Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Кровные узы

Оригинальное название:Sanguis-Vinculum
Автор: Meri, пер.: Al Glushkova
Бета:-Amatsuki-
Рейтинг:NC-17
Пейринг:SS/HP
Жанр:AU, Adult, Drama, Romance
Отказ:Я признаю, что я использую героев и мир, созданный Джоан Роулинг без ее разрешения. Я делаю это из любви к указанным персонажем и мирам. Я не я не получаю какой-либо прибыли от моего авторства.
Цикл:Meri [0]
Аннотация:Sanguis-Vinculum - кровная связь между двумя волшебниками, разорвать которую не сможет никто.
Комментарии:ПА.: Большое спасибо Джоди и Смаре за все возможные истории бета-версии, и Marcelle за звездную редактуру.
Любые ошибки после ее обработки - мои.

ПП. : Перевод !СВОБОДНЫЙ! Не дословный, адаптированный для русского языка.
Разрешение на перевод: Получено от 10 июня 2014 года, в 16:17.

Огромное спасибо моей бете. Ирин, спасибо, что ты все еще со мной.

Предупреждения: Однополый брак, принуждение к браку, римминг, Гарри 16 (возраст согласия имеется), Финальная битва(без обоснуя,все просто и легко, не стоит искать твердых логических цепочек).

Почта автора: meri_oddities@yahoo.com
Каталог:Школьные истории, Книги 1-7, Альтернативные концовки
Предупреждения:слэш, OOC, AU
Статус:Закончен
Выложен:2014-09-19 20:11:22
  просмотреть/оставить комментарии


Глава 1.




- А вы в этом уверены? - спросил Гарри, наклоняясь и изучая содержимое старого котла. Несмотря на заверения Гермионы о том, что эта затея не повредит ни одному из них, он все же нутром чуял неладное. Оглядевшись в пустой классной комнате, где они занимались подготовкой зелья, Гарри не смог найти ничего подозрительного, однако все же казалось, что что-то не так. Но он просто постарался успокоиться и, оглянувшись на Рона, пожал плечами. - Я имею в виду...

- Да. Мы уверены. И мы это уже обсуждали, - Рон говорил решительно, продолжая помешивать зелье. - Гермиона должна вернуться через пару минут с последним ингредиентом.

- Я не могу поверить, что она согласилась выкрасть его у Снейпа.

- Ну она же и раньше это делала. Кроме того, это значит, что она полностью уверена в этой затее, – Рон посмотрел ему в глаза, словно старался передать свою уверенность, и перевел взгляд на часы, начиная помешивать варево против часовой стрелки, вырисовывая над котлом ровные круги.

- Если нас поймают, Снейп будет в бешенстве. И нас исключат, - Гарри затих и вздохнул. - Ему только повод дай.

- Да, – Рон прикрыл глаза и скривился, - но если все получится, мы сможем объединить силы и победить Сам-Знаешь-Кого окончательно и бесповоротно.

- Волдеморта, – поправил его Гарри. – Мы не должны бояться произносить его имя. Иначе это сродни проигрышу без боя.

- Я знаю, но все еще ненавижу, когда ты так говоришь, - парень выглядел огорченным, но быстро сменил тему, кивая в сторону зелья. - Нужно было достать котел получше. Этот слишком старый.

- Это единственный серебряный котел, который я смог найти. Я пытался купить один в Хогсмиде, но когда мы там были в последний раз, их уже раскупили.

- Я знаю. Мне кажется странным, что они такие редкие. Эй! Осторожнее! Ручка довольно острая, - Рон щёлкнул пальцем по пузатой стенке, заставляя серебро дребезжать.

Гарри вздохнул с облегчением, когда дверь приоткрылась, и в комнату вошла Гермиона, стягивая с себя мантию-невидимку.

- Удачно? - спросил Гарри.

- Да. Это было даже слишком легко, - Гермиона оглянулась и снова перевела на них обеспокоенный взгляд, - если бы я не знала его лучше, была бы уверена в том, что Снейп о чем-то догадывается.

- Что? - Рон вскинул бровь. - Он не может быть в курсе.

Гермиона поправила густую челку, лезшую в глаза, и повязала волосы в хвост, прежде чем подойти к ним.

- Не может, я знаю. Но…

- Ты просто параноик, Герми, - отметил Рон.

- Так или иначе, но меня он все еще не простил, - после прошлогодней окклюменции поведение Снейпа стало еще отвратительнее, чем в предыдущие годы. Но даже в этом Гарри не мог его винить, - он своевольно вторгся в личную жизнь профессора, однако, обычно он был слишком зол на Снейпа, чтобы пытаться его оправдать.

- За что? - спросила Гермиона, вытягивая последний ингредиент из кармана мантии и осторожно опуская его в котел. - Продолжай помешивать, Рон.

- Да, приятель, - Рон посмотрел на него. - У него появилась конкретная причина? Я имею в виду, помимо очевидных вещей.

- Нет, просто за то, что я - это я, - Гарри ненавидел лгать им, но, несмотря на свою ненависть к Снейпу, рассказать друзьям о подсмотренных воспоминаниях он не мог, - это было слишком личным для них обоих. И ему по-прежнему было больно об этом думать.

- Хорошо. Зелье готово, - Гермиона взяла нож со стола и, резким шепотом пробормотав над ним пару слов, протянула его Гарри. – Он стерилен. Надрежь ладонь.

- Как сильно? - Гарри протянул руку с ножом над вскипающим зельем.

- Достаточно глубоко, чтобы кровь стекала. Нам нужно три капли.

Со вздохом он скользнул ножом по ладони, оставляя глубокий порез, и вздрогнул, когда почувствовал боль. Кровь стекала по руке, капая в котел, пока он отсчитывал ровно три капли. Как только последняя капля упала в зелье, оно начало бурлить. Убирая руку, Гарри поморщился, произнес заклинание и, коснувшись палочкой ранки, наблюдал, как затягивается порез. Присмотревшись получше, он увидел только бледно-розовую полоску шрама, который остался ему на память в подтверждение сегодняшнего вечера.

Гермиона произнесла заклинание на латыни, после чего зелье прекратило бурлить и резко сменило цвет на мутно-белый.

- И что теперь? – Рон рассматривал котел с гримасой брезгливости.

- Теперь, - Гермиона подхватила книгу, - ждем ровно пять минут, а затем пьем его.

- Эууу, - рыжий скривился, качая головой. - Я уверен, что на вкус оно отвратительно.

- По-моему, как всегда, - Гарри улыбнулся, глядя на зелье. Мерлин, на вид оно было похоже на прокисшее, свернувшееся молоко, да и пахло почти так же дурно. И даже с учетом пострадавшей руки радовало одно, – он пить получившееся месиво был не обязан. Хотя бы в этот раз.

- Что вы, безответственные идиоты, здесь делаете? – гневный оклик Снейпа прорезал тишину помещения, как нож масло. Он пересек комнату, заставляя полы мантии развеваться, и подошёл к ним. - Что это?

Слишком ошеломлённые внезапным появлением профессора все трое молчали, и сердце Гарри забилось в ужасе. В черных и совершенно холодных глазах профессора Снейпа не было даже намека на помилование.

В следующее мгновение руки мужчины, словно в замедленной съемке, сомкнулись кольцом вокруг острой, металлической части котла, пытаясь сдвинуть его с огня, и тут же профессор зашипел, отдергивая руку и разглядывая свежий порез.

Все они смотрели, как кровь, скапливаясь на его ладони, капала в зелье, заставляя каждого из присутствующих замереть, не двигаясь и почти не дыша. Белый туман начал подниматься из котла, оставляя его пустым, окутывая Гарри и Снейпа плотным кольцом и словно впитываясь внутрь их. Гарри с опаской взглянул на их мантии, но они по-прежнему были чистыми, так же, как и минуту назад. Он резко выдохнул, пытаясь успокоить бешено подскочивший пульс, глубоко вдыхая и выдыхая, безуспешно убеждая себя, что ничего непоправимого не произошло. Однако что-то подсказывало ему, - произошедшее сейчас было значительно хуже угрожающего отчисления.
Снейп, пошатываясь, уставился на них совершенно дикими глазами.

- Что вы сделали? – он старался стоять ровно, и стало заметно, что мужчина изо всех сил старается держать себя в руках. Но когда он все же заговорил, голос его сквозил плохо скрываемой яростью. – Что вы пытались сварить? Что за заклятие ты читала?

Несколько раз моргнув, Гермиона подошла ближе к Гарри.

- Мы создавали связывающее заклинание для того, чтобы разделить с Гарри нашу магию.

- Какое заклинание? – голос Снейпа был смертельно спокойным, но от этого еще более страшным. - Что именно вы использовали?

- Socius-Vinculum, - сказала Гермиона. Никто не смел даже пошевелиться, пока девушка объясняла профессору Снейпу, что они делали. По мере ее монолога лицо мужчины все больше приобретало матово-белый оттенок, а уровень страха у Гарри подпрыгнул вверх еще на одну планку.

- Идиоты! Вы - полнейшие дегенераты! У вас есть хоть малейшее представление о том, что вы натворили? - яростно перекосившееся лицо профессора было, без сомнений, страшным, но хуже, чем это, был едва уловимый страх в его глазах.

Гарри рискнул бросить взгляд на Гермиону и Рона, и оба, как он почувствовал, были в том же состоянии, что и он. И лично у него не было слов для того, чтобы это состояние описать.

- Мы пытались помочь Гарри, - сказал Рон, расправляя плечи перед словесным боем. Даже в свои шестнадцать лет он был таким же высоким, как Снейп, и уже многим шире его в плечах. – Мы не хотели, чтобы он сражался… эм, вы Сами-Знаете-С-Кем, в одиночку.

- И с вашим чрезмерно плоским видением ситуации вы решили связать себя с ним? - голос Снейпа прозвучал с нескрываемым презрением и отвращением.

- Мы собирались пить его, не... - Гермиона начала говорить, но профессор ее прервал.

- У вас есть какие-либо идеи относительно того, что вы со мной сделали? - Снейп почти закричал, но все же остановился, сделав глубокий вдох.

- На самом деле, – Гарри, достаточно наслушавшись обвинений профессора, решил, что если сегодня его и отчислят, без боя он сдаваться не намерен, – вы сами это выпили. То есть порезались…

- Если вы закончили свой монолог, мистер Поттер, - голос Снейпа был более сдержанным, чем раньше, когда он обращался к Рону или Гермионе, - я бы предпочел разобраться с вами чуть позже.

- Нет, – Мужчина метнул в него свой фирменный взгляд, но вышло это не особо устрашающе. Ему этого почти не хотелось. И изменения эти пугали Северуса до чертиков. Что они сделали? ЧТО?! Снейп не мог подобрать другого вопроса.

- Кажется, я просил вас заткнуться, - Мужчина отвел взгляд. – Нам всем стоит посетить директора, но до этого мне бы хотелось знать, что именно мисс Грейнджер со мной сделала.

- Это сделала не только она, - сказал Рон, глядя на Снейпа. - Мы участвовали в этом все. Вместе.

- Да, мистер Уизли, естественно, - Снейп скрестил руки на груди и усмехнулся, слегка поворачиваясь, чтобы видеть и Гермиону. – И не сомневайтесь, что отчислены за это вы будете тоже все вместе.

Друзья промолчали. Гарри знал, что профессор был прав. Ведь это они допустили кучу ошибок, и даже столь снисходительный человек как Дамблдор вряд ли спустит им это с рук.

- Теперь вы, мисс Грейнджер, - голос Снейпа был почти бархатным. - Не соизволите ли объяснить, где и как вы получили ингредиенты для этого, - он махнул рукой в сторону пустого котла, - безобразия?

Его глаза сверкнули неприязнью, но в ответ Гермиона только покачала головой.

- Нет, не соизволю.

- О, значит ли это, что мы отправляемся проведать директора? Я уверен, что он не будет возражать, если мы потревожим его в столь поздний час, - Снейп улыбнулся. Но улыбку его назвать приятной язык не поворачивался.


Гарри, Рон и Гермиона ждали снаружи кабинета директора, в то время как Снейп разговаривал с Дамблдором, и невозможность оправдаться раздражала Гарри до крайности. Да, провернуть эту авантюру в тайне было не правильным, но ведь идея была неплохой! Возможно, им не следовало красть ингредиенты у Снейпа, но ведь они действительно нуждались в них. И со стороны Снейпа это никак не тянуло на пособничество.

- У вас есть идеи, что они сделали? - к их удивлению, Снейп почти кричал, но вот ответ Дамблдора был тихим, и расслышать его не представлялось возможности.

Гарри посмотрел на Гермиону, но девушка отвела взгляд. Неприятная дрожь беспокойства скользнула по его спине. Откашлявшись, он все же спросил:

- И что мы сделали? Разве это опасно?

- Это не опасно для жизни. Ну, не совсем… - девушка замолчала, все еще не глядя на него. - Я имею в виду…

- Что? - подал голос Рон, молчавший на протяжении почти всего вечера. - Я думал, что это было заклинание обмена. Вы сказали…

Гермиона резко выдохнула.

- Если бы его выпили мы. Тогда бы эти чары всего лишь связали нас с Гарри, и он бы получил доступ к нашей магии, как и предполагалось. Но в итоге, как вы помните, ритуал пошел не по плану, - она посмотрела на Гарри с чрезмерной грустью. - Вместо того чтобы Socius-Vinculum образовал довольно хрупкую связь с друзьями, у нас вышел Sanguis-Vinculum в виде кровной связи со...

- Снейпом, – Гарри задумчиво сложил руки. На удивление, он почти не чувствовал ужаса при мысли о связи с профессором. Хотя, если говорить честно, другая часть его сознания откровенно готовилась впасть в истерику. – Ну и что из этого получается?

- Весьма уместный вопрос, мистер Поттер, - Снейп появился в дверях кабинета Дамблдора. - Очень интересно, в самом деле. Но все же будьте добры, пройдите.

Они молча вошли в кабинет и сели полукругом перед директорским столом. Дамблдор выглядел... Гарри не был уверен, но выглядел директор немного отрешённым. И хотя обычно на его лице присутствовали хоть какие-то эмоции, теперь там было абсолютно пусто. И ничего хорошего это не сулило.

- Сэр?

- Гарри, сложившаяся ситуация, как ни прискорбно это признавать, для нас весьма неприятна, - сказал Дамблдор, вставая и обходя стол, чтобы занять место напротив них.

- Можно выразиться и так, - Снейп прислонился к книжному шкафу позади стульев. - Но это было бы огромным преуменьшением. Мисс Грейнджер, - профессор процедил ее имя с безграничным презрением. Создавалось ощущение, что ее вину мужчина счёл первоочередной, - почему бы вам не предложить вашу версию событий?

Не глядя на него, Гермиона вздохнула, наливаясь бледно-розовым румянцем.

- Вы, профессор Снейп и Гарри, теперь связаны заклятием крови.

- Это вы уже говорили. Извольте объясниться подробнее.

И на этом моменте Гарри понял, что получил гораздо больше информации, чем требовалось для спокойной жизни.

- Что это значит? И возможно ли найти способ разорвать связь?

- Нет, - Снейп покачал головой, по-прежнему не смотря в его сторону, взгляд его казался отсутствующим. – Ничего, что не свело бы с ума нас обоих.

- Гермиона? - Гарри, не в состоянии смотреть на кого-то из присутствующих, попытался сосредоточить свое внимание на руках. - Скажи мне. Пожалуйста.

- Это означает, что вы собираетесь разделить... – она с шумом втянула воздух.

Гарри почувствовал растущую панику и попытался успокоиться, но идея разделить со Снейпом хоть что-то личное наталкивала на мысли о худшем. У него уже был подобный опыт, и повторения он не хотел.

- Разделить что?

- Все, мистер Поттер, - голос Снейпа должен был звучать насмешливо, должен был нести обычную ненависть, но этого не произошло. - В буквальном смысле - все. Все, что вы представляете сейчас, все, чем вы станете завтра, даже каждую испытываемую вами эмоцию. – Его голос изменился, став привычно насмешливым, когда он посмотрел на Гарри. – Вы считали уроки Окклюменции третированием? Они покажутся вам детской забавой по сравнению с этим.

Закрыв глаза, Гарри заставил себя успокоиться и не закричать.

- Безусловно, должно быть что-то, что мы могли бы предпринять. Мы можем бороться? Сделать процесс менее всепоглощающим?

- К сожалению, нет, - тихо ответил Дамблдор. - Как и сказал профессор Снейп, нет никакого способа разорвать связь на основе крови. Если начать борьбу с узами, то процесс становления будет протекать намного быстрее и сильнее. Как и конечное укрепление уз.

- Быстрее? - Гарри покачал головой, взглянув, наконец, на Дамблдора. - Становление? Я не понимаю.

- Конечно, вы этого не понимаете, - уровень сарказма в голосе мужчины приблизился к привычной отметке. - Мисс Грейнджер?

- Я не уверена, - она посмотрела на Дамблдора, и он кивнул. Румянец на ее лице стал более отчетлив. - Я думаю, они говорят о том, что по завершению укрепления уз вы будете связанны душами.

Гарри подавил комок желчи, угрожающе поднимающийся из желудка.

- Как в браке? Да? Душевная связь как у с... супр...? - он не мог это произнести. Он просто не мог. Это было слишком много, слишком ужасно, слишком страшно даже для представления.

- Да, мистер Поттер. Именно так, - Снейп посмотрел на него, и в его холодных глазах отразился тот же ужас, который испытывал Гарри.

Паника поднялась в нем, и он вскочил, опрокинув кресло, которое с грохотом приземлилось на деревянный пол. Он огляделся с единственным желанием бежать отсюда, даже понимая, что ведет себя по-детски. Но больше это не имело никакого значения. Все это явно переходило любые рамки.

Тяжелая рука опустилась ему на плечо.

- Вы не сбежите, мистер Поттер, - голос Снейпа снова стал бархатным. - Где же сейчас ваше хваленое гриффиндорское мужество?

Стряхнув его руку и расправив плечи, Гарри постарался взглянуть на профессора.

- Я не убегаю. Тем не менее, жениться в шестнадцать лет – это не то, о чем я мечтал. Мне нужно время, чтобы переварить это.

- У вас будет достаточно времени после этого разговора, - Снейп сделал шаг назад. - В самом деле, у вас будет вся ваша никчемная жизнь, чтобы смириться с этим.

- Мне нужно знать что-то еще? - Гарри посмотрел на Рона, а затем на Гермиону. Выражение лица Рона отражало каждую эмоцию, которую он чувствовал сейчас: ужас, недоверие, гнев, беспомощность.

По-прежнему не смотря на него, Гермиона кивнула.

- Это не совсем брак. Это связь, которая не имеет... нет... - ее лицо стало ярко-красным, и она покачала головой.

- Чего не имеет? - спросил Гарри. По реакции подруги он понял – это было еще более неловко и не менее важно.

- Сексуальные отношения - не главный аспект этой связи, - выдавил профессор Снейп. Прежде чем Гарри успел выдохнуть с облегчением, мужчина продолжил: - Тем не менее, связь имеет вторичный аспект, не предусмотренный создателем уз.

Страх обрушился на него, словно ведро ледяной воды, и Гарри был не уверен, что сможет вынести большее.

- О, боже. Что?

- Природа связи, - Снейп остановился и откашлялся, - делает отношения с кем-либо еще, - он снова остановился, а затем прошипел: - практически невозможными.

- Невозможно? Как? - глядя на Снейпа, Гарри не мог не отметить, насколько мужчина был некрасив. Его волосы висели сальными прядями, как будто он никогда их не мыл. Цвет лица был где-то между мраморно-белым и нездорово-желтым. Пальцы перемазаны пятнами от зелий. В нем не было ничего привлекательного. Гарри тошнило от одной мысли, что он был... женат на Снейпе. С содроганием он снова сосредоточился на разговоре.

– По-моему, вы не так уж и расстроены. Вы хотите этого?

- Нет, мистер Поттер, могу заверить вас со всей искренностью, что я не хочу иметь ничего общего с этим фарсом. Или ребенком, который меня во все это втянул. Разговор идет о вас, если вы до сих пор этого не понимаете, - Снейп нахмурился.

Гарри был в замешательстве.

- Тогда почему вы так... так... учтивы? - что ж, «учтивость» не совсем правильное слово по отношению к Снейпу, но сказать что-то вроде «менее ужасен, чем обычно», вероятно, было не лучшей идеей, особенно в присутствии Дамблдора. Хотя Гарри было все равно, что там думает Снейп.

- Это не учтивость, мистер Поттер. Я не учтив, - Снейп посмотрел на него. - Я, естественно, с вами не любезничаю. Я просто стараюсь не противостоять узам. И, я думаю, вы тоже должны принимать это во внимание. Иначе ситуация может стать намного хуже, чем сейчас. Нет, не то что бы я могу представить что-то худшее, но вот убеждаться в обратном лично у меня нет никакого желания.

Новая волна дрожи прошла по его спине от осознания того, что профессор может быть прав.

- Поэтому будет трудно иметь отношения с кем-либо еще?

- Связь заставит нас быть ближе друг к другу. Примерно как любовники, – сказал Снейп так, словно это было самое ужасное, что он мог себе представить.

Как ни странно, это успокоило Гарри. Он наконец увидел, что все это нравится Снейпу не многим больше, чем ему самому.

- Но вы же сказали, секс - не главное? - Гарри заставил себя встретить взгляд профессора не отводя глаз. Боже, он не мог думать об этом в любом контексте, просто потому, что это было слишком ужасно.

- Да. В связи нет ни сексуального притяжения, никакого рода принуждений, - Снейп направил умоляющий взгляд на Дамблдора.

- Тем не менее, - добавил директор, - когда один человек находится очень близко к другому, они чаще всего, начинают чувствовать определенный… хм… сексуальный интерес.

Таким образом, следуя благим намерениям и целям, он оказался женат на... Это было слишком. Но должно же быть что-то, что они могли бы сделать?!

Гарри отступил от них.

- Я должен идти.

- Мы еще не закончили, - Снейп стоял рядом с ним, но, к счастью, не пытался к нему прикоснуться. – Мы еще не обсудили вопрос наказания для каждого из вас за учинение всего этого… фарса.

Рон и Гермиона посмотрели на Дамблдора.

- Сэр, - сказал Рон. - Мы всего лишь хотели помочь Гарри. И если бы он, - парень кивнул головой в сторону Снейпа, - не вмешался, все бы прошло нормально.

- Мистер Уизли, - к всеобщему удивлению, и говорил, и выглядел Снейп совершенно нормально. – Не пытайтесь уйти от ответственности, - он неприятно ухмыльнулся. – Если бы вы, мисс Грейнджер и... - он вздохнул и продолжил: - Если бы вы трое не нарушили по крайней мере полдюжины школьных правил, я, естественно, не стал бы вмешиваться. И я думаю, что этих двоих следует исключить.

- Нет, - Гарри выпрямился. Он не был так высок, как Снейп или Рон, но все же выпрямился, встречаясь глазами со Снейпом. – Участвовали в этом все трое, поэтому вы не можете исключить их без меня.

- Директор поступит так, как сочтет нужным, - огрызнулся Снейп, не глядя на Гарри.

- Таким образом, - сказал Дамблдор, - я думаю, что вы трое должны обдумывать долгосрочные последствия ваших решений и действий.

- Но, сэр, - Гермиона запротестовала, - мы не могли знать, что это случится. Я имею в виду, вероятность того, что профессор Снейп поймает нас, порежет руку и свяжется с Гарри, была несколько маловата.

И это могло случиться только с ним, мрачно подумал Гарри. Ну почему всегда именно он?!

- Она права, сэр. Ситуация до удивления смешна.

- Но этого можно было избежать, если бы вы пришли ко мне, – Дамблдор встретился взглядом с Гарри, - и я сказал бы вам, что это возможно, – он перевел взгляд на Гермиону, - и мисс Грейнджер это, естественно, известно.

- Да, сэр. Но...

- Никаких «но», - тон Дамблдора не терпел возражений. - Двадцать баллов с каждого и по неделе отработок. Гарри с профессором Снейпом. Мисс Грейнджер с профессором МакГонагалл и мистер Уизли с профессором Хуч.

- Что? Очень хорошо, директор, - Снейп скривился, словно проглотил что-то горькое, но больше ничего не сказал.

Гермиона, Рон и Гарри переглянулись. Ну, по крайней мере, их не исключили.









Снейп повернулся к Дамблдору, как только все три злоумышленника покинули директорские апартаменты. И даже их опущенные головы не заставили мужчину поверить в раскаяние.

– Шестьдесят баллов и недельные отработки, Альбус? Я не могу поверить, что вы так легко спустите им это с рук. Их следовало исключить.

- Для того чтобы исключить Рона и Гермиону, мне так же пришлось бы исключить и Гарри, - Дамблдор был немного раздражен, но успокоился, как только взял в руки чашку. – Может быть, чаю, Северус?

- Нет, спасибо, - Снейп старался говорить вежливо, хотя внутренне хотел убивать. Предпочтительно что-нибудь маленькое и пушистое. – Меня это не волнует, на этот раз отчисление было бы вполне заслуженным, хотя бы за то, что он сделал… - он не смог закончить фразу. Он хотел, очень хотел сказать, что Гарри должен быть исключен, должен получить по заслугам, но слова не шли у него изо рта. По спине прошлась нервная дрожь.

- Точно, - Дамблдор повернулся, чтобы посмотреть на него, держа в руках чашку и блюдце. – Ты понимаешь, какое влияние окажет на вас связь в течение следующих нескольких месяцев?

- Конечно, я понимаю, - в теории, так или иначе. Он подозревал, что все станет намного хуже, чем он мог себе представить. Сама мысль о том, что он связан с Гарри, мать вашу, Поттером вызывала спазмы в желудке. – Мое отношение к этой ходячей бестии изменится.

- Более того, Северус, это изменит и тебя, и его, - Дамблдор нахмурился, отпивая чай, после поставил чашку на стол и добавил еще несколько ложек сахара.

- О, Мерлин, как вы можете употреблять столько сладкого? - Снейп ненавидел сладкий чай. На самом деле он ненавидел сладости во всех их проявлениях еще со средней школы. - Скажите мне, как много времени пройдёт, прежде чем я потеряю свое «я»?

Дамблдор сделал еще один глоток и откинулся на спинку стула. Обычный огонек в его глазах отсутствовал, да и вообще, его лицо выражало крайнюю степень озабоченности.

- Существуют все шансы, что совсем скоро ты не будешь возражать против этих изменений. Тебя вряд ли будет это заботить.

- Я искренне в этом сомневаюсь! – прорычал Снейп. - Меня заботит это сейчас! Я бы с удовольствием, - он сжал кулаки, пытаясь произнести эти слова: - Преподнес. Ему. Урок.

- Тебе стало лучше, когда ты сказал это? - Дамблдор выглядел удивленно. - Ты же знаешь так же хорошо, как и я, что борьба с такого рода долгосрочными узами сделает укрепление связи более затруднительным.

- Вы слишком спокойно говорите об этом, Альбус, - Снейп закрыл глаза и глубоко вздохнул. Спокойствие не было его сильной стороной. Он даже не удивился, что самым сильным его желанием стало стереть усмешку с лица Поттера. – Этот недоумок мне даже не нравится!

- Вы полюбите его. И весьма сильно, - произнес Дамблдор, словно это было не так уж и ужасно. Почти так, если бы Северус должен был ждать сего события с нетерпением.

- Я бы не хотел, - мысль о том, что он будет испытывать к мальчишке чувства, скрутила его живот отвращением.

Дамблдор, улыбаясь, на этот раз даже глазами, сказал:

- Ты же не ненавидишь его настолько сильно, как стараешься это показать.

Ну, он не должен был надеяться, что сможет обмануть директора. Даже если старик знал в два раза меньше, чем он сам, Дамблдор знал его.

- Как будто бы это поможет. Но я уверен, что он ненавидит меня именно в той степени, которую показывает.

По крайней мере с этим Дамблдор спорить не стал. Не то чтобы это имело значение, просто ненависть Поттера была вполне заслуженной.

- Хотя Гарри и не особо к тебе расположен, это тоже изменится, - сказал Дамблдор.

- Я бы предпочел, чтобы этого не произошло, - все было бы намного проще, если бы Поттер продолжал его ненавидеть. И он отвечал бы на это взаимностью. В любом случае, это лучше, чем если бы он полюбил этого глупого, храброго ребенка.

- Изменится. Как и многие вещи. Северус, зачастую то, что ты хочешь, сильно отличается от того, что ты получаешь, - Дамблдор вздохнул в голос. – Я знаю, что это будет нелегко, как для него, так и для тебя.

- Я отдаю себе в этом отчет, – дрожь неизвестного чувства прошла по его телу. Он откинулся на спинку кресла, резко опуская плечи. – Я боюсь, что произошедшее рано или поздно станет известно Волдеморту.

- Не думаю, что это возможно, - качая головой, Дамблдор сделал последний глоток чая и поставил чашку на стол между ними. – Мне кажется, он не сможет увидеть это в твоем сознании, ты же блокировал свой шпионаж в течение многих лет.

- Если мое отношение к мистеру Поттеру изменится слишком сильно, другие могут заметить и донести. Мне уже трудно говорить с ним и о нем в привычном тоне. Я прихожу в отчаяние, понимая, что в будущем я буду... - слова были как кислота в горле, - ...заботиться о нем.

Дамблдор кивнул с пониманием в глазах.

- Тебе следует найти выход и не демонстрировать ни свои чувства, ни его.

- Вы же понимаете, что даже если удастся замедлить этот процесс, по всей вероятности, паршивец будет влюблен в меня прежде, чем окончит школу, - из всех унижений, которым он подвергался и, несомненно, ещё будет подвергнут, это будет самым худшим.

Сама мысль о том, что вся эта ситуация может выйти из под контроля, заставила его сердце дрогнуть от страха.

Дамблдор поглаживал бороду.

- Вполне возможно. По всей вероятности, и ты в него влюбишься, и произойти это может гораздо раньше…

- Пожалуйста, не говорите этого, - Снейп отвернулся, не в состоянии выдержать взгляд Дамблдора, чувствуя, как отвращение подкатывает к горлу. Подумать только – быть любовником сына Джеймса Поттера. Конечно, после всего судьба могла бы не быть такой жестокой. - Я не хочу думать об этой части. Клянусь вам, я бы никогда…

Подняв руку, Дамблдор остановил его прежде, чем он смог выразить свою мысль.

- Я знаю, Северус. Я знаю тебя. И подозреваю, что для тебя это самая трудная часть из всей ситуации.

- Совращение мальчика? Я... - Снейп вздрогнул. - Я не педофил. Я не сплю с детьми.

- Он не ребенок. Однако, он - студент, – в голосе Дамблдора чувствовалось предупреждение. – И я надеюсь, что ты будешь действовать в интересах Гарри.

Обхватив голову руками, Снейп застонал. Доверие Дамблдора было неуместным, и он это знал. Они еще даже не начали, но мужчина чувствовал, что с него достаточно.

- Я не хочу, чтобы... - он посмотрел вверх. – Я понял ситуацию, по крайней мере, в общих чертах. Есть еще что-то, что мне стоит знать?

- Только то, что тебе будет необходимо проводить с Гарри время. Попробуй делать это более мирно, пока связь окончательно не установится.

- Это будет нелегко, - Снейп стоял, желая, чтобы был хоть кто-то, к кому можно было воззвать о милосердии. Но, увы, никого не наблюдалось.

Дамблдор выглядел обеспокоенно.

-Да, я думаю, что это будет именно так.








Гарри остановился перед дверью в кабинет профессора Снейпа за несколько минут до положенных восьми часов. Как правило, отработки назначались по вечерам с понедельника по пятницу, но Дамблдор решил, что для них они будут идти все семь дней. Сегодня и до следующей субботы. Он провел день, избегая всех, особенно Снейпа. Но значения это не имело, потому что сейчас он все равно пришел сюда.

Собрав все свое мужество, он постучал.

Открыл Снейп быстро и кивком пригласил его войти.

Стоя в дверях, Гарри огляделся. Комната не сильно изменилась с того момента, когда он был здесь последний раз. Толстые, некрасивые, серо-белые стены, большой стол, стоящий под высоким окном в тяжелой свинцовой раме, ровные ряды ингредиентов на полках, многие из которых сам он нарезал кубиками или толок во время предыдущих отработок. Он лениво подумал о том, как много отработок назначал ему Снейп за последние пять с половиной лет.

- Сэр? - Гарри видел, как мужчина уселся за свой стол. – Что мне делать?

- А? - Снейп взглянул на него, вскинув бровь. - Мистер Поттер, позвольте спросить, почему вы считаете, что я заставлю вас что-либо делать?

Гарри уже давно обнаружил, что если Снейп находится в том расположении духа, когда его гнев еле умещается внутри, нет ничего, что бы он не смог сказать, не усугубив при этом ситуацию. Он тяжело вздохнул и, взяв себя в руки, все же решил ответить.

- Отработка, сэр. Разве я не должен делать что-нибудь крайне неприятное?

- Ну, мисс Грейнджер занимается исследованиями с профессором МакГонагалл. Мистер Уизли летает с профессором Хуч. Почему вы думаете, что я буду заставлять вас делать что-либо более неприятное, чем они? - Снейп говорил сквозь зубы, но в его голосе, как показалось Гарри, не хватало злости. - Почему же вы считаете, что будете наказаны за свою последнюю выходку?

- Сэр? - боже, неужели все будет именно так? Снейп мог быть до крайности раздражающим ублюдком. - Почему бы вам не сказать мне, что делать, и позволить, наконец, приступить к отработке. Ладно?

- Нет, мистер Поттер, не ладно, - профессор сделал глубокий вдох и проговорил очень медленно: - Я хочу...

- Что? - выдавил Гарри после паузы в несколько секунд. Он ненавидел, когда приходилось ждать оглашение приговора. - Просто скажите мне уже.

- Заткнись, ты, безмозглый идиот, - Снейп прошел через длинный узкий проход и встал перед одной из своих полок с зельями, заламывая руки. – Ладно. Давайте попробуем еще раз.

Гарри смотрел, как пальцы Снейпа сжались в кулаки, а затем он выпалил уже в третий раз:

- Да, сэр.

- Сядь, - Снейп указал на диван. – Сейчас же.

- Да, сэр, - Гарри сидел с прямой спиной, он почти боялся пошевелиться, чтобы не вызвать у профессора очередной волны гнева.

Снейп ходил взад и вперед по старым половицам и, через несколько минут терпение Гарри начало заканчиваться. И если он говорил, что привлекать внимание Снейпа к себе будет не лучшей идеей, то сейчас понял, что сойдет с ума, если продолжит наблюдать за рефлексиями мужчины еще хоть немного. Гарри поерзал, и кожа дивана скрипнула.

Этого стало достаточно, чтобы привлечь к себе внимание Снейпа.

- Итак, что же нам делать с тобой?

- Сэр? – он видел Снейпа в бесчисленных количествах плохих настроений, но это, однозначно, было что-то новое. И он понятия не имел, стоит ли задавать вопросы.

- Похоже, ознакомить вас со спецификой уз, которыми вы меня связали, придётся именно мне, - может ли его голос звучать еще более обреченно? Как будто Гарри сделал это специально.

- Не только вас, сэр, - он посмотрел на Снейпа. – Вы не единственный, кто оказался зависим от ситуации.

Снейп нахмурился, тыкая в него длинным пальцем.

- По крайней мере, вам был предоставлен выбор.

- Я собирался создавать связь с Роном и Гермионой, а не с вами, - Гарри вздрогнул, все еще не веря, что нечто подобное все же произошло. - Я бы никогда, никогда, не сделал этого с вами.

- Не могу не согласиться, - Снейп снова усмехнулся. - Тем не менее, у вас выбора было намного больше, чем у меня.

Это не его вина.

- Вы не должны были вмешиваться.

Снейп сел рядом с ним, запуская руку в жирные волосы, и, казалось, почти расслабился.

- Мы уже говорили об этом. Не стоит возвращаться к старому спору. Давайте поговорим о чем-нибудь более продуктивном. Как считаете?

И как только праведный порыв гнева уже вспыхнул, последняя фраза выбила у Гарри почву из-под ног. И он как-то сразу потерял изначальную причину своей злости.

- О чем, сэр?

- Сперва, я думаю, стоит добиться полного понимания ситуации, а затем, как бы неприятно это ни было, постараться решить, как с ней справляться, – слова Снейпа звучали почти разумно. Но все же вызвали странные ощущения в его животе. Хороший Снейп – это непредсказуемый Снейп. Не слишком приятная концепция для Гарри.

- Объясните мне.

Сидящий рядом мужчина напрягся, но потом почти сразу осел и как-то расслабился.

- Узы еще не закрепились. Но это произойдет в ближайшие несколько дней, - удивительно, но он говорил с Гарри обычно, ну или настолько близко к этому, насколько это было возможно представить по отношению к Снейпу. Дрожь снова прошлась по спине Гарри, и он попытался спрятать свои страхи за допустимо холодным тоном.

- И что это значит?

- Если вы перестанете дерзить и позволите мне объясниться!.. – начал закипать Снейп, но вовремя замолк, и опять стало казаться, что он силой заставляет себя успокоиться. - Это означает, что вы начнете чувствовать желание нравиться мне.

- Этого не может быть! - выпалил Гарри не задумываясь. Он готов был поклясться, что ничего, кроме воли Господа, не заставит его чувствовать влечение к Снейпу. "Ну, или уз крови", - напомнил он себе. Его плечи поникли. - Я имею в виду…

- Я понимаю, о чем вы, - Снейп посмотрел на него с раздражением. – И я с вами полностью согласен. Но, тем не менее, я полагаю, что это будет первый этап.

- Нам будет приятно друг с другом? Могло быть и хуже, - приятная компания – это приемлемо. По крайней мере, он не будет влюбляться.

- Попробуй сосредоточиться и обратить свое внимание, ты… - Снейп осекся, и закрыл глаза. – Дальше будет хуже. Это я вам обещаю. Все будет намного хуже. Второй этап потребует от нас общего времяпрепровождения.

- Сколько? - он пытался убедить себя, что проводить время с Снейпом будет не так уж и плохо, но прежде, чем мысль сформировалась окончательно, он осекся, – это будет ужасно.

- Я не уверен, фолиант, который я читал…

- То есть вы нашли описание такого рода ритуалов? - фраза прозвучала не совсем так, как он хотел, скорее, он говорил как идиот, и отвращение на лице профессора являлось этому прямым подтверждением.

- Вы же не настолько глупы, не так ли? - Снейп насмешливо покачал головой.

Даже зная, что он не должен этого делать, Гарри взвился, окончательно теряя терпение:

- Я не глуп, и вы должны знать это!

- Не продолжайте, мистер Поттер. Не стоит, - Снейп бросил на него предупреждающий взгляд. - Насколько я успел разобраться, вы действительно глупый и безответственный мальчишка.

Гарри сжал челюсти, сдерживая гневную тираду и пытаясь вспомнить, что этот человек – его учитель, и чисто теоретически его следует уважать, несмотря на чувства, которые он фактически испытывает к этому ублюдку.

- Да, сэр.

- У вас нет причин для злости. Все, что я сказал – правда, - слова мужчины звучали уверенно, так, словно оскорблять Гарри было для него в порядке вещей.

- Как вам будет угодно, сэр. Но я так не считаю, – Гарри догадывался, что Снейп думает, что имеет полное право грубить ему, и самое противное, что он ничего не мог с этим сделать.

- О, и как бы вы назвали произошедшее прошлой ночью? - Снейп усмехнулся, очевидно, открывая последний козырь.
Не впечатленный Гарри сердито посмотрел на мужчину, не пытаясь скрыть бессильной ярости.

- Я бы назвал это ошибкой.

- Ошибка, говорите? Ошибка, с которой мне придется мириться всю оставшуюся жизнь!!! - Снейп сделал еще один усталый вздох. – Этот разговор перестает быть продуктивным.

- Вы опять об этом, сэр? - Гарри встал, ощущая, что если не начнет двигаться, то просто сойдет с ума. Он прошёлся от стола и обратно. - И какой следующий этап?

- Описания третьего этапа еще более размыты, чем второго, – профессор вновь посмотрел на него с усталостью. - Сядь.

Поколебавшись секунду, Гарри решил, что его препирания будут неуместны.

- Что?

- Мы начнем чувствовать эмоции друг друга, – ужас в голосе Снейпа был именно таким, каким ощущал его Гарри, именно таким, каким он его слышал, и именно таким, как он сам бы сказал.

Его пробрала сильная дрожь, и Гарри почувствовал, как паника снова подкатывает комком к горлу.

- О, боже.

- Совершенно верно. И это еще не самое худшее. В конечном итоге, мы разделим силу, – казалось, что для Снейпа не было ничего более ужасного. – Вам к тому времени нужно будет многое изучить о должном контроле.

- А как насчет вас? - Гарри было достаточно просто говорить об этом. - Вы же тоже должны себя контролировать.

Снейп одарил его недоверчивым взглядом.

- Я уже контролирую и свою силу, и свои эмоции.

Качая головой, Гарри не мог сдержать усмешки.

- В самом деле? Никогда не замечал за вами контроля своего нрава.

- Невоспитанный мальчишка, - прорычал Снейп. Он развел руки и снова сжал их в кулаки. – Вы можете успокоиться и выслушать меня хотя бы раз в своей гребаной жизни!

Но больше Гарри не был настроен выслушивать ни оскорбления, ни что бы то ни было ещё.

- Знаете, ваша любезность была неплохой попыткой. Но, похоже, вы ни черта не знаете, что с этим делать. Не так ли?

- Несмотря на то, что ты вбил в свою голову, - я пытаюсь, - Снейп сделал еще один вдох. - Ты слишком глуп, чтобы хотя бы представить, что тебе нужно, слишком глуп, чтобы понять, насколько близко к краю ты сейчас находишься.

- О, я вижу, как вы пытаетесь. Вы не имеете ни малейшего представления, что мне действительно нужно! - Гарри испустил горький смешок. – Я начинаю думать, что проще подружиться с Волдемортом, чем с вами.

Снейп оскалился, резко бледнея.

- Нет, мистер Поттер. Об этом вы не имеете ни малейшего понятия. Совершенно никакого.

Возможно, сейчас он и зашел слишком далеко, но остановиться не представлялось возможности.

- Действительно, не имею. И не желаю. В любом случае, этого я не хочу.

- Ты безнадежен, – голос мужчины был тихим и сочился ядом. - Убирайся отсюда, ты, ничего не стоящее существо. Я не могу больше тебя видеть.

И Гарри сбежал.









Но только для того чтобы вернуться обратно следующей ночью.

И в очередной раз колебаться, прежде чем постучать в дверь. И в течение дня, когда он не думал о Снейпе, все было более чем приемлемо. Но как только мысли его уплывали в сторону профессора, он понимал, что находил их, не знаю, возможно, успокаивающими. И самое странное, - он не испытывал ни гнева, ни ненависти по отношению к Снейпу. Как будто таких чувств больше в нем не было. Но пока это было неправдой, хотя бы потому, что он их ощущал.

В классе Снейп не наградил его ни словом, хотя и отнял баллы почти у всего курса Гриффиндора к огромному счастью слизеринцев. А после урока почти каждого занимал вопрос о том, что с Гарри не было снято ни одного балла, но ответить на это сам Гарри ничего не мог. Хотя Рон и Гермиона, конечно, знали в чем причина, но и они молчали, лишь изредка кидая на Гарри сочувствующие взгляды. Все это было слишком унизительно для общих обсуждений.

Дверь открылась прежде, чем он решился постучать.

- Мистер Поттер, - Снейп просто стоял, глядя на него с особенно непонятным блеском в глазах.

- Сэр, - Гарри прошел в комнату. - У вас есть задание для меня на сегодняшний вечер?

- Ничего такого, чем бы вы не занимались вчера, – профессор казался почти побежденным, и Гарри подумал, что он, возможно, тоже запутался, но все же решил, что это невозможно.

- Да, сэр, - он сел на диван, дожидаясь пока мужчина сделает хоть что-то.

Снейп посмотрел на него, но так и не взглянул в глаза.

- Я вижу, вы уже почувствовали последствия, - сказал профессор после длительного молчания, в его голосе практически не было слышно излома.

- Да, сэр, - Гарри снова взглянул на него, но вскоре отвел глаза, он не хотел, чтобы мужчина увидел в его взгляде отражение собственных чувств. – Это сильно путает.

- Пожалуй, именно так, – на миг ему показалось, что Снейп готов улыбнуться, но, к счастью, он этого не сделал. – В целом это было ожидаемо.

И как бы Гарри не хотелось быть любезным, не спросить он не мог:

- Вас тоже, сэр?

Вместо привычного оскорбления или проклятья, которое было весьма ожидаемым, Снейп просто пожал плечами.

- Почему вы считаете, что у меня будет что-то иначе?

- Вы старше. И, наверное, могли бы бороться с узами продуктивнее, - возможно, это было принятие желаемого за действительное, но если бы Снейп мог бороться с чарами, то, возможно, и у него бы получилось.

- О борьбе не может быть и речи. И я вам это уже говорил, – профессор открыл было рот, чтобы продолжить, но все же вовремя опомнился.

Так или иначе, именно после этого жеста Гарри почувствовал себя спокойнее.

- Сколько времени длится каждый этап?

- Наконец-то умный вопрос, – ответ не звучал резко, и в действительности это было почти приятно. По крайней мере, содержание ответа точно. - К сожалению, я не знаю.

- Что? - Гарри посмотрел на него раздраженно. - Как вы могли?.. - он резко оборвал гневную реплику, потому что от его ярости не осталось и следа. - Что это было?

Снейп самодовольно покачал головой.

- Вы рассердились, но чувство ушло?

- Да.

- Что я говорил вам вчера?

Кровный ад.

- И что? Когда связь окончательно закрепится, я буду не в состоянии злиться на вас?

- Именно. Десять баллов Гриффиндору за верно сделанный вывод, – Снейп резко замолчал, как только закончил предложение, приходя в абсолютный ужас от того, что только что произнес.

- Вы шутите? – Гарри почувствовал, как кровь отхлынула от его лица. Он не мог поверить своим ушам. - За пять с половиной лет моей учебы в Хогвартсе я ни разу не видел, чтобы вы присуждали баллы хоть кому-то кроме Слизерина.

- И не присуждал. Но, к сожалению, только что это сделал, – Снейп опустил голову и устало вздохнул. - Это будет гораздо хуже, чем я мог представить.

Гарри стало почти жаль его, но после, подумав, он решил, что мерзавец этого заслуживает.

- Люди точно заметят.

- Именно в этом и заключается большая часть проблемы. Мы должны действовать слаженно для того, чтобы никто не обнаружил моей лояльности, – смотрящий на Гарри мужчина казался действительно взволнованным. – И само собой разумеется, что наша связь должна оставаться тайной.

- Я понятия не имею, как все это провернуть, - сказал Гарри. - Вы только что наградили мой факультет очками дома. Вы можете снять их обратно?

Снейп начал говорить, а затем остановился, качая головой и отводя взгляд.

- Очевидно, нет.

Гарри улыбнулся ему.

- Ты Гриффиндорец до мозга костей, ты слишком честен, чтобы использовать это против меня, – заявление звучало вполне уверенно.

Гарри попытался возразить, но, в конце концов, обнаружил, что это правда. Мудак. Он предположил, что Снейп действительно знал его очень хорошо, что и придавало ему уверенности.

– Да. Этого я бы не сделал.

Вместо того чтобы сказать что-то язвительное или одарить самодовольным взглядом, Снейп просто кивнул.

- Действительно. И это даже не эффект нашей связи.

- Кстати, о ней, - вспомнил Гарри. - Почему узы устанавливаются поэтапно? Я имею в виду, не проще ли было бы прочувствовать все и сразу, вместе с объединением магии? Именно так должно было произойти, если бы я разделил узы с Гермионой и Роном.

- Эта связь изначально была частью уз крови, которая служила звеном доверия и лояльности между враждующими волшебниками, – в голосе Снейпа не было иронии, и это Гарри оценил сразу.

- Не очень и отличается от нас, – Гарри посмотрел на него. - А зачем они делали это? Соглашались на принятие уз.

- Вы не особо проницательны, мистер Поттер. Это вообще не отличается от нашей ситуации, – Снейп отвернулся, но скрыть свою улыбку не успел. – А давали согласие они по очень банальной причине: как правило, их вынуждал кто-то третий. Обычно - глава рода или просто человек более высокого социального статуса. Со временем было установлено, что если принуждать волшебников к слишком быстрому принятию такой интимности, они могли просто уничтожить друг друга. Поэтому им требовалось время, чтобы приспособиться к подобной связи. Именно поэтому узы и устанавливались в несколько этапов.

- И почему мы об этом не знали?

- Если вы вспомните, то мисс Грейнджер была в курсе событий.

- Однако она этого не упоминала, - Гарри задумался, но беспокоиться об этом было уже слишком поздно. Может быть, они поговорят об этом позже. – И больше ничего не известно?

- Большинство кровных уз перестали использоваться в силу того, что после установления подобные чары являются необратимыми. Кровные узы – одни из сильнейших чар, потому что связывают между собой саму кровь, – Снейп серьезно посмотрел на него. - Скажи спасибо, что узы были не приворотными.

Гарри вздрогнул, не в силах взглянуть в глаза мужчины. Господи, что же будет в конечном итоге...

- Это немногим лучше.

Снейп скрестил руки на груди, но вместо привычной угрозы в его жесте чувствовалась попытка защититься.

- О, видимо, вы хотите добавить принудительное вожделение к той палитре эмоций, которые чувствуйте сейчас?

- Нет, - Гарри отвернулся. Видеть Снейпа в любой другой роли, кроме заклятого врага, было непривычно. Как и в прошлом году, когда он чувствовал жалость к этому ублюдку из-за выходок его отца и Сириуса. И он понятия не имел, что делать с этими чувствами, поэтому просто старался загнать их как можно глубже. Но почему-то он подозревал, что дальше такой фокус попросту не сработает… - Но вы же сказали…

- Что, возможно, это один из вариантов развития уз, – на мгновение Снейп смутился, но это было настолько кратким проявлением эмоции, что Гарри решил, что ему показалось. - Как я уже сказал, это только вторичный эффект кровных уз. Вполне вероятно, что мы будем…

- Будем что? – от осознания того, что хотел сказать профессор, Гарри почувствовал, что его снова начало мутить. Тем не менее, он должен был это услышать. – Скажите мне. Пожалуйста.

- Со временем между нами сформируется глубокая душевная привязанность, - Снейп говорил тихо, но с тем же смущением, которое испытывал Гарри.

- Даже если... ну... у вас уже есть подобные отношения? – Гарри не мог представить себе человека, добровольно желающего спать со Снейпом, и от мысли, что такое между ними вообще возможно, даже пусть и в далеком будущем, его снова начало тошнить.

- Да как ты смеешь? – Снейп замолчал и прикрыл глаза, и когда он открыл их снова, там не было ни капли гнева, вызванного вопросом Гарри. – Да, я имел романтические отношения, но в прошлом. Что, так трудно в это поверить?

Какая-то часть Гарри честно не хотела отвечать на этот вопрос, хотя бы из нежелания казаться излишне жестоким. Но другая его часть все же выпалила:

- Да.

Но мужчина не выглядел ни удивленным, ни расстроенным.

- Догадывайтесь ли вы, мистер Поттер, что вынуждены отвечать правдиво на мои вопросы?

- Да. А как же обратная связь? – о, чёрт! Гарри прикрыл глаза, пытаясь понять, чем это может обернуться в его жизни. Волны дрожи уже мчались по телу. – Я не могу вам врать?

- И я вам тоже, – удивительно, что Снейп добровольно выдал такую информацию. Хотя если посмотреть с другой стороны, возможно, его тоже заставляли узы. И даже если это и были они, все это было не настолько плохо, как ожидал Гарри. Значит, была возможность отплатить Снейпу той же монетой.

- Оу, занимательный эффект.

- Вне всяких сомнений. Однако, возможно, вы пошевелите мозгами, прежде чем уличать меня в чем-либо. Особенно если не хотите обнародования некоторых тайн, – в интонациях профессора сквозило неприкрытое предупреждение.

Гарри подумал, что в этом есть немало истины, и коротко кивнул. Дальше они долго просидели в тишине, пока Гарри не был, наконец, отпущен в Гриффиндорскую башню. Ему следовало подумать. И обдумать нужно было многое.


Глава 2.




- Гарри! – Рон поймал его прямо перед обедом. - Я слышал, Снейп продлил отработки еще на месяц?

- Да? – он оттащил Рона в сторону, чтобы не путаться под ногами у других студентов. - Дамблдор уверен, что нам необходимо узнать друг друга лучше.

- Старый развратник. Я думаю это несправедливо, - рыжий явно был в ужасе.

- Ты это мне говоришь? Я знаю, Рон, но процесс запущен. Я уже начинаю подстраиваться под него, – выпалил Гарри с театральным содроганием.

Он отодвинулся в сторону, пропуская еще нескольких студентов, один из которых одарил Гарри подозрительным взглядом.

- Нам стоит выйти на улицу.

Рон кивнул, рассматривая толпу слоняющихся оболтусов.

- Ага. Никакой личной жизни.

Всю дорогу до озера они молчали.

- Ладно. Мы остановились на том, что ты подстраиваешься под Снейпа, - Рон говорил так, как будто это невозможно.

Но Гарри его понимал, – ему и самому было сложно в это верить даже с учетом того, что он это чувствовал.

- Это действие связи. Я не могу ни действовать, ни думать во вред ему. И у него, кстати, то же самое. Пару дней назад он даже наградил меня очками дома.

- Боже, если бы я это видел, решил бы, что мир сошел с ума, – Рон почесал затылок. - Знаешь, это, должно быть, сводит тебя с ума.

- Примерно так. Я помню, что я его ненавидел, сильно ненавидел, но теперь я просто не чувствую этого, – Гарри смотрел на озеро, думая о том, что, может быть, сейчас под этой синеватой гладью, пока они не видят, плывёт гигантский кальмар. – Я просто так чувствую…

- Что? Я не понимаю, как все могло измениться так быстро, - Рон покачал головой. - Нет, я знаю, что это только действие уз, но все же. Слушай, а вы собираетесь?..

- Собираемся, что?

- Ну то… Ну… Вы собираетесь? – Рон покраснел и отвернулся. - В общем, сам знаешь что.

- Мерлин! Конечно же, нет! Ты меня с такими идеями в гроб загонишь! – Гарри не хотел обсуждать это ни сейчас, ни потом. Слишком личной была тема. - Знаешь, давай раздобудем что-нибудь перекусить.

- Гарри, - Рон положил руку на его плечо. - Мне очень жаль. Я знаю, что во всем этом есть и моя вина.

- Рон, все виноваты в равной степени. Все мы участвовали в ритуале, – Гарри пожал плечами, очень надеясь, что этот жест выглядел небрежно. - Не нужно винить себя.

- Ты уверен? – Рон всегда был готов подставить плечо, стоило только Гарри об этом попросить. Но только не в этот раз.

Гарри покачал головой, – он не собирался жаловаться ни ему, ни Гермионе.

- Да. Что сделано, то сделано. Не все в этой жизни будет так, как хочу я. Но все же…

- Даже живя с ним, ты будешь делать это в свое удовольствие, - Рон улыбнулся, подходя ближе. - Я знаю, друг. Ты главное помни: что бы ни случилось, я всегда буду рядом.

- Даже если... - Гарри не смог подобрать слов, чтобы описать худшее развитие событий.

- Без «если». Ты мой лучший друг, – Рон похлопал его по плечу. - Давай, стоит поторопиться с обедом, пока все не расхватали.

Гарри улыбнулся. И знаете что? Он был чертовски рад тому, что у него есть такой друг.








Так и повелось - каждый последующий вечер, на протяжении нескольких недель, Гарри проводил время с восьми и до полуночи в кабинете профессора Снейпа. И если выпадали параллельные отработки у других студентов, то он занимался вместе с ними, измельчая, разминая или потроша пособия для занятий, что, слава Мерлину, случалось нечасто. Но и это особых неудобств не доставляло.

В основном, однако, он проводил время на потрёпанном кожаном диване в кабинете Снейпа, занимаясь подготовкой домашних заданий, поскольку узы пока довольствовались малым, и времени, проведённого в одной комнате, было достаточно. И это полностью удовлетворяло Гарри. Ну а вопрос о Снейпе его не волновал ни в коей мере.

Хотя он и старался не думать о профессоре в новом свете, одно он понял точно: ненависти между ними больше не было. И как ни прискорбно было это признавать, иногда Гарри ловил себя на мысли о том, что ему хотелось общения со Снейпом, хотя бы для того чтобы выяснить, что сделало его таким, какой он есть. Хотя бы ради того чтобы найти общие точки соприкосновения. С каждым днем игнорировать эти мысли становилось все сложнее, и, сидя на потрепанном диване очередным вечером, он все чаще и чаще прокручивал в уме эти вопросы.

- Кхм, - Гарри откашлялся. Ещё один вечер они провели в полной тишине, и сегодня он не собирался покидать этот кабинет без разговора. – Знаете, в классе вы не сказали мне ни слова за последнюю неделю.

- Мне нечего вам говорить, – тон Снейпа после долгой тишины прошёлся по ушам, словно наждачка по стеклу. – Что вы от меня хотите? Разговор по душам?

- Не совсем, – Гарри вздохнул. Он бы хотел объясниться, что тишины уже слишком много, но не мог подобрать слов. - А вы... хм... вы не хотите поговорить? – Мерлин, он еще никогда не чувствовал себя так убого, как сейчас.

- Нет, – оборвал его Снейп, однако в голосе его проскользнуло что-то странное, но Гарри не был уверен, что это что-то большее, чем просто отказ.

- Почему? – он почти кожей чувствовал, что мужчина хочет сказать что-то еще.

Снейп посмотрел ему в глаза и громко вздохнул.

- Потому что я не могу говорить с вами спокойно, не пытаясь контролировать себя и свои эмоции.

Гарри хотел было уточнить, но поспешно закрыл рот, ограничившись жалким:

- О…

- Информативно. В прочем, как и всегда, – в его голосе не было ни злобы, ни сарказма, а лицо казалось удовлетворённым. – Спасибо, что не допытываешься.

- Да не за что, – Гарри безуспешно попытался сдержать улыбку. – Просто я не уверен, что хочу это знать.

- Аналогично, мистер Поттер. Но подозреваю, что наши эмоции возьмут верх рано или поздно. Независимо от того, хотим мы этого или нет, – мужчина был если и не доброжелательным, то уж точно не агрессивным. Однако радости этот разговор почему-то не приносил.

- Вы все еще хотите меня унижать?

Снейп откинул волосы с лица, качая головой.

- Я понимаю, почему раньше находил это забавным. Но больше такого желания у меня нет.

- У меня тоже, - Гарри не был уверен, что вообще хочет ощущать эту ненависть. Раньше он часто обвинял Снейпа в смерти Сириуса, да и много в чем еще, но не теперь. Это было так, словно ненависть вытекала из него мощным потоком, оставляя только память и странный, непонятный осадок. – А кто-нибудь уже спрашивал вас об этом?

- О чем конкретно? – Снейп поднял взгляд, откладывая в сторону перо и пергамент, над которым он работал, и внимательно посмотрел на Гарри. И это было самое странное поведение мужчины за последнее время.

- О том, что вы перестали обращать на меня внимание.

Снейп усмехнулся с озорным блеском в глазах.

- О, и такие храбрецы нашлись. Однако я просто пояснил, что больше не намерен терпеть вашу наглость.

- И они в это поверили? То есть вы же не обязаны были допускать меня к Высшим Зельям.

- У вас были довольно высокие оценки по СОВ, поэтому вряд ли мне бы удалось избежать вашего присутствия, – ответил Снейп так, словно был образцом порядочности и справедливости.

Такое поведение мужчины шло вразрез со всем тем, что Гарри знал о нем раньше. Но, несмотря на желание расспросить зельевара о причинах такого поведения, он не стал на этом зацикливаться.

- А вы бы отказались? Ну, если бы могли.

После минутного промедления мужчина отрицательно покачал головой.

- Наверное, нет. Любой, кто набирает достаточное количество баллов при сдаче СОВ, имеет право на обучение в моем классе. Даже если я против.

- Приятно осознавать, что вы бываете справедливы, – сказал Гарри прежде, чем понял, что ляпнул это совершенно зря. На лице профессора промелькнула тень боли, но взять свои слова обратно возможности не представлялось.

- А жизнь, мистер Поттер, вообще несправедливая вещь. Я рассчитывал, что после всего пережитого, вы это понимаете, – тон мужчины сочился ядом, и Гарри настолько от этого отвык, что слова резали слух, хотя это было не самое худшее, чего следовало ожидать от взбешённого Снейпа.

Но прежде чем он успел выпалить очередную колкость, раздражение снова кануло в небытие, оставляя мальчика в полнейшем замешательстве.

- Нет, - ответил он тихо. - Я понял это уже очень давно.

- Вот как. Расскажете мне о вашей жизни с магглами? – в темных глазах Снейпа ясно полыхнула искорка любопытства. И если бы Гарри хоть на секунду увидел в них насмешку, он, естественно, не ответил бы, но как ни трудно было в это поверить, он видел только желание выслушать. И по неясным причинам у Гарри появилось желание рассказать.

- Я был нежеланным. И они со всей старательностью напоминали мне об этом, как только я достиг более-менее разумного возраста, – Гарри не знал, что еще сказать. - У них был родной сын. Дадли. И он был для них всем.

- Вас обделяли? – и снова в голосе должна была быть насмешка, но нет – Снейп, казалось, верил в его слова.

- Примерно так. У меня не было ничего из того, чего бы я хотел. В основном потому, что желания Дадли были важнее. Ну а через некоторое время, - Гарри посмотрел в сторону, стараясь справиться с подступившей волной горечи, - я перестал…

- Перестали что? Просить? Хотеть? – мужчина смотрел на него с пронзительным сочувствием и пониманием. - Разве вас это не огорчало?

- Я просто хотел… - мальчик вздохнул. - Я просто хотел понять, за что они так со мной? – он замолчал, не в силах говорить дальше, но узы вынуждали его отвечать, несмотря на то, что он не хотел казаться еще более жалким. – Пожалуйста, не надо. Я больше не могу.

- Тогда не стоит, - встав из-за стола, профессор сел рядом с ним достаточно близко, но все же не касаясь его, - Вы имеете полное право на злость. И, возможно, даже на ненависть.

Гарри зажмурился, боясь увидеть на бледном лице жалость.

- Это не так. Я не могу их ненавидеть. Я хочу, но действительно не могу. Они не обязаны были брать меня к себе. Не говоря уже о большем.

- Это не так, мистер Поттер. Они были обязаны. Они были вашей семьей, но обращались с вами отвратительно, – казалось, Снейп начинал злиться вместо него. И в глубине души Гарри действительно оценил это, хотя и не смог выразить благодарность словами. Тем более что он по-прежнему не любил поднимать эту тему.

- А что насчет вас? Какая она, ваша семья?

- Многие из моей семьи разъехались. Осталось несколько дальних родственников, – Снейп отвернулся со странным выражением лица, которого Гарри понять не смог, - которые поддерживают Волдеморта, и я не вижу причин общаться с ними.

- А разве они не знают, что вы входите в ближний круг? – Гарри был уверен, что этот факт значительно поднимает Снейпа в их глазах.

- Отчего же? Знают. Только это не повод для беспокойства. Ни для моего, ни для их, – в голосе мужчины чувствовалось презрение.

- Вот как, – мальчик почувствовал смешное желание обнять профессора, чтобы поддержать, но вместо этого он потупил взгляд. - Значит, мы оба не имеем ни малейшего понятия, что такое семья.

- Разве? Мне казалось, вы считаете семьей сборище рыжих бездельников, – слова прозвучали почти одобрительно, с учётом того, что произнёс их Снейп, конечно.

- Уизли фактически усыновили меня, - и он их любил каждого из них, даже если они сводили его с ума. Удивительно было только то, что Снейп понял и это.

- О, да. Они такие, - мужчина глумился, но слишком добродушно для того чтобы произвести желаемый эффект.

- Да ну вас, - Гарри фыркнул. - Они очень хорошие. Свой первый рождественский подарок я получил от миссис Уизли, – и именно ее он мог бы назвать самой близкой к матери женщиной. И никто не беспокоился о нем больше, чем она и Чарли, во время Турнира Трех Волшебников в позапрошлом году.

- Знаменитые именные свитера? - на лице Снейпа мелькнула добродушная усмешка. - Я думаю, у вас бывали подарки и лучше.

- Угу. Но не раньше, чем этот свитер. К примеру, в прошлом году Дурсли прислали мне пятьдесят пенсов, и это они еще расщедрились, – Гарри отчетливо слышал горечь в своих словах, но почему-то, говоря со Снейпом, он не мог ее контролировать. Что не осталось незамеченным профессором. – Может, нам не стоит откровенничать друг с другом?

- Не лучшая идея. Я думаю, нам придется зайти намного дальше, - было видно, что Снейп не хотел возвращаться к молчанию, когда им только недавно удалось преодолеть этот барьер. И Гарри понимал, что мужчина прав. Хотя бы потому, что он и сам не имел ни малейшего желания возвращаться к исходным отношениям. Снейп, на удивление, оказался… Интересным.

- А что насчет уроков?

- Полагаю, я буду вас игнорировать. И предпочту, если вы поступите также. И да, я думаю, стоит продлить наши отработки.

И вот так случалось каждый раз, когда Гарри думал, что и Снейпу человеческое не чуждо. И после таких заявлений ему становилось обидно.

- А мое мнение при этом не учитывается?

- Вы бы хотели пропустить пару вечеров? – было в его голосе что-то такое… почти напоминающее участие, но в это верилось с трудом. И если Снейп не перестанет меняться настолько быстро, Гарри готов поклясться, что к концу вечера у него закружится голова.

- Ну, раз уж мы затронули эту тему… Я толком не видел Рона и Гермиону уже больше месяца.

- Мне стоит назначить отработки и им? – судя по всему, Снейп вдохновился этой идеей.

- Не думаю. Было бы лучше устроить небольшой перерыв, – заметив недовольное выражение лица профессора, Гарри усмехнулся. - Вы, кажется, не в восторге от этой идеи? Мерлин, моя компания начинает вам нравится, не так ли?

- Боюсь, что уже нравится. И не только сегодня, - что-то странное в тоне мужчины заставило Гарри полюбопытствовать. Его улыбка стала еще шире.

- И как давно?

Снейп покачал головой. И - о, Мерлин - неужели он смутился?

- Я бы не хотел отвечать.

Даже зная, что это неправильно, такой возможности упустить он не мог, – ему до коликов хотелось знать.

- И все же я настаиваю.

- Замечательно, ребенок, - Снейп говорил мягко, почти улыбаясь. - Примерно с середины четвёртого курса.

- В самом деле? Но вы же постоянно смешивали меня с грязью, - Гарри уставился на мужчину. Он знал, что ведет себя глупо, но робкий взгляд Снейпа был восхитителен. – Особенно в свете событий прошлого года.

- Ну, это было заслуженно, - Снейп замолчал и отвернулся. - Не было причины вести себя иначе. У меня есть репутация, и я обязан ее сохранить. И осознание того, что вы чуть лучше, чем я думал, это не повод рисковать всем, – Фраза прозвучала, как–то «по-старому». Но чуть помолчав, Снейп добавил: - Это привлекло бы слишком много внимания. Ко мне. К нам.

Эти слова имели смысл.

- Но сейчас все иначе?

- Да. Но все же хуже предполагаемых стандартов.

Гарри кивнул. Он решил, что профессор не говорил бы с ним столь учтиво при других обстоятельствах.

- Видимо, вы правы. Ну, так как насчет перерыва?

Мужчина выглядел расстроенным, но все же кивнул:

- Я думаю, пара дней будет приемлема.

- О, это лучшее, на что я мог рассчитывать, - Гарри был рад, что поведение Снейпа оставалось достойным, но все же немного злился за незаслуженные отработки.

- Поверьте, вы не захотите отсутствовать слишком долго, – взгляд профессора был слишком «знающим», и Гарри понял, что это не очень хороший знак.

- Почему?

Снейп вскинул бровь.

- Вы уверенны, что вам нужно это знать?

Гарри уверен не был. Где-то глубоко внутри он знал, что это не очень радужная информация.

- Что произойдет?

- Я думаю, вы сами будете искать встречи со мной. Узы могут потребовать это.

- Я подозревал, - Гарри вздрогнул. - Дайте мне день или два, ладно?

- Как вам будет угодно.








После стольких лет откровенной вражды никто не нашел подозрительным тот факт, что последние два месяца шестого курса Гарри провел в компании Снейпа. Иногда, по вечерам, они говорили, иногда просто сидели рядом, и постепенно Гарри перестал вспоминать о том, что когда-то ненавидел этого человека, и начал все чаще ловить себя на мысли, что наслаждается его компанией. И то, что именно узы были причиной этих изменений, совершенно перестало его волновать. Что плохого в том, чтобы иметь близкого человека? Даже с учетом того, что ответная симпатия всего лишь воздействие чар. Но, тем не менее, учебный год подходил к концу, все быстрее приближая первую длительную разлуку.

- Объясните мне еще раз, почему я не могу провести каникулы с вами? – Гарри знал, что поступает по-детски, но от одной мысли провести очередное лето с Дурслями его начинало подташнивать.

- Вам необходимо провести у них хотя бы часть лета, - терпеливо повторил Снейп, но в голосе его прозвенело предупреждение: спорить с мужчиной было бесполезно.

И это Гарри уже слышал от Дамблдора. Семья его матери, предполагаемая защита и так далее. Хотелось бы в это верить, но он слишком хорошо знал нравы этой семьи.

- Защита – это не то, что они могут мне дать.

- И в прошлом году было так же? Даже после массовых угроз от членов ордена? – Снейп не скрывал своей озадаченности.

- Нет. Не настолько, - Гарри признался самому себе, что все могло быть намного хуже. - Меня просто игнорировали.

Профессор поморщился.

- Полагаю, это лучше открытой агрессии?

- Немногим, – Гарри громко вздохнул, зная, что выбор ему не представляется. - Я должен. Я знаю.

- Да. Я обещаю вам, что мы увидимся через пару недель, - к удивлению, сказанное прозвучало как обещание.

Улыбаясь, Гарри посмотрел на профессора, выкладывая на стол последний козырь.

- А что насчет связи? Она позволит нам столь длительную разлуку?

- Вот и проверим, – чувствовалось, что Снейп тоже не очень рад этим обстоятельствам.

- Я все еще не считаю это хорошей идеей, – Гарри откровенно нервничал, он боялся расставаться с профессором на долгое время.

- Вы же знаете, что в последние дни мы увеличили время общения именно для того, чтобы укрепить связь. Узы не должны вызывать неудобства из-за нескольких недель разлуки. Все будет нормально, – мужчина был нежен и старался обнадёжить.

- За исключением моего проживания у Дурслей, – Гарри резко вздрогнул. Возвращение на Тисовую улицу вызывало слишком много воспоминаний, и приятными их назвать было никак нельзя.

- Мы ничего не можем изменить. Вам необходимо провести у своей семьи хотя бы часть лета, – голос профессора был обеспокоенным, и Гарри был этому рад, даже несмотря на то, что это ничего не меняло.

- Я знаю, - ответил он, расправляя плечи и пытаясь улыбнуться. Он понимал, что независимо от правильности аргументов желания ехать у него не появится. Тем более что последнее время в компании Снейпа он чувствовал себя комфортнее, чем с кем-либо еще. - Ну, если мы будем порознь…

- Мы все равно справимся, – Снейп поднялся, увлекая Гарри за собой. - Я уверен, что это будет нелегко, но постарайтесь не накручивать себя раньше времени.

Гарри посмотрел на него. Он немного вырос за прошедший учебный год, но все еще был ниже профессора на пару дюймов.

- Я попробую.

Снейп прикрыл глаза, глубоко вздохнул, а затем с полной серьезностью посмотрел на мальчика.

- То, что я сейчас сделаю, будет неправильным по многим причинам. Я не должен был этого допускать, но… - мужчина очень нежно опустил руку на его плечо, слегка притянув к себе, разрешая Гарри шагнуть в его объятья. Вздохнув, он мягко устроил подбородок на лохматой макушке. – Я ничего не могу с собой поделать.

Гарри уткнулся носом в плечо Снейпа, обхватывая его руками за талию. От мужчины вкусно пахло кардамоном или какой-то похожей заморской специей, - он никак не мог определить, чем именно. И когда Снейп попытался отступить назад, Гарри не хотел отпускать его. Он зажмурился, стараясь запомнить все до последней детали, продлить ощущение тепла еще хоть на одну секунду, но все же отпустил.

- Я заберу вас, как только смогу, - профессор потянулся было потрепать мальчишку по волосам, но опомнился и отдернул руку, покачав головой. - Нет. Не стоит этого делать.

- Почему? – Гарри пристально смотрел на него. – Это же…

- Я знаю, к чему вы клоните, - Снейп выдохнул. Лицо его выражало крайнюю степень беспокойства. - Тем не менее, физические контакты между нами нежелательны.

- Что в этом такого? Многие профессора касаются своих студентов. Ну, не в том смысле… - Гарри покраснел, не решаясь продолжить. Подобные мысли уже не беспокоили его, но все же казались неуместными. Хотя для себя он признал: подобное перестало казаться невозможным.

Снейп скрестил руки на груди, но поза вместо пугающей вышла оборонительной.

- Касания не обязаны нести в себе сексуальный подтекст. Но все равно они не приветствуются.

Гарри попытался еще раз дотронуться до мужчины, но отступил под настороженным взглядом.

- У вас слишком загадочные и более развитые чувства приличия, не так ли?

- Именно. Со временем узы будут влиять на нас еще сильнее, и если я поддамся сейчас, то не уверен, что моя выдержка и личное пространство останутся невредимыми.

- Это слишком важно для вас, да? – Гарри не должен был спрашивать, он всегда знал, что Снейп слишком сильно дорожит своим личным пространством. Тем более если учитывать особенности его семьи. Иногда Гарри смутно подозревал, что это самое пространство – все, что имел Снейп в свое время.

- Именно так.

- Ладно. Тогда не будем, - Гарри отступил назад, как можно дальше от искушения объятьями, задаваясь вопросом, как скоро он сможет почувствовать это еще раз. – Но только пока.

- Большего от вас и не требуется, - Снейп направился к двери. - Мы встретимся с вами через пару недель.

Гарри вышел из кабинета и, не удержавшись, обернулся. Снейп кивнул и закрыл за ним дверь.



Глава 3.




Как и все студенты, Гарри сел на поезд до Кингс Кросс, где его встретили несколько членов ордена с заданием напомнить семейке Дурслей о нормах приличия. Последние, кстати, хоть и выглядели запуганными, без сомнений, надеялись, что это будет последнее лето, когда они обязаны мириться с присутствием Поттера в своем доме.

Первые дни Гарри часами бродил по улицам, изредка обмениваясь письмами с Роном, Гермионой и, естественно, Снейпом. И письма эти, безусловно, стали для него настоящим спасением, но все же с личным разговором их было не сравнить.

В начале второй недели ему стало хуже, - он слишком сильно привязался к Снейпу и сейчас откровенно скучал. Письма давались сложнее, поэтому он ограничился парой строк для Рона, но и ему он ничего не рассказал.

К концу третьей недели он перестал выходить из дома, все чаще запираясь в своей комнате, живя от завтрака до обеда. Его никто не беспокоил, и он был бесконечно этому рад.

С Дурслями он практически не виделся, – Дадли поехал навестить друга, Вернон работал, Петунья его игнорировала, а сам он общения не искал. И в какой-то момент он обнаружил, что даже спуститься в столовую стало для него слишком утомительным. После того, как он в третий раз отказался завтракать, Петунья принесла поднос с едой в его комнату и лично проконтролировала, чтобы он съел все. И это было забавно, особенно если вспомнить детские годы голодовок, которые устраивали его любимые родственники. Но скорее всего, тетка просто помнила угрозы членов ордена и обещание скорой расплаты за «неподобающее обращение с ребенком», и от этого Гарри становилось ещё противнее.

К середине четвертой недели он почти не вставал с кровати. Письма он перестал читать чуть раньше, оставляя их пылиться на обшарпанном подоконнике, а Хедвиг отправил дожидаться его в Норе. Тоска по Снейпу больше не была прихотью, а стала острой необходимостью, приносящей боль даже во время сна. Гарри догадывался, что это состояние не есть норма, но он понятия не имел, как все это исправить. Его словно парализовало собственной беспомощностью и страхом перед зависимостью от другого человека.

Но привычный распорядок дня в конце четвертой недели прервала тетя Петунья, без стука просунув голову в его комнату.

- К тебе пришли. Какой-то мужчина из твоей школы, – в голосе ее слышалось явное недовольство тем фактом, что какой-то волшебник посмел постучаться в двери ее дома.

Сердце Гарри вмиг сжалось в надежде, отдавая в голову частыми ударами пульса. Тете он не ответил, только кивнул в знак того, что она была услышана. Женщина недовольно прищурилась, но все же вышла из комнаты, оставляя открытой дверь.

А дальше были только глухие шаги и силуэт Снейпа в дверном проеме.

Гарри неверяще распахнул глаза и уставился на мужчину, словно перед ним предстал его собственный Бог. Профессор выглядел потрясающе, он был одет в темный маггловский костюм, который ему, несомненно, шел. Темно-серые классические брюки не скрывали стройные бедра и длинные ноги, белая рубашка подчеркивала широкие плечи, и в дополнение ко всему были лакированные кожаные ботинки. Волосы его пусть и лоснились блестящими прядями по контуру лица, но казались Гарри довольно привлекательными.

Каждая клеточка тела призывала мальчика кинуться на шею к тому, о ком он так долго мечтал, но Гарри колебался, глядя на Снейпа, и, ожидая хоть какой-то реакции. Подтверждения того, что его чувства были взаимны.
Снейп зашел в комнату, притворив за собой дверь, и внимательно посмотрел на него. Но уже через секунду мужчина прикрыл глаза, и Гарри, сдавшись, кинулся к нему через всю комнату и оказался в плотном кольце чужих объятий.

- Мистер Поттер, - Фраза больше походила на вздох облегчения.

- Мы же одни, вы можете называть меня Гарри, – от этого голоса у Гарри подогнулись колени, а тупая боль в сердце, наконец-то, стала отступать.

- Нет, - Снейп сильнее притянул его к груди. - Это неправильно. Не требуйте этого от меня.

- Вы же знаете, что это неизбежно?

- Пусть все идет своим чередом. Я не хочу спешить, - Снейп отстранился и посмотрел ему в глаза. - Лучше не торопиться до окончания школы.

- Но ведь еще целый год! – Гарри уткнулся носом в плечо профессора и почувствовал довольное мычание.

- Вы еще не готовы к этому. Не торопите события.

- А вы? – Гарри придвинулся ближе, почувствовав своим бедром твердую плоть мужчины. Странно, но чужая эрекция не вызывала в нем отвращения, напротив - это даже льстило и заставляло возбуждаться в ответ. - Вы сможете подождать?

Снейп, отстранившись на шаг, не ответил.

- Остановитесь. Не стоит этого делать, - Гарри отчетливо слышал панику в его голосе, но отступать было слишком поздно.

- Пожалуйста, не уходите! Слышите? Мне только начало становиться чуть лучше!

Мужчина снова притянул его в свои объятья, и Гарри прикрыл глаза, всем телом ощущая, как его окутывает пряный запах Снейпа.

- Вам легче от моих прикосновений? – руки профессора скользнули вниз по его спине. - Как давно вам плохо? Я начал ощущать некоторые… неудобства только в последние дни.

- Да, это помогает. Только я не думал, что у связи будет такой эффект, – Гарри задрожал, вспоминая о пережитой боли. – Это было не очень приятно, но как только вы пришли, мне стало легче.

- Видимо, не все последствия уз были запротоколированы, - руки Снейпа замерли на пояснице мальчика, еще ближе притягивая его к себе. – Глупый мальчишка. Почему вы не говорили об этом со мной?

- Я не хотел вас беспокоить. Тем более что ничего нельзя было сделать, - он ненавидел нотки слабости, которыми пропитался его голос, но мысль о том, что мужчина может сейчас уйти, была намного больнее. – Вы заберете меня?

- Вам следовало бы оставаться здесь как минимум до дня рождения.

Разочарование затопило сердце мальчика.

- Но…

- Тем не менее я получил разрешение директора для того, чтобы забрать вас в Принц Менор на несколько дней, – довольный Снейп нравился Гарри гораздо сильнее прежнего.

Он с облегчением выдохнул и уткнулся лицом в плечо мужчины, пробормотав:

- У вас есть усадьба? Как у Малфоев? И почему "Принц"?

- Это родовое поместье моего деда по материнской линии. После смерти последнего дяди я автоматически стал старшим, хоть и не чистокровным, наследником. Конечно, усадьба не так изящна, как Малфой Менор, - Снейп зарылся носом в его волосы, шумно вздохнув, - и не так ухожена…

- Вы были в Малфой Меноре? – он сам не понял, чему здесь удивляться, но предположение о близости мужчины с Малфоем его не радовало.

- Это было давно. Почему вы спросили?

- Я подумал, что вы были… - Гарри смущенно затих, осознав, что повода для ревности у него нет.

- Люциус безоговорочно поддерживает Темного Лорда, – Снейп отстранился, вглядываясь в его глаза. - О чем вы подумали? Что мы с ним - что?

- Ну… - Гарри покраснел. Когда-то, они с друзьями долго сплетничали о возможной связи Снейпа с Малфоем после их совместного посещения матча по квиддичу.

- Глупый мальчишка, - ласково пробормотал мужчина. - Насколько мне известно, Люциус – натурал до мозга костей, этакий пуританин нравственности.

- А вы?

- А что я? – на мгновение показалось, что Снейп не ответит, но мужчина лишь пожал плечами и посмотрел Гарри в глаза, - я пользовался утешением вне зависимости от того, кто его предлагал.

- Почему?

- Потому что люди с такими внешностью и характером, как у меня, не привередничают, если не хотят остаться одиноки.

- Но вы же!.. – Снейп заставил Гарри замолчать, прикасаясь пальцем к его губам.

- Едва ли вы способны здраво оценить положение вещей.

Положив голову на плечо профессора, Гарри кивнул.

- Вы правы. Когда мы поедем?

- Сразу же как вы соберете вещи.

- А магией пользоваться можно? – с надеждой спросил Гарри.

- Нет.

- Тогда дайте мне двадцать минут.

- Однако на меня эти запреты не распространяются, - Снейп усмехнулся, доставая палочку. - Что будем упаковывать?

- Я же больше сюда не вернусь? – Снейп согласно кивнул, и Гарри испытал облегчение – он покидает этот дом. Раз и навсегда. - Тогда мой сундук и клетку Хедвиг.

- А где ваша сова?

- Я отправил ее в Нору, как только почувствовал себя плохо.

- Вместо того, чтобы отослать ко мне? – мужчина осторожно отвел с лица Гарри прядь волос. - Я бы мог, что-нибудь придумать, чтобы помочь вам.

Гарри стыдливо спрятал лицо в белой рубашке профессора.

- Я не думал, что это важно.

Мужчина страдальчески вздохнул.

- Что-то еще?

Гарри вывернулся из объятий, опускаясь на колени и заглядывая под кровать. Он осторожно вытянул старую паркетную доску, открывая свой детский тайник, в котором хранились его старые вещи, необходимые ему на случай внезапного приступа ностальгии по этому дому. Он, конечно, не был уверен, что такое в принципе возможно, но все же. Он достал несколько поломанных игрушек, которые доставались ему от Дадли, или которые выше упомянутый кузен намеренно ломал, и старые школьные учебники. Снейп удивленно выгнул бровь, но промолчал, уменьшив все вещи до размеров крошечного кубика.

- Вы знаете, что в вашем возрасте, разрешается сдавать экзамен на аппарацию?

- Знаю. Я планировал заняться этим в Норе вместе с Роном, – Гарри посмотрел на профессора, закидывая кубик в карман. - Если вы не возражаете, - мужчина окинул его подозрительным взглядом. - Что? Я что-то не то сказал?

- Нет, просто я не думаю, что вы обязаны спрашивать моего разрешения.

- Почему нет?

Снейп остановился, прежде чем выйти из комнаты, прикрыл дверь и повернулся к Гарри.

- Рано или поздно между нами будет равноправие.

Это было разумно, ему бы не хотелось иметь рядом с собой карманного тирана, но где-то в глубине души он признался, что это было бы не так уж и плохо. Приятно знать, что о тебе заботятся.

- Но этого не произойдет, пока я не окончу школу?

- Именно, - мужчина открыл дверь. - Пойдемте.

- Если вы не хотите звать меня по имени, - начал Гарри, спускаясь по лестнице, - то и я вас Северусом называть не могу?

Снейп сбился с шага, нервно икнув.

- Нет, абсолютно неуместно.

- Жаль, я бы хотел называть вас так.

- Глупый мальчишка.

- Ну, уж какой есть.

Внизу, у лестницы, их уже ждали Вернон с Петуньей. Они молча сверлили Гарри недовольными взглядами, и сами при этом смотрелись настолько жалко, что у Гарри сразу появилось желание уйти по-английский.

- Ты ничего не скажешь? – спросил Вернон, скрипя зубами от бессильной ярости, но навредить Гарри он больше не мог.

- Думаю, что нет, – мальчик ничего не чувствовал. Совсем. Он уже было задался вопросом, что с ним не так, если он не чувствует даже сожаления, но быстро отмел эти мысли прочь, широко улыбаясь бывшим родственникам. - Прощайте.

Отперев дверь, он вышел на залитую солнцем улицу.

Все это было неправильно, но Дурсли были виноваты сами, и на его счастье этот факт мог сойти за оправдание. Отныне он планировал жить, не оглядываясь на прошлое.

- Это было сильно, мистер Поттер, - профессор добродушно улыбнулся ему, оглядываясь по сторонам. – Но нам пора отправляться.

- Машина или что-то вроде этого?

- Что-то вроде, – Снейп направился в сторону заборов Дурслей и соседей справа, жестом приглашая Гарри следовать за ним. Дождавшись мальчика, он вытащил из кармана маленькую блестящую монетку. - Возьмитесь за другой конец.

- Да, сэр.

Гарри вытянул руку, почти сразу же ощутив в животе знакомую тяжесть перемещений.


Глава 4.




Первое, что увидел Гарри, открыв глаза – большой и очень потрепанный на вид дом.

- Добро пожаловать в Принц Менор, – Снейп, скривившись, отворил чуть скрипнувшую дверь. – Ненавижу этот дом.

- Тогда зачем он вам? – Гарри шагнул к двери, но мужчина его остановил.

- Потому что, невзирая на свою ненависть, последнее, что я хочу видеть в этом поместье - это кучка плодящихся родственников. Хотя, возможно, с их помощью состояние дома улучшилось бы, – Снейп не пытался скрыть горечь, пропитавшую его голос.

- И как давно вы были здесь в последний раз? – спросил Гарри, все еще балансируя на пороге.

После минутной паузы профессор пожал плечами.

- Это было много лет назад. Не суть. Сейчас нам следует внести вас в список доступа к дому, – Снейп взял его за руку и положил ее на холодное дерево входной двери, пробормотал несколько слов, а затем также неожиданно отпустил. – Я думаю, теперь вы можете войти. Попробуйте.

Мужчина закрыл дверь, наложил защитные чары, отступил назад и посмотрел на Гарри, одобрительно кивнув. Юноша осторожно толкнул дубовую дверь рукой, и она открылась.

- Замечательно, - усмехнулся профессор, жестом приглашая его войти.

Дом действительно был заброшен: стены, обитые деревянными панелями с замысловатым узором, и выложенный мрамором пол омрачались огромными лоскутами паутины по углам комнаты. Посередине помещения стоял грязный стол с деревянной миской фруктов, явно не отличавшихся свежестью. Большую половину комнаты занимала старая винтовая лестница, и, подойдя ближе, Гарри не без удовольствия отметил, что, стоя под ней, можно было разглядеть коридор третьего этажа.

- Здесь нет домовых эльфов? Гермиона будет в восторге, - заявил Гарри, не скрывая любопытства, даже зная, что со стороны это смотрится глупо.

Вообще, услышав о фамильной усадьбе, он представлял что-то огромное и изящное. Ну или, на худой конец, более чистое, но вместо этого был толстенный слой пыли, осевший в комнате, который сильно мешал дышать.

- Как будто ее сюда кто-то пустит, – Снейп провел его в такую же грязную гостиную, в которой располагались массивный резной камин, диван, пара кресел и низкий кофейный столик.

За всю свою жизнь Гарри ни разу не видел комнату, так отчаянно нуждающуюся в уборке. Он чихнул, мрачно поворачиваясь к Снейпу.

- Она мой лучший друг. И поскольку я буду жить здесь, она имеет полное право навещать меня. И прежде чем вы спросите – да, и Рон тоже. Да что там, наверное, и все Уизли, – он оглянулся в поисках чистого стула и, еще раз чихнув, посмотрел на мужчину слезящимися глазами. – Можно мне?

- Что можно? – мужчина окинул взглядом комнату и понял, что имеет ввиду мальчик. - Нет, вам запрещено использовать магию даже здесь, – после минутного колебания Снейп вытащил палочку, раздраженно пробурчав: - Мне стоит сделать это самому.

- И я снова могу дышать, - облегчённо хмыкнул юноша, стоило пыли исчезнуть. Еще пару раз вздохнув для проверки, он улыбнулся. - Спасибо.

- Молодой человек, вам не кажется, что с вашей стороны слишком самонадеянно планировать встречи с вашими друзьями в чужом доме? Позвольте спросить, почему вы решили, что мы будем жить здесь?

- Нам в любом случае нужно где-то жить, - пожал плечами Гарри. И как бы он ни любил Хогвартс, провести там всю свою жизнь было не лучшей идеей.

- Я думаю, вы правы, - мужчина усмехнулся, - если вы захотите, мы можем переехать сюда, когда вы закончите школу.

- Только после генеральной уборки, - ответил Гарри с улыбкой и, посмотрев на Снейпа, почувствовал странное тепло, которое, зарождаясь где-то в груди, постепенно сползало к низу живота. – Я не перегибаю палку, сэр?

- Нет, – Снейп покачал головой, жестом приглашая его к арке на другом конце комнаты. - Позвольте мне показать вам дом, прежде чем вы распланируете приходы гостей.

- У вас прекрасные манеры, профессор, - хотя Гарри и пытался сказать это с сарказмом, но у мужчины были действительно хорошие манеры, по крайней мере тогда, когда он их вообще показывал.

- Мне следует напомнить, что из нас двоих вы – единственный, кто не отличается манерностью? Хотя, зная ваших родственников, это не удивительно. Возможно, мне следует преподать вам пару уроков.

- Думаете, стоит? – Гарри не стал бы делать ставок на эту авантюру. По его мнению, манеры – это то, что прививается с пеленок. В противном случае человеку этого познать не дано.

- Я могу попытаться, - и, судя по голосу, мужчина тоже сомневался, что это принесет результат.

- О, да. Вы – можете, – Гарри широко улыбнулся в ответ.

Губы Снейпа дрогнули в нерешительной улыбке, и он снова кивнул в сторону арки.

- Пройдемте.








Когда они добрались до кухни, Снейп уже привычно взмахнул палочкой и пробормотал очищающее заклинание. Это помогло. Отчасти. К сожалению, некоторые вещи требовали ручной чистки, но, по крайней мере, Поттер перестал чихать от накопившейся пыли.

- Может быть, я мог бы помочь с уборкой? Вручную.

Взглянув на мальчика и увидев не очень счастливое выражение лица, Снейп опустил палочку и сосредоточился на разговоре.

- Вы этого хотите?

- Вы не думали, что я захочу помочь? – Гарри недоверчиво посмотрел на Снейпа, словно ответ мужчины застал его врасплох.

- Если под помощью вы подразумевали тяжелый физический труд, думая, что я заставлю вас делать это, то нет. И почему вы решили, что я так поступлю?

После минутного молчания Гарри ответил:

- Я подумал, что поскольку опыт генеральных уборок у меня имеется, вы бы хотели, чтобы я помог.

- Ваши родственники заставляли вас заниматься грязной работой? – Снейпу категорически не нравилось то, что могла обозначать последняя фраза мальчика. - Ответьте, мистер Поттер. Я бы хотел знать больше о вашей жизни у них.

Гарри нахмурился, отвернувшись в сторону. Он совершенно не хотел распространяться на эту тему.

- Не стоит.

- А я думаю – стоит. И еще как, - Снейп скрестил руки на груди и уставился на мальчика. Он понимал, что лезет не в свое дело, но что-то внутри его подсказывало не отступать. – Вы расскажете мне.

- А если я не буду? Вы не сможете заставить говорить меня об этом. В конце концов, это – моя жизнь.

- Хм. Ну, если учитывать наличие между нами связи и ее влияние, то все что мне нужно сделать - правильно задать вопрос, – Снейп понял, что это ошибка, только после того, как слова сами собой уже скользнули с губ.
Поттер ощетинился, а в его глазах блеснул огонек ярости.

- Если вы это сделаете, то, не сомневайтесь, - я отвечу тем же. И я прекрасно знаю, какие темы вы не желаете обсуждать.

- То, как они обращались с вами, все равно дает о себе знать. Даже если вы не желаете об этом говорить, – Раньше мужчина считал, что Дурсли просто пренебрегают ребенком. Однако, как выяснилось, это было явным преуменьшением их «заслуг».

- Я не нуждаюсь в сеансе психоанализа, ладно? – терпение Поттера лопнуло, но на вопрос он отвечать не спешил. – Давайте не будем об этом.

Снейпу категорически не нравился тон разговора, и он отчаянно пытался понять, что еще наравне с другими педагогами школы он упустил из виду.

- Сожалею, но я так не думаю. И что такое «психоанализ»?

- Это маггловская теория о лечении психических расстройств.

- Вам нужен подобный специалист? – гнев на семью Поттера вырос в несколько раз. И хотя он был уверен в том, что этих людей стоит как следует проучить за такое отвратительное обращение с ребенком, как это сделать он пока не знал. Поэтому оставил эти размышления до лучших времен, твердо пообещав себе разобраться с этим.

- Я же сказал, что мне это не нужно! - мальчишка снова принял оборонительную позицию.

Снейп знал, что не всех детей родители холят и лелеют, естественно, но и открытая агрессия не была явлением постоянным. И с тех пор, как общение с Поттером стало регулярным, Снейп не мог перестать размышлять о том, как часто ребенок подвергался насилию в доме своих родственников. Гарри стал слишком близким для него, но не зная сути проблемы, решить ее Снейп не мог.

- Мы должны это обсудить. Я думаю...

- Не стоит, – Поттер отвернулся и, демонстрируя мужчине слишком прямую спину и напряженные плечи, направился к дверям.

- Не смейте выходить из комнаты, - это был приказ. Не то чтобы Поттер хоть когда-то слушался его приказов, но Снейп надеялся, что этим самым передал всю серьезность своих намерений. – Вы расскажете мне, что эти люди с вами делали.

- Я готовил и убирал их дом. Они одевали меня в обноски Дадли и выдавали мне «списки дел». Они часто уходили, оставляя меня разбираться с делами до их возвращения, а иногда они требовали этого в перерывах между школой и ужином.

Интонация, с которой Гарри выплюнул это «списки дел» заставила Снейпа насторожиться.

- Чем вы занимались?

Поттер ответил ему сердитым взглядом.

- Ничего необычного: уход за садом, стрижка газонов, прополка, готовка, уборка, мытье посуды и полов, приборка ванной и кухни.

- Все сразу? – осторожно поинтересовался Снейп и был потрясён утвердительным кивком мальчика. – Сколько у вас было времени?

Гарри неуверенно пробормотал:

- Обычно - пара часов.

- И как часто вы получали такой «список дел»? – Снейп старался скрыть накатившую волну гнева.

- Тогда, когда они этого хотели, – то, с какой интонацией мальчик говорил об этом, ясно давало понять, что это была не просто субботняя уборка дома, а каждодневный и довольно тяжелый труд. – Все было не так уж и плохо.

- Что происходило, если вы не укладывались в отведенные часы?

- Обязательно обсуждать это сейчас? Может, лучше займемся приборкой, чем будем обсуждать мою жизнь у Дурслей?

- Я настаиваю, чтобы вы ответили.

- А что делать, если я не хочу?

- Я полагаю, это риторический вопрос, – Снейп старался, чтобы его голос звучал как можно ровнее. – Они устраивали тебе голодовки?

Покраснев и явно смутившись, Гарри кивнул.

- Да. Именно это они и делали.

- И вы думали, что это приемлемое поведение для людей, которые обязаны были о вас заботиться? - спросил Снейп, стараясь сдержать ярость. Мысленно он перебрал уже большую часть пособия средневековых пыток.

- Нет, я так не думал. Но в их доме у меня прав не было, и они это знали. И постарались донести это до меня. Мое состояние их не волновало.

Было больно видеть искреннею уверенность Поттера в том, что он недостоин счастья, но объяснить обратное, в то далекое время было попросту некому. Никто не мог спасти его от этого ужаса. На самом деле многие люди до сих пор поощряли такое ущербное состояние Мальчика-Который-Выжил, да и, что греха таить, сам Северус, до недавних времен, был в их числе.

Но если бы он позволил себе роскошь полностью окунуться в чувство вины, то, скорее всего, просто сошел бы с ума. Возвращаясь из глубокой задумчивости, мужчина внимательно посмотрел на Поттера.

- Вы не правы. Ожидалось, что эти люди не только обезопасят вас, но и будут вести себя достойно.

- Мы уже говорили, что они были рады видеть меня в своем доме примерно так же, как я желал там находиться, – Гарри невесело усмехнулся.

- Существует большая разница между «не рады видеть» и «жестокое обращение с ребенком», – Снейп отчаянно желал сделать что-то непростительное с этими магглами. И мысль о толстяке Верноне, корчившемся под его черной лакированной палочкой, неожиданно согрела душу. Он медленно выдохнул, возвращаясь в реальность, понимая, что сейчас он должен сосредоточиться на разговоре. Но, возможно, когда-нибудь…

- Почему вы решили, что вправе судить об этой разнице? Я там был, а вы нет, - голос мальчика был резок, словно он и мысли не допускал, что Снейп мог быть знаком с такими вещами.

- Я – Декан Слизеринского факультета. Как вы считаете, сколько еще детей в школе подвергались семейному насилию? Поверьте, я знаю, о чем говорю.

- Ну, вот здесь вы ошиблись, – Поттер опустил голову. - Обычно они меня просто игнорировали. Да, у меня не было ничего, но назвать это насилием? Нет. Скорее просто пренебрежение.

Мужчина подцепил подбородок мальчика пальцами, заставляя посмотреть себе в глаза.

- Вы осознаете, что самобичевание характерно как раз для таких случаев? И, кроме того, разве пренебрежение - не форма насилия?

- Это не одно и то же, – Поттер мотнул подбородком, вырываясь из рук Снейпа. - Я не обвиняю себя, я виню их.

- Я рад, что вы это понимаете, – мальчик не мог лгать ему, но это не означало невозможность врать себе. Тем не менее, такое отношение к делу уже могло считаться удовлетворительным.

- Мы можем, наконец, закончить? – юноша поднял на Снейпа умоляющий взгляд. – Я ушел из их дома и надеюсь, что больше туда не вернусь.

Снейп знал, что не должен был этого делать, но все равно снова дотронулся своей ладонью до мальчишеского подбородка, скользнул по скуле, очерчивая угловатые черты лица, и взъерошил непослушные волосы, надеясь, что жест был расценен как утешительный.

- Все хорошо. Но я думаю, что тебе стоит обсудить это хоть с кем-то. Хотя бы для моего успокоения.

На мгновение Гарри прикрыл глаза, отзываясь на его касание, и сердце мужчины дрогнуло от неясного чувства радости. Когда мальчишка снова посмотрел на него, Снейп попытался выглядеть уверенно. Однако получалось, видимо, не ахти.

- Только ради вас, – Гарри широко улыбнулся. - И вы будете мне должны.

Мужчина понимал, что его загнали в угол, и какая-то часть его уже хотела вспылить, но прежде чем мысль окончательно сформировалась, он успокоился и сдался.

- Несносный мальчишка.

Поттер снова подался руке, перебирающей его волосы, и улыбнулся еще шире. На это профессор только покачал головой, стараясь отогнать от себя мысли о том, насколько важной для него стала эта улыбка.

- Ладно, хватит, – Снейп как можно мягче отступил от мальчика, выпутывая пальцы из темных волос, но про себя решил, что как только они с Поттером вернутся в школу, он непременно обсудит безобразное поведение магглов с МакГонагалл или Помфри.

- Ну, так что, я могу помочь с уборкой?

- Нет. Магией вы воспользоваться не можете, а прибираться вручную, вам не позволю я, – мужчина со свистом рассек палочкой воздух и пол со столешницами засияли идеальной чистотой. – Не беспокойтесь. Это не займёт много времени.

- Я не думаю, что прибрать весь дом получиться быстро.

- Я думаю, целесообразнее было бы очистить только жилые комнаты, которыми мы будем пользоваться следующие несколько недель.

- Комнату, в которой я буду сладко спать? – глаза мальчишки искрились смехом. - Желательно с большой и удобной кроватью.

- Вы устали? – Снейп оглядел юношу с ног до головы: под глазами залегли темные тени, да и вообще, общий вид мальчика явно говорил об усталости, несвойственной людям его возраста.

- Я почти не спал последние две недели, так что да – устал, – фразу Поттер окончил широким зевком. – Да и ужин был бы как никогда кстати.

- Для этого надо наведаться в город, – Снейп решил, что приезд Поттера следовало спланировать лучше, но когда он почувствовал страдания мальчика, ни о чем другом, кроме как оказаться рядом, он думать не мог. В том числе и о том, что делать с вышеупомянутым мальчиком дальше.

- А в городе нет доставки на дом? – глаза Гарри сверкали озорством, и посему вопрос его прозвучал весьма самодовольно. - Вы знаете, что это такое?

- Естественно знаю. Я не настолько отстал от развития магглов.

- Вы удивитесь, если узнаете, сколько магов не имеют ни малейшего понятия, что такое «доставка на дом». Да и не только об этом.

- Нет, я никогда не удивлялся глупости некоторых волшебников, - Снейп взмахнул палочкой в последний раз, оставляя на кухне почти стерильную чистоту. – Думаю, сначала разберемся со спальнями, а уже после поужинаем в городе.

- Отличная мысль, - сказал Поттер, изучая содержимое чистого, но совершенно пустого шкафа. – Нужно будет купить домой продуктов. Я думаю печенье, швейцарские булочки и шоколадные лягушки сделают меня самым счастливым человеком.

Желудок мужчины неприятно сжался при мысли о том количестве сахара, которое этот несносный мальчишка вознамерился в себя запихнуть.

- Я считаю, что более питательная пища будет куда уместнее, – отметил Снейп, выходя из кухни.

Поттер скривился и последовал за ним, поднимаясь в верхний зал.

- Вы можете спать здесь. Моя комната дальше по коридору, в основном крыле, – они стояли в дверях спальни, в которой была огромная кровать с балдахином. Окна украшали темно-синие бархатные шторы в цвет покрывалу и подушкам. Снейп взмахнул палочкой несколько раз, наводя в комнате чистоту. Вынимая из кармана уменьшенный кубик вещей, Поттер опустил его на пол, с надеждой глядя на Снейпа.

- Мы надолго здесь?

- Достаточно для того, чтобы сделать все домашнее задание на лето, – взмахом палочки он вернул вещам Поттера нормальный размер. – Примерно две недели. После я доставлю вас к Уизли.

- Спасибо. Я бы хотел их увидеть, – мальчик оглядел комнату и улыбнулся. - И чем мы пока займемся?

- Что? – Снейп на самом деле не строил столь далеко идущие планы. – Ну, в доме есть библиотека, и я планировал привести в порядок лабораторию. А чем бы хотели вы заняться?

- Помимо магии? – уточнил Поттер, следуя за ним обратно в зал. – Я не знаю. Осмотреться для начала было бы неплохо.

В хозяйской спальне с тех пор, как Снейп был здесь последний раз - еще в те времена, когда здесь жил его дед - ничего не изменилось: темная деревянная мебель, мрачные портьеры и драпировки не могли не угнетать даже его. Поэтому он твердо решил, что если они вернутся в этот дом, то ремонт будет неизбежен. Но пока он ограничился тем, что, резко вскинув палочку, придал комнате более-менее сносный вид.

- Я понимаю, что не могу требовать от вас невозможного, но все же. Я хотел бы, чтобы вы, пока находитесь в этом доме, держались подальше от неприятностей, – сказал Снейп, переводя взгляд обратно на Поттера.

- Думаю, это можно устроить, - выражение лица мальчишки уверенности Снейпу не прибавило совсем.

- Обдумывайте свои поступки. Я не хочу беспокоиться, спасая вас из очередной безвыходной ситуации, в которую вам удалось вляпаться, - Снейп критично оглядел мальчишку – семнадцать лет и скука не были лучшей комбинацией. – Возможно, вы сможете помогать мне в лаборатории.

- Вы пустите меня в святая святых?

- Позволю, но только в том случае, если вы будете собраны и постараетесь выполнять все мои требования.

- Попробовать можно, – качая головой, Поттер вышел из комнаты, но обернулся и, глядя на мужчину, спросил: - Пойдемте ужинать?

Спорить на тему лаборатории Снейпу не хотелось, поэтому он, не сдерживая улыбки, коротко кивнул.

- Да. Конечно.








Ему снился сон.


Он пытался доказать себе, что это не реальность, но ужас все равно охватил его с головой.


Северус стоит с группой Пожирателей, наблюдая, как маггловский дом утопает в стене огня, а чуть выше, в черном дыму, уже виднеется Темная Метка. Он видит, как трое малышей, от холода кутаясь в одеяла и пижамы, выбегают из горящего дома, но тут же замедляют свой бег, видя стройную линию Пожирателей Смерти. Они чуют опасность и нервно цепляются друг за друга в попытке спастись.


Он слышит, как кто-то за ним выкрикивает "Crucio", и в туже секунду старший ребенок падает навзничь, крича и корчась от боли на холодной земле. Ей не больше десяти. Двое других детей пытаются ей помочь, но через несколько томительно долгих секунд неизбежно ловят то же проклятье.


Он ненавидит грязнокровок. Он говорит себе, что они заслужили смерть, но крики детей, корчащихся на грязной земле и медленно умирающих в агонии, слишком ярко пронзают ночную тишину улицы. Он хочет отвернуться, сделать вид, что ничего не замечает, притвориться, что его здесь нет, но ненависть к себе сейчас намного сильнее его ненависти к грязнокровкам.



Старший из детей, наконец, затихает. Двое других вскоре неминуемо разделят его участь, но со стороны звучит другой крик: мать освободилась от «Petrificus Totalus». Северус наблюдает за женщиной, которая смотрит на своих мертвых детей.


Под очередным Cruciatus она валится на землю под гулкий смех. Она кричит, вопит нечеловеческим голосом, а потом умирает. И ее невидящие глаза замерли прямо на нем, осуждая, обвиняя его.
Но сон меняется, перетекает, превращается, и ее лицо сменяется другим. Лицом Гарри Поттера.



И все начинается сначала, – он слышит, как кричит мальчик, видит, как он умирает.


И Северус кричит вместе с ним.









Собственные крики вырвали Снейпа из цепких лап кошмара его памяти, и он рывком сел в постели, тяжело дыша и сгорая от страха и ненависти к самому себе.

Так и не уняв крупную дрожь, мужчина тяжело опустил голову на руки и позволил своим эмоциям взять верх, - в темноте своей спальни он плакал, тихо и скупо, как может плакать только человек лишённый всего. Не важно, сколько прошло времени, неважно, что он сделал, чтобы искупить этот грех, воспоминания эти стали лучшим наказанием за его преступления.

Он ненавидел себя за содеянное, за то, что свершилось из-за его глупости и ненависти. Северус знал, что он проклят.

Мгновение спустя мужчина почувствовал, как теплые руки обхватили его плечи, притягивая в объятия, и хотя он знал, что не заслуживает этого, не задумываясь прижался ближе, наслаждаясь теплом и защитой. Он плакал, судорожно вдыхая, захлебываясь собственной болью, пытался восстановить спокойствие, точно зная, что после Поттер непременно потребует объяснений.

- Вы в порядке? – мальчик откинул мокрые пряди волос с его лица, с беспокойством вглядываясь в глаза профессора. – Ладно, это глупый вопрос. Объясните мне, что вас расстроило.

Закрыв глаза, Снейп с шумом втянул воздух и, отодвинувшись, вытер дорожки слез ребром ладони.

- Ничего страшного. Просто кошмар.

- Это должен быть просто отвратительный сон, раз он так испугал вас, – мальчик вздохнул. – Хотите рассказать?

- Не вам, – Снейп видел, как огорчился юноша, и попытался оправдаться. – Извините, но это слишком личное. Как вы вошли?

- Вы не заперли дверь. Собственно, даже закрыли не до конца, – Поттер присел на кровать. – Я слышал, как вы кричали мое имя. Не расскажете почему?

- Нет, – мужчина отвернулся. Образ умирающего Поттера все еще слишком ярко стоял пред глазами. – Это было… Не важно. Всего лишь прошлое.

- Пожиратели? – спросил Поттер, словно полностью понимая его состояние. – Это был не сон, а воспоминание, не так ли?

- Зачем вы спрашиваете?

- Что еще может заставить вас плакать, кроме прошлого? – Гарри густо покраснел, явно смутившись.

И этот инцидент полностью подтверждал догадки Снейпа о том, что Гарри может чувствовать его лучше, чем он сам.

- Вас расстроили мои слезы?

Поттер быстро отвернулся, но скрыть эмоции не успел. Мужчина положил руку на его подбородок и, перехватив лицо мальчика, снова заставил посмотреть себе в глаза.

- Почему вы смущаетесь?

- Мужчины не плачут. Не из-за кошмаров, – еще сильнее краснея, ответил Поттер. – Извините.

Маггловская общественность – дерьмо. Именно так. Снейп попытался успокоиться, повторяя себе, что Поттер не виновен в своем воспитании.

- Неужели?... Даже если эти воспоминания – самый худший и страшный кошмар твоей жизни, и ты жалеешь о содеянном каждую секунду, даже не представляя, как можно это выразить словами? Даже в этом случае нельзя позволить себе проявить эмоции? Нужно просто смириться и жить дальше?

- Нет. Но… - мальчишка снова отвернулся. - Я думал, ваше худшее воспоминание было о…

- То воспоминание было одним из худущих. Однако это - намного хуже, – Снейп прервал мальчика, не в силах говорить вслух о смерти его родителей.

- О, – Поттер очарованно рассматривал узор на покрывале, поглаживая его пальцем.

Мужчина же пристально наблюдал за ним, пытаясь понять его настроение. В некоторых случаях мальчик был чересчур импульсивен.

- Вы никогда не плакали?

- Нет. Не вижу в этом смысла. Слезами горю не поможешь.

- Я всегда считал, что копить в себе эмоции не лучший выход. Есть вещи, с которыми в одиночку справиться невозможно.

- Вы… эм… часто плачете? – ужас мальчика при мысли об этом был понятен Снейпу и без всякой связи. И по неясным причинам это забавляло его почти так же сильно, как раздражало.

- Что я делаю в своей постели, когда нахожусь в одиночестве, не должно иметь для вас никакого значения.

- Но я же слышал. И буду слышать в будущем.

«А жаль», - подумал Снейп. Он знал, что зачастую бывает слишком импульсивен, и управление своими эмоциями всегда было не самой сильной его стороной. Особенно гнев. Он мог не только плакать, но и кричать, когда считал это необходимым. И смеяться. По случаю, естественно.

- Если на то пошло, многие волшебники и ведьмы не выражают свои эмоции на публике, но почему бы не сделать этого в уединении собственного дома?

- Извините, - Поттер вздохнул. - Я постараюсь не быть субъективным. Я чувствовал, что вам плохо.

- Просто иногда мне снятся кошмары. Но не так часто в последнее время, – Снейп расправил плечи, явно не собираясь извиняться. – Поэтому если мои эмоциональные проявления вам неприятны, в будущем можете просто игнорировать это.

- Не думаю, что могу так поступить. Вы ведь кричали.

- Я поставлю Заглушающие чары на мои комнаты, – что, кстати, стоило сделать еще вечером.

- Не надо, - мальчик положил руку ему на плечо и слегка сжал. - Я хочу слышать. Хотя бы для того чтобы разбудить вас.

- Это не поможет, – Снейп снова почувствовал тепло и поддержку. - Может быть… Возможно, я просто не… - он замолчал прежде, чем эти слова вырвались наружу. Но Поттер, к сожалению, глупцом не был.

- Вы заслуживаете поддержки как никто другой.

- Не вам судить, мистер Поттер. Вы не знаете моих преступлений.

- Это не важно. Я догадываюсь, чем занимаются Пожиратели, – Поттер ободряюще сжал его руку. – Послушайте, я знаю, что чем крепче становится связь, тем сложнее будет хранить секреты. И все, что мне нужно - просто спросить, не так ли? Но я не буду. И тем не менее я хочу, чтобы вы рассказали это сами.

- Возможно. Когда-нибудь, - Снейп окинул взглядом мальчика, который сидел на краю его кровати в одних трусах.
– Я думаю, вам стоит вернуться в свою комнату.

Гарри проследил за его взглядом, моментально заливаясь краской.

- Ага, – он поднялся с кровати. – Увидимся утром.

Дождавшись пока закроется дверь, мужчина шумно выдохнул, понимая, что с этого момента от него потребуется максимум усилий для контроля себя и своих желаний. Вот только в эффективности этого он был не уверен.









- Ну и что мы будем делать дальше? – спросил Гарри, спустившись в гостиную первого этажа и присев на диван напротив Снейпа. Они прожили в Принц Меноре практические две недели, и через два дня Гарри предстояло перебраться в Нору.

- Вы как всегда красноречивы, мистер Поттер, – Снейп отложил книгу. - Что мы будем делать с чем?

- Школа, мои друзья. Волдеморт, в конце концов, - слишком много вещей в его жизни требовали постоянного участия, и Гарри с сожалением понял, что не может успеть везде. Словно он терял контроль над собственной жизнью, и радости это не приносило.

- Вот в чем дело, – мужчина поднял хрустальную копиту*, почти до середины наполненную шерри**, и сделал большой глоток. – В школе все останется по-старому. Возможно, даже более того, во избежание присуждения очков дома или чего-то более компрометирующего.

- Ага. За исключением того факта… - Гарри опустил глаза, - что я чувствую… Ну… В общем, вы понимаете.

- Чувствуете?

- Кхм… Я чувствую ваши эмоции по отношению ко мне. Примерно с середины прошлой недели.

- Вам это мешает? – взгляд мужчины был мягким, но Гарри видел, что ему было не очень комфортно. – Общение с чрезмерно эмоциональным профессором - слишком даже для вас?

- Вы намного больше, чем просто учитель, вам это прекрасно известно, – Гарри пристально посмотрел на мужчину. – И не отрицайте, я знаю, что раньше был не прав.

- Все не так плохо.

- Я просто запутался. Раньше я никогда не видел, чтобы плакал мужчина с такой...

- Репутацией?

- Нет, – Гарри тяжело выдохнул. – Единственный раз, когда я готов был реветь, был после Турнира Трех Волшебников, но даже тогда я этого не сделал.

- Почему? – Снейп с любопытством взглянул на мальчика. – Что вас остановило?

- В тот момент слезы были неуместными. А после – не было смысла, – Гарри передернул плечами из-за груза нахлынувших воспоминаний и резко посмотрел на Снейпа, словно что-то оценивая. – Вы не стесняетесь своих эмоций.

- Вы знаете это? – на лице мужчины воцарился ужас вперемешку с удивлением. – Можете описать, что именно вы чувствуете?

Сделав глубокий вдох, Гарри попытался правильно сформулировать мысль:

- Это не так, как я чувствую свои эмоции, - он сделал паузу и, подумав, добавил: – Я просто знаю, что это чувствуете вы. Словно эмоции исходят от вас, но я их все равно ощущаю.

- Удивительно, но я понимаю то, что вы пытаетесь сказать, – Снейп замолчал, словно делая какие-то выводы. – Скажите мне, что еще вы чувствуете?

- Ну, я знаю, что вас не смущает тот факт, что я видел вашу истерику. Еще знаю, что то, что вы чувствуете ко мне, отличается от того, что чувствую к вам я, – он уставился на свои руки. Но, даже чувствуя эмоции Снейпа, было слишком сложно верить в их искренность. Забота и доверие мужчины казались ложью, что было неудивительно после стольких лет холодной войны.

- Вы правы, меня это не смущает. И я действительно знаю, что мои чувства отличны от ваших. Этого следовало ожидать.

- Почему? Ведь у нас все началось одновременно.

- Я старше и проще воспринимаю изменения в отношениях межу нами. Вас что-то беспокоит?

- Только то, что я могу не испытывать настолько сильных чувств, и вам это сделает больно, – Гарри говорил честно. Он заботился о Снейпе и был готов сделать многое, чтобы мужчина был счастлив.

Профессор спокойно кивнул, словно не был удивлен опасениями мальчика.

- Не стоит об этом беспокоиться. Дайте себе время привыкнуть. Вы повзрослеете и постепенно примите все произошедшее.

- Мне семнадцать, и если учитывать все то, что я пережил, меня уже можно считать взрослым, – огрызнулся Гарри, его бесили напоминания о возрасте.

- Ваш день рождения был всего неделю назад, - Снейп запутал пальцы в своих волосах, которые без регулярных занятий Зельями стали выглядеть немного чище. - Попробуйте сосредоточиться и понять меня, – он подхватил подбородок мальчика пальцами и повернул его лицо к себе. – Я больше не причиню вам боли. По крайней мере, намеренно. Никогда.

- Я знаю, но вы уже начали меня оскорблять.

- Мне извиниться? – мужчина выглядел расстроено. – Вам уже давно следовало привыкнуть к этому. Я не самый хороший человек, и нормально общаться с вами иногда бывает… затруднительно.

- Радует, что проблема не во мне, а в вашем характере, – Гарри улыбнулся. Он мог бы ужиться со сварливым Снейпом, особенно если слова мужчины сочились не ядом, а любовью и юмором. И это стало очевидным, как только он понял, что слушать надо не формулировку, а смысл. – Ладно. Мы говорили про Хогвартс.

- В школу вы вернетесь с друзьями. На занятиях я и дальше буду вас игнорировать. Ну и отработки... Полагаю, что в этом году их будет немало, – Снейпу явно нравилась эта идея, и, зная его, можно было сделать вывод: мужчина был несказанно рад, что удалось убить двух зайцев сразу.

Гарри, однако, такой расклад не нравился.

- Я бы хотел сослаться на то, что кто-нибудь рано или поздно заметит, но это не так. Мы всегда не ладили, и отработки - это вполне логично.

- Именно.

- А что делать с Роном и Гермионой? – Гарри размышлял, стоит ли ему рассказывать об изменениях в его отношениях с профессором. Нет, они, конечно, переписывались этим летом, но мальчик тщательно следил за тем, чтобы не сболтнуть лишнего. Но он чувствовал, что и его друзья многого не договаривали, и он просто не был уверен, стоит ли говорить им всю правду.

- Поговорите с ними при встрече. За лето многое могло измениться.

- Изменения? Я чего-то не знаю?

Снейп пожал плечами, не желая продолжать тему.

- Надеюсь, я развеял ваши беспокойства о школе?

- А если нет? – у Гарри было чувство, что он упускает что-то очень важное, но что, он понять не мог.

- Не волнуйтесь. Я всегда буду вас поддерживать, – голос мужчины звучал искренне, и какая-то часть Гарри неудержимо тянулась к этому человеку. Он перехватил руку Снейпа своей и сжал ее, переплетая их пальцы.

- Спасибо. Я знаю.

- Не за что. Надеюсь, в ближайшие несколько месяцев мы начнем разделять не только чувства, но и магию.

Голос Снейпа звучал одобрительно, но вот сам Гарри был не уверен, что готов к этому. Слишком много происшествий за последнее время.

- Да. А что по поводу Волдеморта?

- Я знаю немногое. За это лето я был на собрании только единожды, и я понятия не имею почему – просто немилость, или он обдумывает новые планы, – Снейп отстранился. – Вы собрали вещи?

- Эм… - Гарри вспомнил беспорядок в выделенной для него спальне.

- Будем считать, что нет. И все же вам следует начать сборы. Мы отправимся к Уизли завтра.

- Почему? Мы же планировали только через два дня! – Гарри был разочарован, даже несмотря на желание увидеться с Роном. – Почему я не могу остаться? Что-то случилось?

- Нет. Ничего экстренного, просто дела, – мужчина успокаивающе улыбнулся. – А теперь идите собирать вещи. И не торопите события, мистер Поттер. Все будет хорошо.

- Я просто не хочу от вас уезжать.

- Я знаю.

Гарри невесело усмехнулся и вышел из комнаты. Уже не замечая, что на лице профессора проскользнула такая же боль, как и у него минутами ранее.






Примечания переводчика:

* Бокал "Сopita" - используют для питья хереса. Емкость таких бокалов немного больше емкости "тамблеров"(стандартный стакан для виски), и составляет составляет 200 мл.

** Шéрри или Хéрес — креплёное вино, производимое в Испании из белого винограда, в треугольнике между городами Херéс-де-ла-Фронтера, Санлукар-де-Баррамеда и Эль-Пуэрто-де-Санта-Мария, расположенном в южном автономном сообществе — Андалусии.


Глава 5.




- Гарри! – с порога закричал Рон. Широко улыбаясь, он шутливо ударил мальчика по плечу, из-за чего последний чуть не упал. С каждой новой встречей Поттеру казалось, что рыжик становится все выше и сильнее. – Мы ждали тебя только завтра, – открыв дверь пошире, Рон помог занести вещи в дом.

- У Снейпа дела, поэтому так рано. Он просил передать твоей маме извинения за то, что не зашел лично, – Гарри взгромоздил на стол клетку Хедвиг - в этот раз уменьшать его вещи Снейп не стал. – Ты один? А где все?

- Мама с Джинни уехали по магазинам, поэтому вернутся не скоро, папа на работе, а больше тут никто не живет. – Рон помог Гарри поднять сундук по узкой лестнице на второй этаж.

После того, как все вещи оказались в комнате Рона, которая все еще пестрила многочисленными плакатами с «Пушками Педдл», Гарри упал поперек кровати, шумно выдыхая.

- Вот это был подъем, да?

- За неимением лучшего придется привыкать к этой лестнице.

Поттер усмехнулся.

- Когда мы отправимся на Гриммо?

- Мы не поедем. В этом году мы останемся здесь на ближайшие две недели, – Рон нахмурился. – Чем вы со Снейпом занимались?

- Что? – Гарри не мог поверить, что в ордене не нашлось для них дел. Он хотел поговорить об этом с профессором, но в итоге всегда находились темы интереснее. – Почему ты об этом спрашиваешь?

- Ну, Дамблдор настаивает, чтобы мы оставались в Норе, и я решил, что они снова что-то планируют, но не хотят, чтобы мы узнали. Так что со Снейпом?

- Последние две недели я жил с ним в Принц Меноре. Это его родовое поместье.

- Усадьба? Я не знал, что у Снейпа есть Менор, – глаза Рона удивленно расширились. - И вы были там одни? Все это время?

- Ага, – Гарри отвернулся, не желая видеть лицо друга. И ему совершенно не хотелось слышать эти пошлые намеки. Даже если Рон просто беспокоился.

- Он пытался делать что-нибудь… такое? - Рон закашлялся и покраснел. – Ну, ты знаешь...

Гарри почувствовал, как его окутывает возмущение за Снейпа, но, глядя на Рона, не смог удержаться от маленького представления.

- О, Мерлин! Нет, конечно!!! Ты с ума сошел? Он даже по имени меня не называет. А ты говоришь…

- Серьезно? – Рон удивленно приподнял брови. – Даже когда вы одни?

- Особенно, когда мы одни. И запрещает называть по имени его, – и это, правда, сводило Гарри с ума. Последнее время произносить «сэр» или «профессор» было все сложнее. Ему казалось, что это постоянно держит их на своеобразном почтительно-уважительном расстоянии.

- Я надеялся на это. Ты должен понимать, что все это неправильно.

- Почему? Мы же все равно…

Рон посмотрел на него с непривычным пониманием.

- Это все равно произойдет? Не так ли? Вы все равно будете вместе?

- Именно, – Гарри все еще было стыдно смотреть на друга. - Я не думаю, что мы сможем что-то изменить. Даже если бы и хотели.

- Но это будет не сейчас, – пробормотал Рон и глубоко вздохнул. – Не сейчас же?

- Ага. И знаешь, что? Меня больше не тошнит от мысли об этом, – про себя он добавил, что это было уже слишком давно, а сейчас он не чувствовал ничего кроме предвкушения.

- «Не тошнит» и «я хочу целовать этого сальноволосого ублюдка» - разные вещи, – Рон посмотрел на него с чрезвычайно серьезным лицом.

- На самом деле я больше склоняюсь ко второму варианту, – он специально сказал это с ноткой предвкушения в голосе – Рону следовало понять, что он в этом проблемы не видит.

Рыжик внимательно посмотрел на него, а после, прищурившись, улыбнулся.

- Я не должен был этого слышать.

- Прости.

- А ты когда-нибудь?.. – Рон внимательно посмотрел на него. – Ну, с кем-нибудь?..

Стараясь не смущаться, Гарри покачал головой.

- Нет, – конечно, почти все его ровесники были гораздо опытнее его. Но у мальчика просто не хватало времени на личную жизнь. – А ты?

- Не. Пока еще нет. Но кое-что другое делал, – Рон задумался. – А ты еще где-нибудь преуспел?

- Не то чтобы… - он уставился на свои руки, не в силах посмотреть на друга. Это было глупо – что плохого в собственной невинности? Но он почему-то стеснялся.

- Почему тогда ты так уверен в Снейпе? Может, ты вообще не гей.

- Вот именно – в Снейпе.

- А тебе девочки нравятся? Хоть немного. Может, стоит попробовать? - Рон отвернулся, окончательно краснея.

А Гарри подумал о Чоу. Она, конечно, была красивая, но он пропустил бы немногое, если бы тогда ее не поцеловал. Гарри покачал головой.

- Не думаю, что стоит.

- А с ним не откажешься?

- А со Снейпом, я уверен, будет иначе.

- Я ничего не имею против, - отметил обеспокоенно Рон, - но откуда тебе знать, как оно будет?

- Слушай, даже если мне не с чем сравнивать, я просто это знаю, – это не то чувство, которое можно объяснить кому-то. Передать всю прелесть, когда мужчина полностью проникал в его душу и сердце. – Хотя я бы хотел знать об этом чуть больше.

- Хочешь попробовать? – в глазах Рона мелькнула знакомая искра азарта. – Со мной.

Гарри перевернулся на бок и подпер голову рукой.

- О чем ты?

- Как насчет того чтобы поцеловать меня? Просто, как друзья… Для практики.

Удивительно, но Гарри эта идея понравилась. Он оценивающе взглянул на Рона в новом свете.

- Хорошо. Почему бы и нет?

- Серьезно?

Рон удивился согласию, но, по крайней мере, выглядел довольным. В самом деле – он смотрел на Гарри так, словно юноша был шоколадной лягушкой.

- Ага. Иди сюда, – юноша откинулся обратно на спину.

Рон лег на кровать рядом с ним, но сразу же приподнялся на локтях, слегка нависая над Гарри. Он поерзал, устраиваясь удобнее, но вес и тепло рыжика действовали на мальчика успокоительно. Он уперся руками в плечи друга и вопросительно на него взглянул.

- И что теперь?

Рон улыбнулся и дотронулся до его лица, слегка очерчивая скулы, затем осторожно снял с него очки и отложил их в сторону. Он наклонился, слегка касаясь губами его губ, и Гарри пробила сладкая дрожь. Он удивленно вздохнул, и друг почти сразу же отстранился.

- Все нормально?

- Да. Не останавливайся, – он откинул голову назад, позволяя Рону целовать его снова. И в этот раз дольше. Напор друга немного пугал, но ощущение мягких губ Рона со вкусом сладкого ромашкового чая и приятное чувство тяжести чужого тела ему действительно нравились.

Гарри приоткрыл рот, позволяя языку друга миллиметр за миллиметром проникать глубже. И Рон углублял поцелуй, даря Гарри ни с чем несравнимые физические ощущения. Но мальчику все же чего-то не хватало. Он не был уверен чего именно, но определенно чувствовал подвох.

Рон осторожно отстранился, перебирая рукой его волосы.

- Ну как?

- Это было неплохо. Правда. Мне понравилось. А почему ты решил поцеловать меня?

- Я хотел попробовать ещё раз, с тех пор как Симус пытался поцеловать меня в позапрошлом году. Но тогда я ему врезал.

Рон приобнял его, и Гарри, ведомый уютным теплом, подался вперед, хотя и не был уверен, что поступает правильно.

- Зачем, если ты все равно хотел?

- Да нет же, Гарри. Он меня до смерти испугал, - Рон поморщился. - Подкрался ко мне в душе, а я был морально не готов.

Гарри передернуло, – если бы он был на месте друга, синяком Финиган вряд ли бы отделался.

- Ага. Симус всегда сначала делает, а потом думает.

- Во всяком случае, немного позже я был уже не против этой идеи.

- С Симусом?

- Нет, не с ним. Но сам факт поцелуя с парнем стал весьма привлекательным.

- Ты думаешь, что ты гей? – и хотя предпосылок к «неправильной» ориентации Рон никогда не проявлял, Гарри боялся, что мог попросту не замечать этого. Особенно в последнее время.

Рон замолчал, кажется, серьезно обдумывая ответ.

- Вроде бы нет. Понимаешь, целоваться с тобой было хорошо, - юноша слегка покраснел, - но меня никогда не тянуло к парням. Это просто любопытство. Не более.

- Я надеюсь, ты не собираешься использовать меня в качестве теста? – Гарри усмехнулся.

- Нет, конечно. В качестве окончательного теста я думаю поцеловать Гермиону, – Рон рассмеялся. – Хотя, если честно, мне давно хочется это сделать.

- Зачем тогда целовать меня? - спросил Гарри, не понимая ход мыслей рыжика. И тут же поправился, потому что фраза прозвучала как-то по-собственнически. – Я имею в виду - зачем целовать меня, если можно было целовать Миону.

- Ты красивый, друг, – Рон улыбнулся. – И я этого хотел. Но все еще хочу поцеловать и Герми.

Гарри пропустил мимо ушей комплименты, искренне считая их ложью, и спросил:

- И что? Это действительно было просто любопытством?

- Конечно. Ты же мой лучший друг. И я думал, у тебя тоже… - Рон выглядел озадаченно.

- Ну, да. Любопытство. Только немного не такое. Я не думаю, что сейчас мне кто-то нравится в этом плане.

- Никто? – Рон удивленно моргнул и откашлялся, - И даже... кхм... Снейп?

- Даже он. Пока.

- Но ты думаешь, что будет, – Рон не спрашивал, он утверждал. Но, на удивление, не был этим расстроен.

- В конце концов, да. А как насчет Гермионы?

- Не уверен, что я ей интересен. Она как минимум намного умнее меня, – Рон шумно вздохнул. – Мы переписывались почти все лето.

- А я всегда думал, что ты ей не безразличен, - Гарри всей душой надеялся, что это так, и что Гермионе действительно нравится Рон. Но где-то в глубине души поселилась уверенность, что если это так, он сам будет лишним. Но Поттер решил не зацикливаться на этом. По крайней мере, у него будет Снейп, который собирался занимать практически все его личное время. И что плохого в том, что Рон с Гермионой начнут встречаться?

- Хотелось бы в это верить, – Рон отвернулся. – Она приедет к нам в пятницу.

- Тогда у тебя будет много времени, чтобы добиться ее. Просто расскажи ей о своих чувствах. Я думаю, это сработает, – на самом деле он думал о том, что с Мионой проблем будет явно меньше, чем со Снейпом.

Рон внимательно посмотрел на него.

- Ты не в обиде? Ну, если мы с ней…

- Нет, конечно. Все равно большую часть времени я буду либо готовиться к Т.Р.И.Т.О.Н.ам , либо находиться в подземельях у Снейпа.

- Угу. И разборки Сам-Знаешь-С-Кем.

- И это тоже.

На первом этаже хлопнула входная дверь, и дом озарился громкими женскими голосами.

- Мама с Джинни вернулись.

Гарри кивнул, но никто из них не двинулся с места.

- Все нормально? – спросил рыжик, протягивая Поттеру очки.

- Ага. Спасибо, Рон.

Юноша улыбнулся.

- Да не за что.








К концу вечера Гарри настолько устал, что отправился спать раньше всех и в итоге на следующий день встал ни свет ни заря. Некоторое время он просто лежал, изучая потолок, но после, услышав на кухне тихую возню, решил спуститься вниз. В гостиной он обнаружил миссис Уизли, негромко разговаривающую через каминную сеть.

- Я поняла. Поговорим позже, - сказала Молли, погасив огонь.

Гарри видел, что женщина в смятении, но расспрашивать не спешил. Она рассеяно огляделась по сторонам, но, заметив присутствие Гарри, сосредоточилась.

- Это был профессор Дамблдор. Он рассказал мне о ваших узах.

- Правда? Зачем? – он думал, что их связь – тайна.

- Потому что профессор Снейп считает необходимым приехать на этой неделе. Гарри, я хочу, чтобы ты честно ответил мне на несколько вопросов, – она очень серьезно посмотрела на него. – Северус домогался тебя? Он делал с тобой что-то неуместное?

- Вы с ума сошли??? Как вы могли такое подумать? – Гарри чувствовал, как от гнева и раздражения волоски на затылке встали дыбом.

- Не хамите, молодой человек. Я пытаюсь действовать в твоих интересах и не хочу, чтобы ты пострадал, – миссис Уизли говорила тоном матери, которая лучше знает, что нужно ее детям.

- Я ценю это. Но все, что касается меня и профессора Снейпа, останется между нами. И я не имею ни малейшего желания обсуждать это.

Ответ Молли не понравился.

- Ты был вынужден под влиянием ситуации связать себя с…

- Не я один, между прочим. Снейп тоже на это не добровольно подписался, – Гарри глубоко вздохнул, надеясь, что хотя бы в этот раз его попытаются услышать.

- Дамблдор тоже так сказал, но я же вижу…

- Что вы видите? Что между нами нет ненависти? – Гарри гневно посмотрел на нее. – Ничего вы не понимаете.

- Ну так объясни мне, – она скрестила руки на груди, ожидая его ответа.

Его нежелание обсуждать личную жизнь сейчас было оттеснено желанием защитить мужчину.

- Миссис Уизли, вы понимаете, на что похожа эта связь? Она привязала меня к нему. Нет, более того, она заставила меня полюбить его.

- Ты влюблен? – Молли выглядела потрясённой. – Мерлин, каким же ублюдком надо быть, что бы сделать такое с ребенком!

- Во-первых, - процедил Гарри сквозь зубы, - мне семнадцать, и я НЕ РЕБЕНОК. Во-вторых, он никогда ни к чему меня не принуждал. Нам с лихвой хватает побочного действия связи. И в-третьих, я в него не влюблен.

Женщина внимательно посмотрела на него, и хотя выглядела смущенной, все же уточнила:

- Но ты же сам сказал, что любишь…

- Любовь и влюбленность, совершенно разные вещи. И к профессору я не испытываю романтического влечения. Пока не испытываю.

- Что значит «пока»? Ты считаешь, что будешь? – Молли замолчала, ужасаясь от этой мысли.

- Да. Я так считаю. И я знаю, что он чувствует то же самое. А еще он знает, что делает.

- Откуда тебе знать? – Молли присела в кресло. – Он взрослый мужчина и у него своя голова на плечах.

- Как минимум потому, что узы не позволят ему сделать мне больно. Но и без этого я знаю, что он меня любит, - Гарри, смущаясь, уставился себе под ноги, но не спросить не мог. – Почему вы его обвиняете? Он же на нашей стороне.

- В этом я не сомневаюсь, - заверила его Молли. - Но, тем не менее, Северус всегда был грубым и малоприятным человеком.

- Это не повод обвинять его в насилии. Я не могу поверить, что вы могли о таком подумать.

Женщина громко выдохнула, рассматривая свои руки.

- Ты молод, Гарри, тобой легко манипулировать.

- Миссис Уизли, вы хоть немного меня знаете? – Гарри снова почувствовал, как в груди растекается ярость из-за оскорбления его мужчины. – Он НЕ МОЖЕТ мной манипулировать. Снейп никогда не причинит мне боль.

- Узы могут не оставить вам выбора, - она до сих пор не смотрела в его глаза. – Или ты можешь неправильно понимать его действия.

- Я сомневаюсь, что вы понимаете природу связи. Я ощущаю его чувства. И понять это неправильно невозможно, – он пытался сказать так, чтобы его слова не подвергались сомнениям.

И должно быть это получилось, потому что Молли посмотрела на него и ласково улыбнулась.

- Я просто не хочу, чтобы ты пострадал, Гарри.

Он постарался выдавить доброжелательную улыбку.

- Я знаю. И я действительно ценю это, но профессор Снейп хороший человек, миссис Уизли, и я хочу, чтобы вы это понимали.

Молли скептически хмыкнула, но кивнула.

- У нас будет возможность в этом убедиться. Северус прибудет в пятницу вечером.








Снейп вышел из камина и, отряхиваясь от пепла, окинул всех присутствующих презрительным взглядом. Но как только заметил Поттера, резко выдохнул и, не говоря ни слова, развел руки в стороны. Гарри выскочил из-за стола и с облегчением бросился в объятья мужчины, утыкаясь лицом в черную мантию.

Пять потрясенных лиц - Гермиона прибыла на пару часов раньше - рассматривали Снейпа поверх мальчишеского плеча, но профессора это не волновало. Эту недельную разлуку пережить оказалось намного труднее, чем четыре недели в начале лета. Снейп чувствовал отчаяние мальчика, и это причиняло неимоверную боль.

- Мерлин, - Поттер жарко выдохнул в его плечо. - Я надеялся, что будет легче.

- Видимо, нет, – Северус закрыл глаза, с удовольствием замечая, как тепло Гарри просачивается в самые отдаленные уголки его души.

- Вы останетесь?

- Не думаю, что мне будут здесь рады, – мужчина попытался отстраниться, но Гарри вцепился в него со всей силы, боясь разрывать контакт. Профессор прикрыл глаза, не в силах оттолкнуть этот теплый испуганный комочек. – Тссс… Успокойся, мы поговорим об этом позже.

Открыв глаза, Снейп огляделся, готовясь услышать возмущенные вопли присутствующих, но все молчали, хотя и не были довольны сложившейся ситуацией.

- Добрый вечер, Северус, – голос Артура Уизли был спокоен, слово ничего не обычного в этой ситуации не было. – Останешься на ужин?

От этой совершенно нормальной просьбы, мужчине захотелось истерически рассмеяться.

- Да. Спасибо.

Когда мальчишка потянул его к столу, он заметил, что Рон пересел, освобождая свое место рядом с Поттером. Молли достала ему тарелку и начала раскладывать еду. До конца ужина в комнате царило удушливое молчание.

- Кто-нибудь хочет пудинг? – первой нарушила молчание Молли.

- Ага, - с энтузиазмом отозвался Рон, которому надоела гнетущая тишина. – Гарри? Гермиона?

Гермиона покачала головой и, не глядя ни на кого, положила на стол салфетку.

- Нет, спасибо.

- Спасибо, Рон, – Гарри внимательно посмотрел на Снейпа и взял его за руку. - А вы?

- Нет, – мужчина покачал головой, большим пальцем поглаживая ладонь мальчика, прежде чем вспомнил, что они не одни, но когда он попытался убрать руку, Гарри его не отпустил.

- Нет, – прошептал Гарри на очередную его попытку освободиться. – Мне нужно вас касаться, – в тишине его голос звучал громче, чем планировалось, и в который раз за столь короткий вечер они оказались в центе внимания.

Снейп закрыл глаза и нервно выдохнул.

- Мы можем обсудить это позже?

- Вы не хотите говорить при моей семье? – в голосе Поттера сквозила воинственность.

- Не особо, – он оглядел стол, ловя на себе осуждающие взгляды.

Артур откашлялся.

- Я думаю, что мы все хотели бы…

- Этот разговор касается только меня и мистера Поттера, - прервал его Снейп самым ядовитым тоном. – Ваше мнение никого не…

- Вам не стоит это говорить, сэр, – оборвал его Поттер.

Мужчина окинул юношу презрительным взглядом и уже хотел поставить этого идиота на место очередным язвительным комментарием, когда ощутил, как волна ярости схлынула, оставляя после себя растерянность.

- Не говорите со мной так, – прошипел мужчина, сильнее сжимая в руке хрупкую ладонь.

- А вы не хамите им, – Гарри вывернул свою руку. – Они обо мне заботятся!

- Успокойтесь, – вмешалась Молли, водружая на стол торт и начиная его разрезать. – Мы беспокоимся о вас обоих.

Снейп презрительно фыркнул.

- Не стоит. Я прекрасно осведомлен, какого вы были обо мне мнения до этой чертовой связи!

- Не смейте, – Гарри зажал рот мужчины ладонью. – Не надо этого говорить.

Возмущённый мужчина оттолкнул руку Поттера.

- Я жду вас снаружи, – поднимаясь, он с громким скрипом отодвинул стул, оставляя свежие царапины на деревянном полу. Его прорвало, он не мог позволить продолжаться этому фарсу. – Немедленно.

Низко опустив голову, Гарри встал.

- Ты не должен идти, приятель, – Рон ухватил его за рукав, глядя на Снейпа яростным взглядом. – Он не имеет права здесь командовать.

- Совершенно верно, - Артур оценивающе посмотрел на него. – Северус, пусть Гарри останется.

- Нет. Мне необходимо поговорить с мистером Поттером. С глазу на глаз, – он кивнул головой в сторону двери. – Мистер Поттер.

Мальчик промолчал и вслед за профессором вышел на улицу.

- Извините, – Поттер вскинул на него огромные глаза.

- И вы меня, – Снейп вздохнул, понимая, что не может злиться, глядя в это растерянное и грустное лицо. – Идите сюда.

Гарри прижался к мужчине, облегченно вздыхая. Через несколько мгновений Снейп отстранился, отступая на пару шагов.

- Я не хотел перед ними отчитываться.

- Я понимаю. Особенно когда половина комнаты наполнена вашими студентами? – Снейп еще раз невольно удивился действию связи. Или просто Поттер знал его слишком хорошо?

- Да. Не хочу портить репутацию.

- Они не будут использовать это против вас.

- Да ну? Знать, что старый ненавистный профессор Зелий имеет слабость, и не воспользоваться ей? Даже гриффиндорцы вряд ли устоят перед искушением.

- Я хорошо их знаю и могу вам поклясться, что они так не поступят.

- Сейчас это не имеет значения. Боюсь, хотим мы этого или нет, но последнюю выходку придется объяснять.

- Я только и делал, что пытался им объяснить, почти всю неделю, – Гарри посмотрел на него, протягивая раскрытую руку. – Только не понимаю, стало ли от этого лучше.

Вопреки голосу разума, Снейп взял его за руку, уговаривая себя, что делает это только для поддержания контакта после разлуки.

- И что они ответили?

Смотря под ноги, мальчик на вздохе выпалил:

- Мистер и Миссис Уизли вместе с Роном решили, что вы меня развращаете.

- Мерлин! – Снейп снова почувствовал возрастающую волну гнева. – Мистера Уизли я еще могу понять, но Молли с Артуром!? Я думаю, они оба знали меня лучше, чем… - он разочарованно замолчал под пристальным взглядом Поттера. – Видимо нет.

Мальчишка притянул его к себе за руку.

- Я объяснял им, что вы…

- Что? Достоин вас? Не распускаю руки? Какого черта они решили, что я могу хотеть шестнадцатилетнего ребенка!? - Снейп закрыл глаза, ненавидя себя за беспомощность.

- Мне семнадцать. И нас заставили обстоятельства… - Поттер придвинулся ближе, сильно вжимаясь бедрами в его пах. Каскад восхитительных ощущений обрушился на него, но мужчина ненавидел себя за подобную реакцию. Чертов кровный ад… Он даже не заметил, как возбудился.

Снейп не хотел этого, не хотел реагировать, но его тело продолжало его предавать.

- Но это не значит, что я ими воспользуюсь.

- Я это знаю, - мальчик обвил руки вокруг его талии и уткнулся носом в плечо. – Но они – нет. Они просто волнуются за меня.

- Я догадываюсь. Именно поэтому я сдержался, а не разгромил дом, – гнев снова затопил сознание, и профессор почувствовал, как мягкие ладошки успокаивающе гладят его спину. – Они должны были знать меня лучше.

- Ну вот каким образом? – голос мальчишки звучал печально. – Как кто-то может вас знать, если вы сознательно отталкивайте всех, кроме Дамблдора?

Мужчина отклонился назад и посмотрел в его лицо.

- Я не хочу, чтобы у моих студентов была надо мной власть.

- Более учтивое поведение никогда не подорвет ваш авторитет, – Гарри попытался смущенно улыбнуться. – Большего от вас никто не требует.

- Вы ошибаетесь, мистер Поттер, - Снейп нахмурился, - если думаете, что меня волнует чужое мнение. Я не хочу сближаться с людьми, – за исключением Поттера и его «кровной» семьи.

- Если это так, то почему вас волнует мнение Молли? – триумфа в глазах мальчика не было. - Вы расстроены этим?

Ладно. Поттер опять все чувствует. Черт с ним.

- Я не привык объясняться перед людьми. Тем более вежливо.

- Не стоит быть столь категоричным.

- Почему нет? – он говорил как ребенок, но это было не важно. – Мне неприятно большинство людей.

- Зато некоторые из этого большинства приятны мне. Я люблю Уизли, и они часть моей жизни. И, поймите, это не изменится, – все еще обнимая его за талию, мальчик откинулся и посмотрел ему в глаза. – Но и вы тоже неизменная часть моей жизни. Вам придется смириться.

- Наглый мальчишка, – он позволил себе откинуть челку со лба Поттера.

- Ага. Я знаю, – Гарри улыбнулся, сильнее прижимаясь к нему. – Пойдемте домой. Нам еще предстоит объясняться.

Мужчина неохотно отстранился.

- Отлично. Поговорим. Без кровопролитий, я надеюсь.








Снейп вздрогнул и проснулся. Мышцы спины и шеи затекли и горели огнем. Он попытался подняться, но вместо этого ощутил какое-то странное давление поверх своего тела, а потом услышал глухой удар чего-то мягкого об пол. Он посмотрел вниз, сфокусировав взгляд, и усмехнулся. На полу, потирая ушибленную задницу, сидел растрепанный Поттер.

- Эй! За что?

- Я случайно. Вы спали на мне, – проворчал мужчина, массируя затекшую шею.

- Но, как?

- Полагаю, мы оба заснули, – последнее, что он помнил из прошлого вечера - тихий шёпот мальчика в своих объятьях. Когда накануне после благополучных объяснений с Молли он устраивался спать на диване в гостиной, к нему проскользнул Гарри, сбежавший из своей комнаты, чтобы посидеть с ним. И даже зная, что должен был отослать его обратно, мужчина все равно позволил ему остаться. - Вам следует вернуться в свою комнату.

- Я тоже так думаю, – подал голос стоящий на лестнице Артур, плотнее запахиваясь в синий махровый халат, и, с непривычно угрожающим выражением лица рассматривая Снейпа. К мальчику он все же обратился намного спокойнее. – Иди, Гарри.

Поднявшись с пола, Гарри молча поплелся наверх. Профессор же с трудом подавил стон, видя, как Артур спускается к нему и садится в кресло напротив.

- Ты спал с Гарри?

Снейп выпрямился, встречаясь взглядом с хозяином дома.

- Я думаю, это очевидно.

- Я говорю не об очевидных вещах. Так что, спал? Учти, я не позволю…

Чтобы избежать непоправимого, Снейп перебил его прежде, чем он успел договорить.

- Не произноси этого Артур. Иначе я сочту это хорошим поводом для дуэли.

- Кто-то должен защищать мальчика, – естественно, Северуса в роли защитника не видел никто. Но еще больше раздражал тот факт, что защищали мальчишку от него самого. – Я хочу быть уверенным в том, что ты не навредишь ему.

И как бы сильно ему сейчас ни хотелось встать и уйти из этого дома, избежать подобной беседы он не мог. Снейп тяжело вздохнул, стараясь удержать порыв возмущения, дабы не ссориться с Артуром и не портить отношения с Гарри.

- Я не причиню ему вреда, – он внимательно посмотрел на старшего Уизли.

- Возможно, ты этого не хочешь, но ты гораздо старше…

- Нет, Артур, – профессор покачал головой. – Похоже, ты не понимаешь природу уз между нами. Я НЕ МОГУ навредить ему.

Мужчина поднял на него ошеломленный взгляд.

- Тогда объясни мне.

- Я не хочу этого делать, – устало вздохнул Снейп. Это не касалось никого из этой чертовой семейки. – Это относится только ко мне и мистеру Поттеру.

- Мне это следует знать в любом случае. Ты прекрасно знаешь, что я защищаю интересы Гарри. Объясни мне. – Артур сложил руки на груди, внимательно разглядывая мужчину.

Снейп хотел отказаться, но понимал, что доверие мальчишки к этой семье неоспоримо. Он знал, что Артур спрашивает исключительно из лучших побуждений, но это все равно раздражало.

- Узы дают возможность разделить нашу магию, но в конечном счете они связывают наши души. Поверь, процент доверия между нами слишком велик для того чтобы иметь возможность навредить друг другу. Ни один из нас на это просто не способен.

Артур задумчиво кивнул.

- Альбус говорил что-то подобное.

- Если вы все знали, то какого черта заставили меня это повторять? – иногда Снейп в упор не мог понять логику этих людей.

- Ты его любишь? – Артур прямо смотрел в его глаза.

Из всего разговора этот вопрос был самым унизительным. Но соврать он не мог.

- Мерлин! Артур, ты меня знаешь. Я бы смирился с этим дерьмом, если бы это было не так?

Рыжий ублюдок имел наглость засмеяться, наталкивая Снейпа на мысль о немедленном проклятии.

- Очевидно, нет. Но единственное, чего я до сих пор не могу понять, почему ты так быстро перестал его ненавидеть. Более того, ты влюбился.

Мужчина хотел было заявить, что фактически никогда не ненавидел Поттера, но промолчал, вспоминая предпоследний год школы.

- Связь уничтожила нашу неприязнь. У нас просто не оставалось выбора. Поэтому то, что происходит между нами сейчас, так же реально, как и наша прошлая вражда.

Артур кивнул, а затем, поразмыслив немного, добавил:

- Ты хотел этого, не так ли?

Первой мыслью было послать Уизли к черту, но он не мог отрицать того, насколько важным стал для него Гарри. Тем не менее, часть его задыхалась возмущением от такого личного вопроса. Но он все равно хотел, чтобы хоть один человек понял его. Снейп потупил взгляд, разглаживая пальцами шов на обивке дивана.

- Я всегда был один. Со временем мне даже удалось убедить себя в том, что мне никто не нужен. Это достаточно легко сделать, когда не видишь возможной альтернативы.

- Поэтому когда появилась возможность остаться с Гарри, ты принял его? – вместо осуждения в глазах мужчины Снейп увидел только мягкое понимание.

- Если бы хоть один из нас мог выбирать, я бы никогда не запятнал Поттера собой, – он поднял руку, прежде чем Артур успел сказать. – Ничего не говори, – Уизли кивнул, а Снейп, глубоко вздохнув, продолжил: – После того как моя неприязнь сошла на «нет», я понял, что у меня появился шанс. И после этого я перестал сопротивляться, – умом Снейп понимал, что его сопротивление в любом случае было бы бесполезным, но факт оставался фактом: его отношение изменилось. - Я знал, что у меня появилось то… чего никогда не должно было появляться, – он закрыл глаза, пытаясь проглотить комок вины, подступающий к горлу. – Я знаю, что не заслуживаю этого, но он мне нужен.

Артур снова кивнул, понимающе улыбаясь.

- Спасибо, что рассказал. Я тебе верю.

- Будем надеться, что тебе удастся убедить в этом Молли, – Снейп криво усмехнулся.

Артур расхохотался, откидываясь на спинку кресла.

- Она становится агрессивна, когда кто-то из ее птенцов, по ее мнению, находится в опасности, не так ли? Я все еще волнуюсь за вас. Скоро начнётся учебный год.

- Агрессивна – это мягко сказано, – Снейп вежливо улыбнулся. – А по поводу школы не беспокойся. Не думаю, что наши отношения для публики сильно изменятся, – на самом деле уже изменились, и, черт возьми, он сильно надеялся, что Артур не заметил привязанности в его голосе.

- Это будет непросто.

- Ты даже представить себе не можешь насколько. Одна лишь мысль о том, что о наличии связи может узнать Волдеморт, заставляет меня не делать опрометчивых поступков.

Артур отвернулся с выражением ненависти и скорби на лице.

- Несмотря на то, что Гарри силен, несмотря на все то, что он пережил, он всего лишь семнадцатилетний ребенок.

- Я знаю, – кивнул мужчина.

И действительно, сейчас он понимал это как никто другой.








Гарри поднялся на верхнюю площадку, выходя из тени лестницы. Он устало прислонился к стене, дожидаясь, пока его сердце успокоится и замедлит ритм.

Снейп сказал, что он его любит.

Но, несмотря на то, что узы говорили ему то же самое, он боялся поверить в слова мужчины. Боялся сделать выводы из подслушанного разговора. Может быть, Снейп сказал это только чтобы успокоить мистера Уизли? Может, все это ложь? Но ведь узы доказывали истинность профессорских слов. Все, что говорил мужчина, было правдой, но в жизни мальчика было слишком много лжи и предательств, поэтому сейчас он просто боялся в это поверить.

Он вздохнул и двинулся дальше по коридору к комнате Рона.

- Куда ты пропал, приятель? - спросил его Рон, как только он открыл дверь.

- В гостиной. Разговаривал со Снейпом, – Гарри не сдержал громкий зевок. Даже ночь рядом с мужчиной не могла исправить последствия недельного недосыпа. – Мне нужно быть рядом с ним.

- Почему? – Рон зажег свет и сел. - Что-то случилось?

- Ничего особенного. Просто когда он рядом, мне становится лучше.

- Ясно. Ты в порядке?

- Да. Твой отец уже устроил нам проверку, – Гарри улыбнулся: он был рад, что семья Уизли так сильно о нем заботится, но ему хотелось донести до них одну мысль: – Снейп хороший. Я знаю, я это вижу каждый раз, когда мы остаемся наедине. Почему никто не хочет в это поверить?

- Просто ты видишь его с другой стороны, в отличие от нас.

Гарри выдохнул и забрался под одеяло.

- Я хочу спать.

- Спи, конечно. Но если вдруг захочешь поговорить…

- …Я знаю, где тебя искать.








Снейп остался еще на одну ночь, но затем все равно уехал, сказав, что у него много дел. На третий день после его отъезда Гарри чувствовал себя хуже, чем на третьей неделе проживания у Дурслей. Подняться с кровати он уже не мог.

- Тебе хуже? – озабоченный голос Рона достиг его слуха сквозь туман внутренней боли.

- Все нормально, – он попытался сесть, но упал обратно на подушки с тихим стоном. Боль скрутила его живот.

- Ага, как же, – Рон высунул голову в коридор, громко зовя мать.

С большим усилием мальчику удалось приподняться и сесть, наваливаясь на гору подушек. Миссис Уизли зашла в комнату, окинула Гарри недовольным взглядом, а затем, нахмурившись, приложила запястье к его лбу.

- У него нет температуры.

- Ничего страшного. Мне просто нужно…

- Увидеть меня, я полагаю. Да, мистер Поттер?

В дверях стоял Снейп, но никогда раньше Гарри не видел мужчину таким потрепанным: волосы выглядели жирнее, чем обычно, да и одежда была измятой, словно он в ней спал. Но для Гарри он выглядел просто отлично.

- Вы правы, – он, улыбаясь, потянулся к Снейпу. – Как вы?

Профессор пересек комнату, присаживаясь на край его кровати.

- Все хорошо. Мне кажется, по неизвестным причинам узы влияют на вас сильнее.

Гарри взял его за руку, замечая темные пятна на пальцах мужчины.

- Вы были в школе?

- Инвентаризация, – Снейп кивнул. – Занятия начнутся через неделю.

- Что мы будем делать с Гарри? - вклинилась в разговор миссис Уизли, о присутствии которой мальчик уже успел забыть.

- Вы – ничего, – едко ответил ей Снейп. – А я забираю Поттера с собой в школу.

- Вы уверенны, что это хорошая идея? - Молли предложение явно не понравилось, чего нельзя было сказать о самом Гарри.

- Мне стоит напомнить, что этим летом он жил в моем доме две недели?

- Все в порядке, миссис Уизли. Профессор Снейп обо мне заботится.

Молли эти слова не убедили.

- Именно этого я и опасаюсь…

Гарри не выдержал, попытался подняться с кровати, но был остановлен теплой рукой профессора.

- Позвольте мне встать.

- Пока нет, – Снейп повернулся к женщине и зарычал. – Я уже говорил тебе раньше…

Молли, казалось, не испугалась профессорского тона.

- О, я тебя слышала. И я слышала Артура, но я не верю в то, что ты его не домогаешься!

- Мама! – одёрнул женщину покрасневший Рон. – Я не могу поверить своим ушам!!!

- Миссис Уизли, почему вы не доверяете…

- Тихо! Вы оба! Этот разговор касается только меня и Северуса.

- Ни черта, – на этот раз Гарри поднялся. Он, покачиваясь, сложил руки на груди, окидывая женщину хмурым взглядом. – Это касается меня и Северуса!

- Гарри, но кто-то же должен присматривать за тобой.

И если бы она не была матерью Рона, Гарри от возмущения начал бы орать.

- Я не очень похож на ребенка.

Снейп звонко фыркнул. Гарри повернулся к нему, указывая на мужчину пальцем.

- Заткнитесь, пожалуйста, сэр.

- О, я думаю, этот разговор меня тоже касается, мистер Поттер, – профессор одарил его странной улыбкой.

- Что?

- Ничего, – Снейп одобряюще коснулся его плеча. – Нам пора идти, в школе осталось много дел. Вам помочь собраться?

Миссис Уизли недовольно покачала головой.

- Я не думаю…

- Молли, он отправляется со мной в школу, - Снейп хотел съязвить, но почувствовал теплую руку мальчишки на своем плече. – Я могу заверить тебя, что в Хогвартсе достаточно учителей, которые могут за ним присмотреть.

- Тем более мне семнадцать, – Гарри больше всего раздражало, что все относились к нему как к ребенку.

- Я не думаю, что это весомый аргумент, приятель, – Рон рассмеялся.

Снейп победно усмехнулся, отворачиваясь от Молли.

- Прошу нас простить, мы с мистером Поттером пойдем собирать вещи.

Миссис Уизли хотела было возразить, но под презрительным взглядом профессора передумала.

Вещи собирали быстро, – всего пара минут, и одежда с книгами уже заняли свое привычное место в сундуке.

Спустившись в гостиную, они обнаружили Молли, Рона и Джинни.

- Увидимся в школе, приятель, - Рон по-товарищески похлопал его по плечу.

- Ага, - улыбнулась Джинни. - Пока, Гарри. Увидимся через неделю.

- Пока, - он улыбнулся в ответ, разворачиваясь, чтобы обнять Молли. – Спасибо за все. Даже несмотря на ваше отношение к Снейпу, я ценю вашу заботу.

- Многие люди заботятся о тебе.

Гарри покачал головой, грустно улыбаясь.

- Вы ошибаетесь. Большинству на меня наплевать.

Гарри выдохнул, подошёл к Снейпу и взял его за руку, практически сразу ощущая тянущее чувство аппарации.


Глава 6.




Снейп аппарировал их к воротам Хогвартса.

- Мне идти в башню Гриффиндора? – Гарри поднимался вверх по тропинке. Ему претила идея снова остаться одному. Или, возможно, снова остаться без Снейпа.

Пройдя еще несколько шагов, мужчина замер и внимательно посмотрел на него.

- Я не думал об этом. Вы не хотите оставаться один, не так ли?

- Не совсем, – он хотел совершенно другого… Но они были в школе, и этого он просить не мог.

- Вам нельзя без уважительной причины оставаться в моих апартаментах, - голос профессора был мягким и извиняющимся.

- Почему? Вы же… - Гарри затих. – Вы же не хотите меня, – к сожалению, это прозвучало почти как вопрос. – Вы меня боитесь?

Снейп вздохнул, положил руки на его плечи и повернул к себе лицом.

- Вы глупый мальчишка. Я никогда не сделаю ничего, что может вам навредить.

- Я знаю, – Гарри сжал своей рукой ладонь профессора, переплетая их пальцы. – Я знаю вас, и я вас чувствую.

Снейп позволил себе расслабиться от теплого прикосновения, но все же убрал руки, отступая на шаг.

- Тогда почему вы думаете, что я могу позволить себе подобные вольности? Вы хотите меня оскорбить?

- Конечно, нет! Просто я знаю, что ваши чувства становятся сильнее.

- И вы думаете, что я захочу получить свое силой? – Снейп мрачно склонил голову на бок, отводя взгляд.

Гарри осторожно дотронулся рукой до лица мужчины, мягко заставляя посмотреть в свои глаза.

- Я знаю, что вы никогда не попытаетесь меня соблазнить. Я чувствую вашу уверенность в том, что это неправильно, – Гарри лукаво улыбнулся. – Но в этом вопросе я с вами не согласен.

- Что? – ошарашено прошептал мужчина. - С чем вы не согласны? Вы хотите, чтобы я взял вас силой?

Собравшись с духом, Гарри взглянул на него из-под ресниц, искренне надеясь, что вышло хоть немного сексуально.

- Если вы сделаете это, то только потому, что я вас соблазнил.

Снейп рассмеялся.

- У вас это уже почти получилось, мне стоит начинать беспокоиться. Но до этого момента я никогда…

- Не говорите этого, – уверенно прервал его мальчик. К этому моменту Гарри был уверен, что узнал Снейпа достаточно хорошо. Он знал, что может доверять ему даже без действия уз. – Я знаю, что рядом с вами мне нечего бояться.

- Не принимайте на веру, глупый мальчишка, – Снейп снова отвел глаза.

- Я не уверен во многих вещах, - Гарри положил руку ему на плечо. - Однако ваша надежность - это единственное, во что я верю безоговорочно.

Снейп отступил, словно внезапно вспомнил, что они до сих пор стоят на газоне Хогвартса, на виду у любого, кто догадается выглянуть в окно.

- Пойдемте. Нам нужно решить, что делать в течение следующей недели.

- Есть идеи? – и хотя в первом намеке Гарри было отказано, он все еще надеялся, что не будет жить в пустом общежитии своего факультета.

- Думаю, нам стоит обсудить все это с директором.

Снейп открыл перед ним дверь, позволяя войти в прохладный полумрак замка.








- Северус, Гарри. Какой приятный сюрприз, - в голосе директора не было привычной веселости, но он все же улыбался. - Входите-входите, – он открыл дверь шире, пропуская их в кабинет. – Садитесь. Скажи мне, Гарри, как прошло лето?

- Все хорошо, сэр, – мальчик попытался улыбнуться в ответ, пытаясь не думать о причинах беспокойства Дамблдора. – Я рад, что вернулся.

- Ты уверен, что ничего не хочешь мне рассказать?

Гарри потупил взгляд и прикусил губу. Последнее время он старался быть осторожным во всех вопросах, которые касались связи.

- На самом деле были некоторые сложности.

- Я догадывался. Хочешь лимонных долек?

- Да, спасибо, сэр, – Дамблдор протянул ему стеклянную пиалу с угощениями, и Гарри, вытащив одну штуку, тут же отправил ее в рот, медленно посасывая. Он любил сладости, которые предлагал ему директор – они всегда казались ему лучшими из лучших.

Дамблдор предложил сладости и Снейпу, но тот лишь усмехнулся и отрицательно покачал головой.

- Альбус, у нас возникла небольшая проблема.

- Полагаю, ты преуменьшаешь, Северус, – директор поставил пиалу на стол. – Ну что ж, я вас слушаю.

Сделав глубокий вдох, Снейп ответил:

- Во-первых, мы не можем расстаться больше, чем на несколько часов, без риска не вызвать у мистера Поттера довольно сильную боль.

- Вот как, – директор перевел взгляд с профессора на Гарри и обратно.

- Я же чувствую напряжение от разлуки в гораздо меньшей степени, - с пустым лицом мужчина откинулся на спинку кресла, соединяя пальцы домиком перед собой.

- Интересно, – пробормотал Дамблдор в бороду. – Пожалуйста, Северус, продолжай.

Мужчина кратко пересказал жизнь Гарри у Дурслей, затем - о пребывании в Норе и его вынужденных посещениях этого места. По окончании рассказа директор выглядел еще более обеспокоенным.

- Я полагаю, Гарри, ты уже догадываешься, в чем причина твоих недугов?

- Узы укрепились. Да, сэр?

- Боюсь, что да, – ответил Дамблдор, тщательно пережёвывая очередную лимонную дольку.

- Это, конечно, замечательно, но нам-то что теперь делать? – Снейп проявлял крайнюю степень нетерпения.

- О, я подозреваю, что и на этот вопрос вы уже ответили.

Снейп поднялся, невнятно прорычав:

- Альбус, учебный год начинается через неделю. Как, черт возьми, мы сможем поддерживать отношения?

- Уверяю тебя, Северус, я прекрасно осведомлен о начале учебного года, - голос Дамблдора стал резче обычного. – Нам просто следует составить график отработок, который будет учитывать потребности уз.

- Я и без этого планировал назначить мистеру Поттеру немало взысканий.

Не смотря на энтузиазм мужчины, такой расклад дел Гарри не устраивал.

- Вы не имеете право назначать мне отработки целый год, – разочарованно пробормотал мальчик. – Это несправедливо.

- Дело не в справедливости, мистер Поттер. Я делаю это для вашего же блага, – Снейп усмехнулся. – У меня появится неплохая возможность держать вас подальше от неприятностей.

- Нет. Я не буду этого делать, – Гарри гневно скрестил руки на груди, он не собирался тратить последний год в школе на отработки.

На несколько минут в кабинете повисло молчание.

- Замечательно. И что же вы предлагаете? – профессор скептически заломил бровь.

Гарри облегченно выдохнул, радуясь тому, что Снейп не стал его принуждать.

- Я могу незаметно пробираться в ваши комнаты.

Директор согласно кивнул:

- О, да. У Гарри действительно есть возможность посещать тебя после отбоя.

Снейп, однако, идею не оценил – сначала побледнел, а потом залился ярким румянцем.

- Вы действительно разрешаете этому ребенку нарушать комендантский час?

- Как будто бы это в первый раз, – Гарри хихикнул. После инцидента с Филчем и Луни на четвертом курсе он был уверен, что профессор знал о его мантии невидимке.

Снейп раздраженно повернулся к нему, но на губах его играла легкая улыбка.

- Я неплохо осведомлен об этом, мистер Поттер, но не думаю, что посещение студентом профессорских комнат, тем более после отбоя, будет уместным.

- Северус, я считаю, что для вас будет разумным сделать исключение, – в глазах директора засверкали привычные лукавые огоньки. – Особенно если речь идет о здоровье Гарри.

- Должен быть другой выход.

- Успокойтесь профессор, все получиться. К тому же ничем плохим мы заниматься не будем, – замечая на щеках мужчины яркие пятна румянца, мальчик решил, что, возможно, это было не самое уместное его высказывание.

- Это к делу не относится, – ответил Снейп, начиная терять терпение.

- На самом деле я считаю, что это выход. Я буду приходить к вам ненадолго каждую ночь. А что по поводу оставшейся недели? Где я буду жить?

- Я думаю, ты можешь остановиться в одной из гостевых комнат на первом этаже, а в гостиную переселишься, когда прибудут ученики.

Снейп кивнул.

- Хорошо, – Гарри вздохнул. Он хотел остаться со Снейпом, но, похоже, этот факт никого кроме него не волновал.









- Вы хотели меня видеть, профессор МакГонагалл? – Гарри несмело постучал и просунул голову в кабинет декана.

- Да, мистер Поттер. Входите, – она махнула рукой, приглашая его сесть в начале кабинета. – Закройте за собой дверь, я хотела бы поговорить.

Гарри отчаянно пытался вспомнить, что он успел натворить, – начинался третий день занятий, и вляпаться в неприятности он еще просто не успел. Кроме, конечно, ночных посещений Снейпа. Сердце мальчика громко стукнуло.

- Да, мэм.

- Я заметила, что вы отсутствовали в общей спальне после отбоя три ночи из трех, – голос декана стал суровее. – К тому же я была не единственной, кто заметил ваше отсутствие в собственной постели.

- Кхм… – Гарри пытался придумать ответ, но ему на ум не шло ничего, кроме правды, которую говорить не следовало.

- Вы должны были рассказать мне об этом еще в прошлом году, – голос профессора сквозил раздражением.

- Как?..

- Как я узнала? – закончила за него декан. Она приподняла брови, одаривая его сердитым взглядом.

- Да…

- Я подошла к директору, видя ваше систематическое нарушение комендантского часа, и он рассказал мне о вашей связи, – она неодобрительно покачала головой. – Вы поступаете очень глупо, мистер Поттер.

Пытаясь выглядеть расстроенным и не проявлять имеющегося любопытства, Гарри низко склонил голову.

- Да, профессор.

- Не дакайте, молодой человек. Я готова пойти на уступки, так как вопрос напрямую касается вашего здоровья, но такое поведение совершенно недопустимо.

Это заставило его разозлиться.

- Он не собирается причинять мне боль, – Гарри скрестил руки на груди. – Почему я продолжаю всем это доказывать? Есть более важные вещи, на которые стоит тратить время.

- Как бы то ни было, вы вовлечены в связь с учителем, – Мерлин, она могла говорить менее грязно и пошло?

Краснея, Гарри пытался смотреть куда угодно, только не на МакГонагалл.

- Это не так.

- Я понимаю, – она начала говорить более спокойно. – Тогда объясните, как именно.

Не в состоянии поднять глаза, Гарри тихо вздохнул.

- Мне просто нужно быть рядом с ним. Нам не обязательно траха…

МакГонагалл вскинула руку, резко призывая его замолчать.

- Не смейте заканчивать предложение.

- Почему нет? Не хотите этого слышать? Но вы же прекрасно знаете, в чем заключается действие нашей связи.

- Да, естественно, я знаю, – выражение лица декана за секунду сменилось на уставшее. – А так же я отдаю себе отчет в том, к чему эта связь может привести. Да что там, вероятнее всего, приведет.

- Не сейчас. На раньше, чем я закончу школу. Он этого не допустит.

- Северус? Действительно? – это стало явным сюрпризом для профессора. Мерлин, неужели он единственный, кто знает этого человека?

- Я к этому еще не готов. Я не ощущаю подобной потребности.

Она пристально посмотрела на него.

- Нет? Это странно.

- Почему? – Гарри не мог понять, откуда такие выводы, но с самого начала всей этой истории он уже смирился со своими странными чувствами.

- Вы боретесь с ними? Я имею в виду узы.

- Нет. С ними нельзя бороться.

- Хм, – она покачала головой. – Мистер Поттер, могу ли я задать вам личный вопрос?

- То есть вы считаете, что наша беседа до сих пор носила светский характер? – Гарри пришлось побороться с желанием рассмеяться профессору в лицо. – Я обязан буду на него ответить?

- Нет, если сочтете вопрос неуместным, – по крайней мере, она была серьезна и не принуждала его к ответу.

- Хорошо. Я вас слушаю.

- Мне просто любопытно, – она замолчала, слегка покраснев. – Вы когда-нибудь влюблялись?

Это было не совсем то, что Гарри ожидал услышать.

- Я был влюблен в Чоу на четвертом и пятом курсах.

- Но с тех пор нет? – Гарри не знал, что она хотела от него услышать. – Последние полгода у меня было много отработок.

- Все в порядке, – МакГонагалл кивнула. - Можно еще один вопрос? Вы предпочитаете мужчин или женщин?

- Рон уже спрашивал меня об этом, но я все еще не понимаю, как это относится к делу.

- Все просто – вы не сможете влюбиться в профессора Снейпа, если не склонны к мужчинам, – ответила она как ни в чем не бывало.

Гарри охватило ужасное чувство оцепенения. Что если она права?

- Я считал, что мне суждено в него влюбиться.

- Конечно, нет, – она выпрямилась и посмотрела прямо ему в глаза. – Если вас не привлекают мужчины, этого не произойдет.

Гарри покачал головой, пытаясь разобраться со своими мыслями. Ему понравилось целоваться с Роном. Это было намного лучше, чем с Чоу, но только потому, что рыжик умел целоваться. – Я вообще никогда не влюблялся в этом смысле.

- А что по поводу ваших предпочтений?

Чувствуя, что начинает краснеть, он отвернулся. Ему не хотелось говорить об этом, тем более с собственным деканом. Но был один секрет, о котором он никому не рассказывал – однажды он почувствовал тягу к Оливеру Вуду, не так сильно как к Чоу, но достаточно для того, чтобы почувствовать щекотку в низу живота.

Гарри с облегчением вздохнул и улыбнулся профессору.

- Не стоит об этом беспокоиться.

- Я рада, – она снисходительно улыбнулась.

- Вы хотели что-то еще?

- Да. На самом деле есть еще два вопроса. Некоторые из ваших соседей по общежитию заметили, что вы отсутствуете в своей постели в должное время.

Гарри судорожно вздохнул. Он надеялся, что с мантией-невидимкой скрывать свои отлучки будет не трудно.

- И как теперь быть?

- Я собираюсь научить вас чарам Подмены для того, чтобы ваши друзья думали, что вы спите, – немного неохотно ответила МакГонагалл.

- Круто!

- Я ожидаю, что вы будете использовать полученные знания только по причине необходимости, и настаиваю не распространяться об этом среди ваших друзей. Обещайте мне.

- Я обещаю.

- Чары будут эффективны до тех пор, пока кто-нибудь не прикоснётся к вам, – МакГонагалл достала палочку, произнося несколько слов. – Попробуйте повторить.

Гарри сделал, как ему велели, повторяя заклинание.

- Очень хорошо, – декан удовлетворённо кивнула.

- Что-то еще?

МакГонагалл откашлялась.

- Официальная причина нашей встречи – ваши карьерные планы.

- Разве мы не обсуждали это в прошлом году? Как и все четыре года до этого.

- Мы будем обсуждать это каждый год. Вы все еще собираетесь стать аврором?

Гарри пожал плечами.

- Я не знаю. Наверное, мне стоит обсудить это с…

МакГонагалл неодобрительно вздохнула.

- Вы должны решить, чем хотели бы заниматься в дальнейшем, без каких-либо внешних воздействий.

- Легко сказать. Особенно, учитывая все то, что происходит в моей жизни, – Гарри посмотрел на нее и заставил себя улыбнуться. – Не беспокойтесь, я обещаю подумать над этим, профессор.

- Все в порядке. Дайте мне знать, когда все решите. И если я могу чем-то помочь, пожалуйста, не стесняйтесь попросить меня об этом.

- Да, мэм.

Но он не планировал проводить всю свою жизнь, защищая Снейпа от нападок людей, которые его даже не знали.









Чуть позже, перед завтраком, Гермиона, догнав Гарри в большом зале, спросила:

- Зачем МакГонагалл тебя вызвала?

- А как ты думаешь? – он даже не пытался сдерживать свое раздражение. – Она уже знает о связи.

- Она разозлилась на то, что ты слишком часто нарушаешь комендантский час?

- Пока не так уж и часто, – ответил Поттер, не смотря на нее.

- Но это так! – Гермиона скрестила руки на груди, вглядываясь в его глаза. – Ты опять нарываешься на неприятности?

- Нет. Конечно, нет, – но самому себе Гарри признался, что теперь, когда декан знает, в случае если кто-то увидит его у Снейпа, решить проблему будет намного проще. Они шли в сторону большого зала, подгоняемые толпой студентов. – Давай не будем об этом сейчас, ладно?

- Хорошо, - Гермиона улыбнулась. - На самом деле я хотела обсудить не это.

- Тогда что? Может, прогуляемся?

Глядя на слоняющихся студентов, Гермиона кивнула.

- Да. Пойдем к озеру.

- А как насчет завтрака? Я действительно голоден. Давай захватим что-нибудь с кухни.

Гермиона многозначительно улыбнулась и потрясла своей сумкой.

- Можешь считать, что я об этом позаботилась.

Всю дорогу до озера они молчали, пока, наконец, Гермиона не расположилась на траве под ближайшим деревом чуть дальше от остальных студентов. И хотя в сентябре погода теплом не баловала, народу у озера все равно было много.

- Рассказывай в чем дело, - попросил Гарри, с удовольствием откусывая большой кусок ароматного бутерброда.

- Я хотела убедиться, что у вас… - она не договорила и отвернулась, копаясь в сумке, пока не выудила из нее две бутылки сока и протянула одну Гарри. Девушка явно нервничала.

- Миона, я устал повторять, что у нас все замечательно. Он не причинит мне боль…

- Я не об этом хотела спросить. Ты забываешь, что я знаю эти узы. И прекрасно знаю их влияние. Мне известно, что вы не навредите друг другу, но ещё известно, что он вскоре влюбиться в тебя. Так же, как и ты, в него.

- Вот как, – Гарри потупил взгляд, чувствуя себя глупо. Может, хоть когда-нибудь он научиться сперва думать, а потом говорить? - Извини, просто надоело уже выслушивать гадости от каждого встречного.

- О, Гарри, мне так жаль… Могу себе представить, как тебе трудно, – Гермиона слегка коснулась его руки, сочувственно улыбаясь.

- Итак, о чем ты хотела поговорить?

- Обо мне и Роне. О том, что нам хорошо вдвоем, – она покраснела, отводя взгляд.

Учитывая, что для Гермионы смотреть в его глаза даже при самом неловком разговоре не было большой проблемой, Гарри напрягся.

- Почему вы тогда не встречаетесь?

- Ну, Рон рассказал мне, что вы с ним… - она помолчала. – Мне было интересно, понравилось ли тебе?

- Ну да. Понравилось. Почему ты спрашиваешь?

- Рон сказал, что ему тоже понравилось, но он бы предпочел целоваться со мной. Поэтому мне стало интересно попробовать с тобой…

- Зачем? То есть, почему со мной? – Гарри почувствовал, что начинает краснеть.

- Потому что я хочу.

Это не имело никакого смысла. Гарри покачал головой.

- Для сравнения? Ты вообще раньше когда-нибудь целовалась?

- Да. Несколько раз на самом деле. И вообще, не забывай, что мне уже семнадцать.

- Возраст не имеет значения, – признался Гарри, стараясь не покраснеть. – У меня, к примеру, ты будешь третьей.

- Серьезно? А почему так мало? – интересно, она специально произнесла это так, чтобы он действительно почувствовал себя отсталым?

Но это не его вина, что Гарри не хотел никого поцеловать. Кроме Снейпа. Но и это ему не светит в ближайшее время.

- Ты очень милый.

- Нет, серьезно, почему со мной?

Гермиона посмотрела на него с любопытством, так, словно поцелуй был его просьбой.

- Я забочусь о тебе. Но в основном потому, что ты довольно симпатичный.

- Вот как. А как же Рон? – неприятная дрожь пробежала по спине при мысли о том, что он может стать третьим-лишним. Гарри всегда нравилась девушка, но только как друг. Лучший друг.

- Он симпатичный. И он мне нравится, но… - она пожала плечами и уставилась на свои руки, которыми нервно теребила подол школьной юбки. – Ну так, ты согласен?

- Да.

Гарри встал на колени и, притянув ее к себе руками, осторожно коснулся ее губ, нежно выдыхая в сладкий и теплый рот. Мальчик отстранился немного, но лишь для того чтобы попробовать во второй раз. Это было неплохо, – язык Гермионы осторожно коснулся его губ, и он приоткрыл рот, позволяя ей углубить поцелуй. Через некоторое время она разорвала контакт, немного отступив назад.

Удивительно, но он не почувствовал удовлетворения. Независимо от того, насколько глубоко он ощущал ее язык и ее вкус, поцелуй был просто чем-то приятным. Не более. Он тоже сделал шаг назад, напоследок нежно проведя пальцами по ее волосам.

- Неплохо.

- Ага.

- Двадцать баллов с Гриффиндора за неподобающее поведение в общественном месте, – голос Снейпа был как гром среди ясного неба. Лицо мужчины оставалось спокойный, но вот его глаза… О, Мерлин, его глаза!

- Простите, сэр, - начала Гермиона, - Это не то, что вы…

- Еще десять баллов за то, что вы не в состоянии держать рот на замке, когда это необходимо, – похабно усмехнулся мужчина.

- Вы не можете это сделать! – Гарри разрывался от чувства стыда и от боли, которую он причинил мужчине своей нелепой выходкой. – Это была моя вина.

- Тогда еще десять баллов с вас, мистер Поттер, – небрежно бросил Снейп, а потом развернулся и ушёл, грациозно развевая полы своей мантии.

- О, боже… - Гарри уткнулся лицом в свои руки, чувствуя, как сердце от страха опускается куда-то в пятки. – Что я наделал?

- Это я виновата… - голос Мионы звучал так же расстроено. – Как думаешь, он простит тебя?

- Я не знаю, – он действительно чувствовал, что профессор был зол. Более того, боль мужчины была настолько сильной, что он чувствовал ее как свою.

- Но вы будете парой. Это почти неизбежно.

- Однако, до сих пор мы не вместе, – Гарри медленно выдохнул, пытаясь ослабить спазмы в желудке. – И я думаю, что никогда не будем.

- Ну что ты! Конечно, будете. Просто у тебя еще слишком мало опыта, – Гермиона начала паковать свои бутерброды.

- И как мне его получить, если он не позволяет? – на самом деле, он не хотел получать этот «опыт» ни с кем из посторонних людей.

- Я думаю, что тебе стоит поучиться у него. Ты же видел его реакцию.

- Видел, - Гарри обреченно выдохнул. - Мне нужно с ним поговорить.

- Только не лезь к нему сейчас, дай время немного успокоиться и прийти в себя, - Гермиона встала. – Ладно, пойдём, уроки скоро начнутся.

Кивнув, Гарри поднялся и отряхнул брюки.

- Не думаю, что это поможет. Он очень зол на меня.

- Дай ему время осмыслить свой поступок. И причины его поведения.

- Помимо снятых очков дома?

- Не переживай. МакГонагалл просто снимет эти баллы со Слизерина, и мы снова сравняем счет.

- Тебя это не расстраивает? – спросил Гарри. – Куда ты дела прежнюю Миону, которая плакала из-за снятых очков?

- Я просто выросла, – она усмехнулась. – К тому же у меня есть причины для беспокойства, которые намного важнее потерянных очков дома. Какая разница, кто выиграет этот кубок? В конечном счете это не будет иметь значения.

- Умная мысль, - сказал Гарри, возвращая ей улыбку. – Ладно, пойдем в школу.

- Хорошо.










Живот Гарри сжимался спазмом при мысли, что сегодня вечером он увидит Снейпа.

Когда он, наконец, выскользнул из общей спальни, всерьез задумался не приходить сегодня в кабинет Снейпа, но все же пошел. Он знал, что Снейп - самый близкий для него человек, и отлынивать от объяснений долго все равно не получится.

Он медленно прошел по коридору к комнатам профессора, шепнул пароль, заподозрив, не сменил ли его мужчина, но дверь, как и всегда, со скрипом открылась.

Он огляделся, стягивая мантию-невидимку, но Снейпа не нашел.

- Профессор?

Мужчина вышел из крайней комнаты, и Гарри предположил, что эта была спальня. Но точно он не знал, поскольку все его перемещение в комнатах Снейпа ограничивалось гостиной.

- Я не думал, что вы придете, – голос Снейпа был пустым и без эмоциональным, как и его глаза. И Гарри понятия не имел, что чувствует мужчина.

- А куда бы я пошел?

- Видимо, вы могли остаться с мисс Грейнджер, – на краткий миг в глазах мужчины промелькнули его истинные чувства, но Гарри не успел их распознать.

- Почему я не могу чувствовать ваши эмоции? Я ощущал ваш гнев на свою… выходку во второй половине дня. Почему я ничего не ощущаю сейчас?

- Потому что я сознательно вас блокирую.

- Зачем?

- У вас нет на это права, – тон Снейпа был холоден как лед.

Гарри вздрогнул, – он понимал, что заслужил такое отношение.

- Черт возьми, я не…

- Мистер Поттер! – голос мужчины был неожиданно резок. – У вас нет права требовать то, что не дают вам добровольно. Так же, как и у меня. Постарайтесь запомнить это на будущее.

Гарри поднял полные обиды глаза.

- А у нас есть это будущее? - спросил он надломленным голосом, стараясь не сорваться в последний момент.

- Я не знаю, – Снейп посмотрел на него, но через мгновение шумно выдохнул и отвернулся. – Я…

Зажмурившись, Гарри сосредоточенно вдохнул и медленно выдохнул, пытаясь успокоиться и не поддаваться накатившемуся страху.

- Вы хотите, чтобы я ушел? Я говорю о будущем.

- Я думаю, вы в курсе моих желаний. Вопрос в том, что нужно вам.

- Я хочу быть с вами, – Гарри посмотрел на Снейпа. - К тому же у нас не такой большой выбор.

- Вы правы. Но это не отменяет вопрос о том, что вы делали с мисс Грейнджер, – в голосе Снейпа было нескрываемое напряжение.

И хотя, с одной стороны, Гарри было жаль, что он причинил мужчине боль, с другой, внутренний голос твердил о том, что он имеет право на личную жизнь. Он чувствовал свое желание уступить, но понимал, что в этом случае Снейп всю оставшуюся жизнь будет считать его своей собственностью.

- Я думал, это было очевидно.

- Действительно, все было весьма однозначно. И я сам позволил этому произойти. Любой, кто увидел бы это, увидел бы только очевидное.

Гарри отвернулся, он хотел, чтобы все это закончилось, более того, он хотел, чтобы Снейп понял, что этот поцелуй был просто экспериментом.

- Поцелуй был просто приятен. Не более. Но это было не то, чего я хотел.

Снейп поднял глаза, пристально рассматривая мальчишку.

- Вам не понравилось?

- Да нет, понравилось. Но ведь это было… - он пожал плечами – не было таких слов, которые могли описать его ощущения. – Это было просто приятно.

Лицо мужчины озарилось триумфом, а в глазах снова вспыхнула знакомая самодовольная искорка, однако также быстро потухла.

- Расскажите мне.

- Нет. Я не хочу причинять вам боль, – Гарри отвернулся и подошел к камину, не в силах посмотреть на мужчину. – Но все равно причиняю.

- Вы не должны чувствовать мои эмоции, – Снейп громко выдохнул. – Я все еще блокирую вас.

- Видимо, не очень старательно, – усмехнувшись, ответил Поттер. – Я не думаю, что вы сможете держать меня на расстоянии слишком долго.

- Очевидно, вы правы. Повернитесь ко мне, мистер Поттер. Расскажите мне об этом. Каково было целоваться с мисс Грейнджер? – голос профессора был мягким.

- Не так много людей просили меня об этом, а Гермиона мне нравится. Это было приятно, - он не собирался говорить профессору, что поцелуй был ему безразличен. Как и Гермиона в этом смысле.

- Так значит, это она попросила вас.

- Вас не касается, кто кого попросил!

- Вы полностью правы, – Снейп не пытался скрыть того, что забавляется этим разговором. – Итак, почему она попросила именно вас?

- Миона сказала, что я симпатичный, и ей стало любопытно, – он горько рассмеялся, не в силах больше стоять с каменным лицом.

Снейп вопросительно вскинул бровь.

- Вы не верите, что достойны такого внимания.

- Вы с ума сошли?

- Не забывайтесь, мистер Поттер.

- Я думал, что мы одни, – Гарри посмотрел на Снейпа.

- Мы одни, но это не отменяет того факта, что я все еще ваш профессор, – по голосу мужчины стало ясно, что он пытается поддерживать должное расстояние между ними.

- Простите, сэр, – он смиренно уставился себе под ноги. – И нет, я не считаю себя милым.

- Даже не знаю, как к этому относиться, – Снейп, казалось, пытался сдержать свою улыбку. – Но вы на самом деле весьма симпатичны.

Гарри посмотрел на мужчину, не веря своим ушам.

- Учитывая, что вы не самый объективный судья?

- Нам стоит устроить анонимный опрос, чтобы вы убедились, что многие люди сочтут вас…

Гарри вкинул руки, отрицательно качая головой. Он не мог поверить, что они действительно обсуждают это.

- Не говорите, ладно? Я точно знаю, на что я похож, так что вам не нужно напоминать мне об этом.

- Я не уверен, что вы правильно оцениваете себя, но я никогда не позволил бы себе шутки на эту тему.

- Спасибо, – Гарри терпеть не мог, когда высмеивали его внешность, поэтому он был рад, что профессор решил закончить на этом.

- Но мы еще не обсудили один вопрос.

- Только один? Я думал, мы не обсудили многое.

- В таком случае, вернемся к мисс Грейнджер.

- Нет, – Гарри нахмурился. – Я не хочу обсуждать это. Я не хочу вас обижать, но я все еще не думаю, что стоит об этом говорить.

- Замечательно. Вы планируйте повторить столь бесценный опыт? – лицо Снейпа снова стало пустым.

Гарри чувствовал раздражение и ревность мужчины, он чувствовал его разочарование, и это все больше и больше не давало ему покоя.

- Чего вы от меня хотите?

- Ничего, – ответил профессор, но Поттер явственно ощутил, что это ложь.

- Вы злились сегодня после обеда.

- Нет. Скорее, я был удивлен. Я не думал, что вы решите с кем-то встречаться, – Снейп старался держать пустое выражение лица, но Гарри мог видеть его настоящего даже без связи.

- Знаете, поцелуй это еще не отношения, – Гарри закрыл глаза и глубоко вздохнул, решая, что будет лучше рассказать всю правду. – К тому же подобное происходит не впервые.

Буквально за секунду мужчина перешел от холодного нейтралитета к явному возмущению.

- Кто? – прохрипел он. Гарри скрестил руки на груди, раздумывая над тем, стоит ли ему отвечать на этот вопрос. Но на этот раз он чувствовал, как Снейп огромными усилиями пытается справиться со своим гневом. - Вы правы, мистер Поттер. Меня это не касается.

- Да нет, я думаю, что вас это касается напрямую, – Гарри не хотел чувствовать боль мужчины, поэтому отошел на пару шагов назад. – Это был Рон.

- Итак, мистер Уизли и мисс Грейнджер сочли необходимым… поцеловать вас.

- Ну да, – он посмотрел на Снейпа. – Вас это беспокоит?

- Если я не ошибаюсь, в конечном итоге они будут вместе. По крайней мере, ни один из них не строил реальные планы на вас.

- А если они имеют эти самые «реальные планы»?

- Я буду весьма недоволен, – Снейп со всей серьезностью посмотрел на него. – Но, тем не менее, я не уверен, что смогу что-либо изменить.

- Правильно, – Гарри продолжил смотреть профессору в глаза, хотя это было сложно, но еще больше он не хотел, чтобы его считали собственностью. - Я надеюсь, что вы понимаете это. Я вам не принадлежу.

- Рано или поздно это изменится.

- Вы не можете знать этого наверняка, – Гарри знал, что слова эти были неприятными, но он подозревал, что мужчина считает также.

- Я бы сказал, что вы слишком молоды, чтобы понять истинное положение вещей, но, зная ваш предыдущий ответ на это замечание, я предпочту промолчать.

- Отличная мысль, – Гарри посмотрел на мужчину. – Мы разобрались с нашими проблемами?

- Не было никаких проблем, – мягкость в голосе мужчины никак не вязалась с его эмоциями.

Гарри знал, что Снейп врет, и это приводило его в бешенство. Какого черта Снейп считает его слова смешными?

- Знаете что? Это никуда не годится. Мы не сможем решить проблему, игнорируя ее наличие.

- Мистер Поттер, я не игнорирую ваши проблемы. Если вы считаете необходимым…

- Нет. Замечательно… Нам нужно быть честными друг с другом, если по итогу мы собираемся сделать это.

Раздраженно рассматривая его лицо, Снейп пересек комнату и, гладя ему в глаза, встал напротив.

- Нет никакого «сделаем это», нет никакой альтернативы. Мистер Поттер, вы не забыли про наличие между нами кровных уз? У нас просто нет выбора.

- Чудесно. Уже поздно, мне следует вернуться в общежитие, – с него хватит. Гарри взял мантию-невидимку с кресла. – Увидимся завтра.

- Спокойной ночи, мистер Поттер.

Но как только Гарри коснулся ручки двери, почувствовал острое нежелание покидать эту комнату. Мальчик колебался, зная, что должен был подчиниться требованию уз, но чувствовал, что сам он хочет уйти.

- Что-то не так? - обеспокоенно поинтересовался Снейп, подходя к нему.

Его рука уже лежала на ручке двери, и все, что нужно было сделать, – слегка толкнуть ее. Но он не мог заставить себя сделать это.

- Это странно. Я хочу уйти, но не могу заставить себя открыть дверь.

- Как вы думаете, вы сможете выйти? – Снейп выглядел озабоченно.

- Наверное, да, но мне придётся себя заставить, – Гарри обернулся и уставился на дверь, но затем отошел. – Похоже, нашей ссорой мы опять «натянули» узы.

- Или это сделал я - своими попытками блокировать вас, – Снейп на мгновение прикрыл глаза, а затем задумчиво посмотрел на Гарри. – Мне непонятно, почему связь направленно влияет на вас, а не на меня.

- Я «везучий», - Гарри не удивился, хотя то, что он страдает за двоих и казалось крайне несправедливым. – Может, снова посоветоваться с директором?

- Я не знаю, чем ещё он сможет помочь. У нас есть проблема, я не спорю, но решить ее мне не представляется возможным.

Идея уйти становилась для Гарри все менее и менее привлекательной.

- А что если я останусь здесь до рассвета? Вернусь в башню перед подъемом, пока никто не заметил.

- Вы действительно настолько глупы, чтобы поверить в то, что ваше отсутствие в спальной Гриффиндора останется незамеченным?

- МакГонагалл…

- Профессор МакГонагалл, – автоматически поправил его Снейп с ноткой осуждения в голосе.

- Профессор МакГонагалл научила меня чарам Подмены.

- Минерва? – Снейп выглядел потрясенным. – Но зачем?

Гарри покраснел.

- Она думала, что я буду спать с вами, и не хотела об этом распространяться.

Красные пятна румянца в ту же секунду появились и на щеках мужчины.

- Мерлин.

- Профессор, мне нужно остаться.

- Чувствуйте себя как дома. Диван в вашем распоряжении, а мне необходимо разобраться с проверочными в классе.

- А не могли бы вы…

- Что, мистер Поттер?

- Не могли бы вы поработать здесь со мной? – он поднял руку, предупреждая возражения Снейпа. – Если мы натянули узы нашей ссорой, мы можем попытаться облегчить ситуацию, если немного времени проведем вместе.

- Возможно, стоит попробовать. Но, я надеюсь, вы понимаете, что мы не можем находиться рядом все свободное время. Ладно, проходите, садитесь.

Мальчик сел и, порывшись в своей сумке, вытащил книгу. Мужчина же собрал со стола проверочные и сел рядом. Осанка его была настолько прямой, словно он проглотил кол. Поттер вздохнул, открыл книгу и спиной прислонился к плечу Снейпа.

- Что вы делаете? – голос профессора звучал нервно.

Гарри со вздохом посмотрел на мужчину. Мерлин, ну почему же со Снейпом так трудно?

- Вам не кажется, что все ваше поведение просто кричит о том, что вам неудобно? Расслабьтесь. Я не кусаюсь.

- Разве не я должен был вас успокаивать?

- В этом-то вся проблема. Вы пытаетесь держать дистанцию.

- И что мне делать?

- Просто расслабьтесь, – Гарри поёрзал, удобнее устраиваясь на мужчине. Это было просто блаженство – быть так близко к Снейпу и впитывать своим телом его присутствие.

С громким вздохом мужчина опустил руку на грудь мальчика, обнимая и слегка прижимая его к себе.

- Все в порядке?

- Все просто замечательно, – Гарри откинулся, наслаждаясь объятьями и теплом мужского тела, и, наконец-таки начал изучать открытую книгу.


Глава 7.




- Минерва, - негромко позвал Снейп, стуча холкой по деревянному косяку открытой двери. Он действительно хотел добраться до этой проблемы чуть раньше, но в свете последних событий времени на разговор практически не оставалось. – Я могу поговорить с вами?

- Конечно, Северус, проходи, – МакГонагалл не сразу удалось скрыть свое удивление по поводу появления Снейпа в ее кабинете. – Чем я могу помочь?

Профессор зашел в кабинет, закрывая за собой дверь, и наложил Заглушающие чары, желая сохранить конфиденциальность.

- Это касается Поттера.

Лицо женщины выдало целую гамму эмоций, главным из которых было неодобрение.

- Что именно ты хочешь обсудить?

Не было смысла ходить вокруг да около, поэтому он пристально посмотрел ей в глаза и перешёл к сути вопроса:

- Жизнь мистера Поттера у его маггловских родственников.

Этого МакГонагалл явно не ожидала.

- Насколько я поняла, это было не самое лучшее время в жизни мальчика.

- Это явное преуменьшение, Минерва. Не могла бы ты рассказать мне все, что тебе известно по данному вопросу?

- Почему, собственно, я должна это делать? – едко спросила она. – Если мистер Поттер захочет, чтобы ты был в курсе событий, он непременно расскажет тебе сам.

- Другими словами, вам об этом ничего не известно.

МакГонагалл окинула мужчину придирчивым взглядом, резко щуря глаза.

- У тебя есть какие-то подозрения?

- Я подозреваю, что о мальчике заботились не так хорошо, как мне, да и не только, хотелось бы верить. Более того, я склонен считать, что имело место быть жестокое обращение с ребенком.

- И почему ты решил донести эту информацию до меня, а не до Альбуса? - тон женщины был прохладный, почти осуждающий.

Сделав глубокий вдох, Снейп ответил, стараясь подавить волну накатившего раздражения.

- На это есть несколько причин. Первая – ты его декан. Ты могла бы устроить профилактическую беседу.

- Северус, если он не говорил об этом с тобой, то с чего ты решил, что он все объяснит мне?

- Я хотел бы на это надеяться. Ты более объективна в таких вопросах, Минерва.

- Гарри Поттер очень упрямый молодой человек, и я удивлена, если даже посредством ваших уз ты этого еще не понял.

- Упрямый? – Снейп несдержанно фыркнул. – Это еще одно преуменьшение. И понял я это давно, но именно из-за кровных уз я не могу объективно судить о поведении людей по отношению к Поттеру.

- И какие у вас с мистером Поттером складываются отношения?

В глубине души Снейп искренне желал выдать едкую тираду недвусмысленных выражений о том, что эта старая кошка сует нос не в свое дело, но это точно не пошло бы в помощь ситуации. Он действительно хотел, чтобы она поговорила с Поттером.

- Я думаю, тебе уже известно действие связи, – ответил мужчина, наконец, найдя максимально нейтральный тон.

- Действительно. Я обсуждала этот вопрос с Поттером. Но он очень молод, Северус, слишком молод для того, чтобы здраво оценивать реальное положение дел.

- Он слишком молод не только для этого. Вся его жизнь, Минерва, состоит из событий и поступков, которые далеки от его возраста. И я бы очень хотел хоть как-то облегчить это бремя, – Снейп тяжело вздохнул, его безумно раздражало, что весь взрослый магический мир свалил свои проблемы на плечи семнадцатилетнего мальчишки. – Поэтому я и настаиваю на вашем с ним разговоре.

- Я сомневаюсь, что разговор даст результат. Поттер заведомо не распространяется о своих родственниках, – МакГонагалл на мгновение задумалась. – Он не собирается возвращаться к ним этим летом?

- Нет. Вероятнее всего, он будет жить со мной в Принц Меноре.

- Значит, ты планируешь привязать его к себе? – она откашлялась. – А что ты будешь делать, если его чувства не материализуются в те, которые ты от него ждешь?

Снейп признал, что этот вопрос был уместным, но отчаянно не хотел обдумывать такой поворот событий.

- Я буду решать проблемы по мере их поступления.

- Ты влюблен в него, не так ли?

- Ты действительно спрашиваешь об этом меня? Это неуместный вопрос, Минерва.

- Я беспокоюсь о нем, - выражение ее лица смягчилось, - и о тебе тоже, Северус.

- О, извольте. Тебе просто любопытно, – Снейп усмехнулся, снисходительно окидывая её взглядом.

МакГонагалл засмеялась, слегка наклоняя голову.

- Ну, не без этого.

- Я думаю, ты уже знаешь ответ на свой вопрос.

- Возможно, – она откинулась на спинку стула. – Я поговорю с ним, но сомневаюсь, что узнаю много. Я уже знаю, что магглы обращались с ним как с домовым эльфом большую часть его детства. Они не кормили его, но лично я не думаю, что физическое насилие имело место быть.

Снейп окинул ее недоверчивым взглядом, чувствуя поднимающееся раздражение.

- То есть голодовки - это не насилие?

- Северус, - МакГонагалл громко вздохнула. - Кровная защита, которую давала ему эта семья, была намного важнее, чем…

- Не важнее, Минерва, – Снейп позволил своему презрению выплыть наружу. – Мальчик страдал от их рук. Они ненавидели его, вместо той хваленой любви и заботы, которую ему пророчили.

- Я согласна с тем, что это несправедливо, но он вырос прекрасным молодым человеком.

- Именно. Несмотря на то, что мы к этому не имеем никакого отношения. Порой худшее преступление – это бездействие.

- Не без вашего участия, Северус, вам не кажется? – она зло посмотрела на мужчину. – До последнего времени ваше отношение к мистеру Поттеру было не лучше, чем у тех магглов.

Снейп повернулся к ней, сгорая от ярости за то, что МакГонагалл имела наглость обвинить его в проблемах мальчика.

- Я это прекрасно знаю. Но я хотя бы пытаюсь исправить свои ошибки, – он глубоко вздохнул, чтобы успокоиться. – Вы поговорите с ним?

- Да.

- Благодарю.

Снейп кивнул и, резко развернувшись, вышел из кабинета.








Северус проснулся перед рассветом. Открыв глаза, он понял, что утро уже настало, и просыпаться нужно в любом случае.

Когда он попытался встать, все его мышцы запротестовали, отдаваясь тягучей болью. Он прикрыл глаза и громко выдохнул сквозь зубы, – очередная ночь на диване, будь он не ладен. Сверху послышалась полусонная возня Поттера. Он застонал и в попытке перевернуться полетел на пол, с глухим ударом приземляясь на свою многострадальную задницу. И так случалось всякий раз, когда мальчик оставался ночевать в подземельях.

Снейп нахмурился. Все это явно выходило за рамки приличия, но выбора у него, к сожалению, не было, – совместная ночь на диване, несомненно, лучше совместной ночи в постели. Что, кстати, не исключено, если в ближайшее время они снова умудрятся «натянуть» связь.

Поттер близоруко моргнул и поморщился.

- Вы знаете, моя задница будет целее в трех случаях из пяти, если спать мы будем в вашей постели?

Качая головой, Снейп отвел взгляд, надеясь, что мальчик не увидит нужду в его глазах.

- Не начинайте. Диван – это единственное, что я могу позволить.

- Я практически каждую ночь остаюсь спать в ваших комнатах, так какая разница, где я сплю? – Гарри фыркнул и недовольно нахмурился. – Или не сплю.

- Судя по вашему довольному храпу, вчера мой диван вас полностью устраивал, – съязвил Снейп, но, посмотрев на Поттера, смягчился, взял очки с кофейного столика и протянул их мальчику. – Я надеюсь, через пару недель в совместных ночевках не будет необходимости.

- Угу, это длится уже третью неделю, – Поттер вздохнул, водружая на нос очки. – Я могу уйти утром, перед подъёмом, но не ночью. И мне кажется, что этот факт не собирается меняться в ближайшее время.

Северус скривился. Он ненавидел, когда мальчишка оказывался прав.

- Может быть, нужно еще немного подождать?..

- Конечно, если вы так говорите, тогда нужно. Ладно, мне пора идти собираться на занятия, - Поттер встал, отряхивая свой зад. Выглядел он не лучшим образом: мятая и грязная одежда со слабым запахом пота и подросткового тела. – Я не могу больше спать в одежде.

И Снейп это понимал, но слишком близкий контакт мог внести больше интимности. И как бы сильно он не винил Гарри, правда была только в одном: он сам боялся и не был готов к такому повороту событий.

- Хорошо. Идите, увидимся в классе.

Поттер кивнул, накинул на себя мантию-невидимку и неслышно выскользнул за дверь.








- Альбус, - сказал Снейп, входя в кабинет директора. – Не могли бы вы выделить мне пару минут вашего времени?

- Да, конечно. Входи, - директор кивнул на кресло перед своим столом. - Итак, о чем ты хочешь поговорить, Северус?

- У меня есть подозрения, что в ближайшее время я получу вызов на собрание Темного Лорда, – он никогда не знал наверняка, когда состоится очередной «шабаш», но в отдельных случаях у него срабатывало предчувствие, отточенное годами шпионажа. Эти ощущения не были постоянны, скорее - интуитивны. Хотя, как правило, оказывались верными.

- Ничего удивительного, – Дамблдор кивнул. – Даже более, мне кажется странным, что этого не случилось до сих пор.

- Судя по тому, что мне удалось узнать от других Пожирателей, думаю, что Том что-то планирует. К сожалению, что именно, я сказать не могу, – после того, как он заново был допущен к собраниям Тома, войти в круг доверия Темного Лорда ему не удалось.

- Ты думаешь, это будет проблемой для твоего шпионажа?

- Несомненно. Но вопрос не в этом.

- Вот как, – Дамблдор удивленно вскинул брови. – И в чем же?

- Я могу отсутствовать несколько дней, - Снейп откашлялся. - И это, несомненно, скажется на физическом состоянии мистера Поттера. Особенно если я вернусь… слегка помятым.

Дамблдор замолчал, задумчиво кивая.

- Может быть, вам стоит провести время вместе перед твоим вызовом?

- В этом и заключается проблема, – ответил мужчина, прикрывая глаза и стараясь успокоиться. – Мы уже проводим вместе много времени каждый день, – он покраснел и опустил взгляд. – И по ночам тоже.

Директор громко вздохнул. Кажется, это заявление не стало для него сюрпризом.

- Я полагаю, что игнорировать связь становиться труднее.

- Каждый раз, когда я пытаюсь восстановить между нами прежнее расстояние, реакция мистера Поттера становится только хуже. Я начинаю беспокоиться о долгосрочном эффекте связи и его последствиях для мальчишки.

- Существует довольно мало фолиантов, где описываются подобные узы, но, тем не менее, я попросил мисс Грейнджер заняться изучением этого вопроса.

Снейп удивленно выгнул бровь.

- Ну и зачем? - и хотя профессор перестал выражать открытую неприязнь к друзьям Поттера, себя он не обманывал – хорошо с ними ладить он не сможет никогда.

- Может быть, потому, что она лучший исследователь с тех времен, когда ты, Северус, окончил школу?

- Мисс Грейнджер уже нашла что-то новое?

- Боюсь, что нет.

- Тогда у меня по-прежнему есть основания все еще беспокоиться за мистера Поттера.

- А как же ты? – Дамблдор посмотрел на него. – Лично я беспокоюсь за вас обоих.

- На мне побочный эффект уз отражается не так сильно, так что единственная причина для беспокойства – собрание Пожирателей и возможность того, что Тому удастся распознать связь.

- Я не буду отрицать такой возможности, но она маловероятна, – директор потянулся за лимонной долькой и сунул ее в рот. Снейпу, к счастью, он сладкого не предложил. – Он не сможет увидеть это в твоем сознании.

- Однако он может вторгнуться в сознание мистера Поттера. По крайней мере, на уровне обмена визуальными воспоминаниями.

- Не думаю, что Том способен на это после того инцидента в конце пятого курса, – однако голос директора не звучал уверенно.

- Мистер Поттер, несомненно, освоил некоторые методы блокировки сознания, но не все. Я думаю, мальчик может попросту не понять вторжения иного вида.

Дамблдор стал выглядеть более обеспокоенно.

- Ты хочешь снова начать тренировать Гарри?

Снейп заерзал на стуле, нервно отводя взгляд.

- Я бы не хотел иметь доступ к его сознанию.

- Почему нет?

- Потому что наши с ним отношения уже стали слишком интимны. Мои чувства… - Северус постарался найти правильные слова. – Они слишком сильны.

- Возможно, это сыграет вам на руку?

- Я не хотел бы своим поведением давать пример мальчику.

- Северус, я уверен, Гарри и без этого прекрасно знает твои чувства, – казалось, что Дамблдор не видит в этом никакой проблемы.

Еще один глубокий вдох, и Снейп наконец-то смог посмотреть ему в глаза.

- Догадываться и получить физическое подтверждение - это принципиально разные вещи.

Директор окинул его непривычно серьезным взглядом.

- Ты боишься его реакции на твои чувства или на твои фантазии?

- Чувства, Альбус. Я стараюсь не фантазировать о нем, – и хотя он не мог не испытывать к Поттеру влюбленность, он действительно старался не думать о мальчике в интимном контексте. Это было небезопасно для них обоих, тем более при таком близком сосуществовании.

По всей видимости, Дамблдора это развеселило, и он имел наглость довольно громко рассмеяться.

- Я поражаюсь твоей выдержке, Северус.

- Я отказываюсь фантазировать о своем собственном студенте, - Снейп скрестил руки на груди, чувствуя, что разговор начал выводить его из себя. Почему-то все без исключения считали его развратным. – Что вы от меня хотите?

- Чтобы ты признал свои чувства к мальчику.

- В том-то и дело, Альбус, он – мальчик. Он слишком юн для таких отношений.

- То есть ты уже признался себе в этих чувствах?

Северус окинул директора гневным взглядом, едва удерживаясь от чего-то крайне непростительного.

- Естественно. Я сомневаюсь, что мог не понять собственные эмоции.

- А Гарри?

- О, а он, вероятно, не заметит этого, даже если его чувства укусят его за нос, – ответил профессор с глубоким вздохом. – Я подозреваю, именно поэтому узы и приносят такие проблемы.

- Ты считаешь, что связь расценивает наивность мальчика как сопротивление? – директор рассеянно кивнул, закидывая в рот еще одну конфету. – Боюсь, твои слова имеют смысл. Возможно, тебе стоит попробовать подтолкнуть его к осознанию?

- Господи, о чем вы говорите, Альбус? – Снейп был потрясен тем, что директор сделал ему подобное предложение. – Вы хотите, чтобы я его соблазнил? Он же ребенок!

- Он не ребенок, Северус, он намного старше многих своих одногодок. И нет, я не прошу тебя об этом. Все, чего мне бы хотелось, чтобы ты оставался ближе к Гарри, по крайней мере, до того момента, пока тебя не вызовут…

- Нет, я не могу, – Снейп покачал головой. – Вы отобрали у меня достаточно моей гордости и самоуважения, позвольте мне сохранить хотя бы то, что осталось.

- Это не вопрос морали, Северус, это вопрос безопасности для тебя и Гарри, – Дамблдор говорил уверенно, словно и для Снейпа это должно быть прописной истинной.

Но это было не так. За свою жизнь мужчина уже много раз выходил за рамки морали, и делать это еще раз, причем, совершенно добровольно, он не хотел.

- Я не могу поверить, что вы предлагаете мне соблазнить…

- Да нет же, Северус. Я говорю, что нам всем необходимо, чтобы Гарри осознал свои чувства к тебе.

- Вы прекрасно знаете, что узы не несут за собой сексуально влечения. У меня нет уверенности в том, что Поттер будет испытывать ко мне подобное.

- Речь идет не о сексе, Северус, а о том, чтобы Гарри принял свои чувства – эмоциональную их составлявшую – по отношению к тебе.

- О… - Снейп покраснел, опуская взгляд и чувствуя себя законченным идиотом. Из всех его знакомых только директор мог заставить его смущаться как первогодку. – Что я должен делать?

- Я оставлю это на твое усмотрение, но предупреждаю: это нужно сделать как можно быстрее, – Дамблдор встал. – Я вызову к себе Гарри и проверю его навыки в Окклюменции.

- Он неплохо справляется с защитой.

- Меньшего я и не ожидал, когда назначал тебя учителем Гарри. Но проверить его успехи, я думаю, не помешает.

- Хорошо, – Снейп тоже поднялся. – Хорошего дня, директор.

Мужчина вышел из кабинета, радуясь тому, что сегодня легко отделался.








Навалившись спиной на спинку дивана и с наслаждением вытянув ноги, Снейп наблюдал, как Поттер входит в его комнаты, стягивает с себя мантию и бросает ее на спинку свободного кресла.

- Сядьте со мной, – мужчина похлопал обивку дивана рядом с собой, жестом приглашая мальчика присоединиться к нему.

Поттер недоверчиво посмотрел на него.

- Что, простите?

- Боже мой, мистер Поттер, вы не знакомы с таким понятием как «сесть»? Или вам это кажется плохой идеей?

Не обращая внимания на резкость мужчины, Гарри улыбнулся.

- Нет, я думаю, это замечательная идея. Просто мне немного неловко.

Снейп был уверен, что он преуменьшил, но, несмотря на страх, мальчик с пресловутым гриффиндорским мужеством подошёл ближе и посмотрел ему в глаза.

- Что я должен сделать?

- Сядьте и навалитесь спиной на мою грудь, ну… дальше, я думаю, разберемся по ходу дела, – Снейп покраснел – мальчишка был не единственным, кто чувствовал неловкость.

Поттер присел, невольно зажмурился и опустился в его объятия, вздыхая от удовольствия.

- Это замечательно.

- Действительно. На крайний случай, это даже удобно.

Поттер посмотрел на него через плечо.

- Вы не думали, что это вам понравится? Почему?

- Я предполагал… - он никогда не сможет смириться с тем, что Поттер - его ученик. Но, к сожалению, этот аргумент переставал быть актуальным в свете новых событий, которые беспокоили его намного сильнее. – Но это не значит…

- Да-да, я знаю, – терпеливо повторил Поттер. – Вы говорили это уже тысячу раз. Я не буду вас соблазнять, сэр.

- О, я не думаю, что у вас бы это получилось.

- Почему нет? – Поттер снова обернулся, вопросительно вскидывая бровь. – То есть…

- Я знаю, что вы подразумеваете. Однако отсутствие у вас чувств сексуального характера сохраняет мою добродетель в безопасности, – в некотором смысле это было огромным облегчением для Снейпа, но глубоко в душе он чувствовал, как его грызет алчный червячок сомнений и страха, что даже спустя долгое время Поттер не сможет ответить ему взаимностью.

- Вы знаете, я вообще ничего ни к кому не испытываю. МакГонагалл…

- Профессор МакГонагалл, - поправил Снейп, не обращая внимания на недовольный взгляд мальчишки.

- Профессор МакГонагалл сказала, что чувства могут и не появиться, если меня не привлекают мужчины.

- Старая кошка. Какого черта она опять лезет не в свое дело? – пробормотал себе под нос Снейп. Поттер смешливо фыркнул, но промолчал. Мужчина откашлялся. - Я думаю, что природа связи все же превалирует. Вам нравятся мужчины?

- Да. Думаю, что да.

Снейп выдохнул тихо, как только мог. Он понимал, что подобных разговоров с мальчишкой было не избежать, – слишком многое сейчас зависело от них.

- Вас это беспокоит?

- Немного. Должен же я в кого-нибудь влюбиться, правильно? Даже если это будете не вы.

- Дерзкий мальчишка, – Снейп еле сдержал смех. – Это не обязательно должно произойти сейчас.

- А сколько вам было лет, когда вы влюбились?

- Я был слишком молод для таких откровенных отношений. Но, что было, то было. И вообще, это не очень уместный вопрос.

- Но вы же на него ответили, – сказал Поттер. – Почему бы вам не рассказать мне подробнее?

Снейп отрицательно покачал головой.

- Нет. Я не думаю, что это необходимо.

- Ладно. Тогда я считаю, что вы должны меня поцеловать, - Поттер сказал это настолько небрежно и обыденно, что до мужчины смысл его слов дошел не сразу.

- Простите?

Если бы Снейп мог, он бы обязательно отстранился. Но было слишком поздно, потому что его пульс ускорился, а возбуждение уже посылало предательскую дрожь по всему телу, и Поттер это, несомненно, почувствовал.

- Я сказал, что…

- Мистер Поттер, я услышал вас с первого раза, – разъярённый дерзостью мальчика Снейп закрыл глаза, медленно выдохнул и сосчитал до десяти. – Пожалуйста, не повторяйте это.

Поттер быстро перевернулся, оказываясь лицом к лицу с профессором и фактически лежа на нем.

- Я бы хотел, чтобы вы меня поцеловали.

- Я не думаю, что это хорошая идея, - прошипел мужчина сквозь стиснутые зубы, паника окутывала его с ног до головы.

- А я думаю, что хорошая. И если этого не сделаете вы, тогда я вас сам поцелую.

Но прежде, чем Снейп успел отодвинуться, он почувствовал, как рука мальчишки скользнула в его волосы, слегка удерживая, а мягкие пухлые губы осторожно коснулись его собственных губ. И даже от этого простого, почти невинного прикосновения становилось нестерпимо сладко. Все его тело замерло от удивления и удовольствия, и поэтому, когда мальчик разорвал поцелуй, все, что оставалось делать Северусу, - бороться со своим желанием потянуться за этими пухлыми губами. Он чуть ли не хныкал от потери этого вкуса и тепла.

Но уже через секунду Гарри вернулся и заново прижался к его губам. Снейп, застонав, углубил поцелуй. Более изысканной сладости он не пробовал никогда, и хотя часть его все еще твердила о том, что это неправильно, ему стало совершенно плевать на любые угрызения совести. Потому что на самом деле он хотел гораздо большего.

Неопытный юркий язычок скользил по его губам, и мужчина сдался, позволяя исследовать себя полностью. Он тонул в ощущениях и собственном возбуждении, недоумевая, как он мог так долго отказываться от Гарри. Это было невероятно.

Поттер отстранился и, громко застонав, снова впился поцелуем в губы мужчины. Его язык скользил по языку Снейпа, дразня его, отступая, а затем двигаясь вперед с новой силой для того, чтобы продолжить свою изощрённую пытку. Гарри все сильнее вжимался бёдрами в Северуса, и он отвечал, обхватывая руками такое горячее и гибкое тело, как можно плотнее прижимая его к себе.

Но Поттер оттолкнул его и, хрипло простонав: «Да. О, Господи, ДА!», снова припал к его губам, скользя рукой вниз, пробираясь под черные складки его мантии к тугим пуговицам жилета.

За секунду до катастрофы Снейп нашел в себе силы оторваться от манящих губ на расстояние вздоха и хрипло, судорожно, почти умоляюще прошептать:

- Остановись, пожалуйста. Это неправильно.

И, даже несмотря на то, что Гарри, по сути, был еще совсем ребенком, он нашел в себе силы возразить:

- Неправда, – мальчик прерывался на легкие поцелуи. – Это слишком хорошо для того, чтобы быть неправильным.

- Это недопустимо, – позволив себе еще один короткий поцелуй, он оттолкнул мальчишку, пытаясь выровнять дыхание. – Мы должны остановиться.

Гарри окинул его тяжелым взглядом, но послушался, кивнул и сделал несколько глубоких глотков воздуха.

- Вы знаете, а я думаю, что это было более чем естественно.

- Возможно, вы правы, – ответил Снейп, стараясь сделать голос хоть немного увереннее. Он не мог поощрять все это, по крайней мене, не сейчас. Он провел пальцами по своим губам, чувствуя, какими они стали мягкими и чуть опухшими от долгого поцелуя. – Но сейчас еще не время.

- Я думаю, это потому, что я привязан к вам намного сильнее, чем кому-либо еще, – Гарри внимательно посмотрел на мужчину. – И я знаю, что мои чувства к вам начинают меняться.

Снейп глубоко вздохнул, чувствуя, как низ живота сводит судорогой возбуждения, но позволить продолжение этого фарса он не мог.

- Что вы имеете в виду?

Поттер осторожно коснулся рукой его лица, слегка притягивая к себе, и медленно, почти невесомо целуя его в губы.

- Вы прекрасно это знаете.

- Ясно. Но как бы то ни было, мы не можем позволить произойти этому сейчас.

Ещё один мимолетный поцелуй, и мальчик опять отстранился.

- Отлично. Ну и когда?

- Мы уже обсуждали это. Не раньше, чем вы окончите школу.

- В июне следующего года? Вы смеетесь, – Поттер смотрел на него с праведным ужасом в глазах. – Я не смогу терпеть так долго!

- Сможете и будете. Так же как и я, – Снейп свято верил в свои слова. Точнее, пытался верить. Но он слишком сильно хотел этого паршивца и осознавал, что его выдержка трещит по швам.

- Почему? – Гарри почти скулил, чего мужчина никак не ожидал. – Почему мы должны ждать? Это глупо.

- Потому что я считаю неправильным поддерживать подобные отношения с одним из своих учеников. Не забывайте, мистер Поттер, что я все еще ваш профессор.

- Дело только в этом, не так ли? – Поттер скрестил руки на груди и окинул мужчину вызывающим взглядом, явно что-то замышляя.

- Я помню вашу склонность к нарушению правил, но в этот раз у вас ничего не выйдет.

- Ладно, - Поттер нахально усмехнулся. – А как насчет того, чтобы иногда целоваться?

- Нет. Я думаю, сегодняшней демонстрации будет достаточно.

- Тогда что на счет объятий? - в глазах мальчишки загорелись шальные огоньки. – Мне это нравится, хотя поцелуи были бы предпочтительнее.

Стиснув зубы, Снейп угрожающе прошипел:

- Я. Не. Обнимаюсь.

- Оу, а как тогда вы называете то, чем мы занимались?

Он подумал, что должен был возмутиться этой усмешке, но скрепя сердце признал – ему это действительно понравилось, как и все остальное, что они вытворяли с этим нахальным щенком. Однако этот факт Поттеру знать совсем не обязательно, особенно если он не хочет умереть от спермотоксикоза в последующие несколько месяцев.

- Молчите? Что ж, тогда просто не будем называть это объятьями, пока вы, профессор, не найдете более точного определения, – Поттер имел наглость засмеяться и протянуть к нему свои похотливые ручонки. – Идите ко мне.

Северус разрывался. С одной стороны, ему хотелось оттолкнуть мальчишку просто из принципа, с другой, – он сам действительно хотел этого. О, Мерлин! Как же он ненавидел подобные клише.

Снейп зарычал и притянул упрямого мальчишку в свои объятья.

- Вы мне за это заплатите, мистер Поттер. Я вам клянусь.

- О, я на это рассчитываю, – наглец зарылся носом в его мантию и абсолютно счастливо выдохнул ему в плечо.









Это был последний урок – Зелья – в конце очень длинной учебной недели, и Гарри надеялся, что хотя бы на выходных ему удастся как следует отдохнуть. Очень надеялся.

Снейп подошел к нему и через плечо разглядывал содержимое котла, старательно избегая зрительного контакта. Гарри нахмурился и недовольно посмотрел на профессора. Мерлин, какие бы он не получал оценки по этому предмету, атмосфера полного угнетения в кабинете Зельеварения неизменно оставалась ненавистной.

- Приемлемо, – усмехнулся Снейп и пошел дальше, заглядывая в котел Гермионы.

Гарри немного расслабился, большей похвалы от профессора ждать не приходилось.

Вообще, на седьмом курсе к Продвинутым Зельям были допущены только двенадцать студентов, поэтому небольшой размер класса позволил мужчине не только проходить школьную программу, но и углубляться во внебазовый материал. Или нет. Все зависело от настроения профессора. И хотя в классе были и студенты со Слизерина (Малфой, Булстроуд и Забини), ни у кого из них не было времени, чтобы обратить внимание на взаимодействие Гарри со Снейпом, - времени, отведенного на пару, хватало только на то, чтобы следить за зельем, а профессор был слишком строгим и требовательным, чтобы хоть кто-то из учеников посмел подорвать дисциплину во время его уроков.

И, наверное, именно поэтому Гарри за секунду почувствовал изменение обстановки в мрачной аудитории, и только через несколько секунд понял, в чем была причина: метка профессора начала гореть, он чувствовал это, как и раздражение мужчины, которое почти сразу же сменилось отрешённым смирением.

- Вы свободны. Мистер Малфой, проследите за тем, чтобы класс был убран.

- Да, сэр, – Малфой смотрел на мужчину так же удивленно, как и остальные студенты.

Но Гарри это не понравилось, он с трудом сдержал гневный рык, желая показать всем, что Северус принадлежит только ему. И все же он успокоился и посмотрел на Снейпа, жалея, что не может окликнуть мужчину, чтобы посмотреть в его глаза. Мальчик не сомневался, что если бы у него было право на искренность, он бы не задумываясь рванул за профессором в зал.

- Что происходит? – прошептала Гермиона, низко наклоняясь к нему.

Гарри покачал головой, жестом объясняя, что здесь он говорить не может, в то время как Рон с другой стороны положил руку ему на плечо и успокаивающе сжал.

Студенты поспешно начали приводить в порядок рабочие места, но прежде чем уборка успела закончиться, в класс робко заглянул растрёпанный третьекурсник из Хаффлпаффа.

- А где профессор Снейп?

- Он ушел. Что ты хотел? – Малфой поднял на парня рассеянный взгляд.

- Ну, на самом деле мне нужен Гарри Поттер. Директор просил передать, чтобы он зашел.

- Вот ему это и скажи, – Драко недовольной фыркнул, кивая головой в сторону Гарри. – А потом выметайся отсюда. Или я сниму с тебя очки дома.

С тех пор, как Малфой получил должность перфекта, он прямо-таки раздувался от осознания собственной значимости, и не важно, что перед ним стоял всего лишь третьекурсник-хаффлпаффец.

Поттер со вздохом взял протянутую записку и, не читая, убрал в карман, но только затем, чтобы достать сразу же после того, как вышел из кабинета.

- Чего он хочет? – Рон догнал его по пути к общежитию, перед этим шепнув, что Гермиона ушла в библиотеку.

- Видеть меня, – Гарри остановился, решив, что смысла возвращаться в общую спальню нет. – Я, наверное, прямо сейчас пойду.

- Это все? – Рон усмехнулся, переводя тему. – Знаешь, у меня тренировка через десять минут начнётся.

- Ага, больше он ничего не написал, – мальчик опустил взгляд, пытаясь скрыть свое беспокойство. – Ладно, иди уже. Вечером увидимся.

- Все в порядке? Я про Сне…

- Я просто беспокоюсь, – перебил его Поттер, тяжело вздохнув. – Не думаю, что директор пригласил меня из-за сегодняшнего вызова.








На Астрономической Башне стоял собачий холод, ночной ветер ледяными потоками окутывал всю небольшую площадку, на которой стоял Гарри, судорожно обнимающий себя за плечи. И хотя мантия-невидимка была более чем полезна, когда он хотел побыть один, от холода она не спасала никоим образом.

Была уже глубокая ночь, и он знал, что должен был находиться в комнатах Снейпа, но сегодня подземелья, казалось, давили на него какой-то кладбищенской тишиной. Она сводила его с ума. Хотя бы потому, что Снейп все еще не вернулся.

Каждый раз, когда Гарри думал о том, что эти монстры могли сделать с профессором, его желудок выворачивало в приступе подступающей тошноты. Он безумно хотел, чтобы Снейп вернулся назад.

- Гарри, приятель, ты здесь? – голос Рона звучал слишком громко после привычной тишины.

- Разве ты меня видишь? – Гарри невольно фыркнул. Ну кто еще кроме Рона додумался бы орать в совершенно пустой башне? Конечно, только он, потому что наличие мантии-невидимки для него секретом не было. Гарри нехотя стащил с головы капюшон. – Что случилось?

- Ничего, – Рон поднялся на площадку, закрывая за собой дверь. – Просто уже был отбой, а ты так и не наложил чары Подмены на свою кровать.

- Черт. Я забыл.

- Все было бы намного проще, если бы я знал, как их накладывать, но поскольку ты отказался меня научить… - Рон бросил на него обиженный взгляд.

- Я уже говорил, что не могу. Я пообещал МакГонагалл. И если научу тебя, она потом с меня три шкуры спустит.

- Что, боится, что посещение профессоров после отбоя войдет в привычку у Гриффиндора? – Рон игриво усмехнулся.

Гарри понимал, что друг просто шутит, но смешно почему-то не было.

- Рон, не надо. Он мне действительно нравится.

Друг непонимающе моргнул.

- С каких пор ты позарился на его задницу?

- Это происходит как-то постепенно, – Гарри пропустил пошлое выражение мимо ушей. - Вот я стоял здесь, думал обо всех тех ужасах, которые может сотворить Волдеморт, и понял, что единственное, чего я хочу - найти этого ублюдка, убить и убедиться, что Снейп вернется в Хогвартс и будет в безопасности.

- Ты давно его защищаешь, это не новость, – ответил Рон, но, немного задумавшись, добавил: - Это больше, чем забота? Вы на самом деле собираетесь… ну ты знаешь.

- Да. Знаешь, я давно уже это ощущаю, - Гарри замолчал, чувствуя себя до крайности глупо, - просто понял это недавно.

Рон засмеялся, забавно морща веснушчатый нос.

- Не могу поверить, что вы так долго к этому шли. Тем более ты.

- А что я? Что ты имеешь в виду? У меня такое ощущение, что ты знал все это с самого начала.

- Ну, ты вроде как медленно соображаешь, когда дело касается отношений. Кроме того, все это действительно стало очевидным, пусть и не сразу, – Рон снова добродушно рассмеялся.

- Неужели это настолько очевидно? – Гарри почувствовал холодок, неприятно ползущий вверх по позвоночнику. – У нас будут проблемы… Черт.

Рон покачал головой.

- Успокойся, это очевидно только для твоих близких.

- Хорошо, - мальчик облегченно выдохнул. - Мерлин, я все равно волнуюсь. Он по-прежнему не вернулся. Ненавижу ожидание и неизвестность.

- Я знаю, друг, поверь. Мне очень жаль. Кстати, что хотел от тебя директор?

- Сообщил мне, что Снейп был вызван, и проверил мой уровень владения Оклюменцией, – и даже с учетом того, что директор был более корректен, чем Снейп на пятом курсе, приятного в этом было немного.

- Ну и как, убедился в твоих способностях?

- Да, я смог его блокировать. Поэтому не стоит беспокоиться. Я сомневаюсь, что Волдеморт сильнее Дамблдора.

Рон вздрогнул.

- Ненавижу, когда ты зовешь его по имени. Сильнее или нет, но вот кровожадности Тому не занимать.

- Я знаю, но Снейп действительно неплохо меня научил. Не забывай, Рон, этот человек шпионит у Волдеморта не первый год, так что не важно, какая у него сила, он все равно уязвим.

- Думаю, ты прав, - Рон снова поежился. - Почему бы тебе не спуститься в общежитие и не провести эту ночь в своей кровати? Не то чтобы у тебя есть много времени для сна, но все же.

Гарри отрицательно покачал головой, неотрывно глядя на темную лужайку под окнами башни в надежде увидеть там до боли знакомый черный силуэт.

- Не могу, мне нужно увидеть его, иначе я просто не усну.

- Ну ладно, друг. Давай спустимся в подземелья и подождем его там? Тут слишком холодно, а я хотел бы составить тебе компанию.

Даже зная, что это была не самая удачная идея, Гарри не смог снова остаться один.

- Благодарю. Иди сюда, залезай под мантию вместе со мной.

- Мерлин, я надеюсь, что мы сюда влезем.

Гарри рассмеялся, вспоминая, что Рон был гораздо меньше, когда им последний раз понадобилось разделить мантию-невидимку на двоих.

- Она зачарована и меняет размер в соответствии с тем, что ею накрывают.

- Тогда понятно, почему она до сих пор тебе подходит, хоть ты и вырос. Ну, немного… – Рон потрепал его за волосы, громко усмехнувшись. Рост не был для Гарри проблемой, ему, если честно, было все равно – существовало слишком много забот, более важных, чем пара дюймов недостающего роста.

- Думаешь, я этого не заметил? – Гарри рассмеялся и, почти успокоившись, направился в сторону подземелий.








Только перед рассветом Снейпу удалось аппарировать к воротам Хогвартса, и, удивляясь тому, что в этот раз визит к Темному Лорду обошелся малой кровью, он понуро поплелся в сторону главных ворот, собираясь отчитаться перед директором, прежде чем его окончательно сморит усталость.

После того, как поставленная задача была выполнена, Снейп почти на автопилоте направился в свои комнаты, но как только он открыл дверь, сразу же оказался в очень сильных объятиях Поттера.

- Что вы здесь делаете? – прошептал мужчина, утыкаясь носом в растрепанную макушку и вдыхая знакомый до боли в сердце запах. После всей той грязи и мерзости, пережитой под «чутким» руководством Темного Лорда, этот невинный, светлый аромат родного тела действительно успокаивал.

- Я не мог уйти отсюда, не мог уснуть, - Поттер сильно дрожал. - Я чертовски сильно волновался за вас.

- Успокойтесь, вы же видите, что все обошлось, – мужчина попытался немного отступить, но Гарри только сильнее вцепился в его мантию. – Мистер Поттер, мне трудно дышать.

- Извините, – мальчишка ослабил хватку, но не отпустил. Снейп нахмурился - в гостиной что-то изменилось, но что именно, он не понять не мог. – Что? - Снейп недоверчиво посмотрел в глаза Поттера.

Мальчишка не ответил, но смущенно покосился на расправленный диван.

- Какого черта Уизли забыл на моем диване? – прошипел Снейп самым недовольным и властным голосом, на который был способен. Он и в более уместное время не горел желанием видеть в своих комнатах это рыжее чудовище, а уж после вечера в компании Пожирателей и подавно.

- Рон ждал со мной, – Поттер проследил за красноречивым взглядом мужчины. – Даже не думайте об этом.

И когда мальчишка успел изучить его так хорошо?

- Отлично. Разбуди его. И учти, когда я вернусь, никаких Уизли здесь быть не должно.

Поттер вцепился в него с новыми силами, не желая отпускать мужчину, и Снейп просто не смог оттолкнуть мальчика.

- Вы узнали, что планирует Волдеморт?

На пару секунд мужчина задумался, стоит ли ему говорить, но после устало вздохнул и все же ответил:

- Нет. Сегодняшний вызов был скорее профилактическим. Я до сих пор не могу понять, зачем ему понадобилось выдергивать меня на собрание, тем более средь бела дня.

Гарри снова прижался к профессору, пряча лицо у него на плече.

- Может, он просто проверял вас? Решил посмотреть, придете вы или нет.

Снейп кивнул и осторожно отстранился.

- Нужно быть законченным мазохистом, чтобы не откликнуться на такое болезненное «приглашение». Мне нужно переодеться, – Снейп многозначительно посмотрел на растрепанного Уизли, который, проснувшись, озадаченно оглядывался по сторонам, и ушел в спальную.

Поттер кивнул, и когда профессор вернулся, гостиная его действительно была пуста, мальчишка сидел на диване, но стоило ему подойти чуть ближе, Гарри сразу же очутился в его объятьях.

- Ну что случилось? – Снейп сильнее прижал к себе дрожащее тело, осторожно глядя мальчишку по волосам.

- Я не хочу вас потерять, – прошептал Поттер, снова утыкаясь в его плечо. – Я сегодня все время думал, что Волдеморт может сделать с вами что-то ужасное, и тогда у меня никогда не появится шанс сказать вам, что я вас…

- Не нужно. Не говори этого, пожалуйста, – только сейчас мужчина начал понимать, что именно изменилось, и от радости он был готов танцевать, но он понимал, что это поспешное признание лучше отложить на несколько месяцев. – Пока не нужно.

- Но что если я не успею?..

- Уважайте мои желания, мистер Поттер. Хотя бы до тех пор, пока вы не покинете школу, – Снейп вздохнул. – Я очень сильно хочу спать.

Мальчишка, не размыкая рук, подтолкнул его к дивану и, опускаясь вместе с ним, завозился под боком, пытаясь улечься поудобнее.

- Спи.

Снейп не спорил, только положил голову на грудь Поттера и действительно заснул.


Глава 8.




Снейп открыл тяжелую дверь кабинета, приглашая Гарри зайти внутрь.

- Итак, объясните мне еще раз, почему мы здесь? - спросил Поттер, оглядываясь по сторонам. – Это же Выручай-Комната, не так ли?

- Да. Или вы считаете, что только студентам известен этот секрет?

- Я никогда не задумывался над этим, – Поттер медленно прошелся по помещению. – А она изменилась.

- Именно по этой причине ее и называют Выручай-Комнатой.

- А чем вас не устраивает ваш класс, ну или личные комнаты?

- Мне нужно место, где нас никто не побеспокоит.

- Зачем? – мальчишка остановился напротив него.

- Мы собираемся начать обмен магией.

- Что, вот так просто? Никакой подготовки? Ничего?

- А какую подготовку вы ожидали?

- Что-то более весомое, чем констатация факта.

Снейп выдохнул и постарался успокоиться. Этому ребенку совершенно точно не хватало терпения.

- Вы понимаете, что разделение магии - и есть кульминация этой самой подготовки?

- Ну, да, – Поттер покраснел.

Это было слишком очевидно, но Снейп все же решил уточнить:

- Вы помните, что объединение сил является побочным эффектом, а не фактическим действием уз?

- Ага, верно. Просто, мне было бы спокойнее, если бы все эти побочные эффекты сказывались на мне не так сильно.

- Это не моя вина, – мужчина скрестил руки на груди, упорно пытаясь доказать самому себе, что румянец на щеках мальчишки - это не так уж и мило.

К сожалению, с каждым днем контролировать себя становилось все сложнее, особенно когда этот паршивец смотрел на него своими огромными, доверчивыми, зелеными глазами, переполненными… Мужчина зажмурился и, глубоко вздохнув, постарался вернуть холодность мыслей.

Три месяца. Чертовы три месяца он терпел, и теперь, когда они так близко к концу года, он не позволит своим низменным инстинктам взять над собой верх.

- Неправда. Это и ваша вина, – прошептал Поттер, глядя на него из-под пушистых ресниц. – И вы это знаете.

- Стоп. У нас есть над чем работать.

- Ну… мы могли бы заняться чем-нибудь другим…

Мерлин, когда это ходячее недоразумение успело научиться флиртовать?

- Мистер Поттер, сейчас не время для этого, – он собрался и попытался говорить как можно суровее, но это же был Поттер, в конце концов.

Мальчишка выпрямился.

- Прекрасно, давайте заниматься объединением сил, хотя, я уверен, что это будет неимоверно скучно.

- Полагаю, в ближайшее время - да, – Снейп посмотрел на него. – Теперь относительно наших занятий. Объединение магии будет похоже на урок Окклюменции, с той разницей, что вместо стандартной зашиты и атак нам будет необходимо научиться аккуратно прикасаться к месту сплетения уз и сознания.

Взгляд Поттера выражал крайнюю степень озадаченности.

- Серьезно? Вы знаете место, откуда исходят узы?

- Я это чувствую. Не логично?

- Не очень, – Гарри прикусил нижнюю губу. – Ну, то есть, я чувствую вас, вернее, знаю, где в своем сознании я начинаю ощущать ваши эмоции, но определенного перехода от связи к сознанию я не ощущаю. Вы это имели в виду?

- Да.

Снейп замолчал, закрыл глаза и, погружаясь в свое сознание, постарался нащупать ниточки уз, ведущих к Поттеру. Удостоверившись, что место крепления он определил максимально точно, мужчина намеренно послал сильный сигнал по этой связи. Поттер откликнулся почти сразу.

- Ау! – Гарри бросил в его сторону неодобрительный взгляд, но тут же стушевался, когда понял, что этот «тычок» не был физическим. – Это что было?

- Это, мистер Поттер, и есть узы.

- Серьезно? – мальчик недоверчиво уставился на него. – Ладно, подождите немного. Позвольте я попробую.

Мгновение спустя Снейп почувствовал ответный «тычок» со стороны Поттера, который, похоже, получился у мальчика намного легче, чем у него самого.

- Неплохо, мистер Поттер.

Мальчишка закрыл глаза и проследил направление связи к Снейпу легким ментальным касанием.

- Я не могу услышать ваши мысли по-настоящему.

- Если бы посредством касаний вы могли залезть ко мне в голову, это было бы вторжением в мою личную жизнь, – Снейп выдохнул. – Ладно, а теперь я буду касаться уз, в то время как вы, мистер Поттер, будете использовать простейшие заклинания.

Поттер выглядел неуверенно.

- И что нам это даст?

- Будем надеяться, что наша магия соединится, и используемое заклятье удвоит силу, – Снейп поднял свою палочку. – Попробуйте отшвырнуть мяч в другой конец комнаты.

Мальчишка взмахнул палочкой.

- Waddiwasi.*

Мяч отлетел в противоположную стену с такой скоростью, что с легкостью пробил кирпичную кладку почти до середины и остался в стене.

- Ого! Это было великолепно, - улыбнулся Гарри, глядя на остатки мяча. – Хотя, эм… может, нам стоит его вытащить?

Снейп старался не обращать внимания на улыбку мальчишки, продолжая старательно хмуриться.

- Как всегда красноречиво, мистер Поттер. Хотите попробовать еще раз?

- А у нас есть еще мячи?

- Accio мяч, - мужчина поймал мяч, летящий ему в руки, и кивнул в ближайший угол, в котором обосновалась весьма внушительная горка таких же мячей. – Вы хоть когда-нибудь замечаете что-то вокруг себя?

- Но их же там не было! – голос Гарри звучал неуверенно.

Мужчина не мог не усмехнуться.

- Они в самом деле были там, мистер Поттер. Просто вы, как всегда, не обратили на это внимания.

Гарри снова покраснел и отвел взгляд. Он поднял свою палочку, и Снейп проделал тот же трюк, повторяя касание. На этот раз мяч попал в стену с меньшей силой, но этого оказалось достаточно, чтобы выбить несколько кирпичей.

- Видимо, это займет время.

- Именно так, – «совсем немного времени», - подумал профессор. – Хотите попробовать еще?

- Конечно.

Потребовалось несколько часов, чтобы мяч целым и невредимым отскочил от стены и вернулся к ним, поэтому, когда у них начало получаться, и Снейп и Поттер были довольно сильно истощены.

Садясь на пол у дальней стены зала, Гарри тяжело выдохнул.

- Ну, по крайней мере, мы это сделали.

- Угу, кое-как, – Снейп нахмурился, обдумывая феноменальный объем работы и задаваясь вопросом, где же они возьмут столько времени. - Не переживайте, мистер Поттер. Это была хорошая работа, но нам еще предстоит многое изучить.

- Да. Но все же это было довольно весело.

- Не сказал бы, но если вы настаивайте, не стоит позволять мне вас переубеждать.

- Ха-ха, – мальчик снова подарил ему эту очаровательную легкую улыбку, которую мужчина начал замечать только несколько недель назад. – Вы хотите поговорить об этом?

- О связи?

- Нет. О том, что вы стараетесь держаться от меня на расстоянии всякий раз, когда мы остаемся наедине, – улыбка Поттера засияла самодовольством. – И поскольку это повторяется уже не первую ночь, я решил, что было бы неплохо это обсудить.

- Если я не объяснил вам свое поведение раньше, то вполне очевидно, что я не хочу это обсуждать, – проклятый мальчишка. Он хоть когда-нибудь может оставить его в покое?

- А что делать, если я хочу об этом поговорить? - Поттер больше не улыбался, на самом деле выражение его лица приобрело крайне упрямый вид.

Снейп вздохнул и прикрыл глаза.

- Поговорить о чем? Вас что-то смущает или вам просто нравится играть с моими чувствами?

- Я бы никогда так не поступил.

- Да неужели? – Снейп хорошо знал, что начинает поддразнивать мальчика, и делать этого не стоило, потому что даже такого невинного намека на интимность хватило для того, чтобы его член начал наливаться кровью.

- Ну нет… я ждал этого, - Поттер поднялся на ноги и прислонился к стене, - я просто боялся, что никаких отношений не будет.

- Почему вас это беспокоило? – Снейп иногда просто не мог понять хаоса, творившегося в голове у этого чуда. – Вы нормальный, здоровый, молодой человек. Вы знали…

Поттер покачал головой.

- Нет. Помимо симпатии к Чоу, я никогда… - он затих краснея.

Снейп хотел было сказать, что мальчишка еще слишком юн, но он прекрасно знал, что услышит в ответ, поэтому промолчал, ожидая последующей реакции Поттера. Ждал и боялся, что все это может перерасти в нечто большее, к чему он сам пока еще не был готов.

Поттер подошел ближе. Слишком близко.

- Вы чувствуете то же самое, что и я.

Снейп отшатнулся, понимая, что кто-то должен спустить мальчишку с небес на землю. Хотя он этого и не хотел, но внутренне очень отчетливо понимал, – Поттер не отступит.

- Вы даже не знаете, что я собираюсь сделать, – мальчик улыбнулся, скользя пальцами по руке профессора.

- Догадываюсь, – это легкое прикосновение снова заставило живот мужчины скрутиться в приступе дрожи чистого удовольствия, – и хочу, чтобы вы остановились.

Поттер не послушал, впрочем, как и всегда. Просто наклонился и поцеловал его, а после немного отстранился, улыбаясь, но только для того, чтобы через секунду возобновить свою изощрённую пытку.

- Хорошо…

Вздох, и Снейп с усилием открыл глаза.

- Пожалуйста, не нужно, – даже самому себе он признался, что голос его прозвучал неправдоподобно твердо и на удивление хрипло.

- Я никогда не буду вас заставлять, я обещаю. Ничего такого, пока я не закончу школу. Но мне нужно… - Гарри снова покраснел, и ладошки мальчишки непроизвольно сжали его мантию. – Пожалуйста.

Пытаясь собраться с мыслями, Снейп понял, что Гарри уже готов чуть ли не скулить в голос.

- Что вы хотите?

- Мне нужно быть ближе к вам, – прошептал Поттер в его губы, медленно придвигаясь ближе, чтобы в очередной раз поцеловать его.

И каким бы сильным ни было желание отстраниться, Северус не смог этого сделать. Он сам подался вперед, чтобы впиться в эти пухлые губы еще раз.

Они оба тяжело дышали, когда мужчина отстранился достаточно, чтобы видеть лицо мальчишки.

- Этого вы хотели?

- Да. Я не могу объяснить по-другому, но это больше чем прихоть. Что-то говорит мне, что я должен…

- А вы не задумывались, что все это могут быть просто подростковые гормоны?

Поттер покачал головой.

- Нет. Знаете, единственный урок, который я прочно усвоил из этой связи – слушаться уз. А они говорят, что я должен быть ближе к вам.

- Я не собираюсь спать с вами.

- Вы уже спите со мной.

Туше.

- Я имел в виду секс.

- Я понял. И я не настаиваю, – Поттер прервался на короткий поцелуй в уголок его губ, однако отступил быстрее, чем мужчина успел ответить. – Но если говорить о сне, то я уже устал спать в одежде.

- Вы могли бы вернуться в общежитие.

Снейп понимал, что он несправедлив. Он понимал, что Поттер имел не больше выбора, чем он сам, и прекрасно знал, насколько это отвратительно – спать на диване. Но, к сожалению, это был факт из их жизни.

Мальчишка окинул его сердитым взглядом.

- Вы так же, как и я, не высыпаетесь почти каждую ночь и прекрасно понимаете, что спать на диване крайне неудобно.

- Я знаю. Но, тем не менее, это единственное, что я могу предложить.

- Мы могли бы спать в вашей кровати. Мерлин, вам станет легче, если я поклянусь не приставать к вам?

- Проблема не в этом, а в том, как это будет выглядеть.

- Неужели хуже, чем то, что мы спим вместе на диване каждую ночь, – Поттер тяжело вздохнул. – В любом случае, нас никто не видит.

- Не в этом суть.

- Нет, именно в этом. Вы прекрасно знаете, что мы должны спать вместе, но все равно не хотите сделать это хотя бы удобным.

Мальчишка был прав. Не говоря уже о том, что Снейп действительно не высыпался все то время, когда Поттер оставался в его комнатах до утра. Но идея спать с мальчиком в одной постели слишком сильно развязывала ему руки, и мужчина был не уверен, что сможет справиться со своим зверем. Это раздражало его до крайности.

- Я подумаю об этом.

- Уж извольте, – Гарри направился к выходу, но у самой двери обернулся и все же попрощался: – Я голоден. Увидимся вечером.

И только когда он вышел, Снейп позволил себе тяжело вздохнуть.








- Гарри, - окликнул его Рон, догоняя Поттера сразу после занятий. – Давно не виделись, друг.

- Да. Я знаю. Прости, просто времени хватает только на Т.Р.И.Т.О.Н.ы и на отработки.

- Ты перестал играть в квиддич, – отметила Эллисон Ньюбери, новая загонщица их команды, которая была принята в прошлом году. – Тебе надо возобновить тренировки, даже если Снейп назначает тебе эти отработки.

- Я бы действительно хотел играть, но вы же знаете не хуже меня, что прошлогодний указ Амбридж все еще остается в силе, – и хотя Гарри действительно некогда было начинать тренировки, он был чертовски зол на то, что ее «заслуги» не исчезли из школы вместе с ней.

- Неужели профессор Дамблдор не может это исправить? – Эллисон остановилась напротив и, скрестив руки на груди, окинула его недовольным взглядом. – Ты бы мог его попросить. Гарри, ты нужен команде.

- То есть ты считаешь, что я не пробовал? У директора есть дела поважнее, чем заниматься проблемами состава команд. Извини, но больше я его беспокоить не буду.

- Да, – Рон встал рядом с Гарри, возвышаясь над девушкой. – У нас неплохая команда, и мы еще не подвели ничьих ожиданий.

- Действительно, – согласился Поттер, обнадеживающе улыбаясь другу. – И я вами горжусь.

- Хорошо. Очевидно, у тебя есть дела поважнее, – фыркнула Эллисон, развернулась и ушла.

- Что это с ней? – спросил Рон, положив руку на плечо друга, и подтолкнул его по направлению к главному входу.

– Давай пройдемся.

- Не знаю. Она какая-то странная. Что происходит? – Гарри стряхнул руку Рона и спустился за ним вниз по лестнице. – Рон?

- Давай не сейчас, – Рыжик красноречиво кивнул в сторону других студентов, и они, пересекая зеленый газон, начали спускаться к озеру.

Ни один из них не проронил ни слова, пока они не добрались до своего места под деревом.

- Рон? – больше терпеть интригу Гарри не мог. – Что случилось?

- Многие студенты начинают говорить о тебе, и тот факт, что ты практически ни с кем не общаешься, только подливает масла в огонь. Тебя нет в общежитии днем, ты ночуешь неизвестно где. Чары, конечно, работают, но только до тех пор, пока кто-нибудь не решит проверить лично.

- Я знаю, что вы прикрываете меня, и, поверь, я это действительно ценю. Я благодарен тебе, – на самом деле намного сильнее, чем он мог выразить словами. – И Гермионе тоже.

- На то мы и друзья.

- Мерлин, но что теперь делать? Ты же понимаешь, что мне просто необходимо находиться рядом с ним.

- Я понимаю, – Рон пожал плечами. – Но вряд ли смогу чем-то помочь. Гарри, в мои отговорки верить будут недолго. Твои похождения длятся уже не первый месяц, неужели так сложно провести пару ночей в общей спальне?

- Нет, Рон, не сложно, только потом я все равно пойду к нему, – Поттер замолчал, чувствуя, как предательский румянец заливает лицо.

Рыжик вздохнул:

- Я могу чем-то помочь?

- Ты и так делаешь для меня многое. Намного больше, чем обязан.

- Наверное, надо поговорить с Гермионой. Но знаешь, я не думаю, что кто-то догадывается о том, у кого ты на самом деле проводишь ночи.

- Мерлин... Я надеюсь на это, – Гарри вздохнул. – Если кто-нибудь узнает, он меня убьет.

- Почему? Ну, помимо того, что он сальноволосый подлый мерзавец. О… Это и есть причина, не так ли?

- Рон, не начинай, – Поттер знал, что его друг прекрасно понимает его чувства к Снейпу, но, по всей видимости, он этот факт все еще не принял.

Рыжик скривился и расправил плечи.

- Хорошо. Я буду твоим другом, что бы ни случилось. И ты это знаешь.

- Спасибо.

- Мы с Гермионой уходим.

- Куда? – ошарашено переспросил Гарри.

Он часто в последнее время задавался вопросом, куда то и дело пропадают его товарищи.

- Не переживай, – Рон улыбнулся, качая головой. – Я имею в виду, что мы просто решили провести вместе время. Сегодня особенный день.

- Особенный? – спросил Гарри, пытаясь выдавить удивление – не было никаких сомнений, что именно этим все и закончиться. – Я не понял, ты наконец-то набрался мужества?

- Ну да. Ты же знал, что я к ней чувствую, – Рон покраснел. – Я хотел ее поцеловать, ну и поцеловал.

- И, как я понимаю, она ответила взаимностью? – Рыжик улыбнулся и кивнул. – Здорово, друг. Итак, что ты планируешь делать дальше?

- Ужин. Я хотел пригласить ее на следующие выходные в Хогсмид.

- Ты давно планировал это, не так ли? – Поттер увидел беспокойство друга и ободряюще сжал его плечо. – Что-то не так?

- Нет. Просто, ты знаешь… - Рон отвернулся, слегка краснея. - Это важно для меня, и я боюсь все испортить.

- Она же наш друг. Что ты можешь испортить?

- Вот именно – друг. Я не хочу потерять нашу дружбу, если в чем-то ошибусь.

- Ты не ошибёшься, – по крайней мере, Гарри действительно на это надеялся. Он не понимал, что плохого в их отношениях, потому что ясно видел, насколько сильно они друг другу подходят. – Все будет хорошо.

- Спасибо.









- Альбус, – поприветствовал Дамблдора Снейп, усаживаясь в глубокое удобное кресло напротив камина в директорских апартаментах. – Вы хотели поговорить со мной по делу или это очередная светская беседа?

- Нет, – директор улыбнулся, и в его глазах блеснули привычные искорки смеха. – Я хотел узнать, как обстоят ваши с Гарри дела.

Твою мать. Мерлин, как же сильно он ненавидел такие «сеансы психоанализа», как выражался Поттер. После таких бесед он всегда подолгу оказывался оторванным от реальности. Только причины такого состояния он до сих пор не знал.

- Мы проводим огромное количество времени вместе. Намного больше, чем раньше.

- Учитывая вид связи, которую вы разделили, я не удивлен, – Дамблдор, казалось, одобрял ситуацию. – Ты ведь уже не против мальчика, Северус?

- Вы прекрасно знаете, как я отношусь к этой бестии.

- В самом деле. Но теперь мне кажется, что Гарри разделяет твои чувства.

Снейп обнаружил, что подобный разговор начинает все сильнее и сильнее раздражать его. Он не должен был думать о том, что директор останется не в курсе событий. Ничто в этой школе не может пройти мимо него.

- Да. Кажется, что так.

- Ты не очень доволен взаимностью, Северус? Или есть еще какая-то проблема? – в голосе директора послышалась озабоченность, которая никак не сочеталась с его довольным выражением лица.

Но, глядя в его глаза, Снейп увидел, что Дамблдор вполне понимает всю серьезность ситуации.

- Это, конечно, многообещающе для нас обоих, но почему, черт возьми, это происходит?

- Я думал, что ты счастлив, Северус.

- Почему я должен быть счастлив? – Снейп посмотрел на него, радуясь, что его проблема, наконец-таки, была услышана. – Чертовы восемь месяцев я пытаюсь побороть себя и не закрепить наши отношения…

- Да-да, – Дамблдор махнул рукой, останавливая мужчину. – Я уверен, ты прав.

- Кроме того, - зарычал Снейп, он устал и больше не пытался сдерживать свое раздражение, - я сомневаюсь, что из этих восьми месяцев Поттер хотя бы одну ночь провел в своей кровати.

- Северус, - прервал его директор крайне холодным и командным тоном. – Не нужно посвящать меня в детали.

Несмотря на предупреждение, Снейп усмехнулся и продолжил:

- Да, но разве вам не хочется услышать о…

- Нет, Северус, не хочется. Если я, как официальный представитель этой школы, узнаю, что мои студент и профессор проводят ночи в одной постели, мне придется прибегнуть к не очень приятным мерам. Это, как ты понимаешь, вопиющее нарушение правил.

- Это было бы прискорбно.

- Действительно. И я боюсь - для всех задействованных сторон, – Дамблдор плавно погладил бороду. – Как я уже говорил, Северус, я считаю, что ты принимаешь верные решения и для себя, и для Гарри.

- Правда? Что-то я в этом не уверен, – мужчина всегда считал, что «чтение» людей – это его конек.

- По-моему, я ясно выразился относительно этого вопроса.

Он ненавидел, когда Дамблдор не называл вещи своими именами, отчасти потому, что никак не мог понять, играет с ним директор или нет.

- Не очень-то ясно. Объясните доступнее.

- Как я уже сказал, если бы я официально знал об этих нарушениях, мне бы пришлось принять меры.

- Я это знаю. Но совершенно точно не понимаю, что вы хотите сказать.

- Только то, что Гарри практически не видит своих друзей, – голос директора звучал обеспокоенно. – И многие гриффиндорцы уже начали это замечать.

Снейп вздохнул.

- Я не уверен, что смогу это изменить.

- Я и не прошу об этом. Но ты мог бы приглядеться к нему, пока он рядом, – Дамблдор посмотрел на него и улыбнулся. – Скажи мне, слышно ли что-нибудь от Волдеморта?

Иногда манера директора так резко менять тему разговора ставила Снейпа в тупик.

- Я ничего не слышал с последнего вызова в октябре. Однако я думаю, что меня вызовут - и не раз - во время зимних каникул. Я не уверен, что его дела, особенно сейчас, идут гладко.

- Думаю, ты прав. Нам удалось провести несколько весьма успешных операций в последнее время.

Снейп был этим действительно доволен, кроме одного «но»:

- Вот как. Я об этом не знал.

- У нас давно не было собрания ордена для обмена информацией, - директор казался замкнутым больше обычного. - Как продвигаются занятия по обмену силами с Гарри?

- Мальчишка, как обычно, рассеян, но ему весьма ловко удаётся справляться со сплетенной магией.

- А ты?

- А я управляю. Я не приверженец грубой силы, в отличие от Поттера, – Снейп вздохнул. Он видел магический потенциал мальчишки, и тогда первый раз в жизни действительно обрадовался тому, что Гарри на их стороне. Он мог сокрушить многих, но мальчику не было до этого никакого дела. Снейп иногда задавался вопросом, что бы произошло, если бы Поттер мог здраво оценивать ситуацию и знал бы всю правду. – От меня потребуется больше энергии для контроля его силы. Намного больше, чем от него для моей.

- Может быть, и битва с Волдемортом пройдет менее кровопролитно, чем мы думали.

- Учитывая все обстоятельства, вероятно - да.





Примечания переводчика:

* В авторском варианте текста использовано выдуманное заклятье "Agicedo", однако, я посвоевольничала и решила вставить имеющееся канонное.

Waddiwasi (Ваддивази) — заклинание, благодаря которому можно заставить предметы лететь в противника. Отличается от Вингардиум Левиоса тем, что левитация направлена конкретно против врага. В 1993 году Ремус Люпин использует его против Пивза, который вновь безобразничал, заклеивая жвачкой замочную скважину. Это единственный пример применения этого заклятья. Также, скорее невербально, это заклинание применил Волан-де-Морт против Дамблдора в пятом фильме, когда заставил осколки стекла лететь прямо в него.


Глава 9.




В десять часов вечера дверь в личные апартаменты Слизеринского Декана со скрипом открылась и захлопнулась через пару секунд, так и не явив никого взору профессора. Снейп усмехнулся и, сделав последний глоток чая, сказал в пустоту:

- Добрый вечер, мистер Поттер.

Тихо зашуршал материал мантии-невидимки, являя этому миру растрепанную голову Поттера.

- Добрый вечер, сэр. Как прошел день?

- Хорошо. Вы задержались, – мужчина поставил пустую чашку и сел на диван.

- Пытаюсь проводить больше времени в общей гостиной, так как вы и Рон решили, что это может стать проблемой.

- Замечательно, – Снейп наблюдал, как мальчишка достает книгу из своего рюкзака и устраивается рядом с ним на диване. – И как долго у вас получается там находиться?

- Терпел сколько мог, – сказал Поттер со вздохом, прижимаясь спиной к его груди. – Трудно быть так далеко от вас.

- Я знаю, – закрыв глаза, мужчина слегка наклонил голову, зарываясь носом в растрепанную макушку и вдыхая его запах. – Я надеялся, что со временем побочные эффекты близости будут слабее.

- Думаю, что это гораздо лучше того, что было в начале. Интересно, что мы еще должны делать, чтобы облегчить конечное становление связи?

Ответить Снейп не успел, потому что в следующую секунду он задохнулся от резкой боли в предплечье.
Гарри сел и с нескрываемым волнением посмотрел на него.

- Все в порядке? На этот раз я чувствую вас сильнее.

- У меня нет времени для того чтобы обсуждать ваше состояние. Сейчас я должен ответить на вызов, – он не успевал даже переодеться. Черт, Снейп знал, что дважды повезти не может, но даже сейчас, когда он думал об этом, ему казалось, что кто-то сверху просто насмехается над ним.

- Черт, – Поттер потянулся к его предплечью, но вовремя отпустил руку. - Мне жаль…

- Я должен идти, – Черная Метка снова зажглась болью, и на этот раз намного сильнее. Мужчина как можно мягче отстранил от себя Гарри и встал. – Передайте директору, что я получил вызов.

Поттер обеспокоенно проводил его до двери.

- Если я могу чем-то…

- Нет, – Снейп оценил его беспокойство, вытаскивая из шкафа черную мантию и накидывая ее на плечи. – Все будет хорошо.

Весь внешний вид Поттера просто кричал о том, что он не верит. Мудрый мальчик.

- Я буду тут, когда вы вернетесь.

- Собрание может растянуться на несколько дней. Используйте это время с пользой и проведите его в общих комнатах.

- Да, сэр, – он был слишком послушный, но Снейп, благодаря годам практики, прекрасно знал, что этому доверять не стоит. Глупый мальчишка, несомненно, будет ждать его здесь. И если бы у него было время, Снейп непременно сменил бы пароль.

Поколебавшись мгновение, Гарри все же подошел и заключил профессора в объятия. Снейп промолчал и, чувствуя под руками дрожь молодого тела, прижал его к себе, утыкаясь носом в изгиб шеи и в очередной раз изумляясь тому, как быстро они оказываются в интимной близости.

- Все. А теперь идите. Вы сэкономите мне время, которого и так нет, если немедленно уведомите директора.

- Да, сэр, – Поттер задержался еще на одну секунду, но все же отпустил. – Будьте осторожнее.

Снейп резко выдохнул и не оглядываясь вышел за дверь.









Гарри стоял перед Горгульей директорского кабинета, безуспешно пытаясь побороть волны паники и страха из-за вызова Снейпа.

- Мне нужно поговорить с директором, – в очередной раз повторил он.

Горгулья посмотрела не него, но никак не отреагировала. Чёрт, он действительно ненавидел эту чертову скрягу.

- Мистер Поттер? - прорезал тишину голос МакГонагалл. Профессор вышла из темного коридора, приближаясь к нему. – Я надеюсь, у вас есть уважительная причина для того чтобы разгуливать по коридорам в такое позднее время.

- Да, мэм, – он повернулся к женщине с явным облегчением в глазах. – Мне нужно срочно увидеть директора.

- Зачем? – спросила МакГонагалл, плотнее запахивая халат.

- Это личное, – он посмотрел на Горгулью, а после – снова на профессора. – Пожалуйста.

Декан кивнула.

- Берти Боттс, – дверь скрипнула и открылась, и они вдвоем ступили на движущуюся лестницу.

Как только они поднялись, дверь в кабинет директора со скрипом открылась, являя им Дамблдора в ярко-зеленом халате в ужасный желтый горошек. Гарри едва успел подавить стон возмущения, пребывая в глубоком ужасе от директорской пижамы.

- Гарри? Что-то случилось? – директор жестом пригласил их войти в кабинет.

- Сэр, профессор Снейп просил вам передать, что получил вызов.

- Он говорил что-то еще?

- Нет, сэр. Только это. Все произошло слишком быстро.

Дамблдор кивнул и замолчал. Они еще долго стояли друг напротив друга, пока у Гарри наконец не лопнуло терпение.

- Вы знаете, как долго его не будет?

Директор перевел взгляд с Гарри на МакГонагалл и обратно.

- Сегодня вечер пятницы, а это значит, что его могут задержать до воскресения. Ты сможешь выдержать так долго?

- Я не уверен, сэр, но, видимо, выбора у меня нет, – Гарри медленно выдохнул, чувствуя холодный укол страха. – Я имел в виду...

- Наверное, сейчас мистеру Поттеру следует вернуться в общую спальню, – перебила его МакГонагалл. – В подземельях его пока больше ничего не держит.

- Я думаю, вы правы, Минерва, – директор задумчиво кивнул. – Вы проводите его?

- Кончено, директор, – она повернулась, подхватывая мальчишку под локоть. – Пойдем.

Гарри хотел было возразить и потребовать, чтобы ему объяснили все происходящее, но было ясно, что профессора этого делать не собираются. Кипя от бессильной ярости, он все же последовал за МакГонагалл, покидая директорский кабинет.








Был ранний рассвет, когда Снейп аппарировал недалеко от замка, с трудом удерживаясь в вертикальном положении. Каждый нерв его тела пульсировал и отзывался адской болью. Обычно, получая вызов на очередное сборище, он успевал переодеться в более защищённую одежду, но сделать это вчера у него не было никаких шансов. Не при вечно дёргающемся Поттере.

Но, что хуже всего, ничего нового на этом сборище он не узнал. И теперь, оставив короткую записку директору, он отправился в подземелья. Но как только открыл дверь в свои комнаты, тут же увидел усталые глаза Поттера, красные от бессонной ночи.

- Что вы здесь делаете? - рявкнул он, не имея ни малейшего желания возиться с истеричным мальчишкой, когда ему самому сейчас не помешала бы помощь. – Уходите.

- Нет. Не надо, – Гарри поднялся с дивана и подошёл к нему, к удивлению, не пытаясь его касаться. – Я чувствовал это. Все то, что он делал с вами.

Снейп вздохнул. Все было намного хуже, чем он мог себе представить. И, несмотря на то, что его кожу уже нестерпимо жгло болью, он не мог не спросить:

- С вами все нормально? Он не причинил вам вреда?

- Я в порядке. Просто я чувствовал все это: страх, боль... И поэтому мне сейчас не очень хорошо.

Поттер знал о его унижениях. Твою мать. По крайней мере, мальчишка не пытался прикоснуться к нему.

- Уходите, Поттер. Мне нужно раздеться.

Он развернулся и направился в свою спальню, по пути стягивая с себя одежду. Снейп знал, что Поттер все еще здесь, но терпеть эту адскую боль он больше не мог, – ткань натирала кожу, как наждачная бумага, при любом, даже самом легком касании. Поэтому, чтобы Снейп ни сделал, облегчить свое состояние он не мог, но если не обеспечить должную обработку, через пару часов его тело начнет покрываться мокрыми струпьями, которые будут подгнивать и могут привести к заражению.

Трясущимися от боли руками он снял с себя остатки одежды, наслаждаясь прикосновением холодного воздуха подземелий к обнаженному телу, но почти тут же скривился, вспоминая, что нужно обработать кожу десенсибилизирующим раствором. И для того чтобы с этим справиться, ему нужно было вызвать Поппи.

Славно, вот и мальчишка хоть на что-то сгодится.

- Поттер!

Мальчик появился в дверях, большими от испуга глазами рассматривая профессора.

- Да, сэр?

- Вызови мадам Помфри. Объясни ей все как можно короче и быстрее приведи сюда, – мужчина накинул простыню чуть выше плеч, так, чтобы она не задевала пострадавшей кожи, но и скрывала все необходимое. – Сейчас же.

Поттер кивнул и выбежал из комнаты, оставляя Снейпа наедине с тишиной. Подходя к кровати и с опаской укладываясь на нее, он услышал, как негромко скрипнула входная дверь. Наконец-то.

Его морил сон, но ни на чем кроме боли сосредоточиться до сих пор не получалось, и все, что ему оставалось – медленно считать вдохи и выдохи. И, даже несмотря на прохладу подземелий, на висках выступали мелкие капли пота, отчего Снейп раздражался еще сильнее. Мерлин, сейчас он действительно ненавидел все это.

Где же их черти носят?

Стук в дверь вывел его из нервной задумчивости. На пороге его спальни предсказуемо оказались запыхавшаяся Помфри и маячивший за ней Поттер, но это было уже не важно, – сил у профессора не осталось совсем.
Колдомедик пересекла комнату, выуживая их кармана баночку, которая, несомненно, несла в себе облегчение для Снейпа. Слава Мерлину.

- Вы вовремя.

Глухой звук открывшейся банки стал для мужчины, пожалуй, самым желанным.

- Как только, так сразу, Северус, – проворчала она. – Я спустилась сразу же после объяснений мистера Поттера.

- Давайте быстрее! – профессор уже был готов умолять, но в следующую секунду холодные пальцы прошлись по коже спасительной мазью.

Мазь профессор узнал сразу же, и, несмотря на отступающую боль, открытие не радовало, – для результата зелье требовалось втирать во все видимые участи кожи, включая кожу головы и паха. И, несмотря на то, что касания Помфри были исключительно клиническими, а замечания больше смахивали на кудахтанье, он не мог подавить в себе чувство униженности. К тому же краем сознания он вспомнил о Поттере, который все еще жался в дверях.
Когда раздражение и боль поутихли, мысль о наблюдающем мальчишке стала навязчивой, и если до появления Поппи он был не в состоянии здраво мыслить, то сейчас, когда женщина смазывала последний участок его ноги, раздражение из-за своей слабости вернулось с удвоенной силой.

- Еще немного… – пробормотала она, втирая мазь в ногу профессора. – Ну, вот и все. Теперь я уверенна, что ты почувствуешь себя намного лучше.

- Действительно. Спасибо.

- И на будущее - постарайся не нарываться на Cruciatus от Сам-Знаешь-Кого.

- Да, в следующий раз, когда он захочет меня пытать, я непременно передам ему ваши слова, – Снейп осторожно прилёг на кровать, стараясь игнорировать растрепанную макушку Поттера, все еще маячившую в дверях. – Я уверен, что это в корне изменит дело.

- Ехиден, как и всегда, – Поппи укоризненно покачала головой и вышла из комнаты.

- Спасибо, – пробормотал мужчина еще раз и с тихим стоном зарылся лицом в подушки. Сдвинуться дальше он просто не смог себя заставить.

Несколько долгих секунд профессор с упоением вдыхал запах свежих простыней и наслаждался долгожданной расслабленностью. И если бы он был один, то, скорее всего, позволил бы всем своим эмоциям вырваться наружу, но Снейп сомневался, что Поттер сможет это принять. Сейчас ему было не до разъяснений отличий стандартов волшебного мира от маггловского. Поэтому он сел и со вздохом посмотрел на мальчишку. Что ж, стоило признать, что подобной ситуации избежать не получилось. Он сидел голый на своей кровати, а Поттер стоял рядом, не стесняясь его рассматривать. С какой стороны ни взгляни, выглядит ужасно. Однако Снейп был слишком уставшим и эмоционально перегруженным, чтобы беспокоиться хоть о чем-то.

- Расскажете мне, что случилось? – подал голос Поттер, подходя, наконец, к кровати.

Мужчине подумалось, что он должен быть благодарен за то, что во взгляде мальчишки нет отвращения.

- Мне кажется, это очевидно. Чувствительность к Cruciatus.

- Я не думаю, что все пострадавшие от Cruciatus мучаются так же.

- На меня оно накладывалось слишком много раз.

Поттер замолчал, закрыв глаза, и резко выдохнул:

- Мне очень жаль.

- Довольно, – он посмотрел на мальчишку. – Убирайтесь. Я бы хотел принять ванну.

- Вам нужна помощь? – Поттер стоял прямо напротив него, излучая решительность.

- Уверяю вас, что с этим я в состоянии справиться сам, – Снейп придвинулся к краю кровати, свешивая ноги вниз для того, чтобы встать. Это была самая сложная часть. Он осторожно поднялся, радуясь тому, что ему удалось удержаться в вертикальном положении, но тут же его колени подогнулись, и профессор едва успел избежать позорного падения, ухватившись за кровать. Поттер, естественно, в ту же секунду оказался рядом с ним. – Разве я не говорил вам идти?

- Говорили, но когда я вас слушался? – мальчишка нахально улыбнулся. – Я просто хочу помочь.

- Неужели вы не понимаете, что здесь ваша помощь не требуется? - Снейп попытался вложить в это предложение как можно больше возмущения, но он подозревал, что Поттер все равно почувствует фальшь.

Гарри улыбнулся, положив одну руку ему на плечо, а другой - скользя по талии.

- Да ладно вам. Пойдемте уже в ванну.

- Вы специально стараетесь уничтожить мое достоинство?

Поттер рассмеялся.

- Вам не придется справляться со всем в одиночку, пока я буду рядом.

Снейп закусил губу, чтобы сдержать ответную улыбку.

- Мальчишка.

- Да. Совершенно верно. Но, так или иначе, вы меня любите.

- Я этого не говорил, – и в ближайшем будущем не собирался.

- Вы и не обязаны. Помните? – Поттер с самодовольной улыбкой толкнул дверь в ванную, вошел, осторожно помог профессору опереться на стену и занялся кранами. Мужчина покачнулся, но равновесие сохранил.

Мальчик галантно предложил ему руку, помогая перешагнуть бортик.

- Выйдите, – попросил Снейп, опускаясь в теплую воду.

И первый раз за долгое время Поттер молча сделал то, что ему велели.








Когда дверь за Поттером закрылась, Снейп медленно выдохнул, дотягиваясь до мыла, и принялся смывать остатки мази со своей кожи. После он еще долго лежал в горячей воде, ожидая, когда она сделает свое дело.

Когда вода начала остывать, он снова выкрутил «горячий» кран, с раздражением замечая, что напряжение сходить не желает. Так было всегда, когда Темный Лорд был не в настроении, как прошлым вечером. Тогда горячей ванны было недостаточно, чтобы расслабить тело, хотя бы до того состояния, когда удается уснуть. Мужчина осторожно повел плечами, чувствуя, что одеревеневшие мышцы все еще не желают уступать.

Часть его напряжения, безусловно, была физической. Организм был просто не подготовлен к таким стрессам, но Снейп знал, что больше всего страдает психика. Из-за унижения, которому невозможно противостоять, когда кричишь от боли, зная, что за тобой наблюдают люди. И каждому из них его проигрыш был бальзамом на душу. Мерлин, как же сильно он это все ненавидел.

Мышцы груди начали ныть сильнее. Он опрокинул голову на край ванны и, вздыхая, прикрыл глаза.
Тем не менее, вариантов освобождения сдерживаемых эмоций у него было не так уж и много.

Полеты были неплохой идеей, но требовали гораздо больше энергии, чем у него осталось. Но было и другое, более физическое действо, с помощью которого он обычно сбрасывал свое напряжение. То, что хотел он, то, что хотело его тело, но позволить себе мастурбировать, зная, что с другой стороны двери находиться Поттер, он не мог.

Если только бросить Заглушающее…

Снейп фыркнул. Заглушающее или нет, он не верил в удачу и знал, что с «везением» Поттера остаться незамеченным ему не удастся. Это был даже не вопрос тишины или же их близости, нет. Просто он не был уверен, что Поттер не почувствует его эмоций.

Вообще, они не проверяли области эмоций, подвластных узам, но это вроде бы было их непосредственной частью. Кровный ад. Это значительно усложняло ему жизнь. Он сидел в ванной, понимая, что ему отчаянно нужно найти хоть какой-то способ дать своим эмоциям волю, иначе он просто не уснет.

Черт возьми, Поттер же тоже мужчина! Он просто обязан его понять.

Снейп вздохнул и неохотно скользнул рукой по своей груди, медленно вычерчивая пальцами невидимые узоры вокруг соска. Он сделал еще один глубокий вздох, чувствуя, как его тело начинает отзываться на ласку. Несмотря на усталость, он не собирался делать это быстро. Уж если он всё-таки поддался искушению, то собирался сделать это тщательно, извлекая максимальное удовольствие.

Он думал о руках Гарри, о том, что он будет чувствовать, если руки Поттера будут ласкать его грудь, играя с редкими волосами. Его собственная рука все еще скользила по груди, изредка касаясь сосков и мягко выкручивая их, ровно настолько, чтобы вызвать волну приятной боли. Дыхание сбилось, и Снейп выгнулся, стараясь усилить контакт с лакающими пальцами.

Он думал о рте Гарри, о том, что он будет чувствовать, когда язык мальчишки прикоснётся к его губам, а затем, вместо того, чтобы остановиться, будет двигаться к груди и животу, спускаясь все ниже и ниже. Его собственная рука медленно перебирала черные вьющиеся волоски в паху, и мужчина вздохнул, позволяя себе окончательно расслабиться и расставить ноги так широко, как это позволяла ванна.

Он думал о теле Гарри, податливом, покорном под его руками, порочном, когда он возьмет его. Его собственная рука скользнула назад, к спине, спускаясь немного ниже, а затем он ввел в себя один палец и зашелся стоном, не замечая, что вода расплескалась за края ванны. Мерлин, ему было слишком хорошо. Он вздрогнул и открыл рот в беззвучном крике, когда подушечкой пальца коснулся простаты, ощущая, как его тело пробивает дрожь нетерпения.

Он думал о блаженных криках Гарри, о своих тихих стонах, которые будут сплетаться с его мягкими вздохами. Другой рукой он медленно обхватил член, также размеренно поглаживая себя и представляя, что сейчас он ласкает Гарри, заставляя его желание разгораться всё сильнее и сильнее.

Он думал о мальчике, все мысли были только о нем, и он упивался этой запретной фантазией, зная, что большего сейчас он получить не сможет. Прерывистое дыхание и его мысли, полностью наполненные картинками его желаний. Он стонал, не в силах сдержать голос и желания, с трудом удерживаясь от криков восторга, которые ему дарила двойная стимуляция.

Он думал о Гарри, теряя себя в мириадах картинок, фантазий и образов, которые раньше старался отрицать. Его руки двигались быстро, с отчаянием, все сильнее вгоняя его рассудок и тело в невероятное блаженство. Это было чудесно. Гарри был чудесен. Мерлин, он нуждался в нем, он хотел его так сильно и отчаянно, что почти плакал от голода.

Напряжение росло все сильнее и сильнее, пока он не отпустил себя, чувствуя, что еще немного, и он умрет от сладкого давления в паху. Со стоном, так тихо, как только мог, но все же недостаточно мягко, он прошептал:

- Гарри...

И кончил с его именем на губах.

Открыв глаза, он наклонился вперед, опуская голову на руки и чувствуя, как мокрые пряди волос липнут к лицу. Физическое напряжение ушло, а эмоционально осталось, напоминая ему, что то, что он испытал сейчас, было лишь жалкой пародией на то, что он будет чувствовать с Поттером.

Когда-нибудь.

Но не сегодня. Не сейчас.

Снейп со вздохом поднялся из воды и, взяв полотенце, обмакнул бегущие по его телу капли. Он прикрыл глаза, пытаясь избавиться от остаточной боли, и, чувствуя себя уставшим до чертиков, вылез из ванной, натягивая на себя старенький халат.








Снейп вышел из ванной одетым в длинный черный халат, застегнутый под самое горло, но учитывая то, что он только что фантазировал о Гарри, чопорность была неуместна, и это раздражало его еще больше.

Мальчик же сидел посередине кровати, уткнувшись лицом в колени и думая о том, что еще никогда в жизни он не был так возбужден.

- Как вы могли это сделать?

Снейп отшатнулся, не зная, что ответить ему. Он хотел начать иронизировать, но сдержался, посмотрев на Поттера, и просто пожав плечами.

- Я не могу поверить, что вы сделали это со мной, – Гарри соскользнул с кровати и подошел к нему. Ходить было трудно, да он и не пытался скрыть неудобство, зная, что Снейп понимает проблему, топорщащую его брюки. – После того, как я пообещал не дразнить вас, вы сами начали меня провоцировать.

- Что именно вы чувствовали, мистер Поттер? – мужчина сделал шаг назад, но уперся спиной в закрытую дверь, которая отрезала все пути отступления.

- О, совсем недавно вы не думали обо мне как о мистере Поттере, – Гарри сократил расстояние между ними, вдавливаясь членом в пах мужчины для того, чтобы он ощутил, каково ему было. – Ну и как вы думаете, что я чувствовал?

- Если бы я знал, я бы не спрашивал, – Снейп положил руки ему на плечи, пытаясь отстраниться.

Но в планы Поттера это не входило, и он прижался к нему еще теснее.

- Не надо. Я так в вас нуждаюсь.

- Не делайте этого. Я не могу. Пожалуйста.

- В этот раз отговорки не сработают. Я чувствовал, насколько сильно вы меня хотите, - профессор молча покачал головой, не подтверждая, но и не отрицая своих желаний. – Хорошо.

Гарри положил руку на затылок Снейпа и потянул его вниз, чтобы поцеловать. Жестко. Зло. Он хотел, чтобы мужчина думал, что умрет от желания, хотел, чтобы он вожделел его до боли. И к удивлению Гарри, Снейп обхватил руками его талию, притягивая ближе, отвечая ему и пытаясь углубить поцелуй. С тихим стоном мужчина прижался к мальчику, покусывая нижнюю губу, прежде чем начать все с начала.

Гарри шире приоткрыл рот, толкаясь языком в губы Снейпа, ища большей интимности. И профессор уступил, подаваясь навстречу и позволяя языку мальчишки скользнуть глубже, но почти сразу перехватил инициативу, зарываясь пальцами в растрепанные темные волосы.

Чуть податься назад, затем снова вперед, - и поцелуй Снейпа стал страстным, в считанные секунды теряя прежнюю сдержанность. Сначала мягко и сладко, после – терпко и пьяно. Гарри упивался вкусом, ощущением и страстью. Это был именно тот поцелуй, о котором он всегда мечтал. Это было прекрасно. Это было замечательно. Это было удивительно.

Ощущение языка Снейпа в собственном рту, запах кожи и прикосновения рук к его телу даже через толстые слои одежды заставляли Гарри загораться от желания. Ему казалось, что вот-вот, и он вспыхнет как сухое дерево, облитое керосином, стоит лишь бросить спичку. Он хотел Снейпа настолько сильно, что готов был кончить только от этого поцелуя.

Уступая напору мужчины и его желанию, Гарри застонал, осторожно подталкивая их к кровати, стараясь не прервать поцелуя и прикосновений. Но стянуть халат, не отстраняясь от такого желанного рта, он не мог. Да и не хотел этого в ближайшее время. Поэтому он просто раздвинул плотный материал и впервые коснулся голой кожи профессора. Скользя руками вниз по мужской груди, Гарри старался запомнить каждую отдельную черту, каждый шрам, каждую родинку, но все было слишком быстро и нетерпеливо для того, чтобы достичь успеха. Снейп застонал, когда пальцы мальчишки нашли мягкую плоть, лаская и с каждым прикосновением стараясь получить больше.

Упав на кровать, они перекатывались и боролись за господство, пока Гарри в распахнутой рубашке, съезжающей с худых плеч, и расстегнутыми штанами не оказался сверху, сев на бедрах Снейпа. Длинными тонкими пальцами мужчина изучал его грудь, и когда он задел набухшие соски Поттера, тот не смог сдержать громкого стона. Так хорошо. Так чертовски удивительно. Никто и никогда не заставлял Гарри чувствовать себя настолько хорошо как сейчас.

Поддаваясь желаниям, мальчик опустился вниз, мягко пройдясь щекой по голому телу мужчины. Снейп застонал, подаваясь прикосновениям, и Гарри, ощущая сказочное удовольствие и огонь, скручивающий возбуждением низ живота, отстранился от Снейпа, пытаясь восстановить дыхание.

- Мерлин, Гарри, – выдохнул Снейп, притягивая мальчишку для нового поцелуя. – Пожалуйста...

Его имя мужчина произнес так страстно, что, наверное, это должно было заставить Гарри дрожать от желания, но в реальности это было словно ведро ледяной воды и заставляло задуматься над происходящим. Он наклонился и мягко поцеловал профессора, отстраняясь в ожидании того, когда пелена вожделения спадет с глаз Снейпа.

- Ты уверен? - спросил Гарри, наперед зная, что ему ответят.

Закрыв глаза, мужчина покачал головой и вздохнул, шумно и тяжело, отчего вздох получился похожим на всхлип.

И Гарри его понял.

Тело мальчика кричало о желании кончить, он задыхался, сидя на бедрах мужчины. Часть его просто визжала от возмущения не в состоянии поверить в то, что он остановился, хотя хотел Снейпа сильнее всего. Глядя на мужчину, который все еще лежал с закрытыми глазами, он осознал, что если не уйдет сейчас же, больше ни за что не сможет сдерживаться.

- Мне нужно принять душ.

Он не стал ждать ответа, а просто слез со Снейпа и не оглядываясь вышел из комнаты, потому что знал - смотреть на обнажённого мужчину выше его сил.

Теперь, когда они сумели остановиться, Гарри понял, что профессор сможет себя контролировать. Но, по правде говоря, он никогда не думал, что первым, кто потеряет этот самый контроль, будет Снейп. Но он же человек, в конце концов.

Мальчик зашел в ванную, закрыл за собой дверь и, избавившись от остатков одежды, включил воду. Холодная уже не поможет, он это понимал и поэтому понадеялся, что желанной разрядки достигнет быстро, стараясь не задумываться о связи.

Он включил душ, перешагнул бортик и на мгновение навалился спиной на холодную плитку, чувствуя, как в груди расползается пустота. Ему просто нужно кончить. Он знал это, но быстрая разрядка не сделала его счастливым.

Тяжело вздохнув, он вытерся, оделся и постарался привести себя в порядок.

Вернувшись в спальню, он не удивился тому, что комната оказалась пуста. Им нужно было поговорить, даже несмотря на то, что ему этого не хотелось. Гарри расправил плечи и толкнул дверь в гостиную.

Снейп сидел на диване полностью одетый. Его белая рубашка была наглухо застегнута, но и этим профессор не ограничился, – поверх рубашки красовался пиджак, тоже, кстати, застегнутый.

Мужчина оторвал взгляд от каминного огня, переводя его на Гарри.

- Это было весьма по-Гриффиндорски.

- Не за что, – Гарри сел рядом со Снейпом, окончательно расслабляясь. – Я знал…

- Я говорил вам это, достаточно часто. Успокойтесь. Я вас не виню.

- Конечно, вы будете винить в этом себя, – сказал Гарри. – Но все равно вина лежит на каждом из нас. Если вы помните, то я начал первым.

- Если быть откровенным, то, полагаю, это начал я, еще до того, как пришел в спальню.

- Да, – Гарри кивнул. – Пожалуй, вы действительно меня возбудили.

- Как бы то ни было, спорить о том кто прав, а кто виноват, глупо. – Снейп наконец-то посмотрел на него. – Что именно вы чувствуете?

- В том-то и дело, – сказал мальчик и тяжело вздохнул, пытаясь подобрать слова. – Я вполне определённо чувствовал, что вы делали и ощущали.

- Примерно так я и думал, – мужчина замолчал, чувствуя, что начинает заводиться, однако по его лицу было видно, насколько он расстроен, хотя изо всех сил старался сохранить спокойствие. – Как вы могли знать мои чувства?

- Понятия не имею. Я просто знал, что вы фантазируете о Гарри, – он позволил себе немного улыбнуться. – И подумал, что это я.

Снейп вскинул на него раздраженный взгляд.

- Не будьте идиотом. Кто, если не вы?

- Почему же это не может быть кто-то другой? – мальчик знал, что ему не стоит дразнить Снейпа на эту тему, но обсуждать это было намного проще, чем итоги сегодняшнего вечера. – Вы никогда не признавались мне, что я вам нравлюсь, не говоря уже о любви.

- Я думаю, вы прекрасно осведомлены о моих чувствах. Особенно сейчас, – Снейп упрямо посмотрел на него, по-видимому, не собираясь уступать ни на дюйм. Несносный ублюдок.

Но справедливости ради, Гарри признал, что теперь никаких сомнений относительно чувств мужчины у него не осталось.

- Действительно, - Гарри расслабился – пугающая искорка неизвестности потухла где-то внутри него. – Теперь все будет хорошо.

Профессор поджал губы, явно выказывая свой скептицизм.

- Вот как? И почему же?

- Ну, теперь, когда все это между нами... – Поттер неопределенно махнул рукой между ними, стараясь не покраснеть. – Теперь я точно знаю, что вы чувствуете.

- Я полагал, что благодаря узам мои чувства вам уже известны, – он задумчиво вгляделся в его глаза. – Или вы хотите сказать, что не доверяли узам?

Гарри кивнул, пытаясь отвести взгляд и чувствуя себя последним дураком. Хуже того, он чувствовал себя жалким нуждающимся мальчишкой, который не может поверить, что и его кто-нибудь будет любить.

- Почему я должен был в это верить, если вы все время доказывали мне обратное, постоянно все отрицая?

Снейп некрасиво фыркнул, и Гарри непременно рассмеялся бы, будь взгляд профессора хоть немного мягче.

- В каждом своем жесте и в каждом слове я выражал свои чувства к вам предельно ясно, как если бы я кричал о них во весь голос.

- Но вы этого не сказали, – Мерлин, мог ли его голос звучать еще более жалко? Он был безнадежен. – Если вы этого не говорили, значит – это не так.

- Вы на самом деле настолько глупы, что верите словам? Где же ваша интуиция, мальчик?

- Нет, но…

- А кроме того, я и сейчас вам ничего не сказал. И не скажу в ближайшее время.

- Конечно, вы же сами всегда все решаете.

- Таким образом, вам необходима практическая демонстрация, – задумчиво подытожил профессор, пропуская мимо ушей его скулеж. – Вам было недостаточно моей ревности к мисс Грейнджер?

- Недостаточно, – Поттер уставился на свои руки. – Вы потеряли контроль сегодня вечером.

- Спасибо, я прекрасно об этом осведомлен, – голос Снейпа звучал крайне недовольно. Во-первых, из-за него, потому что он поднял эту тему. Во-вторых, из-за себя, потому что он сам позволил всему этому произойти.

- Со мной.

- Я сказал…

Гарри перебил его, не давая заговорить:

- Может, я выскажу уже свою точку зрения?

- О, а она существует? – тон мужчины вернулся к привычному нетерпению.

- На самом деле – да. То, что я говорил, было лишь потому, что вы потеряли контроль. Я это понимаю, – мальчик покачал головой. – Но я не могу объяснить, насколько это важно, чувствовать… - по его спине пробежала нервная дрожь. – Мне важно знать, что вы мой.

Снейп посмотрел ему в глаза.

- Мне нужно это повторить?

И, несмотря на то, как сильно он хотел услышать слово «люблю» от мужчины, Гарри знал, как дорого это обойдется для них сейчас. Да и не нужно было ему это слышать, главное – просто знать, что это правда.

- Не надо. Все в порядке, – Поттер положил руку поверх рук профессора. – И почему мы не сделали этого раньше?

- По всей видимости, потому что я считал это не правильным. И до сих пор так считаю. Вы должны были это понимать.

- Ну да, просто… Я думаю, что все это спасло нас, на некоторое время… Я имею в виду…

- О, я думаю, что прекрасно понимаю вас, мистер Поттер.

Официально обращение резало слух. Он ненавидел эту формальность, которая каждый раз напоминала ему о пропасти между ними.

- Вы все еще собираетесь обращаться ко мне по фамилии?

- Именно, – Снейп посмотрел на него со всей серьезностью. – Я сделал это сейчас, и буду делать так в будущем.

Гарри понимал необходимость, но…

- Однажды, я клянусь вам…

- Всенепременно, месяцев через шесть, – в голосе профессора не было прежней уверенности. – А до тех пор, я думаю, что нам лучше держать дистанцию.

- Каким образом? Мы же спим вместе каждую ночь.

- Мы будет стараться сохранить наши отношения чисто платоническим. По возможности, конечно. - Снейп, казалось, надеялся на это, но не думал, что так на самом деле и будет.

Тем не менее, попытка сохранить не физические отношения, казалась Гарри справедливой.

- Ладно.

- И никаких споров, мистер Поттер? Я вас не узнаю, – голос Снейпа был насмешливо-недоверчивым, а выражение лица забавным, но, на удивление, благодарным.

Гарри рассмеялся.

- Конечно. Но это всего лишь шесть месяцев, не так ли? Я потерплю. К тому же не думаю, что у меня есть выбор.

- Вы сделали свой выбор сегодня, – в голосе профессора прозвучало восхищение. – И для меня действительно важно то, что вы учли мои желания.

- Действительно, – мальчик почувствовал, что краснеет, но для него, и правда, было важно мнение мужчины, и Снейп должен был это понимать. – Это было…

- Правильно. Это нужно было сделать, - профессор подарил ему искреннюю, довольную улыбку. – И я думаю, вас стоит наградить за самоконтроль и терпение.

У Гарри перехватило дыхание, и он широко улыбнулся в ответ.

- Чем?

- Когда наступит время, я обещаю вам дать все, чего вы от меня хотите, - голос мужчины стал еще глубже и бархатистее.

И от этого голоса Поттер снова почувствовал привычную дрожь возбуждения.

- Все, что хочу? А вы не боитесь, что я могу хотеть невыполнимого?

Пошлая ухмылка на лице профессора заставила член мальчишки полностью встать.

- Я искренне сомневаюсь в том, что девственник вроде вас может придумать что-то такое, чего я еще не делал, или о чем не фантазировал.

- Это похоже на вызов.

- Удивите меня, мистер Поттер, – Мерлин, голос мужчины, тягучий и мягкий, был в высшей мере сексуален.

- По всей видимости, мне придется изрядно пофантазировать.

- Я рассчитываю на это, – Снейп раскатисто засмеялся, руша напряженность разговора.

- Уже поздно, – Гарри вздохнул. – Мне нужно идти.

- Вы можете?

Гарри кивнул.

- В связи что-то изменилось, я думаю, что мне не нужно… - он не был уверен, как далеко отпустят его узы. – В общем, я не чувствую потребности оставаться здесь на ночь.

Снейп был удивлен, но не разочарован.

- Тогда вам стоит идти. Сегодня был трудный день.

После того, что случилось в спальне профессора, Гарри не чувствовал разочарования по поводу своего ухода. Он решил, что немного времени порознь им не помешает.

- Вынужден с вами согласиться. Хотя это и странно.

- Да. Я тоже начал…

- Привыкать ко мне? – мальчик встал и, осторожно положив ладонь на лицо Снейпа, наклонился, оставляя на его губах легкий поцелуй.

- Это было не очень платонически, мистер Поттер.

Гарри хотел было заявить, что мужчина сам ответил на его поцелуй, но учитывая события сегодняшнего вечера, решил, что это не очень хорошая идея.

- Вы правы, извините.

Снейп сжал его руку.

- Ничего страшного. Мы оба будем стараться достичь этой цели.

Гарри кивнул и выпрямился.

- Да, сэр.

Он собрал свои книги и накинул мантию-невидимку. Было странно осознавать, что сегодня он будет спать в своей постели. Хотя, наверное, это было не очень правильное чувство.

- Спокойной ночи, - сказал он и, закрывая за собой дверь, снова направился в Гриффиндорскую башню.


Глава 10.




- Ты уверен, что не хочешь пойти с нами на ужин? – спросила Гермиона, когда они втроем остановились на углу улицы, ведущей к Хогсмиду.

- Не думаю, что я буду уместен на вашем свидании, – Гарри рассмеялся, а затем широко зевнул. – Я очень устал и хочу вернуться в школу, чтобы немного вздремнуть.

- В середине дня?

- Я просто не выспался, – теперь каждую третью ночь он проводил в своей постели, и в эти дни выспаться ему не удавалось.

- Может, тебе поговорить с мадам Помфри? – поинтересовалась Гермиона своим фирменным тоном.

- Нет, – Гарри покачал головой. – Не думаю, что в этом вопросе она сможет помочь.

Миона и Рон кивнули, понимая, о чем идет речь, и не стали настаивать, за что Гарри был им очень благодарен. После того случая в спальне профессора прошло два месяца, и они со Снейпом старались соблюдать должные приличия.

Но больше всего Гарри поражало то, что за три месяца его ночного отсутствия в общежитии Гриффиндора никто этого факта так и не заметил, как и теперь никто не замечал его ночевок в своей постели.

- Ну… - протянул Рон, пытаясь выглядеть учтиво, однако было ясно, что он хочет побыть с Гермионой наедине.

- Идите. Я хочу заскочить в «Сладкое Королевство», а потом вернусь в школу. Увидимся вечером, – он похлопал Рона по плечу и улыбнулся Мионе.

- Будь осторожен, – уходя, напутствовал Рон.

Гарри видел как друг, догоняя Гермиону, ласково взял ее за руку.

И это было странное чувство: не ревность, не собственная запутанность и даже не то, что он опасался разрушенной дружбы. По правде говоря, он понятия не имел, что это было, но вид счастливой парочки оставлял внутри него какую-то пустоту.

Он уже почти подошёл к кондитерской, когда резко развернулся и, решив проигнорировать поход в «Сладкое Королевство», направился обратно в школу, на ходу пиная мелкий камушек.

И только через несколько секунд понял, что что-то не так – на улице было тихо. Слишком тихо. Он огляделся и заметил, что на дороге, ведущей к Хогвартсу, остался совершенно один.

Это было странно.

Сразу после осознания ситуации на улице неожиданно стемнело, и небо заволокло тучами и туманом, что больше подходило позднему вечеру, нежели полудню. Но все, что Гарри ощущал – смутное беспокойство и неизвестность. Он снова огляделся.

Ничего.

Пытаясь не обращать на это внимание, он просто ускорил шаг. Но все же странно, что на самой оживленной улице в выходные дни не было ни одного человека. Должна же быть хотя бы парочка студентов, возвращающихся в замок!

Боковым зрением Гарри заметил какое-то странное движение справа, он резко развернулся, но не успел ничего разобрать, потому что в глазах потемнело, и он потерял сознание.








Снейп резко выпрямился, отрываясь от проверочных и ощущая, как в панике подскочил его пульс, – Поттер попал в беду.

Страх рос, словно был живым, и профессор вскочил из-за стола, роняя на пол несколько свитков, но прежде чем он успел добраться до двери, паника спала, и мужчина знал почему – мальчишка потерял сознание.

Сосредоточиться было трудно, но он чувствовал, что тело Поттера движется, причем быстро. И ему необходимо было следовать за ним.

Уже на выходе из школы Снейп накидал краткую записку для директора, но стоило ему дойти до главных ворот, как Черная Метка начала нестерпимо жечь.

- Черт, – Снейп тихо выругался, понимая, что после этого личных объяснений с директором избежать не удастся.

- Борти Боттс, - он озвучил Горгулье пароль и бегом поднялся по лестнице.

Директор открыл дверь, едва Снейп переступил последнюю ступень.

- Северус? – Дамблдор выглядел обеспокоенно. – Что случилось?

- Поттер. Я почувствовал, что его выкрали, – он смотрел на директора, замечая, как тот бледнеет в лице. – Я в состоянии его отследить, но как назло получил вызов Тома.

- Я полагаю, что Волдеморт имеет прямое отношение к похищению.

- Видимо, да, – его рука снова запульсировала, и Снейп с силой сжал ноющее предплечье, как будто это могло уменьшить боль. – Наложите на меня следящие чары и следуйте за мной как можно быстрее.

Дамблдор кивнул.

- Мне нужно время, чтобы связаться с Орденом.

- У меня его нет. Я должен идти.

Дамблдор поднял палочку, пробормотал заклинание, и мужчина почувствовал, как чары плотным кольцом оплетают его магию. Не говоря больше ни слова, он вышел из кабинета и направился обратно к Главным Воротам.

Аппарировав на пустынную улицу, он почти сразу же нашел несколько портключей, которые перенесли бы его к Темному Лорду. Мерлин, как же он ненавидел все это.

Не раздумывая, он призвал один из портключей, в ту же секунду оказываясь перед странным маггловским зданием под пристальным, самодовольным взглядом Люциуса Малфоя. И в эту секунду Снейп искреннее жалел, что в свое время не упрятал ублюдка в Азкабан, где ему было самое место.

- Малфой, – профессор сухо кинул. – Что происходит?

Люциус улыбнулся.

- Скоро увидишь. У Повелителя есть для тебя сюрприз.

- Я же задал вопрос, – проворчал мужчина, но принял маску и мантию и последовал за Малфоем внутрь здания.

Петляя извилистыми коридорами, вскоре они добрались до тяжелых железных дверей в дальней его части. Двери эти скрывали зал, который был намного просторнее, чем мог себе это позволить проект здания.

Из зала вели еще несколько проходов, расположенные в разных стенах помещения. А посередине, на резном деревянном стуле, возвышающемся на небольшом подиуме, сидел Волдеморт.

- Мой Лорд, – приветствовал его Снейп, опускаясь на колени и поднимая глаза в ожидании ответа Волдеморта – профессор хорошо знал, чем карается своеволие.

- Северус. У меня есть подарок для тебя.

- Это честь для меня, повелитель, – профессор прижал руку к груди и согнул спину с поклоне.

- Приведите его, – Волдеморт кивнул Люциусу и еще двум Пожирателем, стоящим у выхода, – сейчас же.

Мужчины сняли замки с одной из боковых дверей, вытаскивая в общий зал Поттера. Мальчик выглядел плохо: с кляпом во рту и связанными руками он казался беззащитнее обычного. Правый глаз мальчишки уже опух от наливающего синяка, а нижняя губа была разбита. И сейчас Снейп как никогда радовался тому, что мог скрыть всю свою боль и ненависть за привычной маской равнодушия или брезгливости.

Он сделал медленный глубокий вдох, стараясь успокоить свои страх и гнев – у Поттера все еще было достаточно сил для того, чтобы противостоять Лорду и поддерживать ментальную связь со Снейпом. Теперь все, что должен был сделать мужчина – это продержаться до прибытия Дамблдора.

- Я знаю, как ты относишься к нашему пресловутому Мальчику-Который-Выжил, – прохрипел Волдеморт, наблюдая за тем, как двое Пожирателей ставят Поттера на колени. – Я разрешу тебе убить его.

Первой здравой мыслью было просто тянуть время.

- Простите, Мой Лорд, но я не думаю, что просто убить мальчишку будет целесообразно. Не будете ли вы столь любезны разрешить мне немного поиграть с ним?

Волдеморт усмехнулся.

- Северус, я всегда был уверен в том, что могу на тебя рассчитывать. Что ж… Если ты желаешь развлечь нас…

- Да, Мой Лорд.

- Ты можешь делать с ним все, что угодно, – он махнул рукой в сторону Поттера.

Снейп молча достал палочку и, мысленно моля о прощении за все, что он сейчас сделает, произнес:

- Crucio.

Мальчишка в ту же секунду упал на грязный пол, так истошно крича, что Снейп невольно подумал о том, есть ли какой-нибудь способ уменьшить силу заклятия.

Через пару секунд он отвел палочку от хрипящего юноши.

- Наслаждаетесь, Поттер?

- Ублюдок. Просто убей меня, чертов сукин сын.

- Нет. Не могу отказать себе в удовольствии наслаждаться твоими криками. Мне интересно, через сколько заклятий ты начнешь молить о пощаде? – в голосе его были насмешка и ненависть, но под маской он готов был скулить в унисон с Поттером. – Crucio.

Видя конвульсии и слыша крики своего мальчика, Северус почти физически ощущал, как рвется на куски его собственного сердце. Но буквально через секунду что-то изменилось - слишком незначительно, чтобы понять, но буквально через мгновение мужчина услышал тихий, но хорошо различимый голос Поттера в своем сознании.

- Я блокирую большую часть боли и думаю, что смогу разорвать путы.

На мгновение Снейп опешил от тихого шёпота прямо в собственной голове, но быстро успокоился, крепче перехватывая палочку и продолжая пытку проклятием.

- Держись. Скоро здесь будет Дамблдор.

- У меня есть идея. Подыграйте мне.

Как будто у Снейпа была альтернатива.

Поттер перекатился на спину, крича ещё сильнее, так, словно сила боли усилилась в разы. Однако через пару секунд Снейп заметил, как веревки связывающие запястья мальчишки опали.

Волдеморт и Пожиратели смеялись, явно наслаждаясь представлением и не замечая того, что Поттер, полностью освободившись от проклятья, за считанные секунды оказался рядом со Снейпом, хватая его за руку и направляя его палочку на Волдеморта.

Снейп почувствовал, как огромное количество устремилось к мальчишке по ниточкам уз, и он услышал:

- Avada Kedavra! – ослепительный луч зеленого света врезался в грудь Волдеморта, заставляя его мертвое тело безвольной куклой осесть на пол.

- Combustus! – взревел Гарри, и пламя превратило тело Воландеморта в небольшую кучку серого пепла. Словно в замедленной съемке начали оживать другие пожиратели, но и здесь Поттер успел первым, прокричав: - Petrificus Totalus, - он по-прежнему сжимал рукой запястье Снейпа, держащее лаковую черную полоску, двигая заклинание по дуге для того, чтобы захватить как можно больше мужчин.

Трое из окруживших их Пожирателей рухнули на пол.

Дамблдор, Люпин, Тонкс и остальной состав Ордена Феникса ворвались в зал ровно в ту же секунду, когда Люциус Малфой вскинул свою палочку.

Снейп почувствовал слабость, понимая, что Поттер чувствует то же самое. Связь кричала о том, что напор магии, переправляющийся через нее, был слишком высок, этого было слишком много для сознания мужчины. Поэтому профессор почти не удивился, когда перед глазами начало темнеть, и он потерял сознание.








Даже сейчас, когда Гарри наслаждался спокойствием и отсутствием боли, он все равно понимал, что что-то было неправильно. Он должен был очнуться, чтобы понять, в чем проблема.

- Гарри, - голос проникал через завесу сознания, - давай же, очнись.

Он знал, что голос совершенно не тот, который он хотел услышать, и принадлежал он не тому, кто должен был его будить, но, тем не менее, он должен был послушаться.

Сделав глубокий вдох, мальчик открыл глаза и тут же поморщился, ругая себя за неосмотрительность - в комнате было слишком ярко. Какой сегодня день? День похищения? Или нет? Это было вчера? Потому что сейчас за окном было спокойное солнечное утро.

- Гарри, - мягкий голос Дамблдора, который, кажется, понял, что именно его смущает, - ты в безопасности. Волдеморт побежден.

Вот как. Это хорошо. Он вспомнил, как магия бушевала через него и Снейпа посредством уз. Связь... Черт, это была проблема. Гарри ментально проследил ниточки связи и пришёл к выводу, что они стали хрупкими.

Этого быть не должно. Слабая дрожь беспокойства скользнула по его спине.

- Снейп? – голос мальчика был хриплый и сухой. – Узы.

- Профессор Снейп все еще без сознания, но мадам Помфри уверена, что все будет в порядке, – выглядел директор не очень обнадеживающе. – Что-то произошло с узами?

- У меня такое чувство, словно связь была нарушена, – это было не совсем верно, но более точного определения он подобрать не смог. – Словно она собирается сломаться.

- Гарри, узы подобного рода уничтожить нельзя. Это кровная связь, и сломать ее просто невозможно.

- Но я чувствую…

Дамблдор поднял руку, призывая его к молчанию.

- Позволь мне вызвать мадам Помфри, она просила предупредить ее, когда ты придешь в себя.

- Сэр, я понимаю, что она знает о существовании связи, но я не думаю, что она сможет сейчас чем-то помочь.

- Может, и нет, но она знает тебя.

Дамблдор улыбнулся и ушел, чтобы через пару минут вернуться в компании колдомедика.

Она взмахнула над мальчиком палочкой и почти сразу заговорила:

- Очень хорошо. У вас сильное магическое истощение, но в остальном все неплохо. Я думаю, вы поправитесь дня через два.

- Мне оставаться здесь?

- Да, - она посмотрела за его спину. – Профессор Снейп тоже останется здесь.

Гарри оглянулся, чтобы посмотреть, и директор протянул ему руку, помогая удобнее сесть.

- Спасибо, – сказал Поттер и повернулся лицом в койке Снейпа, сразу почувствовав внутреннее облегчение, но недостаточное для того, чтобы расслабиться окончательно. Ему отчаянно было нужно прикоснуться к мужчине.

Мальчик еще раз окунулся в подсознание, но отступил, так и не дотронувшись до уз. Было странным чувствовать свою связь со Снейпом такой слабой.

Гарри навалился спиной на подушки и уставился в потолок, чуть позже переведя взгляд на директора.

- Как давно я здесь, сэр?

- Два дня, – Дамблдор выглядел так, словно все это время просидел здесь с ним. - Ты можешь рассказать мне, что там произошло?

- Вы не знаете?

- Нет. Когда мы прибыли, Волдеморт был уже мертв, а большинство Пожирателей обездвижены. Ты и профессор Снейп уже были без сознания.

Гарри прикрыл глаза и, глубоко вздохнув, вкратце пересказал события того вечера.

- Мы смогли разделить магию.

Дамблдор в ответ улыбнулся, выглядя страшно довольным.

- О, я верил в то, что у вас это получится.

- Кто-то еще пострадал?

- Нет, кроме тебя и Северуса все целы. Даже Пожиратели Смерти.

- Хорошо, – Гарри был этому рад, но все равно чувствовал себя паршиво из-за уз и профессора. – А как насчет Снейпа?

- Как я уже и сказала, все должно быть прекрасно, – ответила Помфри и захлопнула больничную карту. – Если я понадоблюсь, я буду в своем кабинете.

- Спасибо, - сказал мальчик вслед уходящей колдоведьме. – Я практически не чувствую его.

- Может, потому что он без сознания? Гарри, со временем он очнется.

- Почему вы в этом настолько уверенны?

- Я не уверен, но я думаю, что это так. Почему бы тебе не отдохнуть, мальчик мой? – директор похлопал его по плечу. - После обеда у тебя будет много посетителей. Ты и профессор Снейп теперь настоящие герои.

- Только пусть посетителей будет немного, – Гарри умоляюще посмотрел на директора, дожидаясь от Дамблдора добродушного кивка. - Спасибо.

Он не хотел быть героем и, тем более, не хотел никого видеть.

Директор тихо вышел из больничного крыла.

Гарри еще раз попробовал коснуться связи, осторожно отслеживая ее по направлению к Снейпу, боясь, что если он надавит слишком сильно, узы окончательно разрушатся. Он чувствовал, как его грудь начинает сдавливать тревога. И хотя он не хотел этой связи, сейчас своей жизни без нее он уже не представлял. Но, несмотря на повреждение уз, он прислушался и понял, что может чувствовать отголоски сильных эмоций мужчины, и этот факт Гарри обнаружил весьма успокаивающим. Он вздохнул, закрыл глаза и попытался заснуть.









Когда в палату вошли Рон и Гермиона, Гарри почудилось, что он заснул всего лишь секунду назад.

- Дружище, - голос Рона казался ярким от счастья, - как у тебя дела?

- Я сплю, – он повернулся к ним лицом, по привычке прикасаясь к узам и находя их все еще слишком слабыми.

Гарри нехотя открыл глаза.

- Неправда. У тебя глаза открыты, – Рон сиял, а его глаза, казалось, действительно сверкали.

Эта улыбка была слишком заразительна и, даже если Гарри и был не в настроении, все равно не мог не улыбнуться в ответ.

- До того как вы пришли, я спал.

- Как ты себя чувствуешь? - Миона выглядела более обеспокоенной. - Ты в порядке? Ты был без сознания два дня.

Чем дальше от него уходила сонливость, тем сильнее Гарри чувствовал потребность прикоснуться к Снейпу, поэтому он уже толком не понимал, о чем его спрашивают друзья.

- Я устал немного.

- Бьюсь об заклад, – Рон, все еще улыбаясь, похлопал его по плечу. – Ты сделал великое дело, друг. Волдеморт действительно мертв.

- У меня не было выбора, – Гарри вздохнул. Ему была противна идея стать убийцей, поэтому он не ощущал большой радости от того, что кого-то убил. Путь даже этот кто-то и был достоин смерти. – Что сейчас происходит?

- Ну, ты как обычно герой. Когда тебе и Снейпу станет лучше, планируется устроить праздник. – Рон наконец перестал улыбаться, глядя на соседнюю кровать и поспешно отводя взгляд.

Гермиона проследила за взглядом рыжика и обеспокоенно спросила:

- Что с ним?

- Он еще не очнулся, – Гарри слышал нотки беспокойства в собственном голосе и понимал, что от друзей это тоже не укрылось.

- Почему? Что-то не так? Что сказала мадам Помфри?

- Извини, но я не думаю, что на самом деле кого-то из вас заботит его состояние, – может, это и было несправедливо, особенно с учетом того, что они оба относились к их отношениям с пониманием. – Прости.

- Все в порядке. Я знаю, что он сальноволосый ублюдок, но понимаю, что ты беспокоишься о нем, – ответил Рон, и Миона ободряюще кивнула.

- Спасибо, – Гарри попытался улыбнуться, но обнаружил, что его эмоции, похоже, закончились вместе с магическим запасом. – Я думаю, мне нужно поспать.

- Ты точно в порядке? В свете последних событий...

Гарри кивнул обеспокоенной Гермионе.

- Да. Просто мне нужно отдохнуть.

- Ладно, мы зайдем после ужина, – они развернулись и пошли к выходу.

У самой двери Рон оглянулся, вопросительно глядя на Гарри, но тот только отмахнулся и устало опустился на кровать.

Он не хотел избавляться от них, но ему была нужна хотя бы минута тишины для того, чтобы подумать, прежде чем его снова смотрит сон.

Он приподнялся и сел, оглядываясь на профессора, лежащего на соседней койке. Гарри понимал, что им обоим было бы комфортнее побыть рядом, но он все еще был слишком слаб.

И это было проблемой. И хотя мальчик все еще чувствовал истощение, он решил, что преодолеть пару метров сможет. "Нахождение рядом с профессором того стоит", - решил Гарри, свешивая ноги с кровати. Он оперся двумя руками на койку и попытался встать, но колени предательски подогнулись, и он с тяжелым вздохом опустился обратно.

Тем не менее, боли не было, только неясная слабость, словно все его силы полностью выкачали из него. Но жажда быть рядом со Снейпом оказалась сильнее, и Гарри не собирался ее игнорировать.

Переведя дыхание, он приподнялся снова, и на этот раз колени не подвели. Он встал и, пытаясь удержать равновесие, сделал первый шаг, замирая и чувствуя, как на лбу выступили капельки пота. Он глубоко вдохнул и шагнул еще раз. Несмотря на растущую слабость, он уговаривал сам себя – еще один небольшой шажок, и он будет рядом с профессором. И в итоге у него получилось. Неловко присев на край койки, он устало выдохнул, вспоминая, что, пожалуй, никогда в жизни не был так истощен.

Он медленно опустился рядом со Снейпом, обнимая его за талию и утыкаясь носом в шею мужчины. Вдохнув такой родной запах, Гарри уснул.








Впервые за долгие годы Снейп просыпался в тепле и безопасности под монотонно бормочущий голос над его кроватью. Он попытался снова забыться в заботливых объятьях, но почему-то чувствовал подвох.

- Как именно мистер Поттер оказался в постели профессора Снейпа? – голос, который мужчина смутно идентифицировал как голос Минервы МакГонагалл, был наполнен наполовину шоком, наполовину - удивлением. – И что вы собираетесь с этим делать?

- Я не думаю, что смогу решить проблему, по крайней мере, до тех пор, пока они не проснутся, – ответившего, по всей видимости, это сильно позабавило, и Снейп безошибочно определил в этой насмешливости Дамблдора.

- Не могли бы вы говорить тише? – прорычал Снейп, поворачиваясь на спину и чуть сдвигая Поттера с пригретого места. – Пусть мальчик спит.

Мальчишка недовольно забубнил, завертелся, удобнее устраиваясь, и снова очутился на его груди. Профессор, не обращая внимания на посторонних, обнял Поттера, крепче прижимая к себе.

- Вообще-то, это не он провалялся трое суток без сознания, – едко ответила МакГонагалл. – Пойду позову Поппи.

- Отличная мысль, моя дорогая, – Дамблдор опустился в кресло рядом с больничной койкой. – Как ты себя чувствуешь, Северус?

- Словно меня переехал поезд, - Снейп замолчал, прислушиваясь к внутренним ощущениям: в моральном плане он чувствовал себя отвратительно, но, по крайней мере, физически он был полностью здоров. – Вы сказали, три дня?

- Боюсь, что так.

- А Поттер? – Снейп понял, что по привычке поглаживает мальчика по грязным волосам, и заставил себя остановиться.

Дамблдор заметил его движения и улыбнулся в ответ.

- Он очнулся вчера.

- Если он чувствовал себя так же, как и я, то как он добрался до моей постели?

- Упрямство, я думаю, – пропищал Поттер, открывая глаза. Затем он повернул голову и, заметив присутствие директора, стыдливо уткнулся обратно в профессорскую грудь.

- Скорее, законченная глупость.

Снейп закрыл глаза и тяжело выдохнул. К ним уже приближалась МакГонагалл, буксируя за собой мадам Помфри.

- Северус, рада, что ты пришел в себя, – приветствовала его колдомедик довольно веселым тоном.

- Я бы хотел вернуться в свою кровать. Когда я смогу уйти?

- Как только, так сразу, – Помфри еще раз взмахнула палочкой, продолжая свое ничего не значащее бурчание, после чего многозначительно посмотрела на директора и кивнула.

- Что? – спросил Снейп. – Что-то не так?

- Нет. Просто магическое истощение. То же самое, что и у Гарри. Несколько дней постельного режима, и будете как новенькие.

- Вне всяких сомнений, - он посмотрел на Дамблдора. - Ну а сейчас, может, вы мне расскажете, что произошло?

- Что последнее ты помнишь?

- Ваше прибытие аккурат тогда, когда Люциус поднял палочку.

- Мистер Малфой сейчас в Азкабане вместе с другими Пожирателями, – голос МакГонагалл звучал с неподдельным ликованием.

- Рад слышать, - подал голос Поттер откуда-то из под подбородка Снейпа. - Итак, чего же нам не хватает?

- Не знаю. На самом деле мы просто добрались до места и все, – казалось, Дамблдора все еще забавляет эта ситуация. – Мы действительно появились вовремя, еще немного вы могли бы и не протянуть.

- И это все? То есть серьезно, ничего больше?

- Боюсь, что так.

- Давайте уже закончим на сегодня, - перебил их Снейп, чувствуя, как усталость снова накатывает на него.

Мужчина громко зевнул и обнял Поттера, утыкаясь носом в его грязные волосы. К черту соблюдение этики, ему срочно нужно поспать.









– Вы расскажете мне, как вам удалось напороться на похитителей?

- Ну, я просто шел.

- И все? – голос мужчины звучал раздраженно. – И каким местом вы думали?

Чувствуя на себе мрачный взгляд мужчины, Гарри поймал себя на мысли о том, что совершенно не хочет оправдываться.

- Ну, я думал...

- Очевидно, что нет. Вы, мистер Поттер, должны понимать, что являетесь главной мишенью в этой войне.

- Я был мишенью…

- Нет, вы будете под прицелом до тех пор, пока на свободе есть хоть один Пожиратель Смерти.

- Слушайте, ничего не предвещало опасности, я просто возвращался в школу...

Профессор перебил Поттера тоном, не терпящим возражений:

- Я не настроен слушать ваши оправдания.

- Тогда почему, черт возьми, вы меня об этом спрашивайте? Это была не моя вина!

- Вас могли убить, твою мать, понимаете? – в голосе Снейпа слышался неприкрытый страх.

- Но не убили же. Мы справились с Волдемортом вместе.

- Но не благодаря здравому смыслу и четко продуманному плану.

- По-моему, я спас нас обоих совершенно продуманно.

- Я не был в опасности.

- Вы собирались убить меня, как… - черт! Гарри посмотрел в глаза мужчины, но тот отвернулся.

Сделав глубокий вдох, он сел на кровати, опуская ноги на холодный больничный пол. После того, как он в очередной раз заснул вместе со Снейпом, Дамблдор мягко напомнил ему, что свобода действий была не такой уж и плохой идей. Но как бы то ни было, сейчас он намеревался, вернулся в свою холодную и пустую кровать.

- И что, позвольте спросить, вы делаете? - возмущённо протянул Снейп, не скрывая в своем голосе немалой доли страха. – Вы не смеете покинуть эту кровать.

Ага. Так он его и послушался. Гарри бросил полный негодования взгляд в сторону профессора и приподнялся. Это, без сомнений, давалось ему намного легче, чем вчера, но ноги все еще предательски трясло от усталости и магического истощения. И куда он, спрашивается, потратил столько энергии? Ах, ну да, на почившего Темного Лорда. Он с трудом поднялся.

- Поттер, немедленно вернитесь в постель! – Снейп присел, откинувшись спиной на подушки, выглядел он при этом очень уставшим и обиженным.

Гарри развернулся и залез обратно, присаживаясь рядом с ним на кровати и осторожно отводя пряди черных волос с его лица.

- Успокойтесь. Вы не причините мне больше вреда.

- Что за чушь вы несете? - взгляд Снейпа метался по всему лазарету, но ни разу не остановился на Гарри.

- Я говорю о том, что вы пытали меня Cruciatus.

Снейп глубоко вздохнул, но ничего не ответил, продолжая пристально разглядывать свои руки.

- Мне не было больно. Я почти полностью блокировал спазмы, – это было правдой. По большей части. Боль была, но не сильнее, чем он мог вынести. - И потом, я управился и с болью…

- Как вам удалось это сделать? Мы не работали над подобными техниками.

- Я знаю. Это была моя инициатива. Я черпал силы от вас. Узы.

Снейп удивленно моргнул.

- Я не чувствовал этого.

- Мне было нужно не много. Просто чуть больше, чем мог дать я для того, чтобы поставить… - Гарри остановился, подбирая слова, – ммм, слой магии между мной и вашим проклятьем. А после установления этого щита все, что я должен был сделать - коснуться вас, чтобы придать направление магическому потоку, чтобы мы могли бросить Аваду.

Снейп рассеянно покачал головой.

- Я ничего не бросал, мистер Поттер. Я просто присутствовал и, как вы сказали ранее, именно вы сделали всю грязную работу.

Гарри со вздохом поймал ладонь профессора своей, переплетая их пальцы. Неужели Снейп не понял, что на самом деле произошло?

- Без вас, я был бы не в состоянии сделать это.

- Как бы то ни было, именно вы герой этой истории, – голос мужчины звучал без насмешки и привычной издевки. На самом деле он почти гордился.

- Спасибо, – ответил Гарри, изо всех сил стараясь не покраснеть, хотя часть его и хотела покрасоваться.

Откашлявшись, мужчина внимательно посмотрел на него.

- Я думаю, нам стоит внимательнее изучить явление заблокированного Cruciatus. Это, без сомнений, будет полезным открытием в будущем.

- Ну, это было просто. Как я и сказал, я просто использовал наши магии и поставил шит.

- Да, но как именно? – Снейп сделал паузу, дожидаясь ответа, но его так и не последовало.

Чувствуя неловкость тишины, Гарри только пожал плечами.

- Я не обдумывал этот поступок. Хм… И полагаю, что моя неосмотрительность будет стоить мне дополнительных уроков?

- Вы думаете, что большее количество уроков по управлению нашей магией будет обременительно? - спросил профессор странным голосом. И как бы Гарри не пытался понять этого тона, он не смог.

- Нет, – Гарри повернул вверх их все еще сжатые в замок руки, поглаживая большим пальцем кисти мужчины. - Мне нравится работать с вами. – он прикрыл глаза и попытался снова прикоснуться к узам, чувствуя, как они будто уступают его ментальным касаниям.

Снейп недовольно отдернул руку.

- Что вы делаете?

- Я коснулся вас по нитям связи. Мне кажется, они стали слишком хрупкими. Каждый раз, когда я подхожу ближе к ним, мне кажется, что они вот-вот распадутся от моего касания. – Снейп слышал страх в голосе мальчика, но совершенно точно не мог понять его причину.

Гарри невольно поежился, – взгляд мужчины в ярких красках констатировал его глупость.

- Это кровная связь, мистер Поттер. Она не может распасться от вашего прикосновения.

Мальчишка разочарованно покачал головой.

- Попробуйте сами. Я думаю, вы поймете, о чем я.

Снейп закрыл глаза, повторяя маневр Поттера, только чуть дольше, и Гарри уже хотел окликнуть его, но все же побоялся прерывать.

- Хм, действительно, я чувствую, что узы ослабли. Как вы думаете, мы могли бы их разорвать?

Неприятная дрожь пробежала по спине мальчика, – не этот вопрос он хотел услышать.

- Я думал…

- Гипотетически - это невозможно, но, тем не менее, реальность такова, что, похоже, поток магии был слишком силен, и, возможно, из-за этого нити связи действительно нарушились, – ответил мужчина, и, судя по голосу, возможность избавиться от уз ему противной не казалась.

Не настолько противной, какой она казалась Гарри.

- Вы хотите этого?

Сделав глубокий вдох, профессор постарался отстраниться от мальчишки и морально, и физически.

- Я думаю, что если такая возможность есть, вы должны ей воспользоваться.

- А что делать, если я не хочу?

- Вы слишком молоды для того, чтобы понимать, что будет лучше для вас, – лицо Снейпа за секунду стало совершенно пустым и безэмоциональным. – Вы можете попробовать?

- А как насчет вас? – Гарри прикрыл глаза, хватаясь за слабую надежду на то, что Снейпу не хотелось это делать. – Вы этого хотите?

- Да, – решительный тон мужчины был для Гарри как лезвие острого ножа.

Ему показалось, что вместе с этим словом кровь в его жилах полностью застыла. За всю его жизнь не было ни одного человека, кто любил бы его, и кому он ответил бы взаимностью. А потом появился Снейп. И это было реальностью, но он знал, что это не продлится долго. Снейп не хотел быть с ним. Никогда. И теперь делает все, чтобы бросить его как можно скорее.

В крайнем случае, в борьбе с болью Гарри просто убедит себя, что он тоже совершенно ничего не ждал от профессора. Но правда в том, что все это будут пустые слова. Он действительно полюбил этого мужчину и хотел обладать им на всех уровнях жизни.

Но он не мог держать другого человека силой, вытягивая из его души самые драгоценные струны. Гарри пообещал себе, что сможет жить без Снейпа, но прекрасно знал, что это ложь.

Мальчишка глубоко дышал и едва сдерживал слезы, подступившие к глазам, но все же кивнул:

- Я постараюсь.

Крепко зажмурившись, он нырнул в подсознание, ища нити уз и визуализируя их именно там, где они уходили от него к Снейпу.

На пробу он попытался вытащить один пучок золотистых веревочек, чтобы увидеть, что это даст. Узы растягивались, но не рвались.

Он потянул снова, но услышал вздох профессора, достаточно громкий для того, чтобы проникнуть в его сознание. Открыв глаза, Гарри увидел, что лицо мужчины стало неестественно бледным, а по вискам скатываются капельки пота. Его дыхание сперло. Что, черт возьми, произошло? Но озвучить вопрос вслух он не успел – в кабинет ворвался директор, а за ним - следующая по пятам Помфри.

- Что ты делаешь? – Дамблдор старался не кричать, но голос все равно был напряжённый и злой.

- Я пытался разорвать связь, сэр, – Поттер смотрел на Снейпа, который теперь лежал на высоких подушках и выглядел гораздо хуже, чем пару часов назад.

- Гарри, - директор тяжело посмотрел на него, – зачем ты это сделал? Я уже говорил, что разорвать узы невозможно.

- Но они казались такими хрупкими и слабыми, вот я и подумал, что смогу. Профессор Снейп больше не хочет быть связанным со мной, – несмотря на то, что сказать вслух это было очень больно, голос Поттера не дрожал.

- Северус, о чем ты думал?

Снейп потупил взгляд и пожал плечами.

- Он сказал, что может избавиться от нее. Как я могу его держать рядом? Я не имею на это права.

- Он убьет тебя быстрее, чем падут узы, – директор скрестил руки на груди и посмотрел не Гарри. – Исправь это.

- Как?

- Вернись к узам и пошли ему свою магию, пока он снова не придет в норму.

- Но…

- Не спорь со мной, Гарри, – взгляд Дамблдора был резким и болезненным. – Своим необдуманным поступком ты нанес профессору Снейпу серьезный ущерб.

Гарри моргнул, пытаясь сдержать слезы.

- Но он сам просил меня сделать это.

- Мальчик мой, ты не должен слушать каждую глупость, которую говорит Северус.

- Вообще-то, я все еще здесь Альбус, – скрипучий, сухой голос Снейпа звучал довольно раздраженно.

- Замечательно. Помолчи, а лучше - постарайся заснуть, – Дамблдор посмотрел на него сверху вниз. – Поппи, как он?

Колдомедик провела палочкой над телом профессора.

- Магическое истощение намного сильнее, чем было недавно. Пройдет еще несколько дней, прежде чем он сможет вставать.

- А как насчет Гарри?

- Хм, – она взмахнула палочкой еще раз, – ничего. Он не проявляет никаких неблагоприятных эффектов.

- Странно, – директор посмотрел на него. – Скажи мне, что именно ты чувствовал, когда разрывал связь?

- Ничего. Извините, но можно мне все исправить?

Не дожидаясь ответа, Гарри углубился в сознание и, найдя связь, начал наполнять ее собственной магией. Когда он закончил и коснулся ниточек, они казались сильнее. И было в этом что-то странное, – он снова чувствовал Снейпа и теперь знал, насколько сильно мужчина истощен.

Мальчик взял за руку профессора, и тот повернул к нему голову, вяло рассматривая его лицо.

- Мне очень жаль. Зачем вы просили меня это сделать?

- Я уже говорил почему, – Снейп кивнул в сторону Дамблдора и Помфри. – Сейчас не самое удачное время для разговора.

- Мистер Поттер, профессору Снейпу нужно отдохнуть, – колдомедик ухватила его под локоть и проводила к пустой койке.

Как только Гарри устроился удобнее, она и Дамблдор вышли из больничного крыла.


Глава 11.




Гарри выписали из лазарета на следующий день, тогда как Снейп должен был остаться там еще как минимум на неделю. Когда мальчик в самом начале своего «больничного отпуска» выслушивал приказ Дамблдора, запрещающий каких-либо посетителей, он еще надеялся, что больше его не будут расспрашивать о подробностях битвы. Но, к сожалению, стоило ему только переступить порог общей гостиной Гриффиндора, все внимание сразу же было приковано к нему.

- Что? – нервно спросил Гарри, все еще цепляясь за ниточки надежды. Он оглянулся на Дина и Джинни, которые сидели возле горящего камина.

Джинни встала и подошла к нему.

- Мы рады, что ты в порядке. Нам сказали, что вы оба были ранены, когда убили Сам-Знаешь-Кого.

- Его имя – Волдеморт, – тихо ответил Гарри. – Я думаю, что хотя бы после его смерти вы все можете называть его по имени.

- Извини, – девушки потупила взгляд.

- Ничего страшного. Похоже, я просто устал.

- Может, ты расскажешь нам, что на самом деле произошло? – спросил Симус, пересекая гостиную и становясь рядом с ним.

- Ага. Нам никто ничего толком не объяснил, – Эллисон последовала примеру остальных, подходя ближе.

И все это было последним, что Гарри сейчас хотел обсуждать.

- Слушайте, а это не может подождать? То есть…

- Нет. Рассказывай, – настаивала Эллисон. – Все, что мы знаем - это информация из объявления директора Дамблдора.

- Стало быть, он прояснил вам некоторые детали, – Гарри медленно двигался в сторону от двери, когда в гостиную вернулись еще несколько Гриффиндорцев, и почти сразу же задался вопросом: сумеет ли он добежать до лестницы, прежде чем они задушат его своим любопытством.

- Он сказал только, что ты… - девушка вздохнула и расправила плечи. – Что вы.. Эм… Что Волдеморт мертв, и это ты его убил.

- Не я один. Без Снейпа я был бы уже мертв.

- Да, я просто уверен, что он был на высоте, впрочем, как и всегда, – Дин усмехнулся, и несколько других студентов подхватили его смех. – Зачем ты даешь ему второй шанс, Гарри? Он же никогда не был таким щедрым по отношению к тебе.

Гарри тяжело вздохнул. Он слишком устал, чтобы негодовать из-за высказываний Дина, но все же последние козыри в защиту профессора он решил раскрыть:

- Но, несмотря на это, Avada Kedavra, убившая Волдеморта, была выпущена именно из его палочки.

- Вы использовали палочку? – Джинни недоверчиво рассматривала его. – Я думала, что это невозможно. Как у вас получилось?

- Не знаю. Это трудно объяснить, – Гарри действительно не хотел объяснений, потому что если разбираться в одном, придется рассказывать и второе. Взглянув Джинни в глаза, он вздохнул и опустил голову, искренне надеясь, что подруга его поймет. В ответ девушка только едва заметно кивнула.

- Слушай, может, ты объяснишь нам все как следует? – подал голос Симус. – Мы вообще-то твои друзья.

- Я знаю, – кивнул Гарри и сделал еще один шаг в сторону лестницы, как раз в то мгновение, когда в гостиную вошли Рон и Гермиона. Мальчик облегченно вздохнул. Он не смог вспомнить момента, когда он настолько сильно был
рад появлению друзей.

- Что происходит? – вмешалась Гермиона своим лучшим тоном девочки-начальника. – Разве вы не видите, что у
Гарри серьезное магическое истощение и ему положено находиться в постели?

- Действительно, пусть Гарри отдохнет. Вы прекрасно знаете, что он прошел через многое, – Рон остановился позади него, осторожно опуская руки на плечи Поттера.

Чувствуя довольно сильное головокружение, Гарри подошел к лестнице, ведшей в общежитие мальчиков, и ухватился за перила.

- Ты в порядке, приятель?

- Да, – Поттер лгал и мог уверенно сказать, что, судя по взгляду Рона, ему ни капли не поверили.

- Мне позвать мадам Помфри? – спросила Гермиона, мягко придерживая мальчика за талию с явным намерением помочь тому подняться по лестнице.

- Не нужно. Я просто устал. Не ожидал такого допроса.

- Я знаю. Прости, что нас здесь не было, – Рон обхватил его с другой стороны.

Двое его лучших друзей помогли ему добраться до постели, и Гарри не мог подобрать слов, чтобы выразить им всю свою признательность.

- Я надеюсь, ты понимаешь, друг, что рано или поздно тебе придется ответить на их вопросы.

- Я знаю, но не сейчас. Ладно? – Гарри умоляюще посмотрел на них. – Я обязательно с ними поговорю, но только
тогда, когда буду чувствовать себя лучше.

- Что именно случилось?

- Я устал. Потребовалось много энергии, чтобы убить Волдеморта.

Гермиона пристально посмотрела на него.

- Как ты это сделал? Мы все думали, что Avada на него не подействует.

- Стандартное проклятье – может, и нет. Но я использовал не только свою силу, но и магию Снейпа.

- Правильно. Используя ваши магические потенциалы, вы увеличили силу заклятья в геометрической прогрессии. Я была права насчёт этих уз, – Геримона опустила взгляд. – Но я не уверенна, что при обмене магией со мной и Роном, эффект был бы такой же.

- Я не знаю... Возможно... – Гарри откинулся на подушки. - Думаю, что это не стало бы основной проблемой. Реальная проблема заключалась бы в том, что нам было бы необходимо находиться в одной комнате с Волдемортом всем троим. И поверьте, я предпочел бы, чтобы вы оба были в безопасности.

- Для нас было бы честью стоять рядом с собой, – Рон выглядел жестким и полным решимости, но после покосился на Гермиону. – Но…

- Да, именно «но».

- Тебе нужно поспать, Гарри, – Гермиона вытащила из-под него одеяло и, укрыв, подоткнула.

Поттер улыбнулся в ответ:

- Спасибо.

- Не за что. Так, Рон, давай пойдем отсюда. И остальные пусть тоже пока не входят.

- Эй, вообще-то эту комнату не просто так называют «общежитием».

- Но ты же не собираешься сейчас лечь спать? Не так ли?

Рон отвернулся и покраснел.

Про себя Гарри усмехнулся тому, как забавно Миона общается с Рыжиком. Это выглядело действительно мило.








- Ты будешь представлен к награждению орденом Мерлина первой степени, – Дамблдор улыбнулся, занимая место перед камином в кабинете. – Я очень тобой горжусь.

- А как насчет профессора Снейпа? – Гарри скрестил руки на груди. Если все они думали, что будут почитать только его, но не Снейпа, они сильно в этом ошибались.

- О, конечно, он тоже представлен к награде. Не стоит волноваться.

- Как все просто, – Гарри вздохнул. – Когда?

- Как только профессора Снейпа выпишут из лазарета. Я полагаю, на следующей неделе, – Дамблдор сел. – Хотите чаю?

Гарри усмехнулся - он слишком хорошо знал директора.

- Да, пожалуйста, – ответил мальчик, бросая на Дамблдора подозрительный взгляд. – Но ведь вы позвали меня не из-за ордена и не для того, чтобы попить чай. Не так ли?

- Совершенно верно, мальчик мой. На награждении тебе будут задавать вопросы о том, как именно ты убил Волдеморта.

Директор поставил перед ним кружку с чаем, и Гарри сделал небольшой глоток.

- Какие вопросы? Это будет проблемой?

Дамблдор вздохнул, и это заставило Гарри занервничать еще сильнее.

- Я так не думаю. Однако я бы хотел, чтобы ваши отношения с профессором Снейпом, так сказать, оказались в центре внимания.

Это была не лучшая идея.

- Это повлечет за собой проблемы.

- Вероятно.

Учитывая все то, чем они с профессором занимались все те ночи, что Гарри провел в его постели… Черт, и даже с учетом того, что они так и не переспали, Гарри был уверен, что никто в это не поверит. Но хуже всего, что из-за этого будут проблемы. И не только у Директора, но и у Снейпа.

- Что я могу сделать, чтобы защитить его?

- Расскажите о ваших отношениях только минимум и не в коем разе не упоминайте наличие кровной связи.

- Хорошо, сэр. Я использовал палочку профессора как канал для собственной силы. Хотя я не уверен, что это стоит говорить вообще.

- Почему нет? Только не упоминайте о разделении магии.

- Задавать вопросы, на которые я не хочу отвечать, это глупо, – но Гарри должен был пройти через это для того, чтобы защитить Снейпа. – Вы собираетесь разрешить прессе общаться с профессором?

- По правде говоря, я сомневаюсь, что этого захотят сами журналисты.

- Это несправедливо. Он такой же герой, как и я.

- Я понимаю, но в данном случае закрытый тыл будет работать нам на руку.

- Вы заставили их наградить его. Не так ли? – Дамблдор молчал, но его глаза выдавали правильный ответ. – Как они смеют??? Это же несправедливо!

- Так и есть. Однако профессор Снейп допустил много ошибок в своей жизни, и люди пока не готовы простить их.

- Но он покаялся. Он заплатил за все свои преступления, – Гарри поставил чашку на стол, пристально глядя на директора. – Не кажется ли вам, что он заслуживает…

- Гарри, - Дамблдор поднял руку, - я уверен, что Северус этого заслуживает. Он действительно искупил свою вину, причём неоднократно.

- Все в порядке, я сам подготовлю пресс-материал. Попробуем защитить честь профессора хотя бы в этот раз, – боже, он действительно ненавидел быть в центре внимания журналистов и отвечать на все эти глупые вопросы.

- Ты молодец, – директор ласково улыбнулся ему.








Гарри нервно и очень устало выдохнул.

- Почему вы не сказали, что вам было больно? – с негодованием спросил мальчик, присаживаясь на край кровати в комнатах Снейпа. – Я бы не стал пробовать.

- Вы на самом деле думаете, что я предложил бы эту авантюру, если бы знал, что мне будет больно? - что-то в тоне профессора заставило Гарри посмотреть профессору в глаза.

И хотя мужчина принял его взгляд, уверенности в том, что ему поверили, у Гарри не было. Вдобавок Снейп качественно блокировал его сознание, и радости это не приносило.

- Упрямый мерзавец.

- Имейте совесть, мистер Поттер.

- Простите, сэр. Но я знаю, что вы не желаете быть связанным со мной…

- Мистер Поттер, я был уверен, что если мы найдем способ разорвать узы, ВЫ непременно им воспользуетесь, –

Мужчина все еще не поднимал взгляда, и поэтому в душе у мальчика появилась небольшая надежда на то, что профессор действительно не хочет никаких изменений.

- Я не хочу быть свободным от связи. Не сейчас, – Гарри умоляюще посмотрел на Снейпа. – Я хочу…

- Ты идиот! – голос мужчины стал жестче. – У тебя впереди вся жизнь, тебе не нужно тратить время на… меня.

- Тем не менее, убивать тебя, чтобы избавиться от связи я тоже не собираюсь. И, сомневаюсь, что узы рухнут, ввиду того, что я их недавно подлатал.

- Вы не должны фиксировать это обстоятельство в графу «положительное». Если бы вы могли…

- Нет, – Гарри поднял руку, чтобы предупредить последующие высказывания профессора. – Вы хотите вернуться к изначальной ненависти?

- Я не думаю, что это возможно, – Снейп, чуть приподнявший уголки губ, почти улыбался. – Если вы помните, я изначально не испытывал к вам ненависти.

И это, безусловно, радовало.

- Но я изначально ненавидел тебя, – Гарри пристально посмотрел на профессора, но тот никак не отреагировал.

– И я не хочу к этому возвращаться.

- Не вернулись бы. То, что мы чувствуем друг к другу, это не… - Снейп вздохнул, - это не вызвано узами. Это побочный эффект.

- Как вы можете так говорить? – Поттер посмотрел на него и содрогнулся от нахлынувших воспоминаний. – Я ненавидел вас. И тогда это чувство было очень весомо.

- Ваша правда. Однако вы полюбили меня, и это не было волшебством или чувством на пустом месте. Все это уже не изменится для любого из нас.

- Тогда почему вы хотите разорвать связь? Я думал, вы хотите, чтобы ваши чувства и эмоции были закрыты от меня.

- Нет, – Снейп устало покачал головой. – Я хотел разорвать связь, чтобы вы могли быть со мной по собственной воле. В таком случае ни у кого никогда не встанет вопроса о вашей вменяемости.

- Результат будет тот же, - Гарри подумал об этом еще секунду. – Ну, теперь я все понимаю, и ваши действия имеют смысл, – по крайней мере, профессор действительно не хотел от него избавиться. Мальчик хотел в это верить.

- А вы, оказывается, не так уж глупы.

Гарри усмехнулся:

- Естественно.

- Бывают моменты, мистер Поттер, когда мне становится действительно интересно.









- Боже мой, Гермиона! – через несколько недель после церемонии награждения Поттер, спустившись на берег озера, нашел сидящую под деревом подругу. – Ряд тебя видеть.

- Гарри? – она быстро захлопнула книгу и повернулась к нему. – Что ты здесь делаешь?

Он посмотрел на захлопнутые книги. Странно.

- Я увидел тебя и хотел поговорить. Но я могу уйти, если сейчас не время.

- Нет, нет, – улыбка девушки была вынужденной. – Я просто готовлюсь к Т.Р.И.Т.О.Н.ам.

- Все в порядке, я не буду допытывать. Обещаю. Я просто хотел увидеть хоть кого-то, кто не станет меня допрашивать.

- Настали трудные времена?

- Вроде того, – Гарри снова вздохнул. Лучше бы люди и дальше игнорировали его, чем так фанатично поклонялись.

– Я получил шесть предложений руки и сердца, четыре из них от будущих первокурсниц Хогвартса. Помимо этого, три мастера пригласили меня на свидание. И вслушайся: чертов Драко Малфой в их числе.

Ее глаза расширились от удивления.

- Малфой? Я думала, он будет последним, кто благодарен тебе за избавление от Волдеморта. Особенно, учитывая его семью.

- Кажется, он не хотел принимать Темную Метку, но побоялся говорить об этом отцу. Однако теперь он никому ничего не должен и благодарен мне за это. Если верить его словам.

- Я бы не хотела, чтобы он был благодарен.

- В любом случае, я бы на это не согласился.

- Ха-ха. И помимо этого…

- Я еще не закончил, – уж если Гарри решился пожаловаться, то собирался делать это «дорого и со вкусом». –
Самое худшее - это малышня, – он кивнул головой в сторону, где толпилась группа второгодок и первогодок, беспрестанно следящих за каждым его движением. – Они попросили у меня автограф. Я не могу в это поверить.

- Тяжело быть героем.

- Но Снейпа же они не преследуют!

- Они его бояться, – Гермиона опустила глаза. - Не пойми меня не правильно, но ты гораздо привлекательнее, чем профессор, и поэтому…

- Да. Конечно, – Гарри покачал головой. В мире было много красивых людей, но себя таковым он не считал. – Тем более, что Снейпа сложнее выследить.

- Ты должен признать, что относишься к нему немного предвзято.

- Возможно, – Поттер посмотрел вниз и увидел начало названия книги, которую читала Миона. Поддавшись любопытству, он выдвинул ее немного сильнее. «Радости Волшебного Секса». Гарри оторопел и медленно перевел взгляд с книги на девушку.

Она закрыла глаза и вздохнула.

- Гарри…

- Извини, мне не стоило ее брать, не так ли?

- Да, – она снова вздохнула. – Не переживай, все нормально, я просто хотела найти кое-какую информацию.

- О? – Поттер посмотрел на книгу. – Думаю, мне не стоит спрашивать, зачем искать в книге то, что вы с Роном…

- Потому что иногда, чтобы получить достаточно знаний на практике, приходиться пройти долгий путь, – Гермиона перевела взгляд на озеро. – Кроме того…

- Что? – он положил руку на ее плечо. – Ты можешь рассказать мне.

- Все было не очень гладко. Я имею в виду в первый раз.

- Он тебя обидел? – Гарри не хотел быть третьим лишим, но если Рон напортачил, ему нужно было с ним поговорить.

Она кивнула.

- Да, но ничего больше того, что сделала я сама. Я должна была поискать информацию, чтобы хотя бы один из нас имел хоть какое-то представление об этом. Но я все еще надеюсь, что в следующий раз будет лучше, – голос Мионы выдавал ее сомнения по поводу наличия этого «следующего раза».

- Ты правильно поступаешь, – в голове Гарри тут же возник образ Снейпа, подпитывая фантазии мальчика об их первом сексе. А ведь он тоже мог бы использовать немного советов на эту тему. – Как ты думаешь, у этого издательства есть книги про гей-секс?

- Конечно, есть.

- И как мне их достать? – Гарри почувствовал, как краснеет. – Не думаю, что такая литература есть в школьной библиотеке, даже в Запретной Секции.

- Ты не прав. Книги с основами по сексологии есть в библиотеке. Это часть учебной программы.

- Да, но мне нужно знать не только как все это работает с точки зрения репродуктивной системы.

- Хорошо, эти книги я купила в книжном магазине в Хогсмиде в прошлые выходные. И думаю, ты тоже можешь что-нибудь подобрать там. Сходим в следующий уикенд в Хогсмид?

- Не обижайся, но я хочу сделать это сам.

- Ты уверен?

Гарри кивнул:

- Да, но все же - спасибо.








- Вы же понимаете, мистер Поттер, что до конца школы осталось еще два месяца, - сказал Снейп после того, как Гарри устроился рядом с ним на диване в гостиной.

Мальчишка хитро улыбнулся, и мужчина почувствовал дрожь искушения, бьющую юное тело.

- Не думайте, что я этого не помню, сэр.

- У нас еще достаточно времени для того, чтобы решить, что делать дальше. Однако подсказывать я не буду.

- Жаль, – Поттер оглянулся через плечо и одарил профессора знойным взглядом. – И я все еще работаю над планом.

- Я думал, вам стоит задуматься о более долгосрочных перспективах. Чем вы планируете заниматься дальше?

Посмотрев вниз, Снейп увидел ярко-красные от смущения щеки мальчишки.

- Я не знаю. Раньше я хотел быть аврором, но теперь я в этом не уверен.

- Почему нет? – судя по тому, что сказала ему МакГонагалл, Поттер действительно был неплох, что давало ему реальный шанс стать лучшим в программе подготовки.

- Убийство Волдеморта. Я знаю, что должен был это сделать, и если понадобиться, я сделаю это снова. Но все это мне действительно не нравиться.

- Это правильно, мистер Поттер, - Снейп слишком хорошо понимал его сейчас. – Убийство, независимо от того есть для него причина или нет, никогда не станет легкой задачей.

- Я знаю, – тихо ответил Гарри расстроенным голосом. - Но, черт возьми, все, абсолютно все, рады и счастливы тому, что я убил человека. И никто не понимает, насколько это ужасно на самом деле, даже несмотря на то, что я оборвал жизнь бесчувственного ублюдка.

- Почему вы до сих пор ни с кем не говорили об этом? - спросил профессор. С момента решающей битвы шел уже третий месяц.

- Я пытался, но никто не хотел слушать, – Гарри растерянно теребил полы футболки. – Рон, Гермиона и почти все остальные считают, что я совершил подвиг, и, может быть, это правильно, но…

- Но вам все еще больно это вспоминать, - Поттер кивнул. – Я понимаю, – Снейп положил руку на плечо мальчишки. Он редко позволял себе подобные вольности, но сейчас это было целесообразно. – Скажите мне, что вы чувствуете?

- Я не могу быть счастлив. Как будто я не уверен в том, что поступил правильно, хотя и знаю, что это так, – Поттер посмотрел на мужчину. – Я хочу, чтобы все кончилось.

- Когда я совершил первое убийство... - на одном дыхании начал Снейп, чувствуя, как дрожь пробила не только его, но и Поттера, - ...без необходимости, которая была у вас, меня почти неделю беспрестанно рвало. До сих пор не могу забыть эти ощущения.

- Расскажите мне.

- Это не было геройством, и, поверьте, я этим не горжусь, – профессор отвернулся, чувствуя, что его начинает мутить. – Я создал зелье для Темного Лорда, и он использовал его для того, чтобы убить человека, который, как думал Волдеморт, шпионит для Света.

- Ох. Он действительно шпионил?

- Нет, но мне запретили выступать в его оправдание. Была информация, что это может иметь важное значение для Ордена, – Снейп гулко вздохнул, по-прежнему не глядя на Гарри. – Я уже говорил вам много раз, что я не очень хороший человек.

- У вас было много грехов в прошлом? - к удивлению, в голосе мальчика не было осуждения. Может, потому, что посредством уз он не раз чувствовал ночные кошмары Снейпа, и было не удивительно, что он догадывался, по крайней мере, о части того, что в своем прошлом сотворил мужчина.

- Я уверен, что вы знаете намного больше, чем мне бы хотелось.

- Вы когда-нибудь убивали… Несправедливо?

- Да. Не часто, но достаточно. Я не хотел бы говорить об этом, с вашего позволения, – многие его преступления до сих пор преследовали его ночами, забыть это было невозможно. Да он этого и не заслуживал.

- Все в порядке. Зато теперь вы понимаете, что карьера аврора - не лучший для меня выбор, – Поттер, казалось, намеренно перевел тему разговора, за что профессор был ему весьма признателен.

- Но я все еще уверен, что в этом деле вы бы преуспели, – увидев тяжелый взгляд мальчика, Снейп понял, что эта тема закрыта. – У вас есть другие интересы?

- Есть и много, но я не уверен, что хочу делать их основными в моей будущей жизни, – Гарри вздохнул. – Я не знаю, чего хочу.

- Может быть, вы хотели бы попутешествовать некоторое время после того, как окончите школу? – мужчина улыбнулся, заметив испуганный взгляд мальчишки. – Я думаю, это позволит вам лучше увидеть мир.

- Я вообще нигде не был. Думаю, для меня любое путешествие будет в новинку, – лицо Поттера просияло. – Да. Я хотел бы посмотреть мир.

- Я знаю, что ваши родители оставили вам наследство…

- Да, родительских денег и того, что завещал мне Сириус, достаточно для того, чтобы я не работал всю жизнь, но я так не хочу.

- Я понимаю, и, поверьте, чувствую то же самое.

Поттер внимательно посмотрел на мужчину, делая выводы:

- Вам не нужно работать.

- Вы этим удивлены? - Снейп вздохнул. Кажется, уроки Окклюменции дали мальчишке ложное представление о его детстве. - Мой дед был очень богат, а поскольку умер он намного позже своего сына, я унаследовал все.

- Я видел.

- Нет. Но я не хотел бы вдаваться в подробности, – все, что имело отношение к его семье, было сложным и сулило проблемы. Может быть, когда-нибудь он объяснит все это Поттеру, но не сейчас.

- Ладно, – мальчишка был недоволен, словно чувствовал, что имеет право знать. – Если вам не обязательно преподавать, зачем вы этим занимаетесь? Я всегда думал, что вы это ненавидите. Ну, или, по крайней мере, ненавидите студентов.

- Я это терпеть не могу. Но преподаю, потому что Хогвартс был моим убежищем, а директор – защитником.

- А сейчас? Когда Волдеморт мертв, что вы собираетесь делать? Точнее, чего бы вы хотели?

Не много людей в жизни Снейпа задавали ему этот вопрос. Еще меньше – действительно интересовались ответом. Но, несмотря на это, у него было несколько идей, большинство из которых относились к собственной, частной лаборатории.

- Думаю, что во многом наши желания совпадают, мистер Поттер. Тем более, я уже подал в отставку. По истечении этого года, я более не намерен преподавать.

Гарри понимающе кивнул.

- Хорошо. Это значит, что вы присоединитесь ко мне в путешествии?

- Вы шутите? - Снейп не хотел говорить настолько удивленно. – Я думал, вы захотите поехать самостоятельно.

- Разве вы не хотите поехать вместе?

- Дело не в этом. Вам нужно время чтобы…

- Что?

- Немного подрасти. Может повеселиться.

- Нет, мне нужно время, чтобы больше узнать о магическом мире, но у меня нет желания делать это в одиночку. Я и так был один большую часть своей жизни, – он взял Снейпа за руку. – Или поедем вдвоем, или мне это не нужно.

- Мистер Поттер…

- Не нужно сопротивляться, сэр, – Поттер понес руку Снейпа к лицу и ласково поцеловал кисть. – Вы все равно не сможете от меня избавиться.

- Упрямый мальчишка, – и хотя профессор не собирался этого признавать, он был действительно в восторге от идеи сопровождать мальчика.

- Не я один, – Гарри наклонился и поцеловал его в губы, отстраняясь прежде, чем профессор успел ответить.

- Не нужно этого делать.

- Осталось чуть больше двух месяцев, – голос мальчика лучился смехом, намекая на некий секрет.

То, что Гарри что-то планировал, секретом для Снейпа не было. По телу профессора пробежала волна возбуждения, но он промолчал.

- Знаете…

- Не нужно это говорить, – мужчина осторожно зажал ладонью рот Поттера.

Мальчишка в ответ лизнул его руку, и до конца дня профессор так и не мог решить, возмутил его этот игривый жест или все-таки позабавил.


Глава 12.




Через два месяца, на выпускном балу, Дамблдор еще раз публично поблагодарил Гарри и Снейпа за все произошедшие события, а также сообщил, что после шестнадцати лет работы в школе профессор Зелий Северус Снейп подал в отставку, что привело к всеобщему шоку.

После того как директор замолчал, профессор поднялся, поклонился Дамблдору, посмотрел на сидящих в зале людей, поймал взгляд Гарри и кивнул.

Сердце мальчишки забилось чаще, когда мужчина, спустившись по ступенькам, направился к выходу из зала.

- Северус, – позвал его Гарри прежде, чем он успел выйти. Звучание его имени было непривычно на слух, может, потому, что раньше мальчик даже думать себе так не позволял.

Снейп остановился и повернулся, эффектно взмахнув подолом мантии. Весь зал замолчал в ожидании проклятий за немыслимую дерзость, и только Гарри усмехнулся, встал из-за Гриффиндорского стола и подошел ближе.

- Сегодня день широких жестов, не так ли? – фыркнул Снейп, двигаясь навстречу мальчишке. Глаза его блестели в предвкушении.

- Я хочу, чтобы между нами не было недопонимания. С этого момента ты – мой.

- «Мой-мой». Да ты оказывается собственник, – Мерлин, как же он любил эту усмешку на лице профессора.

- Видимо, да, – Снейп даже не пытался противиться. – Время?

- Пора, – мужчина слегка наклонился, приглашая Гарри выйти из зала.

- Куда мы идем? – спросил Поттер, когда понял, что от дверей Большого Зала они направились в сторону выхода, а не к подземельям.

- В Принц Менор.

- Почему?

- Потому что нам потребуется личное пространство, – Северус обернулся, посмотрел мальчишке в глаза, а после, взяв его за руку, потянул за собой.

- Отличная идея.

Когда они добрались до зоны аппарации, мужчина остановился и повернулся к нему лицом.

- Все в порядке?

- Ты еще спрашиваешь, - фыркнул Гарри, подходя ближе и обнимая Снейпа за талию. – Давай же.

Северус с легкой усмешкой уткнулся во взъерошенные волосы мальчика, прижал его к себе еще ближе, и они аппарировали.







В очередной раз они стояли перед массивными дверьми Принц Менора. Гарри протянул руку, и тяжелая дверь со скрипом открылась. Войдя в дом, он был потрясен тем, что старый мраморный пол теперь был отполирован до блеска, а деревянные панели переливались всеми красками, щедро натёртые пчелиным воском.


- Ничего себе, - он повернулся к улыбающемуся Снейпу. – Ты прибрал весь этот дом.

- Ну, поскольку мы собираемся здесь жить, я думаю, это хорошая идея, – мужчина огляделся, и Гарри было видно, что он доволен своей работой.

- А мы можем? – это было приятной неожиданностью. Когда прошлым летом он затронул эту тему, то и не надеялся на то, что они действительно будут жить здесь. – Если остальные комнаты будет такие же чистые, то это будет очень даже неплохо.

- Это будет намного лучше, чем просто «неплохо», – ответил Снейп, проходя в глубь дома. – Или у тебя есть возражения?

- Нет, нет. Я хочу жить здесь, – Гарри огляделся и подошел к винтовой лестнице. – На данный момент меня не волнует, где мы будет жить. Меня волнует, где мы проведем следующие несколько часов.

- На этот раз я с тобой полностью согласен, – Снейп шагнул к нему хищно и очень сексуально.

Гарри отступил назад, поднимаясь на одну ступень вверх по лестнице.

- Ну, вообще-то, нам вроде как нужно поговорить.

- Правда? - мужчина выгнул бровь.

Мальчик сделал глубокий вдох, заставляя себя успокоиться.

- О предпочтениях. Как тебе нравится? Что ты хотел бы сделать?

Щеки мужчины покрылись предательскими пятнами румянца, но взгляд остался невозмутимым.

- А как насчет вас, мистер Поттер?

- А я не имею об этом ни малейшего представления, – Гарри ухмыльнулся. – Так что, я думаю, мне придется попробовать все и сразу. Хотя нет. Все же некоторые вещи я хотел бы пропустить, – мальчишка заплыл румянцем, вспоминая недавно прочитанные книги.

- Например? – Северус остановился на нижней ступени лестницы.

- Некоторые из… Хм. Вещи, которые имеют отношение к боли или… - Гарри замолчал, стыдясь того, что выглядит маленьким и неопытным ребенком.

Но судя по выражению лица Северуса, мужчина все понял.

- Пойдем. Попробуем начать с тех вещей, которые ты хотел бы попробовать?

- Мерлин, да! – он сделал шаг вперед, его сердце начало стучать в рваном ритме, и через узы он понял, что Северус чувствует себя практически также.

Мужчина шагнул навстречу, резко сокращая расстояние между ними. Гарри немного наклонился вперед и осторожно, целомудренно поцеловал его в губы. Это было самое лучшее ощущение из всей его жизни. Он привстал на носочки, потому что, несмотря на то, что он вырос за этот год, все еще был ниже Северуса.

- Это чудесно, - пробормотал мальчишка в чужие губы.

- Очень, - Снейп отстранился. – Но если ты не хочешь, чтобы наш первый секс был на лестнице, нам лучше подняться в спальную.

- Может быть, позже, - Гарри рассмеялся, глядя на выражение лица мужчины. – Но не в первый раз. Я хочу сделать это в постели.

- Я согласен.

Теперь на втором этаже все двери были открыты, а комнаты, в которых они жили летом, вычищены и отполированы.

- Твоя спальня?

Снейп кивнул, но ничего не сказал, и они вместе зашли в комнату. Мрачные шторы и покрывала были заменены легкими тканями светло-зеленых оттенков, привычная массивная мебель тоже отсутствовала, ее место занял более светлый, но не менее крепкий спальный гарнитур. Гарри никак не мог связать мягкие, теплые цвета с вычурным образом Снейпа и про себя решил, что предпочтения своего партнера следовало выяснить уже очень давно.

Переведя взгляд на мужчину, он невольно испугался, то ли потому, что слишком долго хотел своего профессора и теперь мог это получить, то ли потому, что сам Северус был уже на пределе своего возбуждения.

- Не переживайте, мистер Поттер, - мужчина улыбнулся, прижимая свою ладонь к щеке Гарри, - все будет хорошо.

Прежде чем Поттер успел потянуться к теплой ладони, профессор отвел руку.

- Сейчас ты должен называть меня «Гарри».

- Как пожелаешь, ГАРРИ. Я дал бы тебе то же право, если бы ты уже этого не сделал.

- Я думал, мне это позволено, – мальчик расправил плечи и посмотрел мужчине в глаза. – Ты обещал мне все, что я захочу.

- И я выполняю это обещание, – Снейп прислонился к стене, тон его был снисходительным, а поза томной. – Чего еще пожелаете, Гарри Поттер?

От того, каким тоном было произнесено его имя, мальчик едва не кончил. Он сделал глубокий вдох, чтобы успокоиться, и внимательно посмотрел на мужчину.

- Я с удовольствием приму твою капитуляцию.

Ничего себе! Похоже, он все-таки сумел удивить Снейпа.

- И как ты этого хочешь?

- Я хочу, чтобы ты отдался мне, чтобы говорил о том, какое удовольствие я тебе доставляю, – Гарри сделал еще один вдох, собирая в кулак все свое мужество. - Я хочу тебя. Медленно. Безумно. Глубоко.*

Что-то промелькнуло во взгляде мужчины, но Гарри не успел разобрать - Снейп склонил голову, и черные пряди волос, шелковистым водопадом спали на его лицо. Медленно, очень медленно он опустился на колени.

- Все будет так, как этого хочешь ты.

За всю свою жизнь Гарри не видел ничего более сексуального и возбуждающего, чем Северус, стоящий на коленях у его ног. Никогда, даже в своих самых смелых фантазиях он представить себе не мог, что мужчина будет способен на это. Никто никогда не смог бы в это поверить, хотя этого Гарри проверять не собирался, он будет единолично смаковать это воспоминание всю оставшуюся жизнь. И если у него не получится отдышаться в ближайшее время, то он точно заработает себе гипервентиляцию.

- Встань, я хотел капитуляции, а не представления.

- А ты уверен, что знаешь разницу? – самодовольствие вернулось в голос Северуса, но на этот раз оно было тесно соединено с… кротостью.

- В теории. Может быть, позже узнаю и на практике, если ты согласишься меня научить.

- Конечно, позже, – тихо ответил Северус, и Гарри не нужно было пользоваться узами для того, чтобы понять, что его мужчина имел в виду. Он задохнулся от нового приступа возбуждения, шумно вдыхая в попытке успокоиться.

Северус встал, и мальчик потянулся к его пуговицам, медленно расстегивая одну за другой.

Когда Гарри стянул привычную черную мантию, Снейп отстранился, избавляясь от ботинок и носков, снова выпрямился в полный рост.

Гарри снял с него остальную одежду и отошел на пару шагов назад, оценивая результат. В прошлом году, здесь же, он уже мельком видел фигуру Снейпа, но сначала он был крайне обеспокоен его состоянием, а после - все произошло слишком быстро для того, чтобы он успел получше его разглядеть.

Сейчас спешки не было, но зато было на что обратить свое внимание. И не только. Северус был худ, угловат и бледен, но, на удивление, мог похвастаться хорошо развитой мускулатурой. Тело было почти безволосым, и только чёрная полоска волос, спускающаяся от пупка к паху, нарушала бледно-мраморное великолепие кожи.

Сам мужчина стоял спокойно, словно был ни капли не смущен таким пристальным вниманием к его обнаженному телу. Однако Гарри был уверен, что никому другому такого доверия оказано не было бы.

Тело мужчины, как и его лицо, нельзя было назвать привлекательным. В некоторых местах виднелись даже старые рубцы шрамов. Но для него мужчина был самым красивым, и сейчас давнее желание мальчика переросло в настоящий голод.

Он, все еще полностью одетый, потянул Северуса к кровати и уложил его, нависая над обнаженным мужчиной. Гарри скользнул пальцами в волосы мужчины, удерживая его голову для того, чтобы поцеловать. Он провел языком по губам Снейпа, пробуя его, посасывая нижнюю губу, и, наконец-таки, углубляя поцелуй.

Какое-то время Снейп покорно позволял мальчишке касаться себя, неспешно лаская и ничего не требуя взамен.

- Гарри, - мужчина выдохнул, разрывая поцелуй, – я хочу чувствовать твою кожу.

И хотя было что-то волнующее в том, что мальчишка был полностью одет, а сам Северус совершенно обнажен, но Гарри подумал, что сейчас следует быть справедливым, поэтому, начав раздеваться, он вытащил из кармана баночку с елеем и, отбросив мантию, поставил ее на тумбочку.

Гарри внимательно проследил за озадаченным взглядом мужчины.

- Вообще-то у меня в тумбочке есть кое-что получше. Посмотри в верхнем ящике.

Этот страстный полушепот вызвал волну возбуждения, прокатившуюся по спине Поттера. Он наклонился и открыл ящик, достав из него небольшую стеклянную баночку.

- Это?

- Да. Это будет намного лучше всего, что ты купил. А сейчас, если ты не против, все же разденься, – в голос профессора вернулись привычные командные нотки.

Поставив банку на тумбу, Гарри наклонился и поцеловал мужчину, а затем легонько щелкнул того по носу.

- Кто здесь главный?

Снейп усмехнулся и, поднеся руку мальчика к своему лицу, мягко поцеловал центр ладони.

- Помни, что это только на сегодня.

- Если это так, то я предпочту насладиться моментом.

- Тогда сними уже свою одежду, несносный мальчишка.

- Как скажете, сэр, – Поттер с готовностью снял с себя остатки одежды и рассмеялся, когда Снейп закатил глаза.

- Ты такой… - казалось, Северусу не хватает слов. Он сел и протянул руку с длинными тонкими пальцами, положив ее на грудь Гарри. Мальчик посредством уз знал, что мужчина думает о том, насколько он красив, и на этот раз мнение самого Гарри значения не имело. Главное - в это верил Снейп.

Он улыбнулся и, отвечая на восторг мужчины, нагнулся к нему и поцеловал, посасывая нижнюю губу, но, как бы трудно это ни было, отстранился и жестом велел Северусу снова лечь на кровать. Мужчина молча подчинился, наблюдая за ним черными, бездонными глазами, и на секунду ему показалось, что он действительно может в них утонуть.

- Не думал, что ты будешь растягивать все эти яростно-романтичные взгляды и прелюдию, – голос профессора был тихим и ровным, однако его взгляд выдавал неуверенность.

- Даже не знаю... Мне направятся все эти романтические вещи.

- Кто бы сомневался, – Снейп притворно вздохнул. – Типичный Гриффиндорец.

- Именно так, – Гарри прервал лишние рассуждения поцелуем, долго и со вкусом исследуя рот Снейпа.

Прислушавшись к тихим вздохам мужчины, мальчик почувствовал острый приступ возбуждения. Это было великолепно. Нехотя оторвавшись от губ Северуса, он проложил поцелуями дорожку от шеи мужчины к его плечу и спустился ниже, к локтю. Снейп резко вздохнул, когда почувствовал юркий язык на внутренней стороне запястья.

- Тебе это нравиться, не так ли? – Гарри улыбнулся. - Очень нравиться.

- Но я не…

- Заткнись, - мальчик поцеловал ладонь и вернулся, чтобы пройтись лаской по другой стороне. После этого он медленно лизнул центр груди Северуса, поцеловал сначала один сосок, затем второй, повторив маневры несколько раз.

- Черт возьми, выбери один из них, - прорычал Снейп после третей смены дислокации мальчишеского языка. – У меня уже голова кружится.

- О, я обещаю, что это только начало, – мальчик рассмеялся, но к просьбе прислушался, прихватывая губами левый сосок и лаская его языком.

Профессор выгнулся вперед, подставляясь под прикосновение.

- Мерлин, у тебя совершенно греховный рот.

- Я только начал, - он щёлкнул по горошине соска несколько раз, а затем снова втянул его в рот, но ненадолго - слишком много сладких мест на этом восхитительном теле хотелось попробовать на вкус.

Он уткнулся носом в бледный живот Снейпа и обвел языком пупок, придерживая бедра мужчины, мешая ему извиваться.

- Успокойся. Возьми себя в руки.

- Мальчишка, – Северус задыхался от возбуждения. – Ты же знаешь, что потом будет моя очередь.

- Хм. Заманчивая перспектива. Зато сейчас – моя, – Гарри скользнул ниже, обводя языком выступающую тазовую косточку, и оказался очень близко к паху, но пока игнорировал его.

Снейп зарычал, но Гарри решил, что это было скорее одобрение.

Он спустился ниже, по-прежнему игнорируя толстый, достаточно длинный член мужчины, не собираясь прерывать своего изучения. Пытать партнера удовольствием оказалось безумно приятно.

Лаская длинные ноги Снейпа, он дошел до стоп и медленно втянул в рот большой палец, начиная активно его посасывать.

Снейп вздрогнул и попытался отстраниться.

- Поттер! – прорычал мужчина.

- Нет. Здесь только Гарри, – мальчишка улыбнулся и взялся за другую ногу, снова лаская языком чувствительную кожу пальцев. На этот раз Снейпу удалось освободиться, но Гарри с легкостью вернул ногу на место, пристально глядя мужчине в глаза. – Веди себя хорошо.

- Я никогда не был хорошим, – Снейп снова зарычал.

- Перевернись, – скомандовал Гарри, наблюдая за пораженным мужчиной. И, несмотря на то, что он вряд ли еще раз в ближайшее время увидит лицо Северуса, он собирался добиться еще не одного такого взгляда.

Снейп молча выполнил просьбу, ложась на живот и раздвигая в стороны ноги. Гарри закрыл глаза в попытке восстановить пошатнувшийся самоконтроль. Он задался вопросом, знает ли Северус, насколько он сексуален, но все же решил, что мужчина должен это понимать.

Нависнув над ним, Поттер отвел пряди темных волос в сторону, обнажая беззащитную бледную шею, целуя ее и губами чувствуя ответную дрожь партнера.

Лаская бледную спину, Гарри тщательно облизывал каждый выступающий позвонок и в итоге, уткнувшись лицом в поясницу, нежно поцеловал крутой подъем ягодиц.

Осторожно раздвинув ягодицы, он провёл языком вниз по расселине, почти до самых яичек, а затем обратно. Снейп вздрогнул.

- О, Мерлин, Гарри!

Повторив движение еще раз, мальчик наконец-то добрался до темного сжатого ануса и остановился, облизывая, посасывая и, наконец, проникая языком так глубоко, как только мог. Снейп, довольный прелюдией, дрожал и одобрительно стонал глубоким гортанным звуком.

- Мерлин, Гарри, пожалуйста, – он качнул бедрами назад, умоляя о большем.

Гарри же был более чем счастлив и, словно желая подольше поизводить партнера, скользнул в него пальцами, усиливая ласку. Но помимо этого он знал, что секса у профессора не было давно, поэтому, затягивая с подготовкой, не желал навредить мужчине.

Не отрываясь от дела, он поднял руку и невербальным Accio призвал с тумбочки стеклянную банку. Открыл ее, зачерпнул пальцами побольше мази и снова проник ими в Северуса.

С каждым толчком пальцев внутрь тесного горячего тела, с каждым стоном и ответным движением Снейпа, Гарри понимал, что сбывается все то, о чем он так долго мечтал. Хотя нет, не совсем все. Поэтому он вытащил пальцы, решая переходить к более важному действию.

Снейп обернулся, одаривая его разочарованным взглядом.

- Почему ты остановился?

- Я не останавливался, – Гарри положил ладони на бедра любовника и притянул его ближе.

Снейп глубоко вдохнул, когда почувствовал, как член мальчика толкается внутрь его, а Гарри замер, ожидая пока мышцы ануса расслабятся, чтобы не причинить боли и не навредить мужчине дальнейшим проникновением. Он пытался успокоиться, думая о неприятных вещах, о школе, арифмантике, гаданиях и прочем.

Но это не помогло, он уже не мог сдерживаться. И поэтому он полностью вошел и начал медленно выходить, чувствуя, как чистое удовольствие волнами растекается по его телу как теплый мед, призывая не останавливаться и не отступать. Он медленно выдохнул и толкнулся вперед.

Это было слишком хорошо.

Он застонал не в силах стерпеть чистый экстаз. В нем что-то сломалось, и он сильнее сжал бедра мужчины, толкаясь в пленительную тесноту немного быстрее. Толкнувшись еще несколько раз, он провалился в ослепительную темноту оргазма.

Через несколько секунд, как только Гарри пришел в себя, он медленно выскользнул из мужчины и перевернул Снейпа назад, на спину.

Но прежде, чем слова раскаяния и извинений успели сорваться с его губ, он скользнул вниз и бережно обхватил губами все еще эрегированный член любовника.

Даже прочитав о глубоком минете, мальчик этого сделать не мог, но и отступать был не намерен. Он обхватил губами тяжелую голову, жадно посасывая и пробуя Северуса на вкус. Рукой он медленно проводил по стволу от основания и выше, помогая себе довести любовника до пика.

- Извини меня, - прошептал Гарри, - я надеялся, что все будет несколько лучше.

- Идиот, – ответил Северус с такой любовью, что Поттер понял – мужчина не был разочарован. – А что ты хотел?

- Ну, знаешь… - Гарри отвернулся и покраснел. – Не так быстро.

Снейп посмотрел на него и покачал головой.

- Если бы я не был уверен в тебе, никогда бы не поверил, что это - твой первый раз.

- Получается, что все было не так уж и плохо?

- Гарри, если это было плохо, тогда остальные мои партнеры были просто отвратительны.

- Я просто хотел сделать тебе приятно.

- И сделал. Даже очень, – мужчина посмотрел ему в глаза. – Многое из того, что ты продемонстрировал, было довольно сложным для любого неопытного любовника. Скорее, я удивлен, что ты решился на это.

- Ты сказал, что я тебя удивил. Я… - Гарри стыдливо опустил взгляд, но затем расправил плечи, ему нечего было стыдиться. Кроме того, раз он смог сделать это, он мог быть честным и в отношении источника таких знаний: – Я много читал, чтобы все узнать…

- Зачем? – лицо мужчины стало подозрительным.

- Гермиона…

Профессор покраснел и пробормотал:

- Ты обсуждал с ней наши сексуальные отношения…

- Конечно, нет! - мальчик покачал головой. – Она действительно много мне рассказала…

Снейп поднял руку, призывая Поттера к молчанию.

- Не говори этого. Эти двое оболтусов – последнее, что я хочу обсуждать в нашей постели.

Гарри рассмеялся.

- Тем не менее, именно Миона указала мне правильное направление.

- Весьма приятное направление, кстати, – Снейп медленно поцеловал его, лениво перетянув на себя. – Очень правильное.








Сонно моргая, Гарри открыл глаза. Проснулся он от того, что ужасно вспотел, чувствуя, как со спины к нему прижимается очень горячее тело. Совершенно голое тело.

Гарри усмехнулся – похоже, они действительно это сделали.

- Ммм, - Северус прижался крепче и мягко поцеловал его. Мальчик повернулся. Сонное и довольное лицо любовника полностью соответствовало его внутреннему состоянию.

Чувствуя на своих губах горячие губы мужчины, Гарри послушно приоткрыл рот, позволяя Северусу углубить поцелуй и со стоном подставляя шею, когда эти губы принялись ласкать чувствительную кожу.

- Я думаю, сегодня моя очередь, - прошептал Снейп с хищной улыбкой.

Мелкая дрожь возбуждения пробежала по телу мальчика.

- Да.

Профессор долго ласкал кожу плеча и шеи, находя чувствительные места, о которых Гарри и не подозревал. Он уплывал от каждого прикосновения, каждой ласки, и Снейп не собирался на этом останавливался. Сердце мальчика стучало настолько быстро, что он никак не мог выровнять дыхание.

Когда губы мужчины обхватили его член, он бы непременно закричал, если бы в легких было достаточно воздуха. Он задыхался, хрипя, словно от боли, но Снейп точно знал, что это не так. Его рот продолжал пытку, то полностью пропуская подрагивающий член в горло, то игриво обхватывая губами головку.

Бедра Гарри не слушались, хаотично и отрывисто подаваясь вперед, пытаясь усилить ласку.

Оргазм был ярким и сильным. Он выдохнул имя Снейпа, пытаясь вдохнуть хоть немного воздуха, чтобы не потерять сознание.

Через несколько минут, часто и тяжело дыша, Гарри пришел в себя.

- Боже, это было великолепно…

- Скоро будет еще лучше.

На секунду мальчик задумался над тем, что имел в виду мужчина, но когда руки профессора властно сжали его ягодицы, вопрос отпал сам собой. В какой-то момент Гарри охватила паника, но он заставил себя успокоиться, понимая, что сегодня его очередь быть ведомым. Тем более, Снейп вчера явно получал удовольствие, а все книги кричали о том, насколько сказочным может быть проникновение.

Но все равно часть его сознания упорно отказывалась понять, как кто-то настолько большой, как Северус, мог в нем безболезненно поместиться.

- Гарри? – мужчина выглядел обеспокоенным.

- Извини, - Гарри рассеянно улыбнулся, - но мои мысли решили слиться не в то русло.

- А вы верните их на место, мистер Поттер, – прошептал мужчина, целуя его в губы.

- Эй, в постели нет никаких «Мистеров Поттеров». И вообще, не мог бы ты перевести СВОЕ внимание в другое русло?

- Что ты предлагаешь?

Гарри нырнул рукой вниз, обхватывая возбужденный член любовника.

- Мне нужно пояснить?

Снейп дернулся и громко вздохнул.

- Ну, так как в наличии у вас рук я не сомневаюсь, вы могли бы продолжить и придать немного движения.

- О, думаю это мне по силам, – Гарри провел рукой верх-вниз. – А еще я думаю, что ты тоже мог бы что-нибудь с этим сделать. - Снейп простонал и откинулся назад, позволяя Гарри сделать еще пару движений. - Знаешь, мне нравится такая позиция.

- Есть вещи, в положительных пунктах которых я уверен на все сто процентов.

- Действительно, - мальчик улыбнулся. – Может, мы могли бы попробовать несколько из них? – Снейп открыл глаза и встретился взглядом с Гарри.

- Да. Я думаю, мы бы могли.

Без предупреждения Снейп двинулся вперед, подминая мальчика под себя и целуя его грубо и глубоко, постепенно смягчаясь и сбавляя темп.

Его руки были везде, и буквально через пару минут Гарри сдался, полностью доверившись партнеру и его магии, тихо постанывая и давая любовнику полную свободу действий.

- Пожалуйста, - он умолял, но не был уверен, что говорит это вслух.

Лежа на спине, Гарри поднял голову и увидел, как любовник его оседлал. Он громко застонал, когда мужчина потянулся вниз, принимая в себя головку, а потом одним резким движением опустился до конца. Тепло и узость сейчас чувствовались лучше, чем в первый раз. Он не мог поверить тому, насколько это хорошо.

Запрокинув голову и прикрыв глаза, Северус тихо застонал. Он двигался вверх, затем опускался вниз на Гарри, задавая медленный ритм. Тепло все сильнее затягивало мальчика, кожу покалывало, дыхание стало резким и шумным. Он закрыл глаза и молился богу, чтобы не опозориться так же, как и вчера. К счастью, этого не произошло.

Губы Северуса приоткрылись в стоне, и он застыл, потянувшись рукой к напряженному члену. Пара движений, и он кончил, издавая задушенный хрип. Гарри наблюдал за лицом любовника в момент оргазма - это было прекрасно.
Не удержавшись, он притянул к себе Северуса и, страстно целуя, сделал еще несколько резких движений, срываясь в истинное блаженство.

Мягкие поцелуи в грудь вытянули Гарри из сладкой послеоргазменной неги.

- Ммм, - он ласково провел рукой по волосам мужчины, притягивая его к себе. – Ммм.

- Очень красноречиво, мистер…

- Не говори этого, - мальчик мягко зажал рот мужчины рукой.

- Я боюсь, это стало привычкой, – пробормотал Северус, целуя его ладонь.

- Нужно от нее избавляться, – Гарри улыбнулся. – Не люблю, когда ты так ко мне обращаешься.

- Все будет, так как ты хочешь, – Снейп говорил тем же тоном, когда вчера опускался перед ним на колени.

Дрожа от воспоминаний, Гарри наклонился и поцеловал его.

- Как будто это возможно.

- Может, просто дать времени фору? - Снейп ответил на поцелуй и перекатился на свою половину кровати.

- Может быть. - Гарри прижался к его боку, чувствуя тепло и легкую сонливость. – Спасибо.

- За что?

Перевернувшись на спину, мальчик открыл глаза.

- Ты сам знаешь.

- О, да. Знаю.

Гарри нахмурился. Ему показалось, что Северус хотел что-то сказать.

- Что?

- Помнишь, о чем мы говорили по поводу предпочтений? – Северус выглядел серьезным, и Гарри проникся его заботой.

- Знаешь, но я не думаю, что это самое удачное время для разговора.

Снейп вопросительно выгнул бровь.

- А когда будет лучшее?

- Когда мы оба будем как минимум одеты и в вертикальном положении.

Снейп покачал головой и медленно провел ладонью по телу любовника.

- Это просто страх перед неизвестностью?

- По большей части. Я не могу себе представить, насколько это может быть больше.

- Разве, смотря на меня, ты можешь сказать, что мне больно? Хоть иногда?

- Нет, – Гарри отвернулся. – Я был удивлен…

- Ты думаешь, если что-то пойдет не так, я не смогу остановиться?

- Нет. Ты уже дважды останавливался.

- Глупый храбрый Гриффиндорец, – профессор сел, взбил несколько подушек и прислонился к спинке кровати. – А тебе не приходило в голову, что я мог наслаждаться и этим?

- Ну, было очевидно, что тебе было приятно, – Гарри посмотрел на него. – Просто я не думал. Я имею в виду: не думаю, что ты захочешь заниматься этим очень часто. – Если вообще захочешь.

Снейп пожал плечами и одарил его удивленным взглядом.

- Я чувствую себя довольно хорошо, – Гарри знал это выражение лица - Снейп посмеивался над ним. – Пойми, количество боли не так уж и высоко. Конечно, она присутствует первые несколько раз, но если любовник заботлив, он сведет ее к минимуму. Тебе не нужно беспокоиться, пока я доволен и таким раскладом.

- Ты никогда не будешь хотеть… - Гарри не мог поверить, это было слишком хорошо, чтобы быть правдой.

- О, я думаю, в конце концов, ты сам захочешь попробовать быть снизу. Стоит только понять, почему мне это так сильно нравится.

Уже любопытно.

- Я думаю, это произойдет раньше, чем « в конце концов».

Снейп еще раз поцеловал его.

- Я в этом уверен. Но не в ближайшее время. Из меня все еще вытекает твоя сперма.

Гарри засмеялся.

- Не можешь успеть за мной, старик?

Снейп запустил в него подушкой.








Северус проснулся от теплых губ, продвигающихся поцелуями вниз по его спине, а затем - оставляющих заключительный поцелуй на ягодицах. Он застонал.

- Гарри, ты ненасытен.

- Нет, просто наверстываю упущенное время, – Поттер поднялся и зарылся носом в волосы на его затылке, обвивая руки вокруг талии мужчины.

Профессор перевернулся и обнял любовника в ответ.

- Опять?

Мальчик нахмурился и отодвинулся.

- Что ты имеешь в виду?

- Только то, что сказал.

- А я, между прочим, даже не достиг самого рассвета сил.

Снейп снова застонал.

- Мерлин, помоги мне.

- Никакой пощады, – Гарри улыбнулся и мягко поцеловал его. – Я думал…

- О, что-то новенькое? И что же на этот раз?

- Может быть, ты мог…

Снейп посмотрел на него с полной серьезностью.

- Еще недавно ты этого не хотел.

- Ну, ты все три дня просто кричишь от удовольствия…

- Я не кричу, - язвительно возмутился Северус. - Может быть, я немого стонал, но ничего более этого!

Хихикая, Гарри поцеловал любовника в губы.

- Будешь говорить это тем, кто тебя не слышал.

- Я думаю, что не буду.

- Так или иначе, - мальчик глубоко вздохнул, – я хочу попробовать быть снизу.

Снейп внимательно всмотрелся в юное лицо: там не было и капли страха, но сам он все еще не был уверен.

- Гарри, это может подождать.

- Я не хочу ждать.

Снейп задался вопросом: был ли в мире кто-то более упрямый, чем его новоявленный любовник.

- И почему я не удивлен?

- Может, потому, что ты тоже этого хочешь?

- Речь идет не обо мне, – Северус сел и чуть заметно вздрогнул. Он взбил подушки и навалился на них. – Речь о тебе. И я уже говорил, что…

- Ты в порядке? Я сделал тебе больно?

- Нет, я стар. Успокойся, мне не больно, – взгляд мужчины выражал решительность.

Гарри одарил его скептическим взглядом, нежно погладив бедро.

- Мы занимались этим слишком часто.

- Я точно знаю, какое количество раз мы занимались любовью. Представь себе, я там был, – он скосил взгляд на тумбочку - рядом со смазкой лежали болеутоляющие и склянка с мышечным релаксантом. Открыв ее, он выпил почти половину содержимого. – Дай мне минуту, и все будет в порядке.

- Ты не обязан этого делать.

- Не будь идиотом, – Снейп покачал головой, и когда Гарри попытался ответить, вскинул руку. – Нет, мы не будем обсуждать интенсивность эксплуатации моего сфинктера.

- Хорошо, – Поттер тоже сел. – Мы можем вернуться к тому, с чего начался разговор? Потому что если ты в порядке, я хочу сказать, что готов попробовать.

Снейп открыл рот, чтобы возразить, но замолчал. Мальчишка был прав. И, кроме того, он всегда добивался желаемого.

- Со мной все в порядке. Я даю слово.

- Дать слово, это еще не все…

- Не начинай, - мужчина наклонился и поцеловал его, скользя рукой по спине и подминая под себя.

Гарри принял его объятья, ласково улыбаясь. Северус продолжил поцелуи, медленно опускаясь вниз к шее и груди. Даже после трехдневного секс-марафона, ему не перестал нравиться вкус Гарри, гладкость кожи и звучание его голоса. Услышав громкий несдержанный стон, Снейп усмехнулся, спускаясь ниже и добавляя усердия.

Пусть три дня - это относительно недолгий срок, но пальцы мужчины уже помнили все чувствительные точки на теле молодого любовника, которое он с таким нетерпением изучал уже множество раз. Гарри стонал, извивался и кричал, когда Северус ласкал самые чувствительные места, все глубже погружая в любовника скользкие от смазки пальцы.

Выбрав момент, когда тело любовника было наиболее расслабленным, он осторожно толкнулся головкой в узкий проход. Гарри замер, но постепенно расслабился. Стараясь не торопиться, Снейп вздохнул и медленно, позволяя Гарри привыкнуть, начал продвигаться вперед, следя за каждой эмоцией на любимом лице, прежде чем сделал последний толчок, полностью входя в узкое тело. Затем он очень медленно вышел и толкнулся еще раз.

Мальчик вздохнул и еще шире развел ноги.

Северус повторил движение, немного меняя угол, и услышал, как у мальчишки прихватило дыхание. Он знал, что делает все правильно, и потому толкнулся еще раз. Гарри застонал.

Если бы мужчина мог, он предпочел бы свой медленный легкий ритм - долго и ласково - но сейчас сделать это не представлялось возможным. Удовольствие было слишком сильным, и он действительно потерял контроль.

Войдя еще глубже, он услышал полный удовольствия крик:

- Сильнее!

Северус был потрясён. Страсть и возбуждение переполняли его, и он застонал, кончая в унисон со своим любовником.

Пару минут спустя, придя в себя и почувствовав, как под ним лениво завозился Гарри, Снейп откатился в сторону и обеспокоенно посмотрел мальчику в глаза.

- Все нормально? Тебе не было больно, не так ли?

- Нет, все хорошо. На самом деле это было великолепно.

- Но?

- Без «но».

Но что-то в голосе Поттера заставило мужчину насторожиться.

- Но все же что-то не так. Что именно?

Гарри протяжно и громко выдохнул, повернулся и посмотрел прямо ему в глаза.

- Это было не совсем то, чего я ожидал.

Это не было похоже на одобрение.

- Неправильно?

- Вовсе нет, - Гарри прижался ближе и поцеловал профессора в грудь, - просто это было немного ближе, чем я думал.

Это было самое последнее, что мужчина ожидал услышать.

- В смысле - ближе?

- Интимнее…

Снейп улыбнулся и покачал головой. Выглядел он весьма удивленно.

- Ты был в моем сознании, засовывал свой язык мне в задницу. Сколько между нами было моментов намного интимнее, чем этот?

- Но я хотел сказать именно это. Просто я не ожидал, что ты так все повернешь.

- Ты хотел бы снова быть снизу?

- Конечно. Мне понравилось. И… У меня нет слов, чтобы это описать.

Снейп кивнул.

- У нас будет много времени, чтобы подобрать нужные слова.

- Полагаю, что вся наша жизнь.

- Похоже на то.





Примечания переводчика:

* Отсылка к фильму "Truly, Madly, Deeply" с Аланом Рикманом в главной роли.
От себя лично советую к просмотру. Крутой фильм.


Глава 13. Эпилог




- Просыпайся, - протянул Снейп, мягко сжимая плечо мальчика. - Твои друзья-идиоты только что пересекли границу охранных чар. Теперь придется выйти навстречу.

Гарри нехотя открыл правый глаз.

- Почему мне?

- Потому что они твои друзья, – Снейп перевернулся и натянул одеяло на голову. – С ними иметь дело будешь только ты.

- Спасибо, очень мило, - Поттер сел и застонал, почувствовав, как заныли мышцы ануса после сегодняшней ночи. Но как бы то ни было, это того стоило.

Пытаясь придать себе божеский вид, он огляделся в поисках халата. Последний нашелся в куче мятой одежды на полу, куда его бросил Северус. Это, конечно, не помогло - времени у него не хватало ни на что, кроме облачения в мятый халат и штаны.

Довольный жизнью, Гарри спустился по крутой лестнице в холл, вздохнул, расправил плечи и открыл входную дверь, чтобы увидеть взволнованных Рона и Гермиону.

- Что? – спросил он, глядя на ребят.

- Разве так приветствуют своих лучших друзей? – возмутился Рон, но его губы предательски дернулись в улыбке.

Сомнений не было, выглядел он именно так, как себя чувствовал - хорошо оттраханным.

- Вот-вот. Мы пришли, чтобы убедиться, что у тебя все в порядке. Но ты можешь исправить ситуацию, если предложишь нам чаю. – Миона даже не пыталась скрыть улыбку.

- О, да, конечно. Проходите, – Гарри отступил, чтобы они могли войти внутрь. – Я заварю чай.

- Хорошо, – парочка даже не пыталась скрыть свое любопытство, особенно Гермиона, которая, казалось, старалась уловить каждую деталь.

- Домовых эльфов здесь нет, – предвидя вопрос, сказал Поттер и провел их на кухню.

- Это замечательно.

Гарри улыбнулся и поставил чайник на плиту. Он предпочитал использовать газ вместо магии, потому что считал, что вкус будет лучше, если заварить чайные листья простым кипятком.

- Это дружеский визит или у вас есть повод будить меня ни свет ни заря?

- Уже прочти полдень, – нравоучительно отметила Миона.

- От вас со Снейпом не был новостей почти четыре дня, – Рон явно пытался шутить, но это не отменяло того, что его друзья лезли не в свое дело.

- Мы были немного заняты. Или вам нужны объяснения в деталях?

- Да, я вижу.

- Он тебя обидел? – Гермиона покраснела, но взгляда не отвела. – Ты можешь нам все рассказать.

- О, Мерлин! – Гарри уткнулся лицом в сгиб локтя, нервно смеясь. - Нет. Это не так.

- Гарри, все в порядке, – подруга встала и обняла его. Теперь ее голос звучал сердито. – Мы вытащим тебя отсюда.

Поттер вскинул голову и засмеялся еще сильнее.

- И что здесь происходит? - Снейп, облачённый в помятый черный халат, неслышно вошел на кухню. – Что-то случилось?

- Ничего, - пролепетал Гарри между приступами истерического смеха. Все трое пристально смотрели на него, пока он не успокоился. – Мои друзья просто беспокоились обо мне.

- Я заметил, – Снейп отвернулся и налил себе чашку чая. – На это были причины?

- Как мы говорили Гарри, от вас не было ничего слышно четыре дня, – Гермоина скрестила руки на груди и нахмурилась, явно пересматривая ситуацию. – Мы волновались.

- Как вы узнали, где нас искать? - спросил профессор, присаживаясь за стол рядом с Поттером. – Никто не знал, что мы будем тут, и, тем более, не знал, как добраться до поместья.

- Директор знал, – Рон выглядел самодовольным. – Он нам рассказал.

- О, просто чудесно. И я полагаю, что уходить вы не собираетесь?

Друзья одновременно покачали головой.

- Северус, - сказал Гарри и почти сразу заметил удивленные взгляды друзей. – Что? Должен же я был как-то его позвать.

Рон покраснел.

- Просто это не очень привычно.

- Рон, Гермиона, вы убедились, что со мной все в порядке?

Миона вздохнула с облегчением.

- Мы…

- Я знаю, – Гарри ободряюще сжал ее руку. – И я это ценю. Но все на самом деле в порядке. У нас все хорошо.

- Замечательно, – Рон сделал глоток чая и внимательно посмотрел на Снейпа. – Еще мы хотели рассказать, что произошло, когда вы оба покинули школу.

- Могу себе представить, – ответил мужчина. – Но я уже подал в отставку, и они ничего не могут с этим поделать.

- Кроме того, что все говорят, что вы и Гарри были… - Рон сделал паузу и громко вздохнул. – Что вы трахались еще до окончания школы.

Снейп издал сдавленный хрип, и Гарри поспешил успокаивающе сжать его ладонь.

- Это не справедливо, – Поттер был очень зол. – Неужели они не понимают, что такой спешки не было бы, если бы мы занимались этим раньше?

- Ну, студенты вдруг вспомнили, что ты не ночевал в общежитии много ночей подряд, и решили, что точно знают, у кого ты был.

- Логично, - кивнул профессор. – Но я не думаю, что они держали над нами свечку, чтобы утверждать, чем именно мы занимались.

- Но ты же больше не учитель, они же не могут тебе навредить? – Гарри выглядел действительно обеспокоенным.

- Я думаю, что не могут. Тем более, если учитывать, что ты, Гарри, уже был в возрасте согласия, когда это якобы произошло.

- А, кроме того, вы можете дать показания под Веритасерумом. Это подтвердит вашу невиновность.

Гарри отвернулся и промолчал.

- Не можете?

- Да, – коротко ответил Снейп.

- Мы еще чего-то не знаем, Гарри? – Гермиона тоже выглядела весьма обеспокоенно.

- Что вы хотите от меня услышать?

- Это не ваше дело, Уизли! - голос Снейпа был резок. - Если меня призовет к ответу Министерство, то я без сомнений буду держать слово за содеянное. Перед ними, но не перед вами.

- Северус, - Гарри недовольно скрестил руки на груди, - они просто волнуются обо мне.

- Тогда пусть они не лезут не в свое дело.

- Но это их дело! – Гарри повернулся к друзьям. – Ничего не было, пока я не закончил школу. Я не был невинен, но секса не было до окончания Хогвартса.

Рон и Гермиона облегченно вздохнули.

- Но этого вполне достаточно, чтобы меня уволить.

- Да, но недостаточно, чтобы привлечь к ответственности.

- Ради Мерлина! - прорычал Снейп. - Неужели никто не считает, что я тебе не навредил бы?

Гарри наклонился и поцеловал Северуса прямо в губы, ласково проводя кончиками пальцев по его щеке.

- О, я всегда так считал, и, честно говоря, похоже, я такой один.

Снейп прищурился и кивнул.

- И это правильно, – он допил чай, встал, плотнее запахнул халат и улыбнулся. – Наслаждайся общением с друзьями, а я пока приму ванну.

С этими словами он взъерошил волосы мальчики и вышел из кухни.

Гермиона от удивления открыла рот.

- Я знала, что это неизбежно, но…

- Ага, – согласился Рон. - Если бы я не видел это своими глазами, ни за что бы не поверил.

В ответ Гарри только улыбнулся - он знал, что, начиная с сегодняшнего дня, все будет действительно хорошо.




The End


"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"