Невидимый боец невидимого фронта

Автор: Faith S.
Бета:Xenya-m, Бакара
Рейтинг:PG
Пейринг:Кроули, Азирафель
Жанр:AU, General, Humor, Missing scene
Отказ:Не претендую на персонажей "Good Omens", выгоды не извлекаю.
Аннотация:Зачем Кроули на самом деле была нужна святая вода.
Комментарии:Анахронизмы. Стеб. Вельзевул именуется во множественном числе, чтобы это ни значило.

Написано для Fandom Kombat 2021 в команде fandom Tennant and Sheen 2021.
Каталог:нет
Предупреждения:Tекст не требует предупреждений
Статус:Закончен
Выложен:2021-10-07 20:39:24 (последнее обновление: 2021.10.07 20:35:42)


До чего дошел прогресс
до невиданных чудес:
опустился на глубины
и поднялся до небес... (с)
  просмотреть/оставить комментарии
Последние полчаса Вельзевул очень внимательно изучал квартальный отчет, сделанный Кроули буквально на бегу. Ведь так часто бывает: не успеешь оглянуться, а уже промелькнула весна, и, глядишь, и лето куда-то покатилось колесом в дальние края. Если каждый день делать отчет, как того требовало непосредственное начальство, то сколько всего интересного можно было пропустить. Кроули уже пропустил один век, ему мало не показалось: очевидцев он не нашел, все умерли, а книгам верить — себя не уважать. Да и ангел почему-то при расспросах о беспробудно проспанном веке только губы поджимал и предпочитал многозначительно отмалчиваться. «Тоже мне очевидец!» — подумал демон. Мерное жужжание мух клонило в сон, а вот манера Вельзевула знакомиться с отчетом очень даже держала в тонусе. Принц Ада одним глазом смотрел в отчет, а другим в упор смотрел на Кроули, который улыбался столь беспечно, что буквально соответствовал общепринятому в Аду мнению, что он «клинический идиот».
— Отчет принят.
«Фух!» — быстро выдохнул про себя Кроули. Но он рано радовался. Вельзевул был очень недоволен неизвестно чем.
— У нас сложилось впеч-чатление, что за прошедший квартал этого года ни один демон не смог бы з-зделать столько всего в одиночку.
— Это почему это? Всегда вот мог, а сейчас вдруг не смог бы? Откуда такое неверие в мои дьявольские силы?
— Об этом ясно говорит анализ твоих отчетов за последние пятнадцать лет, — прожужжал на полтона тише Вельзевул, отчего Кроули пришлось наклониться вперед, чтобы лучше услышать свое начальство. — Я не буду утомлять себя выкладками из отчетов, но лучше признайся сразу, кто тебе помогает? Ибо это неслыханно. Еще ни один демон добровольно не помогал другому демону. И если бы вдруг такое случилось... Мне нужно разобраться в конфликте интересов. Ты либо кому-то сильно наступил на моз-золь и вынуж-жден «сотрудничать» или имеешь на кого-то очень большой компромат. Но шантаж — это же не твой профиль, Кроули!
Кроули захлопнул челюсть и только хотел откинуться на спинку стула, как тут же вспомнил, что сидит на адски низком трехногом табурете без спинки. Пришлось сделать вид, что он поправляет воротник своего сюртука.
— Запомните, Кроули никто никогда не помогал, как это повелось с...
— Да, да, мы знаем, с самого Сотворения Мира. Так и было, никто не спорит. Все свои глупости в мире ты творил всегда собственноручно. Но у тебя в последнее время в отчетах выходит перебор.
— Просто технический прогресс на земле не остановить, и я к нему приспосабливаюсь как могу, — фыркнул, чуть расслабившись, Кроули и спокойно вытянул ноги вперед.
— А еще ты их пишешь в каких-то забегаловках.
— Но, Вельзевул!
— Не спорь, Кроули. На отчетах за декабрь отчетливо видны пятна от какой-то жирной птицы в брусничном соусе. А еще иногда складывается впечатление, что в отчеты кто-то, не будем ни на кого показывать пальцем, иногда заворачивает рыбу!
— Это чипсы! — обиделся Кроули.
— Мне наплевать, что это было, но последние двадцать лет твоими отчетами заинтересовался Сам, поэтому ты должен подавать их в должном, приличном виде. Иначе будеш-жь их переписывать.
— Нет!
Вельзевул неприятно рассмеялся:
— Потому предлагаю сдать своего помощника или сесть вот за тот колченогий стол и переписать свои отчеты за последние десять лет. Красивым почерком. С полями. И в двух экземплярах.
Кроули понял, что если он начнет переписывать свои отчеты, то сможет появиться на Земле уже только в начале двадцатого века. А у него сегодня были очень важные планы на вечер.
— Хорошо, признаю, я пользуюсь, э-э-э, в некотором смысле добровольной помощью.
— И?
— Это все. Это моя профессиональная тайна.
— Кроули, не раздражай меня. Имя демона. И можешь убираться на все четыре стороны.
— Хм, а если вы вызовете его к себе, чтобы развоплотить, то какой мне-то резон это делать? И где я потом найду нового? — начал издалека Кроули.
Вельзевул задумался:
— Нас это не интересует. Это твои проблемы. Имя демона.
— Но это и не совсем демон, — брякнул неожиданно Кроули и тут же заткнулся.
— Вот как? — Вельзевул внимательно уставился на подчиненного, как будто тот сказал что-то невероятно странное и неожиданное. — Это человек?
— Вы все неправильно поняли, — поспешил оправдаться Кроули. — Это просто демон второго порядка, или третьего, я не уточнял.
Вельзевул выглядел так, как будто кто-то стукнул его по голове чем-то тяжелым.
— Ты хочешь сказать, что пользуешься помощью... низших форм?..
— На самом деле я выбрал самого смышленого. Только иногда до него очень долго доходит, что от него требуется. Но если ему все доступно объяснить... А еще он любит поесть. Мы с ним даже контракт заключили. Вам плохо?..
Раздался вой:
— Вон отсюда! Позорище! И чтобы к концу недели был отчет за последний месяц! И с указанием имени этого демона! А что с ним делать, мы решим сами. Кроули!
— Я уже вышел! — и демон буквально просочился через закрытую дверь.
«Да что за день-то такой сегодня!»

***


Кроули стоял с цветами и конфетами напротив нового магазина и не знал, что ему делать: перейти дорогу и постучать в дверь или взять свои ноги в руки и сбежать немедленно. Очень хотелось сделать последнее.
— Ангел, что ты наделал! Как мне теперь объяснить нашим нахождение на адской территории вот этого с таким названием?.. И, кстати, что это за название такое дурацкое?
— Кроули? — раздался позади запыхавшийся очень знакомый голос. — Любуешься? Сам никак не могу привыкнуть! А, я вижу, ты оценил название?
Кроули захлопнул рот и обернулся. Там стоял очень довольный ангел и держал в руках небольшую перевязанную лентой коробочку с пирожными.
— Оценил — это ты еще мягко сказал... Я в бешеном восторге. В дичайшем.
— Ну, дорогой, ты, как всегда, слишком экзальтирован. Не хочешь ли зайти и выпить чашечку чая?
— Ангел, ты не поверишь, но хочу. Кстати, а кто этот мистер Аз-чего-то-там Падучий, имя которого стоит на вывеске твоего магазина?
— Какой ты недогадливый, Кроули. Это я. Знаешь ли, в последнее время я увлекаюсь шарадами, ребусами, загадками. Это, конечно, не ребус, но мне кажется, что это очень оживляет название магазина. Тебе так не кажется?
— А кто такие «Ко»?
Ангел зарделся.
— Никаких версий?
— Что? Это я?!
— Я просто обязан был тебя отблагодарить, ведь если бы не ты, не видать мне этого кусочка земли в этом районе. Местные торговцы как с цепи сорвались, и никто не хотел мне уступать...
— А, пустяки, ангел. Всего лишь маленькое демоническое чудо.
— Кроули, а на десерт у нас будет...
— Ангел, у тебя вино есть? Много вина. Что-то мне нехорошо после отчета у начальства.
— Все, что ты попросишь, Кроули. Так все дурно прошло?
— На самом деле все прошло замечательно, но у меня ощущение, что это все может «дурно» закончиться. Не обращай внимания, ангел. Ну и где там твой десерт?
— Только после тебя, дорогой! Прошу!

***


— В самом деле? Падучий Аз? Очень странное имя для демона. Если только не ты его так назвал. С тебя станется. Низшим формам очень трудно придумать нормальные имена, поэтому мы предпочитаем давать им номера. У этого какой был номер?
— Тринадцатый, — не задумываясь ответил Кроули. Башка трещала так, как будто он пил всю неделю без просыха. Что, кстати говоря, являлось истиной. Но протрезветь он догадался только сегодня, когда вспомнил, что ему нужно передать отчет лично в руки Вельзевулу. От такого протрезвеешь.
— Оригинально, ничего не скажешь. Ну и что вы вместе с Падучим...
— Я его предпочитаю называть Аз или Азира, а то на собачью кличку очень похоже, — проворчал Кроули.
— Хорошо, что вы с Азирой сделали плохого кроме того, что пьянствовали, судя по твоему виду, всю неделю?
— Это последствие рабочего момента. Мы с Азирой работали в доках.
— Или в пабах?
— В них тоже, но когда обрабатываешь клиента, пытаясь его напоить, а сам не пьешь, то это выглядит очень подозрительно.
— А потом протрезветь не пытался?
— Слишком поздно вспомнил, — поморщился Кроули. — В отчете все написано. Можно я пойду?..
— Хм, хорошо. А где сейчас твой помощник?
— Спит без задних ног, — без зазрения совести соврал Кроули.
Вельзевул рассмеялся:
— Зато мы теперь знаем, что у твоего демона есть ноги.
— Не всегда. Только когда он в образе.
— О, у него есть сокрытое обличье?
— Если это безобразие можно так назвать... Я свободен?
— И как он выглядит, когда не в образе?
— Да пустяки, колесо такое с огнями по краям, иногда я его прошу уменьшиться в размерах, а то его лошади чуют и могут неожиданно шарахнуться в сторону. А я и сам лошадей не очень люблю, хитрые бестии. В общем, размеры его зависят от поставленной задачи. При необходимости его можно даже в карман положить.
— Любопытно. Что-то я не припомню ни у одного демона подобной маскировки...
— Ну среди наших нет, а среди, как вы сказали, низших форм чего только не бывает. Глаза разбегаются. Я пошел?
— Иди-иди. К пятнице отчет.
— Да понял я уже, — проворчал Кроули.
Вельзевул проводил его очень задумчивым взглядом.

***


— И что у нас плохого? — благодушно спросил Вельзевул и протянул когтистую лапу, чтобы забрать отчет.
— Я хочу в отпуск.
— А работать за тебя Азира будет? Нет уж. Кто же будет размещать на рынке акции Суэцкого канала? Мы у себя в отделе года полтора ставки делаем: построят или нет этот канал в конце-то концов. Это ж додуматься нужно было...
— На то они и люди, чтобы до такого додуматься.
— Ты что-то сказал?
— Нет, вам показалось. Так что отпуска мне не ждать?
— Забудь об этом. Вот твой Азира никогда не был в отпуске, мы недавно проверили всю отчетность за последние четыре века по отпускам. Так вот, то неожиданно пропавшее рабочее столетие ты до сих пор не отработал. А еще пытался от нас это скрыть. Но ты же знаешь, что все тайное когда-нибудь становится явным.
— Хм.
— Это возражения?
— Нет, это бурное одобрение. Люблю, знаете ли, поработать, и чтобы дым из ушей пошел от старания. Только выспаться мне не удастся.
— Демоны не спят.
— Азира так же говорит.
— Он мне все больше нравится. Недавно Сам отметил его в очередном квартальном отчете, пожаловав ему дьявольскую грамоту и возведение в ранг демона второго порядка.
— Так он и есть демон второго порядка.
— Ты говорил, что третьего. Не путай меня, Кроули. Все равно, официально он получил благодарность от нашего патрона. Учись.
— Кгхм.

***


В кабинет к Вельзевулу ворвался Хастур.
— Кроули сошел с ума!
— Хастур, заткнись. Что это за манеры врываться ко мне в кабинет и орать неизвестно о чем. Что случилось?
— Кроули разговаривает с монетами! Прямо на дороге!
— На развилке дорог? — уточнил Вельзевул, имея довольно смутные представления о земных рабочих ритуалах своих подчиненных.
— Да нет, посреди Лондона! Сегодня я этого мерзавца случайно встретил в Сохо, когда он что-то пытался то ли приклеить к дороге, то ли отклеить. То, что у него язык без костей — это я давно знаю, но когда он одну монету к себе поднес и начал с ней говорить, я тут же затормозил и решил посмотреть, чем все это закончится. А потом он монету поднес к левому уху.
— Хм, и чем все закончилось?
— Она ему ответила!!!
— Кто?
— Монета! Он к ней даже по имени обращался, а она ему громким фальцетом ответила: «Кроули, не сейчас, я занят, у меня клиент...»
— Как интересно, — задумался Вельзевул. — А ты не мог перепутать?
— Что? Я?! Да...
— Мы поняли, успокойся. По-моему, ты застал пресловутые кроулевские полевые работы, которые еще никогда ни один из демонов не смог увидеть воочию. Любопытно! А больше ты ничего не увидел?
— Нет. Кроули только выругался, отряхнул свои брюки от пыли и пошел.
— И все?
— Да, но монету он в карман положил.
— Если я не ошибаюсь, то ты видел Аза Падучего.
— Чего?
— Одного из наших очень результативных демонов в очень странном виде. Если еще что-то подобное тебе привидится...
— Клянусь, мне не привиделось!
— Сразу мне сообщи.
— Чё?
— Ха-а-аз-з-зтур!
— Понял! Так бы и сказали сразу.
— Бз-з-з.

***


Это был какой-то сумасшедший дом. Ни в одном сумасшедшем доме Кроули, конечно, не бывал, но много о них слышал, ему ангел рассказывал. Вельзевул как с цепи сорвался: требовал подробных новых отчетов с указанием, какую работу делал Кроули, а какую делал псевдодемон Азира. Объяснял он это сводом баланса используемых демонических чудес за последние полсотни лет. На законный вопрос удивленного Кроули последует ли ограничение на чудеса после аудита их использования, Вельзевул столь выразительно на него посмотрел, что Кроули предпочел притвориться немым хотя бы на пятнадцать минут. Вельзевул оценил его жертву и часть чудес ему оставил. «Демона Азиру» лимит чудес миновал неизвестно почему. Кроули сильно обиделся. Хастур буквально путался под ногами — или его очень заинтересовал район Сохо, в чем Кроули сильно сомневался, или он совершенно не доверял Кроули и очень хотел выяснить, что тот делал в этом районе. Последние шестьдесят лет Кроули пытался заставить Азирафеля переименовать магазин, но безуспешно. «Дорогой, а чем тебе не нравится название? По-моему, это очень изящно и современно, и лаконично. Не волнуйся, мой дорогой, никто про мой магазин не знает из ваших. А мои тут редко появляются». — «Кгхм...»
Кроули хватило сил отбиться от законного вопроса Вельзевула, что делает в магазине с адской принадлежностью ангел. Пришлось соврать, что это хитрая уловка, потому что земля под магазином выкуплена на имя Аза Падучего, вот все бумаги на руках, а помещение в нем сдается черт-те кому, то есть первому встречному, и Кроули не виноват, что арендатором стал какой-то ангел. Потому что только ангелу могло прийти в голову в Сохо завести зачем-то книжный магазин. Он, Кроули, понимает, что выглядит все это подозрительно, но ангел под постоянным присмотром — это всегда выгодно. Зачем искать посланца вражеской стороны по всему Лондону, если он у тебя буквально за плечами находится, в подсобном помещении увлеченно пересчитывает поступление новых книг. Вельзевул на это только поскрежетал зубами, но в дикую версию в дьявольское стечение обстоятельств предпочел поверить. И об ангеле в магазине он откуда-то знал. Без Хастура тут явно не обошлось. Но найти хоть какое-то объяснение этому феномену сам Вельзевул до сих пор не мог. А Кроули — пожалуйста. На пяти страницах отчета с копиями документов на аренду дома для открытия магазина. Правда, подпись ангела была не очень разборчива. Но кто этих ангелов знает? Азира же очень четко расписался внизу документа об аренде.
Покидая в очередной раз после отчета кабинет Вельзевула, Кроули с удивлением заметил, что на него все оглядываются и тихо о чем-то перешептываются за его спиной. Стоило ему обернуться, как все тут же начали делать вид, что не обращают на него никакого внимания. Это определенно начинало нервировать.
Последней каплей для него стал услышанный неделю назад анекдот в адской курильне. Два демона, которых Кроули с трудом узнал, рассказывали друг другу анекдоты и дико ржали:
— Встречаются как-то Сатана, Вельзевул и Азира...
— Азира — это кто?
— Да ты что, не знаешь?! Его же все знают! Вот такой демон, я тебе говорю, его вон даже Кроули боится...
— Шс-с-сто?!
— Ой, Кроули, извини, мы тебя как-то и не заметили! — демоны опять заржали.

В кабинет Вельзевула Кроули зашел в мрачном настроении. Чудесно, плод его воображения зажил отдельной жизнью. Хотя, по справедливости, этому всему Кроули способствовал сам, но подобного за столь малый промежуток времени он просто не ожидал.
— Кроули.
— Вельзевул.
— Так и будешь молчать?
— А? Что?
— Отчет.
— Простите, задумался.
— Ну что ж, отчет удался. В чем в чем, но в отчетах тебе, Кроули, нет равных. Хочу поздравить вас с Азом — вас ждет повышение.
— В смысле?
— Сам просил на следующее полнолуние представить ему твоего демона лично.
— Он не может, — быстро ответил Кроули.
— Почему? — недовольно уточнил Вельзевул.
— У Падучего как раз задание на это время. А пока он задание не выполнит, он не успокоится. Вы же его знаете. Перфекционист чертов.
— Хм, хорошо, я объясню Самому обстоятельства, но в следующий раз его отсутствие ты будешь объяснять лично.
— Согласен. А что за повышение?
— Кроули, — Вельзевул надулся от гордости, — мы решили, что за свои заслуги ты достоин вернутся в Ад. Навечно.
Кроули замер в шоке.
— За что?
— За все хорошее.
— По-моему, как раз я не достоин! — пылко заявил Кроули. — Я плохо работаю, все время опаздываю, несу всякую чушь и всякий раз не вовремя впадаю в спячку!
— Про твои летаргические экзерсисы я в курсе уже довольно давно. Пока ты нас устраиваешь, мы на это глаза прикрываем. Но ты вполне можешь быть уверен, что когда эти глаза мы приоткроем...
— Я понял, что мало мне не покажется.
— Прекрати истерику, Кроули. Все хотят вернуться домой. А ты уже сколько веков в изгнании?
— Это не изгнание, это творческий отпуск!
— Можешь утешать себя, Кроули. Но это именно изгнание. Которое ты с честью выдержал. С понедельника мы ждем тебя дома. Еще вопросы?
— А кого вы оставите на замену на Земле? Азиру Падучего?
— Нет, конечно, он тоже неплохо поработал и получит повышение до полноценного демона. На земле останется герцог Хастур. Он, правда, очень не доволен, но кто его вообще спрашивает? Передашь ему дела в течение месяца. Только устно, а то он читает очень медленно.
— А кто за него отчеты пишет?
— Лигур. У них рабочий контракт по этому поводу.
— А...
— Ты нам подал пример, Кроули, как можно урегулировать должностные конфликты. Между нами говоря, «помощники» есть почти у всех нас, я имею в виду высший демонический круг, но официально это не приветствовалось. А с контрактом все встало на свои места. Все при деле, и никто не в обиде.
— А...
— А тебе по статусу помощника иметь не положено, поэтому мы и начали копать в твоем направлении, когда появились, как потом выяснилось, оправданные подозрения...
— То есть вы меня на понт взяли. Понял. Вельзевул, вы, как всегда, великолепны. Но я отказываюсь от повышения.
— Чз-зто? — Вельзевул выглядел ошарашенным. — Кроули, если ты хочешь еще большего повышения, то это не так делается. Ты там, на Земле, совсем одичал, видимо. Вернешься домой, обрастешь связями, глядишь, и через пару веков и титул получишь повыше. Ну ладно, на сегодня свободен. До встречи и приходи в себя, Кроули. Нам здесь очень нужен твой неунывающий легкомысленный характер. Правда, иногда он просто бесит и выводит нас из себя, но это можно и потерпеть, если результат дела всех устраивает.
— Минуточку, я хотел только сказать напоследок, как мне стало недавно известно, некий ангельский засланец очень интересовался демоном Хастуром...
— Герцогом Хастуром, — исправил его Вельзевул.
— Ангелу без разницы наша иерархия. Так вот, ему очень не понравился пристальный интерес к его персоне со стороны Хастура, и он поклялся его покарать.
— Чего?
— Тьфу, в общем, мечом его… того-этого… покромсать, если только этот Хастур к нему в магазин заявится.
— Это же наш магазин... Так это Тот Ангел с Мечом? А почему я не в курсе!
— Да, арендует его тот ангел. У него контракт на руках. И меч у него есть.
— Тьфу! Чтоб тебя, Кроули, с этими контрактами! Кстати, а тебя покарать он не возжелал? — с подозрением и плохо скрываемой надеждой уточнил Вельзевул.
— А меня-то за что? — искренне удивился Кроули. — Я ему ничего плохого не сделал. Слежу на почтительном расстоянии. Только отчеты пишу. Это у нас Аз к нему в доверие втираться пытается. Пока безуспешно. Очень упертый ангел попался. Такой весь правильный до омерзения.
— То есть ты предлагаешь пока Хастура на Землю на постоянной основе не посылать? Во избежание, так сказать...
— Это не я предлагаю, это вы только что сами сказали. Гениально, как обычно.
— А что с твоим повышение делать? — растерялся Вельзевул.
— Ну найдите какой-нибудь проступок, — развеселился Кроули, понимая, что направление разговора меняется в нужную сторону.
— Пока не за что тебя наказывать.
— А вы заранее накажите, с профилактической целью!
— Это ты что, мерзавец, опять в летаргию впадать собрался? Мы не позволяем!
— Во-от!!! Мне просто нравится ход ваших мыслей!
— Тьфу на тебя, Кроули! Мы должны подумать... Тогда тебя на Земле оставляем, а твоего помощника нужно в понедельник сюда отправить в любом случае. Подучим слегка, а там, смотри, он и тебе дорогу перебежит. Хороший рабочий демон — это же на вес золота! Ладно, свободен. Но будь на связи. А если, мы сказали — если мы узнаем, что ты опять впал в летаргию, и надолго, то понижение тебе обеспечено. Все усвоил, Кроули?
— Абсолютно!
— Вон с глаз с наших, позор адского мира. Ну за что ты нам на нашу голову навязался-то?
— Я вас тоже уважаю.
— Кроули!
— Уже исчезаю! Адью!
— Дьявол!

***


— Ни за что, Кроули! — возопил ангел, с ужасом оглядываясь на демона.
«Ну, ангел, ну что ты такой трудный-то? — простонал про себя Кроули и скривился. — У меня тут до понедельника всего один день остался, чтобы все исправить, а тут ты: не хочу, не буду...»
— Тебе что, жалко какой-то воды?
— Не какой-то, а святой! Зачем она тебе, Кроули? Она же тебя погубит!
— Мне нужно. Очень. А погубит или нет, тебе-то какая разница.
— Мне?! С кем я связался?! Видеть тебя не хочу!
— Взаимно, — проворчал Кроули, с грустью смотря вслед быстро уходящему ангелу. «Да что они, сговорились, что ли? Ну что ж, тогда только один выход...»
И Кроули заснул на неопределенное время. А когда проснулся, наступили новые смутные времена, от которых он тоже предпочел бы заснуть и видеть сны, но его лимит на своеволие от Вельзевула уже закончился. Как оказалось, за время летаргии Аз Падучий очень эффективно поработал. «Мы теперь поняли, Кроули, что ты его только сдерживал. Посмотри, какие чудесные результаты получились!» — лучился от гордости Вельзевул. Кроули пришел в ужас. Хотя ангела он не мог винить, потому что соблюдать единый баланс одному было адски трудно. И ангел просто сделал все что смог, остальное, как всегда, сделали люди сами. Как оказалось, Кроули все же был нужен на Земле в активном, не спящем виде.
— Ну что ж, как обычно, будем разгребать по мере поступления. — И Кроули снял пиджак, а потом закатал рукава черной рубашки. Теперь наступила его очередь выступать одному за двоих, потому что ангел наотрез отказался с ним встречаться. И было неясно, прекратил ли существование их контракт, или еще нет. — Ну где эти ваши Авгиевы конюшни?..

***


Аз Падучий почил в 1973 году. Горе Вельзевула нельзя было передать. Накануне демона признали лучшим сотрудником 1972 года и присвоили титул виконта, что требовало его очного присутствия в Аду на награждении. Кроули только молча кивнул и вернулся на Землю. Нужно было что-то срочно решать.
— Он не мучился, Кроули? — Вельзевул почти всхлипывал.
— Не знаю, — злорадно сообщил Кроули. — Когда я пришел на явочную квартиру, от него осталась только склизкая лужа и дымок с серным запахом. Я, конечно же, позвал Хастура, герцога, чтобы засвидетельствовать этот, э-э-э, прискорбный случай. Тут без Ангела с Мечом явно не обошлось.
— То есть ты думаешь, это его рук дело?
— Конечно. А кто еще мог воспользоваться святой водой?
— Это да. Какое низкое ангельское коварство! Какой был сотрудник! Кроули, держись.
— Что?
— Как же ты один-то теперь будешь работать? После Азиры тебе никто не подойдет. Даю тебе месяц отпуска, а потом придется тебе вливаться в рабочий режим с еще большим усердием. Сочувствую.
— Вы меня поражаете. Я же как-то до него пять тысяч лет работал.
— Но это было несравнимо в любом случае.
— Хастур тоже по нему горевал?
— Кстати, нет. Он как раз начал опасаться, что этот Азира собирается подсидеть на его должности. И не без основания.
— Да что вы говорите! А почему я об этом не знал?
— Мы не хотели тебя расстраивать. Ты же такой впечатлительный.
Кроули онемел.
— А когда ты впечатляешься, то начинаешь фантазировать, — ядовито прибавил Вельзевул. — Сколько раз мы просили тебя не фантазировать во время работы?
— Ну ладно, это было в последний раз, — виновато протянул Кроули. — Каюсь.
— Прекрати, Кроули, что может быть пошлее, чем кающийся демон? Это у поэтов только бывает красиво. А в жизни мы еще ни одного ни разу в глаза не видели. Кстати, а что ты там говорил про кольцевую дорогу в Лондоне?
— Есть у меня одна идея...

***


Упрямый ангел так и не переименовал свой древний книжный магазин, хотя неизвестно по какой причине все же передал Кроули целый термос святой воды. Прошло несколько лет, а Кроули все мучился в догадках, что же это на самом деле могло означать. Неужели это то, о чем он хотел бы думать, или ангел все сделал без задней мысли? Хотя именно его ангел отличался тем, что на любой поступок у него было несколько обоснований. Одно для начальства, другое — для данных обстоятельств, а третье — для самого Азирафеля. И вот последнее обоснование интересовало Кроули больше всего. Но спросить об этом первым он бы никогда не решился. Оставалось ждать, пока ангел ему не расскажет сам.
Все вошло в свою колею. Отчеты, нагоняи, «незапланированные» встречи с ангелом. Но все хорошее должно было когда-нибудь закончиться. Неделю назад Хастур с гадкой ухмылкой передал Кроули корзинку с очень ценным содержимым, не забыв ему сказать:
— Тебе повезло, мерзавец. Если бы был жив Азира, то эту почетную миссию всенепременно поручили бы ему. Но так как его уже нет с нами, то почему-то миссию доверили тебе. Смотри, не подведи, как обычно.
— Спаш-шибо, Хас-с-стур, что напомнил. Сама любезность. Чао, мальчики!
Позади себя он услышал:
— А что такое «чао»?
«Вот идиоты!»

***


Одиннадцать лет и два дня спустя Кроули мирно сидел с Азирафелем на скамейке в парке и кормил уток.
— Кроули, я давно хотел спросить.
— Все что угодно, ангел.
— А зачем тебе была нужна святая вода?
— Как ты знаешь, ангел, нас, демонов, можно уничтожить только ею.
— Прости, но поначалу я понял, что ты собрался ею убить себя, — виновато сказал Азирафель.
У Кроули буквально отвисла челюсть.
— Ш-што? Совсем спятил?
— То есть ты не это хотел сделать? — повеселел ангел.
— Да как ты только подумал! Я же не мог оставить тебя здесь одного.
— Ты хотел защититься? Как с тем, Хастуром, кажется? Я его даже никогда не видел.
Кроули смутился.
— Знаешь, ангел, ты не поверишь, я просто хотел избавиться от одного мифического персонажа, демона... Но чтобы все выглядело реалистично, мне как раз и понадобилась святая вода... Глупо, конечно, я понимаю. Но Хастур все подтвердил.
— А что это был за персонаж?
— Твое альтер-эго, ангел. Жуткий тип, кстати. Хотел Хастура подсидеть и почти в этом преуспел, пока не погиб от моих, на самом деле, рук. Пришлось, правда, голову поломать, как из твоего термоса вылить ровно столько святой воды, чтобы руками не касаться и самому не пропасть.
— Так вот почему до сих пор около моего магазина кто-то раз в год в январе кладет букет цветов. Репейник. А я-то думал, что это какой-то сумасшедший...
— Это, скорее всего, демоны низшего ранга. Аз Падучий для них кумир и пример для подражания, как я недавно выяснил.
— Кто? — заикнулся ангел.
— Э-э-э... Я тебе сейчас все объясню!
— Кроули... — Азирафель начал безудержно смеяться. — Это непостижимо, но какой ты у меня...
— Идиот?
— Милый придурок.
— Э-э-э... И чего во мне больше?
— Это неважно. Про Аза я давно знаю, насчет него меня лет сто назад предупреждал Гавриил. Но этого демона я ни разу не смог не то чтобы увидеть, но и просто почувствовать. А это, оказывается, были ты и твое буйное воображение.
— Фантазия, — исправил его Кроули. — Ты не в обиде?
— За то, что ты сделал из меня монстра, которого даже Гавриил опасался? Нет, не очень. Это даже забавно. Но за то, что мне ты ничего не рассказал, я немного обижаюсь до сих пор.
— Прости, ангел.
— Ну нельзя же не простить, если на тебя так смотрят, — улыбнулся Азирафель. — Предлагаю съесть по мороженому.
— Как скажешь, ангел. Кстати, Азира всегда любил шоколадное.
— Да что ты говоришь, мой дорогой! Расскажи мне о нем поподробней.
— Это длинная история, ангел...

"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"