На краю

Автор: Сабрина Снейп
Бета:нет
Рейтинг:PG-13
Пейринг:Майкрофт Холмс, Шерлок Холмс
Жанр:AU, Action/ Adventure, Detective
Отказ:Не претендую
Аннотация:Просто еще одна история о братьях и о том, что никогда не поздно попытаться жить иначе.
Комментарии:
Каталог:нет
Предупреждения:нет
Статус:Закончен
Выложен:2013-10-16 17:39:05 (последнее обновление: 2013.11.26 22:06:20)
  просмотреть/оставить комментарии


Глава 1. Условие

Майкрофт Холмс все и всегда привык держать под контролем. Совал свой нос в любую ситуацию, и всегда был искренне убежден, что именно его точка зрения является единственно верной. Не только знал, чего хочет он сам, но и всегда был уверен, что знает, что надо другим. И частенько влезал в жизнь и близких, и посторонних, людей из самых искренних побуждений.
Например, когда Майкрофту было одиннадцать, он заметил, что родители охладели друг к другу. Они реже времени стали вместе проводить, а младший брат Шерлок, с раннего детства отличающийся выдающейся наблюдательностью и столь же выдающейся бесцеремонностью, прямо заявил, что у папы появился кто-то на стороне. Но это категорически не устраивало Майкрофта, который решил, что у него и Шерлока непременно должна быть полная семья. Он пустил в ход весь свой арсенал – интриговал, устраивал скандалы, притворялся больным. Он добился своего, и даже Шерлок, раскрывший большинство хитростей брата, ничего поделать не смог. Родители остались вместе.
Шерлок был категорически против методов Майкрофта. Он, в своем роде гений, был скорее наблюдателем. Шерлоку нравится наблюдать за людьми, делать выводы. Он всегда добивался впечатляющих успехов, мог распутать загадку почти любой сложности. Но не любил вмешиваться, предпочитая наблюдать. В этом разница между двумя братьями, и в этом причина ненависти младшего к старшему.
Шерлоку нравится жизнь со всеми несовершенствами и загадками. Он называет себя социопатом, но на самом деле, если бы общество было идеальным, Шерлоку было бы дико скучно. И он терпеть не может, когда Майкрофт вмешивается в течение жизни, пытаясь все переделать под себя.
А Майкрофт всегда таким был. Он не обладал привлекательной внешностью, как Шарлок, не обладал такой страстью к знаниям и великолепной памятью. Он завидовал брату, хотя никогда не желал ему ничего плохого. Но всегда хотел хоть в чем-то переплюнуть Шерлока.
И он поступил в Оксфорд, получил блестящее образование, его карьера стремительно поползла вверх.
С Шерлоком все иначе. Он гениален, с этим не поспоришь. Но вместе с тем младший из Холмсов очень непостоянен, ему быстро наскучивает любая область деятельности. Он учился на массе факультетов и ни один не закончил. Просто потому, что не желал тратить свое драгоценное время на вещи, с его точки зрения несущественные. К примеру, экзамены.
Поэтому, казалось бы, пропасть между братьями велика. У Майкрофта есть авторитет и престижная работа, Шерлок иногда за деньги расследует дела и постоянно бесплатно помогает полиции. Майкройт знает, что брат ненавидит его. Да Шерлок и сам не раз называл его своим главным врагом. И Майкрофт знает, что он не шутил.
Шерлок уверен, что Майкрофт является ключевой фигурой в британском правительстве, что ни одно важное решение не принимается без его ведома. Отчасти это и так, но все же не совсем. Майкройт, как бы ему ни хотелось подняться на самый верх, на самом деле тоже является пешкой в руках более могущественных людей. Тех, кто на самом деле управляет страной.
Но ему всегда хотелось, чтобы Шерлок считал его чуть ли не Богом, хотелось иметь в глазах брата авторитет, чтобы он его уважал. Майкройт поздно понял, что это вызывает обратный эффект – чем более значимой фигурой его считает Шерлок, тем больше ненавидит. Но, когда Майкрофт осознал это, стало уже поздно. И ему осталось только продолжать играть роль.

И все равно Майкрофт может многое. Он руководит огромным количеством людей, и сам убежден, что сделал для родной страны достаточно, чтобы каждую ночь засыпать с чистой совестью. И до недавнего времени Майкрофт был уверен, что у него все всегда под контролем, что ничто не может застать его врасплох, сломать ему планы.
Но Майкрофт совершил ошибку. Фатальную. Он пропустил появление на шахматной доске, с которой всегда сравнивал свою жизнь, значимой фигуры. Джеймс Мориарти. Сначала Майкрофт не расценил этого человека как серьезную угрозу себе или же своему окружению. Считал его пешкой. Но это далеко не первый случай, когда, дойдя до конца доски, пешка становится ферзем.
Второй крупной ошибкой, которую совершил Майкрофт, стало то, что он рассказал Мориарти многое из жизни Шерлока. Он не думал, что это может повредить брату. Он никогда бы не сделал сознательно ничего опасного для Шерлока. И, тем не менее, сейчас жизнь брата висит на волоске. И Майкрофту не остается ничего кроме как слушать требования еще одного великого манипулятора.
Майкройт всегда заботился о младшем брате и никогда этого не скрывал. Пожалуй, Шерлок – единственный человек, на которого Майкрофту не плевать. И потому, если бы он хоть на секунду предположил, что Мориарти вырвется из-под контроля, никогда бы ни слова ему о Шерлоке не сказал.
А теперь уже поздно – Мориарти на свободе, а Шерлок загнан в искусную ловушку. И кажется, что его смерть неизбежна.
А начинался день обыденно. Единственным отличием от всех остальных дней было то, что Майкрофт позволил себе за обедом насладиться большой отбивной с гарниром в виде картофеля фри. Обычно он этим себя не баловал, зная, что склонен к полноте. Но сегодня желание стало уж совсем всепоглощающим, и мистер Холмс решил дать отгул своей диете. В конце концов, что станет с одного раза…
Вернулся в свой кабинет. Антея посмотрела укоризненно, но ничего не сказала. Вообще, это удивительная девушка, Майкрофт до сих пор не устает хвалить себя за то, что три года двести пятьдесят шесть дней назад все-таки принял ее на работу. А ведь девушка приходила на собеседование три раза, с завидной настойчивостью. Но она с первого взгляда не понравилась Майкройту, а своим ощущениям он привык доверять на сто процентов. Но шло время, на должность своего помощника он все не мог никого найти. А Антея все приходила на собеседования.
На третий раз она пришла, когда в кабинете Майкрофта был Шерлок. Брат зашел без церемоний и во время собеседований отпускал ехидные комментарии. Претенденты выбегали из кабинета в совершенно расстроенный чувствах. И Майкрофт давно бы выгнал своего младшего, вот только комментарии все были дельными.
Когда собеседование проходила Антея, Шерлок слушал, не перебивая. А потом сказал, обращаясь к Майкрофту: «Если ты ее и на этот раз не возьмешь, ты полный осел».
Так что справедливости ради следует отметить, что в том, что сейчас Антея работает на Майкройта, в основном, заслуга Шерлока. Но мистер Холмс любит забывать об этом. Одно верно на сто процентов – сейчас он без Антеи как без рук. Она выполняет важные поручения, координирует его расписание… Да Майкрофту порой кажется, что помощница его знает лучше него самого! И сам он уже давно не представляет без нее свой рабочий день.
Майкройт устроился в кабинете и занялся чтением отчетов. Так что вечер намечался скучный. И, несомненно, стал бы таким, если бы не телефонный звонок.
Первой мыслью было – откуда Мориарти знает мой номер? Сразу после Майкройт подумал, что недооценил этого преступника. Но спросил он, что нужно собеседнику. Никогда не помешает знать планы врага.
И уже от Мориарти Майкрофт узнал, что тот провел великолепную интригу, переиграл даже Шерлока. И что Шерлока через какие-то пару часов ждет смертельный прыжок с небоскреба.

В горле пересохло, и сразу стало нечем дышать, а в кончики пальцев словно кто-то иголки втыкал. Майкройт с детства знал эти симптомы – крайняя степень волнения. Мориатри он поверил сразу. Конечно, прикажет своим людям проверить все факты. Но уже сейчас Майкрофт уверен, что все подтвердится.
Симптомы паники прошли через полминуты. Не потому, чтобы Майкрофт перестал волноваться за Шерлока. Нет, он просто понял, что, раз Мориарти потрудился добыть его номер и сейчас звонит, он хочет что-то предложить. Это значит, шанс спасти Шерлока есть. Надо только очень для этого постараться. Приказав своему голосу не дрожать, Майкрофт спросил:
- И что же тебе нужно?
- С чего вы взяли, мистер Холмс, что мне что-то от вас нужно?
- Думаете, я поднялся бы до таких высот, если бы был идиотом?
- Не льстите себе. Я не Шерлок и прекрасно знаю, как номинальна ваша власть. Примерно как у королевы.
- И все же что вам нужно?
- Ладно. Игра, и правда, слишком затянулась. Вам мат, мистер Холмс. И вам придется выполнить мои требования.
Требование были банальны, даже странно для такого гения как Мориарти. Ему требовались бумаги, совершенно секретная информация. Майкройт обязан принести их злодею, только так он сможет спасти брату жизнь.
И лишиться своей. Майкройт знает – эти бумаги может взять только он. Помимо него это знают очень серьезные люди. Без сомнения, отдав бумаги Мориарти, он подпишет себе смертный приговор. Но, что еще хуже, он предаст свою страну, которой собирался верно служить. Он взвалил на себя ответственность, которая под силу далеко не каждому. Он был убежден, что справится, ведь у него все для этого есть. Прежде всего, выдающиеся умственные способности. Но вот прямо сейчас ему приходится делать выбор. Что важнее для него – жизнь брата или благополучие Великобритании?
Мориарти давно отсоединился, а Майкрофт все сидел за рабочем столом, сжимая в руке телефон. Могло казаться, что он предается апатии. Нет. Мозг этого государственного деятеля лихорадочно искал выход, хоть один шанс для Шерлока. Но времени мало, и иначе брата не спасти. Готов ли он ради семьи разрушить то, к чему шел долгие годы?
Оказалось, решение принять не так уж и сложно. И гораздо быстрее, чем можно было подумать. Не прошло и получаса, а Майкрофт выходил из кабинета. Действовать надо быстро, у Шерлока остается все меньше времени. Майкройт знал, что брат никогда не оценит его поступок и будет продолжать его презирать. Но он не мог поступить иначе.
Первым делом отослать домой Антею, чтобы никто не заподозрил ее в пособничестве. Девушка была сильно удивлена, она настроилась работать долго. Пришлось надавить. Обиделась, но это меньшая из проблем Майкрофта.
Пройти в хранилище. Доступ у него есть, у одного из очень немногих. Когда Майкрофт доставал из сейфа бумаги, его руки не дрожали. Какой смысл переживать и бояться, когда решение уже принято, и ничего не изменить? Это только напрасное давление на нервную систему, Майкрофт не сторонник подобного.
Когда выходил из здания тоже был спокоен. Сел за руль машины сам, водителя отпустил. Как же давно он не водил! Вообще не делал многих вещей. Работа, одна сплошная работа.
Приехал в указанное место. Он даже не пробовал устроить засаду на Мориарти. Смысл? Он убежден, что сейчас злодей в любом случае выкрутиться. Он же очень тщательно к этому готовился.
Встретились. На груди у Майкрофта красовалась точка лазерного прицела, но и тогда он был спокоен. Задал вопрос, и голос не дрожал:
- Ты не боишься затевать такую опасную игру, Джеймс?
- Игру с тобой? Да брось. Ты и в подметки мне не годишься.
- Игру с Шерлоком.
- Ой, да ладно. Твой брат еще поблагодарит меня за то, что я от тебя избавлюсь. И оценит изящество затеи.
- Убьешь меня?
- Ой, что-то мы заболтались… Бумаги!
Майкрофт передал папку. И ожидал, что сейчас же умрет. Но выстрела не последовало. Мориарти ответил на незаданный вопрос: «А что мне самому заморачиваться? Еще и думать, куда тело деть… Твое обожаемое правительство все сделает само». И после этого гордо удалился. Только когда Мориарти и след простыл, точка лазерного прицела исчезла, словно ее и не было.
Майкройт был спокоен, когда возвращался к своей машине, вел аккуратно, не превышая скорость. Был спокоен, когда заходил в свой дом. Когда отпускал прислугу до завтра, голос его не дрожал…. И только когда мистер Холмс остался один, на него выплеснулась вся колоссальная нагрузка уходящего дня.
Спать он так и не лег. А смысл? На том свете отдохнет. Когда за ним пришли, так и сидел на полу, смотря в одну точку. Не пошевелился и ничуть не удивился, что в дверь даже не постучали.
Их было трое. Главный Эрик Никкс, профессионал. Сопротивляться нечего и думать. Следовало ожидать, что его сразу пристрелят, но парни замерли на пороге. Майкрофт устало спросил:
- Чего вы ждете? Вам же приказано покончить со мной.
- А ты так спешишь на тот свет? Успеешь, Майкрофт.
- Не замечал за тобой склонности к философии, Эрик.
- Не время язвить. Как ты вообще мог так проколоться? Неужели думал, что тебя не вычислят?
- О чем я думал, уже не важно. Ведь все кончено.
- Пока еще нет.
- Что?
- Да, ты предал родную страну. И лично я бы пристрелил тебя без разговоров. Но они считают, что ты многое сделал для страны. И хотят дать второй шанс. У тебя три дня, Майкрофт. Верни бумаги, и они обо всем забудут. Иначе ты труп.
Парни ушли, Майкройт заварил себе кофе. А почему бы и нет? У него есть целых три дня, спасибо прошлым заслугам. Антея так и застала Майкрофта за чашкой кофе. И сходу накинулась, требуя что-то срочно предпринять. Нет сомнений, ей рассказали все специально, чтобы она помогла Майкройту. Она же его лучшая помощница… А Майкофт смотрел на Антею и почему-то думал не о том, что у него совсем плохи дела, а о том, что ей очень идет изумрудная блузка. Выслушав помощницу до конца, устало спросил:
- Антея, а что мы можем сделать?
- Как это что? Не время сдаваться, Майкрофт. Ты что, не понимаешь, что тебя убьют?
- Я знал, на что иду.
- Да накой тебе вообще сдались эти чертовы бумаги!? – это практически нервный срыв, раньше Антея никогда не позволяла себе подобных выражений. И потому ответил ей Майкрофт нарочисто спокойно:
- Это уже неважно, Антея. Важно то, что достать бумаги уже невозможно.
- Возможно. Майкрофт, у тебя же есть брат, гениальный детектив.
- Шерлока я в это впутывать не могу.
- Можешь, речь идет о твоей жизни.
- Он никогда не согласится помочь.
- Пообещай хотя бы, что обратишься к нему.
- Антея…
- Пообещай!

Майкройт пообещал. А что ему еще оставалась делать? В некоторые моменты Антея могла быть потрясающе упрямой. Если что вобьет себе в голову, не остановишь. По этой причине Майкрофт ее три раза увольнял. Правда, уже на следующий день с цветами приходил извиняться. Вот и теперь он понял – лучше пообещать.
Правда, пообещать гораздо проще, чем сделать. Майкрофт очень редко просил Шерлока об одолжении. И все время не ради себя, а ради страны. Он и сейчас решил не говорить брату, зачем ему так срочно понадобились бумаги. Он не думал, что Шерлок проникнется идеей спасти ему жизнь. Да и не хотел, чтобы брат считал его полным ничтожеством. Пусть уж считает почти всесильным… до самого конца.
Подошел к дому с двояким чувством. Он был убежден, что Шерлок ему откажет, и этот отказ выслушивать не хотелось. Но хотелось увидеть брата в последний раз. И в глубине души теплилась надежда, что он поймет и поможет. С таким ощущением Майкрофт переступил порог.
Дверь открыла миссис Хадсон. Предложила заварить кофе, но Майкройт отказался. Не до того сейчас.
Первым, что Майкройт заметил, стало отсутствие доктора Ватсона. Это плохо – смелый военный врач является единственным человеком, к которому привязан Шерлок. И только он может в чем-то его убедить. Не говоря уж о том, что, хоть Джон и не скрывает своего негативного отношения к Майкрофту (возможно, не стоило его тогда похищать), его ведет по жизни стремление всем помогать.
Но отступать поздно – Майкрофт дал Антее слово, что поговорит с Шерлоком. Так что вперед…
Шерлок, как и всегда, встретил Майкрофта крайне неприязненно. Майкрофт знал, что раздражает брата уже одним своим присутствием. Но, похоже, на сей раз дело не только в этом. Похоже, он умудрился зайти в самый пик проводимого братом расследования. Просить помощи бессмысленно. Но, раз уж обещал Антее…
Шерлок недружелюбно спросил:
- Что тебе надо от меня?
- Может, я просто брата зашел навестить?
- В разгар рабочего дня?
- Хорошо. Ты прав. Шерлок, мне очень нужна твоя помощь.
- Неужели?
- Да. Пропали сверхсекретные бумаги, и…
- Неинтересно.
- Шерлок…
- Я знаю, как меня зовут. С тех пор, как ты просил меня о помощи в пошлый раз, мало что изменилось. Я по-прежнему не желаю лезть в ваши политические дрязги.
- Шерлок, сейчас иная ситуация.
- И чем же?
Вот сейчас само время рассказать о том, что он попал в ловушку, собственно, пытаясь спасти самого Шерлока. Что, если не найдет бумаги, его убьют. В конце концов, они же братья. Неужели Шерлок готов обречь его на смерть? Можно узнать это прямо сейчас… Но Майкрофт лишь грустно усмехнулся и ответил:
- Уже неважно. Пока, Шерлок. Извини за беспокойство.
Наверное, он должен был чувствовать разочарование. Возможно, горечь. Но когда Майкрофт вышел из дома на Бейкер-стрит, он чувствовал лишь облегчение. Он свободен от каждодневной работы, от обязательств, от всего… Ему осталось жить всего-то три дня. Можно ни о чем не думать и расслабиться. В конце концов, он много лет себе этого не позволял.



Глава 2. Отрыв

Майкрофт гулял по Лондону. Ему впервые за много лет в разгар буднего дня не надо ехать на работу. Он отключил телефон и просто шел вперед, без особой цели. Он мысленно подводил итог своей жизни.
Ему не так уж много лет, а он ухитрился подняться (и до вчерашнего дня так удерживаться) на почти что самую вершину карьеры. Большинство жителей Великобритании о таком не смеют даже мечтать. У него столько денег, что он мог бы купить небольшой тропический остров, и масса подчиненных. Жизнь удалась?
Но Майкройфт не может похвастаться в личной жизни такими же впечатляющими успехами, как в карьере. У него нет друзей. Раньше были, еще в институтские времена. Но он неправильно себя вел, и поздно это понял. Своим стремлением все всегда контролировать Майкрофт отталкивал от себя людей. И даже сам не заметил, когда остался один.
Сказать по правде, до недавнего времени это его не сильно напрягало – у него же была работа. И люди, которые безоговорочно подчинялись его приказам. Но не стоит себя обманывать, это совсем не то, что друзья. Никогда подчинение не заменит дружбу. Но отчего-то люди это понимают только в самые критические моменты своей жизни.
Влюблен Майкройт был только один раз, в Оксфорде, на первом курсе. И ведь девушка, Мери Беккет, тоже любила его. Казалось бы, счастью ничего не мешает. Помимо стремлений Майкрофта. Он же всегда хотел идти вперед, а Мэри тянула назад. Ему надо было заниматься, а она хотела на дискотеку. Он хотел обдумать свои планы на будущее, а она требовала внимания. В конце концов, он ее бросил. И с тех пор ни с кем не имел длительных и серьезных отношений.
Хотя порой, достаточно редко, Майкрофт задумывался о том, как могла бы сложиться его жизнь, если бы он тогда сделал иной выбор. Может быть, он не был бы так богат и наделен такой властью, но зато у него могла бы быть семья. Кто-то, помимо Шерлока, кто был бы ему очень дорог. И, возможно, этот кто-то относился бы к нему несоизмеримо лучше…
Майкрофт даже на пару мгновений остановился от мысли, что он совсем не думал о маме в последнее время. Шерлок, конечно, тоже, но ему это свойственно. Вот Майкройт раньше постоянно навещал маму и пару раз с помощью изощренного шантажа заставил поехать с ним младшего. А вот в последний месяц было так много работы, что он ни минуты о ней не думал. А это не правильно, ведь мама любит его и Шерлока, думает о них. А после смерти отца ей тяжело.
Шерлока никогда не волновали подобные вещи. Он не пришел даже на похороны отца. Сообщил взбешенному Майкрофту, что, мол, покойник все равно ничего не знает и не чувствует. Зачем, мол, даром тратить свое драгоценное время. В этом весь Шерлок – даже Майкрофт, которому сентиментальность по должности не положена, частенько поражался его циничности. Наверное, брату проще жить без нормальных человеческих чувств.
Хотя чувство у него есть – ненависть к Майкрофту. Быть главным врагом своего брата… Иногда Майкрофту становилось обидно – он готов в лепешку расшибиться ради Шерлока, все делает для него. Оплачивает его счета, помогает выбираться из мелких и крупных неприятностей, снабжает драгоценной информацией… Шерлок же только и делает, что выражает глубочайшую к нему неприязнь. Если и помогает, то только тогда, когда слишком давно не было стоящего дела. А когда Майкрофт пытался воззвать к совести младшего, тот заявлял, что не просил его помогать. И это правда – Шерлок никогда ни о чем не просил – Майкрофт всегда сам чувствовал, когда брату нужна помощь, ведь он за него в ответе.
Впрочем, Шерлока не переделаешь, и обижаться на него Майкройт не видел смысла. Если брат считает, что поступает верно, пусть так… Майкрофт только надеялся на то, что с таким другом, как доктор Ватсон, его младший брат не пропадет.

Пока Майкройт бродил по городу, начал моросить противный дождик, что в Лондоне отнюдь не редкость. Мистер Холмс так ушел в себя, что не заметил, когда дождик перерос в самый настоящий ливень. Не то, что Мафкрофт боялся простуды – теперь в этом просто смысла нет. Но по пути попался бар, и Майкрофт решил зайти. Почему бы и нет?
В конце концов, он очень давно не ходил по подобным заведениям. Как-то статус не позволял. Еще совсем недавно Майкрофт придавал неоправданно много значения таким вещам, как статус и имидж. Просто не мог себе представить, что в одночасье все потеряет.
В баре было не много народу, неожиданно опрятно и чисто. Майкрофт заказал себе для начала пиво и хотел было сесть за свободный столик, как заметил за столиком в углу пьющего в гордом одиночестве инспектора Грега Лейтрейда. Пожалуй, это единственный в Лондоне полицейский, которого уважает Майкрофт Холмс.
Майкрофт всегда с особым рвением контролировал жизнь брата, за что тот его и ненавидит так люто. Когда узнал, что Шерлок стал помогать полиции, усилил контроль. И разговаривал со всеми инспекторами. Убеждал их не сотрудничать с Шерлоком. Кого подкупал, кого уговаривал. Грегори стал пятым. Но он единственный, кто послал Майкрофта. Не посмотрел ни на его высокое положение, ни на деньги, что за ним стоят, ни на обширные возможности. Потому что это практически единственный шанс раскрыть самые сложные дела. И потому что Шерлок захотел это сам. Грег думал, будут последствия. Да Майкрофт и сам целых два часа думал, что в порошок сотрет принципиального копа. Но по зрелому размышлению понял, что уважает его.
Некоторое время после этого Майкрофт хотел поговорить с Грегом, узнать его получше. Казалось бы, это человек не его круга. Но Майкрофт редко ошибается в людях. И сразу почувствовал в инспекторе смелого и честного человека. Того, кому можно доверять.
Только, как обычно, было полно дел государственной важности. И Майкрофт разговор с Грегом все откладывал на потом. Пока не стало ясно, что этого «потом», скорее всего, не будет вовсе. Хотя… Когда, если не сейчас? Майкрофт подошел и спросил разрешения присоединиться. Грег кивнул. Сел. Некоторое время пили молча, потом Грег спросил:
- Хочешь поговорить о Шерлоке?
- Нет. Как ни странно это звучит, но мир не вертится вокруг моего брата.
- В таком случае, очень странно вас тут видеть. Я думал, дела государственной важности не ждут.
- У меня отпуск. Ты-то что тут забыл? Солнце в зените, рабочий день в разгаре.
- А меня от дела отстранили. Там такие фигуры участвуют, куда уж разобраться простому инспектору.
- Мне очень жаль. Если бы мог, помог бы.
- Ну что вы, не стоит себя так утруждать.
- Ты не понял. Сейчас проблемы у меня самого, и куда серьезнее твоих.
Майкрофт сразу же пожалел о сказанном, но слово не воробей. Грегори серьезно на него посмотрел и спросил:
- Я могу помочь?
- Нет.
- Что, не моего ума дело?
- Не принимай на свой счет. Давай лучше выпьем, Грегори.
Они выпили. А потом еще и еще. Майкройт не напивался уже очень давно. Даже во времена студенчества он позволил себе это всего-то пару раз. Был для этого слишком серьезным и ставил перед собой слишком высокие цели. А теперь, когда все полетело к чертям, самое время наверстать упущенное.

Майкройт плохо помнил, что происходило потом. Сначала пили пиво, потом текилу, потом, кажется, Кровавую Мэри. Клялись друг другу в вечной дружбе, рассказывали какие-то истории. О Шерлоке тоже говорили, куда уж без него…
Неизвестно, чем бы это закончилось, если бы не Антея. Конечно, она всегда спасала его, и сейчас пришла очень вовремя. Забрала Майкрофта и позвонила кому-то из подчиненных Грега, чтобы и они своего шефа забрали.
То, как они добрались до дома, Майкрофт почти совсем не помнил. На грани сознания только отметилось, что Антея привела его к себе. Плохо Майкрофту не было, наоборот, он чувствовал особую легкость, словно сейчас все возможно и нет никаких преград. И то, что произошло дальше, было бы невозможно без этого ощущения.
Антея почти что на себе втащила Майкрофта в дом. Хотела устроить его в комнате, а самой заняться делами. Не смотря ни на что, Антея верила в то, что Майкрофт справится. Если для того, чтобы оправдаться, надо найти бумаги, значит, найдет. Или уговорит все же брата помочь. В конце концов, Майкрофт ловкий человек и талантливый политик. И раньше всегда находил выход из безвыходных ситуаций. Антея не понимала, почему он сломался теперь, но была уверена, что вскоре он возьмет себя в руки. Потому продолжала исполнять свои обязанности, чтобы Майкрофту было куда возвращаться.
Но сегодня поработать Антее не удалось. Стоило ей попробовать уйти, как Майкрофт притянул ее к себе и впился в губы поцелуем. Антея понимала, что навряд ли это хоть что-то значит. Знала, что ее шеф пьян в стельку. И полагала, что сейчас ему все равно, кого целовать. Но на поцелуй все равно ответила.
Потому что она влюблена в Майкрофта. С самого первого дня, когда пришла а собеседование, но ей отказали. А, скорее всего, и гораздо раньше. Ведь она изучала всю информацию о будущем работодателе, много узнала о нем. и ей нравилось все, что она узнала. У девушки на примете было много мест, где ее бы взяли и ценили. Но она пробовала устроиться именно помощницей к мистеру Холмсу. И, наконец, у нее получилось.
Сначала Антея думала, что обратить на себя внимание мистера Холмса будет не сложно. В конце концов, она и специалист хороший, и красивая женщина. Но, к сожалению, шеф оценил только первое достоинство. Не раз говорил, что ему повезло с ней (при этом благоразумно умалчивая о том, что вообще не хотел брать ее на работу), но на свидания не приглашал, а цветы дарил только после того, как увольнял.
А Антея отказывала всем, кто звал ее на свидания. Она ждала, что Майкрот образумится. Ведь ей от него не нужны ни деньги, ни положение (у нее это и без того есть). Ей нужен только он сам, со всеми достоинствами и недостатками.
А мистеру Холмсу нужна только его работа. Антея еще поняла бы, если бы он предпочел ей другую, так бывает. Но ее соперница – королева Великобритании, а это уже серьезно. Майкрофт все занят делами, подписывает указы, обсуждает проекты и планы. Похоже, он раз и навсегда решился для себя, что личная жизнь только мешает.
Сейчас он не понимает, что делает, пожалеет об этом уже на следующий день. Но Антея не смогла отказать. Так долго хотела этого, что закрыла на все глаза. К чему думать о том, что будет завтра?
А на следующее утро первым проснулся Майкрофт. И не мог понять сначала, почему ему так хорошо. Казалось бы, все плохо, а ощущение эйфории не покидает. Повернул голову, увидел спящую Антею и все понял. Не понял только одного – почему этого не случилось гораздо раньше, когда у них была уйма времени, а не несколько дней. Но тогда Майкрофту было все некогда. Он догадывался, что небезразличен своей помощнице. Но все не было времени разобраться в собственных чувствах. и он откладывал на потом. Мол, когда будет меньше работы, они поговорят и во всем разберутся. Майкройт не понимал, что работы меньше не будет никогда.

А что разбираться-то в чувствах? Все и так понятно – конечно, он любит Антею. И полюбил с первого взгляда. Потому и не хотел брать на работу – защитная реакция. Он же давно решил, что у него не будет продолжительных отношений. Женщины, конечно, были, но ни с одной он не встречался дольше месяца.
А Антея – та, на которой он мог бы жениться. Почему он этого боялся? Наверное, из-за неудачного (к чему себя обманывать?) брака родителей. Но ведь бывает и по-другому. И у них могло бы быть.
Но не будет. Майкрофт не желал подставлять Антею, потому решил быстро одеться и уйти. Но не успел – Антея, открыв глаза, спросила:
- Уже уходишь?
- Да, мне пора. Антея, поверь, то, что между нами было, много значит для меня, но…
- Ты должен восстановить свое доброе имя. Да. Я понимаю.
Надо было соврать, тем более, Антея сама выдвинула версию, в которую поверит. Сказать ей, что он именно этим сейчас и займется. Будет искать бумаги, восстанавливать свою честь… Соврать, и уже не увидеть разочарование в ее взгляде…
Потому что искать бумаги Майкрофт по-прежнему не собирался. Он понимал, что должен бы после ночи с той, которую любит, снова ощутить желание бороться и жить… Но этого нет. Он уже выгорел, и это не исправишь. Три дня… а тем более, уже осталось два… Разве они могут что-либо изменить?
Но Антее не надо бы об этом знать… Майкрофт мог бы сохранить веру в него Антеи… до самого конца. Но посмотрел в глаза помощницы и понял, что не может ей лгать. Вот так – всем может, а ей нет. Он же политик, он лгал большую часть своей жизни. может, Шерлок его презирает и за это тоже… Сейчас брат был бы доволен – Майкрофт посмотрел в глаза Антее и сказал чистую правду:
- Да не буду я ничего восстанавливать, не буду ничего искать. В этом нет никакого смысла.
- Майкройт, как ты можешь? – возмутилась Антея, - Нельзя же до такой степени не верить в себя!
- Почему? У меня ничего не было, кроме работы, Антея. А теперь нет и ее.
- А Шерлок? А я?
- Шерлок меня ненавидит, еще станцует на моих похоронах. А тебе без меня будет гораздо лучше, в глубине души ты и сама понимаешь это.
- Не надо за меня решать!
- Прости, Антея. Уже решил.
Макйрофт был почти уверен, что Антея возмутится, ожидал скандала… Но она просто спросила:
- Что делать собираешься?
- Поеду к маме, я очень давно ее не навещал.
- Ты хоть представляешь, что будет с миссис Холмс, когда она навсегда лишится старшего сына?
- Она и так не видела меня и Щерлока уже очень давно. Все государственные дела, нет ни секундочки… Для родной-то матери.
- Ты можешь навестить ее после того, как со всем этим разберешься, хоть навсегда у нее поселиться.
- Антея, прости меня.
Помощница только устало покачала головой. Она исчерпала все аргументы и сдалась, но Майкрофт не чувствовал себя победителем. Он сожалел о том, что у него ничего не вышло с этой замечательной девушкой. Что он не смог принести счастье ни ей, ни себе. Что весь итог его жизни, еще недавно казавшейся ему такой интересной и насыщенной, практически нулевой.

Майкрофт не врал – он, действительно, направился к маме. Живет она в пригороде Лондона. Казалось бы, совсем недалеко ехать. И они с Шерлоком вполне могли бы навещать маму каждые выходные… Но в последний раз Майкрофт был у нее год назад, а Шерлок вообще года полтора, и то его пришлось заставить изощренным шантажом. А это неправильно, нельзя забывать самого родного на свете человека.
Перед тем, как поехать к маме, Майкрофт зашел к себе домой. Там был устроен погром. Документы искали? Неужели таким идиотом его считают? Но то, что Майкрофт искал, оказалось в целости и сохранности. Бутылка вина.
Казалось бы, что тут особенного? В любом магазине можно купить вино, во многих коллекционное и очень хорошее. Но это вино совершенно необыкновенное, в мире всего-то пара десятков таких бутылок, хорошо, что те, кто проводил обыск, не в курсе.
Майкрофт заполучил эту бутылку в подарок, от самой королевы. За довольно значимую услугу. Откуда бутылка у королевы, Майкройт не знает, да и узнать никогда не стремился. А смысл? Сейчас она у него. Только он не хотел выпить вино просто так, под настроение. Это же просто расточительство.
Как-то раз Шерлок зашел к нему. У брата было отличное настроение – он только что раскрыл громкое дело. И хотел выпить это вино. Но Макйройт вырвал у него бутылку со словами: «Только на моих похоронах», на что никогда не лезший за словом в карман Шерлок ответил: «Скорее бы!». Что ж… Действительно, недолго осталось. Майкрофт взял заветную бутылку и направился к маме.
Небольшой ухоженный домик, очень уютный. Лужайка утопает в цветах. Просто райский уголок. Майкрофт помнил, как в детстве он всегда мечтал, что уедет, что будет жить один, в Лондоне. А зачем? Ведь тут так хорошо, и детство у них с Шерлоком было безоблачным…
Майкрофт, погрузившись в воспоминания, не сразу заметил, как мама вышла ему на встречу. Над миссис Холмс словно не имеют власти года – она по-прежнему выглядит красиво и молодо. Увидев сына улыбнулась:
- Майк, какое счастье, что ты приехал! Что же не предупредит? Я бы праздничный обед приготовила.
- Я неожиданно решил приехать, мама.
- Хорошо, что решил. А Шерлок с тобой?
Благодаря напору Макйрофта они с Шерлоком успешно создавали иллюзию теплых братских чувств. Майкрофт не хотел, чтобы мама узнала правду. Это, без сомнений, было бы очень неприятно. Он сказал:
- У Шерлока очередное громкое дело, мама. Ты же знаешь, в такие моменты он полностью отключается он внешнего мира.
- Да, конечно. А у тебя как на работе?
Больше всего Макйрофт не любил врать маме. И именно ей ему приходилось врать больше всего. Наверное, потому, что его жизнь далека он желаемого и от того, что она бы одобрила. Он сказал:
- Все хорошо, мама.
- А личная жизнь?
Майкрофт впал в ступор. Стоял и лихорадочно соображал, что бы ответить. Мама сама завершила неловкую паузу, всплеснув руками и воскликнув:
- Да что ж это я! Ты же, наверное, голодный. Пойдем к столу.
Не смотря на то, что мама не ожидала его прихода, стол она накрыла в рекордный срок. Простая и вкусная пища, Майкрофт поставил на стол бутылку вина. И уже собирался ее разлить по бокалам, как случилось нечто совершенно невероятное.
Шерлок влетел в комнату, словно ураган, как только он умеет. Выглядел брат растрепанным, как во время особенно важных для него расследований. Мама хотела его поприветствовать, но Шерлок решительно мотнул головой: «Мама, извини, но времени очень мало. Нам с Майком надо поговорить. Наедине».



Глава 3. Понять

Шерлок последние пару часов все не мог понять, что же его так беспокоит. Словно он совершил страшную, фатальную ошибку.
Был бы Джон, все стало бы намного проще. Не будучи гением, сосед является настоящим Человеком, с большой буквы. Он обладает настолько высокими моральными ценностями, что им с Шерлоком этого вполне хватает на двоих. И он сумел бы сказать, в чем Шерлок не прав. Но Джон улетел на конференцию, его не будет две недели.
Шерлок начал ощущать отсутствие друга почти сразу. Поразительно – раньше ему никто не был нужен, и он себя превосходно чувствовал. Но теперь, стоит Джону уехать, сразу ощущается пустота. И Шерлок, возможно, совсем бы рехнулся, если бы не очередное, весьма интересное, дело.
Кража чрезвычайно ценных украшений, проделанная хитро и тонко. Почти нет улик, и Шерлок почти уверен, что за этим стоит Мориарти. У него складывается ощущение, что король преступников просто играет с ним – сначала он загоняет его в ловушку и очерняет его имя, а потом с такой же легкостью все восстанавливает на свои места. Шерлок мог бы почувствовать облегчение, но его это задело. Еще бы – он считал себя самым гениальным лондонцем, а его провели, словно мальчишку. И сейчас Шерлок одержим жаждой реванша.
Он был по уши погружен в расследование, когда пришел брат. Так что Майкрофт был совсем не к месту, как и его просьба о помощи. Брат постоянно просит помочь в каких-то делах государственной важности, но помогает Шерлок далеко не всегда. Только когда скука уж совсем донимает. Сейчас же, когда Шерлок так увлекся, что даже перестал замечать отсутствие Джона, у Майкрофта не было шансов вообще.
Но Шерлока озадачил ответ брата. Сначала он не придал этому значение, потому что даже во время разговора с Майкрофтом обдумывал детали расследования. Ему было настолько не до брата, что даже не съязвил ему напоследок.
Только где-то черед полчаса после ухода Майкрофта Шерлок начал замечать, что у него все хуже получается сосредоточиться на его расследовании, ему словно что-то мешает. Он пытался понять, в чем проблема, и пришел к выводу, что никак не может выкинуть разговор с братом из головы. Тогда решил детально его проанализировать, чтобы иметь возможность вернуться к своему делу.
Странным было поведение брата, с самого начала. Майкрофт так себя не ведет, не было его обычной железобетонной, выводящей из себя уверенности в себе. Словно это дело очень важно для него, словно от этого многое зависит. А уж последние слова и вовсе выбивались из образа мистера правительство Великобритании. Майкрофт подобными фразами не оперировал даже в детстве.
Достаточно ли умен его брат, чтобы подстроить это специально, чтобы Шерлок отвлекся от своего дела и стал помогать ему? При всем своем негативном отношении к Майкрофту, его логику и тактику Шерлок всегда очень ценил. То, какими средствами Майкрофт добивался цели, тоже повлияло на негативное к нему отношения Шерлока. Он понимал, что сам не идеален, но то, что порой творит Майкрофт, совершенно выводит из себя.
А вообще Шерлок и сам не помнит, когда началась его ненависть к родному брату. С того момента, как родители из-за него остались вместе, продолжили имитировать семейную жизнь и поставили крест на возможности счастья? Или гораздо раньше? Сейчас Шерлоку кажется, что он ненавидел брата с рождения. Хоть он и понимал, что так не бывает. Всегда должна быть причина. Но Шерлок, виртуоз по части расследований, на сей раз до истины докапываться не хотел.
Как и в случае с нетипичным поведением Майкрофта. Поняв для себя, что его беспокоит, Шерлок принял решение отложить это в долгий ящик. В конце концов, что сделается Майкрофту? Для Шерлока старший брат всегда был символом неуязвимости, и он по-прежнему убежден, что уж Майкрофт-то выкрутиться в любом случае. Ну, поручит кому-то поиск этих бумаг. Заменит качество количеством.

И все равно Шерлок не мог отделаться от неприятного ощущения. Это тем более странно, что раньше, когда отказывал брату (а это совсем не редкость), он ничего подобного не ощущал. Теперь же совесть словно проснулась от спячки. Или это он так привык к Джону, что и в его отсутствие слышит его слова у себя в голове?
Стараясь не обращать внимание на невесть откуда взявшееся беспокойство о брате, Шерлок пошел в Скотленд-Ярд. Ему нужно кое-что для расследования. Информация. И он пошел к единственному полицейскому во всем Лондоне, которому доверял. К инспектору Грегу Лестрейду.
Шерлок вообще очень трудно сходится с людьми. Вероятно, потому, что сразу видит все их недостатки, словно на ладони. Зато по той же причине он, если уж приметил своего человека в безликой толпе, навсегда остается верным своему ощущению. Так вышло и с Лестрейдом – только первый раз увидев инспектора среди его коллег, Шерлок решил, что сотрудничать будет только с ним. И ни разу не пожалел о своем решении.
Сейчас Шерлок, как обычно, зашел без доклада в кабинет Грегори, чтобы попросить у него кое-какие бумаги. Конечно, проще обратиться к Майкрофту, но в свете недавних событий это не лучший вариант… Да и вообще Шерлок старался не обращаться к брату без крайней нужды.
Хотел, как обычно, потребовать все, что нужно, прямо с порога. Но замер, увидев инспектора… Шерлок миндальничать не привык, и потому сказал прямо:
- Ну у тебя и видок, инспектор. Бухал?
- Шерлок, говори, что нужно.
Но гениальный детектив уже заинтересовался. И, в принципе, оказалось совершенно не сложно вычислить, где пил инспектор, по какому поводу и в какой компании… Только последнее было столь невероятно, что Шерлок даже засомневался в правильности своих выводов, что с ним случается крайне редко. Не слишком-то уверенным тоном он спросил:
- Лейстрейд, скажи, что ты не с Майкрофтом вчера напивался?
- Ну конечно, ничего от тебя не скроешь.
Шерлок даже забыл, зачем пришел в кабинет к инспектору. В голове молниями проносились мысли. Что же такого случилось у Майкрофта, что он предпочел важнейшим государственным делам выпивку с инспектором? Да еще и прибавить крайне подозрительное поведение брата. Судя по всему, у Майкрофта, и правда, что-то стряслось. И помощь нужна не Великобритании, а лично ему. Что в корне меняет дело. Говорить Шерлок может что угодно, но правда ему известна – он не ненавидит Майкрофта и, если быть до конца с собой честным, не ненавидел никогда. Да, он сильно на него обижен, но это вовсе не значит, что желает ему неприятностей.
Но дело уже почти закрыто, а Шерлок не привык оставлять незаконченные дела. Остался всего один шаг, это займет совсем немного времени. А потом он немедленно свяжется с братом и предложит свою помощь. Хотя Шерлока перекосило от одной мыли о том, что он сам будет предлагать Майкрофту помощь после того, как сам же отказал. Но по-другому он поступить просто не мог.
Но первым делом злодеи, укравшие драгоценности. И Шерлок вернулся к Лестрейду в кабинет и взял все необходимое.
Выйти на след Мориарти оказалось уже не трудно. Хотя Шерлок не мог себе не признаться в том, что ему было бы гораздо проще, если бы с ним был Джон. Просто поразительно – не так уж и давно он работал один и был совершенно убежден в том, что никто ему не нужен. Тем более напарник. Лучше ведь работать когда никто не мешает… Но появился Джон, и Шерлок быстро привык к тому, что работа идет гораздо быстрее благодаря помощи бывшего военного врача. И даже странно – как раньше он справлялся без него? Раньше это показалось бы абсурдом, но, если бы Джон был в Лондоне, они вдвоем провернули бы все гораздо быстрее.

Но Шерлок и один вышел на след злодея. И вот теперь он стоят друг напротив друга. Мориарти не напряжен – он улыбается. А Шерлока не покидает мысль, что враг все это подстроил. Словно подслушав его мысли, Мориарти говорит:
- Молодец, Шерлок! Вычислил меня даже чуть быстрее, чем я полагал.
- Я сдам тебя полиции.
- Ты забудешь все, что узнал. И это будет твоим первым проваленным делом.
- С чего бы это?
- Да вот с этого.
Мориарти кинул Шерлоку любительскую запись, предупредив, что у него много копий. Шерлок смотрел, все больше бледнея. Его смутные догадки обретали смысл. Но о том, что все было именно так, он никогда бы в жизни не подумал.
Почему-то Шерлок всегда считал брата неуязвимым. Да, он консультирующий детектив. Да, часто имеет дело с преступлениями. Но это все касается чужих, посторонних людей. Тех, кто для него ничего не значит. Ему легко было сохранять холодную голову. А теперь, когда жизнь Майкрофта на волоске, Шерлок чувствует, что к горлу подкатывает комок и становится сложно дышать. Он слышал о подобных физиологических реакциях и может их объяснить. Но никогда бы не подумал, что такое случится с ним.
И никогда бы не подумал, что будет так сильно беспокоиться о Майкрофте. Впрочем, оказалось, он многого о брате не знал.
К примеру, того, что тот не всесилен. Шерлок же ненавидел (точнее, считал, что ненавидит) брата именно за то, что он был таким всевластным, всегда высокомерным и уверенным в себе. Гениальному Шерлоку и в голову не могло прийти, что это показуха. Не совсем, конечно же. Власть у брата есть (была, точнее), и не малая. Но не достаточная для того, чтобы выкрутиться в такой ситуации. А это значит, придется его спасать.
У Шерлока даже мысли не промелькнуло оставить все как есть, не пытаться помочь Майкрофту. Да, он говорил, что, если с братом случится беда, и пальцем не пошевелит. Он вообще много чего говорил, но далеко не все из этого делал. А Майкрофт его брат. И он не бросит его в беде.
К тому же, сам Майкрофт имел возможность не спасать Шерлока. Тем более, он знал, какую платит за это цену. Но заплатил, не торгуясь. И, что вовсе удивительно, ни слова не сказал о ситуации Шерлоку, когда просил о помощи. Ясно одно - он, гениальный детектив, который читает как открытую книгу большинство людей, плохо знает родного брата. И это нужно обязательно исправить... Но сначала Майкрофта надо спасти.
Все эти мысли промелькнули у Шерлока в голове за пару минут. Они, по- прежнему, стоят с Мориарти друг напротив друга и не отводят взгляд. Шерлок медленно произнес:
- Хорошо. Твоя взяла. Я не буду искать драгоценности. Но это еще не конец, Мориарти.
- Конечно, не конец. Я не люблю скуку, Шерлок, ты знаешь. Вы с твоим братцем развлекаете меня.
- Неуязвимым себя считаешь?
- Возможно. А вот твой брат весьма уязвим. И ему уже не помочь.
При этих словах врага Шерлок почувствовал острую боль в груди, словно кто-то вонзил туда нож. Чисто физическая боль. И ему понадобилась пара мгновений, чтобы понять, что это из-за волнения за Майкрофта. Удивительно, и Шерлок бы изучил подробнее этот феномен, но у него мало времени. Он ответил:
- Я найду бумаги и спасу Майкрофта. У меня получится.
- Ты хочешь этого? Только представь – больше никто не будет занудствовать, убеждать тебя наладить жизнь, принуждать навещать маму, лезть в твои дела. Ты ведь всегда хотел именно этого.
- Пошел ты!
- И правда, что-то я с тобой заговорился. Пора мне.

Шерлок спросил:
- А что мне мешает тебя прямо сейчас на месте пристрелить?
- Твой приятель, инспектор Грегори Лестрейд. Сидит в своем кабинете и не догадывается, что он на прицеле моих людей.
- Почему я должен тебе верить?
- Ты, Шерлок Холмс, не должен ничего и никому. Хочешь – рискни.
Но Шерлок не мог рисковать жизнью Лейтрейда. Пусть он никогда не скажет этого инспектору, но он очень важен для него. Не так уж много у Шерлока близких людей, чтобы ими вот так разбрасываться. Он покачал головой, и Мориарти ушел. Не спеша, с победной ухмылочкой. Когда-нибудь Шерлок сотрет эту ухмылку с его лица, но не сегодня. Сейчас главное – проблемы брата. И ими Шерлок займется незамедлительно.
Потому что Майкрофт его проблемами занимался всегда в первую очередь. Не смотря на то, что он всегда был целеустремлен и стремился добиться конкретных целей, не смотря на то, что сейчас на его плечах забота о будущем родной страны, во главу угла Майк всегда ставил семью, особенно младшего брата.
И главное, Шерлок всегда это знал разумом, но не мог понять сердцем… Вообще с разумом у него всегда лучше выходит… Он прекрасно понимал, что, стоит ему сказать, что у него проблемы, Майкрофт тут же помчится их решать. И ему бы чувствовать за это благодарность, а он чувствовал лишь раздражение. Потому что считал, что это из-за всегдашнего стремления Майка все контролировать.
Вот что есть, того не отнимешь – еще в детстве Майк совал свой длинный нос во все аспекты жизни Шерлока.
Это безмерно раздражало, и тогда, и теперь. Шерлок до сих пор не может простить брату нескольких случаев, когда они были детьми, и брат грубо вмешался в его планы. Да, идеи Шерлока были не из лучших и грозили ему крупными неприятностями. Но это были его неприятности, они были ему нужны, чтобы что-то важное в этой жизни понять. Какое право Майкройт имел вмешиваться? Почему не дал ситуации развиваться своим чередом.
Только сейчас, когда едва не стало слишком поздно, Шерлок, наконец-то, понял, что брат имел это право. И называется оно родственные узы. В чем он все то время непрестанно обвинял Майкрофта? В том, что он пытался облегчить ему жизнь? А сам-то он, даже если Майкрофт попросил бы его сейчас не вмешиваться, разве остался бы в стороне? Нет, это немыслимо.
Вторая черта Макйрофта, которая всегда раздражала Шерлока, это его высокое положение в обществе, благодаря чему он все контролировал и казался практически неуязвимым. Потому Шерлок накануне и отказал брату – всерьез не верил, что у Майкрофта могут быть серьезные неприятности.
А он не сказал, упрямый придурок! Почему он не сказал, что он этих чертовых бумаг зависит его жизнь?! Неужели думал, что, узнав это, он спокойно продолжит играть на своей скрипке?!
Да. Думал. Шерлок даже вздрогнул от этой мысли. Его брат, действительно, искренне полагал, что, зная о том, что ему угрожает серьезная опасность, Шерлок пальцем о палец не ударит. Он думал так, но все равно всегда выручал младшего брата, когда ему была нужна его помощь.
А Шерлок раньше считал, что брат понимает, что все, что он произносит вслух, не всерьез. Не может же он, действительно, думать, что родной брат считает его врагом номер один…
Оказывается, может. И еще при этом общается с ним. Старается склеить их давно разрушенную семью, вынуждает навестить маму с помощью шантажа, наносит регулярные визиты, терпеливо выслушивая раз в неделю, как Шерлок его ненавидит… Шерлоку пришлось признаться самому себе, что он, пожалуй, самый паршивый брат из всех.

Эти мысли витали в сознании детектива, пока он выходил к дороге, вызывал такси… Конечно, Шерлок направлялся к Антее. Она должна знать, где сейчас Майкрофт и что конкретно в тех бумагах. Конечно, Шерлок может все выяснить сам, но придется затратить время, а его-то как раз и не хватает.
Хоть Шерлок не мог не размышлять, в его сознании крепло чувство, чуть ли не вытесняя разумные мысли. Этим чувством оказался страх. А боялся Шерлок очень редко. За себя так вообще никогда. Моменты, когда ему было страшно, можно на пальцах пересчитать. В последний раз, когда Джон стоял рядом с бассейном, нашпигованный взрывчаткой. И вот сейчас.
Шерлоку казалось, что машина едет слишком медленно, или минуты слишком быстро идут. Времени все меньше. Он выскочил из такси, чуть не забыв рассчитаться, бегом подбежал к крыльцу дома Антеи и нажал кнопку звонка, молясь, чтобы она была дома.
Антея открыла не сразу. И по ее виду Шерлок понял – знает все. И уже потеряла надежду. Это Антея-то, которая всегда знала, что делать, и никогда не сдавалась. Которую, одну из немногих, Шерлок уважал. Все даже хуже, чем представлялось на первый взгляд. А это значит, времени еще меньше. Шерлок понадеялся на благоразумие Антеи, но спросила она крайне недружелюбно:
- Что тебе, Шерлок?
- Майк у тебя?
- Надо же, Майк. А недавно был враг номер один.
- Антея, я понимаю твои ко мне чувства, но времени мало.
- Его было больше, когда твой родной брат обратился к тебе за помощью.
- Послушай, то, что я сказал, уже не вернуть назад. Но я хочу помочь Майку. И ты тоже. Кстати, поздравляю, ты долго этого добивалась.
И Шерлок кратко, но емко описал Антее все, что происходило с тех пор, как она забрала из бара пьяного Майкрофта и до сегодняшнего утра. Потом продолжил:
- Антея, ты же понимаешь, что я все равно узнаю все, что нужно. Но потрачу много времени. А оно дорого, прежде всего, для Майкрофта.
- Ты действительно хочешь помочь ему?
- Да, - Шерлок владел даром убеждения и мог бы заставить поверить себе даже такую умную девушку, как Антея. Но он говорил правду. И ему ответили:
- К маме поехал. Сказал, давно ее не навещал.
Шерлок буквально вылетел из дома Антеи, даже не попрощавшись, не дав никаких указаний. Не посчитал нужным. У него цель, и он не может отвлекаться ни на что.
Тем более, то, что Майк поехал к маме, на самом деле, плохо. Это значит, брат сдался и не хочет больше продолжать борьбу. Но как же так? Шерлок всегда был убежден в том, что Майкрофт всегда добивается своего, и нет для брата безвыходной ситуации. Но, если он не пытается найти бумаги. А едет на чаек в дом полузабытого детства, для него игра кончилась. Но для Шерлока продолжается.
Как же давно он не был дома! И не сказать, что у Шерлока какие-то плохие воспоминания о детстве, наоборот, многие позавидовали бы ему. И родители любили, и брат заботился. Казалось бы, что еще надо… Но Шерлок никогда не был таким, как все. И его никогда не устраивало то, что остальные считали благом. Казалось, что детство могло бы быть гораздо ярче и интереснее. И, вырвавшись в наполненную приключениями жизнь, к корням Шерлок возвращаться не стремился. Но сейчас совершенно особенный случай. И гениальный консультирующий детектив решительно толкнул дверь родительского дома.



Глава 4. Спасти брата

Шерлок, окинув взглядом комнату, отметил все детали, как обычно. И больше всего ему не понравилась бутылка вина на столе. На память Шерлок не жаловался никогда, вот и сейчас отлично вспомнил, что Майкрофт говорил о ней – только на моих похоронах. И свой ответ помнил, но сейчас не время для угрызений совести, действовать надо.
Шерлок почувствовал раздражение, почти злость на Майкрофта. Как быстро он сдался! Только возникла угроза жизни, и все, лапки кверху! А ведь занимал серьезный пост. Но даже не попытался найти бумаги, а собрался помирать!
Но в следующий миг злость на брата переросла в злость на самого себя – чувство, испытываемое Шерлоком крайне редко. Он понимал, что именно из-за него брат сдался. А ведь он мог согласиться помочь, хотя бы ради интереса. Но, как обычно, думал обо всем, кроме родного брата. Надо поговорить, только не волнуя мать, этого Майк точно не оценит. Потому Шерлок вызвал брата на разговор наедине.
Глаза Майкрофта заметались по столовой. Шерлок читал мысли брата, словно раскрытую книгу. А ведь раньше у него никогда это не получалось… Видимо, защитные механизмы брата совсем ослабли, это внушало тревогу.
Сейчас брат думал о том, что ему не хочется говорить с Шерлоком. Но, если откажется, это взволнует мать. Она же уверена в том, что они дружны.
Шерлок никогда не понимал смысла этого обмана. Вообще, он предпочитал честность. Считал ее лучшей политикой, и всегда говорил, что думает. А неблагодарные люди назвали его социопатом и считают крайне неприятной личностью. Впрочем, на мнение людей за довольно небольшим исключением Шерлоку наплевать. А сейчас ему как никогда важно, что решит Майкрофт, о чем он подумает.
Пауза длилась не дольше пары минут – думал Майк быстро всегда. Он ответил деланно беспечным тоном: «Да, конечно, Шерлок. Мам, мы пройдет в гостиную?»
Дождавшись утвердительного ответа, прошли. Там Майкрофт присел на диван, а Шерлок, не зная, как начать разговор, заметался по помещению. Как всегда, Майк уступил и начал разговор первым:
- Шерлок, зачем ты пришел?
- Ты знаешь, зачем. Черт, Майк, почему ты мне не сказал!?
-А зачем говорить? Все равно ничего уже не исправить.
- Твоя жизнь висит на волоске, а я был занят поиском каких-то там украшений!
- Не каких-то там, а невероятной ценности. Нашел, кстати?
- Да плевать на них! Я должен помочь тебе.
- Ты, Шерлок, никому и никогда ничего не должен. Не должен любить родителей и меня, найти друзей, хорошо учиться, ухаживать за девушками… Ты такой, какой есть, и не надо пытаться себя изменить.
- Майк…
- Шерлок, давай лучше вернемся к маме, выпьем вино. Ты же сам хотел этого.
В этих словах заключался тайный смысл, который сразу поверг Шерлока в ужас. Нет, брат не может считать его таким чудовищем...
В любом случае надо срочно что-то предпринять. Шерлок подошел к брату. Майкрофт встал с дивана. И младший брат резко тряхнул его за плечи. Почти прокричал:
- Возьми себя в руки, Майк! Ты не смеешь сдаваться! Ты нужен Антее, маме… Да мне, в конце концов!
- С каких это пор? Тебе, Шерлок, не был нужен никто и никогда.
- Я тоже так думал. Но я ошибался. Ты мой брат. Я пойду на все, чтобы спасти тебя. И я надеюсь на то, что эту бутылку вина мы не выпьем никогда.
Они стояли друг напротив друга. И слова были совершенно не нужны – все и так ясно. Два брата, наконец-то, забыли о взаимных обидах ради цели, которая гораздо важнее.
В таком состоянии их и застала мама. Спросила, уже зная ответ:
- Вы не останетесь?
- Нет, мам, - ответил Шерлок, - Но мы в скором времени постараемся тебя навестить.

И они вышли из дома. Шерлок ненавидел ложь, и сейчас говорил правду. Он, действительно, надеялся, что все обойдется. И в этом случае был готов поехать с Майком к маме без шантажа и долгих, нудных убеждений. В конце концов, они одна семья. Настало время это ценить.
Сели в машину Майкрофта, сначала ехали молча. Шерлок вглядывался в лицо брата. Заметил, что к брату постепенно возвращается его всегдашняя железобетонная уверенность в себе. И, если раньше детектива это дико бесило, теперь он был рад как никогда тому, что брат снова готов бороться и побеждать. Попросил:
- Расскажи мне про эти бумаги, Майк?
- Ты уверен, что хочешь ввязаться в это?
- Мы это, кажется, уже обсудили.
- Шерлок, пойми, это может быть опасно.
- Как будто это меня хоть раз останавливало.
- Я беспокоюсь за тебя.
- Не стоит. Ты и так всю жизнь за меня беспокоился, Майк. Настало время и мне позаботиться о тебе.
- Ладно. Поедем к тебе, поговорим. У меня сейчас небезопасно.
При виде мирно идущих вместе братьев Холмсов на лице миссис Хадсон появилось непередаваемое выражение. Она так привыкла к тому, что Шерлок терпеть не может старшего брата, что казалось странным и даже несколько кощунственным такое единение двух братьев. Что же должно было произойти, что они внезапно стали так дружны?
Но узнать это сегодня у миссис Хадсон не получилось – Шерлок с братом направился к себе в комнату, от чая оба отказались.
Уже там Майкрофт рассказал брату все подробности. Особенно Шерлоку были интересны бумаги. Точнее, их содержание. Вообще-то опасные вопросы, и Майкрофт не имел никакого права раскрывать это постороннему. А то, что Шерлок его брат, только все усугубляет. Впрочем, сейчас не время думать о том, на что он право имеет, а на что нет. В любом случае, если Шерлок ничего не найдет, это все не будет иметь ни малейшего смысла. К тому же брату Майкрофт доверял как себе. Шерлок мастерски умеет выводить из себя, большинство населения земного шара назвало бы его крайне неприятным типом. Он даже говорит, что его нет дела до Великобритании. Но Майкрофт знает правду – брат никогда бы не предал свою страну, и если найдет бумаги, передаст их правительству при любом раскладе. Потому что для него важны интересные загадки, ничего больше. И пока Майкрофт размышлял, Шерлок тоже не терял времени зря. Услышав, что в бумагах, сказал:
- Китайская разведка.
- Но… нет, не может быть. В бумагах нет ни слова о Китае.
- Вот поэтому консультирующий детектив я, а не ты. Майк, ты же умный человек, занимаешь ответственный пост. Как ты сам-то не догадался?
А правда, как? Для Майкрофта ответ очевиден, хотя и неприятен. Он до того дошел в желании жалеть себя, что даже потерял способность мыслить связно. И вместо того, чтобы самому разобраться в ситуации, взвалил это на своего младшего брата. Но это его ноша. Он не должен сдаваться, но и довести дело до конца должен сам. Поэтому Майкрофт сказал:
- Спасибо тебе, Шерлок. Давай обсудим еще некоторые подробности, мне нужен твой аналитический взгляд на вещи. А потом я отправлюсь за бумагами.
Майкрофт, и правда, считал это наилучшим выходом. А почему бы и нет? Да, Шерлок помочь согласился. Но тут идет речь об очень интересной загадке. Ему такое всегда нравился. А вот рисковать головой ради брата, которого большую часть жизни презирал… Майкрофт ожидал, что рациональный ум брата от этой идеи откажется.

Тем не менее, Шерлок ответил:
- Об этом и речи быть не может. Майк, ты что, не понимаешь? Надо лететь в Китай, а твоя попытка покинуть страну будет воспринята, как бегство. Тебя же убьют без разговоров!
- Я попытаюсь сделать все аккуратно.
- Тебя все равно достанут.
- Такого низкого обо мне мнения?
- Не думал, что скажу это, но, скорее, высокого о твоей службе.
- Шерлок, я понимаю, тебе очень хочется разгадать эту загадку, но…
- Да к черту загадку! Неужели не понимаешь, мне очень хочется спасти тебе жизнь!
Они снова посмотрели друг другу в глаза. И Майкрофт понял – брат говорит чистую правду. Между ними были разногласия, порой достаточно существенные. Виноваты были они оба. Но сейчас его гениальный бат предлагает помощь. Впервые в жизни. Только поэтому он должен ее принять.
- Хорошо, Шерлок. Только будь осторожен.
- Прежде всего, брат, осторожность понадобиться тебе.
- О чем ты?
- Майк, сам подумай, как бы я ни старался, я все равно не успею привести бумаги в нужное время. Ты должен убедить их дать больше времени.
- Едва ли они поддаются убеждению.
- Сделай что-нибудь, Майк. Привлеки Антею, Лестрейда, всех, кого сможешь. Нам нужно время.
- Я постараюсь, Шерлок.
- Я надеюсь на это.
Майкройт, действительно, на этот раз был намерен бороться. Он быстро сдался тогда потому, что был уверен, что никому нет дела до него. Теперь же, когда брат готов за него бороться, он, тем более, не должен отступать. В конце концов, есть люди, которые преданы именно ему. Он что-нибудь придумает.
Прощались недалеко от аэропорта Хитроу, но внутрь Майкрофту было никак нельзя. Если подумают, что он бежит из страны, ему конец.
Все-таки есть один плюс от того, что они с Шерлоком всем кажутся врагами. По крайней мере, никому и никогда не придет в голову, что младший брат станет ему помогать. Именно по этой причине они разговаривали о бумагах у Шерлока дома. И поэтому сейчас Шерлок может лететь и не бояться слежки.
Что сказать младшему? Может, они больше никогда не увидятся. Они не ладили всю сознательную жизнь… Точнее, Шерлок постоянно выражал свое негативное к нему отношение, а он ничего не мог с этим поделать. Возможно, недостаточно старался? Не мог подобрать нужных слов, постоянно был слишком занят… Теперь, когда они близки, как никогда, Майкрофт мог сказать что-то важное, но не мог подобрать слов. Шерлок заговорил первым, а это редчайший случай в их взаимоотношениях:
- Майкрофт, послушай, прости меня…
- Шерлок, не надо.
- Надо. Я был эгоистом, я говорил тебе ужасные вещи. Я никогда не думал, что ты всю эту чушь всерьез воспринимаешь.
- Все знают, Шерлок, что ты ненавидишь большинство людей. И я всегда считал себя из них первым.
- Нет. В этом списке тебя никогда не было. Я злился на тебя, это правда. Считал, что ты не имеешь право вмешиваться в жизни людей. Не понимал, что ты хочешь как лучше.
- Что ж, хорошо, что мы друг друга поняли. На случай, если нам больше не суждено увидеться.
- Даже думать об этом не смей! Тем более, мы обещали маме к ней на днях заехать. И в кой веки раз тебе не придется меня для этого шантажировать.

Братья обнялись, и Шерлок поспешил в аэропорт. Он мог сколько угодно убеждать Майкрофта в том, что все будет хорошо, но сам-то в это не больно верил. Он должен полететь в далекий Китай и в рекордно короткий срок найти все нужные документы, что само по себе для среднестатистического человека абсолютно невозможно. А для него проблематично.
И все равно главная битва предстоит Майкрофту – убедить тех, кто за ним придет в том, что бумаги будут. Поверят ли они ему? Достаточно ли у брата авторитета? Впервые в жизни детективный мозг Шерлока отказывался выдавать ответ. А может, это потому, что ответ ему не понравится?
Рядом с Шерлоком уселась красавица - блондинка и болтала без умолку, пытаясь вовлечь незнакомца в беседу. Пришлось сказать, что трое любовников – слишком, и что недавний аборт далеко не самое лучшее решение. Когда блондинка обиженно умолкла, Шерлок смог, наконец, подумать.
Он старался отвлечься от того, что предстоит Майкрофту, не думать о брате вообще. Не потому, что тот снова стал ему безразличен, вовсе нет. Просто Шерлоку проще без эмоций. Он скорее во всем разберется, если будет воспринимать происходящее как еще одну логическую загадку, испытание его гениального ума. Иначе недавно приобретенный страх за брата одержит верх, и Шерлок просто ничего не сможет предпринять.
Когда самолет приземлился, Шерлок уже точно знал, где искать бумаги. Он не тратил время даром – у брата его и так в обрез. Сосредоточился и размышлял, строил догадки и логически цепочки. Потому что для того, чтобы у Майка был шанс, он должен доставить бумаги в Лондон как можно быстрее. И сделает это.
Блондинка так и не заговорила, оно и к лучшему. Вообще, Шерлок не устает удивляться тому, как болезненно большинство людей относится к критике любого вида. Он же говорит правду, и им бы прислушаться и постараться что-то изменить. А вместо этого его записывают в личные враги. Пожалуй, этого не сделали только Джон, Грег, Молли и миссис Хадсон. Потому они и являются его друзьями.
На самом деле Шерлок почти никогда (исключение составляют Андерсон и еще несколько человек) не ставит перед собой цели оскорбить человека. Он просто прямо говорит о нем всю правду. А то, что многие люди именно это и считают самым страшным оскорблением, их личные проблемы.
Китай Шерлок любил, в особенности Пекин. Много знал об этом городе, не так уж редко бывал. Но сейчас он пришел не любоваться окрестностями.
Похитить сверхсекретные бумаги у одной из самых опасных группировок Пекина? Для Шерлока пара пустяков. Мориарти там не было, и Шерлока не оставляла мысль, что враг испытывает его. На самом деле, они во многом похожи – любители испытывать людей, разгадывать загадки, докапываться до самой сути. Вот и сейчас Мориарти словно ставил жестокий эксперимент, пытается выяснить предел возможностей братьев Холмс. Подопытной крысой быть очень неприятно, и Шерлок дал себе слово, что Мориарти он все равно достанет. Но сначала брат.
Оказалось, что забрать супер ценные бумаги вовсе не так сложно, как попасть на самолет. И Шерлок впервые оказался в ситуации, когда не может помочь брату из-за обстоятельств, от него не зависящих. Следующий рейс только чрез шесть часов, это практически смерть для Майкрофта. И никто не согласен уступить место. Шерлоку даже пришлось просить пассажиров, сказав, что от этого зависит жизнь его брата. Но то ли люди в это всерьез не верили, то ли Шерлок не зря именует себя социопатом. Один, очень неприятный тип, даже вступил с Шерлоком в полемику. Возможно потому, что детектив попытался на него надавить, используя то, что в прошлом он военный.

Военный высокомерно бросил:
- С чего я должен помогать вам и вашему брату, мистер?
- Вы воевали, разве нет?
- Не буду спрашивать, как вы догадались, это не важно. Скажу лишь только, что страна мне не помогла, никто не помог. И я не собираюсь помогать никому.
- Вы лишились невесты, мне жаль, но….
- Вы слишком много знаете, мистер, но это вам не поможет.
И этот неприятный для Шерлока разговор так и окончился бы ничем, но внезапно зазвонил телефон. Джон, конечно же. Шерлок был занят и не оставлял ему своих обыкновенных сообщений типа «я скучаю», «в доме нет еды», и тп. Вот друг и нервничает. Шерлок же пребывал в расстроенных чувствах, руки у него дрожали. И телефон выпал. Военный непроизвольно подобрал его…. И увидел не отвеченный вызов от Джона Ватсона.
Этого военного зовут Джек Берри. Сначала был патриотом. Но потом в бесконечных сражениях на благо элиты он растерял и свой патриотизм, и веру в людей. Почти во всех. Исключение составил военный врач Джон Ватсон. Человек, который спас ему жизнь, когда Джек с ней уже почти распрощался. Почти единственный в мире человек, на которого лейтенанту Берри не плевать.
Чванливый незнакомец, знающий все обо всех, сразу не понравился Джеку. И в историю про нуждающегося в помощи брата верилось мало. Такие люди не помогают просто так даже близким родственникам. Тем более, ни за кого, помимо себя, любимых, так не беспокоятся. Но зачем быт тогда Джон стал ему звонить? Джек не мог не спросить:
- Вас что-то связывает с доктором Ватсоном?
- Это не ваше дело.
- В некотором роде как раз-таки мое. А вам, если не ошибаюсь, нужна помощь.
Возникла пауза, и Джек уже решил, что мистер ему не ответит ничего, или попросту нагрубит. Но тот сказал:
- Джон мой близкий друг. Удовлетворены?
- Удивлен. Но не имею права отказать в помощи другу дока. Передайте ему привет от лейтенанта Берри.
- Непременно. Спасибо.
Шерлок получил-таки билет, а с ним и надежду. И урок на будущее – не всегда он бывает самым проницательным. Такого вот поворота событий ну никак не ожидал. Об этом Берри он спросит Джона после. Сейчас необходимо думать только о Майке.
Другу Шерлок написал сообщение, что очень занят, потом все расскажет. И поспешил в самолет.
На этот раз обошлось без словоохотливых соседей. Оно и к лучшему. Конечно, порой Шерлок находил весьма забавным выводить людей из себя правдивыми рассказами о них. Но сейчас хотелось просто помолчать. Шерлок терпеть не мог ситуаций, когда от него ничего не зависело. С детства. Это случалось крайне редко. Но сейчас тот самый случай. Он уже сделал все, что было в его силах. И теперь летит домой с бумагами. Но он не знает, жив ли Майк, не знает, где его искать… И понятия не имеет, как будет жить, если окажется, что это самое безнадежное в его жизни опоздание.
Ведь себе-то Шерлок врать не мог – если с Майком что-то случится, это исключительно его вина. Он не смог победить Мориарти, тем самым поставив брата перед самым тяжелым выбором в жизни. И он отказал Майку в помощи в тот самый момент, когда от этого напрямую зависела его жизнь. И незнание не снимет вины.
Шерлок почти выбежал из самолета, и сразу, как только смог принялся набирать номер брата. Он никогда не любил излишнюю эмоциональность, но сейчас без устали повторял про себя: «Майк, пожалуйста, возьми трубку… Только бы с ним ничего не случилось».



Глава 5. Спасение

Майкрофт снова хотел жить. Более того, он не понимал, как мог все бросить совсем недавно. Это словно был не он. Другой человек, поднявший голову из глубины его сознания. Потому что он, Майкрофт Холмс, не сдается никогда. В конце концов, в его жизни было полно моментов, когда, казалось бы, оставалось только сложить лапки и покориться судьбе. Но Майкрофт всегда бросал вызов и побеждал.
Что же произошло? Он решил, что раз нет ни одного человека, готового бороться за него, он и сам не будет. Что это значит, он не достоин жить.
Но Шерлок убедил его в обратном. И раз даже брат, которой, как всегда казалось, ненавидел его, готов на все, чтобы помочь, возможно, найдутся другие. Майкрофт достал телефон и набрал номер инспектора Лестрейда. Сказал: «Инспектор, мне нужна ваша помощь, вопрос жизни и смерти».
Майкрофт не был уверен, что инспектор согласится даже встретиться. В конце концов, кто они друг для друга? Случайные собутыльники? Для Лестрейда он большая шишка, высокомерный сноб. Именно такое впечатление он и производил. Только сейчас Майкройт всерьез над этим задумался.
Защитная реакция. На самом деле, Майкрофт никогда не был уверен в себе настолько, как хотел показать. Хотя бы потому, что существует на свете Шерлок, его идеальный брат. Со стороны могло показаться, что он опекает братца, не добившегося в жизни таких успехов, как он сам. На самом деле Майкрофт брату завидует. Шерлок наблюдателен, можно сказать, гениален. И Майкрофт прекрасно знает, что у него нет ни одного шанса быть талантливым, как брат. Это просто либо есть, либо нет. А Майкрофт всего, что у него есть, добился исключительно своим трудом.
Но это не меняет того, что людям со стороны он кажется донельзя уверенным в себе, неприятным человеком. И Майкрофт был удивлен, что инспектор согласился с ним встретиться. И тем, что пришел на встречу.
Инспектор, конечно, поинтересовался, что случилось у Майкрофта. И вот тут мистер Холмс ощутил сомнения. Что он, собственно, собирается делать? Посвящать в свои проблемы, очень серьезные, полузнакомого и человека. Ждет от него помощи? Но, в любом случае, эта помощь будет сопряжена с риском для жизни. И все равно сейчас, когда он уже попросил о встрече, отказываться глупо. Потому Майкрофт все рассказал. Как есть, без утайки. Лейстрейд слушал внимательно, потом спросил:
- Какая помощь требуется от меня?
- Я должен уговорить серьезных людей не убивать меня сразу. Но нет гарантий, что все получится.
- Значит, нужно прикрыть… Не вопрос.
Но Майкрофта кое-что смущало. Он не мог отделаться от мысли, что Грегори недооценивает серьезность ситуации. Возможно, было бы рационально сыграть на этом. Не это неправильно, и Майкрофт не мог так поступить с человеком, которого почти готов назвать другом. Потому предупредил:
- Инспектор, это может быть смертельно опасно.
- Мистер Холмс…
- Майкрофт.
- Майкрофт, я много лет работаю в полиции. Неужели не очевидно, что в некоторых вещах все же разбираюсь?
- И ты готов на это пойти?
- Конечно.
- Только не говори, что это твоя работа. Я украл секретные документы. И, в конце концов, при неблагоприятном раскладе просто получу по заслугам. Если ли смысл за меня умирать?
- Знаешь, Майкрофт, ты совсем не такой плохой человек, как хочешь казаться. А я устроился в полицию не ради чинов и званий. Чтобы помогать хорошим людям.

Действительно, таких людей, как инспектор Лестрейд, крайне мало. И Шерлок, как обычно, в выборе друга не прогадал. Майкрофт дал себе слово, что и он, если все закончится благополучно, постарается стать другом этому честному и смелому человеку.
А пока есть и еще одно дело. Майкрофт поехал к Антее. Он не знал, дома ли она. Понятия не имел, как примет его после их последнего разговора. В конце концов, он поступил, как трус. И Антея теперь имеет полное право отвернуться т него. Может, она уже в его бывшем офисе с новым начальником знакомится?
Но Антея оказалась дома. Открыла дверь почти сразу, и Майкрофту стало стыдно за свои недавние мысли. Выглядела девушка измученной, и было ясно, что она его ждала и верила в него. Спросила:
- Майкрофт, ты встретился с Шерлоком, да?
- Это настолько очевидно?
- Он тебя искал.
Ну конечно. Его гениальный брат первым делом зашел к Антее. Она сказала, где его искать, и правильно сделала. Времени мало, каждая секунда дорога.
И Майкрофт не сомневался ни минуты, что Антея согласится ему помочь. он мог сомневаться в Лестрейде, Шерлоке… Только не в ней. Но именно ее и не хотелось впутывать в столь сомнительное мероприятие. Потому что ей он больше всех дорожил.
Тем не менее, выбора нет. И в этот раз Майкрофт руководствовался вовсе не эгоизмом. Просто он понимал, что, если не привлечет Антею к спасению своей жизни, она никогда ему этого не простит. Потому что они стали не просто начальником и подчиненной. Они близкие люди, и он обязан с этим считаться.
Антея слушала внимательно. Она обрадовалась, что Шерлок хочет помочь и почти не сомневалась в том, что он найдет бумаги. Для великого сыщика главное – захотеть. А для них - выиграть время. И это будет сложнее всего.
Майкрофт понимал, что то, что должна сделать для него Антея, очень опасно, а подвергать ее опасности хотел в последнюю очередь. И поэтому сказал:
- Антея, подумай. Ты можешь отказаться.
- Никогда.
- Ты же как никто знаешь этих людей. Они ни перед чем не остановятся, нас только двое.
- Не думаю.
Вот это Макйрофта удивило, хотя удивить его, особенно в нынешних чрезвычайных обстоятельствах, очень непросто. Не дожидаясь вопроса, Антея пояснила:
- Майкрофт, ты совершенно напрасно считаешь, что на нашей работе у тебя нет друзей.
- Неужели?
- Конечно. Может, ты не заметил, но есть люди, привязанные к тебе лично. Навряд ли они сработаются с новым начальником. Скорее уж сделают все возможное, чтобы остался старый.
- Но это не игрушки, на этот раз придется зайти слишком далеко.
- Я знаю минимум десяток отличных специалистов, которые на это способны. Просто позволь нам помочь тебе.
Майкрофт кивнул. А что ему оставалось? Действительно, он не в том положении, чтобы торговаться. Он понимал, что подвергает людей опасности, и это угнетало его. Но он хотел жить. И были люди, готовые помочь ему, даже ценой риска для своих жизней. Шерлок, как обычно, оказался прав.
Если на помощь остальных Майкрофт только надеялся, в Шерлоке он теперь был уверен. Брат нечасто говорит возвышенные слова. Но, уж коли это происходит, готов под каждым подписаться. Он найдет бумаги и доставит в Лондон. Весь вопрос в сроках.

До встречи с людьми, которым поручено забрать бумаги либо убрать Майкрофта, оставалось не так уж много времени. Конечно, Шерлок не успеет. Не успел бы даже Супермен. И потому в ход пошел план «Б».
Антея обзванивала всех тех, кто, по ее словам, готов пойти на многое ради Майкрофта. Сам Майкрофт в это не особо верил – он не помнил таких людей. Правда, он всегда был занят чрезвычайно срочными делами государственной важности. Ему было не до того, что творится в головах у подчиненных. Конечно, это его ошибка. Теперь осталось только довериться Антее.
Грег тоже отзвонился. Спросил, где будет встреча. Обещал непременно быть со своими людьми. И Майкрофт верил. Но просил не вмешиваться, если только ситуация вовсе не выйдет из-под контроля. Рисковать жизнями инспектора и его подчиненных Майкрофт совсем не хотел.
У них осталось еще немного времени, и это время Майкрофт решил провести рядом с Антеей. Кто знает, возможно, им никогда больше такой возможности не представится.
Разве думал об этом Майкрофт, когда встречал Антею каждый день на работе, когда слушал ее отчеты и давал поручения? Разве мог представить хотя бы на миг, что может случиться беда, что они никогда не увидятся?
Нет. Он всегда полагал, что времени еще полно. Что он успеет и с братом помириться, и решить что-то для себя в отношении Антеи. Считал себя неуязвимым. Мол, многие люди попадают в переплеты но я же не такой… Уж я-то выкручусь… Оказалось, он такой же, как все. И, как и все, смертен.
Они с Антеей несколько оставшихся часов принадлежали только друг другу. И Майкрофт будет помнить эти мгновения до самого конца.
Майкрофт решил пойти на встречу с Никксом и его людьми. Конечно, он может прятаться, поступать как трус. Антея именно к этому и призывала. Заламывая руки, она просила:
- Майкрофт, пожалуйста, не поступай так.
- Разве у меня есть выбор?
- А разве нет? Ты можешь спрятаться, денек-другой переждать в укромном месте. А потом приедет Шерлок с документами.
- Нет, это не вариант. Антея, я знаю все твои аргументы. Но и ты пойми – я должен быть там и все объяснить лично.
- Каковы шансы, что тебе дадут отсрочку?
- Процентов сорок пять.
- Майк, я поверить не могу, что снова вынуждена умолять тебя не прекращать борьбы!
- Я и не прекращаю. Антея, сорок пять процентов – это уже лучше, чем ничего. Да ты сама знаешь Никкса. Меня везде достанут. И тогда уже будут стрелять. Без разговоров.
- Буд осторожен. Я не хочу тебя потерять.
Майкрофт пообещал. То, что Антея его поняла, очень для него важно. Он на это надеялся. В конце концов, она лучшая помощница, которая у него была. И лучшая женщина.
Лейстрейд, Антея, некоторые его подчиненные. Они все были там, готовые стоять за него до последнего. Но Майкрофту не нужны жертвы.
Он решил встретиться с Эриком раньше, в другом месте. Один на один. Потому что не простит себе, если из-за него пострадают друзья. Он оставил Антею, сказал, что ему надо побыть одному, а в нужном месте он будет вовремя. Девушка поверила, и Майкрофту было неприятно, что пришлось ее обмануть. Но это единственный выход.

Эрик был один, как и обещал. Помимо того, что он классный профессионал, о нем еще известно, что он всегда держит свое слово. Но Майкрофт знал, что это не помешает его пристрелить.
Встречались на одной из конспиративных квартир. Эрик спросил:
- Бумаги?
- У меня их пока нет. Но они будут через день, максимум полтора.
- Тебе давали три дня.
- Эрик, бумаги будут.
- Но не сейчас. И никто не мешает тебя прямо сейчас пристрелить.
- Эрик, между нами есть личные счеты. Я хочу все тебе объяснить. Считай это исповедью. Если после этого решишь меня пристрелить, пусть будет так.
Действительно, у Эрика, как он считал, имелись личные причины пристрелить Майкрофта на месте. Он этого мига пять лет ждал. Майкрофт даже удивился, что он не убил его сразу, три дня назад. Отговорку-то сумел бы найти наверняка. Видать, для этого слишком честен.
Пять лет назад это случились. Они в то время были почти друзьями. Настолько, насколько с Холмсом вообще можно дружить. Майкрофт уважал Эрика и действительно хорошо к нему относился. Именно поэтому, как только все начинало вести к тому, что они вот-вот станут настоящими друзьями, любыми способами это пресекал. Он же до совсем недавнего времени в дружбу не верил и не думал, что из этого может выйти что-то хорошее.
Иногда намеренно пресекал достаточно грубо, Эрик наверняка обижался. Но сейчас он ненавидит его не за это.
В то время именно Эрик должен был занять место, на котором еще три дня назад успешно пребывал Макйрофт. Точнее, стремились к этому они оба но у Эрика было больше шансов, оба об этом знали… А дальше все выглядело так, словно Майкрофт нагло подсидел коллегу и занял его должность. И сам Эрик в этом до сих пор убежден.
Но было все иначе. Эрик крупно влип, но об этом даже не узнал. Его подставил третий претендент на должность, негодяй Сэм Баттли. И с Эриком должно бы случиться то же, что сейчас с Майкрофтом.
Но Майкрофт вовремя понял, что к чуму. Еще до того, как Эрику должны были быть предъявлены официальные обвинения, он доказал руководству, кто настоящий предатель. Сэма убрали по-тихому. Майкрофт не просил должность в обмен на свою проницательность. Более того, был убежден, что она достанется все же Никксу. Но руководство решило, что человек, не видящий дальше собственного носа, не достоин занимать этот высокий пост. А Эрик решил. Что Майкрофт грамотно нейтрализовал обоих своих конкурентов.
Выслушал Эрик, не перебивая. К концу рассказа дуло пистолета уже не смотрело в лицо Майкрофту, но и в кобуру оружие убрано не было. Эрик нерешительно спросил:
- Почему я должен тебе верить?
- Не должен. Я должен был тебе это рассказать. Повторюсь, считай это исповедью.
- Почему ты сразу не рассказал?
- Ты бы поверил?
- Я даже сейчас не понимаю, с чего бы это тебе меня спасать?
- Потому что мы могли бы стать друзьями.
- Мы ими были.
Антея и Грег уже заждались. Неужели, Майкрофт решил просто сбежать? И использовать их в качестве отвлекающего маневра? Нет, такого не может быть.
Он подошел незаметно, ждущие вздрогнули. Антея взволнованно сказала:
- Майкрофт, где ты был? У нас очень мало времени.
- Теперь уже достаточно.
- Но как… Стоп. Ты говорил с ними? Без нас? Как ты мог? Тебя могли пристрелить!
- А я не мог подвергать друзей опасности. Мне дали еще два дня.

Так и сказал Эрик. Два дня. Под его личную ответственность. После долгого разговора с руководством по телефону. Потом, смерив Майкрофта серьезным взглядом, спросил:
- Ты же понимаешь, что если через два дня бумаг не будет…
- Да, знаю, ты меня пристрелишь за предательство.
- Теперь уже не смогу. Пристрелит кто-то другой. Нас обоих.
- Ты не должен был рисковать жизнью ради меня.
- Как выяснилось, должен.
- Друзьям помогают друзья?
Эрик кивнул и вышел. И вот теперь, по прошествии нескольких часов, Майкрофт, Грег и Антея сидят в Скотлэнд Ярде и ждут от Шерлока вестей. На этом настоял инспектор. Сказал, что, если что-то пойдет не так, в здании Ярда достать Майкрофта будет проблематично.
Вот они сидят втроем, ждут. А время идет. Сержант Донован принесла кофе во второй раз уже, теперь с бутербродами. Грег сказал, что, если Шерлок не позвонит до вечера, они тут заночуют. Майкрофт верит в брата.
И не напрасно – он позвонил. Голос срывался от волнения. Раньше Майкрофт даже представить не мог, что брат когда-либо будет за него волноваться. Было приятно услышать облегчения в голосе Шерлока оттого, что все живы.
Приехал брат быстро, настоял на том, чтобы присутствовать при передаче документов. Майкрофт этого не хотел – риск все же оставался. Но переубедить в чем-то его брата всегда было невозможно.
Все прошло спокойно. Более того, Эрик даже умудрился сделать для Майкрофта то, чего он совсем не ожидал – его оставили при должности. Все благодаря тому, что Эрик все представил так, словно Майкрофт отдал бумаги специально, чтобы выйти на тех, кому они так остро нужны. А не сказал ничего, потому что утечки боялся. И, как ни странно, такая версия всех устроила. Вероятно, потому что Майкрофт, и правда, отличный специалист.
Но он, снова вознесясь на вершину, не забыл ни дружбы с Лестрейдом, ни любви к Антее… Вот только к брату зайти все не решался…
Он боялся, что все, что с ними произошло в последнее время, Шерлок успешно забудет. Почему бы и нет? Барт вообще быстро выкидывает из головы ненужную информацию. Осталось только понять, нужен ли Шерлоку брат.
Майкрофт зашел только через две недели. Жуткие завывания скрипки были слышны уже с порога. Ну, с этим все ясно – Грег говорил, что у них пока ни одного стоящего дела. Тем не менее, как только Майкрофт зашел, Шерлок отложил скрипку в сторону, что уже значит немало. Потом брат сказал:
- Долго же тебя не было.
- Никак не мог решиться, - врать Шерлоку все равно нет смысла.
- А я думал, дела государственной важности.
- Не думал.
- И все равно ты не заходил напрасно. Я тебя ждал.
- Неужели?
- Да. И можешь заходить почаще. Мы братья все-таки.
Такого Майкрофт от Шерлока точно не ждал. Удивился очень, но ответил почти что сразу:
- Да, и ты заходи.
- Кстати, Майкрофт, у нас дело есть.
- Какое?
- Забыл? Мы обещали маме к ней заехать.
- Прямо сейчас?
- А почему нет? Сейчас воскресенье, десять утра. И у тебя нет других планов. И вообще, ты пришел меня об этом попросить, а в итоге я тебя уговариваю!
- Ничего от тебя не скроешь. Пошли.
Братья вместе вышли под изумленным взглядом миссис Хадсон. Не скоро она привыкнет… И, когда садились в машину, Шерлок словно между прочим сказал: «Да, кстати, поздравляю».
От брата, и правда, ничего не скроешь. Как только узнал, что Антея вчера сказала, что беременна…
Свадьба состоялась через неделю. Шафером был Грег. Шерлок счел это для себя слишком скучным, но на праздник все равно пришел. Хоть и стоял там с кислой миной, хорошо хоть внял просьбе Майкрофта и никому из гостей не описывал в подробностях истории их жизни… Брата изменить сложно, да и не надо. Главное, что они наконец-то забыли старые обиды. А это значит, что все будет хорошо, и с Мориарти они непременно разберутся.


"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"