Хогвартс, весна... Картошка?!

Автор: Kassy
Бета:нет
Рейтинг:PG
Пейринг:Амбридж/студенты/картошка, ниффлер, василиск, домовики
Жанр:AU, Fluff, Humor, Missing scene
Отказ:Отказываюсь.
Аннотация:Когда Долорес Амбридж давала студентам очень непривычное задание, она даже не могла представить, чем это кончится...
Комментарии:
Каталог:Школьные истории, Книги 1-5, Альтернативные концовки, Второстепенные персонажи
Предупреждения:смерть персонажа, AU
Статус:Закончен
Выложен:2018-04-27 17:32:58 (последнее обновление: 2018.04.22 11:20:37)
  просмотреть/оставить комментарии


Глава 1.

Пэнси Паркинсон стояла перед дверью в Слизерин, не решаясь войти и сообщить друзьям ужасную весть.

С самого начала, когда её назначили старостой факультета, она была готова к трудностям и опасностям. Поддерживать гордый дом великого Салазара в безупречном порядке, защищать его от придирок и помогать ему приумножать его величие – к этой ноше гордая дочь своего факультета была готова. Когда в Хогвартсе появилась эта ужасная… эта ужасно привлекательная министерская жа… жабросль (жабросли, между прочим, один из самых дорогих и ценных ингредиентов!), Слизерин принял удар.

Но то, что придумала эта жаба…

Пэнси вздохнула и произнесла пароль, готовясь встретиться с факультетом.

***

Она стояла, гордая и уверенная, на том месте, где обычно стоял декан во время своих речей.

- Пришло время принять удар, - говорила она. – Нам будет непросто. Но мы выдержим.

- Да что случилось-то, а? – не выдержал Монтегю.

Пэнси тяжело вздохнула и наконец произнесла:

- Амбридж отправила нас на картошку.

Ответом ей было недоуменное молчание. Чистокровные наследники благородных семейств не прониклись ужасом ситуации.

- А картошка с овощами или с мясом? – первым нарушил молчание Винсент Крэбб, и вся квиддичная команда подалась вперёд.

Только редкие полукровки сообразили, в чём дело, и попытались скрыться из гостиной. Пэнси захлопнула все двери.

Следующие полчаса она втолковывала слизеринцам, куда их отправили, зачем закапывать картофель под землю, почему он не возникает у них на столе сам собой и что от них теперь требуется. К концу её речи Слизерин кипел от негодования.

- В моём роду никто не занимался огородом!

- А в моём никто даже не знал, что такое огород!

- Это всё Поттер, да?

- Наши славные предки считали, что картофель приносят домовые эльфы, и не нам нарушать эту традицию!

- Я только сегодня записался на маникюр!

- А я – на собеседование в Гринготтс!

- Я не буду этим заниматься, - заявил Монтегю. – Пойду спрячусь в Исчезательном шкафу.

- В том, что неизвестно куда ведёт?

- Эти ваши огородные штучки тоже неизвестно куда заведут, а в шкафу хоть прохладно!

***

Нерадужное настроение было и в гостиной Гриффиндора.

- Неужели вы не задумывались, откуда берётся еда на наших столах? – строго спросила Гермиона.

- А мы знаем, - ответил Фред.

- У нас же дома своя картошка.

- Нам ещё над хогвартской пахать…

- Старое проверенное средство, - предложил Дин Томас, - пишете письмо маме, но отправляете якобы по ошибке Люциусу Малфою: «Огород не трогай, не копай, а то там такое откопаешь, что и нас из Хогвартса выгонят, и папе на работе проблемы устроят!»

- Да мы три года подряд так делали, - вздохнул Рон, - он уже не поведётся…

***

- Пусть хаффлы в земле ковыряются, - сказал Драко.

- Они это любят, - подхватила Дафна.

- Хаффлпафф уже занят. На них овощи, зелень, вся эта чепуха… А на остальных – картофель. Не смотрите на меня так! Я битый час пыталась убедить Амбридж, что Хогвартс ещё не знал такого позора. Но она завела про трудовое воспитание, про пользу физической нагрузки и свежего воздуха…

- Да я-то не против, но только если гриффы будут помогать! – Кассиус Уоррингтон вязал факультетский шарф. Ему это помогало сохранять спокойствие. - А они усядутся в сторонке со своими фокусами!

- Вот могу поспорить: гриффы сейчас то же самое про нас говорят, - заметил Эдриан Пьюси. – А что Рэйвенкло? Они подключатся? Или у этих умников, как всегда, про лопату двадцать теорий и ни одной практики?

- Нет, рэйвов не будем трогать, - неожиданно серьёзно ответила Пэнси. – У них другое задание. Составить план, написать методические указания… Инструктаж по технике безопасности… - она сочувственно покачала головой.

- Нам жариться под солнцем, а им в башне с бумажками прохлаждаться? – возмутился Майлз Блетчли.

- Поверь, - вздохнула староста, - никакая картошка не может быть хуже бумажной работы!

***

В гостиной Рэйвенкло тоже было не слишком радостно.

- Можем попробовать соединить точки, чтобы получилась карта звёздного неба, - предложила Луна Лавгуд, и Мариэтта Эджкомб, отбросив ставшее ненавистным зеркало, с надеждой посмотрела на их художницу.

Для остальных же Мариэтта отошла на второй план. Прыщики в виде далекарлийских рун – это, конечно, интересно (и пусть разные неучи говорят про слово «ябеда», образованного человека не собьёшь с толку!), но теперь они искали, как в Хогвартсе сажают картошку.

- За всю историю Хогвартса студенты ни разу этим не занимались… - подытожил Майкл Корнер.

- Что же нам теперь делать?

- Создадим свою теорию!

Спустя час их декану пришлось заглянуть к ним и напомнить, что в молодости он был мастером дуэлей. В гостиной его факультета сформировалось две картофельных философии, одна поддерживала ирландскую технологию, другая – континентальную, все наперебой доказывали свою правоту, приводили аргументы и бросались клубнями картофеля.

- Мисс Лавгуд, очень хорошо, но кажется, здесь не хватает Кассиопеи, - сказал Флитвик перед тем, как броситься в гущу событий.

Луна и Мариэтта сидели в стороне от дуэли, отгородившись двумя видами чар и большим пляжным зонтом. Луна подняла взгляд на декана:

- Я рисую созвездия южного полушария, профессор Флитвик. Но если вы настаиваете, я могу нарисовать Кассиопею на себе.

- Как вам удобно. Когда закончите – зайдите к профессору Синистре, я попрошу её поставить вам зачёт автоматом.

Немного успокоив свой факультет, профессор Флитвик предложил им зайти к профессору Бербидж и спросить у неё о магловском опыте в этом деле. Рэйвенкловцы приуныли, представив, как они будут втолковывать слизеринцам магловский опыт.

- А вы объясняйте в терминах трансфигурации, - посоветовал Флитвик. – Да, пока не забыл: как вы отнесётесь к мысли поменять пропускную систему на нашей двери? Ужасно неудобно. Упрямый молоток пропустил меня к вам только с третьей попытки.

- Профессор, но мы его любим.

- Мы с ним дружим.

- Он проверяет нас перед всеми контрольными. Мы даём ему список вопросов, и…

- Вот как? Тогда пусть остаётся.

***

- Но зачем нас поставили вместе с гриффами?!

- Там будет Поттер?!

- Я уговаривала Амбридж! Но она сказала про этот… как же его… Тимбилдинг!

- Тимбилдинг, - вздохнул Пьюси. – Не люблю тимбилдинг. Монтегю несколько раз устраивал нам тимбилдинг. Ох и злющий он после этого был!

- Гонялся за Малфоем по всему полю, а мы отнимали у него биту, - подтвердил Кассиус. – Кстати, он уже ушёл в шкаф? Надо сходить, закрыть понадёжнее. А то Уизли назло вытащат его и погонят на картошку, он озвереет, а мы вместе с ним.

До глубокой ночи студенты рыскали по всему замку, разыскивая лопаты. Филч дал им только парочку каких-то поломанных, Выручай-комната расщедрилась на полдюжины, а милые добрые хаффлпаффцы и вовсе жестоко обстебали, заявив, что великие герои только и ждут славы и подвигов, а картошку тем временем копать некому.

- Это они про вас, - ворчали слизеринцы и гриффиндорцы друг другу.

Они попробовали сунуться к рэйвенкловцам, чтобы те подали в Министерство запрос на лопаты. Но рэйвовский дверной молоток не пропустил их в гостиную, доверительно сообщив: это для их же блага. Любой, кто вечером этого дня заговорит с его подопечными о лопате, познакомится с ней слишком близко.



Глава 2.

Студенты выбрали время, когда Хагрид ушёл в лес по каким-то своим делам. Он мог бы поделиться опытом, но после года уроков с соплохвостами гриффиндорцы и слизеринцы единодушно его опасались.

- М-да, - выразил общее мнение Ли Джордан.

Они стояли на краю необъятного огорода.

- У нас было два грузовика картошки, пять галлонов зелья от паразитов, - продолжал Ли, - двадцать лопат, собранных по всему Хогвартсу… Пять из них – без черенков.

- Около дюжины человек и столько же слизеринцев, герой магического мира, - подхватил Колин Криви и с обожанием посмотрел на Гарри Поттера, - хорёк из подземелий…

- Шесть навороченных Нимбусов, четыре нормальных метлы, - быстро сказала Алисия, когда близнецы заступили Колина от Крэбба и Гойла.

- И целое множество планов и методичек всех степеней научности и продуманности, - добавила Гермиона.

- Забастовочные завтраки, а также…

- Удлинители ушей!

- Безголовые шляпы.

- Подставные волшебные палочки…

- Канареечные помадки…

- Отвлекающие обманки и Перуанский порошок мгновенной тьмы.

- Не то чтобы это был необходимый запас для посадки картошки…

- Но если связался с Амбридж, становится трудно остановиться!

- Единственное, что вызывало у меня опасение, - неожиданно заговорил Кассиус, — это слизеринцы. Нет ничего более бессовестного, безответственного и порочного, чем слизеринец с лопатой. Я знал, что рано или поздно мы дойдём до этого.

- Так ты тоже в теме! – заорал Ли. – Что ж ты нам врал семь лет? Ты тоже свой! Как ты на Слизерине оказался?!

- Потом объясню, - не ответив ему, пообещал Кассиус своим.

***

Гермиона и Пэнси столкнулись лбами и никак не могли сойтись во мнениях. Опираясь на устрашающе толстые и пыльные талмуды, они пытались определить, каким же образом следует вычислить необходимую глубину лунки – по формуле Тейлора или же Маклорена. Гриффиндорцы и слизеринцы переглянулись с одинаковыми выражениями лиц:

- И так всегда.

- Что, и у вас тоже?

- А давайте в квиддич, пока они спорят, - предложил Эдриан.

Мётлы близнецов стояли у Амбридж, прикованные цепями. Но вопрос решили по-другому: пока все летали на мётлах, Фред и Джордж бегали по земле, целясь в игроков бладжерами. В роли бладжеров выступало удобрение для картофеля.

- О, вы уже удобрили тут всё? – неожиданно спросила Гермиона. – Но почему вы не посоветовались с нами? Мы бы вывели оптимальное распределение…

- А ты знаешь, - неожиданно сказала Пэнси, присмотревшись к грядкам, - кажется, это и есть оптимальное…

Поделив огород пополам, слизеринцы и гриффиндорцы потратили уйму времени, чтобы решить, кому какая половина достанется. И тем, и другим казалось, что противник взял себе самую удобную часть. В конце концов они поменялись, но теперь снова оказалось, что у противника половина удобнее.

- Давайте так: мы сажаем вашу часть, а вы – нашу, - предложил Кассиус.

Мариэтта пришла к ним помочь с расчётами и уснула в тени большого ящика с картофелем, её пожалели и не стали будить. Слизеринцы только нарисовали ей усы средством для защиты картофеля от паразитов, похвалили себя за изобретательность, накрыли её звукоотталкивающими чарами и вернулись к войне с картошкой и гриффиндорцами.

Не успели они приступить к работе, как земля перед ними зашевелилась.

- Крот! – сказал Ли Джордан.

- Ниффлер, - поправил его Эдриан Пьюси.

- Гигантские подземные черви! – завопил Колин Криви, пересмотревший магловских фильмов, и бросился за колдокамерой.

Но это оказался не крот, не ниффлер и не червь. Из-под земли перед ними возникла голова Монтегю. Она недоумённо огляделась.

- Недолёт, - наконец буркнула голова и скрылась под землёй.

- Эй! – закричал Пьюси. Бросился к ямке и закричал в неё в надежде, что капитан ещё слышит: - Ты не мог сделать так ещё раз двадцать? Нам бы копать было меньше!

Но Монтегю не появился.

- Так, слушайте план, - сказал Майлз. Покосился на гриффиндорцев, навостривших уши, и продолжал уже шёпотом: - Нам нужны два фунта любых блестяшек и ниффлер.

Пэнси Паркинсон принесла фамильные серьги, Милли Буллстроуд – помолвочное кольцо, Дафна Гринграсс – набор серебряных ложек с вензелями. Её сестра Астория ничего не принесла – она заговорилась с Луной Лавгуд и обо всём забыла. Зато Луна тоже внесла свой вклад в общее дело: дала какую-то старую потемневшую диадему.

- «Ума… пала…» – пытался прочитать Майлз идущую по краю надпись. – «Доро…» Дороже? Ну и мутная штуковина.

- Всё пойдёт, - махнул рукой Теренс Хиггс. – Закапываем, вон Уоррингтон уже ниффлера несёт.

К тому времени, как слизеринцы закопали последнюю из драгоценностей и выпустили на поле ниффлера, чтобы он их откопал, гриффиндорцы уже перекопали свою первую грядку и с любопытством поглядывали на них.

- Рационализация труда! – гордо сообщил Кассиус.

***

- Нет никакой змеи! – хором заявили слизеринцы.

- Но я ведь собственными глазами видела, - ласково, вкрадчиво говорила пришедшая для инспекции Амбридж. – По вашим грядкам ползла огромная змея!

- Мадам, - обезоруживающе улыбнулся Кассиус, - вы ещё скажите, что змея была в очках.

- И что время от времени она приподнимала их кончиком хвоста! – подхватил Теренс.

- Но так и было!..

Слизеринцы переглянулись, и Драко услужливо растянул над мадам Амбридж огромный тент от солнца.

- Профессор Амбридж, а тот змей, - заговорил Теодор Нотт, - которого, разумеется, не было… Он не был зелёным?

Амбридж озадаченно и немного раздражённо ответила:

- Нет, этот змей не был зелёным!

- Тогда вопрос не к нашему факультету, - безапелляционно сказал Теодор, и слизеринцы закивали. Кассиус перехватил у Драко тент и повёл Амбридж под локоть в сторону, что-то успокаивающе приговаривая.

Когда они ушли из поля зрения, слизеринцы выдохнули.

- Можешь вылезать! – сказала Дафна и открыла крышечку чайника.

Немногие знают, что окками, способные увеличиваться и уменьшаться, ведут свою родословную от василисков. А о том, что в слизеринских подземельях обитает собственный ручной василиск, знают только сами слизеринцы. Они его любят, общаются с ним – любой уважающий себя слизеринец рано или поздно выучит язык символа своего факультета – и иногда выносят на прогулку в специальном чайнике.

На этот раз своего питомца слизеринцы попросили об услуге. Не успели они высадить картошку, как из ниоткуда налетели какие-то гнусные полосатые жуки. Слизеринцы ничего в этом не понимали, но рэйвенкловцы сообщили, что жуки могут уничтожить результаты их трудов. Тогда Милли и Дафна сбегали в замок, принесли чайник с василиском и выпустили его погреться на солнышке, а заодно окаменить взглядом незваных гостей.

- Это случайно не тот василиск, которого победил Гарри три года назад? – спросила вездесущая Гермиона.

- Нет, Грейнджер, - ответил Драко, - это тот василиск, который уполз от вашего Поттера и которого мы всё лето потом выхаживали!

- И кстати, он не считает себя побеждённым!

- И мы тоже не считаем. Он очень благородный, и поэтому поддался!

- Зато благодаря вашему Поттеру мы познакомились с Ньютом Скамандером. Он приезжал к нам специально – помочь с лечением василиска. И кстати, был очень недоволен тем, как гриффиндорцы обращаются с редкими рептилиями!

В этот момент над ними пролетели Фред и Джордж верхом на лопатах.

Луна бродила по слизеринским грядкам, рассеянно поглаживая василиска по чешуйчатой шее, и собирала окаменевших жуков, чтобы сделать из них бусы.

***

- Джонсон атакует, квоффл у Джонсон, и-и-и-и Джонсон забивает гол! Пятьсот двадцать – сто девяносто в пользу Гриффиндора!

Майлз, вратарь, развёл руками – очередной гол, очередная картофелина, заброшенная в лунки Слизерина. Гриффиндорцы заулюлюкали, слизеринцы же были довольны. Если так пойдёт и дальше – гриффиндорцы сами посадят за них весь картофель!

Ли объявил перерыв и добавил:

- После перерыва команды меняют стороны поля!

Между гриффиндорской и слизеринской половинами огорода снова вынырнула голова Монтегю. Оглядевшись, она сказала:

- Перелёт.

И нырнула обратно под землю.

В гости к студентам пришла Макгонагалл, оценила обстановку и пообещала дополнительный балл на экзамене тому, кто сможет трансфигурировать лопату.

- Мы перерыли всю библиотеку! – сказала Гермиона. – Волшебники придумали, как трансфигурировать театральный бинокль, подушечку под ноги, канделябры, каминные щипцы… А лопату не придумали.

- Удобнее всего трансфигурировать лопату из ниффлера, - подсказала профессор. Но слизеринки возмутились и сказали, что своего любимца не отдадут. Тем более, он всё равно где-то спрятался.

Макгонагалл ушла, и студенты продолжили матч с картошкой, доведя счёт до тысячи с обеих сторон. То и дело из-под земли выныривал Монтегю и орал на своих: «Клином, клином летите, что это за «свинья»! Пьюси, сапожник, как ты бросаешь, где твой форхенд?! Блетчли, ворона, на кого ты ворота оставил?!!»

- Может, на третьего охотника?! – разозлился Майлз из красивой слизеринской «головы ястреба». – Кэп, помочь не хочешь?

- А я и помогаю! Я руковожу. Что бы вы без меня делали!

Каждый раз он уносил с собой несколько картофелин.

Ли Джордан притащил заколдованный радиоприёмник, но он крутил только одну-единственную мелодию. Слизеринки отдали должное музыкальному вкусу гриффиндорца: мелодия удивительно подходила под происходящее. Они терялись в догадках, кто же композитор – Моцарт или Вивальди – пока Гермиона шёпотом не подсказала: это магловская музыка из шоу некоего Бенни Хилла.

Когда солнце начало спускаться, а вся картошка была наконец-то посажена и даже прикопана, Монтегю окончательно выбрался из-под земли. Слизеринцы сказали ему, что за день он их основательно достал, и в гостиную они его не пустят – пусть ночует, где хочет, хоть в туалете на пятом этаже.

Монтегю не обиделся, он был неожиданно весел и непривычно добр. Он рассказал, что познакомился с тем самым Горбином из Лютного, поначалу они не подружились, но потом поладили и даже приготовили вместе какое-то картофельное пойло, «славная вышла дрянь, забористая». Попробовать забористую дрянь никто не решился: Монтегю признался, что самому Горбину понравился рецепт. Он даже выкупил патент, взамен сплавив слизеринцу какой-то медальон из своих закромов.

- Говорит, когда-то купил у какой-то нищенки за бесценок, потом долго не видел, - говорил Монтегю, раскачивая медальон на цепочке, - а недавно какие-то дураки выбрасывали ценности из древнего тёмного дома, и его заодно выбросили. Но медальон уже всё равно не тот, что раньше. Горбин говорит, к нему какая-то шваль прицепилась. Был бы это магловский компьютер – маглы назвали бы вирусом, а так непонятно что. А мне нравится, вот, смотрите, тут даже знак, как у нашего Основателя… Подделка, конечно.

Василиск услышал разговор из своего чайника и очень заинтересовался. Он попросил медальон на экспертизу: он-то помнит Салазара, он узнает…

- Если тот самый медальон, то забирай, - разрешил Монтегю, - кому его носить, как не тебе!

Василиск попробовал реликвию на зуб и подтвердил: да, тот самый, сомнений быть не может. Из медальона выползла какая-то злобная мелочь.

- Наверное, тот самый вирус, - решил Пьюси, - дай я его лопатой!

Вирус попытался качать права, но василиск шикнул на нахала, посмевшего занять медальон великого Салазара, и вирус обиженно притих.

Солнце сползало к горизонту, потрудившимся героям пришло время уходить в закат, но Монтегю предложил устроить небольшой пикник перед уходом.

Ли нашёл в радиоприёмнике какую-то милую мелодию: слизеринки снова попытались решить, Бетховен это или Шуберт, Ли, посмотрел на них изумлённо и сказал, что исполнители называют себя «Жуками». Все согласились, что жуки – это славно, это в тему.

Они собрали скромный стол и стали трансфигурировать посуду, но, как ни старались, одной чашки не хватало.

- А давайте в ниффлере поищем, - сказал Кассиус и перехватил питомца. – Помните, как мистер Скамандер учил?

Он перевернул ниффлера кверху лапками, Пэнси и Дафна пощекотали зверька, и он высыпал из кармана все их драгоценности (слизеринки пока не стали их забирать, решив, что у ниффлера будут сохраннее), несколько новеньких блестящих лопат («Весь вечер искали!!» - завопили близнецы), такой же блестящий котёл («теперь декан наконец-то поверит, что я не пропинал отработку!» - радостно схватил находку Майлз) и, о радость, – чашку с ручками, которую тут же утащил Монтегю.

От шума проснулась Мариэтта. Выбралась из-под ящика:

- Почему меня никто не разбудил? И… Что это вы на мне нарисовали?! – она размазала свои усы.

- Это всё Уизли, - быстро сказал Терренс.

- Точно.

- Который?!

- А они различаются?

Мариэтта только руками всплеснула и побежала в замок умываться.

На полпути она столкнулась с Терри Бутом, который мчался с какой-то пробиркой. Пока он пытался отдышаться, слизеринцы и гриффиндорцы обступили его:

- Что произошло?

- Мы провели исследование, - говорил Терри, - посмотрели это зелье… от паразитов… в лаборатории. Оно не от паразитов!

- А от чего тогда?

- Если бы я знал!

- И что теперь? Нам всю картошку выкапывать?!

Терри только руками развёл и начал отступать от моментально нахмурившихся, моментально объединившихся гриффиндорцев и слизеринцев.

Его спас ниффлер. У Терри была блестящая булавка для галстука, и ниффлер подскочил к ней и попытался снять маленькими когтистыми лапками. Голову зверька украшала диадема.

- Надо отдать Луне, - схватился Терри за диадему, как за спасительную соломинку.

- Да подожди ты, - Астория отобрала у него украшение, - нужно её сначала почистить. Она же вся в земле!

Никаких чистящих средств рядом не оказалось. У слизеринок были бальзамы для рук, но все, как одна, вцепились в свои сокровища и отказались тратить их на какую-то старую диадему. Оглядевшись вокруг, студенты выбрали единственное, что смогли найти, - бочку со средством от паразитов. Вокруг бочки толпами ползали те самые полосатые жуки, словно оно их не отпугивало, а приманивало, как драгоценности ниффлера.

- Сойдёт, - решил Пьюси и принялся смазывать диадему. – Хуже всё равно не будет.

И именно на этих словах произошло неожиданное. Из диадемы вдруг пошёл чёрный дым и даже послышался какой-то голос, Эдриан выронил её и наставил палочку, студенты наперебой вспоминали все известные им заклинания, напрочь заглушая зловещий голос диадемы…

Это длилось недолго. Дым рассеялся.

- О, а теперь она чистая, - сказал Майлз и протянул к ней руку, Дафна хлопнула его по ладони и подцепила диадему кончиком палочки. – Смотрите, даже надпись можно прочесть!

Но не успели они прочесть надпись, как их растолкала в стороны Мариэтта. Не обращая внимания ни на студентов, ни на жуков, она подбежала к бочке с чудо-веществом и принялась мазать им лицо.

- Эй, Этти, ты что, - пытались остановить её слизеринки, - позовите кто-нибудь мадам Помфри, у неё, наверное, нервный срыв…

- Бедняжка.

- Эджкомб, да мы его хотя бы водой развели перед тем, как на тебя мазать! – попытался перехватить её руку Теренс. И тут Мариэтта взглянула на себя в зеркальце и бросилась ему на шею с радостным криком.

Когда она наконец отступила от него, чуть не плача от счастья, все увидели, что от её прыщей не осталось и следа.

Теперь действительно пришло время для пикника, и студенты, а также ниффлер и василиск собрались в круг.

- Подождите, у меня не налито! – спохватился Монтегю и открыл своё картофельное пойло. – Сейчас опробуем, - он достал ниффлеровскую посудину.

Но стоило ему налить полную чашу своего напитка, как из неё пошёл чёрный дым и раздался гневный, отчаянный голос:

- ДА ВЫ ЧТО, ИЗДЕВАЕТЕСЬ?!

Пока все озадаченно переводили взгляд друг на друга, дым рассеялся сам собой.

- Говорю же, забористая дрянь, - вынес свой вердикт Монтегю. – Ну что, за старый добрый Хогвартс?

Гарри Поттеру было не по себе. Василиск узнал своего обидчика и решил отомстить. Хитрый змей принялся рассказывать анекдоты, один другого неприличнее. Слизеринцы уже привыкли и только смеялись, гриффиндорцы не понимали парселтанга (хотя Фред и Джордж уже ухватывали повторяющиеся конструкции и пересказывали своим), а Гарри так и заливался краской.

Монтегю увидел его смятение и решил помочь, налив ему своего картофельного пойла:

- Возьми, расслабься!

Расслабиться не получилось – у героя магического мира тут же разболелась голова, и он поклялся, что больше никогда не будет принимать напитков из рук слизеринцев. Но зато и змеиные анекдоты перестали его смущать: уже и Фред с Джорджем хохотали вместе со слизеринцами, а Гарри, как ни старался, не мог понять ни слова.

- Хорошо посидели, - сказал Пьюси, и никто не стал спорить.

- Надо будет повторить, - ответила Алисия.

- Вот после каникул и повторим, - заверил Кассиус, - когда будем выкапывать.

- Что?! – ужаснулся Драко. – То есть мало того, что мы её закопали, - теперь её и выкопать надо?!

Лишь один вопрос беспокоил и гриффиндорцев, и слизеринцев. Что теперь вырастет из этой картошки, которую они щедро обработали таким странным зельем от паразитов?..




Глава 3.

-Мадам Амбридж, - вкрадчиво спросил Драко, - а где вы взяли это снадобье?

- Мне дал его ваш декан, мистер Малфой, - ответила Амбридж.

- А вы не знаете, - ещё вкрадчивее спросил Кассиус, - декан сам его готовил?

Амбридж призадумалась:

- На самом деле нет. Я спросила профессора Снейпа, кого он порекомендует мне для приготовления чрезвычайно важного зелья, и он сказал, что поручит Невиллу Лонгботтому.

- Лонгботтому?! – ахнули все в один голос.

- Да, Лонгботтому! Профессор Снейп сказал, что молодой человек чрезвычайно талантлив в зельеделии, и добавил, что однажды мистер Лонгботтом даже сможет сменить его на должности… Что-то не так?

***

После насыщенного дня слизеринцы и гриффиндорцы вперемешку сидели в кухне, и домовики наперебой подавали им бутерброды и эклеры.

- Молодые господа тяжело трудились целый день, - сочувствовали домовики, и Гермиона убеждала, что этот день не сравнить с трудом угнетённых домовых эльфов.

- Хотел бы я знать, как Амбридж вообще додумалась, - сказал Теодор. Гермиона на этих словах как-то странно притихла.

- А можно спросить, - один из домовиков поставил перед ними поднос, полный чашек с горячим шоколадом, - чем молодые господа занимались целый день?

- Мы садили картошку, - ответила Дафна, - новый опыт, но мне даже понра… Что с вами?!..

Все домовики, как один, уронили тарелки, подносы и прихватки. В кухне было несколько десятков домовиков, и не было среди них ни одного, кто не рыдал бы, не бил себя по голове подносом и не причитал:

- Плохие эльфы, гадкие эльфы!

Парни Манящими чарами стянули к себе всё самое тяжелое и колюще-режущее, девушки бегали между домовиками и утешали их:

- Вы отличные эльфы! Что произошло?!

Больше всех старалась Мариэтта: избавившись наконец-то от своих прыщей, она была готова обнять весь мир.

Когда все домовики были усажены и успокоены, Астория и Алисия приготовили им огромную кастрюлю какао, а Гермиона куда-то исчезла, главный домовик объяснил:

- Это наше самое важное дело весной… Посадка картофеля для школы, чтобы обеспечить студентов едой на целый год. Домовые эльфы специально вычисляют подходящую дату и готовятся к ней. За всю историю Хогвартса не было года, когда домовые эльфы не сажали бы картофель!

Он отвёл студентов из кухни в маленькую кладовку. Там стройными рядами стояло множество лопат, каждая – в рост домовика.

- У каждого хогвартского эльфа есть своя именная лопата для картофеля, - рассказывал главный домовик, - она передаётся из поколения в поколение. Хогвартские эльфы очень ценят эту честь!

- Честное слово, - растерянная Пэнси села перед ним, успокаивая безутешного домовика, - мы не думали отнимать у вас эту честь. Профессор Амбридж сказала мне, что вы в этом году отказались!

- Но домовые эльфы не могли отказаться от этого важного дела, мисс!

- Так кто же тогда подстроил это?..

Пэнси поднялась. Все студенты переглянулись.

Рон Уизли и Гарри Поттер выбежали из кухни искать свою подругу. По пути они успели ухватить по бутерброду.

***

Понемногу все успокоились: Кассиус связал новый шарф, Луна нарисовала по созвездию на всех желающих домовиках, Пэнси с Ли Джорданом в сторонке обсуждали рецепты горячего шоколада с пряностями, Теренс и Мариэтта куда-то исчезли. Домовики подарили слизеринскому василиску новый чайник в факультетских цветах. Близнецы Уизли вместе с Эдрианом и Майлзом летали во дворе на лопатах – оказалось, что у лопат отличные аэродинамические свойства. Главный домовик разъяснял Дафне особенности посадки картофеля, и она старательно за ним записывала. Она объяснила, что картофель сам по себе её не интересует, потому что он очень вредит фигуре, но у него такие красивые цветы, - она попробует культивировать как декоративный сорт.

***

Хогвартские домовики осмотрели грядки, засаженные картошкой. Дипломатично сказали, что «молодые господа очень старались», и успокоили друг друга: этой весной их главное дело останется за ними.

И весна снова расцвела для них всеми своими красками.


"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"