Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Выбор

Автор: Lukassa
Бета:eonen
Рейтинг:NC-17
Пейринг:СС/ГП, ГП/ДМ
Жанр:Adult, Angst, Romance
Отказ:все не мое.
Аннотация:Гарри выясняет, что существует еще один хоркрукс, о котором он не подозревал.
Комментарии:фик был написан на Severus Snape Birthday Fest для Mayrin. Обратите внимание на предупреждения, плз, в тексте есть упоминания о мужской беременности и прерывании, кого это задевает – не читайте. Остальным извра... читателям - welcome! =-)
Каталог:нет
Предупреждения:слэш, mpreg
Статус:Закончен
Выложен:2007-11-30 00:00:00
  просмотреть/оставить комментарии


Глава 1.

Это совершенно противоестественно, когда ты, полный нетерпеливого ожидания окончания дела всей твоей жизни, вдруг понимаешь, что финальный свисток не просвистел, а утомительный матч продолжается.
Я был уверен, что убийство Нагайны - это завершающая ступень на пути к уничтожению Волдеморта и, как следствие, мой билет в нормальную жизнь. Все мы порой ошибаемся.

Разумеется - как любезно поведал профессор Снейп в своей неповторимой манере изъясняться так, что даже невинное «Выпейте кофе, Поттер» звучит как оскорбление, - последним хоркруксом должен был оказаться я. Когда я узнал об этом, сил на то, чтобы испугаться, как следует, уже не было - я чувствовал лишь бесконечную усталость. Она накапливалась во мне по капле - постоянные мотания по стране, сомнительная компания в лице Снейпа, тренировки в окклюменции, легилименции, защите, переговоры с министром, собрания Ордена, и Мерлин знает что еще. Кстати, теперь любой ребус мне по зубам – я отлично натренировался, играя в игру – «собери Волдеморта по кусочкам». Мы со Снейпом в течение всего года методично обыскивали все возможные и невозможные места в поисках кусочков пазла, составляющих душу Волдеморта.
Снейп объяснил мне потом, что я всегда был не только главным врагом Волдеморта, но и его главным козырем. Я – Хоркрукс. Теперь все встало на свои места – и мое владение парселтангом, и выдающиеся способности к темным искусствам, странные вещие сны о Волдеморте и родственные волшебные палочки. Дамблдор со Снейпом знали об этом с самого начала. Что ж, не могу винить их за долгое молчание - вряд ли я чувствовал бы себя лучше, если бы узнал об этом на первом курсе.
- И что вы собираетесь со мной делать? – спросил я, как только мы поспешно аппарировали к нему в гостиную прямо с «места преступления», где общими усилиями нам удалось избавиться от Нагайны. О да! Я оценил проницательность Дамблдора, полагающего, что мы прекрасно сработаемся со Снейпом. Конечно. Чья еще рука не дрогнет, освобождая мир от последнего хоркрукса в моем лице? Кому, как не ему, доверить убийство мальчика-который-зачем-то-выжил? На мгновение мне даже стало спокойно, что моя жизнь оказалась именно в его руках. Не хотелось и думать, как бы все повернулось, если уничтожать ПОСЛЕДНИЙ хоркрукс пришлось кому-то из моих друзей. Снейп же, я знаю, выполнит это задание с блеском, как, впрочем, и все остальное, что он делает ради Ордена.

- Так что же? – нервно повторил я, нарушая казавшуюся теперь зловещей тишину гостиной. Даже портреты замерли в своих рамах, ожидая ответа угрюмого хозяина этого дома, по иронии судьбы оказавшимся единственным человеком, способным мне помочь в поисках хоркруксов.
Снейп, который даже со спины умудрялся выглядеть раздражающе-высокомерным, наконец, соизволил обернуться ко мне:
- Вы, Поттер, конечно думаете, что я собираюсь вас убить? – я стал свидетелем одной из самых холодных улыбок в ассортименте профессора. - Логичное умозаключение. Однако…- тут не обошлось без многозначительных взглядов и пауз, - однако, есть и другие возможные пути решения нашей проблемы. Заметьте, я говорю «нашей», так как в равной степени несу ответственность за успешное окончание миссии. Ваша судьба - в моих руках, Поттер, - мельком глянув на меня, Снейп угрожающе ухмыльнулся. Я старательно прятал за спиной вспотевшие от страха ладони, решив ни за что не доставлять Снейпу такого удовольствия как запугать меня.
- Если вы меня до сих пор не убили - и это безмерно меня удивляет, сэр, - я округлил глаза, демонстрируя ему величину моего удивления, - то, скорее всего, я все еще зачем-то вам нужен. Случаем, не хотите ли мне поведать? – я мило улыбнулся, приподняв брови в ожидании ответа.
Снейп лишь насмешливо наблюдал за моими кривляниями, не произнося ни слова.
- Ну же, выкладывайте, что вы знаете, - став серьезным, поторопил его я. Не то чтобы я был весь в нетерпении, просто меня страшно бесила его привычка из каждой фразы делать целое театральное представление – фирменная интонация, тон голоса, взгляд, пауза – все высчитано с математической точностью, дабы произвести наибольший драматический эффект. И самое противное - это всегда срабатывало.
- Итак, вы не собираетесь меня убивать. Как же тогда избавиться от хоркрукса?
Снейп недовольно нахмурился, скользнув по мне наигранно презрительным взглядом:
- Правильные выводы никогда не были вашей сильной стороной. Но, так или иначе, на этот раз в главном вы оказались правы – в мои планы пока не входит немедленное освобождение этого мира от вашего назойливого присутствия.
Мне не понравилось это его слово «пока», в самом деле, но я сказал:
- Представить себе не можете, как порадовали меня этим заявлением, - и изобразил самую радостную улыбку, на которую был способен в данных обстоятельствах.
Снейп недовольно фыркнул, на что я, собственно говоря, и рассчитывал. Не все ему в одни ворота играть. Теперь счет один – один!
- Ну, так как же?
- Существует три способа, с помощью которых, часть души Волдеморта внутри вас может быть уничтожена. И только один из вариантов предлагает безвозвратную смерть, Поттер.
- Умирать молодым мне не улыбается, сэр, могу ли я узнать про другие два? – я старался говорить уверенно, но внутри все сжималось от первобытного страха быть уничтоженным на месте. Поверите или нет, но очень хотелось жить.
- Профессор? – терпение мое подходило к концу, так как Снейп, теперь демонстративно раскинувшийся на софе у окна, продолжал молчать. Я уже готов был разораться от злости и нетерпения, как он заговорил:
- Известно ли вам, какие из волшебных существ нельзя убить Авадой, Поттер? – устало спросил он.
- Фестралов, - не задумываясь, ответил я.
- Еще, - неудивительно, что он выглядел изможденным. Я и сам, дай бог, спал сегодня часа три.
- Единорогов, - тут я вздрогнул, вспомнив свое путешествие в Запретный лес и сцену, которой был свидетелем. Это был единственный раз, когда я видел настоящего единорога, пусть и мертвого.
- Ради бога, Поттер! При чем тут единороги? – он чуть не подскочил на софе и зло уставился на меня, подняв брови в изумлении. Я не понял, что его так взбесило, но последующее заявление, пролило свет на его реакцию:
- Причем тут единороги, Поттер? Не думаете ли вы, что я позволю вам пить их кровь? В тайне мечтаете повторить блистательные подвиги нашего дорогого Темного Лорда? – прошипел он. Как это часто бывало, от его несправедливого обвинения я завелся в секунду:
- Что?! Вместо того, чтобы объяснить мне происходящее, вы начинаете… начинаете… Черт знает что! – я задыхался от ярости. Этот человек обладал невероятным даром выводить меня из себя.
Снейп, так и не удостоив меня ответом, призвал со стола бокал и наполнил его коньяком. После небольшого глотка, он прикрыл глаза и как будто бы забыл про меня. Конечно, это была очередная провокация с его стороны, и, хотя мои нервы были заведены до предела, я заставил себя замолчать и ждать, когда же он соблаговолит объяснить происходящее.
Через какое-то время, похожее на вечность, Снейп открыл глаза и, предварительно послав мне свой фирменный уничижительный взгляд, устало произнес:
- Против кого ЕЩЕ было бы бессмысленным использовать Аваду? Ради Мерлина, не будьте идиотом, Поттер! Это же пятый курс!
Не успел я огрызнуться, как вдруг в голове вспыхнула страшная догадка:
- Против вампиров? – выдохнул я.
- Ведь можете, Поттер, - нехорошо улыбнулся Снейп, - когда захотите.
- Какая связь между вампирами и моим хоркруксом? – потребовал я ответа, с трудом сдерживая себя от того, чтобы немедленно начать крушить все вокруг. Мысль о том, что мне, возможно, придется иметь какое-то отношение к Вампирам, лишила меня последнего самообладания. Я огляделся вокруг в поисках чего-нибудь увесистого, что мог бы в припадке ярости расколотить об стену, но понял, что сильнее всего мне хотелось вцепиться в самодовольное лицо Снейпа, и стереть эту подлую ухмылку с его лица, приложив обо что-нибудь твердое хорошенько. Мерзавец наверняка наслаждался тем, что моя судьба была в его руках, и он, я не сомневался, постарается максимально использовать это обстоятельство, чтобы как следует меня позлить. Его это всегда развлекало. Но не успел я приблизиться к нему, как он, угрожающе привстав с софы, рявкнул:
- Успокойтесь, Поттер, немедленно! Все узнаете в свое время, для этого вы и торчите в моей гостиной вот уже скоро 30 минут и не даете мне расслабиться после долгого и утомительного дня. Так вот я не буду говорить, пока не увижу, что вы контролируете себя.
Шанс добраться до Снейпа и хорошенько отвести душу в «дружеской» потасовке был упущен. Я насуплено молчал.
Коньяк? – предложил он. Я помотал головой, изобразив на лице выражение крайнего омерзения, как будто он предложил мне отраву. Я твердо решил не ожидать от него ничего хорошего, но Снейп все равно наполнил второй бокал и протянул его мне.
- Пейте, - голосом, не терпящим возражений. Убедившись, что я сделал глоток, он, наконец сжалившись надо мной, продолжил: - Это элементарно. Как только вас инициируют в вампиры, и я смогу направить на вас Аваду…
- Аваду? – от возмущения я позабыл свой страх.
- Поттер, вы что, растеряли свои последние мозги? Мы же минуту назад говорили о том, что Авада не действует на вампиров! – теперь он встал, отставив свой бокал в сторону, и стал беспокойно мерить комнату шагами, изредка бросая на меня сердитые взгляды, - не буду увлекаться подробностями, так как сейчас, я вижу, вы не способны адекватно воспринимать информацию. В двух словах – от Авады умрет только часть души, принадлежащая Волдеморту, так как вы к этому времени уже будете вампиром, то есть мертвее некуда. Это значит, что вы сможете, в конце концов, убить то, что осталось от Темного Лорда и жить (если это слово тут уместно) припеваючи. Прекрасный вариант, за исключением того, что придется питаться донорской кровью до скончания веков, и вам откажут во всех видах работы с людьми, в том числе и в любой преподавательской деятельности, - намекнул он на мою давнюю мечту стать преподавателем Защиты в Хогвартсе, - плюс к этому – непрестанное наблюдение министерства. Для некоторых такой образ жизни представляется много лучше смерти, скажу я вам.

- Мерзость какая, - я почувствовал, что Снейп был прав, предлагая мне выпить. Такие новости легче переносить в нетрезвом состоянии. Я сделал еще глоток, но колотившая меня внутренняя дрожь все не уходила.
- Вы предлагаете мне выбрать между смертью и не-жизнью в облике вампира? Как это на вас похоже, в самом деле. Ничего другого я от вас и не ожидал!
- Поттер, вы меня удивляете, где ваш гриффиндорский оптимизм?
Я кисло улыбнулся ему в ответ.
- Я же говорил о трех возможностях.
- И эта третья возможность, конечно, столь же привлекательна, как и первые две, - коньяк оказался вполне сносным, и я отпил еще немного - долгожданное тепло стало разливаться внутри.
Снейп замолчал, продолжая методично шагать от стены к стене. Это нервировало.
- Ну, говорите же, черт вас побери!
- Во-первых, следите за своим языком, несносный мальчишка, во-вторых, как вы уже догадались, третий путь вам тоже не понравится.
- Ха! Тут мы обошлись без сюрпризов. Разве дождешься от вас чего-то хорошего? Ну, говорите же! Не поверю, что вы пытаетесь пощадить мои чувства.
- Представьте себе. Привык вытирать вам, остолопу, сопли на протяжении семи лет обучения. Знаете Поттер, мне иногда кажется, что вы никогда не оставите меня в покое. Сначала ваш отец, теперь вы. Еще коньяка?
Снейп очевидно пытался меня споить, прежде чем поведать о третьей возможности. Этот факт сам по себе пугал еще больше. Обычно профессор терпеть не мог, когда я выпивал при нем что-либо крепче сливочного пива. Я подумал: насколько же все хреново, если он предпочитает обсуждать это лишь после того, как я опьянею?
- Я весь внимание, профессор.
- Как скажете, – напряженно проговорил Снейп с лицом, не предвещающим ничего хорошего. - Вам нужно будет забеременеть.
- А? – мне показалось, что я ослышался.
- За-бе-ре-ме-неть, Поттер! – произнес он по слогам, чтобы у меня не оставалось сомнений в том, что мой слух меня не подвел. - Теория такова, - нарочито медленно продолжал Снейп, - как только вы забеременеете, хоркрукс перейдет к плоду. Душа Волдеморта, даже часть ее, магически довольно сильная субстанция, которая ищет подходящее вместилище для себя, где не нужно будет бороться «за место под солнцем» с вашей душой. По-простому, ей нужно тело. Поэтому, как только внутри вас образуется плод, он притянет ее автоматически. Мы надеемся, что магический аборт решит ваши проблемы.
- И это все лишь в теории? – мне показалось, что из комнаты вдруг выкачали весь воздух.
- В теории, - Снейп хмуро посмотрел на меня исподлобья.
- Забеременеть? – краска прилила к моему лицу, и я поспешил сесть на свободную теперь софу.
- Да, таков третий путь, Поттер! – с нажимом повторил Снейп.
- Не могу в это поверить! Вы разыгрываете меня!
- Да, как вы заметили, мне сейчас просто больше нечем заняться, - Снейп теперь возвышался надо мной, скрестив руки на груди, и смотрел в упор.
- Не шутите, профессор, вам не идет, – еле слышно прошептал я, даже не надеясь, что буду услышан. Что-то говорило мне, что разыгрывать меня никто не собирался - комната кружилась передо мной; единственное, что оставалось стабильным – немигающий взгляд Снейпа, направленный на меня.
- Я не могу забеременеть на том простом основании, что я мужчина, сэр.
- Невежа, это не меняет дела. Хотя должен отметить, что круг претендентов на то, чтобы сделать вам ребенка - довольно узок.
- Мужчина не может забеременеть! Он же… мужчина! Мерлин, это происходит не со мной! Мне нужно выпить! – тут я понял, что все еще сжимаю бокал с коньяком в руке. - Чёрт, выпить уже было. Закурить! Мне нужно закурить! - с этими словами я вскочил с софы и поспешно выбежал из дома. Выйдя на воздух, я остановился на крыльце, привалившись спиной к косяку. Не успел я перевести дух, как дверь за моей спиной открылась, и я чуть не полетел вниз от неожиданности, но был подхвачен Снейпом, который, резко схватив меня за плечо, одним движением предотвратил мое падение и развернул к себе.
- Поттер, не будьте ребенком! Это серьезно. И скажите мне, с каких это пор вы вдруг стали курить? В прочем, мне это не интересно, - тут же прервал он себя и в более резком тоне продолжил, - слушайте внимательно! Вы должны сообщить мне о том, какое решение принимаете не позднее завтрашнего вечера, вы слышите? Мы не можем терять времени, один день – максимум, что я могу дать вам на размышления, - он легонько встряхнул меня, напряженно вглядываясь мне в глаза.
- Выбрать из этого? – я закрыл лицо руками.
- Я не говорил, что будет просто, Поттер, - мне показалось, или я услышал сочувствующие нотки в этом голосе?
- Что бы на моем месте выбрали вы? – я хотел, чтобы это прозвучало с издевкой, но голос меня подвел, и получилось почти отчаянно.
Снейп, открыв дверь, втолкнул меня внутрь и только потом ответил:
- Лучше говорить об этом в доме, - он вернулся в гостиную, жестом указывая мне на софу. Потом несколько мгновений оценивающе смотрел на меня, решая, насколько я в этот момент адекватен, и наконец заговорил:
- Первый вариант отпадает сам собой - как любое живое существо на этой планете, не страдающее суицидными наклонностями, я хочу жить. Также должен сказать, что по многим причинам, которые не берусь сейчас перечислять, я попытался бы всеми силами избежать участи инициированного в вампиры. Таким образом, остается третий путь, хотя не могу скрыть своей радости по поводу того, что мой выбор, в отличие от вашего, является гипотетическим. Я вам не завидую, Поттер. Еще выпить? – это был уже третий раз за вечер, когда Снейп предлагал мне выпить. Кто из нас сошел с ума?
- Пытаетесь меня споить, - слабо отозвался я. - Но как это… вообще возможно, не понимаю. Беременность? – теперь я сидел на софе, обхватив колени руками и легонько раскачиваясь из стороны в сторону, пытаясь успокоиться.
- Существует зелье, - он прошел к одной из книжных полок и достал оттуда небольшую книжку, - помогающее волшебнику мужского пола забеременеть. Но вам нужно будет побеспокоиться еще и о том, чтобы успеть понести до следующего полнолуния, что, на счастье, оставляет вам ровно 21 день. Этого катастрофически мало, но больше, чем ничего. Можете считать, что тут вам повезло. После полнолуния этот способ перестанет быть действенным и нам останется лишь два пути.
- Почему перестанет? – не понял я.
- Хм, не хотел говорить, Поттер, но раз уж вы догадались спросить… Дело в том, что хоркрукс, который был спрятан внутри Нагайны, до сих пор не уничтожен.
- Что? Я же сам убил ее!
- Именно! Но никогда не смейте недооценивать своего противника, Поттер. Когда вы направили Аваду на Нагайну, я видел, что в момент ее смерти хоркрукс, хранителем которого она являлась, перешел к вам.
Я в шоке уставился на него:
- Вы могли это видеть? Каким образом?
- Да, это не имеет значения – как. Скажем, для меня это было похоже на сгусток темной энергии, проникающий в вас. И да, я вижу, сколько сейчас в вас этой субстанции, Поттер.
- Вот чёрт. Это как-то связано с легилименцией?
- Немного. Мы с Альбусом опасались, что нечто подобное может произойти, но не были до конца уверены. Мне очень жаль, Поттер, но, собственно говоря, теперь в вас находится гораздо бóльшая часть души Волдеморта, чем до убийства змеи. И если до полнолуния он не сможет нанести вам вреда, то потом… боюсь, что ваша душа будет полностью поглощена Волдемортом, если мы не предпримем срочных мер.

Я стоял, как громом пораженный. Оказывается, все еще хуже, чем я предполагал.
- Вот, прочитаете тут, где заложено, - Снейп протянул мне книгу о зелье для беременности и продолжил, - но не отвлекайтесь. Мы должны сосредоточиться на том, как вытащить вас из этого. Беременность привлекательна лишь тем, Поттер, что это не навсегда, - наверное, он хотел, чтобы это звучало ободряюще. - Зелье – три раза в день, регулярный секс, аборт через месяц – и вы свободный человек.
- Меня сейчас стошнит.
- Пожалуйста, Поттер. Только не на мой диван, - теперь Снейп был снова самим собой, и мне почему-то от этого стало легче. Вот уж кто не собирался меня жалеть.
- Секс с мужчиной… - пробормотал я с отвращением.
- Как бы это ни было вам противно, - подытожил он. - Итак, рассматриваем этот вариант?
Кивок – все, на что у меня хватило мужества.
- Тогда о деталях. Есть ли у вас на уме партнер, который мог бы вам помочь с претворением нашего плана в жизнь?
- Мерлин! Мне придется унизиться до того, чтобы просить мужчину сделать мне ребенка?! – сняв очки, я потер глаза. Комната растаяла в неясные цветные пятна, а Снейп стал напоминать большую взъерошенную ворону. Я поспешил надеть очки обратно.
- Можно и так сформулировать, - Снейп в изумлении поднял брови и усмехнулся, – но если вас это утешит, скажу, что многие почли бы такое предложение за честь. Сделать ребенка Золотому Мальчику… От кандидатов не будет отбоя, - теперь он опять издевался.
Мужчина. Я должен выбрать мужчину! Рон, Ремус, Фред, Джорж, Симус, Дин… В голове начался кавардак из беспорядочно мелькавших лиц, и я вновь почувствовал себя плохо.
- У вас есть что-нибудь противотошнотное?
- Яд? – самодовольно улыбаясь, предложил он. - Поттер, хватит симулировать, от секса с мужчиной еще никто не умирал. Переживете, - улыбка сошла с его лица, сменившись противной ухмылкой, и он продолжил совсем другим, теперь уже вкрадчивым голосом:
- Может, вам даже понравится?
Его пошлые намеки остались без моего внимания. Снейп, он и есть Снейп. Это как лекарство – противное, но приходится мириться со вкусом, чтобы выздороветь. А Снейпа приходится терпеть, чтобы выжить.
- Меня тошнит, - пожаловался я. - Думаю, что это все - ваш коньяк, будь он неладен! – я осуждающе посмотрел на початую бутылку.
- Поттер, вы болван! Это же лучший коньяк из моих запасов, специально приберег для случая, - он умудрился выглядеть оскорбленным. Потом, слегка нахмурив лоб, спросил меня:
- Вы сегодня что-нибудь ели?
- Угадайте с трех раз, – недовольно буркнул я, знает ведь, паразит, что последний раз мы оба ели утром. Это был чертовски длинный день, который, похоже, так и не думал заканчиваться. - Хотя не уверен, что после того, что вы мне тут наговорили, я смогу хоть что-то съесть. Мысль о еде вызывает стойкое отвращение.
- Тогда просто не думайте. У вас же это обычно так хорошо получается, - и тут он не мог удержаться от оскорбителений. Совершенно несносный человек!
Снейп же тем временем призвал эльфа и приказал скорее сервировать нам обед. Пока мы наперегонки расправлялись с едой – аппетит внезапно вернулся при виде полных мясного рагу тарелок - я продолжал прокручивать в голове имена знакомых мужчин. Наконец я решился:
- Может, попросить Ремуса?
- Не хочу вас разочаровывать, но оборотни категорически не подходят для этой задачи. Очередь из претендентов придется значительно сократить. И не только из-за оборотней.
- А сразу сказать, что не все подходят, значит, было трудно, да?! – я в раздражении с грохотом опустил свой стакан на стол.
- Разобьёте, заставлю склеивать по кусочкам вручную, - меланхоличным голосом заметил он.
- Я же вас спрашиваю! Отвечайте! – вот гад!
Снейп аккуратно наколол на вилку маслину, демонстративно медленно отправил ее в рот и только потом соизволил ответить:
- А я так ждал, когда же вы начнете задавать умные вопросы хотя бы для разнообразия, - после обеда Снейп вновь вернулся в хорошую форму и немедленно принялся испытывать мое терпение. Или, скорее, его отсутствие.
- Так кто подходит? – я изо всех сил пытался сдерживаться и говорить спокойным голосом. И как всегда у меня это плохо получалось. С ним невозможно нормально разговаривать! Когда же это закончится? Альбус, наверное, был святым человеком! Терпел этого злобного придурка так долго, да еще и умудрялся с ним ладить!
- Подходит только мужчина, в роду которого не ранее трех поколений назад были вейлы.
- И я узнáю это каким образом? Пойти и начать опрос всех знакомых? Меня примут за сумасшедшего.
- Не велика беда - вы и есть псих ненормальный. То, как вы сегодня трижды пытались пожертвовать собой перед тем, как расправиться, наконец, с этой гадюкой, говорит в пользу этого факта - вы просто чудом остались в живых! - с негодованием воскликнул он.
Я не мог сдержаться и улыбнулся – Снейп так редко признавался в том (пусть и таким неординарным образом), что волнуется за меня, что мне было неожиданно приятно это услышать.
Снейп, застигнутый врасплох моей улыбкой, не стал дальше мучить меня нравоучениями, а просто продолжил:
- Наличие крови вейлы, конечно, усложняет задачу, но у вас много друзей, Поттер. Я достоверно знаю, что три поколения назад в роду Уизли была одна вейла, - тут он резко хлопнул в ладоши, заставляя меня чуть не до потолка подскочить на стуле, и посуда с остатками еды исчезла.
- Уизли?! Но я не могу просить о таком Рона! Он мне как брат! Это невозможно!
Снейп, не обращая внимания на мои слова, направился в гостиную, и мне ничего не оставалось, как последовать за ним. Пока он устраивался на кресле перед камином, я нервно мерил комнату шагами, совсем как Снейп этим утром:
- Кто-то еще из Уизли? Близнецы? Не думаю, что это хорошая идея, честное слово! Билл только что женился на Флер, Перси – полный придурок. Чарли - в Болгарии. Нет, никого… Не хочу!
- Поттер, перестаньте мельтешить у меня перед глазами и сядьте!
Я возмутился про себя: нет, ну кто бы говорил! Сам же постоянно действует мне на нервы таким образом, а теперь – не мельтеши, Поттер! Ух, змеюка двуличная. Я нарочито шумно уселся в кресло напротив камина и водрузил ноги на журнальный столик – вот пусть только попробует мне что-то на это сказать! Но Снейп почему-то промолчал.
- Начинаю думать, что второй путь более привлекателен, профессор, - последнее слово я намеренно выделил голосом. Теперь, когда я больше не был его учеником, я все еще иногда называл его так, особенно когда хотел позлить. Не то чтобы для него имело какое-то значение то, как я его называю, но я видел, как недовольно он кривился, когда я называл его профессором. Я полагал, что это напоминало ему о том, как несправедливо он вел себя по отношению ко мне в школе. С тех пор многое изменилось: большую часть времени вы проводили в обществе друг друга, работая бок о бок над уничтожением хоркруксов. И неприязнь уступила место невольному уважению и, как ни странно, доверию. Нет, внешне ничего не изменилось - мы все так же продолжали воевать и оскорблять друг друга, но ненависть, горевшая между нами многие годы, растаяла без следа. Я думал, что он просто по привычке продолжал называть меня «тупоголовым идиотом» и пытался вывести из себя. Просто по привычке. Хотя, если подумать, я бы не удивился, узнав, что он испытывал при этом какое-то извращенное наслаждение. Садист.
- Не обольщайтесь. Тогда вам нужно будет быстро отыскать трех добровольных доноров, что тоже нелегкая задача, поверьте. Впрочем, если вы не сможете забеременеть в положенный срок, мы с вами вернемся к этому вопросу.

- Снейп, я не имею ни малейшего понятия, как искать этого самого партнера. Я устал, - прозвучало жалко, но я не знал, что мне делать и кого еще просить о помощи.
- Если вы хорошо попросите, я расскажу вам об известных мне мужчинах, в чьих венах присутствует кровь вейлы.
Я устало посмотрел в его сторону:
- Я знаю, что вам доставляет удовольствие ежедневно изводить меня, но сегодня вам действительно не нужно стараться, потому что я и без вашей помощи чувствую себя довольно дерьмово. Почему бы вам просто не рассказать, все, что вы должны мне рассказать? И мы, наконец, перестанем утомлять глаза друг друга на сегодня и разойдемся?
- Я никому и ничего не должен, Поттер. Тем более вам.
Я громко вздохнул. Ну, зачем превращать это в очередной бой? У меня уже не было сил.
- Расскажите, пожалуйста, что вам известно.
Выдержав воспитательную паузу, Снейп наконец стал говорить:
- Хорошо. Сначала кандидаты с нетрадиционной ориентацией. Как вы понимаете, это значительно облегчило бы вам задачу.
- Вы говорите о тех, кто предпочитает секс с мужчинами?
- Именно это них. Итак - Флитвик.
- Очень смешно, профессор, - я округлил глаза: за кого он меня принимает?
- Драко Малфой.
- Хорек? – мне повезло, что я сижу, - Ни за что!!!
- Лонгботтом.
- Невилл? С чего вы взяли, что он гей? – сегодня вечер сюрпризов, определенно. Я помню, как был шокирован, когда на шестом курсе узнал о том, что Малфой предпочитает мужчин, но чтобы Невилл?
- Мистер Лонгботтом сообщил мне об этом лично.
- Какого черта он вам это сказал?
- Не ваше дело, Поттер.
- Знаете, Снейп, ваш список так называемых кандидатов настолько же отвратителен, как и тот выбор, который вы мне предоставляете. Смерть, вампиры или противоестественная беременность. Замечательно! А теперь мне, значит, придется выбирать между Малфоем, Флитвиком или Невиллом. Знаете, Альбус на вашем месте уже начал бы пичкать меня своими лимонными дольками – сейчас как раз самое время, потому что я, кажется, начинаю сходить с ума.
- Могу предложить лишь коньяк, Поттер. Но не будем отвлекаться, теперь идут те, кто подходят только по крови, – продолжил Снейп как ни в чем не бывало, - выбор тут, к вашему сожалению, невелик, так как большинство волшебников с кровью вейлы принадлежат к дому Слизерина, которых мы по понятным причинам не будем рассматривать. За исключением Драко, разумеется. В Равенкло мне известны двое – Петкинс и Вайт. Из Гриффиндора - только Уизли, а в Хаффлпаффе - лишь семья Смитов. Думаю, это все, чем я вам могу помочь. Вопросы есть? Вопросов нет. Теперь вы, слава Мерлину, можете лишить меня своего утомительного общества и хорошенько подумать у себя дома. Посоветуйтесь с друзьями. Полетайте на метле, примите ванну. Делайте, что хотите. Увидимся с вами завтра. Ах, да. Прежде чем закончить нашу беседу, мне нужно кое-что передать вам, - Снейп протянул мне конверт, на котором я увидел до боли знакомый почерк.
- Это же…
- Письмо от Дамблдора, - закончил он за меня. - Мне было поручено передать его вам после нашего разговора.
- Вы знаете, что там?
- Могу только догадываться, - хмуро ответил он, - берите письмо. Завтра я вас жду в Хогварце в 18 вечера. Будьте добры сообщить мне о вашем решении к этому времени. В случае, если вы выбор будет сделан в пользу третьего варианта, потрудитесь привести с собой возможного партнера. Время пошло.
- Профессор? – я уже стоял в дверях.
- Что еще, Поттер?
- А что, если я выберу Аваду?
Снейп застыл на пороге.
- Тогда, Поттер, мне придется лично убить вас, - холодно произнес он. И я нисколько не сомневался в том, что он это сделает, если возникнет такая необходимость. Его слова вселили в меня неожиданное спокойствие – теперь я знал, что если что-то пойдет не так, мне хотя бы не нужно будет волноваться о том, что я могу превратиться в нового Темного Лорда. Об этом есть кому позаботиться.

***
Дома я в первую очередь отправил записку Рону и Гермионе. Потом, даже не раздеваясь, рухнул на кровать в изнеможении. До прихода друзей мне предстояло прочесть письмо Дамблдора:

"Дорогой Гарри,
Я горжусь тобой, мальчик мой. Думаю, что ты читаешь это письмо, уничтожив один из последних хоркруксов. Рад, если Северус смог помочь тебе в этом. Гарри, я знаю, как много тебе пришлось пережить, и сколь многое еще предстоит. Будь сильным, мой мальчик. Полагайся на своих друзей, Гарри. Уверен, что ты сделаешь правильный выбор.
И прости старика за то, что не смог уберечь тебя от всего и ушел так рано. Но все обернется к лучшему, нужно лишь верить.
Будь счастлив, мальчик мой. Ты это в полной мере заслужил.

P.S. Если будет трудно принять решение по поводу хоркукса в тебе - положись на Северуса. С ним – мое полное доверие и уверенность в том, что все сработает, как должно.

С наилучшими пожеланиями,
Альбус Дамблдор".

Я успел перечитать письмо дважды, как у дверей появились Рон с Гермионой. С трудом стащив себя с кровати, я поплелся открывать.
- Гарри! Мы так волновались! Тебе удалось? – взволнованно спросила Гермиона, повиснув у меня на шее.
- Что? – нахмурился я.
- Уничтожить его? Тебе удалось уничтожить последний? – Рон радостно хлопал меня по спине.
- Ах, да…
Я поймал себя на том, что уже практически забыл, какой насыщенный день пережил. Уничтожение Нагини было вытеснено сообщением Снейпа о последнем хоркруксе. Теперь я просто не знал, с чего начинать рассказ.
- Гарри, ты должен сообщить аврорам! Если последний хоркрукс уничтожен…
- Ребят…
- Что-то не так?
- Есть еще один хоркрукс.
- Как это - еще один? Разве Дамблдор тебе о нем говорил?
- Нет, не говорил. И на это были свои причины.
- Как ты узнал?
- Снейп порадовал меня, сразу после того, как мы закончили с Нагини. От него же я получил письмо от Дамблдора, которое было написано заранее. В общем, об этом я и хотел поговорить. Мне нужна ваша помощь. Совет.
- Говори, - теперь и Рон выглядел обеспокоенным.
- Ты знаешь, что мы всегда постараемся сделать все, чтобы помочь, Гарри! – вставила Гермиона.
- В общем, как я уже сказал, есть еще один хоркрукс, спрятанный Волдемортом, о котором до сегодняшнего дня мне ничего не было известно. Еще один ЖИВОЙ Хоркрукс.
- Живой? - ахнула Гермиона, поспешно закрывая рот руками.
- Еще одна тварь ползучая? – с плохо скрываемой надеждой спросил Рон.
- К сожалению нет. Последний хоркрукс был спрятан в человеке.
В глазах Гермионы мелькнула страшная догадка.
- Гарри, кто это? – слабым голосом спросил Рон, беспомощно оглядываясь на Гермиону, которая теперь медленно оседала на стул.
- Это я.




Глава 2.

Когда первая волна истерики улеглась, и я с трудом убедил друзей, что никто пока не собирается меня убивать, - пришло время рассказать о предложениях Снейпа. Странное дело, видя, как сильно шокировал их обоих тот выбор, который мне был предоставлен, я сам почему-то немного успокоился. Наверное, до меня наконец дошло, что в любом случае придется через это пройти, и у меня нет другого пути. Через какое-то время Гермиона, опомнившись, осторожно спросила:
- У тебя есть кто-то на примете? Ну… ты понимаешь.
- Нет. Я сначала подумал о Ремусе, но Снейп сказал, что оборотни не подходят, и вообще нужен волшебник с кровью вейлы. Он назвал мне Малфоя, Флитвика и Лонгботома как самых подходящих партнеров. Как вы понимаете, от такого выбора не знаешь - то ли плакать, то ли смеяться.
Опять повисла гнетущая тишина. Потом Рон прервал неловкое молчание:
- Гарри, я не знаю, смогу ли я… но, если нужно… У нас была вейла.
- Снейп говорил мне об этом, Рон, но я бы никогда не попросил тебя. Если не смогу найти кого-то, то уж лучше вампиром, - я попытался выдавить из себя хоть какое-то подобие улыбки. Когда твой лучший друг предлагает тебе такое… Что тут скажешь?
– Не думай, что я вообще рассматриваю кого-то из твоей семьи. Вы – моя родня, - Рон благодарно кивнул и ободряюще похлопал меня по спине.
- Спасибо за такие слова, но ты должен знать, что всегда можешь на меня рассчитывать, друг.
Я поспешил поскорее сменить эту щекотливую тему, вспомнив о том, как Снейп упоминал о геях:
- Проще будет, если я смогу найти мужчину с нетрадиционной ориентацией, - сказал я, краснея. - Они хотя бы знают, что и как. Вот только где я такого найду за 24 часа?
- Гея? А Снейп случайно не упоминал свою кандидатуру? Хотя, судя по тому, как вы друг к другу относитесь…
- Что?! Он гей?
- Ну да, я думал, что ты слышал. Близнецы проговорились мне еще лет сто назад.
- Нет, я понятия не имел! Но у него должна быть кровь вейлы. Не думаю, что у него…
- Гарри, я думаю, у него были в роду вейлы, - неловко улыбнувшись, вмешалась Гермиона. - Когда мы делали тест на определение наличия этой крови на уроке, я запомнила, что его зелье-образец поменяло цвет. Он использовал свою кровь, я уверена.
- Вот сволочь! Он ничего мне не сказал про себя!
- Сволочь-то он сволочь, но неужели ты смог бы с ним? – Рон выглядел шокированным. - Это же отвратительно!
- Рон, во-первых, речь идет о моей жизни! А во-вторых, это отвратительно с любым! Сам выбор отвратителен. Я сам себе отвратителен с куском души Волдеморта во мне!
- Прости, дружище, я не подумал.
- И потом, Снейп наверняка не согласился бы, раз уж он даже не заикнулся о своей кандидатуре. Этот мерзавец лишь любезно предложил мне свои услуги в случае выбора Авады. Сказал, что убьет без проблем – я и пикнуть не успею. А о том, чтобы сделать мне ребенка, речи не было. Кстати, я уже упоминал, как глубоко противна мне эта мысль?
- И не один раз, - Гермиона сочувствующе погладила меня по голове. - Гарри, он не посмеет тебе в этом отказать, если ты его попросишь! И потом, если он гей, то это не будет для него такой проблемой, как для тебя. В конце концов, ты довольно привлекателен.
- Герм! Вы, что же, думаете, что Снейп может на меня смотреть с точки зрения… фу! Лучше скажите, кто имеет на примете ДРУГОГО гея с кровью вейлы? Желательно симпатичного.
- Симпатичного?
- Ну, если я вынужден так страдать, то пусть уж хоть окружающие думают, что у меня хороший вкус.
- Малфой? – поддразнил меня Рон.
- Фу! – я брезгливо поморщился. - А вы давно знали, что он гей?
- Ну да.
- Откуда? Я, помнится, вам ничего такого не говорил.
- Ой, Гарри, да посмотреть только какими он глазами пожирал тебя во время квиддичных тренировок – сразу становилось все ясно.
- Что?! – нет, я действительно был удивлен, - Малфой на меня смотрел?
- Ну да, ты всегда ему нравился. Видимо, это и раздражало его еще сильней, поэтому он вечно цеплялся к тебе. Гормоны - они и в Африке, как говорится, - со знающим видом выдала Гермиона.
- Так ты серьезно? Вот черт! Если я ему нравлюсь, то это, конечно, повышает шансы на то, что он согласится, но…
- Попросишь его?
- Ни-За-Что! – по слогам произнес я. - Как подумаю, через какое унижение мне придется пройти, сразу ужин назад просится. Не хочу доставлять Хорьку такое удовольствие.
- Получается, что тогда остается Снейп и Невилл? – Рон в растерянности посмотрел на меня.
- Невилл - не пойдет. Мерлин! Это же Невилл!!! Спорим, что он все еще девственник? Мне нужно, чтобы этот человек имел хоть какое-то представление о том, как это делается, - я не стал говорить друзьям, как меня, кроме прочего, ужасно раздражал тот тошнотворный запах, что постоянно исходил от Лонгботтома. Я представлял, что же будет, если он разденется и начнет потеть. Даже от Снейпа пахло лучше. Честно говоря, от него в принципе на удивление хорошо пахло. А у Невилла еще и зубы кривые. Поймав себя на этих странных мыслях, в слух я сказал:
- Не могу поверить, что мне приходится выбирать между Снейпом и Малфоем! Что может быть хуже!
- Флитвик, например!
- Грязный твой язык, Рон! Ты хочешь, чтобы меня прямо сейчас стошнило? В общем, как бы это ни было отвратительно, но, видимо, все-таки придется написать Малфою. По крайней мере, Хорек пользуется духами, прям как девушка. Закрою глаза и представлю себе шикарную блондинку, - попытался пошутить я, но в ответ никто не улыбнулся.
- Он может отказаться, - мрачно заметил Рон.
- Спорим, нет? Хорек ни за что не упустит такую грандиозную возможность меня унизить!
Я решил написать Малфою записку с просьбой прийти завтра в Хогвартс к моему назначенному часу встречи со Снейпом в надежде, что тот поможет мне с объяснениями и уговорами.

***
Через два часа в окно постучалась сова с ответом из Малфой-Менора.
- Черт, он ответил, что завтра уезжает в Италию на целых две недели. Еще удивляется, какого черта мне вдруг понадобилось, и при чем тут Снейп. Учитывая, что я должен успеть залететь в течение 21 дня, этот вариант отпадает.
- Что же теперь? Попробуешь уговорить кого-то еще? Может, все-таки Невилл? – Рон с надеждой посмотрел на меня. - Ему, по крайней мере, можно доверять.
Я внутренне содрогнулся, но промолчал. Следовало подумать. Вовлекать в это чужих людей не хотелось, а друзей – и того меньше. Слишком унизительно. Хорошо, что Малфой не смог прийти, я бы сломался еще на этапе объяснений о том, что мне от него нужно. Я представлял, как Малфой начал бы сгибаться пополам от хохота, указывая на меня пальцем, и крича что-то вроде «беременный Поттер!». Глупо конечно, но я ничего не мог поделать и чувствовал себя в безвыходном положении. И когда Малфой ответил мне отказом, я принял самое невероятное решение, которое могло мне прийти в голову. Я выбрал Снейпа. В конце концов, думал я, этот сволочной тип уже в курсе происходящего, и мне не придется вдаваться в лишние объяснения.
- Остается только Снейп, - не знаю, как мне хватило мужества это сказать.
- Ты прав, Гарри, - поспешно согласилась Гермиона, несмотря на то, как удивленно вытаращился на меня Рон, - ты знаешь, что ему можно доверять. И раз он предложил тебе этот план, то должен помочь с его осуществлением, так и скажи ему.
- Да, теперь остается лишь обрадовать Снейпа. Надеюсь, если слизеринский мерзавец готов убить меня во имя уничтожения того-кто-меня-теперь-окончательно-достал, то он сможет сделать такую малость, как… Черт! Рон, а ты смог бы меня убить?
- Ты серьезно?
- А ты как думаешь, могу ли я сейчас шутить?
В комнате повисла тишина.
- Гарри… - тихо начала Гермиона, - не нужно так… - в глазах ее стояли слезы, - все будет хорошо, все образуется.
- Да, все образуется, я знаю, - соврал я.

***
На следующий день в 17 30 я сидел под кабинетом профессора Снейпа и нервно обкусывал ногти. Неожиданно дверь резко открылась, и я слетел с приступки прямо ему под ноги.
- Поттер, вы рано. Заходите.
Я с досадой уставился на него с пола, и еле успел скрыть свое удивление, когда Снейп подал мне руку.
- Удивляюсь вашей привычке подпирать собой двери, которые имеют обыкновение открываться. Вы пришли один, неужели все-таки Укус Вампира? – с напряженным удивлением спросил он, закрывая за мной дверь.
Я не мог смотреть на Снейпа, зная, о чем сейчас придется его просить, поэтому только еле заметно покачал головой, боясь поднять взгляд.
- Нет? Поттер ты что, совсем идиот? – рявкнул он, - Твоя мать принесла себя в жертву ублюдку, на уничтожение которого было потрачено столько усилий, а ты выбираешь смерть?! Трусливо сдаешься?
- Нет, профессор. Вы не так поняли! – я совсем не подумал, что он может это так воспринять.
- Да? Я ошибся? – в миг остыл он. - Так вы предполагаете, что сможете забеременеть от святого духа? Я же сказал, что вам нужно будет прийти с партнером, где он?
- Здесь? – полувопросительно ответил ему я, осторожно поднимая на него глаза.
- Объяснитесь.
- Я говорил с Роном и Гермионой, - начал я издалека, не зная как собраться с мыслями, - и они сказали, что могло быть и хуже - Флитвик, например. А Малфой хотя бы симпатичный. Но потом в ответ пришло письмо. Он в Италии. А Рон сказал, что возможно вы подходите, ну, вы понимаете. В общем, я хотел вас попросить… - вся моя заготовленная речь пошла прахом – я не мог связать и двух слов. Мои щеки пылали, как маков цвет, и я, наконец, заткнулся, оборвав себя на полуслове. Снейп в изумлении таращился на меня.
- Поттер, что вы болтаете? Письмо, Италия… Вы хотели Малфоя?
- Я думал, что он мог бы, но он уехал. И потом, просить его об этом... Унизительно. И я …
- Продолжайте, - теперь Снейп выглядел все более и более мрачным.
- И потом я подумал, что если вы… Вы сами сказали, что лучше, чтобы был гей… А Рон сказал, что вы… в общем… если вы готовы убить, то может вы… поможете мне и с этим? – на последних словах голос мой был еле слышен, я вообще не знал, понял ли Снейп хоть что-то из того бреда, который я тут нес. Я ожидал, что он вот-вот скажет какую-нибудь гадость, и я пожалею о том, что вообще сунулся к нему с этим, но он, нахмурившись, просто разглядывал меня и молчал. Это затянувшееся молчание в ответ на мою невразумительную тираду постепенно начало меня злить. Неужели он не понял, о чем я только что попросил его! Не выдержав, я уже гораздо более громко и со слышимым осуждением в голосе спросил:
- Почему вы не сказали, что в вас течет кровь вейлы? Почему скрыли? Даже не заикнулись? Вы могли бы быть моим партнером!
- Так, – мне показалось, что в этот момент Снейп пытался упорядочить в своей голове все, что он только услышал. – Мне принимать это за предложение?
- Да, - неуверенно ответил я, малодушно жалея о своем выборе. Я, честно говоря, опасался его реакции. Его поведение, порой бывало совершенно непредсказуемым. Он мог разозлиться из-за сущего пустяка и потом неделю со мной не разговаривать, а мог пропустить серьезное оскорбление мимо ушей, лишь ухмыльнувшись в ответ. Странный человек.
- Быть вашим партнером? – уточнил он, без тени усмешки на его лице.
Я только кивнул.
- Сделать вам ребенка?
Тут я в ужасе уставился на Снейпа, не в силах отвести взгляда. Я уже не знал, чего же мне больше бояться – его отказа или согласия.
Молчание затянулось. Снейп по привычке стал ходить из угла в угол. Я затих, ожидая его решения.
- Мда… - наконец прервал он тишину. - Мне нужно было ожидать этого. Вполне в духе Альбуса. Умудриться втравить меня и в это!
- А? – я не понял, при чем тут Альбус.
- Что там написал тебе этот несносный старик? Иди к Северусу? Северус знает как поступить? Это черт знает что, Поттер! Когда же я смогу перестать нянчиться с вами?
- Ничего такого он не писал! С чего вы взяли?
- Вот только не надо мне врать, Поттер, тем более, что вы совершенно не умеете этого делать! Как я уже говорил, в Слизерине вам было бы нечего делать. Это ведь идея Альбуса насчет моей кандидатуры?
- Нет, он только написал, что доверяет вам, как самому себе, ничего больше.
- Поттер… - угрожающе начал он.
- Ну, не надо заводиться на пустом месте! – я умоляюще посмотрел на него. Но Снейп только больше нахмурился.
- Ладно, ладно, небольшой намек был, - пришлось мне согласиться, - даже не так. Просто он сказал мне, что вы сможете помочь, когда я должен буду принимать решение.
Снейп фыркнул.
- Очень самоуверенно с вашей стороны считать, что у меня есть время и желание на то, чтобы возиться с вами!
- А раньше почему-то у вас время было, - поддразнил я его, намекая на нашу с ним работу в течение всего последнего года, - и, видимо, желание тоже, раз вы столько помогали мне с хоркруксами.
- Не сравнивайте! Это было необходимостью.
- Да, конечно.
- Я обещал Альбусу.
- Разумеется.
- Вы мне надоели.
- Сожалею.
- Несносный мальчишка.
Я широко улыбнулся. Все-таки с ним иногда можно договориться. Снейп же, посмотрев на мою довольную физиономию, постарался изобразить на лице выражение крайнего отвращения в ответ. Но, не добившись нужного эффекта, он просто махнул на меня рукой, что означало, что я выиграл, и Cнейп согласился.

- Оставим это… Поттер, вы хорошо подумали? Вы можете найти кого-нибудь в Доме Свиданий, и сделать ему тест на кровь вейлы. Выберете себе кого-нибудь по вкусу. В конце концов, если хотите Малфоя, я могу постараться вызвать и уговорить его…
Улыбка слетела с моего лица, я промолчал.
- Я не думаю, что это разумно, - продолжал он, видя, что я никак не реагирую на его предложения, - со мной, учитывая разницу в возрасте и… Видите, - сдался он, - я стараюсь вам дать совет! Используйте его, пока не поздно! Я помогу вам поговорить с человеком, которого вы выберете.
- Как вы не понимаете, что я не хочу посвящать в это кого-либо еще! – взорвался я. - Довериться чужому человеку, а завтра прочитать в печати о том, что Мальчик-Который-Выжил сошел с ума и решил забеременеть? Нет, спасибо. Это и так достаточно унизительно, что мне приходится просить вас о таком. Но я вам доверяю, и смею надеяться, что после всего вы не побежите при первой возможности в Пророк с эксклюзивным интервью для Риты Скитер.
Помолчав мгновенье, я с отчаянием добавил:
- Вы нужны мне, хиппогрифф вас задери!
- Какая страстная речь, браво, Поттер. Не зная обстоятельств дела, я мог бы даже подумать, что вы неравнодушны ко мне, - ухмыльнулся Снейп, тут же вгоняя меня в краску, и дальше деловым тоном он продолжил:
- В таком случае, предупреждаю, что мы должны будем зарегистрировать свое партнерство в министерстве, поставив их в известность о том, что вы собираетесь понести. После этой процедуры нам будет выдано разрешение на использование зелья для беременности. Так или иначе, если все сделать быстро, то зелье будет у нас в распоряжении уже послезавтра. Соответственно…
- Так вы согласны?
- А на что это похоже? И потрудитесь перевезти ко мне вещи, которые могут вам понадобиться в течение следующих двух недель. Жить вы это время будете, разумеется, у меня.
- Значит согласны. Спасибо.
Снейп фыркнул:
- Благодарить, Поттер, будете после.
- Могу я спросить?
Снейп выжидающе посмотрел на меня.
- Почему вы решили мне помочь?
- Мне почему-то кажется, Поттер, что у меня не было особого выбора. И, честное слово, мне будет легче трахнуть вас в задницу, чем лишить этот мир Мальчика-Который-Все-Еще-Жив.
От смущения я был готов провалиться сквозь землю. Мерлин мой, во что я ввязался?

***
Регистрация прошла на удивление быстро, хотя я не знал, куда девать глаза от стыда, когда подписывал документ о том, что хочу забеременеть от профессора Снейпа. И без всяких проволочек на следующий день пришло разрешение на зелье. Снейп тут же заперся в своей лаборатории, занимаясь приготовлением. Я не знал, куда деться от скуки и нервов. Снейп пообещал, что первую порцию я выпью уже сегодня, но действовать зелье начнет только через сутки.
К обеду он показался из лаборатории и отправился в столовую - отдать распоряжения эльфам. Через некоторое время меня позвали обедать.
Я еле заставил себя подняться с дивана, где лежал уже три часа подряд, предаваясь мрачным размышлениям и депрессии.
- Садитесь же, - Снейп указал мне на стул и, быстро скользнув по мне оценивающим взглядом, он добавил: - Выглядите просто ужасно.
- Вы про меня или про свое отражение в зеркале? - Не остался я в долгу. - Как зелье?
- Еще три ступени и будет готово, - Снейп проигнорировал мое оскорбление.
- Гадкое на вкус?
- Поттер, прекратите сотрясать воздух своими бестолковыми вопросами.
- Ну почему нельзя просто ответить? Почему всегда надо быть таким… хм… неуживчивым?
- Неуживчивым? Вам, Мерлин помоги, недолго предстоит со мной жить, и если все пойдет по плану, уже через месяц выберете себе какую-нибудь сговорчивую ведьмочку из ваших многочисленных поклонниц и расслабитесь, - от такой перспективы у меня заныло где-то в желудке.
- И оставите меня в покое, что немаловажно, - тем временем продолжал Снейп, - а пока вам придется мириться с моим характером и не так, как вы обычно это делаете, а приложить к этому все усилия.
- Зануда, - вставил я.
- Возможно, - согласился он, - но зарубите себе на носу, что я делаю вам одолжение, Поттер. С Авадой было бы меньше возни, поверьте.
- Меньше возни? – возмутился я, - вчера, если мне не изменяет память, вы говорили обратное. И не надо теперь стараться показаться хуже, чем вы есть, профессор. А потом… Что вам стоит меня трахнуть? Одним мужчиной больше, одним меньше. У вас, в отличие от меня, не предвидится трудностей с ориентацией? Получите свое удовольствие, и дело полезное сделаете, – тут я посмотрел на Снейпа и пожалел том, что я вообще открыл свой рот.
- Поттер, – угрожающе мягко начал он, - откуда, позвольте узнать, у вас сложилось мнение, что мне все равно, кого трахать? С какой стати вы решили, что я вообще получу хоть какое-то удовольствие от секса с человеком, который терпеть меня не может и предпочитает женщин? С малолеткой? С моим бывшим СТУДЕНТОМ?! Кто сказал, что для меня это будет легко? – теперь Снейп почти кричал. – В самом деле, Поттер, после таких заявлений я начинаю думать, что словосочетание «слабоумный идиот» - наиболее подходящее обращение к вам! – с этими словами он вылетел в кабинет, напоследок громко хлопнув дверью.
День определенно не задался. Теперь я утопал в бесплодных сожалениях о том, что так его обидел. Не стоило в таких обстоятельствах портить отношения. Хотя было бы там, что портить. Странно. Я действительно считал, что это лишь моя проблема. Ну, там, секс с мужчиной и все такое. Мне казалось, что ему-то должно быть все равно. Даже подозревал, что ему будет приятно унизить меня этим. Глупо, конечно. В конце концов, мне же не все женщины нравились. Мало кто, вообще-то. Чоу, Джинни – вот и все, больше я ни в кого не влюблялся. Гермиона всегда для меня была другом.
При мысли о том, что я могу быть физически противен Снейпу, как, например, неприятен мне Невилл, стало не по себе. Какая разница с того, что Гермиона сказала о моей привлекательности, Снейп же так не считает. И потом она женщина, а он гей, может у него совсем другие вкусы. Я в шоке подумал, что возможно, ему придется принять возбуждающее зелье.
Через некоторое время он позвал меня к себе:
- Идите, у меня все готово. Зелье будете принимать три раза в день, начиная с этого момента.
Он не дал мне подумать, просто всучил стакан в руки и повторил:
- Пейте, Поттер.
К счастью, зелье хотя бы оказалось вполне сносным на вкус.

Вечером заглянули друзья, проведать, как все решилось. Гермиона принесла мне книгу о сексуальных отношениях между представителями одного пола, чем основательно вогнала меня в краску.
Я чувствовал себя странно. Теперь, когда они знали о согласии Снейпа, я волновался, как они воспримут новый поворот в моей жизни, и в глубине души боялся перемен в их отношении ко мне.
- Джинни опять спрашивала про тебя, дружище, - Рон сказал как бы между прочим. – Я ответил ей, что все в порядке. Думаю, ей незачем знать, что тебе еще предстоит…
- Спасибо, Рон. Ты прав, не стоит. - неужели Джинни до сих пор не теряла надежды, что мы снова будем вместе? - Чем меньше людей будут об этом знать, тем больше у меня шансов на нормальную жизнь после как все закончится, - не очень-то я уже в это верил.
Рон с Гермионой пробыли недолго. Мы почти не говорили, так как я постоянно терял нить разговора, отвечая невпопад, а Рон то и дело бросал осуждающие взгляды на Снейпа, когда тот проходил мимо, как будто это была его вина, что я оказался последним хоркруксом.
Когда Рон с Гермионой ушли, я принялся за чтение книги о геях. Полезная книжка - открыл для себя много нового и еще раз основательно испугался. Если Снейп собирался вытворять со мной хотя бы половину из того, что там было описано – лучше бы мне сразу стать вампиром.

Снейп пару раз заглядывал в комнату, ухмыляясь про себя, на то, что именно я с таким интересом читаю. Наконец ближе к ночи, зайдя опять, он не выдержал и, плотоядно улыбнувшись, произнес:
- Теория – это конечно дело хорошее, но я в этом деле предпочитаю практику, - с этими словами он неожиданно оказался на кровати рядом со мной.
Я поскорее зажмурился.
- Поттер, расслабься, я ничего не собираюсь делать, пока мы не обсудим некоторые детали.
Я настороженно приоткрыл один глаз. Снейп театрально вздохнул, слегка покачав головой, - это означало что-то вроде «вот с каким идиотом мне приходится иметь дело».
- Что мы должны обсудить? - я незаметно чуть отодвинулся от Снейпа, который теперь лежал на спине рядом со мной и задумчиво смотрел в потолок. От него слегка пахло мятой и еще чем-то сладким.
- Да вот, Поттер, я все думаю, как бы облегчить нашу задачу. Я, честно говоря, боюсь почувствовать себя старым развратником, совращающим невинную девицу, если вы будете так зажиматься и вздрагивать от любого прикосновения. А ведь потребуется гораздо больше, чем просто прикосновение, - и сразу без перехода он напрямую спросил: - Вы - девственник?
- Н-нет, - напряженно выдавил я, покраснев.
- Груз с души. Я безмерно счастлив, Поттер, - я удивился, что Снейп никак не прокомментировал мое неуместное смущение. Он, как ни в чем небывало, продолжил: - Тем не менее, времени на привыкание друг к другу у нас совсем нет, а я не берусь исполнять роль насильника.
- Вы что-то предлагаете? – спросил я, мрачно оглядывая его выдающийся профиль. Ко мне он так и не повернулся.
Снейп протянул руку к тумбочке, и я только заметил, что он успел оставить там какой-то пузырек.
- Это, Поттер, Дезориентирующее Зелье. Вам нужно выпить его прямо сейчас, если у вас нет других вопросов по поводу того, как делаются дети. Тогда мы сможем перейти к главному, - с этими словами Снейп протянул мне сосуд.
- И что оно делает?
- В вашем случае, облегчает первый сексуальный опыт с мужчиной, Поттер, - тут он, наконец, посмотрел на меня, но с каким-то странным выражением, значение которого я так и не разобрал, - особенно для волшебников, предпочитающих женщин, - и неожиданно подмигнул.
Да он заигрывает со мной! Не могу поверить!
- Как оно действует? – было очень сложно сосредоточиться со Снейпом, находящимся так близко ко мне. Я боялся, что он услышит, как быстро стучит мое сердце, и поймет, в каком я состоянии.
- Очень просто. Это зелье лишит вас способности ориентироваться в окружающем пространстве. Вы не сможете понять, где находитесь, и какие люди с вами рядом. Сознание будет расфокусировано на какое-то время. Грубо говоря, вы не сможете определить, с кем вы в постели. Скорее всего, ваш мозг подкинет вам воспоминания о тех партнерах, с которыми вы уже были, и возможно, что вы будете думать, что вы находитесь с кем-то из них.
- Вы полагаете, так будет легче?
- Сейчас мы это проверим, - с этими словами Снейп снова повернулся ко мне и, слегка ухмыльнувшись, неожиданно поцеловал.
Я резко оттолкнул его от себя, как только сообразил, что происходит.
- Что вы делаете? – я готов был вскочить и убежать, предприми он еще хоть малейшую попытку приблизиться ко мне.
- Пытаюсь понять, сможем ли мы обойтись без зелья, - предложил он, картинно облизывая губы после поцелуя. - Пейте, Поттер, у нас нет времени.
Я не заставил себя просить дважды. Комната вдруг потеряла свои привычные очертания, и я улыбнулся про себя тому забавному ощущению, появившемуся у меня в голове – я не мог сосредоточиться достаточно, чтобы понять, где нахожусь. Какое-то время я безуспешно пытался определить, где я, перебирая в памяти все знакомые дома, но комната постоянно принимала какие-то неустойчивые, размытые очертания и меняла облик. Хогвартс? Гриммаулд Плейс? Дом Уизли? Моментами мне казалось, что я почти узнаю это место, но призрачное видение в ту же секунду ускользало от меня. Я прикрыл глаза и тут почувствовал, что чьи-то горячие губы прикоснулись к моим. Смятение охватило меня на мгновенье. Джинни? Но мы же расстались! Попытка рассмотреть человека, нависшего надо мной, результатов не принесла – что-то случилось с моими глазами. Я ощупал свое лицо – странно, очки были на месте. Может, я пьян? В голове проносились несвязные образы и воспоминания – первое объяснение с Чоу, тайные ночные свидания с Джинни... все перемешалось. Я протянул руки к лицу человека надо мной в надежде узнать, кто это мог быть. От моего осторожного касания к губам, лишь мгновенье назад целовавшим меня, от меня резко отпрянули. И в наказание за неуместное любопытство мои руки попали в плен, из которого я не мог вырваться, как ни изворачивался, а губы были вновь накрыты незнакомым жестким и требовательным ртом, вкуса миндаля, не оставляя времени на раздумья.
Незаметно для себя я стал с энтузиазмом отвечать на этот поглощающий поцелуй, который становился все безжалостнее с каждым мгновением. Наши языки скользили вдоль друг друга, натыкаясь на зубы, губы и вновь устремляясь внутрь. Мы целовались так, что нам обоим не хватало воздуха. Как мало было в этих объятьях ласки – борьба двух людей, изголодавшихся по любви. Кажется, сгорая от нетерпения, я порвал чужую одежду, пытаясь добраться до желанного обнаженного тела. Когда меня целовали – я целовал в ответ, на укусы отвечал укусами, ласкал, когда дарили ласку мне, но, так или иначе, проиграл в этом раунде. Мне пришлось сдаться на волю волнующих ощущений тела, позволив довести себя до состояния, когда мне уже, откровенно говоря, стало все равно, с кем я так неожиданно для себя оказался в постели. Награда за мою покорность последовала незамедлительно - все мои желания были угаданы. Поцелуи нежные, поцелуи страстные, поцелуи требовательные и поцелуи дарящие. И я не мог вспомнить, кто и когда в последний раз меня так целовал, целовал ли я. Счастливая улыбка расцветала на моем лице, когда я пропускал свои пальцы сквозь шелковые волосы Джинни... Джинни? Что-то было неверно. Эти волосы и Джинни.
Но мне не дали задуматься над этим несоответствием - от прикосновения к моему возбужденному члену я так жалостно всхлипнул, что на меня тут же обрушилась череда уверяющих в чем-то поцелуев - в губы, шею, живот; и это посылало такую жадную до ласк дрожь по всему телу, что я застонал от нетерпения. Дальше я помнил только момент, когда у меня взяли в рот, и это было так возбуждающе, что я вцепился в простыню, как за последний оплот моего рассудка, плавясь под жаркими губами и сумбурно моля кого-то, чтобы эта пытка не прекращалась. Спустя некоторое время в меня неожиданно скользнул палец, я ахнул и замер, не зная, вырываться или позволить этим рукам делать то, что они считают нужным. Никогда со мной не происходило ничего подобного. Тут я услышал голос:
- Так нравится?
Шалея от новых ощущений, я слабо кивнул, пряча лицо в ладонях от избытка эмоций, а потом выдохнул:
- Да…
Сердце мое сбивалось с привычного ритма, то замирая, то стараясь выпрыгнуть из груди. С каждым толчком внутри с моих припухших от поцелуев губ срывались громкие стоны, смешиваясь с чьими-то вздохами надо мной. В тот момент я не способен был думать ни о чем. На мгновение вдруг все прекратилось, и я чуть не завыл от досады, готовый уже обхватить себя руками, чтобы найти какой-то выход возбуждению, съедавшему изнутри. Но меня уже перевернули на живот, а в следующий момент к моему входу прикоснулось что-то горячее и скользкое. Внутри все загорелось в ожидании, и я легонько подался назад. И тут почувствовал, как в меня проникает что-то огромное, скорее похожее на член, чем на пальцы... Стоп, мужчина? От неожиданности я дернулся, не понимая, что со мной происходит, желая остановить это противоестественное вторжение. Но я был крепко прижат к кровати и не мог вырваться.
Когда он весь был во мне, его рука ловко скользнула под живот, уверенно обхватывая мой член. Сил сопротивляться не было, и природа брала свое - даже осознание того, что я оказался с мужчиной, не могло уже ничего сделать с тем, что мне немедленно нужно было кончить. Немного расслабившись, я услышал, как горячее прерывистое дыхание надо мной превращается в невероятно возбуждающие стоны. Рука мужчины на моем члене и он внутри - двигались в одном сводящем с ума ритме. Постепенно боль от сильного растяжения внутри стала сменяться наслаждением. Я был уже на грани, когда почувствовал, как мужчина надо мной напрягся и, вскрикнув, кончил, не ослабляя объятий. Мне хватило лишь нескольких движений руки, чтобы найти наконец свое освобождение. Через некоторое время он коснулся меня легким поцелуй в висок, и, отводя взмокшие пряди ото лба, шепотом спросил:
- Все нормально?
- Хорошо, - открыв глаза, на мгновенье мне показалось, что я понял, кто это, но не смог удержать эту мысль.
Через несколько минут я уже крепко спал.




Глава 3.

Утро встретило меня прекрасным настроением. Я потянулся на кровати и смутно припомнил, что за странный сон приснился мне вчера. Такие сумасшедшие эротические сны не снились мне уже больше года, это был явный знак к тому, что пора бы заняться личной жизнью.
Я спустился вниз, напевая про себя какую-то мелодию. Снейп тоже выглядел не таким хмурым, как обычно, что еще больше утвердило меня во мнении, что день выдался на редкость замечательным.
- Что у нас на завтрак? – жизнерадостно спросил я, отрывая его от чтения утренней газеты. На секунду взгляд Снейпа показался мне каким-то настороженным, но я не придал этому значения. Снейп - известный параноик. Наверное, он искал какой-то скрытый смысл в этом невинном вопросе.
- Омлет.
- М-м… - я с энтузиазмом, удивившим меня самого, набросился на еду. Когда это я так успел проголодаться?
Расправляясь с омлетом, я вдруг почувствовал на себе напряженный взгляд.
- Что? – попытался я выяснить, чем вызвано такое внимание.
Снейп сделал вид, что ничего не происходит:
- Не понимаю.
- Вы как-то странно смотрите на меня. Что-то не так?
- Хм. Вы подозрительно веселы сегодня. Я начинаю беспокоиться.
- Ха! Не можете спокойно смотреть на то, что у меня хорошее настроение? Скучаете по старым временам, когда могли снимать за это десятки баллов? – я постарался продемонстрировать ему одну из самых моих лучезарных улыбок.
- Ах, увольте меня, - он притворился, что это не произвело на него никакого впечатления.
- Вы, наверное, не можете понять, чему я радуюсь в моем-то положении? Могу вас просветить - мне приснился потрясающий сон, не скажу о чем, но одно то, что он был не про Волдеморта, радует меня до потери пульса.
- Сон, говорите? А я-то уже начал думать, что это все последствия выпитого вчера зелья.
- Что? - меня как будто огрели чем-то тяжелым. Я подавился соком. Когда прокашлялся, я хрипло спросил: - З-зелья?
В моей голове внезапно прояснилось. Перед глазами пронеслись события вчерашнего вечера – как я читал книгу, как пару раз заходил Снейп, как предложил зелье… мы вчера должны были… о боже! Я выпил зелье! Все начало вставать на свои места. Так это был не сон. Неужели, это был ОН? Я в шоке уставился на Снейпа. Тот выглядел довольно обеспокоенным, видимо догадываясь о причинах моего смятения.
- Вы все забыли?
Я подавленно кивнул.
- Это бывает после зелья. Остаточный эффект. Теперь все в порядке?
- Теперь нет! - выдавил я и ринулся наверх.
Я захлопнул дверь за собой и запер ее заклинанием. Сказать, что я был в шоке – ничего не сказать. Чувство стыда и неотвратимости случившегося, сменяющееся воспоминаниями о наслаждении, которое я получил от ласк Снейпа – теперь я понял, что это был он - все это сводило меня с ума.
Снейп несколько раз стучался ко мне, но я попросил его оставить меня одного. В комнате от безделья я опять принялся за книгу, принесенную Гермионой. Но, обнаружив, что после вчерашнего я против воли стал находить некоторые картинки довольно возбуждающими, с отвращением отбросил книгу в сторону. Этого еще не хватало. Несомненно, мне это понравилось лишь из-за зелья, убеждал я себя. От этой мысли становилось немного легче смириться с тем фактом, что меня трахал мужчина. В конце концов, это было жизненной необходимостью, да. Когда все закончится, я найду себе хорошую девушку, может, даже вернусь к Джинни, и никогда не буду вспоминать о том, что со мной случилось.

***
Спустившись к обеду, я, краснея, спросил у Снейпа, как мы сможем узнать о наступившей беременности. Оказывается, тест можно будет сделать лишь через три дня. Закончив с едой, я намеревался, как и утром, остаток дня провести в комнате, но Снейп остановил меня на лестнице.
- Поттер, подождите.
Я неохотно обернулся.
- Как вы себя чувствуете?
- Лучше не бывает, - хмуро отозвался я.
- Да уж, я вижу. Нам нужно поговорить.
- Я не хочу ничего обсуждать с вами, особенно если это касается вчерашнего.
- Поттер, это неразумно, - он потер лоб, будто бы обдумывая, что сказать дальше, - вы ведете себя неадекватно.
- Да? А что вы ждете от меня? Может, что я брошусь вам на шею? Спасибо, профессор, что посвятили меня в тайны однополого секса, что ли? Отстаньте от меня, ради бога. Это и так все достаточно неприятно.
- Неприятно? Хотите сказать, вам было больно? – мне показалось, что он сказал это с издевкой. Знает ведь, гад, что так стонут совсем не от боли. - Или что-то изменилось с тех пор, как вы все вспомнили? – Снейп, не мигая, смотрел на меня. - Утром вы были в таком прекрасном настроении. И что-то мне подсказывает, что ваш сон тут совсем не при чем, - теперь он улыбался, а я от возмущения потерял все слова. – Я знаю, что тебе понравилось, Поттер. Но я, наверное, доведя до оргазма, лишил вас любимого образа жертвы обстоятельств? И теперь это сводит тебя с ума? Предпочел, чтобы это было больно и унизительно, Поттер? – Снейп почему-то путался, несколько раз обратившись ко мне на «ты».
- Да! – рявкнул я на него, - уж лучше так, чем теперь выслушивать от вас такое!
- Перестаньте вести себя как ребенок, – он шагнул ко мне ближе, - или мы отменим зелье, раз вам так хочется почувствовать себя жертвой!
- Только посмейте. И не вздумайте прикоснуться ко мне!
- Поттер, - теперь его голос звучал устало, - мне это все нравится не больше, чем вам. Не нужно переваливать ответственность за случившееся на меня. В конце концов, это вы меня попросили. Я вам предлагал подыскать другую кандидатуру.
Я молчал, не зная, что ему ответить. Он был прав, прав во всем.
- Ступайте наверх, как собирались, мне порядком надоела ваша кислая физиономия сегодня. Я приду к вам вечером.

***
Зелье, принесенное Снейпом, ввело меня в привычное уже ощущение дезориентации. И сразу же начались жаркие поцелуи и ласки, на которые я, к стыду своему, вновь с готовностью отвечал. Дурацкое зелье. Мое тело помнило о вчерашнем наслаждении и на все реагировало острее. Было странно… Меня не смущало осознание того факта, что я нахожусь с мужчиной, хоть и не мог понять, с кем именно. Я полулежал в его объятьях, облокачиваясь на него спиной, а он сидел позади меня и терзал ласками мою грудь, шею и плечи, изредка отрываясь на поцелуй. Мужчина был возбужден не меньше моего и крепко прижимался ко мне всем телом. Мне нравилось слушать перемешанные со стонами вздохи, когда его дыхание касалось моей щеки. Я так хотел опять почувствовать его руки на мне, одно воспоминание об этом заставило меня потерять последние капли самообладания. Не выдержав, я схватил его пальцы и направил вниз, где он так был необходим.
– Ах, ты нетерпеливый, - прошептал он мне в ухо, попутно облизывая его и покусывая мочку, посылая дрожь по всему телу. Ошеломляющее чувство охватывало меня при каждом его движении. Не заставляя меня ждать, к руке на моем возбужденном члене присоединились пальцы, осторожно проникающие внутрь и растягивающие вход. Я бесстыдно ахал с каждым толчком, забывая о том, что после вздоха должен следовать выдох. Когда я особенно громко вскрикнул, надо мной послышался какой-то полурык, полустон и, я тут же был опрокинут на спину. Мужчина прижал меня к кровати, разводя мои ноги в стороны, и поднимая их себе на плечи. Я почувствовал, как он медленно опускается на меня, с трудом сдерживая стоны наслаждения. Оргазм, случившийся незамедлительно, оказался самым ярким из всех, испытанных мною в жизни.
Когда я немного пришел в себя и открыл глаза, то увидел перед собой Северуса Снейпа. Он все еще был во мне, судорожно толкаясь в мои разведенные бедра, запрокидывая голову назад в беззвучном крике. Я был так потрясен этим зрелищем, что не мог ни отвести взгляд, ни пошевелиться. Через несколько секунд с долгим стоном он кончил, изливаясь в меня, и без сил опустился на кровать, потянувшись с благодарным поцелуем к моим губам. Я смотрел на него, разметавшегося на кровати – такого спокойного и умиротворенного, с лихорадочным румянцем на щеках и капельками пота на лбу и груди, каким я его ни разу не видел. Когда же он, очнувшись, открыл глаза, то наткнулся на мой настороженный взгляд. Он еле заметно вздрогнул, осознав, что действие зелья закончилось, но не отвел глаз. А потом он, продолжая пристально смотреть на меня, медленно-медленно потянулся ко мне, как бы боясь спугнуть, и с нежным поцелуем припал к моим губам. Это было так непохоже на него, так откровенно и чувственно, что мое тело словно пробило электрическим разрядом от этого прикосновения, и не смог ему не ответить.

***
Я находился в страшном смятении. В тот момент, когда зелье перестало действовать, и я увидел Снейпа таким пугающе открытым, страстным и, одновременно, нежным и ранимым, как будто что-то щелкнуло внутри, и я не мог больше воспринимать его как прежде. Случилось так, что на третью ночь, я демонстративно отставил в сторону стакан с Дезориентирующим Зельем, принесенный Снейпом, и решительно потянулся к нему за поцелуем. Знаю, что неимоверно шокировал его этим жестом, потому что он тут же схватил меня за руки, останавливая и не понимая, что же на меня такое нашло. Но, прочитав решимость в моих глазах, он лишь еле слышно хмыкнул, видимо, удивляясь моей храбрости, и уже сам нагнулся, чтобы поцеловать меня. С тех пор о зелье мы больше не вспоминали.
Каждый вечер с приходом сумерек я поднимался в спальню и, не зажигая свет, наблюдал за тем, как предметы теряли свои четкие очертания. Снейп обычно стучался ко мне в десять, и осторожно, как будто боясь потревожить, укладывался рядом на кровать. Теперь, когда я отдавался ему в «здравом уме и твердой памяти», мне необходимо было что-то, уверяющее в том, что я не сошел с ума. Наверное, он чувствовал то же самое, поэтому мы никогда не делали этого днем и успешно притворялись, что ничего не изменилось, и мы по-прежнему терпеть друг друга не могли. Днем он оскорблял меня по любому маломальскому поводу – самые невинные слова, каждый взгляд расценивался как нападение. Лишь иногда, вдруг как будто бы вспоминая о том, что произошло между нами, он с озабоченным лицом интересовался, как я себя чувствую, и, проходя мимо, трепал меня по волосам, оставляя легкий поцелуй на виске.
Это было сложно. И для меня, и для него. Я, например, чувствовал, что каждый раз, ложась в мою кровать, он боялся, что я отскочу от него в отвращении. И, в общем, был прав. Но как только он наклонялся ко мне с поцелуем, я, забывая обо всем, отвечал ему со всей страстью. Несмотря на то, что утром же при вспоминании о прошедшей ночи мне бывало ужасно стыдно, на следующий день все повторялось вновь. Поначалу я по-детски искал виноватых в том, что со мной происходило. Винил Волдеморта, считая, что он - главная причина отсутствия у меня нормальной личной жизни. Поэтому, думал я, в условиях длительного воздержания даже секс со Снейпом не казался таким отталкивающим. Потом я переходил на Альбуса, Снейпа, Малфоя, Джинни, в конце концов, – кого я только не перебирал тогда в своих обвинениях, пытаясь найти оправдание своим неподобающим чувствам.
Впрочем, очень скоро направление моих мыслей поменялось, и я уже не мог не думать о Снейпе ежеминутно. Он был везде – в моих воспоминаниях, в моих снах, в моей постели и даже в моих мечтах. Мне стало нравиться наблюдать за ним, быть с ним, неважно, умывался он, ел или готовил зелье. И через две недели регулярного и умопомрачительного секса я понял, что безвозвратно пропал и не мог представить себе жизнь с кем-либо еще, кроме него.
Помимо моих внутренних переживаний, к нашему общему ужасу, все тесты продолжали показывать, что беременность не наступала. Когда оставалась всего неделя, Снейп обратился ко мне с неслыханным предложением:
- Поттер, надо вызвать Драко.
- Что?
- Вдруг проблема во мне? Мы должны использовать каждый шанс.
- Что? Может тогда вы повесите объявление, что открывается набор желающих трахнуть Гарри Поттера? – я по-прежнему обращался к нему на «вы».
- Слушай меня. Осталось меньше недели, это значит, что у нас есть всего 2-3 дня на то, чтобы ты забеременел. Я не могу… Пожалуйста, Поттер. Это единственный шанс, - не веря в то, что он предлагает это всерьез, я в ужасе уставился на него. В его глазах было столько мольбы и непонятного мне страха, что мне пришлось согласиться. В конце концов, мне терять уже нечего.
- Тогда, тогда… вы должны будете дать мне то чертово зелье, вы слышите? Я не хочу иметь ничего общего с Малфоем!

***
Самым забавным оказалось то, что я залетел от Малфоя с первого и единственного раза. Снейп его еле уговорил на это, и Драко потом был очень недоволен тем, что я во время оргазма выкрикнул не его имя. К всеобщему облегчению, он отказался от повторения. Я бы ни за что не согласился, да и Снейп был не в лучшей форме после того раза, хоть и не показывал виду. Но я никогда не забуду его лицо, когда он, протянув мне флакон с Дезориентирующим зельем, закрыл за нами дверь в спальню, где я должен был остаться наедине с Малфоем.
Потом в течение трех дней мы со Снейпом с волнением ждали результатов, готовясь к самому худшему. Но к моему изумлению, ко времени тесты показали наличие плода.
Беременность была зарегистрирована в министерстве, как «ставшая нежелательной», и меня с большой секретностью отправили в Святой Мунго на прерывание. Перед уходом в палату я шепнул не находящему себе места от волнения Снейпу, что очень рад тому, что это все получилось не с ним. Иначе, добавил шопотом, я просто не смог бы избавиться от хоркрукса.




Глава 4. Эпилог

Через неделю меня выписали.
У выхода из больницы меня поджидали Рон и Гермиона с сообщением о том, что Волдеморт был уничтожен. Я не стал спрашивать, кто это сделал, так как от персонала уже знал, кому дали орден Мерлина первой степени.
Снейп же меня не навещал. Я успокаивал себя тем, что он занят в Министерстве с отчетами и не может вырваться, но все же в глубине души я ожидал, что он придет хотя бы забрать меня из больницы. В конце концов, мои вещи все еще у него, и я надеялся, что он не будет против, если они там и останутся. Так сложно было представить свое возвращение домой теперь, после всего, что произошло в последнее время. Не хотелось даже думать об этом.
Но Снейпа так и не было видно. Мы уже собрались было аппарировать с друзьями на Гриммаулд Плейс, как вдруг я заметил невдалеке до боли знакомую фигуру в черном. От волнения мое сердце забилось сильнее. Я, честно говоря, уже потерял надежду увидеть его сегодня. Сделав знак Рону подождать с аппарацией, я пошел на встречу к Снейпу.
- Поттер, - приветствовал он меня, останавливаясь.
- Снейп, - ответил ему я, не отводя взгляда.
Почти минуту мы молчали, просто глядя друг на друга. Я не смел показать своей радости, и сказать, как я соскучился по нему за эти семь дней. Ведь он не приходил все это время! «А что если Снейп просто выполнял свой долг», - малодушно думал я, нервно покусывая губы, - «и наши отношения ничего не значили для него?» Но Снейп, как будто бы разуверяя в этих неуместных мыслях, вдруг не выдержал и прижал меня к себе, на глазах у моих изумленных друзей.
- Все закончилось, да? – улыбнулся я, замирая от счастья в его крепких объятиях.
- Ты свободен от всех и вся, - неожиданно сухо отозвался он и, отстраняясь, продолжил, - в том числе и от меня.
Внутри у меня все опустилось.
- Как это я свободен от вас? – начал я слабеющим голосом. - Хотите, сказать, что я не могу остаться? – в горле пересохло.
- Не думаю, что это было бы разумным, Поттер, - теперь Снейп старательно избегал моего взгляда, - у тебя впереди новые знакомства, красивые подружки, поклонники, интересная в перспективе работа – целая жизнь!
- Знал же, что так и будет… - опустив голову, прошептал я, - вы просто выполняли свой долг и теперь избавляетесь от меня.
В моих глазах собрались непрошеные слезы. Притихшие Рон и Гермиона стояли поодаль, наблюдая за сценой, разворачивающейся перед ними.
- Гарри? – уставился с изумлением Снейп. - Что с тобой? – он приподнял мой подбородок, с волнением заглядывая в мои полные слез глаза.
- Ничего! – крикнул я ему и почти бегом устремился прочь, размазывая предательские слезы по щекам. Я имел несчастье по-идиотски влюбиться в Снейпа. И теперь мое сердце оказалось разбито на мелкие кусочки.
Не успел я пробежать и нескольких метров, как сильные руки остановили меня и заключили в объятья.
- Если ты будешь устраивать прилюдные истерики, Поттер, - он развернул меня к себе лицом, не ослабевая хватки, - мне придется запереть тебя в спальне и никуда не отпускать. Я решил, что мне будет спокойнее, если ты, несносный идиот, будешь оставаться под моим личным присмотром, пока опять не влез в какую-нибудь очередную авантюру. Тем более, я уже смирился с тем фактом, что крест в виде Мальчика-Который-Выжил, мне, судя по всему, придется нести всю оставшуюся жизнь, - зная Снейпа, эти слова следовало воспринимать как серьезное предложение. Я не верил своим ушам:
- Вы… Ты это серьезно? Я могу остаться? – с выражением счастливого изумления смотрел я на него.
Снейп в ответ лишь фыркнул, закатив глаза.
И мне сразу стало плевать, что мы не одни и стоим посредине бела дня на улице, я просто бросился ему на шею и полез целоваться.

Fin.

"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"