Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

На одном дыхании

Оригинальное название:just one breath
Автор: kkgee, пер.: Юми-ко
Бета:нет
Рейтинг:NC-17
Пейринг:Джаред/Дженсен
Жанр:Romance
Отказ:История вымышленная. Материальной выгоды не извлекаю
Цикл:Just One Breath [4]
Фандом:Сверхъестественное
Аннотация:После ужасного происшествия на съемках жизнь Дженсена висит на волоске, и Джаред наконец понимает, что для него действительно важно в этом мире
Комментарии:Таймлайн: Забастовка, конец третьего сезона. Спойлеры к финальным сериям.
Мысли Джареда выделены курсивом.
Это основной фик цикла, остальные - сайд-стори, их можно читать по очереди или без.


Каталог:нет
Предупреждения:слэш, UST, RPH/RPS
Статус:Закончен
Выложен:2012-01-22 09:42:55 (последнее обновление: 2012.03.12 05:50:18)
  просмотреть/оставить комментарии


Глава 1.

Солнце светит, Дженсен улыбается, и значит, все прекрасно в мире Джареда Падалеки.

***

Джаред по-дурацки счастлив вернуться к работе, невзирая на то, что вставать приходится в несусветную рань. Так счастлив – просто до головокружения. Дженсен еще не получил свою утреннюю дозу кофеина, и все, что достается Джареду – это ворчание и досадливая полуулыбка, но он знает, что тот радуется возвращению не меньше его самого. Это их дело. Здесь они и должны быть.

Забастовка была долгой, и это одновременно и проклятье и подарок небес. Сначала Джаред наслаждался внеурочным отпуском – первым за долгое время, так уж случилось, что он просто не мог работать, даже если бы захотел. Пару недель он отсыпался и проводил время с друзьями, затем съездил к семье в Техас. Было так здорово никуда не спешить, знать, что нет никаких неотложных дел, и некоторое время Джаред с упоением предавался лени.

Так продолжалось почти месяц. А потом появилась тревога, она все нарастала, пульсировала внутри, время от времени вырываясь на поверхность вспышками страха перед неопределенностью. Что, если шоу закроют? Что, если я не смогу больше этим заниматься?

«Сверхъестественное» было лучшей работой за всю жизнь Джареда, такой, о которой он мог только мечтать: энтузиазм Эрика, твердое руководство Кима, бесспорный талант и товарищеский дух всей съемочной группы – все это безумно полюбилось Джареду. Ему нравилось рано вставать и поздно ложиться, часами сидеть с Дженсеном в трейлере, пока Дженни и Шеннон суетились над ними, накладывая макияж. Ему нравилось играть Сэма и работать в паре с Дженсеном. Временами изображать Сэма и Дина бывало чертовски сложно – физические нагрузки и душевные переживания персонажей порой просто убивали, – но они всегда находили опору друг в друге. Сериал стал для них бесценным жизненным опытом, и Джаред был достаточно умен, чтобы это понимать. И чтобы дрожать от ужаса при мысли о том, что может потерять все это.

Что со мной будет, если не смогу играть Сэма? Что я буду делать, если Дженсена не будет рядом?

Эти вопросы сводили Джареда с ума, и поэтому он, прихватив Сэнди, смылся в Европу. Они мотались по миру как туристы, а в Париже вели себя как все прочие влюбленные пары, и однажды ночью под влиянием момента или, возможно, под давлением стереотипов, Джаред упал на одно колено и сделал Сэнди довольно-таки шаблонное предложение руки и сердца. Она расплакалась от счастья, а Джаред испытал облегчение от мысли, что хоть эту часть своей жизни он может полностью контролировать.

Когда Эрик позвонил и сказал: «Эй, мы снова в деле, осталось доснимать 4 эпизода и, кстати, сериал продлили еще на один сезон», - Джареда наконец отпустило напряжение, которое он, сам того не замечая, сдерживал с того самого момента, как попрощался с Дженсеном в Чикаго. Затем он упаковал свои вещи, забрал собак и отправился домой в Ванкувер.

Вот так Джаред вернулся, и теперь вместе с Дженсеном ждал, пока группа готовила место для первой съемки – сцены в местном парке. Зима пока не спешила сдавать позиции, но было довольно солнечно, хотя утром и подморозило. Дженсен согревал руки о чашку с кофе, и Джаред улыбнулся абсолютно идеальной привычности момента.

Когда им сообщили, что все готово, Дженсен вопросительно глянул на Джареда, и тот отрывисто кивнул в ответ. Словно в синхронном плавании, они одновременно потянулись, стукнувшись кулаками, и Дженсен сказал свою первую за день фразу:

- Давай сделаем это.

Джаред громко рассмеялся, так заразительно, что Дженсен присоединился к нему, двинувшись в сторону камеры.

***

В полдень Ким объявил обеденный перерыв. Они еще не досняли сцену, и это долбаный закон подлости в действии: то микрофон опустили слишком низко, то птица залетела в кадр, и прочее в таком роде. Честно говоря, все немного расслабились за время вынужденного отдыха, в том числе и Джаред. Словно тренировка после недельного перерыва – задеревеневшие мышцы не хотят растягиваться так, как должны, и немного больно, но это хорошая боль. Радостное настроение Джареда ничто не способно было омрачить, на самом деле, оно только улучшилось, когда Дженсен соизволил полностью проснуться, и они окунулись в знакомый рабочий ритм. Не то чтобы Джаред не осознавал, как скучает без всего этого, но, боже, вернуться – это было нечто.

Дженсен шел прямиком к столу с едой, но Джаред притормозил его, взяв за локоть.

- Что такое, Джей?

Джаред кивнул в сторону небольшой группы людей, собравшихся в стороне и все утро наблюдавших за их работой.

- Нам надо поздороваться.

Дженсен скорчил гримасу.

- Мы так никогда не доберемся до еды.

- Давай, Джен, будет весело. Мы не общались с фанатами со времен конвенции в Чикаго. – Джаред сделал проникновенное лицо. – У нас есть долг перед нашей любящей публикой, Дженсен. Они несколько месяцев были лишены возможности выразить нам свое восхищение.

- Твоя скромность никогда не перестанет меня удивлять, Падалеки.

- Это часть имиджа, Джен.

Дженсен сдался, как и ожидал Джаред.

- Без разницы. Давай закончим с этим побыстрее, чтобы я мог уже пообедать.

Джаред сделал шаг по направлению к толпе.

- Вряд ли тебе грозит голодная смерть, Дженсен. Ты вполне проживешь, даже если иногда будешь пропускать обед.

- Чувак. Ты только что намекнул, что я толстый?

Джаред ухмыльнулся через плечо, протягивая руку одной из собравшихся девушек, чьи глаза в момент расширились, став похожими на кофейные блюдца.

- Привет. Я Джаред.

На вид ей можно было дать лет 15-16, она покраснела и заикалась так, что Джаред с трудом смог разобрать ее имя.

Он уже привык к такому, и, по правде говоря, даже получал определенный кайф от того, что люди так на него реагируют. Это был один из многих положительных моментов в его работе, и он был благодарен и никогда не принимал это как должное. Без своих поклонников Джаред бы не был сейчас там, где он есть, так что он, как мог, старался их отблагодарить. Его голос потеплел.

- Спасибо, что пришли, Клер.

Она что-то забормотала, он улыбнулся.

Рядом Дженсен разговаривал с соседом Клер. Несколько минут спустя Джаред попрощался и, обогнув Эклза, подошел к следующему фанату.

Так прошло около получаса за рукопожатиями и раздачей автографов. Все это – часть работы, и когда Джаред услышал, как у Дженсена заурчало в животе от голода, он даже не рассмеялся. И ни слова не сказал.

***

Толпа начала расходиться, и парни пошли сквозь нее. Новизна ощущений от наблюдения за съемками быстро стирается, если просмотреть одну и ту же сцену раз 20 и пообщаться с актерами, и эта импровизированная встреча-приветствие, собственно, и была тем, ради чего люди пришли и стояли на холоде столько времени. Джаред и Дженсен убедились, что каждый уходит с улыбкой на лице, и это означало, что они молодцы.

Осталось всего четверо, пока Дженсен прощался с семьей из Сиэтла – три девушки явно пришли вместе, а последняя, очевидно, была одна. Она стояла в стороне и выглядела немного испуганной. Джаред шагнул к ней, и она быстро сделала три шага назад. Это внезапное движение привлекло всеобщее внимание, и Дженсен встал позади Джареда.

У Джареда в голове замигали тревожные лампочки, но, в конце концов, это была одна из фанаток, поэтому он нацепил на лицо свою самую ослепительную улыбку.

- Привет, меня зовут Джаред.

Она посмотрела на него с непониманием.

- Здравствуй, Сэм.

Джаред услышал бормотание Дженсена за спиной – вроде: что за черт? – и покачал головой. Это был далеко не первый случай, когда его от волнения называли именем персонажа, и, вероятно, не последний. Девушка просто нервничала. Он знал, что может успокоить ее, ему и раньше приходилось это делать.

- Нет, милая. Я Джаред. Джаред Падалеки. – Он снова улыбнулся, ожидая, что она пожмет плечами или рассмеется над своей ошибкой и начнет, заикаясь, извиняться. Но она не смеялась. Даже не улыбалась. Она просто смотрела на Джареда с каким-то странно пристальным выражением, и его это чертовски смущало.

Дженсен рядом с ним был напряжен, как натянутая струна, и когда Джаред хотел сделать шаг вперед, тот схватил его за куртку и, дернув назад, прошептал в самое ухо:

- Мы уходим, сейчас же.

Девушка стояла неподвижно, сжимая в руке ремень сумочки, и по-прежнему смотрела на Джареда. Тот глянул на остальных поклонниц.

- Но…

Дженсен снова притянул его к себе.

- Немедленно, Джаред.

Джаред пробормотал извинения разочарованным фанаткам и повернулся, чтобы уйти, споткнувшись, когда Дженсен подтолкнул его в спину для ускорения. Они успели отойти на несколько шагов, когда девушка крикнула:

- Подожди!

Джаред притормозил, но Дженсен снова подтолкнул его, не давая остановиться.

- Двигайся, Джей, нам нужно уйти отсюда.

- Нет, Джен, она просто…

- Сумасшедшая, Джаред. Она просто гребаная сумасшедшая. Ты видел ее глаза?

Джаред знал, что Дженсен пережил несколько неприятных историй, связанных с поклонниками, так что он не стал спорить, решив положиться на его опыт в отношении чокнутых фанаток.

Они прошли еще несколько метров, прежде чем ее голос зазвучал снова, на этот раз как приказание.

- Я сказала, подожди!

Они в момент остановились. Джаред похолодел от очевидной угрозы в голосе девушки. Парни одновременно повернулись к ней, только теперь Дженсен стоял чуть впереди, между девушкой и Джаредом, и тому это не нравилось.

- Джен.

- Заткнись, Джаред. – Джей никогда не слышал от него такого жесткого, такого неумолимого тона. Он попытался выйти из-за его спины, но каждый раз Дженсен вставал у него на пути. Джаред едва не рычал от отчаянного раздражения, но Дженсен даже не глянул на него, сосредоточившись на приближавшейся девушке.

Джаред несильно шлепнул Дженсена по спине.

- Отодвинься, придурок, мне ничего не видно.

В сдавленном смешке Дженсена не было ни грамма веселья.

- Поверь, тебе не захочется это видеть.

Ладно, подумал Джаред, хватит с него этого дерьма. Он больше Дженсена, так что просто заставит его отойти. Что он и сделал, ухватив друга обеими руками и отодвинув влево. Теперь он, наконец, смог взглянуть на девушку и от того, что он увидел, Джаред против воли задержал дыхание.

Она стояла метрах в десяти, не сводя глаз с Джареда, – сумочка куда-то исчезла, обе руки были прижаты к бокам, но в правой она что-то держала. Что-то темное и металлическое, что-то вроде – Джареда закоротило – у нее был пистолет, господибожемой, у нее пистолет.

- Дженсен.

Голос Дженсена не дрогнул.

- Успокойся, Джаред, все будет хорошо.

- У нее пистолет, Джен, - Джаред знал, что это звучит по-идиотски. Разумеется, Дженсен знает, что у нее в руке, но реальность рушилась, уплывала из-под ног, и констатация очевидного – это все, на что он был сейчас способен.

- Ты должен сохранять спокойствие. – Дженсен перевел взгляд с Джареда на девушку. – Мы все просто должны успокоиться.

Она чуть качнула головой, наконец переключив внимание на Дженсена.

- Я не хочу причинять тебе вред, Дин, я не для этого сюда пришла. Я пришла спасти тебя. – Она говорила искренне – абсурдно, как черт знает что, но искренне. Пустота в ее глазах сменилась маниакальным блеском, и она вскинула руку, направив оружие на Джареда. – Я приехала сюда, чтобы спасти мир. От него.

Дженсен заговорил мягким и удивительно ровным голосом, словно с испуганным ребенком, как это, возможно, и было.

- Как тебя зовут?

- Лори.

- Лори, мое имя Дженсен Эклз. А это – Джаред Падалеки. Мы актеры. Сэм и Дин Винчестеры – это персонажи, которых мы играем на телевидении. Это не по-настоящему, Лори. Все это – не реально.

- Я знаю, ты хочешь защитить своего брата, Дин, но его нужно остановить. Разве ты не видишь? Сэм – зло. И не важно, что ты любишь его и хочешь спасти, ты все равно не сможешь.

Дженсен повторил снова:

- Я Дженсен. Это Джаред. Сэм и Дин не существуют, Лори. Пожалуйста, убери пистолет.

Она прищурилась.

- Ты пытаешься обмануть меня.

- Нет, Лори, клянусь тебе, это не так. Я просто не хочу, чтобы кто-нибудь пострадал. Не ты. Не я. И не Джаред. Пожалуйста, Лори, просто опусти пистолет.

Джаред молча восторгался Дженсеном, его находчивостью и спокойствием. Это было гениально – постоянно повторять их имена, ее имя. Он пытался вытащить ее в реальность силой убеждения. Джаред заставлял себя стоять неподвижно, зная, что ему совсем не стоит сейчас привлекать внимание Лори. Глупое ошеломление прошло, и он снова был в игре. Мысленно произнеся короткую молитву, он поступил так, как делал всегда – положился на лучшего друга.

Краем глаза Джаред видел, как остальные девушки осторожно отходят подальше, и чертовски надеялся, что они догадаются позвать на помощь. Дженсен говорил с Лори все тем же мягким голосом, и Джаред позволил себе немного расслабиться, окунувшись в эти знакомые гладкие интонации. Давай, Джен, ты сможешь. Я знаю, что ты сможешь.

Девушки, должно быть, кого-то встретили, так как в отдалении послышались крики, и кто-то заспешил к ним. С этого момента отсчет пошел на секунды. Лори дернулась и нацелила оружие на Дженсена.

- Это ты виноват. Ты должен был убить его, как обещал своему отцу, Дин. Ему было бы стыдно за тебя.

Джаред снова ощутил, как земля уходит из-под ног, увидев пистолет, направленный на Дженсена.

И это, черт возьми, не имело никакого смысла, потому что тот даже не пытался уклониться – просто стоял и ждал выстрела. В этот момент Джея осенило – Дженсен все это время старался сосредоточить ее снимание на себе, отвлекая от Джареда, защищая его, а он даже не заметил, потому что это была единственная естественная, нормальная вещь во всем этом сюрреалистичном кошмаре. Когда до него дошло, чем это грозит, Джаред инстинктивно двинулся вперед, потому что он ни за что на свете не собирался позволять Дженсену словить пулю, предназначенную ему самому. Ни за что.

А потом время сделало бешеный скачок и разделилось на стоп-кадры.

Джаред шагнул вперед.

Дуло пистолета качнулось в его сторону.

Дженсен сделал шаг право.

Звук выстрела вспорол тишину и стих, раскатившись волной.

Джаред закричал.

И Дженсен упал.



Глава 2.

Благодаря встречному движению Джареда они не свалились на землю, когда Дженсена откинуло назад, но от сильного удара у Джея на миг потемнело перед глазами. Он инстинктивно обхватил Дженсена обеими руками – одной за талию, а второй поперек груди. В воздухе густо запахло порохом, а в ушах все еще гремел оглушительный звон выстрела. Выстрел. Пресвятая Богородица, она выстрелила в Дженсена.

- Джен? О, мой бог, Дженсен. – Джаред опустился на колени, приподняв Дженсена и очень осторожно перевернув его на спину, и уложил. Его взгляд мгновенно прикипел к багровому пятну, пугающе быстро расплывавшемуся у того на груди, у Джареда промелькнула бредовая мысль, что это похоже на психологический тест, где тебе показывают бесформенные кляксы на бумаге, а ты должен определить их значение. Может быть, он подумает об этом позже, а сейчас Дженсен истекал кровью у него на руках, и Джаред просто не мог этого допустить.

Он стянул с себя пиджак и, сняв мягкую фланелевую рубашку, которую носил под ним, сложил ее в неаккуратный четырехугольник, прижал его к ране и с силой надавил. Дженсен болезненно охнул.

Реальность разорвалась, распалась на куски, Джаред чувствовал жар по всему телу и невыносимую тяжесть. Медленно, словно сквозь патоку, его замутненное сознание обретало ясность. Все происходящее казалось ему галлюцинацией, бредом воспаленного мозга, но каждая деталь с неумолимой четкостью прорисовывалась перед мысленным взором. Была девушка, у нее был пистолет. Она выстрелила в Дженсена, и теперь у него текла кровь.

О, черт! Где девчонка?

Джаред напрягся, ожидая выстрела в спину – он так сосредоточился на Дженсене, что совсем забыл об угрозе. Бросив отчаянный взгляд в ту сторону, где стояла Лори, он увидел, как двое парней из съемочной группы прижимают ее к земле, должно быть, они скрутили ее, услышав выстрел.

Все остальное проходило мимо Джареда, будто в дымке, и он едва ли замечал, что делается вокруг. Он слышал звук приближавшихся шагов; голос Кима, орущего, что надо немедленно вызвать службу спасения; женский плач – может быть, это были Дженни и Шеннон, а может, кто-то из поклонниц, Джаред не знал, и ему было наплевать. Все, кроме Дженсена, потеряло значение.

Казалось, минули часы, но на самом деле все произошло не более чем за минуту.

***

Дженсену тяжело давался каждый вдох, и его теплая кровь насквозь пропитала рубашку – ее было слишком много, и текла она слишком быстро, Джаред знал это, но ни черта не мог поделать. Он не был врачом, он даже никогда не играл врачей! Все, что он мог – это оказать первую помощь, но этого было мало. Этого не хватит. Он со всей силы надавил на рану, поморщившись, когда Дженсен вздрогнул.

- Прости. Боже, Дженсен, мне очень жаль, но я должен. Мне так жаль.

Дженсен попытался что-то сказать, но ему не хватало воздуха, и губы шевелились беззвучно. Тогда он протянул руку и, ухватившись за футболку Джареда, заставил его наклониться ближе.

- Что, Джен? Что?

Дженсен снова попытался, и, наверное, у него получилось, а может, Джаред просто прочитал по губам, или это была какая-то гребаная телепатия, но Джей его понял. Три слова. Три слова, от которых у Джареда сжалось сердце, потому что в этом был весь Дженсен – даже на волосок от смерти он беспокоился о своем друге.

- В порядке ли я? – вышло немного истерично, но Джареду было все равно. – Да, я в порядке, ты, чертов идиот. Ты меня спас, доволен?

На губах Дженсена мелькнула слабая улыбка, и он разжал пальцы, выпустив футболку Джареда и приложив ладонь к его сердцу. Все как всегда. От этого простого жеста Джаред едва не сломался, дав волю слезам, но вовремя опомнился.

Каждая минута была на счету.

Джаред наклонился к самому лицу Дженсена и просунул ладонь под его затылок, глядя прямо в глаза.

- Не оставляй меня, Дженсен. Не смей меня бросать, слышишь?

В глазах у того мелькнуло непонятное выражение, прежде чем они закрылись, и Джаред убедил себя, что это было обещание.

***

В человеческом теле около шести литров крови, Джаред знал это, он смотрел канал Дискавери. Это могло пригодиться в какой-нибудь викторине. Однако сейчас это его, сидящего в больничном коридоре и разглядывающего свои руки, совсем не утешало. Он не мог отвести глаз от кровавых пятен, они были везде: забрались под ногти, размазались по ладоням, пропитали одежду. Сколько же крови осталось в теле Дженсена, если здесь ее так много?

Дежурная медсестра, посмотрев на Джареда, осторожно предложила ему пойти домой, отдохнуть и переодеться, но он ответил ей таким взглядом, что она тут же развернулась и сбежала к своему столу. Джаред подумал, что его реакция была более чем мягкой. Все его терпение ушло на то, чтобы уговорить фельдшера позволить ему сесть в машину скорой помощи вместе с Дженсеном.

Когда они добрались до больницы, над Дженсеном сразу засуетилась реанимационная бригада, и его увезли в операционную. Джаред не отходил от него последней секунды, но Дженсен так и не приходил в себя, с тех пор как потерял сознание в парке, и Джаред боялся думать о том, что это могло означать.

Он вообще боялся думать.

***

Дженсена оперировали уже 2 часа. Джаред не был одинок в своем ожидании, но лучше бы все просто оставили его в покое. Люди приходили и уходили, задавали вопросы, пытались утешить, ему пришлось разговаривать с полицейскими, и в конце концов у него просто не осталось сил. Он не мог больше говорить о том, что случилось, слишком свежи были кошмарные воспоминания. Джаред не мог позволить себе расслабиться, иначе он просто развалится на куски. Все, что он мог сейчас – это ждать.

Он взял чашку с кофе, когда ее буквально впихнули ему в руки, но от еды отказался. Потом одна из медсестер принесла ему сменную одежду из больничного набора, и Джаред пошел в ванную, чтобы привести себя в порядок, насколько это было возможно. Но отмыть кровь Дженсена со своих рук он так и не смог.

Прошло 3 часа, прежде чем Джаред вспомнил о Сэди и Херли. Он попросил Кима послать кого-нибудь к нему домой, позаботиться о собаках, может, даже отвезти их в питомник на время. Джаред знал, что не вернется домой этой ночью, и не уйдет, пока не будет уверен, что Дженсену ничего не угрожает. Наверное, он здесь надолго.

Маннерс понимающе кивнул.

- Конечно, Джаред, ни о чем не волнуйся. Мы обо всем позаботимся.

Ким был отличный мужик, он приехал в больницу вслед за скорой, как раз вовремя, чтобы оторвать Джареда от Дженсена, когда того везли в операционную. Он связался с Эриком, и тот позвонил родителям Эклза. Джаред почувствовал укол вины, ведь это была его обязанность, но, по правде говоря, он был просто не в состоянии. Он не мог позволить себе сорваться. Не сейчас, когда единственный человек, способный собрать его из осколков, находился между жизнью и смертью.

Еще через 15 минут Ким присел рядом с Джаредом и потрепал его по колену.

- Ты сообщил своим родным, Джей?

Джареда передернуло от этого сокращения – обычно только Дженсен называл его так – и покачал головой.

- Позвони им. И Сэнди тоже. – Ким сделал паузу. – Это будет во всех новостях. Они должны знать, что с тобой все в порядке.

Джаред вздохнул, закрывая глаза и прислоняясь затылком к стене.

- Я не в порядке, Ким.

- Я знаю, парень. Знаю.

***

Пять часов спустя Джаред стоял у входа в госпиталь с телефоном в руке. Ким был прав, нужно позвонить всем до вечернего выпуска новостей. Он знал, что должен это сделать, просто не хотел. Не хотел слышать неизбежную озабоченность в голосе матери и разбираться с истерикой Сэнди, которая у нее, разумеется, случится, как только он обо всем расскажет. Он листал список контактов и никак не мог определиться, кому позвонить сначала: маме или Сэнди?

Начал все-таки с Сэнди. Джаред кратко изложил ей события дня, не особо вдаваясь в детали. Звук выстрела. Липкий жар крови Дженсена на его руках. Он преуменьшил опасность, угрожавшую ему самому, а вот то, что сделал для него Дженсен, не пришлось даже преувеличивать, он и так был героем.

Сэнди хотела лететь к нему первым же самолетом, а Джаред усиленно придумывал предлог, чтобы отговорить ее от этого, ведь просто сказать: «Я не хочу, чтобы ты приезжала», было бы слишком грубо, даже если это и была истинная правда. Сэнди постоянно требовала внимания Джареда, а сейчас все его мысли были о другом.

- Милая, тебе не нужно прилетать. Это не я… - Получил пулю в грудь. Не мог дышать. Джаред едва не подавился невысказанными словами и глубоко вздохнул. – Со мной все хорошо.

- Джаред, я твоя невеста. Я обязана быть рядом с тобой в такой момент.

Не «я хочу» или «мне нужно», даже не «тебе нужно». Просто «я обязана». Джаред уловил разницу, и сразу понял, почему не хочет, чтобы она прилетала, но тут он ничего не мог поделать.

- Сообщи мне время прилета, я пришлю за тобой машину.

- Ты пришлешь машину?

Так, начинается.

- Сэнди, я не могу уйти из больницы.

- Ты же не его врач, Джаред, так что ты можешь. Просто не хочешь.

- Ладно. Я не хочу уходить, и это не обсуждается. Позвони мне позже, я должен поговорить с родителями, а потом вернусь внутрь. Операция может закончиться в любую минуту.

- Джаред.

- Он мог умереть, Сэнди, как ты не понимаешь? Дженсен мог умереть. И у меня совсем нет настроения пререкаться с тобой сейчас.

- Конечно, малыш. Прости меня.

В трубке повисла тишина, Сэнди явно ждала ответных извинений, но Джаред, испытывая непреодолимое желание побиться головой об стену, нажал на сброс.

Дженсен провел в операционной больше пяти часов, Сэнди собиралась в Ванкувер, и Джаред еще даже не позвонил матери.

Он был уверен, что этот день – худший в его жизни.

***

Джаред пытался не разрыдаться, словно маленький ребенок, во время разговора с матерью, но удалось с это с большим трудом. Она, как и Сэнди, сразу же предложила приехать, и он поблагодарил ее, но в конечном итоге отказался. Как бы ни нуждался он сейчас в поддержке, и без того слишком много людей было уже в пути: семья Дженсена, Эрик с Сарой и, конечно же, Сэнди. Джаред еще не звонил Крису и Стиву, но был уверен, что те тут же помчатся в ближайший аэропорт, как только услышат о случившемся. Добавить к этому членов съемочной группы, ошивавшихся поблизости, заполонивших госпиталь полицейских и репортеров, круживших вокруг, словно стая стервятников, – и получался уже просто какой-то цирк. Иисусе, Дженсен просто возненавидит этот бедлам, когда очнется.

Если он очнется.

Нет, он не будет об этом думать. К черту! Дженсен придет в себя, когда закончится операция, и все будет хорошо. Иначе быть просто не могло, это было невозможно и невообразимо. Он не умрет. Джаред должен верить в это, держаться за эту веру, потому что если он хоть на секунду допустит мысль о том, что может потерять Дженсена, то просто сойдет с ума.

Он просто не мог представить себе мир, в котором не было бы Дженсена.

***

Около шести с половиной часов после того, как Джаред в последний раз видел Дженсена, в зал ожидания вошел человек в белом халате со следами подчищенной крови и направился к Джареду и остальным, кто был вместе с ним.

- Здравствуйте, я Пол Бреннан, хирург, который оперировал Дженсена.

Джаред, не успев толком подняться на ноги, уже сыпал словами:

- Как он? Можно его увидеть?

- Вы член семьи?

Джаред дернулся.

- Не совсем. Его родители в пути, но они едут из Техаса и будут здесь только через несколько часов. Я Джаред Падалеки. Мы с Дженсеном вместе работаем, и он мой лучший друг. Пожалуйста, не говорите мне, что придется ждать родственников, чтобы узнать о его самочувствии. – Джаред едва не задыхался. Ничто в этом проклятом мире не смогло бы заставить его ждать.

Врач примирительно похлопал его по плечу.

- Все в порядке, Джаред, я говорил с отцом Дженсена до начала операции, и он сказал, что я могу сообщить вам о состоянии его сына.

- Так скажите уже, пожалуйста.

- Почему бы нам не присесть?

- Я не хочу садиться. Я просидел здесь черт знает сколько часов. Пожалуйста, доктор Брэннан, просто скажите мне, как он?

- Зовите меня Полом, Джаред. У меня такое ощущение, что мы с вами будем часто видеться. – Доктор все-таки подошел к ряду стульев и опустился на один из них, вынуждая Джареда сделать то же самое. – Дженсен не сдается.

Не сдается. Это было совсем не то, что Джаред надеялся услышать. Это звучало не как «хорошо» или «идет на поправку», а как-то зловеще, опасно. Совсем как слова Лори: «Привет, Сэм».

Джаред подавил дрожь.

- И что это значит?

- У него огнестрельное ранение в грудь.

Джаред не смог сдержаться, и в голос прорвалось раздражение.

- Знаю. Я там был.

Глаза врача наполнились пугающей симпатией.

- Ах, да. Извините, - Пол прочистил горло, прежде чем продолжить. – Пуля прошла в левой верхней части груди, едва не задев сердце, и зацепила легкое. Мы сумели справиться с повреждениями, но операция была очень сложная и заняла много времени. Это создало значительную нагрузку на сердце. Нам дважды пришлось применять дефибриляцию…

Джаред перебил:

- Погодите. Дефибриляция? Вы хотите сказать, у него остановилось сердце?

- С такими повреждениями, да еще с такой кровопотерей, его тело просто…

- Вы говорите мне, что он умер?

- Технически да, но мы вернули его к жизни.

Пол продолжал что-то говорить, но Джаред не слышал, в ушах зашумело, перед глазами заплясали цветные пятна. Сердце Дженсена останавливалось. Он на самом деле умирал. Дважды. Джаред хватал воздух открытым ртом, но его все равно не хватало. Пол прервал свой рассказ и стал уговаривать Джареда дышать ровно, затем положил руку ему на затылок и заставил опустить голову к коленям.

- Тише, Джаред. Вдох-выдох. Давай, медленно, вдох-выдох.

Джаред воспринял его слова как режиссерское указание, и вскоре противно жужжание и мельтешня под веками исчезли. Он медленно выпрямился.

- Я в порядке.

Пол кивнул, но не спускал с него глаз.

- Я знаю, это страшно, но вы должны сосредоточиться на положительных моментах. Дженсен перенес операцию, его состояние стабильно, мы справились с повреждениями. Человеческое тело обладает удивительной способностью к самовосстановлению, а Дженсен молод и в прекрасной физической форме. Если его состояние останется стабильным в течение следующих 24-х часов, и не начнется инфекция, то шансы на полное выздоровление просто отличные.

- Можно его увидеть? Я хочу его видеть.

- Мы держим его на седативах. Он в коме.

- Я должен его увидеть! Вы не понимаете, он здесь из-за меня. Я должен… Мне просто нужно… пожалуйста?

- Хорошо, но только на несколько минут. А потом вы должны пойти домой и немного отдохнуть. Считайте, что это назначение врача.

Джаред согласился бы сейчас на что угодно, лишь бы посмотреть на Дженсена. Он пообещал, что выполнит указание доктора, хотя на самом деле вовсе не собирался. Он никуда не уйдет.

***

После того, как доктор Бреннан ушел, Джареда тут же позвала медсестра и проводила в послеоперационную. Наступил вечер, в палате было тихо, и Дженсен был там единственным пациентом. Увидев его, Джаред остановился как вкопанный.

Там было полно всяких аппаратов и мониторов, изо рта у Дженсена торчала трубка, а еще Джаред слышал звук, похожий на свист вентилятора. Дженсен лежал неподвижно, и был белее простыней. На него еще не успели нацепить больничную одежду, но, наверное, позже они так и сделают, а пока только укрыли одеялом по грудь, и Джаред мог хорошо рассмотреть верхнюю часть широкой повязки, прикрывавшей рану.

Это до жути напоминало сцену из эпизода «In My Time of Dying», на долю секунды Джареда накрыло ощущением дежа-вю, и он перестал различать Дженсена и Дина, себя и Сэма. Как ему вести себя? Снова вспомнить, что они братья? Из горла Джареда вырвался резкий звук, похожий то ли на истеричный смешок, то ли на сдавленное рыдание, и он тут же встряхнулся, рассеянно прикинув, не это ли испытывала Лори, потеряв грань между вымыслом и реальностью. Но он немедленно отбросил эту мысль – ей здесь не место.

Джаред знал, кто он. Он не Сэм Винчестер, и здесь не съемочная площадка. Это Дженсен, а не Дин. И он вполне мог бы стать примером для учебника актерского мастерства, вот только в тот момент, когда Дженсен заслонил собой Джареда, он вовсе не играл. Ему не надо было вживаться в образ Дина Винчестера, чтобы быть хорошим человеком, чтобы быть героем. Он и так им был, и даже больше. Джареду неимоверно повезло с ним, и он это понимал.

Джаред провел кончиками пальцев по руке Дженсена, прислушиваясь к писку сердечного монитора, а затем прошептал те слова, что Эрик когда-то написал для Сэма:

- Ты не можешь уйти, старик. Не сейчас. Ты не можешь уйти.

***

Джаред задремал ненадолго, скрючившись на стуле в зале ожидания. Он спал урывками по 20-30 минут, и если его никто не будил, то сам просыпался от кошмаров.

После того, как Дженсена перевели в реанимацию, все разъехались, зная, что тот не скоро проснется, и в больнице им делать нечего, только Ким остался. Джаред же просто не мог заставить себя вернуться домой. Он понимал, что сегодня ему уже не разрешат увидеть Дженсена, но это было не важно. Он просто хотел быть рядом.

Эрик и Сара приехали около 10-ти. Они почти сразу узнали о случившемся и вылетели из Лос-Анджелеса первым же рейсом. Сара крепко обняла Джареда, но не стала ничего говорить, и он это ценил. Она была, пожалуй, лучшим сценаристом из всех, что он знал, но для некоторых ситуаций правильных слов просто нет. Сара молча сидела с ним, пока Ким и Эриком куда-то уходили.

Один из ассистентов принес поднос с едой, которой хватило бы, чтобы накормить маленькую армию, ну, или Джареду на целый день. Он попытался было отказаться, но Ким ему не позволил.

- Поешь, Джаред. Я знаю, что домой тебя сейчас никак не загонишь, но хотя бы поесть ты должен. Если не будешь о себе заботиться, Дженсену от этого лучше не станет.

Сэнди и Крис со Стивом тоже забронировали билеты и должны были прилететь завтра в первой половине дня. Сэнди прислала Джареду сообщение со временем прилета, и еще написала, что до больницы доедет сама. Конечно, трудно определить состояние человека по эсэмэске, но Джареду показалось, что она была немного пьяна.

Около часа ночи Эрик с Сарой ушли, чтобы найти гостиницу, а Ким остался с Джаредом. В ответ на его недоумение Маннерс просто пожал плечами.

- Мы с Крипке бросили монетку, и выпало мне.

Джареду захотелось его обнять, но Ким не жаловал телячьи нежностей.

Семья Дженсена была в пути. Джаред не знал точно, когда они доберутся, но в любом случае не раньше завтрашнего дня. Они были в Далласе, когда Джаред говорил с Донной, и он совершенно не запомнил подробностей маршрута: сказывались огромное количество кофе и острая нехватка сна. Он совсем вымотался, а ведь это было еще только начало.

Одна из медсестер сжалилась, увидев Джареда, несколько часов просидевшего, скорчившись, на неудобном стуле, и отвела его и Маннерса в свободную палату неподалеку от реанимации. Там было две пустых койки. Ким захрапел в считанные минуты, а Джаред долго смотрел в потолок, не в силах остановить поток мыслей.

Теперь, когда ничто не мешало заснуть, с новой силой накатил страх. Он боялся снов, не хотел снова увидеть сегодняшний день во всех ужасающих подробностях. Звук выстрела. Резкий выдох Дженсена. Его падение. Кровь, столько крови. Его собственный умоляющий голос. Снова и снова, бесконечный замкнутый круг.

Джаред закрыл глаза.

***

Когда Джаред проснулся, то увидел, что рядом с кроватью сидит Сэнди и листает журнал.

Он подскочил и резко сел: если Сэнди уже здесь, то сейчас, должно быть, позднее утро. Значит, он проспал несколько часов, и за это время могло случиться все что угодно. Джаред с усилием подавил вспышку паники.

- Как там Дженсен? Сколько времени?

Сэнди окинула его холодным взглядом.

- И тебе привет, Джаред. Я отлично долетела, спасибо, что спросил.

- Сэнди, пожалуйста. Как он?

- Новостей нет. Недавно приходил какой-то врач, искал тебя, но когда узнал, что ты спишь, сказал не будить. Так что, думаю, все хорошо.

Джаред встал и, выдернув Сэнди прямо из кресла, сжал ее в объятиях.

- Спасибо. - Он зарылся лицом в ее волосы. – Привет, малышка, как ты долетела?

Сэнди помедлила немного, но все же обняла его в ответ.

- Нормально. Крис со Стивом пошли позавтракать. Как ты?

Джареду пришлось задуматься. Физически он был в полном порядке – опустошенный, но в норме. А вот морально – совсем не в порядке. Он до сих пор не отошел от вчерашних событий, и его захлестывала тревога за Дженсена, но он не мог и не хотел вываливать все это на голову Сэнди. Не хотел пугать ее разговорами о шизанутых фанатках, разгуливающих с оружием; открывать перед ней все те чувства, которые испытывал к Дженсену, и которые полностью поглотили его сейчас. И решил сказать то, что устроит их обоих.

- У меня все нормально.

Сэнди потянулась поцеловать его.

- Хорошо. Это я и хотела услышать.

Знаю, подумал Джаред, только поэтому я так и сказал.

Только вот как быть, если это не правда?

***

Джаред воспользовался душем в той же палате и привел себя в порядок. Когда он пришел в зал ожидания, вся семья Эклзов уже была там. Макензи с ходу бросилась ему на шею, остальные тоже подошли. Джаред выпустил Мак, обнял Донну и пожал руку Алану.

- Сэр.

- Джаред.

- Вам сообщили о состоянии Дженсена?

Алан просто кивнул, словно был не в силах говорить.

Джаред никогда не был особо близок с отцом Дженсена. Он обожал Донну, а Мак была ему как сестра, да и Джош по характеру был очень похож на Джеффа. Но вот в общении с Аланом у него всегда возникали трудности. Джаред знал, что тот любит Дженсена, но был уверен, что между отцом и сыном существует напряженность, относящаяся ко времени, когда Дженсен отделился от семьи, став самостоятельным. Только у Джареда никогда не хватало смелости спросить об этом прямо.

Однако он кое о чем догадывался. Алан любил сына, но в некоторых вопросах был очень консервативен. Он вырос на Юге, и регулярно посещал церковь, с его твердыми убеждениями было очень трудно принять образ жизни Дженсена. Казалось, он смирился, но иногда Джаред чувствовал настороженность рядом с Аланом. Когда тот смотрел на Дженсена будто бы с осуждением, словно видел в нем какой-то изъян.

Временами Джаред и на себе ловил подобный пристальный взгляд Алана, словно говоривший: До какой степени вы на самом деле близки с моим сыном?

Это нервировало Джареда. Он терпеть не мог, когда его оценивали, но мысль о том, что кто-то осуждает Дженсена, нравилась ему еще меньше. У него никогда не было друга лучше. Их свели обстоятельства, но по необъяснимой причине они сблизились, стали не разлей вода. Джареда не волновало то, что Дженсен гей. Он и сам пару раз экспериментировал до того, как встретил Сэнди, и не ему судить других за то, чем они занимаются и кого любят. Джаред гордился тем, что Дженсен доверяет ему настолько, что посвятил в эту часть своей жизни, и оберегал это доверие, как величайшую драгоценность.

Алан все еще молчал, и Джаред, решив немного разрядить обстановку, подозвал Сэнди поближе.

- Вы ведь помните Сэнди? Дженсен не рассказывал вам, что мы недавно обручились?

Алан снова пожал ему руку, Джош похлопал по спине, а женщины дружно защебетали. Все чувствовали облегчение от того, что есть хоть один повод для радости, хотя бы ненадолго.

Джаред же радовался тому, что Алан перестал сверлить его вопросительным взглядом. Он больше не был уверен, что знает ответ на его вопрос.

***

В следующие 36 часов ничего особенного не происходило. К Дженсену пускали только по двое на 10 минут каждый час. Как правило, посещения разрешались только членам семьи, но для Джареда сделали исключение. Они выработали график: первые Алан и Донна, затем Джош и Мак, потом Джаред. И так повторялось раз за разом.

Джаред жил только этими минутами. На 10 минут каждые 3 часа он мог отпустить свои страхи и не думать о худшем, что происходило постоянно, когда он не видел Дженсена. Он почти все время трепался, выбалтывая все, что произошло за время забастовки. Он рассказывал Дженсену о поездке в Европу, о том, что его родители завели новую собаку. А иногда просто молча сидел рядом, не сводя с Дженсена глаз и прислушиваясь к его дыханию. Это было странно. Джаред чуть не потерял друга, и все еще мог потерять, если смотреть в глаза правде, но еще никогда он не чувствовал такую близость к нему, как сейчас, в этой комнате.

Когда он вышел после третьего визита, в коридоре его ждал Крис. Он относился к Кейну с осторожностью, потому что, хотя тот знал Дженсена намного дольше, Джареду гораздо больше позволялось. И он не знал, злится ли Крис на него за это.

- Как он выглядит?

Джаред немного расслабился от приветливого тона Криса и сказал первое, что пришло на ум:

- Как Спящая красавица. – Щеки тут же обдало жаром. Господи, что еще за оговорки по Фрэйду?

Крис громко заржал.

- Чувак, я ему так и скажу. Он прибьет тебя за это.

Джаред растерянно ответил:

- Ага, ладно. Проехали.

Шли часы, люди приходили и уходили. Крис со Стивом большую часть времени сидели в углу, прижавшись друг к другу, а Сэнди, кажется, скупила все журналы, которые только смогла найти. Макензи отходила от матери, только чтобы зайти к Дженсену, а когда у того были Алан с Донной, она навещала часовню. Джаред ни разу не выходил из больницы.

Как только в состоянии Дженсена наметилось стабильное улучшение, все немного повеселели.

***

На следующий день было принято решение провести пресс-конференцию, дабы обуздать толпу репортеров, расположившихся лагерем вокруг госпиталя. Только по счастливой случайности никому из них до сих пор не удавалось прорваться внутрь, чтобы сделать снимки семьи Экклзов, или, не дай Бог, самого Дженсена. Эрик и Сара обратились в пиар-отдел больницы, а так же попросили полицию Ванкувера выделить сотрудников в помощь. Они очень решительно подошли к делу, и все было готово в считанные часы.

В два пополудни Эрик, Ким, доктор Бреннан и детектив Смайт сидели за столом в зале для конференций. Семья Дженсена тоже присутствовала, но не за столом, а просто в той же комнате. Джаред смотрел трансляцию по телевизору, висевшему под потолком в зале ожидания. Сэнди куда-то вышла, то ли за кофе, то ли опять за журналом, говоря по правде, Джаред не обратил внимания.

Рассказ Кима о том, что произошло в тот день в парке, он слушал в полном одиночестве. Ему казалось, будто все это происходило с кем-то другим. Лори не называли по имени, и «подозреваемой» тоже не называли, потому что сомнений в ее виновности не было, детектив дал краткую справку о ее психических отклонениях. Эрик воспользовался случаем и вставил фразу о том, что это происшествие не является намеренным актом насилия со стороны фанатов. Сериал здесь не при чем, просто заблуждение, родившееся в больном мозгу несчастной девушки.

Пол рассказал о ранении Дженсена и о прогнозах на выздоровление. Когда пришло время для вопросов, комната взорвалась криками. Ким, привычный к подобному, указывал то на одного, то на другого репортера, давая им слово.

Привлекательная блондинка поднялась с места и представилась.

- Вопрос, наверное, к Эрику и Киму. Есть предположение, что Джаред Падалеки тоже пострадал во время нападения. Не могли бы вы прокомментировать это?

Эрик ответил:

- С Джаредом все в порядке, он абсолютно не пострадал.

Джаред вздрогнул, потому что это была не правда, с тех самых пор, как Дженсен упал, тонкий голосок у него в голове шептал, не переставая: это должен был быть ты, это должен был быть ты.

Блондинка все не унималась.

- Но Джареда никто не видел с того дня. Что вы скажете об этом?

Ким потерял терпение и наклонился к микрофону.

- На самом деле многие видели Джареда. Каждый из сидящих за этим столом видел его меньше часа назад. А вы все не видели его потому, что он приехал в больницу вместе с Дженсеном, и с тех пор не уходил отсюда. Следующий вопрос.

Так продолжалось еще минут 20. Последний вопрос был адресован доктору Бреннану: каково состояние Дженсена на данный момент? Пол упомянул о лекарственной коме и недавнем улучшении, сказал, что врачи собираются уменьшить дозировку медикаментов и вывести Дженсена из комы. В целом он был осторожно-оптимистичен.

Джаред улыбнулся впервые за 2 дня.

***

Поздно вечером, приблизительно на 46-ом из отведенных Полом 48-ми часов у Дженсена появились симптомы лихорадки. И все прогнозы полетели к чертям.

***

Они собрались в опустевшем конференц-зале. Доктор Бреннан говорил что-то о послеоперационной инфекции и усилении медикаментозной терапии, но для Джареда все слова сливались в сплошной поток белого шума. Время словно слетело с катушек, так же, как это было тогда, в парке, а вот чувства и реакции стали заторможенными, будто сонные мухи. Речь хирурга пестрела медицинскими терминами, и хотя Джаред не знал точных определений, он понимал, что они означают. Сдержанный оптимизм исчез, Пол готовил их к худшему.

Дженсен в беде.

Джаред оглядел остальных, чтобы узнать, как они отреагировали на информацию. Дженсену ведь стало лучше, черт! Его собирались вывести из комы. Все должно было быть хорошо.

Джош обнял сестру, и та прижалась к нему, уткнувшись в подмышку. Уголки ее губ печально опустились, а в глазах притаился страх. Донна вцепилась Алану в руку, ее глаза подозрительно блестели, но слез не было. Когда Пол умолк, стало тихо. Слишком тихо.

Джаред перевел взгляд на Алана. Тот сидел очень прямо, позволяя жене цепляться за себя, но не пытался ее успокоить. Джаред затруднялся определить выражение его лица, но отец Дженсена определенно не впал в панику, не был ошеломлен, и не испытывал той лавины эмоций, что мучила самого Джея.

Голос Алана был почти таким же ровным, как у Пола.

- Спасибо, доктор. Я уверен, вы сделаете все, что в ваших силах. – Он обернулся к жене и детям. – Мы должны молиться.

Смирение. На лице Алана отражалось смирение. Он отдал все в руки Бога и врачей. Он сдался. Отпустил. Может быть, некоторые и сочли бы это достоянным восхищения, но Джаред явно был не из их числа. Джаред верил в Бога, признавал силу этой веры, но вот чего он не мог принять, так это того, что вера освобождает от ответственности и необходимости действовать. Он не верил в то, что человек бессилен повлиять на судьбу. Потому что, если в это верить, то значит, на самом деле ничего нельзя сделать сейчас. А если он ничего не может…

Джаред отодвинулся от стола, покачав головой, когда Маккензи протянула руку, чтобы включить его в молитвенный круг.

- Извините. Я не могу. - Поднявшись, он практически кожей ощутил их шок и разочарование и попытался объяснить. – Это слишком похоже на… Я просто не могу. Слушайте, я знаю Дженсена. Знаю, что он не сдается. И ему необходимо, чтобы мы боролись вместе с ним. Это… ну, просто мне кажется, это – не борьба. Простите.

Он остановился у двери и, обернувшись, взглянул на Донну. У Дженсена были ее глаза, и сейчас Джаред нашел в них понимание и, возможно, даже благодарность. И пусть Алан никогда не простит его уход в такой момент, но, по крайней мере, Донна понимает.

***

Выйдя в коридор, Джаред сделал несколько шагов в сторону палаты Дженсена, и только потом вспомнил: инфекция, лихорадка, посетителей больше не пускают. Черт.

Он не мог увидеть Дженсена, и в конференц-зал тоже не мог вернуться. В приемной было полно желающих узнать, что происходит, и Джаред не хотел с ними разговаривать. Он просто был не в состоянии говорить об этом. И не знал, куда пойти и что делать.

Несмотря на всю свою горячность, Джаред действительно был беспомощен, и осознание этого факта едва не сбило его с ног. С момента выстрела он действовал, словно на автопилоте, постоянно преодолевая себя. Им попеременно завладевали тревога, ужас и оцепенение, но Джаред четко контролировал внешние проявления своего внутреннего хаоса. Он не позволял себе сломаться, и, возможно, это было ошибкой, потому что красивый фасад уже начал давать трещины.

И обещал обрушиться с небывалым грохотом.

Переход от Я никуда не уйду до Я должен выбраться отсюда немедленно занял секунд 15. Слева была дверь с надписью: «Лестница», Джаред распахнул ее с громким металлическим лязгом и засомневался: вверх или вниз? Внизу был весь чертов внешний мир, свобода. И репортеры. Ну что ж, тогда вверх.

Он поднялся так быстро, как только смог, совершенно не задумываясь, просто двигался. К шестому этажу, однако, его мозг реанимировался достаточно, чтобы задаться вопросом, куда он, собственно, идет. Джаред остановился. Его сбивчивое дыхание отдавалось громким эхом в пустом пространстве лестничной клетки.

Усталость взяла верх, и Джаред сполз по стене прямо на бетонный пол. Он подтянул колени к груди и уткнулся лицом в скрещенные руки, затем сделал глубокий вдох и наконец дал волю слезам.

Джаред был не из тех, кто плачет красиво. Все, кто смотрел «Сердце», могли бы это подтвердить. Он размазывал по щекам слезы и сопли, и выглядел донельзя неряшливо, так было всегда, с самого детства. Джаред частенько завидовал способности Дженсена пролить одну, но красивую слезу. Сам он так не смог бы даже под угрозой смерти. О таких как он говорят – душа нараспашку, все эмоции Джея легко читались у него на лице, и это была неотъемлемая часть его характера. Обычно это было хорошо, но только не сегодня. Сегодня было адски больно.

Джаред не стал сдерживаться, он рычал как раненый зверь и рыдал как дитя, выплескивая всю свою скорбь, чувство вины и душевную муку, которые заполняли его в течение последних двух дней.

И надеялся, что не утонет в этом потоке.

***

К тому времени как слезы кончились, все тело Джареда задеревенело от сидения на холодном полу. Кажется, ему стало немного лучше, но пока рано было говорить. Он чувствовал себя таким уставшим, что готов был уснуть, не сходя с места.

Дверь скрипнула, открываясь, и послышался звук шагов. Затем кто-то тронул Джареда за плечо, и ласковый женский голос спросил:

- Эй, вы в порядке?

Джаред поднял голову и вытер нос рукавом.

- А что, похоже? – Не то чтобы получилось совсем уж грубо, но и не слишком любезно, и мама, определенно, воспитывала его лучше. Он тут же сдал назад. – Извините, я просто…

Медсестра – если судить по униформе – покачала головой.

- Нет, не извиняйтесь. Это был глупый вопрос. – Она улыбнулась и погладила его по плечу. – Я Карен. А вы – Джаред Падалеки. - Джаред немного удивился тому, что его узнали, учитывая, где и в каком виде он был. Карен только пожала плечами. – Не каждый день у нас тут бывают знаменитости. Это так впечатляет, все эти журналисты и прочее. – Она умолкла на секунду и, кажется, слегка покраснела. – И я смотрю ваше шоу.

Джаред заставил себя улыбнуться.

- Знаете, вам не стоит смущаться. У меня сейчас, наверное, тот еще видок, так что это моя прерогатива.

Но она только еще больше покраснела.

- Правильно. Извините.

Джаред начал подниматься с пола.

- Кажется, мне следует освободить вам дорогу.

- Вы мне не мешаете. Я просто шла в кафе. – Она словно задумалась о чем-то. – Могу я пригласить вас на чашку кофе? Вам оно наверняка не повредит.

- Да уж, вот спасибо.

- Я не это имела в виду… Черт, я просто не могу держать язык за зубами.

- Не переживайте. Это ведь была правда. Я бы с удовольствием выпил кофе, но не могу пойти в кафе, там можно наткнуться на журналистов.

Карен потянулась к двери.

- Конечно. Давайте, я отведу вас в нашу комнату отдыха. Там, конечно, нечего поесть, но зато и журналистов уж точно нет.

Джаред встал и потянулся до хруста в костях. Он подумал, что тихое место, немного сочувствия и внимательный слушатель – это как раз то, что могло бы помочь ему вернуть душевное равновесие. С тех самых пор, как все началось, его постоянно окружали люди, но среди них не было никого, с кем он мог бы поговорить. Может, это было глупо, но он не хотел открывать свою слабость перед Эриком и Кимом. Семье Дженсена и без него хватало забот, с Сэнди ему сложно было бы говорить откровенно, а перед Крисом и Стивом он чувствовал себя слишком виноватым, чтобы даже просто смотреть им в глаза.

Джаред оценил своего потенциального ангела-хранителя. Он чувствовал к ней расположение, знал, что она действительно хочет помочь. Разговор с посторонним человеком мог бы стать долгожданным облегчением. Джаред доверял своей интуиции, поэтому улыбнулся Карен и кивнул.

- Звучит здорово. Идемте.

И Джаред ушел оттуда, оставив за спиной обломки своей искореженной маски спокойствия.

***

Кофе в комнате отдыха был поистине ужасным, но зато горячим и крепким, так что Джаред не жаловался. Они с Карен расположились на диване, в разных его концах. Здесь было в тысячу раз удобнее, чем на стуле в зале ожидания, и все тело Джареда приятно заныло в знак благодарности. Он не совсем расслабился, но в обозримом будущем рассчитывать на большее вряд ли приходилось.

Недосказанность висела в воздухе, и Джаред проникся к Карен еще большим уважением, когда она нарушила молчание.

- Как Дженсен?

- Плохо.

- Послеоперационная инфекция?

- Да.

- Существуют эффективные средства для борьбы с ней, Джаред. Я уверена, доктор Бреннан вам все объяснил.

- Ага, объяснил. Эти ваши заумные термины и все такое. Но это не слишком-то утешает. - Джаред закрыл глаза. – Он сказал надеяться на лучшее, но готовиться к худшему.

Карен вздрогнула.

- Не факт, что это что-то значит, Джаред. Ему пришлось так сказать. Он не стал бы давать обещания, которых не может выполнить.

- Я знаю. Но семья Дженсена… они ведут себя так, будто услышали только последнюю часть. Они готовятся к худшему. – Он сделал паузу. – А я надеюсь на лучшее.

- Я уверена, они тоже надеются. Может, несколько иначе, чем вы…

- Они хотели, чтобы я молился вместе с ними. А я не мог.

- Вы не верующий?

- О, я верю. Я просто не могу надеяться только на Бога. Для меня это последний шаг. Я не могу… - он прервался, чтобы прочистить запершившее горло.

- Не можете что?

Джаред не ответил. Несколько секунд он потратил на то, чтобы успокоиться, затем открыл глаза.

- Вы знаете, как все случилось?

- Только то, что говорили на пресс-конференции. Что девушка больна, и спутала вымысел с реальностью.

- Она приходила не за Дженсеном. Даже не за мной, на самом деле. Ей нужен был Сэм. Она думала, что принесет пользу всему миру, убив Антихриста. - Карен шокировано охнула. – Да, именно. Она пришла убить меня, но вместо этого пострадал Дженсен.

Карен подвинулась ближе к Джареду и взяла его за руку.

- Это не твоя вина.

- Разве нет? Дженсен закрыл меня собой. Встал под дуло пистолета. Он точно знал, что делает, безмозглый сукин сын.

- Ох, - в одном этом слоге отразилась целая гамма чувств, вся глубина понимания.

- Я отказываюсь верить, что Дженсен может умереть. Этого не будет. Только не так. Он доживет до 99-ти лет и спокойно уйдет во сне. Но из-за меня он не умрет.

- Джаред.

- Он не может умереть, Карен, не может. Если Дженсен умрет… Если я его потеряю…

Карен сильнее сжала его руку, даже не пытаясь лепетать банальную утешительную чушь, просто крепко держала.

Глаза Джареда заблестели, но он сумел сдержаться. Затем откашлялся.

- Он мой лучший друг.

Эта короткая фраза несла в себе все, чем был для Джареда Дженсен, все его чувства к нему.

Джаред знал, что если потеряет Дженсена, то ничего и никогда в его жизни уже не будет правильно.

Он мой лучший друг.

***

Джаред провел еще час на потертом диване, разговаривая с Карен. Она отвечала на вопросы, которые он не сообразил задать доктору Бреннану, и выслушивала его излияния. Он рассказал ей о том, как познакомился с Дженсеном, как они сразу поладили, каково это, сниматься в «Сверхъестественном», про их шутки и подколки, и про их нелегкую работу. Он говорил только о хорошем. Джаред не мог заставить себя говорить про выстрел, и Карен не стала давить.

Было хорошо, да что там – здорово. Словно кто-то повернул вентиль, облегчив давление в груди. Джареду даже казалось, что он физически это чувствует. Не до конца, конечно, но теперь хотя бы можно было дышать. Когда Карен засобиралась, чтобы вернуться к работе, Джаред обнял ее.

- Спасибо. Ты мне так помогла, просто фантастика. Это именно то, что было нужно.

Карен с улыбкой обняла его в ответ.

- Не за что, Джаред. И, как бы там ни было, я уверена, ты прав, что не сдаешься. Не переставай бороться, ладно?

- Ни за что.

***

Когда Джаред вернулся в зал, там были только Сэнди и Крис. Сэнди подняла взгляд от журнала, и от ее недовольного выражения Джаред снова почувствовал тяжесть в груди.

- Где ты был?

Джей пожал плечами. Он мог бы отговориться чем-то, но какой смысл? Покрасневшие глаза на припухшем лице говорили громче любых слов.

- Сидел на лестнице и ревел как мальчишка. Но положительный момент в том, что мне стало немного легче.

Крис негромко фыркнул, но Сэнди было не до смеха.

- Это не может больше продолжаться, Джаред. Ты должен выбраться из этого места и нормально отдохнуть. Давай просто пойдем домой. Здесь ты ничем не можешь помочь, малыш, даже родственники Дженсена вернулись в отель.

- Нет.

Она напряглась, услышав такой резкий отказ.

- Джаред…

Джей не ответил ей, лишь коротко дернул головой.

- Эй, Крис, мне ужасно неловко, но не мог бы ты оставить нас на минутку?

- Без проблем. Пойду, схожу за кофе, тебе принести что-нибудь?

- Я вроде уже напился кофе. Может, что-нибудь газированное?

- Лады.

- Спасибо, чувак.

После ухода Криса Джаред сел рядом с Сэнди. Он не загадывал наперед, чем обернется то, что он собирался сделать, просто знал, что так будет лучше для всех. Он только что обрел некое подобие спокойствия, и не мог позволить себе его потерять.

- Сэнди… - Джаред прочистил горло и начал снова: - Я думаю, тебе лучше вернуться домой.

- Я об этом и говорю.

- Нет. Я имею в виду, тебе лучше уехать домой, в Лос-Анджелес.

- Прости?

- Ты здесь только мучаешься. Тебе нечем заняться, и это сводит тебя с ума. Я не могу уйти, Сэнди. И не хочу. И я не могу сейчас думать еще и о том, как развлечь тебя. – Или о том, злишься ты на меня или нет.

- Я приехала сюда ради тебя, Джаред.

- Я знаю. И то, что ты пытаешься помочь, тоже знаю. Я чувствую, ты обижена, но это последнее, что мне сейчас нужно. Мне жаль, если я сделал тебе больно, и мне очень жаль, что ты, кажется, не понимаешь, почему я так поступаю.

- Ты хочешь, чтобы я уехала.

Джаред вздохнул.

- Мне не следовало позволять тебе ехать сюда. Слишком много всего произошло. Мне очень жаль.

Сэнди вскочила на ноги, Джаред тоже поднялся. Когда он наклонился поцеловать ее в щеку, она отдернулась, так что губы Джареда мазнули по волосам.

- Я искуплю свою вину, обещаю.

Ее взгляд говорил, что лучше бы так и было, но Сэнди промолчала и, собрав свои вещи, ушла. И хотя Джаред был уверен, что еще заплатит за это позже, он знал, что поступил правильно, и немалая часть его напряжения ушла вместе с Сэнди.

***

Содовая была просто ледяная. Джаред отхлебнул, а Крис тем временем уселся напротив. Они никогда не были слишком близки, но всегда понимали друг друга. В конце концов, их объединял Дженсен. Может, они плохо знали один другого, но любой друг Дженсена автоматически становился и их другом тоже. Джаред знал, что Крис – хороший человек, и надеялся, что тот о нем такого же мнения.

Кристиан первым нарушил уютное молчание.

- Ты выглядишь получше.

- Да я и чувствую себя лучше, кажется.

- А где твоя девушка?

- Отправил ее домой.

Крис кивнул.

- Наверное, это к лучшему.

- Да. Не думаю, что она бы с этим согласилась, но это так.

- Я говорил с Джошем перед тем, как они ушли, и знаю, что там произошло.

- Они на меня сердятся?

- Думаю, нет. А если и так, то что с того? Сейчас только Дженсен имеет значение. И ты был прав, чувак, не смей даже сомневаться.

Слышать такое от Криса было более чем приятно. Сразу стало еще чуточку легче. И, возможно, Джаред испытывал судьбу, но сперва Сэнди, а теперь еще вот это – и он подумал, что более подходящего времени задать давно терзавший его вопрос не будет.

- Ты злишься на меня?

Крис вытаращился на него с искренним изумлением.

- С чего, черт возьми, я должен на тебя злиться?

- Из-за Дженсена. Это ведь я во всем виноват.

Голос Криса погрубел.

- Ты, что ли, стрелял в него?

- Он защищал меня.

- Ага, именно так.

Голос Джареда упал до шепота.

- Это я должен быть сейчас там, а не он.

Крис наклонился вперед.

- Не думаю, что наш малыш Дженсен согласился бы с тобой, Джаред. Я уверен, именно поэтому он так и поступил. Я тоже боюсь, и злюсь, но кто я такой, чтобы осуждать его выбор и взваливать ответственность на тебя? И тебе я этого тоже не позволю.

Джаред сумел выдавить только:

- Спасибо, знаешь… спасибо.

Крис улыбнулся и стукнул Джареда кулаком по колену.

- Не за что, приятель.

И, может быть, все на самом деле вот так просто?

***

Следующие несколько дней напомнили Джареду старую поговорку о полетах, которую он когда-то где-то слышал: девяносто процентов времени это тоска зеленая, а оставшийся процент приходится на всеобщую панику.

Состояние Дженсена по большей части было стабильным, но иногда ему становилось лучше, а иногда – хуже. Лихорадка усиливалась, врачи меняли антибиотики на более сильные, и недуг отступал, а они скрещивали пальцы на удачу и надеялись, что болезнь побеждена. Так повторялось снова и снова, как чертовы американские горки, и Джаред хотел только одного – чтобы это закончилось. Он почти перестал спать и раздражался по любому поводу. Впрочем, как и все они.

В зале ожидания теперь было меньше народу, чем в самом начале, большая часть уже вернулась к своей повседневной жизни. Остались только Джаред, Крис со Стивом и семья Дженсена. Самые близкие. Джаред ничего не имел против такого расклада, потому что те, кто остался, были единственно важны: те, кто любит Дженсена, и кого любит он. И Джаред ощущал себя на своем месте в этом тесном кругу.

Отношения с Аланом носили оттенок напряженности, но это было и не удивительно после той сцены в конференц-зале. В остальном же Крис оказался прав: никто не винил Джареда. Маккензи, казалось, чувствовала к нему особое расположение и прижималась при каждом удобном случае. А он в ответ обнимал сестренку своего друга так крепко, как только мог.

Джаред держался. И он ждал того же от Дженсена.

***

На шестой день температура Дженсена стабильно держалась на отметке 37 градусов в течение 10-ти часов подряд. Доктор Бреннан снова улыбался, рассказывая о состоянии больного. В зале ожидания словно стало светлее – больше улыбок, больше смеха, больше надежды.

Когда Пол объявил, что пришло время вывести Дженсена из комы, все вздохнули с облегчением. Сразу же возникла куча прогнозов, и они забросали врача вопросами. Сколько времени это займет? Когда мы сможем его увидеть? Джаред буквально прыгал от радости, и Крис тут же окрестил его Тигрой.

Джей только ухмыльнулся.

- Не завидуй, чувак.

Крис закатил глаза.

- Ох, заткнись.

Когда дежурная медсестра заметила, что Дженсен начинает приходить в себя, Пол отменил график посещений и вызвал всех родных Эклза в палату. Джаред, оставшийся в зале вместе с Крисом и Стивом, сдулся как воздушный шарик. Он пытался задушить свою ревность и понимал, что нельзя идти туда всем сразу, что при пробуждении Дженсена рядом должна быть его семья, – но не мог скрыть разочарования.

Крис прочитал эти эмоции у него на лице.

- Успокойся, Иа, придет и твой черед.

- Иди в задницу, Кейн.

- Вряд ли, Падалеки. Ты не в моем вкусе.

Джаред застонал, а потом они дружно заржали.

И все еще смеялись, когда минуту спустя в зал влетела Макензи, выкрикивая имя Джареда.

***

Джаред вскочил на ноги, будто его подбросило пружиной, Макензи смотрела на него дикими глазами и пыталась отдышаться. Должно быть, всю дорогу бежала.

Джаред постарался не паниковать.

- Маккензи, что?

Она схватила его за руку и потянула за собой в коридор.

- Ты должен пойти со мной, Джаред. Скорее.

- Что, черт возьми, происходит?

- Просто пошли со мной. Пожалуйста.

Они поспешили к палате Дженсена. Джей в два шага обогнал Маккензи, и теперь тащил ее за собой. Когда они добежали до палаты, Алан, Донна и Джош стояли снаружи и выглядели ошеломленными. Сквозь открытую дверь Джаред увидел, как Дженсен мечется по кровати, окруженный медиками.

Джей не мог понять, что там творилось.

- Что случилось?

Донна покачала головой.

- Не знаю. Он проснулся, и вроде все было нормально. Конечно, он неважно выглядел, но это ничего. Мы рассказали Дженсену, где он находится, и немного о том, как он сюда попал. А потом он просто… - Она беспомощно махнула рукой в сторону палаты. – Он разволновался, мониторы дико запищали, потом пришли медсестры и вытолкали нас оттуда. – Донна заколебалась. – Я не знаю…

Тогда уверенным голосом заговорила Маккензи.

- Я знаю. Он оглядел нас всех, потом поискал кого-то по комнате, но не нашел. – Она крепче сжала руку Джареда. – Он искал тебя, Джаред.

Алан нахмурился.

- Маккензи, мне не кажется…

- Это так, папа. Подумай сам. Вероятно, последнее, что запомнил Дженсен, это девушка с пистолетом. Он, наверное, подумал, что Джареду угрожает опасность.

Джош кивнул.

- Она права.

Голос Маккензи стал умоляющим.

- Ты должен пойти туда, Джаред. Просто покажи ему, что с тобой все хорошо.

Джаред хотел пойти, один Бог знает, как он этого хотел, но он не мог так поступить с семьей Дженсена. Или мог? Из палаты раздался стон. Это был Дженсен, и ему было плохо, так что Джаред не мог просто стоять и слушать.

Он и сам не понял, как оказался внутри, и, распихав медиков, остановился у края кровати. Схватившись за ближайшую доступную часть тела Дженсена – это оказалась лодыжка, – он крепко сжал ее.

- Дженсен. - Тот перестал извиваться, и Джаред снова сжал пальцы. – Я здесь, Джен. Все хорошо. Я здесь.

Казалось, все напряжение мигом улетучилось из тела Дженсена, и он бессильно упал на матрац. Пол перевел взгляд с Джареда на мониторы, а затем освободил место, жестом подзывая его поближе, и сказал вполголоса:

- Нам нужно, чтобы он успокоился.

Дженсен снова попытался сесть, безумный взгляд метался по комнате, и до Джареда дошло, что он слышит его, но не видит. Джей наклонился к нему так, чтобы Дженсен мог на него смотреть, не навредив себе при этом.

- Я в порядке, Джен. Она мне ничего не сделала. - Тот моргнул и попытался что-то сказать, наплевав на трубку в горле. - Тише, Джен, тише. Мы можем поговорить позже. – Джаред нервно хихикнул. – Черт, да я тебя еще достану разговорами. Но сейчас ты должен успокоиться, хорошо?

Дженсен сфокусировал взгляд на лице Джареда, и кто бы знал, откуда снова взялась эта чертова телепатия, но Джей совершенно ясно услышал:

Останься.

Он рассмеялся, не замечая, что по лицу текут слезы. А затем сказал то, что повторял множество раз за прошедшую неделю:

- Я никуда не уйду.



Глава 3.

Первым, что сказал Дженсен после того, как его горло освободили от трубки, было:

- Чувак, ты бы побрился.

Да уж, спорить с этим было бы глупо, и Джаред только согласно хмыкнул. Алан смотрел на них странным взглядом, а Донна, кажется, обиделась от имени Джея.

- Дженсен Росс Эклз. Этот мальчик не покидал больницу ни разу за последние семь дней, и это все, что ты можешь ему сказать?

В глазах Дженсена мелькнули озорные искорки, и это было так на него похоже, что у Джареда тут же отлегло от сердца. Голос был слабым и сиплым из-за долгого молчания и ободранного горла, но раскаяния в нем не было ни на грош.

- Извини, мам, но обросший Джаред выглядит кошмарно.

Тот кивнул.

- Ага, так и есть.

- Он не смог бы отрастить приличную бороду, даже если бы от этого зависела его жизнь.

- И правда, не смог бы.

- Он в таком виде похож на Мюррея.

- Эй, это уже слишком.

Дженсен пожал плечами, как смог.

- Как скажешь.

Маккензи захихикала, а у Донны был такой взгляд, будто она смотрела иностранный фильм и не успевала читать субтитры. Джаред глаз не мог оторвать от Дженсена, едва очнувшегося, но уже успевшего съязвить. От накатившего счастья закружилась голова. И да, теперь, наверное, можно было и побриться, и помыться по-человечески, и, может быть, даже выспаться.

Так что он сказал:

- Наверное, мне надо сходить домой, привести себя в порядок, - что означало: С тобой ничего не случится, если я уйду?

- Ага, видимо, надо. – Все будет нормально.

Джаред приподнял бровь. Ты уверен?

Дженсен, зараза, в ответ выгнул бровь так, что уделал Джея по всем статьям.

- Иди уже. – Зануда.

Джаред погладил его по голени.

- Вернусь через несколько часов.

- Я буду здесь.

Джей кивнул. Уж постарайся.

***

Когда Дженсена выписали из реанимации и перевели на 6-й этаж, Джаред даже станцевал от радости. Ну, мысленно, конечно. Потому что иначе его бы приняли за придурка. Может, он и был ненормальным, но не до такой степени. Дженсену становилось все лучше, и Карен назначили к нему ночной медсестрой, а еще отменили систему посещений, и теперь у них выработался собственный график. Семья Дженсена проводила с ним все дни, порой уступая место Крису и Стиву, Джареду же доставались ночи. В целом, опасность миновала, но он не мог оставлять Дженсена одного в палате, даже когда тот спал.

Они даже немного поспорили из-за этого, но Джаред твердо стоял на своем, и Дженсен не смог заставить его уйти. Карен выделила ему раскладушку, и Джей, собрав в сумку сменную одежду, свой IPod и игровую приставку, водворился в палате, явно намереваясь оставаться там до самой выписки.

Донна снисходительно улыбалась, Алан же постоянно хмурился. Джареду было плевать. У него словно произошла переоценка ценностей, и недовольная мина Алана точно не входила в список приоритетов.

Днем Джаред обычно уходил из больницы. Он не отходил бы от Дженсена ни на шаг, если б только мог, но тот, не переставая, твердил, что Джаред должен вернуться к обычной жизни, и кроме того, даже если молчаливое осуждение Алана и не имело для него значения, лишний раз раздражать его не хотелось. Вместо этого он навещал своих собак и вместе с Кимом пытался придумать, как спасти оставшуюся часть сезона. Еще он каждый день обедал с Крисом, а по вечерам звонил Сэнди.

Отношения с Сэнди были натянутыми. Узнав, что съемки отложены на несколько недель, пока Дженсен не будет готов продолжить, она ожидала, что Джаред проведет это время с ней. У Джареда были другие планы, так что разговор вышел далеко не веселым.

- Это не отпуск, Сэнди. Дженсен болен.

- С ним ничего не случится, Джаред.

- Но ему все еще плохо.

- Ты тут ничем не можешь помочь.

- Я могу быть рядом.

Не сказать, чтобы Сэнди была довольна тем, какое место он ей отводит в списке важных дел, и Джаред не винил ее за это. Он знал, что ему предстоит немало постараться, налаживая отношения с невестой, но это будет после того, как Дженсен встанет на ноги. А до тех пор Сэнди придется подождать. Это, конечно, было не слишком любезно по отношению к ней, он Джаред не мог иначе.

Он разберется с этим позже.

***

Спустя неделю Дженсену удалось убедить Криса и Стива вернуться домой в Лос-Анджелес. Стив взял с Джареда обещание держать их в курсе, и тот заверил его, что непременно будет. На удивление трудно было прощаться с Крисом. Не то чтобы Джею нравились все эти бесконечные мультяшные клички, которыми тот его награждал, но ему определенно будет не хватать хитрой усмешки Кейна и той легкости, с которой они понимали друг друга.

Джаред отвез друзей в аэропорт, и когда хотел пожать руку Криса, тот притянул его к себе и обнял.

- Позаботься о Дженсене.

- Конечно, - Джареду частично хотелось свести все к шутке, но он не смог, и момент вышел до странности глубоким. Крис доверил ему Дженсена, и Джаред не собирался подводить его, их обоих. – Позабочусь, Крис, я обещаю.

Крис сжал его плечо, прежде чем отпустить.

- Я в тебе не сомневаюсь.

***

Алан с Джошем собирались уезжать. Ни один из них не мог больше пропускать работу, да и Дженсен настаивал.

На самом деле Джаред был удивлен, что Дженсен так долго терпел все это столпотворение. Актер или нет, но он всегда ненавидел быть в центре внимания. Играя роль, он свободно держался в толпе и контролировал всех, кто находился рядом, но когда Дженсен сам попадал в такую ситуацию, то чувствовал себя не в своей тарелке.

Попрощавшись, Алан внезапно заявил, что они вернутся, когда Дженсена выпишут. Что-то о том, чтобы помочь Донне перевезти его обратно в Техас до окончательного выздоровления. Джаред напрягся, потому что какого черта? Они заберут Дженсена в Техас? Для него это была новость, и не сказать, что хорошая.

Он думал… Он просто предполагал, что Дженсен останется в Ванкувере. Вместе с ним. Джаред уже разузнал у Карен, что может пригодиться для ухода за ним дома, кому позвонить, если понадобится помощь. Они с Дженсеном этого не обсуждали, но Джей думал, что их планы сходятся. Разве нет?

Он перевел взгляд на Дженсена, и тот едва заметно мотнул головой. Да, они были на одной волне.

Как и всегда.

***

На следующий день после отъезда Алана Джаред остановился у больничной часовни. Может, в свое время он и не смог сказать «пожалуйста», но зато теперь был более чем счастлив сказать «спасибо».

***

Три часа утра – это или очень поздно, или очень рано. Джаред провел рукой по лицу, пытаясь понять, что его разбудило. В палате было тихо и темно, только из приоткрытой двери ванной комнаты виднелась полоска света – чтобы ни на что не наткнуться по пути в туалет.

С кровати послышался шорох, а затем глухой стон. Вот и ответ: Джаред проснулся, потому что нужен Дженсену. Прежде чем эта мысль успела оформиться в голове, он уже стоял у постели друга.

Дженсен снова дернулся, его лицо сморщилось, словно от боли, или, может быть, ему снился кошмар. В любом случае это надо было прекратить.

- Дженсен? Проснись, слышишь? – Джаред осторожно, боясь причинить вред, потряс его за плечо. - Ну давай же, просыпайся.

Веки Дженсена затрепетали, открывая затуманенный взгляд.

- Джей?

- Я здесь, Джен. Мне жаль, что я тебя разбудил, но ты стонал и ворочался. Плохой сон?

- Что? Нет, я…

Джаред потянулся через него, чтобы включить свет и нажать кнопку вызова.

- Значит дело в другом.

Дженсен схватился за его запястье, но он был слишком слаб, чтобы помешать.

- Джаред, не надо.

- Нет, надо.

- Я не хочу…

- А меня это не волнует.

Знакомая песня. Дженсен хотел отказаться от обезболивающих, но Джаред ему не позволял. По какой-то необъяснимой причине он вбил себе в голову, что должен пересиливать боль. Однако у Джареда была иная точка зрения. Дженсен, конечно, был способен терпеть, но Джей просто не мог смотреть на это. К счастью, на его стороне был целый штат врачей, так что он победил в этом споре.

В дверях появилась Карен.

- У вас тут все в порядке?

Тихое «да» Дженсена перекрыло категоричное «нет» Джареда.

- Ему больно.

Карен коротко кивнула.

- Я сейчас.

Джей слегка улыбнулся ей вслед.

Когда не получалось настоять на своем, Дженсен порой превращался в капризного сукиного сына.

- Самодовольство тебе не к лицу.

Улыбка Джареда стала еще шире.

- О, я уверен, как раз наоборот.

- Не всегда все будет по-твоему, знаешь ли.

- Уж поверь, я с нетерпением жду того дня, когда мне не придется настаивать.

Дженсен вздохнул.

- Все не так уж и плохо.

Джаред резко перестал улыбаться.

- Достаточно плохо.

- Джаред.

- Молчи. Даже не пытайся спорить. Из-за этого ты не можешь спокойно спать. – Джаред сел на край кровати. - У тебя нет никаких причин терпеть боль, Дженсен. Просто твое собственное проклятое упрямство. И я не могу это видеть, понимаешь? Не могу просто сидеть тут и смотреть, как ты мучаешься. Только не после…

- Джей. – Дженсен снова схватился за его запястье, на этот раз для того, чтобы успокоить. – Я в порядке.

Джаред вывернул руку из пальцев Дженсена и сам обхватил его запястье, там, где под тонкой кожей часто билась ниточка пульса. Его срывающийся голос был пропитан ужасом и паникой тех первых кошмарных часов.

- Ты чуть не умер.

Для разнообразия Дженсен не стал возражать, да и не то чтобы у него были аргументы. Он смотрел Джареду прямо в глаза, и тот знал, что он видит всю его боль, слышит тихий шепот в его голове: это должен был быть ты, это должен был быть ты.

- Джаред. Джей. Это не твоя вина.

Что бы ни собирался ответить на это Джаред, его прервала вернувшаяся в палату Карен. Он рывком поднялся и отошел к окну, пока она делала укол морфия.

Он смотрел на ночной Ванкувер. За окном шел дождь, повсюду мерцали рассыпанные горстями огни. Было ветрено, и крупные капли со стуком бились в стекло. Джаред выбрал одну из капель и, словно загипнотизированный, проследил, как она стекает вниз.

До сих пор они не говорили о том, что произошло, даже вскользь не упоминали. Ни парк, ни девушку, ни сухой треск пистолетного выстрела.

Ни то, как Дженсен задыхался, истекая кровью на руках у Джареда.

Джей даже не знал, что из всего этого тот помнит, и решил подождать, пока Джен первым затронет эту тему. Он увещевал себя тем, что это ради блага Дженсена, но правда была в том, что он просто боялся спросить. Джаред знал, что они должны поговорить об этом, и хотел – господи Иисусе, как же он хотел – поблагодарить Дженсена, но страх был не менее силен. Он был не готов вернуться туда.

Хриплый голос Дженсена вывел его из задумчивости.

- Иди сюда. - Они снова остались одни, Джаред даже не заметил, как ушла Карен. Дженсен смотрел на него с выражением, полным привязанности и душераздирающей нежности. - Ну же, Джаред.

Джей почувствовал, как увлажнились его глаза, и покачал головой. Я не смогу пройти через это снова.

- Не заставляй меня тащить тебя сюда самому. Ты ведь знаешь, я так и сделаю. – Джаред по-прежнему не трогался с места, и Дженсен начал подниматься. – Отлично.

Джаред преодолел расстояние от окна до кровати одним безумным скачком.

- Вот дерьмо. Что ты, мать твою, вытворяешь? Сейчас же ложись обратно.

- Тогда иди сюда.

Джей неохотно сел на постель рядом с ним.

- Прекрасно. Я здесь. Доволен?

Дженсен устало улыбнулся.

- Я в экстазе.

- Ненавижу тебя.

- Ага, я в курсе. Именно поэтому ты сидишь тут в три часа утра.

Джаред мог бы стебаться и дальше, но сердце требовало другого – поговорить начистоту.

- Ты спас мне жизнь.

- Джей.

- Это так, Дженсен. Ты намеренно встал между нами. И не смей вести себя так, будто это ничего не значит. Ради меня ты полез под пулю.

Дженсен слегка покраснел и поморщился, на этот раз от смущения, а не от боли.

- Ты сделал бы для меня то же самое.

- Да. Если бы додумался. Но я этого не сделал, не так ли? Я был там, так же, как и ты, и мне даже не пришло в голову, что она выстрелит, даже когда я увидел пистолет. Я позволил тебе заслонить себя, потому что был слишком глуп, чтобы осознать угрозу. Дьявол, это ведь я заставил тебя пойти со мной. Как ты можешь говорить, что это не моя вина? Она пришла, чтобы убить меня.

- Она пришла, чтобы убить Сэма. Она больна, Джей. Ты здесь не при чем.

- Я не видел угрозы.

- Ты думал, что она – одна из поклонниц.

- Я позволил тебе закрыть меня.

- Ни черта ты мне не позволял. – В голосе Дженсена прозвучал сталь, и Джаред вздрогнул. – Послушай, Джаред, ты видишь в людях только лучшее, вряд ли это можно назвать недостатком. Я не хочу, чтобы ты казнился из-за этого. Что с того, что ты не такая циничная сволочь, как я? В этом нет ничего плохого. И это то, что я люблю в тебе больше всего.

Дженсен говорил еще что-то о том, что он не дает ему меняться, но Джаред не слушал. Он застрял на слове «люблю», так легко слетевшем с губ Дженсена, потому что, когда тот его произнес, у него едва не остановилось сердце.

Потребовалось некоторое время, чтобы Джаред пришел в себя.

- Могу я, по крайней мере, сказать тебе спасибо? Хоть это ты мне позволишь?

- Не-а.

Джаред повысил голос.

- Дженсен.

Дженсен даже не открыл глаза, но на губах играла усмешка, словно он знал, что Джаред на него смотрит.

- Я сделал это не ради тебя, а ради себя любимого. Я ведь эгоистичный ублюдок, помнишь? И мне вроде как нравится, что ты ошиваешься неподалеку.

С губ Джея сорвался беспомощный смешок.

- Ага, ясно. И со мной та же фигня.

Дженсен так и уснул с улыбкой.

***

По мере того, как Дженсену становилось лучше, и он мог уже более-менее свободно двигаться, он становился все более несносным. Постоянно ныл и сучился. Джаред лишь улыбался и кивал в ответ.

- Мне скучно, - такой Дженсен напоминал Джареду его крестника, мальчишку детсадовского возраста.

Он кивнул, перелистнув страницу книги, которую читал.

- Я знаю.

- По телевизору нет ничего интересного.

Если Дженсен собирался вести себя как четырехлетний, то Джаред будет относиться к нему соответственно.

- Почитать тебе сказку?

Дженсен нахмурился, не ответив, и заговорил только несколько минут спустя.

- Меня бесит эта кровать.

Джей перевернул еще страницу.

- Ты бесишь ее сильнее.

- Я здесь скоро свихнусь, Джаред.

Джей сохранял внешнее спокойствие, мысленно похвалив себя за то, что не набросился тут же с вопросами и не спугнул порыв откровенности.

- Знаю.

Дженсен глубоко вздохнул.

Джаред продолжал читать, ожидая продолжения, но Дженсен все молчал, и он оторвался от книги и поднял голову.

- Джен?

Тот теребил пальцами краешек одеяла, низко опустив голову. Джаред позвал его еще раз, но он не ответил.

Джаред отложил книгу.

- Ты в порядке?

Дженсен откинулся на подушку.

- Все нормально, просто устал.

- Так отдохни.

- Я устал отдыхать. Устал от этого места. Устал от того, что меня постоянно тормошат и подгоняют, и прыгают вокруг меня.

Это не походило на обычные жалобы, какие можно услышать от ребенка на грани истерики. Это была тотальная, безраздельная усталость, и Джареду больно было это слышать. Он не смог сдержать слова, рвавшиеся с языка.

- От меня ты тоже устал? Я ведь все время здесь, а ты не любишь, когда кто-то нарушает твое личное пространство. Если хочешь, я могу уйти. – Джаред встал. – Да, мне лучше уйти.

- Что? Нет, я не хочу, чтобы ты уходил. Ты единственный… Дело не в тебе, Джаред. Я просто хочу выбраться отсюда и вернуться к нормальной жизни.

От накатившего чувства облегчения Джаред даже смутился немного. Предложение уйти было чисто рефлекторным, и, по правде говоря, он сомневался, что на самом деле смог бы это сделать, даже если бы Дженсен его попросил. Тот смотрел на него с беспокойством, будто боялся, что Джаред на него злится. Будто верил, что он и вправду уйдет. У Джареда возникла мысль, что Дженсен не слишком-то в нем уверен.

- Я понимаю, Дженсен. Правда.

- Я не имел в виду…

- Все в порядке.

Джаред точно определил момент, когда Дженсен поверил ему, это отразилось в его глазах. Они улыбнулись друг другу, затем Джаред снова сел, взял свою книгу и пролистнул еще одну страницу, а Дженсен переключил канал.

Так прошло несколько минут.

- Еда здесь отвратная.

И да, леди и джентльмены, четырехлетний Дженсен снова с вами.

- Если будешь вести себя хорошо, то я, так уж и быть, добуду тебе чизбургер. Или просто немного сыра, лишь бы ты перестал ныть.

- Фу, как вульгарно, Джей.

- Ага, как же. Это мама твоя вульгарная. - С порога донеслось покашливание, и Джаред в ужасе вытаращил глаза, боясь повернуться и посмотреть, кто там. – Пожалуйста, скажи мне, что это не Донна стоит там.

Дженсен сочувственно прищурился.

- Сказал бы, но не могу, увы.

Джаред со стоном спрятал пылающее лицо в ладони, а Дженсен все смеялся и смеялся.

***

Доктор Бреннан назначил Дженсену легкую физиотерапию, чтобы тот начал восстанавливать силы, и объявил дату выписки – в эту пятницу. Джаред позвонил по некоторым номерам из тех, что дала ему Карен, и стал готовиться. Он арендовал больничную койку и установил ее в комнате для гостей, хотя и знал, что Дженсену это не понравится. Но тут ничего не поделаешь, он уже мог вполне нормально ходить, но вот подняться с кровати – это была проблема. Джаред даже не подозревал, насколько важны грудные мышцы в повседневных действиях, пока не увидел, сколько усилий приходится прикладывать Дженсену, чтобы просто сесть. Так что да, плоская кровать как вариант даже не рассматривалась.

Он договорился с сиделкой, чтобы та приходила раз в день и помогала Дженсену с тем, о чем гордость или смущение не позволят ему попросить Джареда. Джаред сам сделал бы для него все, что угодно, но он знал, что его взгляды на личное пространство гораздо шире, чем у Дженсена. Он и так уже предчувствовал ежедневные споры на эту тему и готов был в чем-то уступить, чтобы Дженсену было удобнее.

Когда Джаред заговорил о том, чтобы Дженсен остался с ним до полного выздоровления, тот, к его радости, быстро согласился. Несмотря на их молчаливую договоренность в день отъезда Алана и Джоша, они на самом деле до сих пор не обсуждали этот опрос.

Джаред знал, что у Донны есть возражения, но она держала их при себе, и он был ей благодарен и за себя, и за Дженсена. Она могла бы усложнить ситуацию, если бы захотела, если бы настаивала на том, чтобы увезти Дженсена в Техас или самой остаться здесь. Этого все равно бы не случилось, но так было бы намного тяжелее для всех.

Джаред хотел сам заботиться о Дженсене. Ему это было нужно. И он не слишком задумывался о том, почему Дженсен предпочел его своей семье, хотя его сердце начинало биться быстрее от некоторых предположений.

Джаред готовился. Он ждал этого момента целую неделю, и под конец начал сходить с ума не меньше Дженсена. Тот жаждал выбраться из больницы, а Джаред хотел забрать его домой.

***

Во вторник вечером Джаред, насвистывая, зашел в палату Дженсена с пакетом из фаст-фуда в руках.

- Эй, чувак. Надеюсь, ты голоден, потому что у меня тут целая куча еды.

Он успел сделать несколько шагов вглубь комнаты, прежде чем понял: Дженсен не один. Какой-то странный парень сидел в его – Джареда – кресле, но Джей, конечно не стал заострять на этом внимания, потому что это было бы мелочно, и по-детски. А ему ни то, ни то не было присуще.

Джаред никогда прежде не видел этого парня, но он был в уличной одежде, а значит, точно не мог быть работником больницы.

Джаред тут же насторожился. Кто этот парень и как, черт его дери, он сумел пробраться мимо службы безопасности? Если это журналист, то хорошо, что они в больнице, потому что он переломает ему все кости.

- Джаред, ты как раз вовремя, - в тоне Дженсена был намек на улыбку, а еще невысказанная команда усмирить свой пыл. – Это случайно не чизбургером пахнет?

Странный парень, похоже, распознал настроение Джареда не хуже, чем Дженсен, потому что в ту же секунду взял ноги в руки и смылся подальше и от Дженсена и от джаредовского кресла.

- Что? А, да. Твой любимый, без лука и с двойным беконом. – Он протянул Дженсену пакет и вернулся к изучению гостя. Он был не так высок, как Джаред, и волосы у него были светлее. Кажется, он был старше, но не намного. Джей знал, что никогда не встречался с этим парнем, но тот все равно казался ему знакомым.

Дженсен решил их познакомить.

- Это Джаред Падалеки, а это Бен Лоуренс. Бен, это Джаред. – Он поймал взгляд Джея. – Бен – мой друг.

Странный парень – ох, простите, Бен – немного неуверенно протянул руку, и Джаред пожал ее, несмотря на внутренний протест, но все-таки, он был хорошо воспитан.

- Приятно познакомиться.

- Взаимно. Я о вас наслышан.

Забавно, - подумал Джаред – а я о тебе не слышал ни слова. Но, конечно же, вслух он этого не сказал.

- Ну, если это Дженсен вам рассказывал обо мне, то каждое слово – правда.

Бен рассмеялся и неловко переступил с ноги на ногу.

- Да, я знаю. – Ему было заметно не по себе, и он с надеждой посматривал на Дженсена в ожидании указаний.

У Дженсена было непонятное выражение лица, и Джаред занервничал. Он явно им помешал. У них с этим Беном, вероятно, было о чем поговорить. Вполне вероятно, Дженсену хотелось пообщаться с кем-то еще, кроме Джареда. Потому что да, они друзья, даже лучшие друзья, но… не более. А этот Бен вроде был симпатичным, даже, наверное, довольно красивым. Конечно, не таким красивым, как Дженсен, но как тут вообще можно сравнивать? Однако Бен все же был недурен. И если Дженсену он нравится, на самом деле нравится, то Джареду определенно не стоит встревать. Единственная проблема заключалась в том, что внутри все по-прежнему дико протестовало, и Джей не знал, что с ним происходит, и как это, черт возьми, прекратить.

Это смущало. Джаред никогда не стремился быть третьим лишним, и сейчас определенно не собирался мешать, поэтому он повернулся и пошел к двери.

- Вы, ребята, наверное… увидимся позже, ладно?

Бен явно обрадовался этой идее, но Дженсен сказал:

- Не будь идиотом, Джей.

Джаред растерялся.

- Ты о чем?

- Тащи свою задницу обратно. Бен как раз собирался уходить.

Бена его слова удивили и, кажется, расстроили.

- Разве? А, точно, и правда собирался. То есть, собираюсь, да. Приятно было повидать тебя, Дженсен. – Бен склонился к его кровати, явно собираясь дотронуться, и Джаред против воли весь напрягся. Бен пробормотал ему что-то типа «приятно было познакомиться», подавил желание еще раз взглянуть на Дженсена и ушел так быстро, что они даже толком не попрощались.

Джаред шагнул к своему креслу… нет, не к своему – просто к креслу, затем передумал и встал в изножье кровати. Опять прошелся туда-сюда. Затем, остановившись, взъерошил рукой волосы.

- Что это, мать твою, было?

- Ну, даже не знаю. Мой чизбургер остыл, пока ты строил из себя придурка?

- Серьезно. Что за черт?

- Он просто друг.

- Это я уже уяснил, Джен. – Джаред подошел к креслу и, фыркнув, все-таки сел. – Он так пялился, словно хотел съесть тебя. Не слишком по-дружески, а?

- Многие меня хотят, - не смутился Дженсен, - только не многие получают. – Он прищурился. – Ты поэтому собирался уйти? Не хотел портить мне свидание, мм?

- А если и так?

- Тогда ты действительно придур. Во-первых, здесь больница, если ты не заметил. Во-вторых, он не более чем друг. А в третьих, у меня тут ранение, помнишь?

Джареда словно ударили под дых.

- Я помню.

- Господи, Джей, извини. Правда, я не хотел. Я не собирался этого говорить. Просто ты иногда бываешь невыносимым.

- Что я такого сделал?

- Да просто ты никогда, блядь, не видишь дальше своего носа! Он всего лишь друг. Я не просил его приехать, и вовсе не хотел, чтобы он остался.

- Я думал…

- Что? Что я хотел, чтобы он был здесь, а не ты? Он мне никто, Джаред.

- Правда?

Дженсен застонал в отчаянии.

- Насколько он может быть важен, если до сегодняшнего дня ты даже ни разу не слышал от меня о нем? Подумай об этом.

Джаред подумал. И да, Дженсен был прав, он придурок. Потому что он знал обо всем, что было важно для Дженсена, и обо всех. Он знал, как звали первого парня, с которым тот поцеловался; и имя того мудака, который последним разбил его сердце; и имена всех, кто был в промежутке, так же как и Дженсен знал все о нем. Джаред вспоминал последние три года своей жизни, долгие часы и бессонные ночи, проведенные вместе, и все те секреты, которыми они делились под пиццу и пиво. Дженсен был его лучшим другом.

Все, что имело значение, Джаред уже знал.

***

Пол подтвердил, что Дженсена выпишут в пятницу, и Донна с Маккензи планировали вернуться в Техас. Теперь, когда свобода маячила на горизонте, Дженсен воспрянул духом, и четверг прошел в легкой и непринужденной атмосфере с шутками и смехом. Мак, не переставая, висла на брате, а Донна с Джеем сидели рядом с кроватью. Весь день они смотрели всякие ток-шоу и мыльные оперы и так галдели, словно там показывали какой-нибудь ужастик. К великому огорчению Дженсена, было три голоса против его одного за просмотр «Дней нашей жизни». В полдень Джаред сбегал за едой, пока Маккензи развлекалась тем, что составляла композиции из огромного количества букетов, которыми была буквально завалена палата Дженсена.

Хороший был день.

После полудня Джаред тактично удалился, чтобы Дженсен мог побыть наедине с родными до того, как они уедут. Счастливая улыбка не сходила с его лица.

Завтра они будут дома.

***

Проведя несколько часов в собачьем питомнике с Сэди и Херли, Джаред отправился за кроватью, которую сегодня должны были установить в комнате для Дженсена. Он еще не говорил с ним об этом и, заранее зная, что без пререканий не обойдется, решил в поисках моральной поддержки позвонить Сэнди и рассказать ей о том, что забирает Дженсена к себе.

Само собой, все прошло как и ожидалось, то есть – не слишком хорошо. Это был даже не спор, потому что Джаред отказывался спорить, но дискуссия, занявшая всю дорогу до больницы, вышла весьма оживленная. У Джея едва не запалился телефон – мощь легких его невесты поражала воображение.

Закончив с Сэнди, Джаред сделал ежедневный звонок Кейну со стоянки, а затем зашел внутрь, намереваясь пригласить Карен на чашечку кофе, пока она не заступила на смену, и получить от нее некоторые профессиональные рекомендации. Он волновался. Дженсен, конечно, выздоравливал, но опасность еще существовала, и что-то могло пойти не так. Ему понадобятся лекарства, процедуры и физиотерапия, и Джей был полон решимости сделать все правильно. С этого момента и до того дня, когда Дженсен будет готов вернуться к работе, забота о нем становилась круглосуточной обязанностью Джареда.

И он ничего не имел против.

***

Дверь в палату была приоткрыта, и сквозь щель Джаред услышал голос Донны, но слов разобрать не мог. Он как раз собирался толкнуть дверь, но услышав ответ Дженсена, замер.

- Все будет нормально, мам. – Донна сказала еще что-то, снова слишком тихо, но Дженсена было хорошо слышно. – Джаред никогда не обидит меня. Он не такой.

Джаред застыл, не зная, что и думать, потому что какого черта? Донна считает, что он может обидеть Дженсена? Как? Почему? За последнее время произошло много всякого дерьма, и Джаред слишком наглядно убедился в реальности того, что раньше даже не мог себе представить, но никакая сила во вселенной не заставит его причинить боль Дженсену. Никогда.

Мама всегда говорила ему, что подслушивать нехорошо, но к черту это, потому что он просто обязан знать, что здесь происходит. Джей подошел вплотную к двери, прячась за створкой, надеясь услышать ответ Донны и молясь, чтобы ни она, ни Дженсен его не заметили.

- Я не говорю, что он может сделать это намеренно, сынок. Я знаю, что он хороший человек. Но, Дженсен… Ты так безоглядно веришь в него, а я не хочу, чтобы ты расстраивался. Мне кажется, ты не вполне осознаешь ситуацию, и это может обернуться большим разочарованием.

- Нет, мама. Я уверен, что это не так. Не беспокойся, все пройдет.

Джареду хотелось побиться головой об стену от отчаяния. Что? Что пройдет? В эту минуту на этаже остановился лифт, и Джей отскочил от двери как раз вовремя, чтобы не быть пойманным на месте преступления Маккензи, появившейся в коридоре с четырьмя стаканчиками из Старбакса в руках.

- Эй, Джаред, придержишь для меня дверь, хорошо?

Джей машинально кивнул.

***

Утро пятницы выдалось ярким и солнечным. Донна и Мак со слезами на глазах попрощались, а затем Джаред проводил их до машины.

Он обнял Маккензи, оторвав от земли, и она захихикала, сопротивляясь понарошку, тогда Джей покружил ее на месте, чтобы еще раз услышать ее смех. Донна крепко обняла его, и всего на секунду он позволил себе окунуться в это материнское тепло. Он чувствовал ее искреннюю привязанность, но все еще не мог примириться с тем, что услышал вчера вечером. Но Джаред решил подумать об этом позже. Рано или поздно он все выяснит, но по сути это было не так уж важно, потому что для себя Джей знал точно – он никогда не причинит Дженсену боль.

Он махал рукой, пока машина не скрылась за поворотом, а затем бегом вернулся в вестибюль и, вызвав лифт, нажал нужную кнопку. И рассмеялся в пустой кабине. Ему казалось, что он мог бы взлететь на шестой этаж, как воздушный шарик, вместо гелия наполненный счастьем.

***

Дженсен упирался, не желая садиться в коляску, но только для вида. Джаред был уверен, что он готов на все, лишь бы побыстрее убраться из больницы.

Когда санитар выкатил коляску на крыльцо, Дженсен поднял руку, дав ему знак остановиться. Он закрыл глаза и поднял голову, подставляя лицо солнцу и глубоко вдыхая свежий уличный воздух. Открыв глаза, он поймал на себе взгляд Джареда и улыбнулся той улыбкой, от которой Джею всегда хотелось подхватить его на руки и носить на плечах, словно ребенка.

Это была чистая незамутненная радость, и на нее хотелось смотреть и смотреть. Джаред запомнил эту картинку, спрятав ее глубоко внутри, у самого сердца. Каждый раз, когда на него будут обрушиваться воспоминания о том дне в парке, он будет доставать ее. Дженсен улыбался, и солнечные лучи высвечивали каждую веснушку, каждую морщинку на его лице. Дженсен – абсолютно, бесспорно живой.

Джаред кашлянул, прочищая горло.

- Ну что, идем домой?

Не понятно, как у него это получилось, но Джен улыбнулся еще шире.

- Да. Давай.

***

Не прошло и часа с приезда домой, как они повздорили.

***

Когда они подъехали к дому, Дженсен отстегнул ремень безопасности и потянулся открыть дверь. Джаред сказал ему подождать, игнорируя его гримасу, обошел машину и сам открыл пассажирскую дверь. Дженсен считал, что аренда машины – это пустая трата денег, но Джей заплатил бы сколько угодно, лишь бы не видеть, с каким трудом тому дается сесть во внедорожник и выйти из него. Он наклонился, чтобы помочь Дженсену вылезти из машины, но тот шлепнул его по руке.

- Джен.

- Я могу сделать это сам.

Джаред видел, как доставалось физиотерапевту, и знал, что говорить Дженсену, что он чего-то не может – большая ошибка. Поэтому он слегка подкорректировал свою версию.

- Но ты вовсе не обязан. Давай, Джен. Нам нужно просто попасть в дом, хорошо?

Лицо Дженсена помрачнело, но он кивнул и принял помощь. Когда его ноги прочно стояли на земле, Джаред взял его под локти.

- Просто выпрямляй ноги, а остальное я сделаю сам. Давай на счет три?

Дженсен снова кивнул, и Джей начал считать. Приподнявшись, Дженсен задохнулся от боли, а у Джареда едва не остановилось сердце.

- Как ты?

- Все нормально.

- Ага. Может, постоим пару минут, пока я отдышусь немного?

- Не надо нянчиться со мной, как с младенцем.

Джаред сдул упавшую на глаза челку.

- А что, будет весело, я прям чувствую. Слушай, давай договоримся. Я не нянчусь с тобой, а ты не артачишься, когда тебе нужна помощь, идет?

Дженсен не выразил согласия, но и спорить не стал, так что Джаред отпустил его локти и позволил идти самому. Он остановился у крыльца. Там было всего четыре ступеньки, и не сказать что крутые, но для Дженсена и это было сейчас все равно что покорить Эверест. Джаред потянулся к нему, но был остановлен мрачным взглядом исподлобья.

- Даже не думай.

Джаред опустил руки, но придвинулся ближе, подстраховывая со спины на всякий случай.

Хоть и очень медленно, но они добрались. Джаред проводил Дженсена в комнату для гостей. Он открывал дверь, внутренне готовясь к взрыву, едва тот увидит больничную кровать. Ничего такого не произошло, но Дженсен помрачнел еще больше, если это только возможно. Он подошел к постели и не сказал ни слова, когда Джей помог ему усесться на край.

- Я сейчас вернусь. Просто хочу забрать вещи из машины.

Дженсен устало вздохнул.

- Иди.

***

Поход к машине занял меньше минуты, но за это время Джаред успел прийти в себя и собраться с мыслями. Он, конечно, не ожидал радужных бабочек и порхающих сердечек, но уже сейчас все было сложнее, чем он себе представлял. Не думал он, что Дженсен станет пререкаться из-за каждого шага. И не знал, как больно будет, когда тот его оттолкнет.

Ему нужен был план. Думай, Падалеки. Думай. Если бы ты был на месте Дженсена, как бы ты себя чувствовал? Чего бы тебе хотелось?

Джареду захотелось самому себе надрать задницу. Потому что на месте Дженсена он бы уже озверел к этому времени. Неделями быть прикованным к постели плюс постоянная боль и зависимость от посторонних даже в самом необходимом. Конечно, Дженсен злился. Он был сердит и смущен, но Джаред, идиот, ничего не замечал. Дженсену нужна была сейчас хотя бы иллюзия контроля, и Джей мог это устроить. Хочет вести себя как скотина? Отлично. Джаред это переживет.

Наверное, это самое малое, что он может сделать.

***

Джаред зашел в комнату со стаканом воды в одной руке и спортивным костюмом Дженсена в другой. Оставив одежду на кровати, он достал из кармана пузырек с викодином и дал Дженсену две таблетки и воду.

- Выпей.

Тот без звука проглотил таблетки, и это был показатель того, как паршиво он себя чувствует. То, что он не ворчал, конечно, было хорошо, но вот то, что это было от боли, совсем не радовало.

- Есть хочешь?

- Не очень.

- Устал?

Дженсен пожал плечами.

- Может, немного.

- Хорошо. Давай-ка, приляг ненадолго.

Джаред присел перед ним на корточки, чтобы развязать шнурки, и уже почти стянул с ноги ботинок, когда заметил, как Дженсен вцепился в одеяло, сжимая пальцы до побелевших костяшек.

- Джен?

Тот просто покачал головой, и Джей не стал настаивать. Он махнул рукой в сторону одежды.

- Тебе нужно?...

- Справлюсь.

Джаред, покопавшись немного, достал Дженсену футболку. Когда он повернулся обратно, тот медленно стягивал с себя рубашку. Джаред не стал спрашивать, просто помог.

- Спасибо, - резко бросил Дженсен.

Джаред едва не ответил: «без проблем», но тут его взгляд зацепился за повязку. Он впервые увидел ее вот так с той ночи в палате реанимации, и по какой-то причине у него перехватило дыхание. Может, от того, как легко было вообразить пулевое отверстие под ней, он с такой же легкостью представил, как белый квадрат бинтов наливается красным.

- Нужно… Ее нужно сменить?

- Нет, - откровенная грубость в голосе Дженсена шокировала. – Это может сделать медсестра.

Джаред постарался ответить как можно мягче.

- Ладно. Как ты захочешь, так и будет.

К тому времени, как они совместными усилиями натянули на Дженсена футболку, оба вспотели – Дженсен от боли, а Джаред от переживаний.

- Прости, Джен.

- Да при чем здесь ты. Поможешь встать? Мне нужно в ванную.

Джаред подавил всплеск восторга от того, что Дженсен впервые о чем-то попросил, и помог ему подняться.

Дженсен проковылял в ванную.

- Сейчас вернусь.

- Я буду здесь.

***

Пока Дженсен был в ванной, Джаред успел подготовить все по рекомендациям Карен. Он оставил графин с водой, стакан и все лекарства на тумбочке, и когда Дженсен вернулся в комнату, как раз был занят подключением коммуникатора.

- Это еще что за хрень?

- Это внутренняя связь. – Джаред указал на тумбочку. – Здесь базовая станция. – Затем помахал каким-то устройством. – А это приемник. Классно, да?

- Классно – это не то слово, которое я бы использовал.

Джаред сразу понял, что Дженсен здорово не в себе. Черт, да он был просто вне себя, и Джаред просто не знал почему. Может, сейчас и стоило походить вокруг да около, но он решил спросить прямо. Он устал от попыток прочитать мысли Дженсена.

- В чем твоя проблема?

Кровь бросилась Дженсену в лицо. Джареду даже показалось, что он может с расстояния увидеть пульсацию вен у него на виске.

- Почему бы тебе просто не поставить тут чертову радионяньку? Дешевле обошлось бы!

- Тебя что сегодня, заклинило на этих детских штучках?

- Я не нуждаюсь в том, чтобы ты круглыми сутками не спускал с меня глаз. Ничего не случится, если я ненадолго останусь без присмотра.

- Оу, правда, что ли? А если тебе посреди ночи понадобится в ванную, но ты не сможешь сам встать, что тогда? Что, Дженсен?

- Я могу…

- Вот именно. Ты не можешь.

Вот дерьмо. Он это сказал. Слова повисли в воздухе. Казалось, Дженсена вот-вот хватит удар, но Джаред даже не обратил на это внимания, потому что тоже разозлился. Он вытащил из вороха одежды пластиковую утку, которую ему выдали в больнице, и впихнул ее в руки Дженсену.

- Вот.

- И что я должен с этим делать?

- А как ты думаешь, дубина?

- Джаред.

- Либо это, либо домофон. А теперь мне, наверное, стоит уйти и оставить тебя в покое, как ты и хотел. Может, тогда ты наконец перестанешь вести себя как ребенок.

Дженсен сверкнул глазами, и Джаред понял его намерения за секунду до того, как он, размахнувшись, швырнул утку в стену.

- Дженсен!

Тот схватился обеими руками за грудь и сгорбился, весь сжался от боли, едва устояв на ногах. Джаред в тот же миг оказался рядом, удерживая за плечи, пока Дженсен не расслабился немного, затем приподнял его и заглянул в лицо: глаза закрыты, дыхание прерывистое и частое.

Джаред перепугался до смерти.

- Джен? Поговори со мной.

- Черт. Больно. – Он сжал в кулаках рубашку Джареда и уронил голову ему на плечо. – Джаред.

Джаред покачал головой, только усилив хватку. Чувствуя себя беспомощным, он поглаживал затылок Дженсена, шептал ему на ухо всякие глупости.

- Все хорошо. С тобой все хорошо. Ты только дыши.

- Ненавижу это, - глухо проговорил тот, уткнувшись ему в рубашку.

- Я знаю, знаю.

Дженсен дрожал в его руках, а ткань на плече у Джареда увлажнилась, и не только от испарины. Дженсен плакал, беззвучно, словно не хотел, чтобы Джаред узнал.

Это и стало для Джея последней каплей, переполнившей чашу вины. Он не мог больше позволять Дженсену справляться с этим одному, потому как тот, очевидно, не знал, что для него лучше. Он брал на себя слишком много.

- Дженсен. Джен. Так не может больше продолжаться, старик. Тебе придется принять мою помощь. Пожалуйста.

- Ты не должен делать все это за меня. Черт, я даже не могу сам снять ботинки.

- Мне на это плевать.

- Я должен быть… Я должен…

- Что, Джен? Кем должен быть? Суперменом? Дином Винчестером? В тебя стреляли. Ты чуть не умер. Никто не может так просто взять и пережить такое. Тебе всего лишь нужна небольшая помощь, так что с того? Это не делает тебя слабаком. Позволь мне помочь. Я сам хочу.

Дженсен постепенно расслабился, опираясь на Джареда. Тот скользнул рукой ему на поясницу, обнял еще теснее, осторожно прижимая к себе, и уткнулся в изгиб между шеей и плечом. Так близко и уютно. И так хорошо.

- Разреши мне заботиться о тебе, - прошептал Джаред, задевая дыханием голую кожу.


Дженсен чуть слышно пробормотал согласие, но Джареду большего и не требовалось.

***

Джаред не знал, сколько времени простоял так, обнимая Дженсена, но этого хватило, чтобы у того выровнялось дыхание, а кожу самого Джареда начало покалывать в местах соприкосновения.

- Ты как?

Дженсен кивнул, не отрываясь от рубашки Джареда, и у того родилось подозрение, что он пытался таким образом вытереть слезы. И это… от этого тоскливо заныло в груди. Джаред не хотел, чтобы Дженсен устыдился и снова начал закрываться. Ему хотелось сохранить чувство легкости, возникшее между ними, так что говорил он намеренно веселым тоном.

- Ты там об меня не сопли, случаем, вытираешь?

Дженсен фыркнул.

- Может быть.

- Чудесно.

Подняв голову, Джен слегка улыбнулся.

- Ты же вроде в помощники набивался.

- Ну, обмен биологическими жидкостями – это не совсем то, что я имел в виду.

И только после того, как слова сорвались с губ, Джаред осознал, как это прозвучало. Он покраснел и тут же надавал себе мысленных подзатыльников за то, что сам выставился на посмешище. Но Дженсен, вопреки его ожиданиям, не смеялся. На его щеках проступил легкий румянец, а взгляд смягчился и помутнел, и – черт – неужели его глаза всегда были такими зелеными?

Джареда внезапно осенило, насколько близко они сейчас друг к другу. Его руки по-прежнему лежали у Дженсена на затылке и на поясе, а тот держал ладони у него на груди. Дружеское или нет, но это без сомнения было объятие. Джаред кожей чувствовал каждый вздох Дженсена, и ему нужно было лишь немного наклонить голову, чтобы…

Если бы он захотел.

О, Боже, да. Он хотел.

Он хотел поцеловать Дженсена.

Это было шокирующе и захватывающе, словно выпрыгнуть из самолета, не надев парашют. Это сбивало с ног, пугало и притягивало со страшной силой – такого с Джаредом не случалось еще никогда.

И не могло случиться.

Потому что Джаред помолвлен, а Дженсен – его лучший друг.

Джаред медленно убрал руки и сделал шаг назад. На миг ему показалось, будто он лишился какой-то жизненно-важной части тела, потеряв тепло Дженсена, но усилием воли он подавил в себе желание вернуть все, как было.

- Джей? – Дженсен казался сбитым с толку и пошатывался без поддержки.

Джаред снова надавал себе тумаков, за то, что забыл, из-за чего они вообще оказались в такой ситуации. Он приблизился и взял Дженсена под локоть, помогая удержать равновесие.

- Выпьешь обезболивающее?

- Ага.

- Давай-ка. Надо уложить тебя в постель. – И, проклятье, он снова это сделал. Нет, ему действительно пора уже начать думать, прежде чем открыть рот.

Дженсен не смотрел ему в глаза, будто приклеившись взглядом к узорам паркета, пока Джаред вел его до кровати, помогал устроиться и укрывал одеялом. Да, он возился с одеялом, вместо того, чтобы касаться Дженсена, как ему хотелось.

- Извини, - бесцветно прошептал тот.

Джаред был более чем уверен, что Дженсен извиняется вовсе не за порчу стены. Какие бы чувства ни испытывал в этот момент Джаред, Дженсен чувствовал то же самое. И эту боль не унять никакими лекарствами.

- Это не твоя вина.

- Но и не твоя. Просто так случилось.

Да, подумал Джаред, и это случилось слишком поздно.




Глава 4.

Пару недель они провели практически в изоляции: только Дженсен и Джаред, и все, что нужно Дженсену, чтобы поправиться. Джей поставил телефон на вибрацию, стараясь держать внешний мир на расстоянии. Люди, казалось, все понимали, но это не удерживало их от звонков.

Каждый хотел знать, как дела у Дженсена. Конечно, они на самом деле переживали за него, но, помимо этого, у каждого были свои интересы, и Джареда это уже начинало бесить. Всякий раз, когда кто-то спрашивал: «Как там Дженсен?», он слышал второй, невысказанный вопрос.

У Донны это на самом деле означало: «Хорошо ли ты заботишься о моем мальчике?»; Эрик в действительности хотел знать, когда они вернутся к работе; а все, что интересовало Сэнди: «Когда все это кончится?»

Однажды, после звонка от журналистов, она даже не удосужилась поинтересоваться здоровьем Дженсена, поглощенная стремлением уговорить Джареда дать серию интервью, пока не угас интерес, руководствуясь правилом: куй железо, пока горячо. Джаред даже не стал слушать и просто нажал на сброс. Он отключил телефон, вместо того, чтобы разбить его, как ему того хотелось – хватит и одной вмятины на стене.

После этого все шло на голосовую почту.

***

С каждым днем Дженсену становилось немного лучше, а Джареду чуть легче дышалось. Дженсен много спал, восстанавливая силы, а Джаред купил себе поваренную книгу в отчаянной попытке улучшить свои жалкие кулинарные таланты. Он был чертовски уверен, что в рекомендации доктора Бреннана не входила больничная еда на вынос.

Много времени они проводили на диване перед телевизором. Когда Джаред готовил дом для Дженсена, он едва не потерял голову в отделе DVD. У них было полно всяких фильмов и, кроме всего прочего, по особой просьбе Дженсена – «Девочки Гилмор». Джареда так и подмывало заставить его смотреть «Темного ангела», но он решил проявить великодушие по отношению к больному товарищу.

Однако смотреть на себя в роли Дина Форестера, находясь в одной комнате с Дженсеном, – не самое большое удовольствие.

Когда экранный Дин подарил Рори машину, Дженсен не удержался и фыркнул.

Джаред знал, что пожалеет, если спросит, но ничего не мог с собой поделать.

- Что?

- Ничего, чувак. Просто – ты такой мелкий.

- Да ладно, мне же было восемнадцать.

Дженсен указал на экран.

- Эй, вы с этим чучелом даже не похожи. У тебя тогда еще, небось, и яйца не выросли.

- Ну ты и задница. Нет, хуже, ты – лицемерная скотина. Три слова – вот мой ответ: «Дни нашей жизни».

- Это же была мыльная опера, ей и положено быть дрянной.

Джаред с трудом сдержал улыбку.

- Просто чтоб ты знал – как только поправишься, я надеру тебе задницу.

Дженсен кивнул и снова перевел взгляд на экран, где разворачивалась эпическая, но обреченная по всем статьям история Дина и Рори.

- Даже не сомневаюсь.

***

Дженсен сдержал свое обещание, принимая помощь Джареда. Подпустил его к себе. Им все давалось легко – и разговоры, и молчание, и Джаред был благодарен, хотя и удивлен немного.

Он думал, что им будет неловко друг с другом, спрашивал себя, как остаточные эмоции от их объятия повлияют на дальнейшие взаимоотношения. Они повели себя как любовники – Дженсен из-за своей уязвимости, а Джаред из-за внезапно свалившегося понимания ситуации. Тогда это казалось почти катастрофой, словно этот момент должен был изменить все.

А сейчас казалось, будто этого и вовсе никогда не было. Или это значило вовсе не то, что подумал Джаред.

Он наблюдал за Дженсеном в поисках подтверждений, каких-то знаков, что тот хотя бы частично испытывает то же, что и Джаред. В тот день в гостевой спальне он был уверен, что так и есть, что если бы он немного наклонился и поцеловал Дженсена, тот бы ему ответил. Он не хотел верить, что ошибся. Это причиняло боль, и не только его гордости.

Ему хотелось верить, что он не одинок в своих чувствах. Что Дженсен всегда будет рядом, как и раньше. Что вместе они как-нибудь разберутся во всем. Он хотел, чтобы Дженсена тоже тянуло к нему, даже если это не честно по отношению к ним обоим, даже зная, что он, Джаред, не имеет на это права.

Черт, он облажался. Он полностью облажался с Дженсеном, и он это понимал. Жизнь была такой простой до выстрела, до того, как Джаред узнал, что такое страх потерять. Он думал о своем поведении в то время, пока Джен был в больнице, и теперь все его чувства были видны как на ладони. Хотя он и боялся назвать их.

Он не мог себе этого позволить. У него была Сэнди, и она такого не заслужила. Джаред должен взять себя в руки. Дженсен – его лучший друг. Вся эта путаница – просто естественная реакция на перенесенное потрясение и, скорее всего, со временем она исчезнет.

И даже если ощущения, которые он испытал, держа Дженсена в своих объятиях, никогда не сотрутся из памяти Джареда, что ж, это будут только его проблемы.

***

Больше всего Джаред не любил те дни, когда у Дженсена была физиотерапия. Тот не позволял ему остаться на время сеанса, и у Джея начинался страшный зуд, если он терял Дженсена из вида хоть на пару секунд. Он оставлял его и ехал навестить собак, или покупал продукты, или брал себе кофе и отвечал на сотни звонков, которые скапливались на голосовой почте.

Но всегда, всегда на периферии сознания маячили мысли: Как там Дженсен? У него все хорошо? Не нужен ли я ему? Это делало его невероятно зависимым. И вовсе не помогало избавиться от чувств к Дженсену. Джаред больше не пытался разубеждать себя. Что есть, то есть.

Когда Джей забирал Дженсена из клиники в среду, тот выглядел ужасно, и по его движениям было ясно, что он устал от боли. Джаред выключил радио, и они добирались до дома в молчании. Дженсен подождал, пока он обойдет машину и поможет ему выйти. Джаред поддерживал его всю дорогу до спальни.

Дженсен так вымотался, что не протестовал, и даже не вздрогнул, когда Джаред усадил его на кровать и стал снимать с него обувь. Прикрыв глаза, он безвольно подчинялся ласковым рукам Джареда, позволив вертеть себя так и сяк, словно сонный малыш. Джею он в этот момент казался почти невыносимо очаровательным.

- Тяжелый день?

- Есть немного. И все же, силы ко мне возвращаются.

- Конечно, так и есть. Только не перенапрягайся, ладно?

Дженсен скорчил гримасу.

- Ты говоришь, как мой терапевт.

- И это плохо?

- Я в порядке, Джей. И мне с каждым днем становится лучше. На самом деле, я думаю в пятницу спросить у Пола, могу ли я вернуться к работе.

- Джен…

- Уже почти шесть недель прошло.

- В тебя стреляли. Шесть недель – это ерунда.

- Скажи это Дону Остроффу. У нас осталось совсем мало времени, и если мы хотим, чтобы шоу продолжалось, нужно закончить сезон.

Джаред прищурился.

- Ты разговаривал с Эриком. – Когда Дженсен пожал плечами, он сердито фыркнул. – Он не должен был тебе звонить.

- Он и не звонил. Я сам позвонил ему. Слушай, Джаред, канал и так дал нам послабление. Они собираются сдвинуть ради нас сетку вещания, только для того, чтобы дать нам шанс все закончить. Но они не будут ждать вечно. Мы должны вернуться к работе.

- Не то чтобы они делают нам одолжение. Рейтинги взлетели до небес, даже на повторах. Все хотят посмотреть на парня, которого собиралась убить чокнутая цыпочка, и на парня, который закрыл своего друга от пули. Такую рекламу не купишь за деньги. – Джаред говорил все громче, и под конец уже почти кричал. – Чертовы кровопийцы!

Дженсен поймал его за руку и потянул вниз, пока тот не сел рядом с ним, а затем прижался к нему плечом.

- Остынь.

Джаред глубоко вздохнул.

- Если мы это сделаем…

- Мы это сделаем.

- Прекрасно. Ты должен пообещать мне, что будешь осторожен. Это просто дурацкое телешоу. Просто чертова работа. Это не стоит…

- Хорошо.

- Если с тобой что-нибудь случится… обещай мне.

- Джей. Я обещаю, ладно? Я буду осторожен, буду много отдыхать. Даже позволю тебе нянчиться со мной в свое удовольствие. Клянусь тебе.

Дженсен поднял руку в дешевой имитации присяги бойскаута и поморгал, распахнув глаза, словно герой анимэ. Джаред рассмеялся. Дженсен усмехнулся и легко толкнул его плечом.

- Так мы это сделаем.

Джаред кивнул.

- Если доктор Бреннан тебе разрешит.

- Договорились.

***

Пол разрешил. Он много чего наговорил, а еще выдал Дженсену до отвращения длинный список правил, которым тот должен следовать, но в конце концов дал добро. Джаред счел своим долгом присутствовать при этом разговоре. Не то, чтобы он не доверял Дженсену, но и глупцом тоже не был. При желании тот мог и схитрить, немного приукрасив правду, чтобы добиться того, что ему нужно. Джаред должен был быть там и проследить, чтобы Джен ненароком не смог ничего утаить от врача. И он хотел своими ушами услышать, что скажет Пол – особенно правила, – и проследить, чтобы Дженсен в точности их выполнял. Нравится ему это или нет.

По дороге домой они позвонили Киму в офис, Дженсен включил громкую связь. На заднем плане можно было уловить признаки обычной рабочей суеты. Джаред мог с точностью представить выражение лица Маннерса, которому каким-то образом удавалось одновременно быть сосредоточенным и рассеянно отвлекаться.

- Ладно, ребята. Дайте нам время до конца дня, обновить сценарий. Завтра все будет.

Следовало еще обсудить ограничения для Дженсена и то, как их можно обойти, но тот и так впервые за долгое время выглядел по-настоящему счастливым, и Джареду не хотелось портить ему настроение, так что он решил позвонить Киму вечером, когда Джен уснет.

Дженсен оставил полное ликования сообщение на голосовой почте Эрика. Джаред был уверен, что когда Крипке узнает новость, то весь Ванкувер услышит его вздох облегчения.

***

В субботу в девять курьер доставил сценарий. Парни расположились на диване с чашками кофе и маркерами. Открыв свою копию, Дженсен слегка улыбнулся Джареду.

Винчестеры снова в деле.

***

В выходные в доме царила атмосфера последних дней каникул. Джаред испытывал смешанные чувства по поводу возвращения к работе. В этот раз все было не так, как во время забастовки. Не было тревоги за судьбу шоу, боязни потерять роль – только Дженсен. Джаред любил свою работу, ему нравился сериал. Ему нравились Ким, Эрик и Сара, и каждый член съемочной бригады. Он любил Сэма и любил Дина.

Но он готов был все это послать к черту, только бы Дженсену никогда больше не было больно.

Дженсен сказал, что готов к работе, и Пол согласился. Этого должно было хватить, чтобы Джаред не изводился. И этого хватило – почти. Он обернулся к Дженсену, слишком увлеченному стараниями побить его в «Марио Карт», и его словно омыло волной безграничной привязанности с легкой примесью чувства вины. Он гордился Дженсеном и беспокоился за него, и ему до умопомрачения хотелось всего того, чего он не мог получить. Прибавьте к этому изрядную долю сожаления о несделанном, и получите мощный эмоциональный коктейль. Неудивительно, что Джареда едва не колотила нервная дрожь. Но за всем этим стояло непреодолимое желание защитить.

И он знал, что это не скоро пройдет.

***

Дженсен так стремился вернуться к работе, что в понедельник утром соскочил в несусветную рань и был готов почти за час до того, как их должен был забрать водитель. Джаред на кухне завтракал хлопьями, когда он вошел, уже полностью одетый – только обувь держал в руке. В другой руке он принес черный футляр от бритвенного набора и поставил его на стол. Джаред подумал, что там, наверное, должны быть лекарства Дженсена, и лучше бы, черт возьми, так и было. Надо будет проверить перед выходом.

Джаред допил остатки молока и отставил чашку в сторону, затем, оттолкнувшись ногой, отодвинулся, чтобы Дженсен мог сесть рядом. Тот протянул ему ботинки и, ни слова не говоря, наклонился, опираясь ладонью о стол.

Джареду очень хотелось помочь, но он не стал.

- С тобой все хорошо?

- Разве я плохо выгляжу?

Конечно, Дженсен не имел в виду буквальное значение этого слова, но Джаред предпочел понять именно так, исключительно ради собственного удовольствия. Он оглядел Дженсена с макушки до пят: очки в тонкой металлической оправе, поношенная футболка и рваные джинсы – о да, Дженсен действительно хорошо выглядел. Он до сих пор не восстановил прежнюю форму, и одежда болталась на нем, словно балахон. Стойте-ка. Вот бы на нем была одежда Джареда – его нижнему мозгу определенно очень нравилась эта идея.

Джаред опустил голову, чтобы скрыть румянец.

- Не так уж и плохо.

Дженсен закатил глаза.

- Вау. Вот спасибо.

Джаред раздвинул колени и погладил освободившийся кусочек сидения.

- Давай сначала правую, красавчик.

Тот повиновался, и Джаред изобразил из себя продавца обуви, стараясь не думать о том, что Дженсен поставил ногу совсем рядом с его промежностью. И да, его член абсолютно, ну просто совершенно не реагировал на эту близость.

Он копался со шнурками на левом ботинке, что было даже смешно, потому как Джаред с четырех лет умел завязывать шнурки, когда Дженсен вдруг сказал серьезным и каким-то значительным тоном: «Спасибо». Словно речь шла о чем-то большем, чем просто обувь.

Джаред поднял голову и поймал его пристальный взгляд.

- Джен?

- Я до сих пор толком не поблагодарил тебя. Я хочу сказать, спасибо за все эти мелочи, не думаю, что ты осознаешь, насколько я тебе благодарен. Но ты должен это знать.

Джаред немного растерялся, словно вышел играть сцену, не зная сценария.

- Ты о чем?

Дженсен качнул ногой.

- Об этом. Обо всем. Ты на самом деле очень заботишься обо мне, Джей. Я просто хочу, чтобы ты знал, как я это ценю.

Теперь картина прояснилась, но это принесло с собой неожиданную вспышку гнева. Джаред спихнул ногу Дженсена на пол.

- Ох, да пошел ты, Дженсен.

- Что?

Джаред оттолкнулся от стола с такой силой, что едва не опрокинул стул.

- Серьезно. Иди к черту.

- Джаред.

- Нет, правда. Мне нельзя благодарить тебя за спасение своей жизни, но сам ты собрался благодарить меня за то, что я завязываю тебе шнурки?

- Это совсем другое дело.

- Черта с два.

- Я тогда не задумывался, Джаред. Я просто это сделал. Я не мог по-другому.

Джаред закрыл глаза, из него словно выкачали весь воздух.

- Я знаю.

Он слышал, что Дженсен пытается подняться, но не сделал и шага, чтобы помочь. Просто стоял и ждал, пока тот сам придет к нему, а сердце стучало как сумасшедшее.

Он знал, что Дженсен придет.

Джаред открыл глаза, только когда тот робко коснулся его запястья. Он потянулся, чтобы схватить Дженсена, встряхнуть его или, может, просто прижать к себе, но в это самое время с улицы послышался сигнал клаксона, испортив момент.

Дженсен разочарованно вздохнул и пошел к выходу.

- Дженсен? – Джей подождал, пока тот обернется к нему. – Нет никакой разницы, и тут не о чем даже думать. Ты это понимаешь?

Тот замер, будто застыл под его взглядом. Затем, почти незаметно вздрогнув, кивнул и повернулся к двери.

Джаред не знал, должен ли он чувствовать облегчение или разочарование, потому что не было никаких признаков того, что он искал.

***

За всю дорогу до места съемок Дженсен сказал в общей сложности восемнадцать слов, причем, двенадцать из них – водителю. Джаред не стал принимать это на свой счет. За работой Дженсен всегда был молчалив, продумывая свою роль и еще тысячу всяких мелочей.

Когда они выходили из машины, кто-то врубил песню «The Boys are Back in Town». Джаред улыбнулся, и ему даже не надо было оборачиваться к Дженсену, чтобы знать, что тот сделал то же самое. Кажется, их здесь заждались.

Стена напряжения, образовавшаяся между ними после разговора на кухне, треснула, а затем и совсем рассыпалась. В личном плане могло происходить что угодно, но когда дело касалось работы, они были профессионалами. Дженсен даже не посмотрел на Джареда, просто поднял кулак вверх, и они стукнулись.

Они снова были в строю.

***

Прогнав сценарий, они направились в трейлер к визажистам. Шеннон еще не было на месте, а вот Джэнни, увидев Дженсена, бросилась к нему, раскинув руки. Выглядело так, будто она собиралась прыгнуть на него со всего маху, и Джаред кинулся перехватить ее. Он поймал ее за локти и удержал, чтобы не упала.

- Прости, милая, но сегодня без обнимашек. Джен пока не в состоянии.

- Точно. О, Боже, я извиняюсь.

- Эй, не стоит, все в порядке, - Джей отпустил ее и развел руки в стороны. – Можешь потискать меня вместо него. Мне как-то говорили, что я просто создан для этого.

Джэнни шлепнула его по груди, но все-таки обняла. Потом обошла его и, взяв Дженсена за руку, поцеловала в щеку.

- С возвращением. Мне тебя не хватало.

Как и следовало ожидать, Дженсен вмиг смутился, бормоча слова благодарности и «я тоже скучал», пока Джэнни усаживала его на стул. Джаред вытащил откуда-то запасливо припрятанные им конфеты и плюхнулся на соседний. В ожидании Шэннон он раскручивал вращающееся сиденье и уплетал разноцветные тянучки. А потом Дженсен удовлетворенно вздохнул, и Джей притормозил ногой об пол, чтобы проверить, в чем дело.

Дженсен запрокинул голову назад и закрыл глаза, а Джэнни… гладила его, по-другому не скажешь. Она прочесывала пальцами его волосы, изредка слегка потягивая за них, и каждый раз Дженсен издавал эти звуки блаженства. В происходящем не было ничего нового для Джареда, но низ живота свело сладкой судорогой. Его будто закоротило. И он остро нуждался в том, чтобы Джэнни прекратила трогать его… прекратила трогать Дженсена, прямо сейчас. Эти вздохи буквально кричали о том, насколько тот любит, когда к нему прикасаются, и лучше бы Джареду этого не знать.

Его уже можно было официально считать психом. К счастью, появилась Шэннон, так что Джэнни убрала руки от Дженсена, и девочки наконец занялись делом.

Очень вовремя.

***

Они ждали в трейлере Дженсена, когда их позовут на площадку. Дженсен отдыхал – пункт второй в списке Пола – после того, как принял лекарства – пункт первый. Джаред развлекался приставкой, нацепив наушники на случай, если тот захочет подремать.

Их окутывало уютное молчание, и Джареду было хорошо. Все утро он нервничал, но это не имело ничего общего со сценой на кухне. Сперва Джей решил, что его беспокоит, как Дженсен будет себя чувствовать, вернувшись к работе, но после того, что было в вагончике стилистов, вынужден был признать: он привык, что Дженсен только его.

Мама Джея могла бы рассказать, что он с детства не любил ни с кем делиться. Но только Дженсен не игрушка. И он не его. Так что лучше Джареду об этом не забывать.

***

Когда их наконец позвали, на площадке Крис Картер проверял оборудование. Наличие мастера, которого звали так же, как создателя «Секретных материалов», служило для всех неиссякаемым источником шуток. В частности, Ким с огромным удовольствием бесконечно подкалывал его.

Крис пожал обоим ведущим актерам руки и поздоровался. Они поболтали пару минут, в основном о бейсболе, затем Джареда отвлекла Шэннон, поправлявшая ему макияж, так что он сначала не обратил внимания, когда Крис что-то сунул ему в руку.

Холодное. И металлическое. Джаред опустил взгляд и увидел Сэмов PT92. Его чертов пистолет.

Мозг мгновенно отключился и отказывался послать команду, даже чтобы просто сжать оружие в руке, и «Таурус» с громким стуком грохнулся на пол.

Все с недоумением обернулись к Джареду, но тот смотрел только на Дженсена. Он так ждал этого дня, так старался все продумать, спланировать и убедиться, что все будет как надо, а вот об этом и не подумал. Сэм и Дин с их проклятым оружием.

У Джареда перехватило дыхание, а сердце стучало как бешеное, но Дженсен был спокоен. Спокоен и невозмутим, и Джаред мог убедиться, что с ним все в порядке. Но беда в том, что он не был убежден. Совсем нет.

Крис нагнулся поднять пистолет. Дженсен сунул «Кольт» Дина за пояс джинсов, и только потом подошел к Джареду, опираясь на руку Картера, и понимающе склонил голову.

Не разрывая зрительный контакт, Дженсен взял пистолет, нацелив ствол в сторону, и щелкнул обоймой, а затем повернул оружие так, чтобы Джаред увидел, что оно не заряжено. Когда тот кивнул, он вернул барабан на место и вложил пистолет в ослабевшую руку Джареда, накрыв его пальцы своими.

Дженсен понизил голос, чтобы только Джаред мог его услышать.

- Оно не настоящее, Джей.

- Дженсен.

- Все хорошо. Давай просто сделаем это, ладно?

Джаред постарался дышать ровнее, и вскоре его пульс пришел в норму. Если Дженсен может через это пройти, то сможет и Джаред.

Вот так, это всегда срабатывало.

***

Пару дней после выходки Джареда все шло гладко. Эпизод, который они снимали, был идеален для того, чтобы снова влиться в работу, а вот приглашенной звезде приходилось нелегко. Сценарий писал Бен, так что все было чертовски смешно, а Фил режиссировал. Он был с ними с самого начала, снял почти столько же эпизодов, сколько Ким, и персонажи были ему действительно не безразличны. И, что гораздо важнее, Фил заботился о Дженсене. Джаред знал, что они в хороших руках.

Дженсен вел себя примерно. Он принимал все лекарства и отдыхал, сколько было нужно. Во всех сценах, даже с небольшими физическими нагрузками, его заменял дублер. У Джареда ни разу не возникло нареканий.

Он немного усмирил свои инстинкты собственника, но все еще не мог оставаться спокойным, когда Дженсена не было в поле его зрения. С этим нужно было что-то делать. Окунуться в работу – это только первый шаг к нормальной жизни. Всего лишь вопрос времени, когда Дженсен снова станет полностью самостоятельным, и уже не будет нуждаться в помощи Джареда. Он уйдет из его дома, и Джей останется один… от одной мысли об этом ему становилось дурно.

Да, с этим точно надо что-то делать.

***

В четверг они заказали обед в службе доставки, когда к ним подошла Элисон и сказала, улыбнувшись Джареду:

- Там к тебе Сэнди приехала.

Позже Джареду станет совестно, потому что первой его мыслью было: Кто это Сэнди? Он встал.

- Почему ты ее не впустила?

Та переступила с ноги на ногу.

- Тебе придется самому выйти. Правила безопасности ужесточили с тех пор как… - она замолчала и бросила взгляд на Дженсена.

- О. – Вот еще одна деталь, которую Джаред упустил из вида. Он сосредоточил все свое внимание на Дженсене, предоставив другим заботиться об остальном. Естественно, охрану усилили. Руководство канала и страховая кампания, должно быть, поставили всех на уши после того, как чуть не лишились одного из ведущих актеров.

Элисон с грустью покачала головой.

- Теперь все по-другому.

Джаред все еще не мог понять, как получилось, что он забыл свою невесту. Бросив взгляд на Дженсена, он подумал, что этого не объяснить переменами.

***

По пути к выходу, Джаред пытался осмыслить приезд Сэнди. С одной стороны, это было хорошо, потому что ему нужно было поговорить с ней обо всем, что происходит. Но с другой стороны, это было плохо, потому что у него не было времени. Он занят работой, и к тому же Дженсен… и, кажется, он еще не готов сказать ей правду.

Да и какова она, эта правда?

У него были чувства к Дженсену, и эти чувства даже отдаленно не были платоническими. Причем, у Джареда было ощущение, что они возникли уже давно, но проявились только сейчас. Или, может быть, это случилось в последствие психологической травмы и постоянного стресса.

Он любил Сэнди. У них были хорошие отношения. Не сказать, что чудесные, но хорошие. Они разговаривали, смеялись, занимались любовью – что еще нужно? И если Джаред почти не вспоминал о ней в последние несколько недель, так это просто стечение обстоятельств. Когда Дженсен был рядом, его охватывало чувство непосредственности. Слишком легко он отложил на потом проблемы в отношениях с Сэнди.

И, кажется, это самое «потом» наступило. Нравится ему это или нет, но надо расставить все точки над «и». План был таков: нужно подождать. Дженсен выздоровеет и уедет. Только тогда, когда они уже не будут приклеены друг к другу, словно сиамские близнецы, Джаред сможет думать о будущем. Она закончат съемки сезона, а хиатус Джаред проведет с Сэнди. И все вернется в норму.

Ведь должно же вернуться, правда?

Джареду казалось, будто он жонглирует ножами. Рано или поздно ему предстоит отсечь что-то важное, хочет он того или нет.

***

Весь настрой Джареда на серьезный разговор с Сэнди испарился, стоило ему увидеть в кабинете Кима Чада Мюррэя. Тот криво усмехнулся.

- Сюрприз, засранец!

Джей собирался ответить тем же, но тут на него налетела Сэнди, повиснув на шее, и радостно завизжала прямо в ухо. Он обнял ее в ответ, игнорируя ощущение неловкости. Она была слишком маленькая, слишком хрупкая, и пахла цветами.

Вот засада.

Он поставил Сэнди на ноги и пожал руку Чаду.

- Какими судьбами, чувак?

- Мы тут с твоей девушкой как-то разговаривали. Ну, о том, что Магомет не идет к горе и все такое. Кроме того, сложно меня игнорировать, если я буду маячить у тебя под носом.

Джаред вздрогнул. Он не игнорировал Чада, просто не отвечал на его звонки. И на сообщения. Ну ладно, ладно, он его игнорировал.

- Извини, Чад, я тут был немного занят.

Взгляд у Мюррэя был даже слишком понимающий. Словно он видел Джареда насквозь и знал его секрет. Тому стало не по себе, он повернулся к Сэнди и поцеловал ее в лоб.

- Привет, милая.

- Привет. Ты ведь не сердишься, что мы к тебе нагрянули, правда? Я говорила Чаду, что ты занят, но он ответил, что ты не можешь все время только работать. И мы подумали, что будет забавно навестить тебя, мы так давно не виделись, а я так соскучилась…

Джаред рассмеялся, только чтобы ее успокоить.

- Эй. Не переживай так. Я не сержусь и тоже рад тебя видеть. Но я на работе. – Он глянул на часы. – Вообще-то, мне надо быть на площадке через десять минут. – Джаред обернулся к Элисон, державшей в руках блокнот и ручку. – Вы, ребята, можете подождать у меня в трейлере или поезжайте домой. Вы вообще надолго?

- Обратные билеты на воскресенье, - ответил Чад.

Джаред улыбнулся через силу.

- Здорово. Увидимся позже.

- Ты мог бы поужинать с нами, а?

Джей покачал головой.

- Мне жаль, но не получится. У Дженсена съемки допоздна.

Сэнди сжала губы.

- Но у тебя-то нет? Почему ты не можешь?

- Пока Дженсен здесь, я тоже останусь.

Сэнди хотела что-то сказать, но Чад тронул ее за плечо – Джаред не придал этому значения. Чад кивнул ему.

- Думаю, мы подождем в трейлере. Поглядим, как ты тут устроился.

- Как хотите. Элисон покажет вам дорогу, а мне пора идти. – Джаред быстро чмокнул Сэнди и отправился на площадку.

***

Вся сцена Сэма состояла в том, что он бродил по темному коридору и звал Дина. По сценарию Дин исчез при появлении призрака. Сцену с участием Дженсена планировалось снять позже, этим вечером, и по времени она должна была длиться столько же. Джаред ждал ее с нетерпением, потому что Джен в колпаке именинника всегда выглядел забавно.

Все это, конечно, не Шекспир, зато помогает оплачивать счета.

Вернувшись к себе в трейлер, он нашел там Сэнди, Чада и Дженсена. Чад оккупировал его приставку, а Сэнди болтала с Дженсеном, который очень старательно делал вид, что ему интересно. Притворяться он умел чертовски хорошо, так что Джаред единственный знал, что на самом деле у него на уме. Джен улыбался одними губами, как обычно делал во время интервью. И чуть заметно морщил лоб – Джаред сразу понял, что он не принял обезболивающее.

- Где твои таблетки?

Дженсен виновато поерзал.

- В ванной.

Джаред пошел за лекарством, и заодно набрать стакан воды, а затем принес все это Дженсену.

- И по какой же причине ты их не принял?

- Забыл?

Джаред стоял у него над душой, пока он не проглотил таблетки.

- Ты что-нибудь ел?

- Джаред.

- Что «Джаред»? Вдруг ты и это забыл.

- Ну ты прям курица-наседка.

- Ага. Ты же сам разрешил, помнишь? Так что смирись.

Дженсен удрученно вздохнул.

- Да обедал я, у меня даже свидетели есть. Показания подписать?

Джаред наконец улыбнулся.

- Не надо. Верю тебе на слово, чувак.

Чад не отрывался от игры, а вот Сэнди следила за их разговором, словно за теннисным мячиком. Она подвинулась, освобождая Джареду место на диване, тот перешагнул журнальный столик и аккуратно втиснулся между ней и Дженсеном. Когда Сэнди положила руку ему на колено, Джаред не стал акцентировать внимание на этом жесте. Но взгляд, которым она в этот момент смотрела на Дженсена, заставил его передумать. Сэнди определенно обозначила свою территорию.

Не то чтобы Джареду это понравилось.

***

Сэнди не желала отказываться от идеи пойти ужинать. Следующие двадцать минут она неустанно обрабатывала Джареда, а Чад временами поддакивал ей. Джаред уже готов был сорваться и сказать им обоим, чтобы катились домой и заказали пиццу, когда вмешался Дженсен.

- Тебе стоит пойти, Джей. Возьми стэйк. Со мной все будет нормально.

- Но…

Дженсен выгнул бровь. Я в порядке.

Наверное, был какой-то особый смысл в том, что Джаред легко сопротивлялся Чаду и Сэнди, но Дженсену просто не мог сказать «нет». Еще один пункт в список того, о чем он побеспокоится позже.

- Хорошо. Но мне надо поговорить с Филом. Если он скажет, что я могу уйти, то пусть будет стэйк.

Сэнди радостно захлопала в ладоши.

- Пойдем к «Мортону»?

- Ни за что. Уже слишком поздно, чтобы ехать в такую даль. Пойдем в «Бочонок».

Сэнди нахмурилась.

- Мы что, будем возвращаться?

Джаред бросил на Дженсена многозначительный взгляд.

- Да, Сэнди, будем.

- Я могу добраться с водителем, Джей. Иди вызову такси. Тебе не обязательно… - увидев выражение лица Джареда, Дженсен тут же заткнулся. – Что ж, ладно. Я подожду здесь.

- Не вздумай что-нибудь выкинуть без меня.

- Кто? Я?

- Дженсен.

- Я буду вести себя хорошо, обещаю.

***

Фил сказал: «Нет проблем, иди», - и Джареду пришлось пойти. Но не раньше, чем он заставил Фила поклясться всеми известными клятвами, что тот будет приглядывать за Дженсеном. Вряд ли можно было выбрать лучшее время, чтобы поработать над своими собственническими замашками, но Джаред не мог отделаться от чувства, которое, вероятно, испытывают родители, в первый раз оставляя ребенка в детском саду. Он отдал в чужие руки дорогого человека, и надеялся, что о нем позаботятся не хуже, чем это сделал бы он сам.

Это оказалось труднее, чем он думал.

***

Стоило им отъехать, как легкое беспокойство, снедавшее Джареда, сменилось сильной тревогой – он едва не повернул машину обратно. Но Сэнди улыбалась, и даже Чад, который всегда был придурком, вел себя до странности мило. Всего пара часов, убеждал себя Джей, с Дженсеном ничего не случится.

Три четверти часа спустя Джаред в пятнадцатый раз проверил свой телефон, просто чтобы убедиться, что тот включен. Сэнди хмурилась. Он пожал плечами, но извиняться не стал. Закуска с грибами, которую они заказали, камнем осела в желудке, и Джаред не знал, сможет ли съесть еще хоть что-то.

Разговор не клеился – каждый слишком старался поддержать его. Сэнди с Чадом болтали о всякой ерунде, которая абсолютно не интересовала Джареда, и старательно избегали упоминать Дженсена, кроме самых крайних случаев, когда тема касалась его напрямую, но для Джареда за последние шесть недель его так или иначе касалось все, так что не говорить о нем было бы очень сложно.

Когда официантка убрала салат, у Джареда зазвонил телефон, и он этому даже не удивился. На экране высветилось имя «Шэннон». Отодвинувшись от стола, он ответил:

- Что случилось?

- Джаред, - всхлипнула Шэннон. Он торопливо вскочил и потянулся за бумажником.

- Что происходит? Он в порядке?

Она шумно вздохнула.

- Я не знаю. Думаю, что да. Он в своем трейлере, говорит с нами, но не открывает дверь.

Джаред бросил на стол пару сотенных купюр и пошел к выходу, не дожидаясь Сэнди и Чада.

- Шэннон, что случилось?

- Так глупо. Этот мудак Рэнди толкнул Дженсена слишком сильно и… мне кажется… Боже, Джаред, я думаю, ему плохо. Он выглядел как… Нужно, чтобы ты приехал. Сможешь?

- Уже в пути. Скажи ему, что я скоро, ладно? Буду так быстро как только смогу. Просто скажи ему, что я еду.

***

Дорога до ресторана заняла пятнадцать минут. Обратно Джаред доехал меньше, чем за десять. Он бросил внедорожник на подъездной аллее и, даже не потрудившись закрыть дверь, помчался к трейлерам. Шэннон бросилась ему навстречу, разразившись потоком слов.

- Только не сердись на него. Он старался, Джаред, правда старался.

Джаред понятия не имел, о чем она говорит, и сейчас его это не заботило. Он протолкнулся сквозь толпу, собравшуюся под дверью трейлера Дженсена.

Чад задал вопрос, обращаясь ко всем собравшимся.

- Почему же вы просто не открыли дверь, раз так волнуетесь?

Шэннон посмотрела на него, как на идиота, и, скорее всего, так оно и было.

- Потому что она заперта.

Джаред, возившийся со своими ключами, заметил Фила.

- Разве ты не должен был присмотреть за ним? Так где же ты, мать твою, был?

Фил вспыхнул.

- Совещался с Эриком. Я сказал Рэнди снять то, что было написано, Джаред, ничего больше. Понятия не имею, как это произошло.

Джаред не желал слушать никакие оправдания.

- Так выясни. – Наконец, он подобрал ключ и сунул его в замочную скважину. – Уйдите все на хрен отсюда. Я позову, если что-нибудь понадобится.

Он распахнул дверь и, войдя внутрь, закрыл ее за собой. А потом увидел Дженсена.

***

Дженсен сидел на полу, закрыв глаза и привалившись спиной к дивану. Он весь взмок, а дышал так тяжело, словно только что пробежал несколько миль, и был ужасно бледным.

Джаред испугался до жути.

- Дженсен?

Тот приоткрыл веки.

- Эй. Ты чего здесь?

Джаред опустился на колени рядом с ним.

- Слышал, тут у вас небольшой переполох. Почему ты сидишь на полу?

Дженсен пожал плечами, судорожно вдохнув от боли, вызванной этим движением.

- Промахнулся мимо дивана. А встать не могу. Отстой.

- Кто бы сомневался. – Джареду хотелось прикоснуться к Дженсену, но он боялся сделать еще хуже. – Где викодин?

- В твоем трейлере.

- Бля.

- Ага. Незадача. Мне жаль.

Джаред потянулся через него и, взяв с дивана подушку, повертел ее в руках, прикидывая варианты. На самом деле, был только один выход, пусть Дженсен и будет не в восторге.

- Джен? Я знаю, тебе это не понравится, но, думаю, нам придется вызвать скорую.

От тихого голоса Дженсена у него по спине побежали мурашки.

- Может и так.

На мгновение Джаред застыл в страхе, но тут же встряхнулся. Он не сможет помочь Дженсену, если будет паниковать. Он протянул ему подушку.

- Прижми к груди. – Джаред согнул его ноги, так чтобы ступни стояли на полу, а сам на корточках придвинулся ближе, затем он крепко ухватил Дженсена за локти и, наклонившись, прижался лбом к его лбу. – Наверное, будет очень больно.

Дженсен ответил ему коротким смешком.

- Да ну.

- Сделай глубокий вдох, не расцепляй рук, а я позабочусь об остальном. Ничего сложного, правда же?

- Еще бы.

- Джен…

- Давай уже, Джаред.

Джей сосчитал до трех, а затем встал, потянув Дженсена за собой. Тот, не сумев сдержаться, вскрикнул, закашлялся и тяжело навалился на Джареда – ноги его не держали.

- Джен, не молчи. Хочешь, я отнесу тебя? Я могу.

- Нет.

- Дженсен.

- Просто дай мне минуту. Все будет нормально.

Джаред усилил хватку и потерся щекой о его макушку.

- Ты такой лжец, - вздохнул он. – Что ты с собой сделал? А говорил, что ничего не случится.

- Не злись.

- Ты мне обещал.

- Отчитаешь меня позже, ладно?

Джаред кивнул. И добавил еще один пункт в свой список.



Глава 5.

Джаред сгорбился на жестком пластиковом стуле, вытянув ноги, и сложил руки на животе, переплетя пальцы. Он закрыл глаза, наклонив голову назад и упершись затылком в стену. Долгие часы, проведенные в такой же приемной, как эта, научили его ждать. Опыт – хороший учитель. Непрошенный, нежданный, но неизбежный. Джаред убеждал себя, что сейчас все по-другому, что опасность Дженсену уже не грозит.

Он правда пытался поверить в это.

Тиканье часов, висевших над входной дверью, казалось неестественно громким, пульсирующим, словно стук сердца, бьющегося в унисон с его собственным. Джаред глубоко вдыхал через нос и медленно выдыхал через рот, снова и снова. Может, если он сделает так много-много раз, то постигнет дзэн?

Может быть, тогда он перестанет всякий раз, открыв глаза, видеть кровь Дженсена на своих руках.

Сэнди беспокойно вертелась на стуле рядом с ним, а Чад с показной небрежностью прислонился к стене справа. Джаред чувствовал волны дискомфорта, исходившие от них обоих. Эти чертовы волны его нарушали поток его Чи.

- Вы можете взять машину и вернуться домой. А то ждать, возможно, придется долго.

Чад покачал головой, а Сэнди взяла его за предплечье. Она улыбалась, но это была всего лишь бледная тень ее обычной улыбки.

- Мы не оставим тебя одного.

Джаред закрыл глаза.

- Я ценю вашу заботу, Сэнди, правда. Но без Дженсена я не уйду. И есть все шансы, что его оставят здесь на ночь. Так что тебе лучше пересмотреть свое мнение.

Голос Сэнди стал жестче.

- С ним все будет в порядке.

Джаред вздохнул.

- Да, в конце концов так и будет.

Чад тоже решил вставить свои пять копеек, и в его тоне отчетливо слышалась скука.

- Тебе надо взбодриться, Джаред. Не умирает же он там.

Каждый мускул в теле Джареда напрягся, и только поэтому он не сорвался с места.

- Я этого не слышал. Нет, правда, чувак. Я знаю, что ты иногда можешь быть идиотом и, черт побери, это часть твоего обаяния. Но, пожалуйста, скажи мне, что ты не шутил сейчас о смерти Дженсена.

Чад опустил голову и пробормотал невнятные извинения. Джей еще раз глубоко вдохнул. Чад отводил глаза, а Сэнди, казалось, хотела что-то сказать, но не решалась. Джаред любил их обоих, правда. Но сейчас он очень хотел, чтобы они ушли. Казалось, ему должно было стать легче от того, что рядом были его невеста и давний друг, но легче не становилось. Они не переживали так, как Джаред, их не заботило здоровье Дженсена так, как его.

На самом деле это было не удивительно. Чад всегда недолюбливал Дженсена, словно тот занял его место в жизни Джареда. И так оно и было. Сэнди тоже ревновала, ей не нравилось, что они с Дженсеном столько времени проводили вместе. Еще пару месяцев назад Джаред лишь пожал бы плечами, но теперь он признавал – по крайней мере, перед самим собой, – что у Сэнди были все основания для ревности.

Джаред посвятил все свое время тому, чтобы поставить Дженсена на ноги, и это было естественно и справедливо, тот нуждался в помощи, а Джей хотел сделать для него все. Ни на что другое времени просто не хватало. Он не приехал в Лос-Анджелес, пока не было съемок, звонил Сэнди лишь изредка, Чада вообще игнорировал. Оба неоднократно выражали ему свое недовольство: Сэнди по телефону, а Чад в сообщениях, написанных большими буквами.

Так что, когда этим утром они преподнесли Джареду сюрприз, неожиданно появившись в студии, у него не хватило духу сказать им, что они напрасно потратили свое время. Всего четыре дня, как съемки возобновились. Джаред хотел сосредоточиться на работе, в то же время приглядывая за Дженсеном, чтобы тот не перенапрягался. У него не было ни времени, ни желания развлекать гостей.

Но Джаред не был последней скотиной. Он чувствовал себя виноватым за невнимание к невесте и другу. Именно почему он позволил им вытащить себя в ресторан. Но дело было не только в этом. Не в просьбах Сэнди и не улыбках Чада. Дженсен – вот кто окончательно сломил сопротивление Джареда: «Иди, Джей. Со мной все будет нормально». Со мной все будет нормально.

А четыре часа спустя Джаред снова находился в центральном госпитале Ванкувера, сидя в зале ожидания и пытаясь обрести душевное равновесие, потому что Дженсену было плохо. Джаред поехал ужинать с Сэнди и Чадом, и теперь Дженсен был однозначно, абсолютно не в порядке. Он ничем не мог помочь ему сейчас, но сложить в уме два и два было легко: Я не должен был оставлять его.

- Это не твоя вина, Джаред, ты не мог знать. Дженсен взрослый человек, и он сам за себя отвечает, - слова Сэнди отдавали отчаянием, словно она знала, что он ее не послушает, но все равно решила попытаться.

Джаред только покачал головой.

- Будь я там, этого бы не случилось. Я бы не допустил.

- Ты даже не знаешь, что именно случилось, Джаред. В самом деле.

- Хватит и того, что я знаю, - ответил тот непререкаемым тоном, показывая, что разговор окончен.

Еще через двадцать минут Джаред полез в карман за ключами, решительно собираясь отослать Сэнди с Чадом домой, но в этот момент к зале показался знакомый врач. Джей тут же вскочил на ноги и встретил его на полпути, улыбаясь и пожимая руку.

- Спасибо, что приехали, Пол. Я слышал, у вас сегодня выходной.

- Нет проблем, Джаред, серьезно. Знаете, я слишком повернут на знаменитостях, чтобы позволить кому-то другому их лечить.

Джаред даже не отреагировал на шутку.

- Как он?

Лицо Пола стало профессионально сосредоточенным. Он достаточно хорошо знал Джареда, чтобы не тянуть с ответом.

- Сейчас ему очень больно, но все будет в порядке, никаких серьезных повреждений нет.

- Он ничего не сорвал? Я имею в виду, у него ведь были внутренние швы, или скобы, или еще что? Кажется, я помню…

- Да, были, и он их хорошенько потянул. Не буду вам врать, Джаред, это большой шаг назад. Когда я разрешил Дженсену вернуться к работе, вы оба обещали мне, что он будет вести себя осмотрительно. Вы мне нравитесь, ребята, но не могу сказать, что раз видеть вас здесь.

Джаред покраснел.

- Меня с ним не было. У нас новый директор во втором блоке, он нас не знает и не имеет понятия о том, что случилось с Дженсеном. Я не в курсе, что именно там у них произошло, но, уж поверьте, я это выясню.

Пол сказал: «Дженсен спрашивал о вас», - одновременно с Джаредом, спросившим, можно ли его увидеть. Оба улыбнулись, и доктор обнадеживающе похлопал его по плечу.

- На ночь мы переводим его обратно на шестой этаж. Не хочу вас тревожить, потому что ему на самом деле ничего не угрожает, но сейчас единственный способ избавить его от боли, это морфин. Несколько раз у Дженсена возникали сомнительные реакции на препараты, так что я хочу понаблюдать за ним.

- Мне можно будет зайти к нему, когда его поместят в палату?

- Вообще-то, я собирался отправить вас к нему прямо сейчас. Он сказал, что не будет принимать обезболивающее, пока не поговорит с вами.

- Что? Почему?

- Он сразу уснет, а поговорить, видимо, очень хочет.

Джаред кивнул и последовал за доктором, даже не обернувшись к Сэнди и Чаду.

***

Когда Джаред зашел в палату, Дженсен приподнялся на постели. Его глаза остекленели от боли, и он часто и неглубоко дышал.

Джаред не стал ходить вокруг да около.

- Что за черт, Дженсен? Пусть они дадут тебе проклятый морфин.

Тот слабо улыбнулся.

- Я хотел сперва поговорить с тобой.

Джаред скрипнул зубами.

- Так говори быстрей.

- Мне жаль, что так вышло.

- О да, тебе и должно быть жаль. Я оставил тебя всего на один гребаный час, и ты попал в больницу. О чем ты думал, чувак? Неужели твоя гордость этого стоит?

- Все было не так. Сложнее.

- Ага. Ну, ты можешь рассказать мне об этом завтра, когда не будешь сходить с ума от боли. Может, у тебя даже получится выговаривать целые предложения. – Волнение Джареда сменилось гневом.

- Не злись на меня. Не надо.

- Не цитируй мне сценарий, Джен.

Даже лежа на больничной койке, Дженсен усмехнулся фирменной улыбкой Дина Винчестера.

Джаред не впечатлился.

- Это не смешно.

- Да ладно. Немного. Смешно.

- Дженсен.

Повисло неловкое молчание, а потом их взгляды встретились. В глазах Дженсена светилось что-то, очень похожее на чувство вины и сожаление. Злость Джареда исчезла без следа. Одного взгляда на такого Дженсена хватило, чтобы растерять все желание спорить.

Джаред шагнул ближе к кровати и взял руку Дженсена в свою.

- Позволь им дать тебе лекарства, Джен. Пожалуйста.

- Еще минуту. Я просто хотел увидеть тебя до того, как усну, и убедиться, что ты не протоптал колею в зале ожидания. И еще сказать, чтобы ты ехал домой.

Джаред рассмеялся.

- Да ладно, Дженсен, ты же понимаешь, что я не уйду. Тебе известно правило: где ты, там и я.

- Сейчас не тот случай.

- Именно тот.

- У тебя есть компания, Джей.

Джаред снова рассмеялся.

- С каких это пор Сэнди и Чад – компания? Ты бредишь, чувак.

- Они соскучились по тебе, Джаред, приехали в такую даль, чтобы тебя увидеть и провести с тобой время. Не нужно оставаться со мной. Все нормально. Отведи свою девушку домой. – Дженсен сделал паузу и подобрался, как делал всегда, когда ему предстояло сыграть сложную сцену. Его следующим словам Джаред не поверил ни капли, он слишком хорошо его знал. – Я понимаю, ты привык присматривать за мной, Джей. Но я не… тебе не нужно быть здесь, ладно? Иди домой.

Джаред как раз собирался спросить, что это еще за фигня, когда в палату зашла его старая знакомая. Лучшая медсестра в мире. Джаред просиял при виде Карен, которая не раз помогала ему не сойти с ума, он сразу почувствовал себя более уверенно от одного ее присутствия.

- Привет, Карен.

Та приветливо улыбнулась им обоим. В руке она держала шприц с инъекцией.

- Привет, парни. – Она перевела взгляд на Дженсена. – Готов принять лекарство?

Дженсен все еще колебался, и Джаред ответил за него.

- Он готов. - Упрямство Дженсена было широко известно, но Джаред при желании мог дать фору любому мулу. Ему хотелось отругать Дженсена за то, что он такой идиот, но тут ему в голову пришла идея получше. – Если я пообещаю уйти с Сэнди и Чадом, ты перестанешь геройствовать и дашь Карен сделать свое дело?

Дженсен посмотрел на него с подозрением.

- Ты правда пойдешь домой?

Джаред изобразил на лице серьезное выражение.

- Правда.

- Ладно. – Он еще не успел договорить, а Джаред уже махнул, давая Карен знак подойти. Она обошла кровать с другой стороны и быстрым четким движением воткнула шприц в трубку капельницы.

Затем она осторожно погладила Дженсена по плечу.

- Вот и все. Билет в страну сновидений. Мы немного подождем, чтобы морфин подействовал, а потом перевезем тебя в твою старую палату, хорошо?

Дженсен попытался изобразить самодовольную ухмылку.

- О, ты по мне соскучилась, так ведь? Можешь признаться, я никому не выдам твой маленький секрет.

Она улыбнулась ему, но не ответила.

- Увидимся наверху. – Бросив на Джареда говорящий взгляд, она вышла.

Джаред осторожно присел на край кровати и заметил, что Дженсен дышит уже легче. Молчание затягивалось. У Джареда были вопросы, но это могло подождать до утра. А пока он всего лишь хотел побыть с Дженсеном. После всего случившегося, он просто был счастлив, что тот рядом.

- И как прошел ужин? – голос Дженсена вывел Джареда из задумчивости.

Он натянуто рассмеялся.

- Ужин? Салат был изумительный. Мы только до него и успели дойти, когда мне позвонили.

Дженсен помрачнел.

- Извини.

- За что?

- За то, что испортил тебе вечер, оторвал тебя от Сэнди. – Дженсен чуть заметно поморщился. – Да и Чад, думаю, тоже был не в восторге.

- Это не важно.

- Нет, важно. Я занимаю все твое время уже несколько недель подряд. Ты не видишься ни с невестой, ни с друзьями. Черт, да ты едва успеваешь позвонить матери, чувак.

Джаред не мог взять в толк, что так взбесило Дженсена.

- Уверен, моя мама все понимает, Джен. Ты очень вырос в ее глазах за последнее время.

- Не в этом дело, - перебил Дженсен. – Ты не можешь даже сходить в чертов ресторан без того, чтобы не отвлечься на меня. Ты заслуживаешь…

- Слушай, Дженсен, просто заткнись, ладно? Ты что, забыл, с чего все началось? Лично я – нет. – Джаред снова начал злиться. – Ты здесь из-за меня. Думаешь, меня волнует какой-то ужин?

- Ты ничем мне не обязан, Джей.

- Я обязан тебе всем, придурок. Но знаешь что? Даже если бы это было не так, я все равно был бы здесь. И ты сделал бы для меня то же самое. Так что, пожалуйста, перестань нести всякую чушь по этому поводу.

- Джаред.

- Серьезно, хватит уже, Джен. Это начинает действовать мне на нервы.

С минуту они таращились друг на друга, затем Дженсен сказал:

- Ладно. Не хотелось бы действовать тебе на нервы, Падалеки. Закрыли тему.

Джаред сжал его руку.

- Отлично.

У Дженсена слипались глаза, и было заметно, как он расслабляется под действием обезболивающего. Джаред потянулся свободной рукой и мягко провел по его волосам.

- Тебе лучше?

Дженсен смазано улыбнулся, уже почти вырубаясь.

- Да. Увидимся завтра? – слова звучали невнятно, и хватка на руке Джареда совсем ослабла.

Джей наклонился и коснулся губами его лба.

- Да, Джен. Увидимся завтра.

Дженсен пробормотал:

- Чувак. Ты что, меня поцеловал, что ли? С чего это?

Джаред хохотнул.

- На самом деле я хотел бы шлепнуть тебя как следует, но нельзя. Задница ты.

- Сам ты зад… - Дженсен затих, не договорив. Он уже спал.

- Конечно, Джен. Как скажешь.

***

Карен ждала снаружи, скрестив руки на груди.

- Ты что, правда уходишь?

- Ага.

Она выглядела шокированной и немного разочарованной, но потом ее лицо прояснилось.

- Вот хитрюга. Ты ведь потом вернешься, так?

- Ага.

- Ты его обманул, - слова были обвиняющими, но в голосе слышалось одобрение.

- Не совсем так. Я ухожу. Но я ведь не обещал, что не буду возвращаться.

Карен фыркнула.

- Дженсену не понравится, что его одурачили.

Джаред пожал плечами.

- Это его проблемы. Я сгоняю домой, захвачу его очки и сменную одежду для нас обоих. Вернусь через час. Присмотри за ним, пока меня не будет, ладно?

- Конечно, Джаред. Я обещаю.

- Спасибо, Карен. Ты просто ангел.

- Правильно, Падалеки. Вы все так говорите. – Она помахала руками, прогоняя его. – Иди уже. Я позабочусь, чтобы в палате Дженсена была длинная раскладушка, как раз для тебя.

Джаред быстро обнял ее, прежде чем уйти.

- Что я говорил? Настоящий ангел.

***

Всю дорогу до дома в машине царило тяжелое молчание. Первоначальная радость Сэнди от того, что Джаред таки согласился покинуть больницу, быстро испарилась, когда до нее дошло, что тот собирается вернуться. Ее недовольство было настолько ощутимо, что, казалось, заполнило собой весь салон и давило Джареду на виски. Он знал, что Сэнди рвется устроить сцену, но не будет делать этого при Чаде. Его это устраивало, так как скандала он не хотел.

И объяснять, почему он должен вернуться, оправдывать свою заботу о Дженсене тоже не хотел. Не хотел, однако понимал, что однажды ему придется это сделать. Но на сегодня ему и так хватило эмоций.

Джаред хорошо постарался, чтобы выглядеть спокойным, но истина была в том, что весь его контроль висел на волоске. Если Сэнди надавит сейчас, если поставит его перед выбором, ничем хорошим это не кончится. Он догадался, что Сэнди тоже это чувствует, потому что они вела себя очень тихо с тех пор, как они выехали с парковки.

Машина остановилась на подъездной аллее к дому Джареда, и они выбрались наружу. Джей вместе с Чадом забрал из багажника вещи и, открыв дверь, посторонился, пропуская гостей вперед. Сразу бросилось в глаза отсутствие четвероногих обитателей дома.

- Ты оставил собак во дворе на целый день?

Джаред бросил на Сэнди недоуменный взгляд.

- Когда это я оставлял их на улице?

Она указала на пустую комнату.

- Так где же они тогда?

- Они в питомнике. Я не могу сейчас позволить им носиться и прыгать по дому, они могли причинить вред Дженсену. Можно было бы держать их где-нибудь в подсобном помещении, но они бы этого не поняли. Проще в питомник. В эти выходные мы собирались забрать их домой, но, думаю, с этим придется подождать.

Джаред, не задумываясь, использовал слово «дом» по отношению к Дженсену, но вот Сэнди, очевидно, это насторожило.

- Ты избавился от Херли и Сэди из-за Дженсена?

- Господи, Сэнди. Я от них не избавлялся. Этот питомник – чертов собачий курорт, им там нравится. И я навещаю их каждый день. Почему тебя это так заботит?

Сэнди вспылила.

- Даже я не могу заставить тебя не пускать их в спальню, пока я здесь, и ты еще спрашиваешь, почему это важно?

Пока Джаред пытался сформулировать ответ, Чад взял свои вещи и направился в гостевую комнату. Джаред вскинул руку, прося Сэнди подождать минутку, и обратился к Чаду.

- Извини, чувак, это комната Дженсена. Придется тебе переночевать на диване.

Чад обернулся, вскинув брови.

- Но сейчас его здесь нет.

Учитывая обстоятельства, Джаред не оценил сарказма.

- Да, Чад, я знаю. Но комната все равно его. Мне жаль, если диван не соответствует твоим высоким стандартам, приятель. Если бы знал, что ты приедешь, я бы что-нибудь придумал.

- Ну извини. Не знал, что надо было дождаться особого приглашения.

- Чад. – В голосе Сэнди звучало предупреждение, и Джаред не понял, о чем именно оно было, а вот Чад, наверное, понял, но не послушал.

- Да ладно, Сэнди. Тебя точно так же достало все это дерьмо, как и меня. Просто скажи ему уже!

Джаред перевел взгляд на свою невесту.

- О чем это он?

Сэнди подошла ближе к нему.

- Я люблю тебя, Джаред, и мне тебя не хватает. С тех пор, как с Дженсеном случилось несчастье, ты тратишь на него все свое время. Я тебя совсем не вижу, ты даже почти не звонишь мне. Я так скучаю.

Джаред чувствовал, что это еще не все.

- И?

Сэнди отвела взгляд в сторону, словно надеялась найти там слова, которых не могла подобрать. В наступившей тишине послышались шаги Чада.

- Просто ты немного одержим Дженсеном Эклзом, Джей. Мы приехали в надежде порадовать тебя, но вместо этого нам пришлось практически упрашивать тебя пойти в ресторан, потому что ты боялся отлипнуть от него даже на пару часов. Это глупо, чувак.

- Да ну? Сдается мне, я правильно боялся, Чад. Дженсен в больнице, разве нет? И я чертовски уверен, что не так представлял себе этот вечер. - Он думал о том, как мчался в отделение скорой помощи, а Дженсен с трудом дышал, дрожа на пассажирском сидении. Как бы ему хотелось, чтобы все это было только сном.

- Он взрослый человек, Джаред. Как и сказала Сэнди, он сам за себя отвечает. И за то, что было сегодня, и за то, что он сделал тогда. Ты ничего ему не должен. Ты носишься со своим партнером по съемкам, пренебрегая семьей, друзьями и своей невестой. Это действительно то, чего ты хочешь?

Сэнди смотрела на Джареда внимательно и с тревогой. Вероятно, Чад думал, что стоит ему посильнее надавить на правильные кнопки, и он тут же одумается. Чад всегда думал, что Джаредом легко управлять, и да, он всегда был полон дерьма. Джаред почувствовал растущее беспокойство Сэнди.

Она знала его лучше.

***

Джаред был вымотан до предела, эмоции рвали его на части. Он переживал за Дженсена, винил себя в том, что оставил его одного на площадке, и расстраивался, не зная, что там случилось после его ухода. Он сердился на Дженсена, потому что тот снова вляпался в неприятности, и на Фила, допустившего это. Все, на что Джаред сейчас был способен, это упаковать вещи, вернуться в больницу и вырубиться до утра в палате Дженсена. Так что Чад и Сэнди, затеявшие разборки именно в этот момент, возмущали его до глубины души. Ради всего святого, Дженсен в больнице! И у Джареда не было ни малейшего желания слушать Чада, вздумавшего учить его жизни.

Он попытался собраться с мыслями, прежде чем ответить. Легче всего было плюнуть на все, но Джареду приходилось действовать осмотрительно. Напряжение, копившееся с того момента, как они покинули госпиталь, грозило прорвать тонкую грань равновесия, сметая все на своем пути.

Джей понимал, что это неправильно – срываться на Сэнди с Чадом, но их приезд выбил его из колеи, и ощущение дискомфорта, которое он испытывал рядом с ними в зале ожидания, только усилилось с течением времени.

Вся эта ситуация казалась ему абсурдной. Как будто Дженсен был дурной привычкой, от которой Джареду необходимо избавиться. Слова Сэнди и Чада переплелись в его сознании со словами Дженсена, и стало ясно, что все они говорили об одном и том же.

«Я так скучаю».

«Они соскучились по тебе, Джаред».

«Ты носишься со своим партнером по съемкам, пренебрегая семьей, друзьями и своей невестой».

«Ты не видишься ни с невестой, ни с друзьями. Черт, да ты едва успеваешь позвонить матери, чувак».

«Ты ничего ему не должен».

«Ты ничем мне не обязан, Джей».


Если бы Джаред был диснеевским героем, сейчас у него над головой загорелась бы лампочка. Или его пришибло бы наковальней.

- Кто из вас говорил с Дженсеном?

Удивительно, но именно у Чада хватило совести виновато отвести взгляд, Сэнди же просто испугалась.

- Джаред…

Тот покачал головой.

- А впрочем, ладно. Это не имеет значения. Вы знали, что время неподходящее, но все равно приехали. Я не хотел уходить с работы, и тогда вы пошли к Дженсену, и что? Заставили его чувствовать себя эгоистичным ублюдком, потому что мне пришлось заботиться о нем, и это после того, как он спас мне жизнь? О чем вы, мать вашу, думали? Неужели вы и правда настолько зациклены на самих себе?

Сэнди вздохнула.

- Ты все время говоришь только нем, Джаред. И он – это все, о чем ты думаешь. А что же остается мне?

- Ты могла хотя бы попытаться понять, проявить немного терпения. Прошло всего полтора месяца, Дженсену не всегда будет нужна помощь, это скоро закончится.

Чад недоверчиво хмыкнул.

- Ты сам не хочешь, чтобы это заканчивалось, чувак. Тебе так понравилось быть нужным ему, и ты даже не замечаешь, что при этом теряешь.

Джаред подумал, что вот теперь с него уж точно хватит. Они неумолимо приближались к точке невозврата, но ему было абсолютно все равно.

- Так, значит, я плохой друг, так? И никудышный бойфрэнд? – Он посмотрел сперва на Чада: – Тебе кажется, я тобой пренебрегаю? – затем на Сэнди: - И тобой тоже?

- Нет. Мне просто хочется, чтобы ты находил для меня время. Ведь раньше я была самым важным в твоей жизни.

Джаред сделал глубокий вдох.

- Давайте проясним ситуацию. Полтора месяца назад одна девчонка в Айдахо перестала принимать свои таблетки, и никто вокруг этого не заметил. У нее начались видения, она стала слышать голоса, а потом поверила, что в сериале, который показывают по телевизору, все по-настоящему. Она поверила в то, что я – Сэм Винчестер, настоящий Антихрист, и была убеждена, что единственный способ спасти мир от Апокалипсиса – это убить Сэма, убить меня. Тогда она раздобыла оружие и явилась на съемочную площадку. Вы же слышали эту историю, не так ли? И знаете, чем все закончилось? Уверен, это было во всех новостях. Черт, да я уверен, что они обмусолили это даже в «Entertainment Tonight».*

По щекам Сэнди потекли слезы.

- Джаред, пожалуйста…

Джаред проигнорировал ее, и это оказалось легко, даже слишком.

- Она пыталась меня убить, и единственная причина, по которой ей не удалось, – то, что Дженсен заслонил меня от пули. Он едва не умер. Но я ведь дерьмовый друг и дерьмовый бойфрэнд. Потому что до меня никак не дойдет, что самое важное сейчас – это вы?

Сэнди схватила его за запястье.

- Все не так.

Он стряхнул ее руки.

- Нет, все именно так. Я слишком занят заботами о Дженсене, а должен думать только о вас. Что ж, слава Богу, у вас обоих есть, на кого положиться в это трудное время. По крайней мере, вы могли утешить друг друга, когда я бросил вас, как бесчувственная скотина, одержимая навязчивой идеей. - Чад подавился воздухом, а Сэнди густо покраснела. Джаред переводил взгляд с одного на другую, а затем у него в голове будто что-то щелкнуло, и кусочки паззла сложились в общую картинку. – Вот блядь. – Он посмотрел на Чада. – Тебе не кажется, что она для тебя немного старовата, чувак?

Сэнди снова заплакала.

- Это ничего не значит. Мы были пьяны.

Джаред бросил на Чада презрительный взгляд.

- Да уж, тут наверняка надо было надраться в стельку.

Сэнди опять схватила его за руку.

- Пожалуйста, позволь мне объяснить.

Джаред опустил взгляд на ее пальцы, сжимавшие его предплечье, в тусклом свете на безымянном слабо поблескивало обручальное кольцо. Когда он поднял глаза, его голос был крепче стали.

- Нет.

Чад подался вперед, вскинув руку.

- Джаред, старик. Это не то…

- Меня не волнует, что там было, Чад. Это было – вот все, что мне нужно знать. – Джаред скривился. – На самом деле, это гораздо больше, чем я хотел бы знать. – Он сгреб очки Дженсена с журнального столика и подошел к шкафу, чтобы достать спортивный костюм, который хотел взять с собой. – На холодильнике есть карточки с номерами служб такси. Вызовите себе машину. Мне нужно уйти, и я хочу, чтобы вы оба убрались на хрен из моего дома. - Джаред глянул на Сэнди, та рухнула на диван и разрыдалась. Он позволил себе несколько мгновений жалости, а затем расправил плечи. – Кольцо можешь не возвращать, но ключи оставь на столе.

Он ушел в спальню, оставив за спиной тягостное молчание.

***

К тому времени, как Джаред вернулся в госпиталь, приемные часы уже закончились. Двери лифта были открыты, но опыт показал, что без специального кода допуска он не будет работать в такое время. Джей ввел последний код, который помнил – не получилось. Тогда он достал мобильник и пролистал список контактов, найдя нужный номер под цифрой «шесть». Пока шел дозвон, он размышлял о том, как причудливо повернулась его жизнь, если телефон больницы стоит у него в быстром наборе.

К счастью, трубку взяла Карен, и ему не пришлось долго объяснять и упрашивать.

- Шестой этаж. Карен у телефона.

- Салют, Карен. Это Джаред.

- Джаред. Ты сказал, будешь через час. Опаздываешь.

Джей был абсолютно уверен, что она его дразнит, но события этого дня отбили у него все чувство юмора.

- Да, есть немного. Дома возникли некоторые проблемы. – Да уж, это было преуменьшение века. – Ты не могла бы дать мне новый код, пожалуйста?

- Ты же знаешь, у меня могут быть неприятности, если я тебе его дам. Может, поднимешься по лестнице, а я подожду тебя у дверей? – Джаред опрометью кинулся к лестнице, и тут Карен рассмеялась. – Шутка, Джаред. Я пошутила. С каких это пор ты не понимаешь юмора? Возвращайся к лифту.

Джаред рассеяно вздохнул.

- Извини, я просто…

Голос Карен смягчился.

- Нет, это ты меня извини. Мне стоило придержать язык, по крайней мере до завтра. Я понимаю, ты волновался.

- Не обижайся, Карен, ты моя самая любимая медсестра и все такое, но я очень надеюсь, что не увижу тебя завтра вечером. Так, я на месте, как насчет кода? – Она назвала ему четыре цифры. Джей нажал на кнопки, и лифт поехал вверх.

Конторка медсестер располагалась как раз рядом с лифтом, Карен сразу же подошла к Джареду и проводила его в палату Дженсена.

- Он тут. Вам, ребята, повезло, в палате больше никого нет. – Она толкнула дверь с номером «614» и зашла внутрь. – Длинная раскладушка, как обещала. Я даже выпросила для тебя подушку и одеяло. Разве я не чудо?

Джаред хотел сказать ей, что она – само совершенство, прибавив соответствующую интонацию. Он даже открыл рот, но не смог произнести ни звука – горло сдавило при виде Дженсена, лежащего на больничной койке, опять. Черт, эта картина должна была остаться в прошлом.

Внезапно он почувствовал, что вот-вот разрыдается, и это было странно. Дженсен в порядке. Да, это шаг назад, но он все наверстает, ему просто нужно отдохнуть. Завтра утром Джаред заберет его домой. Тут не о чем плакать. Он разорвал сегодня помолвку, не моргнув и глазом. Сказал одному из самых близких друзей, чтобы катился прочь, и не жалел об этом. Тогда Джаред не колебался, и даже не думал лить слезы. А сейчас он готов разрыдаться как девчонка, только потому что Дженсен снова получил травму. И Джаред его не уберег.

Карен подошла вплотную и крепко стиснула его плечо, заставив посмотреть на нее.

- Не мучай себя, не надо вспоминать. С ним все хорошо.

- Правда? – его голос был слабым и тонким, как у маленького мальчика, нуждающегося в утешении.

Карен не подвела.

- Все не так, как в прошлый раз. Он вне опасности.

- Я знаю, просто… Он выглядит так… И я не могу… Я не могу потерять его.

- Эй, что еще за мысли? Ты его не потеряешь. – Она потащила Джареда к раскладушке и заставила сесть, не отпуская его руку. – Ему просто нужен отдых. И тебе тоже. Постарайся немного поспать, Джаред.

Джей покачал головой.

- Не думаю, что смогу.

Карен понимающе улыбнулась.

- Тогда понаблюдай за Дженсеном, послушай, как он дышит. Утром вам обоим станет лучше.

- Ты и правда лучшая, Карен. Спасибо.

- Без проблем. Чувак.

Оба тихонько рассмеялись, а затем она ушла.

***

Несколько часов спустя Джаред все так же смотрел на спящего Дженсена, слушал его тихие вдохи. Ему казалось, он все-таки постиг свой дзэн, прямо здесь, подстраивая свое дыхание под дыхание Дженсена. Несмотря на щетину, украшавшую лицо, тот выглядел очень юным – у Джареда руки зудели дотронуться, провести кончиками пальцев по линии челюсти до ямочки за ухом.

Внезапно сработал рефлекс: Эй, там, какого черта ты делаешь? Так бывало всякий раз, когда они с Дженсеном слишком сближались, и Джаред тут же отступал. Потому что, разумеется, Дженсен был прекрасен и забавен. И в значительной степени он был одним из самых близких для Джареда людей, всегда. Но Джаред был тверд. Ну, в основном. Он определено был моногамен, и у него была девушка. У него была Сэнди…

Правда, теперь это было не совсем так. У него была девушка. Красивая девушка, которая устала от того, что он все свое время проводит с Дженсеном, и переспала с Чадом Мюррэем. Так странно. Его это шокировало и огорчило, но гораздо меньше, чем Джаред мог ожидать. Он не злился и не жалел. Вместо этого, Джаред чувствовал смутное облегчение. Да что там, он был почти благодарен Чаду и Сэнди за такой удобный предлог, потому что теперь остались только они с Дженсеном. Теперь он мог… Черт.

Джаред рывком вскочил на ноги, зацепив что-то ногой, и громкий звук эхом разнесся по комнате. Дженсен пошевелился, Джаред съежился. Не просыпайся. Не просыпайся. Пожалуйста, не просыпайся.

- Джаред?

- Тише, Джен. Просто я такой неуклюжий. Спи, ладно?

Дженсен сонно моргнул, потом попытался приподняться и тут заметил, где находится.

- Больница? Черт, Джей, что?..

Джаред едва не споткнулся об одеяло, стараясь быстрей добраться до Дженсена и удержать его от лишних движений. Он очень аккуратно положил руки ему на плечи и слегка надавил, чтобы тот успокоился.

- Лежи спокойно, Джен. Все нормально, я здесь. Спи.

Дженсен легко встряхнул головой, проясняя мысли, и хотел поднять руку, чтобы потереть лицо, но тут же уронил ее на одеяло, ощутив тянущую боль в груди. Джаред сидел на краю кровати, придерживая Дженсена и стараясь определить, насколько адекватно тот сейчас соображает.

Взгляд у Дженсена был мутный и расфокусированный, но он понимал, где находится и, кажется, уже вспомнил, как сюда попал. Однако Джаред не мог сказать, насколько ему больно. Должно быть, еще сильно, иначе бы он не проснулся так легко.

- Тебе нужно еще обезболивающего?

Дженсен перевел взгляд на него.

- Ты разве не должен был поехать домой?

- Разве? - спросил Джаред медовым голосом.

- Не паясничай, Джей. Ты сказал, что уедешь.

- Я и уехал. – Джаред считал про себя: три, два, один, и…

- Лживый ублюдок.

Джей рассмеялся.

- Карен говорила, что ты разозлишься.

Вопреки себе, Дженсен улыбнулся.

- Ну, она настоящий профи.

- А еще, ты очень предсказуем.

- Замолкни, Падалеки.

- Сам замолкни.

- А ты заставь.

Джаред фыркнул и все-таки уступил своей потребности прикоснуться, зарывшись пальцами в короткие пряди у Дженсена на макушке.

- Может быть, позже. Ты у нас под допингом, а я сторонник честной борьбы.

Дженсен рассмеялся, но тут же болезненно сморщился. Джаред потянулся к кнопке вызова.

- Нет. Не надо.

- Джен.

- Мне не нравится, как я себя от них чувствую, Джей. Они вытрахали мне весь мозг. Лучше уж потерпеть.

Джаред услышал и то, чего Дженсен не сказал. Мне не нравится терять контроль. Я не хочу быть таким уязвимым. Джаред понимал его, правда понимал. При виде сонного, одурманенного наркотиками Дженсена он и сам чувствовал себя неуютно. За последнее время им уже не раз приходилось проходить через это. Находясь на тонкой грани между полным сознанием и наркотическим забытьем, Дженсен всегда был душераздирающе открыт, болезненно откровенен, лишенный всех защитный барьеров. Джаред каждый раз изо всех сил старался этим не пользоваться. Вот и сейчас он боролся с собой. Он не хотел давить на Дженсена, принуждать его к чему-либо, но что-то внутри него требовало этой открытости, она была ему необходима.

Не говоря уже о том, что он просто не мог видеть, как Дженсен страдает.

- Пожалуйста, Джен. Ради меня.

Джареда окатило волной стыда, он был уверен, что Сэнди использовала именно этот аргумент, и сам он поступил сейчас точно так же. Эта карта пошла в ход даже с той несчастной девушкой из Айдахо. Видимо, все на свете знали, что Дженсен ради Джареда готов на все. Какой же он ублюдок, если и сам манипулирует Дженсеном не хуже других, успокаивая себя тем, что это во благо. Но Джей правда верил, что так будет лучше, и эта вера немного облегчала его вину, несмотря на то, что он сопроводил свои слова знаменитым щенячьим взглядом Сэма Винчестера.

Дженсен застонал.

- О, Иисус, не смотри на меня так. Ладно, позови Карен. Сделайте из меня наркомана, мне плевать. Только потом не плачься, когда я заложу твою плазму, чтобы купить очередную дозу.

Джаред засиял ямочками на щеках и нажал кнопку вызова.

***

Карен пришла и ушла, она осмотрела Дженсена, как истинный профессионал своего дела, и, словно старшая сестра, отругала Джареда за то, что он его разбудил. Джей все так же сидел на краю кровати и держал Дженсена за руку во второй раз за сегодняшний вечер. Он ждал, что тот оттолкнет его, или, по крайней мере, высмеет за эти сопли, но Дженсен ничего такого не сделал. Наверное, почувствовал, насколько необходим сейчас Джареду физический контакт. А может быть, ему и самому это было нужно.

Дженсен начал засыпать, но у него было еще несколько минут. Джаред выжидал, когда подействует препарат, чтобы задать ему вопросы, которых, вероятно, не стоило задавать, и сказать ему то, к чему, наверное, ни один из них не был готов.

- Джен, я…

- Ты должен вернуться домой, Джей, выспаться нормально. Завтра на работу.

- Что? Ну уж нет, старик. Во-первых, я останусь здесь. А во-вторых, я ни за что не позволю тебе работать завтра.

- Во-первых, у тебя гости. Как так получается, что я помню об этом даже под наркотой, а ты – нет? Во-вторых, то, что я облажался и не могу работать, еще не означает, что и ты не можешь. Мы до сих пор отстаем от графика, Крипке вырвет себе последние волосы, ты же знаешь. Тебе нужно вернуться к работе, Джей.

Джаред поджал губы.

- Только вместе с тобой. – Дженсен хотел что-то сказать, но Джей перебил его: - И мы не будем спорить об этом, Джен. Я не собираюсь жить своей жизнью, пока ты здесь. Крипке подождет. – Он сделал паузу, потом продолжил дрожащим от эмоций голосом: - Все остальное может подождать.

- Это глупость, - проворчал Дженсен.

Джаред усмехнулся.

- Я предпочитаю термин «упрямство».

- Без разницы. – Дженсен моргал все чаще. – Как насчет того, чтобы найти компромисс?

- Что ты имеешь в виду?

- Пол наверняка меня завтра отпустит, правильно?

- Я не оставлю тебя дома одного. Это еще хуже, чем оставить тебя здесь.

- Так возьми меня с собой. Я могу побыть у себя в трейлере, или у тебя. Хотя бы один из нас должен работать.

Джаред кивнул.

- Хорошая мысль. Утром я свяжусь с Кимом и предупрежу его. В питомник тоже надо позвонить, сказать, что мы не будем забирать собак на выходные.

- Почему нет? – Джаред посмотрел на него со значением. – К субботе со мной все будет нормально, Джей. Они там уже так долго, да и к тому же, я уверен, ты не подпустишь их ко мне. Черт, я тоже скучаю, бедные собаки, наверное, уже забыли, как выглядит задний двор у них дома, и все из-за меня. И я просто…

Глаза Дженсена подозрительно заблестели и – Господибоже, это что, слезы? Точно. По щеке побежала влажная дорожка, затем еще одна. У Джареда оборвалось сердце.

- Эй, не надо. Не плач, Джен. – Он наклонился и стер его слезы большими пальцами обеих рук. – Все хорошо, правда. Херли и Сэди там нравится.

Дженсен судорожно вздохнул.

- Они должны быть дома.

Джаред слышал отчаяние в его голосе, и от этого в душе что-то переворачивалось. Дженсен просто не в себе от боли и морфина. В обычное время он ни за что не стал бы лить слезы и так винить себя из-за собак ли еще чего. И, Боже, если Дженсен так расстроен из-за Сэди и Херли, что же будет, когда он услышит про Сэнди? Джаред испытал невероятное облегчение от того, что решил не говорить об этом сегодня. Он скажет позже. Намного позже.

Было очевидно, что никакие разумные и рациональные доводы не могли сейчас подействовать на Дженсена. Если Джаред попытается объяснить, что тот ни в чем не виноват, это ни к чему не приведет. Он хотел избавить Дженсена от чувства вины, которым тот себя окружил, и для этого был только один способ – не церемониться.

- Знаешь, Дин никогда не стал бы плакать из-за пары щенков. Ты уверен, что в прошлой жизни не был девчонкой?

Дженсен смотрел на него безучастно. Он мог бы огрызнуться или отшутиться, но он только печально покачал головой.

- Ненавижу чертовы наркотики, Джей.

- Я знаю. - Джаред понизил голос. – А теперь спи, хорошо? Утро вечера мудренее. – Дженсену все труднее было держать глаза открытыми. Джей не смог устоять и, наклонившись, коснулся его лба своим.

- Спасибо, - едва слышно прошептал Дженсен.

- За что?

- За это. За все. Спасибо, что не ушел.

Джаред притянул к груди их соединенные руки, и прижал тыльную сторону ладони Дженсена к своему сердцу.

- Не за что.

- Джаред? – не открывая глаз.

- Хм-м?

- Ты держишь меня за руку?

- Ага.

- Как мило.

Улыбка Джареда была такой же нежной, как его шепот:

- Да.

Дженсен уже спал.


* Entertainment Tonight – известное телешоу, которое показывают в США, Канаде и многих других странах, посвящено шоу-бизнесу.



Глава 6.

Собаки были в питомнике, и Джаред, открывая дверь своего дома на следующее утро, не ожидал ничего, кроме тишины. Поэтому его очень удивил звук льющейся на кухне воды и приглушенная музыка. Он резко остановился, и идущий следом Дженсен врезался ему в спину. Джаред резво обернулся и схватил друга за рукав, удержав от падения.

- Извини.

Дженсен нахмурился.

- Что случилось?

Джаред лишь покачал головой. Он до сих пор не рассказал Дженсену о Сэнди с Чадом, и того не удивляло, что дом не пустует. Да и Джареда, по сути, не должно было удивлять. Он выдавал желаемое за действительность, полагая, что Сэнди и Чад так легко отступятся. Это было бы слишком просто.

А так не должно быть.

Диван был застелен. Джаред подошел к музыкальному центру и выключил его. Какая бы сцена сейчас ни разыгралась, он не нуждался в саундтрэках. Дженсен ждал объяснений, но Джей не знал, с чего начать.

В дверях кухни появилась Сэнди, вытирая руки полотенцем, она перевела взгляд с Джареда на Дженсена и обратно. В этом взгляде читалось обвинение, и Джареда это задело. Он понимал, что и сам не без греха, но Дженсен был тут совершенно ни при чем, и она не имела права смотреть на него так, будто ему здесь не место.

Дженсен не знал, в чем дело, но по виду Сэнди догадывался, что что-то случилось. Он повернулся, чтобы уйти к себе в комнату, немного пошатываясь от слабости и не прошедшего еще действия лекарств.

- Мне лучше…

Джаред взял его за локоть и потянул к дивану.

- Тебе лучше присесть, а то ты просто свалишься, вот что. - Он только усадил Дженсена и сам устроился рядом, как тот снова попытался подняться. Но Джаред не дал, опустив ладонь ему на плечо. Сэнди смотрела на них с холодком, но Джей не стал убирать руку.

- Где Чад?

- Уехал в отель вчера вечером.

- Хорошо. – Ему в любом случае пришлось бы объясниться с Сэнди, но вот выходки Чада он вовсе не обязан был терпеть.

- Нам надо поговорить.

- Да, действительно надо. – Он кивнул в сторону кухни, и Сэнди исчезла за дверью.

В глазах Дженсена светилась тревога.

- Джей, что происходит?

Джаред сжал его плечо.

- Ничего такого, о чем тебе нужно беспокоиться. Просто отдохни немного, а потом соберемся и поедем.

- Если это из-за того, что я здесь…

Что-то в его тоне заставило Джареда насторожиться.

- С чего ты это взял?

- Я знаю, что ей не нравится, когда я…

- Когда ты что?

- Когда я здесь, если она здесь.

Джаред знал, что Дженсен еще не отошел от морфина, но в том, что он сказал, не было вообще никакого смысла.

- А теперь попробуй еще раз, и на этот раз по-английски, пожалуйста.

- Она очень редко видит тебя, а я вижу тебя постоянно. Еще до… еще до всего этого. Так что если она здесь, то мне… думаю, мне стоит уйти.

- Да кто тебе это сказал? – Дженсен отвел глаза, и Джареда снова осенило. – Это Сэнди, да? – По тому, как тот слегка покраснел, он понял, что не ошибся. – И когда она успела?

Дженсен потер ладонью затылок типично Диновским жестом. По лицу было понятно, что он не хочет говорить на эту тему, но так или иначе ему бы все равно пришлось.

- Ответь мне, Джен.

- Примерно в середине съемок первого сезона. После Рождества ты приехал в Ванкувер с ней. И она попросила меня… попросила не мелькать рядом с тобой, когда вы вместе.

- И ты согласился?

- Она твоя девушка, Джей.

Больше нет, - подумал Джаред, но сейчас было неподходящее время для таких откровений.

- Почему ты не сказал мне? Ты должен был сказать, Дженсен.

- Я знал, что тебя это расстроит.

- Чертовски верно, я расстроен.

- Я не хотел причинять тебе беспокойство. Не хотел, чтобы ты решил, будто должен выбирать.

Но Джаред слышал: Я не хотел потерять тебя, – и вскочил на ноги, будто его подбросило.

- Я бы никогда не…

- Я знал это, то есть я на это надеялся, но… - Дженсен закрыл глаза и откинул голову на спинку дивана. – Я просто хотел, чтобы ты был счастлив.

Джаред думал о Сэнди, ждавшей его на кухне, и о неизбежном разрыве, который им предстоял. Он смотрел на Дженсена, истощенного и вымотанного, и думал о всех тех возможностях, которые перед ними открывались.

- Я и так собираюсь быть счастливым, Джен. – И ты тоже будешь.

***

Сэнди сидела за столом, уставившись в чашку с кофе. Еще одна чашка дожидалась Джареда, он сел за стол, и Сэнди подняла взгляд.

- Ты имеешь полное право злиться.

- Я не злюсь. – Джаред учел слова Дженсена и внес изменения в заготовленную речь. – Я не сержусь за то, что ты переспала с Чадом.

- Джаред.

- Серьезно, Сэнди. Я знаю, что в этом есть и моя вина, что я не давал тебе то, в чем ты нуждалась. Но ты сделала свой выбор, и это не было случайностью. Не думаю, что это делает тебя плохим человеком, но ответственности не снимает.

- Ты сможешь когда-нибудь простить меня?

- Я уже простил.

Сэнди слегка расслабилась, затем склонилась к Джареду и протянула ему руку.

- Тогда мы сможем решить эту проблему.

Джаред отодвинулся ровно настолько, чтобы избежать прикосновения.

- Нет. Мне очень жаль, но не сможем.

- Но ты сказал…

- Я не злюсь, и я тебя прощаю. Но это? – Он помахал рукой в пространстве между ними. – С этим покончено.

Ее глаза наполнились слезами.

- Джаред, пожалуйста.

- Нам стоило расстаться давным-давно. – Он умышленно говорил очень мягким тоном. – Я был несчастлив, ты была несчастна, слишком много усилий, оно того не стоит.

- Но без усилий отношения не построить.

- Но не такие отношения. Они должны строиться на желании быть с кем-то, а не на чувстве долга.

- Я не понимаю.

Джаред изо всех сил пытался подобрать нужные слова, потому что он и сам только начал понимать себя, а Сэнди имела право на объяснения. Дело тут было частично в его отношениях с ней, и частично в Дженсене, но большей частью в самом Джареде. В том, чего он хотел и что ему было нужно. В том, что было для него правильным.

- Все те дни, что мы были в Техасе во время забастовки, все вокруг только и делали, что спрашивали меня, когда я собираюсь сделать тебе предложение. Мама, Мэг, папа – это никогда не прекращалось. И я задумался. Мы были вместе много лет, это было ожидаемый и естественный шаг. Тогда я купил кольцо и увез тебя в Париж. Я сделал это, потому что думал, что так надо. Потому что думал, что я должен это сделать.

- Я думала, ты меня любил.

- Я любил. Люблю. Но не той любовью. Больше нет. – Сэнди вздрогнула. – Речь не только обо мне, Сэнди. Ты знаешь, что это так. Иначе ты никогда не связалась бы с Чадом.

Она повертела свое кольцо вокруг пальца, затем медленно сняла его и положила на стол перед Джаредом.

- Возьми его.

- Оно мне не нужно. – Он отказывался не только от кольца, но и от свадьбы, от дома с белым заборчиком и от всей этой упорядоченной – такой, как у всех – жизни.

- На самом деле тебе это никогда и не было нужно, не так ли?

Он покачал головой.

- Нет. Думаю, что нет.

***

Джаред остался сидеть за столом возле нетронутой чашки кофе, а Сэнди вызвала такси и начала собирать вещи. Она ходила по дому, словно призрак, словно ее здесь уже не было. Закончив в спальне, Сэнди вернулась на кухню. Она не стала садиться, и Джаред почувствовал облегчение.

Его радовало, что они поговорили. Он сказал ей только часть правды, но это была именно та часть, которая имела значение. Дженсен был отдельной темой, и упоминание о нем в разговоре с Сэнди только усугубило бы ситуацию. Они сумели разойтись как цивилизованные люди, и Джаред намерен был оставить все как есть.

Ему очень хотелось, чтобы такси приехало побыстрее.

Сэнди прислонилась к шкафу, скрестив руки на груди, и не нужно было быть специалистом по языку тела, чтобы понять, что это защитная поза.

- Я заеду к Чаду в мотель, мы улетаем в шесть.

Джаред хотел сказать, чтобы она позвонила ему, как только долетит. Это была привычка, он всегда просил ее звонить, чтобы убедиться, что все прошло благополучно. И это был только один пункт из длинного списка того, о чем теперь нужно было забыть. На Джареда внезапно накатило чувство потери, и он просто кивнул.

Сэнди глянула в сторону гостиной.

- Дженсен уснул. – Когда она произнесла его имя, в ее голосе явно звучал подтекст, и Джаред тут же среагировал.

- Пожалуйста, не надо, Сэнди. Дженсен тут ни при чем.

- Ага, рассказывай.

- Не вмешивай его в это. Мы расстались не из-за него.

- Нет. Просто из-за него ты об этом даже не переживаешь. – Она слабо улыбнулась. – Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, Джаред.

Ему было нечего ответить на это, потому что Сэнди была совершенно права. И он принял удар, потому что заслужил его.

Его тихое «прости» затерялось на фоне громкой трели дверного звонка.

- Это за мной. – Сэнди закинула сумку на плечо, а Джаред взял ее чемодан и проводил до порога. Оба избегали смотреть на диван.

Джаред открыл дверь и передал чемодан водителю.

- Она сейчас выйдет.

С минуту они стояли лицом к лицу, Сэнди за порогом, а Джаред внутри. Она выглядела так, будто готовилась сказать последнее слово. Джаред держался за край двери и думал: Пожалуйста, не надо. Уголок губ Сэнди дернулся вверх.

- Береги себя, Джаред.

- Ты тоже.

Они не касались друг друга, и не прощались. Сэнди просто повернулась и ушла.

Все кончено.

***

Глупо было бы надеяться, что Дженсена не разбудил звонок.

Джаред не двигался с места, стоя спиной к комнате и прижав ладонь к двери. Он чувствовал себя неуправляемым воздушным шариком, готовым сорваться в небо от любого неосторожного движения. Ощущение твердого дерева под пальцами возвращало его на землю. А едва слышное дыхание Дженсена помогало не потерять чувство времени.

Обернувшись, Джаред абсолютно не удивился, встретив пристальный взгляд Дженсена.

- Ничего не хочешь мне рассказать?

Он был в замешательстве, и к тому же обеспокоен, а Джаред не мог этого так оставить. Он улыбнулся через силу и подошел к дивану.

- Не сейчас, ладно? Мы уже опаздываем. Я расскажу тебе все, только позже. – Джаред протянул Дженсену руку и помог ему встать… он стоял так близко. Ни один из них не отпустил другого, и не отступил ни на шаг.

Дженсен склонил голову набок.

- Скажи мне только одно.

Джаред наклонился и прошептал ему на ухо:

- Все, что угодно.

- Скажи, что ты в порядке.

Наверное, это был самая простая вещь, о которой Дженсен когда-либо просил его. Джаред взял его за подбородок свободной рукой и слегка повернул к себе, чтобы тот видел, что он говорит правду.

- Я в порядке, Дженсен.

И это на самом деле было так.

***

Добравшись до студии, Джаред удостоверился, что Дженсен устроился, а потом пошел искать Фила. Прошлой ночью было не до разбирательств, но сейчас, когда он был уверен, что с Дженсеном все будет хорошо, Джаред хотел получить ответы.

Кто-то из группы сказал ему, что Фил у Кима. По дороге к ним Джаред заметил, что все непривычно тихие и подавленные. Каждый, кто ему попадался, казалось, был сосредоточен исключительно на работе. Не было слышно пустой болтовни и неуместного смеха. То, что Дженсен снова получил травму, отразилось на всех, как будто вся группа замерла в ожидании того, что случится в следующий раз.

Сквозь распахнутую дверь офиса Джаред увидел Кима и Фила, они сидели бок о бок, спиной к выходу, глядя на экран висевшего на стене телевизора. Из динамиков донесся болезненный стон, и взгляд Джареда метнулся к экрану, потому что он узнал голос Дженсена.

Это была последняя сцена, отснятая вчерашним вечером. Дженсена привязали к стулу, стянув руки за спиной. На лбу под глупой картонной шляпой мерцали капельки пота, и сейчас это вовсе не казалось смешным. Это было настолько неправильно, что Джаред даже не мог осознать все уровни этой неправильности. Он читал сценарий и знал эту сцену. Руки Дина должны были быть привязаны к подлокотникам.

Дженсен был не в состоянии завязать даже гребаные шнурки на своих ботинках, и этот ублюдок из второго блока посадил его в кресло и связал ему руки за спиной. У Джареда сжималось сердце всякий раз, когда он видел, как Дженсен вздрагивал от любого движения: садясь, поднимаясь, протягивая руку. Но это? Это наверняка было адски больно.

Невольный стон Дженсена, должно быть, сорвал дубль. Джаред слышал, как Рэнди откуда-то из-за камеры скомандовал повтор. Дженсен на экране сделал глубокий вдох, но выглядело так, будто он принес больше боли, чем облегчения. Джареда замутило. Это было все равно, что наблюдать, как кого-то пытают.

Он зашел в кабинет и спросил надтреснутым голосом:

- Сколько дублей?

Ким с Филом подскочили от неожиданности. Маннерс остановил воспроизведение и поднял на Джареда мрачный взгляд.

- Шесть.

Господибоже.

Фил косился на Джареда, как на бомбу замедленного действия, и это описание очень точно выражало его состояние в этот момент. В больнице Джаред испытал вспышку гнева, но она быстро прошла, уступив место другим чувствам: страху, беспокойству, облегчению. Но он был зол тогда. А теперь еще это.

Хотелось кричать, разбить что-нибудь, кого-нибудь убить.

- Рэнди лучше исчезнуть.

Ким кивнул.

- Он давно уехал.

- Если я увижу его прямо сейчас…

- Не увидишь, Джаред. Я уже надрал ему задницу утром. Ты его больше здесь не увидишь.

- Думаю, я бы его убил. Серьезно, я бы так и сделал. – Удивительное и малоприятное открытие, но от этого не менее правдивое.

Джаред ждал, что Ким ужаснется, или попытается уговорить его успокоиться, но тот не выказал удивления.

- Ты многое пережил.

Невозмутимость и понимание Кима немного охладили пыл Джареда. Ему все еще было тесно в собственной коже, но он уже не был так близок к срыву. Он махнул рукой в сторону экрана.

- Пожалуйста, скажи, что ты не будешь это использовать.

Маннерс покачал головой.

- Нет. Мы придержим запись на случай, если у Рэнди будут какие-то претензии к каналу, но использовать не будем. Бен работает над сценарием, собирается внести изменения. Сэм исчезнет вместо Дина, и мы задействуем дублера Дженсена, где только сможем. Будем снимать со спины, а Дженсен потом озвучит.

- Спасибо.

На губах Кима мелькнула озорная усмешка.

- Нет проблем. Расслабься немного, парень. Сходи проверь, как дела у твоего партнера. Мы сообщим, когда сценарий будет готов.

Звучало неплохо.

***

Джаред совсем не запомнил обратной дороги до трейлера. Вроде только что он был в кабинете Кима, а в следующую секунду уже смотрел на Дженсена, задремавшего в кресле. Его гнев не исчез, просто снизился до контролируемого уровня. И при виде Дженсена Джаред подумал, что есть еще один человек, на которого направлен его гнев.

От злости на него Джареду не хотелось крушить все на своем пути. Ему хотелось схватить Дженсена в охапку и никогда не выпускать из рук. Может, встряхнуть разок-другой, пока тот не пообещает никогда больше не делать глупостей. Он уже начал уставать от того, что Дженсен устраивает ему нервные срывы.

Он так устал бояться.

Джаред уселся на пол, обняв колени Дженсена обеими руками, и положил голову ему на бедро. Дженсен сейчас был не готов обниматься, так что это было лучшее, что он мог сделать.

Через пару минут Джаред почувствовал пальцы Дженсена в своих волосах и сжал его ноги в знак одобрения. Тот понял намек и принялся мягко поглаживать и пропускать пряди между пальцами.

- Что случилось?

Джаред все так же прятал лицо у него на коленях.

- Я видел запись.

Дженсен замер.

- А.

- Почему ты позволил ему сделать это с тобой, Джен? Не может быть, что только из глупой гордости.

- Это…

- Сложно. Знаю. Так упрости, объясни так, чтобы я понял.

- Рэнди поменял условия. Я говорил, что не стану этого делать, а он хотел выставить меня неженкой, но я его послал. Затем он начал говорить, насколько мы выбились из графика, как нам необходим отснятый материал, и что он должен быть исключительным. Он сказал, что изменения внес Ким, и если я откажусь, он отправит всех по домам.

- Лживая тварь.

- Да. Все так и сказали. Но потом…

- Что?

- Потом он сказал, что время – деньги, и если я не буду работать, ему придется позвонить тебе, и… я не хотел, чтобы тебя дергали.

Джаред наконец поднял глаза, упершись подбородком в колено Дженсена. Рука Дженсена соскользнула вниз, остановившись на его затылке.

Джаред вздохнул.

- Этот гад использовал меня, чтобы добраться до тебя.

- Думаю, да.

- Ты идиот, знаешь? Я бы ни секунды не переживал, если бы мне пришлось вернуться. Я вообще не хотел никуда уходить.

- Сэнди сказала…

Джаред покачал головой.

- Мы сейчас не о ней говорим.

- Но позже мы о ней поговорим, правда?

- Всему свое время. Давай сперва с этим закончим.

Дженсен рассеянно потрепал волосы Джареда.

- Да тут немного осталось. После четырех или пяти дублей Серж отказался снимать.

- Шесть.

- Что?

- Дублей было шесть.

- Ничего себе. Как летит время, когда тебе весело.

Джаред с силой вдавил подбородок в его колено, ощутив вспышку мстительной радости, когда Дженсен дернулся.

- Прекрати зубоскалить. Это не смешно.

- Ай! Ладно, больше не буду.

- Ты не можешь продолжать в том же духе, Джен. Не надо терпеть все это из-за меня.

- Может, я думаю, что ты этого стоишь.

- Может, найдешь другой способ продемонстрировать мне свои чувства? Не думал об этом?

Никогда еще они не были так близки к тому, чтобы говорить вслух о том, что между ними происходило. Джаред был очень благодарен Дженсену, тот не пытался делать вид, что не понимает, о чем речь.

- Не сейчас, Джей. Пока еще нет.

Джаред хотел спросить, почему, но даже в мыслях это звучало по-детски. Он шумно выдохнул.

- Ну что мне с тобой делать?

Дженсен улыбнулся и снова запустил пальцы ему в волосы.

- Ты что-нибудь придумаешь.

***

- Она спала с Чадом.

- Не понял?

- Сэнди. Она переспала с Чадом.

Они ехали домой, развалившись вдвоем на заднем сиденье джипа и предусмотрительно подняв разделительное стекло, чтобы их не слышал водитель. Весь день у Джареда в голове крутилось Дженсеново «не сейчас», и это сводило его с ума. Он без конца думал, почему так, и пришел к выводу, что по большей части дело в Сэнди.

Он хотел Дженсена, и знал, что Дженсен тоже его хочет – может быть, хочет уже давно. Но у Джареда не было такого терпения. Никогда не было и никогда не будет. Прояснение ситуации с Сэнди должно было стать первым шагом навстречу, Джареду очень хотелось, чтобы это осталось в прошлом.

Дженсен все не мог прийти в себя.

- Сэнди спала с Мюррэем? Как, черт побери, такое могло произойти?

- Ну, Джен, когда мальчик и девочка нравятся друг другу…

Дженсен ущипнул его за руку.

- Это не шутки, дубина. Ты понял, о чем я.

Джаред потер бицепс – наверняка синяк будет.

- Сэнди сказала, что они были пьяны.

Дженсен фыркнул.

- Да уж, тут точно надо было нажраться в хлам.

Джаред рассмеялся, потому что:

- Вот и я так сказал.

Дженсен оправился от шока и впился в Джея оценивающим взглядом.

- Ты неплохо держишься.

Тот пожал плечами.

- Прошло много времени.

- В самом деле? Между прочим, последнее, что я от тебя слышал – это то, что вы с ней собираетесь пожениться.

Джаред неуютно поерзал. Получалось так, что, обманывая себя, он обманывал и Дженсена. Не то чтобы это была настоящая ложь, конечно.

- Я был напуган, чувак. Думал, что сериал прикроют из-за забастовки. И в тот момент это было единственным, что я мог контролировать.

- И ты сделал ей предложение?

- Мне казалось, что так нужно, что таким должен быть следующий шаг.

Дженсен кивнул.

- К той жизни, которую ты хотел.

Джаред сразу понял, какое направление приняли мысли Дженсена, и оно ему решительно не понравилось.

- Мне только казалось, что я ее хотел.

- До вчерашнего дня.

- Да. Нет. Черт возьми, Джен, не начинай. Не надо отталкивать меня только потому, что ты думаешь, будто так будет лучше для меня. – Вдруг его в очередной раз осенило, и причина колебаний Дженсена стала намного яснее. Не сказать, чтобы это было непреодолимое препятствие, но и на расклад вроде: «Эй! Сэнди исчезла с горизонта, теперь только ты и я», - рассчитывать явно не приходилось.

И следующие слова Дженсена в точности подтвердили этот вывод:

- Я не говорил «нет», Джей. Я сказал – «пока нет».

Джаред стиснул зубы.

- Я знаю, чего хочу.

- Ну, значит, ты будешь хотеть этого и завтра, правда же?

- Это что, проверка? – Джаред знал, что в вопросе прозвучало раздражение, но ничего не мог поделать. Все шло совсем не так, как он себе навоображал.

Дженсен наклонился и, ухватив его за рубашку, потянул к себе, тут же болезненно скривившись. Джареду стало стыдно. Бога ради, как он мог забыть?

- Успокойся, Джен, пожалуйста.

Тот не отпускал.

- Слушай. Если мы это сделаем, то либо сорвем джек-пот, либо все на хрен потеряем. Ты это понимаешь?

С такого близкого расстояния глаза Дженсена казались неестественно, невероятно зелеными, Джаред без труда мог рассмотреть каждую веснушку у него на щеках. Однажды он сосчитает их все, одну за другой. Скоро. Он обхватил лицо Дженсена ладонями и наклонился так близко, что их дыхание перемешалось.

- Ты не сказал «нет».

Дженсен закрыл глаза. Когда Джаред почти коснулся его губ своими, он выдохнул:

- Не сказал.

Джаред вздохнул.

- Пока мне хватит и этого.

***

Джаред был удивлен, когда понял, что труднее всего – рассказать матери о разрыве с Сэнди. Неверное, так и должно было быть. Его мама всегда грезила свадебными тортами и кучей смеющихся внуков, сам же Джаред никогда ни о чем таком не мечтал. Он не говорил ей о Дженсене, даже намека не сделал на то, что у него кто-то появился, а мама не спрашивала. Хотя, вполне вероятно, она и так все знала. Эти мамы иногда просто пугают.

Джаред собрал все вещи Сэнди, упаковал их и отправил ей через службу доставки. Дженсен это никак не комментировал. Чад продолжал звонить и слать сообщения, но Джаред не отвечал, только нажимал на сброс. В целом, он поступал точно так же, как и весь прошлый месяц, но больше уже не чувствовал себя виноватым.

В субботу они забрали домой собак. Джаред переживал, что еще слишком рано, но Дженсен был непреклонен. Правда, был один потенциально опасный момент, когда Херли бросился к Дженсену, намереваясь прыгнуть на него, но Джаред тут же приструнил его, заставив вести себя прилично. Сэди сразу почувствовала, что с Дженсеном что-то не так, она медленно и осторожно подошла прямо к нему, проигнорировав Джареда. И когда Дженсен позвал ее по имени и почесал за ухом, они ласково прижалась к его ногам.

Еще несколько минут Дженсен ворковал с Сэди и гладил ее, и они были полностью поглощены друг другом, пока Джаред держал Херли. Затем он поднял голову и улыбнулся – открыто, совсем по-ребячески.

- Эй, старик, думаю, меня она любит больше, чем тебя.

Джаред сделал вид, что обиделся.

- И не мечтай.

Но оказалось, что это вполне возможно. Весь уикенд Сэди ни на шаг не отходила от Дженсена. Если он сидел на диване, она устраивалась на соседней подушке, если за столом на кухне – она ложилась у его ног, положив на них морду, если он был в ванной, Сэди ждала его под дверью. Словом, совершенно не хотела упускать Дженсена из вида.

И Джаред ее понимал.

***

Следующие несколько недель прошли на контрасте: маниакальная сосредоточенность на работе и вечная нехватка времени. Дженсен выздоравливал, но еще не мог нести полную нагрузку. Винчестеры стремительно приближались к развязке Диновой сделки, и каждому хотелось снять правильный финал. Напряжение возрастало.

В нерабочее же время они сбавляли обороты. Каждый день в тот момент, когда за ними закрывалась входная дверь, Сэм и Дин, съемки и постоянный стресс, да и весь остальной мир – все исчезало. Оставались только Дженсен и Джаред, и те новые отношения, что они пытались построить.

Они узнавали друг друга заново. Джаред и забыл, каким скрытным мог быть Дженсен, каким застенчивым. После их знакомства те барьеры, которые Дженсен обычно выстраивал, отгораживаясь от окружающих людей, очень быстро рассыпались. Джаред не привык держать дистанцию, когда они оставались наедине, и теперь его это раздражало, но, надо признать, и умиляло тоже.

Настороженность в поведении Дженсена не позволяла приблизиться к нему. В нем чувствовалась смесь надежды и недоверия, и хотя он не говорил ничего определенного с того вечера, когда они поцеловались в машине, Джаред ясно видел – еще не время.

Все, что ему оставалось – это ждать, пока Дженсен не будет готов. Эта ситуация напоминала Джареду случай из детства. Когда ему было восемь, они всей семьей ездили в отпуск в Еллоустонский парк. Долгие часы он провел на заднем сиденье и без конца изводил родителей вопросом: «Мы уже приехали?»

Он не понимал, чего ждет Дженсен.

Как с головоломкой – все кусочки были у него в руках, осталось лишь правильно их соединить.

***

Дженсен постепенно восстанавливался. Каждый день он становился все более самостоятельным, и в каком-то смысле Джареду даже стало легче, потому что их постоянная близость была для него неиссякаемым источником соблазна. Большую часть времени все было просто, как оно и было всегда, но иногда… иногда у Дженсена вдруг сбивалось дыхание от простого прикосновения, в его глазах появлялось особое выражение, и тогда все менялось.

Так что, хотя Джаред теперь меньше прикасался к Дженсену, эти прикосновения значили гораздо больше. Он делал это по желанию, а не по необходимости.

В день, когда Дженсен отказался от помощи в утренних процедурах, Джаред испытал странное разочарование. Это было хорошо. Это значило, что Дженсену уже лучше, но он не мог отделаться от чувства потери.

Черт. Чад был прав. Джареду нравилось, что Дженсен зависит от него. Ему нравилось ухаживать за ним и знать, что он на него рассчитывает. И хотя Дженсен уже вполне мог сам зашнуровать себе ботинки, Джареду все еще хотелось сделать это за него. Ему хотелось быть нужным во всех смыслах этого слова.

Это стало для него откровением, хотя вроде и не должно было. Присматривать за Дженсеном после съемок было естественно, словно у Джареда и не могло быть других дел. Сперва он списывал это на благодарность. Ведь Дженсен пострадал из-за него, и Джаред просто обязан был помочь ему. Но теперь он понял, что его стремление оберегать Дженсена не зависело от обстоятельств, он делал это автоматически, как нечто, само собой разумеющееся.

Как заслонить собой от пули.

«Я тогда не задумывался, Джаред. Я просто это сделал. Я не мог по-другому».

Одно открытие тянуло за собой другое, и каждое из них проливало свет на причины поступков Дженсена. Джаред понял, что какое-то время дело и правда было в чувстве благодарности. Что, если Дженсен думает так же? Что делать, если он считает, что Джаред просто хочет отплатить ему?

Кусочки головоломки начали собираться в единое целое.

***

Была суббота, парни только что выгуляли собак и вернулись в дом. Дженсен сиял здоровым румянцем, а Джаред ощущал небывалый подъем. Весь день они ждали курьера, который так и не приехал, и вот, вышли развеяться.

Им должны были привезти сценарий финальных серий. Пришло время узнать, чем закончится сезон для Дина.

Джаред нервничал не столько из-за последних эпизодов, сколько из-за того, что будет дальше. Съемки почти закончились, и, хотят они того или нет, им придется попрощаться на время хиатуса. Дженсен должен был ехать в Питсбург сниматься в фильме «Мой кровавый Валентин», а Джареда ждали Остин и «Пятница 13-е». Им предстояло расстаться на несколько недель, а ведь они до сих пор так и не разобрались между собой.

Джаред не хотел давить на Дженсена, особенно теперь, когда начал понимать его. Ему казалось, он знает, к чему они идут, но неопределенность сводила с ума. Даже если все будет по-прежнему, когда они вернутся, Джаред не горел желанием провести лето в неизвестности.

Нужно было действовать.

***

Прошлым вечером они поужинали разогретыми остатками пиццы. Джаред накрыл на стол, ограничившись, правда, лишь парой одноразовых тарелок, а Дженсен достал из холодильника пару бутылок пива и, откупорив крышки, передал одну из них Джареду. Отхлебнув первый глоток, он издал удовлетворенный стон, от которого у Джея свело низ живота сладкой судорогой. А может, и кое-что пониже.

Дженсен прислонился к столешнице в расслабленной позе, и у Джея не осталось ни одной мысли, кроме: хочу, хочу, хочу. Он пытался заткнуть свой распоясавшийся внутренний голос, но это никогда ему не удавалось: ни раньше, ни, тем более, сейчас.

Дженсен даже не заметил его терзаний.

- Знаешь, я тут думал.

- О чем?

- О том, что пора убрать этого монстра из моей комнаты.

Джаред не сразу понял, о чем он говорил.

- Оу, Джен. А ты уверен, что уже готов спать в большой кровати как взрослый мальчик?

Он хотел пошутить, но эффект получился совсем иной. На это заявление можно было отреагировать разными способами, и все эти варианты один за другим отражались на лице у Дженсена.

Казалось, воздух между ними заискрил от напряжения.

Желание быть ближе резко обострилось, и Джаред перестал бороться с собой. Он шагнул к Дженсену, а тот не сделал ни малейшей попытки отодвинуться. Ладони Джареда легли Дженсену на бедра, и он притянул его к себе.

Ближе. Еще ближе.

Дженсен медленно поднял руки, легко скользнув по плечам Джареда, а затем обхватил их крепче.

- Джаред…

- Дженсен, пожалуйста. – Джей наклонился и потерся щекой о его висок. – Просто… позволь мне, хорошо? Больше ничего.

Дженсен поднял голову и посмотрел ему в глаза.

- Ты уверен?

Джареду хотелось смеяться – и как только Дженсен мог подумать, что он не уверен?

- Уверен. Да я за всю жизнь ни в чем не был так уверен. Может, просто заткнешься и дашь мне уже тебя поцеловать?

И Дженсен первым потянулся навстречу.

Джаред ждал и надеялся, он практически жил ради этого момента, но все равно испытал шок, когда губы Дженсена прижались к его губам. Его будто прошило электрошоком от кончиков пальцев на ногах и до самых корней волос. Он тихонько застонал, и Дженсен чуть отстранился, глянул вопросительно. Джаред покачал головой.

- Ни-э-эт. Ничего. – Он обхватил ладонью затылок Дженсена, не давая ему отодвинуться, и облизнул его припухшую нижнюю губу. Дженсен приоткрыл рот, и Джаред тут же воспользовался приглашением.

Это был медленный, изучающий поцелуй, в конце концов, они никуда не торопились.

До определенного момента.

Каждый раз, когда Джаред отрывался от Дженсена, чтобы вдохнуть немного воздуха или пройтись губами по линиям его лица, тот издавал едва слышные стоны. Стоны удовольствия. И это было в сто раз горячее, чем тогда, в трейлере визажистов – Джаред просто с ума сходил. Он набросился на Дженсена с новой силой, терзая его губы. Не разрывая поцелуя, он стал продвигаться назад, увлекая его за собой. Упершись лопатками в стену для поддержки, Джаред облегченно выдохнул: он опасался, что просто не сможет устоять на ногах.

Дженсен извивался в его руках, и да, Джареду медленно, но верно сносило крышу. Он скользнул ладонями вниз и стиснул Дженсенову задницу, притягивая его теснее, вдавливая в себя. Даже сквозь одежду Джаред чувствовал жар его тела и твердый член, прижатый к своему собственному, он не смог сдержаться и гортанно застонал. В ту же секунду Дженсен замер.

Черт, это наверняка не могло быть хорошо.

Дженсен попытался вырваться, но Джаред только крепче сжал объятия, в отчаянии стукнувшись затылком об стену.

- Ну что?

Дженсен отводил взгляд.

- Мы не должны…

- Ты что, издеваешься? – Джаред был здоровым двадцатипятилетним парнем, который, к тому же, он не трахался уже несколько недель, и поэтому просто не соображал, что говорит. – В чем проблема, Джен? Ты же не девственник. Я видел тебя в действии, и знаю, что ты не имеешь ничего против секса.

- Думаешь, это все, чего я хочу, Джаред? И это все, чего хочешь ты? – Дженсен поднял взгляд, и Джаред вздрогнул – он буквально увидел, как захлопнулась дверь у него перед носом, фигурально выражаясь, конечно. Тон Дженсена был провоцирующим, но холодным, как лед. – Хочешь секса? Ты его получишь.

Не дожидаясь ответа, он завозился с пряжкой Джаредова ремня, и – черт – был ли вообще правильный ответ на этот вопрос? Дженсен добрался до болта на его джинсах и опустился на колени раньше, чем Джаред вообще смог осознать, что происходит. Он посмотрел вниз, и как раз в этот момент Дженсен облизнул губы.

Господи боже вашу мать, Дженсен собирался ему отсосать.

Член Джареда тут же закаменел, а бедра дернулись от одной мысли об этом. Он ничего не мог с собой поделать. Вот уже почти три месяца он обходился одной лишь собственной рукой. И потом, Дженсен… это ведь Дженсен, и он прямо тут. И… и если только у Джареда осталась хоть капля мозгов, он должен понять, что это чертовски плохая идея.

Джаред перехватил руки Дженсена, прежде чем тот успел залезть ему в ширинку.

- Нет.

Дженсен присел на корточки и поднял бровь.

- Нет?

Джаред знал это выражение, хотя никогда прежде оно не было направлено на него. Только на незнакомцев, или на тех, кому Дженсен не доверял. Выражение, говорившее: что хочешь делай, но ты ничего обо мне не знаешь и не приближайся. Так смотрят на людей, которые ничего не значат.

Джаред не чувствовал себя так неловко со времен средней школы, и это было, мать вашу, очень печально, потому что он не мог вспомнить более важного момента за всю свою жизнь. Соскользнув вниз по стене, он сел перед Дженсеном, по-турецки скрестив ноги.

- Нет. Только не так.

- Ладно, - кивнул тот и начал подниматься на ноги.

Джаред понимал, что если не удержит Дженсена сейчас, спустит все на тормозах, то пути назад уже не будет, и он потеряет все. Джаред не мог этого допустить. Он схватил его за руку и потянул, вынудив сесть обратно. Игнорируя сопротивление, он обнял Дженсена, не отпуская от себя.

- Подожди. Пожалуйста.

Дженсен все так же был напряжен.

- Зачем?

Джаред покачал головой и уткнулся ему между шеей и плечом. Он надеялся, что если просидеть так достаточно долго, Дженсен поймет. Очень долго, на самом деле, пришлось сидеть, но, в конце концов, Дженсен расслабился немного, Джаред прижался губами к его горлу и поднял голову.

- Дело вот в чем, - начал он, задумавшись на минуту, отчаянно подыскивая правильные слова. – Да, я хочу заняться с тобой сексом. Я хочу тебя, и хочу, чтобы мы пошли до конца, но это не все, что мне от тебя нужно. Ты ведь знаешь, как я к тебе отношусь. – Дженсен напрягся снова, и у Джареда сжалось сердце. – Ты не знаешь. Господи, Дженсен, как ты можешь не знать? Я чуть не свихнулся, когда с тобой случилась беда. Я так боялся, что потеряю тебя, и до сих пор не могу спокойно дышать, если не вижу тебя хотя бы десять минут, а ты не знаешь, как я к тебе отношусь?

- Джаред.

- Тебя что, мама в детстве головой вниз уронила? Потому что это единственное объяснение, старик. Да в больнице все сразу поняли. И на работе тоже знают. Черт, даже Сэнди с Чадом догадались. Все кругом видят, что я к тебе чувствую, кроме тебя самого?

- Я знаю, что ты обо мне заботишься.

- Забочусь? Не будь идиотом, Дженсен. Я же лю…

Дженсен прижал пальцы к его губам, не дав договорить.

- Не надо.

На этот раз Джареду было плевать, что его вопрос прозвучит по-детски.

- Почему?

Даже у Дина Винчестера никогда не было такого печального взгляда, как у Дженсена.

- Потому что я в это не верю.

Джаред снова слышал «еще нет», и ему чудился звон разбитого сердца.

***

В два часа ночи Джаред ворочался с боку на бок, но сон все не шел. Он не мог перестать думать, не мог перестать проигрывать в голове сцену с Дженсеном, и это чувство, когда он его целовал – когда давно и страстно желаемое почти у тебя в руках. И то, как Дженсен отгородился от него. И этот его взгляд.

Джареду казалось, что вот теперь он собрал все кусочки паззла воедино, но все еще мог не увидеть полной картины. Слишком много вопросов и мало ответов. Каждый раз, когда он думал, что начинает понимать, что творится в голове у Дженсена, жизнь снова преподносила ему крученый мяч. Это бесило.

Джаред чувствовал себя беспомощным. Он ничего не мог сделать, пока Дженсен либо сам не разберется со своими тараканами, либо не поговорит с Джаредом напрямую. В каком-то смысле, когда Дженсен лежал в больнице, все было так же. Все, что оставалось Джареду – это ждать.

Он успокаивал себя тем, что Дженсен все-таки не сказал «нет». Ни разу не говорил. Он хотел этого не меньше, чем Джаред, просто боялся. И когда Джаред выяснит, чего именно так боится Дженсен, у него появится ключ, который откроет все те двери, которые захлопнулись сегодня по вине его беспечности.

***

Около половины третьего Джаред бросил всякие попытки заснуть. К черту. Все равно сегодня воскресенье. Курьер таки привез сценарий прошлым вечером, и тот лежал на столике в гостиной. Джареду не слишком хотелось окунаться в проблемы Сэма и Дина, в то время как они с Дженсеном не разобрались в своих собственных, но особого выбора не было, так что, раз уж спать все равно не получалось, он мог, по крайней мере, поработать.

Свет в гостиной не горел, зато работал телевизор. Дженсен сидел на диване, рядом с ним свернулась клубком Сэди, положив голову ему на колени. Джаред даже не заметил, что ее не было в спальне.

- Она и правда любит тебя больше, чем меня. - Дженсен вздрогнул, услышав голос Джареда. – Извини, не хотел тебя пугать. Почему ты здесь?

Тот пожал плечами.

- Не могу заснуть.

- Да. Я тоже.

Дженсен в темноте выглядел таким одиноким и брошенным. Джаред старался сохранять терпение, даже если это шло вразрез со всеми его инстинктами, но с некоторых пор он просто не мог видеть Дженсена таким. Тому и так сильно досталось.

Ему не хватало света, чтобы разглядеть выражение глаз Дженсена, и это было плохо, потому что Джаред всегда мог читать его по глазам, и понимал, даже когда Дженсен не мог подобрать слова. Он прошел к другому концу дивана и включил самый дальний светильник. Дженсен отреагировал косым взглядом, а Сэди подняла голову. Джаред сел и погладил ее по боку, а затем слегка подтолкнул. Как бы он ее ни любил, сейчас она только мешала – ничто не должно было стоять между ним и Дженсеном. Сэди ткнулась ему в руку влажным носом и сползла на пол.

Джареду хотелось дотронуться до Дженсена, но момент был явно неподходящий. Тогда он растянулся на подушках, устроив босые ноги у Дженсена на коленях. Тот бросил на него быстрый взгляд, но опустил руку ему на лодыжку. Когда же он начал рассеянно поглаживать ее, как до этого гладил Сэди, Джаред решил, что настала пора внести ясность.

- Рано или поздно тебе придется со мной поговорить. – Дженсен не ответил, и Джаред ткнул его пяткой в живот. – Эй, тебе нужно со мной поговорить.

- Нет, не нужно.

- Ладно. Мне нужно поговорить с тобой. – Джей ждал, зная, что выиграл этот раунд. Дженсен просто не мог отказать ему, когда он что-то просил.

- Грязно играешь, Падалеки.

- Ну и пусть, лишь бы сработало. – Все, что угодно, но Джаред больше не собирался позволять Дженсену отгораживаться от него. Как в тот первый день, когда он привез его домой – Дженсен не принял помощь, пока не навредил себе. Он сам не знал, что для него лучше, и значит, Джареду придется показать ему это. – Расскажи.

Дженсен вздохнул, глубоко и обреченно.

- Что ты хочешь знать?

Джаред задумался, с какого вопроса лучше начать.

- Почему ты не можешь поверить, что я люблю тебя?

Дженсен подавился воздухом.

- Ничего себе. Может, для начала спросишь что-нибудь полегче?

Ему могло казаться, что это самый сложный вопрос, но Джаред думал по-другому. На самом деле он хотел спросить, чего Дженсен боится, но это его только отпугнет.

- Ты сказал, что знаешь, что я забочусь о тебе. Так почему я не могу в тебя влюбиться?

Дженсен откинул голову на мягкую спинку дивана.

- Тебе не понравится ответ.

- Да, я это уже чувствую, Джен. Но все равно скажи.

- Ты очень увлекающийся.

- И что?

- А то, что ты любишь все: семью, друзей, работу. Ты любишь своих собак и свои конфеты. Пиво и пиццу с пепперони. Ты любишь… любил Сэнди, - Дженсен перевел дух. – Я знаю, что ты любишь меня, Джей. Просто не уверен, что ты любишь меня так же, как я…

Радость, которую испытал Джаред, услышав признание в любви, смыло волной печали от того, насколько ничтожной была вера Дженсена в него. Он убрал ноги на пол и сел прямо, отодвинувшись как можно дальше.

- Ты правда думаешь, что я такой поверхностный?

Дженсен выглядел пораженным.

- Я этого не говорил.

Джаред пытался держать себя в руках.

- А что ты говорил? Просто скажи так, чтобы я понял, Дженсен. Я знаю, что тебе это трудно, что ты ненавидишь раскрывать душу, но ты должен мне объяснить, потому что я не могу читать твои чертовы мысли.

- Я не думаю, что ты поверхностный, Джаред, - начал Дженсен. – Ты самый удивительный человек, которого я когда-либо встречал.

- Но?

- Но – ты живешь по велению сердца, Джей, и далеко не всегда обдумываешь свои действия.

Ага.

- Ты думаешь, я могу изменить свое мнение?

- Я думаю, что есть сотни вещей, которые могут заставить тебя отступиться, но, готов поспорить на всю свою наличку, ничего подобного с тобой еще не случалось.

- Что, например?

- Твоя семья. Как они отреагируют, когда узнают, что ты бисексуален, и к тому же влюблен в мужчину? Или ты собираешься врать им?

Джаред никогда не стал бы скрывать такое от своей семьи.

- Они не будут против.

- А если будут? Что, если хотя бы кто-то один из них будет против? Разве ты готов пожертвовать теми, кто для тебя важен?

- Для меня важен ты.

- А как же твоя карьера? Ты хочешь быть звездой экрана, Джей. Как ты это себе представляешь? Мы будем скрываться? Думаешь, ты сможешь так? Думаешь, нам удастся сохранить наш маленький грязный секрет? Потому что это единственный возможный путь на обложку журнала «Премьер». Геев не жалуют в Голливуде. Нормальные мужики – направо, педики – налево.

- Тебе же как-то удавалось скрывать это последние десять лет.

Дженсен покачал головой.

- Я никогда не мечтал о славе, просто хотел играть. А остальное – всего лишь счастливое стечение обстоятельств. Меня еще не вычислили только потому, что никто всерьез не интересовался. Я не настолько глуп, чтобы похерить карьеру ради случайного увлечения. – Глаза Дженсена пытливо заблестели. – Но, может быть, все это не так уж важно. Может, тут и говорить не о чем, просто два парня с недотрахитом.

На этот раз Джареду стоило большого труда сдержаться.

- Будь это так, мы бы не сидели здесь, а давно уже проверили, как будет смотреться мой член у тебя во рту. - Дженсен отпрянул, и Джаред испугался, что он снова сорвется, поэтому затараторил опять, не дав ему и слова вставить. – Если бы я хотел только секса, я не стал бы тебя останавливать, Джен. Я хочу большего. Всего.

Он видел, как Дженсен борется с собой, со своими сомнениями, кусая губы.

- Я знаю, что ты встречался с парнями, Джей, но настоящие отношения у тебя были только с девушками. Что, если все будет не так, как ты ожидал? Что тогда? Мы останемся друзьями? И ты сможешь и дальше работать со мной?

- Дженсен…

- Серьезно, чувак. Подумай об этом. Ты все еще общаешься с кем-нибудь из своих бывших, или просто уходишь, обрывая все связи?

- Это совсем другое, Джен, ты же понимаешь. С тобой я бы никогда так не поступил. Я никогда не смог бы причинить тебе боль.

Дженсен грустно улыбнулся.

- Умышленно – нет. Это я хорошо знаю.

Его слова вызвали у Джареда неподдельное недоумение. Дженсен был прав. Он ни разу не задумывался об этих вещах. Ему вспомнилось, что сказал Дженсен в ту ночь, в машине: «Либо сорвем джек-пот, либо все на хрен потеряем».

- Слушай, Джаред. Я знаю, это несправедливо, но ты должен по-настоящему понимать, на что идешь, и быть уверенным, что это действительно то, чего ты хочешь. Пойми, я не смогу просто трахаться с тобой без всяких обязательств, и я не уверен, что ты готов к чему-то большему.

Вот теперь Джаред наконец увидел всю картину целиком, и это был абсолютно новый Дженсен. Удивительно, как он мог быть настолько слепым?

- И давно ты в меня влюблен, Джен?

Тот хихикнул.

- Много о себе воображаешь.

- Дженсен.

- Некоторое время. Достаточно долго, чтобы научиться жить с этим.

- Что это значит?

- Я был счастлив просто дружить с тобой. Если у нас ничего не получится, у меня даже этого не останется. Я могу быть тебе другом, или больше, чем другом, но потерять тебя я не могу. Может, я веду себя как сволочь, и уж наверняка как трус, но… - его голос сорвался.

Джаред больше не мог это выносить – Дженсен, такой разбитый, такой растерянный и прекрасный. И так далеко от Джареда.

- Эй, нет, стоп. Иди сюда. – Он схватил Дженсена за руку, потянул на себя, и, повозившись, улегся на диван, прижимая его к себе.

Дженсен спрятал лицо у него на груди.

- Джаред.

- Тссс. Теперь моя очередь, ладно? Ты прав, я ни о чем таком не думал. Я был слишком занят, думая о тебе. – Он поцеловал Дженсена в висок. – Но я знаю, что чувствую, Джен. – Тот неловко поерзал, и Джаред улыбнулся. – Не волнуйся, я не буду произносить это вслух. Пока. - Дженсен глухо рассмеялся ему в футболку. – Я дам тебе столько времени, сколько нужно. Мы можем постепенно двигаться от пункта к пункту из твоего списка, но это ничего не изменит. – Дженсен поднял свои изумительные глаза, и теперь в них не было ни капли отчуждения. У Джареда дух захватило. – Все будет хорошо, Джен. Богом клянусь.

Дженсен улыбнулся, и самый последний кусочек головоломки занял свое место. Похоже, это была надежда.

Похоже, это была любовь.



Глава 7.

Джаред проснулся в одиночестве, и это было очень не похоже на то, как он засыпал. Вместо Дженсена обнаружилось одеяло, шея затекла от лежания, пусть и не слишком долгого, на неудобном подлокотнике. Дженсена нигде не было видно. Джаред зашел на кухню, привлеченный божественным ароматом свежего кофе. Повернувшись к шкафу, чтобы достать кружку, и мимоходом отметив отсутствие собак, он обнаружил под сахарницей записку.

«Повел малышей погулять. Спи.
ДРЭ»

Вот и разгадка тайны. Джаред отказался от кофе в пользу сна и, заскочив ненадолго в ванную, вернулся на кушетку.

Когда он проснулся снова, то не смог определить, сколько времени прошло, но Сэди возлежала у него на ногах, а на полу громко посапывал Херли. Дженсен сидел в кресле с новым сценарием на коленях, зажав в зубах ручку.

- Давно встал?

Взгляд Дженсена был теплым и безмятежным.

- Пару часов назад. Не хотел тебя будить.

Джаред сел и протянул к нему руку.

- Ерунда. Иди ко мне.

Дженсен поднялся и подошел так быстро, словно только и ждал, что его позовут. Оставив сценарий и чашку с кофе на столе, он скользнул в объятия Джареда, как будто это была самая естественная вещь во Вселенной. Сэди снова пришлось потесниться, но, похоже, кроме нее самой это никого не волновало.

Их первый утренний поцелуй ничем не напоминал вчерашний. У Джареда в висках не стучало: я хочу, я хочу, я хочу. Сейчас говорило его сердце, оно билось так сильно, что Джаред удивлялся, почему Дженсен этого не слышит.

Вот то, чего я хочу. От первого до последнего вздоха. Каждое утро. На всю оставшуюся жизнь.

Когда поцелую прервался, Джаред прикоснулся ладонью к щеке Дженсена.

- Доброе утро.

По лицу Дженсена пробежала мимолетная улыбка.

- Ты почистил зубы.

Черт. Спалился.

- Ну-у, да, естественно, почистил. – Джаред ощутил смущение пополам с самодовольством и решил, что ему это нравится. – Хотел подготовиться.

Дженсен, очевидно, не имел ничего против, так как он наклонился и легко поцеловал Джареда в губы, а затем отстранился, но недалеко, и кивнул головой в сторону сценария.

- Пора приступать к работе.

- Ты зануда.

- Я этого и не скрываю.

- Ладно уж. – Джаред потянулся за текстом, но вместо этого Дженсен дал ему чашку с кофе.

- Лучше сперва выпей.

- Что, все так плохо?

Дженсен пожал плечами.

- Дин попадет в ад.

Черт.

***

После двух чашек кофе и пары сваренных всмятку яиц Джаред дочитал сценарий до самого конца, где Дин Винчестер умирал мучительной смертью.

Ублюдочный Крипке.

Как он мог это написать? Каким двинутым нужно быть, чтобы заставить их пройти через такое? Даже в напечатанном виде это было достаточно ужасно, и Джаред не имел понятия, сможет ли он играть Сэма, беспомощно смотрящего на то, как Дина раздирают в клочья. Он не был уверен, что сможет. И не хотел даже пробовать.

- О чем, черт возьми, он думал?

- Да что ему думать. Этот парень тащится от расчлененки. Он не тот, кто станет размениваться на нюансы, ты же знаешь.

- Но…

- Это лучшая фишка, которую можно было придумать на финал сезона, Джей. – Дженсен говорил мягко, но непреклонно. – Это наша работа.

- Это не как с пистолетом. Здесь ты истекаешь кровью на полу и умираешь у меня на руках.

- Не я, а Дин.

- Какая разница? Разве для тебя это имело значение, когда мы снимали «Врата ада»? Я видел тебя, Джен. Ты выглядел просто раздавленным. И мы тогда даже не были… - Дженсен вздрогнул, и Джаред понял, что задел за живое. – Вот дерьмо. Прости. Я просто…

Дженсен отмахнулся от извинений.

- Все нормально. Это совсем другое, Джаред.

- Черта с два это другое. Ты чуть не умер.

- Но не умер ведь. Я в порядке.

- Все не так просто.

- Я и не говорю, что будет просто. Я просто хочу сказать, я знаю, что ты сможешь это сделать.

Дженсен не понимал. Он не знал, чего это будет стоить Джареду. И это просто бесило.

- Ну, я чувствовал бы себя намного лучше, если бы думал, что твоя уверенность как-то повлияет на мои актерские способности.

- Что это значит?

- Тебе кажется, что в прошлом году все было по-другому, потому что ты уверен, что дорог мне меньше, чем я тебе. Ты ошибаешься, Дженсен.

- Джаред.

Тот даже не пытался сдерживать боль в голосе, он только постарался умерить раздражение. Его уязвимость уже не была для Джареда новостью, ему не доставляло удовольствия непонимание между ними, но это не значило, что нужно взваливать все на Дженсена прямо сейчас.

- Нет. Все прекрасно. Давай просто добавим это в список того, о чем я не думал.

Дженсен опустил голову.

- Мне жаль.

- Мне тоже.

***

Всю оставшуюся часть дня они не затрагивали эту тему. Джаред несколько часов провозился в гараже. Обычно он не проводил там столько времени, но сегодня это было необходимо ему для успокоения нервов. Дженсен тем временем успел пообщаться с семьей и с Крисом.

Приняв душ, Джаред вышел в гостиную и обнаружил Дженсена на диване, рядом на столике стояла коробка с пиццей и пара банок колы. Дженсен щелкал пультом, переключая каналы.

- Я подумал, мы могли бы…

На экране высветились начальные титры «Темного ангела». Дженсен выглядел неуверенно, но в его глазах светилась надежда. Он сделал первый шаг, и Джаред обожал его за это. Он с радостью принял предложение помириться.

- Хорошая идея.

Джаред устроился рядом с ним на диване и взял кусок пиццы. Дженсен нажал на «play», и они провели весь вечер к компании Алека, Макс и Логана.

Завтра и так наступит слишком скоро.

***

Прогон сценария в понедельник получился чрезвычайно мрачным. Джаред огляделся и заметил, что, по крайней мере, половина из тех, кто был сейчас в комнате, присутствовали на площадке в тот день, когда ранили Дженсена. Может быть, не у него одного будут проблемы с этим эпизодом. Стало как-то легче.

Эрик, прилетевший из Лос-Анджелеса на большой финал, как обычно проявлял чудеса гиперактивности. Он быстро говорил, размахивал руками, и вел себя, точно ребенок перед Рождеством. Джареду очень хотелось его придушить. Когда Эрик стал напыщенно распинаться о финальной сцене – эффекты, кровь, эмоциональное воздействие, – у Джея прямо руки зачесались. Незаметно для остальных Дженсен быстро сжал его колено и тут же убрал руку. Но этого хватило, чтобы немного ослабить напряжение.

Ким открыл дискуссию по обсуждению всех возможных проблем. У Джареда было немало вопросов на этот счет. В первую очередь его интересовало, как они сумеют пережить все это дерьмо. Но это касалось только его и Джена, и, возможно, это был повод срочно вспомнить все, чему их научила актерская профессия. Ким задал вопрос по логистике, и Джаред сосредоточился.

- В этом эпизоде у Дина много сцен, где придется поработать физически. Беготня, падения, сцены с Руби и отцом девочки.

Дженсен хотел было воспротивиться, но Джаред просто вскинул руку, даже не глянув на него. Он смотрел на Кима. Джаред понимал, что влезает не в свое дело, но он должен был удостовериться, что все помнят об ответственности. Он не хотел снова подвергать Дженсена риску. Никому здесь не была нужна еще одна поездка на «скорой».

Ким всегда нравился Джареду больше других режиссеров. Он был страшно умный и легкий в общении. Он понимал Сэма и Дина, понимал Джареда и Дженсена. Он точно знал, как преобразовать текст в изображение, и это всегда было удивительно. Ким выполнял невероятно трудную работу с таким видом, будто это не сложнее, чем прогуляться по парку. Джаред доверял ему.

Маннерс кивнул.

- Сегодня сделаем первый дубль, вот и все. Основные съемки начнутся завтра, у Дженсена будет время отдохнуть. Лу и Дэн разрабатывают хореографию боя. Мы хотели сперва попробовать с Дженсеном, потому что там много близкого контакта, но если возникнут проблемы, мы придумаем что-то другое.

Дженсен снова попытался встрянуть.

- Я могу…

На этот раз его оборвал Ким.

- Это не обсуждается.

Дженсен недовольно пробурчал что-то, и Джаред спрятал улыбку. Затем он открыл свой экземпляр сценария.

- Эта сцена с отцом девочки, так не получится. Дженсен должен подхватить его и тащить на себе, он не сможет этого сделать, никак.

Все вокруг закивали, и даже сам Дженсен не стал спорить. Эрик сделал пометку в блокноте.

- Поменяем Дина на Сэма. К концу дня тебе дадут новый сценарий.

Джаред все еще не знал, как он справится со всем, но, по крайней мере, его первейшее беспокойство о благополучии Дженсена было удовлетворено.

Что ж, на данный момент он был доволен хотя бы этим.

***

Самой длинной неделей в жизни Джареда была та, которую Дженсен провел в коме, но съемки эпизода 3.16 определенно шли на втором месте. Финальная сцена висела над ним дамокловым мечом. Джареду приходилось прилагать немалые усилия, чтобы оставаться в образе, чтобы помнить, что это Сэму предстоит потерять Дина, а не ему – Дженсена. Он будто ходил по канату, и малейший ветерок мог нарушить его равновесие и скинуть в пропасть.

В первый раз он пошатнулся, когда снимали сцену с Бобби, выяснившим местоположение Лилит. По иронии судьбы Дин со своим упрямством на этот раз отказался идти на безрассудный шаг.

- Только потому что я умру, ты не обязан делать то же самое.

У Джареда в голове что-то перемкнуло, и Сэм тут же исчез, оставив его беззащитным перед лицом ужасных воспоминаний о том, как он думал, что Дженсен может умереть. И весь остаток своих дней Джареду придется жить без него. Он никогда больше не хотел проходить через это.

Следующая реплика была его, но Джаред не смог ничего сказать. Дженсен, не медля ни секунды, вышел из образа и шагнул ближе к Джареду.

- Ты в порядке?

Джаред покачал головой, несмотря на свои же слова:

- Да. Все нормально. Мне просто нужно…

Он не знал, что именно ему нужно, чтобы почувствовать себя лучше. На самом деле ему было необходимо, чтобы то, что случилось, никогда не случалось, но с этим уже ничего не сделать, так что…

Ким выглянул из-за камеры.

- Мальчики, передохните пять минут.

Дженсен положил руку на спину Джареда, отвел его в укромный угол, подальше от лишних глаз, и там крепко обнял. Оба молчали.

Джаред расслабился в руках Дженсена. Здесь он мог восстановить утерянное равновесие.

Может быть, у него и получится, в конце концов.

***

Все было не так уж плохо. На площадке все время отирались Кэти и Джим, которые всех веселили. Джаред пытался сосредоточиться на позитивных моментах и преодолеть свои трудности. Всего через несколько дней все закончится.

Сценарий был поразительным, хотя и душераздирающим тоже. По-настоящему стоящий финал, который будет очень эффектно смотреться на экране, и фанаты, безусловно, будут в восторге. Жаль, Джаред его никогда не увидит.

Он ни за что не сможет заставить себя снова смотреть на это.

В среду вечером снимали сложную сцену. Накануне Джаред наблюдал, как Дженсен тренируется с Кэти, и его беспокоил один момент. Он отвел Кэти в сторону, пока остальные занимались приготовлениями.

- Что такое, Джаред?

- Чувствую себя мудаком, говоря это, я уверен, что это лишнее, но ничего не могу с собой поделать. Будь осторожнее, хорошо? Когда он лежит на земле, и ты бьешь его в грудь, не должно быть никакого контакта, абсолютно.

У Кэти было такое выражение лица, словно она с трудом удержалась, чтобы не фыркнуть.

- Я знаю.

Джареда бросило в жар, так как он был уверен, что Кэти и без него знает свое дело, но не сказать просто не мог.

- Он провел на операционном столе больше шести часов, Кэти. У него дважды останавливалось сердце.

Ее лицо смягчилось.

- Я буду осторожна. Обещаю.

Джаред почувствовал себя идиотом и скотиной.

- Извини.

- Не стоит. Я думаю, это очень мило.

Джаред считал, что это больше смахивает на паранойю, но это было не важно. Кэти улыбнулась и чмокнула его в щеку.

- Дженсену повезло с тобой.

- Это мне с ним повезло.

***

В пятницу утром Джареда разбудил неистовый стук дождевых капель в окно. Замечательно. Большую часть ночи ему снились кошмары. В конце концов, он встал и пошел в комнату Дженсена, просто посмотреть, как тот спит, и послушать его дыхание. Джаред не помнил, как забрался к нему в постель, но проснулся он именно там, и рука Дженсена лежала у него на груди. Он смотрел на него и улыбался.

Джаред потер заспанные глаза.

- Привет.

- Привет. Почему ты здесь?

Джаред смущенно пожал плечами.

- Не знаю. Не мог уснуть. Пришел проверить, как ты и… - он умолк, не зная, как объяснить.

- Все нормально, Джей. Я не против.

- Правда?

- Да. На самом деле, мне как бы даже нравится.

- Классно. – Они обменялись улыбками, и некоторое время просто лежали, слушая шум дождя. Потом Джаред взял руку Дженсена в свою. – Можно тебя попросить?

- Конечно.

- Держись сегодня поближе ко мне.

Дженсен придвинулся ближе и положил голову Джареду на плечо.

- Это я могу.

Джаред закрыл глаза. К концу дня эпизод будет закончен, и все самое сложное останется позади.

Всего один день.

***

У Джареда не было проблем с драматической сценой прощания Сэма и Дина, и это его удивило. Дженсен беспокоился, как и всегда, но Джаред не чувствовал того опустошения, которого ожидал. Может потому, что все это явно касалось именно Винчестеров: сделка Дина, судьба Сэма, вся эта разрушительная динамика. В этой сцене не было ничего личного.

Джаред радовался отсрочке, но знал, что худшее еще впереди.

Когда группа готовилась к съемке финальной сцены, на площадке было тихо, как в церкви. Джаред смотрел, как на Дженсена надевают специальное снаряжение, чтобы имитировать нападение адских псов. Он пытался дышать ровно, но ему не удавалось. Адреналин уже выплеснулся в кровь, его подташнивало, и слегка кружилась голова.

Дин вот-вот умрет. Дин, не Дженсен. Джареду просто нужно повторять про себя, что Дженсен не умер. С ним все хорошо. Это Дин. Не Дженсен.

Черт, это будет катастрофа.

Дженсен закончил облачаться, и теперь разговаривал с Кимом. Тот кивал головой время от времени, и они оба то и дело посматривали в сторону Джареда. Не нужно было быть гением, чтобы понять, о чем они говорят.

Ким вышел в центр комнаты.

- Так, ладно, ребята. Все сюда. – Когда все трое актеров, задействованных в сцене, приблизились, он посмотрел каждому из них в глаза. – Дело вот в чем. Я сказал всем, что если кто-то попробует запороть эту сцену, то мы не пустим его на прощальную вечеринку. Так что, если вы, ребята, не собьетесь и ничего не испортите, есть шанс, что снимем с одного дубля. Ну как, справитесь?

Возможность ограничиться одним дублем была сродни божьей благодати. Боже, благослови Кима Маннерса. Дженсен кивнул без колебаний. Он, конечно, справится, просто потому, что знает, как это нужно Джареду. А сам Джаред сделает это, потому что у него нет выбора. Его не хватит на второй дубль, или же он просто развалится на месте.

Тяжелее всех было Кэти, у которой округлились глаза, когда до нее дошло, чего конкретно от нее хотят. Она не всегда делала все правильно с первого раза, и обычно это не было проблемой. Иногда это даже бывало забавно. Но сегодняшний день был бесконечно далек от понятия «обычно», и Джаред отчаянно нуждался в том, чтобы Кэти показала лучшее, на что способна.

Он тронул ее за руку.

- Я на самом деле уверен, что смогу пережить только один дубль. – Господи, пожалуйста, пусть это будет только один раз.

Кэти переглянулась с Джаредом и Дженсеном и кивнула.

- У меня получится.

Ким улыбнулся и погладил ее по плечу.

- Умница. Дайте мне знать, когда будете готовы.

Кэти взяла сценарий и ушла поискать тихий уголок. Ким тоже отошел, а Дженсен встал вплотную к Джареду, насколько позволяли приличия.

- С тобой все будет хорошо?

Джаред беспомощно рассмеялся. Хорошо? Будет ли все хорошо? Этого он пока не знал.

- Давай поговорим об этом потом.

***

Когда Кэти вернулась, в ее походке появилась уверенность. Джаред ощутил вспышку надежды. Может быть, им хватит одного раза. Дженсен тайком сжал его руку, прежде сем пройти на свое место, а сам Джаред встал у стены.

Он закрыл глаза и глубоко вдохнул, говоря себе, что это Дин, а не Дженсен.

Обычно Джаред весь погружался в игру. Он ставил себя на место Сэма и знал, что тот чувствует. Но сегодня он не мог этого сделать. Лучшее, что он мог, это морально абстрагироваться от происходящего как можно сильнее и надеяться, что его опыт и мастерство помогут ему дойти до конца.

Ким объявил:

- Начали, - и Джаред открыл глаза.

К счастью, большая часть действия выпала на долю Кэти, и она отлично держалась. Когда Лилит распахнула двери для невидимых псов, начался настоящий кошмар. Дженсен – Дин, не Дженсен – выскользнул из-за стола и глухо повалился на паркетный пол, корчась и охая, изображая, как когти и клыки разрывают его плоть. Когда он перевернулся на спину, то весь был в бутафорской крови, которая все лилась и лилась. Джаред закричал, и ему даже не пришлось притворяться.

Это был оживший кошмар.

Дженсен перестал двигаться. Джаред уже не осознавал до конца, что должен доиграть сцену, не слышал, как Кэти проговаривает свои слова, но, должно быть, они еще ничего не запороли, так как Ким не сказал: «Стоп». Кэти запрокинула голову с криком, позже специалисты по эффектам добавят в кадр демона в виде дыма. Когда она упала, Джаред уронил нож и обернулся.

Он сколько угодно мог говорить себе, что это Дин, но это именно Дженсен сейчас лежал на полу в луже крови. Это на его груди краснели рваные полосы, это его широко открытые пустые глаза невидяще смотрели в потолок. Это был Дженсен, и он не дышал. Джаред снова оказался в парке, в том злосчастном дне. Упав на колени и приподняв голову Дженсена, он с огромным трудом поборол в себе порыв броситься останавливать кровь, как в тот раз, и просить Дженсена не оставлять его. Первое «нет» он прошептал, абсолютно не задумываясь. Дженсен просто играет мертвого. Он не умер.

Второе «нет» вырвалось у него вместе со слезами. Это были слезы Сэма, или Джареда, но какая теперь разница? Дженсен по-прежнему неподвижно лежал в его руках, будто мертвый. Нет, это не Дженсен, это…

- Дин.

Он больше не мог. Джаред почувствовал, как действительность ускользает, у него не осталось сил изображать Сэма, но он не мог просто перестать, и тогда эмоции поглотили его.

***

Когда Джаред пришел в себя, он был на ногах, не помня, как поднялся с пола. Дженсен стоял рядом, с беспокойством вглядываясь ему в лицо. Он взял его за руку.

- Как ты? Скажи что-нибудь, Джаред. Ты в порядке?

Джаред помотал головой, чтобы прояснить мысли.

- У нас получилось? – он не слышал волшебных слов «стоп» и «снято», и ему совершенно необходимо было знать.

- Черт, да, мы это сделали. Ты был невероятно хорош. Но ты меня напугал, чувак. Что с тобой было?

Джаред невесело рассмеялся.

- Ничего хорошего. Мы правда это сделали?

Дженсен выглядел взволнованным.

- Правда.

- Слава Богу.

Ким подошел и похлопал их обоих по спине.

- Хорошая работа, мальчики. – Затем он обнял Кэти. – Ты молодец, милая.

Затем Кэти обняла Дженсена.

- Не обижайся, но видок у тебя кошмарный.

Она засмеялась и вместе с Кимом пошла к остальным, праздновать. Когда до Джареда дошел смысл ее слов, он посмотрел на Дженсена еще раз, и только тут заметил. Тот выглядел в точности так, будто на него напала свора адских псов. Его лицо было забрызгано кровью, и Джареда снова повело. Несмотря на то, Дженсен стоял прямо перед ним, живой и невредимый, он все еще нуждался в доказательствах. Он протянул руку и положил ее Дженсену на грудь, просто чтобы почувствовать его сердцебиение.

Дженсен накрыл его руку своей.

- Все хорошо, Джей. Я здесь.

Джаред кивнул, все еще не вполне уверенный. Он убрал руку, хмурясь от ощущения липкой бутафорской крови. И вот тут он сделал ошибку, посмотрев вниз. Это была его рука, покрытая кровью Дженсена.

Она не настоящая. Джаред знал, что все не так, но это не спасло его от болезненной судороги в животе. Он поднял на Дженсена дикий взгляд, тот снова был обеспокоен.

- Я не могу… я должен… - Джаред повернулся и бросился в сторону ванной комнаты.

Он слышал, как Дженсен звал его, но не мог остановиться.

***

Джаред едва успел вовремя. К счастью, в уборной было пусто, когда он ворвался внутрь. Не потрудившись закрыть дверцу кабинки, он рухнул на колени и обхватил руками холодный фарфор, выплескивая в него содержимое желудка вместе со всем охватившим его ужасом и страхом. Стоило ему немного прийти в себя, как воспоминания накатывали с новой силой – Дженсен на земле, задыхающийся, его кровь у Джареда на руках – и он снова сгибался над унитазом.

Это продолжалось довольно долго.

Джаред слышал, как открылась дверь, и подумал, что, может быть, это Дженсен, который сейчас подойдет и сожмет его плечо. Но этого не случилось. Не то чтобы Джаред был разочарован, вовсе нет, в конце концов, он взрослый человек, и ему не нужно, чтобы кто-то – Дженсен – удерживал его волосы, пока он выплевывает свои внутренности. Даже если ему этого и хотелось.

Расставшись со своим обедом и, возможно, со всем, что успел съесть за неделю, Джаред почувствовал себя лучше. Он нажал на смыв, уткнулся лицом в сложенные руки и глубоко дышал, пока не уверился, что сможет подняться на ноги, не ощущая тошноты.

Когда Джаред вышел из кабинки, у раковин обнаружился Ким. И да, теперь Джаред был разочарован. Он не ждал, что Дженсен будет рядом, пока его тошнило, но, по крайней мере, он думал, что тот пойдет за ним. Джаред отвернул кран и прополоскал рот. И только плеснув в лицо холодной воды, он понял, что плачет.

Дженсен не пошел за ним.

У Кима на лице было то же самое выражение, что и тогда, в приемной больницы.

- Я говорил Крипке, что это чудовищно плохая идея. – Он пожал плечами. – Но его невозможно в чем-либо убедить.

Джаред кивнул.

- Это же Эрик. Всегда плюет на эмоциональную сторону в погоне за эффектами. Вот для чего у нас есть Боб, не так ли?

Ким улыбнулся.

- И Сара.

- И ты. Спасибо, что устроил все так, чтобы снять эту сцену с одного дубля. Думаю, ты сегодня спас мою задницу.

- Мне только жаль, что тебе пришлось снова пройти через это. Хотя сыграл ты невероятно, Джаред. Действительно невероятно.

Джаред потер лицо ладонью. Слезы все еще текли, и, проклятье, он очень хотел, чтобы это уже прекратилось.

- Первый и единственный раз, когда я играл по системе.

Ким сделал вид, что не заметил слез, и не стал спрашивать, в порядке ли Джаред. Они оба знали, что нет.

- Ладно. Давай я провожу тебя до трейлера.

Джаред не хотел разговаривать, но ничего не имел против компании.

- Спасибо.

- Пожалуйста, конечно. Но это не моя заслуга. Это все Дженсен. - Джаред поднял на него удивленный взгляд, а Ким выглядел так, будто озвучил нечто совершенно очевидное. – Он беспокоился о тебе, Джаред.

Трудно было соотнести его слова с отсутствием Дженсена. Если он так волновался, то почему его здесь нет?

Почему он оставил Джареда одного?

***

Добравшись до своего трейлера, Джаред сразу прошел в крошечную ванную и почистил зубы. Ким ждал его с бутылкой минералки. Джаред принял ее с благодарностью и, усевшись на кровать, выпил всю воду в три долгих глотка, затем бросил пустую бутылку в урну.

Ким оперся плечом о дверной косяк.

- Тебе нужно немного отдохнуть.

Джаред с грустью оглядел постель. У него было такое чувство, словно он несколько лет нормально не высыпался, но все же ему казалось маловероятным, что сможет спать сейчас. Слишком много эмоций бушевало у него внутри. Сцена смерти Дина надломила его, словно хрупкую скорлупу. Все то, что он старательно загонял поглубже, теперь зияло открытой раной. Он чувствовал себя разбитым и выжатым как лимон.

Ему нужен был Дженсен.

Дверь трейлера приоткрылась, и вошел Дженсен, словно ответ на молитву. Вид у него был почти безумный: еще мокрые волосы, расшнурованные ботинки, - и он подлетел к Джареду, будто его притянуло магнитом.

Ким тактично оставил их наедине, но парни были слишком заняты друг другом, чтобы заметить его уход. Дженсен остановился перед Джаредом, так близко, что их колени соприкасались, а потом Джаред раздвинул ноги, и он придвинулся еще ближе. Он взял лицо Джареда в ладони, а тот обхватил его за бедра и стиснул, прижимая к себе.

- Ты напугал меня до полусмерти, - хрипло проговорил Дженсен.

Джаред теребил край его рубашки, но хватку не ослаблял.

- Ты переоделся.

На нем была его собственная рубашка, не Дина. Дженсен носил «Ливайс», а «Найк» не любил. От него пахло мылом и кремом для бритья. От Дина не осталось и следа: ни амулета, ни малейшего пятнышка крови – Дженсен все смыл. Джаред обнимал его, живого и теплого.

- Спасибо, - прошептал он с облегчением.

Дженсен дрожащей рукой убрал волосы с его лба.

- Джаред.

- Я почистил зубы, - улыбнулся тот, вымученно и жалко.

Поцелуй меня.

- Хотел быть наготове?

- Всегда.

Ощутив прикосновение чужих губ, Джаред тут же приоткрыл свои, пропуская язык Дженсена внутрь. Этот поцелуй не был ни дразнящим, как первый, ни страстным, как их второй поцелуй, ни легким и нежным, как тот, что был утром. Он был агрессивным и отчаянным, а судорожная хватка Дженсена словно кричала: Я так испугался. Ты принадлежишь мне, а я – тебе.

Джаред расслабился и весь отдался этому ощущению, упиваясь тем, как Дженсен терзает его рот, подчиняет, требует свое. Словно бальзам на раны, – это было все, чего Джаред хотел, и что наконец получил. Когда они оторвались друг от друга, у обоих в глазах стояли слезы. Дженсен стер блестящую каплю с щеки Джареда подушечками пальцев.

- Мне так жаль, Джей.

Джаред не имел ни малейшего понятия, о чем он жалеет. Дженсен не был ни в чем виноват.

- Почему?

- Ты все время заботился обо мне. А кто позаботился о тебе?

- Ты.

Дженсен покачал головой.

- Я должен был…

- Перестань. Все, что мне необходимо, это знать, что с тобой все в порядке. Мне просто нужно, чтобы тебе было хорошо. Но ты дал мне гораздо больше. Ты позволил мне быть рядом, не отходить ни на шаг. Каждый раз, когда у меня опускаются руки, я смотрю на тебя, и это все, что мне нужно. Ты заботишься обо мне: в тот первый день, когда нам дали оружие, и сегодня во время съемок, и сейчас вот тоже. Я в порядке, Дженсен, правда. Пока ты рядом, у меня все прекрасно.

- Я должен был тебе поверить, Джей. Я хотел, очень. Просто…

Сердце Джареда необъяснимым образом совершило кульбит, потому что Дженсен говорил вовсе не о съемке финальной сцены. Он говорил о том, что не поверил, что Джаред его любит. Причем, в прошедшем времени. Джареду хотелось смеяться, но сложно делать это, когда ты плачешь. Он прислонился щекой к животу Дженсена и прижал его к себе сильно-сильно.

Он посмеется позже. Они вместе посмеются.

***

Джаред чувствовал, как поднимается и опадает грудная клетка Дженсена под его щекой, теплое дыхание касалось его лба. Дженсен гладил его волосы, шею, плечи, разминал напряженные мышцы. Джаред ластился к нему, как кот. Все страхи и разочарования оставили его, потому что все было хорошо, они были вместе, и Дженсен верил ему теперь.

Это ощущалось в каждом прикосновении.

- Это было в прошлом году, на мой день рождения, - сказал Дженсен непонятно о чем, прервав долгое молчание. Джаред отстранился и заглянул ему в лицо.

- Что?

- Ты спрашивал, как давно я в тебя влюбился. Это случилось год назад. – Дженсен слегка покраснел, пряча глаза за длинными ресницами. – Наверное, даже раньше, но понял я только тогда. Мы в тот день надрались в каком-то баре как черти. Я разговаривал с Розенбаумом и вдруг услышал, как ты смеешься, и… и вот. Так я и понял.

Ох… Ох.

- Дженсен.

Тот напрягся в его руках, словно даже сейчас боялся быть отвергнутым. Джареду было жаль, что он перестал его гладить, но сейчас важнее было поговорить. Он сжал бедра Дженсена, поощряя его продолжить.

- Я знал, что чувствую. Знал, чего хочу. Просто был уверен, что мне этого никогда не получить, понимаешь? – Дженсен тревожно вглядывался Джареду в глаза. – Я никогда не думал, что ты ответишь мне взаимностью.

- Ну, теперь-то ты знаешь.

- Да. – Он обнял Джареда за плечи и улыбнулся самой искренней улыбкой, которую тот когда-либо видел. – Теперь знаю.

Джаред просиял и отодвинулся дальше на кровать, потянув Дженсена за собой, пока они не оказались на коленях лицом к лицу. Теперь настала его очередь дарить удовольствие. Он целовал Дженсена жестко, полностью перехватив инициативу, он пил с его губ всю надежду, все мечты и сны, каждую каплю радости, которые тот готов был ему дать. Когда они разорвали поцелуй, чтобы глотнуть воздуха, Джаред проследил губами линию челюсти Дженсена и шепнул ему на ухо:

- Я люблю тебя.

Дженсен вздрогнул всем телом с неясным вздохом.

- Джей…

- Скажи это, Джен, теперь уже можно. – Тот молчал, и Джаред прикусил мочку его уха. – Скажи.

Дженсен глубоко вздохнул.

- Я тоже тебя люблю.

Это был ключ, открывающий все двери. Это было будущее, светлое и безграничное, раскинувшееся перед ними во всей своей широте. Джаред рассмеялся и упал на постель, уронив Дженсена рядом с собой.

И падение было, словно полет.

***

Кровать была слишком мала для двоих, но это никого не заботило. Они лежали, тесно прижавшись друг к другу всем телом, и целовались до одури, пока не онемели губы. Прошло около часа, но Джаред подумал, что мог бы провести вот так остаток своей жизни, отказавшись от всего, и никогда не пожалеть об этом. Он был возбужден. У него стояло с того самого момента, как Дженсен коснулся его языка своим, но он не спешил что-то предпринимать. Он чувствовал твердый, горячий член Дженсена, прижатый к своему бедру, но, кажется, Джен тоже никуда не торопился.

Они шептались и обменивались поцелуями, пока, в конце концов, Дженсен не просунул пальцы под ремень джинсов Джареда. Тот взял его руку в свою, поднес к губам и поцеловал каждый палец, а на последнем пробормотал:

- Не здесь.

Было слышно, как мимо трейлера ходят люди из съемочной группы. Что бы ни случилось, Джаред хотел этого на своей собственной кровати, и чтобы у него в распоряжении было много-много часов и Дженсен, распростертый под ним. Когда тот кивнул, Джаред еще раз прижался губами к его ладони и улыбнулся.

Дженсен медленно отодвинулся, затем встал и протянул Джареду руку.

- Пойдем домой.

Дженсен. Дом. Для Джареда эти слова обозначали одно и то же. Он ухватился за протянутую Дженсеном руку, готовый идти за ним, куда угодно.

***

Вернувшись домой, Дженсен пошел проверить собак, пока Джаред принимал душ, смывая с себя образ Сэма и драматические события этого дня. Он долго простоял под горячими струями, постепенно напряжение ушло, а в голове прояснилось. Джаред настолько расслабился, что по привычке потянулся к своему паху. За последние несколько месяцев эта душевая стала постоянным местом свиданий его члена и его же правой руки. Джаред почти забыл, что теперь у него имелась куда более привлекательная перспектива.

Он все еще улыбался, когда зашел на кухню и обнаружил там Дженсена с телефонной трубкой в одной руке и картонным меню в другой.

- Оу, дорогой, ты решил приготовить ужин? Какая прелесть.

- Заказал китайскую еду. Доставят через двадцать минут. Придурок.

- Осторожней. Я могу упасть в обморок от таких слов.

- Ну ты и задница. – Дженсен взял пиво и сел за стол, предоставив Джареду самому позаботиться о себе. Тот насупился.

- Сурово. Чувак, твои методы соблазнения оставляют желать лучшего. – Он взял бутылку и сел напротив Дженсена.

Тот ухмыльнулся.

- Не думаю, что мне придется очень уж напрягаться, чтобы соблазнить тебя.

У Джареда резко участился пульс. Вот такой, уверенный Дженсен нравился ему до дрожи.

- Может, ты и прав.

Дженсен сделал глоток, и от его взгляда Джареду стало жарко.

- Так чертовски легко, Джей.

- Я сам этого хочу, Джен. Мы заслужили немного легкости, тебе не кажется?

Лицо Дженсена вмиг стало серьезным.

- Джаред…

- Ты спрашивал, уверен ли я. Так вот, я уверен. Просто невозможно быть более уверенным, ясно? – Джаред посмотрел Дженсену в глаза, пытаясь взглядом передать ему свои чувства.

Тот кивнул, стряхнув свои сомнения, затем снова усмехнулся.

- Что ж, если так, тогда ладно.

Джаред чокнулся с ним бутылкой. Он не ощущал тревоги, только растущее предвкушение, словно вот-вот осуществится его самая заветная мечта.

Самое время, черт возьми.

***

Поужинав на кухне, она взяли печенье с предсказаниями и расположились в гостиной. Джаред зачитывал вслух по бумажкам и постоянно норовил добавить от себя пару слов про постель, но Дженсен не велся, утверждая, что еще не достаточно выпил для этого. Когда он снова попытался состроить обиженную гримасу, Дженсен запустил в него половинкой печенья, попав прямо в лоб.

Джаред потер пострадавшее место, изобразив великое страдание.

- Ты содрал мне кожу!

- Вызвать тебе скорую помощь?

- Серьезно, чувак, это больно. – Джаред передвинулся поближе к Дженсену. – Кровь не течет?

Дженсен наклонился к нему, забеспокоившись, вдруг он действительно поранил Джареда, но тот подался навстречу и взял его лицо в ладони, подумав про себя: Вот наивный.

- Думаю, если ты меня поцелуешь, мне станет гораздо лучше.

Дженсен скривился, поняв, что его развели.

- А я думаю, что ты ненормальный.

- Ага. Но в хорошем смысле. Давай, Джен, всего один маленький поцелуй, чтобы мне полегчало.

- Только ради тебя, – проворчал тот себе под нос и прижался губами к едва заметному следу от печенья.

Джаред улыбнулся и, сдвинувшись немного, положил голову Дженсену на колени.

- Мне уже лучше. Определенно. - Не прошло и минуты, как Дженсен запустил пальцы ему в волосы.

Следующие пару часов они смотрели, как «Рэйнджеры» проигрывают команде «Маринерс». Дженсен не переставал тискать волосы Джареда, а тот не переставал улыбаться. Когда игра закончилась, Джаред решил, что время уже позднее. Хотя было всего десять часов, у них был чертовски длинный день, и обоим хотелось, чтобы он скорее закончился. Они собрали обломки печенья, выключили телевизор и погасили свет. Дженсен сперва сделал шаг по направлению к спальне Джареда, но потом заколебался и повернул в гостевую комнату, но Джаред остановил его, ухватив за локоть.

- Первое решение было правильным. Идем ко мне. – В глазах Дженсена желание мешалось со страхом. Джаред опустил руки ему на бедра и нежно поцеловал его. – Пожалуйста.

Дженсен вздохнул и поцеловал его вместо ответа. Когда они оторвались друг от друга, все страхи исчезли. Джаред сделал шаг назад, но руки не убрал.

- Пойду выпущу собак во двор, пусть немного побегают. А потом подожду тебя в спальне, хорошо? – Дженсен кивнул, и Джаред поцеловал его еще раз.

Это было свидание.

***

Когда Джаред зашел в спальню, там было пусто, но на тумбочке лежали очки Дженсена, а в ванной шумела вода. Дверь была приоткрыта, и назвать это иначе чем приглашением было просто нельзя. Джаред скинул шлепанцы и снял футболку, отбросив ее куда-то в сторону. Он толкнул дверь как раз вовремя, чтобы успеть увидеть, как Дженсен умывается.

С минуту Джаред любовался изгибом его позвоночника.

- М-м, как сексуально.

Дженсен выпрямился и поймал взгляд Джареда в зеркале.

- Сталкер чертов.

- Еще бы, детка.

Дженсен скривился.

- Не смей звать меня деткой.

Что? Это запрет? Джареда ничто в жизни так не притягивало, как то, что ему запрещали. В два больших шага он подошел и, встав у Дженсена за спиной, оперся руками о стойку раковины по обе стороны его тела, отрезав пути к отступлению.

- А теперь что будешь делать? Детка.

- Не жалуйся, если тебя поимеют сегодня ночью.

Джаред потерся щекой о шею Дженсена. Тот откинул голову, дав ему больше доступа, и закрыл глаза. И да, Джаред нисколько не сомневался, что кого-то сегодня точно поимеют. Его член радостно дернулся.

- Думаю, это не проблема.

Дженсен не стал отрицать.

- Сукин ты сын.

- Хм-м. Ты весь такой свежий и мятный. Это просто не честно, Джен.

- Зато ты весь пропах курицей с чесноком.

- Кажется, в гостиной тебя это не заботило. – Джаред прижался губами к чувствительному местечку на горле Дженсена и принялся его посасывать. Ему нравилось думать, что на коже останется след.

Дженсен устроил голову у него на плече и сделал глубокий вдох.

- Прямо сейчас тоже не особо заботит.

- Ну, если ты очень хорошо попросишь, я могу совсем перестать чистить зубы. – Джаред убрал одну руку от раковины и опустил ее Дженсену на живот, чувствуя, как у того участилось дыхание. Затем он надавил немного, вжимаясь напряженным членом в его ягодицы. Оба застонали.

- Мне остановиться? – выдохнул Джаред.

- Нет.

Джаред переместил ладонь пониже и нырнул пальцами под пояс домашних штанов Дженсена. В зеркале он видел, как у того расширились зрачки, а на щеках выступил румянец. Не отводя взгляда, он спросил:

- Можно?

- Да. Пожалуйста.

Дженсен неловко повернул голову и нашел его губы, втянув в глубокий поцелуй. Джаред просунул руку дальше и обернул ладонью твердый горячий ствол. Дженсен резко дернулся всем телом, и Джаред схватил его за бедро свободной рукой.

- Тише.

Взгляд Дженсена в зеркале казался почти потусторонним.

- К черту тише. Хочу сильнее.

Джаред задрожал от его слов. Он отпустил Дженсена, но только для того, чтобы стянуть с него штаны. Он не мог поверить, что это Дженсен сейчас в его руках, что это член Дженсена пульсирует у него в ладони, – Джаред не мог оторвать глаз от этого зрелища. Он провел ладонью вверх-вниз, погладил большим пальцем головку, размазывая капельку смегмы, и снова сжал ствол. Вверх-вниз. И еще раз, и еще. Джаред разрывался, не зная, куда смотреть. Никак не мог определиться, что горячее: его рука, поглаживающая чужую эрекцию, или выражение лица Дженсена в зеркале.

Так же, как и во время их первого поцелуя, Джаред не стал торопиться, он хотел, чтобы это длилось как можно дольше.

Дженсен двигал бедрами, попеременно то толкаясь Джареду в ладонь, то вжимаясь задницей в его пах. Он дышал так часто, что каждое слово давалось с трудом.

- У тебя… и правда… хорошо… получается…

Джаред нашел багровое пятно, которое оставил на шее Дженсена, и всосал кожу без всякой жалости.

- Ты удивлен? С чего это, интересно. – Он оттянул ворот футболки Дженсена и проложил дорожку влажных поцелуев от шеи к плечу, ни на миг не прекращая ласкать его. – Это, - он сжал пальцы сильнее, - не первый раз, когда я держу в руке чей-то член, Дженсен.

- Я… блядь… я это знаю, - выдавил тот, задыхаясь. Джаред понимал, что он уже близко. Очень близко.

Он лизнул под челюстью и прошептал ему на ухо:

- Но зато ты будешь первым, у кого я возьму в рот.

Эффект был такой, словно Джаред щелкнул переключателем. Дженсен задергался и кончил, выстанывая его имя.

Это было чертовски красиво.

Джаред хотел успокоить Дженсена, правда хотел, но твою же мать, он только что довел его до оргазма, и собственная эрекция грозила разорваться. Придерживая Дженсена одной рукой, другую он приспустил свои штаны и устроил свой член в ложбинке между его ягодиц. Дженсен застонал и выгнул спину, опершись на раковину.

Джаред потек, еще когда они целовались в гостиной, и это облегчило скольжение. Хватило всего пары-тройки движений, и он кончил, забрызгав спермой поясницу Дженсена и край его футболки.

- Боже. Джен.

Джаред обмяк, навалившись на Дженсена, осторожно, стараясь не повредить, и собрал губами капельки пота в его загривка.

- Все хорошо?

- Все охренительно, - глухо простонал тот, прижимая ладонь к лицу.

Джаред хохотнул.

- Да, точно. – Он осторожно вытер Дженсена полотенцем, которое потом бросил на пол. Затем снова обнял его, легко коснувшись груди над сердцем. – Я не сделал тебе больно?

Тот повернулся к нему.

- Никогда не сделаешь. – Он светился так, что слепило глаза. Джареду знал, что ему очень, очень повезло с парнем. Он собрался, было, сказать об этом Дженсену, но тот поцеловал его долгим, чувственным поцелуем, прикусив напоследок нижнюю губу, и заявил:

- А теперь в кровать. Немедленно.

Да, Джареду крупно повезло.

***

Они так торопились покинуть ванную, что забыли подтянуть штаны и оба едва не упали. Джаред рассмеялся, привел одежду в порядок и проследил, чтобы Дженсен сделал то же самое.

- Сладкий.

Дженсен поднял бровь и пихнул его к кровати.

- Я сейчас покажу тебе сладкого.

Джаред тоже изогнул бровь.

- Очень на это надеюсь.

- Пошляк. – Дженсен снова толкнул его. Джаред ему не препятствовал, потому как направление его вполне устраивало.

- Красавчик.

- Йетти.

- Детка.

Дженсен закатил глаза.

- Ну все, тебе не жить.

Джаред все еще смеялся, когда Дженсен повалил его на матрас и навис над ним, улыбаясь.

- Неплохо для сладкого?

Джаред судорожно сглотнул.

- Неплохо.

Дженсен самодовольно ухмыльнулся и, перегнувшись через Джареда, потянулся к тумбочке. Тот удивленно подумал, зачем ему сейчас очки, но оказалось, что Дженсену нужно было что-то из ящика. Он стрельнул в Джареда быстрым взглядом и положил на подушку смазку и упаковку презервативов.

Удивление Джареда было почти таким же сильным, как возбуждение.

- А ты подготовился, я смотрю.

- Конечно. Будь готов*, чувак.

- Ты же никогда не был скаутом.

Усмешка Дженсена излучала чистое искушение.

- Не был. Ты что, не рад?

- Что ты, я очень рад! – И тут Джареда словно шибануло пыльным мешком по голове. Они на самом деле это делают, они правда вместе в одной постели. Он аккуратно переместился, уложив Дженсена на спину и устроившись у него между ног, Дженсен обнял коленями его талию. У Джареда была всего пара секунд, чтобы прочувствовать идеальность ситуации, а затем вся кровь покинула его мозг и молниеносно устремилась туда, где соприкасались их тела.

Они удивительно подходили друг другу.

Дженсен заерзал под ним, и Джаред поцеловал его, быстро и мокро, а потом стал стягивать с него футболку.

- Снимай. Одежда нам тут совершенно ни к чему.

Дженсен не переставал об него тереться.

- Ты должен сперва получить разрешение.

- Дженсен.

Поддразнив его в последний раз, Дженсен смилостивился, сел и поднял руки, чтобы Джареду было удобнее. Джаред задрал край футболки, а затем его взгляд упал Дженсену на грудь. В центре выделялась рельефная красная линия.

Она была тонкая и всего несколько сантиметров в длину. Кожа там выглядела новой и нежной. Это было одновременно прекрасно и ужасно. Это было свидетельство того, как Джаред чуть не потерял Дженсена, и доказательство жизни. Джаред дотронулся дрожащими пальцами до верхнего края рубца. Дженсен вздрогнул, и он тут же отдернул руку, будто обжегшись.

- Извини.

Дженсен покачал головой и взял его за руку.

- Не стоит. Все в порядке. – Он приложил ладонь Джареда к шраму. – Уже не болит, Джей. Просто щекотно.

Джаред осторожно подтолкнул его обратно на подушку. Дженсен расслабил ноги, но не стал убирать их с бедер Джареда. Речь шла уже не о сексе, а о близости. Джаред не мог оторвать взгляда от отметины. Он хотел… Ему было нужно…

- Можно?..

Взгляд Дженсена был теплым и понимающим.

- Конечно. Все, что хочешь. Ты же знаешь.

Получив разрешение, Джаред сдвинулся ниже, пока практически не уткнулся носом в интересующий его объект. Начав снизу, он покрывал поцелуями нежную как у младенца кожу по всей линии рубца. Когда он добрался до верха, Дженсен по вновь приобретенной привычке запустил обе руки ему в волосы. А у Джареда из глаз снова текли слезы.

- Скажи что-нибудь, - голос Дженсена дрожал от сдерживаемых эмоций.

Джаред положил голову ему на грудь, слева от шрама, и сказал:

- Что-нибудь.

- Как у тебя получается в одно и то же время сделать меня самым счастливым и самым несчастным человеком на свете?

Джаред миллион раз за последние месяцы хотел задать Дженсену этот же вопрос. И сейчас, чувствуя биение его сердца, он наконец нашел ответ.

- Я люблю тебя. Вот и все. Я просто люблю тебя, Джен.

Сердце Дженсена забилось быстрее, и он ласково откинул волосы с лица Джареда.

- Да. Я тоже.

***

Наверное, им следовало бы поспать. Бог знает, сколько всего им следовало бы сделать, но Джаред не хотел. Они лежали лицом к лицу, поделив на двоих одну подушку. Дженсен закинул ногу на талию Джареда, а тот обнимал его бедро и в сотый раз прикасался к шраму – просто ничего не мог с собой поделать.

- Что ты помнишь? Про выстрел.

Джареду не хотелось говорить об этом, возвращаться в тот день, но он знал, что это необходимо, чтобы раз и навсегда оставить все позади. Теперь, когда Дженсен был в порядке, когда они были вместе, он чувствовал себя в безопасности. Он был готов к этому разговору.

- Я помню все, что было утром, и девушку. Про сам выстрел? Не так уж много.

- Что ты имеешь в виду?

- Это странно. Я точно знал, что она выстрелит, это я отчетливо помню. Я тогда подумал, что не могу допустить, чтобы с тобой что-то случилось. Выстрел не помню. И потом ничего не помню вплоть до того момента, когда проснулся в реанимации.

- Зато я помню все, - прошептал Джаред, словно раскрывал какую-то тайну.

Дженсен погладил его по щеке.

- Я знаю. Мне очень жаль, Джей.

- Звук был совсем не такой, как у нашего оружия для съемок. И сразу запахло порохом. Ты как-то странно охнул, когда в тебя попала пуля, как будто от удивления. А потом ты упал. – Джаред сделал глубокий вдох. – Но я тебя поймал.

Дженсен улыбнулся и прижался ближе.

- Ну конечно.

- Было столько крови, Боже, так много крови… Ты пытался что-то сказать, но не мог даже дышать. Я хотел остановить кровотечение, что-то сделать, но у меня не получалось. Я старался, Джен, правда старался.

- Ш-ш-ш. Ты сделал достаточно, разве не так? Ты помог мне продержаться, пока не приехала скорая. Ты спас мне жизнь, Джаред.

Джаред шмыгнул носом. Он не собирался опять лить слезы, их и так в последнее время было больше чем нужно.

- Ты первый спас меня.

- Потому что я просто потрясный парень.

- Не смейся. Я не могу с этим шутить.

- Думаю, можешь. Не с другими, конечно, но со мной можешь.

Джаред в этом сомневался.

- Может быть.

- Все кончилось, Джей. Мы оба здесь, и у нас все прекрасно. Попытайся забыть обо всем.

Джаред вздохнул.

- Это не так просто.

- Подожди немного. Все пройдет.

Джаред перекатился на спину, потянув Дженсена за собой, и тот устроился у него на груди.

- Обещаешь?

Дженсен прошептал, почти касаясь его губ своими:

- Обещаю.

Они целовались, пока обоих не сморил сон. Джаред уже почти отключился, но что-то ему мешало. Он протянул руку и вытащил из-под плеча неиспользованные презервативы и смазку.

Джаред сложил их обратно в ящик с чуть печальной улыбкой, Дженсен наблюдал за ним из-под ресниц.

- Прости, что испортил наш первый раз. Переживания убивают все настроение.

- Ты ничего не испортил. Кроме того, что это за первый раз, если он не заканчивается слезами?

Джаред не верил своим ушам.

- Ты что, намекаешь, что я девчонка?

- Могу одолжить носовой платок.

Джаред подавился смехом.

- Иди ты в задницу.

- В следующий раз, ладно? А теперь давай спать.

- Очень смешно, Джен.

- Видел бы ты себя.

Джаред придвинулся ближе.

- Ты же понимаешь, что я заставлю тебя заплатить за это?

Дженсен согласно хмыкнул, и Джаред воспринял это как обещание.

В следующий раз.


*Будь готов – девиз бойскаутов.



Глава 8.

В этот раз хиатус тянулся невыносимо долго.

***

Раньше время, свободное от съемок, всегда пролетало очень быстро. Иногда у Джареда были запланированы другие фильмы, иногда он просто отдыхал, а порой совмещал и то и другое. Он привык воспринимать свободное время как роскошь. Напряженный рабочий график не оставлял места ни для друзей, ни для семьи, ни даже для того, чтобы нормально выспаться. Перерыв же давал шанс наверстать упущенное, перевести дух, но в этот раз Джареду казалось, будто он не дышал с тех самых пор, как поцеловал на прощание Дженсена, уезжавшего из Ванкувера.

Быть вдали от съемочной площадки означало также быть вдали от Дженсена. Джаред знал, что они расстались ненадолго, но от этого было не легче. Они провели вместе всего лишь один день, прежде чем оба разлетелись по разным городам на другие съемки. Большую часть субботы они потратили на то, чтобы упаковать вещи и привести дом в порядок. Паковались почти до самого рассвета. У них не было возможности даже поспать, не говоря уже о том, чтобы закончить начатое накануне ночью. А в воскресенье рано утром Дженсен уехал в аэропорт.

Шесть недель.

Джаред не увидит Дженсена целых шесть недель. Он сомневался, что сможет выдержать такую долгую разлуку.

Ему было не привыкать к отношениям на расстоянии. Он сознательно пошел на это, когда решил, что станет актером. Но вдалеке от Дженсена было тяжело. Они с самого первого дня были не разлей вода, но теперь все изменилось. Вот уже несколько месяцев Джаред не отходил от Дженсена дальше, чем в соседнюю комнату, и оставлял его не более чем на пару часов. Он уже не просто знал, как это – жить без него.

И не хотел знать.

***

По пути в Остин Джаред ненадолго заскочил в Сан-Антонио. Если уж он должен провести какое-то время без Дженсена, то оно будет продуктивным. Хотя их отношения теперь были очень крепкими, это не значило, что все сомнения Дженсена тут же должны исчезнуть. Джаред планировал позаботиться об этом по-своему. И для начала он хотел рассказать обо всем своей семье.

Разговор с родителями оставил неприятный осадок. Они вроде даже не были удивлены. Джаред помнил взгляд, которым посмотрела на него мать, узнав о его разрыве с Сэнди, и думал, что, возможно, здесь и кроется причина их осведомленности. Отец точно был не в восторге, но старался не показывать это слишком уж явно. Они оба любили своего сына и хотели, чтобы Джаред был счастлив.

А он был счастлив рядом с Дженсеном.

Меган очень обрадовалась новостям и бросилась обнимать брата с визгом: «Я знала! Знала!» Джаред даже думать не хотел о том, как она могла догадаться, и сколько времени он жил, не замечая своих чувств, когда для всех вокруг они, как оказалось, были очевидны. Он не хотел думать о том, какой ценой к нему пришло понимание, о том, что он едва не потерял Дженсена, прежде чем осознал, как тот ему дорог. Вместо этого Джаред крепче обнял сестру.

Та внезапно нахмурилась, и Джаред даже слегка испугался.

- Мэг?

- Я тут просто подумала. Твой парень гораздо симпатичнее моего. Это не честно.

Джаред ухмыльнулся.

- Смирись, коротышка. Тут уж ничего не поделаешь.

Меган драматично вздохнула, а затем лукаво улыбнулась.

- Он действительно о-очень сексуален.

Ухмылка Джареда стала только шире.

- Ты даже не представляешь, насколько.

Та легкость, с которой родители и Меган приняли его новые отношения с Дженсеном, внушила Джареду чувство безопасности и спокойствия, так что он оказался абсолютно не готов к реакции Джеффа.

- Ты – что?

- Я влюблен в Дженсена.

- Но ты не гей.

Джаред, конечно, ожидал замешательства и недоверия, но не ожидал гнева. Не от Джеффа. Не от единственного человека, которому он доверился, когда впервые понял, что его влечет не только к девушкам, но и к парням, который успокоил его, когда Джаред был близок к нервному срыву. Именно Джефф, в то время едва успевший окончить медицинскую школу, устроил Джареду получасовую лекцию о «шкале Кинси»*. Из всех прочих, именно он должен был понять Джареда. Но он смотрел на младшего брата так, как, бывало, смотрел в детстве, когда тот его злил или расстраивал. Он определенно разозлился. И Джаред не мог понять, почему.

- Тебе известно, что я встречался с парнями. Я тебе рассказывал.

- Тогда ты просто экспериментировал. Ты почти четыре года встречался с Сэнди, Джаред. Ты не гей.

- Думаю, технически я бисексуален. Какая разница? Коль скоро Дженсен подходит мне во всем, можно называть это как угодно. Для меня это не проблема. А для тебя?

- Тоже нет.

Джаред бросил многозначительный взгляд на сжатые кулаки брата.

- А мне кажется, что да. Может, скажешь мне, в чем дело?

Джефф покачал головой.

- Тяга к небольшим экспериментам вполне естественна. Это не делает тебя пе…

Он оборвал себя, не произнес это слово, но Джаред все равно услышал его, оно звенело в комнате раскатистым эхом. Педик. На мгновение Джаред потерял дар речи от такой мерзости. Джефф был последним человеком, в котором он мог заподозрить гомофоба. И это открытие вовсе не прибавило ему радости.

Несмотря на растущий гнев, Джаред продолжал говорить спокойным тоном.

- Значит, все нормально до тех пор, пока речь не идет о любви, да?

- Ты его не любишь.

Джаред уже начал уставать от громких заявлений о том, кого он любит, а кого – нет. Как будто Джефф мог хоть что-то об этом знать. Как будто он имел право судить.

- А я уверен, что люблю.

- Ты просто запутался. Он спас тебе жизнь, и ты ему благодарен. Дженсен всегда был неравнодушен к тебе, Джаред. Он просто воспользовался…

Не успев даже осознать свои действия, Джаред схватил брата за грудки и толкнул к стене.

- Тебе стоит заткнуться прямо сейчас. Я не знаю, в чем твоя проблема, и меня это не волнует, но лучше разберись с этим дерьмом до Рождества, иначе сам будешь объяснять маме, почему я не приехал.

В глазах Джеффа промелькнула неподдельная боль.

- Ты правда предпочтешь его своей семье?

Джаред не собирался давать слабину в этом вопросе, особенно после того, сколько усилий приложил Дженсен, чтобы подготовить его к этому. В конце концов, для него это имело очень большое значение. «Что, если хотя бы кто-то один из них будет против? Разве ты готов пожертвовать теми, кто для тебя важен?»

Джаред ослабил хватку.

- Ты мой брат, и я тебя люблю. Это не изменится. Но если ты не можешь принять меня таким, какой я есть, то и я не смогу находиться рядом с тобой. Тебе решать, старик.

Если Джефф заставит Джареда выбирать, то он выберет Дженсена.

Он всегда будет выбирать Дженсена.

***

В Питтсбурге уже пробило полночь, когда Джаред набрал на своем сотовом номер Дженсена. С первого этажа доносились голоса – Мэг ругалась с Джеффом, а мать наверняка старалась утихомирить их своим мягким, тихим голосом. Сейчас Джаред не хотел об этом думать. Может, утром все станет как надо, а может, и не станет. В любом случае, у него было занятие на ближайшие полтора месяца: сниматься в новом фильме и скучать по своему парню. Остальное может подождать.

В трубке раздался сонный голос Дженсена:

- Привет.

- Привет. Я тебя разбудил?

- Нет, я просто…

«Уж конечно», - подумал Джаред.

- Дженсен.

- Ну, может и разбудил.

- Извини. Я тебя долго не задержу.

Дженсен тихо рассмеялся, и у Джареда по спине поползли мурашки.

- Можешь задерживать меня сколько хочешь.

- Навсегда тебя устроит? – Джаред не хотел напрягать его своими семейными драмами по телефону, но не смог сдержать грусти в голосе.

Дженсен, конечно же, заметил.

- Ты в порядке?

- В полном. Как тебе Питтсбург?

- Очень… промышленный город. А как Остин?

- Завтра скажу. Я еще не там. – Джаред сделал паузу. – Я в Сан-Антонио.

Дженсен помолчал немного, обдумывая его слова.

- Ты рассказал своим.

- Да.

- И как все прошло?

- Нормально.

- Правда?

- Правда. Мама с папой даже не удивились. Они хотят, чтобы я был счастлив. Все хорошо, Джен. – Джаред рассеянно теребил нитки, торчавшие из дыры на джинсах, и ждал, что скажет Дженсен. Если спросит прямо, то он не станет лгать. Но ему хотелось поговорить о том, что произошло, когда они встретятся вживую. Джаред не хотел, чтобы у Дженсена возникли сомнения, когда его нет рядом, чтобы их развеять.

Дженсен спросил:

- А Джефф? Как он это воспринял?

- Как ты узнал?

- Узнал что?

- Не увиливай от ответа, Джен. Как ты узнал, что Джефф будет против?

- Мы с ним… ну, мы как-то разговаривали.

Джаред хорошо знал, что значит разговаривать с Джеффом. Обычно приходилось просто стоять и выслушивать его нотации. Сегодняшний день выдался просто исключительным в этом плане.

- Когда это было?

Дженсен прочистил горло, и Джаред словно воочию увидел, как он склоняет голову, потирая затылок ладонью.

- На твоем дне рождения. В прошлом году.

Год назад. Это было год назад. А Джаред даже не знал.

- Почему?

- Ему не… - Дженсен умолк, не договорив.

- Ему не – что?

- Ему не нравилось, как я на тебя смотрел.

Твою мать. Неудивительно, что Дженсен так беспокоился о том, что семья Джареда узнает про них.

- Это не имеет значения, Джен. Меня не волнует, что он думает и что делает. Это наше с тобой дело.

- Я знаю.

И по его голосу Джаред понял, что да, он действительно это знает.

- Ты мне веришь?

- Если ты так говоришь, то да. Есть много вещей, которые все еще беспокоят меня, Джей, но в тебе я уверен.

Джаред улыбнулся. Слышать такие слова было все равно, что признание в любви. Он был очень растроган, но изо всех сил сопротивлялся желанию растечься умиленной лужицей как какая-нибудь девчонка.

- Ну так что, ты хочешь услышать самое интересное?

- Конечно, хочу.

- Мэг ревнует, потому что мой парень симпатичнее, чем ее.

Джареду очень хотелось увидеть выражение лица Дженсена в этот момент, но пришлось довольствоваться его смехом.

***

Остин был одним из любимейших городов Джареда. Некоторые из его друзей перешли на «Юнайтед телевижн», одно время он и сам собирался. Ему нравилось здесь работать, но только не в этот раз. Обычно такой гостеприимный город сейчас казался ему тюрьмой, и Джаред считал дни.

Съемки шли хорошо, но его сердце было в другом месте. Клэй – не Сэм, режиссер – не Ким, и, уж конечно, Даниэль – не Дженсен Эклз. Джаред ходил на работу, играл свою роль, проговаривал свой текст. Он не чувствовал никакого подъема и вдохновения, но, в самом деле, это же всего лишь «Пятница 13-е». Не самый высокохудожественный фильм. Каждый день Джаред писал Дженсену кучи сообщений и без конца перезванивался с ним, пока не кончался заряд на телефоне. Каждый вечер он возвращался в пустой гостиничный номер, еще около часа разговаривал с Дженсеном, а затем оставался один – только он и кабельное телевидение.

Он постоянно пытался раскрутить Дженсена на секс по телефону, но тот слишком смущался. Так что Джею только и оставалось, что довольствоваться своей правой рукой. Однако через несколько таких ночей он принял решение порвать с самим собой. Механические действия не доставляли никакого удовольствия. Один единственный оргазм за четыре месяца, который не был ни самопроизвольным, ни результатом мастурбации, навсегда перевернул все его представления.

Дженсен мог дать ему гораздо больше.

Около трех недель спустя с начала съемок, когда Трэвис позвал его проветриться с остальными актерами, Джаред наконец нарушил свое добровольное уединение. Он привел всех в свою любимую бильярдную. Они сыграли несколько партий, покидали дротики, а затем расположились всей компанией за угловым столиком. Даниэль все ближе и ближе пододвигала свой стул к Джареду. Когда она положила руку ему на колено, он вежливо извинился и вышел, чтобы написать сообщение Дженсену.

«Слушай, чувак. Кажется, моя партнерша хочет со мной переспать».

Ответ пришел почти сразу.

«А разве все они этого не хотят?»

Джаред фыркнул.

«Тебе лучше знать».

«Если бы так». Сообщение сопровождалось грустной рожицей.

Всего лишь каких-то три слова и смайлик, а Джаред возбудился, и это показывало, насколько далеко все зашло. Он поправил джинсы одной рукой, а другой набрал:

«Скоро».

***

В начале июня позвонил Эрик и сказал, что руководство канала решило нанять телохранителей для него и Дженсена. Джаред тут же сочинил неуклюжие объяснения того, почему им хватит одного охранника.

- Получилось так, что человеку, у которого Дженсен снимал жилье, пришлось продать дом, так что ему лучше остаться у меня. У меня полно свободных комнат и…

Они с Дженсеном обсуждали этот вопрос. В этом был смысл. Они могли совершить каминг-аут в конечном итоге, но только не сейчас. Не в то время, когда они играют братьев. Они оба слишком дорожили «Сверхъестественным», чтобы рисковать.

Но это не значило, что они не могли хранить свой секрет на виду у всех.

Как оказалось, они все же недооценивали способность Крипке подмечать всякие мелочи. Потому что, когда Джаред закончил мямлить свои аргументы, Эрик издал какой-то звук, весьма похожий на сдавленный смех.

- Все нормально, Джаред. Я прослежу, чтобы в договор с охранной компанией добавили пункт о полной конфиденциальности. – Когда Эрик повесил трубку, Джаред тут же нажал первый номер быстрого набора.

Вряд ли Дженсену это понравится.

***

Съемки «Пятницы 13-го» завершились ко второй половине июня, и Джаред был свободен. У него осталось еще две недели до конца хиатуса, и неделя до встречи с Дженсеном. Он решил задержаться в Лос-Анджелесе, чтобы убить время, но на самом деле ему больше всего хотелось вернуться домой – в свой дом, к своим собакам и той жизни, которую они с Дженсеном собирались построить.

В день, когда его самолет приземлился в аэропорту Ванкувера, погода была просто замечательная. Небо искрилось ясной синевой, лишь несколько перистых облаков виднелись у самого горизонта. Ванкуверское лето совсем не то, что в Техасе – там не бывает такой удушливой, приторной жары. Джаред снова мог дышать полной грудью.

Он наведался в продуктовый магазин, чтобы запастись всем необходимым, а затем забрал из питомника собак. Весь день он провозился с домашними делами, перетаскивая вещи Дженсена из гостевой комнаты в свою спальню. Повесив любимый костюм Дженсена от «D & G» рядом со своей одеждой, Джаред испытал чувство глубокого удовлетворения.

Дженсен в это время находился в Далласе, поехал ненадолго проведать семью. Он должен был приехать в пятницу.

Оставалось пять дней.

***

В среду утром Джаред взял Херли и Сэди с собой на пробежку. Потом, уже из дома, он позвонил Дженсену, но вызов ушел на голосовую почту. Даже с собаками, постоянно путающимися под ногами, дом казался странно пустым. Джаред чувствовал себя одиноким.

Ему невыносимо хотелось услышать голос Дженсена.

Джаред налил в собачьи миски воды и пошел в гараж. Он надеялся, что Дженсен перезвонит ему к тому времени, как он закончит с делами на улице. Однако он уже начал переделывать все по второму разу, когда услышал шум в гостиной. Херли и Сэди лаяли как ненормальные. Обе псины были довольно крупными, и могли много чего натворить в предельно короткие сроки.

Но Джаред зря волновался. Ничего не случилось, и даже ничего не было сломано. Просто собаки были на седьмом небе от счастья, увидев того, кого они любили не меньше, чем своего хозяина.

Дженсен вернулся домой.

***

Дженсен сидел на корточках и со смехом тискал собак, восторженно скакавших вокруг него. Когда он заметил Джареда, то выпрямился, а тот все смотрел и смотрел, и никак не мог отвести от него глаз.

Джен выглядел хорошо. Просто прекрасно. Он полностью восстановил прежнюю форму, и выглядел здоровым и отдохнувшим. Сейчас по его виду совершенно невозможно было заподозрить, какое испытание выпало на его долю. Его улыбка была такой сияющей и яркой, что Джареду впору было надевать солнцезащитные очки.

Их взгляды встретились, и как бы избито это ни звучало, но время остановилось.

- Ты здесь.

- Сюрприз.

Джареда не оставляло ощущение, что появление Дженсена раньше срока – это какое-то колдовство, слишком уж сильно он хотел его увидеть.

- Ты же должен был приехать в пятницу.

Улыбка Дженсена стала еще шире. Он стянул с головы очки от солнца и положил на столик у двери.

- Я могу уйти, и вернуться в пятницу, если ты так хочешь.

Это моментально вывело Джареда из ступора.

- Черта с два. – Он покачал головой, затем пересек комнату, перешагнув через собак, и прижал Дженсена к стене. Он должен, просто обязан был обнять его сию же секунду.

Первый поцелуй больше напоминал схватку. Джареда, будто волной, накрыло внезапным осознанием встречи, и одиночество последних недель рассыпалось, как битое стекло. Он жадно впился в губы Дженсена, неспособный сейчас ни на какую деликатность. И Дженсен ответил ему с не меньшим пылом. Их языки отчаянно сплетались, ладони беспрестанно шарили по чужому телу, не в силах остановиться. Острая необходимость быть ближе, еще ближе сводила с ума. От этого было почти больно.

Джаред заставил себя сбавить обороты, и поцелуи стали нежнее. Уж чего-чего, а боли им не нужно. Затем он неохотно отстранился, прижавшись лбом ко лбу Дженсена.

- Я так скучал по тебе.

Дженсен судорожно вздохнул.

- Я тоже.

Джаред снова припал к его губам, и на этот раз все было совсем по-другому. Медленно и сладко. Приветствие после долгой разлуки и радость от того, что они наконец-то вместе. Джаред потерял счет времени. А потом Дженсен стал издавать эти тихие звуки, которые так нравились Джареду, и тот спустил ладони ниже, огладив его ягодицы, и приподнял, подхватив под бедра. Дженсен обнял его талию ногами, вжимаясь плечами в стену, и стал медленно тереться о его твердый член своим прямо через одежду. Джаред застонал.

Дженсен запустил руки ему в волосы на затылке, оттянул голову Джареда назад и прошелся губами по линии челюсти, спустившись на шею, зацеловал ключицы. Вот тут-то Джаред и вспомнил, чем занимался все утро. Он весь был потный и липкий, и вовсе не благоухал весенней свежестью. Ему внезапно стало неловко.

- Мне нужно в душ.

Дженсен лизнул там, где только что целовал.

- Вовсе не нужно. Правда.

В этот момент Джаред подумал, что больше возбудиться просто невозможно. Дженсен был полон сюрпризов.

- Я работал в гараже.

- Я заметил. Может, мы смогли бы поработать вместе. У тебя в спальне.

- У меня есть идея получше. Как насчет продолжить вот это… - Джаред прервался для быстрого поцелуя. – В нашей спальне.

Дженсен улыбнулся.

- Тоже неплохо звучит.

Джаред еще раз потерся об Дженсена, перехватил его покрепче и оторвался от стены. Он мог бы опустить его на пол и просто идти рядом, но не хотел, он был еще не готов выпустить его из рук.

- Не обязательно меня нести.

- А может, мне хочется. Какой смысл тягать штангу весом в триста фунтов, если я не могу этого делать?

- Показушник.

- Хочешь пожаловаться?

- Да не особо.

***

Джаред ногой захлопнул дверь в спальню, оставив любопытных четвероногих друзей снаружи. Он бесцеремонно повалил Дженсена на постель, рассмеявшись, когда того подбросило на матрасе. Дженсен улыбнулся в ответ.

Джаред расстегнул и снял с себя рубашку. Дженсен встал на колени на кровати и стащил с него шорты вместе с бельем. Джаред отбросил лишние предметы одежды ногами, попутно скинув обувь.

Почувствовав нежное прикосновение пальцев к своему животу, он задрожал. Дженсен поцеловал его в то же место, обхватив член Джареда ладонью. Джаред подался ему навстречу.

Дженсен провел по стволу туда-сюда и поднял взгляд. Джаред не мог ничего сказать, ему не хватало дыхания. Он не мог поверить, что все это происходит на самом деле. Губы Дженсена припухли от жарких поцелуев, Джаред смотрел на них, не отрываясь, когда тот наклонил голову, и его горячее дыхание коснулось багровой головки.

Дженсен собирался взять его в рот. И как только он это сделает, Джаред тут же…

Он остановил Дженсена, потянув его вверх за подбородок.

- Нет.

- Нет? – переспросил тот и начал отстраняться. На его лице смешались страх и растерянность, и беззащитность.

Джаред обругал себя за необдуманное слово. Он удержал Дженсена на месте и ласково провел пальцем по его нижней губе.

- Это не то, о чем ты подумал, Джен. – Он печально улыбнулся. – Просто если ты это сделаешь, я тут же кончу.

Дженсен расслабился.

- У нас полно времени, Джей.

Джаред покачал головой.

- Это не то, что я хочу. Не сейчас.

- Чего же ты хочешь? – Дженсен еще раз медленно погладил ладонью его член.

- Хочу тебя. – Слова торопливо слетали с губ Джареда, опережая друг друга. – Ты мне позволишь?

Дженсен прижался лицом к его животу, и Джаред почувствовал, что он улыбается.

- Я уж думал, ты никогда не попросишь.

***

Джаред смотрел, облокотившись на изголовье кровати, как Дженсен снимает с себя одежду. Он стянул футболку, затем обувь и носки. Добравшись до молнии джинсов, он остановился и с усмешкой взглянул на Джареда. Тот улыбнулся в ответ, наслаждаясь импровизированным стриптизом. Дженсен не старался ничего сделать напоказ, но это все равно было самое сексуальное зрелище, которое Джаред когда-либо видел.

- Хватит дразнить меня. Раздевайся уже.

Дженсен взял с тумбочки презервативы и смазку и бросил все это Джареду. Тот ловко поймал их одной рукой. Наконец, Дженсен разделся. Он был красив – литые мускулы, гладкая кожа и веснушки. Даже шрам в центре груди ни капли не портил его совершенство. Джаред рывком подался вперед и внезапно обнаружил, что очень, очень нервничает.

- Джен, я никогда…

Дженсен забрался на кровать и, перекинув ногу через Джареда, расположился у него на бедрах, затем взял в ладони его лицо и мягко поцеловал в губы.

- Все нормально. Я покажу тебе. Просто расслабься. – Еще раз поцеловав его, Дженсен сдвинулся ниже. – Тебе будет очень хорошо, Джей.

Вся растерянность Джареда испарилась при виде такой уверенности. Конечно, будет хорошо. Он же с Дженсеном. Они вместе. Все будет просто волшебно. Джаред погладил Дженсена по плечам, затем по бокам, поцеловал в губы, в кончик носа, спустился на шею, и наконец, с благоговением прижался губами к шраму на груди.

Дженсен испустил долгий вздох и притянул Джареда к себе. Они медленно, почти лениво целовались, одной рукой Дженсен обнимал Джареда за плечи, а другой поглаживал себя. Когда Джаред оттолкнул его руку и сам обхватил его член, Дженсен потянулся за смазкой. Выдавив немного на руку, он стал растягивать себя, со стонами разрабатывая пальцами тугое отверстие. Член Джареда дернулся.

Джаред не видел, что там происходит, но хотел чувствовать. Он скользнул рукой к основанию члена Дженсена, попутно потискав мошонку, и прикоснулся там, где двигались его пальцы.

- Можно?

- Все, что хочешь, - выдохнул Дженсен.

Джаред осторожно протолкнулся внутрь, вдоль пальцев Дженсена, и тот вздрогнул всем телом. Джаред тут же дернулся обратно.

- Извини.

Но Дженсен перехватил его запястье свободной рукой и удержал на месте.

- Все в порядке. Мне хорошо. – Он крепче стиснул руку Джареда. – Я готов.

Тот ощутил вспышку паники.

- Ты уверен?

Дженсен рвано выдохнул, когда пальцы, его и Джареда, выскользнули из его тела, и потянулся за презервативом.

- Я в этом разбираюсь, Джей.

У Джареда вертелся на языке скабрезный ответ, но Дженсен одним движением раскатал резинку по его члену, от чего все слова вылетели из головы, и смазал любрикантом. Потом он приподнялся на коленях, удерживая Джареда на месте, и подстроился под него.

Джаред чувствовал, как Дженсен впускает его в себя, как раздвигается податливая плоть. Он держал его за бедра и, не отрываясь, смотрел туда, где Дженсен медленно опускался на его член. На полпути он остановился, и взгляд Джареда метнулся к его лицу.

- Ты в порядке?

Дженсен кивнул.

- Дай мне минутку.

Джаред хотел дать ему сколько угодно времени, но не был уверен, что сможет ждать. Ощущения были невероятными, он никогда еще не чувствовал ничего подобного, и желание толкнуться дальше было почти непреодолимым.

Почти.

Джаред сделал глубокий вдох. Он ни за что не причинит Дженсену боль. Ни за что.

- Не беспокойся, я подожду.

Через минуту Дженсен расслабился и опустился до конца. Когда Джаред почувствовал, как ягодицы Дженсена вжались в его мошонку, его будто по голове ударили – он вдруг осознал, что все это действительно происходит. Здесь и сейчас. Он внутри Дженсена. Ближе быть просто невозможно. Джаред закрыл глаза и откинул голову на подушку. Эмоции буквально рвали его на части. Слишком много, слишком сильно.

Дженсен погладил его по щеке.

- Открой глаза.

Если Джаред и мог хоть в чем-то отказать Дженсену, то это было давно и неправда. Он открыл глаза и встретил его взгляд. И все эмоции, бушевавшие у него внутри, нашли свое отражение в зеленых глазах Дженсена. Джаред едва не рассмеялся. Глупо было бояться чего-то, когда Дженсен был рядом.

- Джен.

- Знаю. Все знаю.

- Нет. Ты не можешь знать. Ты… это все, это…

Дженсен взял его руки в свои и прижал их к подушке над головой Джареда, затем наклонился и выдохнул ему прямо в губы:

- Я знаю.

А потом он начал двигаться.

Каждое движение его бедер вверх-вниз лишало Джареда способности мыслить здраво, пока он совсем не потерялся в ощущениях. Он уже не понимал, где он находится, и сколько времени прошло. Существовала только эта кровать, и Дженсен, и то, что они чувствовали друг к другу. Джаред не был новичком в сексе, но такого с ним еще не было. И по-другому теперь уже никогда не будет. Никого другого, никогда.

Только Дженсен.

Дженсен все делал сам. Джаред хотел помочь, но у него не было никакой возможности хоть как-то поучаствовать в активных действиях. Он оказался полностью во власти любовника и втайне подозревал, что Дженсен именно так все и планировал. Но, возможно, он мог бы внести ценные изменения в его план.

В конце концов, они всегда лучше работали в паре.

Подгадав момент, когда Дженсен опустился на него до упора, Джаред высвободился из захвата и, положив одну руку ему на бедро, другой обхватил истекающий смазкой член.

Дженсен дернулся.

- Так не честно.

Улыбка Джареда была полна коварства.

- На войне и в любви все средства хороши.

Всего нескольких движений хватило, чтобы Дженсен, выругавшись сквозь зубы, кончил, забрызгав спермой живот Джареда и содрогаясь всем телом. Теперь Джаред хотел успокоить его. Он ослабил хватку и, в последний раз нежно погладив член Дженсена, положил ладонь ему на живот.

- Ты в порядке?

- О да. Все прекрасно. Но, я думаю, теперь твоя очередь.

Дженсен крепче сжал ногами бедра Джареда и, взяв его за плечи, перевернулся, поменяв их местами. Эта поза позволяла проникнуть глубже, и теперь Джаред мог полностью контролировать ситуацию. Даже не задумываясь, он подхватил Дженсена под колени и толкнулся в него. Каждый раз, когда он входил на всю длину, оба синхронно стонали. Джаред чувствовал, что разрядка уже близка, не хватало лишь какой-то последней капли.

Дженсен провел рукой по его волосам.

- Эй. – Джаред посмотрел ему в глаза, и он улыбнулся. – Я тебя люблю.

Впервые Дженсен сказал это сам, без подачи с его стороны, и этого хватило, чтобы толкнуть Джареда за грань.

И Дженсен, конечно, знал, что так оно и будет.

***

Джаред по-дурацки радовался возвращению к работе. Он стоял в стороне от камеры и наблюдал, как Дженсен с Джимом делают свое дело. Вообще-то, он должен был приехать позже. Первые пятнадцать минут начального эпизода четвертого сезона полностью принадлежали Дину. Но Джаред все равно поднялся на рассвете, чтобы выгулять собак и подготовиться к рабочему дню, так что не было смысла Клиффу дважды мотаться туда-сюда. И потом, ему просто нравилось смотреть, как Дженсен играет.

Вот так Джаред и оказался здесь.

Он был немного разочарован, что Дина спас не Сэм, но с этим пришлось смириться. В конце концов, Дин и Сэм – всего лишь вымышленные персонажи. А в реальном мире он сохранил своего Дженсена.

Они сохранили друг друга.

Когда Ким скомандовал «Стоп», Дженсен похлопал Джима по спине и подошел к Джареду. Тот без лишних слов протянул ему стаканчик с кофе.

- Спасибо.

- Не за что. – Они обменялись улыбками.

На пути к стоянке трейлеров они, сами того не замечая, шагали в ногу. Они шли совсем рядом, то и дело соприкасаясь руками. Мелочь, но им ее хватало. Дженсен вдруг остановился, задрал рукав футболки и, хмуро оглядев бутафорский шрам в форме ладони на плече, потянулся ткнуть в него пальцем.

- Ненавижу эту хреновину.

- Не трогай, чувак. Шеннон надерет тебе задницу, если ты его испортишь.

- Чешется.

Джаред состроил серьезное лицо.

- Вот, что бывает, когда к тебе прикасается ангел, Джен.

Дженсен фыркнул.

- Да уж конечно. Эта шутка устарела, знаешь ли.

- О нет, я так не думаю. У меня их миллион, и каждая фраза – крылатая. Прости за каламбур. – Джаред сделал паузу для пущего эффекта. – Хотя нет, я не сожалею.

Дженсен рассмеялся, и Джаред улыбнулся тому, насколько идеален в своей абсолютной нормальности этот момент.

Солнце светит, Дженсен улыбается, и значит, все прекрасно в мире Джареда Падалеки.




* «Шкала Кинси» — попытка измерить сексуальную ориентацию людей по шкале от нуля (исключительно гетеросексуальная ориентация) до 6 (исключительно гомосексуальная ориентация). http://ru.wikipedia.org/wiki/Шкала_Кинси


КОНЕЦ


"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"