Яма

Автор: The Killers
Бета:Эриния
Рейтинг:G
Пейринг:СС, ГП, мародеры
Жанр:AU, General
Отказ:Отказываемся.
Цикл:Уроки Окклюменции [12]
Аннотация:Чем закончилась повторная вылазка Мародеров в Запретный Лес или "Второй раз на те же грабли"...
Комментарии:Продолжение "Уроков Окклюменции".

Предупреждаем: Снейпу помогает его домовик Джимси.
Воспоминание о том, что случилось с Мародерами в Запретном Лесу Снейп добыл из кабинета Дамблдора.
Не знаем, как, но взял ))).

Написано Киллером 001
Каталог:нет
Предупреждения:OOC, AU
Статус:Закончен
Выложен:2012-02-12 22:34:38 (последнее обновление: 2012.02.12 16:22:52)
  просмотреть/оставить комментарии
- Двести пятьдесят баллов Гриффиндору! Вы хотели снять десять баллов, профессор Снейп? Прошу вас!
Кроваво-красные рубины заполнили верхнее отделение песочных часов Гриффиндора. МакГонагалл торжествующе усмехнулась и в сопровождении Крэбба с Гойлом направилась к парадной лестнице.
Снейп отрывисто приказал стоявшему неподвижно Поттеру следовать за ним и, развернувшись, направился в подземелья. Гарри, поколебавшись, нехотя последовал за ним, с трудом преодолевая жгучее желание кинуть преподавателю в спину Авадой. Внутри все кипело и бурлило от горя и ненависти.
Снейп открыл дверь в кабинет, молча достал уже знакомый до самой мелкой щербинки думосбор и поставил его на стол. К удивлению угрюмо смотревшего на него Поттера, он не стал доставать воспоминания из собственной головы, а призвал из шкафа два хрустальных флакона и вылил из них в чашу серебристое содержимое…
- Мне сейчас не до просмотра… - попытался отказаться Гарри.
- Прошу! – непреклонным голосом приказал Снейп, мрачно глядя на него злыми черными глазами.

* * * *

…Серебряный полумесяц ярко светил на небе, легкий ночной ветерок ласково играл с верхушками многовековых деревьев, стволы которых были покрыты зеленым мхом. В ночном Запретном лесу не затихала своя жизнь: кентавры бесшумно охотились, единороги все стадом шли на водопой, древесные человечки поскрипывали в дуплах…
И в такую ночь было очень славно пошалить – выбраться из замка под мантией-невидимкой, подаренной отцом, перекинуться в животных и вперед, в Запретный Лес!!! Навстречу приключениям и свободе! В принципе, Поттер с Блэком частенько такое проделывали, улизнув вдвоем, тайком от своих приятелей, благо под мантией свободно умещались только два человека, так что всегда был риск, что Люпина с Питером могут и заметить в хождении по замку в неурочное время. Причем, Ремус постоянно занудно отговаривал их от веселых затей и шалостей, ссылаясь на свою должность старосты, а после того, как они отправили к нему Снейпа в полнолуние, он и вовсе почти перестал шалить и дурачиться с ними. Питер же постоянно трусил и дрожал, причем, у него завелись свои крысиные дела. И он частенько по вечерам куда-то пропадал и появлялся только после отбоя. Так что пусть уж лучше спят себе спокойненько.
А им надо размяться и повеселиться, тем более, в Запретном лесу они обследовали небольшую западную часть, теперь хотелось бы побывать и в восточной, где особенно большие и старые деревья и непроходимая лесная чаща. Тем интереснее было, что на днях они подслушали разговор заучки Сопливуса с профессором Кеттлберном, которые обсуждали страшную опасность, подстерегавшую магов и волшебных созданий в восточной части леса, и необходимость регулярно ходить и проверять, не попал ли кто в беду в той части леса. Запреты как магнитом тянули их на поиски приключений. И очень хотелось своими глазами посмотреть на эту воображаемую опасность! С Сопливуса станется накрутить ужасов, он же паникер и трус! А вот гриффиндорцы всегда предпочтут сами пойти и разведать, что и как, и по возможности еще и стать героями, самолично устранив опасность… Это же дух Гриффиндора – не прятаться за спинами и не идти окольными путями, а встречать опасность лицом к лицу, без всяких планирований и заморочек – палочки наизготовку и вперед, в бой!
Опасность никогда не страшила Мародеров, даже то ночное приключение с тестралами вышло им на руку – ну да, было жутко больно и страшно, но зато какая отдача! Вся школа гудела неделю, к ним подходили студенты со всех факультетов, кроме змеиного, разумеется, расспрашивали с восторженным придыханием и неподдельным ужасом в голосе о подробностях ночного происшествия, девушки наперебой жалели и восхищались их смелостью и мужеством, правда, была одна неприятность… Противный Кеттлберн снял с них кучу баллов, да еще и за завтраком во всеуслышание объявил, что благодарить за спасение они должны ни кого иного, как все того же Сопливчика! Рожи у Мародеров перекосились, как от уксуса… Благодарить Снейпа! Дернула же нелегкая эту сальноволосую сволочь натолкнуться на них в лесу – сами бы справились, подумаешь, ноги погрызли немного… просто они растерялись! Но все было бы пучком, ничего бы с ними не случилось!

* * * * *

Молодой олень с ветвистыми рогами и большой черный лохматый пес бежали по ночному лесу, обнюхивая все мало-мальски интересные кусты и кочки, Блэк еще постоянно задирал лапу, метя все вокруг, над чем Джеймс постоянно смеялся – уж больно приятель вжился в свой анимагический образ. Хотя он и сам был не прочь почесать свои рога о каждое третье встретившееся дерево – животные инстинкты зачастую затмевали человеческое мышление, хотелось задвинуть его вглубь и отдаться звериному телу полностью…
В ночном воздухе разливался незнакомый пьянящий и будоражащий аромат – пахли какие-то незнакомые цветы. От этого запаха хотелось кататься по земле, прыгать и кувыркаться, чем больше анимаги вдыхали его, тем большая эйфория охватывала их. Они как завороженные следовали за чарующими волшебными запахами-флюидами, уходя все дальше и дальше от Хагридовских кордонов, в самую неисследованную и опасную часть Запретного Леса…

…Поттер застонал и с трудом открыл глаза… Очки перекосились и сползли на подбородок. Он не помнил, где он и кто он вообще… Последним воспоминанием было, что земля резко ушла из-под ног, то бишь, копыт, короткий полет и темнота…
Гриффиндорец с трудом приподнялся на локтях. Они с Сириусом лежали на груде каких-то растений, черно-зеленые стебли разной толщины с длинными округлыми листьями, на стеблях очень много белых восковых цветов с ярко-красными серединками, которые издавали тот самый пьянящий запах, за которым они и шли. Джеймс помнил, что они были в образе животных, как же получилось, что они перекинулись обратно неосознанно… Он с трудом встал и осмотрелся внимательнее. Они находились на дне глубокой большой ямы, поверхность земли была очень далеко и выглядела маленьким отверстием, в которое заглядывал яркий месяц – они упали в яму-ловушку, прикрытую травой и ветками. Но кто мог соорудить такое и для чего? Поттер судорожно схватился за палочку, которая всегда была за поясом штанов – ее не было. Наверное, выпала, пока он спал. Он упал на колени и принялся шарить в куче мясистых стеблей, которые слабо извивались и беспорядочно шевелились. Слой незнакомых растений был внушительным, почти метровой толщины, потому они и не разбились, падая с такой высоты, но Поттер не мог припомнить, чтобы они проходили на Гербологии что-либо похожее на этот образец флоры. В обширнейших теплицах мадам Спраут такого цветка не было.
Палочку он так и не нашел, видимо, она провалилась вниз, а разгрести всю эту кучу зелени он не смог бы физически. Поттер пополз к Блэку и принялся тормошить его. Сириус застонал и с трудом сел, держась за голову. Палочки не оказалось и у него, и друзей охватила паника. Без волшебных инструментов они были беспомощны, как слепые щенята. В течение нескольких часов они бродили по яме, обследуя ее, и выяснили, что это идеально круглое образование, диаметром в двадцать футом, с отвесными гладкими стенами, высотой футов в сорок, внутри которого нет ничего, кроме незнакомых цветов. Они были повсюду – на полу, на стенах, оплетали даже так называемый потолок в яме. Видимо, у растений как раз был период цветения, большие восковые бутоны раскрывались буквально на глазах, из пурпурной сердцевины раскручивался длинный тонкий пестик… или тычинка? От приторного запаха кружилась голова и очень хотелось спать. Плюнув на безвыходное положение и отчаявшись найти свои палочки, подростки решили немного поспать. Друзья прикорнули рядышком и провалились в глубокий сон…

… Они просыпались дважды и с каждым разом сделать это было все труднее и труднее. Во всем теле чувствовалась невероятная слабость, невозможно было даже поднять руку, чтобы отодвинуть вороха цветов, которые облепили их со всех сторон… или им это только казалось? Ведь цветы не могут двигаться… или могут? Нет, точно могут, ведь в теплицах у мадам Спраут полно всяких лиан и плотоядных цветов, которые норовят напасть на тебя… а эти цветочки такие милые, безобидные и красиииивые… и пахнут так здорово – от этого запаха снятся такие яркие, веселые сны… Даже не хочется просыпаться… Спать, спать, спааааать… Ой, как больно! Как будто пчела ужалила! И еще, и еще раз! Да что же это такое? Руки как каменные, невозможно даже на дюйм приподнять, чтобы почесать шею… Откуда в яме пчелы, да еще так много? Сиииииириусссс…. Прогони мерзких насекомых, они меня всего закусааааали… Как же хочется спать…

Свет… Как больно глазам. И все тело зудит и чешется. Кто-то несет его на руках. А, это Хагрид, его неопрятная борода щекочет лицо. Кто-то визжит и охает. Что случилось?
Поттер с трудом открыл глаза. Светло. Солнце в зените, слепит. Сфокусировав взгляд, увидел, что Хагрид уже подходит к замку, вся школа высыпала на крыльцо и лужайку перед Хогвартсом. Он судорожно забарахтался и хрипло прокаркал, точно Сопливус, когда они его душили мыльной пеной: «Сириус! Где Сириус?»
Хагрид прогудел добродушно: «Да тут твой дружок, его профессор Кеттлберн транспортирует Мобиликорпусом. Сам понимаешь, не тащить же ему его на руках!»
Джеймс поуспокоился и откинулся обратно. Он почти ничего не помнил, только нестерпимо чесалось все тело – руки, шея, спина, лицо. Он поднял руку – она была вся в мелких красных точках, которые слегка кровоточили. Неужели все-таки пчелы?

В Больничном Крыле их окружила заботами охающая и ахающая мадам Помфри. Там же собрались почти все преподаватели Хогвартса, которые видимо, отменили все уроки, иначе такое тотальное собрание было не объяснить. Хагрид с Кеттлберном тихо рассказывали, как они нашли пропавших студентов. Кетллберн передал мадам Спраут завявший белый цветок с красной сердцевиной. Спраут громко охнула и отшвырнула растение. «Хельгины пиявки!»
Джеймсу с Сириусом это название ничего не говорило – Гербология не была их любимым предметом и выезжали они за счет хорошей памяти и обаятельной внешности и комплиментов еще нестарой мадам Спраут. Каждый год, после экзаменов, большая часть ботанических знаний благополучно забывалась ими, как ненужная. Но половина профессоров встревоженно загудели и зашептались, обсуждая происшедшее.

На следующее утро к больным пришел директор Дамблдор. Приятели уже опомнились и пришли в себя, настойки и мази мадам Помфри быстро привели их в порядок, хотя она сокрушенно качала головой, бормоча что-то под нос о том, что надо быть совсем идиотами, чтобы попасть в такую ситуацию. О какой ситуации шла речь, им так и не удалось у нее узнать, поскольку медсестра никогда не была благорасположена к ним из-за обилия пациентов, которых ей предоставляли их невинные шалости и проказы. Помфри их хулиганства невинными почему-то не считала. Видать, из-за того, что сопливые малолетки не понимали их веселых шуток и вместо того, что посмеяться со всеми, с ревом и воплями бежали в Больничное крыло. Ну и ладно, плевать на занудливых взрослых!
Дамблдор молча остановился у их кроватей. Блэк привычно состроил умильную рожицу, надеясь растрогать мрачно молчавшего старика. Раньше такой номер прокатывал запросто, особенно с их деканом, которая не могла долго сердиться на своих лучших учеников. Джеймс покаянно опустил очкастую голову – он относился к случившемуся серьезнее, ведь их все-таки поймали с поличным – они нарушили школьные правила и ночью были в Запретном Лесу. За такое, как минимум, снимают по пятидесяти баллов с носа и назначают месячную отработку у Филча, так что никакие наивно-состроенные рожицы делу не помогут.
- Ну, молодые люди, признаюсь, вы изрядно разочаровали меня. А ведь, мистер Блэк, после случая в Визжащей Хижине вы клятвенно обещали мне, что больше не станете нарушать правил…
- Ну, так мы же и не трогали Сопли… Снейпа! Как и обещали! – рьяно кинулся защищаться Сириус, не замечая предостерегающих гримас приятеля.
- Мистер Блэк, так значит, ваша клятва была направлена только на мистера Снейпа, а соблюдение дисциплины и школьных правил, единых для всех, вы вовсе и не имели в виду? – удивленно приподнял седые брови директор.
- Эээээ… ну, вы сказали оставить Снейпа в покое, я поклялся… о другом-то речи не шло… - неуверенно промямлил разом сдувшийся Блэк.
- Да-да, конечно, Северуса вы больше такой опасности не подвергали, но вот все другое… мда… что ж, как ни прискорбно сообщать вам это, но придется. Так вот, молодые люди, не хочется вас огорчать, но в свете выяснившихся обстоятельств вам придется отправиться домой.
- Что? Нас исключают? Но… даже когда мы покалечили Сней… - Сириус вовремя захлопнул рот, поймав яростный взгляд друга.
- Нет, я не исключаю вас, хотя мне пришлось опять снять с факультета Гриффиндор сотню баллов по настоянию профессора Кеттлберна… Ох уж этот Кеттлберн, все ему неймется, - пробурчал под нос директор. – Так вот, как я сказал, исключать вас никто не собирается, вы временно не сможете заниматься, потому что у вас сейчас не осталось магии.
- Как так, не осталось магии? Просто мы потеряли свои волшебные палочки, они остались в яме, но мы завтра же пойдем к Олливандеру и купим себе новые, это вообще не проблема, - оптимистично сказал Блэк, видимо, абсолютно не огорчившийся потере своей палочки.
- Нет, нет, дело вовсе не в этом… Ваши палочки профессор Кеттлберн добыл из ямы, они в целости и сохранности. Вот, можете взять их! Только, боюсь, толку от них пока не будет.
Друзья схватили поданные палочки, но не почувствовали знакомого ощущения тепла и вибрации в руках, как будто взяли в руки просто карандаши, безжизненные и мертвые. Блэк судорожно размахивал своей палочкой, пытаясь наколдовать Люмос. Ничего не выходило.
- Что это? Что с нами случилось? Или что-то с палочками? Они испортились? – Дамблдор успокаивающе поднял руки, призывая взволнованных юнцов успокоиться и выслушать его.
- Нет, молодые люди, палочки в полном порядке! Дело… в вас самих. Вы, нарушив школьные правила, пошли ночью в Запретный Лес, что строжайше и категорически запрещено лично мной, и попали в магическую яму-ловушку. Такие ямы большая редкость и они скрыты так искусно, что их можно не обнаружить столетиями. Этой очень много лет, мы подозреваем, что ее соорудили для каких-то целей, ну скажем, для поимки врагов, ученики Хельги Хаффлпафф, потому что магические растительные пиявки – именно ее разработки, упоминающиеся в древних рукописях. Эти волшебные цветы заманивают все живое в ловушку с помощью запаха, затем усыпляют жертву и с помощью жала высасывают из волшебника магию вместе с кровью. Вы были сильно обескровлены, отсюда и ваша слабость, но у мадам Помфри качественное Крововосстанавливающее, к сожалению, оно без магии…
Джеймс с Сириусом в совершенном ужасе переглянулись между собой.
- Мы… мы стали сквибами?
Сириус вцепился в нечесаную шевелюру.
- Меня дома прибьют! Мало того, что учусь на Гриффиндоре, так еще и сквиб – самый большой позор в семье!
- Ну-ну, не надо так переживать! Профессора посовещались и выяснили, что потеря магии временная, к счастью, просто на восстановление нужно время, и чем больше, тем лучше! Так что год вам придется провести дома, а потом, когда магические способности восстановятся, вы вернетесь снова на 7 курс и закончите его, - успокаивающе сказал Дамблдор.
- Это что, мы, получается, будем второгодниками? Это же позор! А как же наши друзья, Люпин, Питер? Джим, а как же ты без Эванс? И Сопливус будет злорадствовать, змея слизеринская! – Блэк ненавидяще сжал кулаки.
- Мистер Блэк, неужели вам важно мнение студентов, а не то, что вам нужно восстанавливаться и заканчивать образование? Поверьте, окружающим вовсе нет до вас такого уж большого дела, как вы себе представляете! 7 курс выпускной, поэтому студенты отдают все силы на подготовку к ТРИТОНАМ, а вовсе не на обсуждение чьей-то личной жизни. И мир вовсе не вращается вокруг вас, дорогие мои гриффиндорцы. В любом случае, оставаться в Хогвартсе вы не можете, поэтому завтра же соберете вещи и отправитесь по домам через мой камин. Дома подумаете, к каким плачевным результатам привело вас систематическое нарушение вами правил, которые придуманы исключительно для защиты школьников, а не для того, чтобы их нарушали ради развлечения.
Желаю удачи, и жду вас в следующем году, дорогие мои! Мне очень жаль, но, увы! Ах, да, кстати, я же принес вас гостинец, чтобы быстрее выздоравливали! – и Дамблдор, положив каждому на тумбочку по веселому разноцветному кулечку, степенно удалился из Больничного Крыла.
Приятели мрачно обдумывали слова директора, усердно шевеля мозгами и прикидывая, какие преимущества можно извлечь из сложившейся ситуации.
- Что там? – любопытный, как сорока, Блэк схватил сверточек и разорвал его.
- Лимонные дольки! Старый маразматик издевается над нами! – конфеты желтым дождем полетели в стену. Из подсобки выскочил молодой эльф, осуждающе посмотрел на буяна и мигом ликвидировал беспорядок.
- Что уставился, тварь пучеглазая? Тоже радуешься? У поганых домовиков магии больше, чем у меня! Чтоб вас всех, уроды проклятые! Ненавижу! – бесился и бушевал благородный отпрыск Блэков, оставшийся без магической силы.
- Успокойся, Сири, ничего уже не поделать… Сами виноваты… Незачем было подслушивать Сопливчика, только ему в голову может прийти такие мерзости обсуждать, - глубокомысленно изрек повесивший нос в ожидании расставания с обожаемой Эванс Поттер. – Надеюсь только, она согласится со мной встречаться в Хогсмиде или в Лондоне…


* * * * *

Гарри вынырнул из думосбора.
- Ко всему прочему, теперь я узнаю, что мой отец еще и второгодник! И Сириус!
Что еще новенького я узнаю от вас, Снейп?
- Профессор Снейп, Поттер! Надеюсь, вы не собираетесь и в этом обвинять меня, как всегда это делаете? А суть в том, что если вы нарушаете правила, следует заметать следы и не попадаться! Впрочем, гриффиндорцы прут напролом и все делают очень топорно! Ну, что, Поттер, теперь вы убедились, чем чреваты походы в Запретный Лес? Я помню, первый раз вы отправились одни в это страшное место на втором курсе, не так ли? И вам невероятно повезло, что вы вернулись оттуда целым и невредимым, и Рон Уизли не пострадал! А еще вам повезло, что вы не получили абсолютно никакого наказания, потому что вы подвергали смертельной опасности не только себя, но и другого ученика! Не думаю, что семья Уизли сказала бы вам спасибо за смерть своего сына!
Вчера приключилась та же история! Почему вы не остались в кабинете Амбридж, зачем вам надо было завлекать ее небылицами в Запретный Лес и оттуда отправляться в Лондон? Вы попались на удочку Темного Лорда только из-за своей гордыни и упрямства, а еще самонадеянности! Конечно, зачем вам учиться Окклюменции, проще ведь шариться в мозгах у Темного Лорда и с видом триумфатора разоблачать его, якобы, коварные планы! – язвительно бросал Снейп, нервно расхаживая перед Поттером.
- А что я мог сделать? Я же крикнул вам, что Сириусу грозит беда, вы даже глазом не моргнули! – заорал злой Гарри.
- Я должен был кинуться успокаивать вас на глазах у Амбридж? Поттер, я не глухой, к вашему сведению, и все прекрасно понял, или вы считаете, что я не в состоянии разгадать ваших сложнейших загадок и намеков? Почему нельзя было дожидаться в кабинете, я как раз отправил туда вашего декана! Она вызволила бы вас! И я тут же известил и Дамблдора и вашего крестного, который преспокойно сидел дома!
- Амбридж хотела наложить на меня Круцио! Мне следовало стоять и ждать этого?
– Круцио в исполнении директора – великолепный выход из сложившейся ситуации! После этого, с вами, подвергнутым Круцио и многочисленными свидетелями, она бы не задержалась в школе и на день и ваш обожаемый Дамблдор тут же вернулся бы на свой пост, в крайнем случае, его заменила бы МакГонагалл! Так трудно было сделать немного логических выводов из сложившейся ситуации? Почему вы не доверяете взрослым, а строите свои собственные запутанные многоходовые комбинации, которые рано или поздно приводят к трагическим последствиям? Останься вы в кабинете – и ваш крестный был бы жив!
- Это вы, вы виноваты в его смерти! Вы постоянно оскорбляли его, а Дамблдор запер на Гриммо! Поэтому он бросился в Министерство, спасать меня! – орал, брызжа слюной, красный от ярости Поттер.
Снейп скользнул к нему и схватил за воротник мантии, приблизив бледное, перекошенное от бешенства лицо.
- Ну, нет, Поттер, не выйдет! Эту смерть вы на меня не повесите! Если хотите обвинять кого-то – вините себя, за то, что не слушали меня и не учили как должно Окклюменцию и позволили Темному Лорду запутать себя иллюзией, Дамблдора, за то, что не учил вас сам, а навязал эту неприятную миссию именно мне, и наконец, своего дражайшего крестного, который не подчинился приказу и не остался дожидаться новостей дома! Только не меня! Слышите, Поттер, мне хватит обвинений… - Снейп резко замолчал и оттолкнул Гарри, брезгливо вытерев руку о мантию.
- Вы свободны, более вас не задерживаю!

И Гарри, оставшись при своем твердом мнении о профессоре как о прямом виновнике гибели Сириуса Блэка, бросился вон из кабинета профессора Зельеварения.











"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"