наши представления о личности убийцы!

- То есть ты больше не обвиняешь Лолиту? Ну да, ведь если Драко она еще могла отравить из ревности, то уж Трелони с ней никак не вяжется, - рассуждал я вслух.

Гермиона вздохнула:

- Ох Гарри, не напоминай мне больше о вчерашнем! Я вела себя ужасно глупо - в первый раз в жизни все мои обвинения основывались на голословных и более того, совершенно неверных предпосылках! Считать асфодели ядом!... И как я вообще могла так потерять голову из-за человека, который даже свидания не мог как следует назначить!

Я прекрасно ее понимал и поэтому решил сменить тему, вернувшись к таинственным намекам Снейпа касательно Трелони. Гермиона оживилась:

- Проанализируем: некие люди, к которым относится и Блэк, а следовательно вся светлая сторона вокруг Дамблдора, имели серьезную причину избавиться от Трелони из-за ее "внеклассной деятельности". Единственная причина, по которой авроры могут хотеть от кого-то избавиться - это работа на Вольдеморта. Вывод: Трелони была шпионом. Ну и ну. Но ведь верно: плох тот шпион, который похож на шпиона, да?

- И некто с нашей стороны тихонько ее за это убрал, а следом и многоумного Драко? Что-то непохоже на аврорские методы.

Тут Рон, по привычке занявший место рядом со мной, но твердо решивший не подключаться к беседе в присутствии Гермионы, все-таки не выдержал:

- Авроры тоже бывают разные, нам папа рассказывал...Или вон, возьмите такого типа, как Снейп - человек-то он вроде наш, а методы - сами знаете...

- Снейп, - призадумалась Гермиона, - и шпиона мог убрать, и ненужного свидетеля отравить...

- Слишком гладко, - заметил я, думая о том, что если бы Снейп действительно убил Трелони, он вряд ли бы стал разубеждать меня насчет ее самоубийства.

- Знаешь, Гарри, есть такой принцип...ой, как же он называется? - всполошилась всезнайка-Гермиона.

- Оккамова бритва? - раздался чарующий голос за нашими спинами, - не слишком ли вы громко разговариваете на такие... скользкие темы? - Лолита насмешливо созерцала наше удивленное возмущение.

Первым очнулся Рон.

- Какая еще бритва? - недоуменно воззрился он на Лолиту.

- Да никакая. Отсекающая. Это значит, что верное решение обычно бывает самым очевидным.

- А при чем тут бритва? - не успокаивался Рон.

- Ни при чем! - одновременно, не сговариваясь, ответили Гермиона с Лолитой и недоуменно переглянулись. Потом испанка улыбнулась:

- Извините, я не хотела подслушивать, невольно получилось. Знаете, - ее непосредственность покоряла мгновенно, - мне кажется, беда оккамова принципа в том, что часто очевидное настолько очевидно, что его просто не замечаешь. Вот например: ну кто обратил внимание на такой очевидный факт, что Трелони погибла, после того как провозгласила свое освобождение? А ведь вполне очевидным было бы предположить, что тому, от кого она так вызывающе освободилась, это явно не понравилось, с известным нам результатом.

- Ты имеешь в виду... - начала Гермиона и осеклась: никто не был уверен как в степени осведомленности Лолиты, так и в том, стоит ли говорить с ней начистоту. Воцарилось неловкое молчание.

А ведь и Снейп говорил, что прорицание Трелони показывает все в новом свете, вспомнил я. Что же это получается: Трелони могло надоесть шпионить на Вольдеморта, и тогда двойного убийцу надо искать в его рядах? Ну что ж, это вполне в духе лолитиной бритвы: очевиднее Вольдеморта и его сообщников злодеев не найдешь. Значит, опять бороться с Вольдемортом, приуныл я. От волнения и тоски меня охватил легкий озноб, и тут я заметил, что незаметно спустился вечер, занятие давно кончилось, а остальные ученики вернулись в Хогвартс. Ничто не нарушало покоя ранней осени, Запретный лес золотился в легкой дымке и казался необычно умиротворенным и безопасным. "Аркадия", почему-то подумалось мне, но в ту же секунду гармония покоя была нарушена: высокая фигура быстро двигалась по направлению к Запретному лесу, и я немедленно обратил на нее внимание остальных. Рон прищурился:

- Это же Люциус Малфой!

Ноющую тоску в моем сердце вдруг сменил охотничий азарт. С какой бы целью Малфой не устремился в Запретный лес - это было неспроста. Не сговариваясь, мы все, включая Лолиту, вскочили и помчались следом за ним.

* * *

Когда мы приблизились к опушке леса, Малфой уже успел скрыться в его чаще, и мы еле заметили черный плащ, мелькающий между деревьями. Но годы пребывания в Хогвартсе сделали из нас опытных следопытов, а где Лолита научилась так быстро и бесшумно вести слежку, так и осталось для меня загадкой.

Быстро темнело. Где-то далеко раздавался волчий вой и уханье совы. Густая чаща, где переплетенные корни деревьев мешались с зарослями колючего кустарника, сменилась редколесьем, так что приходилось двигаться перебежками от дерева к дереву. Вскоре Малфой замедлил шаг и начал оглядываться. Мы остановились и тоже начали оглядываться - в поисках наиболее стратегически выгодного наблюдательного поста.

Вдруг зашумел ветер, а с ним на меня навалилось нехорошее предчувствие, которое быстро стало перерастать в неприятное физическое ощущение, недвусмысленно предупреждающее о смертельной опасности: заболел мой шрам. Действовать надо было быстро. Стволов деревьев, за которыми мы прятались, явно было недостаточно как укрытия, зато их развесистые кроны сразу подсказали нам спасительную мысль, и мы немедленно вскарабкались наверх - Рон и я на одно дерево, а девочки на соседнее, во избежание перегрузки.

Некоторое время ничего не происходило: Малфой расхаживал взад-вперед по дальнему краю небольшой поляны, на которую выходили и наши наблюдательные вышки. Внезапно я вдрогнул, а Рон судорожно сжал мое предплечье: неподалеку от Малфоя из ничего возникла темная фигура, явственно источавшая мрак, ужас и ненависть. Личность прибывшего была бы очевидна и без невыносимой боли, от которой, казалось, разрывается моя голова.

Я взял себя в руки и попытался сконцентрировать внимание на происходящем внизу. Малфой подбежал к Вольдеморту - а это, конечно, был он, - и стал ему что-то рассказывать - к сожалению, слишком тихо для нас. Пару раз мне послышались слова "мой сын", сказанные с особенным нажимом. Нервно жестикулируя, Малфой одновременно следовал за Вольдемортом, который медленно шагал по поляне, неуклонно приближаясь к нам. От боли в шраме я едва мог усидеть на дереве и то и дело хватался за Рона, но зато нам постепенно стало легче различать слова говоривших. Когда Вольдеморт остановился почти прямо под нашим деревом, его жуткий голос зазвучал особенно отчетливо:

- ...так что, как видишь, Люциус, все гораздо проще и приземленнее, чем ты думаешь...

- Но мой Лорд, достаточно ли надежны эти сведения? В наше неспокойное время доверять нельзя никому...

- Люциус, я бы не советовал тебе сомневаться в надежности моих новых - и весьма, заметь, элегантных - методов совиного перехвата, если ты не хочешь испытать на себе мой - опять же новый - способ справляться с обидой...

- Простите меня, мой Лорд...

- Как бы то ни было - эту Трелони давно пора было убрать, так что здесь случай сыграл нам на руку... Что же касается Драко...

Темный Лорд почти прислонился к стволу, и я с трудом сдерживался, чтобы не закричать от боли.

- Да, я все еще не могу понять, каким образом...

- Некоторые подробности пока остаются неясными, но, судя по всему, дело обстояло так...

В приступе невносимой боли я в очередной раз вцепился в Рона, который от толчка потерял равновесие и чуть было не соскользнул вниз, но в последний момент мне удалось втянуть его обратно. Вдруг в ветвях под нами послышался странный шелест, одновременно Рон схватился за карман и в тихом ужасе прошептал: "О нет, нет, только не это!" Шелест быстро удалялся, достигая нижних ветвей, и я увидел нечто маленькое и круглое, стремительно летящее прямо на Темного Лорда.

- Что за... - одновременно вскричали Вольдеморт и Малфой, как вдруг раздался оглушительный хлопок, от которого мы чуть не попадали с дерева, и все пространство заволокло густой, вкусной пылью, от которой у меня немедленно защипало в глазах...

Секунда показалась мне вечностью, когда звенящую тишину вдруг прорезал пронзительный нечеловеческий вопль:

- МАЛФОЙ! КОРИЦА!!!! КТО УЗНАЛ ПРО МОЮ ААА...

Чудовищной силы взрыв потряс, казалось, весь Запретный лес. Деревья, окружающие поляну, вырвало с корнем и обрушило на землю... Я смутно помню, как выбрался из-под бурелома - в ушах шумело, перед глазами сверкали искры, и вдобавок ко всему прочему я был с головы до ног облеплен омерзительно жирной черной сажей, хлопья которой носились в воздухе.

Неподалеку раздались ругательства вперемежку со стонами. Пока я помогал выкарабкаться Рону, послышались взволнованные голоса и из черного облака вынырнули едва узнаваемые Гермиона с Лолитой.

Убедившись, что все мы целы и невредимы - факт, который я до сих пор отношу на счет чуда - девочки немедленно принялись разгонять заклинаниями пыль и сажу и приводить нас и друг друга в должный вид. При этом словесный поток Гермионы не прекращался, разумеется, ни на секунду:

- Вы видели?! Вы ЭТО видели? Незабываемое зрелище, я о таком только читала! Спонтанное самовозгорание, да еще с каким побочным эффектом! Но почему?! И причем тут корица?!

Рона все еще трясло от пережитого, поэтому про Бомбастую Бомбу пришлось рассказывать мне.

- Однако, - заметила Лолита, - коричный эффект превзошел все ожидания. Твоим братьям есть чем гордиться, Рон: мало того, что они нашли средство против Темного Лорда, их младший брат к тому же войдет теперь в историю...

- Рон, а действительно! - воскликнул я, - ведь это ты у нас теперь Мальчик-Который-Победил-Того-Кого-ну и так далее! Вот здорово, неужели я наконец-то отдохну от лучей славы!

- Но я же случайно...- смущенно пробормотал Рон, - я и не думал даже... - он вдруг нервно засмеялся, - они мне ее дали "для испытания"... ничего себе испытание...

Не успели мы как следует отсмеяться и порадоваться счастливой развязке всей этой истории, как вдруг из-под завала послышался слабый голос:

- Идиоты...

Мы поторопились раздвинуть заклинаниями ветви и сучья и обнаружили под ними едва живого Люциуса Малфоя, который явно не разделял нашей эйфории, что, впрочем, объяснялось его более чем плачевным состоянием:

- Вот идиоты... Темный Лорд же бессмертен... значит, опять его воскрешать... - бредил Малфой, - и непонятно теперь, чьей кровью - поттеровой или уизлиной... а тут еще эта...- и несчастный отключился окончательно.

Мы с Роном соорудили носилки, благо подручного материала было в избытке, Малфой был возложен на них Мобиликорпусом, и в сиянии волшебных палочек маленький кортеж тронулся в обратный путь. Мы прошли всего пару ярдов, как вдруг в чаще что-то зашуршало, и одновременно совсем неподалеку скорбно завыл волк.


Глава 7. В которой все запутывается опять

Мы застыли в нерешительности, но тут ветви бурелома раздвинулись как по волшебству (а почему, собственно, как?), и перед нами появился профессор Снейп. По всей вероятности, мы все еще являли собой на редкость неприглядное зрелище, особенно по сравнению с его собственным безукоризненным внешним видом, потому что на лице его появилось странное выражение, и, не знай я Снейпа лучше, я решил бы, что он пытается скрыть улыбку.

- По пять баллов с каждого за посещение Запретного леса, - заявил Снейп.

- Но сэр, - заговорили мы все на перебой, - Вольдеморт побежден! Рон убил Вольдеморта!

- Этим объясняется такое низкое число снятых баллов, - как ни в чем не бывало сказал Снейп. Он подошел к носилкам, кинул взгляд на Малфоя, вытащил волшебную палочку и перенял Мобиликорпус у Лолиты.

- Здесь небезопасно, поэтому в ваших же интересах будет покинуть лес как можно скорее, - и он подал пример первым, быстрым шагом следуя за носилками. Как бы в ответ на его слова волчий вой раздался совсем близко, и мы поторопились за ним.

- Ничем его не проймешь, - ворчал Рон, - каждый день что ли Вольдеморта убиваем! И ничего он не знал! Не хотел, небось, показывать, как удивился!

- Не знаю, - задумчиво протянула Гермиона, - может метка как-то среагировала?

Снейп, который успел уйти далеко вперед, остановился и ждал, пока мы его не нагоним.

- Волшебнику не обязательно находиться на месте событий, м-р Уизли, чтобы быть в курсе происходящего, - нравоучительно заметил он и вновь ускорил шаг.

- Аудикус! - воскликнула Гермиона, - а мы-то про него забыли!

- Что меня нисколько не удивляет, мисс Грейнджер.

Только сейчас я сообразил, что мы могли бы воспользоваться заклинанием усиления звука, находясь на безопасном расстоянии, а не подвергать себя ненужному риску.

- Сэр! - вырвалось у меня, - значит вы слышали все, что Вольдеморт сказал Малфою? Как он убил Трелони и Драко?

- Или это был не он? - подхватила Гермиона.

- Как это не он?! - возмутился Рон, - а как же эта ваша бритва - очевиднее не бывает!

- Из сказанного Вольдемортом о ч е в и д н о вытекало, что он не имеет никакого отношения к убийству, - сказала Лолита.

- Но кто же тогда?...

- Неуемному любопытству я могу помочь только соответсвующим зельем, - отозвался Снейп, - со всеми вопросами можете обращаться к м-ру Муди, он уже должен был приехать.

* * *

Когда мы подошли к воротам замка, навстречу нам выбежала запыхавшаяся профессор МакГонагалл. Произошел весьма эмоциональный обмен информацией, в результате которого выяснилось, что час тому назад в Хогвартс вернулся реабилитированный профессор Флитвик, а Муди, которого ожидали вместе с ним, еще не появлялся. По словам Флитвика, они вместе дезаппарировали из Лондона, и, уже будучи в Хогсмиде, Муди сказал, что вынужден отлучиться по одному маленькому, но весьма важному делу :) и прибудет в Хогвартс самое позднее через четверть часа. С тех пор он не появлялся.

От Муди можно было ожидать чего угодно, поэтому мы решили отложить встречу с ним до утра, но нашим намерениям не суждено было осуществиться.

Ворота замка уже закрывались за нами, когда, повинуясь, видимо, внутреннему голосу, я обернулся и вдруг заметил в свете луны странное нечто, которое медленно двигалось к замку со стороны Запретного леса. Сначала - из-за ширины габаритов силуэта - я подумал, что это Хагрид, но ростом существо было гораздо меньше. Я окликнул остальных, мы вновь вышли за ворота и стали вглядываться в странное явление. Постепенно его очертания становились все четче, и вскоре мы поняли, что к нам движется огромная собака, а точнее, мой крестный. Узнать его было мудрено, поскольку через его спину было перекинуто бесформенное нечто, которое я сначала принял за груду тряпья.

Приблизившись к нам, собака подогнула лапы и осторожно свалила свою ношу на землю. Внезапно у всех вырвался крик ужаса: в том, что сначала казалось грудой тряпья, можно было распознать растерзанное нечто, когда-то бывшее человеком... Аластором Муди.

* * *

Пока мы пребывали в ступоре, дядя Сириус успел сменить облик. Выражение глубокого горя на его лице было смешано со смущением и даже некоторым раздражением. Он порывался что-то сказать, но некоторое время не находил слов, а только беспомощно разводил руками.

- Слишком поздно я прибежал, - хрипло выдавил он наконец, - на другом конце леса громыхнуло, я побежал посмотреть... не надо было оставлять е г о одного... вернулся с полпути, услышав крики о помощи... Но какой черт понес Муди в Запретный лес в полнолуние?!!! Надо же быть полным идиотом!... - взорвался дядя. Мы смущенно переглянулись.

Тем временем Снейп уже внимательно изучал неблаговидные останки несчастного аврора.

- Я не думаю, что ему еще чем-то можно помочь, Северус, - тяжело вздохнул дядя.

Снейп проигнорировал это мудрое замечание, продолжая детальный осмотр разрозненных частей покойника. Вдруг он нахмурился и быстро вскочил на ноги. При этом мне показалось, что он крепко сжал что-то в пальцах, прежде чем спрятать руку в складках мантии. Пару секунд он смотрел на дядю, как будто принимая какое-то решение.

- Блэк, потрудитесь пройти со мной, - произнес он наконец и , не дожидаясь ответа, развернулся и пошел прочь, сопровождаемый носилками с Малфоем в кильватере. Не говоря ни слова, Блэк последовал за ним с поникшей головой, оставив полностью деморализованную Минерву Макгонагалл разбираться с очередным трупом и кучкой взволнованных школьников.

* * *

(маленькое лирическое отступление перед развязкой)

Стояла глубокая ночь, а я все еще не мог заставить себя покинуть глубокое кресло гриффиндорской гостиной и отправиться спать вслед за совершенно разбитым Роном. Мне многое хотелось обсудить с Гермионой, которой как всегда срочно понадобилось в библиотеку и которая до сих пор не возвращалась. Что Снейп хотел от дяди? Неужели он всерьез полагал, что Блэк мог подстроить такое, да еще и против своего союзника, если не друга? И что Муди делал в Запретном лесу? А ведь и Снейп был там... чтобы подслушать Малфоя и Вольдеморта, но, возможно, не только... Как я ни уважал Снейпа, я не мог не признать, что к Муди он всегда испытывал неприкрытую антипатию. Трелони он мог убрать и для наших, и для Вольдеморта, а Драко... что ему Драко, особенно, если вспомнить те недвусмысленные взгляды, которыми Снейп так часто украдкой обменивался с Лолитой... Я устыдился самого себя за подобные подозрения, но, к сожалению, они выглядели вполне оправданными, хоть и шокирующими, учитывая щепетильность Снейпа в вопросах отношений между учениками и преподавателями...

Бездействие настолько угнетало меня, что я решил пройтись и заодно поискать Гермиону. Не доходя до библиотеки, я повстречал сэра Николаса, который подтвердил, что видел Гермиону неподалеку - она даже не заметила его, будучи полностью поглощенной разговором с Лолитой. Как показалось сэру Николасу, Гермиона пошла провожать Лолиту в подземелья, так что я направился туда же.

В подземельях как всегда царил холод и мрак. Проходя мимо одной из обычно заброшенных комнат, я заметил тусклый свет, пробивающийся из-под двери. Повинуясь какому-то порыву, я открыл ее Алохоморой и замер на пороге. В комнате горела одна свеча, озаряя небольшое помещение, пустоту которого нарушал только постамент посередине. На ложе, напоминающем катафалк, покоилось тело Драко Малфоя.

Он как будто спал, не дыша. Смерть еще не коснулась его бледного чела своим разрушительным перстом, а превратила его в мраморную статую. Сердце мое защемило, и я понял, что настало время попрощаться с ним навсегда... Через несколько мгновений послышались шаги и голоса, и я поспешил исчезнуть и вернуться к себе, так и не найдя Гермионы.


Глава 8. В которой из шкафа извлекают пару скелетов

На следующее утро я проснулся с мыслью о дяде Сириусе. Мне так не терпелось обсудить с ним все происшедшее, что я решил даже пожертвовать завтраком и немедленно направился в подземелья, сопровождаемый верным Роном и судорожно зевающей Гермионой. По ее словам, Блэк всю ночь провел в покоях Снейпа, поэтому мы устремились прямо туда.

Вместо дяди мы были встречены на редкость раздраженным Снейпом. Полагаю, его плохое настроение объяснялось недостатком сна, о котором свидетельствовали его необычная бледность и мешки под глазами, но вполне возможно, что он все еще не мог привыкнуть к нашей обычной манере входить, не постучавшись. Последнее объяснение подтверждалось также и неожиданным присутствием Лолиты, которая, увидев нас, отпустила лацканы его жилета и, как ни в чем не бывало, широко нам улыбнулась.

Снейп совершенно не собирался информировать нас о месте пребывания Блэка, поэтому взять на себя все разъяснения пришлось Лолите. Оказалось, что Блэк вернулся обратно в лес, чтобы найти Ремуса Люпина, и должен был возвратиться с минуты на минуту. Профессора МакГонагалл и Флитвик тоже должны были вот-вот подойти: измученная вчерашними событиями Минерва предпочла бы остаться в постели, но Снейп настоял на ее присутствии как ВрИО директора.

Мне очень хотелось убедиться, что Снейп не считает Блэка виновным в смерти как Муди, так и всех остальных, но он, разумеется проигнорировал все наши дальнейшие распросы, ограничившись презрительным фырканьем. Однако мое настроение значительно улучшилось, когда через минуту в комнату вошли Ремус и Сириус и Снейп обменялся с последним коротким понимающим кивком, - было очевидно, что на этот раз оба решили забыть о взаимных подозрениях. Еще через мгновение появились Флитвик и МакГонагалл. Заседание можно было считать открытым.

Сказать, что Люпин выглядел неважно, было бы явным преуменьшением. Голос его то и дело прерывался в еле сдерживаемом отчаянии, когда он приносил свои глубочайшие извинения за содеянное. Оказалось, что с недавних пор он совсем плохо стал переносить зелье Снейпа и на этот раз решил совсем отказаться от его приема, понадеявшись на сдерживающее присутствие Блэка. Как и Блэк, Люпин искренне недоумевал о причинах нахождения Муди в лесу в такое неудачное время. Страдания любимого учителя были так трогательны, что Гермиона не выдержала:

- Разумеется, вы ни в чем не виноваты, профессор! Это был несчастный случай! Мало ли, что могло понадобиться Муди в лесу, вы-то здесь не при чем!

- На редкость удачный несчастный случай, вы не находите, мисс Грейнджер? - язвительно заметил Снейп, - учитывая тот факт, что Муди вез некую информацию, проливающую свет на недавние события... Он ничего не сообщал вам об этом? - Снейп неожиданно повернулся к Флитвику.

Тот удрученно покачал головой.

- Как удобно... а ведь вы последний видели Муди живым, не так ли?

Флитвик смешался:

- Да но... он сказал... мне показалось, что он хотел с кем-то встретиться... Снейп, прекратите на меня так смотреть, с меня хватило всех этих бесконечных допросов в Министерстве, уж смею вас заверить! Муди полностью меня оправдал, а я по вашему натравил на него вервольфа! - негодовал Флитвик.

- К тому же, Северус, вам ведь известно, что вервольфа в принципе нельзя натравить, - мягко вмешалась профессор МакГонагалл.

- Мне это известно... Но можно воспользоваться удачным стечением обстоятельств, не правда ли? Просто не останавливать вервольфа... или, например, просто не останавливать человека, который собирается выпасть из окна...

В комнате повисло напряженное молчание. Вдруг Снейп обернулся к Люпину:

- Когда вы... встретили Муди, вы не заметили там кого-нибудь еще? - Люпин нахмурился.

- Вы понимаете, я не могу ручаться за свои слова, - виновато начал он, - но мне кажется, там мелькнула какая-то маленькая тень...

- Человека?

- Нет, скорее, животного, небольшого, вроде...

- Кошки?

- Мало ли мелких животных в запретном лесу! - несколько нервозно фыркнула профессор МакГонагалл.

- Как странно, - перебил ее Снейп, - вчера, исследуя останки, я обнаружил на них немного кошачьей шерсти...

- Вы хотите сказать, он ходил в лес с миссис Норрис? - выпалил я. Рон прыснул. Снейп оставил мое выступление без внимания:

- Я исследовал ее и мне удалось точно установить ее владелицу... Минерва, вы ведь говорили, что не видели Муди тем вечером?

Профессор МакГонагалл побледнела:

- Это какой-то абсурд... - запинаясь, проговорила она, - смешно...На Муди следы моей шерсти, Ремус видел какую-то тень... и что это доказывает?.. - Несколько мгновений, показавшихся мне вечностью, они неотрывно смотрели друг на друга. Вдруг Снейп указал глазами на Блэка, который замялся и сказал:

- Простите, Минерва, но я был там сразу после... и эта шерсть, и тот запах там... они... вы же меня знаете...

Поняв, что дальнейшие запирательства бесполезны, МакГонагалл опустила голову:

- Поверьте, это была воля случая...ну что я могла сделать одна против бешеного вервольфа... простите, Ремус.

- Двое взрослых волшебников с палочками вполне могут справиться с вервольфом, а вот если предположить, что палочку одного отбросило далеко в кусты, - тут Снейп извлек из-под мантии изрядно потрепанную палочку Муди, - а другой не захотел воспользоваться своей и оставил безоружного на растерзание бешеному вервольфу, удрав в кошачьем обличьи... Муди знал, что это вы были причиной смерти Трелони, не правда ли, профессор?

- Он говорил такие гадости... не знаю, как он узнал, хотя догадываюсь... эта гадюка Хуч... наверняка ему настучала... но он угрожал скандалом... Мерзавец! Шовинист, ретроград, как будто он что-то в этом понимает...- внезапно МакГонагалл оборвала себя, - конечно, он не знал, что я была причиной гибели Сибиллы, потому что я не была причиной ее гибели, с чего вы взяли? Уж этот несчастный случай вам не удастся мне приписать, уверяю вас! Сибиллы была в трансе, она сама открыла окно...

- А откуда вы знаете?.. Вы были там, Минерва, не правда ли? - вкрадчиво спросил Снейп.

Профессор МакГонагалл закусила губу.

- Вам действительно не пришлось ничего делать... вернее, почти ничего. Вы знали, что как только Трелони начнет падать, она тут же выйдет из транса и закричит. Шум немедленно привлек бы всеобщее внимание, а вам не хотелось бы давать объяснения в том, почему вы вернулись, верно? Поэтому вы в последний момент успели запечатать ее уста при помощи Силенцио... Скорее интуитивно, я полагаю...ведьминское чутье...

Я вспомнил поджатые губы призрака.

- Вы знали, что она шпионка, - сочувственно сказал Блэк, - и решили расправиться с ней самостоятельно? Не стоило этого делать...

- Я предпочитаю не распространяться о причинах моего поступка, - с достоинством ответила профессор.

- НЕ РАСПРОСТРАНЯТЬСЯ! ХА-ХА, - раздался вдруг громовой голос, - разумеется, это не для детских ушей!!!

Перед нашими глазами предстало нечто, заставившее нас окаменеть на пару минут. В комнату со свистом ворвался призрак. Это был самый диковинный призрак из когда-либо мною виденных. Когда-то он явно был человеком, но сейчас представлял собой собрание искореженных останков, которые каким-то чудом держались вместе и складывались в нелепую фигуру. В смерти Муди явно перещеголял самого себя.

- Стал бы я поднимать шум, если бы она убила Трелони - как сторонницу Вольдеморта! Низменные побуждения, страсти, недостойные преподавателя! Как вам можно доверять детей! - грохотал Муди, - спасибо бдительности коллег, обративших мое внимание на ваши извращенные вкусы...

- Кого это вы благодарите? - задохнулась МакГонагалл, - не Хуч ли? Да чтоб вы знали - это она запудрила Сибилле мозги, так что та променяла...- тут профессору изменил голос, и она заломила руки., - я не хотела ее убивать, поверьте, уж скорее эту... но она .. она просто вывела меня из себя своей непроходимой глупостью и самодовольством... бедняжка...и я... я ведь тоже ведьма... я потеряла контроль...

- Вас накажут со всей суровостью, а живи мы чуть пораньше... - возвысил голос непробиваемый Муди.

- Аластор, в конце концов! - Блэк явно был не в своей тарелке. - Минерва, конечно, совершила недопустимое, но вы перегибаете палку.

- Действительно, Муди, - горячо поддержал его Люпин, который последним пришел в себя после появления призрака, - вот уж не ожидал от вас такой дремучести!... - Снейп перебил его:

- Я думаю, будет уместнее перенести обсуждение морали, нравов и собственных пристрастий на более удобное для этого время. Муди, боюсь я вынужден вас разочаровать: имеющихся в наличии косвенных доказательств явно недостаточно, чтобы, как вы выражаетесь, наказать ее со всей суровостью. Раз вы не сочли профессора Флитвика достойным Азкабана, то и наказание профессора МакГонагалл должно ограничиться взысканием, непременно суровым, если вам угодно, - у меня сложилось впечатление, что Снейп, минуту назад подвергший МакГонагалл допросу в стиле испанской инквизиции, совершенно не собирался лить воду на мельницу Муди.

- Но она же не остановила Трелони! - возмутился тот.

- Шпионку Трелони, не забывайте этот смягчающий фактор, Муди.

- И дала убить меня! - захлебнулся призрак.

- Ну кто бы не растерялся при виде дикого, бешеного, разъяренного вервольфа...

Ремус смущенно кашлянул.

Но призрак все еще был живее всех живых:

- А юный Малфой! Невинный ребенок пал жертвой низменных...!!!

- Нет! - воскликнула МакГонагалл, - делайте со мной что хотите, но я его не убивала!

- Но вы не будете отрицать, что подсыпали ему "порошок забвения" в микстуру? - спокойно спросил Снейп.

МакГонагалл смешалась.

- Да, маленький негод... Малфой... он давно все это пронюхал и немедленно принялся меня шантажировать ... На нем были какие-то сильные семейные защитные чары, поэтому Обливиэйт на него до конца не подействовал ("Вот почему он забыл о свиданиях," - шепнула Гермиона Лолите), и я решила попробовать подмешать порошка ему в микстуру. Но ведь я знала состав микстуры от Помфри! Порошок не дал бы никаких побочных воздействий! Северус! - Она умоляюще посмотрела на Снейпа, - я же не могла его убить?

- Нет, вы его не убивали.

- А кто же тогда? - спросил Флитвик.

- Никто.

Стало необыкновенно тихо.

- Но ведь он же умер! - вырвалось у нас с Роном.


Глава 9. В которой скелет становится понятием относительным (развязка)

Снейп обвел глазами нас всех.

- Я внимательно исследовал состав микстуры мистера Малфоя и пришел к выводу, что к первоначальным составляющим были подмешаны два дополнительных ингридиента, ни один из которых, будучи добавленным по отдельности не причинил бы Мистеру Малфою существенного вреда - за исключением возлагаемых на эти компоненты надежд. Однако их синергия, то есть соединенное воздействие, привело, как вы помните, к куда более печальным последствиям. Одним из этих ингридиентов был элементарный порошок забвения, он был добавлен в микстуру значительно раньше второго. Я сразу заключил, что человек, добавивший этот компонент, не намеревался расправиться с Драко: даже если бы он и собирался отравить Малфоя таким необычным и неудобным способом, он добавил бы оба компонента сразу, а не ждал еще одного подходящего момента. Следовательно, второй компонент был подброшен независимо от первого. Сначала я несколько преувеличил хитрость злоумышленника, полагая, что он знал о первом добавленном компоненте и т.о. имел своей целью расправиться с Драко, подставив добавившего первый, но вскоре понял, что вряд ли здесь найдется человек, способный на такой изысканный маневр - за исключением, разумеется, моей скромной особы. Тогда я обратился непосредственно ко второму компоненту. Мисс Грейнджер и мисс...кхм... совершенно верно охарактеризовали его действие: асфодели используются прежде всего в приворотных зельях. Однако обе заинтересованные мисс обладали достаточными знаниями алхимии, чтобы знать, что... что, Мисс Грейнджер?

- Что добавление чистого порошка асфоделей в любое зелье без его предварительной многочасовой обработки, которая заключается в...- частила довольная Гермиона, пока Снейп жестом заставил ее замолчать:

- Приводит к чему, мисс...кхм..?

- К весьма неприятным побочным явлениям, - сказала Лолита, после чего обе мисс захихикали.

- Совершенно верно, пять баллов Слизерину, - Гермиона надулась, а Снейп продолжал:

- Следовательно, применять чистые асфодели как приворотное зелье может только человек, не сведующий в алхимии. К сожалению, таковых в пределах Хогвартса имеется в избытке. Но исходя из того, что порошок был добавлен почти перед самым приемом микстуры мистером Малфоем, круг подозреваемых можно было существенно ограничить. Я бы сразу отмел Филча и Мадам Помфри - поскольку считаю предположение, что они могут питать склонность к м-ру Малфою, абсурдным. Кроме того Мадам Помфри - равно как и ваш покорный слуга - прекрасно разбирается в свойствах асфоделя. Мистер Поттер...

Блэк заворчал, а у меня внутри все сжалось.

- Блэк, вам, кажется, пора, - вдруг перебил сам себя Снейп. К моему удивлению, дядя Сириус только молча кивнул и быстро вышел вон, а Снейп продолжал:

- Размышления над возможной причастностью м-ра Поттера натолкнули меня на новую идею. Если асфодели обладают таким мощным и неприятным побочным воздействием, то разумнее было бы предположить, что их применил не тайный воздыхатель, а тайный или явный, - голос Снейпа возвысился, - недруг м-ра Малфоя. Ненависть м-ра Поттера к м-ру Малфою - это притча во языцех, однако в последнее время я не замечал ее существенных обострений, т.е. м-р Поттер вряд ли был бы тем человеком, который под влиянием момента был способен добавить в микстуру м-ра Малфоя слабительное средство такой силы. Более того, будучи воспитан среди магглов, м-р Поттер вряд ли подозревал об этом свойстве асфоделя, известном в любой волшебной семье... Мистер Уизли, не вам ли в тот вечер пришлось по поручению м-ра Филча драить все рыцарские доспехи в моих подземельях?

- Пять часов подряд, - выдавил Рон, глядя в пол.

- Возможно, такое занятие не способствует душевному равновесию, особенно когда сознаешь, что возлюбленная в это время развлекается на свидании с твоим злейшим врагом. Могу себе представить ваш восторг, когда вам подвернулся шанс отомстить ему за все - в виде мадам Помфри, ушедшей со мной в дальний кабинет за змеиными языками и оставившей микстуру на столе...

- О Рон, - простонала Гермиона.

Меня вдруг осенило:

- Рон, а какже Бомбастая Бомба??? Ты ведь не нарочно? Ты же не думал, что Вольдеморт расскажет Люцу про ТЕБЯ?

- Думал, - покраснел Рон, - я такой идиот, честное слово, сам удивляюсь. Но там было так ... жутко, ты скрипишь зубами от шрама, а Тот все приближается и приближается, ну думаю, ко всему прочему он сейчас и про меня все расскажет - шпионов-то у него, небось, много, на меня хватило, а ты тогда заорешь от удивления, он нас заметит и вообще...

- Приступы панического страха иногда приводят к весьма положительным результатам, - подвел итог Снейп.

- Мне, правда, жалко, что так вышло с Драко, Герми! Наслушался про всяких там Эриний от Безголового Ника, а потом, когда заметил, что вы сговариваетесь с Драко на Зельях... Я, правда, не хотел его травить...- к сожалению, не могу сказать, что уверения Рона прозвучали очень убедительно.

- Как это мило, Уизли, - раздался до боли знакомый голос с оттяжкой. Дверь распахнулась. На пороге, слегка поддерживаемый отцом, стоял живой и невредимый Драко Малфой.





Глава 10. В которой расставляют все по местам (заключение)

Снейп как будто не заметил всеобщего остолбенения и продолжал как ни в чем не бывало.

- Кстати, было еще одно обстоятельство, которое сразу заставило меня отмести версию об умышленном отравлении. Комбинация порошка забвения и асфоделя смертельна только для очень ослабленного организма, человек здоровый обычно впадает от нее в тяжелый летаргический сон, - (мне по какой-то непонятной причине сразу вспомнилась Джульетта)- каковой я почти сразу установил у м-ра Малфоя-младшего. Я принес м-ру Малфою свои извинения за то, что счел нужным скрыть этот отрадный факт от окружающих до выяснения всех сопутствующих обстоятельств в целях прежде всего безопасности м-ра Малфоя-младшего.

Малфой-старший кивнул, изображая благородный стоицизм. Мне было интересно, когда Снейп открыл правду ЕМУ.

- Надеюсь, что серия суровых, - Снейп многозначительно посмотрел на призрака Муди, немало озадачившего Малфоев, - я повторяю, суровых взысканий послужит м-ру Уизли достаточным наказанием за его проступок. Я сомневаюсь, стоит ли считать его временную победу над Темным Лордом смягчающим обстоятельством, поскольку он действовал в сугубо личных интересах, но, боюсь, большинство здесь придерживается другого мнения.

- Гарри, - вдруг прыснула Гермиона, - Гарри, что же это получается: ты у нас теперь ни Мальчик-Который-Победил,Вольдеморта, ни Мальчик-Который-Выжил! - Ее слова внесли некоторую разрядку в напряженную атмосферу нашего импровизированного собрания.

Новоиспеченный Мальчик-Который-Выжил улыбался, приосанившись:

- А ты еще сомневалась, Гр... Герми, стоит ли бросать этого... - он хмыкнул в сторону насупившегося Рона, - удивляюсь, как он не попал в Слизерин при таких порочных наклонностях, - Драко засмеялся, - ну теперь-то... - вдруг он запнулся, потому что заметил Лолиту, стоявшую немного в стороне.

- Очень рада твоему воскресению, Драко, - суховато промолвила Гермиона, - но ты знаешь, пока ты спал... тут многое произошло...извини.

Драко был настолько уверен в себе, что, по-моему, ни сходя с места решил переключить атаку на Лолиту, но та опередила его:

- Мое сердце тоже оказалось занятым, - протянула она, картинно распахивая глаза.

Тут многие, и я, признаюсь, в том числе, непроизвольно обратили взоры на Снейпа, который ответил нам несколько недоуменным взглядом, потом приподнял бровь и обернулся к Лолите:

- Да? И позвольте осведомиться, кем же?

Пару секунд Лолита словно раздумывала, позволяет она или нет, а затем осторожно ответила:

- Насколько я поняла, единственный здесь, кто НЕ свободен от предрассудков - это м-р Муди, которого я не принимаю во внимание по причине его... небытия. Поэтому я могу говорить открыто: мы с мисс Грейнджер решили, что представители мужского пола слишком тупы и несовершенны, чтобы оценить нас по достоинству и быть нам полноценными партнерами.

- Вы уходите в монастырь? - спросил Снейп, в сарказме которого вдруг послышалась тревожная нотка.

- Зачем? Нам и здесь вдвоем хорошо, - с деланным простодушием ответила Лолита. Кто-то тихо прыснул.

Снейп втянул носом воздух:

- Карменсита Патриция Долорес Алехандра Фиделия и как тебя там еще! Ты что это несешь, дитя мое!!!??

* * *
Вы, несомненно, со мной согласитесь, что когда профессор Снейп обрушивает гроздья гнева на простых смертных, это уже являет собой зрелище не для слабых нервов, но, когда коса находит на камень и Снейпу противостоит почти такой же Снейп, как он сам, наступает самое время давать занавес, а посему разрешите мне откланяться и завершить мои Записки о Северусе Снейпе.


ЭПИЛОГ.

О дальнейшей судьбе наших героев героев я пока могу сообщить следующее:

Аластор Муди, больше не соответствуя министерским установлениям, посмертно перешел на работу в частный сыск. Его часто видят в Хогвартсе, куда он в тайне наведывается за советом к некоему профессору Зелий, весьма этим недовольному.

Вся оставшаяся в живых профессура Хогвартса преподает там и дальше. Несчастный случай с Трелони был списан под внутренние дрязги и благополучно забыт в предверии новых тревог, связанных со вновь воскресшим Вольдемортом.

Гермиона и Лолита собираются открыть совместную врачебную практику. Потеря Гермионы расстроила Рона меньше, чем можно было вообразить, поскольку после победы над Вольдемортом он пользуется сногсшибательным успехом у всех девочек школы - которые еще не потеряли интерес к противоположному полу. В каковом Драко, напротив, разочаровался окончательно и бесповоротно, что, откровенно говоря, можно считать действительно положительным результатом всей этой истории.


The End.



"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"