Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Случайный Обет

Автор: Remi Lark
Бета:Without_Name
Рейтинг:PG-13
Пейринг:ГП/ДМ
Жанр:General
Отказ:Все герои и Вселенная принадлежат Дж. К. Роулинг и кинокомпании Warner Bros. Материальной выгоды не извлекаю.
Цикл:Случайный Обет [1]
Аннотация:А если все было немного не так? Одно маленькое с точки зрения глобальной истории событие - "одолжение" палочки Лордом переполнило чашу терпения Люциуса Малфоя...
Комментарии:За основу взят фильм, но при написании в очередной раз перечитывалась книга. Абсолютное АУ по отношению к канону и кинону.
Каталог:нет
Предупреждения:нет
Статус:Закончен
Выложен:2011-11-24 01:13:42 (последнее обновление: 2011.11.24 01:13:38)
  просмотреть/оставить комментарии


Глава 1.

- Я прекрасно понимаю мотивы твоего ухода. Не могу понять одного – почему ты пришел именно ко мне?

- Всем известно – ты связан с этим… С орденом.

- После некоторых событий я окончательно потерял их доверие.

- Я давно хотел сказать… Спасибо тебе. За то, что ты… тогда…

- Прекрати. Мне было выгодно так поступить.

- Я не верю тебе.

- Тем не менее…

- Ты поможешь нам?

Пауза.

- Все, что я могу сделать – это написать письмо. Грозному Глазу. А уж там выкручивайся сам.

- Спасибо тебе еще раз.



Дурсли уехали, и в доме воцарилась непривычная тишина. Гарри, так долго мечтавший о том, что когда-нибудь придет время, и он освободится от опеки, тяготившей и его, и Дурслей, на какое-то время растерялся. Побродил по дому, почти сразу же ставшему каким-то холодным и пустым, забрел в каморку, в которой когда-то жил. Усмехнулся, увидев, что все здесь осталось неизменным.

- Здесь я жил…

Не то чтобы ему так уж хотелось рассказывать Хедвиг о своей прошлой жизни, но звуки, пусть даже собственного голоса, разгоняли сгущающиеся по углам тени.

На улице загрохотало - и Гарри разом забыл и о тенях, и о пустоте. Что это могло быть?

Улица по-прежнему была пуста, но потом один за другим стали раздаваться хлопки – и появились люди, гораздо больше, чем ожидал увидеть Гарри…

Кухня, куда Гарри пригласил гостей, почти сразу же стала казаться маленькой и тесной – это следом за Роном и Гермионой вошел Хагрид. Поттер был рад видеть всех: Тонкс с ярко-розовыми волосами, лысеющего Люпина, улыбающихся близнецов, Билла и Флер…

- А что ты здесь делаешь?! – Гарри указал на Драко Малфоя.

- Вхожу, - любезно проинформировал тот.

- Потом поговорите! – рявкнул вошедший последним Грюм. – Сейчас, когда мы все в сборе, поговорим…

- Все в сборе? И этот? – не унимался Гарри, глядя на Драко, с независимым видом стоящего у стены и старательно не обращающего внимания на взгляды, которыми его награждали остальные.

- И этот, - прогрохотал Грозный Глаз.

- Я не буду ни в чем участвовать, если придется что-то делать вместе с ним!

- Успокойся, Поттер, мне тоже не нравится все это, но я же молчу, - заявил Драко.

- Да как ты смеешь, - начал было Рон, но его одернула Гермиона и что-то зашептала ему на ухо.

Продолжающего возмущаться Гарри Грозный Глаз почти вытолкал с кухни в столовую и стал убеждать в том, что Малфою он и сам не доверяет, но в данной ситуации на него можно положиться.

- На Малфоя?! – судя по всему, Гарри всерьез подумывал о правдивости слухов. Тех самых, в которых говорилось насчет сумасшествия Грюма. - Да разве что под Непреложным…

- Я готов.

Драко стоял в дверях, сунув руки в карманы брюк и глядя в темное окно.

– Если после этого ты успокоишься и перестанешь мешать спасать тебя – я готов дать Непреложный Обет.

- С каких это пор тебя так заботит моя безопасность? – язвительно поинтересовался Поттер.

- С некоторых, - отрезал Драко. – Так ты готов?


«Этот визит в Нору я запомню навсегда», - думал Гарри, шлепая по воде к дому Уизли.

Упивающиеся Смертью, судя по всему, поджидали их, и накинулись, как только «Поттеры» поднялись достаточно высоко. Короткие вспышки заклинаний, неразбериха, вертящийся мотоцикл… Мимолетная радость от того, что все же привязал вещи и оставил Хедвиг в клетке… Дикая головная боль, появление Волдеморта и радость – жив. Оба живы…

Молли Уизли бросилась к ним навстречу, тщательно пряча беспокойство под маской радушия. Угрызения по поводу того, что столько людей ради него рискуют своими жизнями, вновь стали терзать Гарри.

Один за другим прибывали пары. Люпин, поддерживающий Джорджа, мешком висящего на его руках в полубессознательном состоянии, Гермиона и Кингсли, Артур и Фред Уизли, Тонкс и Рон… Томительное ожидание пытались заглушить рассказами о том, что произошло с каждым, все боялись одного – тишины. Наконец во дворе приземлился тестрал с Биллом и Флер.

- Что…

- Где…

- Их еще нет? Малфоя и Грюма?

Миссис Уизли покачала головой.

- Мы вырвались из окружения, они тоже летели на север, но тут появился Волдеморт. И…

Тяжелый плюх, какой бывает от падения чего-то большого, прервал рассказ Билла.

- Да помогите же кто-нибудь!

Грозный Глаз лежал неподалеку от дома, в камышах, рядом, сгорбившись, сидел Драко.

- Он жив. Кажется…

Хагрид подхватил Грюма, понес в дом. Малфой продолжал сидеть, таращась куда-то в темноту.

- Пойдем. Тебе надо переодеться, - Гермиона, поколебавшись, протянула ему руку.

Драко недоуменно поглядел на нее, передернул плечами, встал и пошел к Норе. Гермиона хмыкнула, но ничего не сказала.

Гарри совсем было решил идти в дом, но резкая боль заставила застыть на месте и закрыть глаза.

Снова видеть мир глазами другого человека. Слышать как он. Невольно разделять его наслаждение болью того, кто лежит перед ним.

- Нет! Нет! Я прошу, я прошу…

- Ты солгал Лорду Волдеморту, Олливандер!

- Я не лгал… Я клянусь, я не…

- Ты намеревался помочь Поттеру, помочь ему спастись от меня!

- Я клянусь, я не хотел… Я был уверен, что другая палочка поможет…

- Тогда объясни, как это получилось. Палочка Люциуса уничтожена!

- Я не понимаю… связь… существует лишь… между вашими двумя палочками…

- Ложь!

- Пожалуйста… Умоляю…


- Гарри! С тобой все в порядке? Идем в дом.

Рон и Гермиона стояли рядом с ним, с тревогой глядя на друга.

- Я видел, как Волдеморт пытает Олливандера…

В доме царила суета – миссис Уизли размещала остающихся на ночь гостей. Кингсли вежливо попрощался и отбыл на Даунинг-стрит, Тонкс и Люпин, выслушав поздравления по случаю их свадьбы, тоже удалились. Джинни, Гермиона и Флер возились на кухне, готовя ужин на всех, остальные сидели в гостиной и старались не мешать. Гарри заметил, что Малфой не переоделся, так и остался в мокрых брюках и рубашке, только снял пиджак.

«Да у него же, наверное, и вещей-то тут нет!»

- Гермиона, - окликнул он проходящую мимо девушку.

Та обернулась, Гарри молча указал на стоящего у камина слизеринца. Гермиона кивнула и поспешила куда-то вглубь дома. Через несколько минут миссис Уизли решительно увела Драко, а потом он вернулся… Гарри, едва сдерживая смех, поспешил отвернуться к окну – Малфой был одет в фирменный красно-желтый свитер от Молли Уизли. Впрочем, не только Гарри так отреагировал – Фред и Джордж зашушукались, тихо пересмеиваясь, а Хагрид одобрительно засопел и сказал:

- Прямо как на тебя связано!

Малфой вспыхнул, хотел уже было что-то сказать, но из кухни, неся большое блюдо с пирогом, вошли Флер и Джинни, и все поспешили к столу.

- Нет-нет, Билл, у камина сядет Драко, поближе к огню, - принялась распоряжаться миссис Уизли. – Он промерз, и ему надо согреться. Хагрид, а ты садись на диван, стул не… Ничего-ничего, он и до того был немного поломан. А диван выдержит…

- Я тоже промерз, - тихо бурчал севший рядом с Гарри Рон, - а меня к камину не сажают.

Он кидал на Драко сумрачные взгляды, не сулящие тому ничего хорошего. Малфой заметил это и ехидно скривил губы в усмешке, уставившись на Рона. Дуэль взглядами продолжалась весь ужин, но точку в ней поставила Молли.

- Драко и Гарри, вы спите в комнате Рона, Гермиона, ты у Джинни, Артур, мы с тобой будем присматривать за Аластором. – Она немного помолчала, потом спросила, обращаясь к Драко. – А что с вами случилось?

Тот торопливо проглотил кусок яблочного пирога.

- У него заклинанием выбили палочку… Лорд был там, от одного заклинания Грюм увернулся, а потом его метла стала падать. – Голос Малфоя был спокоен, как будто он рассказывал о прогулке по саду. – Перед тем, как отправиться за Поттером, мы побывали здесь, и поэтому я аппарировал вместе с ним сюда.

- Но он же падал, - недоуменно произнес Гарри. – Ты сказал, что Грозный Глаз падал.

- Я же был ловцом, Поттер, - пожал плечами Драко. – Считай, что я поймал свой снитч.

С этими словами он встал из-за стола и вышел из гостиной. Следом за ним пошел Фред, но не вышел на улицу, как Малфой, а остановился в дверях, пристально наблюдая за ним.

- Все поели? – прервала затянувшуюся паузу Молли. - Тогда убираем со стола и спать.

Гарри подошел к Фреду. Тот тихо сказал, кивнув в сторону Малфоя:

- Не доверяю я ему… Напрасно Грюм взял его сегодня.

- А может и нет, – пожал плечами Гарри. – В конце концов, он же смог его сюда доставить. Кто знает, что бы было, если бы не он.

- Пригляди за ним, я к Джорджу.

Малфой стоял у ограды, глядя в небо. Гарри тихо подошел к нему, встал за спиной.

- Чего тебе, Поттер? – не оборачиваясь, спросил юноша.

- Просто хотел сказать тебе спасибо. За Грозного Глаза.

- У меня не было выхода, - голос Драко звучал как-то непривычно глухо. – Так что оставь свои благодарности для кого-нибудь другого.

- Идем в дом. Все собираются спать.

- Ну да. И меня надо привести под конвоем.

- При чем тут конвой! – возмутился Гарри. – Ты же раньше не бывал в Норе, и можешь…

- Заблудиться? – ехидно спросил Драко, оборачиваясь к нему. – Поттер, это в Мафлой-Меноре можно заблудиться, а не здесь!

- Кстати… Почему ты здесь, а не там?

- Потому что дома у меня больше нет. Отец решил, что нам с Лордом больше не по пути, вот и…

- Люциус Малфой – и ушел от Волдеморта? – недоуменно переспросил Гарри, не веря своим ушам.

- Жить захочешь, еще и не на такое пойдешь, - тихо пробормотал Драко, а потом добавил уже обычным голосом. – Давай, веди меня в дом. А то еще сбегу…

Войдя в комнату Рона, Малфой с интересом стал осматриваться, то и дело ехидно улыбаясь. Рон, судя по всему судорожно убиравший в комнате до их прихода, настороженно молчал.

- Рон, куда кому ложиться? – ситуация была до нельзя глупой и совершенно не нравилась Гарри.

Тот указал на две раскладушки, едва уместившиеся в небольшой комнатке.

- Большое спасибо, - очень вежливо произнес Малфой и принялся раздеваться, аккуратно укладывая вещи на стоящий у двери стул.

Рон вспыхнул и отвернулся, что-то тихо бурча, а Гарри быстро разделся и лег, укрывшись чуть ли не с головой. Рон погасил свет, стал раздеваться, шебурша где-то справа в темноте. Слева тихо скрипнула раскладушка, прошуршало одеяло.

- Спокойной ночи, - все так же вежливо раздалось у Гарри чуть ли не над самым ухом.

Гарри дернулся, отшатываясь, и толкнул Рона, как раз в этот момент наклонившегося поправить подушку. Рон рухнул на кровать, чем-то звучно ударившись о стену.

- Чертов Малфой! – в гневе завопил он, пытаясь вскочить.

- Рон, осторожно! Ты же сейчас на меня рухнешь! – взмолился Гарри, пытаясь отодвинуться влево и налетая на спокойно лежащего на своем месте Драко.

- Это не повод лезть ко мне в кровать, Поттер! – ехидно заявил Малфой, не двигаясь с места.

- Я убью тебя, хорек поганый, - Рон ринулся на голос.

- Рон, лось здоровый! Слезь с меня, раздавишь же! – полупридушенно закричал Гарри, пытаясь выкарабкаться из-под упавшего на него друга.

- Lumos! – в дверях стояли Джинни и Гермиона, держа наготове палочки. – А что это у вас тут…

- Мы ложимся спать, - тоном хорошо воспитанного мальчика произнес Драко. – Вы пришли пожелать нам спокойно ночи? Присоединяйтесь, место еще есть.

Девушки переглянулись и ушли, прикрыв за собой дверь.

- Дай я до тебя только доберусь, - шипел Рон, укладываясь на свое место. - Ты у меня попляшешь…

- Я никуда не спешу, Уизли. А плясать будешь ты.

- Рон, не надо! – Гарри скорее почувствовал, чем увидел, что Рон опять привстает на кровати. – Если ты не прекратишь так вестись на его слова, то скоро сюда сбежится весь дом! А ты, Малфой, заткнись и спи.

- И тебе хороших снов.

Больше всего Гарри бесило то, что говорил Драко спокойным вежливым тоном. Однако Поттер удержал себя в руках, не поддаваясь горячему желанию хорошенько стукнуть Малфоя.


Время до свадьбы Билла и Флер для Гарри пролетело быстро, в какой-то бестолковой суете. Яркими вспышками стало два события – разговор с пришедшим в себя Грюмом и визит Министра Магии.

Грозный Глаз очнулся на следующий день после прибытия, и все были искренне рады этому событию. Грюм побеседовал со всеми по очереди, судя по всему, выстраивая для себя картину произошедшего, довольно долго о чем-то беседовал с Малфоем.

- Я бы на месте Грюма его под замок посадил! – недовольно ворчал Рон, косясь в сторону комнаты. – Малфою верить нельзя!

- Рон, вообще-то Драко спас ему жизнь, - заметила Гермиона.

- И что, ты теперь будешь считать, что он герой?

Чем мог бы окончиться этот разговор, неизвестно, ибо как раз в этот момент Гарри, Рона и Гермиону позвали в гостиную – на встречу с ними прибыл Скримджер.

Завещание Дамблдора, ради которого в Нору явился Министр Магии, оставило после себя очень большое недоумение. Что хотел сказать им директор, оставляя эти вещи в наследство? Почему он упомянул меч Годрика Гриффиндора, хотя наверняка знал, что распоряжаться им не может? Однако при Министре друзья ничего обсуждать не собирались, и на его вопросы отвечали крайне неохотно и очень обтекаемо. Да и потом обсудить ничего не удалось – почти постоянно либо рядом присутствовал кто-то еще, либо находились друзья не рядом друг с другом.

А потом наступил день свадьбы. К этому моменту Нора стала напоминать Гарри банку с сардинами – столько народа там обреталось. Суета, толкотня, все куда-то бегут, что-то ищут…

«Никогда не женюсь!» - мрачно думал Гарри, сидя на стуле в углу. Именно там его и нашел Драко.

- Что, Поттер, веселишься? – ехидно спросил он.

Гарри еще пару дней назад заметил, что когда они оказывались наедине – или почти наедине, как сейчас, когда кругом было много людей, но на них внимания никто не обращал – Драко был тем, кого Гарри привык видеть в Хогвартсе: довольно ехидным и порой откровенно неприятным типом. А общаясь с другими, Малфой был неизменно вежлив и старательно производил впечатление воспитанного юноши.

- Не твое дело, Малфой.

- Не мое, так не мое, - покладисто согласился тот, и Гарри мигом насторожился, ожидая какой-то пакости. – Просто я хотел сказать, чтобы ты не расслаблялся и держался поближе к Грейнджер. И Уизли предупреди, а то на меня он шипит, как гадюка.

- Я не верю ему, Гарри, - Рон покачал головой, когда Гарри передал слова Малфоя. – Не понимаю, почему он все еще тут.

- Потому что ему некуда идти. Его отец… Он перешел на сторону Ордена Феникса. Да и твоя мама его пригласила…

«Точнее, заявила, что он остается, - подумал Гарри, - и он не стал с ней спорить».

- Это он тебе сказал про отца?

- Если уж Грюм ничего не говорит, - Гарри решил прибегнуть к последнему аргументу, - то значит, это правда. Но присматривать за ним мы будем, - торопливо добавил он, видя, что друг готовится что-то сказать.

И они присматривали – по очереди, стараясь, чтобы Драко не заметил их внимания. Да он и сам старался держаться поближе к Гермионе, и это безумно злило Рона. Он с трудом сдерживался, чтобы не сказать ему какую-нибудь колкость, но, видимо, его останавливало то, что они все же были на свадьбе.

Известие о падении Министерства, хоть и вполне ожидаемое, особенно членами Ордена, вызвало панику среди гостей. Крики, хлопки аппарации, бегущие люди.

- Рон! Рон, где ты!

Гермиона и Гарри продирались сквозь толпу на танцплощадке к столикам, где они заметили Рона. В шатре появились люди в черных плащах и масках Упивающихся, послышались выкрикиваемые заклинания. Гермиона схватила Рона за руку, и Гарри почувствовал, как его затягивает в водоворот перемещения. Последнее, что он увидел – Билл и Флер, обнимающие друг друга посреди бурлящей толпы…



Глава 2.

Шум оживленной улицы оглушал, суматошное мигание огней рекламы резало глаза.

- Где это мы? – Рон недоуменно оглядывался.

- Тоттнем Корт Роуд, - ответила Гермиона. - Надеюсь, они не будут искать нас среди магглов… Как ты здесь оказался! – воскликнула она, глядя на стоящего рядом с Гарри Малфоя.

- Аппарировал вместе с вами, - тот пожал плечами.

- Ты! Убирайся сейчас же! – Рон стиснул кулаки, с ненавистью глядя в его сторону.

- Рад бы, но не могу.- Драко ухмыльнулся. - Что, Поттер, ты до сих пор не рассказал своим друзьям о нашей маленькой тайне?

- Что?!

Словно по мановению палочки Малфой изменился – он томно захлопал глазами, приобнял Гарри за плечи и протянул:

- Нууу… Мы с Гарри решили пожениться…

У всех троих – Гарри, Рона и Гермионы – округлились глаза, Гарри при этом шарахнулся от Драко, Гермиона чуть не выронила свою сумочку, а Рон застыл соляным столбом.

- Ничего подобного! – Гарри почувствовал, как у него мгновенно вспыхнули щеки, а потом румянец стал неудержимо заливать лицо и шею. – Мы просто связали себя Непреложным Обетом!

- Я рад, что ты наконец-то сказал им правду, - ехидно улыбаясь, Драко оправил пиджак. – А мы так и будем стоять здесь?


Дом на Гримуальд Плейс встретил их настороженной тишиной, запахом пыли и жутким призраком, с которым, впрочем, быстро удалось распрощаться.

- Весело у вас тут, однако, - передернув плечами, произнес Драко, с интересом глядя на вопящий портрет миссис Блэк.

- Не нравится – проваливай, - буркнул Рон, уже, впрочем, смирившийся с тем, что какое-то время ему придется существовать рядом с Малфоем.

Не сговариваясь, решили пока быть в комнате, где на стене «цвело» генеалогическое древо Блэков – единственной комнате, где присутствовали следы порядка и чистоты.

- Я не понимаю, как они нашли нас, - Гермиона снова вернулась к вопросу, который они уже обсуждали, пусть и наспех, прибирая в полуразгромленной закусочной.

В этой закусочной, ничем не выделявшейся из череды подобных ей маггловских забегаловок, их действительно обнаружили очень быстро – буквально минут через десять после того, как они сели за столик из дешевого пластика и заказали кофе. Увидев двух вошедших, Драко сощурил глаза и стал осторожно вытаскивать палочку. Гарри, слегка удивившись, все же повторил его жест. В завязавшейся дуэли победа оказалась не стороне Упивающихся – они довольно скоро были разоружены и лежали без движения.

- Это Роул, - Драко указал на одного из лежащих, - а это Долохов…


И вот теперь, сидя в доме, они могли спокойно обсудить все.

- Гарри уже семнадцать, и заклинание Следа… – начал было Рон, но его перебила Гермиона.

- Мы не можем знать точно, сняли с него заклинание или нет.

- И что ты предлагаешь? – Драко насмешливо взглянул на нее, отвлекшись от рассматривания древа.

- Тебя, хорек, спросить забыли! – Рон исподлобья взглянул на него.

- А почему это ты меня постоянно хорьком называешь, а, Уизли?

- А кто ты еще?

- Я думал ты знаешь… Но, видимо, у тебя слишком короткая память. Я Драко Малфой. Еще раз повторить или запомнил?

- Ах ты…

Рон, сжимая кулаки, кинулся на Малфоя, Гермиона вскочила, а Гарри схватился за голову, невольно вскрикнув от резкой боли в шраме. Почти не слыша встревоженного голоса Гермионы, он вышел из комнаты и побрел куда-то прочь. Кто-то догнал его, куда-то повел, уложил. И насупила темнота.


Наступление утра ознаменовалось обрывком какого-то видения и болью в шраме.

«Еще немного – и я окончательно привыкну к этому. И буду удивляться, если боли не будет…»

Гермиона и Рон спали неподалеку, Драко не было видно.

«Интересно, а насколько широко можно трактовать условия Непреложного Обета? Надо будет спросить у Гермионы».

Дом, казавшийся таким большим, подавлял, шум шагов будил эхо, шелестящее по лестницам и коридору. Гарри решил обследовать дом, поднялся на верхний этаж, прочитал табличку на одной из дверей.

- Сириус…

Одна из тех комнат, где Гарри никогда не был. Тихо скрипнула дверь. Юноша зашел внутрь, огляделся: куча плакатов и фотографий, красно-золотые знамена, пыль и паутина, обрывки каких-то бумаг на полу. Письмо Сириусу от Лили…

- Каким он был?

В дверях стоял Драко, с любопытством заглядывая внутрь.

- Сириус? Он был хорошим… - Гарри немного помолчал, потом признался: - Я не успел узнать его поближе, знаю только, что он был другом моего отца и стал моим крестным.

- Гарри! Гарри! – раздался встревоженный голос Гермионы.

- Он здесь, - крикнул Драко, потом понизил голос и сообщил: - Между прочим, тебя ищут.

- Передай ему, что он урод! – донесся снизу раздраженный голос Рона.

- Кто именно урод – я или твой ненаглядный Поттер? – крикнул в ответ Малфой, ухмыляясь. – Учти, я считаю, что я вполне красив!

- Оба вы уроды! Один по жизни такой, а второй – потому что исчезает…

- Да, ты очень правильно сказал про вас с Гарри, - кивнул Драко.

Запыхавшийся Рон с негодованием поглядел на серьезного Малфоя, но в этот момент Гермиона воскликнула, указывая палочкой на вторую дверь.

- Что это?

Табличка на двери гласила «Не входить без особого разрешения Регулуса Арктуруса Блэка».

Трио переглянулось и галопом помчалось вниз.


Они вчетвером сидели за столом в столовой.

- Это он. Все сходится. - Гарри держал в руках клочок бумаги, добытый в пещере. – Р. А. Б. Регулус Арктурус Блэк.

Драко не выдержал и спросил:

- Ты уже минут десять как заведенный твердишь это свое «Это он»… Кто-нибудь может объяснить мне, кто он и что это вообще такое? – его палец указывал на записку.

- Я бы не стал… – Рон предостерегающе взглянул на Гарри, но тот махнул рукой и вкратце рассказал про то, что такое хоркруксы и про медальон с запиской.

- Регулус был Упивающимся Смертью, - тихо произнес Драко. – Беллатрикс иногда вспоминает… вспоминала его. И всегда с презрением. А мне порой казалось, что я мог бы гордиться им…

- А ты-то тут при чем? – не выдержал Рон.

- Моя мать его кузина. Она урожденная Блэк. Как и Беллатрикс. – Драко встал и подошел к окну, замер, глядя на улицу.

- Куда ни плюнь – везде Блэки! – насмешливо фыркнул Рон.

- Ты прав, Уизли. Везде. Только в этой комнате их трое.

- Что, напился и троится в глазах? И когда только успел?

Малфой повернулся к нему и спокойно произнес:

- Я учил генеалогическое древо моей семьи. И знаю, что Септимус Уизли взял в жены Цедрелу Блэк, и от их брака родился сын Артур, за которого вышла замуж Молли Пруэтт. У них родилось семеро детей… Мне продолжать, Рон? Я думал, что уж историю своей семьи ты знаешь…

Рон скривился, но ничего не сказал. Драко тем временем продолжал говорить:

- Кузина Цедрелы, Дори Блэк, вышла замуж за некоего Поттера, у них родился сын…

- Ладно, хватит! – Рон поднял ладони. - Убедил – Блэки везде. Скоро захватят мир. Только это ни на шаг не приближает нас к тому, где сейчас может находиться второй медальон.

- Тихо! – Гарри прислушался.

Так и есть, ему не послышалось – в кладовке что-то зашуршало, затихло, звякнуло. Гарри встал, неслышно подошел к двери, доставая палочку, и рывком распахнул дверь. Домовой эльф в грязных лохмотьях, с ушами, похожими на крылья летучей мыши, шарахнулся от двери.

- Кричер!

Это был именно он – домовой эльф, унаследованный Гарри вместе с домом, эльф, предавший Сириуса, до сих пор верный традициям семьи Блэков…

- Шпионил? – с трудом сдерживая себя от желания ударить эту тварь, произнес Поттер.

- Наблюдал, - скрипучий голос эльфа был еле слышен.

- Может, он знает, куда делся настоящий медальон? – спросила Гермиона.

Эльф заскрипел на нее, Гарри и Рон закричали на эльфа, Драко с интересом следил за происходящим. Наконец шум утих, Гарри приказал эльфу «прекратить обзываться и честно отвечать на вопросы». Вопросы задавали все, при этом Гермиона старательно делала вид, что она не замечает, как порой беззвучно шевелятся губы Кричера, явно бурчащего ругательства в ее адрес. В ходе импровизированного допроса удалось вытянуть историю обретения Регулусом хоркрукса и то, как медальон исчез из дома. При этом Гарри неприятно поразил тот факт, что на вопросы Драко эльф отвечал охотно, величая Малфоя «хозяин Драко», а остальным отвечал только потому, что ему приказал Гарри. Тем не менее, информацию они получили.

- Флетчер… Что-то вертится в голове…

- Гарри, вспомни – противный такой старикашка, - воскликнул Рон. - Он был на заседаниях Ордена. - Тут он осекся и взглянул на Малфоя.

- Да знаю я про ваш Орден, - фыркнул тот. – Как ты думаешь, куда направил нас… тот, к кому обратился отец? Прямиком в Орден. Так что для меня это не тайна.

- А к кому это… - начал было Рон, но Гермиона оборвала его:

- Это не важно сейчас. Гарри, ты вспомнил?

- Да, припоминаю… Кричер, разыщи этого Флетчера и приведи его сюда. Живым!

- Слушаю, хозяин.

Гарри показалось, что эту просьбу эльф выполнил очень охотно, более того, чуть ли не с радостью.


Потянулось томительное ожидание. Гарри казалось, что Кричеру не составит труда найти Мундунгуса Флетчера, но эльф не вернулся ни в этот день, ни на следующий. Обстановка в доме постепенно становилась все более нервной, утром заметили двух Упивающихся, прогуливающихся по площади. К тому же запасы продуктов в доме стали подходить к концу. За обедом все безрадостно ковыряли макароны, как вдруг Гарри осенило – можно же сходить в магазин, пользуясь мантией-невидимкой.

- У тебя есть такая мантия, и ты молчал! – негодованию Драко не было предела. – Мы тут давимся всяким… А ну, давай ее сюда!

- С чего бы это Гарри отдавать тебе мантию? – привычно вспыхнул Рон.

- Не отдавать, Уизли, а дать на время, - отрезал Малфой.

- Гарри, не давай ему, а то он…

- Грейнджер, утихомирь его…

- Тихо! – Гарри вклинился в их перебранку. - Орете так, что собственных мыслей не слышу!

- Было бы что слышать, - съехидничал Драко, но ответа не получил – Гарри вышел из столовой.

- Не понимаю, почему мантию надо дать именно тебе, - снова спросил Рон, на этот раз гораздо спокойнее.

- Из всех нас нормально аппарировать можем только я и Грейнджер. В лицо Упивающихся знаю только я. Так что…

- Так что держи, - вернувшийся Гарри нехотя сунул ему в руки свое сокровище. – Но учти, Малфой, я же тебя из-под земли достану…

- Я не идиот, Поттер, обрекать себя на верную смерть.

С этими словами Драко накинул на себя мантию-невидимку. Послышался скрип половиц, хлопнула входная дверь.

- Не стоило этого делать, Гарри, - Рон укоризненно покачал головой. – Ты же знаешь – Малфоям…

Неожиданно вмешалась Гермиона.

- Пока он нам только помогал, Рон. И, вспомни, именно он спас Грюма. Мне кажется, что мы можем ему доверять – по крайней мере, пока.

- Не ожидал от тебя такое услышать, - удивленно произнес Рон.

- Гермиона права – Малфою пока некуда деваться.

Рон поднял руки, признавая себя побежденным, и проворчал:

- Но от дежурства по кухне он сбежал очень ловко…

В первый же день они установили своеобразный график дежурства – двое готовили, двое убирали, а потом менялись. Как раз сегодня была очередь убирать Гарри и Драко.

- За ужином будет убирать сам! – Гарри, вздохнув, принялся убирать со стола. – В конце концов, я за время отработок у Снейпа столько посуды перемыл…

Драко вернулся довольно скоро, но принес с собой совсем небольшой пакет.

- А где еда? – растерянно вопросил Рон.

- Будет тебе еда. Грейнджер, можно тебя на пару минут? Мне нужна твоя помощь.

Удивленная Гермиона вышла вслед за ним, оставив Гарри и Рона недоумевать. Вернулась она минут через десять, улыбающаяся, с раскрасневшимися щеками.

- Что он… сделал?

- Ничего, сейчас сам все увидишь. – И она указала на дверь.

На пороге стояла высокая стройная девушка, с каштановыми вьющимися волосами, с неброским макияжем на бледном лице. Легкое летнее платье слегка мешковато сидело на ней, но общего впечатления не портило.

- Это… кто? – Гарри удивленно воззрился на незнакомку.

- Что, Поттер, не узнал? – ехидные малфоевские интонации и голос Драко совершенно не вязались с его новым обликом.

- Др… Драко?

Малфой уселся на стул, закинув ногу на ногу.

- Подол одерни, - прыснула Гермиона. – И все же надо было чего-нибудь… напихать.

- А почему не оборотное? – Гарри поспешно отвел глаза от ног «девушки».

- Вы трое в розыске, да и я тоже. Так что брать облик кого-нибудь из вас глупо. Дергать волосы у магглов? Можем привлечь внимание этих… с площади. Так что лучше уж так.

- И часто ты… так? – Гарри вспомнил краем уха слышанные сплетни про ориентацию Малфоя.

- Впервые в жизни. Пишите, что покупать.


На следующий день с шумом и грохотом в дом ввалились Кричер и Добби, приведшие Флетчера.

Возможно, это зрелище и было забавным – два домовика, висящие на возмущенном человеке, но друзья настолько измучились ожиданием, что оценить комизм ситуации не могли.

Мундунгус Флетчер громко возмущался, Добби гордо вышагивал по столу, повествуя о том, как он помогал в ловле вора, Кричер подскрипывал что-то… Гермиона первым делом лишила «гостя» палочки, Гарри пытался хоть что-то нормально разобрать в какофонии звуков, Рон наблюдал, стоя на пороге, Драко откровенно веселился, стоя за его спиной. Наконец Рон не выдержал. Услышав слова Флетчера: «Я не вор! Я продавец редких и диковинных товаров!» решительно заявил:

- Ты вор, Мундунгус, и это все знают!

Оправдания и уверения в том, что они ошибаются, так и посыпались из Флетчера. Малфой, стоящий за спиной Поттера, между тем достал свою палочку и как бы невзначай навел ее на Мундунгуса. Фонтан красноречия последнего почти сразу же иссяк. Гарри, не видевший, что происходит за его спиной, поглядел на выпучившего глаза и хватающего ртом воздух Флетчера.

- Когда-то ты перевернул этот дом буквально вверх дном, и не отпирайся!

«Продавец диковинок» принялся было огрызаться, но, в конце концов, рассказал и про то, как обчищал дом, и про то, куда делся медальон.

- Долорес Амбридж…

Воспользовавшись тем, что на него никто не смотрит, Флетчер шустро шмыгнул в дверь, но далеко не ушел: раздалось гулкое «Бам!» и звук упавшего тела. Над поверженным беглецом стоял Кричер с тяжелой сковородой в руках.

- И эльфы на что-то годятся, - тихо пробормотал Драко, потом добавил громче: - С ним надо что-то делать…

Посовещавшись, решили отпустить перетрусившего «гостя», Малфой вызвался проводить его до двери, кивком позвав с собой Кричера. В коридоре послышалась тихая возня, хлопок аппарации. Рон выскочил за дверь, и чуть не столкнулся с Драко, невозмутимо убирающим палочку в карман.

- Что ты…

- Проводил, - тот пожал плечами. – Кричер перенес его – аппарировать из дома, к тому же без палочки Флетчер не может, а через дверь… Вы же помните, что за домом все еще следят?


Время незаметно летело, а друзья все еще не решили, как именно им лучше добыть медальон. Они исправно следили за Министерством, составляли кучу планов, буквально трясли Рона и Драко, которые могли слышать от своих отцов о том, что и как происходит в этом заведении. Гарри в конце концов стало казаться, что Рон пользуется любым предлогом, чтобы сбежать исследовать дом, а Драко более охотно возится на кухне, а не беседует с Гермионой о Министерстве.

- И как ты только с ней общаешься столько лет, - сердито ворчал Драко, ловко нарезая овощи для салата.

Теперь, когда в доме жило два эльфа – домашний Кричер и вольный Добби – заниматься готовкой было не обязательно, однако Гермиона настояла, чтобы они хоть что-то делали по дому, а не эксплуатировали труд домовиков. Не сговариваясь, все выбрали готовку.

- Нормально общаюсь, - Гарри героически сражался с луком. – Ты лучше скажи, где это ты научился готовить? Неужели тебя мать заставляла этим заниматься?

- Нет, я научился этому там же, где и ты мог бы… - Драко, увидев недоуменный взгляд Гарри, усмехнулся и пояснил: - На зельеварении, конечно же. Если бы ты не валял дурака на уроках, то понял бы, что Снейп учит действительно нужным вещам…

- Я никого не валял! – возмущению Гарри не было предела. – Это все он… - Рука Гарри непроизвольно дернулась, и нож прошел в опасной близости от пальца. Гарри решил взять себя в руки и попытаться отомстить несносному Малфою. – А правда, что ты… - он слегка замялся, решая, стоит ли говорить.

- Что я?

- Что ты гей?

Драко удивленно поднял брови.

- Нет, конечно. – Гарри слегка расслабился, но Малфой, оказывается, еще не закончил говорить: - Я бисексуал.

- Что?!

- Это значит, Поттер, - Драко критически осмотрел нарезанный лук, признал его годным для кулинарного шедевра и кинул в салат, - что мне все равно, мужчина или женщина. Главное, чтоб человек был хороший. – И принялся облизывать вымазанные в соке помидоров пальцы.

Гарри сбежал звать друзей к ужину.

Разговор, как и все разговоры в последнее время, вертелся вокруг медальона и Министерства. План был прост – используя оборотное зелье, проникнуть внутрь, найти Амбридж и отнять медальон.

- Ну да, конечно. Все очень просто! – ехидству Драко не было предела. – Надо всего-навсего побывать именно там, куда вас так мечтают заполучить!

- А что ты предлагаешь? – возмущению Рона не было предела. – Вот ты можешь предложить что-нибудь лучше.

- Пока не могу! Но считаю, что Поттеру нечего там делать!

- Я пойду туда!

- Ну да, конечно, ты же великий герой, как я мог забыть!

- Заткнись, Малфой. Гарри просто хороший человек…

Гарри, услышав эти слова, закашлялся, подавившись чаем.

- Постучать по спинке? – участливо спросил Малфой.



Глава 3.

Первое сентября пришло с легким дождем. Гарри, вышедший за почтой, вернулся с сумрачным видом.

- Вот, - он швырнул на кухонный стол свежий "Пророк". – Полюбуйтесь!

С первой страницы на них мрачно глядел знакомый черноволосый человек, а подпись под фотографией гласила: «Северус Снейп назначен директором Хогвартса». Рон и Гермиона переглянулись, а Драко стал читать статью, временами хмыкая.

- Это ужасно! – Гарри покачал головой.

- Вечно ты все… утрируешь, Поттер, - усмехнулся Драко. – Подумаешь, назначили Снейпа директором. Вот это вот гораздо хуже, - и он указал на строчку, гласившую «Вследствие отставки предыдущего преподавателя маггловедения, Алекто Кэрроу займёт этот пост, тогда как её брат, Амикус, станет преподавателем Защиты от Тёмных Искусств».

- И чем же это хуже, позволь тебя спросить? – Рон безуспешно попытался скопировать малфоевские интонации.

- Они Упивающиеся. И они абсолютные психи. Им нравится причинять другим боль. Надеюсь, что кр… Снейп сумеет их удержать от бесчинств.

- Твой Снейп такой же Упивающийся!

Драко кинул на разгоряченного Рона тяжелый взгляд и, резко развернувшись, пошел в свою комнату.


Наутро они обнаружили записку «Ушел по делам. Вернусь, Уизли, не переживай. Никого предавать не буду. ДМ». От Кричера они узнали, что Драко о чем-то поговорил с Добби, а потом они исчезли.

- Ну и хорошо, что он ушел! Хоть отдохнем от него ненадолго! – Рон лучился оптимизмом. – И вообще. Давайте уже за медальоном сегодня и сходим! Пока этот хорек не вернулся.

Обсудив все за и против, решили воплотить предложение Рона в жизнь и смело ринулись в эту авантюру.

Как и ожидалось, чуть ли не с самого начала многое пошло наперекосяк. В Министерство проникли, но пришлось разделиться, медальон добыли, но при этом поднялся такой шум… Удирали из Министерства под аккомпанемент заклинаний и крики: «Это же Гарри Поттер!»

Но едва ноги Гарри коснулись крыльца дома 12 на Гримуальд Плейс, как кто-то грубо схватил его за отвороты мантии и буквально зашвырнул в дом. Гермиона, все еще держащаяся за руку Гарри, ввалилась внутрь, больно ударившись коленом, следом, не удержав равновесие, упал Рон, лягнув вцепившегося в девушку Яксли.

- Рон, затаскивай его внутрь! – быстро сориентировавшаяся в ситуации Гермиона пыталась отползти в сторону и достать палочку.

После недолго борьбы Рон затащил Яксли в дом и стал закрывать дверь. Между тем в доме бушевала настоящая буря. Драко тряс за отвороты мантии Гарри и орал так, что на кухне тихонько позвякивала посуда:

- Поттер, ты скотина! Я лучше тебя сам убью, чем еще раз такое испытывать! Герой недоделанный!

- И Малфой здесь! – Яксли хищно оскалился, но договорить ему не дали.

- Expelliarmus! – это заклинание вылетало из уст Гарри чуть ли не во всех ситуациях.

- Stupefy!

Яксли с силой швырнуло на Рона, только-только закрывшего дверь.

Драко между тем вновь вернулся к выколачиванию пыли из мантии Поттера.

– Ты чем думаешь, хотел бы я знать! И вообще – умеешь ли ты это делать!

- Отстань от меня, псих! Что я тебе сделал!

- Что ты мне сделал? Идем, покажу! Гриффиндорец припадочный! – разозленный Малфой буквально поволок Гарри в сторону кухни.

- Incarcerous! – Гермиона подняла палочку Яксли и вздохнула. – И что нам теперь делать с этим?

- Он словно с ума сошел! Не успели вернуться, как набросился и орет…

- Вообще-то я об Яксли.

Ответить Рон не успел - из кухни донесся мучительный, полный боли вопль Гарри.

- Ну все, гад, теперь я тебя точно убью!

Драко стоял посреди кухни, зажимая левое предплечье, пытаясь хоть как-то остановить льющуюся кровь. Гарри, скорчившись, лежал около входа и тихо стонал.

- Что он с тобой сделал? – Рон с ненавистью поглядел на Малфоя.

- Гарри, чем тебе помочь? – Гермиона наклонилась над другом.

- Ничего я вашему любимому придурку не сделал!

Драко, кривясь от боли, вышел из кухни, из коридора донесся его голос:

- Кричер, бинты!

- Воды… - тихо попросил Гарри. Отпил глоток, благодарно взглянул на друзей. – Ничего он мне не сделал… Я потом расскажу… Схожу к этому… и расскажу.

Драко лежал на кровати в выбранной им комнате и безучастно смотрел в потолок. Кричер, видимо только что закончивший перевязку, укоризненно взглянул на вошедшего и исчез.

- Проваливай, Поттер, я сегодня уже сыт тобой по горло.

- Я пришел извиниться перед тобой. – Гарри действительно чувствовал себя виноватым. И за то, что обрадовался тому, что Драко исчез с утра, и за то, что не подумал, чем может обернуться Нерушимый Обет.

- Извинился? Теперь уйди. – Малфой демонстративно отвернулся лицом к стене.

- И попросить прощения!

- Проси.

- Драко, прости меня, пожалуйста… - Гарри растерялся и не знал, что сказать дальше. Не говорить же, в самом деле «Я больше так не буду»…

- Все простил, теперь вали отсюда, - не поворачиваясь, ответил Драко.

- Точно простил?

- Сгинь!

Сочтя это за положительный ответ, Гарри поплелся вниз. После недавней наглядной демонстрации того, что бывает в случае, когда одна из сторон неумышленно нарушает условия Обета, его слегка подташнивало.

- Мы посадили пока Яксли в подвал, - сообщила ему Гермиона. – А теперь расскажи, что случилось.

- Я уже говорил вам, - вздохнув, сказал Гарри, - что мы дали друг другу Нерушимый Обет. Сегодня в Министерстве я подвергался опасности. А ему было плохо. Мы вернулись, он полоснул себя ножом по руке. Плохо стало мне.

Рон и Гермиона переглянулись.

- А ты можешь точно сказать, как именно звучал ваш Обет? – уточнила девушка.

Гарри тяжело вздохнул и поведал:

- Мы обещали заботиться о здоровье и жизни друг друга…

- В горе и в радости, в богатстве и в бедности, в болезни и в здравии, пока смерть не разлучит нас… - тихо пробурчал стоящий на пороге Драко. И добавил громче: - Поттер, ты идиот! Впрочем, я тоже… - Он сел и обхватил голову руками. – Мы не оговорили сроков!

- То есть как не оговорили сроков?- удивлению Гермионы не было предела.

- А вот так. Твой драгоценный Поттер так разошелся, что я не смог нормально подумать… Видимо, становлюсь гриффиндорцем…

- Между прочим, быть гриффиндорцем почетно! Настоящие гриффиндорцы… - начал было Рон, но Драко перебил его.

- Почетно? А хочешь узнать, каким я вижу настоящего гриффиндорца?

- И каким же?

- Изволь. Я расскажу тебе об этом… Расскажу одну очень давнюю историю. Так, как ее рассказали мне.

Он устроился поудобнее.

- Жили некогда друзья, и все они были настоящие гриффиндорцы. Пусть один из них любил унижать тех, кто не мог нормально ответить, кто был один против нескольких, а другой человеком-то по большому счету и не был. Зато они были все храбрые. И вот жили они себе, поживали. Закончили школу, стали искать себя в жизни. И нашли – под руководством другого гриффиндорца, как и они, самого настоящего, стали бороться со злом. Благая цель, правда? Вот только один из друзей, настоящий гриффиндорец, между прочим, предал остальных. И те, кто на тот момент остался в живых, сразу же поверили, что истинный гриффиндорец так и сделал. И он остался один – семья отвернулась от него еще раньше, изгнала его, а теперь отвернулись и друзья, все как один истинные гриффиндорцы. И он больше десяти лет находился на грани безумия, а может, и перешел за эту грань… А ребенка тех, кого он, по мнению бывших друзей, предал, настоящий гриффиндорец определил к тем, кто его ненавидел… Я правильно излагаю?

- Сириус не предавал! – выкрикнул Гарри. - Никого! Он…

- А я разве сказал, что Сириус предавал? – брови Драко удивленно взметнулись вверх. – Ведь Хвост тоже был гриффиндорцем.

- Он не был настоящим… - Рон возмущенно засопел.

- Убедил, Хвост был игрушечным, - ухмыльнулся Малфой. – Зато и Дамблдор, и Люпин были настоящими. Но они ни на миг не усомнились в том, что твой Сириус предатель и убийца. И настоящий гриффиндорец Дамблдор 11 лет плевал на то, что ребенок истинных гриффиндорцев живет… Где ты там жил, надежда магического мира?

- Не твое дело! – Гарри готов был то ли броситься на Малфоя с кулаками, то ли побиться головой об стол. С одной стороны, то, что излагал Драко, было правдой, а с другой… То, как подавалась эта правда, то, как это было вывернуто… - Тебя не касается, как и где я жил!

- Хорошо, меня это не касается… Но зато меня касается то, что я вынужден жить рядом с тремя истинными и настоящими гриффиндорцами!

- Так не живи! – Рон вскочил.

- Давай, убей меня – и поглядим, что будет с твоим обожаемым Поттером!

- Рон, успокойся! – Гермиона потянула Рона за рукав.

- Малфой, заткнись, - одновременно с ней выкрикнул Гарри.

- Уже заткнулся, - Драко встал и пошел к двери. – И безумно рад, что я не гриффиндорец!

- Гарри, зачем только ты это сделал! – глядя вслед аккуратно закрывающему за собой дверь Драко, с чувством проговорил Рон. – Я скоро с ума сойду с ним!

- Что я сделал? Велел ему заткнуться?

- Нет, Обет!

- Знал бы ты, сколько раз я себя о том же самом спрашиваю! – печально вздохнул Гарри.

- Кстати, об Обете… Я не очень много знаю о Нерушимом Обете, надо будет завтра посмотреть в библиотеке.

На кухне появился Кричер.

- Хозяин Гарри, а что делать с сидящим в подвале? Он пытается выбить дверь.

- А про Яксли-то мы и забыли! – Рон взглянул на Гермиону, на Гарри. – Надо же с ним что-то делать…

- Для начала давайте его накормим, - предложила Гермиона. - А завтра видно будет.


Проблема – что делать с пленником – обсуждалась за завтраком. От предложения Драко – наложить Imperio – дружно отказались, однако других более-менее сносных вариантов не было. К концу завтрака Драко задумчиво произнес:

- Вот если бы была связь с кем-нибудь из Ордена…

- Связь? - воскликнула Гермиона. – Драко, ты молодец! Я сейчас!

Она почти бегом помчалась куда-то наверх. Рон на это заявление нахмурился, Драко недоуменно пожал плечами.

- Мы напишем письмо, отправим почтовой совой, и будем ждать ответа на Диагон-аллее! Пиши, Гарри…

Решено было писать Артуру Уизли. Текст письма сочиняли долго – с одной стороны, надо было ясно дать понять, от кого это послание, с другой – если письмо попадет в чужие руки, читающий не должен понять, кто автор и о чем идет речь. Наконец тяжкий труд был завершен, и Рон с Гермионой пошли переодеваться – Гарри решили не подвергать лишний раз опасности, одного из умеющих хорошо аппарировать тоже надо было оставить дома, а Рон категорически отказывался идти с Драко.

Проводив друзей, Гарри решил поискать в библиотеке хоть что-нибудь про Нерушимый Обет.

Дом довольно сильно изменился с тех пор, как в нем поселились его нынешние жильцы. Точнее, с тех пор, как из Флетчера вытянули правду о медальоне. Возможно, все дело было в том, что теперь в доме обитало два домовика, причем оба, к большому удивлению Гарри именовали Малфоя «хозяин Драко». А может потому, что Кричер стал лучше относиться к жильцам именно потому, что они наказали того, кто посмел грабить дом Блэков. Как бы то ни было, дом теперь был чистым и уютным. К тому же по предложению Драко портрет миссис Блэк прикрыли шкафом, и теперь не приходилось видеть и слышать эту скандальную даму.

До библиотеки Гарри не дошел – он начал было подниматься по лестнице, но заметил Драко, стоящего у древа Блэков.

- Скучаешь по ним?

Взор Малфоя был устремлен на портреты его родителей.

- Скучаю. Я ведь даже письмо послать им не могу, не знаю, что с ними и где они сейчас… - Заметив недоумение Гарри, пояснил: - Их куда-то спрятали, и я обещал Грюму не нарушать конспирацию, не писать им…

- Хочешь, я напишу Грюму и спрошу его? Я-то ничего не обещал.

- Хочу. Только… Лучше просто попроси передать им мое письмо.

- Идем в библиотеку писать. Думаю, Гермиона потом отправит…

Письма были написаны довольно быстро, и Гарри все же занялся поиском книг об Обете. Драко с интересом наблюдал за его почти бесцельными блужданиями по довольно большой комнате, потом не выдержал:

- Ты решил устроить прогулку, но не хочешь идти на улицу?

- Нет, ищу книги…

- Кстати, Поттер, я забыл вчера сказать. Днем я побывал у моего крестного… Да не дергайся ты так – я не сказал, ни с кем сейчас живу, ни где. Просто успокоил, что я жив - здоров, ну и поделился нашей маленькой проблемой… Он обещал поискать что-нибудь. После того, как обозвал тебя пустоголовым идиотом, а меня ненормальным авантюристом… Точнее, не именно тебя, а «того недоумка, который не потрудился подумать, прежде чем давать такие расплывчатые обещания». Учти, это я не сам придумал, а цитирую…

- Я-то думал, что только Снейп может так выражаться, - буркнул Гарри.

- Жаль, я больше не староста. А то дал бы тебе баллы за сообразительность! – съязвил Драко.

- Твой крестный – Снейп?

В голове это не укладывалось. Крестный – это тот, кто дарит подарки, утешает и помогает. По мнению Гарри, единственное, что мог подарить Снейп – это котел яда, а утешать… Воображение Гарри отказывалось рисовать картину «Снейп утешающий». К тому же Драко – сын Люциуса Малфоя, сноба и аристократа, а Снейп – всего лишь преподаватель… Гарри помотал головой, отказываясь верить своей догадке.

- А почему бы Снейпу не быть моим крестным? – удивленно спросил Драко.

- Ну… - Гарри помолчал, а потом буквально задохнулся от возмущения: - Ты отправился в Хогвартс и нам ничего не сказал? Ты точно с ума сошел! И как ты туда попал? Туда же нельзя аппарировать!

- Меня Добби сначала туда, потом оттуда. Эльфы немного не так, как мы перемещаются. Только… - Драко ненадолго замолчал. – Я не сказал ему, зачем именно мне туда надо было.

- Эльфы… - Гарри задумался. – А ведь правда, они свободно перемещаются… Это я смогу увидеться с Невиллом, с…

- Ни с кем ты увидеться не сможешь! Одного тебя ни Добби, ни Кричер не поведут, я с собой не возьму, а Грейнджер и Уизли в Хогвартс не сунутся. Так что сиди тут и строй планы, герой.

- Сам ты герой!

- Так я же и не спорю, - кивнул несносный Малфой. – Я почти месяц живу тут с вами и никого еще не убил. Изо всех сил помогаю победе сил добра, даже боевое ранение есть, - он указал за руку, где красовался тонкий шрам, оставшийся после вчерашнего «разговора».

- Это не боевое ранение! – Гарри даже задохнулся от возмущения. – Это ты сам себя!

- Я воевал с глупостью! – гордо заявил Драко. - А так же с «последствиями необдуманных обещаний, которые могут дать только неразумные гриффиндорцы». Это я опять цитирую, - любезно пояснил он.

- То есть ты не сказал, с кем сейчас живешь, но рассказал, с кем обменялся Обетом? – сердито уточнил Гарри.

- Нет, это крестный предположил. И, кстати, именно он настоял, чтобы я не говорил ни имен, ни названий. И вообще обошелся без конкретики.

- Какое благородство! – ехидно воскликнул Гарри. – Кто бы мог подумать… Только мне почему-то думается, что это он о себе в первую очередь заботится!

- А какая разница, Поттер, о ком он заботится, если все, что он узнал обо мне, это только то, что я жив? Зато и ему, и мне спокойнее – если вдруг… - Драко мотнул головой. – Но я надеюсь, что этого не случится.

От необходимости отвечать Гарри избавил какой-то грохот у входной двери и голоса домовиков. Юноши с удивлением выглянули в коридор: до сих пор перемещения эльфов по дому были настолько бесшумны, что порой возникал вопрос – они все еще в доме или нет?

- Гарри Поттер, мы принесли кубки! – Добби радостно приплясывал около большого мешка.

- Кричер пришел и увидел, - Кричер слегка запнулся, - Флетчера. Тот отдал Кричеру мешок. Там много вещей, которые вор вынес из дома…

- Странно, с чего бы это Мундунгусу возвращать… - Гарри с подозрением взглянул на Драко. Тот поспешно спрятал усмешку. – Ты… Что ты сделал с ним?

- Ничего я с ним не делал! Всего-навсего позаботился о сохранности твоего имущества.

Стараясь сохранять независимый вид, Малфой, тем не менее, стал отступать к ведущей наверх лестнице.

- А то закончится война, Поттер, а у тебя нет ничего… Думаешь, отец меня по голове погладит?

- А при чем тут ты и твой отец? – опешил Гарри.

- Как это при чем? – Драко, явно утрируя, удивленно поднял брови. – Отец не одобрит, если я женюсь на человеке без приданного!

- Чтоооооооооооо?! – Гарри от изумления чуть не сел на пол.

- Хорошо, уговорил, это ты на мне женишься.

С этими словами Малфой поспешно ретировался.

- Хозяин Гарри, я почищу кубки, - проскрипел Кричер.

- Гарри Поттер, это сделает Добби!

- Убью!

Пришедший в себя Гарри, выхватив палочку, помчался вслед за Драко. К его большому сожалению, он слегка опоздал – Малфой успел захлопнуть дверь своей комнаты почти перед носом запыхавшегося Поттера.

- Открой! – Гарри заколотил по двери кулаками.

- Я тебя боюсь, Поттер, ты сегодня какой-то бешеный, - издевательски донеслось в ответ.

- За такие шутки тебя убить мало!

- Ах, Гаааааарри… - голос Драко понизился почти до шепота, но, тем не менее, Гарри прекрасно слышал абсолютно все. – А разве я шутииил?

- Открой немедленно! – теперь Гарри колотил по двери ногой.

- Нет-нет, нам нельзя… Что скажут мои родители… Неужели ты совсем не заботишься о моей репутации…

- Чтобы я женился… На таком… на слизеринце?! Да я убью тебя раньше!

- То есть тебя смущает только то, что я слизеринец? А так ты согласен? Ах, милый…

- Драко, ты просто скотина! Я не собираюсь ни на ком жениться! И на тебе тем более!

- Гарри? – на лестнице стоял недоумевающий Рон. – Мы вернулись, а тебя нет. Добби сказал, что ты и хозяин Драко наверх пошли…

Гарри в последний раз стукнул по двери ногой.

- Выходи, гад. Рон с Гермионой вернулись…


- Мы договорились с Грюмом – где и когда они заберут Яксли.

- Ты уверена, что это именно с ним договаривались? – уточнил Драко.

- Тебя, хорек, не спросили, - пробурчал Рон.

- Мне не хотелось бы попасть в засаду, – спокойно объяснил Малфой.

- Тебе?

- А ты думаешь, что Яксли поведете вы вдвоем? – Драко усмехнулся. - Я понимаю, всем хочется стать героями, но хоть раз можно подумать головой, а не чем вы там обычно думаете.

- При чем тут героизм? – Рон вспыхнул до корней волос.

- Яксли видел нас вместе. – Малфой проигнорировал вопрос Рона. - И знает, где его держали. Если он освободится, то об этом убежище придется позабыть. Неужели это не понятно?

- Рон, помолчи, – попросила Гермиона пытающегося что-то сказать Рона. - Да, я уверена, что мы говорили именно с Грозным Глазом – мы встретились с ним, проверили – это был он. И еще – у нас мало времени, через три часа мы должны быть с Яксли в условленном месте, - девушка вздохнула.

Они по сложившейся уже некоторое время назад привычке находились в столовой. Гермиона сначала сидела во главе стола, однако Драко, сидящий на подоконнике, поглядывающий то в окно, то на сидящих за столом, слегка нервировал ее, и она пересела так, чтобы видеть его.

- Раз мало времени, то будем думать быстрее… А не так, как вы обычно! – не удержался Драко от ехидной подколки.

Вскоре план в общих чертах был готов, осталось только решить пару спорных моментов: как обеспечить спокойствие Яксли и как добраться до нужного места – маггловского кинотеатра, расположенного на окраине Лондона и предложенного Гермионой как наиболее подходящее место встречи. То, что пойдут вчетвером, причем Драко в женской одежде, а Гарри в мантии невидимке, особых споров не вызвало. Предложение Гарри ехать на метро было отвергнуто сначала Роном, потом Драко – по разным причинам. Впрочем, Гермиона предложила сначала решить, что делать с Яксли, а потом уже «переходить к не столь важным вопросам». Постепенно вариантов осталось два – наложить Imperio или обездвижить. Первое не нравилось всем, но как доставить обездвиженного Яксли, не привлекая внимания магглов…

- Если бы у нас была инвалидная коляска, - вздохнул Гарри.

- Точно! Гарри, ты просто молодец! – Гермиона быстрее остальных поняла мысль Гарри. – Обездвижим его, свяжем, посадим в коляску… А коляску я сделаю из какого-нибудь кресла! – и она быстрым шагом вышла из столовой.

Через полчаса обездвиженного Яксли, на которого для верности еще были наложены Incarcerous, Silencio и Muffliato, Рон и Гарри усаживали в кресло, а Гермиона наносила последние штрихи на лицо Драко.

- Не понимаю, почему мы должны возиться с этим троллем, - ворчал Рон. – А некоторые в это время…

- Хочешь, я буду возиться, а ты наденешь мой паричок, - предложил Драко, за что получил от Гермионы легкий подзатыльник. – За что?!

- Молчи, а то помада по всему лицу будет!

Драко вздохнул и страдальчески закатил глаза. Девушка быстро подкрасила ему губы, убрала помаду.

- Повторяем в последний раз, что нам делать в случае, если…

- Если заклинания спадут раньше, чем мы доберемся, - передразнил ее Драко. Вышло настолько похоже, что улыбнулся даже Рон, который обычно шипел.

- Гермиона, мы все помним, - улыбнулся Гарри, - не переживай. Добби!

Домовик появился мгновенно, заранее оповещенный о том, что ему надо будет сделать.

- Добби готов помочь Гарри Поттеру!

Через несколько секунд компания стояла внутри пустующего дома, выбранного для них Добби на улице, которую назвала Гермиона, неподалеку находилась станция метро. Девушка поправила плед на коленях Яксли, глубоко вздохнула.

- Ну, идем.

Прохожие не обращали внимания на группу молодых людей, везущих в инвалидном кресле еще крепкого мужчину. Тот иногда что-то мычал, странно вращая глазами, и тогда высокая шатенка наклонялась к нему и что-то тихо шептала.

До места назначения добрались без приключений и минут на десять раньше оговоренного срока. Грюм уже ждал, но, увидев их, не сразу узнал. Процедура передачи Упивающегося прошла как-то буднично, тихо и спокойно. Грюма предупредили, что скоро заклинания спадут, тот кивнул, оглянулся, и, убедившись, что поблизости никого нет, аппарировал вместе с креслом.

- Обратно опять на этом… метро? – уточнил Рон.

- Может, я уже сниму мантию? – одновременно с ним спросил Поттер.

- Да, на метро, нет, не снимешь. - Гермиона взяла Рона и Драко под руки. – Гарри, держись на всякий случай поблизости.

- Кстати, Грейнджер, а почему у нашего Поттера такие смешные очки? – спросил вдруг Драко. – Все ходят как нормальные люди, а он… Его, мне кажется, именно по ним и опознают.

- Тебя забыли спросить, - раздался раздраженный голос Гарри рядом с ним.

- А я никогда не задумывалась над этим, - Гермиона чуть приостановилась, потом заявила. – Сейчас же зайдем и купим ему что-нибудь другое.

- Гермиона. Не надо мне ничего другого! – взмолился Гарри.

- Грейнджер, не слушай его, давай купим что-то неожиданное! – погладил Гермиону по руке Драко.

- Убери руки, хорек, - возмутился Рон.

- Замолчите оба! – возмутилась Гермиона.

Оба сердито засопели, отвернувшись друг от друга. Молча спустились в метро, молча ехали в вагоне, молча вышли…

- Гарри, я думаю, тебе лучше снять мантию, - предварительно оглядевшись и убедившись, что поблизости никого нет, тихо произнесла Гермиона.

Гарри сдернул с себя мантию, облегченно выдохнул.

- Гермиона, раз я сейчас такая красивая, - внезапно произнес Драко, явно пытаясь сделать свой голос похожим на женский, - то, как подружка подружке… - И что-то зашептал на ухо Гермионе.

- Эй, хорек, что ты там задумал! – с угрозой в голосе произнес Рон.

- Увидишь, Уизли, - Драко состроил Рону глазки.

- Хорошо, идем. Порой тебе легче уступить, чем спорить… Рон, Гарри, мы идем в этот… магазин.

Магазин вполне ожидаемо оказался оптикой. И как Гарри не упирался, вышел оттуда он с обновкой – теперь вместо всем известных очков у него были линзы, а в кармане лежали новые очки, одобренные и Драко, и Гермионой. Старые Драко торжественно выбросил в мусорную корзину.

Добби ждал их там же, куда и перенес, в нетерпении приплясывая на месте.

- Добби волновался – пришел, а вас нет…

Он перенес их обратно в дом на Гримуальд Плейс и отправился куда-то вниз, Драко с облегчением сдернул с головы парик, а обидевшийся Гарри молча ушел к себе. Рон пошел было за ним, но Гермиона покачала головой, и Уизли, вздохнув, пошел в столовую.

- Надо же, иногда и у него бывают светлые мысли, - тихо пробормотал Драко. – Эй, Уизли, не съешь все, а то я приду и тебя покусаю с голоду.

- Умойся сначала! - донесся голос Рона.

- Напрасно ты так Рона задираешь, - тихо произнесла Гермиона. – Он хороший. И умный.

Драко пожал плечами.

- Может быть, но… Он всегда так бурно реагирует. Не могу удержаться. А вот над тобой не хочется так подшучивать – ты либо молчишь, либо… - он неопределенно взмахнул рукой, а потом широко улыбнулся. – А над Поттером тоже интересно шутить – он такой… забавный!

- Не думала, что ты вообще шутить способен, - Гермиона что-то искала в своем ридикюле.

- Ты многого обо мне не знаешь.

- Того, что я знала до сих пор, с лихвой хватало, чтобы не пытаться узнать что-то новое. Да где же оно! – Она сердито встряхнула сумочкой.

- Я никогда не думал, что когда-нибудь мне придется жить с вами. И уж точно не думал, что… - он осекся. - Впрочем, это не важно. Так случилось, что мы связаны. Так что придется привыкать и уживаться.

- Нашла! – Гермиона вручила удивленно поднявшему брови Драко небольшую бутылочку. – Смоешь этим макияж. Там инструкция есть. Иди, а то точно все без тебя съедим!


Гарри страдал в своей комнате, когда раздался тихий стук в дверь.

- Не возражаешь? – Драко, уже умытый и переодетый, стоял на пороге.

- А что, если буду возражать, что-то изменится? – язвительно спросил Гарри.

Он сидел на подоконнике, сердито глядя на прогуливающихся по площади людей.

- Да, я развернусь и пойду ужинать.

- Что тебе от меня надо? В оптике вы не очень-то прислушивались к тому, что я говорю…

- Обиделся… - Малфой вошел в комнату и притворил за собой дверь.

- А ты бы не обиделся – за меня все решали вы, хотя именно мне теперь ходить в этом! – Гарри ткнул пальцем в лежащий на столе футляр с очками.

- За меня много что решали. Но я научился понимать, когда это делают просто потому, что плевать на мое мнение, а когда не все равно. Нам не все равно, можешь поверить. – Драко слегка прикоснулся к плечу сидящего. – И потому что тебя действительно многие узнают по твоим очкам. И… - он заглянул в лицо Поттера, - тебе так действительно лучше.

- Между прочим, меня любят не за внешность! – сердито сообщил Гарри.

- Я знаю. – Драко усмехнулся. – Ты ужинать-то пойдешь? Или мне тебя придется тащить?

- Еще и с ложечки кормить станешь? – съязвил Гарри.

- Значит, сам не пойдешь…

Драко резко взвалил его на плечо и понес к двери.

- Псих! Отпусти меня сейчас же! – Гарри дрыгнул ногами, пытаясь вырваться из цепких рук.

- Эй, Гермиона, я тащу вашего ненаглядного Поттера на ужин, он сам идти не хочет… - громко крикнул Драко, выйдя в коридор. – Если услышите шум, значит, мы упали…

- Пусти, я сам пойду! – Гарри стукнул его по спине.

- Нет уж. Теперь не пущу! Может, я ночами не сплю, мечтаю тебя на руках носить… - Малфой ехидно фыркнул, спускаясь по лестнице. - Или в моей слизеринской голове зреет злодейский план – уронить тебя с лестницы… Да не дергайся ты так, а то ведь действительно уроню!

- Пусти! – полупридушенно сказал Поттер. – А если уронишь, тебе же плохо станет…

- Только это пока и сохраняет тебе жизнь! – В голосе Драко было столько трагизма, что Гарри невольно рассмеялся. – Я даже убить тебя не могу!

- Герми, - потрясенно выговорил выглянувший из столовой Рон. – Он его действительно несет…

- Вот ваш великий, но голодный герой, - сгружая Гарри на стол, произнес Драко. – Хотя он так отъелся, что я, пожалуй, не буду его у вас красть…

- Зачем? – удивилась Гермиона.

- Откуда я знаю, зачем он отъелся? – Драко демонстративно вытер несуществующий пот со лба платком, снова убрал его в карман.

- Красть зачем? – уточнила девушка.

- Так я же дракон, - спокойно ответил Малфой, - мне положено.

- Принцесс тебе красть тогда положено, - Гермиона вполне серьезно взглянула на усаживающегося за стол Драко. – Гарри у нас не принцесса. И не девушка вовсе.

- Так нету же принцесс поблизости. Зато есть великий герой. И без охраны. Я не привередливый к тому же, девушка он или нет – мне все равно.

- А если я найду тебе принцессу где-нибудь неподалеку – не будешь Гарри красть?

Драко задумался. Зато не выдержал Рон.

- Что вы такое несете! Вы что, совсем умом тронулись! Гарри, ты слышишь, что они тут обсуждают!

- Пусть что угодно болтают, лишь бы меня не трогали… - Гарри махнул рукой. – И где ужин?

- Уизли, мы ничего не несем, это домовики должны нести… - Драко нетерпеливо отмахнулся от негодующего Рона, а потом закричал: - Кричер, бездельник! Где наш ужин!

- Рон, успокойся, мы не сошли с ума. – Гермиона вздохнула. – Но если мы не найдем ему принцессу, хоть какую-нибудь, он же действительно украдет Гарри. Как мы тогда будем хоркруксы искать?

- В Мунго много чего есть! – злорадно сообщил Гарри, накладывая себе в тарелку большую порцию жаркого. – Там все и найдете! А мы с Роном будем вас навещать!

- Поттер, не ешь много! - Драко жалобно захлопал глазами. – Я тебя и так еле-еле поднял.

Гарри с мстительной улыбкой положил себе еще жаркого и взял вилку.

Рон сидел на стуле, обхватив голову руками.

- Рон, успокойся, - увидев его состояние, Гермиона едва сдержалась от желания погладить друга по голове. – Мы шутили так, честно. Никто Гарри похищать не будет.

- Нет уж, похищайте! – Гарри проглотил кусок мяса и злорадно усмехнулся. – И вообще – мне так понравилось, когда меня на руках носят, что я теперь отказываюсь сам по дому ходить!

- Хорошо, - неожиданно покладисто проговорил Малфой, - я как раз знаю одно хорошее заклинание, Levicorpus называется…

- Я сказал на руках!

- Так я же палочку не ногами держать буду!

- Придурки! – Рон положил в тарелку еды и мрачно принялся жевать, стараясь не обращать на остальных внимания.

- А интересно, - вновь включилась в разговор Гермиона, - что будет, если палочку держать ногами?

- Проверим? – в один голос спросили Гарри и Драко.

- Не сейчас и не здесь!


Глава 4.

Проверить так и не удалось — за чаем Рон напомнил про добытый ими медальон, и сразу же стало не до шуток. Гарри сходил в свою комнату, принес хоркрукс, положил на стол. Все настороженно уставились на небольшую вещицу, от которой, тем не менее, многое зависело.

— И как ее уничтожать? — спросил Драко.

— Не знаю, — честно признался Гарри. — Дневник я вообще случайно… И не знал толком, что это такое.

— А теперь знаешь?

— Теперь знаю.

— Так может, расскажешь? Я-то только догадываюсь, что за дневник и как ты его… утилизировал.

Рон фыркнул, но промолчал. Гарри рассказал историю дневника Тома Реддла — так, как она была знакома ему лично, Гермиона и Рон дополняли, если Гарри что-то забывал или упускал в своем рассказе.

— Отец очень неохотно вспоминает то время, я вообще от крестного узнал, что отец в этом как-то был замешан, — Драко печально усмехнулся, — и то, только потому, что я случайно услышал, как крестный кричит на отца, и потом спросил.

— Ух, хотел бы я посмотреть на человека, который так вот запросто кричит на твоего отца, — мечтательно проговорил Рон.

Гарри подавился коротким смешком, но, поймав предостерегающий взгляд Драко, промолчал.

— Ладно, с дневником все понятно, а с этим что делать будем? — Рон ткнул пальцем в медальон.

— А может, куда-нибудь подальше от людей, и заклинанием шарахнуть? — Гарри взглянул на Гермиону. — Как ты думаешь?

— Утром, — девушка встала из-за стола. — И давай я пока его у себя положу в комнате. А то мало ли что случится.


Они стояли на опушке леса, в котором когда-то проводился Всемирный Кубок по квиддичу.

— Давай, Гарри, ты первый.

Гермиона заметно волновалась.

— Diffindo!

Рон подошел к тому месту, где был медальон, наклонился, поворошил листья, выпрямился, разочарованно покачал головой и чуть отошел в сторону. Гермиона подняла палочку.

— Incendio!

Рон пригляделся и покачал головой.

— Expulso! — выкрикнул Гарри.

— Эй, я тоже хочу поучаствовать! — Драко возмущенно отодвинул в сторону Гарри. — Вы уже пробовали, и я теперь хочу!

Он взмахнул палочкой, медальон подпрыгнул, но остался невридим.

— Diffindo!

— Повторяешься, Поттер! — ехидно прокомментировал Драко.

— Reducto!

— Неплохо, Гермиона! — Малфой слегка поаплодировал, и вновь поднял палочку. — Спорим, он просто подпрыгнет?

— Почему?! — Гарри резко взмахнул палочкой, направляя на хоркрукс заклинание. — Почему это происходит?!

— Потому что мы что-то делаем неправильно, — вздохнула Гермиона, убирая палочку. — Гарри, пойдем.

Рон поднял и спрятал в карман медальон, Гарри со злостью пнул стоящее рядом дерево.

— Что?! Что мы делаем не так?! — он стукнул по дереву кулаком. — Что вообще можно тут сделать?!

— Поттер, зараза, еще об дерево головой постучи! — Драко обхватил Гарри за плечи, потащил прочь. — Только дождись сначала, пока я умру! Да успокойся ты, а то свяжу!


Казалось, что в доме поселилось уныние. Неудачная попытка уничтожения медальона подействовала почти как дементор — или как грозовая туча. Мрачно и уныло, и вот-вот прольется дождь. После обеда Гермиона засела в библиотеке, Драко, предупредив всех, что он скоро будет, куда-то исчез, прихватив с собой Добби (и у Гарри были все основания подозревать, что он знает, к кому направился Малфой), Рон сидел в своей комнате и слушал радио, а Гарри сидел у себя.

Драко действительно вернулся довольно скоро — Рон как раз закончил готовить ужин.

— Мерлин! Уизли, вот объясни мне, как можно испортить яичницу!

— Она не испорчена, — возразил Рон, — только немного подгорела, и то с одного края.

— Ну, так возьми этот край себе!

— Фу, чем это так пахнет? — спросила Гермиона, входя на кухню.

— И ты тоже! — Рон швырнул на стол нож, которым резал хлеб. — Не нравится, готовь сама! И вообще — моя мама может сделать что-нибудь вкусненькое прямо из воздуха!

Драко в ответ рассмеялся, а Гермиона укоризненно взглянула на Рона.

— Твоя мама не может делать еду из воздуха, Рон. Никто на такое не способен. Еда является одним из пяти Принципиальных Исключений Закона Гампа об Основных элементах Трансфигура…

— О, ты не могла бы говорить по-английски? А?

— Рон, то, что ты спал на уроках профессора МакГонагалл…

— Я не спал на ее уроках!

— Эй, давайте я пойду погуляю, заодно надежду магического мира проветрю, а то он скоро скиснет совсем… — вклинился в их беседу Драко. — А вы поругаетесь, пока нас не будет.

— Мы не ругаемся, хорек! — огрызнулся Рон.

— Только будьте осторожны! — попросила Гермиона.

— Гермиона, дай мне свою помаду тогда…

— Идем, накрашу… — Гермиона встала со стула. — И купи себе уже свою, хватит мою косметику таскать!

Драко вполне галантно предложил ей руку, Гермиона, смутившись, отмахнулась и быстро вышла.

— Напиши мне список необходимого, — раздался голос Драко уже из коридора. — И помоги Гарри уговорить, чтоб со мной пошел. А то я же…


Гарри глядел на парящий перед ним снитч.

— Они обладают телесной памятью.

На пороге стояла Гермиона, за ее спиной в темноте коридора угадывался еще кто-то.

— Я думала, что когда ты возьмешь снитч в руки, он раскроется…

Стоящий за ее спиной подавился коротким смешком.

— Гарри, ты не хочешь пойти погулять?

— Герми, тебя заколдовали? — Гарри взял из воздуха снитч и спрятал его в карман. — Ты же постоянно твердишь о том, что надо быть осторожнее, и вдруг…

— Не колдовал я, Поттер, можешь не переживать. Просто попросил.

Драко заглянул в комнату.

— Малфой, ты меня своим видом до инфаркта доведешь! — Гарри казалось, что он никогда не сможет привыкнуть к переодеваниям Драко. К тому же видеть девушку, а слышать явно не девичий голосок… — Или я заикой останусь.

— И окончательно не сможешь творить магию, — согласно кивнул головой Малфой. — Так ты пойдешь со мной или нет?

— Куда?

— По магазинам, балда. Мне надо кое-что купить. Да и тебе не мешало бы проветриться. Гермиону звать с собой глупо, Уизли еще глупее, а ты как раз поможешь дотащить покупки. К тому же, — он ехидно улыбнулся, — вдруг я сбегу?

— Сходи, Гарри, Драко прав…


— Между прочим, это со мной ты сбежать можешь, а без меня никак. — Гарри недовольно посмотрел на витрину магазина, у которого они стояли уже минуты три — Драко все никак не мог решить, подходит ли ему этот магазин или нет.

— Небось, всю ночь думал, прежде чем додуматься, — тихо фыркнул Драко и пошел дальше.

Они бродили по маггловскому Лондону уже около трех часов, Гарри устал и был просто зверски голоден, а прогулка эта, судя по всему, могла продлиться еще не один час, потому что все их покупки умещались в один небольшой пакет.

— Малфой, покупай уже скорее что тебе надо, и пойдем домой. Я устал и хочу есть!

— Точно Снейп сказал — гриффиндорская глупость заразна, — Драко вздохнул. — Давай в какой-нибудь маггловской кондитерской поедим. Типа той, где мы от Упивающихся отбивались.

Через минут десять они уже сидели в уютном пабе.

— Это к Снейпу ты сегодня ходил? — Гарри с наслаждением откусил кусок свежей булки.

— К нему, конечно же. А к кому я еще мог бы ходить?

— И что он сказал?

— Что я идиот, и что теперь он точно знает, с каким именно пустоголовым болваном я связал себя сильнейшей клятвой на всю жизнь. Он только надеется, что гриффиндорская тупость не передается так же легко, как некая маггловская болезнь под названием грипп, а то ему лекции вести и за бестолочами Упивающимися приглядывать, а от меня он может теперь запросто…

— Драко! — чуть не в полный голос взвыл Поттер. — Не надо мне дословно! Я и так знаю, что твой Снейп обо мне думает! Что он сказал про Обет?

— Что это надолго. И что умрем в один день, — Драко мрачно взглянул на слегка обалдевшего от этих слов Гарри. — Правда, романтично… милый? — в последнее слово он постарался вложить максимум язвительности.

— Почему в один?

— А ты бы хотел умирать в два? — Драко вздохнул. — Еще он сказал, что раз мы поклялись защищать друг друга, то должны именно это и делать, а иначе будет плохо. Зелья точно не помогут. И заклинаний таких пока не придумали. Так что, Поттер, либо мы как-то привыкнем друг к другу, либо умрем весело и красиво…

Гарри порылся в карманах, сосредоточенно пересчитал имеющиеся деньги и заказал себе «чего-нибудь покрепче». Одно дело предполагать, а совсем другое — услышать такой приговор.


Из этого паба они пошли в какой-то другой, потом в третий, оказавшийся уже в магической части Лондона. Выходили они из него далеко за полночь, крепко держась за руки, чтоб не потеряться в темноте. Гарри периодически порывался поправить отсутствующие очки, Драко в ответ на это громко смеялся и пытался показать Поттеру его отражение. Зеркало ходило ходуном, отражение никак не хотело появляться, и это веселило обоих. Они шли, не особо заботясь о том, куда их несет, им было весело и беззаботно.

— Какое знакомое место, — пробормотал Гарри, разглядывая оказавшуюся перед его носом дверь.

— Гарри, стой! — хмельная веселость разом спала с Драко. — Нам надо побыстрее уходить отсюда! — Он поволок ничего не понимающего Поттера за собой и остановился он только три улицы спустя. — Чуть не попались. Занесло же нас…

— Куда занесло?

Вместо ответа Драко юркнул в переулок, прижался к стене.

— Патруль… Да не высовывайся ты!

Гарри прислушался — действительно, в их направлении кто-то двигался, отчетливо слышны были голоса.

— Быстро обнимай меня!

— Ты…

— Поттер, — зашипел Драко, — я собираюсь жить долго, и тебя заставлю! Представь, что я твоя девушка, и обними меня! Они уже близко!

Гарри закрыл глаза и представил себе, что стоит он в ночном переулке с Джинни. Представлялось плохо, перед глазами постоянно не к месту возникал Малфой, но Гарри очень старался. Джинни. Положить руки на талию, притянуть к себе поближе. И не обращать внимания на приближающиеся голоса…

Мягкие, тонко пахнущие чем-то пряди волос слегка мазнули по лицу, Гарри, все так же представляя себе Джинни в своих объятиях, дотянулся и «клюнул» Драко в губы. И буквально утонул в ответном поцелуе.


Просыпаться было больно и тяжело. Болела голова, причем так, словно в этой самой голове Волдеморт плясал рил вместе с Нагини. А еще жутко хотелось пить. И понять — куда он попал, почему так темно и как он очутился там, куда попал. Но пить хотелось сильнее всего.

Рядом что-то пошевелилось, потом жалобно застонало. Гарри дернулся и открыл глаза — сразу стало ясно, что темно было потому, что глаза были закрыты, и что находится он в своей спальне. А еще рядом обнаружился Драко, сидящий с самым несчастным видом, обхвативший руками голову.

— Говорил мне папа — никогда не мешать напитки… И зачем я его не послушал… — И Драко рухнул обратно на кровать.

— Драко, — осторожно начал разговор Поттер, — а как мы тут оказались?

— В доме, в твоей комнате или в твоей кровати? — простонал тот в ответ.

— Ну… в доме.

— Ты что, совсем ничего не помнишь? — либо Гарри показалось, либо в голосе Драко отчетливо мелькала обида. — Вообще ничего?

— Нууууу…

В голове мелькали какие-то образы и видения. Вот они целуются в переулке, и у Гарри в голове вертится только одна мысль — и где это Малфой научился так целоваться? Потом они аппарируют, все так же не размыкая объятий, а потом целуются уже на крыльце, на лестнице. Драко куда-то кидает надоевший и ужасно мешающий пакет с покупками, тянет к себе в комнату, но Гарри упирается и тянет его в свою. И снова они целуются.

— Кое-что помню…

Некоторое время они полежали в тишине, не зная, о чем говорить, потом Драко встал, одернул майку.

— Черт… В следующий раз хотя бы брюки сниму… Ненавижу мятые вещи.

— В следующий раз предлагаю не напиваться, — вздохнул Гарри, даже не пытаясь сесть.

— Меня больше всего радует, что мы оба говорим о следующем разе, — тихо проговорил Драко, выходя за дверь.


Поиски второго кроссовка результатов не дали, и Гарри уже готов был звать на помощь Добби, когда в дверь постучали.

— С тобой все в порядке? — на пороге стояла Гермиона с кроссовкой Гарри в руке. — Вот, возьми, я на лестнице нашла…

— Спасибо. А что со мной могло случиться?

— Когда вниз сполз Драко и признался, что вы вчера напились… В общем, я сварила зелье от похмелья.

— А больше Малфой ничего не сказал? — Гарри пытался спрятать за напускной грубостью растерянность.

— Еще сказал, что хочет пить. Когда я уходила, они препирались с Роном, но для них это нормально, — девушка обеспокоено взглянула на него. — Гарри, что-то случилось?

— Наверное. Я забыл на ночь снять эти… линзы, и теперь глаза болят… И голова болит.

Она с облегчением выдохнула.

— А вот нечего напиваться! Иди в столовую, если она еще сохранилась… А то они всерьез ругались.

Столовая сохранилась. Более того, на столе стоял завтрак, а у места Гарри еще и кружка какого-то питья, исходившая паром. Нахохлившийся Драко с мокрыми волосами сидел на подоконнике.

— Доброе утро, герой. — Указал глазами на кружку. — Эту гадость лучше пить побыстрее, пока не осознал, что она гадость…

— А где Рон?

— Он вышел. Обозвал меня по всякому, и вышел.

— Драко, но ты же первый начал его задирать! — укоризненно произнесла Гермиона.

— Вот как раз сегодня я его не трогал, — Драко зябко повел плечами. — Я тихо-мирно чуть не упал на лестнице, а он стал говорить начет того, что я алкоголик!

Гермиона вздохнула и пошла искать Рона.

— Драко, я хотел спросить… — Гарри вспомнил кое о чем, и решил узнать, пока не забыл вновь. — Почему ты не хочешь говорить, что Снейп твой крестный?

— Потому что я не люблю, когда лезут в мою личную жизнь. Возможно, у вас это в порядке вещей, когда обсуждают родственников или… еще что-нибудь, но меня воспитали иначе.

Гарри допил зелье, поморщился — на вкус оно было действительно так себе, но зато голова окончательно перестала болеть, и аппетит проснулся.

— А рассказывать насчет того, что ты узнал от крестного, будешь? Или это тоже твоя личная жизнь?

— Придут остальные и расскажу. Это как раз всех касается…

Гермиона и Рон вернулись довольно скоро и сели завтракать.

— Мы тут с Поттером поговорили, пока вас не было… Вы должны это знать. Я встретился со своим крестным и попросил его узнать об Обете, которым мы обменялись с Гарри. Если не цитировать его слова, а передать суть, то, — Драко сделал паузу, дождался, пока все посмотрят на него, и закончил. — Это ненадолго. — Рон выдохнул и улыбнулся. — Всего лишь до смерти кого-нибудь из нас, — закончил Драко.

— До смерти? Недолго? — Рон нахмурился. — Если ты, Малфой, хочешь что-то сделать с Гарри…

— Успокойся, Уизли, я не буду делать с ним ничего такого, чего бы он сам не захотел, — фыркнул Драко. — Ты бы дослушал сначала, а потом уже… делал выводы. Во-первых, недолго, потому что Поттер, скорее всего, умрет во время битвы с Лор… с… с Тем-кого-нельзя-называть. Просто потому, что… впрочем, не важно. Хотя могу погибнуть и я — случайностям всегда есть место… — он замолчал, уставившись на улицу.

— А что во-вторых? — наконец не выдержала Гермиона.

Драко вздохнул.

— Второй умрет. Скорее всего, в течение очень короткого времени. Крестный сказал, что можно рассчитывать максимум на полчаса. И это будет очень больно.

— А твой крестный не может ошибаться? — с надеждой спросил Рон.

— Может. Я даже очень надеюсь на это… Мне не светит умирать, корчась от боли. И у меня к вам просьба…

Он снова замолчал.

— Да говори уже! — чуть не закричала Гермиона. — Интересно, почему из тебя сегодня слова буквально клещами вытаскивать надо!

— Когда Гарри погибнет, убейте меня. Быстро. Я очень прошу.

Гермиона, помедлив, кивнула, Рон фыркнул.

— С удовольствием, Малфой. Только с чего ты решил, что Гарри погибнет?

— Трелони нагадала, — огрызнулся Драко и ушел.

— Гарри, он ведь шутит, да? — Рон стал теребить Гарри, все это время вяло ковыряющего в тарелке с едой. — Малфой же так любит шутить…

— Любит. Но на этот раз нет.— Гарри отложил вилку. — Гермиона, спасибо за зелье. Надеюсь, больше оно не понадобится. Я пойду…


— Отдай её мне, Грегорович.

Голос Гарри был высоким, чистым и холодным, он держал перед собой палочку в длинных белых пальцах. Человек, на которого он указывал ею, не поддерживаемый никакими веревками висел в воздухе вверх ногами; он был связан невидимыми путами, на его лице застыл страх, оно покраснело, оттого что кровь прилила к голове. С его белоснежными волосами и густой бородой он был очень похож на Санта-Клауса.

— У меня её нет, больше нет! Её у меня украли много лет назад!

— Не лги Лорду Волдеморту, Грегорович. Он знает… он всегда знает.

Зрачки висящего вверх ногами человека расширились, они продолжали расширяться до тех пор, пока их темнота полностью не поглотила Гарри…

Он быстро шёл по темному коридору с фонарём в руках. Грегорович ворвался в похожую на мастерскую комнату в конце коридора. Повсюду валялись стружки, золото поблескивало в свете фонаря. На подоконнике, словно огромная птица, сидел молодой человек с золотистыми волосами. На секунду его осветил фонарь, и Гарри увидел радость на красивом лице. Незваный гость выпустил Ошеломляющее Заклинание из своей палочки и, заливаясь смехом, выпрыгнул из окна.

Гарри мчался назад по широкому туннелю зрачков… И снова видел испуганное лицо Грегоровича.

— Кто этот вор, Грегорович? — сказал высокий ледяной голос.

— Я не знаю, я никогда не видел его… нет… пожалуйста… ПОЖАЛУЙСТА!

Крик становился всё сильнее, а затем вспыхнули зелёные искры…



— Гарри… Гарри!

Голова раскалывалась от боли, воздуха не хватало, казалось, что одежда душит, и хотелось рвануть ворот, только рука была такой тяжелой…

— Поттер! Да что с тобой!

— Видение… Опять…

К вискам прикоснулись прохладные пальцы, боль понемногу стала отступать.

— Воды принести? — в голосе Драко слышалось плохо скрываемое беспокойство.— Или зелья может какого? Гермиону позвать?

— Нет, сейчас все пройдет…

Через несколько минут Гарри заставил себя сесть на кровати, безуспешно попытался пригладить волосы.

— Я вообще-то пришел позвать тебя на ужин, но раз ты… с видениями… — Драко хмыкнул. — Может, поделишься, что за видения?

Гарри вздохнул, упал на кровать и принялся рассказывать — про шрам, про видения, про уроки окклюменции и к чему это привело.

— Поттер, ты в курсе, что ты идиот? — бесцеремонно улегшийся рядом еще в начале рассказа Драко приподнялся, опершись на локоть. — Хотя да, тебе об этом неоднократно сообщали.

— Ну и вали отсюда, раз я идиот, — обиделся Гарри, с трудом подавляя желание спихнуть незваного гостя со своей кровати. — Я еще и заразный…

— А мне уже терять нечего, — беззаботно махнул рукой нахальный оккупант. — Вот ты все обижаешься… А тебе и твой Дамблдор говорил учиться, и Снейп учил… А ты, как последняя бестолочь, и сам мучаешься, и людей мучаешь.

— Тебя бы Снейп так учил как меня! — в сердцах воскликнул Гарри. — Выворачивая наизнанку и насмехаясь.

— Что, действительно… выворачивал?

— Почти.

— Ну… — после недолгой паузы сказал Малфой. — Он же пытался… У него, между прочим, от фамилии Поттер зубы болят! Или несварение приключается. Причем уже давно, — и он улыбнулся.

— Не волнуйся, я плачу ему взаимностью! — ехидно ответил вконец обидевшийся Гарри.

— А мне? — неожиданно серьезно спросил Драко.

— Я… Я не знаю.

Драко тяжело вздохнул.

— Вот так вот значит как… Заморочил мне голову… Заставил поверить… Легкомысленный ты человек, Поттер!

— Зато Патронуса вызывать умею! — буркнул Гарри первое, что пришло ему в голову.

— Правда? А меня научишь?

— Гарри! — стук в дверь и раздавшийся вслед за ним голос Гермионы заставил Гарри сесть, а Драко резко вскочил с кровати. — Ты ужинать будешь? И еще надо Драко найти, а то пошел тебя звать и пропал…

— Да здесь я, — воскликнул Драко. — Идем сейчас.

Послышался шум удаляющихся шагов.

— Про новые видения рассказывай! И Патронуса научишь вызывать! А сейчас идем…


За ужином выяснилось, что пока Гарри отсыпался и страдал видениями, Гермиона с Драко усиленно ворошили библиотеку в поисках хоть чего-нибудь о хоркруксах. В обнаруженных книгах в один голос утверждалось, что подобные артефакты крайне сложно уничтожить или хотя бы повредить заклинаниями, но ничего более конкретного не говорилось.

— Мы так надеялись, что в доме у Блэков найдется что-нибудь такое, что поможет нам! — Гермиона вздохнула. — Все-таки семья темных магов…

— Жаль, что я сейчас не могу попасть в Малфой-Мэнор, — печально сказал Драко, потом протянул задумчиво. — Хотя…

Гарри показал ему кулак, а потом обратился к Гермионе:

— Это совсем как с философским камнем. Искали везде, даже в запретную секцию ходили, а всего-то и надо было на карточку поглядеть…

— Боже мой, Гарри! Ты молодец! И как я сразу не подумала!

Гермиона опрометью бросилась из столовой, оставив Поттера в недоумении хлопать глазами.

— Ну вот, как всегда — я с ней полдня в библиотеке рылся, а ты молодец, — проворчал Драко.

Девушка вернулась, неся какую-то книгу.

— Вот, смотрите! — она быстро пролистала несколько страниц. — Меч Гриффиндора — он гоблинской работы.

— Отлично, — недоуменно отреагировал Гарри.

— Нет, ты не понимаешь! Ржавчина и грязь не влияют на клинок. Он принимает в себя только то, что его закаляет! Гарри, ты ведь уже уничтожил один хоркрукс, так?

— Клыком василиска, — кивнул тот. — Только не говори мне, что в твоей сумочке завалялась парочка.

— Ты подумай, Гарри! В Тайной комнате ты убил василиска мечом Гриффиндора, и значит… — Она сделала паузу.

Гарри нахмурился.

— Он пропитан ядом василиска, балда, — рассмеялся Драко. — И ты сможешь при помощи его уничтожить этот медальон.

— Ты просто гений! — воскликнул Гарри. — Гермиона, правда.

— В общем-то, я рассуждаю логически, — смутилась девушка, — что позволяет мне подмечать несущественные детали…

— Только есть одна проблема, — перебил ее Рон. — Меч был украден.

— Рон?

— О, неужели вспомнили и обо мне? — язвительно проговорил он.

— Мы вообще-то и не забывали о тебе. Я не хотела тебя отвлекать…

— Вам двоим было так хорошо, что я не хотел портить вам веселье!

— А в чем проблема? — прищурился Драко.

— Проблема? — скривился Рон. — Нет никаких проблем, хорек!

— Я уже просил не называть меня хорьком, — с угрозой в голосе произнес Малфой.

— Рон, что с тобой? — встрял в перебранку Гарри. — Успокойся.

— Успокоиться? — Рон резко вскочил, опрокинутый им стул упал. — Мы думали, ты знаешь, что делаешь! Мы думали, Дамблдор сказал тебе, как нужно действовать, думали, у тебя есть план!

— Я рассказал вам все, что знал. И, если ты заметил, один хоркрукс мы все же нашли, — стараясь быть сдержанным, проговорил Гарри.

— О да, нашли! И теперь не знаем, что с ним делать.

— Мы-то хоть пытались, — негромко произнес Драко.

— Намекаешь на то, что я ничего не делаю? — Рон сжал кулаки.

— Рон, никто этого не говорил, — попыталась успокоить его Гермиона, но он все распалялся.

— А ты? Ты же всегда ненавидела Малфоя, а сейчас чуть ли не обнимаешься с ним!

— Уизли, заткнись! — Драко вскочил.

Они стояли, выхватив волшебные палочки, с ненавистью глядя в глаза друг другу.

— Protego! — Гермиона среагировала мгновенно, и готовых к поединку парней заклинанием разбросало в стороны.

Гарри тут же бросился к Драко, протягивая ему руку. Рон с ненавистью взглянул на них.

— Ах, вот значит как… — Он перевел взгляд на Гермиону — А ты? Ты остаешься с ними или…

— Рон, мы обещали быть с Гарри и помогать ему.

Гарри еще никогда не видел Гермиону такой несчастной.

— Я все понял. Ты выбрала его… их…

С этими словами Рон вынул из кармана и швырнул на стол медальон, развернулся и вышел. Гермиона бросилась было за ним, но натолкнулась на собственное заклинание. Пока она его снимала, в отдалении хлопнула дверь. Девушка выскочила в коридор, пробежала по нему, выкрикивая имя Рона.

— С ума сойти, — буркнул Драко.

Гермиона вернулась в столовую, села в кресло.

— Он аппарировал, — и разрыдалась.


Глава 5.

— Гермиона, — Гарри подошел, присел на корточки. — Он вернется.

Девушка порывисто обняла его, постепенно успокаиваясь. Гарри сел на пол, утешающее шептал что-то, гладил по волосам. Драко сидел на подоконнике, поглядывал то в комнату, то за окно.

— Что-то они оживились сегодня, — вроде бы ни к кому не обращаясь, произнес он, когда Гермиона затихла.

— Я сейчас, — девушка, вытирая глаза, вышла из комнаты.

— Надеюсь, они не заметили Рона, — Гарри выглянул в окно, встав рядом с Малфоем.

— Гад он, твой Рон, — равнодушно бросил Драко. — Одно слово — Уизел.

Гарри нахмурился, но сказать было, в общем-то, нечего.

— Между прочим, она его любит, — все тем же тоном продолжал Драко. — И она возвращается.

Когда Гермиона вошла в столовую, Драко быстро встал со своего места, отодвинул стул, приглашая ее сесть за стол.

— Ты почти ничего не ела.

— Я не хочу, — Гермиона качнула головой, но на предложенный стул все же села. — Может… разве что чаю попью.

— Кричер, чай! — негромко бросил Малфой, усаживаясь рядом. — На троих.

Через пару минут появились домовики, таща подносы со съестным.

— Кстати, мне тут пришла в голову одна мысль. А почему мы сидим в этой огромной столовой? Может, перейдем в какую-нибудь из гостиных? Там уютнее.

— Отлично, Драко! — Гарри вопросительно взглянул на девушку. — Гермиона, ты как, не против?


Они старались вести себя так, словно ничего не произошло, словно не было скандала и ухода Рона. И это им почти удавалось. Просто они избегали находиться в столовой и упоминать имя Рона. Так прошло несколько дней, а потом как-то утром Драко, предупредив их, что некоторое время будет очень занят, исчез.

— Ты ведь знаешь, куда он ушел? — спросила Гермиона после ужина.

— Я точно не знаю, но догадываюсь. Извини, сказать не могу… Но знаю, что с ним все в порядке.

— Это из-за Обета или…

— Из-за Обета, конечно же. — Гарри удивленно взглянул на нее. — А из-за чего же еще?

Гермиона немного замялась, а потом все же сказала.

— То, что тогда наговорил Рон… Ничего не было. Мы просто сидели в библиотеке, разговаривали… Да, смеялись, но я… он…

— Я знаю, Гермиона. Я тебе верю.

И совсем некстати вспомнилось горячее дыхание и не менее горячие поцелуи. Щекам сразу же стало жарко. Видимо, Гермиона что-то заметила, потому что с тревогой спросила:

— Все в порядке?

— А? Да, конечно!

Из радио, забытого Роном, полилась танцевальная музыка, и Гарри, чтобы сгладить возникшую ситуацию, пригласил Гермиону танцевать. Та удивленно взглянула, но не стала отказываться. Сначала танец был скованным и неловким, но постепенно музыка захватывала их.

— Какое зрелище! — раздался от двери язвительный голос Драко. — Не помешаю?

Танцующие оглянулись: Малфой стоял, прислонившись к косяку, и выглядел довольно мрачно.

— Что-то случилось?

— Что-то случилось, — согласно кивнул Драко и, пройдя в гостиную, устало опустился в кресло. — Вы готовы слушать новости?

Гарри приглушил звук радио и сел напротив Малфоя, Гермиона устроилась рядом.

— Несколько дней назад из кабинета директора Хогвартса группа студентов пыталась похитить меч Гриффиндора, — откинувшись на спинку кресла и прикрыв глаза, спокойно произнес Драко. — Они были пойманы.

— Кто? — у Гарри перехватило дыхание. — И что он с ними сделал?

— Уизли, Лонгботтом и Лавгуд. — Гермиона тихонько ахнула, Драко усмехнулся и продолжал: — Они вели себя довольно дерзко, и директор Снейп наказал их.

— Да говори же! — Гермиона схватила Драко за плечи и легонько встряхнула. — Что он сделал с ними?!

— Всего-навсего отправил к этому вашему полувеликану в Запретный Лес.

Гермиона с облегчением выдохнула, разом расслабившись и усевшись на подлокотник кресла Драко. Гарри внезапно ощутил легкий укол ревности.

— Грейнджер, если тебе так нравится это кресло, — буркнул Драко, — просто скажи, и я тебе его уступлю. Я, знаешь ли, не люблю девиц на своих коленях.

— Ну да, ты предпочитаешь их у своих ног, — язвительно заметила Гермиона, пересаживаясь на свое место.

— Я предпочитаю их запеченными! — ухмыльнулся Малфой. — Но для тебя готов сделать исключение. Поттер, ты не знаешь, на кухне есть большая кастрюля?

Гермиона рассмеялась, Гарри украдкой с облегчением выдохнул — меньше всего ему хотелось сейчас быть свидетелем очередного скандала.

— В общем, Снейп услал ваших ненормальных к этому… Хагриду. Пока до них не добрались Кэрроу. Хотя они не знают пока, и есть все основания полагать, что не узнают.

— А откуда об этом знаешь ты? — заинтересовалась Гермиона.

— Мне рассказали те, кто знает, это же элементарно.

— Ну да, конечно… — Девушка рассмеялась. — Ты есть будешь?

Драко мотнул головой.

— Меня накормили. Точнее, попытались запихать в меня максимум еды, хоть я и сопротивлялся. Так что сегодня есть я уже точно не захочу.

— Тогда идемте спать, — поднялась Гермиона со своего места.

У дверей своей комнаты она обернулась:

— Спасибо вам. Спокойной ночи.

Молча поднялись по лестнице, а уже на площадке третьего этажа, стоя между дверьми в их комнаты, Драко тихо сказал, глядя куда-то в сторону:

— Знаешь что, Поттер… Я, как выяснилось, очень ревнив. Так что будь осторожен.

— Мы с Гермионой друзья. И… — Гарри замялся. — Я тоже.

— Это замечательно, — Драко оказался совсем рядом. — Будем ревновать друг друга…


Что-то настырно щекотало нос, и Гарри не открывая глаз, отмахнулся.

— Жестокий ты человек, Поттер, — раздался сонный голос Драко. — Бить по голове вместо того, чтобы сказать «Доброе утро».

— Это ты жестокий, — Гарри смахнул прядь его волос со своей щеки. — Разбудил меня, щекотал…

— А ты полночи вертелся и не давал нормально спать.

— Значит, не буду больше ночевать у тебя.

Вставать не хотелось, под одеялом было тепло и хорошо.

— Ладно, будем спать у тебя, — тоном человека, который, наконец, поддался на долгие уговоры, проговорил несносный Малфой. — Только ко мне никто не придет, а к тебе Грейнджер может ввалиться. Думаю, она будет… шокирована. Очень.

— Язва ты.

— Стараюсь! — гордо произнес Драко. — К тому же у меня были хорошие учителя. Крестный, например.

— Нашел, кого вспомнить с утра пораньше…

Вздохнув, Гарри стал шарить по полу, стараясь нащупать свои очки — линзы он старался носить пореже, все же очки были намного привычнее. С тихим шелестом из кучи одежды вылетел снитч: видимо, Гарри задел карман, в котором лежал золотой мячик.

— Знаешь, это самый оригинально пойманный снитч, — фыркнул Драко. — Как их только не ловили. Но чтобы глотать…

— Я идиот! — Гарри стукнул себя по лбу.

— Ничего, у тебя есть другие достоинства, — снисходительно сообщил Малфой.

— Гермиона же сказала мне, что они обладают телесной памятью! — И Гарри прикоснулся к снитчу губами.

— Как хорошо, что ты не сел на него!

— Погляди…

На снитче проявлялась надпись «Я открываюсь под конец».

— Сейчас я устрою ему конец, — многообещающе заявил Драко, обнимая Поттера.


Гермиона сидела в гостиной на втором этаже и опять листала «Сказки барда Бидля».

— Доброе утро, — Гарри буквально скатился по лестнице. — Ты была права насчет снитча, правда он не раскрылся…

И он продемонстрировал девушке мячик.

— Я открываюсь под конец, — вслух прочла она. — Я тоже кое-что нашла… Посмотри на этот символ.

— Ты же знаешь, что я не изучал руны, — усмехнулся Гарри.

— Это не руны, я проверяла по справочнику. И к тому же, погляди — он нарисован чернилами, он не является частью книги. Странный рисунок — какой-то зрачок в треугольнике, пересеченный вертикальной линией.

— Такой был на шее у Лавгуда, — раздалось от двери.

— Драко, почему ты постоянно подкрадываешься? — Гермиона резко обернулась и удивленно спросила. — Ты что, замерз?

Тот молча кивнул, поправляя высокий воротник свитера, уселся за стол. Гарри, слегка смутившись, отвел от него взгляд и спросил:

— Завтрак где?

— Скоро будет. — Девушка вновь взглянула на рисунок. — Я тоже видела его у мистера Лавгуда на свадьбе Билла и Флер.

— Гермиона, я тут подумал, — Гарри воспользовался паузой и решил поделиться тем, о чем думал уже несколько дней. — Мне надо побывать в Годриковой Лощине. Там я родился, там погибли мои родители…

— И там он будет тебя поджидать, — буркнул Драко.

— Там идеальное место, чтобы спрятать хоркрукс, — продолжал настаивать Гарри.

— Это очень опасно, но я сама уже думала о том, чтобы побывать там, — призналась Гермиона. — Вполне вероятно, что там спрятано что-то еще.

— На меч намекаешь? — уточнил Драко.

Гермиона встряхнула волосами и сказала:

— Думаю, Дамблдор знал, что Гарри захочет побывать там. И это идеальное место, чтобы спрятать меч Гриффиндора в месте, где он родился!

— А что, Гриффиндор родился там?

Драко расхохотался.

— Поттер, ты вообще учебник по истории магии открывал?

Гарри промолчал, вспомнив, что пресловутый учебник он открывал только один раз — когда покупал. Гермиона укоризненно покачала головой и вышла из комнаты. Драко тут же подошел к Гарри, дернул его за прядь волос и сообщил:

— Твое невежество порой настолько велико, что я начинаю понимать крестного.

И пошел на свое излюбленное место — на подоконник. Буквально через минуту в гостиную вошла Гермиона с довольно объемной книгой.

— Вот, читай сам. Батильда Багшот «История магии».

— Погоди, это же… — Гарри нахмурился, припоминая разговор с Эльфиасом Доджем и тетушкой Рона Мюриелью на свадьбе Билла и Флер. — Именно она рассказала Рите Скитер про Дамблдора!

— Читай, Гарри, — и девушка раскрыла книгу на закладке.

— Наверное, наибольшую известность среди таких наполовину смешанных поселений приобрела Годрикова Лощина, деревня на западе страны, где родился великий волшебник Годрик Гриффиндор, и где Боуман Райт, кузнец-волшебник, изобрел первый Золотой Снитч. На местном кладбище можно встретить фамилии многих старинных родов волшебников, и это, без сомнения, стало причиной появления большого количества сказаний и легенд о привидениях, на протяжении многих веков охраняли небольшую церквушку возле кладбища…

С минуту все сидели молча, потом Гермиона спросила:

— Ну что, будем готовиться к посещению Годриковой Лощины?

— Если вы надеетесь, что именно там Дамблдор спрятал этот ваш меч, — фыркнул Драко, — то вы… Впрочем, — он махнул рукой, — гриффиндорцы — они гриффиндорцы и есть!

— Зато ты истинный слизеринец! — не выдержал Гарри.

— Конечно! — гордо вскинул голову Малфой, и в этот момент он очень походил на Люциуса. — И как всякий слизеринец только и мечтаю о завтраке!

— Как я могла забыть! — спохватилась Гермиона. — Он же уже, наверное, сгорел! — и она опрометью унеслась из комнаты.

— Вы меня сегодня доведете до чего-нибудь ужасного! — горестно вздохнул Драко. — Сначала ты по голове настучал и чуть не съел, теперь она завтрак сожгла… Какая у меня печальная судьба!

— Да уж, куда печальнее, — фыркнул Гарри. — Может, пойдем поможем Гермионе?

— Завтрак жечь? — уточнил Драко. — Пойдем. А то точно голодными останемся.


После завтрака Гермиона отправилась к себе, сообщив, что будет собирать вещи и готовиться к путешествию, а Драко утащил Гарри в подвал, напомнив про Патронуса. Довольно большая пустующая комната рядом с кухней идеально подошла для тренировок.

— Ты должен вызвать самое светлое, самое радостное воспоминание. Самое-самое. Вот, смотри. — Гарри сосредоточился, взмахнул палочкой. — Expecto Patronum!

Сгусток магического света в форме оленя заскакал по комнате.

— Красиво.

Драко сосредоточился, взмахнул палочкой, пробормотал заклинание. Потом еще раз и еще.

— Сразу почти ни у кого не получается, — вздохнул Гарри. Вспомнил, как его учил Люпин и улыбнулся. — Я еще и в обморок несколько раз падал. А такой вот, — он кивнул на оленя, стоящего рядом и, казалось, прислушивающегося к словам «хозяина», — получился не сразу. Сначала просто шарик света был.

— Я хочу, чтобы у меня получилось сегодня! — упрямо пробормотал Драко.

— Тогда успокойся. А то стоишь, как Снейп в гостиной Гриффиндора, — фыркнул Гарри.

Драко рассмеялся, оценив сравнение, прошелся по комнате, остановился напротив Поттера.

— А еще, возможно, ты не то воспоминание выбрал. Я сначала думал про первый полет на метле. А потом… Потом я вспомнил про родителей, про то, как увидел их в зеркале. Тогда это было самое сильное и радостное воспоминание. И у меня все получилось.

— Самое радостное, — задумчиво произнес Драко, потом подошел, сгреб в охапку Гарри и крепко поцеловал.

— Не думаю, чтобы… такое воспоминание помогло.

— Считай, что я просто отдыхаю, — невозмутимо парировал Малфой.

— Может, отдохнешь как-нибудь по-другому?

— Прямо здесь? — Драко демонстративно оглядел комнату. — На полу?

— Я не это имел в виду! — на всякий случай Гарри решил не уточнять, что именно Драко подразумевал под «отдыхать прямо здесь на полу». — Может, устроим маленькую дуэль? Без всяких членовредительских и особо злобных.

— Об этом мог бы и не говорить. — Малфой слегка напоказ взмахнул палочкой. — Защищайся.

Они кружили по комнате, перебрасываясь заклинаниями.

— Может, усложним задачу, — предложил Драко. — А то как на втором курсе. В бою-то никто выкрикивать заклинания не будет.

И снова кружение по комнате, взмахи палочками. Внезапно Гарри опустил палочку, и тут же схлопотал Expelliarmus, швырнувший его на пол.

— Ты что, Поттер, ума лишился! — навис над ним возмущенный Драко.

— Я вспомнил шестой курс. И Sectumsempra, — буркнул Гарри.

— Нашел что вспоминать, — разом помрачнел Малфой, усаживаясь рядом с ним. — Я ее вообще стараюсь не вспоминать. Как и многое другое.

— Скажи, зачем ты… — Гарри провел кончиками пальцев по левому предплечью Малфоя. — Для чего все это? Метка, покушения на Дамблдора?

— Убери руку, — Драко убрал руку за спину. — Давно больно не было? Иногда ты такой идиот…

— Драко, не уходи от ответа. Зачем ты все это делал?

— У меня тогда не было выбора. — Он сглотнул и тихо стал рассказывать. — Отец в Азкабане, мать… Я очень люблю своих родителей. Они для меня все. Точнее, — он мотнул головой, — были всем. От Лорда зависело, что будет и со мной, и с мамой. И с отцом. К тому же я очень хотел отомстить тебе, да и Дамблдора ненавидел. А тут предложение войти в ближний круг, шанс отомстить, возможность вызволить отца. К тому же, — он горько усмехнулся, — я завидовал тебе. С самого первого курса. С момента появления в Хогвартсе ты был знаменитостью, что-то совершал.

— Это ты идиот, — Гарри обнял его за плечи. — Я не хотел этой славы, хотел просто учиться… Но если бы моим родителям что-то грозило…

Драко тихо продолжал:

— Я сейчас тебе завидую. Потому что у тебя есть такие друзья, которые готовы идти за тобой куда угодно и на что угодно.

— У тебя же тоже есть — Крэбб и Гойл.

Малфой иронично улыбнулся:

— Ты считаешь, что они мои друзья? Какое незамутненное видение мира. — Он вздохнул. — Давай дальше практиковаться. А то все заклинания позабываем…

И снова кружение по комнате, веселый азарт и атака-защита-атака… Палочка Драко отлетела, подчиняясь беззвучному Expelliarmus, ударилась об стену.

— Все-все! — Драко поднял руки, улыбаясь. — Я признаю тебя победителем!

Гарри поднял его палочку, повертел в руках и протянул Малфою.

— Держи. Так и быть, пользуйся пока. Я сегодня добрый.

— Тогда воспользуюсь твоей добротой. Давай еще раз Патронуса вызывать.

Через полчаса в комнату заглянула Гермиона. Взъерошенный Драко понуро стоял посреди комнаты, а Гарри задумчиво смотрел на него.

— Не помешаю?

— Ты умеешь вызывать Патронуса? — Драко оторвался от созерцания пола и поглядел на нее.

— Умею, — пожала плечами девушка.

— А я нет, — и он снова уставился в пол.

— Многие не умеют. Невиллу пока так и не удалось…

— Спасибо, Грейнджер, утешила, — язвительно произнес Драко и, резко развернувшись, буквально выбежал за дверь.

— Что это с ним? — удивленно спросила Гермиона у Гарри.

— Ну, ты нашла, кого в пример привести! — вздохнул тот. — Еще бы Филча вспомнила.

— Хочешь, я схожу и извинюсь? Заодно и на обед позову.

После недолгих раздумий Гарри согласно кивнул головой.


Он сидел в гостиной и скучал. Обеда не было, равно как и других обитателей дома. Чем можно так долго заниматься? Посидев еще немного, Гарри все же не выдержал и отправился в комнату Драко.

— Я никогда не думала, что мне когда-нибудь придется это делать, — раздался из-за двери голос Гермионы. — Они так гордились мной, моими успехами. Но как я еще могла защитить их? — Пауза. — Так что я наложила Obliviate и ушла…

— Тебе удалось защитить своих родителей. — Голос Драко звучал глухо. — А я плыву по течению. Даже этот Обет… Хотя нет, это было по сути мое решение.

Гарри постучал в дверь, не желая больше слушать то, что, возможно, не предназначено для его ушей.

— А вот и Поттер, — на этот раз голос хозяина комнаты звучал насмешливо. — Что, соскучился, великий герой?

— Проголодался, — уточнил Гарри, останавливаясь на пороге.

Драко сидел на кровати, обхватив колени руками, Гермиона присела на край стола, и оба выжидательно смотрели на Гарри.

— Если мешаю, могу уйти.

Малфой насмешливо прищурился, но промолчал, ответила ему Гермиона.

— Нет, не мешаешь. Действительно, я пришла звать на обед, а вместо этого мы заговорились…

И она заторопилась к выходу.

— Идем, надежа магического мира, — фыркнул Драко. — А то умрешь от голода, а я планирую жить долго.



Патронус получился на третий день. Драко как одержимый все свободное время (а его было предостаточно, потому что Гермиона никак не могла закончить таинственную подготовку к визиту в Лощину) проводил в «тренировочном зале», буквально вынуждая Гарри тренироваться вместе с ним. Иногда Поттеру казалось, что за все шесть лет в Хогвартсе он не выпускал столько заклинаний, как за эти дни. Даже на занятиях с Армией Дамблдора он в основном показывал новое для остальных и просто смотрел, правильно ли делают другие. А сейчас… На предложение Гарри позвать Гермиону Малфой только качал головой, произносил только одно слово: «Защищайся!» и тут же начинал атаковать. Счет шел с переменным успехом, но Поттеру казалось, что все же чаще победителем становился именно он. Когда Гарри уставал, Малфой снисходительно дозволял ему отдохнуть, впрочем, отдыхал и сам. И неизменно несколько раз в день пытался вызвать Патронуса, иногда бормоча что-то про «неправильные воспоминания».

Гарри устало сидел на стуле, опираясь затылком о стену, и наблюдал за Драко. Ему до сих пор не верилось, что этот человек, ранее видевшийся исключительно в роли то ли соперника, то ли врага, может открыться с такой неожиданной стороны. Пожалуй, другом его назвать сложно… Пока сложно, но вот соратником — уже да. Об еще одной стороне столь многогранной личности Малфоя Гарри старался не думать, по крайней мере, днем, хоть и понимал, что рано или поздно та же Гермиона узнает о том, где и с кем именно предпочитает проводить ночи ее друг.

— Expecto Patronum!

Из палочки Драко вырвался ослепительный сгусток света, сначала небольшой, но постепенно набирающий силу, а потом это «яйцо» света лопнуло, и перед замершим Малфоем завис небольшой, размером с человека, дракон.

— Получилось! У меня получилось!

Все еще не веря в свершившееся, Драко оглянулся на вскочившего Поттера.

— Мне кажется, что это не он, а она, — рассматривая Патронуса, произнес Гарри, а потом уточнил: — Хвосторога.



Глава 6.

Пушистые снежинки, еще не примятые ничьими ногами, метнулись прочь, тихий хлопок аппарации — и на пустынной улице послышался шум дыхания, а на тротуаре появились отпечатки трех пар ног.

— Ну вот, мы на месте, — Гермиона выскользнула из-под мантии-невидимки, прошла пару шагов вперед. — Идем?

Через несколько секунд слегка взъерошенный Гарри сворачивал мантию, а Драко с любопытством оглядывался. Небольшие уютные с виду домики, огороженные невысокими оградами, венки из остролиста и омелы, колокольчики — все вокруг было мило и патриархально.

Гермиона подошла к юношам, взяла их под руки.

— Идемте же!

Они пошли по улице, похрустывая свежевыпавшим снегом, и смотрели по сторонам. Часть домов была заброшена, и было видно, что произошло это недавно. Дошли до кладбища, и, не сговариваясь, остановились.

— Интересно, они там? — голос Гарри предательски сорвался.

Они были там — Джеймс и Лили Поттер, погибшие в один вечер и похороненные рядом. Гермиона молча обняла Гарри за плечи, Драко встал рядом с другой стороны и сжал его руку.

Тихий шелест шагов по снегу — и тишина. Драко бросил быстрый взгляд в ту сторону и слегка дернул Гарри за руку: неподалеку стояла невысокая полноватая пожилая неопрятно одетая женщина со смутно угадывающимся в снежной темноте лицом. Она смотрела на стоящих в траурном молчании, но, заметив их внимание, развернулась и пошла прочь, не торопясь, словно давая понять, что им надо следовать за ней.

Поттер быстро взглянул на стоящих рядом, слегка пожал плечами и пошел следом за женщиной.

Ушли они недалеко — до дома с провалившейся внутрь крышей, летом наверняка утопавшем в зелени, буйно разросшейся в небольшом палисаднике. Гарри резко остановился, его дыхание перехватило, перед глазами вновь замелькали уже неоднократно переживаемые им сцены из далекого прошлого.

— На этом месте он убил их.

Странная женщина оказалась совсем рядом, буквально в двух шагах, и в свете фонаря они, наконец, увидели ее лицо.

— Вы ведь Батильда, да? — спросил Гарри, чувствуя, как начинает покалывать шрам, и отмечая признаки приближающейся головной боли.

Женщина смотрела на него, не говоря ни слова, пристально и не мигая, а потом все так же молча пошла прочь. Им не оставалось ничего кроме как пойти за ней.

Дом, в который он пришли вслед за Батильдой, был захламленным и неопрятным, и остался мрачным даже после того, как зажгли свет. В воздухе витала какая-то затхлость и заброшенность, дом казался покинутым, не смотря на явное присутствие в нем хозяйки. Они стали осматриваться, пытаясь понять, для чего Батильда привела их к себе. Вокруг царили пыль и запустение, и среди наваленного кое-как хлама привлекали к себе внимание несколько довольно старых колдографий и яркое пятно книги в глянцевой обложке. Гермиона с заинтересованным видом взяла в руки книгу, полистала ее. Драко хмыкнул. Сам он стоял в центре комнаты, брезгливо поглядывая по сторонам. Гарри же заинтересовался колдографиями, и, вглядевшись, узнал одного из изображенных на них людей — красивый светловолосый юноша с бесшабашной улыбкой. Тот самый, похитивший нечто важное у Грегоровича.

— Кто это? — Поттер указал на юношу. Вместо ответа женщина пошла куда-то, поманив Гарри за собой.

— Интересно, как Рите Скитер удалось разговорить Батильду? — задумчиво произнесла Гермиона, ни к кому особо не обращаясь, однако Драко счел нужным ей ответить:

— Заклинаниями? Не думаю, чтобы Скитер была… — он осекся, схватился за грудь и со сдавленным криком «Гарри!» помчался вслед за Поттером, на бегу доставая палочку.

Гермиона побежала вслед за ним и уже на лестнице услышала стук, какой бывает при падении чего-то тяжелого на пол.

Огромная змея крушила все в небольшой комнате, стараясь укусить Гарри, отбивающегося от нее стулом, и не попасть под заклинания Драко. Гермиона, почти не глядя, хлестнула заклинанием, оно отрикошетило, выбив окно. Им удалось сбросить змею вниз, на первый этаж, где было намного светлее, и тут Гарри закричал, содрогаясь от резкой боли в шраме:

— Он идет! Он идет сюда!

Драко метнулся к нему, помогая встать и обнимая.

— Гермиона, давай! — и схватил девушку за руку.

* * *

— Все хорошо, ты в порядке, — тихий шепот, невесомые прикосновения чего-то прохладного и освежающего к горячим щекам.

Гарри открыл глаза, попытался сфокусировать зрение на чьем-то лице, облизнул пересохшие губы.

— Сейчас. Сесть сможешь?

После нескольких попыток ему удалось сесть — при помощи Гермионы.

— Вот, попей.

Приятно прохладный напиток с отчетливым травяным вкусом превосходно утолил жажду и взбодрил, настолько, что появились силы оглядеться по сторонам. Гермиона протянула очки, и Гарри, наконец, смог разглядеть помещение, в котором они находились.

Палатка мистера Уизли, та самая, в которой они жили во время квиддичного матча, освещалась керосиновой лампой. Гарри лежал на одной из кроватей, неподалеку спал Драко, Гермиона сидела рядом. Тихо потрескивала печка, что-то булькало в котелке.

— Ты голоден?

— Не знаю, — вздохнул Гарри. — Я пока не понял.

— Как ты себя чувствуешь?

— И этого еще не понял.

Девушка вручила Гарри кружку с остатками питья, подошла помешать варево.

— А что было? Чем все закончилось?

— Ты закричал, потом Драко, и мы аппарировали. Я не решилась домой, и мы попали сюда. Это Лес Дина. Я когда-то бывала тут с родителями. Мы с Драко поставили палатку, и уложили тебя. Ты бредил, метался… Тебя укусила змея, но я промыла рану, и она уже затянулась. Сначала с тобой сидел он, потом я.

— И, между прочим, ты ужасно нас напугал, Поттер, — раздался сонный голос Драко. — И еще, гриффиндорец герой надкусанный, скажи мне, зачем ты пошел один туда?

— Я же не знал, что внутри нее змея! — нахмурился Гарри. — Она дождалась, пока я отвернулся, и напала…

— Он не знал! — Малфой сел, потер глаза, тяжело вздохнул.

— Гарри, — Гермиона прикоснулась к его плечу. — Есть еще одно…

Она протянула Гарри что-то, что он сначала принял за сломанную веточку. Деревянная часть палочки держалась лишь за счет сердцевины.

— Я пыталась… Но починить… Ты же помнишь палочку Рона…

* * *

Эти несколько часов до позднего вечера они провели практически в молчании, только изредка перебрасываясь ничего не значащими фразами. На душе у Гарри было пусто и холодно. Сначала они не смогли уничтожить медальон, потом ушел Рон, теперь сломана его палочка — близнец палочки Волдеморта, на которую он возлагал определенные надежды. «Осталось теперь только потерять хоркрукс, — мрачно подумал Гарри, — и наше счастье будет полным». Представив себе последствия этого события, Гарри с мрачной решимостью надел медальон себе на шею и вышел из палатки, не желая отвечать на вопросы.

Он сидел на пороге палатки, бездумно смотрел сквозь решетку ветвей на звездное небо и вертел в руках палочку, одолженную у Гермионы «на всякий случай». Внезапно внимание Гарри привлекло какое-то свечение неподалеку. Холодный призрачный свет становился все ярче, и вот уже в нескольких метрах стоит, прядая ушками, лань, сотканная из живого серебряного света. Она постояла, перебирая копытцами, но при этом не тревожа палую листву, и скакнула в сторону, оглянулась, топнула ногой, будто говоря: «Ну что же ты сидишь!»

Словно во сне Гарри пошел за ней, забыв про все предупреждения и обещания. Лань передвигалась изящными прыжками, временами замирая и оглядываясь. Вот она скакнула в очередной раз, а потом тихо истаяла, оставив после себя чувство щемящей грусти. А потом свечение стало пробиваться из-подо льда озера, не берегу которого стоял Гарри. Он осторожно ступил на лед, сделал шаг, другой; лед потрескивал, но выдерживал его вес. Гарри остановился над тем местом, где свет был ярче всего, опустился на колени и вгляделся.

Он был там — изящный клинок, небольшое перекрестие, рукоять, украшенная мерцающими в неярком свете рубинами. Казалось — протяни руку, и меч окажется у тебя…

Гарри быстро отошел на берег, резко взмахнул палочкой. Diffindo сработало прекрасно — как раз над местом, где на дне покоился меч, ради которого они сунулись в Годрикову Лощину, появилась прорубь. Вода казалось настолько холодной, что при одном только взгляде на нее ломило зубы, а при мысли о том, что придется туда лезть по телу пробегали мурашки. Гарри вздохнул, и, стараясь не думать о последствиях, стал быстро раздеваться.

Холод буквально сковывал все мышцы, но Поттер мужественно набрал воздуха и скользнул в прорубь. Первая попытка схватить меч оказалась неудачной, равно как и вторая, Гарри вынырнул, сделал глубокий вздох и снова нырнул. Его рука уже дотронулась до рукояти меча, но в этот самый момент что-то сильно дернуло его за шею вверх, разом выбив из легких весь воздух…

Гарри уже почти перестал сопротивляться, перед его глазами снова мелькнула зеленая вспышка, послышался пронзительный женский крик, и в этот момент в воду рухнуло что-то тяжелое. Гарри что-то подхватило, поволокло, и он смог, наконец, вдохнуть свежий морозный воздух. С человека, стоящего рядом, текла вода, сам он тяжело дышал и что-то пытался сказать. Гарри поднял голову и встретился взглядом с глазами Рона.

— Ты?!

Тот кивнул, потом попытался убрать с лица мокрые тяжелые пряди, видимо, забыв, что сжимает в руке меч. Поттер слегка нервно рассмеялся, наблюдая за ним, встал с колен, стал быстро одеваться.

— Это ты призвал лань?

Рон помотал головой, стряхивая замерзающие капли в волос, и ответил хрипло:

— Я думал, это ты…

— Мой Патронус — олень.

— Ах, да…

Неловкое молчание было прервано тихим позвякиванием, когда Рон передернул плечами, ежась от холода. Они уставились на медальон, цепочку которого Рон сжимал в руке.

— Давай покончим с этим, — предложил Гарри, на которого внезапно навалилась усталость.

Они выбрали подходящее место, Рон уложил медальон на плоский камень и протянул меч Гарри. Тот покачал головой.

— Это должен сделать ты — раз тебе удалось достать меч.

* * *

Обратный путь показался чересчур длинным — дорогу к озеру Гарри совершенно не запомнил, к тому же шли они теперь в кромешной темноте, опустошенные и уставшие. Гарри нес покореженный медальон, Рон по-прежнему сжимал в руке меч. А перед глазами все еще стояли видения, которые насылал хоркрукс.

Сначала были пауки, черной волной хлынувшие на Рона, с каждым метром становящиеся все больше и больше. А потом из тумана, висящего над медальоном, соткались три призрачные фигуры: Гермиона, рядом с ней Гарри и немного поодаль Драко.

— Нелюбимый сын… ты никто рядом с ними…

В какой-то момент Гарри показалось, что Рон готов сдаться, но он пересилил себя и с силой рассек проклятый медальон. И вот теперь они возвращались.

Видимо, услышав шум шагов, навстречу вышла разгневанная Гермиона.

— Гарри, у меня просто нет слов, как ты мог! Мы думали, что ты… — Она осеклась, увидев Рона. — Иди в палатку. А ты, Рон Уизли…

Драко лежал на дальней от входа кровати, повернувшись лицом к стене и укутавшись одеялом с головой. Гарри ощутил укол совести — он полез в озеро, совершенно не задумываясь о последствиях, забыв о том, что накрепко связан с Малфоем.

— Драко, я…

— Отстань, — глухо донеслось в ответ.

— Прости. Я не подумал… — Гарри положил руку на плечо Малфоя и ощутил, как тот дрожит всем телом. — Драко, прости, пожалуйста.

— Проваливай! Оставь меня в покое, понял!

Рон стоял у палатки, понуро глядя на носки своих ботинок, и выслушивал все, что говорила ему Гермиона. Рядом с ней он почему-то ощущал себя то несмышленым ребенком, то нашкодившим подростком, хоть хотелось ему обратного — быть защитником и опорой.

— Рон Уизли, ты последняя задница! — в сердцах воскликнула девушка и сердито отвернулась.

— Мы медальон уничтожили, — Рон с мольбой поглядел на нее. — Достали меч и уничтожили.

— И теперь ты считаешь, что можешь вот так спокойно вернуться? Сначала ты сбежал, как…

Она говорила довольно долго, все повышая голос, и попытки Рона вставить хоть слово приводили к тому, что она распалялась все больше. Наконец поток упреков иссяк, и девушка заявила:

— И лучше тебе не попадаться мне на глаза! Пока я не прощу тебя!

Рон закивал, понимая, что гроза миновала. Гермиона окинула его сердитым взглядом:

— Переодеваешься и сторожишь! — и пошла в палатку.

Они сидели, крепко обнявшись, и Гарри что-то утешающее шептал на ухо Драко, гладя его по спине и вздрагивающим плечам. Услышав шаги Гермионы и, видимо, ощутив ее удивленный взгляд, устало повернул к ней голову и тихо сказал:

— Я отвечу на все твои вопросы, только потом, хорошо? — и снова отвернулся, не дожидаясь ответа.

* * *

Утро началось с обеспокоенного голоса Гермионы:

— Рон, у тебя температура!

Тот пытался уверить, что все нормально, и само пройдет, но девушка, не слушая его, развернула активную деятельность по приготовлению Бодроперцового зелья. Ее возня разбудила Гарри, тот попытался сесть и чуть не упал с кровати — все же трудно устроиться комфортно вдвоем на узкой одноместной лежанке.

— А что мы вообще здесь забыли? — вполне логично поинтересовался Драко.

— Ничего, но пока не позавтракаем, дальше не двинемся. — Гермиона внимательно следила за зельем. — Кто будет завтраком заниматься?

Вопрос, в общем-то, был риторическим, потому что Рон действительно чувствовал себя не лучшим образом.

— Ненавижу кашу, — тихо ворчал Драко, помешивая манную кашу на плите. — Вот почему нельзя позавтракать бутербродами, а?

В дом аппарировали после завтрака, Гермиона тут же развила бурную деятельность по лечению Рона, и парни сочли за лучшее спрятаться в комнате у Драко, а то Гермиона обмолвилась, что надо бы и остальных для профилактики напоить зельем. Гарри рассказывал о том, как перед ним появилась лань, как его спасал Рон и как потом уничтожали хоркрукс.

— Я понял, что ты тонешь, — Драко вздохнул. — Ты там тонул, а я задыхался в палатке. Еще и ушел, никому ничего не сказав. Я вообще тебя, Поттер, скоро на цепь посажу.

В дверь раздался осторожный стук.

— Гарри, ты тут? — голос Рона был едва слышен.

Малфой закатил глаза, махнул рукой — дескать, пусть заходит.

— Спасибо! — поблагодарил Рон Гарри, когда, оглянувшись, просочился в комнату. — Она совсем меня залечить решила… А я уже выздоровел.

— Учти, Уизли, заразишь меня, я тебя Гермионе на опыты сдам, — заявил Драко. — Еще и зелья варить буду.

Рон только вздохнул.

— Ты дома был? — задал Гарри вопрос, который мучил его с того момента, как они с Роном пришли в палатку. — И как ты нас нашел?

Выяснилось, что к себе домой Рон не отправился — ведь неизвестно, что там и как, но и вернуться в дом Гарри он не смог, потому что попросту не видел его. Пришлось ему немного попутешествовать по Англии, подолгу не задерживаясь на одном месте. Пару раз его пытался остановить патруль егерей («Ну, эти, которые магглорожденных отлавливают»), один раз пришлось отбиваться от них, но в целом все обошлось благополучно. А помог найти Делюминатор. Услышав, что у Гарри сломалась его палочка, Рон весело заметил, что это не проблема, и вышел. Вернулся он довольно скоро, с палочкой в руке.

— Вот, возьми. Я у егерей отнял. И еще… Я теперь знаю, как они смогли нас так быстро отыскать — ну, когда мы со свадьбы сбежали! — и он замолчал, торжествующе глядя на остальных.

— И как же? — скептически спросил Драко.

— На имя Сами-Знаете-Кого наложили заклинание! И теперь, когда его произносят, об этом узнают и выслеживают!

Гарри что-то неразборчиво буркнул, порадовавшись, что они не называли эту персону по имени — не потому что опасались, а просто как-то не хотелось. Их разговор был прерван резким стуком в дверь.

— Гарри, — Гермиона старательно не обращала внимание на Рона, — нам надо поговорить. Не здесь.

Гарри пожал плечами и вышел, бросив напоследок:

— Смотрите, не подеритесь!

В гостиной девушка немного помолчала, а потом резко выпалила:

— Я хочу поговорить с Ксенофилиусом Лавгудом!

Гарри выслушал ее аргументы и согласился, что поговорить с ним необходимо, возникало только два вопроса — кто отправится и когда. Обсуждение продолжилось за обедом, причем Рон поддерживал Гермиону, что бы она не предлагала, Гермиона категорически не хотела отправляться к Лавгудам с Роном, а Драко заявил, что Поттер без него никуда не отправится. В конце концов, отправляться решили утром. Вчетвером.



Глава 7.

Дом, к которому они приближались, производил впечатление какой-то перекрученности и странности. Видно было, что строение изначально имело другие пропорции, но с течением времени становилось мало для своих обитателей — и достраивалось, но не как Нора, а куда-то вверх и вбок.

— Сейчас же каникулы! — воскликнул Рон. — Повидаемся с Луной, узнаем новости…

Но его чаяниям не суждено было сбыться — встреча получилось какой-то скомканной, Ксенофилиус постоянно косился на Драко, был нервозен и встревожен. И Гарри ожидал чего угодно, но не предательства со стороны Лавгуда, не того, что на зов отца Луны явятся Упивающиеся.

— Луна… Они схватили мою девочку… Мою Луну… — твердил Лавгуд как оправдание, глядя на рушащиеся стены своего жилища.

— Ну что, прогулялись? — зло спросил Драко после возвращения, буквально упав в кресло в гостиной. — Послушали еще раз сказочку для детей, поглазели на рисунки… Что дальше? В салочки поиграем?

Рон осуждающе пыхтел, бросая сочувственные взгляды на поникшую Гермиону, но сказать было нечего — Волдеморт сумел устроить им засаду, из которой они вырвались лишь благодаря везению.

— Гермиона не виновата, — тихо произнес Гарри. — Я тоже хотел поговорить, да и… Рон не был против.

Он остановился рядом с креслом, дотронулся до плеча Драко, но Драко сердито зашипел, и Гарри поспешил отдернуть руку.

— Заметь, я никого не виню, Поттер!

— Нет, Гарри, это я предложила отправиться туда, и поэтому…

— Гермиона, Гарри прав — это не твоя вина, — встрял Рон, — и я хотел его увидеть, и все мы…

— Говори за себя, Уизли! — вновь вклинился в беседу Драко.

— Отвали, хорек! — Рон сжал кулаки.

— Между прочим, у него Патронус дракон, — тихо, ни к кому не обращаясь, вдруг сказал Гарри.

— Что? — недоуменно повернул к нему голову Малфой.

— У кого? — растерялся Рон.

— У Драко Патронус хвосторога. Красивая, — пояснил Гарри и попросил: — Так что не надо обзывать хорьком, хорошо, Рон?

— У тебя получилось! — воскликнула Гермиона, улыбаясь. — А почему вы мне не сказали?

— Как-то не до того было, — пожал плечами Гарри.

В это время в гостиную просочился Добби и радостно возвестил:

— Обед готов, Гарри Поттер. Добби накроет здесь?

Вечером Драко исчез.

Гарри после обеда отправился в подвал — его новая палочка «капризничала», посему необходимо было привыкнуть к ней. К сожалению, новую взять было неоткуда — никто из людей, находящихся в доме не знал, где, кроме как у Олливандера, это можно сделать. Драко сначала предложил опять устроить дуэль, и они пару раз перекинулись заклинаниями, но потом Малфоя довольно чувствительно швырнул на стену Expeliarmus.

— Все, с меня хватит, — заявил он. — Я хочу еще пожить здоровым!

И ушел.

Гарри позанимался еще некоторое время, потом поужинал в одиночестве, снова позанимался, и только потом обнаружил отсутствие Драко.

Активные поиски помогли узнать следующее: Кричер видел, что ближе к ужину прилетела какая-то незнакомая сова, «хозяин Драко» прочел записку, а потом он ушел, вместе с Роном и Добби.

— Куда они могли отправиться? — Гермиона нервно расхаживала по гостиной, то и дело поправляя волосы. — Может быть, к крестному Драко?

Гарри представил себе картину: «Рон отправляется в гости к Снейпу» и отрицательно помотал головой. Он уже открыл рот, собираясь что-то сказать, и в этот момент его скрутил приступ боли.

Лицо человека, смутно узнаваемое, человека, который стоит перед ним, но не трясется от страха, а смеется, смеется взахлеб, торжествующе и презрительно:

— Убей меня, Волдеморт, я с радостью приму смерть! Но она не принесёт тебе то, что ты ищешь… Ты слишком много не понимаешь…

Ярость, безумная ярость…


…Оборвавшаяся резко, с ощущением, будто в плечо воткнули раскаленный прут и проворачивают там. Гермиона едва успела подхватить — Гарри чуть не упал, резко подавшись вперед и зажимая плечо рукой, усадила в кресло.

— Я могу помочь?

Гарри сглотнул, несколько раз вдохнул-выдохнул, боль слегка отступила…

Тихий хлопок — и в комнате сразу стало многолюдно, но Гарри видел только одно: Люциус Малфой в рваной одежде поддерживает сына, буквально висящего на его руках.

— Ненавижу! — вырвалось у Поттера. Он рванулся вперед, почти вцепившись в руку Драко. — Ненавижу тебя! Ты, идиот слизеринский!

— Гарри, — слабо улыбнулся тот и потерял сознание.

Бесчувственного Драко Рон и Дин Томас понесли в его комнату, Гермиона, заметив отчаянный взгляд Гарри, махнула рукой, дескать, идем.

— Рон, подумай, как размещать всех в доме. Домовикам скажи, пусть комнаты уберут, — скороговоркой выпалила девушка, потом обратилась к Гарри: — Принеси мне мою сумочку. Она в комнате на столе.

Когда Гарри вернулся, Драко был уже в сознании, он лежал, кусая губы и стараясь не стонать. Обрывки рубашки валялись на полу, а Гермиона, хмурясь, осматривала на рану чуть ниже ключицы.

— Дай мне настойку бадьяна. Она в сумочке.

Гарри порылся в ридикюле, но не мог найти ничего, что бы напоминало склянку.

— Accio, бадьян! Вот, держи.

Девушка откупорила склянку, капнула несколько капель на рану.

— Это все, что я могу сделать…

— Герми… она… — прошелестел голос Драко. — Надо позвать…

Она наклонилась к самым губам Драко, и он что-то прошептал. Гермиона неуверенно взглянула на Малфоя, но тот уже закрыл глаза.

— Гарри, я ненадолго отлучусь. Ничего не трогай и не позволяй ему вставать. Воду сейчас принесут, только будь осторожен.

Она вышла, аккуратно прикрыв за собой дверь, послышался ее голос: кажется, она звала Добби.

Все это время Гарри трясло мелкой дрожью, и он не мог ответить, почему — то ли после той боли, которую ему пришлось испытать, то ли от переживаний за жизнь Драко.

— Я отомстил тебе за Министерство, — очень тихо проговорил Драко. — Теперь ты знаешь, как это…

— Зачем ты туда пошел? — Гарри осторожно присел на краешек кровати. — И почему без меня?

Тихий скрип двери — Добби принес стакан воды. Дождавшись, пока домовик уйдет, Малфой стал тихо рассказывать.

— Мама прислала сову — пропал отец. Она очень переживала. Лорд же у нас в доме теперь всех собирает, вот я и пошел. Уизли с собой позвал, сказал, что там Лавгуд может быть. Он с радостью пошел. Я подумал, что Добби сможет туда попасть. — Драко облизал губы. — Вообще в наши подвалы аппарировать нельзя. И в Малфой-Менор тоже просто так не попадешь. Но он смог. Там были и гоблин, и Олливандер, и девчонка. А отца не было. Они сказали, что его увели наверх. — Его глаза лихорадочно горели. — Гарри, она совсем сошла с ума. Если раньше она была хоть немного… нормальной, то теперь…

Он покосился на стакан воды, стоящий на столике у кровати, и Гарри, ругая себя за несообразительность, осторожно напоил Драко.

— Она хотела что-то узнать от отца. Мы ворвались, там было еще двое каких-то… Пока я и Рон дрались с ними, подоспели остальные. А когда уходили, она кинула нож. Кажется, ни в кого не целилась, просто чтобы попасть, — Драко, видимо, хотел пожать плечами, но лишь скривился от боли.

— Не двигайся. Просто полежи.

— Не уходи. Пожалуйста.

Через некоторое время Драко задремал, и Гарри, стараясь его не разбудить, тихо вышел, оставив дверь приоткрытой. Снизу раздавались голоса, но идти туда не хотелось — ведь он пошел за своими вещами.

Вещей оказалось на удивление много, и в рюкзак, с которым он пришел в этот дом, они не поместились, пришлось часть вещей скатать в какой-то неудобный для переноски ком. С рюкзаком в одной руке и с вещами в другой Гарри вошел в комнату Драко и остолбенел.

Снейп отдавал Гермионе какие-то распоряжения, потом хмуро взглянул на вошедшего.

— Мистер Поттер, из слов мисс Грейнджер я понял, что вы остались присматривать за раненым.

— Профессор, я… на минуту вышел всего… — от неожиданности принялся оправдываться Гарри. — Вещи…

Гермиона, выходя из комнаты, укоризненно на него поглядела.

Драко что-то едва слышно прошептал.

— Положите ваши вещи куда-нибудь и не мельтешите, — скривился Снейп. — Будете мешать — я вас выгоню.

Гарри оставалось только молча выполнить указания, а потом наблюдать за творящимся в комнате.

Вернулась Гермиона, следом за ней Кричер торжественно внес поднос с кувшином и стаканом, водрузил на стол и столь же торжественно удалился. Снейп тем временем расставил какие-то склянки на столе, принялся отмерять в стакан капли, долил водой. При помощи Гермионы напоил Драко. Вручил ей какие-то пакетики, что-то тихо проговорил, девушка кивнула и ушла, аккуратно притворив за собой дверь. Профессор опять налил воды, капнул из пары флаконов, протянул Гарри.

— Выпейте.

— А что там? — не то чтобы Гарри опасался, что его отравят, но ведь имел право знать?

— К моему глубокому сожалению, не яд.

Либо Гарри показалось, либо в голосе Снейпа отчетливо была слышна печаль. Драко тихо засмеялся.

— Не ожидал подобной глупости от тебя, — тут же обернулся к нему Снейп. — Сунуться в это змеиное гнездо в одиночку…

— Я был не один, — тихо возразил ему Драко. — Со мной был Уизли и домовик.

— Великая сила! — фыркнул зельевар. — Все Упивающиеся во главе с Лордом должны были трепетать! Да ты понимаешь, что тебе просто повезло?! Что Лорда попросту не было на месте!

— Он разговаривал с каким-то стариком, — вырвалось у Гарри.

— Мистер Поттер, — вновь обратил на него свое внимание Снейп. — Я вам дал лекарство не для того, чтобы вы его грели в руках. Его пить надо. А что касается ваших видений… Увы, я зря тратил на вас свое время. Я надеялся, что вы поймете, насколько важно для вас научиться защищать свой разум.

Тихий стук в дверь прервал его речь. Бросив напоследок гневный взгляд, профессор подошел к двери, взял из рук Гермионы склянку, поставил на стол.

— Когда мазь остынет, намазать рану. Мисс Грейнджер, проследите, чтобы все было выполнено правильно. А теперь проводите меня к Люциусу.

— Он в соседней комнате, профессор.

— Идемте, мне понадобится ваша помощь.

Снейп вывел девушку за дверь, послышался его недовольный голос:

— К моему большому сожалению, вы единственная из присутствующих, кто хоть как-то может…

— Гарри, быстро, — зашептал Малфой. — Позови Рона. Очень срочно!

Недоумевая, Гарри пошел искать Рона.

— Интересно, что ему от меня надо…

— Я не знаю, что ему надо от тебя, но лично у меня кулаки чешутся! — сердито сообщил Гарри.

Рон виновато вздохнул.

Драко полулежал на кровати, к чему-то прислушиваясь.

— Что?.. — начал было Рон, но Малфой прижал палец к губам.

Из-за стены слышались голоса, сначала невнятные, а потом отчетливо прозвучали слова:

— Люциус, ты просто идиот!

Рон выпучил глаза:

— Здесь Снейп?

— Тсссссссс! — зашипели на него на два голоса.

Снова шум голосов, с иногда пробивающимися отдельными словами.

— Не будет сильно ругать, — с сожалением вздохнул Драко. — Видимо, из-за того, что там Гермиона.

— Там Снейп?! — снова спросил Рон.

— Ну, ты же хотел послушать, как мой крестный кричит на моего отца… — Драко осторожно сполз на кровати, снова укладываясь.

— Снейп — твой крестный?!

— Не кричи ты так, — поморщился Гарри, — а то опять сюда придет.

— Как тут оказался этот… — шепотом завопил Рон, но осекся, увидев выражение лица Малфоя, — этот человек?

— Я попросил Гермиону привести, — сказал Драко. — Она много умеет, но лечить… Я ранен, отца Crucio пытали, Олливандер еле на ногах держится…

— Он полечит, — фыркнул Рон. — Даст яду и отправится к Во… этому… гаду…

— Слушай, Уизли, — глаза Малфоя сузились. — Если ты не прекратишь…

— Мазь остыла, — вклинился в начинающуюся перепалку Гарри. — Сейчас я тебя намажу…

Драко тут же замолчал, многообещающе заулыбался. Рон покраснел и поспешил сбежать из комнаты.

Примерно через полчаса Снейп опять пришел — Драко как раз только задремал, да и Гарри уже подумывал о том, чтобы ложиться спать, день выдался на редкость длинным и насыщенным. Он как раз распихивал свои вещи по полкам шкафа, когда раздался стук в дверь.

— Мистер Поттер, рану нужно обрабатывать каждые три-четыре часа. — Снейп выглядел уставшим, под глазами залегли тени, лицо осунулось. — Я проверю завтра вечером. Если случится что-то непредвиденное — мисс Грейнджер знает, как меня найти.

— Профессор Снейп, — Гермиона маячила за его спиной, но в комнату не входила. — Поужинаете?

— Благодарю вас, мисс Грейнджер, — он слегка дернул уголком рта. — Но мне необходимо возвращаться в Хогвартс. — Еще раз мельком глянув на спящего, вышел, буркнув на прощание «Спокойной ночи».

— Гарри, выйди, пожалуйста, буквально на несколько минут, — Гермиона говорила почти шепотом, видимо, опасаясь потревожить раненого.

— Заодно и перекусить что-нибудь найду, — улыбнулся Гарри.

Они пошли в сторону кухни.

— Я и Рон живем теперь наверху — в бывшей моей комнате мистер Олливандер, а в Роновой — гоблин. Луна со мной, Дин с Роном. А в твоей мистер Малфой.

— Мы слышали, — тихо рассмеялся Гарри и с любопытством уставился на девушку. — А что ему Снейп говорил?

— Гарри, как тебе не стыдно такие вопросы задавать! — Гермиона засмеялась. — К тому же ничего нового ты не услышал бы, даже если бы я рассказала. Ты лучше скажи, что это Рон шипит и плюется, когда про Драко слышит?

Поттер разом помрачнел. Было ясно, что избежать разговора про их с Драко отношения не удастся, только Гарри надеялся, что состоится он как можно позже.

— Мы… — он замолчал, не зная, что говорить дальше.

— Да?

— Давай, я потом… Я спать хочу уже.

— Хорошо, я подожду. Только Драко пусть больше не шутит над Роном так. А то Рон уже думает, что ты с Драко… — она замялась, но потом решилась. — Что вы с Драко любовники.

— Это не шутки, — буркнул Гарри, радуясь, что на лестнице почти темно, и Гермиона не видит, как пылают его щеки.

— Извини, что? — она застыла.

— Я скажу, чтоб не шутил. Но это правда. — И Гарри быстро пошел по лестнице в комнату, оставив девушку переваривать услышанное.

Видимо, переварила быстро — минут через десять Добби принес поднос, на котором был чай и тарелка с бутербродами. Гарри поблагодарил домовика и улегся спать.



Глава 8.

Шрам пульсировал в такт биению сердца.

Чужого сердца.

Шаг. Еще шаг. Цель все ближе. Уже видны очертания строения.

Томительное ожидание сменяется иными чувствами. Предвкушение и радость.


«Нет! Не хочу! Я могу… могу противиться этому!»

Видеть чужими глазами.

Вырвать из неподвижных рук палочку, провести по ней пальцами, наслаждаясь ощущениями. И расхохотаться, не в силах скрыть торжество.


— Не-е-е-ет!

Невероятная тяжесть, не хватает воздуха, пульсирующая боль — голова просто раскалывается, резкая боль в груди…

— Поттер, мать твою! Совсем рехнулся! — хриплый шепот над ухом возвращает в здесь и сейчас. — Гарри!

Тяжесть не исчезает — это Драко прижимает его своим телом к кровати. К тому же, видимо, Гарри задел его, когда метался на кровати, либо же вырываясь из его хватки, потому что из раны на груди Драко сочится кровь.

— Я в порядке…

Драко недоверчиво посмотрел в глаза Поттера, покачал головой, но сел, а потом и улегся, кривясь от боли. Гарри вдохнул полной грудью, потер шрам.

— Слушай, Поттер, ты порой умный человек… — Малфой тяжело вздохнул. — А порой такой идиот!

— Сам ты идиот, — буркнул Гарри, дотянулся до склянки с мазью. — Опять кровь идет.

— А у тебя опять видения. Ты же можешь защититься, но не делаешь этого. Ай, жжется!

Несмотря на попытки Драко увернуться, Гарри добросовестно смазал рану мазью, поинтересовался — завтрак сюда или раненый уже вполне способен передвигаться? Раненый с чувством сообщил, что никогда не любил болеть в кровати, а предпочитал портить всем жизнь, находясь в обществе как можно большего количества людей, а посему спустится вниз.

Спускаться пришлось на первый этаж — гостиная на втором этаже не могла нормально вместить всех ныне проживающих в доме на Гримуальд Плейс.

Разговор за столом в столовой смолк, когда Драко и поддерживающий его Гарри показались в дверях.

— Доброе утро, Гарри. Рада, что с тобой все в порядке, Драко.

Луна Лавгуд приветливо кивнула им со своего места, и это словно послужило сигналом к общим приветствиям, а затем и началу завтрака — домовики подали на стол омлет с грибами, тосты, джем и чай.

Драко доковылял до ближайшего стула, рухнул на него, перевел дух, и первое время не принимал участие в разговоре. Впрочем, в основном говорили Луна и Дин — рассказывали, как они оказались в подвале Малфой-Менора. Луну забрали из Хогвартс-экспресса — Темному Лорду не нравились статьи, которые печатал в «Придире» Ксенофилиус Лавгуд. Дина Томаса, этой осенью и не думавшему отправляться в Хогварст, поймали в лесу, где он прятался вместе с гоблином Грипхуком, да так и не решили, что с ним делать дальше.

— А где Грипхук? И где Олливандер? — спохватился Гарри.

— Они едят у себя в комнатах, — ответила Гермиона. Сначала она избегала смотреть на Гарри, но потом, приняв какое-то решение, взглянула на него и улыбнулась. — Им уже намного лучше после того, как… их осмотрели, но все же не настолько, чтобы сидеть за столом. Я думала, что и Драко будет у себя…

— Не дождетесь, — фыркнул тот. — Я уже почти здоровый!

Люциус Малфой промокнул губы салфеткой, спрятав усмешку, а Драко тем временем продолжал:

— Луна, а зачем вы в кабинет к Снейпу залезли? Я уже столько дней никак этого понять не могу.

— Мы хотели забрать у него меч Гриффиндора, — спокойно ответила девушка.

— Но меч же… у нас, — выпалил Рон. — Мы его из озера достали.

— Беллатрикс уверена, что меч Гриффиндора находится в хранилище Лестранжей в Гринготсе, — негромко произнес Люциус. — И у меня есть все основания полагать, что это правда.

— Я не знаю, какой меч в Гринготсе, а какой в Хогвартсе, я уверен, что наш — настоящий! — Рон взглянул на Гарри, словно прося того подтвердить его слова. — Мы им хоркрукс уничтожили.

— А что такое «хоркрукс»? — тут же спросил Дин.

— Ну… — замялся Гарри, не желая, с одной стороны, врать, а с другой — выдавать тайну, хранителем которой он невольно стал.

— Это такой темномагический артефакт, — помощь пришла с неожиданной стороны, от Люциуса Малфоя. — Подробностей я не знаю, но кое-что о них слышал. Число способов, которыми их можно уничтожить, очень ограничено.

— Мне кажется, что точно про меч Гриффиндора может знать мистер Грипхук, — внезапно произнесла Луна.

— Почему именно он? — удивился Гарри.

— Но это же просто, — недоуменно поглядела на него девушка.

— Тебе может и просто, — проворчал Рон.

— Лично мне совершенно ясно, что вы оба спали на истории магии, — недовольно заявила Гермиона.

— Мы спали втроем, — ехидно заявил Драко, — так что просветите нас, темных.

— Этот меч в незапамятные был выкован гоблинами по заказу Годрика Гриффиндора, — пояснила Луна. — А гоблины считают, что как только умер тот, кто заплатил деньги за вещь, сделанную ими, то вещь вновь принадлежит им, гоблинам.

— Возможно, что Годрик не заказал, а отнял меч у короля гоблинов Рагнука Первого, — добавила Гермиона. — По крайней мере, именно так они уверяют. Но, как бы то ни было, именно Грипхук может точно сказать, что за меч находится в Гринготсе.

— Но я не стал бы рассчитывать на то, что он поделится этой информацией, — Люциус встал из-за стола. — Гоблины не любят делиться своими секретами. И очень не любят магов.

И он вышел из комнаты, следом за ним вышел и Драко.

— Кстати, а что тут делают Малфои? — спросил Дин. — Я думал, что уж старший-то точно приспешник Лорда. И очень удивился, когда его запихали в подвал к нам.

Рон и Гермиона, не сговариваясь, посмотрели на Гарри, тот вздохнул и рассказал про то, что Люциус ушел от Лорда, что с Драко они обменялись Обетом, и что уже довольно долгое время он им помогает.

— Дела-а-а-а, — задумчиво протянул Дин. — А мы можем чем-то помочь?

— Я не знаю, — честно ответил Гарри. — Но если вдруг пойму чем, то обязательно скажу.

Разговор с Грипхуком, при котором присутствовали Рон и Гермиона, получился сложным, но главное — информацию о том, что в хранилище Лестранжей хранится поддельный меч Гриффиндора — получить удалось. Более того — случайно или нет, но гоблин проговорился о том, что там хранится еще некий артефакт «очень сильный, но недобрый».

Гарри с Гермионой переглянулись, но, не сговариваясь, промолчали, решив обсудить эту информацию позже, Рон покосился на них, но тоже ничего не сказал. Поблагодарив гоблина за беседу, они вышли, пожелав напоследок скорейшего выздоровления.

— Мне кажется, что мы только что узнали, где находится еще один хоркрукс, — заявил Рон. — А вы что думаете?

— Не тебе одному, — улыбнулась Гермиона.

Рон просиял от этих слов, ибо до сих пор Гермиона, судя по всему, не простила его побега. Девушка же окинула его взглядом, в котором, как показалось Гарри, смешались снисходительность и какая-то почти материнская нежность, и произнесла:

— Я в библиотеку. Может, удастся понять, что может храниться в сейфе. Рон, ты поможешь?

— Да! — Рон шагнул следом за ней.

— Нет! — одновременно с ним сказал Гарри. — То есть... Мне нужно поговорить с Роном.

— Я приду попозже, — вздохнул тот и поглядел на Гарри несчастными глазами.

— Хорошо. — И Гермиона пошла в сторону библиотеки.

— Идем к тебе, — предложил Рон. — А то у меня, наверное, Дин сидит... Ты же наедине хочешь поговорить?

— А у меня Драко. А в той комнате, где я жил до этого, сейчас Люциус живет. Так что идем в подвал.

В подвале, в той комнате, которую Гарри про себя окрестил тренировочным залом, было ожидаемо пусто.

— Ты хочешь у меня спросить, что с нами было у Малфоев, да? — Рон смотрел в пол, не решаясь поднять взгляд на Гарри.

— Вообще-то я сначала хотел набить тебя морду! — сообщил тот. — Но сначала не было возможности, а сейчас уже глупо. Так что да, буду спрашивать именно о вашем приключении...

Рон вздохнул и принялся рассказывать. О том, что Драко его попросил пойти с ним, сказав про то, что Упивающиеся поймали нескольких гриффиндорцев. О том, что Добби перенес их прямиком в подвал, и они встретили там Дина Томаса и Луну Лавгуд, а так же Олливандера и гоблина. О том, как они услышали пронзительный крик, и Луна сказала, что это, наверное, опять Беллатрикс кого-то пытает. И она, Луна, надеется, что не мистера Малфоя, которого привели вчера вечером. О том, как Драко снес толстенную решетку, просто взмахнув палочкой, и помчался наверх. О том, как он один бился против трех Упивающихся, пока не подоспел Рон.

— Я всегда считал его нытиком и трусом. Ну, до этой осени. А он оказался молодец. Хотя, если бы моего отца пытали, я бы тоже взбесился...

К тому времени, когда к ним подоспели Дин и Луна, помогающие подняться по лестнице Грипхуку и Олливандеру, Рону и Драко удалось отнять палочки у самой Беллатрикс, у оказавшегося там Петтигрю, еще у какого-то Упивающегося. Добби обрушил люстру на Беллатрикс, и поднявшаяся суматоха дала время на то, чтобы Люциус немного пришел в себя и доковылял до их группки.

— А потом Добби стал нас перемещать, мелькнуло что-то блестящее, и мы оказались у нас в коридоре. А Драко стал падать...

— Палочки где? — после недолгого молчания спросил Гарри. — А то эта меня плохо слушается.

— У меня они. Принести?

— Давай вместе сходим. Я хочу еще с Олливандером поговорить.

Драко он нашел в их комнате на подоконнике — тот сидел, обняв колени, и задумчиво смотрел на площадь. Что нового там можно увидеть, Гарри решительно не понимал, но не спрашивал. Нравится — пусть смотрит.

А в кресле у стола обнаружился Люциус. Удобно расположился, пил что-то из чашки и с интересом читал свежий «Пророк».

— Эээ… Добрый день, — Гарри настолько растерялся, что не нашел ничего лучшего, чем поздороваться.

— И вам того же, — светски-вежливо откликнулся Малфой-старший. — Как поживаете?

— Спасибо, не болею, — буркнул Гарри, пытаясь понять, что здесь надо этому человеку. Он, конечно, отец его… его… друга, но… он же Люциус Малфой!

От окна донесся сдавленный всхлип.

— Надеюсь, и дальше болеть не будете, — величаво кивнул Люциус, — а то погода нынче располагает.

— Ну… да, — не мог не согласиться Поттер, в душе кроя вежливого гостя последними словами. — А как ваше здоровье?

— Благодарю вас, мистер Поттер, — Малфой вздохнул. — Собственно, именно с этим и связан мой визит к вам.

— С вашим здоровьем? — окончательно растерялся Гарри. — Но я не умею лечить!

Со стороны Драко послышался тщательно заглушаемый хохот.

— О нет, лекарь мне не нужен, я доверяю Северусу, — поспешил успокоить Поттера его собеседник. — Но вы хозяин этого дома, и я хотел бы узнать, не против ли вы моего пребывания здесь? В силу некоторых обстоятельств я вынужден просить у вас позволения и дальше пользоваться вашим гостеприимством.

— Нет, конечно. То есть да, на здоровье.

— Но это лишь часть проблемы. Видите ли, я очень переживаю за свою жену, — доверительно сообщил Люциус, и в его голосе зазвучали траурные ноты. — Она осталась совсем одна.

— Ну, пусть она тоже тут живет, — буркнул Гарри. — Только свободных комнат у нас нет.

— Надеюсь, она не будет против жить в той, которую занимаю я. Кстати, при уборке Кричер нашел кое-какие вещи, полагаю, что они ваши… О, и последнее на сегодня, — Люциус поднялся с кресла. — У вас, как я заметил, некоторый переизбыток волшебных палочек, — он указал на палочки, которые Поттер до сих пор машинально сжимал в руке. — Мою палочку этот га… Лорд не только забрал, но и поломал! — А вот теперь в голосе была настоящая обида. — Я был бы не против пользоваться палочкой Беллартикс.

С этими словами он протянул руку, и Гарри совершенно машинально отдал ему требуемое.

— Благодарю вас, мистер Поттер.

И Люциус Малфой величественно удалился.

Как только за ним закрылась дверь, Драко расхохотался в полный голос.

— Ну а ты чего? — с неподдельной мукой в голосе воскликнул Гарри. — Сидел, хихикал, а теперь ржешь как тестрал!

— Тестралы, чтоб ты, Поттер, знал, не ржут, — ехидно заметил Драко. — Как, собственно, и я. — Он слез с подоконника и направился к Гарри. — А смеялся я потому, что ты был такой забавный! «Я не умею лечить!» — передразнил он довольно похоже.

— Так не умею же!

— Меня ты лечишь довольно успешно. Посмотри, — он стал расстегивать рубашку, и Гарри тут же стало жарко, — почти зажило.

Гарри сглотнул, неотрывно смотря на то, как пальцы приближающегося Драко скользят по шраму.

— Мне кажется, что пора бы уже раной вновь заняться, — Малфой подошел вплотную. — А тебе не кажется?

* * *
— Что нового творится в доме? — поинтересовался Драко. — Или ты опять торопишься?

Лежать, обнявшись, было непривычно, но уютно и тепло.

— Никуда я не тороплюсь. А нового… Я поговорил с гоблином и Олливандером.

— И что они?

Гарри вкратце рассказал о беседе с гоблином, Драко выслушал, не перебивая, но когда Гарри ненадолго замолчал, сказал:

— Это хорошо, что вы не сказали, что меч у Рона. Гоблин точно захотел бы его вернуть.

— Но этот меч принадлежит Хогвартсу! — удивленно произнес Поттер.

— Это с точки зрения магов принадлежит, а вот гоблины думают иначе. Ты чем за завтраком слушал? Лавгуд же говорила. — Он легонько стукнул Гарри по лбу. — А отец подтвердил.

— Все-то твой отец знает, — фыркнул тот.

— Знает, — Драко энергично кивнул. — И еще умеет убедить в своем. Да ты сам сегодня видел. Вот потому-то Фадж у него с рук ел.

— Он ел потому, что у твоего отца денег полно, — буркнул Гарри.

— Нет, ты точно балда! — Малфой приподнялся на локте. — Вот у тебя денег полно, а министры о тебе знают лишь потому, что у тебя Авады ото лба отлетают.

— С чего ты взял, что у меня денег полно, — Гарри удивленно на него уставился.

— Все просто. — Драко принялся загибать пальцы. — Тебе принадлежит этот дом, а содержать его стоит недешево. У тебя есть свой сейф в Гринготсе — это тоже кое-что да значит.

— У Рона тоже есть, — словно невзначай произнес Поттер.

— Не у Рона, а у его семьи. И мне кажется, что там редко водятся галеоны. Но мы сейчас о тебе говорим. Я не зря упоминал о генеалогии когда-то. Ты наследник Поттеров и наследник Сириуса Блэка, так? — Гарри кивнул.— А он унаследовал все состояние своих родителей. Так что ты у нас богатый жених.

— Я не собираюсь жениться, — сообщил «жених».

— Да? — вздохнул Драко. — Соблазнил меня и бросишь?

— Я? Тебя? Соблазнил?

— Ах, Поттер, какой ты жестокий, — простонал Малфой, вмиг становясь томным и капризным. — Совсем соблазнил меня… Говорил, что любишь, — он трагически заломил руки, — а сам…

— Это ты меня соблазнил! — Гарри от негодования даже задохнулся. — Я бы… сам не… но…

— Но ты меня соблазнил! — Драко рухнул лицом в подушку, его плечи вздрагивали.

— Ты чего? Драко? — Поттер вмиг растерял все возмущение. — Тебе же понравилось… Драко… — Он неуверенно поцеловал рыдающего в плечо, погладил по спине.

— Га-а-ари-и-и-и… — Малфой перевернулся на спину и расхохотался в голос. — Какой же ты… забавный!

— Так ты смеялся?

— Не сердись, — простонал Драко сквозь смех, — но ты так… ведешься…

Гарри махнул рукой и стал одеваться. Долго на Драко он ни сердиться, ни обижаться не мог, как-то не получалось.

— Кстати, отец интересовался, а надолго ли у тебя будут жить гоблин и другие.

— Не знаю. А что?

— И я не знаю, сам у него спроси. — Драко с видимой неохотой сел и тоже взялся за одежду. — Но мне кажется, что скоро здесь станет не очень-то комфортно жить.

Поттер кивнул, а потом произнес, тяжело вздохнув:

— Я говорил еще и с Олливандером. Спрашивал про палочки. — Он взъерошил волосы. — И про то, почему моя палочка так странно себя ведет каждый раз, когда мы сталкиваемся с Во… Лордом.

Драко тихо рассмеялся.

— Уизли подал прекрасную идею — называть Лорда «этот гад». Мне нравится!

— Хорошо, — Гарри слегка улыбнулся. — Так вот, этот же вопрос задавал мистеру Олливандеру и этот гад. А еще мы говорили о той палочке из даров Смерти.

— И что?

— Он рассказал и ему, и мне одно и то же, — Гарри невесело усмехнулся. — Но тому из-за Круциатуса, а мне добровольно. Или из-за того, что чувствовал себя виноватым, я не знаю точно. И еще одно. Я когда разговаривал и с гоблином, и с Олливандером, у меня шрам пульсировал.

— И? — встревожился Драко.

— Я вспомнил тебя и… постарался сделать так, как мне Снейп когда-то говорил. У меня получилось.

Про дрожащие руки и омерзительный холодный пот как последствия этого «постарался» он решил не говорить — главное, что получилось. Малфой подошел, обнял за плечи.

— Знаешь что, герой? Пойдем есть.

Разговор за столом вертелся вокруг дальнейших планов вновь прибывших. Луне рассказали, как прошла встреча с ее отцом, она покачала головой и сказала, что за ее отцом глаз да глаз нужен. Гарри заметил, что как только речь зашла про Ксенофилиуса, Люциус Малфой сделал вид, что это его совершенно не интересует. Однако его выдавал напряженный взгляд во время разговора и почти вырвавшийся вздох облегчения, когда перешли к другой теме. «Интересно, а Драко знает о причинах такого поведения?» — мелькнула мысль. Можно было спросить у самого Люциуса, но тот, скорее всего, просто заявит, что Гарри все привиделось.

Когда речь зашла о гоблине, Гермиона предложила просто-напросто связаться с кем-нибудь из Ордена Феникса и попросить помощи.

— Да и мистеру Олливандеру, — добавила она, — тоже необходим хороший врач.

— А чем тебя нынешний не устраивает? — ехидно спросил Драко.

— Тем, что не может быть тут постоянно, — твердо ответила Гермиона.

Рон подавился, с ужасном уставившись на девушку, Люциус улыбнулся, а остальные были просто не в курсе, о ком именно идет речь.

— И к тому же он не специалист в данной области. Хоть и оказал квалифицированную медицинскую помощь, — добавила она.

— Ну, диплома колдомедика у него, конечно, нет, — задумчиво произнес Люциус. — Но вот насчет квалификации…

— Мистер Малфой, тот, о ком мы говорим, и так перегружен, — непререкаемым тоном заявила Гермиона. — Я вчера это оценила. Так что вешать на него еще и наши проблемы было бы просто негуманно!

— Я и не спорю, мисс Грейнджер, — Люциус едва заметно улыбнулся. — Более того, я с вами полностью согласен. — Он промокнул губы салфеткой, аккуратно положил ее на стол. — Мистер Поттер, если не ошибаюсь, на дом наложено заклинание Fidelius Charm? Я хотел бы отправиться за своей женой. Как мне попасть обратно?

— Я отправлюсь с вами. — Гермиона встала из-за стола. — Только напишу письмо мистеру Грюму.

— О, и я отцу напишу, — встрепенулась Луна. — А то он еще натворит каких-нибудь глупостей…

Через полчаса Гермиону и Люциуса проводили до крыльца, Луна вручила странно свернутый лист бумаге девушке, и пара исчезла.

— Может, сыграем в шахматы? — предложил Рон, стараясь скрыть недовольство тем, что Гермиона не захотела принять его предложение отправиться с ней.

— Давай.

Гарри и Рон устроились в гостиной на втором этаже, потом к ним забрел Драко, со скучающим видом пристроился на подлокотнике кресла Гарри, через некоторое время пришла Луна с какой-то толстой книгой и уютно устроилась в кресле у окна. Последним пришел Дин и стал с интересом следить за игрой. Сосредоточенная тишина прерывалась лишь шелестом переворачиваемых страниц.

— Я бы конем пошел, — внезапно произнес Драко.

— Можно подумать, ты умеешь играть, — фыркнул Рон.

— Уизли, если я чего-то не делаю, то это не значит, что не умею, — Малфой усмехнулся. — Между прочим, меня крестный учил играть. А он умеет учить!

— Ну, так садись и играй! — насупился Рон. — А то сидишь, подсказываешь. Вдвоем против одного нечестно, между прочим.

— О да, это так не по-гриффиндорски! — ехидно ухмыльнулся Драко.

— А давай я с тобой буду играть, — предложил Дин. — Получится пара на пару.

— Давай, — обрадовался Рон.

— Тогда расставляем все заново, а то Поттер почти загнал себя в угол! — потребовал Драко.

Никто не был против, и, расставив фигуры заново, начали новую партию. К большому огорчению Рона, они с Дином ее проиграли.

— А все-таки вы не пара, — вдруг сказала Луна.

— Кто? — удивленно посмотрел на нее Рон.

— Ты о чем? — встрепенулся Гарри, до того погрузившийся в какие-то размышления и не принимавший участия в обсуждение причин поражения тандема Рон-Дин.

— Вы с Дином не пара, — пояснила Луна. — Вы каждый сам по себе.

— Это потому что сидим каждый в своем кресле, — заявил Рон, ехидно косясь на вспыхнувшего Гарри.

— Нет, это потому что вы ничем не связаны друг с другом, — как-то рассеянно пояснила девушка. — У вас есть что-то общее, но вы чужие. — И вновь уткнулась в книгу.

— Чужие так чужие, — пожал плечами Дин. — Еще сыграем?

— Я пас, — быстро произнес Гарри, вставая. — К тому же пора перевязку делать.

— Я буду играть, — Рон принялся вновь расставлять фигуры.

— Профессор, может быть, все же поужинаете?

Судя по всему, Гермиона предлагала уже не в первый раз, потому что Снейп в ответ чуть ли не зарычал.

* * *
— Я не голоден!

Гарри сидел в гостиной и скучал, разглядывая парящий перед ним снитч. Рон и Дин продолжали играть в шахматы, Луна куда-то ушла, а Драко пошел выполнять просьбу матери — говорить с ней.

— Тут Снейп? — Дин оторопело переводил взгляд с Рона на Гарри. — Как он здесь оказался?

— Лечит он тут всех, — буркнул Рон. — Не отвлекайся. Шах.

— Как хорошо, что я не болен! — с чувством произнес Дин, уводя короля из-под удара.

— Тогда у меня к вам одна просьба.

— Давайте вашу просьбу, мисс Грейнджер, и я пойду! — судя по всему, в данный момент Снейп очень жалел, что он не может направить Гермиону на отработку. Или снять баллы. Или просто выставить за дверь.

— Дело в том, профессор, — голоса отдалялись, становились все неразборчивее, — что некоторое…

— Что она задумала? — всполошился Рон. — Может, нужно помочь?

— Ей или Снейпу? — фыркнул Дин. — Тебе шах и мат.

Но Уизли, судя по всему, был уже мысленно не здесь, он только махнул рукой и пошел из комнаты. Вернулся он довольно скоро, давясь смехом.

— Она… ох, не могу… Гермиона попросила…

— Что?! что она попросила?!

— Призрака убрать!

Гарри рассмеялся, а Дин, еще ни разу не столкнувшийся с «ловушкой на Снейпа», потребовал объяснений. Ему наперебой стали рассказывать, при этом так живописали призрака, что Дин захотел полюбоваться на это зрелище. Посовещавшись, решили понаблюдать с лестницы, ибо кто его знает, что может применить Снейп? Стараясь не шуметь, пошли смотреть, но опоздали.

Они были как раз около лестницы, когда внизу скрипнула, открываясь, входная дверь, и голос Гермионы четко произнес:

— Cave inimicum!

Переглянувшись, парни помчались вниз по лестнице, боясь пропустить самое интересное.

— Inanimare Conjures! Magicus Extremus!

Им удалось застать только остаточное действие заклинания — сноп разлетающихся искр и тихий шелест.

— Мисс Грейнджер, теперь, полагаю, я… — Снейп стоял около двери и, судя по всему, собирался уходить.

— Профессор, я надеялась, что уж теперь-то… — Гермиона дотронулась до его рукава.

— Мы не одни, — кислым тоном произнес Снейп, глядя поверх головы Гермионы.

Девушка оглянулась, недоуменно взглянула на друзей.

— Что-то случилось?

— Ну… Мы… Шли тут… — пытался объяснить Рон.

— Мы шли пить чай, — вмешался в разговор Драко, спускаясь по лестнице. — Профессор, ведь вы же не откажитесь попить чаю с нами?

— Мне пора возвращаться, — Снейп осторожно высвободил свой рукав из пальцев Гермионы.

— А мама так хотела… — вздохнул Драко.

— И домовики сейчас заняты! — Гермиона вздохнула. — А на улице дождь, аппарировать очень… неприятно.

«И зачем уговаривали его остаться? — мрачно думал Гарри. — Сидим тут, как идиоты. Пьем чай».

Капли дождя барабанили по стеклу, в камине негромко потрескивали дрова. За столом же царило почти траурное молчание, только изредка кто-нибудь просил передать что-либо. Гермиона пыталась о чем-то беседовать с гостем, но он отделывался короткими репликами, и разговор увял.

Первым не выдержал Рон. Пробормотав: «Большое спасибо!» он встал из-за стола и пошел наверх. Со словами: «У нас партия в шахматы!» следом за ним сорвался Дин.

Люциус проследил за ними взглядом, потом негромко спросил Снейпа:

— Какие новости у… из Малфой-Менора?

— Практически никаких. Разве что… Петтигрю чуть не лишился жизни.

Гарри тут же прекратил искать повод уйти и весь обратился вслух.

— За что? — удивилась Нарцисса, бросив быстрый взгляд на мужа.

— Во… Лорд…

— Мы называем его «этот гад», — проинформировал Драко, за что заработал сердитый взгляд от Снейпа.

— Лорд узнал детали твоего, Люциус, появления там. И выяснил, что именно Петтигрю пропустил появление в подвалах Драко. Остальным тоже досталось, но уже в меньшей степени.

— Скажите, а это правда, что теперь у него палочка Дамблдора? — Гарри все же решился задать давно мучающий его вопрос.

— Да, мистер Поттер. Вы опять не сумели или не захотели применить на практике то, чему я пытался вас научить?

— Я сумел. Но про палочку видел до того, как… В общем, видел.

Гермиона вскинула голову и тихо спросила:

— Мистер Снейп, скажите, вы знаете о Дарах Смерти?

— Надеюсь, мисс Грейнджер, это академический интерес.

— Профессор, вы не ответили на мой вопрос, — ее голос был еле слышен.

— Да, мисс Грейнджер, — так же тихо ответил Снейп. — На оба ваших вопроса.

Она вновь уткнулась взглядом в чашку, словно вдруг решила стать прилежной ученицей Трелони.

— Я рад, мистер Поттер, что вы все же решили взяться за ум, — Снейп встал. — Надеюсь, что теперь я могу отправляться в Хогвартс, мисс Грейнджер? — с вежливым ехидством поинтересовался он. — Эльфы уже освободились?

— Я провожу вас.

И, невзирая на протесты Снейпа, вышла вслед за ним.



Глава 9.

Утром Грипхук захотел увидеть Гарри. Недоумевая, чем могла быть вызвана эта просьба, он отправился к гоблину в комнату.

— Нет, вы представляете, — возмущался Гарри после возвращения, — он захотел получить меч Годрика Гриффиндора!

— Надеюсь, никто не сказал ему про то, что меч у нас, — Драко покосился на Рона.

— Да я вообще с ним не разговаривал! — тот от возмущения даже покраснел.

— Гарри, может быть, расскажешь все по порядку? — предложила Гермиона.

Из его рассказа удалось узнать следующее: гоблин, ранее бывавший в хранилище Лестранжей и видевший там некий «злой артефакт», предлагал проводить желающих до хранилища и немного помочь в добывании оного артефакта, взамен просил «всего лишь» меч.

— Но я спросил — а что нам делать, если его у нас нет? — Гарри в очередной раз взъерошил и без того почти стоящие дыбом волосы. — Он долго что-то бубнил. А потом предложил, чтобы я написал расписку, что я ему должен…

— Надеюсь, ты ничего не писал? — спросила Гермиона.

— Я сказал, что мне надо подумать.

Девушка кивнула и взглянула на часы.

— Мне пора за ответом на вчерашние письма.

— Я с тобой! — тут же подхватился Рон.

Вернулись они часа через два, с новостями и пачкой писем, большая часть из которых предназначалась Люциусу. Письмо от Грюма вскрывали с нетерпением.

— Так… — Гермиона быстро пробежала текст глазами. — Завтра утром надо будет сходить за Биллом. Он поможет и с размещением, и вообще, если что…

— Ну, у нас, кажется, особых проблем нет, — неуверенно проговорил Рон.

— Точнее, есть, но с ними можем справиться только мы. Или не справиться, — вздохнул Гарри.

— Должны справиться, — уточнила Гермиона. — Я скоро отправляюсь за Снейпом. Кому-нибудь что-нибудь в Хогвартс передать надо?

— А можно? — удивился Рон.

— А почему нет? Я попрошу, и все передадут…

— Кого попросишь? — Рон подозрительно прищурился.

— Добби попрошу! — рассердилась Гермиона. — Он отдаст эльфам, а те разнесут по адресатам!

— А-а-а, — он с облегчением выдохнул. — Ну, если эльфы…

— Я не помешаю? — Луна заглянула в комнату.

— Нет, что ты. — Гермиона метнула негодующий взгляд на Рона, который явно порывался еще что-то сказать. — С твоим отцом все в порядке?

— Да, спасибо. Он хотел бы повидаться со мной.

— А пусть он завтра с Биллом придет, — предложил Гарри. — Это же можно как-нибудь устроить?

— Думаю можно, — кивнула Гермиона. — Идем, Луна, я расскажу, где ему нас ждать…

* * *
За завтраком, на котором присутствовали только представители «младшего поколения», обсуждали и вчерашний вечер, и то, кто желает покинуть дом.

— Скажи, Гермиона, ну почему ты всегда упрашиваешь Снейпа ужинать у нас? — недоумевал Рон. — Тебе что, нравится, когда он тут у нас?

— Рон, я просто знаю, что он не успевает поесть в Хогвартсе, потому что идет сюда. Это элементарная вежливость.

— Угу, а он в ответ «На ночь есть вредно!» — довольно похоже передразнил тот.

Девушка вспыхнула.

— Подслушивать нехорошо!

— Да чтобы вас не слышать, надо было на улицу бежать. Или срочно оглохнуть!

— Все, я ухожу.

И, резко встав, вышла из столовой.

— Дин, ты точно хочешь уйти? — спросил Гарри, когда за Гермионой закрылась входная дверь.

— Да, мне кажется, что я смогу помочь другим, а здесь я просто сижу сиднем и в шахматы играю. — Тот пожал плечами.

— Ну, давай сыграем напоследок, что ли…

* * *
Вскоре к сидящим в столовой и опять играющим пара на пару в шахматы присоединился Люциус. Негромко попросил чаю, принялся листать вчерашний «Пророк». Важный Кричер принес поднос со свежими пирогами, чаем, джемом и прочей снедью. Все это пахло так аппетитно, что постепенно все принялись вновь жевать.

Хлопнула входная дверь, раздались голоса.

— Очень жаль, что я уже не увижу вашего призрака, — судя по всему, это сказал Билл.

— Ничего не жаль, — фыркнула Гермиона. — Гарри, мы прибыли!

Она вошла в столовую, смахивая с волос мелкие капли дождя, следом за ней, кивнув в знак приветствия, вошел Билл Уизли, последним появился Ксенофилиус Лавгуд, рассеянно оглядел всех сидящих и застыл, словно окаменел. Гарри быстро взглянул на Люциуса — тот все так же читал газету, но от него буквально веяло арктическим льдом: черты лица словно заледенели, заострились, казалось, что даже воздух вокруг него заискрился снежинками. Остальные вроде бы ничего не заметили: братья Уизли шумно здоровались друг с другом, Гермиона что-то говорила Дину, Луна, улыбаясь, шла к отцу, Драко, прищурившись, смотрел на суматоху.

— Билл, а куда всех денешь? — Рон задал вопрос, который вертелся на языке и у Гарри.

— А что, всех настолько много?

— Папочка, ты мешаешь выйти из комнаты, — Луна, радостно улыбаясь, встала на цыпочки и звонко чмокнула отца в щеку. — Идем, не будем мешать. — И потащила его прочь.

— Всех не много, — улыбнулась Гермиона. — Мистер Олливандер и Дин. Ну, еще мистера Лавгуда хорошо бы спрятать, а то его дом… разрушен. Да и спокойнее будет… Всем.

— Вы мне расскажете? — Билл словно невзначай бросал взгляды на Малфоев.

— Только если попьешь с нами чаю, — серьезно проговорил Гарри.

Его слова вызвали дружный смех молодежи.

Биллу рассказали практически все — и поделились некоторыми догадками.

— Мне кажется, что сказка о Дарах Смерти, — тихо произнесла Гермиона, — на самом деле не сказка. Я не знаю, где камень, но… Но та палочка, которая была у Дамблдора… и которую, если верить тому, что увидел Гарри, уже заполучил этот гад…

— Это мы так лорда называем, — вставил Рон.

— В общем, это и есть Бузинная палочка, — словно не слыша его, произнесла Гермиона.

— И принадлежит она Северусу Снейпу, — закончил за нее Билл.

— Почему вы так думаете? — спокойно спросил Люциус, до того не принимавший участия в беседе.

— Потому что он убил, — Гермиона чуть запнулась, но потом продолжила, — убил Дамблдора.

Перед глазами Гарри вновь промелькнул тот вечер: смертельно уставший Дамблдор, Драко, выбивающий палочку из дрожащих пальцев директора, тихое «Пожалуйста, Северус» и…

— Но у Дамблдора уже не было тогда палочки, — выдохнул он. — У него ее не было!

— Мистер Поттер, я думаю, что будет лучше, если хозяином палочки все будут считать Северуса, — громко произнес Люциус. — Более того, так считаю не только я.

— Но отец…

— Драко Малфой! Не смей меня перебивать! — отчеканил Люциус.

— Хорошо, — буркнул Драко, мгновенно сникая.

Гарри тут же захотелось сказать Люциусу какую-нибудь гадость, даже язык зачесался, но пока он решал, чем же побольнее можно его ранить, в разговор вновь вступила Гермиона.

— Мистер Малфой, почему вы так уверены, что это будет лучше?

— Мисс Грейнджер, я не желаю говорить на эту тему, — высокомерно заявил тот. — Тем более с вами.

Он аккуратно сложил газету, положил ее на край стола и удалился.

— Скотина слизеринская, — тихо буркнул Рон.

— Заткнись, Уизли, — почти автоматически выпалил Драко.

— Сам заткнись, хорек! — мгновенно окрысился Рон.

— Сколько раз говорить — я не хорек! — вскочил с кресла Малфой.

— Ну вот, опять, — Гарри встал между ними, пытаясь успокоить. — Да прекратите вы!

— Ты опять будешь его защищать, да? — Рон завелся не на шутку, раскраснелся и буквально выплевывал слова. — Ну и целуйся со своим Малфоем!

— Хорошая идея, Уизли! — Драко рывком притянул к себе Поттера и впился в его губы злым поцелуем.

Билл почти вытолкал остолбеневшего Рона за дверь и быстро захлопнул дверь. Судя по всему, Рон вышел из своего столбняка, потому что Гарри слышал приглушенные возмущенные крики, которые, впрочем, вскоре стихли — то ли Рон замолчал, то ли его увел брат. Гарри высвободился из рук Драко, тихо попросил:

— Не надо больше так делать.

— Целовать тебя? — скривился Драко.

— Нет, целовать надо, но… Не со злости.

— Он меня раздражает!

Он упал в кресло, хотел еще что-то сказать, но его опередила Гермиона, весь спор о чем-то размышлявшая.

— Гарри, можно у тебя попросить твою мантию и карту?

— Можно, — Гарри был только рад сменить тему. — Идем, я тебе их дам.

— Я тоже пойду. — Драко встал и направился к выходу. — А то придет сюда этот… рыжий…

* * *
— Вот увидишь, скоро обязательно кто-нибудь придет, и тебе надо будет куда-нибудь идти, кого-то спасать, кому-то помогать…

Драко ничком лежал на кровати и, по мнению Гарри, страдал ерундой. Ну да, он опять поругался с Роном, на него накричал отец, но это же не повод вести себя как девчонка — почти плакать, уткнувшись лицом в подушку. Гарри растерянно сидел рядом и пытался понять, что ему делать. Утешить? Но как? Он погладил Драко по спине, пробормотал:

— Может, пирога тебе принести?

— Шоколада, — приглушенно раздалось в ответ. — Горячего.

— Я принесу!

Гарри быстро пошел на кухню и сидел там все время, пока Кричер священнодействовал у плиты. До Поттера доносилось то «добавить немного муската», то «носит где-то этого бездельника». Судя по тому, что Добби нигде не было видно, последнее относилось именно к нему. Получив желаемое, Гарри почти бегом помчался наверх, однако на площадке первого этажа он притормозил, услышав негромкие голоса, доносящиеся из «генеалогической» комнаты.

— От тебя не было никаких новостей…

Люциус? С кем это он там?

— А что я мог писать? — судя по голосу, это был Лавгуд. — Не мог бы ты помочь найти мне мою девочку? Ты же знаешь, я никогда не одобрял твоего тогдашнего выбора…

— Ты много чего не одобрял. Но все же это не повод исчезать.

— Это ты исчез, — слова прозвучали совсем тихо. — А я мучился неизвестностью… Нет! Не надо!

Гарри, почти вплотную придвинувшийся к двери, быстро рванул в сторону лестницы. Быть застигнутым у двери, подслушивающим разговор… такой разговор… И шоколад уже не такой горячий…

Драко удивленно воззрился на чашку.

— Вообще-то я пошутил, — почти растерянно произнес он. — Я люблю его, но… Поттер, ты… сумасшедший…

Он обхватил ладонями чашку, словно греясь, отпил глоток, зажмурился.

— Спасибо! — и стал пить шоколад небольшими глотками.

Предсказание Драко насчет прихода «кого-нибудь» сбылось — пришла Гермиона.

— Твой Снейп просто грубый и невоспитанный человек!

Она сунула карту и мантию в руки Гарри, сидящему у стола и с интересом следящему за ней, вновь повернулась к Драко.

— Это просто возмутительно. Я всего-навсего задала ему вопрос, а он буквально выставил меня за дверь!

— Ты спросила, ужинал ли он сегодня? — ехидно фыркнул тот.

— Нет, при чем тут ужин? — она встряхнула головой. — Я спросила, что случилось тогда на Астрономической башне.

В комнате мгновенно стало тихо. Потом Драко откашлялся.

— Грейнджер, ты дура?

Она вспыхнула.

— Что! Что такого я спросила?! — она с размаху уселась на кровать. — Я знаю, что он убил Дамблдора, так это же всем известно! А я всего-навсего…

— А ты всего-навсего спросила его о том, о чем он даже с отцом не говорит! — Драко махнул рукой. — Я вообще удивлен его выдержкой — я бы на его месте убил тебя по-тихому и спрятал тело где-нибудь…

— А что такого произошло на башне, что никто не хочет говорить об этом?

— Иди отсюда, Грейнджер, а то точно прибью, — Малфой отвернулся.

— Гарри? — девушка повернулась к мрачному Поттеру, но тот только покачал головой. — Вы что, не понимаете, что это действительно важно! Гарри, почему у Дамблдора не было палочки?

— Уйди! — Драко вскочил, наставив на нее палочку. — Или уйдешь сама, или…

— Не надо, Драко, — тихо попросил Гарри. — Гермиона, я потом расскажу.

Девушка встала, кинула неодобрительный взгляд на Гарри, негодующий на Драко и ушла.

* * *
После ухода Гермионы в комнате повисло тяжелое молчание, которое прервал тихий голос Драко.

— Ты меня ненавидишь за него?

— Тогда ненавидел, но больше не тебя все-таки.

Малфой подошел, сел на пол рядом с креслом, в котором, поджав ноги, скорчился Гарри, оперся спиной на него.

— Я знаю, ты мне не поверишь, но Северус… Он упрямый, но не такой плохой, как все привыкли его видеть.

— Может быть, — так же тихо ответил Поттер, — но тебя-то он не ненавидит.

— Он Лорда ненавидит. А остальных просто недолюбливает.

— Я рад, что я не Лорд… — буркнул Гарри.

Снова пауза.

— Я не мог поступить иначе. — Чтобы услышать шепот, Гарри пришлось склониться ниже, почти свеситься с кресла. — Отец в Азкабане, мать почти в заложниках у Лорда. А мне он поручил убить директора. Я не мог отказаться, Гарри, не мог… Он же нас убил бы…

Гарри сел рядом с ним, обнял за плечи и стал тихо говорить:

— Я почти весь год жил как… как на пороховой бочке. Я восхищался человеком, чей учебник оказался у меня в руках. Я считал его своим другом. А оказалось, что это старый учебник Снейпа. Это его заклинание чуть тебя тогда не убило…

— Давай не будем говорить об этом? Мне сейчас хорошо… — Драко улыбнулся. — У меня есть ты, совсем рядом. И родители недалеко…

Их идиллию прервал требовательный стук в дверь.

— Ну вот, опять кого-то принесло, — не на шутку огорчился Гарри, вставая с пола.

На этот раз к ним пришел Люциус.

— Мистер Поттер, у меня к вам убедительная просьба. К тебе, Драко, это тоже относится. Прекратите распространяться на тему того, что именно произошло на Астрономической башне. Считайте, что моя просьба вызвана желанием обезопасить вашу жизнь.

— А мы и не распространялись, — тихо произнес Драко, глядя в спину удаляющемуся Люциусу.

— Они совсем с ума посходили с этой башней. — Гарри пнул шкаф.— Все! Что твой отец, что Гермиона! — Он стукнул кулаком по стене. — Если сейчас сюда явится еще кто-нибудь с башней…

— У-у-у-ух, какой грозный…

* * *
Вскоре Гарри отправился провожать отбывающих. Они почти все собрались в холле — Дин поддерживал под руку Олливандера, Луна стояла рядом с Гермионой и что-то увлеченно рассказывала ей. Гарри уже знал, что Лавгуды и Дин поселятся у Билла и Флер, а Олливандер — у тетушки Мюриель.

Билл тихо спросил у Гарри:

— Ты точно думаешь, что гоблин должен остаться?

Тот кивнул и пояснил:

— Нам надо как-то попасть в Гринготс, а без него никак не получится — мы уже думали над этим.

— Удачи вам. И будьте начеку — рядом с гоблинами расслабляться нельзя, они недолюбливают всех магов. Особенно осторожен будь с теми обещаниями, которые будешь давать Грипхуку.

— Спасибо. Спасибо за все.

Билл отошел к Рону, стал что-то втолковывать ему.

— А вот и папочка! — Луна радостно улыбнулась.

Ксенофилиус спустился в холл, нашел взглядом Гарри и поспешил к нему.

— Мистер Поттер, я так и не поблагодарил вас за то, что вы спасли мою Луну, — откашлявшись, начал было он, но Гарри перебил его.

— Я был дома, это вам надо благодарить Драко Малфоя и Рона Уизли. Я даже не знал, что они отправились в Малфой-Менор.

— Я был приманкой в ловушке, устроенной вам, а вы все равно спасли мою дочь, — словно не слыша его, продолжал Лавгуд.

— Я не спасал! — почти закричал Гарри. — Рон, подойди сюда!

— Чего тебе, — глядя в сторону, буркнул, подходя, Рон.

— Вот вам Рон, его и благодарите! — и Гарри почти бегом направился к Дину.

— Не переживай ты, все будет в порядке! — Дин хлопнул Поттера по плечу. — Если понадобится помощь — знай, ты на меня можешь рассчитывать.

— Передайте Драко Малфою, что я ему очень признателен, — мистер Олливандер улыбнулся. — Он смелый юноша.

— Да, точно. Я ему так и не сказал спасибо, — смутился Дин. — Передашь?

— Передам. А ты больше не попадайся егерям.

Дин рассмеялся.

— Больше не попадусь.

— Все, пора! — Билл шагнул к двери. — Дин и мистер Олливандер, вы первые, жду вас.

Они вышли на крыльцо и исчезли.

— Папочка, не уходи никуда, — Луна окликнула Ксенофилиуса, рассеянно бредущего по коридору в сторону лестницы наверх.

Тот в ответ кивнул, принялся рассматривать что-то на стене, потом побрел дальше… И почти столкнулся с направляющимся в гостиную Люциусом. Оба на мгновение замерли, потом отпрянули назад — один с холодным негодованием на породистом лице, второй с тихим возгласом, видимо, извиняясь, потому что Малфой что-то процедил сквозь зубы.

— Папочка, нам пора!

Лавгуд развернулся и быстро пошел к дочери.

«Они что, поссорились? — Гарри переводил взгляд с бесстрастного Люциуса на пытающегося взять себя в руки Ксенофилиуса. — Или же я ошибся, и это не они разговаривали?»

Его размышления прервало появление Билла.

— Вы готовы? — он стоял на пороге, придерживая дверь.

— Да-да, конечно. Еще раз спасибо, мистер Поттер. — Лавгуд торопливо что-то достал из кармана. — Вот, это вам.

На ладони у Гарри осталась лежать цепочка со знаком даров Смерти.



Глава 10.

Дни утекали, как капли воды сквозь неплотно сомкнутые пальцы. Если бы у Гарри спросили, чем пришлось заниматься, он бы, пожалуй, ответил, что ничем конкретным. Да, они много общались с Грипхуком, узнавая про Гринготс. А потом шли к Люциусу, и он уточнял и пояснял то, что было непонятно. Они до хрипоты спорили, составляя планы проникновения в банк, планы захвата артефакта, планы отхода с захваченным. А потом меняли их, потому что всплывали новые факты. Попутно выяснилось, что оборотного зелья осталось совсем ничего, и надо было либо срочно готовить его, либо доставать готовое. Первый вариант был отвергнут как слишком долгий, да и достать все ингредиенты было сложно.

— Сколько порций надо? — поинтересовался Драко, о чем-то глубоко задумавшийся во время обсуждения.

— А что, ты знаешь, где можно его купить?

Тот развел руками, но все же ответил:

— А вдруг найду?

После небольшой заминки Гермиона ответила:

— Сколько получится, столько и бери.

— К сожалению, столько, сколько хочется, достать не получится. Но постараюсь.

Девушка пристально поглядела на него, но больше ничего не сказала.

Билл подсказал, как можно наладить сообщение «с внешним миром», и теперь обитатели дома на Гримуальд Плейс регулярно узнавали новости, не только те, что публиковались в «Пророке» или передавались по радио, но и те, что касались их друзей и знакомых. Именно так они и узнали о том, что у Ремуса Люпина и Нимфадоры Тонкс родился сын. Счастливым родителям отправили письмо с поздравлениями, и весь вечер обсуждали это радостное событие.

Вскоре Драко принес оборотное зелье — вышел за свежей газетой, а вернулся через два часа без газеты, зато с пятью флаконами, через темное стекло которых скорее угадывалось, чем просматривалось их содержимое: вязкая комковатая субстанция, более всего напоминающая жирную грязь.

— Теперь дело за малым — решить, кто именно и в каком обличье пойдет, — обрадовался Гарри.

На самом деле именно этот вопрос становился камнем преткновения в последние дни. И Гарри, и Драко, не сговариваясь, заявляли, что один без другого не пойдет, и спорить с этим никому в голову не пришло. В том, что гоблин тоже отправится в банк, сомнений быть не могло — он должен был стать проводником к хранилищу Лестранжей. Гермиона настаивала на том, что она, должна идти, надеясь на то, что им удастся раздобыть волосы Беллатрикс. Рон уверял, что без него им придется туго, намекая на то, что сможет в случае необходимости воспользоваться мечом Гриффиндора. Эти споры велись уже не в первый раз и успели поднадоесть их участникам, но единого мнения по-прежнему не было.

— Сегодня вечером, возможно, удастся раздобыть кое-какие недостающие ингредиенты, — словно невзначай бросил Драко, усаживаясь в кресло.

— Откуда? — удивился Рон.

— Уизли, подумай сам, откуда у меня может появиться оборотное зелье, и у кого я могу просить помощи в добыче подобных ингредиентов, — фыркнул Драко.

— Ты все ему рассказал! — тут же возмутился Рон, но Малфой только покачал головой.

Судя по всему, Снейп посоветовал своему крестнику не говорить ничего лишнего. Что ж, так спокойнее и им, и ему.

— Ну, раз так, — Гермиона убрала с глаз прядь волос, — дождемся вечера. И тогда уже все решим окончательно.

Ближе к полуночи Драко стал собираться за «ингредиентами». Поттер, которому уже давно надоело сидеть дома, сначала молча следил за этими сборами, а потом все же не выдержал:

— Давай я с тобой схожу?

— И что ты там будешь делать? Опять со Снейпом ругаться? Или сверлить его сердитым взглядом?

Гарри опешил.

— Когда это я с ним ругался? Это он постоянно ко мне цепляется и орет!

— Ну, значит, тебе точно там нечего делать! — Драко вскользь глянул на себя в зеркало.

— Так бы и говорил, что на свидание собираешься, — буркнул Гарри, отворачиваясь от него.

— Поттер, ты чего? — Драко в недоумении уставился на друга. — Какое свидание? — подошел, встряхнул за плечи. — Ты это всерьез? — и, не получив никакого ответа, махнул рукой. — Ну, идем, мне же веселее будет. Только я действительно к Снейпу иду.

— Я просто по Хогвартсу соскучился. И возьму с собой мантию.

Хогвартс не изменился. Почему он должен был измениться, Гарри не знал, но ему казалось, что раз сменился директор, то и школа должна стать иной. Он бродил по коридорам, рассматривал портреты, прислушивался к звукам. «Интересно, а обо мне тут вспоминают? А о Гермионе или Роне? Раньше мне казалось, что без Хогвартса я не смогу, что именно он и есть моя жизнь… Или так было просто потому, что у меня был выбор: либо Дурсли, либо Хогвартс?»

Ноги, казалось, сами принесли его к портрету Толстой Дамы. Впрочем, пароля Гарри не знал, и встретить кого-либо из гриффиндорцев в такое время было нереально. Немного постояв перед картиной, он вздохнул и пошел вниз по лестнице. Он прощался с Хогвартсом, как прощаются с другом, остающимся в детстве.

Драко уже ждал его — нетерпеливо вышагивал около горгульи, преграждающей дорогу к кабинету директора, неподалеку стоял Добби. К сожалению, они были не одни — скрестив руки на груди, мрачным изваянием у стены застыл Снейп. Гарри вздохнул и снял с себя мантию-невидимку.

— Гарри Поттер, сэр! — обрадовался Добби.

Драко остановился, несколько встревожено поглядел на подошедшего. Снейп тоже бросил быстрый взгляд, однако от комментариев воздержался.

— Идем, Гарри. Думаю, нас уже ждут.

Они взялись за руку, протянули свободные руки к Добби.

— Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, — вместо прощания сказал Снейп.

Водоворот перемещения — и они стоят в коридоре первого этажа.

Их действительно ждали. По коридору в нетерпении бродил Рон, и едва он завидел прибывших, как тут же потащил их в гостиную, из которой доносились тихие голоса. Как только дверь открылась, все стихло.

— Судя по всему, ты принес не только ингредиенты, — произнес Люциус, глядя на сына.

Тот мотнул головой, то ли подтверждая, то ли опровергая его слова, то ли вообще просто откидывая со лба прядь волос, добрел до кресла и почти рухнул в него. Рон уселся в оставшееся до того незанятое кресло и присоединился к выжидательно глядевшим на Драко. Недолго думая, Гарри уселся на пол рядом с Драко. Нарцисса, сидевшая чуть позади мужа, нахмурилась.

— В общем, тут у меня три волоса: Беллатрикс, ее мужа и еще одного Упивающегося, Трэвеса… — Он достал из кармана три небольших флакона с какими-то символами на них, перебросил Гермионе. — А еще… Всех, кто находился в Меноре во время нашего с Роном визита, как вы помните, наказали. Их не видели с тех пор. А сегодня на собрании была Белл. Судя по всему, почти сразу после него она чуть ли не под конвоем куда-то отправится. Куда именно и когда вернется — неизвестно.

В гостиной воцарилась тишина. Люциус сидел, постукивая пальцами по подлокотнику кресла. Нарцисса разглядывала узор на стене. Рон хмурился. Гермиона о чем-то раздумывала.

— Вот такие вот новости, — невесело закончил Драко.

— Ты думаешь, что они собираются перенести тот злой артефакт, о котором говорил гоблин? — тихо спросила Гермиона.

— Я думаю, что да.

— А что думает Северус? — задал вполне логичный вопрос Люциус.

— Я не знаю, что он думает, — тут же ответил Драко. Он устало откинулся на спинку кресла, прикрыл глаза. — Он мне не сказал. Новости рассказал, а свое мнение нет.

— Да кому интересно, что он там думает, — пробурчал Рон себе под нос.

— Мне интересно, мистер Уизли, — холодно ответил Малфой-старший. — Я знаю его намного дольше, чем вы, и он ни разу не давал повода сомневаться в нем.

Рон что-то еще проворчал, но так тихо, что даже сидевшая неподалеку Гермиона ничего не смогла разобрать.

— Мистер Поттер, а что думаете вы? — наградив Рона еще одним уничижительным взглядом, Люциус теперь глядел прямо на Гарри.

— Я еще ничего не думаю, — честно ответил тот. — Для меня это так же неожиданно, как и для всех остальных.

— Не для всех, — тут же парировал Люциус. — Лорд кто угодно, но не дурак.

— Я предлагаю сейчас всем пойти спать, а утром решить, что будем делать, — тихо произнесла Нарцисса.

— Утром может быть слишком поздно, — вмешалась Гермиона. — Если они действительно собираются перенести то, что лежит в Гринготсе…

— Банк не работает круглосуточно, — напомнил Люциус. — И, даже явись к его дверям сам Лорд, двери откроют не раньше девяти утра.

— А давайте устроим засаду! — выпалил Рон.

— Браво, мистер Уизли, — Люциус поаплодировал ему кончиками пальцев.

— А что вы смеетесь?! — вспыхнул Рон, почти с ненавистью глядя Малфоя. — Можно подумать, сами что-нибудь предложили!

— А кто вам сказал, что я смеюсь? — вежливо поинтересовался тот, но Гарри показалось, что в его глазах была насмешка. — Я на самом деле восхищен. Идея витала в воздухе, а вы ее столь вовремя озвучили.

— Засаду? — задумчиво переспросила Гермиона.

— Ну да. Там же сейчас столько лавок пустуют. Мне Джордж говорил — почти половина улицы с заколоченными окнами, — Рон вскочил с кресла, принялся расхаживать по комнате. — Спрячемся, а потом нападем на них и заберем то, что они там перепрятывать собрались!
— Драко, Северус не сказал тебе, кто именно с Белл отправляться должен? — Люциус коротко взглянул на сына.

— Муж и… — не договорив, тот расхохотался.

— Ну?!

— Трэвес! — отхохотавшись, почти выкрикнул Драко. — Ее сопровождает Лестранж и Трэвес!

— А вы говорите «кому интересно», — удовлетворенно улыбнулся Люциус. — Мисс Грейнджер, предлагаю отправляться всем… Почти всем, — он бросил быстрый взгляд в сторону жены. — Я точно пойду.

Через час план был готов.

* * *
Одна из самых неприятных побудок — над ухом раздается громкий вопль, а потом ты падаешь с кровати от сильного толчка под ребра…

Гарри сидел на полу и мотал головой, пытаясь прийти в себя. Бока болели.

— Малфой, ты чего, рехнулся?

С кровати раздался громкий стон. Гарри тут же подскочил, быстро достал палочку.

— Lumos!

Драко метался в тяжелом сне, и очнулся только после того, как его хорошенько встряхнули.

— Что? Да не свети ты в глаза!

— Тебе что-то снилось, ты так дергался…

Драко зябко обхватил себя за плечи, уткнулся лицом в согнутые колени.

— Приснилось… — Он глухо застонал. — Ну почему?.. Почему мне?!

Гарри сел рядом, обнял за плечи.

— Что тебе почему?

— Мне иногда снятся сны. Они так похожи на явь, что я даже иногда не могу понять: спал я или нет.

Он немного помолчал, потом снова заговорил. Из его слов выходило, что после стычки с Гарри, той самой, где использовалось заклинание Sectumsempra, Драко стал иногда видеть пророческие сны. Сначала он этого не понял, но после третьего совпадения задумался.

— Помнишь, как тебя из дома твоих родичей забирали?

Гарри молча кивнул.

— Мне приснилось в ночь перед тем, как отправились, что ты выпустил свою сову. И ее убили.

— Так это ты сказал Грюму? Я-то думал, что… — Он махнул рукой. — Ладно, это в прошлом. И сейчас что-то приснилось, да?

Гарри были понятны чувства Драко — он ведь и сам испытывал нечто подобное, когда проникал в сознание Волдеморта.

— Как мы пришли в Гринготс…

Поттер выслушал сбивчивый пересказ сна, утешая и подбадривая рассказчика. Все же хорошо, что они отказались от идеи самим идти в банк. Нынешний план тоже был не безупречен, слишком многое зависело от множества «если»… Но зато с драконом уж точно не придется встречаться. И они не будут зависеть от гоблина.

— Пора собираться. — Драко вздохнул. — Я совсем не выспался…

— Потом отоспимся.

Гарри поцеловал его и отправился одеваться.

* * *
В дверь комнаты, ныне служащей апартаментами четы Малфоев, тихонько постучали.

— Это я, — донесся из коридора голос Драко.

Нарцисса открыла дверь. На пороге стояла высокая темноволосая девица.

— Вам кого?

— Мам, одолжишь свою мантию?

— Драко?!

Привлеченный ее вскриком, к дверям подошел Люциус, на ходу заканчивая облачаться.

— И это наш сын, — трагически вздохнул он. — Дорогая, дай ему какую-нибудь мантию, в самом деле… Не Поттеровскую же ему одевать.

Уже когда они шли по коридору, Драко с едва уловимой обидой в голосе спросил отца:

— Ты что, не сказал маме, в каком виде я пойду?

— Я думал, что ты пошутил. Не мог же я предположить, что мой наследник в самом деле будет расхаживать по Лондону как…

— Как шут, — закончил фразу Драко. — Но если это помогает выжить, почему бы нет?

Люциус промолчал. Драко передернул плечами и, вскинув голову и выпрямив спину, вошел в гостиную.

Гермиона нервно расхаживала из угла в угол, Рон следил за ее перемещениями, а Гарри сидел на подоконнике и следил за тем, что творится на улице.

— Все готовы? — спросил Люциус, входя в комнату вслед за сыном.

— Давно готовы, — тихо ответила девушка, обернувшись к нему.

Аппарировали с крыльца. Первыми отправлялись Драко и Гарри, укутанные в мантию-невидимку. Сонная и тихая по причине раннего времени Диагон-аллея неприятно удивила давно не бывавшего здесь Гарри: ему показалось, что улица впала в какое-то оцепенение, притаилась и ждет, что же произойдет в скором времени. Это ощущение только усиливалось — он увидел лавку Олливандера с разбитыми витринами, заметил пыльные стекла лавки напротив, заколоченные ставни еще одного заведения.

— Надеюсь, что нам удастся найти что-то подобное напротив Гринготса, — он с мрачным видом указал на эту лавчонку.

— Сейчас дойдем и все увидим.

Им повезло. Хотя о каком везении можно говорить, если ожидаешь увидеть следы запустения и находишь их? Они зашли заброшенное строение, из окна которого прекрасно просматривался вход в банк. Гарри остался осматривать дом, а Драко отправился за остальными. Дом подошел идеально — в меру большой, с прикрытыми щелястыми ставнями окнами, два из которых выходили на площадь, с черным выходом, ведущим в крошечный дворик позади дома. От прежних хозяев оставалась кое-какая мебель, в основном старая и пыльная, но главное, что она была. Гарри уже заканчивал стаскивать в комнатенку кресла и стулья, как появились остальные участники сегодняшней авантюры. Рон и Гермиона, о чем-то тихо посовещавшись, уселись около окна и взялись за наблюдение за площадью. Драко отправился бродить по дому, и Гарри вскоре сбежал к нему — делать в комнате было решительно нечего, разве что пытаться подремать, как Люциус.

Потянулось томительное ожидание. Через полчаса наблюдатели сменились. На улице стало немногим более многолюдно, но того оживления, которое помнилось Гарри, по-прежнему не было. «Может, это потому что еще так рано? — пытался успокоить он себя, отгоняя мрачные мысли. — Сейчас всего лишь восемь утра, многие еще спят». Казалось, что время еле ползет, однако, их полчаса закончились как-то слишком скоро. К окну снова сели Гермиона и Рон, а они с Драко отправились приготовить что-нибудь поесть на крошечной кухне, благо, что кое-какие продукты захватила запасливая Гермиона. После еды все заметно повеселели, и ожидание стало не таким тягостным.

— Банк открывается, — тихий голос Гермионы заставил Гарри почти бежать к окну.

Драко тоже подошел, но не столь поспешно, встал за спиной Гарри, приобнимая его за плечи.

— А вот и Беллатрикс, — чуть хрипловато произнес Рон.

Она шла по направлению к банку в сопровождении двух мужчин.

— Справа Тревес, слева Лестранж, — сказал Драко.

ни следили, как троица подходит к дверям банка, как стоящие в дверях маги проводят вдоль их тел тонкими золотыми прутами.

— Неподкупные Датчики. Проверяют на наличие заклинаний и магических вещей, — спокойно проинформировал подошедший к Ронову окну Люциус. — Драко, ты уверен, что твоя маскировка сработает?

— А почему нет? — тот, глядя в зеркало, поправлял свою «маскировку». — Из магических вещей у меня только палочка. А заклинаний на мне вообще нет.

— А может, все же я пойду? — в очередной раз спросил Гарри, которому отчаянно не нравилось то, что Драко пойдет в Гринготс один.

— Ну, держи, — насмешливо улыбаясь, Драко сунул в руки Поттеру косметичку и зеркало. — Давай-давай, красься. Сумеешь все сделать хорошо с первого раза — пойдешь вместо меня.

— А он и не сумеет, — едва слышно пробурчал Рон. — Потому что в отличие от некоторых он нормальный…

— Уизли, будешь возмущаться — я тебя лично намажу и вытолкну вместо себя, — тут же отреагировал «ненормальный».

— Хватит! — резко сказал Гермиона. — Гарри, хватит ныть, Рон, прекрати ворчать.

Она придирчиво оглядела Драко, поправила ему воротничок, потом, приподнявшись на цыпочки, быстро поцеловала его в щеку. — Удачи.

Затаившиеся в доме следили за тем, как «девушка» идет к банку, кивает в ответ на слова магов, а потом входит в двери. Гарри шумно выдохнул, вызвав сочувствующий взгляд Гермионы, сердитый Рона и задумчивый Люциуса.

— Нам тоже пора…

* * *
Беллатрикс окинула недовольным взглядом долговязую девицу в коротковатой для нее мантии, о чем-то беседующую с магом в дверях. Словно почувствовав ее взгляд, девица помахала своему собеседнику, тихо рассмеявшись, и вышла. Беллатрикс нетерпеливо стиснула сверток, за которым и явилась в Гринготс. Сколько можно разговаривать с этими коротышками?

— Поторопи его! — коротко бросила она откровенно скучающему рядом Тревесу.

Однако Лестранж уже шел к ним. Она скривила губы и быстро пошла к выходу. Солнечные лучи на миг ослепили женщину, она проморгалась и буквально остолбенела — через площадь неторопливо, словно по собственной гостиной, шествовал Люциус Малфой. Вот он подошел к клоунскому магазину, глянул в витрину, свернул в переулок. Забыв обо всем, Беллатрикс кинулась следом за ним, в голове билась только одно — она должна поймать предателя, во что бы то ни стало.


Это сработало! Беллатрикс точно потеряла голову — так быстро она рванула вслед за Малфоем. Нарцисса и Люциус были правы, утверждая, что вспыльчивая Белл захочет во что бы то ни стало посчитаться с зятем, из-за которого она была наказана и чуть было не потеряла доверие Лорда. Тревес пытался ее остановить, но та только отмахнулась от него, и понеслась за Малфоем, предоставив мужчинам догонять ее.

В переулке ее уже ждали.

Если бы дома здесь строились «под линеечку», как сейчас, то их план, скорее всего, провалился бы. А так… Стоило Беллатрикс скрыться за выступающим из ряда домов фасадом, она упала, споткнувшись о выставленную ногу Рона. Ей зажали рот и быстро затащили в дом, попутно сильно ударив по голове. И вот уже «Беллатрикс»-Гермиона несется по переулку, уводя за собой явно не стремящихся к погоне сопровождающих. Рон быстро развернул сверток, сосредоточенный Драко из захваченного из дома старого кубка постарался сделать точное подобие стоящей перед ним чаши, после чего Рон запаковал его, стараясь завернуть именно так, как было.

— Все!

«Лестранж»-Гарри, внимательно следивший за тем, что происходит за окном, оглянулся, кивнул, вышел на улицу. Через пару минут он заглянул внутрь, широко улыбаясь:

— Аппарировали. Наша очередь.

Они неспешно вышли на Диагон-аллею, дошли до аптеки неподалеку от «Дырявого котла» и аппарировали.



Глава 11.

К большому удивлению, встречала вернувшихся только Нарцисса.

— Люциус и мисс Грейнджер скоро будут, — ответила она на их вопросительные взгляды.

— Куда они могли отправиться? — нахмурился Рон.

— Драко, пойди переоденься, — словно не слыша его слов, продолжала она. — Мистер Поттер, волноваться не стоит, уверяю вас.

— Куда вы дели Гермиону! — не на шутку завелся Рон, выхватывая палочку и направляя ее на женщину. — Гарри, заставь е сказать, иначе…

Гулкое «БАМ!», и окосевший Рон рухнул на пол. За его спиной стоял Кричер со сковородой в руке.

— Хозяйка, Кричер поможет!

— Кричер, прекрати! — воскликнул Гарри.

— Спасибо. Не стоит, — одновременно с ним произнесла Нарцисса. — Драко, ты еще здесь?

Тот, посмеиваясь, ушел, а миссис Малфой повернулась к Гарри.

— Прошу прощения за этот инцидент, мистер Поттер. Просто у нас тут кое-что произошло, и Кричер несколько взволнован.

— Что произошло, — теперь уже встревожился и Гарри.

— Давайте приведем в сознание вашего друга, дождемся моего мужа и мисс Грейнджер, и я обо всем расскажу.

Ждать пришлось недолго. Драко только успел спуститься вниз, а приведенный в чувство Рон, злобно поглядывая на Нарциссу, прикладывал к шишке на голове лед, принесенный Кричером, как Люциус и Гермиона вернулись. Оборотное зелье еще действовало, и Гарри ощущал некую нервозность, глядя на широко улыбающуюся «Беллатрикс».

— Все получилось, леди Малфой! — Гермиона кинулась было к Нарциссе, словно хотела обнять, но потом, несколько смутившись, просто пожала ей протянутую руку.

— Да что произошло?!

Когда все удобно устроились в креслах, Нарцисса рассказала, что произошло в их отсутствие.

Проводив мужа, Нарцисса устроилась с книгой в гостиной на втором этаже. Через некоторое время Кричер принес завтрак, а потом из своей комнаты вышел Грипхук. Он пообщался с миссис Малфой, а потом решил прогуляться по дому. Та сочла это желание весьма внезапным, ибо прекрасно знала, что до сих пор гоблин под разными предлогами отказывался от подобных прогулок, и пошла за ним. Гоблин пытался открыть дверь комнаты Гарри, и, застигнутый на месте преступления, в весьма нелицеприятных выражениях стал отзываться о Нарциссе, ее семье, хозяине дома и его гостях. Поток его ругательств был прерван Кричером, точнее, его сковородой, заступившегося за «хозяйку Нарциссу». Грипхука связали, уложили в его комнате, и Нарцисса стала ждать возвращения мужа, памятуя о том, что он и Гермиона по плану должны были вернуться раньше остальных.

Так и случилось. После очень короткой беседы вернувшиеся разыграли спектакль, воспользовавшись тем, что девушка все еще находилась под действием оборотного зелья. Гоблина сумели убедить в том, что Люциус и Беллатрикс, явившаяся по зову сестры, собираются сдать его Лорду, вот только сделают кое-что еще, и…

— Добби перенес нас к дому Билла, и мы еще немного… порезвились, — Гермиона фыркнула. — Грипхук уверен, что Билл вызволил его из плена, сумев победить нас с мистером Малфоем. Рон, у тебя просто замечательный брат!

Рон недовольно засопел, но возразить было нечего — своим братом он и сам восхищался.

— Теперь нам следует подумать, — снова заговорила Гермиона, но Гарри ее уже не слышал: острая боль буквально расколола его Глову, такая, словно он получил удар меча…

На коленях, пред ним стояли Беллатрикс, Лестранж и Трэвес, вокруг стояли маги, с плохо скрываемым страхом поглядывая на него.

— Мой Лорд, — голос Беллатрикс был хриплым, она не смела взглянуть на него, — мой Лорд, мы вернулись…

Он слушал ее рассказ, и ярость наполняла его чем дальше, тем больше.

— Дай!

Он протянул руку. Беллатрикс поднялась с колен, отдала ему сверток, он его быстро развернул… Не тот! Это была подделка!

Гнев и отчаяние переполнили его, и он, закричав, взмахнул палочкой, которую держал в руке. Та испустила зеленое сияние, ударившее по все еще стоящему на коленях Трэвесу.

Находившиеся в комнате в ужасе бросились прочь, спасаясь от его гнева, он хлещущей без разбору зеленой плети. И только когда в комнате не осталось живых, он немного успокоился.

Его уже некоторое время томило некое неясное предчувствие, и он решил перепрятать один из своих хоркруксов, не доверяя в глубине души гоблинам… больше чем людям. Нападение на его посыльных — случайность? Или же воры знают об остальных хоркруксах? И кто за этим стоит?

Малфой? Дамблдор, сумевший каким-то образом дотянуться из могилы до его сокровищ? Кто?!

Необходимо проверить все хоркруксы. Дневник уничтожен… Он ничего не почувствовал тогда, но у него же не было тела, он был немногим больше, чем призрак…

Озеро… Вряд ли кто-либо в магическом мире, даже Дамблдор был в курсе того, что он, тогда еще Том Риддл творил в мире магглов.

Лачуга Гонтов? Кто мог узнать о его связи с Гонтом, кто мог выжить после тщательной зачистки следов. И вряд ли кто-либо станет искать старое кольцо в этом жалком жилище.

Хогвартс? Там Снейп, и, случись что, он, Лорд тут же узнал бы о происшествии. Школу оставим напоследок, предупредив Снейпа, что мальчишка может попытаться проникнуть в Хогвартс. Но вот зачем именно он придет, не говорить — больше он никому не доверяет. Сначала Люциус, теперь Беллатрикс…

Его взгляд остановился на змее. Ее следует впредь держать рядом, под постоянным присмотром, и больше не посылать на задания.

Он стремительно вышел из комнаты, пнув попавшийся на пути труп, Нагини ползла следом.


Гарри пришел в себя, и первое, что он увидел, были встревоженные лица друзей.

— Опять? — тихо спросила Гермиона.

— Он знает о пропаже чаши, — горло болело, словно он очень долго и сильно кричал, голос был хриплым и каким-то чужим. — Он отправился проверять свои хоркруксы…

— Значит, времени у нас меньше, чем я думал, — нахмурился Люциус.

— Надо было ей память стереть, — вздохнул Рон.

— А что бы это дало? — тут же поинтересовался Драко, довольно скептически. — Тогда уже всем троим…

— Это уже не важно, — Гермиона, с тревогой поглядывая на трущего виски Гарри, усадила Рона в кресло. — Мы уже не стерли им память. И Лорд уже знает о пропаже как минимум одного своего…

— Двух, мисс Грейнджер. Вы забываете о дневнике.

— Спасибо, лорд Малфой. Итак, Лорд знает, что один из его хоркруксов уничтожен, второй пропал… Что еще, Гарри?

Поттер рассказал свое видение, постаравшись ничего не упустить.

Его выслушали очень внимательно. А потом, порой перебивая друг друга, принялись обсуждать дальнейшие планы. Результатом стало решение отправляться в Хогвартс с помощью Добби как можно быстрее.

Через полчаса они, проверив, все ли необходимое захватили, собрались в холле.

Добби с явной неохотой согласился сопровождать бывшего хозяина, но Гарри удалось его уговорить помочь. Да и Люциус был недоволен, но сейчас молчал, понимая, что это единственный приемлемый для них вариант. Рон несколько раз намекал на то, что Малфою-старшему вообще не стоит с ними отправляться, но тот так мастерски игнорировал или пропускал мимо ушей его слова, что Рону ничего не оставалось делать, как уступить.

— Добби готов, Гарри Поттер, сэр!

Домовик надел самые лучшие свои носки, и гордо поглядывал по сторонам.

— Хорошо, Добби. Гермиона, мистер Малфой, удачи вам!

Они исчезли. Рон принялся вышагивать по коридору, заметно нервничая. Он был решительно против того, чтобы Гермиона отправлялась с Люциусом, но на все его возражения Гарри отвечал, что так будет лучше.

Наконец Добби опять появился в коридоре.

— Берегите себя, мальчики, — тихо произнесла Нарцисса.

В следующее мгновение они были уже в коридоре около лестницы, ведущей в кабинет директора. Гермиона ждала их, Люциуса нигде не было видно.

— Пойдемте скорее!

Она схватила Гарри за руку и почти потащила его за собой, чуть не бегом несясь вверх по лестнице. Переглянувшись, Рон и Драко двинулись следом.

Люциус был в кабинете. А Снейп был явно не в духе. Это было хорошо слышно уже на подходе к кабинету.

— У меня часть школы безмозглых героев, вторая часть — затаившихся хитрецов, а остальные просто выжидают. За всем этим пристально следят тупоумные Упивающиеся. И тут принесло еще великовозрастного любителя авантюр!

— Северус, успокойся…

— Успокойся? Ты еще говоришь «Успокойся»?!

Компании оставалось преодолеть всего несколько ступенек.

— Если бы у меня был выбор…

— Как ты вообще сюда попал? — Снейп прекратил бегать по кабинету, воззрился на удобно устроившегося в кресле Люциуса.

— Как я или Драко, — пояснила слегка запыхавшаяся Гермиона.

Снейп резко повернулся, оглядел вошедших, молча подошел к директорскому креслу, рухнул в него, обхватил голову руками и уткнулся мрачным взглядом в столешницу.

— Мистер Малфой, вы уже рассказали профессору про видение Гарри?

— Нет, мисс Грейнджер, — любезно откликнулся Люциус, с интересом наблюдая за происходящим в комнате. — Я решил, что мистер Поттер сделает это намного лучше. Мы пока обсуждали сложившуюся в школе ситуацию.

— Мы слышали, — едва слышно проговорил Гарри, потом добавил громче: — Если бы не это видение, мы бы тут не появились.

— Догадываюсь, мистер Поттер, — довольно кисло произнес Снейп. — Садитесь и рассказывайте.

Все чинно расселись, и Гарри опять повторил рассказ про сегодняшнее видение. Снейп слушал молча, рассматривая висящий напротив портрет Дамблдора. Когда Поттер умолк, перевел взгляд на него и спросил:

— Сколько вы уже уничтожили?

Рон дернул Гарри за рукав и едва слышно прошептал:

— Я не доверяю ему, Гарри! Ты же помнишь, что этот гад о нем думает!

Поттер только вздохнул и принялся подсчитывать.

«Дневник — это уже давно. Потом кольцо — правда, я не знаю, где оно. Рон медальон разрубил. Теперь у нас чаша».

— Три точно уничтоженных, еще один пока целый.

— Почему?

— Не было времени! — огрызнулся Гарри, разозлившись на докучливые вопросы. К его удивлению, Снейп не стал орать по своему обыкновению, а только как-то обреченно махнул рукой, что-то тихонько проворчав себе под нос.

Гарри представил себе, как он прямо сейчас достает чашу, меч Гриффиндора и, хорошенько размахнувшись, бьет по чаше.

— Северус, сюда идет Амикус Кэрроу, — тихо сказал Дамблдор.

Снейп кивнул, указав остальным на дверь, ведущую во внутреннюю комнату.

Им пришлось в течение часа выслушивать жалобы на поведение студентов, требования «сделать что-нибудь с ними» и сетования на то, что нарушителей ловить не удается так часто, как того хотелось бы. Переговариваться было решительно невозможно — из-за щели в двери, которую оставил Люциус, последним выходя из директорского кабинета. В конце концов, Снейпу удалось выпроводить преподавателя.

— Они у тебя все такие? — поинтересовался Малфой-старший у показавшегося в дверях директора.

— Нет, к счастью. Этот самый… отъявленный. А в целом все нормально.

— А про кого говорил Кэрроу? — спросила Гермиона.

— Про подполье, — фыркнул Снейп.

— Какое? — тут же встрял Рон.

— Мистер Уизли, я прошу вас не перебивать! — огрызнулся на него Снейп. И снова обернулся к Гермионе. — Это подполье возглавляет ваш друг Лонгботтом. И, судя по всему, оно обитает в Выручай-комнате.

— А им известно, что вам об этом известно?

— Не имел возможности их спросить. Хотя они несколько раз чуть было не налетели на меня во время моих обходов школы.

— И что с ними стало? — улыбнулся Люциус.

— Я вовремя отвернулся, — скривился зельевар. — Зачем вы ко мне пришли?

— Я как раз собирался сказать об этом. Но нас перебили, — примиряющее произнес его собеседник. — Мистеру Поттеру необходимо кое-что найти.

Гарри поежился под тяжелым взглядом Снейпа. Малфой-старший меж тем продолжал.

— Он сам точно не знает, где эта вещь может находиться…

— Я знаю, о чем идет речь. Меня не так давно вызывал в себе Лорд. Требовал, чтобы я задерживал любых чужаков как только увижу…

Рон сузил глаза и достал палочку, а Снейп продолжал говорить.

— Но, во-первых, я умею вовремя отворачиваться, а, во-вторых, сложно считать чужаками студентов, пусть и не явившихся на занятия.

— Спасибо, мистер Снейп, — Гермиона вскочила и дернула Гарри.

— Спасибо, — выдавил из себя Гарри.

— Надеюсь, вы никому не попадетесь на глаза, — кисло заметил Снейп. — Через полчаса будет перемена.

Вчетвером под мантией было ужасно неудобно, и поэтому решили, что ею воспользуется только Поттер. Чуть ли не бегом домчавшись до восьмого этажа, для того, чтобы быстрее найти Выручай-комнату, решили разделиться — Рон с Гермионой пошли направо по коридору, а Драко с Гарри налево.

— Как думаешь, у кого получится найти — у нас или у них? — тихо спросил Гарри.

— У меня когда-то получалось…

Драко остановился, закрыл глаза, сосредотачиваясь. Гарри стоял рядом, оглядывая коридор. И краем глаза уловил неясное движение, резко обернулся. В глубине коридора стоял Невилл Лонгботтом, направив палочку на Драко и явно собираясь накладывать заклинание.
— Невилл, нет! — Гарри кинулся наперерез, срывая мантию на бегу.

— Petrificus Totalus!

Гарри рухнул на пол, попав под действие заклинания, а Драко кинулся на ошеломленного Невилла. На шум прибежали Рон и Гермиона, девушка кинулась к Гарри, а Рон — разнимать дерущихся.

— Finite Incantatem!

— Прекратите сейчас же! Драко! Невилл!

Когда Гарри пришел в себя, Рону уже удалось слегка образумить драчунов. Драко, прижимая к разбитому носу платок, подошел к Поттеру, Невилл мрачно взирал на него подбитым глазом, Рон тихо втолковывал ему положение дел.

— Гарри, нам надо поскорее уходить! — Гермиона огляделась по сторонам. — Сейчас начнется перемена! Вы нашли комнату?

— Вам нужна Выручай-комната? — Невилл закончил разговор с Роном и подошел ближе. — Если вы можете поручиться за этого, — он кивнул в сторону Драко, — то я вам покажу.

— Я доверяю Драко как самому себе, — твердо ответил Поттер.

Выручай-комната напоминала трюм гигантского корабля — куча разноцветных гамаков, каких-то драпировок, факультетские знамена: Гриффиндора, Равенкло и Хаффлпаффа.

— Это же Гарри Поттер!

К нему подходили, хлопали по плечу, жали руку. Веселый водоворот совершенно закружил его и повлек за собой — каждый хотел подойти, что-то сказать, что-то показать.

— Здесь мы и живем, — рассказывал Невилл Рону. — Сначала я был один. Потом ко мне присоединились другие. Комната сначала была маленькая, а потом расширялась, и появлялись знамена. Все, кроме Слизерина…

Словно услышав его слова, рядом с остальными знаменами с тяжелым шелестом развернулось серебристо-зеленое знамя. Разговоры стихли, все с удивлением смотрели на полотнище, потом оглядывали комнату. Через несколько минут все смотрели на Драко, стоящего неподалеку от Гермионы — кто с изумлением, кто ошеломленно, а кто и довольно враждебно. В наступившей тишине Гарри подошел и встал рядом с другом, положив руку ему на плечо.

— А я еще не хотел верить Луне, — выдохнул Невилл, а потом спохватился: — Я же обещал ей и Джинни, что сразу же сообщу им!

Фальшивые галеоны, которые использовали для связи члены Армии Дамблдора, продолжали исправно действовать, и вскоре к находящимся в комнате присоединились не только девушки, но и близнецы Уизли, Дин Томас, Ли Джордан. Радости вновь прибывших не было предела. Они тут же захотели узнать новости, и Рон стал рассказывать им и остальным желающим о жизни в доме на Гримуальд Плейс.

Боль в шраме заставила Гарри отвернуться ото всех, он закрыл глаза… и увидел разрушенный дом, яму, пустую золотую коробочку…

— Он обнаружил пропажу кольца, — прошептал Поттер. — Нам надо спешить…

— Куда спешить? Вы же только что пришли! — всполошился Невилл.

Выслушав честный ответ о цели пребывания Гарри в Хогвартсе, все призадумались.

— Вам нужно что-то, когда-то принадлежало Ровене Равенкло? — уточнила Луна. — Тогда это точно ее диадема. Я видела ее на ее статуе…

Они стояли перед статуей, внимательно глядя на нее, и особое внимание уделяя диадеме на голове.

— Думаешь, это она? — с сомнением спросил Драко.

Они уже узнали о том, что эта диадема исчезла еще при жизни самой Ровены.

— А если ее так давно никто не видел, то как же этот гад мог сделать ее своим хоркруксом? — задал Рон вполне резонный вопрос.

— Нашел и сделал, — ответила Гермиона, но в ее голосе не хватало уверенности. Зато тревоги хватило бы на пятерых. — Гарри, сюда идет Алекто Кэрроу.

Она держала карту Мародеров, внимательно глядя в нее.

— Прячемся под мантию!

Луна махнула рукой, желая показать, что она прятаться не будет, остальные быстро шагнули к стене, накрываясь мантией.

Буквально через несколько мгновений показалась сутулая женская фигура.

— Кто здесь? А?

Луна, все так же стоящая перед статуей, улыбнулась и повернулась к вошедшей.

— Добрый день.

Женщина, в которой Драко опознал Алекто Кэрроу, опешила от неожиданности. Гарри ее прекрасно понимал — спешить на шум, мечтая поймать личного врага Лорда, и в результате нарваться на милую улыбку и доброжелательный тон нарушительницы дисциплины. Потом лицо Кэрроу исказилось, она злобно зашипела:

— А ну марш на занятия! Минус десять баллов с факультета!

Луна едва заметно пожала плечами, и что-то тихонько напевая себе под нос, пошла в сторону спален. Алекто следила за ней взглядом, сделала пару шагов следом… И попала под Stupefy, выпущенный Гермионой.

Луна вернулась обратно, с любопытством поглядела на упавшую, потом на скинувших мантию.

— И что теперь с ней делать будем? — поинтересовался Рон. — Может, Снейпу отнесем?

— Замечательно! — фыркнул Драко. — Можем по пути еще и ее братца прихватить.

— А что тебе не нравится? — тут же ощетинился Уизли.

— Прекратите! — возмущенно зашипела Гермиона. — Нашли время ругаться!

Парни тут же отвернулись друг от друга, девушка ожгла их взглядом, и снова повернулась к Луне и Гарри, продолжающими стоять над Алекто.

— Видимо придется все же ее к Снейпу, — вздохнул Гарри. А что еще можно было сделать с обездвиженной мучительницей студентов?

Снейп «подарку» не обрадовался, и посему «данайцы», доставив связанную преподавательницу, поспешили сбежать, все же услышав несколько слов, брошенных им вслед, самым ласковым из которых было «гриффиндорцы».

— Как же он нас любит, — фыркнул Гарри.

Драко ехидно усмехнулся, но промолчал.

— И где нам теперь искать эту диадему, — горестно бубнил Рон, бредя вслед за друзьями по коридору. — Ее так давно никто не видел…

— Точно! — воскликнула Гермиона. — Рон, ты прав — давно не видел! Луна, кто привидение Равенкло?

— Серая дама, — пожала плечами та. — А разве вы этого не знаете?

Во время поиска и разговора с Серой дамой Гарри почти физически ощущал, как истекает отпущенное им время. Он уже махнул рукой на почти постоянную головную боль — голова раскалывалась от боли не только во время видений, из которых он узнавал о передвижениях Волдеморта, но и при любом резком движении.

— Все, Поттер! Сейчас ты ляжешь в кровать и будешь спать! — решительно заявил Драко после разговора с привидением. И, не слушая никаких протестов, продолжал: — Ты уже на человека не похож, осунулся весь… Как от тебя встречные не шарахаются!

— Встречных нет, — вяло отшутился Гарри. — И времени тоже. Он уже движется… надеюсь, что к озеру…

— Хорошо. Сейчас мы найдем эту несчастную диадему, а потом ты отдохнешь хотя бы ненадолго! Грейнджер, ты же мне поможешь?

— Конечно, — Гермиона и сама с тревогой поглядывала на Гарри, но знала его упрямство и поэтому молчала.

— Где же он мог ее спрятать, где! — Гарри вновь вернулся к вопросу, который мучил его все сильнее. — Где…

— Я бы спрятала в Выручай-комнате, — пожала плечами Луна. — Там-то ее точно никто не найдет. Среди всей этой рухляди.

Поттер застыл на месте, глядя на девушку. Рухлядь! Ну конечно! Перед глазами встала картина — вот он напяливает на бюст какого-то волшебника парик и шляпу, а рядом…

— Я знаю, где она, — прошептал он. — Гермиона, Рон, Луна, надо предупредить преподавателей о том, что Лорд близко… Пожалуйста!

— А ты?

— А я надеюсь, что помню все правильно! — и Гарри помчался к Выручай-комнате, Драко рванул за ним.

— Надо бы и Снейпа с Люциусом предупредить, — пробормотала Гермиона.

Совершенно дурацкая ситуация — почти дотронуться до искомого… И так по-глупому попасться!

— Отвлеки их как-нибудь, — едва слышно прошипел Гарри.

— Как?! — так же тихо прошелестел Драко.

— Твои друзья — ты и думай!

— Эй, о чем это вы там шепчетесь? — Крэбб глумливо ухмылялся. — Что, Малфой, добился своего и теперь кормишь Поттера с рук?

— Заткнись!

— Небось, папаша помог, — продолжая ухмыляться, Крэбб слегка толкнул локтем стоящего рядом Гойла. — Сам-то ты у нас ни на что не годен, разве что только…

— Stupefy!

Бывшие подпевалы шарахнулись в разные стороны.

— Гарри, давай! Ищи ее! — Драко с лихорадочно горящими щеками дернул недоумевающего Поттера за рукав. — Не теряй времени!

Гарри, стараясь не обращать внимания на происходящее вокруг, закрыл глаза и сосредоточился. Необходимо было вспомнить, где именно он видел эту статую… За его спиной вовсю летали заклинания, а он шел к шкафу, на котором стояло искомое. Руку обожгло болью — видимо, в Драко попало заклинание. Тихо застонав, Поттер рванулся вперед, по пути швырнув в уродливый бюст, на голове которого поверх пыльного парика красовалась древняя диадема, манящее заклинание. То, что на саму хоркрукс это заклинание не действует, он уже успел выяснить — еще до того, как неожиданно появились Крэбб и Гойл. Бюст оказался у него в руках, но парик и диадема слетели, затерявшись в куче хлама около шкафа.

— Adesko fire!

— Кретин! — буквально взвыл Драко. — Гарри! Быстро уходим!

— Я не могу! — Гарри продирался сквозь горы старья, к тому месту, куда упал хоркрукс. — Я уронил…

— Accio метла!

Не слушая его слов, Малфой поймал какую-то метлу, прилетевшую на его зов, вскочил на нее и, не слушая возражений Гарри, взгромоздил его перед собой.

— Этот идиот вызвал Адское пламя! Надо убегать!

Теперь уже Гарри слышал глухой шум, который усиливался с каждой секундой. Он оглянулся: буквально за ними попятам бежали Крэбб и Гойл, а следом шествовала стена пламени, казавшегося живым — языки огня, сердито гудевшего и плевавшегося искрами, изгибались и принимали форму различных существ: то дракона, то ящерицы, то змеи.

— Метлу вызовите, идиоты! — крикнул Драко, закладывая крутой вираж и пролетая над пыхтящими на бегу слизеринцами. И тут же рванул вперед, к выходу, прочь от гудящего пламени.

Они успели выскочить из комнаты, буквально следом за ними вылетели Крэбб и Гойл. Малфой сумел избежать столкновения со стеной, и прутья их метлы только царапнули камни, а вот их преследователям не повезло — на всей скорости они врезались в стену, их метла рассыпалась, а сами они рухнули на пол, где и остались лежать, словно две больших кучи тряпья. Малфой дождался, пока Гарри спрыгнет с метлы, спустился сам и сунул ее подмышку.

— На таких кретинов даже заклинания тратить жалко, — словно выплюнул Драко, презрительно скривив губы. — Живите, идиоты. Отличиться они вздумали, поймать Малфоя и Поттера…

— Мне надо обратно, — устало сказал Гарри.

— Спать тебе надо! Нет больше твоей диадемы, Адский огонь уничтожает все. Идем.

Он потащил Поттера прочь от слабо шевелящихся тел, от комнаты спрятанных, точнее, уничтоженных вещей.



Глава 12.

Хогвартс гудел, как растревоженный улей, по коридору куда-то целеустремленно спешили студенты, вслед Гарри несся громкий шепот.

— Надо было закутать тебя в твою мантию, — раздраженно шипел Малфой, почти бегом несясь по коридору в сторону директорского кабинета.

Поттера он крепко держал за руку, хотя Гарри и не пытался вырываться или убегать. Он вообще впал в какое-то полусонное оцепенение, и все, что происходило вокруг, доходило до него словно через толстый слой ваты. Он уже знал, что Волдеморт в пещере и рвется проверить сохранность медальона. «Надо было положить туда что-нибудь похожее», — мелькнула мысль, но тут же улетучилась. Перед глазами вновь возникли руки инферналов, жадно тянущиеся к нему, и он невольно содрогнулся.

— Сейчас уже. Потерпи немного, — Драко обернулся к нему, сочувственно улыбнулся. — Прости, но я доверяю здесь только одному человеку.

— Которому не доверяю я, — тихо ответил Гарри.

Но Драко либо не услышал, либо не захотел его услышать, продолжая нестись вперед. Наконец они поднялись по винтовой лестнице и ввалились в кабинет.

— Говорил я тебе, что Поттер ничему хорошему его не научит, — после довольно долгой, как показалось Гарри, паузы соизволил сообщить Снейп, обращаясь к Люциусу.

— А при чем тут я! — привычно огрызнулся Гарри.

— Совершенно не при чем, — успокаивающе отозвался Люциус, с интересом глядя на всклокоченных и перемазанных сажей юношей. — Но просто Северус еще ни разу не видел моего сына в таком… необычном виде.

— Ванная комната там! — Снейп указал на дверь в глубине комнаты и ехидно добавил. — Надеюсь, со шкафом не перепутаете.

Драко снова потащил Поттера за собой, с благодарностью кивнув крестному.

— Воспитал на свою голову, — едва слышно донеслось до Гарри, но сказать что-нибудь в ответ он не успел — дверь захлопнулась.

Драко деловито наполнял директорскую ванную горячей водой и душистой пеной, а Поттер продолжал переживать события сегодняшнего дня. Что-то случилось… было сказано… что-то такое, что показалось ему странным и…

— О чем говорил Крэбб? — тихо спросил он Драко.

Тот замер, не поворачиваясь к нему лицом, потом ответил враз охрипшим голосом.

— Я надеялся, что ты забудешь про его слова.

— Я не забыл.

Малфой молчал так долго, что Гарри уже решил, что так и не дождется ответа, но тот все же заговорил каким-то странным чужим голосом.

— Я всегда ненавидел тебя. С нашей первой встречи. На Уизли я просто злился, я не считал его равным себе, а ты… Он просто успел раньше меня. Я протянул тебе руку, а ты с презрением отверг мою дружбу. О тебе шепталась вся школа. Тобой восхищались. А я ненавидел.

Гарри застыл, не в силах поверить, что это говорит тот, с кем еще недавно он шутил, кто уже неоднократно спасал ему жизнь.

— Ты дружил с выходцем из той семьи, о которой мой отец всегда говорил с презрением и называл предателем, и с грязнокровкой — а я завидовал тебе. И ненавидел.

Драко сел на бортик ванной, опустил в воду руку и болтал ею, взбивая пену еще сильнее.

— Я думал, что как-то переживу свою детскую ненависть, что стану старше и… — Он горько рассмеялся. — Я ошибался, потому что потом начался кошмар. Ты стал мне сниться… И я стал ненавидеть тебя еще сильнее. Ты никогда не просыпался от того, что… Что ты трахался во сне с парнем? Нет? Да, я знаю, что теперь это происходит с тобой наяву. Но не снилось? Тогда считай, что тебе повезло. Я возненавидел себя, я менял девчонок как перчатки, я готов был пить зелье сна-без-сновидений литрами — только бы не видеть тебя во сне. Меня дома отец поймал на том, что я пью эту гадость… Отчитал, отволок к Северусу — он же так хорошо читает лекции о последствиях бездумного употребления зелий. А потом они уже на два голоса рассказывали о том, что мало ли что мне снится, что это у многих бывает… А я просыпался по утрам со стояком. После снов о тебе. Я стал буквально одержимым, я весь шестой курс преследовал тебя. И твердо решил, что во что бы то ни стало это произойдет наяву… Иначе я сойду с ума.

— Ты… — Гарри облизал пересохшие губы. — Ты все это затеял…

Драко встал, повернулся к нему лицом.

— Я обрадовался, когда отец ушел от Лорда — Крэбб прав, у меня самого не хватило бы решимости. Я готов был смеяться от радости, когда Грюм почти за шиворот поволок меня за собой. И я был просто счастлив, когда ты связал себя Обетом. Я знал, что остальное лишь вопрос времени, что я заполучу тебя. И я ни о чем не жалею. Только… — он замолчал, сглотнул, что-то тихо прошептал.

— Что? — Гарри шагнул к нему.

— Я не хочу умирать. Я боюсь.

Он сел на пол, обхватив себя за плечи. После секундного колебания Гарри сел перед ним, обнял его, спрятав лицо в светлых волосах. Это был его Драко. А ненависть… Он ведь тоже ненавидел самодовольного и наглого Малфоя. Пока не познакомился с ним поближе.

— Мы не умрем. Вот увидишь. Мы будем жить долго и счастливо — как в сказке.

Драко рассмеялся, потом всхлипнул.

— Дурак ты, Поттер. Из тебя растили убийцу Лорда и человека, готового умереть ради других. Я раньше не понимал, как это… И не верил Северусу, когда он тряс меня, как куклу и призывал одуматься… — Его голос сорвался. — Я не хочу умирать…

Гарри гладил его по волосам, шептал что-то утешительное, что они не умрут, что все будет хорошо. Наконец Драко всхлипнул в последний раз, затих, потом поднял глаза на Поттера.

— Давай все же помоемся — а то мы же больше на боггарта какого похожи, чем на людей.

* * *
Поспать нормально не удалось, впрочем, на это они и не рассчитывали. Быстро помылись, оделись в чистые вещи, принесенные Кричером («Поттер! Да он к тебе куда угодно явится! Это же твой эльф!») и улеглись спать («Интересно, сколько баллов снимет Снейп с Гриффиндора, обнаружив нас с Драко в своей кровати»). Гарри буквально провалился в сон — какой-то суматошный, дерганый, — и вскоре был разбужен громким воплем Драко. Еле разлепив упорно слипающиеся глаза, он поглядел на мелко трясущегося Малфоя.

— Что с тобой?

Ответить Драко не успел — в комнату, резко распахнув дверь, вошел Снейп.

— Что случилось?

— Мне сон плохой приснился, — пряча в подушку лицо, пробормотал Драко. — Я больше не буду кричать…

— Мистер Поттер, там ваши друзья пришли. Они ждут вас.

Снейп вышел, прикрыв за собой дверь, а Гарри со вздохом стал натягивать одежду.

— Гарри, он его убьет… — судорожно сглатывая, прошептал Драко, как только директор ушел. — Я видел, как Лорд убивает Северуса… Гарри, пожалуйста, сделай что-нибудь!

Поттер вздохнул. Снейпа он не любил, но желать ему смерти? Раньше он бы не задумываясь сказал «Да!», а вот сейчас, пожалуй, и не согласился бы с тем, чтобы его убили.

— Давай твоему отцу скажем? Я боюсь, что у меня не получится, — честно признался Гарри.

— Я скажу, — Драко тоже встал и стал одеваться. — И смотри, Поттер, ты мне кое-что обещал.

Гарри честно попытался вспомнить, что и когда он обещал.

— Я тебе потом скажу. Иди. А то стоишь тут, смотришь на меня, брюки надевать мешаешь…

* * *
Ждали его, конечно же, Рон и Гермиона, живые и довольные. Зато недовольства Снейпа, сидящего за столом, хватило бы на десятерых. Люциуса нигде не было видно, и Гарри слегка встревожился — помимо всего прочего, он надеялся, что тот сумеет хоть как-то привести Драко в норму, а то все эти резкие переходы от слез к ехидной шутливости сбивали с толку и, положа руку на сердце, мешали. Хотя… Драко вроде бы уважает Снейпа, может стоить попробовать…

— Мистер Снейп, — обратился Поттер к зельевару. — Драко Малфой… Он… Мне кажется, с ним что-то не в порядке.

— Мистер Поттер, с ним всегда что-то не в порядке, — буркнул тот. — Что на этот раз? Кошмары?

— Нет, он… — Гарри подошел поближе и почти шепотом рассказал, что ему кажется «не в порядке».

Снейп, сухо кивнув, пошел в спальню.

— Гарри, а мы такое устроили! — Рон сорвался с места, сияя от обуревавших его чувств. — Гермиона придумала все это!

— Что?

Рон и Гермиона, перебивая друг друга, рассказали, как сначала пришли сюда и рассказали про поручение Гарри Малфою-старшему, потому что Снейпа не оказалось на месте, как тот велел им сделать что-нибудь с чашей, потому что преподавателей уже пошли оповещать.

— И тут Гермиона вспомнила про Тайную комнату! — гордо, словно именно он вложил эту мысль в голову девушки, произнес Рон. — Мы пришли туда, увидели василиска… Ох, и огромный же! Мы взяли у него по зубу, на всякий случай, а потом Гермиона зубом как ударит по чаше! И все!

— Погоди, — Гарри помотал головой. — Как вы туда попали?

— Рон вспомнил, как ты приказывал медальону открыться, и пытался повторить это слово у входа в Комнату. После нескольких раз у него получилось. — Гермиона улыбнулась. — А на обратном пути мы налетели на Амикуса Кэрроу. Оглушили, потом связали, заткнули рот и привели его сюда. Мистер Малфой очень обрадовался и куда-то его повел. А мы стали ждать тебя.

Их разговор прервало появление Минервы МакГонагалл. Они дружно поздоровались.

— Мистер Поттер? Вы здесь? — Она во все глаза глядела на юношу, словно не верила, что он стоит перед ней. — Мисс Грейнджер и мистера Уизли я уже видела, но мельком и издалека. И подумала, что просто обозналась. — Она улыбнулась им, но тут же перешла на деловой тон. — А где Северус, кстати?

— Я позову! — Гарри не терпелось узнать, как там Малфой.

В ответ на тихий стук дверь спальни распахнулась, услышав, что пришла МакГонагалл, стоящий на пороге Снейп кивнул и стремительно пошел в кабинет. Следом за ним вышел и Драко.

— Мистер Уизли, приведите сюда Лонгботтома, — донеслось до них, идущих в кабинет.

— Интересно, а Невилл-то ему зачем? — тихо пробормотал Гарри.

— Вот и спроси, — ехидно сощурился вроде бы полностью пришел в себя Драко. — А отец там?

— Куда-то пошел.

Минерва сидела в кресле около стола, за столом восседал Снейп. Гермиона чинно сидела на стуле у стены, чему-то улыбаясь. Именно рядом с ней и сели пришедшие.

— Чего ждем? — тихо спросил Гарри.

— Пока все придут.

Ждать пришлось недолго. Вскоре пришел Малфой-старший, а затем Рон привел недоумевающего Невилла с завязанными глазами.

— Мистер Уизли, а нельзя было избежать этого? — недовольно поинтересовался Снейп.

Услышав его голос, Невилл сорвал повязку, затравленно поглядел на говорившего, а потом решительно выхватил палочку и направил ее на директора.

— Невилл, это лишнее, — мягко сказала МакГонагалл, вставая.

Тот недоверчиво переводил взгляд с Рона на женщину, потом увидел Гермиону и Гарри, слегка успокоился, но палочку убирать не стал.

— Минерва, мы с вами уже обговорили, что следует делать. Думаю, мистер Лонгботтом поможет вам с эвакуацией студентов, — словно не замечая действий Невилла, быстро заговорил Снейп, сначала обращаясь к декану, потом обратился к юноше. — У вас же есть сообщение с так сказать внешним миром?

Тот гордо промолчал, но Гарри кивком подтвердил это предположение.

— Значит, всех студентов уводите из Хогвартса…

— Я никуда не пойду! — решительно заявил пришедший в себя Невилл, решивший, что если происходящее ему не снится, то хуже уже не будет.

— Северус, мне кажется, что многие ответят так же, — предупреждая негодующий ответ Снейпа, быстро проговорила МакГонагалл.

— Тогда седьмой курс в Большой зал, остальных — вон из школы, — явно проглотив первый из пришедших ему на ум ответов, распорядился тот. — Поттер, у вас видений больше не было?

— Несколько часов назад он был у озера, — ответил Гарри.

Снейп коротко кивнул, неодобрительно покосившись на шепчущихся Малфоев.

* * *
Новое видение — спешащего к Хогвартсу Волдеморта с Нагини на плечах — застало Гарри во время речи МакГонагалл семикурсникам в Большом зале. Друзья обеспокоено переглянулись после того, как он рассказал им об этом.

— Неужели он все же нападет на школу? Здесь же дети, — прошептала Гермиона.

— Гермиона, мы же говорим о том, кого все называют Темным Лордом, — напомнил Гарри.

Она только горестно вздохнула.

Как Гарри и предполагал, почти все слизеринцы решили уйти. Зато к готовящимся к осаде прибывали все новые и новые добровольцы. Семья Уизли в полном составе, Ремус Люпин с женой, Оливер Вуд и многие другие спешили на битву с Волдемортом.

Водоворот приветствий, вопросов и восклицаний совершенно закружил Поттера, ненадолго отвлекая от тягостных мыслей о том, что, возможно, многих из этих людей он видит в последний раз. А уж когда в Хогвартс прибыли Кингсли Шеклболт и Грозный Глаз, то он и вовсе забыл про мрачные мысли. Кингсли взял на себя организацию обороны замка, заслужив тем самым горячую благодарность от Макгонагал — она буквально разрывалась на части, стараясь успеть везде и всюду. Теперь она могла вплотную заняться эвакуацией оставшихся студентов, и от ее бдительно взора не ускользала ни одна мелочь.

— Ты знаешь, что Снейп все-таки сбежал к Темному Лорду? — огорошил Невилл Поттера.

— Как? — это совершенно не вязалось с тем, что Гарри удалось узнать о зельеваре в последнее время.

— Не знаю, но я слышал, как Макгонагал рассказывала об этом Грюму.

— Как?

— Что ты заладил — как да как! — рассердился Лонгботтом. — Вроде бы он выпрыгнул в окно в своем кабинете, превратился в летучую мышь и полетел прочь. Ладно, я побежал…

Гарри, чуть ли не открыв рот от изумления, смотрел вслед деловито спешащему Невиллу, потом перевел взгляд на Драко.

— Чушь какая! — отреагировал тот. — Надо найти отца и спросить. Или у вашей Минервы…

Люциус Малфой помогал МакГонагалл. Слизеринцы слушали его беспрекословно, остальные — те, то бы в курсе, кто это — недоверчиво косились, но тоже подчинялись. Минерва, услышав их вопрос, сухо заявила, что директор взял отпуск и отбыл по срочным делам. Люциус же высоко поднял брови и заявил, что на его взгляд, Северус достаточно взрослый, чтобы самому распоряжаться собой. Однако когда МакГонагалл отошла достаточно далеко, шепнул, что ни в какую мышь тот не превращался, а улетел на метле, с Астрономической башни. На попытки выяснить еще что-либо любезно предложил «праздношляющимся юношам помочь ему в важном деле». Юноши сочли за лучшее сбежать подальше.

И буквально нос к носу столкнулись с Джинни Уизли. Судя по всему, она пряталась и от родных, и от своего декана, намеревающихся отправить ее домой.

— Гарри, как хорошо, что я тебя встретила, — девушка схватила его за руку, в ответ на что Драко одарил ее хмурым взглядом, которого девушка не заметила. — Мне надо с тобой поговорить…

— Слушаю тебя.

— Нет, наедине, — она покосилась на Малфоя, демонстративно не замечающего ее.

— Драко, пожалуйста…

Тот передернул плечами, но отошел на несколько метров.

Из сбивчивых слов Джинни Гарри понял, что она любит его, очень сильно любит, но… Тут девушка виновато взглянула на Поттера.

— Понимаешь, ты мне как брат. Как Рон или Билл.

Услышав эти слова, Гарри слегка повеселел, а девушка, краснея и кусая губы, рассказывала, что за последний год она очень сдружилась с другим человеком, и поняла, что… Тут она всхлипнула, да так горестно, что Поттер обнял ее и погладил по голове.

— Ты мне тоже как сестра. Я бы очень был рад такой смелой и красивой сестре.

Ему довольно быстро удалось успокоить девушку, уверив ее, что он безумно рад и за нее, и за ее избранника, и в благодарность он получил совершенно сестринский поцелуй в щеку. Заметно повеселевшая Джинни пошла прочь, а Гарри смотрел ей вслед и улыбался — и даже грядущее объяснение с видевшим эту сцену Драко не пугало его.

* * *
События, последовавшие за ультиматумом Волдеморта, Поттер помнил какими-то кусками, порой не связанным друг с другом.

…Громкий голос Волдеморта еще звучит над притихшими людьми, еще затихают слова «Отдайте мне Гарри Поттера, и я оставлю школу нетронутой. Отдайте мне Гарри Поттера, и вы будете вознаграждены. У вас есть время до полуночи», а Гарри уже понимает, что у него нет выбора… И вздрагивает от ехидного голоса Драко: «Как благородно — дать меньше часа на то, чтобы совершить дело, с которым не смогли управиться все его Упивающиеся в течение года».

…Хагрид, оглушительно вопящий о том, что он здесь, что Гроп и Клык тоже, и все они будут участвовать в битве.

…Седоволосый человек с пронзительно голубыми глазами, настолько похожими на проницательные глаза Дамблдора, что Гарри на мгновение замирает. Но чудес не бывает — это всего лишь Аберфорд Дамблдор, через паб которого, «Кабанью голову», идет эвакуация студентов.

…Часы начинают бить полночь, и с последним ударом неистовый шум наполняет старый замок — начался штурм. И время полетело вскачь.

…— Гарри! Мы должны убить его змею! Загляни в сознание Лорда! — Гермиона вытирает испачканное лицо рукавом, отчаянно смотрит на Поттера.

Тот тяжело вздыхает и закрывает глаза. Шрам горит уже на протяжении нескольких часов, и погружаться в сознание Волдеморта так легко…

Комната с полуободранными обоями, заколоченные окна — и лишь одно из них распахнуто, и в него можно видеть вспышки со стороны Хогвартса.

В руках палочка, и пальцы безостановочно вертят ее. Мысли мечутся, и в них то Комната спрятанных вещей, где покоится его сокровище, то палочка, которая не желает подчиняться ему.

— Приведи ко мне Снейпа, — коротко бросил сидящей в углу Беллатрикс.

— Мой Лорд, — хриплый голос женщины больше похож на карканье.

— У меня к нему дело. Ступай.

Спотыкаясь во тьме, которую не мог разогнать тусклый свет керосиновой лампы, она поспешила прочь.

— Да, важное дело, Нагини, — он обернулся к змее. — Не так ли?

Усыпанная звездами прозрачная сфера висела в воздухе, и внутри ее свернулась кольцами огромная змея.


— Он послал за Снейпом, — держась за гудящую голову, прошептал Гарри. — Он в Визжащей хижине, а Беллатрикс идет за Снейпом.

…Они прорываются сквозь сражающихся, швыряя заклинаниями направо и налево, обреченное бессилие накрывает Гарри при виде огромной копошащейся массы акромантулов, быстро уносящих с собой Хагрида.

Пронизывающий холод ознаменовал появление дементоров, безысходность и уныние овладевают сердцами, серебристый туман на мгновение вылетает из палочки, но он не в силах бороться с подступающей тьмой. Гарри чувствует, как его руку сжимают ледяные пальцы Драко, рядом тихо выдыхает Гермиона, и тут между ними проскакивают серебряные фигурки патронусов, тесня приближающихся дементоров — на помощь пришли друзья.

— Гарри, ты же сам говорил — надо вспомнить счастливый момент, — прозвучал совсем рядом звонкий голос Луны. — Неужели ты ничего не можешь вспомнить?

Зажмурившийся Драко выдыхает:

— Expecto Patronum!

Хвосторога расправляет крылья, Гарри кажется, что она ему насмешливо подмигивает, а потом выдыхает клубы серебристого огня. Дементоры пятятся, а когда к патронусам присоединяются олень, терьер и выдра, с воем улетают прочь.

…Сумасшедший бег к Дракучей иве, и в голове одна мысль: «Не опоздать бы!» Они, скользя и падая, спускаются по подземному ходу, кутаясь в мантию, идут по лестнице, с ужасом прислушиваясь к затихающему хрипу в комнате, в которую они стремятся.

…Он обнимает Драко, рыдающего рядом с телом лежащего на полу Снейпа, гладит друга по вздрагивающим плечам, тихо плачет Гермиона, уткнувшись лицом в его плечо, Рон подозрительно шмыгает носом.

А со стороны замка слышится голос Темного Лорда. Он говорит о том, что защитники храбро сражались, что он ценит их усилия, скорбит о каждой пролитой капле чистой крови, и дает час на прощание с павшими. А Поттер прячется за их спинами.

— Я буду ждать тебя в течение часа в Запретном Лесу. — Холодный голос Волдеморта, казалось, раздавался в голове. — Если по истечении этого времени ты не придёшь ко мне, бой продолжится. На этот раз я сам буду сражаться, и я найду тебя, и жестоко покараю каждого мужчину, женщину или ребёнка, который попытается спрятать тебя от меня. У тебя есть только час.

— Не слушай его, Гарри! — Гермиона вскинулась, вцепилась в рукав Поттера.

Рон кивнул, добавив:

— Все видели, что ты сражаешься. Он просто хочет выманить тебя и убить.

А Драко только обреченно поглядел и вновь повернулся к телу крестного.

…Они идут по Хогвартсу, и сердце Гарри готово разорваться от жалости при виде того, во что превратился замок. Из Большого зала доносятся звуки голосов, и Гермиона устремляется туда, а следом за ней спешит и Рон.

— Я не могу сейчас туда… Совсем…

Видеть глаза тех, кто сражался за него, видеть тех, кто умер вместо него, нет сил. Драко кивает и ведет его куда-то. Мелькают коридоры, лестницы, и Поттер понимает где они только тогда, когда его почти силой Малфой усаживает в кресло. Портреты на стенах директорского кабинета пусты, видимо, все их «обитатели» ушли подбадривать защитников замка.

— Где-то тут у Снейпа, — голос Драко дрогнул, он судорожно сглотнул, а потом продолжил, — были зелья. Я поищу что-нибудь.

Гарри кивнул, на секунду прикрыл глаза, но понял, что не может сидеть. Он принялся бродить по комнате, вспоминая то время, когда хозяином кабинета был Дамблдор. Почти бездумно он нажал на рычаг, и чаша с воспоминаниями оказалась в комнате. Вот на мгновение мелькнуло его лицо — таким он помнил себя на первом курсе. А потом его глаза буквально прикипели к мелькнувшему образу Снейпа, и Гарри решительно опустил лицо вниз.

— Северус, мой мальчик, — голос Дамблдора неестественно тих.

— Зачем вы надели это кольцо! — Снейп поставил на стол флакон с несколькими каплями золотистого зелья на дне. — Вы же знали, что на него наложено заклятие!

Сломанное кольцо Марволо Гонта лежит на столе, рядом меч Гриффиндора.

— Не мог устоять перед искушением, — честно ответил старик, глядя на свою почерневшую, словно обугленную правую руку.


Гарри затаив дыхание слушал о том, как спокойно Дамблдор рассуждает о собственной смерти, как говорит о том, что проклятие, жертвой которого он стал, решает множество проблем, как с абсолютным равнодушием выслушивает о возможной судьбе Драко и захвате Хогвартса.

— Ты должен убить меня…

Воспоминания не лгут — по крайней мере, эти воспоминания не лгали. Получается, что Дамблдор сам просил Снейпа убить его? И тот долго колебался, прежде чем согласиться.

Гарри невольно отвлекся, перед его глазами встала картина, навсегда оставшаяся в его памяти — измученный Дамблдор, тихо шепчущий: «Пожалуйста, Северус» и четкое «Avada Kedavra!», слетевшее с губ Снейпа.

Услышав упоминание своего имени, он вновь стал всматриваться в чужие воспоминания.

— Придет время, Северус, когда Волдеморт станет опасаться за жизнь своей змеи. И тогда ты должен будешь рассказать ему все то, что я тебе сейчас скажу…

Судорожно дыша, Поттер рывком выпрямился. Он — хоркрукс Волдеморта? Это… это чудовищно! Этого не может быть! Он, Гарри, ненавидящий Лорда, жаждущий уничтожить его — носит в себе частицу его души?!

— Хоркруксы притягиваются к нему, потому что он самый последний из них.

Неужели Дамблдор говорил именно о нем? Гарри закрыл глаза, сжал голову руками. Снейп знал, о чем говорил — его, Поттера, действительно готовили к тому, чтобы умереть за всех. И он был против — человек, патронусом которого была серебряная лань…

— Гарри, ты в порядке? — Драко легонько потряс его за плечо. — Я нашел укрепляющее, выпей.

— Спасибо, — прошептал Поттер то ли протягивающему стакан юноше, то ли приготовившему это зелье мужчине.

— Что с тобой? Ты просто трясешься весь, — Малфой растерянно смотрел на него.

Гарри обнял его, шепча:

— Ничего. Со мной все в порядке.

«Все в порядке — за исключением того, что я предам тебя. Зря ты так радовался связавшему нас Обету».

— Прости.

Гарри почти оттолкнул от себя Драко. Тот от неожиданности пошатнулся, нахмурился.

— Что простить?

— Это. — Быстро отойти на пару шагов, выхватить палочку и выдохнуть: — Incarcerous!

— Поттер! — Попытавшийся шагнуть следом Драко падает на спину, опутанный веревками, и видит, как Гарри надевает мантию: — Нет!

…Гарри тихо, стараясь остаться незамеченным, шел к Запретному лесу. Интересно, а Волдеморт знает, кем на самом деле является Поттер? Вряд ли, иначе поместил бы в клетку, как Нагини, и сдувал пылинки. Боль в груди почти утихла, на него навалилось что-то, что можно было назвать умиротворением. Ушел гнев на Дамблдора — человека, которого он почитал, как мудрого и заботливого наставника. Человека, растившего его для того, чтобы в нужный момент он, Гарри, смог принести себя в жертву. Ушел стыд перед Снейпом — долгие годы защищавшим ненавидящего его Поттера от опасностей. Осталась только боль от предательства по отношению к Драко — единственным живым человеком из тех, о ком думает сейчас Гарри…

Что-то трепыхнулось на груди. Снитч — позабытый подарок из детства. «Я открываюсь в конце». Конец так близок — стоит только протянуть руку.

Внутри снитча лежало кольцо с камнем воскрешения. Гарри невольно усмехнулся — с мантией младшего брата на плечах и камнем старшего в руке он шел навстречу дару среднему. Как символично…

Ему показалось, что он слышит голоса близких — тех, кого он потерял и которых мог бы попытаться вернуть при помощи этого камня. Джеймс, Лили, Сириус…

— Будьте со мной, — тихо прошептал он. — Мне так нужна ваша помощь.

Он шел к поляне, на которой мерцал огонь костра, и уже на подходе к ней услышал как Волдеморт уверенно говорит:

— Он придет.

— Ты не ошибся.

Гарри рывком, словно боясь передумать в последний момент, срывает с себя мантию.

— Гарри Поттер, — мягко произнес Волдеморт в наступившей тишине. — Мальчик, Который Выжил.

Гарри нашел в себе силы улыбнуться, а потом его поглотила зеленая вспышка.



Глава 13.

Драко нашел Кричер, но, не смея нарушить волю хозяина, только лишь привел к все еще связанному Драко Гермиону.

— Кто это тебя так? — помогая встать освобожденному Малфою на ноги, поинтересовалась она.

— Этот идиот Поттер, кто же еще! Я ему зелье принес, а он… Герой недобитый… — Он как-то разом побледнел, схватил Гермиону за плечи и встряхнул. — Где он?!

— Откуда я знаю. Да отпусти ты меня! — Она сердито сбросила руки юноши. — Он был с тобой, что ты меня спрашиваешь… Стой, ты куда!

Драко чуть не сбил с ног Рона, вихрем пронесся по Хогвартсу, ничего не замечая на своем пути. Гермиона бежала за ним следом, отмахиваясь от вопросов Рона, стараясь не упустить из виду мчащегося Малфоя. Их провожали взглядами, кое-кто присоединился, здраво рассудив, что раз люди так спешат, то может понадобиться помощь.

— Я не дам тебе умереть, придурок, — зло шептал Драко. О том, что он до полуобморока боялся смерти, он уже забыл. — Я больше никого не хочу терять!

Он не успел — слегка заплутав в темноте, слишком поздно увидел костер. Зато очень хорошо разглядел, как полыхнуло зеленым, и сердце на мгновение остановилось. Драко резко остановился, словно налетел на стену, схватился за грудь и рухнул на колени.

— Выживший не проживет больше получаса…

— Когда Гарри погибнет, убейте меня. Быстро. Я очень прошу…


Он нашел глазами Гермиону, едва слышно прошептал.

— Ты обещала. Пожалуйста. — А потом сорвался на крик. — Ты дала слово убить меня!

Словно в вязком тумане он видел, как Гермиона медленно вытирает глаза, из которых продолжают литься слезы, еще медленнее наводит на него палочку, как начинает что-то говорить…

— Expelliarmus!

Огромный черный вихрь налетел на застывшую девушку, чуть не сбил ее с ног, понесся к Драко, кричащему:

— Что ты медлишь! Убивай!

Звонкая пощечина опрокинула его, разом прекращая истерику, послышался укоризненный голос Люциуса:

— Только не убей его, Северус. Мне сын живым нужен…

* * *
Почти полутора часами раньше.


— Я должен выполнить данное обещание, — нетерпеливо вышагивающий по поляне Снейп на мгновение остановился, сердито взглянул на стоящего под деревом Люциуса.

— Ты так говоришь, словно я тебя тут держу.

В ответ раздалось фырканье, и зельевар снова стал ходить по поляне.

— Я как-то побывал в маггловском зоопарке, — следя за ним взглядом, заявил Малфой. — И знаешь, меня очень заинтересовало, почему это в клетке у лисы выкопана такая круглая канавка. А потом я понял, что лиса просто бегает по кругу, и вытаптывает ее…

— Не нравится, отвернись!

— Спасибо за разрешение, но лучше я буду смотреть на тебя, чем на него. — Небрежным взмахом руки Люциус указал на Амикуса Кэрроу, с безучастным видом стоящего рядом.

— Что ты его за собой таскаешь?

— Он мне нужен для одного дела, — раздалось в ответ.

— Я был удивлен, увидев тебя здесь, — видимо, устав ходить, Северус уселся на большой камень.

— Мисс Грейнджер любезно поделилась со мной оборотным зельем, — Малфой вздохнул, с тоской оглядел поляну, но ничего подходящего того, чтобы присесть не нашел. Потом вгляделся во мрак за спиной Снейпа, к чему-то прислушался и стал надевать маску, которую до этого держал в руке. — Кстати, сюда кто-то идет…

— Снейп, тебя зовет наш Лорд, — из темноты вылетела Беллатрикс. Люциус невольно вздрогнул — сейчас более всего она походила на разгневанную фурию.

Северус сухо кивнул, встал. Они сделали пару шагов по тропе в сторону Визжащей хижины, когда им в спину раздалось тихое:

— Stupefy! Stupefy!

Звук падения двух тел на землю.

— Извини, Северус, но я кое-что обещал своему сыну.

Люциус, наклонившись, вырвал несколько волос у Снейпа, кинул во флакон с зельем. Оно мгновенно вскипело и приняло цвет старого серебра.

— Иди сюда, — коротко приказал Малфой Кэрроу и протянул ему флакон. — Пей.

Когда затих хруст камешков под ногами идущего к хижине «Снейпа», Люциус неторопливо обшарил лежащую женщину, хмыкнул, не найдя палочки, наложил на нее Incarcerous и Silencio, после чего, тяжело вздохнув, снял заклинание со Снейпа настоящего.

— Что ты себе позволяешь! — заворочавшись и пытаясь подняться, зашипел тот.

— Silencio! — быстро ответил Малфой.

Северус поднялся, хмуро глядя на невозмутимо сидящего на камне друга, жестом показал, что кричать не будет. Пожав плечами, Люциус снял заклятие.

— Неужели ты не понимаешь, что из-за этой твоей прихоти все, что так долго планировалось, может пойти прахом! — яростно зашептал Снейп.

— Это не прихоть, — поправил его Малфой. — Я обещал Драко, что ты останешься жив.

— Люциус! Ты слишком часто потакаешь своему сыну!

— Кто бы говорил! — фыркнул тот. — Кто недавно своему крестнику рассказывал про некоторые заклинания и даже научил ими правильно пользоваться?

Северус шумно запахнул мантию, тихо буркнул:

— Ну, раз сделать уже ничего нельзя… я имею в виду его и Поттера… то пусть хоть… нормально пользуется.

— Экий ты у нас опытный! — ехидно заметил Люциус.

Снейп принялся молча отряхиваться. Ничуть не смущенный Люциус встал, оправил свою мантию.

— Пожалуй, нам пора идти любоваться результатом. Или ты останешься здесь? — Он широким жестом очертил пространство вокруг себя, указывая в том числе и на все еще неподвижную Беллатрикс. — Составишь компанию моей милой сестрице…

— Сам составляй, я уже утомился находиться рядом с ней.

Мужчина не спеша пошли в сторону строения, ориентируясь на едва мерцающий сквозь щели в ставнях тусклый огонь. Они прошли почти половину пути, когда ночную тишину вспугнул громкий вопль. Малфой удовлетворенно улыбнулся, покосился на Северуса. В тусклом свете тонкого серпика растущей луны можно было гадать о выражении лица идущего рядом, посему как именно воспринял Снейп ночные звуки видно не было.

Дом встретил их скрипом половиц, доносящихся из комнаты на втором этаже, и звуками сдавленных рыданий. Коротко переглянувшись, друзья шагнули в каморку, так кстати попавшуюся им на первом этаже. Оба, не сговариваясь, решили, что портить столь трагический момент появлением живого, здорового и крайне недовольного — судя по сопению — Снейпа не стоит. Они дождались, пока Поттер и компания покинут дом, поднялись на второй этаж. Северус, что-то тихо ворча под нос, закрыл окно, засветил Люмос.

— Нда… — вздохнул Люциус.

В неярком свете палочки было видно, что действие оборотного зелья уже почти прошло, и лежащего принять за Снейпа можно было лишь издали — исключительно из-за темных волос и черной мантии Упивающегося.

— Я полюбовался, — Северус отвернулся от мертвого Кэрроу и пошел к выходу. — А Беллатрикс ты тоже так же?

— Я ее туда же, куда и Алекто — в дом к Поттеру. Думаю, они рады будут видеть друг друга.

— Зачем они тебе?

— Решил собирать коллекцию, — легкомысленно отмахнулся Люциус. — К тому же надо будет очищать свое имя — преподнесу в подарок Грюму. Или новому Министру магии.

— Все бы тебе смеяться, — укоризненно вдохнул Северус. — Идем отсюда уже.

* * *
Драко смотрел на держащего его Снейпа и не верил своим глазам, потом разом обмяк и прошептал:

— А умирать совсем не больно…

— Не знаю, не пробовал, — ядовито прошипел Северус и замахнулся для новой пощечины.

— Профессор, не надо! — вцепилась в него Гермиона, почти повиснув на занесенной руке. — Ему и так больно…

— Мисс Грейнджер! — рявкнул Снейп. — Извольте отцепиться от меня и не мешать приводить в чувство этого малахольного любителя…

— Северус, — предостерегающе произнес Люциус.

— Любителя острых ощущений, — на тон ниже закончил свою фразу тот.

Гермиона отступила на шаг назад, решив, что Люциус Малфой вряд ли был бы так спокоен, если бы его с единственным сыном делали что-нибудь… не то.

Снейп что-то шептал, глядя Драко в глаза, и тот понемногу приходил в себя, его взгляд стал более осмысленным, он что-то односложно отвечал, а потом сел, ссутулившись и глядя в землю. Гермиона шагнула было к нему с явным намерением утешить, но зельевар перехватил ее, отвел ее в сторону:

— Не стоит. Ему надо побыть немного наедине с… с собой.

— Гарри жив, да? — то поглядывая на Драко, то заглядывая в глаза Снейпу, спросила Гермиона.

Тот в ответ промолчал, но девушка широко улыбнулась, и глядящий на нее Рон выдохнул:

— Он жив!

А на поляне у костра меж тем все громче раздавались крики, и преобладало в них слово «мертв». Ликование разрасталось, и Упивающиеся совсем перестали обращать внимание на происходящее вокруг, воздух озарялся разноцветными вспышками.

— Не умеют люди веселиться, — с заметным сожалением и даже осуждением в голосе негромко произнес Джордж Уизли, однако его прекрасно услышали все, находящиеся рядом.

— А ты подбрось хлопушку в костер, — посоветовал кто-то.

— Лучше позовите Аластора и остальных, — сурово осадил их Снейп.

Со стороны Упивающихся раздались взрывы злорадного смеха. Гермиона что-то зло прошептала и аппарировала.

— В Хогвартс же нельзя так, — ахнул кто-то.

— К воротам можно, — любезно сообщил Люциус. — А Гермиона умная девушка.

Рон заметил, что Драко поднял голову, осмотрелся вокруг. Уизли подошел к сидящему, протянул руку, помогая встать. Люциус, все это время незаметно наблюдавший за сыном, едва заметно скривился и отвернулся.

Послышались хлопки аппарации, и поляна заполнилась людьми.

* * *
Гарри сидел, опершись о ствол дерева и подставив лицо лучам утреннего солнца. Голова лежащего на земле Драко покоилась у него на коленях, он вертел в руках травинку и рассказывал все, что помнил из происходившего.

— А потом они устроили военный совет. Поговорили, размахивая руками, позвали Северуса — хотя сначала Грюм возмущался, но, видимо, отец их переубедил. Лучше у Гермионы спроси, что происходило, я этот момент как-то слабо помню.

— Я потом у нее спрошу, — тихо пообещал Поттер. — Я сейчас хочу тебя послушать.

Говорить о том, что он просто хочет слышать голос Драко, Гарри как-то постеснялся. К тому же Гермиона была занята, впрочем, как и все те, кто держался на ногах: необходимо было помочь раненым добраться до замка, убрать с поля боя погибших.

— Они никак не ожидали, что их окружат, думали, что все будут сидеть в замке. А тут еще кто-то зашвырнул в костер какую-то… ерунду, — Драко фыркнул. — Я думаю, что это все же кто-то из близнецов, хоть они и делают честные глаза и заявляют, что все свои спецэффекты оставили в магазине… В общем, бабахнуло так, что те, кто стоял ближе всех к костру, попадали.

Поттер улыбнулся, хоть его самого, уже пришедшего на тот момент в сознание, этот взрыв порядком испугал.

— Кентавры появились неожиданно для всех, так что суматоха поднялась еще та. А тут еще Лонгботтом Нагини голову снес… В общем, паника, все носятся, заклинаниями сыплют. Тут кто-то как завопит: «Поттер сбежал!» Я думал, что умру от смеха, глядя на растерянные лица Упивающихся.

Гарри вздохнул, подумав о том, что в этой суматохе его могли запросто затоптать, вот он и поспешил удрать из гущи боя, чтобы окончательно прийти в себя и найти Волдеморта.

— А дальше что? — отвлекшись на свои воспоминания, он не заметил, как Драко замолчал.

— А дальше появился ты.

Поттер кивнул, снова окунаясь в недавно случившееся. Его дуэль с Волдемортом. Он и сам не мог внятно ответить, почему он использовал заклинание Expelliarmus. Может потому, что очень сильно удивился, увидев живого и почти невредимого Снейпа, а может просто потому, что решил, что Старшая палочка все же должна находиться в руках хозяина. В руках Поттера.

…Бледный, кусающий губы Драко стоит на площадке Астрономической башни. Палочка, по воле выпущенного им заклинания вылетающая из пальцев ничего не предпринимающего Дамблдора. И почти через год в подвале дома на Гримуальд Плейс Драко заявляет: «Все, с меня хватит. Я хочу еще пожить здоровым!», признавая Поттера победителем пусть в тренировочном, но все же поединке…

— А что с тобой было? — Драко перевернулся на живот, с интересом уставился на Гарри.

— Я потом все расскажу. Я пока не готов говорить об этом.

— Хорошо, — Малфой с улыбкой встал, взглянул на Поттера сверху вниз. — Свои обещания ты держать умеешь — ведь ты все-таки выжил сегодня.



Глава 14. Эпилог

Шестнадцать лет спустя.


Утро первого сентября выдалось ярким и погожим. Солнце, еще по-летнему нахальное, привычно следило за суматохой, царившей на вокзале Кингс-Кросс на платформе 9¾.

Огромная толпа хаотично двигалась, раздавались веселые крики и возгласы.

Рон Уизли разговаривал со стоящим рядом с ним подростком с огненной шевелюрой, Лаванда стояла рядом, держа за руку младшего сына, и умиленно взирала на свое рыжее семейство. Закончив разговор с Артуром, Рон улыбнулся дочери, в этом году поступающей в Хогвартс.

— Роза, ты просто обязана утереть нос этому белобрысому! — он указал в сторону стоящих неподалеку Малфоев. — Он точно не сможет отвечать так же хорошо, как и ты, ведь правда же?

— Ро-ро, но они же будут на разных факультетах! — воскликнула Лаванда.

На ее возглас старший из Малфоев, Драко, обернулся, с ехидной улыбкой поглядел на смутившегося Уизли-старшего. После чего преувеличенно вежливо раскланялся с Лавандой, одними губами прошептал «Ро-ро!» Рону и отвернулся. Тот сжал кулаки в бессильной ярости: наверняка этот… шутник еще не раз будет поддевать его, а дать отпор Рон не сможет, в словесных поединках он пока еще не разу у Малфоя не выиграл, а силой ничего не решишь — не бить же морду колдомедику, от которого порой зависит жизнь аврора.

Младший Малфой нетерпеливо переминался с ноги на ногу, выискивая знакомых. Порой он вспоминал о хороших манерах и наставлениях отца, и тогда стоял спокойно и с достоинством. Но когда он заметил Альбуса, все наставления мгновенно вылетели из головы.

— Привет, Ал! — Скорпиус помахал другу. — Пойдем к нему, а? — он дернул за руку Драко.

Тому, видимо, уже настолько надоело отвечать на уйму вопросов юного Малфоя, что он безропотно подчинился, втайне надеясь сбыть младшего брата с рук еще до отправления поезда.

— Хорошо, давай подойдем.

Темноволосый Альбус в новенькой мантии первокурсника чинно стоял около своего чемодана и гордо держал на руке белоснежную полярную сову.

— Ух, какая! — Скорпиус воззрился на птицу. — А погладить можно?

— Можно, — Альбус важно кивнул и тут же не утерпел. — Это мне подарок.

— А от кого? — Серые глаза с надеждой стали осматривать запруженную народом площадь, словно ища того, кто раздает такие замечательные подарки.

— От Гарри, — буркнул Драко, который тоже участвовал в выборе подарка.

— А… мне он что-нибудь подарит? — все с той же надеждой спросил Скорпиус.

— Что-нибудь подарит, — улыбнулся Драко. — Вон он идет, кстати… — он наклонился и что-то зашептал на ухо мальчику.

Тот кивнул и пошел к пробиравшемуся сквозь толпу Гарри. Подойдя к облаченному в аврорскую мантию Поттеру, взял его за руку и звонко произнес:

— Добрый день, дядя Гарри.

Драко, которые прекрасно знал, как Гарри относится к именованию его "дядя", ехидно улыбнулся: а вот нечего было пытаться припрячь его к написанию отчетов! «Главный аврор всея Британии» недовольно засопел, но ругать мальчика не стал, пообещав себе, что припомнит эту шутку ее нахальному автору. Подойдя к Гермионе, поцеловал ее в щеку и спросил:

— А мужа куда дела? Неужели он не придет провожать сына?

— Папу Эйлин куда-то утащила, — наябедничал Альбус крестному.

— Он скоро придет, — Гермиона недовольно поглядела на сына, но делать ему замечание не стала.

— Да? А я, пока шел к вам, видел Джинни, так она жаловалась, что Невилл не смог вырваться из Хогвартса.

— Как вы наверняка помните, Гарри, я не Лонгботтом!

Как Снейпу удалось подойти так бесшумно, было не понятно. Хотя Гарри прекрасно понимал студентов: узреть на платформе декана Слизерина и не уступить ему дорогу — на такое мало бы кто осмелился. Стоящая рядом с ним девушка в форменной мантии Равенкло немного свысока поглядела на шепчушихся мальчишек, после чего скромно опустила ресницы и поздоровалась с Поттером и Драко. Зверек на ее руках заверещал и хищно уставился на сову.

— Эйлин, твоя крыса опять на мою сову зубы точит! — возмутился мальчик.

— Альбус Северус Снейп, — она погладила белоснежного зверька и одарила брата снисходительным взглядом, — неужели твоего убогого интеллекта не хватает на то, чтобы запомнить, что Ньютон хорек, а не крыса.

— Слышу знакомые интонации, — пробормотал Поттер, покосившись на беседующего с Драко Снейпа, после чего обратился к Гермионе. — Мы потом в Министерство, могу тебя подбросить.

— Спасибо, Гарри, но мы отправим детей, и домой — Северус до вечера свободен, и у меня выходной.

— Ну, как скажешь. — Заметив семейство Уизли, Гарри улыбнулся. — Я пойду с Роном поговорю.

Клубы пара ознаменовали появление Хогвартс-экспресса, вызвав еще большую суматоху. Студенты постарше с улыбками поглядывали на разом оробевших первокурсников, родители напоминали о письмах.

— Все, наконец-то усадил юного Малфоя в поезд, — Драко насмешливо наблюдал за суетящимися людьми.

— Говоришь так, словно это твой ребенок, — рассмеялась Гермиона.

— Вот когда Поттер родит мне нашего ребенка, тогда и будет, — фыркнул в ответ тот.

— Хорошо, я скажу мужу об этом, — женщина невозмутимо поправила прическу.

— Эй, Грейнджер, я пошутил! — всполошился Малфой.

— Зато я не шучу, — она многообещающе улыбнулась. — А Гарри знает о твоих планах? А родители?

— Да пошутил я!

— Драко, ты так кричишь, что перекрикиваешь паровоз, — поморщился вернувшийся обратно Снейп. — Гермиона, все в порядке, Поттер остался с детьми.

— Мы как раз о детях и говорили, — улыбнулась миссис Снейп.

Раздался гудок паровоза, и провожающие подошли к стоящему неподалеку Гарри.

— Вон они, — Снейп указал на окно купе, в котором виднелись радостно-ожидающие лица Альбуса и Скорпиуса. В глубине была видна Эйлин, беседующая с Артуром Уизли.

Гермиона хотела что-то сказать, но в этот момент раздался прощальный гудок паровоза, поезд тронулся, дети с удвоенным энтузиазмом замахали руками.

Гарри, держа за руку Драко и улыбаясь, смотрел вслед удаляющемуся Хогвартс-экспрессу.


"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"