Ночнушка

Оригинальное название:Nightgown
Автор: HeroMaggie, пер.: Кузя-кот
Бета:нет
Рейтинг:G
Пейринг:Андерс, Фенрис (с намёком на фендерс), м!Хоук, Варрик
Жанр:General, Humor
Отказ:Ни вселенная, ни персонажи мне не принадлежат.
Цикл:Dragon Age [7]
Аннотация:За спасение жизни Андерс получает в дар женскую ночную сорочку — и решает, что она слишком удобная, чтобы ею пренебрегать.
Комментарии:Размещение текста на других ресурсах запрещено.
Каталог:нет
Предупреждения:Tекст не требует предупреждений
Статус:Закончен
Выложен:2015-05-20 00:01:29 (последнее обновление: 2015.05.20 00:01:23)
  просмотреть/оставить комментарии
Целительная магия хлынула из него волной холодного, бледно-синего света. Синева разливалась, струилась, окутывала неподвижно лежавшего на кушетке молодого человека. Проникала ему под кожу, к скрытым там кровавым разрывам, сращивала кости, мышцы и органы, пока юноша не сделал судорожный вдох и не открыл глаза. Андерс улыбнулся, глядя на него сверху вниз, и продолжил погружать его в целительные волны, отдавая магию до тех пор, пока дыхание молодого человека не выровнялось и последняя рана не была залечена.

* * *

— У меня ничаво больше и нету, уж простите, лекарь. Но что за славное дело вы сотворили! Мальчик-то мой помирал, как есть помирал. Создатель милосердный, и тот от него отвернулся. — Женщину можно было с натяжкой назвать «пожилой», хотя озадаченную голову Андерса не покидало слово «старуха». Она размахивала у него перед лицом какой-то занавеской — широким куском ткани, развевающимся на гулявшем по Клоаке стылом ветру. — Возьмите, это принадлежало его матушке. Та уж померла, благослови её душу.

Андерс пытался объяснять пациентам, что клиника бесплатная. Пожертвования всегда приветствовались, предпочтительно в форме еды, мелкой монетки и трав для зелий. Но от случая к случаю Андерс спасал чью-то жизнь, и родственник спасённого появлялся на пороге клиники с любимой безделушкой или предметом обихода в руках. Таким образом Андерс уже обзавёлся тремя кастрюлями, двумя чайниками, вполне годным одеялом, куклой, тремя парами тапочек — ни одна из которых не подходила ему по размеру, — а теперь ещё и этим куском тряпки. Андерс никогда не избавлялся от этих вещей, потому что понимал их значение — эти подарки были единственной благодарностью, которую могли предложить нищие. Поэтому он принял тряпку и проводил женщину с внуком на выход. Тряпку можно будет повесить на окно в качестве занавески в его тесной каморке.

Тряпка оказалась ночной сорочкой. Одной из тех пышных, что прикрывали молодых девушек от шеи до пальцев ног. Она была кисейной и вполне хорошего качества, надо заметить. Всю ткань украшали вышитые вручную крошечные синие и фиолетовые цветы. Перед был плиссирован узкими складками, в каждую из которых была продета бледно-жёлтая ленточка. Кромка плиссе оканчивалась слегка потрёпанным кружевом. Подол украшали оборки. Андерс держал сорочку на вытянутых руках и, помоги ему Андрасте, находил её красивой. И удобной на вид.

У него уже несколько лет не было ночной рубашки. И никому не обязательно будет знать, что он спит в женской сорочке. А если пациенты разбудят посреди ночи, достаточно будет накинуть поверх своё пальто.

Не раздумывая долго, Андерс с глубоким облегчением задул фонарь. На исцеление юноши ушла почти вся его мана, и чувствовал он себя измождённым, практически опустошенным. Игнорируя инстинктивный протест Справедливости — по крайней мере, на этот раз, — он запер лечебницу и приготовил себе ванну. Ему просто необходима была ванна. Пригоршня трав в горячую воду — и Андерс опустился в исходящую паром кадку, отмокать и растираться.

Он не хотел испачкать ночнушку.

Вымывшись, высушив и расчесав волосы, он сгрузил в воду свою грязную одежду и постирал; затем развесил её на верёвке, натянутой между двумя столбами. Немного прибравшись, он счёл, что уже можно надевать ночнушку без риска запачкаться. Все зелья сварены, все лужи на полу вытерты; сам Андерс был чисто вымыт, сорочка прекрасно ему подошла (и Андерс не собирался размышлять о том, сколько веса он потерял, раз она сидела на нём как влитая), и в кои-то веки он надеялся, что действительно выспится этой ночью.

В последний раз оглядев клинику, Андерс прошёл в свою каморку, подрезал фитиль у прикроватного фонаря и скользнул под одеяла. Немного повертевшись и хорошенько взбив подушку, он погрузился в сон.

Чтобы быть разбуженным громким стуком в дверь. Ну а как же иначе? Побери Создатель тех, кому вздумалось заболеть или пораниться посреди ночи. Выпутавшись из одеял, сонный Андерс поплёлся к двери.

— Иду! — закричал, добавив себе под нос нечто неразборчивое, но, без сомнения, грубое. По двери заколотили сильнее, и Андерс застонал. — Сказал же, иду, уймитесь уже!

Он распахнул дверь в лечебницу, напрочь забыв о своей ночнушке, и обнаружил себя лицом к лицу с Хоуком. Тот уже занёс огромный кулак, чтобы снова затарабанить, но при виде Андерса опустил его. Последовал момент тишины, пока Хоук оглядывал Андерса с ног до головы. Из-за спины Хоука раздалось покашливание, ещё чуть дальше кто-то прочистил горло.

— Миленький пеньюарчик, Блондинчик, — произнёс Варрик, снова кашлянув. — Я бы даже сказал, соблазнительный. Эти маленькие цветочки чертовски подходят твоим волосам.

Андерс закрыл глаза от унижения.

— Ты... босиком? — Хоук завороженно пялился на пальцы — изящные, надо добавить, пальцы — Андерсовых ног. — У тебя ночнушка с оборками... — В голосе его слышалось неверие.

Андерс прищурился, заглядывая Хоуку за спину, и закрыл лицо руками. За левым плечом Хоука стоял Фенрис — с таким бесстрастным лицом, будто едва сдерживал смех или саркастичный комментарий. Андерс поймал его взгляд, и Фенрис кашлянул один-единственный раз, после чего снова принял невозмутимый вид.

— Хоук, — смиренно произнёс Андерс, — что тебе нужно?

— Работа перепала! Мне нужен мой целитель! — Хоук улыбался от уха до уха. — Но вместо него я обнаружил прекрасную деву. Скажи мне, красавица, ты не встречала здесь небритого светловолосого мужчину? Такой высокий, худой... с одухотворённым лицом?

Варрик аж захрюкал от смеха. Фенрис повернулся спиной: плечи его тряслись.

— Хоук, я тебя убью, — процедил Андерс сквозь зубы.

— Кажется, мы задели её чувства! — со смешком сказал Хоук. — Прости, Андерс. Просто... ты выглядишь так мило.

— Это подарок, — пробурчал Андерс. — От пациента. Я не мог отказаться.

— И решил её носить? — послышался низкий, рокочущий голос Фенриса.

— Я постирал бельё, если так уж хотите знать. — Андерс гордо выпрямил спину. — Дайте мне минутку, я переоденусь.

Он закрыл дверь, игнорируя хихиканье на три голоса, которое со стороны Хоука быстро переросло в громовой хохот. Андерс со вздохом разгладил ночнушку и раздражённо поморщился, слыша, как беснуется Хоук за дверью. Пнув её напоследок, Андерс потопал переодеваться.

* * *

Рваный Берег — не то место, где Андерс хотел сейчас оказаться. Ему хотелось обратно в свою каморку, в свою постель, в свою ночнушку. Но вместо этого он тащился сквозь подлесок — в ещё не высохшем после стирки белье — следом за тремя мужчинами, которые посмеивались всякий раз, как на него оглядывались. После четвёртого такого смешка Андерс решил, что с него хватит.

— Не понимаю, что вас так веселит, — проворчал он. — Это то же самое, что ночная рубашка. Только удобнее.

— Удобнее? Скорее красивее, — поддел Хоук. — Не думал, что Справедливость одобряет кружева.

— Справедливость знал, что это бескорыстный подарок за спасение жизни. А я знал, что это приличная одежда без дырок, — ядовито ответил Андерс. — И если продолжите надо мной издеваться, то я возвращаюсь домой.

— Ладно, ладно, Блондинчик, извини нас. — Варрик успокаивающе поднял руки. — Это были просто дружеские подколки.

Андерс в ответ лишь хмыкнул.

Компания молча продолжила путь по тропе. Фенрис отделился от остальных, поравнявшись с Андерсом, и зашагал рядом, бросая на него взгляды украдкой. Спустя несколько минут Андерс вздохнул.

— Тоже решил потыкать меня палкой?

— Я тебя ничем не тыкаю, — тихо ответил Фенрис.

— Тогда что тебе нужно? — Андерс пнул с дороги камешек, не поднимая глаз.

— Если тебе требуется одежда, которую можно носить по вечерам, то у меня в поместье найдётся халатик, подходящий к твоей сорочке, — невозмутимо произнёс Фенрис, глядя прямо перед собой. — Если пожелаешь.

Андерс открыл было рот, чтобы отказаться, но тут же закрыл, взвешивая перспективы.

— А ленточки на нём есть?

Фенрис кивнул:

— И чепчик.

Андерс бросил на него быстрый взгляд и снова уставился себе под ноги.

— Я зайду к тебе попозже их забрать.

— И вот ещё что, Андерс. — Услышав из уст Фенриса своё имя, Андерс удивлённо вскинул голову и увидел на его губах слабую улыбку. — Когда в следующий раз будешь открывать дверь в сорочке, лучше надевай поверх халат. Муслин просвечивает на свету. Я и не представлял, что у тебя такие... пленительные формы.

Фенрис прибавил шагу, догнав Хоука и оставив Андерса с открытым ртом пялиться ему вслед.


"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"