Пламенный мотор

Автор: Светлана Ст
Бета:нет
Рейтинг:G
Пейринг:Фордик "Англия" и другие механизмы
Жанр:General, Humor, POV
Отказ:Не мое и не надо.
Аннотация:Уникальному автомобилю живется нелегко…
Комментарии:Фик написан на канонный фест по пропущенным моментам «Вспомнить все», заявка №35: "Форд Англия. Приключения Фордика после того, как он сбежал от Рона с Гарри и как пришел им на помощь. Юмор."
Каталог:Второстепенные персонажи
Предупреждения:нет
Статус:Закончен
Выложен:2011-10-22 18:09:11
  просмотреть/оставить комментарии

Фордик «Англия» с номером W65871RO всегда знал, что он самый быстрый и красивый среди всех своих собратьев, не говоря уже об автомобилях других марок. Но по-настоящему он это ощутил в тот момент, когда двухколесный с покрытой ржавчиной крышей помахал около него необычно длинным «дворником» и прогудел:

– Ну-ка, ну-ка, посмотрим, что из этого получится!

Фордик так удивился, что тоже решил посмотреть. Оказалось, он стоит в каком-то неприлично крохотном гараже, заваленном всякой рухлядью до самой крыши. Такое убогое пристанище показалось фордику недостойным, и он возмущенно загудел.

Двухколесный, стоящий рядом, открыл дверь (у них она расположена очень неудобно – рядом с крышей) и снова прогудел:

– Какой же ты красивый!

Фордик подумал, что этот двухколесный не так уж и глуп. Впрочем, от столь примитивных механизмов ничего особенного ждать не приходилось, ведь двухколесными фордик их называл исключительно ради приличия. На самом деле их колеса больше всего напоминали тормоза. Понятно, что передвигались эти механизмы крайне медленно и без автомобилей были абсолютно беспомощны.

Двухтормозной не догадался о мыслях чудесного автомобиля и позволил себе непозволительную фамильярность. Никчемный механизм открыл дверь, влез в салон, сел за руль и начал готовить фордик к поездке. Это было неправильное решение, потому что двери гаража были закрыты. Фордик сопротивлялся как мог, но бестактность тормознутых всегда настолько ошарашивала, что лишала сил.

В этот раз победа тоже осталась за тормознутым. Мотор фордика заурчал, и он понял, что скоро начнет движение. Это было очень страшно, потому что дверь гаража оставалась закрытой. Фордик зажмурил фары, чтобы не увидеть неизбежную аварию.

Но тормознутый вдруг зашевелился и начал что-то тихо гудеть. Фордик неожиданно почувствовал удивительную легкость и прилив вдохновения.

Время шло, мотор работал, тормознутый продолжал гудеть. Непонятные звуки сменились понятными:

– Хорошая машина!

Фордик, кажется, двигался, но ничего страшного не происходило. Наконец он осмелел, приоткрыл фару – и снова зажмурился в страхе, но потом не выдержал и открыл обе, поскольку зрелище открывалось потрясающее. Ничего подобного с фордиком раньше не случалось!

Пол гаража остался далеко внизу, а фордик кругами летал под крышей, словно самый настоящий самолет. Это было потрясающе!

Фордик подумал, что этот тормознутый не так уж глуп, хотя, конечно, запускать свою крышу до появления ржавчины ему все равно не стоило. Впрочем, проблемы примитивных механизмов волновали суперавтомобиль недолго, и он продолжил наслаждаться полетом. Фордик раньше никогда не слышал о летающих автомобилях и был счастлив, что именно ему удалось совершить революцию в мире техники. Такое под силу только совершенно особенной машине!

Увы, счастье было прервано самым неожиданным образом. Распахнулась дверь гаража, внутрь вошел еще один тормознутый – и тоже ржавый. Он повертел крышей и заверещал громче противоугонной сирены:

– Ртуруизли! Что ты наделал?! Это же нарушение закона о неприкосновенности магловских предметов! Как ты мог! Не ожидала я от тебя!

Фордик от потрясения вздрогнул и забарахлил мотором. Тормознутый по имени Ртуруизли, кажется, испугался и загудел успокаивающе:

– Моллипусик, я ничего не нарушал, потому что мы не покидали пределов гаража! Это всего лишь необходимый ремонт: всем магловским автомобилям нужно иногда летать…

Тормознутый по имени Моллипусик раздулся и стал до удивления похож на готовый взорваться паровой котел. Фордик зажмурился, представив себе последствия взрыва в закрытом помещении – но время шло, а ничего страшного не происходило.

Когда фордик снова открыл фары, Моллипусик выглядел уже не столь угрожающе, но ревел почти так же громко, как и прежде:

– Моли всех богов, Ртуруизли, чтобы это оказалось правдой! Я не допущу, чтобы мои дети росли рядом с преступником!

– Я не преступник, дорогая, – успокаивающе прогудел Ртуруизли.

Моллипусик, дорогая, вышел из гаража. Ртуруизли с тяжким вздохом что-то пробормотал – и фордик плавно опустился на пол.

– Эх, какой же ты хороший, – вздохнул Ртуруизли, проведя своим мягким «дворником» по капоту фордика. – Жаль, не судьба нам с тобой полетать…

Фордик возмущенно загудел, но Ртуруизли уже вышел из гаража.


В жизни фордика раньше были какие-то другие тормознутые, но их он помнил плохо. А наблюдать за Ртуруизли, Моллипусиком и более мелкими, но уже ржавыми механизмами оказалось интересно. Все они жили неподалеку – в соседнем гараже – и часто приходили посмотреть на чудесный автомобиль, рядом с которым им выпало счастье стоять. Многие гладили фордик своими «дворниками»; поначалу он вздрагивал от такой фамильярности, но потом привык, поскольку «дворники» у тормознутых были мягкие и приятные на ощупь. Некоторые визитеры даже пытались расчистить гараж от мусора, недостойного летающей машины, которая там стояла. Но большинство, увы, только захламляли помещение; особенно в этом позорном деле отличался Моллипусик. Ему фордик вообще не нравился.


Мощная антенна позволяла фордику слышать все, что происходило в соседнем гараже, где стояли тормознутые. Было даже странно, что раньше то ли звукоулавливающая аппаратура не работала так же замечательно, то ли гараж тормознутых располагался гораздо дальше.

А те, с которыми волей случая довелось сейчас стоять по соседству, фордику не очень нравились. В первую очередь в них раздражала ржавчина на крыше, общая у всех. Это до какого же состояния нужно себя довести, чтобы так заржаветь!

Впрочем, приглядевшись к быту неожиданных соседей, фордик перестал удивляться их проблемам. Как оказалось, тормознутые пили воду! В такой ситуации удивляло уже не обилие ржавчины, а то, что эти бестолковые механизмы вообще могли передвигаться, тем более что бензин они не употребляли.

Поначалу тормознутых соседей фордик различал только по размеру, но потом запомнил и все их имена. Самым большим был Ртуруизли, вторым по размеру – Моллипусик, а дальше в порядке убывания шли Билл, Чарли, Перси, Фред-и-Джордж, Рон и Джинни.

Первое время фордик недоумевал, зачем нужны такие маленькие механизмы, как, например, Рон и Джинни – эти двое передвигались совсем медленно и ревели громче Моллипусика, причем, в отличие от него, нечто невразумительное. Но позже фордик заметил, что все механизмы (за исключением двух самых больших) понемногу увеличиваются в размерах, и сообразил, что стоит неподалеку от завода по производству тормознутых.

Разумеется, у бестолковых механизмов все было неправильно: заготовки превращались в полноценные машины невероятно медленно. Причинами явно были нехватка запчастей и регулярное употребление воды. Глядя на недотеп-тормознутых, фордик с чувством законной гордости вспоминал завод, на котором был собран быстро и качественно.


Со временем фордик начал различать тормознутых не только по размерам, но и по характерам.

Ртуруизли напоминал недорогую машину для города, оснащенную удивительным для такой цены количеством технических приспособлений. Конечно, на Ртуруизли не стоило отправляться на природу и пытаться проехать по буеракам и колдобинам, но в городе он функционировал совсем неплохо.

Моллипусик был похож на самый-пресамый мощный внедорожник. На таком можно было ездить где угодно, хоть по непролазной трясине, но для города он выглядел слишком громоздким и неповоротливым. Когда Моллипусик ревел, мотор фордика противно екал, а бензобаки тряслись мелкой дрожью.

Билл напоминал гоночный автомобиль – с виду красивая безделушка, на деле быстроходная и надежная машина.

Чарли был очень похож на Моллипусика, хотя, конечно, выглядел не так устрашающе. По трясине, может, и не проехал бы, но по колдобинам и буеракам – запросто.

Перси, как и Ртуруизли, был машиной для города, только гораздо более дорогой. И еще фордику казалось, что в Перси нет такого количества технических приспособлений, как у Ртуруизли.

Фред-и-Джордж был очень редкой машиной – гоночным мотоциклом-тандемом. Фордик никогда раньше таких не видел, поэтому относился к Фред-и-Джорджу с особым уважением. Как-никак, в округе было только два удивительных механизма – летающий фордик и Фред-и-Джордж.

Мини-Рон напоминал велосипед – конечно, его скорость невелика, но в пробках он более эффективен, чем даже самый шикарный автомобиль.

Малыша Джинни пока определить не удавалось. Но ревел он так громко, что фордику порой казалось, что из него получится второй Моллипусик.


Наблюдения за заводом по производству тормознутых, увы, были единственным развлечением суперавтомобиля. Ртуруизли заглядывал часто, вздыхал, хвалил и гладил своим «дворником» его капот, но больше они не летали. Это было очень грустно: звание единственного и неповторимого чуда техники необходимо доказывать снова и снова. На старой славе ведь далеко не уедешь, а прогресс не стоит на месте…

Редкие выезды в близлежащие скопища гаражей и машин радости не прибавляли. За рулем всегда сидел Ртуруизли, и это было прекрасно. Но на соседнем месте всегда устраивался Моллипусик, и от его рева фордику становилось нехорошо. Мелкие тормознутые набивались на заднее сиденье, и фордик на собственном опыте ощущал, как нелегко приходится автобусам в час пик. Но чудесному автомобилю недостаточно работать транспортным средством – ему нужны полеты! Без них фордик отчаянно тосковал, однако надежды на перемену участи не было никакой.


Спасение пришло внезапно и с неожиданной стороны. Когда однажды ночью дверь гаража распахнулась, фордик удивился: обычно тормознутые приходили в светлое время суток. Мотор екнул в тревожном предвкушении: неужели Ртуруизли все же преодолел свой страх перед Моллипусиком и решил снова полетать?

Но это оказался Фред-и-Джордж. Пыхтя и пихаясь, он залез в салон, поерзал на передних сиденьях и начал готовить фордик к поездке. Такая фамильярность выглядела возмутительно, получалось у Фред-и-Джорджа совсем не так ловко, как у Ртуруизли, и фордику очень хотелось взбунтоваться. Однако, поразмыслив, он решил этого не делать, – разумеется, исключительно из уважения к уникальному устройству. Гоночные мотоциклы-тандемы – это ведь очень большая редкость, почти такая же, как летающие автомобили. Кроме того, интуиция подсказывала фордику, что сегодня он будет летать не только под крышей.

Предчувствие не обмануло: когда мотор зарычал, сообщая, что готов к работе, половина Фреда-и-Джорджа распахнула двери гаража. Когда фордик выехал на лужайку, Фред-и-Джордж что-то пробормотал, помахал внезапно удлинившимся «дворником» – и фордик, не веря своему счастью, взлетел!

Тогда они провели в воздухе совсем немного времени, но с тех пор Фред-и-Джордж стал часто приходить по ночам, и каждый такой визит означал новый полет, более продолжительный, чем предыдущий.


Увы, счастье продлилось недолго, и во второй раз оно тоже было разрушено злобным Моллипусиком.

Впрочем, тогда все с самого начала шло не так: Фред-и-Джордж пришел в гараж не один, а вместе с Роном. Малыш не вызывал у фордика особого уважения, поэтому он позволил мотору несколько раз заглохнуть во время полета. Рон ахал, охал и больно вцеплялся в сиденье.

Летели они в тот раз очень долго и вместо того, чтобы, когда пришла пора возвращаться, развернуться в воздухе, направились к большому гаражу с огромными окнами. Там единственному в мире летающему автомобилю пришлось унизиться до самого позорного труда и на время превратиться в тягач, уподобившись убогим грузовикам.

Но эти усилия были вознаграждены сторицей: фордик познакомился еще с одним мелким тормознутым – самым удивительным из всех, с кем довелось общаться. Во-первых, он не был ржавым – вот что значит не пить воду! Во-вторых, очень близко к крыше у этого мелкого имелись самые настоящие фары. Фордик сразу почувствовал симпатию к этому механизму и с огромным удовольствием пустил его в салон.

Обратный полет был очень приятным, но едва они приземлились, как появился Моллипусик и сразу начал реветь. Услышав смущенное гудение Фреда-и-Джорджа, фордик сразу понял, что полетов больше не будет, и оказался прав.

Удивительный тормознутый с фарами (как вскоре выяснилось, его звали Гарри) так и остался стоять в гараже ржавых тормознутых. Наблюдать за поразительным механизмом было очень интересно. Увы, радости полетов это никоим образом не возмещало…


Когда через некоторое время почти все ржавые и Гарри залезли в салон фордика, он приготовился к обычной поездке, еще не ведая, что судьба его вскоре резко изменится.

Поначалу все было как обычно: Ртуруизли помог фордику приехать в место, где стояло много больших гаражей и ездило много машин. Нагло остановив автомобиль, не поинтересовавшись, хочет ли он прекратить движение, Ртуруизли выбрался из салона, а за ним и остальные.

Фордик остался один, но не успел как следует заскучать, поскольку очень быстро вернулись ржавый Рон и Гарри с фарами. Что-то негромко гудя, мелкие залезли в салон фордика и начали готовить его к поездке. Сначала он решил возмутиться и не завестись, но потом передумал – исключительно из уважения к такому редкому, хоть и миниатюрному, механизму, как Гарри.

Увы, мелкие тормознутые, в отличие от Ртуруизли и Фреда-и-Джорджа, оказались очень бестолковыми и беспокойными компаньонами. Фордик и так, и этак вежливо намекал на неуместность их поведения, но Рон и Гарри не желали понимать эти намеки. Впрочем, как всякий уважающий себя механизм, фордик позволил мотору заглохнуть окончательно, только когда по гудению мелких понял, что они прибыли в пункт назначения.

Тут-то и начался кошмар! Подъезжать к огромному гаражу пришлось по полному бездорожью. Уже одно это было оскорбительно: форд «Англия» – не Моллипусик и по колдобинам скакать не любит!

Чуть позже фордик приблизился к тому, что сначала принял за очень большой и толстый столб. Увы, эта ошибка оказалась роковой! Вскоре выяснилось, что данное устройство, хотя и стоит неподвижно на одном месте, но обладает множеством подвижных «дворников», и их прикосновения далеко не так приятны, как у рыжих тормознутых.

Такое оскорбительное обращение фордик сносить не собирался, поэтому выкинул мелких и их вещи, а сам отправился куда фары глядят. А глядели они, как выяснилось позже, в Запретный Лес.


Сначала фордику там очень не понравилось. Во-первых, он не любил ездить по бездорожью, а асфальта в лесу не было вообще. Поверить в столь вопиющее нарушение мирового порядка фордик смог не сразу и даже через много месяцев пребывания в лесу продолжал бессознательно искать там правильные дороги.

Во-вторых, в лесу стояло много столбов с большим количеством «дворников», очень похожих на тот, что встретился фордику у гаража тормознутых. Поначалу фордик шарахался от каждого, и это делало езду крайне нервной и нерациональной. К счастью, вскоре выяснилось, что большинство таких столбов и вполовину не столь агрессивно, как тот, на который по неопытности натолкнулись мелкие тормознутые, и фордик немного успокоился.

В-третьих, всем устройствах, стоявшим в Запретном Лесу, прекрасный фордик показался невероятно уродливым, о чем они и заявляли прямо и недвусмысленно.

– На себя посмотрите, позор инженеров! – гудел фордик в ответ, но его мнение никто не принимал всерьез.

В-четвертых, в лесу обнаружилось очень много летающих устройств, и некоторые из них были крылаты, словно самолеты. Здесь умение летать уже не было уникальным, и фордик остро переживал утрату своей исключительности.

В-пятых, в лесу не было гаражей. Совсем. Так что любую непогоду приходилось пережидать под открытым небом. Гаражи неподалеку имелись – но именно там, где стоял тот самый драчливый столб. Возвращаться туда, где столь неуважительно относятся к уникальной технике, фордик не хотел принципиально.

В-шестых, в лесу имелись крайне неприятные многотормозные механизмы, похожие на мини-вездеходы. Когда фордик по неопытности заехал в места их стояния, многотормозные попытались оплести его своими нитями, лишив возможности к передвижению. Такого не позволял себе даже Моллипусик! К счастью, справиться с напастью оказалось легко: быстро выяснилось, что мини-вездеходы боятся яркого света. Когда фордик от полного отчаяния, уже не надеясь спастись, включил фары, мерзкие механизмы разбежались. Собравшись с силами, фордик вырвался из плена, уехал подальше от неприятного места и решил никогда больше туда не возвращаться.

Все это выбивало из колеи. Фордик с тоской вспоминал гараж рядом с заводом по производству ржавых тормознутых. Увы, все мечты о возвращении разбивались о неприглядную реальность: обратная дорога была неведома беглецу поневоле. А унижаться перед мелкими не хотелось.


Но удача если и отворачивается от по-настоящему уникальных машин, то совсем ненадолго. Вскоре фордик-таки встретил настоящих друзей, в их обществе забыл обо всех своих прежних бедах и даже получил в подарок личный гараж.


Впрочем, поначалу эти механизмы фордику совсем не понравились. Слишком уж они походили на тормознутых, только передвигались не на двух, а на четырех тормозах. К тому же, едва увидев фордик, эти нелепые устройства начали его высмеивать и заявили, что передвигаются гораздо быстрее. Такое оскорбление нельзя было оставить без внимания, и фордик вызвал недотеп на состязание в скоростной езде. Они, как ни странно, согласились.

В первый момент после того, как был дан старт, фордик немного встревожился: незнакомые устройства передвигались гораздо быстрее, чем можно было ожидать. Но обогнать уникальный автомобиль они, конечно, же, не смогли. Фордик, правда, несколько задержался в одной огромной луже, где завяз и долго не мог выбраться, но к финишу все же пришел первым, вырвав победу буквально в последние минуты.


С тех пор четырехтормозные (они называли себя кентаврами) очень зауважали фордик и даже построили для своего нового друга гараж, где он проводил дождливые и снежные дни и ночи. Особенным уважением к чуду техники проникся кентавр по имени Бейн. Залезть в салон, он, к счастью, не мог, но часто подходил к фордику и гладил его своим «дворником».

Впрочем, другие кентавры тоже регулярно навещали своего нового друга. Они часто вызывали его на состязания, и он никогда не отказывался. И всегда побеждал, даже в самое жуткое бездорожье, наглядно доказывая преимущество колесной техники перед тормознутыми.


Теперь жизнь фордика была светла и прекрасна. Иногда он даже летал, правда, невысоко: кентавры объяснили, что лучше не привлекать внимания тормознутых, которые живут в гаражах рядом со злым столбом.

И, разумеется, когда кентавры рассказали, что Рон и Гарри попали в плен к мини-вездеходам, фордик бросился на помощь, не раздумывая. Ведь именно благодаря этим мелким устройствам он теперь жил именно так, как хотел, и не собирался оставаться неблагодарным.

Справиться с вредоносными вездеходами оказалось несложно: они разбежались, едва фордик включил фары. Упоенный победой, он даже доставил мелких к их гаражам, но сам вернулся домой. В лес. К друзьям, вместе с которыми мог осуществить самые смелые мечты.

fin

"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"