Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Thedas in the Details

Автор: Irisviel
Бета:нет
Рейтинг:R
Пейринг:
Жанр:Angst, Darkfic, Humor, Missing scene
Отказ:Права у BioWare
Фандом:Век дракона
Аннотация:Сборник драбблов и односточников, связанных между собой только Тедасом.
Комментарии:
Каталог:нет
Предупреждения:насилие/жестокость
Статус:Не закончен
Выложен:2011-12-05 15:46:09
  просмотреть/оставить комментарии


Глава 1. Маргаритка

Название: Маргаритка
Пейринг/Персонажи: колдунья, маг крови, Ульдред.
Категория: джен
Жанр: ангст
Рейтинг: NC-21
Краткое содержание: Твердыня Кинлох — ферелденский Круг Магов был захвачен демонами и магами крови. Мы видели только конец, но что было в самом начале?
Примечание: название не имеет никакого отношения к Мэррил, название всего лишь контраст доброго и прекрасного цветка маргаритки и содержания драббла.

— Милая, покорись мне, — ласково говорит маг крови. Мятежник, пособник безумца, одержимого захватчика Башни. Она смотреть на него не может, а он просит покориться. Покориться и принять чудовище в себя? Покориться и стать куском неразумного мяса, в котором еле теплится жизнь, питаемая ненавистью? Смириться с тем, что демон будет управлять ее телом, диктовать что делать, будет претворять в реальность свои отвратительные желания, а она станет просто сторонним наблюдателем? Гостем, пленником в своей собственной плоти?

— Никогда! — рычит она. Храбрится, из последних сил сдерживается, чтоб не начать умолять о смерти. Она должна держаться, не дать ему сломить свою волю, пусть для этого придется терпеть все его изощренные пытки, но она не позволит, чтоб ее сделали одержимой. Не смеет, не может, не имеет права допустить, чтоб ее маленькая сестренка, у которой на свете никого больше нет, думала, что любимая старшая сестра стала одержимой. Лучше замученная, изуродованная, убитая, но не одержимая, нет.

— Что ж, тогда копай, — указав посохом на каменный пол, спокойно приказывает маг крови. Садист, ублюдок, псих. Сначала он пытал ее сам, вгонял щепки под ногти, тонкими лоскутами нарезал кожу и насмешливо медленно сдирал; когда она кричала, запихивал в рот куски ее же плоти, заставлял жевать. И смеялся, хохотал, захлебывался злым весельем. А потом ему наскучило, и он, использовав кровь пленницы, влез в ее разум своей грязной магией. Он копался там, будто в протухшей рыбе, с отвращением сминал ее мысли, пропускал сквозь пальцы, превращал в месиво. И опять смеялся, смеялся, смеялся.

Она шипит, рычит, но не подчиниться не может, встает на колени. Смотрит, как ее пальцы с короткими, облепленными кусками плоти, окаймленными засохшей кровью ногтями, дрожа, тянутся к камню. Мотает головой, воет, умоляет его остановиться, жмурится, но глаза будто сами открываются и смотрят на то, как пальцы вцепляются в пол, и с силой медленно скребут по нему. Она кричит, бьется в истерике, но продолжает упрямо пытаться копать, срывает ногти, обдирает кожу, но копает, копает, копает. Потому, что маг крови так хочет, потому что маг крови приказал.

От своего мучителя она подползает к ногам безумного одержимого лидера и, застонав, подтягивает под себя колени и окровавленные руки, с оголенными костями на пальцах. Она смотрит, как блестящие слезы капают на пол, где остались кровавые разводы от ее прикосновения. Ей вспоминается лаборатория, где чародеи готовили зелья, наблюдали через стеклянную колбу, как вещества перетекают друг в друга. Этого всего никогда не будет. Больше никогда для нее. Светлое воспоминание вонзается острой иглой в душу, и она захлебывается новым приступом рыданий. Перекошенный рот, грязное лицо, сломленная воля. Такой хотел видеть ее наблюдавший за экзекуцией Ульдред, и она даст ему всласть налюбоваться на плод стараний его приспешника. Только бы больше не было так больно.
Она смотрит в глаза одержимого захватчика башни, жмурится, не может поверить, что согласилась на это и вновь начинает выть. «Прости, сестренка, я подвела тебя».


Глава 2. Чуть больше дня

Название: Чуть больше дня.
Предупреждение: автор на работе, автор хочет спать, автору тоскливо.
Рейтинг: G
Персонажи: рыцарь командор, Первый Чародей.
Описание: даже когда кажется, что ничего не остается, когда кажется, что ты падаешь в бездонную пропасть, когда до катастрофы, сокрытой в тумане будущего остается чуть больше дня, даже тогда еще можно все исправить.


Теплые дни – редкость в конце осени. Особенно в Ферелдене. И эти дни — самые сложные для работы, всегда хочется вырваться из кабинета, чтоб хотя бы на пару минут подставить лицо теплым лучам, закрыть глаза и представить, что до зимы еще далеко, что она не придет никогда. Однако быть Первым Чародеем – значит отказываться от множества приятных моментов. В том числе и от свободы под конец сезона. Ирвинг уже несколько минут смотрит в лист, на котором старшие чародеи отметили необходимые материалы и не может понять ни слова. То и дело, он зевает, широко открывая рот и даже не удосуживаясь прикрыться. Сонливость, нагнанная обманчиво ласковым солнцем, что припекает спину, не дает сосредоточиться. После очередного широкого зевка, бросив хитрый взгляд на дверь, Ирвинг встает и запирается. Почему бы и не поспать немного? Всего полчасика, все равно, иначе работать он не сможет. Да и в таком возрасте негоже отказывать себе в отдыхе и тепле. Убрав со стола все бумаги, и удобно устроив голову на сложенные руки, Ирвирнг напоследок бросает быстрый взгляд на дверь: проверить, ничего ли не пропустил и закрывает глаза.

Орсино тоскливо смотрит на танец пылинок в солнечных лучах. Удивительный теплый день, наполненный пением редких птиц и смехом молодого поколения во дворе, он встречает, плетя тонким пальцем голубоватую, светящуюся вязь по запястью: скрывает шрамы. Если бы он мог, если бы он имел право, он бы сейчас провел занятия с несколькими молодыми магами во дворе; с улыбкой наблюдал бы за ними, еще такими чистыми и наивными, неумелыми и грациозными в своей неуклюжести. Наблюдал бы и нарочито наигранно хмурил брови, стоя на самом солнцепеке, кутаясь от промозглого ветра. Смотрел бы на будущее своего Круга и верил бы в то, что все делает правильно. Но перед глазами кружатся пылинки, выхватываемые из полумрака единственным несмелым лучом, проникающим в тонкое оконце его тайного убежища. Орсино делает глубокий вдох, разрывая невыносимый гул тишины и трясет головой, отгоняя мрачные мысли: стоит ли теперь о чем-то сожалеть?

Мередит внимательно смотрит на свой меч, пытаясь уловить, что в нем не так. Она всматривается льдом глаз в пламя бывшего лириумного идола. Солнечные зайчики разбегаются во все стороны от неровной поверхности клинка, скользят по золотым, с еще незаметной сединой, волосам, облизывают диадему, гладят губы, растягивающиеся в зловещей ухмылке. Мередит не знает о том, что ухмыляется, она не хочет ухмыляться, она хочет понять, что случилось с ней, что случилось со всем вверенным ей Кругом, но вместо того она ухмыляется и издает булькающий звук, точно пытается посмеяться над тем что тонет. Мередит переводит тоскливый взгляд на окно, за которым проходит тренировка. Среди новобранцев бойкая златовласая девочка сосредоточенно лупит по соломенному чучелу. Мередит смотрит на нее и улыбается, искренне, тепло: еще не все потеряно.

Грегор бубнит себе под нос про молодых пигалиц, которых назначают старшими чародеями и дергает дверь в кабинет Ирвинга, еле держа одной рукой огромную кипу книг. Вместо того чтоб отправляться тренировать рекрутов, он, как мальчик на побегушках, несет старому лису переданные от молоденькой волшебницы книги. А мог бы сейчас наблюдать за будущим своего ордена и гордится воспитанниками, которые из желторотых птенцов стали серьезными воинами, наставниками нового поколения. Помянув нескольких демонов, Грегор достает ключи от кабинета Первого Чародея и, продолжая ругаться, отпирает замок. Он застывает на пороге, с готовой слететь с языка гневной речью, когда видит посапывающего Ирвинга, у которого из уголка рта течет тонкая вязкая струйка слюны. Гнев и раздражение как рукой снимает и Грегор, стараясь не шуметь, тихо ставит книги на краешек стола. С нежностью, присущей только старинным друзьям, прошедшим вместе столько, что на несколько жизней хватит, он желает Ирвингу добрых снов и выходит, тихо затворяя дверь.

30 часов до взрыва.



Глава 3. Отец

Название: Отец
Предупреждение: Все было так. (с) Ирисфиль
Рейтинг: G
Персонажи: Кайлан, Мэрик, Логейн, мать Эйлис
Описание: Кайлан - сирота. Возможно, даже в большей степени, чем Алистер.

Кайлан, забравшись на стул, смотрит в окно. Замок в Денериме холодный, а когда короля Мэрика нет в городе, отапливаемыми остаются только покои и столовая, поэтому в кабинете отца промозгло. Но Кайлан упрямо не уходит отсюда уже третий час: из окна открывается хороший вид на двор замка и мальчик надеется увидеть возвращения короля первым.
Мать Эйлис смотрит на принца и сокрушенно качает головой, бедный мальчик недавно потерял мать, а теперь и отец бесследно пропал. Тейрн Логейн призывает к спокойствию, уверяет, что с Мэриком ничего случиться, но если бы она боялась за короля…
— Пойдем, Кайлан, на дворе ночь, путники в это время разбивают лагерь. Если Его Величество вернется, то вернется уже завтра, — мать Эйлис уводит мальчика, обняв за плечи.

— А потом он сделал выпад, я увернулся и выбил у него оружие, вот так! — активно жестикулируя, с улыбкой рассказывает Кайлан. Улыбка его меркнет, когда он понимает, что отец не слушает. Король погружен в свои думы и, кажется, сейчас очень далеко отсюда. Юноша осторожно дергает Мэрика за рукав и, не увидев никакой реакции, встает и уходит, громко хлопая дверью.

— Отец, можно с тобой поговорить? — для Кайлана это не больше, чем формальность, дань родственной связи. Он долго откладывал этот разговор, думал о том, как его можно избежать — ведь все уже давно решено — но совесть подсказывала, что сначала надо сообщить отцу. Он долго мялся перед дверью кабинета, не решаясь постучать, но все-таки, собрался с силами, и теперь несмело переступает с ноги на ногу у порога.
— Конечно, — будто проснувшись ото сна, отвечает Мэрик, — что случилось, Кайлан?
— Я влюблен. Уже давно и довольно серьезно, и хочу сделать ей предложение, — спокойно говорит принц.
— И кто эта девушка? — лицо короля темнеет и его голос становится пугающе вкрадчивым.
— Анора, отец, — отвечает Кайлан.
— Тогда отлично, — облегченно вздыхает Мэрик и кивает. Принц кивает в ответ и закрывает перед собой дверь. Еще с минуту он стоит перед кабинетом отца и смотрит в никуда. Если хорошенько подумать, то для него эта дверь давно закрылась. Только почему все так сжимается в груди?

— Тебе все равно, что твой отец умер? — спрашивает Анора. Уже год как Кайлан стал королем, и весь этот год он не может поверить в то, что Мэрика больше нет. Не потому, что потрясение слишком сильно или он не может оправиться от горя, нет. Просто ничего не изменилось, какая разница: тут отец или где-то в другом месте? Или мертв.
Кайлан не отвечает, он отворачивается от жены и закрывает глаза. Было глупо позволить разговору пойти в это русло, и он жалеет, что так получилось. Но сказать Аноре правду он еще не готов. Пусть сегодня она обидится, завтра все исправит пара безделушек, зато Кайлан сможет спокойно заснуть.

— И ты собираешься пригласить сюда шевалье только потому, что какому-то Серому Стражу показалось, что это Мор? — Кайлан смотрит на Логейна и еле сдерживает улыбку. Разговор серьезный, ухмыляться было бы дурным тоном, да и сейчас меньше всего на свете он хотел бы портить отношения с тестем. Но это так забавно: когда Логейн в бешенстве, его лицо покрывается красными пятнами.
— Логейн, Мор — серьезная угроза королевству, а императрица Селина предлагает реальную помощь. Пора забыть давнюю вражду, уже столько лет прошло!
— Глупый мальчишка! Твой отец и я потом и кровью выдворяли орлесианцев из страны, а ты собираешься открыть им все двери и встретить с распростертыми объятьями?! — с каждым словом тейрна лицо Кайлана белеет все сильнее, и под кожей все явственнее ходят желваки. — Если бы Мэрик был жив, он не допустил бы подобной глупости.
— Но я не Мэрик! — отчетливо ревет каждое слово Кайлан.

На последнем военном совете в Остагаре Кайлан улыбается. Улыбается и придает своему голосу беспечность. Ему не особо нравится тот план, который получился после корректировок, но это его единственный шанс показать, что он чего-то стоит. Единственный шанс доказать, что он не хуже Мэрика может одерживать победы и оберегать государство. Кайлан твердо решил для себя, что в этот день он выйдет из тени героического отца и станет следующим освободителем в династии Тейринов. Освободителем от Мора, куда более страшной угрозы, чем Орлей. Он заставит всех его уважать, покажет, что чего-то стоит, даже Логейн увидит, как сильно ошибался, считая Кайлана глупым мальчишкой. Пусть для этого придется идти ва-банк, но он готов. Готов так, будто всю жизнь он шел именно к этому моменту. Если пасть, то на поле боя, если побеждать, то мечем и кровью.
Кайлан продолжает улыбаться, пряча страх и дурные предчувствия.


Глава 4. Однострочники-кроссоверы

Персонажи: Кайлан (Артур), Мэрик (Утер), Амелл (Мэрлин), Ирвинг (Гаюс), Морриган (Моргана)
Категория:джен
Жанр: кроссовер c Merlin BBC
Рейтинг: G

Кайлан смотрит на отца и хочет взять его за волосы и окунуть в чан с холодной водой. Прокричать ему в ухо: проснись! Вразумить: ведь, не может быть его преданный, глуповатый слуга магом. Если бы он был колдуном, Кайлан давно бы это заметил. Только полный идиот или слепец не распознал бы мага в собственном слуге, который постоянно рядом.
Амелл переминается с ноги на ногу, бросает взгляды то на Ирвинга, то на Мэрика и молчит. Теребит подол мантии, нервно откидывает непослушные пряди со лба. Кайлан усмехается про себя: посмотрите на него, да увидь он магию, в обморок хлопнется, не говоря уже о том, чтоб творить ее. Доспехи и те без боя не даются этому хилому юнцу, что уж говорить о могущественных знаниях?
Кайлан смотрит на Морриган, в поисках поддержки. Девушка уже кипит, готова сорваться и накричать на короля, но пока держится. Молодец, еще одного проступка Мэрик ей не простит, запрёт в покоях на неделю-другую, пока она совсем не зачахнет и не будет готова признать всё, что угодно, вплоть до того, что небо красное.
– Отец, – упрямо выпятив подбородок, зовет Кайлан, – я был в двух шагах от того места, не мог же я не заметить, что Айден за моей спиной нашептывает какие-то заклинания.
– Магия хитра и коварна, сын, ему ничего не стоило околдовать и тебя, – отвечает Мэрик, не сводя глаз с Амелла. – Кроме домыслов, я так понимаю, вам сказать больше нечего?
Кайлан сверлит взглядом отца. Его паранойя уже переходит все границы, и даже принцу становится страшно за судьбу королевства. Если правитель готов рубить головы направо и налево только из-за того, что кому-то где-то почудилась магия, то будет ли ему кем править? К чему король ведет свой народ, если при слове «магия» человеческие жизни теряют для него ценность?
– Это был я, Ваше Величество, – хрипло шепчет Ирвинг.
Кайлан смотрит на лекаря, пытаясь осознать, что тот сказал. Неужели старику так дорог ученик, что он готов пожертвовать своей жизнью? Сколько принц себя помнит, Ирвинг всегда был другом отца, важным для него человеком, тем, кто удостоился королевского доверия. И сейчас Мэрик собирается казнить и его? Лишь для того, чтобы продолжить питать свои страхи и свою ненависть?
Кайлан найдет того несчастного, который подставил его слугу. Найдет и притащит к отцу с доказательствами вины, бросит к ногам и заставит признать, что обвинения против Амелла были надуманными. Он сделает это. Только сейчас надо выторговать немного времени.



Персонажи: Йован (Ди), Каллен (Леон), Морриган в обличье паука (добрая зверушка на продажу)
Категория:джен
Жанр: кроссовер Petshop of Horrors

Каллен останавливается в дверях, буравя взглядом фривольно лежащего на кушетке юношу. Ох уж не нравится ему этот чернявый. Каллену в нём не нравится всё: не нравится его привычка разваливаться при гостях, не нравится, как он говорит, будто знает больше всех, не нравится, как он двигается, словно разрывает воздух своим телом. Каллена почти тошнит от него. Будь на руках доказательства – упек бы куда-нибудь, порадовался и забыл, как страшный сон.
– Сегодня люди, которые купили в твоем треклятом магазинчике медвежонка, были найдены растерзанными, – цедит Каллен сквозь зубы, сдерживая свой гнев.
Сейчас он его точно поймает. Заставит признаться, что это не просто лавка с милыми животными, а настоящая ярмарка смерти. Выпытает, как тот убивает своих жертв, а потом передаст в руки закона и будет требовать самой суровой меры наказания. Даже посмеется на его казни и, возможно, спляшет на его могиле. Секрет удачного расследования прост – немного везения, светлый ум и прыткость. Каллен гордится тем, что у него все это есть.
Йован нехотя поворачивает голову на гостя и смотрит с поволокой, словно пытается затащить в бездонный омут своих глаз, запутать, ввести в заблуждение. Будто говорит «тебе это кажется, на самом деле я невиновен». Плавным движением ухоженной руки с длинными ногтями отводит черную прядь со лба. Каллен чувствует, что сдается, что еще чуть-чуть, и он поверит во всё, что скажет этот чаровник, согласится забыть о бедных людях, которых нашли в собственном доме растерзанными, почти неузнаваемыми, и, возможно, даже забудет о сегодняшнем визите в лавку.
Когда Каллен уже готов развернуться и уйти, Йован весело улыбается, как ребенок, прикрыв глаза и поднеся руку ко рту, и иллюзия рушится. Оцепенение спадает, и все ужасы накатываются с новой силой.
– Что тут смешного? – рявкает Каллен.
– Ты, - шепчет Йован, вплотную подходя к гостю. – Что до несчастных, мы подписали с ними контракт, – ладонь его оказывается у лица Каллена, а на ней восседает огромный мохнатый паук. Остается только удивляться, насколько человеческий взгляд у этих черных глаз.
– Я достану тебя, – шипит Каллен и быстро выходит из лавки.
Но он еще вернется.



Персонажи: Хоук, Аришок, мабари (покемон)
Категория: джен
Жанр: кроссовер с Pokemon
Рейтинг: G-PG-13

Хоук смотрит на противника долгим, суровым взглядом. Его пальцы немного подрагивают, поднесенные к древку магического посоха. Ноги согнуты в коленях, он готов к броску. Напряжение, кажется, даже искрится вокруг него электрическими разрядами (или это его колдовство?), а у ног собирается капающая с запястья кровь.
Аришок и бровью не ведет, спокойно глядя на врага, признавая его право на сражение. Он даже не тянется к своему оружию – огромному топору и странного вида мечу – будто оно ему не понадобится. Аришок излучает уверенность, и она его окутывает воздушной рябью. Он стоит прямо, с ровной могучей спиной и не менее сурово, чем Хоук, буравит взглядом.
Первое, что делает Хоук, когда дуэль начинается, прикладывает два пальца ко лбу. Вокруг него сильнее искрится магия, и он резко отдергивает руку, переборщив с ритуальностью движения, отводит ее в сторону. Дверь в тронный зал распахивается, и на пороге, счастливо тявкая, стоит огромный боевой мабари. Пес весело виляет хвостом, от чего еще отчетливее проявляются могучие мускулы под гладкой шерстью. Погавкивая, собака подбегает к хозяину и падает на спину, начиная елозить и болтать лапами в воздухе.
– Это что за покемон?! – впервые за все знакомство с Аришоком, Хоук замечает на его лице удивление.
Фенрис, знаток кунарийской культуры, тихо хихикает в стороне. Он единственный знает, что означает это слово.




Глава 5. Эфемерная квинтэссенция мечтаний разумного о счастье.

Название: Эфемерная квинтэссенция мечтаний разумного о счастье.
Жанр: флафф.
Рейтинг: G.
Пейринг: Зевран/Кая Махариэль
Аннотация: Текст заявки был таков: вечер в лагере, зевран остался на дежурстве, сидит у костра, точит ножички,думает об ГГ, от том почему спасла, что у них вообще за отношения " простой перепихон или нечто большее" и отгоняет от себя всякие сентиментальные мысли)). ГГ( если что имя моей Махариель- Кая) выходит из палатки пожаловавшись на холод и, обменявшись с ним парой слов о "холодной и одинокой палатке" мирно засыпает у него на плече , и дальше свобода твоему воображению))
От автора: Хэппи бездэй ту юююю, хэппи бездэй ту юююю! Написано в подарок Kloody, у которой день рождения. Аняня!

Зевран всегда был реалистом. Чем и гордился без меры. А еще он всегда был прям, как палка и не знал вещей, которых хотелось бы стесняться. Стеснение это вздор; как говорила одна симпатичная Мать — все мы дети Создателя, во всех нас Его любовь. А уж если Создатель не порицает тебя, то кто смеет? И еще следует отметить, что Зевран всегда считал себя, если не бесчувственным, то хладнокровным, расчетливым и изворотливым, на чьем пути не могут стоять такие глупости, как чувства. В конце концов, что это такое, эти чувства? Набор слов, которыми играют барды? Эфемерная квинтэссенция мечтаний разумного о счастье? Зевран всегда считал их оправданием. Разумеется, он использовал чувства, чтоб добиться цели, но не свои. Чужие. Потому что он – расчетливый хладнокровный убийца, виртуоз актерской игры и… полный профан. С тех пор, как он отказался от Воронов в пользу Стража, Зевран ни раз ловил себя на мысли, что его переиграли. Может это особые серостражевские штучки, но несколько месяцев, проведенных вместе с отрядом цветастого отребья сильно его изменили. Он даже начал задумываться о том, что предложи ему хоть все золото Тедаса, он не сможет предать эту разношёрстную компанию, хотя когда отдавал себя в рабство Стражу, подумывал о том, чтоб забрать все их пожитки и сбежать через годика пол. Будто его привязали к борцам с Мором, будто его приклеили, будто надели на него ошейник. Будто все, что тут происходило не просто так.
Зевран тоскливо посмотрел в ночное небо, усыпанное мириадами звезд. Что он тут делает? И почему чувствует себя так паршиво? После того, как у него начались отношения со Стражем, он сам не свой. Первые несколько раз это было даже забавно, она раздевалась и превращалась из грозного Серого Стража в обычную девушку, эльфийку. Ему нравилось вертеть ее по всякому, объясняя, что это часть массажа, нравилось гладить хрупкие плечи и сминать в руках волосы. Но когда «нравилось» превратилось в «необходимо» он не заметил. И теперь, совершенно не понимая, что с ним происходит, он постоянно вызывался дежурить по ночам, избегая ее приглашений, старался не смотреть в ее сторону и ходил раздраженный. Ему хотелось быстро решить эту проблему, быстро смекнуть, что случилось и распрощаться с этим отвратительным ощущением полного непонимания, но ничего толкового в голову не шло. Одни только чувства, демон бы их побрал.
— Зев? — Зевран похолодел. Он все еще ничего не надумал и если Страж сейчас начнет выспрашивать о том, что с ним происходит, ему нечего будет сказать.
— Мой прекрасный Страж, ты не можешь уснуть, когда меня нет рядом? — с другой стороны, игнорировать ее нельзя.
— В моей палатке холодно и одиноко, — присаживаясь рядом, сонно пробурчала она.
— Тогда, как приличный раб, я просто обязан тебя согреть, — приобнимая Стража за плечи, усмехнулся Зевран. Возможно, никаких вопросов и не будет, раз она настолько хочет спать.
Он вновь поднял глаза на звезды и скривился: что за пафосные страдания? Если уж он не может сам разобраться в себе, то почему бы не поделиться с ней? Даже если его и переиграли, что с того? Даже такие хладнокровные убийцы должны когда-нибудь проигрывать. А уж если твой соперник — хрупкая и красивая девушка, то от проигрыша можно получить удовольствие.
Зевран почувствовал, что на его плечо легла голова и перевел взгляд на лицо Стража. Спала, как младенец. Что ж, может, если он выговорится, ему станет легче?
— Последнее время я вел себя странно, так ты думаешь, наверно. Я просто не могу разобраться, что у нас с тобой. Просто ли это игра или что-то большее. Может быть, это звучит глупо, — Зевран усмехнулся, — но все настолько необычно, что я растерялся. Может, мне и стоило сказать тебе раньше и в более удобный момент, но… не могу же я себе позволить говорить такое бодрствующему человеку, верно? — Зевран замолчал, будто ожидая ответа, и мягко поцеловал Стража в макушку. Если уж расклеиваться, то полностью! Чего уж теперь заботиться о своем образе?
— Щекотно, Зев, — хихикнула Страж и, теснее придвинувшись, вновь затихла.

"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"