Пляски мертвецов

Оригинальное название:Dancing Dead
Автор: Basalit-an, пер.: Кузя-кот
Бета:нет
Рейтинг:PG-13
Пейринг:Андерс
Жанр:Drama
Отказ:Ни вселенная, ни персонажи мне не принадлежат.
Цикл:Dragon Age [37]
Аннотация:Это празднование Андерсовой неудачи. (Хоррор)
Комментарии:Размещение текста на других ресурсах запрещено.
Каталог:нет
Предупреждения:насилие/жестокость
Статус:Закончен
Выложен:2016-11-10 19:25:01
  просмотреть/оставить комментарии

Андерс вошёл в «Висельник», намереваясь отыскать Варрика. Они с гномом уже давненько не устраивали обмен историями, а Андерсу, видит Создатель, срочно требовалось на что-нибудь отвлечься. В последние недели его редкие часы наедине с Варриком были единственным временем, когда Андерс мог позволить себе расслабиться и ни о чём не думать. Ситуация между магами и храмовниками накалялась, и Справедливость призывал его к действию. Андерс чувствовал эту потребность в душе, с каждым днём всё сильнее. Если он в скором времени что-нибудь не предпримет, Справедливость возьмёт дело в свои руки, Андерс знал это.

В голове у него возникали идеи, безумные замыслы, которые он, вероятно, никогда не осуществит. Рождались ли они из его неоспоримого желания уничтожить орден храмовников, или же это Справедливость вложил иррациональные мысли Андерсу в голову, чтобы те преследовали его без конца, особенно когда Андерс сидел без дела? По правде говоря, Андерс уже двое суток не спал.

В «Висельнике» было на удивление людно. Множество посетителей толпилось в главном зале таверны, большинство двигалось в такт музыке, наигрываемой двумя менестрелями. Бой курантов в напольных часах возвестил о наступлении полуночи. Странно, Андерс не помнил, чтобы в «Висельнике» стояли напольные часы. Он протолкался сквозь толчею, уставившись себе под ноги, поскольку заметил в толпе храмовничьи доспехи и не желал привлекать излишнего внимания. И уж тем более — терять контроль над Справедливостью. Поднявшись на верхний этаж, Андерс подошёл к личным апартаментам Варрика, которые тот занимал в своё свободное время, только чтобы обнаружить, что гнома на месте не было.

Должно быть, тот отправился на какое-нибудь задание с Хоуком. Других причин покидать «Висельник» в эти дни у Варрика не было. Да и с чего бы? Здесь он располагал вином, красивыми девушками и, что самое важное, аудиторией для своих грандиозных баек о Защитнике. Не говоря уже о горячей еде и тёплой постели. Хотя, если Варрик с Хоуком, интересно, почему они не позвали Андерса. Хоук таскал его с собой всюду, даже умудрился затащить на Глубинные Тропы, куда Андерс зарёкся возвращаться.

Разочарованно вздохнув, Андерс вернулся в главный зал. Народу, кажется, прибавилось вдвое. Обычно Андерс не переваривал толпу, особенно если в ней имелись храмовники, однако сейчас решил, что ему не помешает выпить. Видит Создатель, он заслужил глоток спиртного после всех этих пережитых недель. Протолкавшись мимо покачивающихся под музыку постояльцев, Андерс достиг барной стойки и шлёпнул на неё два медяка. Немалая расточительность для него. К удивлению Андерса, трактирщик протянул ему обратно монеты вместе с порцией виски.

— Расслабься, напитки сегодня за счёт заведения, — проворчал он и занялся другими заказами.

Что ж, это объясняло толпу народа. Но что именно происходит? Почему в «Висельнике» вдруг поят бесплатно? Андерс уставился на янтарную жидкость, легонько бьющуюся о стенки стакана. Он буквально видел неодобрительный взгляд духа; в голове и душе его царил хаос. Андерс закрыл глаза и залпом осушил бокал, жидкость даже не успел обжечь горло. В конце концов, это ведь за счёт заведения.

Андерс обнаружил, что просит повторить. Напитки сегодня бесплатные, к тому же разбавлены водой, так почему бы нет? Ситуация с магами и храмовниками, собственное несогласие с позицией своих товарищей и внутренняя борьба приводили его в отчаяние. Ему нужно было выпить. А может, даже потанцевать.

По-видимому, трактирщик не расслышал его за общим гулом, и Андерс окликнул его снова. Казалось, музыка стала громче, в зале уже некуда было шагу ступить, а в воздухе повис странный едкий запах. Наверное, кого-то стошнило. Позвав в третий раз, Андерс почувствовал, как в ушах нарастает давление, а в голове — боль от всей этой обстановки. Трактирщик наконец-то повернулся.

И на Андерса уставилась маска смерти. Лицо трактирщика, теперь хорошо различимое, было серым, с провисающей кожей и гниющей плотью на левой щеке. Мутные голубые глаза смотрели в потолок. Распухший фиолетовый язык виднелся меж потрескавшихся губ. Андерс с воплем отшатнулся в толпу, отвернулся от ужасного зрелища — только чтобы увидеть такие же лица у всех вокруг, у каждого завсегдатая и танцора, мага и храмовника. Его окружали лица мертвецов, двигающих своими гниющими телами под хаотичную музыку, громкость которой всё нарастала.

Ему нужно было выбраться отсюда и спокойно обдумать происходящее. Андерс пробился сквозь стонущие тела обратно к комнате Варрика, где, к своему удивлению, обнаружил Хоукову сестру Бетани. Андерс встречал её всего несколько раз до того, как Бетани забрали в Круг. Сейчас она стояла у камина спиной к Андерсу, практически не шевелясь.

— Бетани? — позвал он, приближаясь с колотящимся сердцем.

— Это ты, Андерс? — обернулась она. К облегчению Андерса, лицо у неё было здорового розового цвета, а золотисто-карие глаза полны жизни.

— Что происходит? — просипел он сдавленным от страха горлом. Бетани не ответила, но развернулась к нему всем телом, явив картину ещё страшнее пляшущих внизу мертвецов: из её распоротого живота торчал огромный меч. Кровь выглядела чёрной на лазурной мантии.

— Андерс, — простонала она, падая на колени. Андерс опустился рядом, уже осматривая рану и размышляя, сможет ли её исцелить. — Ты не справился, Андерс, — хрипло прошептала Бетани ему на ухо. Тон её был осуждающим. Андерс недоумённо поймал её тускнеющий взгляд. — Ты подвёл меня. Подвёл нас всех.

Дверь позади распахнулась: вошли два храмовника с жуткими ухмылками на гнилых лицах. Андерс вскочил на ноги, потянулся за посохом, зная, что это они за всё в ответе — однако храмовники подошли к нему спокойным шагом и хлопнули по плечам, словно старого друга.

— Расслабься, — сказал храмовник справа; слова чуть приглушили распухшие фиолетовые губы.

— Идём танцевать, — добавил второй, и они потащили Андерса обратно в главный зал. Маг не смог сопротивляться их силе.

— Андерс! Как раз вовремя! — окликнул оказавшийся в коридоре Варрик. — Мы ведь в твою честь праздник устроили, как-никак! — Андерс уставился на друга. Из шеи Варрика торчали три стрелы, из каждой раны протянулись засохшие кровавые дорожки.

— Точнее, в честь твоего поражения! — радостно пояснила Мерриль, появляясь из соседнего номера. У неё не было правой руки, а лицо с одной стороны было одной большой вмятиной — жуткий контраст с её милой, искренней улыбкой. Андерс почувствовал, что у него голова идёт кругом. Его поражение? Как он мог потерпеть поражение? Что случилось с его друзьями? Это он довёл их до такого? Он виноват в искалеченных телах товарищей? Во всех собравшихся в «Висельнике» мертвецах?

— Андерс. — Шум таверны — и гул в голове Андерса — прорезал громкий голос Хоука. Хоук стоял у него за спиной, и Андерсу не хотелось оборачиваться и видеть, что стало с его лучшим другом из-за него. — Андерс!

Хоук неожиданно оказался перед Андерсом, но глаза у него были неживыми, потусторонними. Длинный рваный порез пересекал его шею, с каждым словом из него вытекала кровь.

— Ты видишь, что натворил, Андерс? — с нажимом спросил Хоук. Андерсу хотелось отвернуться, зажмуриться и не смотреть, но тело словно парализовало, и охваченный страхом Андерс стоял и таращился на говорящий труп Защитника.

— Ты знаешь, что должен сделать, — произнёс Справедливость устами Хоука. Андерс не слышал этого голоса с тех пор, как объединился с ним, и теперь он казался ему незнакомым. — Ты обязан действовать, Андерс, иначе это всё воплотится в жизнь. — Справедливость развёл руки, обводя всех искалеченных, окровавленных друзей. Ковыляющая Изабела появилась из той же комнаты, что и Мерриль; в бедре у неё зияла огромная дыра. Фенрис вышел из-за спины Хоука, с собственной головой в руках.

От резкого пробуждения Андерс едва не скатился на пол. Он сел в постели, в своей лечебнице, дрожа и обливаясь холодным потом. Убрав прилипшие ко лбу волосы, он с силой растёр лицо, пытаясь избавиться от стоящих перед глазами видений. Это был всего лишь сон, это не взаправду.

Нет, не просто сон. Это было послание. От Справедливости. Андерс слишком долго откладывал исполнение плана — ужасного замысла, который сулил гибель ему самому. Он слишком долго сомневался. Боялся риска, боялся за себя и за Справедливость. Не мог решить, верно ли поступает.

Но теперь он знал. Нужно действовать. Он не мог потерпеть неудачу.


"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"