Узница фанфикшена, или краткая история Гермионы Грейнджер.

Автор: Elvira
Бета:Violet
Рейтинг:G
Пейринг:ГГ/ДМ, ГГ/РУ, ГГ/СС
Жанр:Humor, Romance
Отказ:HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are
trademarks of Warner Bros. © 2001-2006 and J.K. Rowling.
Цикл:Мир фанфика [3]
Аннотация:Дневник Гермионы Грейнджер из фанфика. Из фанфика, подчеркиваю! Сиквел к главе «Гермиона Грейнджер и все-все-все» из «Мира фанфика» (все мое, разумеется). Естественно, вас ожидает чудесное преображение в роковую женщину, пускающий сопли ДМ, лукавый ЛМ, грустный СС и прочая, прочая… ну, и без Дамби не обойдется!
Комментарии:
Каталог:Литературные обработки. Пародии, Школьные истории
Предупреждения:нет
Статус:Не закончен
Выложен:2007-06-01 00:00:00 (последнее обновление: 2007.08.30)
  просмотреть/оставить комментарии


Глава 1. Гермидрака в действии

Сегодня я начинаю вести дневник. Дневник – это прекрасный способ самовыражения (а еще это самый легкий тип фанфика, потому что не обязательно париться с грамотным выстраиванием сюжетной линии – прим. Автора). Это будет летопись моей жизни, жизни Гермионы Грейнджер, лучшей ученицы Хогвартса, красавицы, умницы, лапочки… правда, я хороша до чрезвычайности? Вот и я так думаю…

1 июня.

Наконец-то каникулы! Я собираюсь внимательнейшим образом перечесть «Историю Хогвартса» и «Самые занимательные восстания гоблинов эпохи Меровингов». Конечно, я буду скучать по Гарри, и по Рону, и по Парвати с Лавандой, и по Джинни, и… Да к черту всех! На самом деле, какое счастье, что у меня наконец будет время погрузиться в волнующий мир быта средневекового гоблинского поселения… Вот оно – настоящее счастье! Я, книжки и тишина.

2 июня.

Родители почему-то решили отправить меня на курорт. Вот придурки! Хотя нехорошо так о родителях. Они же не виноваты, что им не понять всей волнующей красоты 20-страничного описания узоров традиционного гоблинского посоха… Надо ехать. Кажется, где-то во Франции, или на Канарах… неважно, главное – ничего не забыть. Так, учебники, котел, сушеные глазки гусениц…

3 июня.

Почему-то у меня возникло странное желание купить себе немедленно мини-юбку фиолетового цвета, розовый топик, платье в сеточку, шпильки, кроваво-красную помаду и салатово-оранжевые тени для глаз… К чему бы это? Пошла и купила… в двойном экземпляре, на всякий случай. До вечера крутилась перед зеркалом, меряя обновки. Я красива до неприличия! Была б я парнем – сразу же в себя влюбилась бы! Пожалуй, стоит сфотографироваться и послать колдографию Рону – может, он наконец решится? А то я так и буду ждать помолвки до семидесяти лет…

6 июня, утро.

Наконец-то я на месте! Это где-то во Франции. Точно не знаю, потому что французский не понимаю, а по дороге в поезде читала «Историю Хогвартса» и пропустила название станции. Я приехала одна – родители сказали, что мне надо «получить от жизни все» и «познать все радости взросления». При этом, правда, у них был странно-отстраненный вид… Что-то тут не так! Может ли это быть связано с тем, что вчера к нам "на секундочку, мисс Грейнджер, я по важному делу Школы" аппарировал Дамблдор? Он сказал, что проводит беседу с родителями всех старшекурсников. О чем они там беседовали? Впрочем, разбираться некогда – я в чудном маленьком коттедже в пяти минутах от моря, погода прекрасная, и я сейчас вот пойду и искупнусь…

6 июня, вечер.

Не может быть! Что, интересненько, здесь делают Малфои в полном составе?! Мои каникулы пропали. Мерлин, как меня бесит этот маменькин сынок, этот белобрысый хорек в его панамке, солнечных очках и нелепых бесформенных шортах! Эти гады поселились почему-то в соседнем со мной бунгало. Не-спра-вед-ли-во!

7 июня, раннее утро. Поют птички, рыбки булькают, и т.п.

С утра пошла на пляж, надеясь, что мерзкие аристократические тараканы там не появятся. Моя мечта сбылась ровно на две трети – на пляж приперся Малфой-младший. Хмм… он снял свои шорты. У него под ними оказались плавки… и ноги… и задница, да… Мерлин великий, помоги мне! А под майкой с Микки-Маусом оказались мускулы… мммяя…

7 июня, середина дня. Жара…

Оч. жарко. Просто очень. Окунаюсь каждые 15 минут, но это не помогает. Жарко, даже несмотря на то, что накрапывает дождик, а солнце не появлялось из-за туч со вчерашнего дня. Что происходит? Наверняка Малфой в этом замешан. Лежит себе на полотенце с независимым видом и сверлит меня глазами. Думаю, мой купальник-бикини из трех треугольных кусочков ткани достаточно приличен – во всяком случае, продавщица сказала, что мне идет. И все 6 продавцов. Правда, при этом они странно сгибались пополам.

7 июня, ранний вечер. Все жарче и жарче…

Жара нарастает! Малфой спросил меня, что я читаю. Кто бы мог подумать – и он тоже любит тот момент из «Истории Хогвартса», где Ровена расписывает Годрику учебный план на ближайшие пять лет, а он только и думает, как бы сделать ей, наконец, предложение… Да, я тоже думаю, что это очень возбуждает, Драко! Да, я то… Эй, руки прочь!

8 июня (только началось)

О, Мерлин! О, Драко! Да! ДАААААААААААААААААААААААААА! Скажи это! Назови меня Ровеной, да, так! Ты мой Слизерин! Мой белокурый ангелочек! ДААА!

8 июня, чуть позже. Примерно через…полчаса. Оч. темно.

Малфой оказался не так плох. Честно-честно! И он всегда был в меня влюблен – так он сам говорит. Да, он мерзкий, злобный слизеринец, но я чувствую, что мы – родственные души! Кажется, у меня появился парень! Интересно, как Рон это воспримет? Надо ему написать… или не надо? Впрочем, плевать на Рона! Я встречаюсь с Драко Малфоем - вау! Он сообщил, что был изумлен моим изменившимся внешним видом. Говорит, что я потрясающая… и что нейлоновое платье с разрезом спереди до трусов мне очень-очень идет! Ура – всегда знала, что у меня хороший вкус, даже Драко оценил, а ведь он такой… такой… модный…

12 июня.

Драко учит меня правильно накладывать макияж. Он такой разносторонний! И у него такая коллекция пудрениц!

25 июня.

Драко собирается познакомить меня с родителями. Не то чтобы я была с ними не знакома… И не то чтобы мне этого хотелось… Совсем не хочется, совершенно! Но надо – значит, надо. Драко сказал – мама будет рада, а то она уже начала что-то не то подозревать. Наверно, под этим он подразумевает, что подозревать она начала наличие у него тайной страсти к Панси Паркинсон. Еще бы – я б тоже не обрадовалась, если бы мой сыночек встречался с такой коровой.

1 июля.

Произошло судьбоносное знакомство. Я всем понравилась, надо же! Все – это Нарцисса в шелковом белом платье (почему-то волосы у нее на голове странно зашевелились, когда она меня увидела) и Люциус, который – видно, от радости – так сильно ударил тростью по земле, что сломал ее. Трость восстановлению не подлежит – это он сам сказал после пятой рюм… стакана коньяка. Я же оделась скромно, как и подобает интеллигентной девушке - прозрачная голубая блузка (без выреза, заметьте) и длинная ярко-желтая юбка (с тремя разрезами спереди, но это детали). Я была на самом настоящем обеде с Малфоями! На парадном обеде! У них такой милый коттедж, всюду антиквариат, хрусталь, серебряные вилки там всякие… Нарцисса все время улыбалась (правда, немного нервно), а один раз вздохнула и тихо сказала: «Ладно, она хотя бы девушка, да, Люц? Это же лучше, чем то черноволосое чудовище?» Видно, она это о Паркинсон. Мой будущий свекр (надеюсь на это!) в ответ промычал что-то неопределенное – все же не стоило ему мешать коньяк с Огневиски на голодный желудок. Слава Мерлину, мой Дракусик совершенно на него не похож! Сидел смирно, ел омара, улыбался и время от времени смотрелся в начищенную серебряную ложку. Понятное дело – настоящий мужчина должен за собой следить.

28 июля.

Вот блин! Черт, черт, черт! Совершенно забыла о дне рождения Гарри. И о том, что завтра мне предстоит отправиться в Нору, чтобы вместе со всеми Уизли праздновать до потери пульса. Как же я оставлю Дракошечку одного? Выдержит ли наша любовь такое испытание? Не знаю, что и делать. Правда, Драко – лапусик – предложил поехать со мной. Сказал, что, мол, Уизли его не пугают. Интересовался, нет ли у меня фотографий Гарри. Сообщил, что если долго-долго будет на него смотреть, то, может, и привыкнет, и не будет испытывать каждый раз рвотных позывов при виде «этой очкастой образины». Надо мне что-то делать с их давней враждой. Думай, Герми, думай! Как бы нам всем стать хорошими друзьями? Нет, все же брать Драко с собой не стоит. Пока. Подготовлю ребят медленно, осторожно… Где-то тут был портключ. Ага… Вот он – старый башмак, как обычно. И почему портключом всегда делают какую-нибудь дрянь? Мерлин, он же пахнет! Ну, вроде бы все – прощание с Драко, правда, сильно затянулось. Несколько часов он не переставая талдычил мне о своей великой любви и о том, как хочет быть со мной всегда, и почему это я не беру его с собой? Пришлось пообещать, что буду писать каждый день. И обязательно вызову в Нору… как-нибудь. Так, беремся за ботинок (бэээ!), раз-два-три…





Глава 2. Самый лучший день в году

Ну, дорогой Дневник, водворение в Нору прошло на уровне. Когда я выпала на кухню, прямо на обеденный стол, за которым, кстати, как раз ужинало небезызвестное рыжее семейство, то имела определенный успех. Кто, интересно, придумал положить второй портключ рядом с большой кастрюлей лукового супа?! Ну все, Фред и Джордж, вы попали – я, между прочим, не просто так прочла 26 книг о порче и 53 о семейных проклятиях… Радует, что суп все же не пропал – фирменные свитера Уизли, на которые он выплеснулся, оказывается приобретают от супа приятный серо-бурый оттенок независимо от изначального цвета. Как же миссис Уизли вопила… Мистер Уизли, как всегда, старался быть вежливым – протянул мне руку (я как раз пыталась встать из лужи супа и на жест не ответила) и ласково сказал: “Приятно тебя видеть, Гермиона Грейнджер! А нет ли у тебя с собой случайно евро-розетки? Мне сказали, это последняя но…” – тут миссис Уизли ударила его по лбу половником, и он заткнулся. И слава Мерлину, потому что ну забыла я про его просьбу привезти “несколько ненужных проводочков”, не до того было…

Близнецы (ух, вот зааважу мерзавцев!) в первый момент довольно ухмыльнулись, потом посмотрели на меня как-то странно и хором забормотали про какие-то стрипы и шоу. Что такое стрипы, хотела бы я знать – потому что как только я наконец сумела подняться на ноги и встала посреди стола во всем блеске новенького кружевного платья в стиле «рваный шик», они внезапно вскочили и куда-то аппарировали. Испугались моего праведного гнева, наверно. Рон выплюнул суп и, кажется, попытался обаятельно улыбнулся – потому что следующие пять минут он сидел с перекошенной физиономией, мыча нечто непонятное. Гарри меня не разочаровал – он спокойно убрал руку из-под стола и махнул мне с широкой улыбкой на мужественном загорелом лице (Так, а где он успел загореть? Загадка…). Сидевшая рядом с моим другом Джинни подозрительно не отреагировала на мое появление, ее не смутил даже суп, большая часть которого оказалась именно на ее свитере (а я-то знаю, что эта дуреха считает, что шерстяная дрянь «выгодно подчеркивает ее грудь». Грудь… где она там, покажите мне? То ли дело я…).

Короче, все прошло как надо. Слезая со стола, я наступила на Рона – это тоже было приятно, потому что он сразу перестал мычать и завопил. Будет знать, как за все лето слать мне всего 4 открытки и 8 писем. Я, правда, не ответила. Но что ответишь на опус типа: «Герм, у меня все класс а у тебя? Хотел сказать… короче, я… но это не важно. Ну, давай!». Гордо прошагав мимо стонущего рыжего недоразумения, я подхватила под руку Джинни (та все еще сидела за столом, видимо, помогала Гарри искать руку, которая вновь заползла под столешницу) и потащила подружку в сторону лестницы. Миссис Уизли едва успела сказать фирменное (пятый раз, Мерлин! Пятый) «Девочки, вы будете спать в комнате Джинни», как мы уже были на месте. Едва коснувшись головой подушки, я провалилась в сон, в котором фигурировал Дракусик. Он летал на метле, тряс снитчем и кричал: «Теперь ты мой, Гарри Поттер!» Я едва успела удивиться, при чем тут Гарри, как рядом с Драко на метле появился Рон и попытался спихнуть моего ненаглядного вниз. Тут откуда-то прогремел мерзкий голос: «1000 баллов с Гриффиндора за слишком длинную юбку, мисс Грейнджер»… дальше я ничего не помню, потому что меня разбудила рыжая сво… то есть, моя любимая подруга Джиневра.

29 июля. Утро. Очень раннее, чтоб его, утро!

Джинни только что меня обрадовала: мы идем прогонять гномов из сада. Это в пять утра! Никуда я не пойду. В конце концов, где их хваленое магическое гостеприимство? Уизли славятся…

29 июля, полдень.

Только что выкинула за ограду 18-го гнома. Мерзкие твари. И Уизли мерзкие… ненавижу их рыжие макушки. Рон пытается подобраться ко мне поближе. Но близнецы начеку: они каждый раз швыряются в него компактной навозной бомбой. Если это пахнущее чудовище, то есть мой лучший друг, все же подойдет, я наверняка умру от удушья. Отвратительнее всего, что Гарри здесь нет: он читает в прохладной комнате книгу о квиддиче (единственная книга, которую этот очкастый иди… то есть, Гарричка, сумел хотя бы НАЧАТЬ читать, насколько я знаю, он на 6-й странице и скоро доберется до первой главы). Миссис Уизли, чтоб ее шарахнуло сковородкой, заявила что Гарри необходим отдых после всех выпавших на его долю страданий. Страданий… да уж, умять за завтраком 3 куска торта (последних, последних куска!) – это не каждый выдержит.

29 июля, вечер.

Поужинали луковым супом и яишенкой. Мило. Гарри и Рон два часа развлекали нас полетами на метлах, используя гнома в качестве снитча. Гном пищал. Джинни хлопала в ладоши, глядя на Гарри собачьими глазами. Близнецы шутили… Мерлин, как огни меня все достали! А ведь мы даже не отпраздновали День Рождения… Подарок! Забыла…

30 июля, вечер.

Писать не о чем. Искали гномов, ели суп с яичницей, смотрели на квиддичный идиотизм. Подарок не найден. Может, подарить ему гнома? А что, домашний любимец… А! Знаю – книга! Книга – лучший подарок! Так, что у нас тут лежит в чемодане?

31 июля. Очень-очень раннее утро. Если честно – три часа утра.

Только что закончила инвентаризацию последней, 112 книжки. Очень познавательно. Оказывается, я не все прочла. Откровенно говоря, прочла я только три издания. Ну что – была занята! Драко очень любил совместные накладывания масок на лицо, говорил, что его это возбуждает… Кажется, я соскучилась по Дракоше. Что-то он не пишет, гад. Неужели разлюбил? С Гермионой Грейнджер такое не пройдет, мы ему живо вставим по первое число! Я… Но внимание, Гермиона – ПОДАРОК ДЛЯ ГАРРИ. Ты ищешь его… ищешь… ага-ага, нашла! Я эту книжку и так уже читала…

31 июля, вечер.

Не могу поверить – опять полдня занимались гномами! Слава Мерлину, хотя бы яичницы не было. Если честно, обеда и завтрака в принципе не наблюдалось. Миссис Уизли сказала, что готовит «особенный ужин для Гарри» и, кажется, прослезилась. И я вместе с ней – неужели НОРМАЛЬНАЯ ЕДА?! Спасибо, Мерлин!

31 июля, почти ночь.

Нормальной едой оказался фирменный пирог Уизли. С ЯЙЦАМИ И ЛУКОМ. Мерлин!!! Я не выдержала и убежала в туалет. Вернувшись, успела как раз к раздаче подарков. Было так приятно видеть робкую улыбку на лице Гарри, когда тот разворачивал мой! И возглас… будем считать, что изумления и радости, при виде обложки. Я ведь пожертвовала самым дорогим – учебником Нумерологии для продвинутых студентов. Рон подарил фигурку Крама. Кажется, совсем спятил – зачем Гарри Крам? Вот если бы он мне подарил Крама, я бы… но будем помнить о Дракусике. Близнецы вручили упаковку Взрывающихся рвотных конфет. Догадайтесь сами, как они действуют. Мистер Уизли подарил штепсель, перевязанный бантиком, а миссис Уизли, естественно, свитер. У Гарри скоро будет коллекция. Она каждый раз перекашивает свитер в новом месте. На этот раз – кривая линия плеч и почему-то дырка на спине, видимо не хватило пряжи. Повезло парню…

3 августа.

Гномы. Гномы. Гномы… Лучше бы я осталась на море. Какого… я не осталась на море? Валялась бы на песочке рядом с Драко, ела фрукты (Фрукты! Фрууукты!) и не знала печали. А сейчас…

Близнецы ведут себя… странно. Сегодня Фред (или это был Джордж?) пытался искать гномов там, где я стояла. Джордж подскочил, дал братцу хорошего пинка и со словами «он не там искал, тебе угрожает большая опасность» немедленно полез… Нет, Джордж, под моей юбкой гномов НЕТ! Нет, ни один из них не «схоронился» в моей шелковой блузке. Спасибо за заботу. Пойду-ка совру миссис Уизли, что у меня солнечный удар. Кажется, действительно… мама… куда все летит?

4 августа.

Очнулась в комнате. Тихо и спокойно. Очевидно, я все же перегрелась, потому что рядом на столике чудесное видение – ваза с яблоками и печеньем. Съесть печенюшку, что ли? А то обязательно кто-нибудь войдет… сожрет…

5 августа.

Все еще «болею». Еда появляется рядом с кроватью с завидной частотой. Видимо, у меня появился тайный воздыхатель! Интересно, кто. Явно не Рон – мозгов не хватит. И не Гарри – потому что Джинни ни одной ночи не ночевала в этой комнате, а однажды пришла под утро в очках.

6 августа.

Миссис Уизли, кажется, просекла что я халявлю. Заботливым голосом предложила мне «развеяться». В ее понимании это означает охоту на докси на чердаке. Я счастлива.

8 августа.

Снова лежу в постели. Отравление ядом докси. Как хорошо-то… От нечего делать пробую новые приемы макияжа. Например, «женщина-вамп»… Кажется, работает: вошел Рон и от неожиданности завопил и начал креститься. Это он от радости. Драко тоже поначалу так реагировал.

12 августа.

Джинни все еще ночует неизвестно где. А я решила этим воспользоваться и устроить каминное свидание с Драко. Все прошло очень даже мило: любимый заверил меня в своей пылкой любви и снова намекнул на посещение Норы в качестве моего жениха. Интересовался «этой заразой в очках». Какой он великодушный! Кстати, голова в камине – это тоже ничего, с головой тоже можно многое сделать… о, Драко… Оооооо…

13 августа.

Все закончилось печально: на мои вопли прибежала Джинни, а Драко так торопился, что долбанулся головой о каминную решетку. Когда он исчезал, я успела заметить быстро зреющий синяк. Не отразится ли такая травма на чувствах Дракоши? И на его душевном здоровье? Беспокоюсь за любимого…


Останется ли Гермиона верна Драко? Как отпразднует свой День Рождения Перси? Откуда берутся гномы в саду Уизли? Все это – в следующей главе.



Глава 3. Рыжий бунт

16 августа.

Снова ищем гномов в саду. Рон пытается завязать разговор о квиддиче. Еще один рассказ о «Пушках Педдл» - и я тресну его лопатой. Нет чтобы обнять девушку, впиться страстным поцелуем… А вот Фред с Джорджем – дело другое, сегодня приволокли мне в комнату огромный букет роз. Мило! Поцеловала каждого в щеку. В итоге они чуть не убили друг друга и сломали все розы. Кажется, я им нравлюсь!

17 августа.

Фред (или Джордж? Или все же Фред? Вешали бы на себя таблички с именами, что ли) пришел ко мне сегодня вечером с совершенно убитым видом. Оказывается, поссорился со своей девушкой. Ударил ее бладжером в глаз, а она вспылила. Из-за каких пустяков распадаются пары, удивительно! Да этой Анжелине хоть битой по носу врежь – ничего не изменится. По сравнению с ней Панси – королева красоты, про себя вообще молчу. Но Фреду я, конечно, наплела всякой утешительной дребедени. Мол, девушек много, а ты один такой замечательный… и прочая фигня. Он ожил и полез ко мне целоваться. Мне очень-очень стыдно, Драко! Но Фред такой высокий, загорелый и сексуальный… и его вьющиеся медные волосы… и мускулы на груди… короче, я не виновата – он сам пришел!

18 августа.

Весь день бегали с Фредом целоваться в кладовку. Объясняли это необходимостью срочно заточить лопату. Кажется, Рон что-то подозревает. Во всяком случае, смотрит на меня такими коровьими глазами, что даже стыдно становится. Но знаешь, Рон, не все способны утешаться альбомом с комиксами про «Пушек Педдл», у некоторых есть гормоны! Иду-иду, Фредди, солнышко…

19 августа, ранний вечер.

Фред подарил мне декоративную навозную бомбу. Так мило! Хорошо все-таки встречаться с уже-не-школьником! Намекнула ему на новые духи. Скривился, но кивнул.

19 августа, чуть позже.

Творится что-то странное. Только что Фред приходил ко мне, как обычно, поболтать об истории Хогвартса (ну, вы меня понимаете), с удивлением посмотрел на бомбочку (я специально поставила ее на столик, чтоб порадовать любимого) и спросил, откуда эта прелесть. Хммм… меня терзают смутные сомнения…

20 августа.

Оказывается, через два дня – день рождения Перси, и этот несчастный почему-то решил провести праздник с семьей. Ожидается трогательное воссоединение. Близнецы уже запаслись тремя коробками со странного вида пилюлями. Разноцветными. Ох, не поздоровится Перси, а ведь он всегда так увлекательно рассказывает о котлах, обожаю эти его маленькие четырехчасовые историйки…

Видела, как близнецы ссорятся во дворе. Кричат что-то непонятное: «А тебе зачем?», «Мы же всегда вместе, предатель!», «Да я ее люблю, может!», «Ага, счаз, любит он. А что ты мне вчера говорил в спальне, а, противный?» и тому подобную чушь.

21 августа.

Оч. мило. Захожу в комнату (Джинни вторую неделю не появляется, интересно, ей еще не надоело «помогать Гарри читать Квиддич сквозь века»?), и вижу очаровательную картинку: две наглых рыжих тушки прямо на моей свежеубранной постельке. Ухмыляются. Как их различать-то, мамочки?! Где тут Фре… точнее, тот, с кем я вчера… ну, вы поняли? И да, конечно, мерзавцы весело сообщили мне, что, оказывается, встречались со мной по очереди. Не верю я во всю эту ерунду, что они «не могут меня поделить», потому что я такая «классная, и глаза, и ноги, и все остальное» (надеюсь, они мозги имели в виду?). Вот сейчас как шарахну их Круцио двойного действия, как меня научил Дракусик, будут знать! Кру…

22 августа, глубокая ночь. Спят все, кроме нас.

Ну, как бы выразиться помягче…Короче, с Круцио ничего не вышло. Не успела просто, да. Они как вскочат, да как набросятся, а я как начну срывать оде… ой, точнее это они с меня, а я сопротивляюсь, сопротивляюсь, а потом… в общем, близнецы – это что-то! И какая, к дементору, разница, кто из них кто? Фред, Джордж… Главное – хорошо!

22 августа, день.

Приперся Перси. Близнецы мои негодуют, потому что он отказался курить «трубку мира», есть «конфету дружбы» и даже выпить стаканчик «семейного виски». И правильно, потому что вот Рон случайно нашел потом эти реликвии в кладовке… поэтому сегодня мы будем праздновать без него. Перси был очень любезен, даже похвалил мое специально надетое ради него строгое платье из черного меха с кружевом. Родители подарили ему зачем-то набор кухонных ножей – очень острых. Они что забыли, что Перси не умеет обращаться с кухонной утварью? Как сейчас помню, он на третьем курсе уронил в Большом Зале вилку и попал ровно себе в ногу. Крику было…

22 августа, чуть позже.

Перси оправдал мои ожидания – уронил на себя ВСЕ 5 ножей последовательно. Теперь он хромает. Мистер Уизли выглядит подозрительно довольным жизнью – только что завел со мной беседу о молниеотводах. Как будто я знаю, что это.

22 августа, вечер.

Отпраздновали. Перси привез с собой торт с кремом и большую жареную курицу (спасибо, Перси! Если б не близнецы и Дракусик, я бы выбрала тебя – ты мой герой!). Рон немедленно уговорил пол-курицы вместе с Гарри (спасибо вам, ребята! Я припомню это, когда Снейп опять задаст 10 свитков сочинения о пыльце ромашки). После этого придурки устроили очередную эскападу под названием «давайте покажем Перси финт Вронского», в результате чего подбили несчастному глаз метлой (уметь надо, Гарри! Точный удар…). Я не выдержала – встала и решительно предложила всем потанцевать. Танцы прошли на ура – Гарри, конечно, тискал Джинни (у этой парочки все танцы – медленные), мистер Уизли делал вид, что наслаждается странным подпрыгиванием под руку с миссис Уизли (она даже сняла фартук), а вот остальные дружно сгрудились вокруг меня: хромающий и трясущий головой Перси, решительные близнецы и мнущийся Рон. В общем, мне понравилось (а вот остальным, которые больно стукнулись головами – наверно, не очень).

24 августа.

Гномы. Гномы. Гномы, как же я вас ненавижу! Откуда Уизли берут гномов? Может, они их специально разводят?

Перси уехал. У него срочная встреча с Министром по поводу инвентаризации ковров-самолетов. Сказал, что сомневается по поводу № 34765. Бывают же умные люди… А вот ты, Рон, умеешь считать до 34765? Эй, куда ты побежал? Я пошутила, таких цифр не бывает… Вот ведь идиот конопатый!

26 августа.

Ну, скоро осво… то есть конец каникул. Вспомнила, что до сих пор не прочла учебники следующего курса. Разозлилась так, что из вредности наплела Гарри и Рону про дополнительное домашнее задание от Снейпа (а вы не знали – детальное исследование влияния драконьей крови на листья лапчатки! Даже Невилл уже сделал два варианта!). Парни поверили и теперь сидят тихонько в своей комнате, пытаясь разобраться в учебниках (нечасто им приходится видеть столько букв сразу). А я немного успокоилась, утешила рыдающую Джинни и пошла на двойное свидание с моими рыжиками.

29 августа, утро.

Сегодня мы все отправляемся в Лондон, в Косой переулок. Гарри опять перепутал камины и вывалился прямо на голову почтенной ведьме, которая мирно сортировала сушеные кошачьи головы в Лютном тупике. В результате у него начался нервный тик (он все утверждал, что заметил в углу призрак Вольдеморта, но я подозреваю, что ему просто не хотелось идти со мной в книжный). Джинни пошла отпаивать его чаем в кафе Тома. А мы (Рон, его родители и я) отправились во Флориш и Блоттс. Где-то я тут видела такую интересную книгу…

29 августа, через два часа.

Нашла! Нашла! Ура! Жизнеописание Лютикуса Неподвигуса, первого Министра Магии, который выиграл чемпионат по крикету в 1784 году! Так увлекательно! Рон, чего ты скрипишь зубами? Ты тоже не скучал – стоял себе тихо у колонны…

29 августа, через час.

Беда, беда… конечно, встретили Драко вместе с Люциусом. А Люци, кстати ничего, когда не пьет. Драко просиял, его папаша (какие волосы, Мерлин!) икнул и забормотал что-то о забытой в Поместье бутылке Огневиски. Только я собралась броситься любимому на шею, как появились близнецы. Как я могла забыть, что они тут работают! Чтоб им разориться! Все равно Дракошечка богаче. Обстановка совсем накалилась (уже послышались возгласы «Да ты кто такой?», «От такого слышу» и т.п.), как из-за угла вывернул Гарри с висящей на нем Джинни. Мой друг не посрамил своей репутации – задрожал и, грозно наклонив голову, пошел на врага (то есть на Драко). Джинни прислонилась к стене и почему-то неудержимо захихикала (чем это от нее пахнет? Они же чай вроде бы пили?...). Драко подобрался и только приготовился дорого продать свою жизнь (драпануть по-быстрому, мой милый такой сообразительный), как к нашей компании присоединился Артур Уизли и Нарцисса. Почему-то они пришли вместе (хммм!), но завидев сцену «герой сражается с быком» быстренько отпрянули друг от друга и принялись растаскивать парней. Все было кончено за минуту – вскоре две гордые маленькие процессии (Малфои и мы) разошлись, как в море корабли, кидая на противника полные достоинства взгляды. Во всяком случае, я была на уровне: как-никак, из-за меня впервые чуть не подрались мальчишки! Парвати с Лавандой обзавидуются.

Гарри как-то необычно громко смеется и все время стремится завалиться на бок. Интересно, он хоть сможет попасть в Нору? А то с него станется – загремит по каминной сети прямиком в Поместье Малфоев…

30 августа

Ура! Предпоследний день! Хотя нехорошо бурно радоваться – все с утра ходят как в воду опущенные. Гарри и Джинни опухшие, все время морщатся от резких звуков и выпили по четыре стакана воды. Рон печально косится в мою сторону и два раза уже опрокидывал соусницу. Мистер Уизли почему-то тоже грустен, смотрит в окно, насвистывает «Марсельезу» и даже не реагирует на упоминания о штепселях. Даже слово «электричество» не привело его в чувство. Близнецы мрачно переглядываются и вздыхают. Не завтрак, а какие-то поминки…

Видела, как миссис Уизли тихо откладывала еду в маленькую мисочку. Кого это вы прикармливаете в саду, Молли?...

31 августа, вечер.

Близнецы приходили попрощаться. Очень переживают. Джордж (или Фред?) предложил мне выйти за них (него?) замуж. Клялся, что покончит с собой, если я откажу, и что я еще не знаю, какой он ласковый и нежный. Фред согласно кивал и утирал слезу. Прощание затянулось на несколько часов (они меня всю залили своими рыданиями) и вышло несколько бурным. Единственное, что омрачало идиллическую картину – мерный стук в дверь. Джинни, видите ли, вспомнила, где ее комната, и хотела собрать вещи. Что там ей собирать-то – свитер и альбом вырезок с заметками о Гарри. Перебьешься, Джиневра, иди вон лучше помоги Гарри собраться, а то они с Роном, кажется, задумали прощальную вечеринку. Убежала… Так, на чем мы остановились, мальчики?...

В следующей серии наша героиня появится в Хогвартсе – как встретит ее школа после долгой летней разлуки? Помирится ли она с Драко? Не упадет ли Снейп в обморок, увидев ее оранжевую мини-юбку в крупный горох? Удастся ли Рону завоевать сердце неприступной красавицы? Признания, ссоры, вечеринки - все это в следующей главе. Не пропустите сладкий продик!



Глава 4. Гермиона вступает в Серьезные Отношения

1 сентября, утро.

Как приятно снова увидеть друзей после летнего перерыва! Надо сказать, что все заметили, как сильно я изменилась за лето. Многие даже пытались тактильно проверить уровень изменений, однако эти недостойные попытки были пресечены Роном, который видимо решил поработать моим телохранителем. Можно подумать, это не на него пялилась Лаванда Браун, и это не он подносил ей чемодан в вагон (ну что может быть тяжелого в чемодане у этой белобрысой идиотки? Она, небось, книжку только в кошмарах видит). Но я – существо великодушное: нисколько не огорчившись, я попросила Гарри помочь мне с вещами. Было так приятно смотреть, как он упал под тяжестью моих трех чемоданов со свежекупленными книжками, а вовремя появившийся Драко изящно прошелся по нему. У Драко сегодян такие красивые ботиночки из крокодиловой кожи! Воссоединиться с любимым в страстном объятии не удалось – только я робко улыбнулась Дракоше, а он многозначительно кивнул в сторону женского туалета, как подлетели его ручные гориллы (т.е. Крэбб и Гойл) в компании с Панси Паркинсон. Эта слизеринская змея с возмущением воззрилась на мое наикрутейшее платье из змеиной кожи и черного кружева и утащила Драко к дальнему концу поезда. Эх... а ведь платьишко-то хорошо, вот Невилл, например, так и вообще упал в обморок, когда я подошла к нему поздороваться. Зато я увидела на платформе Люциуса (одного, без жены!), который мне даже улыбнулся и помахал тростью (при этом он, правда, кажется произнес какое-то заклинание, начинается на «А», дальше не расслышала). Какая улыбка! Какие зубы! А трость – трость просто загляденье! Эх, если бы не Драко, я бы...

1 сентября, вечер.

Драко три раза заглядывал к нам в купе – вроде бы чтобы оскорбить Гарри, но я-то знаю, зачем... Рон весь извелся, и, в конце концов, не выдержал и кинул в Драко стратегически нацеленным бутербродом Молли. Хорошо, что любимый увернулся – иначе не миновать ему недели в Больничном крыле, потому как эти бутербродики по мягкости уступают даже зубодробильным булочкам Хагрида. Еще у купе заглядывали: Невилл (сказал, что потерял жабу, которая стыдливо выглядывала у него из кармана, и пытался искать ее под моей скамейкой, был выпихнут Роном вон); Эрни МакМиллан (пожелал обсудить со мной расписание дежурств старост, в итоге пришлось ему обсуждать график с Роном в коридоре, куда он был вытолкнут метким роновым пинком); Блейз Забини (искал Малфоя, почему в нашем купе - отказался объяснять, просто рожег меня своим фирменным слизеринским взглядом и уплыл). Джинни не слезает с Гарри – это начинает утомлять. Попробовала улыбнуться старому другу – тот немедленно спихнул Джинни с колен и предложил рассказать мне краткий пересказ «Истории квиддича». Отказалась с возмущением. Гарри вроде как обиделся, во всяком случае отвернулся к окну и принял позу «переживающего сиротки».

2 сентября.

Хогвартс, милый Хогвартс! Единственное, что поначалу меня огорчило – то, что придется снова носить эти скучные мантии. Но потом проблема была решена – я просто подошла к МакГонагалл и попросила сделать для меня, как для лучшей ученицы потока, исключение, и позволить мне носить мою специальную розовую обтягивающую мантию с отстегивающимся верхом. Мантия уже показала себя – первым уроком у нас было зельеварение, и Снейп жестоко поплатился за то, что не вызвал меня к доске – я мстительно прошла мимо него вроде как в туалет, предварительно отстегнув верх мантии (под ним у меня приятная такая белая прозрачная блузочка). Класс ахнул, а Снейп осел на месте, позеленел лицом, пискнул и на протяжении оставшейся части урока сидел тихо, как мышь, даже с Гарри ни одного балла не снял. Вот так я способствую наведению дружеских мостов между факультетами!

5 сентября.

Думаю о Снейпе. Эти длинные, тонкие пальцы – как сексуально они дотрагиваются до пробирок с ядами! Эти склизкие волосы, развевающиеся за его спиной словно... словно... хмм. Возможен ли роман с преподавателем? Возможен ли вообще роман со Снейпом? Кажется, в мою жизнь пришла Большая Любовь. Как он смотрит на меня своими черными, как уголья, глазками, как мило кривится его мужественное лицо каждый раз, как он бросает на меня испуганный взгляд из-за стола с домашними заданиями! Невилл, отойди от меня – не видишь. я думаю о важных проблемах! Да-да, именно о трансфигурировании ежей, ты угадал... Да помогу я тебе с заданием, только отстань, а?

8 сентября.

Посоветовалась с Лавандой и Парвати. Они однозначно считают, что Малфой – это конечно да, фигура, но Снейп – симпатичнее. По случаю сперла у Парвати из тумбочки фото Снейпа, вырезанное из «Пророка». Любуюсь... Однако с Драко надо что-то делать – постоянно таскается за мной и все время предлагает помириться с моими друзьями. Рона хватит инфаркт. А Гарри и так периодически странно косится на стол Слизерина, иногда обливаясь тыквенным соком.

9 сентября.

Оч. грустно. Встречалась с Драко в кладовке для метел. сказала ему, что мы вынуждены расстаться, что обстоятельства против нас. А что поделаешь – моя судьба стать миссис Северус Снейп и каждый вечер ассистировать любимому в его домашней лаборатории. Тем более, Рон следит за каждым моим шагом, Гарри каждый раз меняется в лице, как завидит Малфоя-мл., Фред с Джорджем уже написали мне громовещатель... Ну а еще, если честно, мне нравится Люциус Малфой, но это уже детали. Драко переживал, плакал, и особенно убивался, что так и не познакомился поближе с Гарри. Я предложила как-нибудь запереть их вдвоем в кладовке для метел (в шутку) – Драко немедленно просветлел и даже полез ко мне обниматься. Объятия я пресекла - мы же как-никак расстаемся навсегда. Драко подарил мне свою любимую пудреницу – зайка просто! Мне будет его не хватать...

11 сентября.

Пора брать быка за рога. Сегодня я три часа делала специальный многослойный макияж, чтобы предстать на уроке зельеварения во всем блеске перед возлюбленным. Боевая раскраска подействовала – Северус (теперь он для меня Северус) нервно усмехнулся и быстро выбежал из класса, пробормотав что-то начет срочного вызова к Дамблдору. Не появлялся пол-часа. Наверное, плакал от счастья... Вместо Снейпа в класс заглянула МакГонагалл, удивилась отсутствию учителя и наличию на люстре Невилла, которого закинули туда Крэбб с Гойлом. Пока МакГонагалл, онемев, рассматривала эту картину, в дверь влетел злой как сто дементоров Северус, снял 100 баллов с Гриффиндора и заявил, что Директор (ну, профессор-то назвал его «старым маразматиком» - оговорился, видимо) только что назначил ему, Снейпу, новую ассистентку. Оказывается, новая ассистентка – это я! Ура! Постаралась не упасть со стула от радости. Зато Невилл не сдержался и как раз в этот торжественный миг (я утираю слезу, Снейп скалится с безумным выражением лица, МакГонагалл пребывает в прострации) сверзился прямо на голову Рону. Какой чудесный день!

12 сентября, вечер.

Лонгботтом ведет себя странно. Попросил меня помочь ему найти Тревора. Третий раз за неделю! Невилл, мы все видели, как ты только что запихивал жаба в свою сумку, так что не утруждайся. Вот он там сейчас квакает, очень явственно. Нет, я не помогу тебе с трансфигурацией! Куда ты дел последние два экземпляра завтрашней домашней работы, которые мы с тобой УЖЕ сделали? Ах, случайно уронил в камин? Знаешь, Невилл, ты очень хороший человек, и жаб у тебя – просто супер, но если ты что-то предпримешь, Рон тебя убьет.

13 сентября.

Сегодня – первый день моей работы с Северусом! Пожалуй, надо одеться поприличнее – белый верх, черный низ... где бы найти такой комплект белья? Ага, вот он... Побрызгаться любимыми духами для смелости, улыбку наперевес, и вперед!

13 сентября, поздний-поздний вечер.

Весь вечер резала сушеные лапки долгоносиков. Когда намекнула, что мы могли бы заняться чем-то более интересным, Северус вскричал: «Ну конечно, мисс Грейнджер!» и жестом фокусника достал из-под стола банку с живыми тараканами. Он что, шутит? Я, как лучшая ученица Гриффиндора, Староста, Первая красавица Хогвартса, решительно отказываюсь... Аааа, они шевелятся! Разбегаются! МАМОЧКИ!!!! СПАСИТЕ!!!!!!

14 сентября.

Вчера еле убежала из подземелий. Кажется, Северус, провожая меня взглядом (иначе он бы и не смог – был погребен под ковром из тараканов), выглядел грустно... Сегодня на Завтраке его не было. Пойти проведать лапушку? Невилл, да вот он, твой ненаглядный Тревор, сидит в кубке из-под тыквенного сока! Рон, а Рон, а Невилл ко мне пристает...

14 сентября, вечер.

Лонгботтом меня больше не потревожит – Рональд почти открутил ему уши, при этом Гарри периодически отвешивал сзади пинка, а Дин с Симусом подбадривали выкриками: «Так ему, не покушайся на наше все!». А как на удрученную поведением Рона Лаванду было приятно смотреть...

После обеда решила сходить к Северусу – он все еще не появляется. Застала любимого стонущим – оказывается, у него аллергия на тараканьи укусы (да, обычно тараканы не кусаются, но этот конкретно вид – очень даже). Выглядел он паршиво, но я промолчала и принялась заботиться о моем солнышке. Оно. правда, пыталось закатиться под кровать и притвориться мертвым – наверное, от радости. Он не привык к женской ласке, бедняжка... решила на всякий случай остаться на ночь – вдруг ему станет хуже?

15 сентября.

Оно произошло – наше судьбоносное, ммм, объединение! В середине ночи Северус внезапно встал, подошел ко мне (я все это время сидела в кресле напротив его кровати, нежно вглядываясь в любимое лицо) и сказал: «Вы на мне дыру протрете, мисс... ох уж мне эти гриффиндорцы любвеобильные!». С этими словами профессор немедленно полез ко мне целоваться. Вот так вот! наконец-то взрослые, зрелые отношения!

16 сентября.

Северус признался мне в любви! Если быть точной. он сказал следующее: «Люблю я это дело!». Главное слово прозвучало! Ура!!! Пошла хвастаться Парвати.

20 сентября.

Меня вызвал Дамблдор, угостил лимонной долькой, отечески улыбнулся и предложил нам с Северусом упрочить свои отношения, поселившись вместе. Сказал, что не возражает против моего переселения в Подземелья. Эй, а я возражаю! Там мокро, холодно, склизко... Хотя любовь требует жертв. Так надо, Гермиона.

30 сентября.

Уже больше недели живу с Севви под одной крышей, точнее, под одним сводчатым сырым потолком. Оч. сырым и оч. сводчатым. А еще Сев экономит свечи. Гад черноволосый! Любовь любовью, а я мерзну! Северусу хоть бы что: знай себе сортирует флоббер-червей. Он, видите ли, пишет диссертацию на тему «Разновидности беспозвоночных». Может, притащить по-тихому колдообогреватель, пока любимый занят? А то я превращусь в Гермиону Грейнджер, скульптуру эпохи Гарри Поттера.







Глава 5. Укрощение строптивого

1 октября.

Номер с обогревателем не прошел. Тепло, оказывается, губительно повлияло на коллекцию паучьих лапок (точнее, они покрылись плесенью, и их пришлось выкинуть). Северус безутешен. Это были уникальные лапки родезианских пауков, которые уже три года как вымерли (конечно, если выдергивать бедным насекомым лапки, попробуй тут не вымри!). Пытаюсь его развлечь, показывая стриптиз на лабораторном столе. Кажется, уда....

3 октября.

Сегодня у нас были гости – заглянул на огонек Люциус Малфой. Эх, какая трость, Мерлин! Люциус, кажется, приятно удивился, увидев меня в роли будущей миссис Снейп. Пожелал нам всяческого счастья и даже игриво ткнул меня тростью в бок (Эх...). Северус, кажется, заметил мою странную улыбку и немедленно отослал меня наверх, «пообщаться с друзьями, пока они с Люцем обсудят мужские дела». Знаю я эти дела – вон у Малфоя бутылка огневиски из-под мантии выглядывает. Обсуждать, ага. Не хочу уходить, там, наверху, ни у кого нет такой трости! Не хо-чу!

3 октября, чуть позже.

Выпихнул, гад. Проходя мимо кладовки для метел, я, кстати, слышала странные звуки – глухие удары о дверь, сдавленные крики... Это что, голос Гарри?! Только хотела проверить, как из-за угла вырулил Блейз Забини со своей фирменной слизеринской ухмылкой «Смотри-какой-я-красавчик» и принялся усиленно строить мне глазки и сыпать комплиментами. Я поспешила скрыться по направлению к гриффиндорской гостиной. Однако этот Забини – опасная штучка! Говорят, у него был роман со всей женской и половиной мужской части Хогвартса. Но Гермиону Грейнджер ему не получить! Гордо удаляюсь, да. Не забывая красиво поводить бедрами на ходу – это чрезвычайно важно.

3 октября, еще позже.

Вернулась в Подземелья довольная – меня все еще любят и помнят в родной гостиной! Рон с Невиллом, на радостях помирившись, даже спели в мою честь песню (музыка и слова тошнотворные, но все равно приятно). Открыв тяжелую каменную дверь (ну почему Сев не послушается меня и не поставит веселенькую филенчатую дверцу со стеклянными витражными вставочками – вышло бы мило), узрела потрясающую картину – Северус сладко спит прямо на полу, сжимая в руке пустую бутылку. Ага, дела, значит, обсудить, значит, без свидетелей... Ну держись, завтра тебе не поздоровится. А Малфой ушел. Даже не попрощался. Мда...

6 октября.

Пожалуй, уйду я от Снейпа. Честное слово, он, конечно, очень сексуальный, черноволосый, обаятельный и прочая, да и в постели... ммм... но в быту – тихий ужас. Вот недавно, например, у него сбежало несколько сухопутных пиявок – вот была радость мне, когда я обнаружила парочку в складках своей любимой розовой мантии! Причем произошло это не где-нибудь, а на ужине в Большом Зале. Вот пусть и женится на своей ненаглядной работе! Поставлю его перед выбором: или пиявки, или я.

7 октября, после ужина.

Не верю ушам своим: Северус меня выставил! Заявил, что меня, конечно, любит, но пиявки и флоббер-черви ему дороже. Что его долг зельевара и гражданина велит забыть о суетных чувствах и отдаться общественно полезным делам. При чем тут общество – зачем, скажите на милость, обществу его трактат о преимуществах латунных котлов перед бронзовыми? Вот еще, Перси Уизли выискался. Персик хотя бы привез курицу, а этот только овсянку диетическую трескает, да еще и меня заставляет. К дементору его!

7 октября, позже. Гриффиндорская гостиная.

Ребята так обрадовались моему возвращению, что предложили закатить в мою честь грандиозную вечеринку. Правильно – залью разбитое сердце вином. Хотя... огневиски тоже, кажется, штука неплохая.

7 октября, время отбоя.

Собрались все тусовкой идти в Кабанью голову в Хогсмиде. Мы – это Рон, Гарри, Джинни, Парвати с Лавандой, Невилл, Дин с Симусом, а также непонятным образом примкнувшая Луна Лавгуд (от этой сумасшедшей фиг отвяжешься). Интересно, нам продадут спиртное? Мы же еще несовершеннолетние...

8 октября, ночь.

А им тут, в Кабаньей голове, все по барабану! Продали, как по маслу. Прикольная штука этот огневиски... ик... Вот Рон, по-моему, уже готов – улыбается мне из-под стола. Ро-он, вылезай оттуда – я тебя поцелую ради такого случая, так и быть. Упс... заснул. Кого бы поцеловать? Душа требует праздника! Гарри с Джинни, Лаванда с Симусом, Парвати с Дином... или наоборот? Какая, к Мерлину, разница, ик! Любовь – вот оно самое главное-то. Нет, Невилл, я еще не так много выпила. Поцелуй лучше Тревора.

8 октября, еще час спустя.

Мне срчно надо прчесть «Историю Ховг... Хак... Хуфор... как его там? а, Ховгарста». Вооот... Ошн важно. Счаз я встану... встаю... упала, ползу... чьи-то ноги. Упс – Блейз, а ты здсь откуда? Ты такой лапа, вы все четверо... Проводишь меня? В замок, мне надо... куда ты уплываешь? Забини, ауу! Меня куда-то несут. Очн невежлво.

9 октября, утро.

Ой, как голова болит! Больше никогда не буду пить! Где я кстати? Какая симпатичная серебристая простынка. И одеяльце зелененькое тоже ничего. И рядом какой-то симпатичный черноволосый парень... Что? Забини?!!!

9 октября, позже.

Голова раскалывается. Круто мы вчера погуляли. Не могу поверить, что провела ночь с этим слизеринским бабником! Хотя он утверждает, что и пальцем до меня не дотронулся. Хмм... При этом смотрел так грустно, как будто у него украли тысячу галлеонов. Гордо повернулась и ушла, немного покачиваясь.

13 октября.

Похоже, творится что-то странное: Гарри все время исчезает после уроков в непонятном направлении и появляется под утро с идеально выполненным домашним заданием. Утверждает, что ему требуется уединение для занятий и мыслей. Джинни приуныла, хотя, кажется, за нее всерьез взялся Лонгботтом – уже предлагал ей поискать вместе Тревора у него в спальне мальчиков.

14 октября.

Джинни вернулась с поисков Тревора только к завтраку и сообщила, что дело увенчалось успехом, а именно Тревор найден (в сумке у Невилла, я полагаю), а так как Гарри застукал их с Невиллом в самый разгар, ммм, поисков, то отношения Героя и его Дамы естественным образом прерваны. Молли так и не дождется обещанных ей лохматых близоруких внуков. Все время щебечет о том, какой Невилл внимательный, и гордо поглядывает на Гарри. Тот по-моему на нее вообще не обращает внимания и увлеченно что-то рисует на клочке пергамента, глядя куда-то... на стол Слизерина он смотрит, ага! Надо разобраться. Не мог же он влюбиться в Панси, ведь правда?

16 октября.

Блейз настойчиво за мной ухаживает, и мне, кажется, это нравится – надменный слизеринец у ног гриффиндорки! Да, Блейз, и так мне нравится тоже... и так... Ооо...

18 октября.

Только что застукала Драко и Гарри, выходящих из чуланчика для метел. Не могу поверить. И это после всего, что между нами было, Драко, и чего между нами не было, но могло бы быть, Гарри?! Предательство больно ранит мою чувствительную душу.

18 октября, час спустя.

По здравом размышлении, почувствовала внезапный порыв помочь Гарри в этот трудный для него период перенести общественное неприятие, гонения и... Рон, отойди от Гарри со своей дурацкой метлой – не хочет он играть в квиддич, у него сложное время. А я должна стать ему родной матерью. Он ведь так, в сущности, одинок и раним...

20 октября.

Гарри почему-то прячется от меня по углам после того, как я предложила ему помощь в организации их с Драко помолвки. Стесняется, бедняга. Смущен моей щедростью. Я все же закажу у мадам Малкин каталог свадебных платьев.

Блейз сказал, что я ему нужна. Кто б сомневался. Он что думает – он один тут такой? Гермиона всем нужна, но Гермионы на всех не хватит. Что ты можешь предложить мне, Забини, кроме своей мрачной, но любящей души и идеальной фигуры? Счет в Гринготтс и особняк мамы-миллионерши? Да, я тоже люблю тебя, Блейз. Ты запал мне в душу еще давно... Верь мне! А еще – мне нужна дюжина-другая новых мини-юбок, и раз ты меня так обожаешь...

21 октября.

В школу заявился Люциус Малфой. Увидев меня, проходящую по коридору под руку с Блейзом (мы как раз шли в Хогсмид за покупками, чтоб тебя, Малфой, тебя и все твое дурацкое семейство!), слезно попросил у меня пятиминутную аудиенцию. Пришлось удалиться с ним за статую Винсента Веселого и в течение часа слушать его бредовые излияния по поводу того, как он переживает, что вовремя не принял меня в семью, но может, еще не поздно, и какие-де у нас с Драко были бы красивые дети... Улучив момент, спросила, что все это значит, оказывается, выбор у него невелик – либо дети от меня, либо никаких, потому что он вчера прочел в «Пророке» свежую сплетню о романе его сыночка с Мальчиком-который-выжил-и-между-делом-соблазнил-Драко. Гордо вздохнув (статейку тиснула я, дабы помочь суровому миру быстрее принять нетрадиционную любовь Гарри и Дракоши), объяснила Люциусу, что тут я бессильна, и что ребята – красивая пара. Тем более я встречаюсь с Блейзом... Куда он, кстати, ускользнул втихомолку?

21 октября, позже.

Чертов Малфой! И старший, и младший, и иже с ними! Пока мы вели дурацкое совещание на тему «как обеспечить Люциуса внуками», Блейз пошел в Хогсмид и потратил все свои карманные деньги на какую-то супер-модную мантию. Вот черт! Он мне за это ответит. Я имею в виду обоих – и Люца, и Блейза.

25 октября.

Все как с ума посходили – готовятся к карнавалу на Хэллоуин. Выбирают костюмы. Рон решил стать Суперменом (ага, Супермен с такой физиономией...), Гарри – Годриком Гриффиндором (оригинальненько, ничего не скажешь, а Дамблдором он не пробовал одеться?), Невилл (угадайте, кем?) - земноводным. Лаванда с Парвати хотят быть эльфийскими принцессами – они вообще на себя в зеркало смотрели? Симус нарядится гномом (вот это одобряю, здоровая самокритика...). Драко по секрету сообщил мне, что оденется пастушкой, чтобы угодить своему ненаглядному Гарри (может, черкануть пару строк Люциусу и пригласить его на торжество? Вот будет ему радости-то). Блейз свой будущий костюм от меня скрывает – лапочка, люблю сюрпризы! Ну, а я пока в раздумьях – то ли стать королевой, то ли маггловской порно-звездой. Королевой красивее, но порно-звездой надежнее. Тяжело... А может, Снежинкой и все тут? Маленькой такой и симпатишной...


Удержит ли Блейз ветреную гриффиндорскую красавицу? Обратит ли она внимание на Рона Уизли? Отыщет ли Невилл свою жабу в ... раз? Сумеет ли Гермиона завоевать сердце Люциуса Малфоя, и что из этого выйдет? Читайте в следующих сериях!




"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"