Каникулы

Автор: Someone sp.
Бета:нет
Рейтинг:PG-13
Пейринг:Драко Малфой/Гермиона Грейнджер
Жанр:AU, Humor, Romance
Отказ:Все герои принадлежат Джоан Роулинг
Аннотация:Шестой курс. Волан-де-Морт побежден. Дамблдор приходит к решению изменить в лучшую сторону двух учеников Слизерина - Драко Малфоя и Пэнси Паркинсон. Чтобы это сделать, он решает отправить их на лето к кому-либо из гриффиндорцев. Драко попадает в дом к Гарри Поттеру. И всем сразу становится понятно, что это лето будет просто незабываемым, учитывая недавно появившуюся трацицию Золотой Троицы...
Комментарии:У фанфика две официальные группы
1) http://vk.com/dramioneisourlife - развлекательная группа по Драмионе
2) http://vk.com/worldofsomeonesp - информационное сообщество, в котором можно следить за обновлениями творчества автора (т.е. за фиками и ориджиналами)
Приглашаю в обе группы)
Каталог:AU, Книги 1-7
Предупреждения:OOC, AU
Статус:Не закончен
Выложен:2012-12-20 17:15:41 (последнее обновление: 2013.11.11 15:24:08)
  просмотреть/оставить комментарии


Глава 1. Неожиданный визит

Глава 1. Неожиданный визит
Soundtrack - Mohombi – Say Jambo
Песню можно найти в группе фанфика Вконтакте в списке аудиозаписей.
______________________________________________
В тот ясный и теплый июльский день Гарри Джеймс Поттер проснулся с неутешительными мыслями о том, что сегодня среда, а первым уроком в расписании стоят Прорицания с безумной Трелони, но потом в его голову пришла мысль о том, что он находится в доме Дурслей, и никаких Прорицаний у него сегодня не будет.
Зевнув и потянувшись, Гарри встал и, кинув грустный взгляд на пустую клетку Букли (сова улетела около двух дней и до сих пор не вернулась), спустился в гостиную.
То, что он там увидел, заставило парня снять очки, протереть их и снова нацепить на нос.
Нет, ему, видимо, не мерещилось. Посреди гостиной с багровым лицом действительно стоял дядя Вернон, за ним – тетя Петунья, а в кресле сидел не кто иной, как Альбус Дамблдор собственной персоной.
Заслышав шаги, директор повернул голову в сторону Гарри и приветливо ему улыбнулся.
- Гарри, а вот и ты! Доброе утро, мальчик мой!
- Аа… ээ… Доброе утро… - выпалил Гарри, опасливо косясь на дядюшку.
Тот, по всё видимости, решил поработать немного светофором и поменял цвет лица на болезненно-зеленый.
- ПОТТЕР! – рявкнул он. – Объясни нам, какого черта тут делает этот… этот…
- Я напоминаю вам, что меня зовут Альбус Дамблдор, - вежливо произнес директор и снова обратился к Гарри. – Знаешь, мальчик мой, я пришел, чтобы сообщить тебе одну новость.
- К… Какую же?
Дамблдор радостно улыбнулся.
- Этим летом ты будешь жить с мистером Малфоем!
Гарри поперхнулся воздухом.
- Что??? Вы ведь шутите, профессор?
- О, я вовсе не шучу, Гарри! – директор сиял, как новенький галеон. – Мы с моими коллегами посовещались и решили исправить двух самых… кхм… невежливых учеников Слизерина – Драко Малфоя и Пэнси Паркинсон.
Гарри прокашлялся.
- Но профессор… мы с Мал… мистером Малфоем вовсе не друзья, и…
- Поэтому мы и отправили его к тебе! – воскликнул Дамблдор, вытаскивая из кармана лакричную конфету. Гарри отстраненно подумал, что Дамблдор, в отличие от его самого, видимо, совсем не боится стоматологов. – Мы думаем, что между враждой и дружбой один шаг и…
Не дослушав, Гарри вскочил с кресла, на котором до этого момента сидел, и стал нервно расхаживать по комнате.
- Поттер, прекрати маячить перед глазами! – взревел дядя и, схватил с каминной полки фарфоровую статуэтку, кинул ее в племянника.
Гарри увернулся от статуэтки и сел обратно в кресло.
- Так-то лучше! – хрипло заметил Вернон и снова побагровел, услышав что-то.
Через секунду это «что-то» услышали все остальные…
- Отпустите меня! – вопил кто-то на улице. – Вы не имеете права! Это покушение на свободу личности! Уберите свои руки от моего рта! Я буду жаловаться! У меня большие связи! Вы еще пожалеете!
Дамблдор весело улыбнулся.
- А вот и мистер Малфой!
***
Через десять минут в гостиной дома Дурслей собрались все участники концерта без заявок: семья Дурслей, Дамблдор, Снейп и, конечно же, Гарри с Драко.
Последние сидели в разных углах комнаты, буравя друг друга ненавидящими взглядами.
- Видите ли, мистер Малфой, - начал Дамблдор, - вас направили сюда в воспитательных целях…
Драко возмущенно засопел, но ничего не сказал, перехватив не предвещающий ничего хорошего взгляд декана.
-… Как вам известно, многие враги становятся друзьями, пожив немного вместе, и мы…
Теперь уж вскочил и заходил по комнате Драко.
Щедрый на статуэтки дядя Вернон пустил в слизеринца очередное архитектурное произведение, не попав в итоге в Драко и вместо этого разбомбив угол камина.
Гарри, сидя в углу, бормотал что-то типа: «Спаси Мерлин» и «нечистая сила».
- Мистер Малфой! Немедленно сядьте на место и выслушайте директора!
- Я не собираюсь с ним жить! Я лучше… Да я…
- Мистер Малфой!
- Благодарю, Северус, за помощь. Мистер Малфой, это окончательное и неоспоримое решение. Я уверен, вы с мистером Поттером отлично поладите.
- Мистер Поттер, раз уж мы с вами встретились, напишите мне сочинение на тему «Самые редкоиспользуемые зелья», - с ехидной улыбочкой произнес Снейп.
- Но профессор, ведь кани…
- Меня не интересуют каникулы. Вы безобразно занимались весь год, - на этих словах на лице дяди Вернона появилась довольная ухмылка, - и в качестве наказания я даю вам это задание. А вы, мистер Малфой, и не думайте помогать мистеру Поттеру, не то и на следующее лето здесь останетесь.
- Я бы и под угрозой смерти ему не помог, - скривился слизеринец.
- Вот и замечательно, - подытожил Дамблдор. – Приятного лета, мальчики. Идемте, Северус. Мистер и миссис Дурсль, приятно было увидеться!
Дядя снова позеленел. Тетя принялась жевать язык, а вскоре послышался хлопок – Дамблдор и Снейп трансгрессировали.
Дядя и тетя повернулись к юношам.
- Быстро в свою комнату!
- Я не буду здесь жить! – завопил Драко. – С этим чокнутым гриффиндорским Избранным!
- Малфой! – рявкнул Гарри. – Я тоже не в восторге от твоего общества, но так решил Дамблдор, и мы не имеем права его ослушаться!
- Мой отец узнает об этом… - прошипел Драко. – И вам не поздоровиться. А узнает он прямо сегодня. А этот день я, так и быть, проведу здесь, чтобы потом рассказать друзьям, как весело проводит свои каникулы Гарри Поттер.
Гриффиндорец хмыкнул, но ничего не сказал.
Зато сказала тетя Петунья:
- Марш в свою комнату! И не попадайтесь мне на глаза до обеда!
- Пошли! – Гарри потянул Драко за собой. – Нечего тёте глаза мозолить.
Слизеринец фыркнул.
- Надеюсь, моя комната будет нормальной, не то, что эта гостиная.
Тётя Петунья, вложившая в обустройство гостиной всю душу, зашипела, как рассерженная гусыня:
- Замолчи, щенок! Я сказала, марш наверх!
Тяжко вздохнув, Драко вышел из комнаты.
Мальчики поднялись наверх, и Гарри распахнул дверь в свою комнату.
- Добро пожаловать. Не королевские покои, конечно, но жить можно.
Снова фыркнув, Драко шагнул внутрь.
- Что здесь делает твоя сова, Поттер? – Гарри посмотрел на стол – Букля действительно уже вернулась с охоты. – Твоя сова в моей комнате. И зачем здесь вторая кровать? Сова что, на кровати спит?
Гриффиндорец закатил глаза.
- Вообще-то, это моя комната. Ты будешь жить со мной, потому что твой отец все равно ничего не сделает.
- Сделает, будь уверен. И вообще, дай мне пергамент, Поттер! Немедленно!
Гарри стал закипать.
- Малфой, ты не у себя дома, веди себя приличней!
- Заглохни, Поттер, и дай сюда пергамент! Я напишу отцу, и он заберет меня из этой дыры, потому что я не собираюсь все каникулы смотреть на твою противную рожу!
-Твой отец ничего не сделает, сколько можно тебе повторять, Малфой? Раз Дамблдор так решил, то так и будет.
- Поттер, ты дурак, каких поискать. Мой отец, в отличие от Уизли-старшего, к примеру, может сделать вашему несравненному и драгоценному директору всё, что угодно. И вытащить меня отсюда ему не составит никакого труда.
- Ну-ну, посмотрим, как у него это получится. И не смей оскорблять семью Рона!
***
День для Драко прошел отлично. Когда он все-таки отправил письмо отцу, тетя Петунья отправила Гарри в сад. Драко умирал от смеха, наблюдая, как Гарри посыпает навозом клумбы и подстригает кусты. Гарри, конечно же, не выдержал и пульнул в слизеринца садовые ножницы, за что был награжден ором тёти: «Поттер! Тебе было сказано подстригать кусты, а не кидаться инструментами! Всё! Моё терпение лопнуло! Ты лишен ужина!
От этих слов Драко готов был воспарить в небо безо всякой метлы, заявив: «Знаешь, Поттер, у тебя замечательные родственники! Они дали мне почву для рассказов, о которых в сентябре узнает весь Хогвартс!» Гарри в ответ лишь тяжко вздохнул и вернулся к кустам.
***
Зато вечером настроение Драко опустилось с вершин блаженства в глубокий минус.
А дело было в ответе Люциуса своему сыну:
«Драко,
Как бы мне ни было жаль, забирать тебя от родственников Поттера я не буду.
Ты и так знаешь наше не очень хорошее положение после падения Темного Лорда, а общение с мальчиком, его победившим, поможет нам восстановить свой статус в волшебном мире. И потом, твоя оценка по магловедению меня абсолютно не устраивает. Ты должен подтянуться по этому, а жизнь в мире маглов этому поможет.
Прошу тебя, Драко, не совершай необдуманных поступков, иначе мне придется прислать тебе «Кодекс поведения Малфоев».
С надеждой на твоё понимание,
Отец
P.S. Привет тебе от мамы».
После того, как Драко прочитал письмо, Гарри ползал под столом от хохота, смотря, как Драко проклинает Люциуса, письмо, Дамблдора, семью Дурслей и весь белый свет.
- Это просто кошмар какой-то! Нет, ну как он мог? Оставить меня здесь с тобой и твоими чокнутыми родственниками! А во всем виноват этот старый маразматик! Подумаешь, по магловедению у меня оценка плохая! У тебя, Поттер, по всем предметам «неудовлетворительно», но тебя же почему-то не посылают к Волан-де-Морту, чтоб он в гробу перевернулся, хотя у него и гроба-то нет! Дурацкое письмо! Оно испортило мне весь день! Как же я тебя ненавижу, Поттер! Тебя и твоих придурковатых друзей! Что ты там бормочешь, Поттер? Традиция? Поттер, обратись к психиатру! Да какая еще традиция? Уизли и Грейнджер? Две недели? ЧТООО?




Глава 2. Лекция по выключению чайников, или Что делать с размещением.

Глава 2. Лекция по выключению чайников, или Что делать с размещением.
Soundtrack – Бандэрос – Сумасшедшие ночи.
Песню можно найти в группе фанфика Вконтакте в списке аудиозаписей
____________________________________________________________________________
Драко Люциус Малфой ненавидел летние каникулы. Ненавидел бесконечные приемы, устраиваемые его матерью, ненавидел ежедневные разговоры с отцом, загружавшим его бесконечными рассказами о том, как подобает себя вести истинному аристократу, ненавидел этих чертовых домашних эльфов, вечно шнырявших под ногами, желая угодить молодому хозяину.
Однако в этот раз слизеринец готов был терпеть и приемы, и отца, и всё на свете, лишь бы оказаться подальше от дома № 4 по Тисовой улице.
После того, как проживающий в этом самом доме Гарри Поттер поведал Драко об одной абсолютно идиотской летней традиции, слизеринец на стенку готов был лезть от негодования. Потом, вытолкав Поттера из комнаты, стал думать.
С одной стороны, ему представился великолепный шанс поиздеваться над гриффиндорской троицей и испортить им все каникулы, а с другой… С другой стороны, он скорее умрет, чем вытерпит сначала две недели у Поттера, потом две недели у Грейнджер, а затем всё оставшееся до сентября время у Уизли.
Нет, надо срочно что-то делать, иначе в мире на одного Малфоя станет меньше.
Драко вышел из комнаты.
- Поттер! – рявкнул он на весь дом.
Внизу послышались чьи-то голоса.
Спустившись в гостиную, слизеринец не обнаружил там Поттера, зато увидел какой-то черный ящик, показывавший симпатичную девушку с зубной пастой в руках. На диване валялось кем-то забытое яблоко.
Ничего не понимающий Драко в задумчивости стал грызть фрукт и с легким страхом смотреть на черный ящик. В итоге так и не поняв, куда делась девушка с пастой, и причем здесь корм для новорожденных котят, слизеринец решил продолжить поиски Поттера.
Неожиданно со стороны кухни послышался оглушительный свист, и окончательно сбитый с толку Драко решил было, что это воскресший Волан-де-Морт решил его наказать, однако идея с Волан-де-Мортом мигом отпала в сторону, когда откуда-то со стороны ванной комнаты послышался крик Поттера:
- Малфой, чертов идиот, выключи чайник!
Драко вздохнул.
Так, хорошо, Поттера мы нашли. Оставалась проблема с чайником, который каким-то образом надо было выключить.
Слизеринец зашел на кухню и принялся старательно вспоминать курс магловедения, однако, кроме переписки с Забини, в голову ничего не лезло.
Пока Драко корил себя за невнимательность на уроке, вновь послышался крик гриффиндорца:
- Малфой, ты оглох?! Выключи чайник немедленно!
- Поттер, я сейчас быстренько смотаюсь к Грейнджер, прослушаю от неё лекцию по выключению чайников и вернусь, хорошо?
- Не хорошо! – рявкнули в ответ.
- Поттер, иди сам сюда и выключи этот гребаный чайник!
А бедный чайник в это время думал, как же тяжело ему живется на свете…
***
Вечером перед Драко и Гарри встала очередная проблема.
Слизеринец наотрез отказался спать со злейшим врагом в одной комнате, а Гарри орал, что если Драко предпочитает провести ночь с пауками и пылью, то двери, точнее, дверь, чулана под лестницей открыта для него всегда.
На шум прибежали Дурсли.
Дядя Вернон, как это ни удивительно, встал на сторону Драко, заявив, что селить гостей в чулане – верх негостеприимства.
Тетя Петунья предложила было Драко спать во второй спальне для гостей, однако тут дал о себе знать Дадли.
Всем присутствующим в комнате показалось, что Дадли готов руками и ногами вцепиться в эту спальню и сражаться за нее до победного конца.
Драко, уже узнавший от Гарри, с каким трудом и орами тому досталась его спальня, заметил, что у Дурсля-младшего нездоровая любовь к комнатам.
Гарри хмыкнул, представив себе габариты и, возможно, количество, апартаментов слизеринца в Малфой-мэноре, но ничего не сказал.
Драко тем временем насмешливо предложил Дурслям предоставить ему свою спальню. В ответ дядя прошипел что-то типа: «Или ты спишь здесь, или на коврике и входа» и, вытолкнул жену с сыном, тоже вышел из комнаты, напоследок громко хлопнув дверью.
Ну, нервишки у человека шалят, что уж тут поделаешь…
***
В итоге получасовых препираний после ухода Дурслей было решено: Драко спит с Гарри. В смысле, в одной комнате…
Драко недовольно буркнул что-то типа: «Хорошо хоть, что сюда вторую кровать поставили» и заявил:
- Если ты будешь храпеть, Поттер, я тебя убью, и плевать мне, что ты у нас Мальчик-Который-Выжил. Сменишь имидж, будешь Мальчиком-Который-Не-Выжил.
Гарри в ответ парировал:
- А если ты, Малфой, ночью сделаешь какую-нибудь пакость, измажешь меня зубной пастой или что-то типа того, то я превращу тебя в хорька на веки вечные!
Драко ухмыльнулся, про себя отметив, что идея с пастой была очень даже неплохой…
***
Первая мысль Драко Малфоя следующим утром была такова: «Почему мне так жарко?». Вторая мысль Драко Малфоя тоже содержала вопрос: «Какого черта меня кто-то обнимает?». Третья мысль вопроса в себя не включала, зато в ней был неимоверный ужас: «В моей постели спит Поттер!»
На этом мысли Драко Малфоя закончились, и начались действия.
Первым действием Драко Малфоя этим утром был громкий крик…
***
Гарри Поттеру снился очень странный сон.
Ему снилось, будто Дурсли решили устроить в доме глобальную перестановку и дошли до того, что перенесли кухню в комнату Гарри. После этого голодный Дадли каждое утро будил Гарри и заставлял его готовить ему завтрак.
А однажды в холодильнике закончились продукты, и Дадли решил съесть самого Гарри.
В самый разгар кровавого пиршества в комнату-кухню зашел Драко Малфой, и закричал, увидев мертвого Гарри.
Проснувшись, гриффиндорец заметил, что в комнате действительно кто-то кричит, причем в самое ухо Гарри.
Через секунду Гарри понял, что лежит рядом с Малфоем, обнимая его, а сам Драко с перекошенным от ужаса лицом орет на весь дом.
Еще через секунду к первому крику присоединился второй, не менее громкий и не менее ужасающий…
***
Завтрак прошел в молчании. Драко и Гарри сидели в противоположных концах стола и старались не смотреть друг на друга.
Тетя Петунья и дядя Вернон молча поедали омлет, изредка обмениваясь нервными взглядами, а главный виновник утреннего крика двух студентов Хогвартса Дадли Дурсль на завтраке вообще отсутствовал.
Возможно, он все же решил сесть на диету, как давно советовала ему школьная медсестра, а, возможно, и нет.
Кто ж его поймет, этого Дадли?



Глава 3. Беспокойная ночь

Глава 3. Беспокойная ночь.
Soundtrack – September – Cry for you
Песню можно найти в группе фанфика ВКонтакте в списке аудиозаписей.
____________________________________________________________________
- Я требую объяснений! Какого черта этот хорек здесь делает?
- Тише, Рон, у дяди сегодня болит голова и…
- Да плевать мне на дядю! Я хочу понять, почему, гиппогриф его задери, он сейчас здесь сидит здесь и нагло ухмыляется?
- Рон, послушай, не кричи. Дядя, он…
- Твой дядя…
Дядя Вернон в соседней комнате клятвенно пообещал себе убить племянничка и поморщился от головной боли…
***
- Гарри, я не понимаю…
- Несите камеру, Гермиона Грейнджер чего-то не знает! Этот момент должен войти в историю!
- Помолчи, Малфой! Гарри, объясни по-человечески, зачем ему жить с тобой?
- Ты знаешь, Грейнджер, он уже два раза тебе объяснял и…
- Не смей так с ней разговаривать!
- Послушайте, тётя не может собирать чемодан, когда вокруг все орут…
- Ты знаешь, Поттер, твоя тётя абсолютно никого не волнует.
Тётя Петунья, находящаяся в гостиной, раздраженно швырнула в чемодан легкое кремовое платье и подумала, как же она ненавидела своего племянника…
***
- Это катастрофа! Это просто кошмар!
- Что такое, Потти, шрамик болит?
- Хуже! Намного! Дурсли остаются в доме на ночь!
- И что?
- Рон, ау! Дурсли не уедут сегодня, соответственно, нам придется спать… Я даже не знаю, где мы будем спать!
- Объяснит мне кто-нибудь, в чем проблема?
- Ну и тугодум ты, Малфой! Обычно Рон с Гермионой приезжали сюда, а вечером Дурсли уезжали куда-нибудь отдыхать. А сейчас они остаются. В доме четыре спальни, две из них заняты. Спать с тобой никто из нас собирается, одного в комнате мы тебя не оставим. Это тупик!
- Я глубоко оскорблен! Почему это никто не хочет спать со мной? Я красивый, успешный и…
- Потому что ты слизеринская задница, Малфой!
- О, Уизел, ты никогда не отличался уважением к чистокровным…
- Успокойтесь оба! Мы должны решить проблему с размещением!
- А почему, собственно, Дурсли остаются?
- У Дадли заболел живот, голова дяди до сих пор не прошла, тётя пьет таблетки от нервов…
- Я всегда говорил тебе, Гарри, что твои родственнички те еще психи…
- Да, Рон, ты прав. Но это не решает проблемы с местами для сна…
- Значит так, слушайте все сюда, у меня появилась идея…
***
Прошел час.
Идея Драко - поселить его в одну комнату с Гермионой - была разнесена в пух и прах жутко ревнивым Роном.
Идея Гарри - спихнуть Дадли с кровати, убить тётю с дядей и спать всем в отдельной комнате - была раскритикована доброй Гермионой.
Идея Рона - поселить Драко в чулане с пауками - была отвернута самим Драко, заявившим, что у него клаустрофобия.
Робкая идея Гермионы – поспать одну ночь всем в одной комнате – была убита Гарри, поведавшим, что одной ночи в одной постели со слизеринским хорьком ему было достаточно.
Пока Гермиона помогала упавшему со стула Рону подняться на ноги, сам Рон потребовал объяснений.
Вместо дико покрасневшего Гарри ответил Драко. Он рассказывал историю о «гадком Дадли» и «ужасно храпящем на ухо Поттере», разглагольствовал о том, что Дурсли совсем не следят за сыном, раз он спит уже на двух кроватях сразу, жутким шепотом поведывал о том, что у него – самого красивого парня во Вселенной – украли кровать, отдали её «бегемоту по имени Дадли», а его –кошмар! – положили в одну кровать с Гарри Поттером.
И неизвестно, сколько еще продолжался бы его рассказ, если бы Гермиона не расхохоталась, весело глядя на Драко, а Рон не заявил бы, что ему надо в туалет. Ну, тошнило бедняжку, что уж тут поделаешь…
***
- Эй, Грейнджер!
- Чего тебе?
- Ты не могла бы поменяться местами с Уизли?
- Отвали от меня, Малфой! Я спать хочу.
- О, вряд ли ты уснешь под такой аккомпанемент. Так что меняйся местами с этим храпящим придурком и давай займемся чем-нибудь более приятным…
- Ты мерзкий извращенец, Малфой!
- О, я знаю, дорогая… Так что, не будешь меняться? О, ладно, хорошо, тогда я попробую достать до тебя через этого идиота… Грейнджер, почему он такой толстый?
- Не смей так говорить о Роне, хорек костлявый!
- Что? Что ты только что сказала? Да я тебя… Ох, кажется, он просыпается… Это ужас, Грейнджер, что нам делать?
- Хорек, будь так добр… Хотя о чем я говорю, как уж из тебя добрый… Так, стоп… Что это ты делаешь? Ты пытался добраться до Гермионы, да?! Гермиона, он что-нибудь тебе сделал?
- Рон, успокойся и сп…
- О, Уизли, ты не представляешь, сколько всего я успел ей сделать…
- Мне это надоело! Я иду к Гарри! Зря он заставил нас втроём спать в одной комнате…
- Иди, Уизли, иди… Вот, Грейнджер, видишь, мы остались вдвоём… Сейчас мы аккуратненько запрем дверь изнутри и…
Щелкнул замок, а в следующую секунду раздался ужасающий крик Рона.
Кажется, до него дошло, что он только что сделал…


Глава 4. Ложная тревога

Глава 4. Ложная тревога
Soundtrack – Ashlee Simpson – L.O.V.E
Песню можно найти в группе фанфика Вконтакте в списке аудиозаписей
______________________________________________________________________
Гарри приказал ему «выбить дверь Бомбардой» и «убить Малфоя к чертовой матери».
В итоге оказалось, что палочку Рон забыл в спальне, за что получил подзатыльник от разозлившегося Гарри. Затем подзатыльник, если это можно так назвать, получил Живоглот за то, что куда-то утащил палочку самого Поттера.
Потом подзатыльники закончились, и начались отборные маты, удары о запертую дверь и требования открыть её.
На шум прибежали Дурсли. Дядя Вернон орал что-то про «бессовестных подростков» и «разболевшейся голове», тетя Петунья разглагольствовала о пользе для Гарри и его однокурсников психбольницы, а Дадли вставлял фразы типа: «Я хочу спать» и «придурки».
Однако после гневного рассказа Рона об «извращенце Малфое» и его «ненормальной семейке», желающих открыть дверь стало не двое, а пятеро.
А Гарри понял, что Рону надо работать политиком. Ну, или оратором, на крайний случай…
***
-… делаю зелья, и тут ко мне влетает полярная сова. Я подумал, что это по делу, сова ведь такая важная. И знаешь, что получилось в итоге? Оказалось, что твоему Поттеру стало скучно, и прислал мне послание, поведавшее мне о том, какой я мерзкий урок и слизеринская задница. Нет, ну ты представляешь? И после этого ты еще называешь его добрым гриффиндорцем!
***
Дядя Вернон очень не любил ходить по улицам ночью.
Всё дело было в том, что в детстве Вернон как-то поздно возвращался домой, и на него напала бешеная собака. Он, конечно, отбился от неё, но страх как собак, так и темных улиц остался.
И вот сегодня дядя вынужден был идти через темный сад за ломом.
Другого способа открыть дверь никто просто не придумал.
Но когда дядя Вернон появился на лестнице с ломом в руках, тётя Петунья вдруг залилась слезами и прижалась к двери, словно та была ей очень дорога. Впрочем, так и было. Оказалось, что в детстве Дадли сгущенкой написал на ней своё первое слово «Хаччу». Видимо, тётя считала, что дверь будет стоять здесь до скончания веков, а легенда о первом написанном слове будет передаваться из уст в уста.
Рассерженный дядя Вернон разрушил её надежды и, поудобнее перехватив лом, подошел к двери…
***
-… я съел краски, и наш семейный доктор три дня от меня не отходил. Правда, он вылечил отравление всего за день, но потом я притворялся, что плохо себя чувствую. Ну, знаешь, чай с малиной и всё такое… Потом об этом узнал отец, и тогда я получил свой первый Круциатус. А буквально через пару дней после этого я бродил по саду и случайно сел на кактус…
***
- Не дам ломать дверь, не дам! Дадлюшечка написал на ней свое первое слово! Не дам дверь!
- Негодный мальчишка, что ты стоишь? Отведи тетку в гостиную и принеси ей кофе с успокоительным! Живо!
Гарри Поттер, готовый совершить серийное убийство, взял продолжающую истерить тетю под руку и увел в гостиную.
Дядя Вернон снова взялся за лом, но тут в спальне племянника громко заухала сова. Дядя со стоном прижал руки к вискам и приказал Рону принести ему таблетку от головной боли.
***
-… довел художника до нервного срыва. Ему было приказано меня нарисовать, а я категорически не хотел сидеть на месте и всё время вскакивал. Этот художник, Фрэнк, кажется, раз десять садил меня на место, а потом психанул и высказал Нарциссе всё, что обо мне думает. Отец тогда посадило меня на домашний арест и держал на сухом пайке. Представляешь? А когда мне было шесть, я издевался над портретами. Я тогда прочитал где-то магловский анекдот, он мне очень понравился, и я решил, чтобы все непременно его услышали. Тогда я пошел к портретам и раз двадцать рассказывал анекдот каждому из ник. Кажется, у меня тогда от перевозбуждения поднялась температура…
***
Дверь все же взломали.
Но когда обнаружилось, что Малфой рассказывал Гермионе смешные истории из своего детства, а та и думать забыла про то, что сначала хотела послать в него Импедименту, все поняли одно:
Это была ложная тревога.


Глава 5. Непредвиденные обстоятельства

Soundtrack – Ivi Adamou – La La Love
_____________________________________
На следующее утро студентов Хогвартса ждал неприятный сюрприз – Дурсли так никуда и не уехали. Как выяснилось позже, дяде Вернону предложили возглавлять фирму по производству лобзиков. Уж какие связи дядя имел с лобзиками осталось неизвестно, но факт оставался фактом – в доме №4 по Тисовой улице в течение двух недель собирались жить семь человек. Понятное дело, что ни о каком спокойствии и уж тем более о приятном времяпрепровождении и речи быть не могло. И самое ужасное заключалось в том, что никто из обитателей дома еще не знал, какие еще потрясения их ждут…
***
За завтраком к не выспавшемуся Гарри Поттеру прилетела сова.
Дадли при виде птицы заскулил и сполз под стол, а сам Гарри, многозначительно взглянув на друзей, встал из-за стола.
У Гермионы как-то вдруг заболел живот, а у Рона пропал аппетит, и они вслед за Гарри покинули кухню.
Драко лишь закатил глаза и продолжил завтракать.
***
- Это от Невилла, - поведал Гарри, когда друзья закрыли за собой дверь в спальню. – Сейчас посмотрим, что он написал…
Гермиона и Рон уселись по обеим сторонам от Гарри, а минуты через три дом №4 по Тисовой улице огласил ужасающий крик трех подростков…
***
- Кто это тут орал? Полагаю, ты, Уизли. Надеюсь, ты уже бьешься в предсмертной агонии, потому что… - вошедший в комнату Драко Малфой не договорил, созерцая открывшуюся картину. И после минутного замешательства снова заговорил: - Объясни мне, дорогая Грейнджер, что здесь происходит?
Гермиона мрачно взглянула на слизеринца.
- К нам едет Невилл.
- Очень мило, я попал в дурдом. Мне предстоит провести лето в компании четырех гриффиндорцев. Шикарно. Ладно, Грейнджер, пока Волан-де-Морт воскресает и идет меня убивать, объясни мне, пожалуйста, почему Уизли бьется головой о стену, а Поттер бормочет… ээ… чего он там бормочет?
- Сгинь, нечистая сила.
- Да, верно. Почему?
- Потому что вместе с Невиллом, Малфой, к нам едет еще и Паркинсон. Дамблдор послал её к Невиллу, как тебя к Гарри. Бабушка Невилла вынуждена уехать из страны на некоторое время, а Гарри давно приглашал Невилла в гости. Вот он и едет сюда. Вместе с Паркинсон…
Малфой удивленно поднял брови, но уже через секунду весь его вид говорил о том, что он что-то замышляет.
- Моли Мерлина о пощаде, Грейнджер. Ты не представляешь, на что способны слизеринцы…
***
- Тётя Петунья…
- Чего тебе, негодный мальчишка?
- Тётя, я… Я хотел вам сказать, что сегодня к нам приедут еще двое моих однокурсников…
Стоит ли описывать реакцию тёти на такое заявление?
***
- Это просто ужасный дом! Сразу видно, что тут живут маглы!
- Совершенно с тобой согласен, Пэнси.
- Маглы, да еще и гриффиндорцы!
- Ты абсолютно права, Пэнси.
- Я скорее умру, чем проживу здесь столько времени!
- Я тоже, Пэнси.
- Ты когда-нибудь прекратишь поддакивать?
- Я не знаю, Пэнси…
***
Вечером, уже после ужина, все шестеро учеников Хогвартса собрались в саду. Главной тема вечера была проблема под названием «Как не поубивать друг друга за лето».
После долгих споров, препирательств и чуть ли не потасовки между Драко и Гарри, было решено заключить перемирие.
Идея перемирия принадлежала Невиллу. Вот, что он говорил:
- И хотя мы с разных факультетов, нас объединяет одно: мы – волшебники, а против нас – ужасная семья Дурслей. С недавнего времени, когда Петунья хотела заставить меня мыть полы, они стали моими персональными врагами. И мы должны дать им понять, что со студентами Хогвартса, победившими Волан-де-Морта, так обходиться нельзя.
Предложение Невилла сразу же поддержал Рон:
- А еще мы должны заставить их расплатиться за то, что они в течение стольких лет отравляли жизнь Гарри.
А потом уж и все остальные согласились на перемирие.
Но тут Невилл потребовал самого худшего…
После рукопожатия с Гарри, Драко Малфой еще долго вытирал руки салфеткой, за что получил нагоняй от Гермионы. Затем, убрав, наконец, салфетку, он посмотрел на девушку неизъяснимым взглядом и принялся насвистывать какую-то мелодию.
Пока Гермиона вспоминала содержание книги «Взгляды парней и их значение», в сад вышел Дадли.
Сначала он говорил что-то о том, что «мама велела вам идти спать».
Потом увидел Пэнси.
Замолчал.
Округлил глаза и открыл рот.
Застыл, как изваяние.
После того, как он простоял в такой позе минуты две, все вдруг поняли одну вещь.
Страшную вещь.
Очень страшную вещь.
Дадли Дурсль влюбился в Пэнси Паркинсон.



Глава 6. Гений по имени Дадли

Soundtrack – K.Maro – Let`s go
Песню можно найти в группе фанфика Вконтакте в списке аудиозаписей.
_____________________________
На следующее утро, после ужасной ночи (Гарри спал с пауками в чулане под лестницей, Малфой - с храпящим Невиллом в спальне с выломанной дверью, Гермиона – с Пэнси в комнате Гарри, а бедный Рон – с Дадли в его комнате) было решено обследовать окрестности, чтобы найти какой-нибудь пустой дом и устроить там ночлег.
Неизвестно, зачем Дадли Дурсль увязался за учениками Хогвартса, но факт оставался фактом. Сам Дадли, правда, говорил, что не желает больше случать бессвязный бред Рона, но ему никто не поверил. У Гарри и Драко вообще были подозрения, что Дадли увязался за ними исключительно из-за Пэнси.
После получасового поиска необходимый дом был найден, и ребята стали спорить о том, кто будет там спать.
В итоге Невилл чуть не поругался с Гарри, а Пэнси успела тысячу раз пообещать Гермионе выцарапать ей глаза, если та хоть пальцем тронет Драко. Сам Драко еще долго втолковывал подруге, что она ему ничуть не нравится, а сам он рассказал Гермионе еще не все истории из своего детства. Пэнси в ответ прошипела что-то о том, что скорее поцелует Дадли, чем позволит Гермионе остаться с Драко в пустом доме.
И тут в голове внимательного Дадли родился план…
***
Идею графика ночевок одобрили все, а Дадли как-то вырос в глазах окружающих. Гарри даже пообещал кузену не называть его китом-переростком и великодушно разрешил ему составить график.
Эх, Гарри, Гарри, если бы ты только знал, какой «сюрприз» ты, сам того не ведая, приготовил одной небезызвестной ученице факультета Слизерин…
***
Хитрюга Дадли хранил тайну графика до самого вечера.
Наконец, поужинав, все обитатели дома №4 по Тисовой улице собрались в саду. Тётя Петунья и дядя Вернон тоже изъявили желание присутствовать на своеобразном «собрании». Они хотели насладиться интеллектуальными способностями любимого сыночка.
«Любимый сыночек», тем временем, достал график, и он тут же пошел по рукам.
Спустя полминуты Дадли, преследуемый взбешенными студентами, уже убегал из сада. Только пятки, как говорится, сверкали…
***
В забеге под названием «Поймай испуганного Дадли» победил дядя Вернон.
Вскоре забег превратился в войну.
Быстро заперев сына в его комнате, дядя приготовился к штурму.
Штурм не заставил себя долго ждать. С боевым кличем африканского племени «Мумба-юмба» в коридор влетел Гарри. За ним, размахивая многострадальным графиком, как военным знаменем, поспевали Драко и Гермиона.
Когда крики и угрозы ни к чему не привели, было решено заключить мир, который вошел в историю под названием «Мирные переговоры близ комнаты Дадли».
Первым слово взял Гарри. Он долго пытался объяснить кузену, что он ни в коем случае не может посылать Драко и Гермиону одних в заброшенный дом. Глухой голос из-за двери оповестил Гарри о том, что Гермиона не маленькая и сама сможет о себе позаботиться.
Тогда в переговоры вступила Пэнси и принялась втолковывать Дадли что-то о том, что Драко принадлежит только ей, и никакая Гермиона не посмеет его у неё забрать.
Пока кипящий от ревности Дадли пытался придумать ответ, который дал бы Пэнси отпор, но не обидел бы её, Гермиона решила брать ситуацию в свои руки.
Пошептавшись с Драко, она выступила вперед.
- Я со всей ответственностью заявляю, что мы с Малфоем идем в заброшенный дом, как и предложил Дадли!
Сидящий за дверью Дадли облегченно вздохнул. Теперь ему не нужно было придумывать ответ, и он мог спокойно покипеть от ревности. В прочем, что ему кипеть-то? Его ждет поцелуй Пэнси, а ради этого можно все на свете потерпеть.
***
Когда Гермиона и Драко собрали необходимые для ночевки вещи, Гарри, Рон и Пэнси поняли, что никакие уговоры их не остановят.
Рон, правда, хотел установить на Драко «жучок», о котором на четвертом курсе рассказывала Гермиона, но, потное дело, «жучка» ни у кого из обитателей дома №4 по Тисовой улице не оказалось.
Наконец, в сотый раз уверив друзей, что с ними ничего не случится, Драко и Гермиона отправились в путь.
И когда они уже скрылись за поворотом, Дадли произнес:
- Ээ… Пэнси?
Девушка обратила на него недовольный взгляд.
- Чего тебе, Дурсль?
- Ты… ээ… Ты помнишь фразу, которую сказала Малфою?
- Какую чертову фразу?
- Ну, что скорее поцелуешь меня, чем позволишь этим двоим отправится в пустой дом…
Гарри вдруг как-то странно хрюкнул и поспешил скрыть смех за приступом кашля. Кажется, кузен не так уж и безнадежен…
Пэнси же дала себе слово впредь держать свои мысли при себе.
- Я не буду тебя целовать, Дурсль, даже не надейся!
- Ээ, Паркинсон, так не честно! Раз пообещала – выполняй!
- Не высовывай свою очкастую физиономию, Поттер!
- Ну же, Паркинсон, это не сложно… Раз уж Малфой с Гермионой ушли, то делать тебе все равно нечего!
Слизеринка закатила глаза.
- Мерлин, куда я попала? Гриффиндорцы, маглы, поцелуи… Убейте меня на месте!
- Пэнси…
- Отвяжись, Дурсль.
Дадли бросил быстрый взгляд на Гарри. Может быть, он поможет? Родственник, как-никак…
Гарри намек понял и вновь обратился к Пэнси.
- Знаешь, Паркинсон, есть такая магловская пословица: «Сделал дело – гуляй смело!». Так не проще ли тебе поцеловать Дадли и освободиться от него? Все равно он от тебя не отстанет, он ужасно упертый…
Пэнси со стоном возвела глаза к небу. Делать было нечего.
Медленно подойдя к Дадли, она, сделав глубокий вздох, поцеловала его в щеку и, быстро краснея, убежала в дом.
А Дадли подумал, что это был лучший вечер в его жизни.
***
- Малфой, будь так добр, отстань!
- Грейнджер, так не честно! Я рассказывал тебе про своё детство, а ты мне нет? Так не пойдет!
Гермиона Грейнджер тяжело вздохнула. Этот мерзкий, надоедливый, вечно ноющий слизеринец действовал ей на нервы. Всю дорогу он опять рассказывал ей истории из своего детства, а теперь, когда они почти пришли, потребовал от неё того же.
- Давай мы сначала устроимся в доме, а потом я тебе что-нибудь расскажу?
Малфой кивнул, и студенты зашли в дом. Там было довольно мило. Пыльно, правда, но мило. Длинная лестница прямо напротив входной двери вела на второй этаж.
Поднявшись наверх, Гермиона сразу же заняла одну из спален и заявила Драко, чтобы тот убирался во вторую.
Возмущению слизеринца не было предела.
- Ты безжалостная женщина, Грейнджер! Я тут распинаюсь, истории ей рассказываю, а она меня выгоняет! Нет, ну нормально вообще, а?
Но Гермиона, по всё видимости, не желала ничего слышать. Вытолкав обиженного Малфоя в коридор, она захлопнула дверь и, быстро приготовившись ко сну, легла в постель.
Несмотря на то, что на улице стояло лето, в доме было довольно холодно. Посильнее закутавшись в одеяло, девушка погрузилась в сон.
***
Примерно через час дверь в комнату бесшумно открылась. Чьи-то шаги замерли у кровати. Скрипнула пружина, и снова все стихло.
***
Сквозь сон Гермиона почувствовала чьё-то прикосновение. Сон исчез окончательно, когда кто-то за её спиной начал ерзать на кровати.
Открыв глаза, девушка еле сдержала крик. Рядом с ней, воюя с одеялом, возлежал Драко Малфой.
- Что. Ты. Здесь. Делаешь. Чертов. Идиот?!
Малфой устало опустил руки и воззрился на рассерженную однокурсницу.
- Мне не спится, Грейнджер.
- Извини, зелья сна без снов у меня нет.
- Мне не нужно зелье. Расскажи мне историю из своего детства, а? – Малфой невинно похлопал глазами. – Домашние эльфы всегда рассказывают мне истории, когда я плохо засыпаю.
- Ах, домашние эльфы?
- Домашние эльфы.
- А в Хогвартсе кто тебе что рассказывает, несчастный ты наш?
- А в Хогвартсе Забини, - Малфой вдохновенно врал. – У него неинтересные истории, правда. Он мне вечно рассказывает про свои любовные похождения, но ведь это лучше, чем ничего, правда?
Гермиона тяжело вздохнула. Ну, и что ей с ним делать?
- Ладно, расскажу тебе что-нибудь.
Малфой широко улыбнулся и поудобнее устроился на кровати, приготовившись слушать.
- Когда мне было два года, мы с родителями пошли в гости к моей бабушке, а у неё был великолепный сад, в котором я любила гулять. И вот, когда взрослые ушли в дом, я, как обычно, гуляла по саду и вдруг наткнулась на ведро. Уж не знаю, как оно там оказалось – бабушка никогда не разбрасывала вещи – но факт оставался фактом. Я уже тогда была очень любопытной и… В общем, я в него села. А в ведре была холодная вода, представляешь? Мои родители потом еще долго надо мной крутились, а мне всё это жутко не нра… Малфой? Малфой, ты что, спишь?
Гермиона пощелкала пальцами у него перед носом, но парень не шелохнулся. Похоже, он действительно спал.
Совсем некстати в голову Гермионы начали лезть всякие глупые мысли о том, что он очень милый, когда спит. Да и когда не спит тоже…
С трудом выкинув их из головы, гриффиндорка тоже начала засыпать.
И когда и Драко, и Гермиона видели уже десятый сон, Гарри Поттер и Рон Уизли наконец вылезли из-под Мантии-невидимки.
__________________________________________
История, которую рассказала Гермиона, на самом деле случилась в детстве со мной :)



Глава 6. Семьдесят семь правил Кэтрин МакКалистор

Soundtrack: September – Satellites
Песню можно найти в группе фанфика Вконтакте в списке аудиозаписей. Кстати, если кого-то в группе еще нет, то приглашаю вступить – vk.com/someonespfanfiction :)
_________________________________________________
На следующее утро за завтраком дядя Вернон ошарашил всех присутствующих новостью об его временном отъезде из Англии.
- Фирма «Граннигс», - с гордостью декламировал дядя, - над которой я долго и упорно трудился в течение стольких лет, нашла выгодных партнеров во Франции, и я, как её директор, должен заключить с нашими партнерами контракт. Мы с Петуньей уезжаем на три дня, а за вами, - он строго посмотрел на волшебников, - присмотрит наша соседка миссис МакКалистор, поскольку таких оболтусов, как вы, одних оставлять нельзя. И нечего вздыхать, Поттер! Страшно подумать, что тут могут устроить шестеро невоспитанных взбалмошных подростков!
- Семеро.
Головы всех присутствующих повернулись к слегка покрасневшему от такого внимания Дадли.
- Что ты сейчас сказал, Дадлик? – в голосе тети Петуньи слышались истеричные нотки. Кто ж знал, что любимый сынуля, улыбавшийся с многочисленных фотографий, попадет под пагубное влияние волшебников?
Дадли, дожевав бекон, сказал:
-Я хочу остаться с ними. Мне с ними интересно. Они… - Дадли оглядел присутствующих. – Они веселые.
И хотя Драко Малфой и догадывался об истинных причинах такого поступка, но виду не подал. Он все еще надеялся, что девушка с именем Пэнси Паркинсон тут не при чем…
***
Кэтрин МакКалистор оказалась до ужаса ворчливой и противной женщиной.
Как только дядя Вернон и тетя Петунья, у которой, кстати, все еще болела голова, уехали из дома, Кэтрин принялась вдалбливать «в пустые головы сумасшедших студентов», как она выразилась, свои убеждения и правила.
- Нынешние дети – это просто ужас какой-то! – размахивая руками, вещала она. – Что уж говорить о подростках! Всё вы напоминаете мне стадо бешеных носорогов. А потому я должна ознакомить вас с моими правилами, которые вы должны будете соблюдать. Итак, правило первое…
Драко Малфой не выдержал на одиннадцатом. Схватив Пэнси Паркинсон за руку, он вместе с ней покинул гостиную, бросив напоследок что-то очень похожее на «маглы».
И хотя правило «Всегда дослуживать миссис МакКалистор до конца» было в списке лишь двадцать первым, Кэтрин озвучила его сразу после одиннадцатого…
***
Примерно к полудню, когда горячее летнее солнце уже палило вовсю, Гермиона Грейнджер наконец пришла к однокурсникам в сад, заявив, что правила у Кэтрин закончились, и старушка отправилась смотреть телевизор.
На вопрос Гарри о том, сколько же правил было у Кэтрин, Гермиона ответила честно – семьдесят семь.
Зато отвечая на вопрос Драко – не устала ли она весь этот бред слушать, Гермиона немного приврала. На самом деле она дико устала, но выслушивать язвительные комментарии слизеринца ей совсем не хотелось. Или же она не хотела, чтобы он посчитал её слабой и неспособной выслушать какие-то там дурацкие правила?
Она не знала.
Вывел её из раздумий вопрос Дадли. Вздохнув, девушка ответила:
- Нет, Дадли, я абсолютно не представляю, что нам делать дальше…
***
После обсуждения дня грядущего, как назвала это Пэнси, было решено составить примерный план развлечений, иначе, как справедливо заметил Драко, они засохнут тут, как цветы в комнате Гарри, которые стояли не политыми уже третий день.
Дадли заикнулся было о том, что будет рад составить план, но после не предвещающего ничего хорошего взгляда Пэнси вынужден был замолчать. Видимо, слизеринка еще не забыла тот поцелуй…
Промаявшись около получаса и успев тысячу раз проклясть палящее солнце, студенты так ничего и не придумали.
В конце концов, за неимением лучшего, Гарри был отправлен к Кэтрин МакКалистор за советом. Правда сначала гриффиндорец упирался и отказывался идти к этому «ходячему сборнику правил», как он окрестил Кэтрин, но потом Драко пообещал рассказать тетё Петунье о засыхающих на подоконнике цветах, за что равнодушный к растениям Гарри непременно получил бы взбучку. И, выбирая из двух зол меньшее, Гарри со вздохом направился к дому. Он еще хотел добавить «Спаси меня Мерлин», но решил, что это будет лишним.
Как оказалось, гриффиндорец оторвал Кэтрин от увлекательнейшего занятия – старушка смотрела телевикторину.
Оправдывая самые худшие опасения Поттера, она начала читать лекцию о «несносных подростках», но Гарри её мало слушал. Его внимание было приковано к телевизору.
-… только у нас вы почувствуете дух соперничества, только мы обеспечим вам интереснейшую игру… - вдохновенно вещал ведущий.
Дух соперничества… Игра… Ну конечно!
Кляня себя за несообразительность, Гарри крикнул:
- Простите, миссис МакКалистор! Простите за беспокойство!
Чуть не задавив сытого и мирно идущего по коридору Живоглота, Гарри пулей влетел в сад.
- Я придумал, что нам делать! Придумал! Мы устроим конкурс!
Идею одобрили все, кроме Рона.
- Я пас, - заявил он. – Спасибо, волнений насчет проигрыша мне хватило во время матчей по квиддичу в школе.
Малфой принялся было уверять всех в том, что он давно знал, что Рон - ужасный вратарь, но его тираду прервала Гермиона, заявив, что они должны создать команды для состязаний.
Как и следовало ожидать, Дадли тут же предложил свою кандидатуру для этого дела, но его надежды разрушил Гарри, назначив главным судьей и создателем команд Рона.
Обидевшись на кузена, Дадли хотел было тоже отказаться от участия, но потом он вспомнил о Пэнси. Если ему повезет, то он может попасть вместе с ней в одну команду, а это многое значит…
Тем временем, Рон, оглядев всех присутствующих каким-то странным взглядом, удалился в дом.
А у Пэнси и Гермионы вдруг появилось какое-то плохое предчувствие…




Глава 8. Персональный ад Живоглота

Soundtrack – Maroon 5 – Wake up call
Песню можно найти в группе фанфика Вконтакте – vk.com/someonespfanfiction . И если кого-то там до сих пор нет, то приглашаю вступить)
______________________________________
День у Живоглота не задался с самого утра. Сначала, примерно с семи до девяти, он был заперт в чулане под лестницей, в наказание за ободранные на кухне обои.
Потом, с девяти до двенадцати, Живоглот мучится от жары, слонялся по дому и вынужден был, на пару с миссис МакКалистор, смотреть телевикторину.
А после двенадцати жизнь Живоглота и вовсе превратилась в настоящий ад…
***
Спустя полчаса после ланча Рональд Уизли собрал в саду дома Дурслей всеобщее собрание и объявил пары для соревнований.
Все очень удивились, когда увидели в руках у Рона график ночевок, днем ранее составленный Дадли. Рон, поспешив ответить на немые вопросы однокурсников, заговорил:
- Понимаете, как бы я не старался, я не мог ни к кому в пару поставить Малфоя и Паркинсон, поэтому решил не мучиться и воспользоваться графиком Дадли. Поэтому сейчас я объявляю пары. Пара первая: Гарри и Невилл, - Невилл облегченно вздохнул. – Пара вторая: Паркинсон и Дадли, - Пэнси едва слышно застонала и закрыла лицо руками, а Дадли просиял. – Ну, и пара третья… Прости, Гермиона, но ты единственная, кто может поставить Малфоя на место…
Пока Гермиона кипела от возмущения, а Драко вспоминал все колкости, которые когда-либо слышал, Дадли Дурсль, косясь на Пэнси, вдруг понял, что это будет поистине великолепный день.
А Рон, тем временем, перешел к объяснению сути первого задания…
***
- Нет, ну как он мог, а?! Спрятать Глотика! Заставить нас его искать! Рональд Уизли, клянусь, я убью тебя! – Гермиона Грейнджер в гневе размахивала руками. Шедший рядом Драко Малфой обреченно вздохнул. Что-то подсказывало ему, что ничем хорошим эта идея не кончится…
- Может быть, ты прекратишь вопить и поможешь мне наконец, а, Грейнджер?
- Нет, Малфой, ты не понимаешь! Вот представь, если бы твоего ненаглядного филина упрятали бы неизвестно куда и заставили бы тебя соревноваться с кем-то в его поисках, что бы ты сделал?
Драко закатил глаза.
- Во-первых, прекрати истерить. Во-вторых, мой филин скорее до смерти заклевал бы обидчика, чем позволили бы засунуть себя куда-то. И, в-третьих, твоего котяру давно пора было проучить. Не нравится мне его рыжая морда…
Стоит ли говорить о том, что после такого заявление Гермиона впечатала Малфоя в стену и стала угрожать Круциатусом, а сам парень еще долго удивлялся, откуда у такой хрупкой на вид девушки столько силы в руках?
***
- Пэнси, солнышко, а какой твой любимый цветок?
Пэнси Паркинсон тяжело вздохнула. Она определенно убьет Рональда Уизли…
- Мандрагора, блин. Отвяжись уже, а, Дурсль?
Лицо Дадли вытянулось от удивления. Цветовые предпочтения любимой девушки явно не укладывались в его голове.
- Мандре… Мандру… Чего?
- Мандрагора. Даже не ищи это растение в справочниках, все равно не найдешь.
Однако Дадли, не обратив внимания на последнюю фразу слизеринки, пообещал себе, что обязательно купит для Пэнси мандрагору.
- А когда у тебя День Рождения, Пэсни?
- Ты прекратишь задавать вопросы, Дурсль? Просто найди этого чертова кота!
Дадли, вздохнув, замолчал. Новых идей по завоеванию девушки в его голове пока не наблюдалось.
***
- Как думаешь, Невилл, Гермиона сильно обиделась на Рона за то, что он поставил её с Малфоем?
Невилл Долгопупс пожал плечами.
- Думаю, да. Ты же знаешь, как она любит своего кота. Да и у Малфоя характер далеко не ангельский.
- Да уж. По-моему, пора ограничивать её общение с Малфоем. Слишком уж часто они стали пересекаться…
- А, по-моему, они неплохо смотрятся вместе…
- Невилл!
- В смысле, да, Гарри, мне действительно жаль Живоглота…
***
- Мяу!
- Живоглот! Глотик! Бедняжка! Это Рональд тебя туда засунул, да? Не переживай, Глотик, сейчас мы тебя вытащим!
- Мяу!
- Глотик, ты долго там сидишь? Может, ты голодный?
- Ээ, Грейнджер, я, конечно, понимаю, что у вас с ним любовь до гроба и все такое, но как ты собралась его оттуда вытаскивать?
Гневная Гермиона Грейнджер с трудом подавила желание съездить Малфою по смазливой физиономии.
- Отвали, идиот! Сейчас, Глотик, сейчас…
- Грейнджер. Он сидит на чердаке. Лестницы нет. Магией нам пользоваться нельзя. Как ты будешь его вытаскивать, скажи мне?
Гермиона немного умерила пыл.
- А… ну, ты мог бы поставить стул на стол, потом встать на стул и…
- Грейнджер. Здесь нет ни стола, ни стула, вообще-то.
Девушка рассерженно взглянула на парня.
- Что ты предлагаешь, Малфой?
- Ну, вариантов у нас не так уж и много, - оживился слизеринец. – Ты можешь оставить его там, но ты, понятное дело, так не поступишь. Можно напоить тебя Зельем усиленного роста, которым ваш Хагрид поливает тыквы для Хэллоуина, но этот вариант нам тоже не подходит, так как зелья у нас нет. О, Грейнджер, мне так жаль, я не смог тебе ничем помочь… Придется твоему коту коротать свои дни на чердаке…
- Малфой! Чертов ты идиот! Неужели тебе совсем не жаль животное?
- Твоё животное действует мне на нервы, так что я умываю руки. Мне это надоело, Грейнджер. И зачем я только согласился участвовать в этом дурацком конкурсе?
Ничего не ответив слизеринцу, Гермиона в задумчивости посмотрела на чердак. Малфой в кои-то веки прав, вариантов у них было не так уж и много. Бедный, бедный Живоглот…
Девушка недовольно перевела взгляд на Малфоя, который с самодовольным видом смахивал невидимую пыль с плеча. Заметив его сходство с напыщенным индюком, Гермиона отвернулась, но… Пыль. Плечи… Ну, конечно!
- Малфой, я придумала, что нам делать!
Слизеринец обратил на неё удивленный взгляд.
- И что же пришло в твою гениальную голову, Грейнджер?
Продолжая сиять от радости, Гермиона принялась объяснять:
- Понимаешь, Малфой, это же проще простого! И как я раньше не догадалась! Я могу встать тебе на плечи, дотянуться до потолка и забрать оттуда Живоглота! Это же гениально!
- Хм, Грейнджер… В теории это звучит терпимо, но вот как ты всё это представляешь на практике? Или ты совсем свихнулась на почве спасения своего невыносимого котяры?
Гермиона немного успокоилась и представила, на секунду, как это будет выглядеть. Да уж, черт дернул её сегодня одеть юбку…
Она уже почти готова была отказаться от этой идеи, но очередное «Мяу» Живоглота заставило её, собрав всю силу в кулак, повернуться к Малфою и твердо заявить:
- Нет, Малфой, мы попробуем!
Драко Малфой пообещал себе, сразу после спасения Живоглота, убить Рональда Уизли…
***
- Эй, Грейнджер, долго ты будешь там копаться? Я вообще-то устал!
- Я спасаю животное, чурбан ты неотесанный, неужели потерпеть не можешь?
Драко поморщился от боли. Ноги Гермионы Грейнджер больно давили ему на плечи, и у него появлялось такое чувство, что в ближайшие несколько дней двигаться нормально он точно не сможет.
Однако, несмотря на все неудобства, расчетливый слизеринец нашел в этом свою выгоду.
- Эй, Грейнджер, а у тебя отличный вид, если смотреть на тебя снизу! Ради такого развлечения я готов еще минут пять пожертвовать спасению этого рыжего чудовища…
Эх, не стоило ему этого говорить…
Вконец рассерженная Грейнджер, сбросив наконец Живоглота на пол, попыталась самостоятельно слезть с плеч Малфоя и показать ему, где раки зимуют, но, понятно, ничем хорошим это не закончилось.
Грациозно (Малфои всегда все делают грациозно) слизеринец, не удержавшись на ногах, свалился на пол. Грейнджер упала на него сверху. Из-под их тел послышался полузадушенный крик Живоглота.
Пока Гермиона в ужасе осознавала, что она совершенно бессовестно придавливает своего любимого котика к полу и возлежит на Малфое, сам Малфой вдруг понял, что предчувствие его не обмануло.
Ничем хорошим идея спасения Живоглота действительно не кончилась.
***
За ужином Рон Уизли поздравил Гермиону и Драко с успешным вызволением Живоглота из чердачного плена и поставил напротив их фамилий в графике жирную галочку.
Пока Грейнджер продумывала способы убийства непутевого судьи, Малфой вдруг осознал, что это были только цветочки.
Что ж, ему оставалось только надеяться на то, что ягодки не принесут ему существенных физических и психических травм, а фантазия Рональда Уизли не будет сильно буйствовать и выдумывать непосильные задачи.
Драко Малфой еще не знал, что освобождение Живоглота было только самым началом его персонального ада…



Глава 9. О лопатах и детективах

До самого вечера все обитатели дома №4 по Тисовой улице занимались своими делами, а потом, когда уже начало смеркаться, Рон Уизли вдруг собрал своих однокурсников в саду и громогласно объявил:
- Я приглашаю все команды на следующий этап состязания!
Все переглянулись. Часы показывали девятый час вечера, и никто не ожидал того, что Рону вдруг взбредет в голову поиграть.
- Тебе не кажется, Рон, что сейчас уже слишком поздно для игр? – озвучил Невилл всеобщий вопрос.
Рон пожал плечами. Было ясно, что время ему нисколько не важно.
- Ты сам говорил мне сегодня после обеда, Невилл, что хочешь попробовать что-нибудь экстремальное. Вот я и придумал для вас экстремальное задание.
Студенты, всё еще сомневаясь, поинтересовались, в чем же состоит это задание, а Рон, торжественно прокашлявшись, произнес:
- Днем я спрятал в комнате МакКалистор три кусочка пергамента, на которых написаны задания. Сейчас МакКалистор ушла спать. Ваша задача – найти пергамент и приступить к выполнению заданий и, разумеется, выполнить их быстрее противников, чтобы выиграть.
Драко Малфой фыркнул.
- Уизли, ты что, с метлы свалился? Рыться в комнате спящей МакКалистор? Спасибо, мне еще жить хочется.
- Заткнись, - посоветовала ему Гермиона и обратилась к Рону: - Сколько заданий написаны на пергаменте, Рон?
- Три, - гордый собой, Уизли сиял, как начищенные до блеска тарелки тети Петуньи. – Они не сложные, но все же требуют некоторой работы мозга. Да, кстати, все вы войдете в комнату Кэтрин в разное время. Так как Малфой и Гермиона выиграли предыдущее соревнование, то они будут первыми. Потом Гарри с Невиллом и Дадли с Паркинсон.
- Ладно, - Гарри встал с лужайки, - у нас еще весь вечер впереди, давайте выполним это задание.
Еще немного посомневавшись, все согласились и дружным строем потопали к комнате Кэтрин МакКалистор.
***
- Желаю вам удачи, - прошептал Рон Гермионе и Драко, глядя на похрапывающую МакКалистор. – И помните, что у вас только пять минут для свободных действий. Дальше будете работать вшестером.
Драко и Гермиона кивнули, и Рон вместе с остальными ребятами вышел из комнаты, прикрыв за собой дверь.
Оставшись в полнейшей тишине, парень с девушкой почувствовали себя неловко.
- Ну, что будем делать, Грейнджер? – шепотом поинтересовался Драко у Гермионы.
- Очевидно, искать пергамент! – недовольно воскликнула Гермиона и тут же вздрогнула, когда Кэтрин зашевелилась.
Драко и Гермиона почти не дышали, пока старушка ворочалась на кровати, меняя позу. И наконец, она снова успокоилась.
- Ты меня до гроба доведешь, женщина, - прошептал Драко.
А Гермиона так и не поняла, к кому он обращался: к ней или к Кэтрин…
- Ладно, хватит валять дурака Грейнджер, у нас не вагон времени.
Еще раз покосившись на Кэтрин, Драко медленно подошел к окну, приказав Гермионе исследовать шкаф. Было так странно лазить вот так по чужой комнате, в темноте, ища какую-то неведомую бумажку и стараясь не разбудить сварливую женщину, которая наверняка утроит им разбор полетов, если проснется. В голове Малфоя даже промелькнула мысль о том, что, возможно, не такой уж Уизли и идиот, раз придумал им такое будоражащее кровь задание.
- Я ничего не нашла, Малфой, - пожаловалась Гермиона через пару минут. – А ты?
- Я нашел записку для Поттера и Долгопупса, - недовольным тоном произнес Драко. – Грейнджер, у нас осталось чуть больше двух минут, а мы так ничего и не нашли. Сейчас сюда ввалятся эти идиоты, и мы ничего не успеем сделать и проиграем. Это конец!
- Не будь пессимистом, Малфой. Знаешь, у меня, кажется, есть кое-какая идея…
Драко заметно оживился. Всё же ему повезло, что его поставили именно Грейнджер. Она хотя бы умная, не то, что остальные. Малфой содрогнулся, представив, что было бы, если бы его поставили в пару с Долгопупсом, к примеру. Или, еще того хуже, с Дурслем-младшим.
- Не стой столбом, Малфой, помоги мне! – зашипела Грейнджер, почему-то сидящая на коленях перед кроватью Кэтрин.
Драко вопросительно приподнял бровь.
- Ты собралась молиться на здоровье МакКалистор, Грейнджер? Извини, в этом я тебе помочь не могу.
В этот момент Гермиона чем-то напомнила Драко рассерженную Ангелину Малфой, его бабушку. Ангелина жила в соседнем с комнатой Драко крыле и вообще-то была доброй женщиной, когда не начинала сердиться. В те моменты, когда Ангелина была рассержена, Драко убегал в дальние районы сада, стараясь не показываться бабушке на глаза, пока та не успокоится.
Пока до Драко доходило, что от Грейнджер спрятаться все равно не получится, девушка, махнув на Драко рукой, зачем-то просунула руку под кровати.
- Грейнджер, дорогая, с тобой все хорошо? Может, мне сбегать в больницу Святого Мунго за целителем?
Но гриффиндорка никак не отреагировала, продолжая шарить под кроватью. Через несколько секунд лицо её просветлело, и она, встав на ноги, показала Драко клочок пергамента.
- Грейнджер…
- Все важные вещи всегда валяются у Рональда под кроватью, вот я и подумала...
Драко разрывался между желанием сострить насчет кровати рыжего и причастности к ней Грейнджер и желанием расцеловать гриффиндорку за гениальное решение. В конце концов, он мило улыбнулся девушке и произнес:
- Ты молодец, Грейнджер.
Повисло молчание. Гермиона стояла, опустив взгляд и не зная, что ему на это ответить, а Драко… Драко просто смотрел на неё и осознавал, что, возможно, не только Уизли, но и Грейнджер не такая уж и противная.
Кэтрин МакКалистор всхрапнула, и этот звук будто бы привел парня с девушкой в чувство.
- По-моему, нам пора, – ощущая некоторую неловкость, произнесла Гермиона.
- Да, ты права, идем.
Молча они вышли из комнаты, улыбнулись Рону, который в ответ махнул им рукой и ушел за Дадли, Пэнси и Гарри с Невиллом и зашли на кухню, где им и предстояло прочитать задания Рона.
Вот, как они выглядели:
«1. Покорми Живоглота.
2. Найди спрятанную в саду лопату.
3. Выпей восемь стаканов воды.»
Драко фыркнул.
- Покормить твоего котяру? Что за бред? Уизли считает это тяжелым заданием?
Гермиона однако была серьезна. Кажется, она начала понимать смысл увиденного сегодня вечером: Рон кормил Живоглота, а Гермиона недоумевала, откуда у него появилась такая любовь к её коту.
- Знаешь, Малфой... Это будет действительно сложно.
***
Минут десять Драко и Гермиона маялись с Живоглотом, и тут в кухне появились Гарри с Невиллом, а чуть позже и Дадли с Пэнси. За ними с самодовольным видом шагал Рон.
- Знаешь, Рональд, - произнесла Гермиона еще через десять минут. – Чтобы больше я тебя в пределах трех метров от моего кота не видела.
Рон, всё еще улыбаясь, кивнул. Кот Гермионы интересовал его в последнюю очередь и больше он действительно не собирался к нему приближаться, особенного после того, что Живоглот выкинул, когда Рон попытался его накормить. Привыкший получать еду из рук хозяйки, кот исцарапал Рону все руки, прежде чем в его (Живоглота, а не Рона) миске появилась еда. С тех пор Рон пообещал себе никогда больше не связываться с котами. И кошками тоже.
Еще минут пять ребята ломали себе головы, пытаясь найти выход из ситуации, и Рон наконец смилостивился над несчастными конкурсантами.
- Я объявляю это задание закрытым! – провозгласил он. – Все марш в сад! Лопаты ждут вас!
***
Искать лопаты в темном саду, как оказалось, было делом не самым приятным. Ребята разбрелись по всему саду, аккуратно ходя по дорожкам, чтобы не наступить на желанную лопату. Драко Малфой вообще закатил истерику.
- Мне это надоело! – кричал он на ухо морщащейся Гермионе. – Понимаешь, Грейнджер, на-до-е-ло! Я устал и хочу спать! А вдруг здесь этот Уизли поставил здесь ведро с холодной водой, и кто-нибудь сядет в него, как это сделала ты в детстве? Что тогда?
Гермиона Грейнджер наверное в сотый раз спросила Мерлина, за что ж ей такое наказание, и, пытаясь сохранять спокойствие, произнесла:
- Дай сюда руку Малфой. Не смотри на меня, как на Волан-де-Морта, Малфой! Успокойся. Если уж здесь и есть ведро, то мы упадем в него вместе.
Похоже, этот аргумент показался Малфою убедительным, и он медленно протянул Гермионе свою руку.
У него, вопреки ожиданиям Гермионы, была теплая рука, и девушка, чуть заметно улыбнувшись, потянула его за собой. Где-то в противоположной стороне сада послышался визг Пэнси:
- Уизли! Ты мне еще ответишь за ведро с водой!
Оба: и Драко, и Гермиона, засмеялись. То ли представив Пэнси в ведре холодной воды, то ли потому, что опасения Драко оказались реальностью.
Они услышали, как Пэнси, пытаясь выбраться из ведра, орала на Дадли, очевидно поспешившего к ней на помощь, и костерила Рона на чем свет стоит.
Через пару минут они нашли лопату и, с гордостью передав её в руки Рона, победно улыбнулись остальным участникам состязания.
Оба были уверены в том, что восемь стаканов воды будут сущим пустяком.
***
Восемь стаканов воды оказались сущим пустяком лишь для Дадли, который, выпив их за минуту и десять секунд, принес балл своей команде. Если, конечно, можно назвать командой двух человек.
Спустя некоторое время Рон, вновь собрав всех в темном саду, объявил о том, что завтра между Дадли с Пэнси и Гермионой с Драко пройдет состязание, которое и выявит победителя в этом конкурсе. Также он приказал Гарри с Невиллом не расстраиваться, поскольку их ждало еще много-много конкурсов, в которых и они смогут проявить себя.
А вечером, когда все конкурсанты уже уснули, в своей комнате проснулась Кэтрин МакКалистор.
Стоит ли описывать её реакцию, когда она увидела разгромленную комнату и перевернутые вверх дном вещи?



Глава 10. Новое задание Рона

Глава 10. Очередные сюрпризы от Рона.
Утро следующего дня показалось обитателям (а точнее, гостям) дома №4 по Тисовой улице сущим адом. А всё почему? А всё потому, что Кэтрин МакКалистор с утра пораньше устроила им головомойку и концерт по заявкам.
Вернее, без заявок, но это не главное…
Утром (примерно в шесть тридцать) она бесцеремонно растолкала мирно спавших учеников и, совершенно бессовестным образом лишив их всякой возможности умыться, одеться и сообразить, что к чему, под конвоем (конвой представляла собой сама Кэтрин) привела в гостиную.
Пока заспанные ребята потихоньку въезжали в суть происходящего, МакКалистор начала говорить:
- Я, безусловно, знала, что нынешние дети – это просто стадо невоспитанных баранов, но то, что устроили вы, уже переходит всякие границы! Это невыносимо! Это ж надо! Забраться в чужую комнату и перерыть её так, что ничего найти невозможно! Вы вандалы! За причинены мне моральный ущерб вы лишаетесь возможности выходить из своей комнаты! Завтра приедут Вернон и Петунья, и вам не поздоровиться, уж я об этом позабочусь…
Ребята переглянулись. Видимо, Кэтрин сегодня встала не с той ноги… Хотя, если учесть её вечно чем-то недовольную физиономию, то можно с уверенностью сказать, что ноги вообще никак не влияют на её настроение…
- Миссис МакКалистор, послушайте… - начала было Гермиона, но Драко Малфой шепотом приказал ей «заткнуться и валить отсюда нафиг».
Валить нафиг не получилось, так как местоположение этого самого фига никто (даже Гермионы) не знал. Зато ускользнуть в комнату Гарри получилось, и теперь ребята сидели и размышляли о судьбе их несчастной.
Быть запертым в тесной комнате и не иметь возможности выбраться – не самое лучшее из всех времяпрепровождений, знаете ли…
- А у меня идея!
Все вздрогнули. Неожиданный возглас Рональда Уизли вывел ребят из состояния оцепенения.
- Благодаря твоим невероятным идеям, Уизел, - подал голос Драко, - мы сидим здесь взаперти и не имеем ни малейшей возможности хотя бы элементарно, извините за выражение, в туалет сходить.
- Я не виноват, что эта сумасшедшая на нас взъелась!
- Знаешь что, Уизли…
- Прекратите!
Слизеринец и гриффиндорец замолчали, удивленно воззрившись на Гермиону Грейнджер.
Девушка, гневно переводя взгляд с одного на другого, заговорила:
- Вам не надоело ругаться? Вам всё время что-то не нравится!
- Но Гермиона, этот змееныш…
- Прошу без оскорблений, Уизел.
- Рональд! Малфой!
- Драко.
- Без разницы. Рональд! Ты обещал конкурс между мной с Малфоем и Паркинсон с Дадли, вот и устраивай! Хватит сидеть тут без дела!
Рон взглянул на Гермиону, как на умалишенную. Устраивать конкурс? Здесь? Конкурс в таком маленьком помещении может придумать либо гениальный, либо ненормальный. И в голове Рональда возникла тревожная мысль о том, что его, скорее всего, отнесут ко второму типу, как бы печально это ни было. Жизнь – боль, как говорил вчера Дадли…
- Ты же понимаешь, Гермиона, что это невозможно. Семь человек заперты в тесной комнате, о каком конкурсе может идти речь?
Девушка фыркнула.
- Это уже тебе решать, Рональд.
Рон тяжело вздохнул. Иногда он сожалел о том, что согласился проводить этот конкурс и придумывать задания.
Но смотря на Гермиону, Рон понял, что придумать что-то надо, иначе подруга прожжет в его глазах дыру. Перспектива ходить с дырками вместо глаз Рона не привлекала, поэтому он приказал своему серому веществу работать с удвоенной силой. Серое вещество согласилось со своим хозяином, и уже в следующую секунду в голове Рона родился гениальнейший план…
***
- Нет, нет и еще сто раз нет! – уже в какой раз произнес Драко Малфой.
- Нет! – поддержала его Пэнси Паркинсон. – Нет!
Рональд Уизли сошел с ума, это ясно. Окончательно и бесповоротно.
Ну, сами подумайте, разве может нормальный человек придумать такое? Определенно, нет.
- Послушайте…
- Нет, Уизли, нет!
Рон поник. Он придумал для Дадли с Паркинсон и Гермионы с Малфоем великолепное задание, но они (а если быть точнее, то только слизеринцы) разнесли его в пух и прах. И пыль. И еще во много чего, но не в этом суть дела. Суть в том, что Рон подумал, что неплохо было бы устроить конкурс поцелуев для выявления лучшей команды, а идею Рона не оценили. И Рон обиделся.
И тут, смотря на страдания Уизли, Гарри решил брать ситуацию в свои руки. Нельзя же оставлять друга в беде, верно?
- Знаете, - начал Гарри, обращая на себя внимание всех окружающих, - вы не имеете права противиться решению Рона. Он главный организатор конкурса, и все вы должны подчиняться его решениям.
- А если, предположим, - подал голос Малфой, - Уизли заставит нас спрыгнуть с крыши, то ты, Поттер, пойдешь и спрыгнешь?
- Не утрируй, Малфой. Рон предложил вам вполне милое задание, почему бы не выполнить его?
- Потому что, Поттер, - взяла слово Пэнси, - я не собираюсь целоваться с Дурслем ради победы в каком-то дурацком конкурсе! Ты слышишь, Дурсль? Дурсль!
Дадли не ответил. Вот уж кому-кому нравилось задание Рона, так это ему. Судя по выражению его лица, он находился в неком ауте и возвращаться оттуда пока не собирался.
Да уж, странное это было утро… Истерика МакКалистор, видимо, основательно перемешала всем мозги. Подтверждением этому служили действия Гермионы, которые она совершила через несколько секунд после реплики Пэнси.
- А знаете… Я согласна выполнить это задание!
Драко Малфой с ужасом взглянул на девушку, пытаясь, судя по его позе, слиться с креслом.
Но ему это плохо удавалось, и потому Гермиона решительным шагом направилась к слизеринцу.
- Грейнджер, нет! Ты слышишь? Нет!
Но Малфой еще не был знаком с упорством гриффиндорцев. А в особенности, Гермионы. Вспомнить хотя бы то же ГАВНЭ.
Драко про ГАВНЭ не знал, поэтому ему оставалось лишь с ужасом наблюдать за тем, как Гермиона медленным шагом подходит к нему, улыбается и…
И целует.
***
Дадли Дурсль всегда считал, что умеет адекватно реагировать на все неожиданные и странные события в его жизни.
Однако сегодня утром он понял, что ошибался. Ведь нормальный человек при виде целующихся людей про себя поздравил бы их с воссоединением сердец и (тоже про себя) пожелал бы им совет да любовь.
Дадли к нормальным людям, очевидно, не относился, потому что, увидев поцелуй Драко и Гермионы, он вдруг решил, что они с Пэнси обязательно должны обыграть слизеринца с гриффиндоркой. Разумеется, вариант обыгрывания был только один.
Стоит ли говорить о том, что во время конкурса поцелуев в комнату заглянула Кэтрин МакКалистор? И стоит ли описывать её реакцию на всё происходящее?

________
P.S. Простите, что заставила вас так долго ждать. Но у меня уже есть вагон идей для следующей главы, поэтому, я думаю, скоро она будет написана) И не забываем про группу фанфика Вконтакте - vk.com/someonespfanfiction



Глава 11. Пару слов о вдохновении

Глава писалась под песню Alyona Lanskaya – Solayoh, так что её можно считать саундтреком. Песню можно найти в группе фанфика ВК в списке аудиозаписей

Глава 11.
Следующее утро выдалось невероятно жарким. Солнце нещадно палило Литл-Уингинг и заставляло всех обитателей дома №4 по Тисовой улице страдать от жары.
Впрочем, не только от жары…
Вопли МакКалистор на пару с приехавшими Дурслями давили на уши морщившихся студентов Хогвартса, которые мысленно вопрошали Мерлина (а заодно и всех остальных известных им волшебников и богов), за что ж им такое наказание.
- … извращенцы! Это ж надо! Я их наказала, думая, что они будут обдумывать своё поведение, а что они сделали они? Кастрировать! Посадить под домашний арест! Вы пожизненно будете мне психиатрическое лечение оплачивать!
- Действительно, вам давно пора нервишки полечить… Убери свои руки от моего рта, Поттер!
- Да как ты смеешь, мальчишка? Да я тебя… Устроить такое! Им за решетку надо! Невоспитанные! Некультурные! Необразованные!
Продолжая вопить оскорбления в адрес ребят, МакКалистор схватила со стола таблетки от нервов (она теперь всегда их с собой носила) и обернулась к Дурслям:
- На вашем месте, я бы выгнала их из дома! И пусть живут, где хотят! Так им и надо!
Дядя Вернон посмотрел на ребят. По нему было видно, что за багровой физиономией идёт какая-то бурная мозговая деятельность. Драко Малфою даже показалось, что он видит, как медленно (примерно со скоростью улитки) в голове дядюшки ползают мысли, но потом слизеринец понял, что у него галлюцинации. Разумеется, в голове этого мужчины мыслей не могло быть по определению.
Драко Малфой вздохнул. Это был явно не его день. Взять хотя бы тот же поцелуй с Грейнджер, который окончательно сбил его с толку. Мало того, что гриффиндорка не спросила его, можно ли ей поцеловать его, так Драко теперь всегда краснел при виде девушки. Поттер сказал, что ему не идет краснеть. Драко Поттера не послушал. Что может этот гриффиндорец знать о стиле? Действительно, ничего.
Пока Драко размышлял о стиле, мысли дядюшки Вернона, кажется, приползи к нужному решению, и мужчина, переменив цвет лица с багрового на болезненно-зеленый, прохрипел:
- Вон из дома!
Пэнси Паркинсон подавилась яблоком, которое до сего момента жевала. Гермионе пришлось ухватиться за Невилла, чтобы не упасть. А Дадли, окончательно добив всех своей фразой, сказал:
- Пап, ты не можешь их выгнать!
Тетушка Петунья бросилась за уходящей МакКалистор, чтобы одолжить у неё немного таблеток от нервов. Пэнси решила выбросить яблоко, так как ей надоело им давиться. А дядя, вновь побагровев, спросил:
- Что ты сказал, сын?
Дадли молчал. Он решал, что ему делать: помогать Пэнси выбрасывать яблоко или отвечать отцу. В результате бурной мозговой деятельности он выбрал второе.
- Ты не можешь их выгнать! Они хорошие!
Вернон Дурсль ничего не ответил. Он лишь решил составить компанию супруге и попросить у Кэтрин МакКалистор таблетки…
***
- Итак, что мы имеем? – спросил Рон Уизли, оглядев товарищей по несчастью.
Товарищи молчали. Может быть, потому, что прислушивались к воплям МакКалистор о том, что ей самой мало таблеток, а может, и потому, что им просто нечего было ответить.
Наконец, Невилл произнес:
- Нас выгнали из дома, вот что мы имеем. Ничего хорошего.
Снова воцарилась тишина. Ну, если можно назвать тишиной периодические оры МакКалистор в соседнем доме…
- А по-моему, - вдруг произнесла Гермиона Грейнджер, - у нас появилась куча возможностей.
Ребята воззрились на Гермиону, как на ненормальную. А Малфой язвительно поинтересовался:
- Тебе поцелуй все мозги перемешал, Грейнджер? Какие возможности? Мы бомжи! Позор семейству Малфой, какой позор…
Гермиона улыбнулась, а Гарри с Роном вдруг поняли, что Гермиону надо срочно отвлекать, ибо такая улыбка была у девушки, когда она рассказывала гриффиндорцам про ГАВНЭ. Это была опасная улыбка. Очень опасная.
- Эмм, Гермиона…
- Мы теперь на свободе! Мы принадлежим самим себе! И никаких тебе правил и лишений! Мы свободны, как птицы в полете! Мы…
- Кажется, к Грейнджер пришло вдохновение… - шепнул Драко на ухо Пэнси. – Её речи слишком уж…
- Сумасшедшие? – так же шепотом поинтересовалась слизеринка.
- Да, точно…
-… поселимся в доме, который мы нашли, и будем принадлежать сами себе! Мы…
И тут Рон Уизли понял, что вдохновение – вещь очень заразная, ибо ему в голову пришла очень интригующая идея…
***
В итоге получасовых вдохновленных речей Гермионы было принято решение: ребята селятся в заброшенном доме, который они не так давно нашли, и становятся там полноправными хозяевами.
В принципе, всё было замечательно. Свобода, лето, ветер, солнце и всё такое. Всё было поистине великолепно. До тех пор, пока студенты не обнаружили, что в доме всего лишь три комнаты. А их было семеро. И это если не брать во внимание то, что никто не хотел селиться в комнату с Дадли (он всё-таки не смог убедить отца изменить свой приговор и, заявив, что он обиделся, ушёл из дома вместе с магами). Да плюс еще тот факт, что в доме было дико пыльно и грязно.
Но тут на помощь вновь пришло вдохновение Гермионы. Девушка, прямо-таки излучая оптимизм, сказала, что они устроят субботник и плевать она хотела на заявление Малфоя о том, что на дворе вообще-то понедельник.
В итоге получилось следующее: свалив все вещи в одну кучу, ребята отправились на экспедицию по поискам тряпок, ведер и швабр. Правда, получилось это не сразу. Драко Малфой сначала вопил что-то о чистой крови и мерзости, но когда Рон мягко намекнул ему на то, что тряпкой может послужить футболка слизеринца, Драко успокоился. Ну, относительно…
Поиск тряпок оказался делом легким. Вместо ведра решено было использовать ржавый тазик, который ребята нашли в ванной комнате. А вот со швабрами пришлось пострадать. Их нигде не было. И сколько бы горе-уборщики ни старались, швабры они нигде не нашли. Тогда Рон заявил, что мыть пол надо без швабр. Услышав это заявление, Пэнси сначала хотела сбегать к МакКалистор за таблетками, а потом, осознав всю бредовость этой идеи, начала вопить:
- Маникюр! Уизли, ты больной! Тряпки испортят мой маникюр!
Проблему решили быстро. Рон намекнул, что тогда Пэнси отправиться обратно к Дурслям.
Этот аргумент, похоже, подействовал, и Пэнси прекратила визжать. Правда, она потом еще долго пыхтела, как Хогвартс-экспресс, но это было уже не столь важно.
И наконец Рон объявил о начале уборки…
***
Обошлось без жертв. Малфой никого не убил, Пэнси лишь немного подпортила макияж, а Гермиона всего лишь оказалась облита водой. Это Невилл случайно не удержал таз с водой…
И вот, когда солнце уже начало понемногу заходить за горизонт, Рон собрал всех в уже чистой гостиной.
- Я поздравляю все вас с такой успешной уборкой! В качестве поощрения каждой команде наших соревнований я ставлю по три балла!
- Лучше бы ты мне потраченные нервы вернул в качестве поощрения, Уизли… И нечего на меня шикать, Грейнджер! Что ты там говоришь? Облили водой? Подумаешь! Причиненный мне моральный ущерб гораздо важнее! И нечего там бормотать! Ишь ты, активистка тут нашлась…
Пока Малфой разглагольствовал про активисток, Рон решил объявить о следующем этапе соревнований. Гриффиндорец, конечно, понимал, что все его друзья по несчастью зарежут его ночью, но выражение их лиц после того, как они узнают задание того стоило…
Поэтому Рон приказал препирающимся Малфою и Гермионе заткнуться и, прокашлявшись, провозгласил:
- Я объявляю о следующем этапе наших соревнований! Прошу Малфоя, Дадли и Невилла пройти со мной в соседнюю комнату!
Драко Малфой подозрительно прищурился. Что-то в выражении лица Уизли подсказывало его серому веществу, что ничем хорошим это не кончится. Однако Драко всё же решил проследовать за гриффиндорцем. Эх, Драко, зря ты не послушал своё серое вещество…
***
- Я, - торжественно объявил Рон, - решил, что наше состязание пора заканчивать. И, разумеется, самый последний этап будет самым сложным. Слушайте меня внимательно…
- Ты похож на Трелони, которая предсказывает Поттеру очередную смерть, Уизли, - радостно возвестил Малфой.
- А ты, Малфой, - не остался в долгу Рон, - похож на идиота, который всё время язвит. Так что молчи. Так, о чем я говорил? Ах, да, состязания… Прекрати ржать, Невилл!
Невилл пробормотал что-то напоминающее извинения и приготовился слушать.
Рон прокашлялся.
- Ваша задача – охмурение ваших партнеров по состязаниям! То есть вы должны сделать вид, что вы их безумно любите, а также должны добиться от них взаимности. Туалет наверху, Невилл.
Видимо, у Невилла Долгопупса было слишком богатое воображение…


Глава 12. Кактус в подарок

Глава писалась под песню Kat DeLuna – Party O`Clock, которую можно найти в группе фанфика.
______________________________
- Поттер, принеси мне мандрагору!
Солнце уже совсем по-летнему светило в окно. На улице дул лёгкий ветерок, где-то неподалеку пели птицы. Это было поистине замечательное утро.
- Поттер, просыпайся! Поттер!
Абсолютно не понимая, почему любимая девушка называет его по фамилии, Гарри Поттер открыл глаза. Потом закрыл. И снова открыл. Это была не любимая девушка. Это был всего лишь Дадли, который вдруг вознамерился разбудить кузена.
Гарри рассердился.
- Дадли! Ты прервал лучший сон в моей жизни! Ты…
- Поттер, принеси мне мандрагору!
Гарри ошалело захлопал ресницами. Его кузен заболел или свихнулся?
- Какую ещё мандрагору?
- Обыкновенную мандрагору!
- Зачем тебе понадобилась мандрагора?
Дадли рассерженно вздохнул. Поттер по утрам туго соображал.
- Для конкурса!
- Какого ещё конкурса? – Гарри ничего не соображал.
- Конкурса на соблазнение своих партнеров по состязанию!
Гарри понял, что Дадли сошёл с ума. Мандрагора для соблазнения? Он не ослышался?
- Хватит тормозить, Поттер!
Вняв советам кузена, Гарри приказал себе не тормозить. Выходило очень плохо. Хотя…
Хотя теперь Гарри, кажется, понял, почему Невилл вчера вечером так странно посмотрел на него, потом покраснел, а потом скрылся в своей комнате и…
- Так ты принесешь мне мандрагору или нет?
Гарри продолжал тормозить. Он не совсем понимал, как мандрагора может пригодится при соблазнении Пэнси Паркинсон.
- Дадли, я…
Дадли махнул на Гарри рукой. Он давно понял, что кузен не слишком отличается большой сообразительностью, но чтоб уж совсем ничего не понимать…
Гарри в это время отчаянно пытался понять всё услышанное. Сказать честно, Гарри иногда действительно плохо соображал, и это утро сей факт подтверждало. Медленно-медленно Гарри переваривал информацию.
Дадли хочет заполучить от Гарри мандрагору, чтобы подарить её Пэнси. Но зачем Пэнси мандрагора? И откуда Дадли вообще знает это растение?
Гарри вздохнул. Новости о мандрагорах плохо действовали ему на моз…
Стоп!
Соблазнить Пэнси… Конкурс… Вчерашнее смущение Невилла…
С трудом подавляя желание заорать на весь дом «Эврика!», Гарри вскочил с кровати.
- Это и есть последнее задание, да? – требовательно спросил он у Дадли. – Соблазнение партнера по состязаниям?
Дадли пробормотал что-то типа «Дошло» и вразвалочку вышел из комнаты. И как он ещё не понял, что выдал Гарри всю суть последнего задания?
***
После завтрака Гарри Поттер отвел Невилла и Рона и, размахивая руками, словно ветряная мельница, начал говорить:
- Как ты мог, Рон! – в порыве чувств Гарри чуть не заехал Рону по носу. – Заставить нас с Невиллом…
Рон покраснел. Потом побелел.
- Кто выдал тебе тайну?
Гарри наконец прекратил махать руками и буркнул:
- Дадли.
- Дадли?
- Он хотел соблазнить Пэнси мандрагорой.
- Ахах, чем?
- Мандрагорой, Рон, мандрагорой.
Стоит ли говорить, что после этого Рон хохотал ещё минут двадцать, скорчившись в позу эмбриона?
***
- Грейнджер!
- Ты не постучался, Малфой.
- Тук-тук.
- Очень смешно. Чего тебе?
- Уизли зовет нас играть в волейбол.
- Передай Рону, что я не хочу. Я не дописала гла… Ээ… Неважно.
- Не дописала главу? – Драко посмотрел на толстенькую тетрадь. – В тебе проснулся писательский талант? Решила переплюнуть Скитер?
Гермиона отложила тетрадку и сердито воззрилась на слизеринца.
- Это неважно, Малфой
- Драко.
- Что?
Слизеринец прошёл в комнату и уселся на кровать Гермионы.
- У меня вообще-то есть имя. Сколько можно называть друг друга по фамилиям? А, Гермиона?
Девушка поняла, что у Малфоя не всё в порядке с мозгами. Скорее всего, у него сотрясение. Как ещё можно объяснить такое поведение слизеринца?
- С чего это ты вдруг решил перейти на имена?
Драко пожал плечами. Он-то прекрасно знал, что причина носила рыжие волосы и была другом Поттера. Но Гре… Гермионе (?) об этом знать необязательно…
- Ещё немного, Гермиона, - он сделал ударение на её имени, - и наши фамилии будут превратятся в ругательства, ты не находишь? Что? Она не могла думать ни о чем, кроме него? Пишешь очередной бульварный роман о несчастной любви, семи абортах и тайных встречах с любовниками?
- Чтоб ты знал, Малфой, семь…
- А, нет, я понял! Ты решила написать книгу в подарок твоей первой любви и…
- Помолчи, Малфой! Никакой это не бульварный роман!
- Драко.
- Да хоть крокодил, мне всё равно! Это история о любви, о страданиях, а ты…
- Вот я о чём и говорю, - Драко вертел в руках перо. – Очередная банальная история…
Они на некоторое время замолчали. Потом Гермиона сообразила, что Малфой самым наглым образом восседает на её кровати и поняла, что его каким-то образом нужно оттуда убрать.
- Слезь с кровати, Малфой.
- Драко.
- Малфой!!!
Он улыбнулся.
- Заставь меня.
Гермиона фыркнула. Можно подумать, это так сложно. И, не долго думая, она просто спихнула его на пол. Чего с ним долго возиться, верно?
- Грее… - зашипел Малфой, весьма ощутимо ударившись некоторыми частями тела о пол, - ты…
Она медленно подошла к нему и, улыбнувшись, сказала:
- Меня зовут Гермиона, Драко. Забыл?
***
Днем внезапно полил дождь, и игра в волейбол, как выразился Гарри, накрылась медным тазом.
Пока Драко выяснял, при чем тут таз, да ещё и медный, Дадли многозначительно кашлянул. По его лицу было видно, что он что-то затевает.
Так и вышло.
Когда Гарри закончил на том, что вместо медного таза может быть железное ведро, Дадли внезапно бухнулся на колени и заорал:
- О, Пэнси, любовь моя! Не отвергай мой скромный подарок!
Сидящая в кресле слизеринка чуть оттуда не свалилась.
- О, Пэнси! – продолжал голосить Дадли, схватив с тумбочки непонятно как там взявшийся кактус. – Как бы я не старался, я не смог найти твою любимую мандрагору, поэтому я решил подарить тебе кактус!
Все подумали, что Дадли сошел с ума.
- Кактус так похож на тебя! – выл Дадли. – Он такой же неприступный снаружи, но внутри его живет прекрасный цветок, который расцветет и будет радовать всех своими цветами!
Гермиона буркнула что-то про тавтологию, но её никто не услышал.
- Я обязательно найду тебе мандрагору! – вопил между тем Дадли. – Но сейчас прими этот приз!
Пэнси Паркинсон была близка к обмороку. Дурсль предлагал ей кактус? Дурсль так буквально воспринял её слова о мандрагоре? Дурсль её любит?
Дадли продолжал что-то вопить, но его никто не слушал.
Драко Малфой, к примеру, подозвал к себе Гермиону и, опасливо косясь на, как он считал, социально-опасного Дадли, шепнул ей:
- Если ты когда-нибудь решишь написать книгу о наших летних приключениях, то этот фрагмент оттуда убери. У читателей будет нервный срыв, если они узнают об этом… кхм… романтике…
Девушка сердито покосилась на блондина.
- Дадли хоть какой-то, но романтик, а ты вообще бесчувственная глыба льда!
Драко пропустил мимо ушей заявление о глыбе и пообещал себе, что докажет Грейнджер свою романтичность.
Ещё как докажет…



Глава 13. Невилл сходит с ума

Вечером в доме № 8 по улице Магнолий (Рон нашел на углу дома потрепанную табличку с адресом) воцарилось долгожданное спокойствие. Рон придумывал задания для последнего тура состязаний. Пэнси, Гарри и Невилл наводили порядок в саду, при этом не забывая ругаться, Дадли был отправлен в магазин за продуктами, а Драко с Гермионой играли в шахматы.
Наверное, лучше всего будет рассказать о последних, ибо именно их времяпрепровождение наиболее интересно для читателя.
Драко, развалившись на кровати Гермионы (нахал!), таскал конфеты из коробки, а Гермиона, сосредоточенно нахмурившись, оценивала положение фигур на доске. Положение было плачевным – Малфой выигрывал.
Как так получилось, Гермиона и сама не поняла. Сначала всё шло хорошо. Она съела две Малфоевские пешки и одного слона, объявила шах королю и уже настроилась на победу, как вдруг случилось нечто, что не входило в планы Гермионы. Малфой откопал где-то коробку конфет, начал её опустошать (Даже не поделившись с Гермионой!) и стал выигрывать. Возможно, во всём были виноваты конфеты. Может, Малфой подлил в них зелье для улучшения работы мозгов? Гермиона не знала.
- Ты ещё долго думать будешь? – поинтересовался Драко, отправляя в рот очередную конфету. – Такими темпами мы закончим к завтрашнему вечеру.
Гермиона с трудом удержалась, чтобы не запустить в довольную физиономию Малфоя шахматной доской. «А что? – думала она. – Тогда Малфой не выиграет, и всё будет хорошо. Мм, хотя тогда придется замотать его лицо бинтами, как у мумии. Разве Малфой захочет быть мумией?»
- Если ты не будешь меня отвлекать, - парировала она , - то мы закончим уже очень скоро.
Драко закатил глаза.
- Тебе уже давно пора мне сдаться. И так ясно, что я выиграл. Ха-ха, представляю лицо Уизли, когда я объявлю ему эту новость!
Окончательно поняв, что роль мумии слизеринца не устроит, Гермиона вместо шахматной доски кинула в Драко подушку.
- Ещё чего!
Сдаваться противному слизеринцу не хотелось по двум причинам: во-первых, Гермиона бы себе этого не простила, а во-вторых, они играли на желание, и девушка прекрасно понимала, что он заставит её делать какой-нибудь бред. Кукарекать, например.
Гермиона ясно представила себе как она, лучшая ученица школы Хогвартс, заходит в гостиную, где сидят её друзья, и, краснея от стыда, начинает кукарекать… Малфой в её воображении при этом размахивал руками, как дирижер, и кричал: «Активней, Грейнджер, активней!»
Брр! Кошмар какой! Надо срочно выигрывать, иначе она просто утопится в ванне.
- Эй, ты что? Ты ходишь или нет?
Кажется, пока она размышляла, Малфой сожрал все конфеты и решил над ней поиздеваться.
- Конечно, хожу, Малфой!
- А, ну это хорошо, - Драко самодовольно ухмыльнулся. – А я –то думал, что ты ползаешь. Хотя, судя по «быстроте» твоего мышления…
- Замолчи, Малфой!
Гермиона взяла в руки слона. По её подсчетам, слон был единственным способом спасти её плачевное положение.
В итоге слон положение не спас, потому что его съел Малфой. В смысле, слона съел конь Малфоя, а сам Малфой съел закатившуюся под оделяло конфету.
- Всё, я выиграл! Шах и мат!
Гермиона пустила в Малфоя «Грозовой перевал». Разве она виновата в том, что он так некстати попался под руку?
Получать «Грозовым перевалом» по голове очень больно. Драко понял это на собственном опыте.
- Ай! Ты просто маньячка, Грейнджер!
«Маньячка» ничего не ответила. Она разрывалась между желанием задушить Малфоя и спрятаться под одеяло от Малфоя. Первый вариант был более заманчивым, но тогда придётся закопать Малфоя в саду, чтобы никто не видел его трупа. Хотя в таком случае Паркинсон закопает в саду саму Гермиону, в этом можно было не сомневаться.
Воображение быстренько подкинуло Гермионе безрадостную картинку: в саду стоят два камня, над которыми рыдают Гарри, Рон, Дадли и Пэнси. На камнях почему-то было высечено: «Драко Малфою и Гермионе Грейнджер. Людям, которые так и не познали счастье любви».
Причем тут любовь Гермиона так и не поняла. Видимо, в её воображении они с Малфоем друг друга любили. Хотя, что это за бред вообще?
- Ты идиот, Малфой!
- Что?
- Если мы когда-нибудь, упаси Мерлин, друг друга полюбим, то на наших надгробиях…
Драко многозначительно кашлянул.
- Твоё воображение сошло с ума, да? – он постучал указательным пальцем по голове. – Какая любовь? Какие надгробия?
- Ээ…
Драко хмыкнул.
- Многообещающий ответ. Тебе надо прочистить мозги. Видимо, они у тебя начали плавиться от перенапряжения.
Он встал с кровати и стал собирать шахматный фигуры.
- Я пошел придумывать желания, а ты, - он в упор взглянул на неё, - иди освежись. А то такими темпами ты вообще скоро целоваться ко мне полезешь.
Он вышел из комнаты, буркнув напоследок:
- Надгробия какие-то придумала…
***
Во время ужина полил дождь. В принципе, никто и не расстроился. Никто, кроме Гарри.
Вяло ковыряя вилкой жареную картошку, Гарри произнес:
- Ненавижу дождь.
- Это пашшему, фружищще? – Рон, как всегда, был на высоте.
Гарри уныло взглянул в окно.
- Потому что один раз, когда я был еще совсем маленьким, Дурсли устроили мне головомойку, а потом на всю ночь оставили в саду. Ночью пошел дождь, и я заболел. Ужасно, верно? Дадли потом долго надо мной издевался, правда, Дадли?
Дурсль-младший покраснел. Он собирался что-то сказать, но его внезапно опередил Невилл:
- Как ты мог, Дадли! Издеваться над Гарричкой! Не переживай, Гарри, милый! Дадли перед тобой обязательно извинится!
Повисла гробовая тишина.
Внезапно из рук Пэнси Паркинсон выпала вилка.
- Гарри? Милый? Долгопупс, ты…
- Дадли, немедленно извинись перед Гарричкой! – Невилл замахнулся на побелевшего Дадли вилкой. - Как так можно? Издеваться над больным ребенком! Ни стыда, ни совести!
Гарри, казалось, был близок к обмороку.
- Невилл...
- Ну, будешь ты извинятся или нет, а? – продолжал бушевать Невилл. – Морда бессовестная!
Дадли позеленел. Гарри покраснел.
- Ээ… Невилл, я не понимаю… Что проис…
- Но ты не переживай, Гарричка! – Невилл заботливо погладил Гарри по голове. – Этот кит-переросток за всё ответит!
Драко и Рон поняли, в чем дело. Все остальные – нет.
Гермиона Грейнджер, к примеру, принялась вспоминать содержание книги «Подростки. Чего от них ждать?». Пэнси Паркинсон, пробормотав что-то типа: «Психбольница. Настоящая психбольница», встала из-за стола. Всё дело было в том, что в порыве гнева Невилл слишком активно размахивал вилкой, и слизеринка боялась, что вилка вырвется из рук Невилла и попадет в неё. А у Гарри и вовсе пропал аппетит.
Гриффиндорец так хотел, чтобы это все оказалось просто ночным кошмаром. Но, видимо, этому не суждено было случиться. Когда Гарри попытался бочком выйти из кухни, Невилл схватил его за руку.
- Пойдем наверх, Гарри! Ты только не переживай, он обязательно перед тобой извинится! Ну, что ты стоишь? – Невилл сердито посмотрел на Дадли. – Пойдем с нами, будешь извиняться!
Они покинули кухню, и только после этого Пэнси спросила:
- Кто-нибудь объяснит мне, в чем, черт побери, дело?
Рон загадочно улыбнулся и тоже вышел, а Драко сказал:
- Все намного серьезней, чем ты думаешь, Пэнси. Да, кстати, - он повернулся к Гермионе. – Я придумал желание. Пойдем в сад, я тебе его озвучу.
Гермиона промолчала.
Ни она, ни Пэнси так и не поняли, что происходит, когда сверху до них донесся оглушительный смех.



Глава 14. Сумасшедшая Невеста и Абсолютно Дьявольский План

Глава писалась под песни Houseshaker feat. Amanda Blush - Light The Sky и Becky G feat. Pitbull - Can't Get Enough
_______________
- Так значит, это был всего лишь розыгрыш? – Гарри Поттер, сидя на кровати на пару с Невиллом Долгопупсом и Дадли Дурслем, напоминал сейчас пережаренную на солнце редиску. – Всего лишь глупая шутка?
Мальчишки кивнули, и Гарри залился новым приступом смеха.
- Боже, Невилл, а я-то думал, что ты головой двинулся! – сквозь смех проговорил он, весело смотря на друга.
Невилл, тоже посмеиваясь, взглянул на Дадли.
- Ты ведь не выдашь нашу тайну Рону?
Дадли задумался. Гарри буквально видел, как за толстой корочкой его черепа быстро (примерно со скоростью престарелой улитки) ползают мысли. Примерно через секунду Гарри сообразил, что видеть сквозь предметы может только Трелони и мигом закрыл глаза. Он определенно не хотел становиться Трелони.
- Я не выдам вашу тайну Рону! – произнес наконец Дадли и, оглядев присутствующих, добавил: - И я придумал Абсолютно Дьявольский План.
***
Подушка, пролетев через комнату, удачно приземлилась прямо на голове Драко Малфоя. Малфой охнул и пустил подушку в обратный путь. Она упала примерно на половине пути. Ну, не умеют подушки летать, что уж тут поделаешь…
- Ни за что! – книги, по всей видимости, тоже плохо летали. – Слышишь? Ни за что!
Гермиона Грейнджер гневно оглядела комнату в поисках того, что хорошо летает. Не найдя искомого, она пустила в путь очередную подушку.
- Ты, Малфой, просто идиот! Это ж надо такое придумать! Ненормальный!
Драко Малфой пообещал себе больше никогда не иметь дела с гриффиндорцами. И в особенности с Грейнджер.
Драко не понимал, чего такого плохого он сказал. Ведь все так хорошо начиналось! Он пригласил Грейнджер в комнату, чтобы озвучить желание, выигранное им в шахматном поединке. Вроде бы, она тогда ещё не собиралась пускать в него подушки. Но стоило только Драко сказать, что он решил разбить желание на десять желаний поменьше, в Гермиону будто бы вселилась сумасшедшая Трелони. Она стала пуляться подушками и орать, что он, Драко, идиот. Разве после этого можно назвать Гермиону нормальной? Определенно, нет.
Драко ойкнул, когда на его голову успешно приземлился томик «Гордости и предубеждения». С этим надо было срочно что-то делать, иначе Грейнджер превратит его в труп. Довольно красивый труп, кстати.
Гермиона орала что-то про «безмозглых слизняков», когда Драко, решившись, начал штурм. Штурм представлял собой нечто между успокоением и захватом в заложники. Жуткая картинка, правда?
- Грейнджер! Стоп! – Драко боялся, что в Гермиону вселилась Сумасшедшая Невеста, которой Драко пугался в детстве. Если верить рассказам домовиков, то Сумасшедшая Невеста ходит по домам и ищет себе подходящего жениха, так как в своё время её жених на свадьбу просто не пришел. Драко боялся Невесты и всегда прятался от неё на чердаке.
Грейнджер на невесту явно не походила, но в душу Драко стали закрадываться сомнения. А вдруг Грейнджер пьет зелье омоложения и притворяется школьницей, когда на самом деле является Невестой? Драко содрогнулся. Домовики говорили, что от Невесты можно избавиться только одним способом – засунуть её в темный шкаф.
Драко сомневался, захочет ли Грейнджер сидеть в шкафу, но попробовать надо.
С боевым кличем «Нет Сумасшедшим Невестам!» Драко потащил упирающуюся Гермиону к шкафу. Гермиона в свою очередь думала, что Драко спятил, и колотила его по всем доступным местам. Когда Драко уже почти дотащил Грейнджер до шкафа, то почувствовал весьма ощутимый удар по затылку.
«Точно невеста», - подумал он, распахнул дверцы шкафа и бесцеремонно затолкал туда Гермиону.
В следующую секунду его в комнате уже не было.
***
Пэнси Паркинсон принимала ванну, когда услышала жуткие вопли. Это было странно, и Пэнси решила сходить на разведку.
Когда через несколько минут обнаружилось, что вопли принадлежат Гермионе Грейнджер, Пэнси почувствовала, что ей страшно. Что могло так разозлить всегда спокойную Гермиону?
Пэнси боялась, что в Гермиону вселился дух Безумного Колдуна, о котором маленькой Пэнси всегда рассказывали домовики. Судя по их рассказам, Безумный Колдун однажды не смог правильно сварить зелье спокойствия и потратил всю оставшуюся жизнь на то, что искал зельеваров и требовал от них зелье спокойствия. Домовики говорили, что после смерти Колдуна, его дух вселяется в магов, и тут начинается настоящий ужас. Вычислить Колдуна можно было по громким воплям и ударам.
Когда до Пэнси донесся грохот ударившейся о стену двери, слизеринка поняла, что надо действовать. Домовики говорили, что Колдуна можно изгнать чесноком. Пэнси точно знала, что на кухне есть чеснок, поэтому через несколько секунд уже готовилась спасать Гермиону от духа Колдуна.
- Малфой! Идиот! Ну, сейчас ты у меня получишь! Придумать такое желание! Ненормальный!
Пэнси встала, как вкопанная, когда мимо неё с криками пронеслась Гермиона Грейнджер, не обратив внимание ни на однокурсницу, ни на чеснок.
И тут Пэнси внезапно расхохоталась. Она поняла, что дух Безумного Колдуна в Гермиону не вселялся. Это всего лишь Драко озвучил Грейнджер своё желание.
***
Примерно через час в гостиной дома №8 по улице Магнолий состоялся разбор полетов.
- Это возмутительно! – вещал Гарри, гневно оглядывая Драко с шишками на голове и Гермиону с синяками на руках. – Вы ведете себя как маленькие дети, не поделившие конфету!
- Совершенно с тобой согласен, Гарричка! – подал голос Невилл. – Устроить драку из-за какого-то глупого желания!
Все присутствующие кинули на Невилла странный взгляд. В душу каждого закрались сомнения о психической уравновешенности гриффиндорца.
- Ээ… Долгопупс, что происходит у вас с Поттером?
Невилл возмущенно посмотрел на Пэнси.
- Ничего у нас с Гарричкой не происходит!
- Но ты называешь его…
- Пэнси, дорогая…
- Отвали, Дурсль!
- Пэнси, солнышко…
- Дурсль!
- Тихо все!
Все присутствующие воззрились на Рона Уизли.
- Вместо того, чтобы ругаться, послушали бы меня! Я придумал кое-что интересное.
Драко Малфой сморщил нос.
- Надеюсь, это «кое-что» не включает в себя поиск лопат посреди ночи и кормление сумасшедшего кота.
Разнимали Малфоя и Грейнджер всей дружной командой.
В итоге Малфой получил синяк под глазом, а Гермиона поразила всех потоком нецензурной лексики в адрес слизеринца.
- Ненавижу! – добавила она напоследок.
- Отношения с хорьком будете выяснять потом, - важно проговорил Рон. – А у меня объявление.
- Мы внимательно слушаем твоё объявление, - сказал Невилл. – Правда, Гарричка?
Пока все снова прожигали Невилла недоуменным взглядом, «Гарричка» кивнул и обратился к Рону:
- Так какое объявление?
Рон вздохнул и торжественно произнес:
- Мы идем в поход!





Глава 15. Легенда о Белой Бабе

Глава 15. Легенда о Белой Бабе
- Подъем! Поход ждать не будет!
Спросонья Гермионе Грейнджер показалось, что на её жизнь покушаются демоны. Рон Уизли, конечно же, не походил на демона, но разве поймешь это в полутьме комнаты?
- Я говорю подъем, Гермиона! Сколько можно спать? На дворе такая замечательная погода, а вы спите, как сурки! Эх…
Рон Уизли не демон. Рон Уизли – черт с рогами. Какой подъем? Какая погода? Ночь на дворе, все спят давно!
- Я считаю до трёх, Гермиона, и забираю у тебя одеяло. Раз…
Покушение на одеяло – это серьёзное преступление, за которое можно загреметь на темный чердак с протекающей крышей.
- Два… Сейчас заберу подушку…
Жизнь подушки – святое. Подушка спасает в самые трудные времена, разве можно забирать её у человека?
- Не заставляй меня говорить три!
А она и не заставляет.
- Рон… Тебе приснился страшный сон? Чего ты вскочил? Я спать хочу вообще-то…
- И слышать ничего не желаю! – категорично заявил Рон. – Жду тебя в гостиной через пять минут. Есть важные новости.
Что-то подсказывало Гермионе, что в гостиную лучше не идти…
***
- Хватит спать, кроты! Вас ждут грандиозная информация!
Голову полусонных ребят посетила мысль о том, что грандиозную информацию (состоящую в основном из нецензурной лексики) сейчас получит сам Рон, если сейчас же не отпустит всех спать.
- Что опять взбрело в твою рыжую голову, Уизли? – заспанно спросил Драко, пытаясь свернуться калачиком в старом кресле. В такой позе, кстати, он напомнил Гермионе заспанного кролика. Не то, чтобы Гермионе приходилось часто видеть заспанных кроликов, но всё же…
Рон прокашлялся.
- В мою голову, Малфой, пришла поистине великолепная идея! – Рон сейчас походил на сияющий на солнце самовар. – И возможно, Малфой, тебе следовало бы прекратить попытки показать нам свои скудные гимнастические способности.
Драко чертыхнулся, сполз с кресла и устроился на диване рядом с Гермионой.
- Так вот, насчет моей гениальной идеи…
- Твои гениальные идеи – это наша головная боль. Ты не мог бы подождать хотя бы до утра?
- В том-то всё и дело, Паркинсон, что не мог. Пока вы дрыхли, я собрал все ваши вещи…
- Мои вещи?
- И твои тоже, Малфой. Так вот, я собрал вещи и сейчас объявляю о том, что мы прямо сейчас идем в поход!
Часы, стукнув, показали полночь.
Вероятнее всего, у Рона поехала крыша.
***
- Только мы с конем по полю идём… - заунывно пел Гарри Поттер, идя по лесу.
- Только мы с конём по полю идём… Как же мне всё это надоело, Гарричка… - грустно подхватывал Невилл Долгопупс, закинув руку на плечо Гарричке.
- Ах, ты степь широкая… - выл Дадли Дурсль, - плетясь за сонным Драко Малфоем.
- Закон Фолгара гласит, что магическая энергия не возникает ниоткуда и не исчезает в никуда… - бубнила Гермиона Грейнджер.
На дворе стояла ночь. Семеро подростков шли в поход.
***
- Объявляю привал!
Хорошо, что Рон сказал это, ибо к тому моменту все заунывные магловские песни были спеты, и даже законы о магической энергии исчерпали себя.
- Разбиваем палатки и ложимся спать!
Драко Малфой долго не мог понять, как можно разбить палатку. («Она ведь сделана из ткани, как её можно разбить?» - недоумевал он)
После таких вопросов Рон решил устроить Драко экскурс в мир походов.
Слава Мерлину, Драко никого не убил. Он всего лишь исколол руки колышками и запутался в брезенте. Всего лишь.
Наконец, когда все более-менее успокоились и согрелись, Рон усадил товарищей по приключению вокруг костра и провозгласил:
- Сейчас я расскажу вам сказку на ночь, и мы ляжем спать.
Драко Малфой откровенно зевнул и положил голову на плечо Гермионе Грейнджер («для удобства», - пояснил он).
- Приготовьтесь, сказка будет страшной, - предупредил Рон, невзирая на ворчание Дадли о том, что сказка на ночь должна быть весёлой и радостной.
- Ничего ты не понимаешь в походных сказках, Дадли! – возразил Рон и начал свой рассказ: - Давным-давно в лесу жили мать с дочкой. Жили они хорошо, но однажды случилось несчастье. Дочь ушла в лес за ягодами и не вернулась домой.
- Наверное, потому, что её съели медведи, - буркнул Драко.
-… оказалось, что она упала со скалы…
- Стоп-стоп, Уизли, - Пэнси замахала руками. – У тебя от рассказов мысли не в ту сторону поплыли. Ты же сам сказал, что мать с дочкой жили в лесу. Откуда в лесу скалы, скажи мне?
Было видно, что в голове Рона происходит какая-то бурная мозговая деятельность.
Наконец, он изрёк:
- Лес находился на склоне горы. Так вот. Дочь упала со скал. Это было большое потрясение для матери, и она начала белеть…
- Видимо, вознамерилась изваляться в муке, - язвительно заметил Драко, переместив голову с плеча Грейнджер на колени Паркинсон.
- Помолчи, Малфой! Завтра будешь сам рассказывать. После того, как мать побелела, она начала ходить по склонам гор, выть и скидывать камни в пропасти, чтобы никто туда больше не упал.
- Благотворительностью решила заняться…
- Малфой! – Рон повысил голос. – По ночам она ходит и ищёт блондинов, которые могли бы пополнить её белую армию. И за непослушание она их жестоко наказывает.
- Это ты на что намекаешь, рыжеволосый?
- Я намекаю на то, что всем вам давно уже пора спать! Иначе придёт Белая Баба и всех вас съест. Марш по палаткам!
Рон подбросил брёвна в костер и заполз в свою палатку (он спал вместе с Гарри и Невиллом).
- И чтоб ни звука! – добавил он напоследок.
- А если Белая Баба выть начнет? – язвительно поинтересовалась Пэнси у Рона.
- Авадой в неё, и все дела, - просто ответил Рон.
Пэнси фыркнула.
И кстати, почему Драко показалось, что в лесу действительно кто-то воет?
***
Проснулся Драко от храпа.
Судьба-злодейка распорядилась так, что он спал в одной палатке с Дадли Дурслем. А Дадли – мировой чемпион по храпу, это всем известно.
Не в силах больше выслушивать «приятную музыку», Драко вылез из палатки.
Ночь выдалась холодной. Драко взглянул на часы, оставленные Поттером около костра. Залезть в палатку к Грейнджер и Пэнси, что ли? Они хотя бы не хра…
Бум!
Драко аж подпрыгнул от неожиданности. Кто это там гремит?
Бабах! Ууу!
Драко испугался не на шутку. Уж не Белая ли Баба там буянит?
Бум! Бум! Ууу!
Где-то совсем неподалёку падали камни, и кто-то выл.
- Чёртовы магловские сказки… - буркнул Драко, пытаясь успокоиться. – Уж и поспать спокойно нельзя…
Уууу!
«Она ищет блондинов, - вспыли в голове Драко слова Рона. – Она собирает белую армию…»
Драко пообещал себе убить рыжего товарища по приключению прямо сегодня утром.
***
Драко Малфой дрожал в палатке уже минут десять. Как назло, Дадли прекратил храпеть, и Драко прекрасно слышал звуки с улицы.
Кто-то гремел и выл, заставляя Драко дрожать ещё больше. А вдруг Уизли прав? Вдруг Белая Баба на самом деле существует?
- Блин, Дурсль, храпи уже…
Ещё минуты через две стало ясно, что по заказу Дадли не храпит. Жалко.
***
- Грейнджер! Грейнджер, проснись уже!
Кто-то совершенно бесцеремонно пытался растолкать спящую Гермиону Грейнджер.
- Грейнджер!
- Какого… Малфой? Сгинь!
- Грейнджер, немедленно выйди на улицу! Там Белая Баба!
Вначале Гермионе показалось, что у Малфоя психическое расстройство. Что за чушь он несёт вообще?
- А ещё там злой дяденька, который похитит бедного маленького Драко, да?
- Грейнджер, я серьёзно! Баба воет и кидается камнями!
Гермиона тяжко вздохнула. Скорее всего, Малфой просто страдает бессонницей, и ему нечего делать по ночам. Вот и несёт чушь всякую…
- Грейнджер, ну же, вставай, там правда Баба!
С тяжелым вздохом Гермиона вылезла из спального мешка и вместе с Малфоем вылезла из палатки.
- И где твоя баба?
Бабах! Ууу!
- Там!
Малфой задрожал, как заяц, и прижался к Гермионе.
- Ты ведь обезвредишь её, правда, Грейнджер? Она уже минут тридцать тут воет!
Бум! Ууу!
Если Гермиона и испугалась, то виду не подала, как и следует истинной гриффиндорке.
Она достала палочку и провозгласила:
- Готовься к приключениям, Малфой! Миссия «Поймай Белую Бабу» начинается!
***
- Интересно, который час?
- Пять утра или что-то около того. Скоро светать начнёт.
Малфой и Грейнджер искали Белую Бабу уже довольно долго и, судя по ставшим громче звукам, почти добрались до оврага (или обрыва), куда Баба, видимо, и скидывала камни.
- Малфой, ты не думал, на кого будешь учиться после окончания седьмого… Малфой? Малфой!
Драко не отвечал, смотря куда-то вбок. Гермиона тоже повернула туда голову и…
В небольшом овражке, куда и привела Драко и Гермиону Белая Баба, камнями было выложено: «Я ищу блондинов».
- По-моему, Грейнджер, нам пора сматываться отсюда. И как можно быстрее…
Гермиона ничего не ответила.
В голову обоих ребят пришла мысль о том, что они совершенно одни в незнакомом лесу. С Белой Бабой.
И тут стало по-настоящему страшно.



Глава 16. Легенда о Белой Бабе. Часть 2. Раскрытие тайн

- Белая Баба ведь не ест волшебников, верно, Грейнджер?
Вся уверенность в этом исчезла после очередного грохота и завывания.
Драко и Гермиона торчали около предполагаемого обиталища Белой Бабы уже около получаса, однако никаких покушений на жизнь несчастных волшебников Баба пока не совершала.
Гермиона пожала плечами.
- Согласно закону номер двенадцать магического законодательства, несовершеннолетний волшебник может воспользоваться магией в случае…
- Грейнджер!
С этой страстной почитательницей законов и правил каши не сваришь. И супа тоже.
- Я спрашиваю тебя о причастности Бабы к делам людоедов, а ты компостируешь мне мозги магическим законодательством. Ты неисправима, Грейнджер!
Неподалёку упал очередной камень. Малфой и Грейнджер не знали, что делать.
***
Рон Уизли печально вздохнул и с тоской посмотрел на большую гору камней, лежащих перед ним. Да… Белая Баба из него хреновая.
***
Спустя ещё минут через двадцать забрезжил рассвет. Драко и Гермиона были в отчаянии.
- Мы не можем сидеть тут до бесконечности, Грейнджер! Мы должны что-то делать, иначе я начну выть, как Баба!
Гермиона лишь пожала плечами и понадеялась, что Малфой не будет кидаться в него камнями. Как Баба.
И вообще, если по-честному, вся эта история с Бабой была до безобразия странной. Баба была какая-то ненатуральная. Некачественная, так сказать. Гермионе, кстати, казалось, что иногда в завываниях Бабы слышались нотки голоса Рона. Странно, не так ли?
Ууу!
Ну вот, опять. Ну неправильная эта Баба и всё тут.
Может, поделиться своими догадками с Роном? А то он совсем зачахнет, бедняжка…
- Эй, Малфой! А вдруг Баба – не Баба?
Драко молча покрутил пальцем у виска.
- Конечно, Грейнджер! Баба – это Дед! Белая Баба и Чёрный Дед. И серо-буро-малиновая в крапинку Внучка. У них секта, видишь ли.
Гермиона фыркнула.
- Малфой, вдруг Баба – это Рон?
Настала очередь Драко фыркать.
- А что же не Поттер? А может, это вообще Долгопупс на пару с Дурслем? Дурсль кидается камнями, а Долгопупс воет! Чудесный дуэт, ты не находишь?
Малфой – клинический идиот, и это не обсуждается!
- Нет, ты прислушайся! Неумелый завывания Бабы напоминают голос Рона, правда? И потом, после недавних событий от Рона много чего ожидать можно…
- Действительно, Грейнджер… Он и в Бабу, и в Деда, и в Санту превратиться может, - усмехнулся Малфой и решительным шагом пошёл на разведку. Гермиона последовала за ним.
***
Столкнув очередной камень, Рон Уизли тяжело вздохнул
Сколько можно выть? Сколько можно греметь? По его смутным предположениям, сюда уже должен был кто-нибудь прийти.
Вообще, Рон считал свой план просто великолепным. Ведь не зря же он рассказывал своим друзьям-туристам тщательно выдуманную легенду о Белой Бабе! Рон две ночи убил, придумывая её! И что теперь? Теперь он стоит, замерзший и голодный, воет, как недоделанный оборотень, и кидается камнями. Жуть, одним словом!
Это была бы такая чудесная шутка, если бы кто-то пришёл!
Но никто не пришёл. И Рон обиделся.
Сейчас он скинет пару камней и чуть-чуть повоет, а потом пойдёт в палатку, спать, раз никто из этих тугодумов шуток не понимает.
***
- Тсс, Малфой, я всё ближе слышу голос Бабы, то есть, тьфу, Рона!
Новоявленные детективы шли по следу.
- Объясни мне, дорогая Грейнджер, почему ты всегда всё знаешь? Сначала ты нашла ту несчастную записку под кроватью МакКалистор (как она там поживает, кстати?), теперь вот почти раскрыла тайну Бабы-Уизли… Ты никогда не задумывалась о карьере помощницы Трелони?
За «помощницу Трелони» Малфой получил вполне ощутимый пинок, ойкнул и больше не желал подшучивать за экстрасенсом-самоучкой.
Они шли в молчании. Малфой думал об удивительных детективных способностях Грейнджер, а сама Грейнджер медленно переваривала в голове мысль о том, что Малфой, возможной, всё же не такая уж и задница.
***
- Аааа! Гермиона, не надо, слышишь, не надо!!!
Бах!
- Грейнджер, ты вознамерилась оставить его без существенных частей тела? Какая молодец! Ай! За что?
Бум!
Друзья, мой вам совет. Не связывайтесь с разгневанной Гермионой Грейнджер. У вас есть непривлекательная возможность остаться без весомых частей тела.
Это я про мозги. А вы что подумали?
***
Когда Драко, Гермиона и Рон (который, к слову, шёл под конвоем в виде Гермионы) пришли к палаткам, солнце уже высоко стояло над горизонтом.
Дадли, Пэнси и Гарри с Невиллом уже встали и готовили завтрак. Они очень удивились, когда увидели у Рона синяки.
- Ты что, со скалы свалился? – спросили они у него, но Рон, насупившись, не ответил.
- Не будет выть всю ночь! – назидательно ответила за Рона Гермиона. – Белой Бабой себя возомнил! Пугать нас с Малфоем вздумал! Ишь ты, организатор!
После рассказанной Гермионой и Драко истории к Рону надолго прилепилась кличка «Белая Баба»…
_________
Простите за такую задержку) Клянусь, что такого больше не будет) Приглашаю всех в группы фика ВК:
vk.com/dramioneisourlife и vk.com/worldofsomeonesp


"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"