Баловень судьбы

Автор: Мерри
Бета:Altea
Рейтинг:PG-13
Пейринг:Абраксас Малфой, Люциус Малфой
Жанр:Drama, Humor
Отказ:HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. and J. K. Rowling.
Вызов:Winter Temporary Fandom Combat 2015
Аннотация:О том, как именно получилось, что Абраксас Малфой «скончался от драконьей оспы», и о других маленьких семейных тайнах.
Комментарии:Фик написан на WTF 2015 для команды Lucius Malfoy 2015, на заявку «напишите, пожалуйста, что-нибудь про юность Люциуса, только не гет и не банальный снейполюц».
Убедительная просьба НЕ размещать данный текст на других Интернет-ресурсах.
Каталог:Книги 1-7
Предупреждения:Tекст не требует предупреждений
Статус:Закончен
Выложен:2015-04-10 01:17:13 (последнее обновление: 2015.04.10 01:17:07)
  просмотреть/оставить комментарии
     Под закопченным потолком бара густыми клубами плавал вонючий дым. Очень приличный на вид пожилой джентльмен в темно-синей мантии сидел у стойки и пил с трактирщиком что-то ярко-зеленое из маленьких стаканчиков. Они разговаривали вполголоса, но прочие посетители (весьма потрепанные) все равно не обращали на них никакого внимания: джентльмен в синем был таким же завсегдатаем, как и они, хотя принадлежал, без сомнения, к несколько другому слою общества.
     — Дожили, — ворчал джентльмен. — Мой сын — террорист. У всех дети как дети, а у меня...
     — Зря ты переживаешь, — хмыкнул трактирщик. — Вот мой братец говорит, это нынче очень модно.
     — Что именно?
     — Терроризм. Так что твое чудо как раз очень даже вписывается в свое поколение.
     Джентльмен несколько секунд в упор глядел на собеседника, а потом залпом допил свою зеленую жидкость.
     — И что делать? — слегка растерянно поинтересовался он.
     — Да ничего. Образуется как-нибудь. Ты ж не виноват, что на детях гениев природа отдыхает.
     Абраксас Малфой прищурился.
     — Сдается мне, ты это и моему отцу говорил.
     Вместо ответа Аберфорт ухмыльнулся и налил им обоим еще по порции лучшего богемского абсента, который Абраксас только что привез в Британию контрабандой.
     
     
~ LM ~

     Люциус Малфой считал себя настоящим баловнем судьбы. Он с детства был уверен, что у него идеальные отношения с родителями. До школы ему ни в чем не отказывали и уделяли ровно столько внимания, сколько ему хотелось. Когда он пошел в Хогвартс, отец щедро выдавал ему карманные деньги и интересовался успехами только по тем предметам, которые нравились самому Люциусу, и к тому же был готов подробно ответить практически на любой вопрос в случае каких-то затруднений. Мама регулярно присылала всякие домашние сладости, а потом, уже на старших курсах, — разнообразные мелочи, которые в Хогсмиде не купишь, но просто бесценные, если хочешь прослыть идеальным кавалером и вообще нравиться девушкам. Когда он начал ухаживать за Нарциссой Блэк, родители всецело одобрили этот выбор и охотно взяли на себя переговоры с консервативной родней невесты, словно на дворе стоял девятнадцатый век, а не конец просвещенного двадцатого. Наконец, когда Люциус уже женился и они с Нарциссой поселились в отдельном крыле фамильного поместья, Абраксас и Лукреция тактично воздерживались от того, чтобы вмешиваться в жизнь молодой четы.
     Поэтому когда однажды отец пригласил его в свой кабинет обсудить что-то важное, Люциус ровным счетом ничего не заподозрил. И первый же вопрос обрушился на него как гром среди ясного неба:
     — Ты уже придумал, как будешь меня убивать?
     Люциус потерял дар речи и уставился на родителя, не веря собственным ушам.
     — Ну, что ты стоишь как пень? Придумал или нет?
     Как во сне, не вполне понимая, что происходит, Люциус медленно покачал головой.
     Отец фыркнул.
     — Ну и дурак. Времени мало, думай давай.
     — Ч-что?.. — наконец выговорил Люциус слабым голосом.
     Абраксас вздохнул.
     — Все-таки ты туго соображаешь. Как тебя еще не убили до сих пор, ума не приложу. У вас там все такие?..
     Люциус похолодел. До сих пор он пребывал в полной уверенности, что родители не имеют ни малейшего понятия о его подпольной деятельности. Да и откуда бы? В конце концов, люди они были мирные, спокойные — настоящие сельские аристократы. Отец, кажется, поддерживал какие-то торговые связи на континенте (во всяком случае, он часто разъезжал «по делам»), но этим и ограничивалось. Мать и вовсе была домоседкой.
     — Где... «у нас»?..
     — Ну, в этом вашем молодежном кружке, или куда ты там по ночам ходишь. Упиваетесь чем-то, как я слышал. Ты уверен, что это не вредно — столько пьянствовать? — отец откровенно издевался, и Люциус понял, что влип.
     — Я не знаю, кто ввел тебя в заблуждение... — предпринял он жалкую попытку поюлить, но Абраксас безжалостно ее оборвал.
     — Прекрати, — приказал он, оставив юмористический тон. — Не позорься. Мне известно о деятельности твоих приятелей куда больше, чем хотелось бы даже мне самому. Уж не знаю, насколько ты в этом замешан... надеюсь, у тебя хотя бы хватило ума не марать руки.
     Люциус сглотнул. Он и в самом деле до сих пор под разными предлогами не участвовал в рейдах, за что прослыл среди сверстников белоручкой, трусом и любимчиком Темного Лорда одновременно.
     — Если не хватило, — между тем продолжал Абраксас, — пожалей мои седины и избавь меня от подробностей. Собственно, я позвал тебя не для того, чтобы обсуждать твои безумства. Мы должны обезопасить семью, и тебе придется потрудиться.
     — Обезопасить? — Люциус искренне удивился. — От чего? Нам ничто не угрожает. Авроры не в курсе, а у нас в министерстве полно своих людей, так что даже если случайно что-то вскроется...
     Отец тяжело и скорбно вздохнул.
     — Какой же ты все-таки еще ребенок. Зачем, по-твоему, этот ваш, — он сделал презрительно-небрежный жест, — Повелитель Тьмы, или как его там, вербует недорослей из приличных семей? Боевые маги из вас, по большей части, как из клобкопуха цербер, и ты пока что явно не исключение. Зельеварение тебе никогда толком не давалось. Что еще — руны? Нумерология? Да ты над ними всю школу исключительно спал, насколько я помню.
     Люциус растерялся: столько критики он не слышал от родителей за всю свою жизнь и теперь совершенно не знал, как на нее реагировать.
     — Короче говоря, — снисходительным тоном продолжил Абраксас, — он рассчитывает на ваши деньги.
     — Деньги?.. — как попугай, повторил Люциус, чувствуя себя совершенно уничтоженным.
     — Именно. Точнее говоря, в твоем случае он рассчитывает на мои деньги. А поскольку просто так я их не отдам, рано или поздно тебе придется меня убить. И мать, разумеется, тоже, так как по завещанию в случае моей смерти семейным состоянием вплоть до твоего двадцатипятилетия управляет именно она.
     На этом месте Люциусу, кажется, стало дурно: во всяком случае, у него потемнело в глазах и зазвенело в ушах, а потом он обнаружил, что сидит в кресле, в руках у него бокал с чем-то светлым, а отец сидит напротив и участливо смотрит ему в лицо.
     — Прости, Люци, — мягко сказал Абраксас, — но это было необходимо. Опасаюсь, иначе я бы до тебя не достучался. И, к сожалению, все, что я сказал, — правда, хотя можно было выбрать менее шокирующий способ донести ее до тебя.
     Люциус не глядя отпил из бокала и чудом не поперхнулся: там оказалось яблочное бренди.
     — Но я не собираюсь вас убивать! — в ужасе выговорил он умоляющим голосом.
     — И на том спасибо, сынок, — усмехнулся Абраксас. — Но тебе все-таки придется придумать, как это сделать, чтобы мы с матерью могли спокойно уехать. О деньгах я позабочусь сам.
     — То есть? — не понял Люциус.
     — О, не волнуйся, — отец усмехнулся. — На карманные расходы вам с Нарциссой хватит лет на пятьдесят, не меньше. Если не начнете покупать спортивные метлы каждый сезон. Ну и на поместье, разумеется, — собственно, для этого мы и так всегда держали отдельный счет. Но основной капитал я сделаю недосягаемым до лучших времен. Очень надеюсь, что вам тут удастся уцелеть и до этих времен дожить.
     Люциус отпил еще разок и предпринял отчаянную попытку собраться с мыслями.
     — Ты... ты считаешь, что мы наверняка проиграем? — осторожно спросил он. — Но почему? Если ты так много знаешь о нас, почему не веришь в нашу победу?
     Абраксас вздохнул, как вздыхает всякий родитель, чей в общем-то талантливый ребенок вдруг демонстрирует исключительное тупоумие.
     — Видишь ли... рано или поздно Рим всегда одерживает верх над варварами. Весь вопрос в том, когда и какой ценой. А в данной ситуации вы, мой дорогой, — варвары.
     С ответом Люциус не нашелся.
     
     
~ LM ~

     Следующие два месяца Люциус лихорадочно придумывал способы «убить» обоих обожаемых родителей. Как-то оказалось, что все познания, приобретенные за семь лет учебы в школе, здесь приложить некуда, зато о многих полезных вещах он не имеет ни малейшего понятия. Кроме того, поскольку он, будучи чистокровным волшебником, пренебрегал маггловской беллетристикой, а магическая литература до детективного рассказа так и не додумалась, у него отсутствовали самые элементарные представления о том, что и как могут выяснить авроры, прибыв на место трагедии и допросив членов семьи и прочих присутствующих.
     Абраксас с унизительной легкостью разбивал в пух и прах одну его затею за другой.
     — Одно Prior Incantato, и ты отправляешься прямиком в Азкабан.
     — Большинство ядов, которые ты в состоянии сварить, опознает даже ученик зельевара, не говоря уже о квалифицированном специалисте аврората. И ты наверняка забудешь стереть отпечатки пальцев с какой-нибудь посуды.
     — Никогда, слышишь, никогда не смей покупать яды на стороне и при этом оставлять свидетелей в живых! Ты хоть понимаешь, что ни один аптекарь не примет тебя за зельевара или колдомедика, а значит, сразу поймет, что дело нечисто?! Ты домой добраться не успеешь, а на тебя уже донесут.
     — Ни один домовой эльф не выполнит подобный приказ. Ни при каких обстоятельствах. И Imperius не поможет. Право слово, да ты вообще что-нибудь знаешь о вассальной магии?!
     — Но я же не собираюсь вас убивать на самом деле! — наконец взорвался Люциус.
     — Неважно, — отец оставался неумолим. — Вся схема должна быть безупречна. И потом, чьи-нибудь трупы ты же собираешься использовать?
     — Трупы?..
     — Британское магическое законодательство не позволяет констатировать смерть при отсутствии тела, — сухо заметил Абраксас. — Так что два каких-нибудь завалящих трупа, мужской и женский, тебе все-таки придется раздобыть, а потом поколдовать хорошенько. Хочешь сказать, ты даже до этого не додумался?!
     Люциус чувствовал, что еще немного, и он уже в самом деле решится на отцеубийство. Абраксас тоже, кажется, начал понемногу терять терпение. Наконец Лукреция, до сих пор предпочитавшая оставаться в стороне, сочла нужным вмешаться.
     — Дорогой, — сказала она как-то своим «рассеянным» тоном, который обычно означал, что сейчас прозвучит нечто чрезвычайно важное. — А что ты думаешь насчет драконьей оспы?
     — В каком смысле? — удивился Абраксас.
     Утомленный Люциус предпочел просто промолчать и послушать — разнообразия ради.
     — На юге Богемии, — Лукреция помахала газетой, — сейчас вспышка драконьей оспы. Довольно много умерших, в том числе среди бедняков. Ты, кажется, часто там бываешь по делам? Вот тебе и причина смерти, и возможность заполучить пару неопознанных тел...
     — Гм, — нахмурился Абраксас. — Идея неплохая, надо ее как следует обдумать.
     — Думай быстрее, пожалуйста, — не удержался Люциус, а потом прибавил с искренним восхищением: — Мама, я тебя обожаю.
     
     
~ LM ~

     Три дня спустя Люциус с тревогой убедился, что отцовские опасения — отнюдь не пустые фантазии и не паранойя. Темный Лорд несколько раз заводил разговоры о финансировании тех или иных «проектов», а когда уяснил, что Люциус как наследник еще не имеет неограниченного доступа к семейному состоянию, начал намекать, что неплохо бы исправить положение. Намеки делались пока в мягкой форме, но были совершенно прозрачны. Еще несколько дней Люциус выкручивался как мог; намеки становились все более недвусмысленными и наконец превратились в прямой приказ. Сроку на его выполнение он получил неделю.
     — Делай что хочешь, пап, — устало объявил он наутро за завтраком, — но похороны не позднее воскресенья.
     Абраксас поднял брови.
     — Что, уже?
     Люциус кивнул.
     — Ты был прав. Честно говоря, — признался он, — я был уверен, что ты преувеличиваешь.
     — Уж скорее преуменьшаю, — усмехнулся Абраксас. — Ничего, выкрутишься. В конце концов, ты все-таки Малфой.
     
     
~ LM ~

     К большому облегчению Люциуса, оказалось, что отцовское «как следует обдумать» на деле означает «все перепроверить, подготовить и ждать удобного момента». К его же большому разочарованию, Абраксас сразу заявил, что сам ничего предпринимать не собирается.
     — Мы и так взяли на себя половину работы, — заявил он. — С финансами я разобрался. Лукреция подала идею, я набросал план действий — заметки в моем кабинете на столе. То есть в твоем кабинете. В общем, что могли, мы сделали. Технические детали, уж извини, за тобой.
     Люциус не вполне точно знал, что такое «технические детали», но получалось, что по-простому это называется «грязная работа». То есть та самая, которой он до сих пор всеми силами избегал. К тому же оказалось, что реальные трудности превосходят его ожидания раз этак в пять, а главное, возникают в местах совершенно непредвиденных.
     К примеру, доставить два незнакомых трупа через три границы оказалось проще, чем протащить их в поместье так, чтобы этого не заметил ни один домовой эльф. Конечно, эльфы никогда не донесут на хозяев, но едва ли не в последний момент выяснилось, что самое трудное с поддельными телами — обмануть вовсе не министерских ищеек, а домовиков и фамильные чары, и что именно из-за этого авроры бывают иногда якобы небрежны. Не принимает семейный особняк наследника — тогда и дураку ясно, что дело нечисто. А проверить, кому принадлежит домовик или дом, уже легче легкого. Тут-то и нужна особая (разумеется, запрещенная) магия, которая позволит при живом главе рода «перевести» на наследника поместье и состояние. И почему-то необходимо, чтобы никто, кроме наследника, при этом не присутствовал. Даже домовики.
     Или взять необходимые для подобных фокусов зелья. Половину ингредиентов нужно собирать то в новолуние, то в третий день первой фазы, то в солнцестояние, то в равноденствие, а то и вообще в какой-нибудь там день Священной Свиньи Керидвен, который бывает раз в тринадцать лет. И никому не объяснишь, что все это тебе необходимо не просто срочно, а прямо сегодня, а еще лучше — вчера.
     В довершение всего, когда из министерства явились свидетельствовать кончину уважаемых мистера и миссис Малфой, причина смерти вызывала такой переполох, что в Малфой-мэноре и трех окрестных деревеньках, где жили волшебники, с перепугу объявили карантин «до выяснения обстоятельств».
     Темный Лорд выбрал именно этот момент, чтобы прислать совой весьма витиеватые соболезнования и куда менее витиеватые требования немедленно дать денег.
     Люциус, наверное, совсем пал бы духом, но именно тут он в первый раз по-настоящему понял, насколько ему повезло с женой. С самого начала, выслушав его путаные объяснения, Нарцисса даже бровью не повела. Затем она охотно отвлекала домовиков, занимая их разнообразными мелкими поручениями, хладнокровно подбирала подобающую одежду для тела «покойной свекрови» и любезно принимала подозрительных и дурно воспитанных авроров.
     И вот теперь, пока Люциус пребывал в состоянии, близком к панике, его жена окончательно взяла дело в свои нежные ручки. Как она это проделала, он так никогда и не узнал, но через три дня карантин сняли, а министерство официально заявило об отсутствии к новоиспеченному главе рода Малфоев каких бы то ни было претензий.
     Оставалась лишь самая малость: объяснить Темному Лорду, что денег у них по-прежнему нет.
     
     
~ LM ~

     — Ты хочешь сказать, что Абраксас промотал все ваше состояние? — Темный Лорд хмурился, но, кажется, был не разгневан, а только разочарован.
     — Не знаю, — ответил Люциус, очень стараясь выговаривать все буквы и ни одной не пропускать. — Я теперь ничего не знаю, повелитель. Может, его и не было, состояния-то... или было, но несостоятельное...
     — Послушай, — Лорд с подозрением прищурился, — что ты несешь?
     — Я? — удивился Люциус. — Несу? Куда несу?
     — Люци, — строго сказал Лорд, — ты что, пьян?
     — Я? — Люциус искренне задумался. — Да, наверное. Очень денег жалко. Вот посмотрите!
     И он сунул повелителю под нос какие-то мятые свитки, которые при ближайшем рассмотрении оказались гринготтскими выписками. Изучение их очень быстро показало, что финансировать молодой лорд Малфой сможет разве что детский кружок «Колдуем вместе», и то не очень долго.
     — Действительно, — согласился Темный Лорд, — очень жалко. И что же ты собираешься делать?
     — Пить! — легкомысленно отозвался Люциус с видом человека, которому все нипочем, потому что повлиять на ситуацию он не в силах. — Давайте пить! Я в наших подвалах такое зелье нашел!
     Темный Лорд взглянул на предложенное ему «зелье», покачал головой и подумал, что абсент — действительно идеальное завершение всей этой истории.
     
     
~ LM ~

     Под дубовым потолком бара густыми клубами плавал сизый сладковатый дым. В центре стояли обычные столики, куда публика присаживалась быстро пропустить кружечку, прежде чем бежать дальше по делам, а вдоль стен располагались полузакрытые кабинеты в стиле «сельская экзотика» — для желающих посидеть подольше. В одном из них беседовали очень приличный на вид пожилой джентльмен в темно-синей мантии и молодая дама в маске, закутанная в плащ, которая явно первый раз снизошла до заведений такого сорта.
     — Моя дорогая девочка, — негромко говорил джентльмен, — я очень вам благодарен. Если бы не вы, я, право, не знал бы, что и делать.
     — Что вы, Абраксас, — с улыбкой ответила дама, — это я должна быть вам благодарна. Люци чудесный человек и прекрасный муж.
     — Люци — неподготовленный к жизни наивный мечтатель, — сердито буркнул джентльмен. — Но тут уж мы с Лу виноваты, конечно.
     — Пустяки, — махнула рукой Нарцисса, — опыт дело — наживное. Лучше наивный мечтатель, чем искушенный прохвост, на котором пробу ставить негде. Спросите у моей старшей сестры, если не верите. Она с отчаяния решила влюбиться в Темного Лорда — можете представить, насколько ей не повезло с супругом.
     — Кстати, об этом вашем... Лорде, — поморщился Абраксас. — Надеюсь, у него не было к Люци серьезных претензий?
     Нарцисса засмеялась.
     — Вы даже не представляете, насколько ваши опасения далеки от реальности, — весело сообщила она. — Конечно, сначала Лорд опешил. Но потом... обнаружив, сколько именно у него доступных денег, Люци так искренне расстраивался, что Лорд сам принялся его утешать. Словом, все обошлось. А за тайными счетами я присмотрю, не волнуйтесь.
     Абраксас нахмурился.
     — Вы не боитесь, что этот баловень судьбы когда-нибудь впутает вас в серьезные неприятности?
     Нарцисса покачала головой, улыбаясь.
     — Нет. Мы-то с вами знаем, кто на самом деле его балует.

"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"