Астроразборы по Weiss Kreuz. Персонажи

Автор: Aerdin
Бета:Ollnik, Верба
Рейтинг:G
Пейринг:Брэд Кроуфорд, Шульдих, Фудзимия Ая (Ран), Хидака Кэн
Жанр:General, Interview
Отказ:мальчики принадлежат Коясу Такехито
Фандом:Белый крест
Аннотация:астрологический разбор персонажей канона
Комментарии:первые части были написаны на Фандомную битву-2011 - http://pay.diary.ru/~fandom-kombat/
Каталог:нет
Предупреждения:нет
Статус:Не закончен
Выложен:2012-03-24 19:12:38
  просмотреть/оставить комментарии


Глава 0. Необходимая вводная

Прежде чем мы начнем, постараюсь кратко ответить на вопрос — почему вообще для анализа персонажей выбран такой инструмент как кармическая астрология?

Потому что именно она предоставляет инструменты для выделения и анализа таких черт и взаимодействий персонажей, которым довольно сложно подобрать какую-либо общепринятую формулировку или вообще отнести в какую-то из классификаций. Кроме того, для канона Weiss Kreuz свойственна довольно жесткая система ценностей, сама по себе достаточно нетривиальная. И — какая неожиданность — средства для её описания у КА есть тоже.

Здесь обязательно должен быть какой-нибудь подвох, уже подозревает внимательный или знакомый с выкрутасами создателя нашего канона читатель. Разумеется, есть. Даже не один.

Предупреждение крупным шрифтом: кармическая астрология — это, прежде всего, этическая система. Да, она диктует что хорошо, что плохо, чем сердце успокоится и как вам жить. Вам это точно надо? Нет? Тогда бегите сейчас.

Weiss Kreuz, как и любой канон, мощно затрагивающий «вечные вопросы», постоянно работает с теми идеями, которые являются краеугольными и в кармической астрологии. КА своей задачей ставит показать пути развития личности и её миссию не только перед собой и обществом, но и перед неким высшим Абсолютом.

Грубо говоря, все мы сюда родились «зачем-то». Вот на вопрос «зачем» КА и Коясу пытаются ответить постоянно. Изредка отвлекаясь на то, что бывает с несознательными и непросветленными личностями, которые творчески гробят свои жизненные задачи.

Для тех, кто рискнул продолжить. Слово "карма" в заголовке задает нам систему координат — люди живут не одну жизнь. Следствия из этого положения: а) если вы чего хорошего или плохого нагородили в предыдущей жизни, вполне вероятно, в этой оно аукнется. Нет, если Вам уже двадцать и чего-то вдруг прилетело по голове, скорее всего, это результат текущих косяков. С 99% вероятности. Но в любом случае — с этим надо будет работать. В этом месте мы плавно переходим к пункту б). Как уже было сказано — на эту жизнь у каждого есть задача. Родить сына, построить дом и/или посадить дерево — вполне себе варианты. Хотя, конечно, задачка-то формулируется по-другому, через глобальный этический апгрейд. Нафига это надо Мирозданию... Пути Господни неисповедимы, а Всевышний хоть и изощрен, но не злонамерен. ©

Собственно астрология. Есть планеты — правомочность названия какого-либо небесного тела планетой либо астероидом тут не рассматривается, — которые представляют собой какой-либо принцип. Первые три — Меркурий, Венера, Марс (Земля в астрологии есть центр системы и играет роль Я) — бытовые. Это повседневные проявления нас любимых: то, что мы думаем и говорим (Меркурий), видим и показываем (Венера), делаем посредством нашего тела (Марс). Следующий уровень — Юпитер и Сатурн. Юпитер — наше социальное положение и отношение к нам социума. Впрочем, в кармической астрологии наше отношение и отношение к нам — это одно и то же. Сатурн — понятие внутренней дисциплины и внутренней честности. Способность или прокачанный навык — это называется «проработка» делать не то, что хочется, а то, что должно, стойкость, внутренний стержень и понимание, что там внутри тебя есть на самом деле.

Дальше — высшие планеты. Почему высшие, прежде всего. По двум причинам. Во-первых, каждая из высших планет является глобальным вариантом планеты бытовой. То есть, Нептун — это высшая Венера (сравните красоту и эстетику обычную и сакральную), Уран — высший Меркурий (разница между умом и гениальностью), а Плутон — высший Марс (не просто что-то сделать, а изменить до неузнаваемости, трансформировать). Во-вторых, сами по себе и стабильно высшие планеты проявляются довольно редко. Что понятно — Дорогое Мироздание вообще не слишком любит разговаривать напрямую, в основном потому, что сознания человеческие не слишком приспособлены к контакту с Абсолютом. На практике это означает, что человек с постоянно или достаточно часто включенной высшей планетой малоприемлем социально и рискует с треском тем или иным образом избавить себя с социумом от присутствия друг друга. Включенный Нептун даст качественный бред и галлюцинации, Уран — безумного ученого, мало способного реализовать все те идеи, что выливаются сверху в его голову, а Плутон — серийного маньяка-убийцу, избавляющего мир от людей в соответствии со своими довольно странными мотивами.

И, конечно же, светила. Солнце и Луна. Две основных составляющих человеческой личности, желания и эмоции. Солнце отвечает за понимание своих желаний и готовность добиваться их осуществления, за способность «искрить», за харизму, не проходящую в дверь, и просто удачу, улыбающуюся тому, кто дерзает пробовать. Луна — это богатый Внутренний Мир™, «половодье чувств», эмпатия, понимание и умение быть рядом так, чтобы собеседник понял всё без участия бренных слов.

Есть знаки зодиака. Представьте себе, что Планета — источник света, а Знак — это светофильтр. В каждом знаке каждая Планета меняет свой "цвет". Цвет может быть яркий, красивый, раздражающий, тусклый и почти не наблюдаться. Самый наглядный пример — Раки. У них очень красивая Луна (помните, да? чувства и чувствительность), но увидеть ее могут ооочень немногие, ибо толстая скорлупа надежно защищает мягкое тельце. Не спрашивайте, что было сначала — название созвездия или принцип Знака. Это примерно как спорить о том, было ли яйцо прежде курицы или наоборот. Оно успеет стухнуть, и вы останетесь без омлета. Да, возвращаясь к Раку — оно для всех планет так работает, угу.

И, наконец, есть Дома. Горизонт делят (отсюда вырезана ооочень сложная формула) на 12 частей — лунных домов. К каждому дому условно отнесена некая сфера жизнедеятельности. Например, пятый дом — творчество, воспитание детей, а так же все те маски, что мы носим в обществе. Десятый дом — карьера, но вообще, скорее умение самостоятельно принимать решения и воплощать их в жизнь, должность вовсе не обязательна.

То, как дом наложится на знак, будет проявляться в соответствующей сфере жизни. Какие планеты в какой дом попадут — отразится и на доме, и на планете. Например, Марс в четвертом доме — доме клана, отношений с родителями и дома как такового по принципу «home, sweet home» — будет чувствовать себя странно, ибо защищать дом он может хорошо, но если на него никто не нападает, то что? Неудобно ему там.

Ежели вы всё же осилили это длинное, полное новых незнакомых терминов предисловие, то вам стало интересно. Мы рады. Можно начинать.


Глава 1. Брэд Кроуфорд

Брэд Кроуфорд. Скромный Лев с большим будущим

Навскидку — типичный Солярий с выраженным Ураном. То есть, ну такой не совсем привычный Лев, примерно.

Типичный Солярий — это человек, который неотделим от своих желаний. Степень того, насколько собака виляет хвостом, а не хвост собакой, то есть, насколько человек раб своих желаний, определяется уровнем проработки планеты. То есть, может быть мощное Солнце, но "низкое" — человек живет, не приходя в сознание, не осознавая того, что им движет, и не умея это толком сформулировать. Бывает слабое, но проработанное — когда ты понимаешь, что именно хочешь. Но сила желания недостаточна, чтобы заняться его осуществлением. Соответственно, варианты «и то, и другое» и «ни того, ни другого» тоже вполне возможны.

Солярий харизматичен, способен воодушевить окружающих и найти среди них тех, кто пойдет за ним ради его — их общих — целей. Это гордость, мутирующая в гордыню и обратно. "Пророку — гордыня", совершенно верно. Он может быть великодушен, потому что это добавляет ему очков в собственных глазах, может не быть — тут в зависимости от впитанных этических установок. Причем Солярий не оценивает их критически: если что-то усвоено как "крутое" — термин очень подростковый, но верный, — то он будет это хорошо уметь. Или никому не даст узнать, что не умеет.

Требования к соратникам тоже высокие — Солярий желает быть первым среди равных, а не волком среди шавок. Но не простит того, кто "круче" или поднимает голос против линии партии. Отторгнет немедленно — большой привет Наги по обоим пунктам. Из тотального эгоцентризма, собственно, вылезают главные слабые места типа: он не умеет признавать свои ошибки — даже перед собой, а значит, склонен к самообману, и не умеет прощать предательства. У Оракула все это, конечно, весьма выражено — но при этом у него есть другие качества, которые несколько смягчают эти слабые места.

В свете этого война Кроуфорда со Старейшинами видится мне очень личной: крайне вероятно, что где-то до Капители его с размаха ткнули носом в то, что им манипулируют. И добавили ощутимо при личной встрече перед Ритуалом. Ещё он немножко мир спасает, но вот в этом не признается вообще никому. Или просто используют — а не считают, например, любимым наследником и продолжателем. Коясу, как знатный укурок, творящий свой канон вообще не мозгом, а какими-то другими средствами, на уменьшение этой склонности к самообману немедленно реагирует, несмотря на то, что в принципе не слишком любит Шварц, — к концу Глюэна Кроуфорд буквально без очков. Монокль — вещь скорее статусная или декоративная. Кроуфорд видит теперь мир более-менее таким, каким он является.


Эмоциональная сфера — если Солнце было "я хочу", то Луна отвечает за "я чувствую". С этим... никак, точнее говоря, болезненно как-то. Ну, то есть, ищущим "богатый внутренний мир" — вам всем не сюда. Здесь большей частью только он, любимый, и... и смутное ощущение собственной тотальной ущербности в этой области. Которое до поры до времени заталкивается вглубь, не допускаясь к осознанию. Кроуфорд лажает в эмоциональной сфере эпически — даже тогда, когда на кону стоит его Цель. В сцене с Наги, где Наоэ явно ищет именно Лунного и немножко Юпитерианского, командного, эмоционального контакта, Кроуфорд пытается завести привычную шарманку "у нас общая цель". И с треском проваливается. Именно поэтому, получив этим фейлом в лоб, он сначала пытается компенсироваться в своих традиционно сильных областях, но это неожиданно не помогает. Потом история со счастливой влюбленностью Фарфарелло, наконец, впервые внятно намекает, где именно у него дырка, а взаимодействие Вайсс и помощь Наги в Глюэне довершают работу по пробивке — и он начинает думать в эту сторону. Базы у него немного, но он пытается: присматривается к сильным Лунариям и Лунным ситуациям вокруг, пытается понять. Но даже к концу Глюэна эта сфера выглядит... печально. Да, прикол про внутренний мир "серо, скучно, но мне нравится" — он про это. И, что традиционно в этом каноне, оно гораздо меньше прикол, чем привычно видеть.


Марс отвечает за физическую активность самого разного рода — "я могу". Тут всё, что связано с телом: от секса до боевых искусств или танцев. А еще — за готовность к силовому воздействию. С этим всё более чем хорошо, проблем лично я не вижу, так что останавливаться нет смысла. А, нет — единственная ремарка: как всякий Солярий, в своей сильной области Кроуфорд без стеснения и с удовольствием красуется. И очень обижается, когда его не ценят по достоинству всякие нехорошие личности. Меркурий — интеллект. При этом умение не только думать, но и говорить. Тоже всё неплохо. Говорит он много, иногда даже слишком, думает вроде тоже ничего.


Венера — категория прекрасного. Романтическая любовь не как эмоция, а как эстетический конструкт, и вообще всякая эстетика — всё сюда. Шмотки, например — если говорить о стиле, а не о статусе. С Сильвией планета отчетливо не включилась, как, впрочем, не включилась и Луна — секс с Сильвией скорее этакий скилл, нарабатываемый навык. Судя по ремарке насчет "японской розы", склонен к сложным эстетическим системам, причем в отсутствие своей — та область, которая может являться сферой интересов. То, где он, возможно, с удовольствием учится и интересуется. С учетом длительного пребывания в Японии для него увлечься чем-нибудь специфически красивым как нефиг делать.


Юпитер курирует различные социальные контакты, и вот с ним неиллюзорно хреново. Что понятно и что даже не вина Кроуфорда на самом деле — он-то как раз старается тут, как может, но получается плохо. Тотальную свою асоциальность он еще пытается маскировать в Капители Солнечной харизмой, Меркурианским контактом-разговором и более-менее официальной должностью. К Глюэну выламывается изо всех социальных связей полностью и, по всей видимости, повисает в пустоте. Но к Глюэну ему уже всё равно. Вообще, выраженный Юпитерианец — это такая весомая общественная фигура. Которого слушают не по причине крутости, а потому, что он более-менее представляет себе, как должно выглядеть пресловутое светлое будущее для всех уровней человеческих организаций: от микросоциума-команды до человечества — представляет не прям всё сразу, а в зависимости от его интересов. Юпитерианцу вы верите, потому что он заботится и о ваших интересах тоже — но не потому, что вы ему свой, как Солярию, а потому, что вы тоже человек, например. Или тоже женщина.

Юпитерианская слабость Кроуфорда видна в Капители — он пытается компенсировать внутреннюю дыру в этом месте внешними атрибутами. Костюмом, например, который вообще не снимает. Но как раз по причине того, что они исключительно внешние, Кроуфорд в своих костюмах напоминает несгораемый сейф. Ну, или любезный сердцу фандома холодильник. Это одна-единственная, с трудом натянутая социальная маска, и к концу Капители она трещит по швам и осыпается. Самый большой свой юпитерианский экзамен Кроуфорд проваливает: он теряет в конечном счете Наги, и от Шварц их к Глюэну остается двое. И никогда больше к этой сфере деятельности, весьма вероятно, не вернется.


Сатурн — "я должен", но не только. Про него есть прекрасная, замечательная цитата: "Сатурн отвечает за аскезу, самоограничения, умение пахать, как лошадь, привычку к мизерным ресурсам, устойчивость структуры (консерватизм), чувство долга, ещё раз чувство долга, снова чувство долга, ответственность, скупость позитивных эмоций, мизантропию, "чёрные очки". Перекос качеств зависит от качества же проработки планеты". © Friyana

То есть, если что-то нужно взять под контроль — например, себя, срочно познать житейскую и еще парочку стариковских мудростей, то это сюда. И если я не совсем запутала Вас всей этой лабуденью, то понятно, что всё это практически не относится к Кроуфорду. Ну, или относится в той малой степени, которая нужна ему для достижения Цели. Потому что там, где он про свою цель помнит, всё более-менее ок — он гнется перед Старейшинами, долго и упорно ждет своего шанса. Там, где не помнит или не считает нужным себя полностью контролировать, немедленно вылезает всё, что до этого старательно утрамбовывалось: и солнечное желание покрасоваться, и лунная угробищность, и юпитерианская слабость... При этом с течением канона уровень Сатурна растет — иначе к Глюэну Кроуфорд одной сединой бы не отделался. С включившимися высшими планетами без Сатурна спорить можно, но плохо и недолго. Потому что к Глюэну у Кроуфорда мощно включается Уран, который я кратко упомянула в самом начале и который the last but not the least.


Высших планет три: Уран, Нептун и Плутон. Каждая из них отвечает за ту сферу жизни, которая в повседневном существовании практически не проявляется. У Кроуфорда ощутимо включен только Уран, и на том спасибо.

Контролировать включившуюся высшую планету нельзя. Еще раз — нельзя. Можно с грехом пополам понять про себя, в каких ситуациях она включается, сглаживать и хватать за хвост самые различные её проявления.

Кроме того, есть разница между полноценно и постоянно включенной планетой, которая необратимо меняет взгляд на мир, и планетой, включающейся «снаружи», когда внешняя ситуация такова, что в ней по умолчанию задействованы какие-то конкретные расклады. Для канона БК, плотно работающего со смертью, внезапными тяжелыми трансформациями персонажей и прочей околоинфернальностью в самых разных проявлениях, это прежде всего Плутон. Профдеформация, если хотите — без периодически включающегося Плутона в заявленной «профессии» что Шварц как боевой группе, что Вайсс как палачам Тьмы вообще никуда. Даже дискретно включенный Плутон дает многочисленные, болезненные и внезапные «перемены участи»: мотание вверх-вниз по социальной лестнице, потерю и обретение родственников, смертельные ранения, резкие трансформации личности и медицинские проблемы высокого уровня вроде коматозных состояний — и необходимость адекватно, быстро и оперативно реагировать на эти вызовы. Это при том, что на основные свои задачи, не плутонианские, тоже забивать нельзя — прилетит за попустительство очень быстро, больно и эффективно. И пока ты варишься в Плутонианских ситуациях и энергиях, всё перечисленное — всего лишь привычный постоянный фон. Так, мелочь, пионерское состояние «всегдаготовности». Даже из дискретного, периодического включения Плутона выбраться очень сложно. Буквально заплатив за это частью души — что, собственно, и происходит с Кудо Ёдзи в конце Глюэна. Те же, кто стабильно живет в нем всю сознательную жизнь и делают это осознанно, могут только умереть — и то, если назначившие их на не слишком приятную должность «кармического палача» некие высшие силы согласятся на «отставку».

Эта дискретная линия есть у каждого из основной восьмерки, вне зависимости от того, включен ли личный Плутон и насколько. У Кроуфорда тоже — так, «фоном». Человек непривычный от этого накроется, правда. Но кто ж их всех спросит, у нас суровый канон.

В ситуациях повседневных Уран отвечает за неординарность мышления. Вот не просто хороший интеллект, а способность вывернуть взгляд на мир так, что мир потом сам себя не узнает. И ты себя сам не узнаешь тоже, когда очнешься. В ситуациях нестандартных и нецивильных — за прямой контакт с Высшим Разумом. Озарения, пророчества, знание, которое больше тебя. И которое ты физически не можешь вместить. Не пытайся. Есть то, что больше тебя. Это то самое море знания, как говорил не помню кто, у прибоя которого ты можешь собирать камешки. И всё.

От берега этого моря смотреть на человеческий социум как прежде невозможно. Масштаб другой. И это верно для любой включившейся высшей планеты. Перевожу — как только ты увидел это всё иначе, ты не изменишься обратно. И, что важнее нам, ты не сможешь это скрыть. Поэтому ещё державшаяся с грехом пополам на Кроуфорде в Капители социально приемлемая юпитерианская маска к Глюэну накрылась любимым слэшерским местом. Больше того — повысился уровень Сатурна — к Глюэну Кроуфорд с этим смиряется.

Ты. Вообще. Никогда. Не будешь. Социально приемлем.

О респектабельности и положении в обществе даже не заикаемся.

Это большой удар по Солнцу, желающему в том числе общественного признания своей крутости. Ему со включением Урана отказано в очень многом, но такие включения не спрашивают о мелочах вроде человеческого эго.


Мне трудно предположить, что будет с Кроуфордом после Глюэна. К числу сильных сторон можно отнести готовность Оракула учиться и принимать себя таким, какой есть — хотя уже видеть в нем смирение довольно странно. Вероятность того, что он научится жить со своим Ураном и прочими слабыми местами и вырастет дальше, велика. Но и шанс не справиться с собственным даром — тоже. Шульдих постоянно приглядывает за его головой в конце Глюэна совсем не просто так.
Что касается той задачи, ради которой его шлифует некий высший разум, то это, скорее всего, полное уничтожение Розенкройц. Его личная война, подкрепленная теперь еще и четким пониманием тотальной неправильности этой линии развития.

Вот как-то так.


Глава 2. Шульдих

Шульдих. Причудливая смесь зодиакальных типов Близнецов и Скорпиона. Единственное в мире привидение с мотором. Вербальный скальпель-пулемет и просто Локи, рыжий выкормыш Рагнарёка.

Прежде чем приступить к разбору этого типа, вернусь к понятию знаков зодиака. Если сама планета — это некий принцип, способ действия, то знак зодиака — это в основе своей структура из нескольких этих принципов, несущая в себе конкретную кармическую задачу. Одна и та же планета, проходя по разным знакам зодиака, будет меняться, в том числе будет меняться её сила. Это хорошо видно на примере видоизменения Солнца в знаках Зодиака, которое популяризовано сейчас до общеизвестного «гороскопа».

У обоих, у Шульдиха и у Кроуфорда, сильное Солнце — а вот знак, в котором оно стоит, остро разный. И решать они будут в рамках этих знаков очень разные кармические задачи. В отличие от Кроуфорда, который этакий типический, особенно сначала, Лев, Шульдих — это пиздливый ящик массового поражения, сиречь Близнецы. Близнецы в зодиаке отвечают за сбор и передачу самой разнообразной информации, обеспечивают её циркуляцию в обществе. Волка кормят ноги, а Шульдиха — мысли, сплетни, слухи, идеи и прочие прелести жизни телепата в информационном обществе. Но о том, чтобы критически осмыслить что-то из того, что он передает, речи не идёт — скучно, некогда и вообще зачем париться? На практике это означает, что личная этика такого вот персонажа, несмотря на терабайты пропускаемой через себя информации, будет базироваться на вещах, не имеющих отношения к основному «роду деятельности».

Возвращаясь к канону, если для Кроуфорда срыв Ритуала — это глубоко личное дело, персональная война Льва с очень конкретными личностями, то для Шульдиха кроме следования за харизматиком-Кроуфордом это ещё и инстинктивный бунт против ущемления его драгоценной свободы. Человек, который с трудом выстраивал свою личность на перекрестке всех этих ментальных ветров, не откажется от неё, даже если ему предложат вагон печенья и бочку варенья. Он был в мозгах, в которых личности нет, ему не понравилось. И что, позволить низвести себя, такого прекрасного, до того же уровня?

Соответственно, отсутствие какой-либо эмоциональной привязки к тому, что он принимает и передает, позволяет предположить, что у Шульдиха плохо с Луной. Нет, даже не так — плохо с Луной было у Кроуфорда, но у него она хоть какая-то была. Забитая в дальний угол Солнцем и Ураном, но была. Тут вместо Луны одна большая дырка, просто вот дырища, сосущая пустота, вечное чувство эмоционального голода, что означает, опять же, что к сильным Лунариям Шульдих будет присасываться, как пиявка, часто просто вынуждая вываливать на себя эмоции, особенно если у них ещё и не всё в порядке с внутренней честностью. Кто сейчас вспомнил Оми времен Капители, тот прав. У Шульдиха нет понятия эмпатии в общечеловеческом смысле, а не в смысле дара: потому причиняемая им (и ему) физическая боль не то что не котируется сама по себе, она и замечается-то через раз.

А вот с Марса начинаются отклонения от зодиакального типа, потому что Марс тут мощный, но снова непроработанный. Если типичный Близнец начнет трепаться за себя и за того парня, то он забудет перейти к действию. Просто потому, что действия ему вообще не очень интересны. У Шульдиха не так — он заменяет отсутствие эмоционального (Лунного) контакта физическим взаимодействием. Не слишком понимая себя и свои эмоции, он вполне обходится тактильным контактом там, где хочет их выразить. Но при этом высокий Марс — это много раз внутренняя дисциплина движения. В нем не бывает действий «рука дернулась», «выбесил — получил в табло» и так далее. А Шульдих очень часто сначала физически что-то делает, причем не соизмеряя свои возможности с возможностями собеседника, и только потом думает, если вообще заморачивается: а как надо было?

Меркурию в Близнецовском типе традиционно хорошо, и тут на первый взгляд нет расхождений. Шульдих быстро соображает, безостановочно треплется даже посреди боя и очень любит себя, «вещающего». Однако есть тонкость, Близнецам нехарактерная — здесь, в зоне своей непосредственной компетенции, Шульдих не просто разговаривает. Он легко и непринужденно язвит, ехидничает и очень любит ездить по больным мозолям собеседника. Причем, складывается такое впечатление, что последнее он считает чуть ли не своей основной задачей. Такой способ меркурианского контакта с окружающими находится в компетенции совсем другого знака — Скорпиона, который отвечает за вскрытие душевных нарывов и обучение неразумных по принципу «мордой об стол». Если Шульдих находит больное место, да ещё у человека эмоционального, да ещё получает на свои развлечения высочайшее разрешение от стратега группы — вот тут-то и наступает малина и мёд в отдельно взятой рыжей голове. При этом такие игрища он, небывалое дело, даже удосуживается подчинить своеобразному кодексу чести: он не лжет, предоставляя человеку обманываться самостоятельно, и наверняка обожает фразу «Правду говорить легко и приятно». В этом, на самом деле, довольно много хорошего для его объектов: достаточно сказать, что в той же арке с Оми по мозгам тому проезжается не только Шульдих. Добавляет Ая, который к миссии с Хирофуми разбирается в ситуации окончательно, чтобы удерживать Вайсс в бездействии, пока Хирофуми избивает Оми, ровно до тех пор, пока тот не определится полностью, с кем же он.

Как и Луна, чувственная часть Венеры у Шульдиха не включена — и снова еще хуже, чем у Кроуфорда. Судя по всему, Сильвия, учившая его доставлять удовольствие женщине, ничуть не шутила. Часть эстетическая довольно неординарная — про его манеру одеваться не сказал только ленивый. Холодноватая Венера, желающая привлекать внимание своей неординарностью, скорее всего, находится в Водолее.
Так же мало можно сказать про Юпитер — Шульдих не работает по этой планете, и, скорее всего, она не включена.

А вот отвечающий за самодисциплину Сатурн откровенно провален. Сатурн Кроуфорда по сравнению с этим — практически недостижимо высокий уровень. Снова Шварц, и снова — слабый Сатурн. Что странно — мы практически ничего не знаем про Розенкройц, в которой обучали паранормов, но можем косвенно предположить по репликам Старейшин, что это нечто вроде интерната с довольно жесткими условиями обучения. Судя по отношению к боевым группам как к легко заменяемым пешкам, это полноценное сатурнианское, прежде всего, заведение: с четкой структурой, непререкаемо поддерживаемой дисциплиной и неизбежными наказаниями за проступок. Но как только Шульдих его покидает, всякий мизерный привитый уровень Сатурна немедленно испаряется. Шульдих умудряется кривить губы на малейшее ограничение его желаний, не желая думать о последствиях, и, похоже, до последнего не верит, что понесет наказание за смерть Оуки. В отличие от Кроуфорда, уровень Сатурна у Шульдиха не меняется до самых драм, и сложно сказать, меняется ли к Глюэну. Хотя звонков насчет Сатурна у Шульдиха было в количестве, причем последний в самое ухо — он единственный из Шварц в битве на маяке получает серьезные повреждения. И какие! Более откровенно выразить недостаток Сатурна, чем леской Ёдзи, ограничивающей движения вплоть до удушения, можно было бы разве что комнатой со сдвигающимися стенами, но и так неплохо. Замечу в скобках, что отношения человека со слабой планетой к человеку с сильной будут очень меняться в зависимости от ситуации и планеты — и это можно хорошо проиллюстрировать на Шульдихе. Его будет волоком тащить к сильным Лунариям, как к хлебу насущному и манне небесной, и с той же силой отталкивать от людей с ярко выраженным или выпестованным Сатурном. Примерно такими двойственными были, скорее всего, отношения с Наги, у которого в достатке и того, и другого и который вряд ли позволял собой «завтракать».

С высшими планетами здесь сложно. Теоретически любое душеведство проходит по ведомству Нептуна, но только при том условии, если вырастает из ощущения родства и глубокой гармонии с миром вокруг. Особенности канона таковы, что сами по себе паранормальные способности указывают на наличие активной высшей планеты отнюдь не всегда. Верно и обратное: включенная высшая планета в данном случае не обязательно указывает на наличие таких способностей. Она просто оставляет четкое ощущение: вот здесь что-то странное, тем или иным способом «не от мира сего».


Глава 3. Хидака Кэн

Хидака Кэн. Тип — марсианский Овен с небольшими приятными дополнениями.

И снова сильный Солярий, «но любим мы его не за это». В зависимости от знака зодиака планета, как уже говорилось, может иметь самую разную силу, не говоря уже о том, как впоследствии её меняет уровень проработки. В Овне Солнце как планета находится в экзальтации. Это значит — даже при низком уровне осознанности она проявляет максимум своих положительных качеств. Овен — чистейший образец воинского архетипа as is, и в этом есть свои плюсы и свои минусы.

Овновское Солнце — концентрат активной любви к жизни и действующей воли, при этом парадоксально неэгоистичный в критически важных ему областях. Если сильного Солярия-Льва еще можно затормозить общественным осуждением и декларацией «беспонтовости» устремлений, то Овен посмотрит на Вас, как на дебила, и в лучшем случае безапелляционно выскажется на тему, в какой позе он имел традиционно ничего не понимающее общество. Там, где ему это критически важно, не позволяющий решать за себя Овен без звука сложит голову и вообще не задумается, можно ли было поступить иначе, когда на кону у него вот такое. О чем речь-то?

Овен пройдет там, где до него никто никогда не ходил, и получит от этого только фан и кайф. Он первопроходчик, влюбленный в свои горные тропы уже потому, что они нехоженые больше никем, и «лучше гор могут быть только горы, где еще никто не бывал». Почти ©. Условия, в которых способен выживать и успешно действовать Овен со смыслом жизни, могут быть совершенно нечеловеческими. Он воин античного типа, вполне способный совершить подвиг или заставить бежать армию, потому что один в поле — это еще круче. За примерами в героический эпос и мифы о героях всех мастей. При этом, критически, не вождь вообще. Паладин.

И вот тут кроется первая закавыка: ему остро важно, чтобы его усилия не пропали впустую. Ему нужно знать, что за спиной есть идеальный дом, откуда он может уходить на подвиги, который будет защищать и в который может возвращаться с добычей. И ему нужен тот, к чьим ногам он будет все это складывать. Человек, который употребит его в правильное место и объяснит, для чего были все эти нечеловеческие усилия, потому что сам Овен на это не способен. Его этико-социальная система проста, как винтовка-трехлинейка времен первой мировой: штык, дуло, три болта, две гайки — и так же сокрушительна. Соответственно, при попытке лишить Овна дома или смысла можно огрести его же, пробивающего стены направленным ядерным взрывом, только чтобы вернуть себе потерянное. Попытка эта может быть как внутренней, так и внешней, хотя при желании самого «дома» или «смысла» снять с себя эту почетную, но тяжкую должность Овен сначала затормозит с размаха об забор от изумления, а потом либо решит проблему в духе «Прекрасную Даму не спрашивают», либо сорвется в депрессию, плавно переходящую в самоуничтожающее пике.

В каноне Кэн последовательно проходит все стадии по очереди, вместе с увеличением уровня понимания себя: когда команда Вайсс распадается впервые, Кэн, лишившийся и «дома», и смысла, немедленно обрушивается на самое дно. Он, человек вроде бы не бедный, бродяжничает и явно не знает, как дальше жить и куда себя приткнуть. И вынужден справляться с жаждой крови и убийства самостоятельно, без бывших у него костылей в виде команды. В Глюэне команда вроде бы вернулась, и он счастлив убивать вместе с ними и для них, но неуверенность в прочности «дома» заставляет его дергаться и нервничать настолько, что он вызывает на откровенный разговор командира. Кэн неглуп и местами циничен, а бродяжническое существование заставило его принять себя больше, чем он готов был поначалу признать, но и этого недостаточно. И вместо того, чтобы получить уверения в духе «все хорошо», он узнает, что его дом, смысл и «принцесса» в одном лице не только собирается исчезнуть из поля зрения, но и добивается от него каких-то странных душевных движений — которые он не то чтобы не может, но очень не любит. «Не нужно бездумно следовать за мной, реши, что ты на самом деле хочешь», — говорит его синигами, оставляя в тяжком недоумении и мучительном раздумье. И Кэн подходит к процессу переосмысления себя весьма… глобально.

К слову, где ещё Овен сможет от души подумать, не слишком заморачиваясь ситуацией вокруг себя и тем, насколько пострадают окружающие от этого процесса? Конечно, в хорошей тюрьме, красноречиво намекает всем собой ещё один яркий Овен — Сириус Блэк. Действительно ©. Где же ещё. А если Кэн словит ещё один приступ берсеркизма, то соседей по камере если что не жалко.

С Луны у нас начинаются те самые приятные дополнения. Нет, правда приятные, я в данном случае не иронизирую. У типичного Овна с эмоциональной сферой обычно негусто: оно и понятно, если будешь эмоционально реагировать на всё происходящее в жизни, то темп твой имеет все шансы сильно замедлиться, если не накрыться. Собственно, Луна Кэна и подтверждает это. История с предательством Кадзе и последующее её отражение в лице братьев Облиенов происходит только и исключительно потому, что Кэн категорически отказывается видеть правду и верить тому, что видит.

Это яростное отрицание реальности происходит вовсе не от глупости, а от принципиального нежелания лишать своего доверия там, где оно уже было дано. Овновские принципы сокрушительны — в том числе, для него самого. Он безапелляционен в своих привязанностях, и к тому времени, когда он более-менее разбирается в себе, его сердце начинает двигать его тело. И никак иначе.

Если добавить к этому острое чувство социальной справедливости при полной неспособности к юпитерианским общественно-политическим игрищам — получаем хорошую такую Луну в Стрельце. Огненную, но весьма гармоничную и адекватную.

Марс и всё, что к нему прилагается — Кэнов хлеб с маслом и икрой. Это то, что он есть, что он любит, ценит, считает по дефолту своим и увлеченно осваивает и оттачивает на протяжении всей жизни. И, что отдельно приятно, эта область ещё и развивается. Поясню — часто случается так, что мы не слишком стремимся поднимать уровень в той нашей части, которая и без того сильна. Понятно, почему: это база, это место комфорта, а учиться у жизни, к сожалению, бывает не только интересно, но ощутимо болезненно. Кэн — учится. Его и без того довольно мощный в начале Капители Марс растет не только вширь, но и вглубь. Именно поэтому самая большая подлянка этой планеты — берсерковская жажда сначала сражения, а потом и просто крови, опрокидывает его так надолго. Впрочем, в конце концов, он справляется. И выходит из схватки с самым серьезным противником — собой — обновленным и отточенным. Заготовка из сырого железа успешно прошла этап выковывания и теперь нуждается только в декоративной обработке: заточке, полировке и так далее. При этом нужно понимать следующее: Марс как планета в Овне находится в обители, в своем «доме», аналогично Солнцу во Льве. Это дает поток исключительно мощный, но этот поток захлестывает и сбивает с ног. Марс в Овне в обители — пример самого широкого спектра возможностей планеты, со всеми её плюсами и минусами, плавно перетекающими одни в другие. Это мощная энергия импульсного характера, наделяющая своего обладателя склонностью к авральным действиям, быстрым решениям и импульсивным порывам. Он категорически не приемлет, если долго этому не учился, какого-либо ожидания, считая его в глубине души трусостью. Ему необходимы драки, схватки или активные действия, без них он чахнет, как царевна Несмеяна в башне.

А когда ему их не дают с особым цинизмом, то можно и огрести, всего лишь не в то время оказавшись рядом. Просто потому, что Овен скучающий, не говоря уже об Овне, нашедшем способ развлечься, это такая бомба с неизвестным сроком срабатывания. Находиться зоне поражения безопасно только опытному саперу.

При этом Овен очень идеалист и очень романтик. Принцип «Вижу цель, не вижу препятствий» делает из него ужасающую по своей эффективности боевую единицу — но в одном конкретном случае: если эту цель ему предложат. Его хлебом не корми, дай посражаться за какую-нибудь предельно утрированную справедливость, особенно если ему услужливо укажут очень конкретных мудаков, виноватых в причиненных миру бедах.

Что, собственно, и происходит, когда Кэн попадает в поле зрения Критикер после предательства Кадзе. Хидака до самозабвения верен тем, кого считает друзьями, настолько, что в те свои 17? без проблем мог зарядить по морде посмевшему намекнуть ему про сволочизм и зависть товарища. Сюити и его Критикер появляются очень вовремя: шанс отомстить и «все исправить» тогда, когда потерявший призвание и фактически семью Кэн в принципе готов лезть в петлю, работает беспроигрышно. Не говоря уже о том, что идеологически это обещает ту самую «высокую» цель, которой должно хватить надолго — и которая, безусловно, оправдывает средства. Идея убивать как таковая Кэна не останавливает вообще. Радикальные методы — это вообще очень-очень про Овнов.

Он почти что не верит в предательство Кадзе и тогда, когда тот собирается подставить его еще раз. И наверняка не без яростного спора надевает бронежилет и берет с собой оружие. К счастью, на момент второго столкновения с Кадзе в непосредственной близости от Кэна есть человек, способный его остановить. И надавить на те точки, которые развернут его в правильном направлении, не дав сорваться в полноценную депрессию «я убил друга», а подставит плечо своим непреклонным «так было надо». Повезло, что и говорить.

Меркурий. Ещё одна сладкая плюшка по сравнению с тем, что обычно вместо него представлено у Овнов. Когда глаза ему не застилает ярость или не получившее в очередной раз выхода желание действовать, Кэн вполне способен думать. Во всяком случае, даже когда речь не идет о том, чтобы быстро найти способ победить в откровенно проигрышной боевой ситуации, Кэн не теряется. За примером разбора чисто боевой ситуации отсылаю к 10 главе манги SideB, где нам показывают simulate battle и Кэна, прекрасного, как Ашура. Но неплохо и в небоевой ситуации — он вполне уверенно обращается с техникой и компьютерными приборами что в Капители, что в Глюэне, и весьма трезво оценивает ситуацию на брифингах миссии в Глюэне. Приятно посмотреть.

Венера. О любви и чувстве прекрасного. О, Хидака самый беспроблемно гетный персонаж в каноне. Венера тут ровная, хорошая, без перегибов, с готовностью и желанием, если что-то внутри сказало — да! В принципе, как только оно сказало, объект попал, и ему проще быстро смириться, если, конечно, у него нет Веских Доводов против. Вообще отмечу, что Венера у Кэна мне кажется сильно близкой по всяким проявлениям к Марсу, в частности, быстротой перехода от одного эмоционального состояния к другому, так что как бы не совмещение там планет было, которое соединением в астрологии называется. Но это совсем дебри.

Юпитер. Если я смогла хоть минимально дать понятие о том, что такое Юпитер в предыдущих разборах, то в принципе уже должно возникнуть подозрение, как именно у Кэна с Юпитером. Никак, причем очень-очень никак. Настолько никак, что начинает Кэн с самого социального низа — с приюта — и вне хоть каких-нибудь привычных ориентиров (что происходит с окончательным распадом Вайсс после цикла Dramatic Precious) доходит до бродяжничества. Надо думать, сильно проредил за время своего бомжевания гопоту на улицах родного города.

Он человек волевой, но не властный, и наиболее комфортным для него является общение на равных. Он явно с трудом понимает, почему Ая уходит из команды в первый раз, потому что для него уйти из комфортно организованного социума по каким-то своим загадочным причинам нож острый. Кэн может предположить отсутствие взаимной ценности среди Вайсс, но не кидание товарищей ради каких-то принципов. И если бы Хидака был в курсе того, какого на самом деле Фудзимия мнения о Сюити, он бы очень удивился. Сам Ая про текущего Персию склонен выражаться исключительно нецензурно, потому и молчит. Впрочем, они с Сюити используют друг друга ко взаимной пользе и только до определенных пределов.

Ситуация с Кадзе печальна еще и поэтому — идеализм мешает ему понимать и принимать людей такими, как они есть, что очень болезненно влияет на его положение в обществе.

Юпитер Кэна сам по себе, может быть, и остался на таком низком уровне — но не в этом каноне и не с такими товарищами. Ко Глюэну уровень Юпитера по сравнению с тем, что было, прямо-таки взлетает — разговаривая в беседке с Аей, он уже без какого-либо стороннего объяснения формулирует суть этической проблемы, заставляющей Аю активно думать об уходе вплоть до того, чтобы продемонстрировать открытое неподчинение. Пускай без дополнительных пунктов, но и это уже много. Впрочем, рост по этой планете вынужденный — область Кэну сама по себе не интересна, он испытывает к ней брезгливость пополам с равнодушием и человеком властным (склонным и способным управлять другими) никогда не станет.

Следующая плюшка проходит скорее по категории «не айс, но могло бы быть намного хуже». Всё верно, у первопроходца-Овна, плевать хотевшего на правила и ограничения, обычно очень печально с Сатурном. До слез печально — ждать от Овна, что он будет минимально задумываться о нудных до тошноты вещах вроде ответственности и последствиях своих действий, необходимости долго-долго пахать на минимальный результат и внутренней честности в понимании своих истинных желаний и мотивов вообще не приходится. С Кэном не так: отчетливо Сатурнианское детство (приют) без особого напряжения переходит в не менее Сатурнианскую раннюю юность, которая называется профессиональный спорт, талант в котором — это тот самый 1% успеха. И этот переход кардинален, поскольку говорит о том, что проработка Сатурна уже произошла, хотя бы первичная. Кэн твердо осознает, что если к его солнечно-марсианскому бешеному напору приложить настойчивость и готовность много вкалывать ради достижения цели, цели проще сдаться сразу, потому что он — сможет. У него уже получалось.
Именно этот внутренний стержень, перековавший бездумную овновскую упертость в тихое непреклонное упорство, и дает ему шанс выжить и сохранить рассудок, когда то, что он считал своей базой и опорой, сильной стороной и радостью жизни, предает его так тотально — его бесконтрольно, стихийно мощный Марс. Он лишается профессионального футбола и почти что лишается своей воинской ипостаси, едва не став жаждущим только драк и крови берсерком.

Второй урок он получает в Глюэне — взяв себя однажды под контроль, признав, что он тебе нужен, как воздух, ты не имеешь права остановиться. Иначе всё, чего ты достиг, рухнет и погребет тебя под обломками. Поэтому в тюрьму Кэн, прекрасно осознавая степень возможной от себя опасности, садится совершенно сознательно и нигде не демонстрирует, что она влияет на него негативно. Совершенно напротив: его терзает скорее неторопливость происходящих с ним необходимых изменений, но и то не столько по причине овновского нетерпения, а из-за того, что за пределами этих стен у него есть цель. Прогрессу, продемонстрированному в каноне по этой планете, можно только хорошо позавидовать и искренне порадоваться.

Высшие планеты здесь включены большей частью дискретно, но зато сразу две. Периодически включающийся Плутон обеспечивает те самые перемены участи и социального положения, как только Кэн дает себе поблажку и позволяет развращающую роскошь™ в виде слепоты в отношении окружающих, разболтанности и самообмана. И это не типообразующая, не включенная планета, прошу заметить — все вот эти потери положения в обществе, потери социально приемлемых любовей и вспышки жажды крови и маньяческие поползновения. Нет к этим состояниям внутренней готовности, первая реакция на них — чисто Марсианская, силовая. И умения трансформировать окружающий мир, часто не осознавая этого, тоже не видно. Плутонианские включения для Кэна — полыхающее горнило, в котором нужно выжить и сохранить себя. А если повезет, еще и узнать о себе побольше. Когда можно будет упасть и отдышаться.

Нептун показан нам довольно мало и в весьма привлекательной ипостаси: он отвечает за веру. Нет, Кэн не пытается соотнести свою жизнь и религию, адаптировав её под себя, найдя для себя в ней место. Он прекрасно осознает, что ему светит при его образе жизни и, в принципе, готов платить свою цену. Кэн просто верит и просто молится, испрашивая благословения перед final battle, и в этом его личная правда.

Псы войны тоже попадают в Рай.


Глава 4. Фудзимия Ран

Фудзимия Ран. У нормальных авторов в Рачьем панцире сидит нежный и уязвимый моллюск. У Коясу, который курит стоящие в углу носки, почему-то Ктулху. Вопрос: какая зараза его разбудила?

Главный герой неопределенной кармической ориентации — это ново. Укурки попроще Коясу предпочитают ставить в центр что-то очевидное и понятное вроде Льва, более или менее чистого. По причине удобства как минимум: с Раком затрахаешься пояснять, что это было, почему оно произошло, что и по какой причине чувствовали на эту тему окружающие и куда смылся сам главный герой вместе с ситуацией, пока зрители размышляли над перечисленными проблемами.

Солнце в Раке находится в таком положении, что его скорее нет, чем оно есть. Ранова любимая поза «молча где-то в сторонке в самом темном углу, пока бестолковые Солярии кипят и деют в ожидании, что командир что-то скажет» тому яркий пример. Люди сторонние будут очень озадачены этой странной иерархией и, наверное, гайдзински даже ляпнут что-нибудь про «Восток, особенно такой Дальний, — дело тонкое». Ситуаций, когда Ран действует именно по Солнцу, не демонстрируя другие планеты, а прямо и четко (бгггг) говорит или показывает (бггггг три раза) «Я хочу вот этого!» (мученический тоскливый стон всех активных Соляриев рядом, едва не завязавших мозг узлом в попытках понять, что же оно хочет, чтобы сделать приятное), очень мало. Я остановлюсь на них чуть позже, а пока постараюсь сформулировать суть архетипа, тем более, что он почти чистый. Просто его не всегда видно.

Кармическая задача Рака — сохранение, передача и при необходимости трансформация родовых, клановых и национальных программ. Это четвертый знак в зодиаке, и его задача — обдумать всё, что успел натворить и открыть Овен, назапасать Телец и узнать Близнецы. Переработать, прочувствовать, как к этому относиться, признать что-то настоящим, а что-то — историей, извлечь уроки из ошибок и предупредить аналогичные последствия при повторе — в общем, сформировать из большой кучи непонятно чего прочную базу, с которой в дальнейшем стартует ракетой Лев. Отдельно остановлюсь на трансформации программы — любая профессия, которую Рак принимает как свою, будет им глубоко обчувствована, со всех сторон переварена и интегрирована после этого внутрь себя как родная. Вне зависимости от того, что это за профессия на самом деле.

Связь Рака с его семьей просто титановая, причем часто — односторонняя: делать что-то для тех, кого он считает семьей/кланом, для него органически необходимо, но это совершенно не значит, что его усилия будут оценены. Это внутренняя потребность, не ограниченная практически никакими тормозами — ради семьи Рак сделает что угодно, не задумавшись при этом, что творит со своей собственной жизнью или даже душой. Кроме того, Раков часто клинит на женской части родственников — чаще всего на матери. Тут объектом, символом и иконой стала сестра — единственная выжившая в погубившем его жизнь инциденте и пролежавшая после этого в коме два года. Смотрим на историю Фудзимии с самого начала и до конца Капители. Смотрим аккуратно, потому что это лютый звездец и тотальный фейспалм, особенно во второй половине сезона. Ещё можно на самый конец Глюэна посмотреть, в котором хорошо знающая братика Ая-тян тихо поясняет кому-то совершенно шизофреническое «Брат сказал мне быть счастливой». Собственно, чисто солнечными проявлениями можно назвать те редкие моменты, когда Ран действует наперекор воле Критикер, желающей оставить его боевиком, а отнюдь не дать отомстить и уйти. Это, в основном, все личные разговоры с Манкс и Сюити, а так же то молниеносное катапультирование мозга и здравого смысла из тела при одном намеке на Такатори. Честный Солярий западного образца Кроуфорд охренел и очень обиделся, когда его, шкаф с антресолью под два метра ростом и за стольник килограмм одних мускулов, просто не заметили рядом с начальством. Мне жаль расстраивать Оракула, но боюсь, что видеть именно его, а не смутную мешающую абстракцию под кодовым названием «Шварц» Ран не начал даже к концу Капители. Боль и печаль.
Классический Рак крайне эмоционален, уязвим и потому очень часто не просто упрям, а в прямом смысле недосягаем — из чувства самосохранения. Потому понять, что он там имел в виду на самом деле, если он этого не хочет, практически невозможно: эмоции и в особенности чувства близости, единства, штука крайне сложноуловимая. Ситуация, когда Рак только вошел, немедленно всех почувствовал, уловил отклик (кто-то правильно отреагировал, кто-то нет), а потом сделал вид, что ничего не было и он вообще-то ещё даже поздороваться не успел, и аналогичные ей — крайне часты. Или вошел, и присутствующие в комнате немедленно, неуловимо и бесповоротно разделились на тех, кто с ним, и всех остальных. При том, что никто не двинулся с места, не перестал улыбаться и всё еще думает какую-то мысль в интересном разговоре с собеседником.

Несмотря на свою уязвимость, Рак просто-таки кармически обязан отдавать эмоции «из себя», подпитывая ими окружающих и создавая тот особый эмоциональный фон, который и рождает правильное чувство не-равнодушия. Единства. Общности. Семьи. Чтобы было ради чего сражаться, пахать и думать. Чтобы будущее могло родиться. И снова фейспалм: да-да, «Будущее создают», сказанное Кроуфорду посреди драки. Чуть ли не единственное, на что вообще была реакция. Не лично на самого Кроуфорда — на этически неверную сентенцию. Аргентина-Ямайка, 5:0. ©

Отсюда любовь к истории (Фудзимия-сэнсэй, учитель истории, смотрит на вас внимательно и уже готов проверить домашнее задание), археологии и способность ненавязчиво вызывать на доверительный разговор, вплоть до «синдрома попутчика». Когда Рачья программа работает правильно, с полной осознанностью и пониманием, этот человек не только способен чувствовать себя дома в любом месте, но и быть таким домом для окружающих. Со вполне понятным желанием окружающих остаться рядом или перемотать на ленточки для бескозырок всякого выразившего угрозу. С появлением у Рана ощущения внутренней готовности, даже желания таким образом организовывать вокруг себя пространство, команда SideB сначала начинает стремительно расти, а потом и вовсе обретает отдельный дом с магазином-прикрытием. Ага. И он тут совершенно ни при чем, конечно же. В исполнении Рака любое микросообщество стремительно теряет внутренние барьеры среди составляющих его членов, выстраивая неформальную иерархию и увеличивая степень близости внутри. Все структуры мафиозного толка, очень часто напрямую называющиеся «Семьи», особенно передающиеся по наследству — яркий тому пример.
Это если говорить только о Рачьем архетипе, который подразумевает активные и мощные Луну, Юпитер, Сатурн и — немного — Нептун. Но, памятуя о Ктулху, это ни разу всё. Идём дальше.

Луна традиционно сильная для архетипа, но несколько необычная сама по себе. Она в Рыбах, и это фактически единственное её положение, которое предполагает самоотверженность. Потенциально её эмоциональный диапазон рассчитан на то, чтобы отзываться на большое количество значимых людей и событий. В случае Рана, с сужением спектра значимых личностей до рода/клана, — с увеличением потока эмоций для важных ему людей. К вопросу о способности любить кого-то кроме сестры — и даже шире, к вопросу о способности любить больше одного человека в отношениях романтических. Даже в таймлайне Капители, породившем фандомный штамп об асоциальном «морозильнике», где Луна сознательно практически полностью заблокирована другими планетами, при затрагивании важных областей она иногда выплескивается сокрушительной волной, накрывая разум Рана и ощутимо задевая окружающих. Для примера предлагаю вспомнить, скажем, случай со слепой девочкой — да, эмоциональная привязка шла через аналогию с сестрой, но зацепила довольно ощутимо. Другое дело, что окружающим этих самых эмоций не перепало, но это уж к тому внутреннему файерволлу, который стоит у Рана, а не к наличию эмоций вообще. Все упреки в асоциальности в первом сезоне — это на самом деле упреки в нечуткости, отсутствии эмоционального Лунного контакта там, где ситуация его подразумевает. Штука в том, что этого контакта не демонстрируется там, где он Рану объективно не нужен: что в случае с выбором Оми, что в отношениях с Сакурой. В дальнейшем владение этой областью улучшится еще больше, вплоть до создания доверительности исключительно там, где это нужно лично ему.

Ран вообще весьма склонен обходиться эмоциональным давлением вместо каких-либо слов, причем так, что ему вроде бы нечего «инкриминировать». Чтобы излучать настолько безошибочно воспринимаемую волну неодобрения или неприязни, нужно как минимум эти эмоции иметь. При их отсутствии — в чем его часто упрекают — толком не продемонстрируешь ничего кроме сухости и совершенно других по «специальности» и энергетике планет.

Вообще Лунный контакт в исполнении Рана — убойная по силе штука, ничуть не хуже его же катаны. Сознательная способность по желанию довести собеседника до состояния чистого счастья или же напротив, чувства своей тотальной ущербности сама по себе весьма опасна; люди нестабильные от такого могут и крышей двинуться. Ярким примером второго может служить эпизод с Симодзимой, когда Луна включается вместе со Скорпионьим Меркурием и бдящим Плутоном, и несчастный типазлодей напрочь трогается мозгами с одной вроде-бы-безразличной фразы. Случаи положительных Лунных контактов гораздо более часты: это короткий разговор с Сакурой в 25 серии, разговор с Сэной в Глюэне и довольно много эпизодов в SideB, среди которых стоит отдельно отметить разговор с Мамору, как самый сложный. Эти двое хорошо понимают друг друга, потому количество подразумеваемых по умолчанию эмоциональных и логических связок потрясает. Впрочем, такое ощущение часто возникает от всей SideB целиком, в которой всё очень понятно, но примерно с сотого прочтения. ))))) Что, в общем, тоже неудивительно — именно к этой части канона напрочь передавленная когда-то другими планетами Луна у Рана включается полноценно, сменив способ восприятия его окружающими. И на него, изумляя этим самого Рана, пачками вешаются самые разнообразные дети: от приютских и мелкотни из Сирот до Мишеля, который и без Рана не самый обиженный невниманием ребенок.

Скорпионий Меркурий, раз уж мы его уже упомянули, проявляется буквально везде. Ран неплохо соображает, с удовольствием язвит — в основном, в крашеровских драмах, но и позже тоже, — если дает себе волю, и имеет безошибочно узнаваемую манеру говорить и молчать, что так же очень легко чувствуется фандомом. Вообще, даже если не останавливаться сначала на Скорпионе, а просто попытаться определить стихийную принадлежность знака, в котором стоит планета, то это довольно отчетливо именно водный знак. У Рана глуховатый голос, не занудно-сухой, как было бы в земном знаке, и не отрывисто-громкий с резкими перепадами интонаций, что говорило бы об огненном. Другое дело, что в Капители Ран предпочитает свой Меркурий прятать, как и всё остальное, что свидетельствовало бы о его неравнодушии — Скорпионий Меркурий обожает цепляться, ехидничать и бить по больному, словно свербит у него в самом нежном месте, такая уж у него задача и его хлеб с маслом. С Шульдихом, например, обладателем Меркурия в том же самом знаке, они могли бы в определенных моментах быть неожиданно похожи. Случай с Симодзимой я уже приводила, могу напомнить и другой: в арке с Сакурой Ран разгоняет надоедливых журналистов из цветочного магазина ровно той же репликой, какой выпроваживал назойливых школьниц. Такая… очень ядовитая «шутка для внутреннего употребления».

Несмотря на прямо-таки просящийся, настырно лезущий в глаза в фаноне воинский архетип (Япония+боевик+катана=самурай и сразу цепочка ассоциаций вроде бусидо), в самом каноне у Рана соответствующим этическим кодексом и не пахнет. Больше того, автор его устами неоднократно подчеркивает, что искать в нем этот удобный стереотип бессмысленно. Ран не питает особой привязанности к своей катане и не слишком заморачивается правильным с ней обращением: то в вертолет бросит, то на лезвие обопрется, то оставит амнезийному товарищу. И опять же — в меру и без фанатизма: ради того, чтобы привести привычное оружие в порядок, он без колебаний расстается с деньгами, судя по контексту, весьма значительными. Больше того, он довольно легко меняет её то на спицы, то на пистолет, а то и на леску Ёдзи и вообще негативно относится к любой попытке увидеть в нем подражателя или пародию на древний идеал: именно на этом попадается в итальянской миссии Вайсс его противник. Серпенти изумляется тому, как «самурай» мог бросить катану, а Ран только пожимает плечами «Я не знаю, что ты искал во мне, но я просто убийца» © аудиодрама «Театр боли».

Сильный Марс, послушный ещё до того, как у Рана начал включаться Сатурн (в Козероге Марс находится в экзальтации, забыв про всякие вольности вроде «не хочу и не буду», и потому проявляет активность ровно так, как от него требуют), при этом поставленный под довольно необычную, часто вовсе чуждую ему этическую базу — скорее всего, какой-то из земных знаков. Не огненный, хотя мощность сначала заставила меня покрутить это в голове. Просто потому, что Овновский таки передавил бы себе воинский архетип обратно, Львовский брезглив и полезет не во всякую драку, а Стрельцовский склонен воспринимать реальность в несколько более светлых тонах. Из земных — не Тельцовский, с удовольствием от жизни как-то совсем не к Рану, а между Девой и Козерогом скорее Козерог — Дева не умеет видеть и ставить перед собой очень далекие, требующие долгого ожидания цели.

В пользу козерожьего Марса можно привести тот примечательный момент в 14 серии, когда только что умотанно лежавший на коленях у Манкс Ран в конце концов вынужденно соглашается с Сюити и поднимается. Одного Сатурна, то есть самоконтроля и чувства долга, здесь таки мало: для того чтобы эти качества начали действовать, неплохо бы иметь базу, к которой их можно приложить.

В копилку прочих доводов на ту же тему можно добавить так же способность действовать в одиночку и сохранять скрытность до начала действия — Ран склонен моментально переходить из состояния «где-то в углу тихо сам с собою» в «оно уже действует, головы летят, а танки не думают». Он нехорошо внезапен и вообще имеет некоторое отношение к изменению статистики ранних инфарктов у союзников, не говоря уже о противниках.

Венера у Фудзимии и её особенности — вопрос-ровесник самого фандома. Эту стюардессу откапывали и откапывают до сих пор, так что грех не приобщиться. Попробуем, без этого праздник не был бы полным.

Итак, формально у нас есть две части: эстетическая и чувственная. С первой проще — чувство прекрасного в его практическом и не очень выражении. Возьмем одежду. Раз этак несколько, одного мало. Как бы это объяснить… Всё, что Ран когда-либо на себя надевал, во-первых, ярко и привлекает внимание, во-вторых, хочется с Рана немедленно снять. По разным причинам, но результат один. Это касается что бессмертного оранжевого свитера — при алых волосах и фиолетовых глазах. Нет, я не шучу, у нас суровый канон, — что миссиевого черного кожаного плаща времен Крашерс с многочисленными ремешками и молниями, что пуловера с декольте из SideB. Приходите в наш канон, я покажу вам капсы и официальный арт. В целом, если попробовать перестать ржать и свуниться, то всё это сильно бросается в глаза и выглядит весьма провокационно. Но — настолько разное, что в большинстве случаев совершенно непонятно, что из этой галереи образов настоящее. Рачий способ нести себя в мир as is.

Кроме того, если присмотреться чуть внимательнее, то станет понятно, что все эти лезущие в глаза шкурки на самом деле утилитарны. В «дневное» время официальным прикрытием Рана является работа в цветочном магазине, где полно свунящихся школьниц, поэтому ожидать от него одежды, хотя бы минимально подчеркивающей привлекательность, не приходится. В «ночное» время, учитывая пафосное погонялово группы Вайсс «палачи Тьмы», миссиевые плащи так же являются частью создаваемого образа. SideB впервые предоставляет нам возможность глянуть на Рана без этих масок, поскольку богата чисто бытовыми сценами — раз, и Ран там ощутимо старше — два. По этой части манги действительно можно предположить, что перечисленные образы создавались не без внутренней склонности. Стало быть, Венера у нас яркая, чувственная, не склонная к полутонам и обожающая привлекать к себе внимание. Во Льве. Я сознательно опускаю сейчас вопрос о восьмом доме, в котором она, судя по всему, стоит. На мой взгляд, это значительно и без ощутимой пользы утяжелит разбор. Отсюда косвенный вывод о том, что традиционная культура родной страны ему, скорее всего, не близка как минимум визуально, но, вероятнее всего, и философски. С учетом его самой первой сёндайской команды, в которой он был учеником, знания об икебане у Рана имеются, причем довольно неплохие. Он способен и составить правильную с точки зрения этого искусства композицию, и опознать композицию другого мастера — во всяком случае, он опознает стиль Сиона, — но внутренней тяги к этой форме искусства нет.

Чувственная часть. Не был, не участвовал, не привлекался. Извините. Он главный герой, но мы правда почти ничего об этом не знаем. В одной из драм говорится, что он потерял девственность в шестнадцать, но о чисто чувственных контактах это всё. Если Рак захочет что-то скрыть, он это скроет. А автор канона ему попустительствует. Если вы что-то узнали о Раке, то это на самом деле либо не особенно скрывалось, либо вам это показали сознательно. Обо всех остальных связях можно сказать следующее. Все его контакты с женщинами проходят по категории либо «увидеть параллель с сестрой» (Тайё, Сакура), либо «по работе» (Сакура, Асами, Элисон). Про первый вариант понятно, а вот со вторым снова замысловато — учитывая личные загоны на тему «я не достоин!»; отделить личное вежливое и не очень безразличие в ответ на влечение в свою сторону от рабочего «я тут не ради любви» представляется крайне сложным. Если провести параллель с эстетической частью, то Ран, мягко говоря, не самый бесчувственный человек. В результате, если эмоциональная часть любви представлена Рыбьей Луной, а чувственная — Львиной Венерой, то это обещает быть горячо.

Тем и живы.

Юпитер. Традиционно в классическом Рачьем архетипе Юпитер чувствует себя неплохо, поскольку работа с осмыслением самых разных общественных вопросов требует как минимум включенности этой планеты. У Рана с этой планетой довольно-таки замысловато. С одной стороны, с убийством родителей и травмой сестры он безвозвратно теряет положение в обществе, а в дальнейшем неоднократно сознательно отказывается от должностей с ощутимым юпитерианским флёром. Например, от должности Персии, которую предлагает ему Мамору. Кроме того, он изначально относится к любому «большому начальству» негативно, определяя, попадает ли оно в категорию «объект», и проверяя на прочность, если всё-таки нет. С учетом того, что Ран к тому же стабильно получает на таких власть имущих миссии, в дальнейшем такое восприятие только усиливается. Здравствуй, Юпитер в седьмом лунном доме. Здесь придется остановиться и пояснить, что такое Лунные дома, хотя я надеялась обойтись без этого усложнения. Если вкратце, то каждый из домов (их двенадцать) отвечает за свою область жизни. Седьмой дом отвечает за самых разных «врагов», как реальных, так и мнимых — к примеру, к нему же относится область брачного партнерства. То есть, в общем смысле это взаимодействие двух людей, вынужденных сотрудничать и искать компромиссы для взаимного сосуществования. С учетом того, что после гибели родителей Ран чуть ли не буквально взял клинок и пошел убивать будущего премьер-министра Японии, читатели могут себе представить, как именно в начале пути у него с партнерскими отношениями и проработкой седьмого дома.

Вопрос о том, является ли Ран лидером в каждой из своих команд, поднимается в любой дискуссии при обсуждении канона или полета мысли на тему «Как бы оно могло быть, если бы было настоящим». Квинтэссенцией того, что можно сказать на эту тему, видится мне прекрасная формулировка кого-то из фандомовцев: «Итак, Ран снова становится лидером, и это никого не удивляет». Неточная цитата. Ну да, становится. Как и почему — загадка. Умудряясь не бросаться в глаза на этом месте. Видимо, это особый вид Рачьего кун-фу.

С другой стороны, на «новой работе» Ран вскоре умудряется выстроить внутри себя очень четкую систему личной этики. Достаточную, чтобы не только посылать всем известным маршрутом Сюити при одном только намеке на этическую манипуляцию, но и позволяющую существовать какое-то время одному, с полным пониманием того, кто он, что он и зачем он нужен в этом неласковом мире. Не говоря уже о готовности если не уничтожить покровителя очередной своей боевой группы, то как минимум существовать в одиночку и делать свое дело. Отдельно следует сказать об этой самой системе личной этики. Ран фактически перерабатывает под себя парочку мировых религий и философских учений, не слишком парясь на тему, что составляющие этого винегрета визжали и вырывались при «обработке». Я полагаю, что с учетом как раз этой опоры на уже существующие этические системы и четким пониманием, какая их часть имеет к нему отношение, а какая нет, мы получаем красивый такой Юпитер в Раке. В седьмом доме, да. Рядом с Солнцем, что ещё больше ослабляет способность адекватно воспринимать именно свои желания. Он вынужден искать какое-то минимально адекватное описание тому, что происходит с ним и с его жизнью, как бы бессмысленно и/или пафосно ни звучало сформулированное. Верхом юпитерианской ситуации даже после какой-никакой, но проработки этого положения планеты в исполнении Рана мне видится дивная сцена личного знакомства с графом Криптоном, в которой Ран так и представляется в лоб: «Я тут, видите ли, синигами, а ты что за хрен с горы?» — «А я граф Криптон, твое будущее начальство и крыша. Очень приятно». Вроде приличный чувак, душевно умыл и на давление не ведется — можно работать, решает Фудзимия, и на этом высокие договаривающиеся стороны расходятся удовлетворенные друг другом.

Сатурн. Помнится, я разливалась соловьем про Луну у Рана и кратко намекала, что, к сожалению, там внутри имеются тяжеловесы пострашнее, которые в Капители почти успешно передавливают и запирают внутри всю эту глубокую эмоциональность, оставляя ей возможность в отдельных случаях бить изнутри бешеной оглоблей, от которой попадает прежде всего самому Рану.

Так вот, речь идёт о Сатурне в первую очередь. Вообще это практически единственная планета, по которой Ран готов демонстрировать свои суждения, точнее даже, не может не. Чуть ли не каждая его реплика пронизана Сатурнианским духом, который требует всегда, везде отдавать себе отчет, кто ты, зачем ты что-то делаешь и так далее. Это безошибочно чувствует в том числе и фандом: большая часть фиков описывает именно Сатурнианца, не только способного ради абстрактных понятий долга и необходимости встать, например, в пять утра, но и пинками добиться того же самого от команды. И вообще, опоздать на свою смену в Конэко периодически оказывается страшнее, чем загреметь в руки Шварц. Влияние Сатурна проявляется даже во внешности — у Рана плохо с осанкой, что почти невозможно для главного героя, он сутулится. И это не является единичным моментом, а присутствует как характеристика персонажа на протяжении всей визуальной части канона. На этом месте я, как и в случае с исчезнувшими к Глюэну очками Кроуфорда, просто охреневаю каждый раз. Коясу как автор очень чуток и чувствителен к таким «мелочам». Внутренняя потребность не только озвучивать свои мысли, соответствующие Сатурнианскому принципу, но и требовать того же от других, просто колоссальная, особенно с учетом того, что порядком замученное текущим жизненным раскладом в Капители Солнце подавленно молчит и только шалеет от демонстрируемой жесткости по данному вопросу. Сатурн в первом доме как он есть.

Для иллюстрации можно перечислить довольно много сцен в каноне, но достаточно будет пары-тройки. Прежде всего, это та самая сцена с Оми, где его избивает Хирофуми. Ран удерживает Вайсс ровно до тех пор, пока Оми наконец не определяется, кто он и с кем он хотя бы на данном этапе. От Рана прилетает и Сакуре, попытавшейся было удариться в слезы на тему «я больше не спортсменка»; ожидать от него сочувствия в данном случае бессмысленно, ибо «ты жива, относительно здорова и в сознании, а ещё ноешь тут».

Вообще говоря, вся история канона — это процесс, в котором Сатурнианский принцип как таковой сдерживает и компенсирует весь тот внутренний беспорядок, который творится у Рана в душе. Уровень Сатурна растет скачкообразно, едва успевая за теми кризисами, которые нам демонстрируют. В хронологически более ранних драмах (о Сёндае и встрече с Тайё на Цусиме) он почти нулевой, и бешеная Лунная эмоциональность захлестывает окружающих словно волной, иногда горькой и соленой, а иногда — теплой и трогательной. К Крашеровским драмам Ран впервые создает «рабочую» маску, пускай и местами максимально приближенную к тому, чем он является в действительности. Но свою основную роль — дождаться перевода в группу ликвидаторов и не дать привязаться к себе ни Крашерс, ни непосредственному напарнику — она, на первый взгляд, выполняет. На второй взгляд — группа Крашерс плевать хотела на приказ Сайдзё о ликвидации Вайсс даже спустя четыре года, к концу Глюэна.

В Капители — видимо, с совершением первого убийства — мощно детонирует Плутон и продолжает действовать, фактически не выключаясь. Собственно, вся Капитель для команды Вайсс — это цепь кризисов, разрушающих в том числе иллюзии и самообман каждого члена группы. И именно в середине Капители, когда Вайсс временно распадаются, можно наблюдать попытку внешнего контроля высшей планеты: мы видим Рана на стройке. То есть на тяжелой физически работе, которая частично вообще отсекает тонкий план, а частично помогает взять под контроль его внешние проявления. Замечу оффтопиком, что с точки зрения гораздо более тонкой моторики бойца и мечника, физическая нагрузка такого рода — почти самоубийство. Но тут уж, как говорится, не до жиру. Собственно, именно потому, что уровень Сатурна растет в середине Капители, в цикле Dramatic Precious серьезно трогаются головой только двое из Вайсс, а не трое вместе с Раном. И то, как говорится, брод. Через Великую Реку.

По причинам чисто арифметического свойства, поместив Сатурн в первый дом, я оказалась перед выбором знака, где он должен стоять. Это либо Стрелец, либо Козерог, и по долгому размышлению я всё же поставлю на Козерога. Прогресс по планете происходит в слишком короткий срок, крайне эффективно и с явным чувством предрасположенности к её энергиям, а это предполагает планету в обители, то есть в Козероге. Не говоря уже о том, что некоторые проблески высшей октавы Козерожьего Сатурна мы самым краешком можем наблюдать в SideB. Человек, действующий в её энергетическом контуре, активно проявляет даосское правило «умеющий ходить не оставляет следов» и способен осуществлять руководство коллективом без какого-либо видимого давления.

Из высших планет включена одна, зато так мощно и однозначно, что проявляется практически непрерывно. Это, разумеется, Плутон. В сущности, энергий не-Плутонианских там весьма мало. Я кратко упоминала эту планету почти везде, но особенно не останавливалась – просто потому, что для адекватной иллюстрации её принципов нужны примеры из канона, предоставить которые нельзя потому, что у перечисленных выше персонажей они большей частью единичны и постоянными характеристиками не являются.

Итак, Плутон в астрологии отвечает за трансформации самого разного рода и уровня, от очень глубоких программ личного и общественного подсознания до физической ликвидации кармических преступников. Собственно, Плутон – это трансформация, продиктованная соображениями нечеловеческого порядка, и потому (как и остальные высшие планеты), с точки зрения общества, зачастую аморальна. Активная трансформация на практике больше всего напоминает ядерную реакцию и для непосредственно включенных в ситуацию людей означает, в лучшем случае, шоковую терапию. Но чаще всего выражена в терминах «трагедия», «катастрофа» и «какой ужас». Плутон плотно работает с вопросами жизни и смерти, с насильственной ломкой самых разных стереотипов и самообмана внутри отдельно взятых вас. Он воплощает собой закон кармы в той его части, которая отвечает за возмездие.

Как и любая планета, Плутон имеет самые разные уровни проявления. На низком его активность подразумевает, например, серийных маньяков самого разного модуса операнди. Я уже говорила про аморальность с точки зрения общества? И да, это означает, что все их жертвы несут ответственность за попадание в такую ситуацию ничуть не меньше тех, кто их тем или иным способом убивает. И о «несправедливости» в рамках канона. Я пока не стану останавливаться на том, что сам Такатори Сюити фантастический козел и с какого это хрена так долго прожил. Только отмечу, что, несмотря на то, что Сюити посредством Вайсс воюет с братом, именно при его активном содействии Ая и компания зачистили вагон зажившихся на этом свете личностей. А как только Сюити начал преследовать личные цели, пришла и его очередь. Вампирская тематика тоже является довольно ярким примером чисто плутонианской энергии, сюда же идет та часть «магии», которая непосредственно работает со смертью и трансформацией – некромантия и алхимия. Удивившимся насчет алхимии я рекомендую погуглить «великое делание» и то, что на самом деле подразумевает собой философский камень. Можно Юнга, он к нам хронологически ближе всего и понятней.

На высоком уровне это возможность глубоких изменений в психике, резкое повышение адаптивности в самых тяжелых условиях, способность менять ситуацию одним своим присутствием. К Плутону относится вся хирургия и патанатомия, спецслужбы, часто работники хосписов – в общем, все те удивительные люди, рядом с которыми не страшно умирать и которые, если что, активно посодействуют вашей эвтаназии, буде она вам срочно понадобится.

В каноне БК мы наблюдаем такое изобилие Плутонианских черт у конкретного персонажа, что мне потребовалось скомпоновать их по сферам выражения. Итак, Ран Фудзимия имеет у нас Плутон в своей обители – в знаке Скорпиона, в самом конце знака, на границе со Стрельцом. Что это нам дает само по себе?

Прежде всего, внутреннюю готовность к той работе и профессии, которой занят. Тут следует понимать, что предрасположенность к чему-то отнюдь не равна желанию это делать. Сам по себе «процесс» Рану причиняет боль и перестает быть таким только тогда, когда Ран находит в нем железный внутренний смысл. Его душа идеально приспособлена для того, чтобы отнимать жизни, причем делать это вне зависимости от того, какими ТТХ обладает его противник. В том числе это означает, что на миссии Ран не действует в рамках «победы или поражения». Да и вообще не действует в этих Солнечно-Марсианских понятиях: во-первых, тут не про это, во-вторых, совершенно случайно, да, это вообще не его основные планеты. Его Солнце сидит в Раке и не вякает, а Марс давно построился под этическую базу с абсолютно другими принципами. Если время «цели» пришло или она много, некрасиво и неправильно разбазаривает жизнь, плюя на свои кармические обязанности, задача Рана – отправить человека на перерождение, может быть, что-нибудь и дойдет. В следующий раз. При этом, и это очень важно, «виновность» жертв фактически не имеет никакого отношения к его воле и желанию. Он орудие в руках высших сил, и, в сущности, всё, что он может – быть этим орудием осознанно. С полным пониманием и принятием своих обязательств в этой сфере.

Именно поэтому любая АУ даже после Капители, описывающая «выход на пенсию» и отказ от работы, с которой они сознательно выбрали друг друга, фактически невозможна. Рану не светит вырваться из своего служения даже способом Ёдзи, потерявшего память о том, кем он был, и значительную часть личности. Это не значит, что Ран не может обойтись без убийств– это значит, что он обязан убивать и что-то наверху будет ему помогать, пока он это делает. Из соседнего СПН-фандома мне подсказывают термин «удача Винчестеров». Ну да, примерно – что-то высшее, что хранит орудие ради своих целей. А значит, орудие не должно иметь чрезмерно серьезных физических и ментальных повреждений, а то человеческие тела, знаете ли, портятся. Точнее говоря, делать в рамках своего долга как минимум это. И Фудзимия прекрасно об этом знает.

На три визуальных части канона (Капитель, Глюэн и SideB) мы имеем три основных, очень четких и ярких включения планеты, три Плутонианских транса разного уровня. Все они в своей основе похожи и всё же отчетливо различаются. Транс первый – начало 14 серии, когда после спора с Сюити в машине Ран всё же соглашается приехать на приморскую свалку, где готовится погибнуть его команда. Там речь в принципе не идёт о категориях победы – только о смерти тех, кто следует за Рейдзи. Потому что эти солдатики – люди идейные, краткий монолог пилота вертолета об этом говорит очень четко. Как это влияет на самого Рана, я скажу чуть позже, а вот у его целей к концу двухминутного куска серии волосы буквально дыбом, и неубитые разбегаются.

Что касается Рана, то, замечу, именно после этого (и убийства Рейдзи) он покидает Вайсс, не намереваясь возвращаться. Потому что между обычной дракой и боем под планетой очень большая разница, и эта разница пугает. Ну, помимо того, что, когда транс уходит, с собой, способным не просто на убийство за деньги, а на именно такое, нужно заново учиться жить. И смиряться.

Второй транс мы видим в достаточно проходной сцене, когда Ран приходит на помощь Сэне, попавшему в ловушку. Здесь ситуация выглядит ещё более странной: по сравнению с боем с ровно теми же противниками пару серий назад, расстановка сил выглядит пугающе другой. Из категории «кто более умел в бою» мы внезапно попадаем в категорию возмездия. «Ты взвешен на весах и признан очень легким». Больше того, Суика и её брат Сагири – люди искусственные, их память создана посредством нейропрограммирования. И вдруг Сагири видит Рана в каком-то странном инфернально-демоническом облике, да ещё и говорит что-то вроде «тебе не победить меня с помощью каких-то иллюзий». Всё равно что Терминатор, увидевший своими железными мозгами призрака. «Поздравляю с потерей девственности в области сверхъестественного», как сказал бы Дин Винчестер.

Третий эпизод можно отследить в манге SideB, когда Ран, получивший от Юки разрешение убить тех, кто им угрожает, тоже кладет троих боевиков из банды Синие Глаза. Все эти три случая можно связать в цепочку осознания и развития конкретного навыка, вот этого Плутонианского транса, который уже к Глюэну явно осознаваем, если не управляем. К SideB Ран явно практически нащупал ещё и механизм управления.

Однако сам по себе Плутон просто в знаке Скорпиона не дал бы эффект такого масштаба. И тут нам придется ещё раз вернуться к понятию лунных домов. Место, откуда отсчитывается первый дом гороскопа, отвечающий за «Я», за личность, осознанно воспринимающую мир, за первую на него реакцию, называется Асцедентом. И является как бы местом концентрации этого дома. Именно положение Асцедента очень сильно влияет на нашу личность и часто сильнее, чем Солнце, по которому мы обычно вычисляем свой знак зодиака. Собственно, именно поэтому «общие», недетализированные гороскопы имеют довольно мало сходства с теми, кто их читает. Назвать Рана типичным Раком было бы довольно смешно, если бы не было так грустно, потому что его Асцедент, точка, отмечающая начало первого лунного дома, находится в самом конце Скорпиона. Место само по себе довольно примечательное, но, словно этого мало, полагаю, что примерно там же, на этом Асцеденте, и находится сама планета. А это уже будет совсем другой масштаб проблем и ощущений от личности.

Во-первых, стоящий таким образом Плутон очень сильно увеличивает свое влияние на личность человека, больше того, он влияет на внешность. Асцедент в Скорпионе, да ещё и со стоящим на нем Плутоне, дает внешность почти болезненно яркую и резкую, бросающуюся в глаза вплоть до ощущения демоничности или инфернальности. При этом в наличии умение и склонность сливаться с мебелью или задним планом до тех пор, пока это нужно обладателю. Язвительность, жесткие черты лица, настороженный пристальный взгляд, постоянное ощущение исходящей угрозы, словно жесткое рентгеновское излучение.

Находиться рядом с таким человеком, если он сознательно не скрывает эти свои черты, мягко говоря, стрёмно и некомфортно. Не говоря уже о том, чтобы пытаться строить с ним какие-то отношения, пытаясь найти любовь или уязвимость. Эффект примерно такой же, как если бы вы долго-долго докапывались до рака, пробивались внутрь твердого защитного панциря, надеясь найти нечто мягкое и нежное. А вместо рака там Ктулху, который, строго говоря, тоже моллюск и тоже бывает нежный. По-своему, когда проснется и позавтракает. Ну вот, пробились. Есть желание рискнуть?

Я не зря дважды повторила, где именно в знаке Скорпиона находится Асцедент, и если меня вдруг читают коллеги-астрологи, то они, конечно, уже всё поняли. Так вот, для небольшого куска зодиакального круга, от последней четверти Скорпиона до второй четверти Стрельца, астрология выделяет ещё один, тринадцатый знак – Змееносец. И в данном конкретном случае без него – никуда, потому что этот знак отвечает за отношения своеобразного контракта с высшими силами. До тех пор, пока человек работает в рамках того, что у него стоит в этом небольшом кусочке, ему временно прощаются лажа и недоработки по всем остальным больным точкам его личного гороскопа. Ключевое здесь, конечно, «временно», но и того немало. В рамках канона БК это означает, что до тех пор, пока Ран работает синигами на полную ставку у мироздания, ему до поры прощается всё, что он с собой делает из соображений целесообразности: загоняет глубоко внутрь Солнце и Луну, прежде всего, не говоря уже о Венере. То есть, сознательно отказывается от категорий «я хочу» и «я чувствую». За такие фокусы обычно прилетает быстро и больно, но у Рана с его Плутоном и Асцедентом в Змееносце времени в этом плане значительно больше, чем у тех, кто лишен этой конструкции. Для сравнения можно привести примерно одинаково «случайные» смерти двух девушек, Такатори Оки и Асами. Ока после начала общения с Оми погибает почти сразу. Асами «держится» довольно долго. То есть, дабы не возникло недопонимания, и Оке, и Асами есть за что самим оказаться под угрозой: Ока привыкла, что мир вращается вокруг неё и в конечном счёте всё будет так, как она захочет, не говоря уже о том, что конечно же с ней не может случиться ничего плохого. Асами же прекраснодушная идеалистка, не желающая увидеть окружающих такими, какие они есть, а не такими, какие они в её розовых представлениях о реальности. Не будь рядом с ними Вайсс, цена ошибки в себе и своей жизни была бы несколько ниже. Для Оми и Рана же это наглядный пример того, что бывает, если ставить одну сторону своей жизни (и себя) выше другой. Собственно, к концу Глюэна Ран вполне осознает неправильность своего положения, но – без поддержки основных личностных планет – он просто устал, чтобы взять и измениться. И хочет домой, в мир мертвых.

Собственно, то, что он это собирается делать, даже почти что осознают те, с кем он прощается – Оми (сцена будет показана в SideB флэшбеком) и Ая-тян. Не осознает Кэн, которого прямо сейчас треплет очередной кризис и который даже предположить не может, что с Раном может что-то случиться.

Впрочем, «смерть ей к лицу», в смысле, ощущение этой почти-смерти от чьего-то ножа в Глюэне Рану явно на пользу. Приличные Овны переосмысляют себя в тюрьме, синигами – поймав измененное состояние сознания, между обмороком и смертью. Потому что как раз после этого удара ножом наконец включается Рачий архетип, Солнце начинает работать в сторону «неужели мне разрешили хотеть?», а сам Ран порядком офигевает, заметив, насколько меняется то, как его воспринимают люди. Для иллюстрации можно глянуть тот момент в манге, когда Ран учит младших членов Сирот делать бомбы и немножко тактике – и у всех участников сцены безотносительно темы разговора очень теплый и трогательный эмоциональный фон. «Сейчас мы немножко поиграем, обхитрим их и победим». В общем, в SideB Ран наконец разрешает себе то, чего себя долго лишал, — команду-семью-клан с полноценным включением его эмоций. И потому появляется внутренний механизм компенсации Плутонианской иномирности – совершенно обыденный быт, которого в манге очень много. «Клан» позволит Рану не просто существовать между миссиями, а жить, причем довольно осмысленно – то есть, понимая, в чем именно заключается для него ощущение счастья, — признак того, что он всё делает правильно. И не забывая развиваться по всем глобальным задачам, поставленным перед ним, потому что внутренне сбалансировать всю эту занятную систему сдержек и противовесов мало. Нужно ещё и улучшать её, потому что у каждой планеты есть высшая октава. Это наличие стремления к саморазвитию крайне радует.

Что ж, персонифицированный образ Смерти вышел у Коясу довольно оригинальным: теперь красота не только спасает мир, но и очищает его от всяких зажившихся личностей.

Косить ему, не перекосить.

"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"