Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Часы пробили полночь

Автор: Favilla, PsyCrow
Бета:И-Тиу
Рейтинг:PG
Пейринг:ЛМ/ГП
Жанр:Humor
Отказ:все принадлежит маме Ро
Аннотация:«Одним словом, гиппогриф был настойчив, и уже через несколько минут Люциус…»
Комментарии:
Каталог:нет
Предупреждения:слэш
Статус:Закончен
Выложен:2007-11-30 00:00:00
  просмотреть/оставить комментарии
Часы пробили полночь, как в какой-то сентиментальной магловской сказке.

Люциус чертыхнулся. Ведь говорили же ему: не бери такие громкие карманные часы, обойдись хоть тут без малфоевского выпендрёжа! Похлопав себя по карману бледной аристократической дланью, он неожиданно увидел на земле маленькую сверкающую туфельку.

- Ну, ни хрена себе... - пробормотал Малфой. - Почти как в этой... "Сальмонелле".

Люциус действительно помнил некоторые сказки, поскольку не так давно читал их маленькому Драко. Неудивительно, что из младшего Малфоя вырос...ло то, что из него выросло: папаша зачастую путал "Синдереллу" с сальмонеллой, "Чернобровку" с грязнокровкой, а Красную Шапочку - с красным колпаком. Еще - к сказкам это не относится, но требует упоминания - Малфой путал гемофилию, свой ночной кошмар, и гомофобию, так что из Драко вырос человек, который знал массу полезной информации о том, как предотвратить кровотечение, и ни слова - почему секс с мужчинами считается неприличным. Однако вернемся к повествованию.

Часы, туфля... что-то было неладно. Через пару мгновений опасения Люциуса оправдались: прямо перед ним, словно из ниоткуда, появился огромный белоснежный гиппогриф с серебряной челкой.

- Вот ведь Слизеринов геморрой... - вновь блеснул аристократ своим словарным запасом.

Гиппогриф внимательно посмотрел на Малфоя и слегка нахмурился. "Гиппогрифы не умеют хмуриться", - запоздало подумал Люциус.

- Ну и че мне теперь делать? - На самом деле, Малфой вовсе не собирался демонстрировать гиппогрифу свои хорошие манеры и воспитание.

Закатив глаза, животное преклонило колени, приглашая Люциуса оседлать его.

Тут уместно будет заметить, что, в отличие от знакомых аристократов, Малфой не выбирался по воскресеньям на прогулки верхом и не объезжал арабских жеребцов. Не то чтобы он не хотел: просто у вышеуказанных знакомых аристократов было достойное потомство, а у Люциуса был Драко. У знакомых были все как один умные, перспективные сыновья-наследники или прекрасные, знающие себе цену дочери-невесты на выданье, а Драко ни до того, ни до другого, к несчастью, не дотягивал. В общем, результатом проделанной за шестнадцать лет работы Малфой был недоволен, именно поэтому в последнее время он на всякий случай держался подальше от лошадей и прятал от Нарциссы противозачаточные.

Одним словом, гиппогриф был настойчив, и уже через несколько минут Люциус летел над ночным Лондоном. Он был прекрасен на этом белоснежном гиппогрифе: ветер овевал его мужественное лицо; длинные, светлые волосы были растрепаны, серые глаза блестели... А еще он истошно орал. Понося суровый мир, чью-то маму и многих, многих других. В том числе и своего мустанга. Да-да, причиной печального происшествия с Драко на третьем курсе были некоторые заблуждения, перенятые им от отца.

- Спусти меня вниз, тупая скотина! - Люциус сконцентрировал свои вопли на гиппогрифе и начал колотить животное кулаком по голове.

Гиппогриф, то ли рыкнув, то ли каркнув, резко пошел на посадку, и Люциус упал на землю, как мешок с драконьим навозом. Откуда бы, спросите вы, Малфою, аристократу до мочек ушей, знать, как падают мешки с драконьим навозом? Что ж, у всякой истинно благородной семьи есть свои скелеты в шкафу.

Но миссию свою животное все же выполнило: лежал Люциус не где-нибудь, а в пригороде Лондона Литтл-Уингинге, с туфлей в руках и полным ртом земли.

- Твою мать, - снова выругался представитель самого чистокровного семейства, видимо, чтивший мать свою больше отца своего.

- И вашу тоже, мистер Малфой, - произнес самый живучий голос на свете.

- Гарри... в смысле, Поттер! - на мгновение Люциус потерял дар речи. - Ты... того... тут что вообще делаешь?

- Живу, мистер Малфой. Вернее, пытаюсь. Знаете, тетя Петунья, редиска эдакая, на днях насыпала в огромную миску горох и чечевицу и заставила меня их перебирать.

Люциус настолько заинтересовался, что даже упустил нить разговора:

- И?..

- И я подсунул ее Дадли, - радостно возвестил Гарри. - Через полчаса от гороха и чечевицы не осталось ни следа... Хм, а вы, собственно, с чем пожаловали на ночь глядя?

- Я?.. Эээ... - Люциус собрался с мыслями. - Утешь меня и скажи, что ты из обуви предпочитаешь "гриндера" и валенки.

- Утешить? Мистер Малфой, я и не думал, что вы... кто угодно, но вы...

- Слушай, ты! Мальчик-Башка-Которого-Причинила-Всем-Кучу-Проблем! - заорал Люциус, разбрызгивая слюну, перемешанную с землей. - Отвечай, какого черта я тут делаю?!

- Мистер Малфой, вы давно заглядывали к психоаналитику? У вас он вообще есть? Если нет, вы можете одолжить его у Снегга, я всегда завидовал крепости его нервов, да и вообще, доктор ему уже вроде как не нужен... разве что патологоанатом...

- Поттер!!! Что?! У тебя?! На?! Ногах?!

Гарри придал лицу философски-задумчивое выражение.

- Это смотря с какой точки зрения подходить к данному вопросу... Знаете, курица и яйцо... вернее, Аристотель...

- Поттер! Быстро примерь туфлю! - заорал Малфой, кидая к ногам мальчика маленькую хрустальную туфельку.

- Мистер Малфой, вы что, правда... голубой? - Гарри с вежливым интересом покосил на место, где у маггловских мужчин обычно бывает ширинка.

- Фиолетовый в черную крапинку!!! Примерь туфлю, немедленно!

Мальчик-Который-Здесь-Могла-Бы-Быть-Ваша-Реклама послушно снял пушистые домашние тапочки и без особых проблем засунул свою ножку в туфлю.

- Довольны? Мистер Малфой, если вы вдруг стали коммивояжером, то имейте в виду, что покупать я ничего у вас не буду, тем более тайскую обувь.

Мистер Малфой судорожно вздохнул, наблюдая ногу Гарри Поттера в женской туфле. Черт возьми, а вдруг он и вправду голубой?

- Профессор Снегг учил меня окклюменции, мистер Малфой, - с сочувствующей улыбкой сказал Гарри. - Не стоит скрывать свою ориентацию, как бы это ни было тяжело.

- Мысли читают с помощью легилименции, - автоматически поправил Люциус.

- Ну, вот настолько фиговым преподавателем был Снегг, - развел руками юноша. - Так я про что: вы хотите поговорить об этом?

- Заткнись, психоаналитик хренов! Тебя, похоже, не окклюменции-легилименции, а психологии учили! Типа, Мальчик-Который-Желает-Всем-Добра, да?! Не надо мне лгать, - Люциус ослабил ворот мантии. - И сними эту чертову туфлю!

Гарри послушно снял с ноги предмет обуви.

- Ну так вы... зайдете?

- Внутрь? - уточнил Малфой.

- Если вы знаете, как зайти наружу, мистер Малфой... - Поттер закатил глаза.

Выдав для приличия поток ругани, Люциус послушно зашел в дом. Где-то недалеко, еле слышно хихикнув, взлетел белоснежный гиппогриф. По улице, щелкнув Делюминатором, прошел призрак Дамблдора под ручку с призраком Волан-де-Морта. Седовласый старик улыбался в бороду и бормотал:

- Развлекайтесь, плодитесь и размножайтесь, дети мои... Хотя… В вашем случае - просто развлекайтесь. Вот видишь, Уолли, говорил же я тебе: миром правит любовь.

- Говорил, - сокрушенно признал призрак Темного Лорда. - А я не верил. Пошли, Дамбуся?

- Пошли, Волдюшонок.


Все было хорошо.

"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"