Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Без слов

Оригинальное название:No Words
Автор: marguerite_26, пер.: Кузя-кот
Бета:нет
Рейтинг:NC-17
Пейринг:Мерлин/Артур
Жанр:PWP
Отказ:Ни мир, ни герои мне не принадлежат.
Аннотация:Артур ни разу не произнёс ни слова: ни до, ни после, ни во время, – и, может быть, поэтому Мерлин всегда возвращается. Однажды Артур сломается. Однажды Мерлин заставит его потерять контроль. И это будет восхитительно.
Комментарии:Предупреждение: присутствуют сцены, могущие оскорбить ваш эстетический вкус, а именно - римминг.

Размещение текста на других ресурсах запрещено.
Каталог:нет
Предупреждения:слэш
Статус:Закончен
Выложен:2012-05-25 15:57:59
  просмотреть/оставить комментарии
Без слов


Смешно, в самом деле, насколько Мерлину нравилось ощущать член Артура у себя во рту.

Артур, разумеется, никогда напрямую не просил его об этом. Но парочка ухмылок Мерлина и поднятые брови Артура, один многозначительно брошенный Мерлином взгляд на его натянувшиеся в паху штаны и один небрежный кивок Артура… В общем, то, что Мерлин не мог прочесть артуровы безумные охотничьи жесты, ещё не означало, что он не способен по взгляду мужчины понять, что у него на уме. Вот так, собственно, несмотря на дюжину камелотских рыцарей в двадцати шагах от них, Мерлин впервые опустился на колени и осторожно прикоснулся губами к выступающему контуру артуровой эрекции. И сорвавшееся дыхание принца стоило тысячи хвалебных слов.

Это было в прошлом месяце. С того времени Мерлин многое узнал. Например, как глубоко в горло он мог принять член Артура, прежде чем заслезятся глаза. Как отстраняться и удерживать головку сжатыми губами, чтобы вылизать оргазм лишь лёгкими щелчками языка по щёлке. Как Артур ни разу не произнёс ни слова: ни до, ни после, ни во время, – и, может быть, поэтому Мерлин всегда возвращается. Однажды Артур сломается. Однажды Мерлин заставит его потерять контроль. И это будет восхитительно.

Лишь раз Артур издал слабый вздох: нечто похожее на «Мерлин» или «верно» пронеслось в воздухе, а пальцы принца сжали его волосы, и бедра задвигались дико, рывками. Мерлин расслабил челюсти и позволил Артуру иметь его в рот, сильно и быстро, игнорируя грязь, сырость и холод под коленями. То был вкус власти, полнейшего наслаждения от возможности принять Артура глубже, доставить на вершину блаженства.

Однажды Мерлин выяснит, как сорвать с губ Артура эти непроизвольные слова.

Сейчас Артур лежит на кровати: согретое ванной тело на крахмально-белых простынях. Рот Мерлина наполнился слюной, стоило ему только увидеть его раскрасневшиеся щёки и потемневшие от желания глаза. Он замер, дожидаясь знакомого кивка.

Они никогда не делали этого в артуровых покоях. Никогда – в роскоши артуровой кровати. Всегда в глухом лесу, привалившись к дереву, или укрывшись в тёмном алькове заброшенного коридора; и всегда Мерлин был на коленях, а Артур – полностью одет, лишь ослаблял шнуровку на штанах.

От прогнувшегося под его весом мягкого матраса дыхание Мерлина участилось. Несмотря на молчаливую просьбу мягко надавивших на его плечи рук, Мерлин не спешил. Он поцелуями проложил дорожку вниз по артуровой груди, позволяя ещё влажным волоскам щекотать свой нос, вдыхая запах мыла и розмаринового масла, которое сам всегда добавлял в воду для купания. Он почувствовал, как мышцы живота Артура напряглись под его губами, и давление на плечи усилилось. Мерлин улыбнулся шире: о да, торопиться он не будет.

Он игриво запутался языком в грубых волосках ниже пупка, спускаясь дюйм за дюймом, пока не скользнул вбок, покусывая тазовую косточку. Бедра под его руками задрожали, и Мерлин почувствовал прилив уверенности.

Он бросил взгляд из-под ресниц и увидел, что Артур приподнялся на локтях и смотрит на него, теребя зубами нижнюю губу. Мерлин ухмыльнулся и зарылся лицом туда, где бедро переходило в пах, тычась носом и языком в тёмно-белёсые волосы и находя нежную кожу под ними. Это было так ново, до боли интимно и – ах – так медленно. Мерлину не нужно было спешить, замок был тихий и спящий в это время ночи, а двери заперты.

Собственная эрекция уже давно давила на штаны. Но она подождёт, как и всегда, до тех пор пока Артур не кончит и Мерлин не найдёт укромное местечко, чтобы обхватить себя рукой, всё ещё ощущая пощипывание спермы принца на языке.

Артур двинул бёдрами, и его член нетерпеливо шлёпнул Мерлина по щеке. Тот послал ему весёлую улыбку и засмеялся в ответ на хмурый взгляд. Если Артур хочет большего, решил Мерлин, сегодня ночью ему придётся об этом просить. Мурлыкая себе под нос, он сменил позу, устраиваясь поудобнее, и оказался на коленях между раздвинутых ног принца. Бёдра Артура задели его плечи, стоило ему наклониться. Игнорируя член принца, он склонился ещё ниже и взял в рот сначала одно мягкое, покрытое пушистыми волосками яичко, затем другое.

Дыхание Артура сорвалось: от неожиданности или удовольствия, Мерлин был не уверен, поэтому повторил. Он нежно всосал одно в рот и обернул языком. Краем глаза он видел, как рука Артура сжала простыню: потная, с побелевшими костяшками. Дыхание его было неровным: пыхтящие вдохи и выдохи, которые почти можно было принять за стоны.

Ещё немного, подумал Мерлин и скользнул языком ниже. Язык коснулся крошечного утолщения прямо за мошонкой, и бёдра Артура пружиной взвились с кровати. Звук – слияние согласных, которое ещё не было словом, – наполнил комнату.

Мерлин бросил взгляд наверх: Артур запрокинул голову на подушку, прикрыв одной рукой глаза. Мерлин накрыл ладонью собственный член в попытке уменьшить давление и пожалел, что не может ослабить шнуровку.

Он снова тронул шишечку и принялся лизать и тереть её языком, стараясь вызвать очередную реакцию, а затем его язык скользнул ниже. Мгновение спустя, почувствовав сжатое шероховатое колечко мышц, Мерлин осознал, как далеко он зашёл.

Он мог отпрянуть, смущённый. Мог выдавить какое-нибудь нелепое извинение и, вероятнее всего, загубить эту ночь, но в ту же секунду он услышал: «Ох», – полувздох, полустон Артура, и Мерлин замер.

Отверстие сократилось под его языком, и, о Боже, он лизал Артура там. Сознание тут же подкинуло мысль, насколько это неправильно, и отдалённо напомнило о собственном ноющем члене, когда Артур сдвинулся под ним, к нему.

Мерлин осторожно тронул языком дырочку, обводя мускул по кругу и наслаждаясь ответной дрожью. Затем Артур хныкнул, протяжно, и этого было достаточно, более чем достаточно для Мерлина, чтобы убедиться, что он нашёл маленький уголок рая на земле и сделает что угодно, чтобы вновь услышать этот звук. Даже такое. Он просунул руки Артуру под ягодицы и приподнял его, притянул ближе, намереваясь выяснить, что к чему.

– Ах, – задохнулся Артур, когда Мерлин принялся ласкать отверстие плоским языком. Ободрённый, он подтолкнул бёдра принца вверх, и Артур позволил ему напирать, пока – Господи – сам не подхватил себя под коленями, полностью раскрывшись. Мерлину пришлось сжать собственный член, чтобы не кончить в штаны. Он не посмел медлить. Ни когда Артур так уязвим и способен в любую секунду прийти в себя. Мерлин поцеловал блестящую от слюны, влажную дырочку и стал внимательно прислушиваться к каждому рваному вдоху, чтобы понять, как Артуру приятнее.

Ему не потребовалось много времени, чтобы выяснить. В первый раз, когда Мерлин попытался нажать языком посильнее, в самом деле проталкивая, словно желал оказаться внутри, выдержка Артура дала трещину.

– Мерлин. – Он качнулся Мерлину в лицо, мышцы затрепетали и сомкнулись вокруг его языка. Мерлин толкнулся глубже, и там было жарко и узко. Язык и челюсть уже болели, но он не осмеливался отстраниться. Не с вереницей артуровых «ах-ах-ах», наполняющих воздух в ритме движений его языка.

– Коснись меня, – голос Артура был низким и хриплым. – Пожалуйста.

Мерлин застонал и скользнул рукой вверх, сжав его член в кулаке; язык был всё ещё погружён так глубоко, как возможно. Угол был неудобным – ласкать член у себя над головой. Принцу хватило лишь пары движений, и его ноги задрожали.

С криком «Да» и, что ещё лучше, «Мерлин» Артур кончил. Кольцо из мышц плотно сжалось вокруг языка Мерлина, сокращаясь, и он почувствовал семя Артура у себя на руке, а затем стекающим по волосам, и тёплые влажные капли на лбу.

И этого ему хватило. Он отстранился и задрожал от собственной разрядки, кончая в штаны даже не прикоснувшись к себе.

Артур вытянул ноги по обе стороны от него.

– Ты только что…

Мерлин поднял на него глаза, полыхая от стыда.

Артур сел и издал лающий смешок.

– О, Боже. Видел бы ты себя.

Мерлин не хотел видеть себя, он даже представлять не желал, как сейчас выглядит: со спермой в волосах и на лбу, нос и щёки блестят от слюны и пота.

Артур притянул его к себе.

– Видел бы ты себя, – повторил он едва шепча. А затем прижался губами к опухшему рту Мерлина и крепко поцеловал его.

Мерлин отчасти желал, чтобы их первый поцелуй случился не с больным языком и ноющей челюстью, но когда Артур застонал ему в рот, он решил, что это неважно.

– Ты такой… – Артур провёл по лбу Мерлина большим пальцем и поднёс к его рту. Когда губы Мерлина сомкнулись вокруг него и он принялся сосать, Артур закрыл глаза и вздохнул. – У меня нет слов, Мерлин. – И поцеловал его снова, медленно и сладко.


-fin-



"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"