Драбблы по x-men

Автор: Wiage
Бета:нет
Рейтинг:PG
Пейринг:
Жанр:Angst, Drama, General
Отказ:Не моё, увы.
Фандом:Люди Х
Аннотация:Драбблы, однострочники (не юмор).
Комментарии:
Каталог:нет
Предупреждения:нет
Статус:Не закончен
Выложен:2012-04-02 14:34:17 (последнее обновление: 2012.04.25 13:29:46)
  просмотреть/оставить комментарии


Глава 1. Чарльз / Хэнк, «Тебе никогда не казалось забавным, что за мир нужно и приходится сражаться?»

Каждый раз, глядя в эти серые глаза, Хэнк напоминает себе, что перед ним – Чарльз.
- Рейс в восемь? – именно Чарльз спрашивает его и поднимается со стула, отворачивая рукав рубашки.
- Да. – Хэнк аккуратно закупоривает пробирку. - Частный рейс из Глазго на два часа позже запланированного времени, но надеюсь не опоздать. Политика авиакомпаний – они идут навстречу людям, а людям не нравится лететь вместе с мутантом в одном салоне.
- Люди когда-нибудь изменятся, - говорит Чарльз.
- Я знаю, что так будет. Иначе бы я не выступал завтра на сессии Генеральной ассамблеи.
Они слишком много говорят вслух. Наверное, из-за этого Хэнк до сих пор не может до конца поверить, что перед ним не самозванец, а настоящий Чарльз Ксавьер. Что ж, в его силах как-нибудь решить проблему. Он вернёт способности к телепатии этому человеку.
- Я волнуюсь перед речью, как перед боем. Так же сильно, будто на кон поставлена моя жизнь. Никаких сомнений, завтра предстоит сражение, только роль оружия будут играть слова. Тебе никогда не кажется забавным, что за мир нужно и приходится сражаться? – спрашивает Хэнк.
На самом деле, он уже задавал этот вопрос. Хэнк думает, что Чарльз – Чарльз ли? – наверное, уже не помнит, но тот неожиданно отвечает, так же, как и много лет назад:
- Генри, иначе никто не будет ценить мир, - и улыбается так знакомо.




Глава 2. Чарльз /(|) Хэнк. Начать учить танцевать до ранения на пляже и продолжать после

Шон преувеличенно любезно держит её за руку, а Рейвен, смеясь, поворачивается в шутливом танце. Наверное, неуместно. Мелодия слишком красива и грустна, и Хэнк думает, что обязательно станцует с Рейвен настоящий вальс. Однажды.

— Положи мне руку на талию, вот так. Подними локоть повыше. Левую дай мне сюда, и ближе, подойди ближе.
Хэнку стыдно? Ещё как. Никогда он не чувствовал себя так глупо.
— Делай шаг мягко, плавно, от бедра, сначала на каблук... Только, пожалуйста, не думай о своих ногах. Заметь, сейчас я не читаю твои мысли.
Вздыхает, сжимает пальцы Чарльза сильнее, чем надо. И всё же думает об уродливых ногах, спотыкаясь на ровном месте.

Шаг, поворот. Хэнк нежно сжимает руку воображаемой партнёрши. Шаг, поворот. Чарльз с восхищением наблюдает – движения, как ни странно, изящны и красивы.
Но, стоит признать, наверное, Хэнк так никогда и не станцует с Рейвен настоящий вальс.


Глава 3. Хэнк/Рейвен. Рейвен тайком пробирается зачем-то в особняк, Хэнк высказывает ей всё, что о ней думает

Реакция не подводит. До того, как щёлкает выключатель, Рейвен успевает изменить форму. И всё равно Хэнк вскакивает с дивана, в два шага преодолевает расстояние между ними и, сжимая её горло, придавливает к стене.
- Приятель, - сдавленно хрипит Рейвен, вцепляясь пальцами в крепко удерживающую её руку. – Ты чего?
Шон же должен быть с ними. Он вполне мог оказаться ночью здесь, в гостиной. Спуститься на кухню. Ничего удивительного в этом нет.
Хэнк приближает своё лицо к её почти вплотную, судорожно втягивает воздух. И, разжимая пальцы на её горле, отступает назад.
- Я спал, когда услышал шум. Я тебя не сразу узнал, Шон.
«Проблемы со зрением, Зверь?» - кашляя, со злостью думает Рейвен и замирает, когда он продолжает:
- А потом я подумал, что ты вовсе не Шон. Ты же знаешь, Магнито нужна Церебро и не нужен лишний шум. Он бы послал сюда Рейвен, она знает этот дом, выросла в нём. Она быстро смогла бы определить, в каких комнатах находится то, что ей нужно. Но нет, подумал я. Я неправ.
Рейвен присаживается на подлокотник кресла.
- Почему? – спрашивает она, не сдерживая любопытство. Как он с его умом, угадав, мог ошибиться?
- Это дом Чарльза, - отвечает Хэнк, пристально глядя ей в глаза. – Её названного брата, которого однажды она бросила раненым, и ни разу, ты же знаешь, ни разу не пришла к нему. Тогда, когда он больше всего в ней нуждался, но для неё он на том пляже будто бы умер, перестал существовать. Кем она должна быть, чтобы явиться сюда сейчас? Всего лишь для того, чтобы выполнить приказ Магнито? Я знаю, как я мог забыть, мутантом. Но для того, чтобы сочувствовать, сопереживать, любить, этого мало. Нужно быть человеком. А им она никогда не была и уже не станет.
Хоть пальцы Хэнка не держат её за горло, Рейвен не хватает воздуха.
- Я пойду спать, - тихо говорит она, вставая на ноги. Из спален на втором этаже она как-нибудь выберется из этого дома.
- Через парадный вход, - резко выдыхает Хэнк. – Можешь через парадный вход, Рейвен. Выметайся отсюда.


Глава 4. Эрик/Чарльз. Пост-муви. Встретиться в магазине мягких игрушек с одинаковыми медведями в руках

- Привет. Рад тебя видеть, Эрик. Как ты?
- Хм… не думал встретить тебя здесь, Чарльз.
Эрик, смутившись, попытался спрятать медведя за спину, но сделал ещё хуже: игрушка выпала из рук и мягко плюхнулась на пол.
- Забавное совпадение, - сказал Чарльз. – Я такого же купил.
- Вижу, - пробормотал Эрик. Чарльз держал медведя на коленях: белого с бледно-голубой ленточкой на шее.
- Для кого? – поинтересовался Чарльз и прикусил губу.
«Не твоё дело», - раздражённо подумал Эрик. Он сначала хотел ответить «Для Рейвен», но сказал:
- Для Эммы.
- Для Эммы, - растерянно повторил Чарльз. – Почему для неё? - Он тут же взмахнул руками и легко хлопнул себя ладонью по лбу. – Извини, Эрик. Глупый вопрос. А я купил его для Мойры.
- Чудесно, - процедил сквозь зубы Эрик. - Вы вместе?
– Да. - Чарльз отвёл глаза.
- Не ожидал, но это не моё дело. Мне пора, - Эрик протянул ему руку. - До свидания, Чарльз.
- Пока, Эрик. Рад был тебя повидать, - Чарльз неловко улыбнулся и наконец-то отпустил руку, которую, прощаясь, слишком долго сжимал.
Выйдя из магазина, Эрик достал из кармана и выкинул в урну записку. «Для Чарльза».
- Вы не будете покупать? – спросил продавец.
- Нет, - вздохнул Чарльз, отдавая медведя. – Теперь некому дарить.


Глава 5. Средние века. Чарльз по обвинению в колдовстве и чтении мыслей попадает в инквизицию

- Как ты это делаешь? – Палач протягивает руку.
Чарльз больше не отстраняется, у него не осталось на это сил, но всё равно задерживает дыхание, когда чужие пальцы замирают около раны.
- Тебе нужны заклинания? Где ты их брал? В каких дьявольских книгах?
«Или так получается? Само собой? Даже помимо воли?» - впервые чужие мысли не окрашены насилием, не оставляют после себя кисловатый привкус металла. В них сквозит простое любопытство, и странно – что-то похожее на сочувствие и жалость, на обычные чувства, - в эту минуту палач Чарльзу кажется даже нормальным.
«Меня зовут Эрик».
Имеющим имя человеком.
«И я тоже умею…»
Железные кольца сильнее сжимают запястья, и Чарльз стискивает от боли зубы, - но тут же отпускают.
«…делать такие вещи, за которые сожгут на костре. Но этого не будет. Потому что здесь я доказываю и решаю, кто виновен, а кто нет. Идеальное место, чтобы спрятать свою силу. Почему бы и тебе так не сделать? Мы похожи, не такие, как все, братья. Мы сработались бы вместе, обманывая этих жалких людишек, возвышаясь над этим жалким стадом».
Его мысли вновь оставляют после себя кисловатый привкус металла.
- Согласен? – спрашивает палач, настойчиво и громко. Тот, кого Чарльз принял за человека, способного испытывать обычные чувства и имеющего имя.
- Нет, Эрик, - шепчет разбитыми губами.
«Ви-на…»
Чуть позже, медленно обмакивая перо в чернила, палач безразлично поднимает на Чарльза глаза:
- Я ведь не называл своё имя вслух.
«…до-ка-за-на».

"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"