Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Доказательство от противного

Автор: Lux
Бета:outside flo, с 26 главы Alastriona
Рейтинг:PG-13
Пейринг:ГП/ДМ
Жанр:Humor, Romance
Отказ:мне ничего не надо...
Аннотация:И в светлую голову иногда приходят темные мысли...
Комментарии:
Каталог:нет
Предупреждения:слэш
Статус:Закончен
Выложен:0000-00-00 00:00:00 (последнее обновление: 2004.05.09)
  просмотреть/оставить комментарии


Глава 1.

Резкий холодный ветер задул октябрь, как оплывшую свечу, и над Лондоном повисло хмурое небо. Свинцовые тучи на глазах наливались дождем, который вот- вот должен был хлынуть вниз.
- И разверзлись хляби небесные, – мрачно пробормотал Драко, натягивая свитер потеплее. Подходить к зеркалу он не рискнул, слякотная погода принесла обычный набор простудных симптомов, превратив тонко очерченное лицо в иллюстрацию из магглской медицинской энциклопедии. Идти на работу ему сегодня не хотелось, но отвертеться и закосить по здоровью Драко не надеялся - его и так не слишком жаловал начальник, а к тому, чтобы искать новое место, он был еще не готов.
Агентство «Прима» пользовалось бешеной популярностью среди магов, впрочем, как и все новое поначалу. А такое для магов явно было в новинку. Даже само слово – «пиар» - мягко перекатывалось на языке, напоминая невиданное ранее заклинание.
Официально должность Драко называлась «менеджер по связям с общественностью». Увы, потомственным аристократам тоже иногда приходится работать. После падения Вы- в курсе- кого и исчезновения Люцуса, деньги семейства Малфой, хранившиеся в Гринготс, были заморожены. «До выяснения», - как сказал аврор, передавая постановление об аресте счетов Нарциссе; «До второго пришествия», - как подумал Драко, задумчиво глядя на Поместье несколькими месяцами позднее. Оказалось, содержание Поместья требовало денег, денег с большой буквы «Д». То есть немалых... После отъезда Нарциссы к друзьям во Францию, больше напоминавшего бегство ( Милый, надеюсь ты скоро одумаешься и продашь этот....склеп… ) рассчитывать ему было не на кого. Хорошо еще, что домашние эльфы не разбежались.
Драко всегда был уверен: если захлопнулась дверь, могла остаться щелка. Должна была остаться. Надо только ее найти. И Драко нашел. Точнее, она сама нашлась.
Однажды, зайдя по привычке выпить чашку кофе в недавно обнаруженное кафе, где было довольно уютно и при этом не слишком дорого - о чем приходилось постоянно помнить - Драко заменил в углу забавного низенького человечка. Очень лохматого ( Поттеру и не снилось такое гнездо на голове ) и донельзя занятого.
- Ушел в себя вернусь не скоро – про себя сыронизировал Драко. С некоторых пор ему понравилось наблюдать за посторонними людьми. Пытаться угадать, кто они, чему радуются или наоборот, чем озабочены. Своего рада игра. Только поэтому он присел за соседний столик.
Коротышка что-то читал в блокноте, смешно шевеля губами. Любопытство заставило Драко заглянуть ему через плечо. Через минуту он фыркнул, еле сдерживая смех.
- Что тут смешного? - обиделся коротышка.
- Орфография, пунктуация, стилистика.... продолжать? – вежливо осведомился Драко.
- Нет, не надо ... Вы производите впечатление грамотного мага ... – начал коротышка.
- Я НЕ произвожу впечатление, я грамотный маг, окончивший учебное заведение, – оскорбился Драко.
- Может, вы могли ...То есть если Вам не трудно... Знаете ...Меня зовут Ридер.
- Драко Малфой, – нехотя представился Драко.
- Тот самый?
- Лично мне другие еще не встречались.
- Это судьба. Мерлин, я знал, - забормотал коротышка, с довольным видом потирая руки.
- Рад за вас, но мне пора, - на всякий случай Драко решил держаться подальше от этого сумасшедшего.
- Нет-нет, подождите! У меня к Вам деловое предложение - мне нужен помощник. Образованный и хорошо знакомый с жизнью верхушки колдовского мира.
****
Просто непостижимо, как они пережили следующие несколько месяцев, в окружении финансовых мелей, насмешек и полного непонимания чиновников.
- Все первооткрыватели подвергались гонениям! – размахивал руками Ридер по вечерам в парадном зале Малфой-Мэнор под испуганными взглядами домашних эльфов...
Драко кивал: быть первооткрывателем хотелось почти так же, как стабильных доходов.
И – свершилось. Агентство «Прима», основным занятием которого стало проведение массовых общественных мероприятий, реклама и пиар в колдовском мире, активно набирало обороты. Вскоре быть его клиентом стало не только удобно, но и престижно.
А потом Ридер пропал. Растворился, растаял, как кусок сахара в стакане горячего чая. Драко остался один.
Спустя пору недель оказалось, деньги на раскрутку «Примы» были взяты в долг, и теперь у агентства появился новый владелец.
Так Драко в считанные дни из вице-президента превратился в самого обычного менеджера по связям с общественностью.
На этот раз он не слишком унывал, памятуя про дверь и щелку, тем более денег, которые ему платили, было достаточно для вполне приличного существования. Портило жизнь только одно: новый владелец как-то вдруг сразу проникся к бывшему вице-премьеру странной антипатией, с этим приходилось считаться. Оказаться на улице не хотелось. Что ж, умение приспосабливаться - одно из основных качеств слизеринцев.
***
У него с самого утра было отвратительное настроение. Точнее, с вечера, - поправил сам себя Гарри. Или со вчерашнего дня. А может, еще с прошлой недели. Трудно сказать наверняка, когда дни похожи друг на друга как близнецы. Знал бы Гарри, чем закончится победа над Тем-чье-имя-не- произносят-в-приличном-обществе, ни за что не согласился бы побеждать. Ну ладно, согласился бы, только тайно. Под покровом ночи. В маске. На лихом коне.
Тоже мне, Зорро, блин. Гарри показал язык своему отражению в зеркале, обреченно вздохнул и вышел.
В вестибюле отеля навстречу ему бросилась ставшая в последнее время привычной толпа визжащих поклонниц.
- Дай им волю, разорвут на куски, - мрачно пошутил Гарри, здороваясь с месье Пуассоном, старшим чиновником Министерства Магии Франции, сопровождавшим его во время Дружеского Визита Победителя Страшного Зла. – А может, пожертвуем для них мантию на сувениры и по домам?
- Вы, наверное, шутите, - с этими словами месье Пуассон вручил Гарри стопку бумаги с текстом, нечто среднее между программой королевского визита и планом армейских маневров крупной державы. Программа изобиловала увлекательными предложениями и четкими указаниями вроде: “5 ноября, 17.30, Визит в Национальный Заповедник Магических Существ, осмотр гнилозубов и корнуэльских пикси”.
- Интересно, - насмешливо уточнил Гарри, - пикси тоже вручили расписание? Может, по случаю нашего визита они сотворят что-нибудь особо мерзкое? – он быстро пролистал следующие десять страниц. - Вы что, думаете, я на год сюда приехал? Или во Франции в сутках не двадцать четыре часа?
Месье Пуассон вздохнул. Признаться, ему и самому надоела эта официальная канитель. Радовало только одно - всего пара дней, и он снова вернется в свой уютный кабинет в министерстве, куда, если повезет, за весь день не заглядывал ни один посетитель.
Гарри сунул скисшему сопровождающему программу и тоскливо сказал:
- Ладно, раньше сядешь, раньше... В смысле, я готов.
- Первая конференция в одиннадцать часов, вторая сразу после обеда. Завтра интервью, но об этом пока рано думать, - воспрянул духом месье Пуассон.
Подгоняемый безжалостным чиновником, Гарри с трудом прорвался сквозь толпу восторженных девиц, вышел из гостиницы и был передан с рук на руки молодому мужчине, бледный вид которого наводил на мысли о вампирах.
- Оставляю Вас на Анри Леммита, мне еще надо кое-что подготовить, - заторопился Пуассон.
- Почетный караул? – снова не удержался от сарказма Гарри. – Так я не настаиваю.
Пуассон бросил на него укоризненный взгляд и аппарировал.
Во время конференции на Гарри накинулась целая стая журналистов. Его фотографировали со всех возможных ракурсов, задавали дурацкие вопросы и слушали ответы с таким благоговением, будто именно он собственноручно сотворил все сущее на земле. После долгожданного, но, увы, короткого перерыва, все повторилось заново с точностью один к одному. Когда поздно вечером убрался последний репортер, Гарри устало обратился к новому сопровождающему.
- Анри, вы не знаете тут где-нибудь поблизости тихое местечко, где можно посидеть без опасения, что нас узнают, и выпить хорошего вина?
- Знаю. Правда, оно находится в маггловской части Парижа. Если Вас это не смутит…
- Меня вообще трудно смутить, - хмыкнул Гарри.
- Трудно, но ведь возможно? – заинтересовался Анри.
- Ну, если Вы попросите меня оставить автограф на Вашей левой ягодице…
- Вряд ли.
Они вышли на улицу и сразу куда-то свернули, потом свернули еще раз и очутились перед синей дверью.
За дверью оказался небольшое помещение с барной стойкой и несколькими круглыми столиками.
Расторопный бармен принес бутылку вина, бокалы и тарелку с красиво нарезанным сыром и удалился.
Несколько минут Гарри просто наслаждался прекрасным вином и тишиной, потом вздохнул:
- Ну?
-Что – ну, - не понял Анри.
-Вы хотите о чем-то меня попросить.
- Почему Вы так решили?
- А меня теперь все время о чем-то просят.
- Я хотел только спросить.
- Спрашивайте, - великодушно согласился Гарри, медленно потягивая вино из высокого бокала.
- Что вы собираетесь делать потом, когда утихнет вся эта шумиха, и люди вернуться к своей обычной жизни?
- Я еще не думал, как-то некогда было. А почему вы спрашиваете?
- Видите ли, я собираюсь открыть свое дело. Хватит быть на побегушках в Министерстве. Я хочу организовать нечто вроде охранной фирмы - частный сыск, маги-телохранители, школа защитных боевых искусств. Возможно, детская спортивная секция.
- Как у магглов?
- С некоторыми изменениями.
- А откуда такая осведомленность о жизни магглов?
- Я как бы это сказать…дружу с одним человеком …
- Она красивая?
- Очень, – мгновенно воодушевился Анри. – Хотя сейчас мы говорим не о ней. Мне кажется, вы подходите нам в качестве компаньона.
- Ходячая реклама?- нахмурился Гарри.
-Нет. Полноправный компаньон и советник. Боевой опыт у меня, в отличие от Вас, отсутствует. И я ведь вижу, насколько Вас угнетает вся эта шумиха.
- Да уж не радует. Я согласен. Только сначала закончу кое-какие дела в Англии и приеду для конкретного разговора.
- В Англии Вас кто-то ждет?
- Ага, Родина. Своего героя. Последние почести и все такое. Ой, зазнаюсь ведь... - весело кося глазом, пригорюнился Гарри.
- С чувством юмора у вас все в порядке, так что это не грозит,- фыркнул Анри и предложил. – Еще вина? Так сказать, скрепить договоренность.
- Давай, компаньон...
Дальнейшее Гарри не помнил. Вернее, помнил, но очень смутно. Кажется, они были у кого-то в гостях, потом еще где-то. Слава богу, в конце концов, он оказался в гостинице и рухнул хоть немного поспать.
Разбудили Гарри безбожно рано - в девять утра в гостиничный номер влетел Пуассон. Его глаза горели организаторским рвением.
Последний день - напомнил себе Гарри и поплелся в душ.

***
Это был небольшой старый дом с красной черепичной крышей и светло-коричневыми стенами, стоявший на холме в некотором отдалении от других строений. С одной стороны дома тянулся маленький садик, заросший дикими цветами и кустами смородины. Кому-то он мог показаться невзрачным, но не Гермионе. Она еще не привыкла к новому адресу, но зато привыкла, просыпаясь по утрам, лежать в кровати и слушать шелест веток за окном и скрип ступеней на лестнице. Домовладелицей она стала месяц назад, на пару с новой знакомой.
Познакомились они при необычных обстоятельствах. Как-то довольно поздним вечером Гермиона возвращалась из библиотеки (а вы думали откуда?) и услышала в переулке возню и задушенный писк. Не раздумывая, Гермиона бросилась на выручку - давала знать о себе привычка: как никак Штатная Подруга Героя. Благо палочка была при ней, и через пару минут два амбала валялись в отключке, принудительно отдыхая. Спасенная оказалась примерно ровесницей Гермионы и представилась Ливией.
Девушки на удивление быстро нашли общий язык. Оказалось, Ливия недавно переехала в Англию, поступила в университет и в настоящий момент пыталась приобрести недорогое жилье. Поскольку родители Гермионы собирались продавать стоматологическую клинику и переезжать в Австрию, она решила, что ей как раз подошел бы небольшой домик на двоих с новой знакомой где-нибудь поближе к пригороду.
Тем более, что новая знакомая тоже была студенткой, следовательно, по мнению Гермионы, вела замкнутую академическую жизнь, старательно грызя гранит науки по вечерам.
О том, как же она ошибалась, Гермиона узнала довольно скоро.





Глава 2.

- У нас вечером намечается небольшая вечеринка, – в очередной раз, как бы между прочим, сообщила Ливия Гермионе.
- У нас? – выразительно уточнила Гермиона.
- Хорошо, у меня, если ты так настаиваешь.
- И насколько небольшая?
- Человек восемь-десять.
- Так восемь или десять? – осведомилась Гермиона, откладывая в сторону конспект по философии.
- Во всяком случае, не больше пятнадцати.
- Лив, ты с ума сошла. За последние две недели у нас не было ни одного дня без целой кучи твоих гостей.
- Ну и что? Вряд ли жизнь отшельников пошла бы нам на пользу, - сказала Ливия. - Мне казалось, ты обрадуешься гостям. И жизнь станет чуточку веселей.
- Спасибо, жизнь у меня и так достаточно веселая, - отрезала Гермиона.- В общем, ты пригласила, ты их и встречай.
- Но ведь это ты занимаешься хозяйством! – возмутилась Ливия. - Мы ведь договаривались.
Действительно, после покупки дома и переезда, девушки совместными усилиями выработали нечто вроде «Конвенции о совместном проживании». Гермиона великодушно взяла на себя стирку, уборку и приготовление пищи. Ливия пришла в дикий восторг по поводу такого альтруизма новоприобретенной подруги. Гермиона не стала уточнять, что на самом деле она не собирается корячиться у плиты и бегать по дому с тряпкой, а обойдется несколькими простенькими заклинаниями из раздела «Домоводство».
- Мы договаривались о том, что постараемся мирно сосуществовать и не мешать друг другу, - напомнила Гермиона. - В последнее время наш дом стал напоминать нечто среднее между пабом и дансингом. Пойми, я люблю повеселиться, но не до такой степени! В общем, я уезжаю.
- Куда? Разве твои родители вернулись из Австрии?
- Поживу у друзей, пока ты не успокоишься.
- Можно подумать, у тебя друзья есть, - буркнула обиженная в лучших чувствах Лив, желая оставить за собой последнее слово.
Гермиона молча поднялась к себе и стала собирать вещи, пытаясь придумать, куда ей податься на пару недель. С друзьями у нее и вправду было не густо. Рон, Гарри. И Ливия. Ехать в Нору не очень хотелось - хватит с нее шума и толпы людей. Значит, к Гарри.

***
Драко сидел за столом, пытаясь одновременно разговаривать с клиентом по каминной связи и слушать очередную нудную проповедь начальника по случаю пятиминутного опоздания на работу, когда уловил знакомое имя. Быстро закончив разговор с клиентом, и привычно пробормотав начальнику: «Такоебольшенеповторится», он навострил уши.
- …завтра он заканчивает мировое турне визитом в Англию и участием в торжественных мероприятиях, посвященных очередной годовщине Победы и…
- Ой, девочки, какой симпатичный...
- Честное слово, мне никогда не нравились брюнеты, но должно же быть исключение из правил ...
Вот уж, точно подмечено, исключение - мрачно подумал Драко. Золотой мальчик и раньше не жаловал какие бы то ни было правила, а уж теперь, когда он стал Героем-Победившим-Все-Что-Можно-Победить, ему и подавно на них плевать. И почему жизнь так не справедлива? Одним (недостойным) почести и колдовской мир на блюдечке… Драко старательно отогнал мысль о несчастном детстве вечного соперника и довольно-таки неспокойных школьных годах… а другим – тут он скосил глаза в зеркало на стене - отца-маньяка, мать-кукушку и кучу проблем с Поместьем? Нет, это не честно. Вот бы наоборот! В смысле, поменяться местами с Поттером. Немножко побыть Героем, погреться в лучах славы, а потом можно и обратно...
У Драко всегда было живое воображение, которому нужен был только толчок – малюсенький такой.
За этим дело не стало.
- Мистер Малфой, к нам обратились за помощью из Министерства Магии. Наше Агентство должно подготовить проведение пресс-конференции. Вы ведь учились в Хогвартсе вместе с Гарри Поттером, вам будет легче с ним контактировать. К завтрашнему утру я жду вас с предложениями у себя, - с этими словами начальник отдела по связям с общественностью вышел в коридор.
«Напиться», – была первая мысль.
«Утопиться», - вторая.
«Убить Поттера», – третья.
Драко взял себя в руки, громогласно заявил, что идет обдумывать новое задание и аппарировал в Поместье.
После то ли двух, то ли трех бутылок коллекционного вина из фамильных малфоевских подвалов план был абсолютно готов.
Драко тоже.
***
На следующее утро, отправив начальнику сову с сообщением о внезапной болезни, по симптомам сильно смахивающей на черную оспу, Драко аппарировал к дому Поттера.
Улица, на которой стоял дом, была тиха и безлюдна. Не обнаружив при беглом осмотре никаких охранных заклинаний, Драко выбил стекло в окне первого этажа и проник внутрь, бормоча под нос, что глупость и беспечность до добра еще никого не доводила (разумеется, при этом он имел в виду совсем НЕ себя.) Конечно, для того, чтобы войти в дом, он мог воспользоваться парочкой заклинаний, однако ему так хотелось что-нибудь разорвать, или, в крайнем случае, разбить, что он просто не смог отказать себе в этом маленьком удовольствии.
Как ни странно, внутреннее убранство Приюта Героя, как про себя Драко назвал это место, младшему Малфою показалось вполне симпатичным. Вернее, что скрывать – оно ему понравилось. В какую-то секунду застывшего посреди просторного холла Драко даже охватило странное чувство, что он пришел домой.
«Пить меньше надо было вчера», - Драко списал появление теплого комочка в районе солнечного сплетения на вчерашнее неумеренное потребление спиртного и начал осмотр плацдарма будущей боевой операции.
Самое главное, в доме обнаружился просторный подвал, сухой и теплый.
***
Гарри очнулся оттого, что болела голова. В первую минуту ему показалось, что он ослеп, но через пару секунд стало ясно, что глаза закрывает плотная повязка. При попытке повернуть голову в затылке что-то словно взорвалось, и он потерял сознание. Сколько прошло времени до следующего прояснения, Гарри не знал. Он только ощущал, что ему в горло будто влили жидкий огонь, сухой язык царапал небо, непослушное тело было мокрым и горячим и очень хотелось пить. От неподвижного лежания на животе затекли руки, парень собрал жалкие остатки сил и попробовал перевернуться на спину и встать. Что-то тяжелое ощутимо дернуло ногу. Он содрал повязку с глаз и увидел прочную цепь, обвившуюся вокруг лодыжки, второй конец цепи был прикован к трубе. Оглядевшись по сторонам, Гарри понял, что сидит на кушетке в подвале собственного дома. Рядом на полу обнаружился поднос, на котором стоял кувшин с водой и тарелка с чем-то съестным.
***
Сегодня Драко чертовски везло. Во-первых, Поттер приехал домой один. Во–вторых, его удалось быстро вырубить точным ударом по затылку. В–третьих, в подвале проходила водосточная труба, как нельзя лучше подходившая для ограничения возможностей Народного Героя передвигаться. В-четвертых, у Поттера не было домашних эльфов или постоянной прислуги, которая могла бы помешать.
На этом, собственно, везение и закончилось.
Драко перетащил Поттера в подвал, пристегнул цепью к трубе, отрезал несколько черных прядей и поднялся в холл. Бросив в подготовленное зелье пару волосинок, он успел спрятать оставшиеся в пакет и залпом выпить противную на вкус жидкость, когда дверь резко распахнулась, и у него на шее с радостным визгом повисло нечто лохматое. От неожиданности Драко выронил стакан.
- Гарри, я рада, что ты, наконец, вернулся. Мы так давно не виделись, - не давая раскрыть “Гарри” рта тарахтела Гермиона, – Не стой, как столб, скажи хоть что-то!
- Э… привет… - с трудом выдавил Драко, «рыбкой» выворачиваясь из дружеских объятий и в панике отступая за диван.
В ту же минуту в холле раздался легкий хлопок аппарации, и Драко снова оказался в не менее жарких объятиях.
С непривычки от вопля Рона у него чуть не лопнули барабанные перепонки, и, вполне вероятно, треснули ребра. Чего-чего, а силы у рыжего хватало. Выбрав из двух зол меньшее, Драко кинулся обратно к Гермионе, старательно демонстрируя фальшивую радость:
- Как здорово, что мы опять встретились все трое! Мне вас не хватало. Поговорить и все такое..
Ух, неужели он вправду сказал это?
- Вот и прекрасно. Я как раз собиралась погостить у тебя пару недель, - обрадовалась Гермиона.
- Жаль. Я думал, Гарри побудет у нас денек-другой, - огорчился Рон .
Так вот что чувствуют, оказавшись между львом и крокодилом! Неизвестно, что лучше – остаться на две недели в обществе с мисс Зазнайкой или воспользоваться гостеприимством семьи Уизли.
Самостоятельно сделать выбор не получилось.
Гермиона, немного смущенная тем, что нагло напросилась в гости, с утрированным энтузиазмом предложила:
- Гарри, ты можешь погостить у Рона, а я пока у тебя поживу, если ты не против.
- С чего бы это ему быть против, - Рон не дал “ Гарри ” вставить ни слова, – Он всегда с удовольствием приезжал к нам в Нору.
Драко кольнуло нехорошее предчувствие: нормальный дом Норой не назовут!



Глава 3.

Через день пребывания в гостях у семейства Уизли, Драко понял, что был неправ: назвать домом ЭТО просто не поворачивался язык. Нора и есть. Такое количество комнаток и комнатушек на столь малой площади он раньше никогда не видел. От постоянного мельтешения рыжих шевелюр голова шла кругом, от несмолкаемой болтовни шумело в ушах.
Вечером второго дня Драко сидел за столом, усердно делая вид, что ест.
Вокруг него хлопотала миссис Уизли:
- Гарри, милый, ты совсем ничего не ешь, возьми хоть своего любимого печенья!
Рон потихоньку тягал со стола кусочки орехового кекса и скармливал крысе, примостившейся на его плече.
- Рон, убери свою крысу, - категорическим тоном потребовал Перси.
- И не подумаю, - отозвался Рон, – она тоже есть хочет.
- Тогда корми ее отдельно, у меня аппетит пропадает.
- Хорошо, что пропадает. Тебе не мешало бы немного похудеть.
- Фред, скинь крысу на пол, - не сдавался Перси.
- Мне она совершенно не мешает, - отозвался один из близнецов.
- Ну и семья мне досталась, - возмутился Перси. - Никакой взаимности, никакого участия к ближнему.
- У тебя очень много участия к ближнему, - фыркнул Рон, толкая «Гарри » локтем.
Драко сделал вид, что очень занят процессом тщательного пережевывания пищи.
- А все твоя вина, мама, - подхватил Фрэд, подмигивая остальным. - Зачем было воспитывать нас эгоистами?
- Мерлин, вы только послушайте, – всплеснула руками возмущенная до глубины души миссис Уизли. – Я их воспитала эгоистами!
- Конечно ты, - сказал Джордж. - Без твоей помощи мы бы не достигли таких результатов.
- Всем привет, - на кухню влетела Джинни. - Фредди, как ты себя чувствуешь после вчерашнего пьяного загула?
Миссис Уизли моментально насторожилась.
- Какого загула?
- Нечего портит мне репутацию, если не можешь отличить пьяный загул от сильной лихорадки, - обиделся на сестру Фред.
- Нельзя испортить то, чего нет, – парировала Джинни и добавила: - Странная лихорадка - оставила таааакое похмелье.
- Это было не похмелье, – вступился за брата Джордж, - а переутомление. После лихорадки
- Точно, после лихорадки у меня всегда как его там … переутомление, - подтвердил Фред.
- А ты, Джордж, наверное, побоялся заразиться, поэтому принял полбутылки Огневиски. Так сказать, для профилактики, - не успокаивалась Джинни.
- Они вообще-то пьют только для запаха, - влез Рон, - дури у них у самих хватает.
- В том, что мы оба так пере….заболели виновата Джинни, - торжественно объявил Фред.
- Я? – поразилась Джинни.
- Конечно, ты. Мы ведь попросили тебя не впускать в дом кого попало.
- Это был Оливер Вуд, а он не кто попало, - не согласилась с обвинениями Джинни.
- Это трезвый Вуд не кто попало, а пьяный – трижды кто попало.
- Ну, прости, не поняла, что Вуд пьяный. Думала, у него лихорадка.
- Хватит! - прервала миссис Уизли. – Быстро доедайте и марш из кухни. У меня от вас голова сейчас кругом пойдет.
- У нее только пойдет, – мысленно хмыкнул Драко. – У меня уже того … пошла.

****
Вернувшись к себе после встречи с друзьями, Гермиона, не желая снова начинать бессмысленный спор с Ливией, собрала упакованные вещи, нацарапала записку: «Придешь в чувство – звони » и аппарировала к дому Гарри.
Она не первый раз гостила у Гарри и всегда выбирала одну и ту же комнату, в которой ей нравилось абсолютно все – и однотонные стены голубого цвета, и журнальный столик с прозрачной столешницей, основанием которого вместо традиционных ножек служил большой аквариум, и множество раковин причудливой формы, живописно расставленных на небольших полках, и пушистый ковер песочного цвета на полу, и удобные кресла в тон ковра. Но особенно нравилась картина, висевшая над каминной полкой. Эту картину Гарри привез из своей первой поездки к морю и частенько подолгу рассматривал.

Лазурные волны океана, полный штиль. Четкий силуэт изрядно потрепанного корабля викингов – драккара. Разбитая ураганом мачта, порванный парус, голова дракона на носу. На палубе одинокая фигура викинга, чудом уцелевшего в бою. А на туманном краю неба зыбкий, словно мираж, берег. Отчетливо виднелись только остроконечные вершины гор, розовеющие в лучах солнца, и прибой, пенившийся вдали вокруг выбеленных морскими волнами скал.
Разложив вещи, Гермиона достала конспекты и учебники, устроилась в кресле и погрузилась в работу.
Как всегда, за учебой время пробежало незаметно. Часы в виде корабельных склянок пробили десять. Потянувшись, девушка захлопнула толстый фолиант в тисненой обложке и прислушалась. В доме было тихо, но у нее возникло странное ощущение, что она не одна. Гермиона на цыпочках спустилась на первый этаж.
- Эй, - тихонько позвала она. – Здесь кто-нибудь есть?
Ответа не было.
- Паранойя, - Гермиона тряхнула головой, поднялась обратно и легла спать.

***
Когда Гарри снова пришел в себя, он долго не мог понять, что с ним. Его мучила жажда, в ушах противно звенело, волнами накатывало липкое удушье. Держась за стену, Гарри встал на ноги и попытался шагнуть к двери, но голова закружилась, он споткнулся и прислонился спиной к стене. Кирпичная кладка приятно холодила разгоряченную кожу.
- Я заболел, - вяло констатировал Гарри. - Это понятно. Только как меня в подвал занесло?
Сил думать не было. Стоять – тоже. Он тихонько съехал по стене вниз, свернулся клубком и закрыл глаза.



Глава 4.

Поздно вечером, уже лежа в кровати, Драко вспомнил про Поттера. Внутри острым коготком царапнуло беспокойство.
- Ничего с ним не случится за два дня, - уверил он себя. - Заклинания я наложил качественно, в подвал кроме меня никто не войдет, воду и пищу оставил. Ну, поскучает немного. Ему это только на пользу.
Однако непонятная тревога не уходила, и Малфой решил на следующий день вернуться и убедиться в том, что в подвале все в порядке.
Придумав себе кучу неотложных дел и с трудом отделавшись от Рона, горевшего желанием сопровождать друга хоть на край света, Драко аппарировал к Поттеровскому дому.
Грейнджер, слава Мерлину, не было.
Вооружившись на всякий случай палочкой, Драко спустился по ступеням и толкнул дверь в подвал.
Дверь не поддавалась.
- Забаррикадировался, гад, – проворчал Драко себе под нос и налег плечом посильнее.
Дверь наполовину приоткрылась. Внутри помещения была темнота, густая, как кофейная гуща.
- Поттер, ты живой? – тихонько позвал Драко.
Ответа не было.
Слегка паникуя – черт его знает, что можно ожидать от Героя? – Драко шагнул вперед и поднял палочку.
- Люмос!
На кушетке было пусто, вода и бутерброды стояли нетронутыми там, где он их оставил накануне, а вот Поттера нигде не было.
Драко прислушался: в самом дальнем углу кто-то натужно сипел.
Он в панике повернулся и увидел Поттера, лежавшего возле стены. Держа палочку перед собой, он нагнулся и присмотрелся к своему невольному узнику.
Поттер метался в беспамятстве, крупные капли пота стекали по лицу, изо рта вылетало хриплое дыхание.
Драко прикоснулся к его лбу и сразу же отдернул руку. Лоб был страшно горячим.
Чувствуя, как смутное беспокойство в считанные секунды превращается в панику, Драко поднял Гарри на руки и положил на кушетку.
- Мерлин, да что же с тобой? – в его голосе прозвучали нотки отчаяния. - Не вздумай умереть! – приказал он и сам удивился, почему это его так волнует.
- Что я знаю о колдомедицине? – непонятно с кем разговаривал Драко, стаскивая с безвольно обмякшего тела влажную от пота куртку и укутывая в одеяло.
– Ничего не знаю, - сам себе ответил он.
- Гарри, ты дома? – послышался голос Гермионы.
- Вот-вот, Мисс Всезнайки здесь только не хватало, - пробурчал Драко и хлопнул себя по лбу. - Она ведь всегда все знает.
Драко выскользнул из подвала, на скорую руку восстанавливая защитные заклинания, и поспешил на голос Штатной Подруги Народного Героя.
- Привет, где ты был? И почему ты такой взъерошенный? – удивилась Гермиона.
- Я .. У меня… знакомый заболел. Лихорадкой. Что посоветуешь? – с трудом выдавил Драко.
- В больницу его вези, чем скорее, тем лучше. Может, это заразно, - последовал ответ.
- Заразиться от Поттера? – мысленно застонал Драко. А вслух сказал:
- Так ведь… не хочет он в больницу.
- Зря, - пожала плечами Гермиона.
- Зря не зря, - не успокаивался Малфой. – Чем его лечить?
- Если у него температура, надо давать побольше питья – чай с малиной, липовый отвар. Если озноб – согреть, укрыть одеялами. Вообще-то я читала, что лучше всего согревает тело другого человека. От температуры можно давать аспирин, ставить на лоб холодные компрессы. Постоянно переодевать в сухую одежду. И еще заставлять есть, но что-нибудь легкое и питательное - овсянку, шоколад.
- Ясно, - буркнул Драко. – Ты тут будь как дома, а я на время перееду.
- К больному другу? - уточнила дотошная Гермиона.
- Точно, - Малфой заскрипел зубами.
- Ладно. Будет нужна помощь, звони. Помнишь номер моего мобильника?
- Помню, помню, я все помню, - почти зашипел Драко, не заморачиваясь вопросом, что такое мобильник, и выскочил за дверь.
Драко аппарировал в Поместье и поднял на ноги домовых эльфов. Ему совсем не улыбалось стать причиной гибели Всенародного Любимца и, как следствие, самому погибнуть смертью храбрых от рук его оголтелых поклонниц. Через полчаса с кучей запасной одежды, двумя шерстяными одеялами, травами и микстурами, найденными в комнате Нарциссы, он был возле дома Поттера.
В окнах первого этажа горел неяркий свет. Драко на цыпочках подкрался, заглянул внутрь и с досадой чертыхнулся: Гермиона уютно устроилась на диване перед телевизором, прихватив с собой чашку, от которой поднимался легкий пар, и вазочку с конфетами.
В подвал ему пришлось пробираться через черный ход, что не улучшило и без того поганое настроение.
- Малфои никогда не ходят через черный ход, – злобно бормотал себе под нос Драко, натягивая на Поттера сухую пижаму.
- Малфои никогда не нянчатся с больными врагами, - пытаясь разжать Поттеру зубы и влить ложку перечного зелья.
- Малфои никому не ставят холодные компрессы, – сидя на полу и, в очередной раз, меняя влажную ткань на лбу у стонущего Поттера.
- Малфои не укутывают врагов одеялом, - удерживая Гарри, лихорадочно вырывающего руки.
- Малфои не впадают в панику по пустякам, – почти утром, как мантру, измученно и безнадежно…
К утру, по-видимому, наступил кризис, Поттер все время хрипло вскрикивал и рвался куда-то бежать.
- Да полежи ты спокойно, кошмар зеленоглазый, – неожиданно для себя заорал Драко, хватая Гарри за плечи.
Зеленые глаза бездумно открылись.
-Холодно …
И Поттер сжался в комок.
- Мерлин, да за что же мне все это! – вспомнив советы Гермионы, Драко принялся срывать одежду. Через минуту он лежал под одним одеялом с Поттером, стараясь поплотнее прижаться к холодному телу и передать хоть капельку своего тепла.
Оказывается, обнимать Поттера не совсем противно.
Вернее, совсем не противно.
Вроде даже наоборот …



Глава 5.

Первое, что увидел Гарри, открыв глаза, была чья- то голая грудь. Он лежал, уткнувшись в нее носом.
Второе – светлая прядь волос.
Третье - изящно изогнутая бровь и мохнатая щеточка ресниц на щеке.
Желая рассмотреть получше, Гарри попытался немного отодвинуться.
Чьи-то руки покрепче прижали его к груди, а сонный голос тихонько пробормотал:
- Лежи уж, несчастье…
И – легкий, как крыло бабочки, поцелуй в макушку.
Двигаться сразу же расхотелось.
Гарри послушно закрыл глаза и погрузился в спокойный сон.
***
Драко проснулся первым. Слава Мерлину!
Он лежал в обнимку.
С Поттером.
Почти без одежды.
Малфой вскочил, как ошпаренный и мгновенно оделся. Самочувствие у него было отвратительным, настроение тоже.
Поттер размеренно посапывал.
Вроде ничего, спит спокойно, в бреду не мечется.
Драко внимательно присмотрелся к спящему.
Все как обычно, черная растрепанная челка, знаменитый шрам, темные круги под глазами.
Даже болезненная бледность не смогла окончательно смыть с кожи золотистый загар.
Малфой трансформировал себе кресло, свернулся в нем калачиком и затих, наслаждаясь тишиной и покоем.
***
Гарри проснулся днем. Вокруг была молочно-белая пелена, на секунду ему показалось, что он один, где – то на необитаемом острове. Захотелось крикнуть, но не было голоса, шевельнуться, но не было сил.
- Поттер … - услышал он откуда-то слева и повернул голову на звук.
В его руки кто-то вложил очки. Гарри надел их, и пелена исчезла.
Он увидел подвал, кушетку, кресло и - это что там такое - Малфой??
- Ты в порядке? – устало спросил Малфой. – Если да, то кивни.
Ошеломленно хлопая глазами, Гарри кивнул.
- Хорошо, - Малфой потянулся, как кошка, и одним гибким движением поднялся с кресла. – Сейчас овсянку будешь есть.
Гарри молчал в полной прострации.
- И не вздумай отказаться, - Малфой взмахом палочки наколдовал тарелку каши и ложку и присел на корточки возле кушетки.
- Давай, за Орден Феникса, за Всеобщее Счастье, или за что там едят Народные Герои? – Малфой зачерпнул ложку овсянки и бесцеремонно сунул Гарри под нос.
- За профессора Снейпа, - вдруг улыбнулся Гарри, послушно открывая рот.
- Да хоть за Миссис Норрис, - проворчал Драко, зачерпывая еще раз.
- Гарри, ты дома? – послышался голос Рона.
И ответ Гермионы: - Нет, он пошел ухаживать за одним больным другом.
Гарри вознамерился задать вопрос и уже раскрыл рот, но получил очередную ложку овсянки, ледяной взгляд серых глаз и грозное предупреждение: - Молчи и глотай, а то за шиворот вылью.
Гарри быстро проглотил вязкую кашу и опять открыл рот, намереваясь выяснить, что происходит.
- На все вопросы отвечу только после завтрака, - предупредил Малфой.
Гарри кивнул головой и послушно заглотнул следующую порцию.
***
- Ну, спрашивай, - великодушно разрешил Малфой, взмахом палочки убирая остатки трапезы и наколдовывая чашку черного кофе для себя.
- И мне кофе, - попросил Гарри. Потом решил на всякий случай быть вежливым и добавил
- Пожалуйста.
- Тебе нельзя, - отрезал Драко, с наслаждением отпивая ароматную жидкость из чашки.
- Нельзя, так нельзя, - почему-то сразу согласился Гарри. Он минутку помолчал и спросил:
- Где я?
- Ты бы еще спросил – кто я? - фыркнул Малфой.
- Кто - это я помню. И где я, тоже догадываюсь. Только хочу в этом удостовериться.
- Не все потеряно для колдовского мира, - не удержался от колкости Драко.
- Я все помню, утром я аппарировал из Франции, потом был в Министерстве, выпросил у Фаджа отпуск на три дня, открыл дверь своего дома, а потом меня кто-то ударил меня по голове.
- Предположим, это был я.
- А зачем? Кстати, в следующий раз вырубай каким-нибудь заклинанием, чтобы хоть шишка не оставалась.
- Ничему тебя жизнь не учит, - пропуская мимо ушей совсем уж непонятную часть про следующий раз, назидательно сказал Малфой. – Кто оставляет свой дом совсем без защитных заклинаний.
-Кто?
- Не я, во всяком случае.
- Так ты в воспитательных целях мне шишку набил? – ощупывая затылок, поморщился Гарри. - Тоже мне, Песталоцци доморощенный.
- На тебя что, мало охотились? – не унимался Драко.
- Много. Даже слишком много. Вот мне и надоело жить в окопах, - парировал Гарри.
- В окопах, безусловно, плохо, лучше сразу в гробу, - согласно кивнул Малфой, допивая кофе.
- В гробу не пробовал, по идее, я, конечно, смертен, но все как-то не получается, - неожиданно Гарри поймал себя на том, что с интересом ждет ответную колкость.
- Настоящий Герой, - не обманул его надежды Малфой, - Даже болеет только после возвращения из долгих странствий, оказавшись в безопасном укрытии и давая возможность окружающим проявить трогательную заботу, самоотверженность и верность.
- И ты проявил? - тихо спросил Гарри.
- Все. Достал. Сиди в одиночестве, – Драко вышел, напоследок в сердцах хлопнув дверью.
- Один – ноль в мою пользу! - успел крикнуть вслед ему Гарри.
Довольный собой, он откинулся на подушки и подумал, что теперь не мешало бы хоть немного поспать. Для восстановления сил, подорванных болезнью, усугубленной присутствием врага.

Драко вылетел из подвала, машинально поправил охранные заклинания, памятуя, что Грейнджер всегда была первой ученицей на своем курсе, и решил принять душ.
И только вытираясь пушистым полотенцем после купания, он глянул в зеркало и остолбенел.
Он чуть не попался, позабыв принять очередную порцию оборотного зелья, хорошо еще, что Поттеровские дружки куда-то свалили.
Метнувшись в «свою» комнату, он налил в стакан зелье, кинул волосинку, зажмурился и залпом выпил.
Как оказалось - вовремя.
Буквально через полчаса из библиотеки вернулась Гермиона и позвала «Гарри» перекусить.
Есть Драко совсем не хотелось, но он решил пойти, чтобы не возбудить ненужных подозрений. Кто знает, может у них совместные трапезы – давняя традиция.
Однако,за едой Гермиона обращала на «Гарри» внимание так же мало, как и на то, что глотала.
Держа в одной руке книгу, второй она пыталась одновременно ковырять вилкой в тарелке и переворачивать страницы, время от времени замирая над особо заинтересовавшими строками.
В конце концов « Гарри » не выдержал.
- Поешь спокойно, потом дочитаешь, - выдернув книгу, он перевернул ее обложкой кверху и с удивлением прочитал название « Теория поля – факты и гипотезы ».
Гермиона быстро, как удав после длительной голодовки, стала заглатывать пищу, не спуская взгляд с книги.
- Ну и что там такого интересного? – не удержался от вопроса Драко и тут же мысленно себя одернул – ну о чем он может с ней разговаривать.
Но было поздно.
Гермиона, что называется, нашла свободные уши.
- Ты никогда не задумывался, почему у разных народов одинаковые поверья? - начала она.
- Допустим, задумывался, - послушно отозвался Драко, сам себя не узнавая. – И почему?
- Потому, что люди везде одинаковые, – пояснила Гермиона.
- При чем тут люди? - удивился Драко.
- При том. Миллионы людей на земле рождались и жили, творили и уничтожали, любили и ненавидели, потом умирали. А информация о них живет и поныне. Она растворилась в пространстве и времени. Мозг любого человека излучает энергию, и эта энергия никуда не исчезает даже после его смерти. На каком же уровне тогда она существует?
- Ты хочешь сказать, что на уровне поля? - мимо воли заинтересовался Драко.
- Именно! Тогда можно предположить, что у отдельных индивидуумов существуют рецепторы, способные вследствие повышенной врожденной чувствительности ощутить это поле и даже использовать его энергию в своих целях. В частности, для магии. Как ты думаешь, почему большинство волшебников живет возле крупных городов? Там выше уровень информации, - продолжала Гермиона.
- Далеко не все маги живут в многолюдных местах. Есть ведь и отшельники.
- Помимо теории информации существует еще теория вероятности. Она предполагает наличие минимально возможных отклонение от наиболее вероятного состояния. Для примера: в семьях простых людей иногда рождаются маги, не часто, но все же. И вообще, что мы знаем о нестабильно блуждающей информации? Одни считают ее сгустком энергетических полей, другие – плазмой.
- Все это только догадки.
- Пусть. Все факты когда-то были просто догадками.
- А она не такая уж и нудная, – про себя отметил Драко. – С ней интересно разговаривать.
- Ну ладно, я поела, давай сюда книгу. Мне ее из библиотеки только до утра дали.
- Ты все-таки ненормальная, - покачал головой Драко.
- Гарри, не начинай сначала. Мы все в чем-то немного ненормальные.
- Да? – невольно заинтересовался Драко. - А в чем же, по-твоему, ненормальный Пот.. . ну, я?
- Про тебя вообще все просто. Ты наркоман.
- Что? – поперхнулся Драко .
- Да, и не спорь, ты адреналиновый наркоман! Без опасностей и приключений жить не можешь. Ну, скажи, что я не права?
- Может быть, и права, – пробормотал ошарашенный Драко.
- Ты не обижайся, на друзей ведь не обижаются. И лично ты в этом не виноват. Тебя просто все время ставили в такие условия. Ну, сам вспомни. Первый курс – Пушок, Квирелл, Запретный лес, философский камень. Второй курс – Тайная комната, Василиск, Меч Гриффиндора. Третий - Дементоры, Визжащая хижина. В – общем, я и продолжать не буду. Да, и к тому же Волдеморт впридачу.
- Волдеморт впридачу - это же надо так сформулировать, жаль папенька мой не слышит, - подумал Драко, в конец офигевая.
- А Драко Малфой? Он производит впечатление вполне нормального, – не успокаивался он
- Вот именно – производит, - отрезала Гермиона. - Он вообще все время был помешан на том, какое впечатление производит. У него мания такая – казаться, а не быть.
- Много ты понимаешь, Мисс Психоаналитик, - не выдержал препарирования собственной личности Драко.
- Может и не так много, как хотелось, но я быстро учусь, - с этими словами Гермиона выдернула из рук « Гарри » драгоценную книгу и, задрав нос, вышла из кухни, напоследок кинув:
– И не думай, что мы поссорились. Я просто высказала вслух свою точку зрения, так что…
- Иди уж, жертва тотальной грамотности, - развеселился Драко. – Последнее слово все равно за тобой осталось.
Гермиона просунула в дверь голову, показала «Гарри» язык и ретировалась, пока он не надумал продолжить спор.
Драко посидел еще пару минут на кухне и поплелся в подвал – объясняться с Поттером.




Глава 6.

Уловив шум за дверью, Гарри поудобнее устроился на подушках.
- Что у нас сегодня на ужин? – осведомился он у вошедшего Малфоя.
- Что? - не понял Драко.
Он ожидал чего угодно - нападения, попытки вырваться из плена, но не такой вот банальный вопрос.
- Что, что, - проворчал Гарри. – Я есть хочу.
- Ты недавно ел.
- Ты называешь едой жалкие пять ложек этого … этой… - Гарри на минутку запнулся, подыскивая подходящее слово для той серой слизи, которую утром в него запихнул Малфой.
- Каши, - подсказл Драко.
- Вот-вот, каши. А я мясо люблю, - не успокаивался Гарри.
- Больным мясо не положено, если не веришь мне, спроси у своей всезнающей подруги.
- Я уже здоровый.
- Был бы здоровый, давно бы попытался отсюда выбраться.
- А зачем? - искренне удивился Гарри. – Здесь спокойно, тепло и даже почти уютно.
- Уютно? Здесь? – Драко сморщил нос и в недоумении обвел глазами голые стены подвала.
- Вполне, - подтвердил Гарри. – И потом, чего дергаться, мне и здесь хорошо.
Вот только есть хочется. Давай, наколдуй скорее что-нибудь вкусненькое.
- Подожди, подожди, - растерялся Драко. - Завтра годовщина победы, всякие там мероприятия …
- Но ведь это теперь твоя забота, не так ли? Ты ведь хотел побыть мной?
- С чего ты взял?
- А с того. Почему ты сейчас выглядишь точь-в- точь, как я?
- Болван. Ты что, никогда не видел, как действует оборотное зелье?
- Видел и даже пробовал. По вкусу изрядная гадость.
- Когда ты успел его попробовать?- ошеломленно уточнил Драко.
- Это давняя история, - отмахнулся Гарри. - Еще на втором курсе Гермиона как-то сварила.
- И что?
- Как что? Она сварила, мы все трое выпили, а потом пошли...
- Хватит о зелье, – прервал поток лирических воспоминаний Драко. - Ты что, не хочешь на этот … как его …. праздник?
- Неа, совсем не хочу. Отдувайся сам, - Гарри от души веселился. – Ненавижу все эти официальные мероприятия. К тому же, у меня уважительная причина – закрытая черепно-мозговая травма.
- Постой, постой, - Драко помотал головой. - Не пойму никак - или я заболел, или ты слишком сильно выздоровел?
- Что еще ты не понимаешь?
- Не понимаю, почему все какие-то не такие.
- Кто это - все и как это - не такие?
- Вы не такие. Ты, Грейнджер, все эти Уизли.
- Не такие, какими тебе хочется нас видеть? – уточнил Гарри.
- Да мне вообще не хочется вас видеть, – взвился Драко. – Тебя в особенности.
- Тогда зачем ты все это затеял? - Гарри неопределенно обвел подвал рукой.
- Зачем, зачем… Пьяный был, – хмуро буркнул Драко.
- Ух, ты, - восхитился Гарри. И деловито уточнил: – Сильно?
- Похоже, даже слишком.
- А теперь?
- А теперь протрезвел! – вконец озверел Малфой.
- А знаешь, давай опять выпьем, - неожиданно предложил ему Гарри. - Что ты пил?
- Вино из погребов Малфой-Мэнор… - ошеломленно ответил Драко.
- Годится, тяни - великодушно кивнул головой Гарри.
- Как это – тяни? - не понял его Малфой.
- Да, совсем тебе, видать, плохо. Махни палочкой, скажи: « Ассио вино», - медленно, как маленькому, втолковывал Гарри. – Понял?
Малфой только обалдело моргал.
****
А в это время наверху сидела Гермиона и пыталась понять, что ее так насторожило в Гарри кроме того, что он говорил о себе в третьем лице и заступался за Малфоя.
Разложив все факты и мысли по полочкам, она фыркнула и недоверчиво покачала головой. Гипотеза вырисовывалась совсем уж невероятная, чтобы быть истиной, поэтому, загнав сомнения куда подальше, она снова уткнулась в вожделенную книгу.
****
- Неплохое вино! – Гарри неспешно перекатывал на языке последний глоток, растягивая удовольствие.
- Неплохое? – обиделся Драко. – Что ты в винах понимаешь?! Это урожай пятьдесят шестого года. Его можно сравнить только с урожаем тридцать первого, когда…
- Тридцать первого? Никогда раньше не пробовал, – перебил Гарри и задумчиво посмотрел на Драко через стекло опустевшего бокала.
- Сейчас попробуешь, - пообещал Драко и взмахнул палочкой. - Ассио!

Если бы кто-нибудь заглянул в подвал Поттеровского дома через пару часов, то имел бы прекрасную возможность стать пожизненным пациентом одной печально известной клиники.
На кушетке в окружении разбросанных подушек, задрав ноги и лениво потягивая вино из пузатых бокалов, лежали непримиримые соперники, бывшие негласные лидеры столь же непримиримых факультетов.
Рядом с кушеткой стоял изящный столик с гнутыми ножками.
( -Чиппендейл, - хвастливо Драко.
- Пижон,– комментарий Гарри )
На тонких фарфоровых тарелках из любимого сервиза Нарциссы Малфой лежали тонко нарезанная копченая фазанья грудка, сыр, фрукты и горький шоколад.
( - Жареной картошечки бы, – просительно Гарри;
- После вина урожая тридцать первого года? – с ужасом Драко)
- Послушай, ты действительно думаешь, что здесь уютно? – Драко неопределенно обвел бокалом скудно обставленный подвал.
- Да нет, пошутил. Хотя первые лет десять своей жизни я провел в гораздо менее приятном чулане.
- На жалость давишь?
- Констатирую, что привык в жизни обходиться минимумом. По-настоящему мне здесь не хватает только одной вещи.
- Какой?
- Картины.
- Может, тебе еще четки из философского камня? – насмешливо фыркнул Драко.
- Нет. Только картину, – замотал головой Гарри и жалобно добавил: - Она над камином висит.
- Хочешь, принесу - здесь повесим?
- Хочу!
Слегка покачиваясь, Малфой встал и отправился за картиной. У него совсем из головы вылетело спросить, что это за картина, и где этот камин.


Начав поиски со спальни Поттера (мило, довольно мило..) , продолжив в гостиной (какая сволочь расставила столько бе-ме-ли??), затем в столовой ( ну, разбились, так разбились, будет повод новые купить… ), Драко очутился перед последней необследованной комнатой и заколотил в дверь.
- Открывай, Гермиона!
Гермиона, недовольная до глубины души тем, что ее оторвали от любимого занятия, открыла дверь. Она, само собой, спать вообще не собиралась, но в пижаму переоделась.
- Что случилось?
- Какие… чудные шортики! – заплетающимся языком сделал комплимент Драко.
Вообще-то, он собирался сказать «прелестные ножки», но в последний миг опомнился и взял себя в руки.
- Повторяю по буквам – ЧТО ТЕБЕ?
- Мне …ик … картину.
- Какую?
Действительно, какую? Вспомнив мечтательный тон Гарри, Малфой пошел самым простым путем. Он изобразил такую же вдохновенно - безумную физиономию, добавил в голосе благоговения и повторил с придыханием:
- КАРТИНУ!
- Сейчас??
- Ага, очень посмотреть захотелось.
Гермиона хмыкнула и скрылась за дверью.
Через пару минут она появилась уже в халате, сунула в руки Малфоя резную раму и ехидно поинтересовалась:
- Что ты ночью с ней собираешься делать?
- В подвале повешу, - честно признался Драко, не успев придумать ничего более приемлемого.
И уточнил на всякий случай
- А это точно КАРТИНА?
- Пить надо меньше, – посоветовала Гермиона, снова захлопывая дверь.
- Может быть, и надо, - согласно пробормотал Драко, спускаясь в подвал.
Гарри в ожидании сотрапезника ( или вернее сказать - собутыльника?) пристроил себе под голову подушку и прикрыл глаза.
Драко замер на пороге.
Черт. Он ни разу не видел Поттера таким расслабленным.
И уж тем более никогда так пристально не разглядывал.
- А ты симпатичный, - вдруг брякнул он вслух и слегка смутился, когда Поттер распахнул зеленые глазищи и уставился на него, открыв рот от неожиданности.
И уж совсем смутился, услышав в ответ тихое:
- Ты симпатичнее…
Оба замолчали. Почувствовав, что пауза слишком затянулась, Драко встряхнулся.
- Где у тебя гвозди?
- Надо же, тебе знакомо слово «Гвозди», - хихикнул Гарри.
И добавил:
- Малфой, а где у тебя палочка?
- Да, действительно, - Драко, никак не отреагировав на подковырку Гарри, что само по себе было уже почти диагнозом, притом неутешительным, взмахнул рукой, и картина оказалась на противоположной стене.
- Кривовато немного, – заметил Гарри.
- Ага, надо было на пару градусов левее, - охотно согласился Драко.
Слово «градус» вызвало посторонние, но очччень приятные ассоциации. Переглянувшись, они решили еще немного выпить.
Выпили.
Помолчали.
- Я спать пойду, - наконец вздохнул Драко. - Мне вставать завтра рано.
- Иди, - согласился Гарри, испытывая смутное сожаление оттого, что этот странный день уже закончился.
- Иду, – Драко неуверенно встал.
- Подожди, - Гарри неожиданно для самого себя тоже вскочил и, зажмурив глаза, слегка прикоснулся кубами к приоткрытым губам Драко.
- Теперь иди.
Как во сне, Драко кивнул головой и вышел из подвала, даже позабыв обновить защитные заклинания.
- И что теперь? – шепотом спросил он сам себя, ложась спать в кровать, пахнущую чуть горьковатым Поттеровским одеколоном.
Вот только ответить было некому.




Глава 7.

Утром у Драко страшно болела голова.
Он с огромным трудом собрался с силами и спустился на кухню.
Неприлично бодрая после целой ночи бдения над книгами Гермиона с жалостью посмотрела на него и протянула стакан свежего апельсинового сока.
- Пей. Ценитель прекрасного.
- Почему – ценитель прекрасного?
- А кому еще может среди ночи картина потребоваться?
- Кому? – ничего не понимая, переспросил Драко.
- Не мне во всяком случае! Ладно, проехали. Сварю тебе кофе, а то ты совсем бледный, -смилостивилась над ним Гермиона.
- Это, наверное, из-за акклиматизации, – вяло отмазался Драко, не желая прослыть хроническим алкоголиком.
- К спиртным напиткам? – уточнила Гермиона, всовывая ему в руки флакон с резко пахнущей жидкостью.
- Что это? – поинтересовался Драко.
- Антипохмельное зелье. Пей, поможет поскорее в себя прийти.
- Вряд ли, - грустно пробормотал Драко, вспоминая вчерашнюю ночь, вино и поцелуй.
Однако после зелья и двух стаканов апельсинового сока со льдом его самочувствие стало значительно лучше.
Так что крепкий черный кофе без сахара (наверное, Гарри нравился именно такой; потому что Гермиона сварила его, даже не спрашивая ) он пил почти с удовольствием.
Более-менее придя в себя, Драко обратил внимание, что неизменная книга в руке у Гермионы была не та, что вчера вечером и поинтересовался:
- Что зубрим сегодня?
Гермиона неодобрительно хмыкнула в ответ на слово «зубрим», но все-таки показала обложку.
- Психоанализ? – удивился Драко.- А на обед у тебя что припасено?
- Геоморфология, - невозмутимо ответила Гермиона.
- А ты когда-нибудь слышала такое слово – специализация? – уточнил Драко.
- Специализация – однобокое развитие сознания, - парировала Гермиона.
- По- твоему, лучше разбрасываться? Хватать куски знаний из разных областей науки? - не унимался Малфой.
- Разнообразие знаний заставляет делать многое и в разных сферах. А это ускоряет эволюцию.
- Лучше быть хорошим специалистом в одной области, чем плохим сразу в нескольких. Вот, например, профессор Снейп не кидается в разный стороны, он профессионал высшего уровня и … - Драко осекся. Понесло же его со Снейпом.
- Снейп, если хочешь знать мое мнение, очень разносторонне образован. Он просто умеет в каждой отрасли находить для себя основное и отбрасывать ненужную шелуху.
- С ума сойти, ты только что похвалила Снейпа! – неподдельно изумился Драко.
- Если ты немного напряжешься и вспомнишь, я всегда считала его специалистом с большой буквы «С». И, кстати, кое в чем беру с него пример.
Драко замолчал, уткнувшись носом в чашку.
Одни сюрпризы с этой троицей.
Надо же – Грейнджер берет пример со Снейпа.
А Поттер с кого – с Волдеморта, что ли???
- Не надо быть поверхностным ни в одной области, которая тебя привлекает, – Гермиона поставила точку в разговоре и встала из-за стола. – Мне пора. Увидимся вечером.
Драко допил кофе и поднялся наверх за очередной порцией оборотного зелья. Затем он заглянул в подвал, наколдовал на столике апельсиновый сок, тосты, сыр и неостывающий кофейник крепкого черного кофе, обновил защиту и аппарировал в Министерство на торжественное заседание.
Во время нудных речей и тошнотворных славословий он обдумывал две вещи.
Первое – похоже, быть Героем не так уж и весело.
Второе – почему он никак не может забыть ощущение теплых губ Поттера.
Поттер ему совсем не нравится.
Ну ведь правда, совсем-совсем…
****
А Гермиона, сидя на лекции, никак не могла сосредоточиться. Ей все время казалось, что Гарри странным образом изменился. У нее складывалось впечатление, что это не совсем Гарри. А если точнее – совсем НЕ Гарри.
****
Предмет всех этих мыслей, опасений и подозрений спокойно сопел, обняв подушку обеими руками и чему-то улыбаясь во сне. Проснулся Гарри ближе к полудню в прекрасном настроении, потянулся, нащупал очки, сел и огляделся по сторонам.
Оставленный на столике завтрак вызвал у него бурное оживление, он за считанные минуты проглотил тосты и сок, налил кофе и откинулся спиной на подушки.
Отпивая тягучую жидкость крохотными глоточками, Гарри задумчиво смотрел на Картину.
Он всегда про себя называл ее именно так - с большой буквы.
Она заворожила его сразу, как только попалась на глаза в крохотном магазинчике.
Он тогда впервые был в отпуске – после окончания Хогвардса, после завершения последней битвы.
Картина странным образом ассоциировалась у него со всей его жизнью. Он сам был как изображенный на ней драккар, изрядно потрепанный бурями и ураганами, побитый и израненный – нет, тело благополучно вылечили лучшие колдомедики Англии, вот с душой дело обстояло похуже. Ей не исцелиться от пары заклинаний.
Наверное, нужно немного больше времени, – сам себе сказал тогда Гарри.
И стал ждать.
Что что, а ждать он научился.





Глава 8.

Малфой вернулся вечером и с порога сразу свернул в подвал.
- Ну, как повеселился? – спросил Гарри. Настроение у него было самое приятное.
Видимо, в отличие от Малфоя.
Потому что тот вместо ответа пробурчал нечто совсем невразумительное и потянулся к бутылке, где еще оставалось немного вина.
- Наверное, нет, - сделал вывод Гарри, с неподдельным интересом глядя, как потомственный аристократ пьет прямо из горлышка, наплевав на правила пристойного поведения.
- Они там все чокнутые. Шизофрения в последней стадии без надежды на регресс! А уж женская часть аудитории вообще вне категорий. Представляешь, подходит ко мне какая-то…ведьма - Драко умудрился произнести это слово так, будто это было ругательство, - и закатывая глаза спрашивает :«Ах, мы с подружками хотим создать Фанклуб Гарри Поттера. Куда нам обратиться? »
- А ты что?
- Я честно ответил, что лучше всего в Клинику Св.Мунго. К психиатру.
- А она?
- А она еще сильнее закатила глаза и говорит «Ой, вы такой остроумный!». Еле от нее вырвался.
- Это с непривычки. Попозже у тебя тоже иммунитет выработается - по себе знаю.
- Что значит – попозже? С меня довольно!
- Ну, пожалуйста, еще один день, что тебе стоит. Сходи сейчас в душ, расслабься. А я тебе потом массаж успокаивающий сделаю.
- Массаж… - Малфой сделал вид, что всерьез раздумывает над предложением.
- Звучит заманчиво.
- И вообще, давай устроим праздник для души, - воодушевился Гарри.
- И для тела, - вдруг добавил Драко.
- Идет, - быстро согласился Гарри, пока Драко не передумал. - Только не пей эту оборотную муть. Как-то странно разговаривать с самим собой.
- А как же Гермиона?
- Что Гермиона? - не понял Гарри.
- Она сейчас живет тут. Решила у тебя пару недель погостить, - объяснил Драко.
- Понятно. И наверняка заняла свою любимую комнату с аквариумом. Слушай, а ты вчера картину принес как раз оттуда. Как тебе это удалось?
- Я попросил, она мне ее вынесла.
- И ничего не заподозрила?
- Нет.
- Не похоже на Гермиону.
- Почему у тебя в доме так много предметов, имеющих отношение к морю? – сменил тему Драко.
Гарри на минуту задумался и пояснил:
- Море - стихия, обладающая каким-то почти магическим секретом, оно притягивает сердце и никогда не отпускает. Но сколько монеток не бросай на прощанье в набегающие волны, повседневность берет свое. Работа и суета редко отпускают на свидание с этим чудом. Поэтому я сперва купил Картину, перекрасил стены и завел аквариум. А уже потом стал отовсюду привозить кусочки моря в дом. Еще попозже начал собирать раковины. Ты ведь видел мою коллекцию на втором этаже? Никогда бы не подумал, что у раковин столько разновидностей. А какие названия! Коническая раковина называется «китайская шляпа», скрученная раковина- «башня». Раковина напоминающая блюдечко –«замочная скважина». У нее на верхушке отверстие, через которое дышит моллюск. А серые раковины с дырочками - « морские ушки».
Гарри спохватился:
- Ладно, иди скорее в душ, пока Гермионы нет.
Драко кивнул и вышел.
***
Драко не спеша принял душ, потом закутался в пушистый халат, преобразовав его из полотенца, и спустился обратно.
- Ложись, - Гарри похлопал рукой по кушетке.
- Зачем? – не понял Драко.
- Как зачем, а массаж? Я от своих обещаний не отказываюсь.
Драко послушно улегся на живот.
- Тебя через халат массажировать? – невинно поинтересовался Гарри.
Драко, не вставая, молча стянул ткань с плеч, закрыл глаза и попытался расслабиться.
Почувствовав на шее пальцы, он слегка поежился.
- У тебя руки холодные.
- Ничего, сейчас согреются, - пообещал Гарри, не отрываясь от своего занятия.

Уже через пятнадцать минут Драко готов был замурлыкать, как кот над миской домашних сливок.
Гарри действительно потрясающе делал массаж. Его пальцы легко порхали по коже, слегка пощипывая, разминая и разглаживая мышцы, снимали усталость и вызывали приятную истому.
- Теперь перевернись на спину, - скомандовал Гарри.
Драко напрягся и замер.
- Ты что? Не собираюсь я на тебя набрасываться. Или ты мне не доверяешь?
- Я себе не доверяю, - еле слышно отозвался Драко и прикусил язык, но уже было поздно.
Гарри потянул его за плечо, заставляя перевернуться.
- Правда? – он заглянул в серые глаза, не доверяя словам и пытаясь увидеть там правдивый ответ.
Драко молча кивнул. Потом, немного помедлив, снял с Гарри очки.
Зеленые глаза распахнулись от восторженного удивления.
И Драко понял, что тонет в этом изумрудном омуте, но ему уже было все равно.

Он трогал, гладил и целовал золотистую от загара кожу, будто пробуя на вкус. И с каждой секундой этот вкус нравился ему все больше и больше.
Оказалось, это очень просто. Надо было только перестать думать и просто чувствовать, как к тебе прикасаются пальцы, а рядом дышит и движется Гарри – уже не враг, еще не друг. И оказалось, можно просто расслабиться и сходить с ума - вместе, потому что именно вместе им так здорово…




Глава 9.

Проснувшись утром, Драко некоторое время просто молча смотрел на спящего Гарри. Что скрывать, зрелище было завораживающим.
Гибкое тело, золотистый пушок между лопатками, острая цепочка позвонков, приоткрытые губы, растрепанная челка и какое-то беззащитное выражение счастья на помолодевшем лице.
Решив не будить Гарри, Драко тихонько выскользнул из-под его руки и направился к выходу.
- Ты куда в такую рань?- послышался недовольный сонный голос, и над подушкой приподнялась лохматая голова.
- Спи, сегодня у тебя последний выходной. Завтра все вернем на свои места. Кесарю - кесарево.
- Спасибо. Только не забудь заклинания на дверь наложить.
- Зачем?
- Не хочу, чтобы сюда кто-нибудь пришел. Кроме тебя, - Гарри зевнул и бухнулся досыпать.
- Ладно, - отозвался Драко и вышел.
***
Поднявшись в поттеровскую комнату, он принял для бодрости контрастный душ, переоделся и нацедил очередную, и, как он надеялся, последнюю порцию мерзкого на вкус пойла. Влив в себя через силу примерно половину, он задумчиво застыл, вспоминая невероятные подробности прошлой ночи.
- Где ты был всю ночь? – послышался от двери требовательный голос Гермионы.
Драко поперхнулся и от неожиданности выронил стакан на пол.
Хорошо, что он успел выпить хоть часть зелья и его собственные черты уже трансформировались в поттеровские.
- У друзей, - ответил он, ногой запихивая осколки стакана, покрытые густой жижей, под
стоявшее рядом кресло.
- У каких? – не унималась Гермиона.
- У своих, – неопределенно уточнил Драко.
Неожиданный допрос нравился ему все меньше и меньше, поэтому он счел за лучшее перевести разговор в другое русло. А чем можно сбить Гермиону с намеченного курса? Правильно.
Изогнувшись, Драко заглянул Гермионе за спину.
Конечно, в ее руках была очередная книга.
- Логический практикум? Опять до утра читала? – утрированно удивился Драко.
- Почти, - не обманула его ожиданий Гермиона. – Тут столько занятных задачек. Хочешь, парочку загадаю?
- Нет, мне некогда, в Министерстве ждут. Сегодня у них какой-то форум, – ответил Драко.
- Раз ждут, тогда иди, конечно, - мило улыбнулась Гермиона, демонстрируя тридцать два великолепных зуба, предмет законной гордости родителей стоматологов. – Я попозже пойду, у меня с утра нет занятий.
- Фу, пронесло, - Драко с облегчением перевел дух.
Все-таки ее оказалось довольно легко сбить с толку.
А вечером они с Гарри потихоньку вернут все на свои места.
То есть, почти на свои.
Кое-что обратно уже не вернешь.
Да и не хочется, если честно.
***
Драко плохо знал Гермиону, если не сказать, что не знал вовсе.
Такая резкая смена темы не могла ее не насторожить. Вкупе со странными ощущениями двух предшествующих дней, ранее классифицированными девушкой как начальное состояние параноидального психоза, неутешительные выводы напрашивались сами собой.
Подождав пока за «Гарри» закроется входная дверь, Гермиона села на диван и принюхалась. Определенно, этот тошнотворный запах ей был знаком. Положившись на свое обоняние, она уже через минуту нашла его источник.
Все чудесатее и чудесатее, – всплыли в памяти строки из ее любимой детской книги.
Под креслом обнаружились осколки, густо покрытые каким-то зельем.
Проведя несложный органолептический анализ, Гермиона классифицировала зелье как оборотное.

В связи с этим у нее возник ряд вопросов.

Первый. Зачем Гарри понадобилось оборотное зелье? Может, он решил над кем-нибудь подшутить? Или, что более вероятно, опять по уши вляпался во внеочередное спасение мира от Страшного Зла?
Если решил пошутить, то ладно.
А если вляпался, ему понадобиться помощь.
Тут Штатная Подруга Героя расправила плечи и со стыдом поймала себя на мысли, что ей больше импонирует второе предположение. Все-таки семь лет, проведенные на передовой в компании Гарри и Рона, давали о себе знать, а в нынешней студенческой жизни явно не хватало ставших привычными, как ежегодные экзамены, авантюр и приключений.

Второй. Если Гарри во что-то такое вляпался, может, поэтому он так странно себя ведет последние два дня?
Хотя нет, такое объяснение притянуто за уши.

Для того, чтобы полностью проанализировать ситуацию и прийти к окончательному выводу, ей не хватало исходных данных.
- Придется провести небольшую уборку, вернее разведку, слегка замаскированную под уборку, - решила Гермиона.
Начала она со второго этажа, при этом усиленно убеждая себя, что это не обыск, а как бы…. дружеская попытка навести порядок.
На втором этаже ничего подозрительного не обнаружилось. Пришлось продолжить уборкоразведку ( точнее, разведкоуборку ) на первом.
Еще через полчаса она задумчиво сидела на кухне, разложив перед собой второй комплект осколков, покрытый, как и первые, остатками оборотного зелья. Только засохшими.

Гермиона мысленно прокрутила в голове события последних дней с самого начала.
Она постучала в дверь, вошла и поздоровалась.
Гарри выглядел ошарашенным, будто его за чем-то застукали.
Он не обрадовался ей и отскочил за диван.
При этом у него из рук что-то упало и разбилось.
Все эти дни Гарри нестандартно реагировал на самые простые ситуации.
Напрашивался неутешительный вывод.
Это НЕ Гарри.
Отсюда неизбежно вытекал третий вопрос.
А где тогда Гарри?
***
Гермиона еще немного посидела и вспомнила, что вчера псевдо-Гарри говорил о подвале.
Что у трезвого на уме, у пьяного на языке. Чем черт не шутит, лучше проверить все возможные идеи независимо от того, насколько бредовыми они кажутся на первый взгляд.
Подвал нашелся сразу.
В подтверждение ее гипотезы на двери было наложено солидное количество заклинаний, причем на самом высоком уровне. Гермионе пришлось немало повозиться, взламывая их одно за другим. Наконец, путь в подвал был свободен.
Полминуты ушло на размышления, как туда лучше войти – ворваться с палочкой наперевес, или незаметно вползти по-пластунски. Победило первое – все-таки Гермиона очень сильно волновалась за Гарри.

Набрав в грудь побольше воздуха и вцепившись в палочку так, что побелели пальцы, девушка рывком распахнула дверь и влетела в полутемное помещение, тут же предусмотрительно прижавшись к стене спиной (сказывался периодический просмотр фильмов про бесстрашных полицейских и неподкупных секретных агентов).
Вот только в фильмах ничего не говорилось, как должен реагировать Бетмен-007 в ответ на недовольное ворчание спасаемого с риском для собственной жизни узника:
- Драко, имей совесть, ты мне сегодня ночью ни на минуту глаз сомкнуть не давал, хоть днем дай отоспаться!
- Гарри?! – остолбеневшая Гермиона никак не могла поверить глазам своим, что уж говорить про уши.
- А, это ты, - Гарри нехотя вынырнул из-под теплого одеяла и надел очки. - Говорил же я ему, нельзя тебя недооценивать.
- Недооценивать, - тупо повторила Гермиона.
- Ладно, сними с меня эту штуку, раз пришла, – Гарри мотнул головой на цепь, которая по-прежнему обвивала его лодыжку.
Не то, чтобы Драко оставил его прикованным специально, просто ночью им было не до того, а утром про оковы как-то даже не вспомнилось.

- Что ты здесь делаешь? – спросила Гермиона, пытаясь хоть немного прийти в себя.
У нее возникло чувство неловкости, будто она вторглась в чью-то личную жизнь.
К тому же ей приходилось старательно отгонять вполне очевидные факты - в личную жизнь лучшего друга и злейшего школьного врага.

Тем временем Гарри оделся и со вздохом предложил:
- Пошли на кухню, мне кофе хочется. Драко сегодня забыл оставить завтрак.
- Сегодня? – переспросила ничего не понявшая Гермиона.
- Ну да. Вчера оставил, а сегодня нет, - как само собой разумеющееся, пояснил Гарри, направляясь к выходу из подвала.
Гермиона в полной прострации проследовала за ним.

Она стоически молчала, пока Гарри сооружал себе совершенно невероятных размеров бутерброд с сыром и ветчиной.
Она даже умудрилась не произнести ни слова, пока он ел.
Она изо всех сжимала губы, пока Гарри не спеша пил две чашки крепчайшего кофе.
Но рано или поздно всему приходит конец, и ее терпение не стало исключением из правил.

- Хватит, - окончательно выходя из себя, она выдернула турку из рук Гарри, который как раз раздумывал, не сварить ли себе еще кофе. - Изволь немедленно объяснить, что тут происходит?
- Тебе покороче, или со всеми подробностями? – уточнил Гарри, провожая турку печальным взглядом.
- От подробностей лучше воздержись, я к ним пока морально не готова.
- Ну, если в общих чертах, тогда… - Гарри не успел закончить, поскольку с легким хлопком в кухне собственной персоной материализовался главный виновник
последних событий.
При этом выглядел он самим собой - Драко Малфоем - за исключением разбитой губы,
рассеченной брови, порванной на рукаве мантии и стремительно заплывающего глаза.

Гарри и Гермиона недоуменно уставились на него, ожидая объяснений.
Вместо объяснений Драко облегченно выдохнул:
- Слава Мерлину, вы оба на месте. Быстро собирайтесь, здесь с минуты на минуту появятся авроры. Дом совсем без защиты, в нем не укроешься. Аппарируем в Малфой-Мэнор, пусть попробуют туда сунуться.
- Объясни толком, что случилось? – потребовал Гарри.
- Я все объясню, когда мы окажемся в относительной безопасности, - Драко протянул ему волшебную палочку.
- Ты ему веришь?- требовательно спросила Гермиона, переводя взгляд с Малфоя на Гарри.
- Да, - ответил тот, не колеблясь ни секунды.
В связи с чем тут же заработал язвительный комментарий слизеринца:
- Мерлин, когда ты отучишься от этой дурацкой привычки!
- И правда, когда? – обрел неожиданную поддержку в лице Гермионы Драко.
Гарри обиженно посмотрел сначала на верную подругу, затем на недавнего врага.
- Потом у тебя будет время высказать свое «фе», - поторопил их Драко.
И все трое аппарировали.




Глава 10.

Оказавшись на своей территории, Малфой сразу же неуловимо изменился.
А может, на него так подействовали непонятные события, произошедшие за последние несколько часов.
Во всяком случае, долго гадать Гарри с Гермионой не пришлось.
Драко провел их в библиотеку.
- Я на некоторое время вас покину. Мне надо хоть немного привести себя в порядок, - сказал он, выходя из библиотеки.
- Тебе помочь? – крикнула вслед Гермиона, поразив тем самым не только Гарри, но и себя.
- Сам справлюсь, всего-то пара синяков и царапин, - сам Драко, казалось, ничуть не удивился предложенной помощи.
Гермиона повернулась к Гарри, ожидая насмешек на тему неуместной заботы, но Гарри благоразумно промолчал.

Через десять минут Малфой вернулся. Он снял разодранную мантию и переоделся в брюки и светлую рубашку с длинными рукавами. На его лице почти не осталось следов драки, только небольшая царапина в уголке губ.
- То, что я расскажу, звучит невероятно. Но, - Драко перевел хмурый взгляд на Гарри, - это все так и было.
- Я тебе верю, - серьезно кивнул Гарри.
- А я вот, не обижайся, нет! – отрезала Гермиона.
- Все равно придется, – устало отозвался Драко. - Фаджа убили сегодня в перерыве между форумом и чем-то там еще.
- Кто убил?
- Не знаю. Убийца пожелал остаться неизвестным. Только это еще цветочки. А теперь о ягодках…
***
- Какие будут версии? – осведомился Драко, предварительно дав пятнадцатиминутную паузу на переваривание информации.
- Пока никаких, - отозвалась Гермиона. - Все это слишком невероятно.
- Хорошо. Расходимся спать, может, утром к чему-то придем, – кивнул Драко. - Защита вокруг поместья достаточно надежная, даже если наше перемещение сюда отследили, до утра нас не тронут. Гермиона, здесь нет аквариумов, но есть Голубая спальня, надеюсь, тебе в ней будет удобно. Эльфы тебя проводят. Гарри, все остальные комнаты на втором этаже свободны, можешь выбирать любую. С вашего позволения, у меня еще кое-какие дела.
С этими словами Драко вышел из библиотеки.
Гарри и Гермиона остались одни.
- Теперь я готова выслушать тебя, – сказала Гермиона.
- Давай завтра обо всем поговорим, – попросил Гарри. - У меня голова кругом идет.
- Ладно, тогда лично я иду спать.
- Спокойной ночи, - пожелал ей вслед Гарри.
Самому ему спать ни капельки не хотелось, и он решил осмотреть Малфой-Мэнор. Вряд ли еще когда-нибудь выпадет возможность беспрепятственно побродить по малфоевскому дому. К тому же, ему очень хотелось найти Драко, хотя признаваться в этом он не собирался даже самому себе.
****
Малфой нашелся через час в ванной комнате, размерами смахивающей на Большой Зал в Хогвардсе.
Из воды виднелась только голова, расслабленно откинутая на специально устроенный подголовник.
Гарри присел на борт огромной мраморной ванны и потрогал пальцем душистую пену.
- Я тебя везде искал.
- Мне стало не по себе, решил немного расслабиться.
- Ну и как? Теперь тебе легче?
- Легче, - снимая с Гарри очки, ответил Драко. - Теперь совсем легко. - И слегка потянул его за руку.
Гарри не удержал равновесие и съехал в воду.
- Ну вот, - притворно огорчился он. – Теперь я весь мокрый. Придется одежду снимать.
- Конечно, придется, - лукаво отозвался Драко, - У меня есть одна идея….
И он провел намыленными пальцами влажную дорожку вниз по шее Гарри.
- У тебя всегда такие хорошие идеи? – враз охрипнув, выдавил тот.
- Иногда….
****
Попозже они перебрались из ванной в библиотеку и лениво устроились на пушистом ковре перед камином в компании с покрытой пылью бутылкой коньяка двадцатилетней выдержки, которую Драко извлек из фамильных подвалов.
- Почему ты думаешь, что все было подстроено заранее? – спросил Гарри.
- Потому, что все произошло чересчур внезапно, но при этом было слишком логично. В реальной жизни так не бывает. И потом, это был НЕ Снейп, поверь мне, я слишком хорошо его знаю.
- Насколько хорошо? – ревниво уточнил Гарри.
- Именно настолько, насколько ты только что подумал, - невозмутимо ответил Драко.
- Тааак, - протянул Гарри.
- Это еще в Хогвардсе было, на последнем курсе,- снизошел до объяснения Драко.
- Вот оно что, - Гарри нахмурился.
- Что – вот?
- Вот она, справедливость во всей красе. Мне, значит, на последнем курсе от тебя только мелкие пакости доставались, а Снейпу - твои порочные поцелуи? – притворно возмутился Гарри.
- Возражение по обоим пунктам, - поднял палец Драко. – Во-первых, тебе доставались ВСЕ мои пакости, мелкие, средние и крупные. Во-вторых, мои поцелуи вовсе НЕ порочные.
- А ты откуда знаешь, сам с собой, что ли, целовался?
- Напоминаю - это технически невозможно.
- Ну почему же невозможно. Я знаю одно зелье… - хитро сощурился Гарри.
- Даже не мечтай, я ни за что на это не соглашусь, - на всякий случай тут же предупредил Драко.
- Жаль, такая великолепная идея пропала, – вздохнул Гарри.
Какое-то время они молча сидели, медленно смакуя коньяк. Маслянистая жидкость легко скользила по небу, слегка обжигала горло и расцветала огоньком где-то глубоко в желудке.
Гарри не отрываясь, смотрел на огонь в камине. Узкие язычки пламени причудливо плясали, освещая одну половину его лица и оставляя вторую в тени.

Небес прекрасное созданье,
Мой светлый Ангел, мой Герой,
Дитя святого мирозданья,
Еще намучаюсь с тобой… -

вдруг тихонько сказал Драко и протянул руку, откидывая со лба Гарри непокорную черную прядь.
- Что это? – заворожено спросил Гарри.
- Стихи, - улыбнулся Драко.
- Еще, - попросил Гарри, пододвигаясь поближе и растягиваясь во весь рост на ковре.

- Людям свойственно много мечтать,
Их мечты воплощаются в были…
Я хочу научиться летать,
Я прошу, подарите мне крылья…

- Постой, мне кажется, что это маггловские стихи, - ошеломленно сказал Гарри. – Я их где-то раньше уже слышал.
- Какая разница, чьи, главное – какие, – снисходительно пояснил Драко, притягивая его к себе.
- Может, до спальни дойдем, - лукаво улыбнулся Гарри. - Не то, чтобы я настаивал, но хоть разок, для разнообразия.
- Поттер, подвал, ванная, ковер у камина – и тебе мало разнообразия? – притворно ужаснулся Малфой. - Ты сексуальный маньяк?
- Не смей называть меня Поттер, – ловко увильнул от ответа Гарри.
- Гарри… - послушно выдохнул Драко в подставленные для поцелуя губы…



Глава 11.

Они таки и не добрались до спальни и уснули прямо на ковре возле камина.
Драко только наколдовал одеяло и пару подушек.
Утром их разбудил непонятный грохот.
Приподняв голову над подушкой, Гарри увидел Гермиону. Она стояла на самом верху приставной лестницы и пыталась удержать в руках несколько книг, по толщине не уступавших библии. Еще штук пять не менее солидных фолиантов валялось на полу.
Заметив, что Гарри проснулся, Гермиона замотала головой:
- Спи, я мешать не буду. Только книги посмотрю, тут такая шикарная библиотека.
- Что случилось? – сонно спросил Драко, поглубже зарываясь носом в одеяло.
- Ничего страшного, спи. Гермиона просто … - Гарри не успел закончить фразу.
- Гермиона?! - Драко в шоке поднял голову с подушки. – Здесь?!
- А где же ей еще быть? – удивился Гарри. – В библиотеке самое место. Я, кстати, тебе предлагал плавно переместиться в спальню.
- Мальчики, я тихонько, вам мешать не буду, – громким шепотом сообщила Гермиона.
В ответ на остекленевший взгляд Драко, впавшего почти в полную прострацию, Гарри только пожал плечами.
- Это же Гермиона. А это Библиотека. Здесь столько книг, я даже удивлен, что она нас вообще заметила.
- А, - протянул Драко, немного приходя в себя.
***
Во время завтрака Драко и Гермиона изо всех сил старались не встречаться глазами, чтобы ненароком не покраснеть.
Одного Гарри смутить было трудно – возможно, сказывались детство, богатое унижениями, и юность, не менее, а может и более, богатая приключениями. Он с завидным аппетитом уплетал за обе щеки все, что попадалось ему под руку.
- Смотри, лопнешь, - нарушила молчание Гермиона. Сама она вяло ковыряла омлет со спаржей.
- Неа, в меня знаешь, сколько влезает! Особенно после… - тут Гарри очень кстати вспомнил о существовании правил приличия и прикусил язык.
Наступило неловкое молчание, которое спустя минуту было прервано появлением ушастого домашнего эльфа.
- Мистер Драко, к вам пришел мистер Рональд Уизли. Он требует, чтобы его немедленно впустили, в противном случает грозит разнести ворота.
- Только Уизли здесь не хватало, - Драко отложил в сторону вилку, намереваясь выйти из-за стола и разобраться с непрошенным гостем, но поймал умоляющий взгляд Гарри и неохотно сказал: – Веди его сюда.
Еще через минуту в столовую ворвался Рон, с порога налетая на Драко.
- Малфой, что ты с ним сделал? Я тебя зарою, если немедленно не расскажешь, где он!
- Во-первых, доброе утро, – невозмутимо прервала Рона Гермиона. – А во-вторых, нельзя ли сформулировать вопросы немного точнее?
Замерев на месте, Уизли заметил накрытый к завтраку стол.
- Привет, - поздоровался Гарри так, будто трапеза в компании Малфоя нечто само собой разумеющееся.
- Ты жив? - Рон пребывал в полной прострации.
- А должен был умереть?
- Ты утренние газеты видел?
- Нет, а что там может быть интересного?
Вместо ответа Рон протянул Гермионе «Ежедневный Пророк» и еще несколько газет.
Гермиона развернула «Пророк» и хмыкнула:
- Про убийство Министра Фаджа мы уже знаем.
-Ты дальше читай, - Рон в изнеможении рухнул на ближайший стул.
- Ух ты, слушайте:

«Вчера днем во время проведения форума, посвященного… ля-ля-ля, пропускаем… исчез тот, чье имя вот уже много лет известно всему колдовскому миру. Министерство привлекло к его поиску лучших авроров Европы. Был ли Народный Герой убит как случайный ненужный свидетель или все гораздо серьезнее? Некоторые работники Министерства, чьи имена по вполне понятным причинам не разглашаются, выдвигают иную версию. Так, например, один из чиновников Французского Министерства Магии свидетельствует о странном поведении Гарри Поттера в последние несколько недель, выражая озабоченность состоянием его душевного здоровья. Жертва или Сумасшедший?
Кто ответит? Ситуация осложняется еще и тем фактом, что на месте преступления была найдена волшебная палочка, принадлежащая мистеру Малфою - младшему. Следствие пока не располагает более конкретной информацией о его участии в кровавых и странных событиях вчерашнего дня.
В любом случае, за информацию о местонахождении мистера Поттера или же любую помощь, оказанную аврорам, назначено вознаграждение. »

- И почем у нас нынче Народные Герои? – нарушил тишину Драко, растягивая по давней привычке слова.
- Сейчас не подходящее время для шуток, – недовольно заметила Гермиона.
- Грейнджер, для шуток всегда подходящее время.
- Не смей называть меня Грейнджер, – возмутилась Гермиона. - Забыл, кто с тобой нянчился после перепоя!
- А меня не смей называть Поттером, – на всякий случай вклинился Гарри.- Забыл, кто тебе массаж делал?
- Я что-то пропустил? – Рон переводил ошарашенный взгляд с одного на другую. - У вас тут что, проходит неделя ухода за Малфоем? – уже почти закричал он.
- Как раз наоборот, - возразил Гарри. – Не у нас, а…
- Еще одно слово из этого адреса и я… - зашипел Драко.
- Что ты? Опять прикуешь цепью к трубе, и будешь запихивать своей мерзкой кашей? – сощурился Гарри. – Я уже боюсь.
- Мальчики, хватит, – топнула ногой Гермиона. – Выяснять отношения будете потом. Сейчас надо решить, что нам делать дальше. Слушаете, что в газетах еще написали.

«Невольным свидетелем вчерашних трагических событий стал мистер Г.Дж.Бейли. Вот что он рассказал аврорам.
«Как обычно, я прогуливался по Тайм-Сквер, когда из дома на углу Черч-стрит донеслись странные звуки. Я от природы человек любопытный, поэтому подошел посмотреть, что там происходит. Но окно сильно запотело, и я ничего не увидел. Я уже хотел уйти, как дверь дома распахнулась, и оттуда выскочили два человека. Одного я рассмотрел достаточно хорошо, это был мистер Северус Снейп, лицо второго было в тени. По силуэту он был похож на мистера Гарри Поттера, хотя я не могу точно утверждать, что это был именно он. Мужчины почти бегом скрылись в соседнем переулке, а я снова подошел к окнам первого этажа. Как я уже говорил, окно запотело, но я протер небольшое отверстие и увидел в комнате на полу неподвижное тело. Я сначала очень испугался, а потом вызвал полицию.»
Так, далее идет комментарий авроров:
«Мистер Г.Дж.Бейли сквиб, но живет среди магов со своей престарелой матерью-колдуньей. Соседи о нем отзываются хорошо. У нас нет причин подвергать его слова сомнениям»
Гермиона замолчала.
В этот момент в столовой опять появился тот же домашний эльф.
- Мастер Малфой, у ворот авроры. Они требуют, чтобы их впустили и показывают какой-то орден.
- Ордер, - машинально поправил Драко и распорядился: - усильте защиту. Смотрите, чтобы ни одна душа сюда не просочилась, пока я не разрешу.
Эльф низко поклонился и стремглав понесся исполнять приказание.
- Долго мы все равно здесь не продержимся. Разумнее всего переместиться в укромное место, пока что-нибудь прояснится, – после минутного раздумья высказал свое мнение Малфой.
- Лично я отказываюсь прятаться, - решительно заявил Гарри.- Отсутствующие всегда не правы.
- Зато им уцелеть легче, - многозначительно возразил Драко.
- Я согласен с Малфоем, – поддержал его Рон.
- В общем, чем позже нас найдут, тем лучше, – подвела итог Гермиона.
- Для нас? – на всякий случай уточнил Гарри.
- Для них тоже, – ответил Малфой, нехорошо улыбаясь.
- Перемещение с помощью магии исключается, иначе нас быстро обнаружат, – сказала Гермиона.
- У вас есть возможность на время укрыться среди маглов? – вопрос Драко был адресован Гарри и Гермионе.
Гарри сразу же покачал головой, а Гермиона прикусила губу и на минуту задумалась.
- Предлагаю в качестве временного убежища свой дом. Поживете пока у нас с Ливией, а дальше посмотрим.
- Ливия - это кто? – спросил Драко.
- Моя подруга, мы с ней купили небольшой домик на двоих. Правда, в настоящий момент мы вроде как в ссоре, но ничего, придется помириться.
- Она маггла? – уточнил Малфой
- Да. Про существование магов она не знает, и надеюсь, не узнает. И еще. Не советую ее задирать. Ливия девушка решительная, в обиду себя никому не даст.
- Остается один вопрос. Как мы доберемся до твоего дома? Если я правильно понял, твой дом оцеплен аврорами,- заметил Гарри.
- На этот счет не волнуйтесь, я выведу вас так, что никто не заметит. Из дома есть потайной выход, ведущий к конюшням, верхом на лошадях мы очень быстро доберемся до Заброшенного леса. За лесом недалеко есть небольшая маггловская деревушка, – пояснил Драко.
- Оттуда я могу связаться с Ливией, – продолжила Гермиона.
- В общем, не будем искушать судьбу. Быстрее собирайтесь, – сказал Драко
- А собирать почти и нечего, - отозвалась Гермиона. - Мы от Гарри убегали в страшной спешке. Не знаю, как у кого, у меня - одна сумка и все.
- У меня ни одной, - Гарри перевел взгляд на Рона.
- Я вообще только с утренними газетами сюда аппарировал.
- Значит, выступаем сразу же, - кивнул Драко, аккуратно складывая белоснежную салфетку с вышитой в углу затейливой монограммой. – Все за мной.





Глава 12.

Потайной ход, ведущий к конюшням, не использовался хозяевами Малфой-Мэнор как минимум лет сто. Узкий извилистый туннель был завешан паутиной, а выход из него оплетали колючие заросли кустарника, покрытого высохшими белыми цветами.
Особенно досталось Рону.
Мало того, что по дороге он нервно вздрагивал каждый раз, когда липкая паутина касалась его лица; противный кустарник ни с того ни с сего проникся к нему нежной любовью и никак не хотел отпускать.
Когда Рон продрался наружу, вид у него был такой, будто на него напала стая диких котов.
Гермиона подняла было палочку, чтобы оказать другу первую медицинскую помощь, но Малфой ее предостерег:
- У авроров могут быть детекторы, способные засечь даже самую минимальную вспышку магии.
Гермиона кивнула и сочувственно покосилась на расцарапанного друга. Оставшийся до конюшни путь проделали молча.
****
Конюшня представляла собой невысокое одноэтажное здание с красной черепичной крышей и поражала чистотой. В стойлах хрумали овес пять белоснежных лошадей и два жеребенка – один почти черный, другой темно-коричневый.
- Какие хорошенькие,- тут же потянулась погладить малышей Гермиона. – А почему лошади белые, а жеребята темные?
- Это лошади Камарга. Они рождаются почти черными, а по мере взросления постепенно светлеют до чисто-белой масти, – объяснил Драко, снимая со стены одно за другим несколько седел.
- Камарга? – тут же заинтересовалась Гермиона, которую даже конец света вряд ли мог заставить позабыть о возможности узнать что-то новое. - Я про них никогда не слышала.
- Их разводят на юге Франции, в заповеднике Камарг, отсюда и название. В заповеднике эти лошади живут на воле, среди болот и пустошей, поэтому они очень выносливые, хотя и полудикие. Выездке поддаются, но их чертовски трудно приучить к седлу, – поясняя это, Драко быстро оседлал и вывел из конюшни четырех лошадей.
Гарри, Рон и Гермиона вышли вслед за ним.
- На Хоуке поскачу я, Гермионе достанется Лайт, а вы, - Драко повернулся к парням, – выбирайте сами. Ваших коней зовут Стикс и Локи.
- Мне вот этого, - Гарри ткнул пальцем в понравившегося скакуна.
- А мне, как обычно, что осталось, - проворчал Рон, неохотно протягивая руку к плетеной уздечке.
Однако конь не торопился признавать его хозяином, пусть даже временным, и резво отскочил в сторону.
- Я на ней не поеду, – категорично заявил Рон.
- Не на ней, а на нем, - насмешливо поправил Драко, одним махом взлетая на спину белогривого красавца, приплясывающего в предвкушении возможности размяться.
- Пусть на нем, я все равно не поеду, - продолжал упорствовать Рон.
- Не глупи, Рон. Это не сложнее, чем на тестралах, - пропыхтела Гермиона, вскарабкиваясь на свою кобылку, по виду довольно смирную. – Тут даже подставки под ноги есть.
- Стремена, - подчеркнуто нейтральным голосом поправил Драко и, не удержавшись, заинтересованно переспросил:
- А когда вы на тестралах катались?
- На пятом курсе. Нам понадобилось срочно попасть в Министерство, а под руку подвернулись тестралы, - отмахнулся Гарри.
- А метлы вам под руку не подвернулись? – удивился Драко.
- Метлы подвернулись под руку Умбридж, - снизошел до объяснений Рон и тут же в панике отпрыгнул от своего коня на безопасное расстояние.
- Малфой, он мордой странно дергает! Ты подсунул мне припадочную лошадь, она того и гляди, в конвульсиях начнет биться.
- Не глупи, Стикс всего-навсего отгоняет слепней.
- Прекрасно, - с горечью произнес Рон. - Мне чудом удалось спасти несколько граммов крови от твоих проклятых колючек, а теперь последние капли будут высосаны из меня слепнями.
- Я думал, ты любишь любую живность, - прищурился Драко, - в Хогвартсе вы постоянно торчали у Хагрида.
- Ага, люблю! Только предпочитаю делать это на безопасном расстоянии. Встреча с Арагогом едва не стала последней в моей жизни.
- Кто такой Арагог?
- Питомец Хагрида, мерзкий паук размером с Тауэр, - пояснил Гарри. - Мы пытались у него кое-что выяснить, а он пытался нас съесть. Это на втором курсе было.
- Интересную вы жизнь вели. Я даже засомневался, в одном ли месте мы учились, - в раздумье заметил Драко. - Пауки, тестралы, - он покосился на Гермиону и, цитируя, добавил: - И Волдеморт опять таки впридачу…
Гермиона фыркнула:
- Я ведь не знала, с кем разговариваю на самом деле. Как еще ты промолчал, когда я про тебя заговорила?
- С трудом, - усмехнулся Драко. – Хотя было интересно узнать твое мнение обо мне.
- Может, все-таки уже двинемся? – вклинился в разговор Рон.
- Постарайтесь не сильно отставать, – Драко пришпорил своего скакуна и пустил его в галоп.
- Постарайся не сильно гнать, – ворчливо отозвался Рон, устремляясь следом.
- А ты чего стоишь? – поторопила Гермиона Гарри.
- Кентавр… - проговорил Гарри, глядя, как Драко скачет, почти сливаясь с конем воедино.
- Очнись, - одернула его Гермиона. – Давай за ним, – она пришпорила свою лошадь.
- За ним, - эхом отозвался Гарри.
***
Через два часа скачки все, кроме Малфоя, были измучены до предела. Наконец он остановился возле лесной опушки, остальные беглецы с нескрываемым облегчением последовали его примеру.
- Дальше верхом не проехать, – сказал Драко. – Спешиваемся и идем пешком.
- А лошади как же? – спросила Гермиона, с трудом сползая с седла и пытаясь немного размять затекшие ноги.
- Они прекрасно обучены, вернуться в конюшню сами. Потом эльфы обо всем позаботятся.
- А мы куда? – спросил Гарри.
- Мы пройдем по самому краю леса, пересечем ущелье и выйдем к небольшой деревушке, о которой я говорил. Там Гермиона попытается связаться со своей подругой, – пояснил Драко.
Он легонько дунул своему жеребцу в морду и что-то приказал по-французски.
Жеребец всхрапнул и затрусил в сторону конюшни. Остальные лошади неспешной рысью потянулись за ним.
- Пошли, - Малфой повернулся к остальным. – К вечеру мы должны дойти до спуска в Змеиное Ущелье.
- В какое – в Змеиное? – вздрогнув, как от холода, переспросил Рон.
- Змеиное, - кивнул Драко, направляясь к опушке леса.
Остальные переглянулись и двинулись следом.



Глава 13.

- Я больше не могу, - спустя несколько часов выдохнула Гермиона, в полном изнеможении падая на пожухлую траву.
Рон моментально рухнул рядом с ней.
Гарри оглянулся на Драко, ожидая возражения, но их не последовало.
- Неплохой марш бросок,- заметил он и тоже сел.
- Не плохой и не хороший, - проворчал Драко. – Ладно, на сегодня все. Привал.
- Надо костер развести, - немного отдышавшись, заметила Гермиона.
- Как? – осведомился Драко. – Палочками пользоваться нельзя, сразу же засекут вспышку магии - и привет.
- Может, у кого-нибудь есть зажигалка? - почти жалобно спросила девушка. Не дождавшись ответа, она со вздохом продолжила: - Я читала, что раньше огонь трением добывали.
Драко на минуту задумался.
- Можно попробовать.
- Вот и попробуй, - хмыкнул Рон. – Ты же у нас самый..
- Рон, перестань, мы все сейчас в одной лодке, – голос Гарри звучал устало, но твердо.
- А из-за кого мы здесь? Из-за него.
- Не глупи. Если бы не Драко, Гарри сейчас сидел в Азкабане. Это в лучшем случае. Его
вообще могли убить как ненужного свидетеля, – вступилась Гермиона.
- Или как козла отпущения, - задумчиво предположил Драко.
Рон открыл рот, собираясь сказать что-нибудь мерзкое насчет лезших не в свое дело хорьков.
- Я есть хочу, - быстро сменила тему Гермиона.
- Давай хотеть вместе, - попытался пошутить Гарри.
Рон уныло вывернул карманы куртки.
- Вот, у меня есть пакет всевкусных орешков.
- Не густо, - вздохнул Гарри.
- Подождите, у меня в сумке может что-нибудь заваляться. Ливия постоянно сует в нее всякую вкусную, с ее точки зрения, всячину, мотивируя это заботой о моем здоровье, - Гермиона решительно вытряхнула содержимое сумки на траву.
- Да тут целый склад! – обрадовался Гарри. – Четыре сникерса, пакет арахиса и чипсы. Твоя Ливия просто сокровище.
- Это все едят? – с опаской спросил Рон, глядя на незнакомые упаковки.
- Конечно, едят, – засмеялась Гермиона, протягивая ему один батончик и срывая яркую обертку с другого.
Они с Гарри переглянулись, хором сказали: «Сникерсни в своем формате!» и расхохотались.
- Это такой слоган, - пояснил Гарри в ответ на молча поднятую бровь Малфоя.
- Заодно поясни, что такое слоган, тут не все такие умные, как Гермиона, - встрял Рон.
- Слоган - нечто вроде девиза, - послушно объяснил Гарри и протянул оставшийся «Сникерс» Драко.
- Попробуй, тебе должно понравиться.
Драко молча взял батончик и так же молча начал есть.
- Эй, - Гарри легонько толкнул его в плечо. - Ты чего совсем скис?
- Я не скис. Я думаю. Мне кажется, в той статье из «Пророка» было что-то неправильное. Только никак не уловлю, что именно.
- Спички! – торжественно объявила Гермиона, завершив потрошить сумку. – И сигареты.
- Ты куришь? – удивился Рон.
- Иногда. Кто возьмет на себя роль Прометея?
- Кого?
- Прометей древнегреческий герой, подаривший людям огонь, - машинально пояснил Драко. И добавил в ответ на удивленные взгляды, словно цитируя: – Разнообразие знаний ускоряет эволюцию.
Гермиона только хмыкнула.
*****
Чем сильнее в лесу темнело, тем ближе все пододвигались к костру.
Гермиона снова полезла в сумку и извлекла потрепанную книгу.
- И здесь она за свое, – закатил глаза Рон. – Будешь так усердно заниматься, не доживешь до старости.
- От знаний еще никто не умирал, – парировала Гермиона.
- Но рисковать не стоит, – фыркнул Рон.
- Глаза испортишь, - Гарри отобрал у подруги учебник и убрал обратно в сумку. – Лучше посиди, на природу полюбуйся.
Гермиона не была бы Гермионой, не найди она даже в лесу тему для научной дискуссии.
Помолчав не более пяти минут, она задумчиво сказала:
- Не могу. Я прекрасно умею наблюдать в условиях лаборатории, но разучилась любоваться природой просто так, без научной цели.
- У тебя просто не хватает на это времени, – попытался утешить подругу Гарри.
- А природа тоже ставит опыты, каждое ее движение своеобразный опыт, - грустно продолжала Гермиона, не обращая на слова Гарри никакого внимания.
- Может, не будешь затевать научные дискуссии посреди леса? - перебил Рон.
- А что, лучше молча сидеть и слушать жуткие звуки и шорохи со всех сторон? – Гермиона поежилась. - Так и представляю себе какую-нибудь кровожадную зверюгу с трехдюймовыми клыками, которая вот-вот кинется на меня из-за ближайшего дерева.
- У тебя слишком живое воображение. С уклоном в паранойю, – пошутил Гарри.
- Загадай пару задачек из вчерашней книги, – предложил Малфой. – Для
релаксации всех присутствующих.
- Малфой, какие ты умные слова знаешь, - не удержался от колкостей Рон. - В книжке вычитал?
- Тебе тоже не мешало читать. Хотя бы время от времени.
- Знаешь, что мне по-настоящему нужно? – обозлился Рон.
- Смирительная рубашка? – подчеркнуто растягивая слова, предположил Малфой.
- Пожалуйста, не ссорьтесь, - попросила Гермиона. – Лучше попробуйте разгадать логическую задачу.
Инспектор Торн был невысоким, в отличие от своих помощников, один из которых –Джонс - вымахал на целых шесть футов пять дюймов. Однажды все трое гнались за преступником. Следы привели их к окну глубокого подвала. Укрепив веревку, сыщики спустились вниз, в следующее мгновение кто-то ловко выдернул веревку из окна. Сыщики стали соображать, как им выбраться из подвала, и решили соорудить живую пирамиду, встав один другому на плечи. Торна, как самого легкого, поставили сверху. Но как он ни тянулся, до края окна достать не смог. Вдруг он сказал: « Эврика!» Что он мог предложить?
Все задумались.
- Подпрыгнуть? - предположил Рон.
- Позвать на помощь? – высказался Гарри.
Гермиона выжидающе повернулась к Драко.
- Твоя версия?
- Пожалуй, перестроить пирамиду, – чуть помедлив, сказал тот. – Ведь у самого высокого и руки должны быть длиннее.
- Правильно, - обрадовалась Гермиона.
- Давай еще одну, - потребовал Рон, желая немедленно реабилитироваться.
- Пожалуйста.
Инспектор Торн расследовал дело об ограблении и допрашивал потерпевшего хозяина дома. «Я вернулся поздно вечером и сразу пошел переодеться. Вдруг в гостиной что-то упало. Я выглянул из гардеробной комнаты и увидел грабителя, выбегавшего во двор. Я кинулся за ним, но на холодной улице стекла моих очков запотели, и я его упустил». «Вы врете» - сказал Торн. Почему он не поверил хозяину дома?
- Ну, это элементарно! – засмеялся Гарри. – Стекла очков запотевают, когда входишь с холода в тепло, а не наоборот.
Драко вздрогнул и крепко сжал руку Гарри
- Вот оно. Стекла в окнах запотевают изнутри, поэтому с улицы протереть глазок в окне невозможно!
- Ты прав, - заволновалась Гермиона. - Значит свидетель, как его там, врал!
- Зачем ему врать? - спросил Рон.
- Если мы это выясним, наверняка сможем понять, кто настоящий убийца, - выдвинул предположение Гарри.
- Надо, значит, выясним, - решительно заявила Гермиона. – Нам не привыкать к раскапыванию тайн и секретов.
- Пора спать, - сказал Драко. – Завтра надо пройти как можно больше, а дорога будет хуже.
- Куда уж хуже, - проворчал Рон, сворачиваясь калачиком возле костра.
- Завтра сам увидишь, - ответил Драко.
- А ты? – спросил Гарри.
- Посижу немного. Надо же кому-нибудь поддерживать огонь.
- Я с тобой, - немедленно предложил Гарри.
- Как хочешь, - отозвался Драко, пожав плечами.
Утомленные непривычным марафоном, Гермиона и Рон уснули, едва прикоснувшись к импровизированному ложу из мелких веток и опавшей листвы.
Гарри и Драко какое-то время сидели, безмолвно наблюдая за пламенем. Огонь костра жадно набрасывался на каждую подкинутую ветку, быстро облизывал ее со всех сторон и выплевывал в прозрачный ночной воздух облачко искр.
- Почитай для меня что-нибудь, - негромко попросил Гарри, обхватывая колени руками.
Драко на пару секунд задумался, потом кивнул и начал, пристально глядя Гарри в глаза:

Тебя я знаю вдоль и поперек.
Ты мог бы стать моим, пожалуй, близнецом.
В твой дом войду и сразу знаю, что да как,
Мой враг.
Тебя я знаю вдоль и поперек.
Исток вражды таится в непроглядной тьме.
Ты мне роднее брата, ближе, чем свояк.
Мой враг.
Тебя я знаю вдоль и поперек.
Жесток от прадедов завещанный закон,
Но он с тобою навсегда нас вместе спряг.
Мой враг.
Тебя я знаю вдоль и поперек.
Итог-с такой враждой не надо и любви.
Живи сто лет. Удач тебе и благ.
Мой враг.

Драко читал почти шепотом, Гарри приходилось изо всех сил вслушиваться, чтобы ничего не упустить. Может быть, именно поэтому у него по спине поползли мурашки, а в животе словно запрыгали холодные лягушки. А может, потому, что голос у Драко странно вибрировал и срывался. Во всяком случае, когда Драко умолк, Гарри тоже не стал ничего говорить.
Они сидели, молча глядя на догорающий костер. Потом Гарри так же молча свернулся калачиком и лег спать. Последнее, что он видел, перед тем, как провалился в липкий сон, лицо Драко – одна половина в тени, на другой пляшут затейливые тени.




Глава 14.

Утром беглецы на скорую руку перекусили всевкусными орешками, решив оставить на ужин чипсы и арахис. Тщательно убрав после себя все следы ночевки, компания выступила в дорогу.
Малфой сразу взял быстрый темп, время от времени оглядываясь назад, на своих спутников. Но по гибкой фигуре Гарри ничего нельзя было определить – он взбирался на скалы, словно не делая никаких усилий, а его лицо выражало лишь напряженность и желание поскорее достигнуть конечной цели их путешествия. Гермиона и Рон тоже старались не отставать.
Между тем и без того неширокая дорога становилась все уже, круто уходя наверх и петляя между нагромождениями камней.
- С тропы не сворачивать, - на всякий случай предупредил своих спутников Драко.
- Почему? - пропыхтел Рон.
- Нечего мудрить, эта дорога прокладывалась и проверялась сотни лет. Если она вьется змейкой, значит, так легче карабкаться наверх. Если идет в обход камня, камень ненадежен, в обход ручья – опасен ручей.
Малфой легко находил неброские приметы тропы - вытоптанную траву, более редкий кустарник, чуть заметный след на камнях. Вскоре тропа повернула вниз, и Драко предостерегающе поднял руку.
- Впереди Змеиное ущелье. Будьте предельно внимательны, идите за мной след в след, старайтесь поменьше махать руками.
После его слов все опасливо покосились вниз.
С виду Змеиное ущелье ничем особенным не отличалось от окрестностей – переплетенные ветви невысоких деревьев, увядшая зелень, густые тени. Оно ожидало незваных гостей молча, без леденящего кровь шипения и подозрительного шороха.
Перед самым входом в ущелье, Драко срезал несколько веток с развилками и молча вручил их своим спутникам. Они начали медленно спускаться, из-под ног, шурша, покатились острые камешки и мелкие комья земли.
Вдруг Драко резко нагнулся, проходя под высохшей веткой. Гарри и Гермиона сделали то же самое, только Рон машинально поднял руку - отвести ветку - и вздрогнул. Ветка посмотрела на него маленькими глазками и предостерегающе зашипела. Он отшатнулся и поднял палку, но змея быстро поползла по древесному стволу, торопясь скрыться. Рон с облегченным вздохом опустил палку и поспешил за всеми. Драко неодобрительно посмотрел на него, но ничего не сказал.
На всякий случай они стали двигаться еще медленнее и осторожнее.
Несколько раз Гермиона замечала мелких змей и даже однажды - кобру. Хорошо, что кобра оказалась достаточно далеко и только подняла голову, провожая взглядом незваных гостей.
Внезапно с дерева на плечо Драко упала узкая зеленая лента.
Гарри едва сдержал крик и тихо прошептал:
–Драко, замри, у тебя на плече змея.
Драко скосил глаза, потом одним молниеносным движением крепко схватил рептилию за голову и поднес к лицу, рассматривая затейливый коричневатый узор на змеиной коже.
- Она не ядовитая, – он аккуратно протянул руку к ближайшему дереву, разжал пальцы, и рептилия мгновенно исчезла среди ветвей.
- Зачем ты ее отпустил? – недовольным тоном спросил Рон.
- Говорят, что после смерти в змей превращаются самые добрые, а в голубей – самые злые, чтобы скрыться от наказания, - провожая змею прищуренными глазами, отозвался Драко.
- Ой, я знаю, такое поверье было у древних греков, - вклинилась Гермиона. – У них змея олицетворяла мудрость.
- Все- то ты знаешь, - проворчал Драко.
Гермиона в ответ только пожала плечами.
Вскоре они вышли на небольшую поляну. Драко осторожно раздвинул колючий кустарник, приложил палец к губам, призывая сохранять тишину, и поманил Гарри к себе. На поляне резвились две змеи. Они переплетались телами, терлись друг о друга треугольными головами, будто целовались, потом отводили тела, грациозно поднимались на хвостах и раскачивались из стороны в сторону….
- Танец змей, - прошептал Драко заворожено замершему Гарри и тихонько сжал его руку.
Чуть улыбнувшись, Гарри погладил пальцем его ладонь.
- Я читала, что змеи верны в любви, совсем как люди, – так же шепотом сказала Гермиона.
Они с Роном тоже подошли поближе и теперь с любопытством заглядывали Гарри через плечо.
- Все равно, змеи примитивные животные, – пробурчал Рон, недовольный непонятной остановкой и тем, как Гарри смотрит на белобрысого экс-врага.
- Ты прав, – неожиданно легко согласился Драко. – А разве чувства людей не бывают такими же примитивными? Ведь гнев или голод - такой же примитивный как у змеи – способны заглушить другие, более сложные эмоции.
- Не всегда, – тихо возразил Гарри. - И не у всех. Есть же разница между людьми и животными …
- Не уверен, – так же тихо ответил Драко и поспешил вперед, ускоряя шаг.
А Гарри шел следом за ним и думал совсем не о змеях…
****
Вскоре Змеиное ущелье закончилось, они опять вышли на опушку леса. Тропа привычно запетляла между деревьями, и все облегченно вздохнули.
Спустя еще пару часов Драко все так же неутомимо вышагивал впереди. Как ему удавалось находить дорогу, было совершенно непонятно – в какую сторону ни глянь, окрестности выглядели до ужаса однообразно. Высоченные деревья, стволы которых густо оплетал дикий плющ, ковер палой листвы под ногами, время от времени заросли колючего кустарника, иногда с мелкими красноватыми ягодами.
Вскоре Гарри обратил внимание на то, что Рон стал потихоньку отставать. Он остановился и подождал, пока Рон подошел поближе, и сразу же обратил внимание на непривычную бледность его лица. Казалось, даже фирменные веснушки Уизли выцвели и смотрелись на коже неяркими пепельными брызгами.
- Что с тобой? - озабоченно спросил Гарри и крикнул остальным: – Подождите! Рону плохо!
- Что случилось? - подошла к ним Гермиона.
- Живот болит, - жалобно скривился Рон и добавил: - уже минут десять.
- Ты по дороге ничего не ел? – уточнил Драко. – Ягоды, грибы, еще что-нибудь?
- Только несколько ягод с куста сорвал, - честно признался Рон. – Но они оказались на вкус вполне съедобными.
- Какие ягоды? Случайно не эти? - Драко сорвал ближайшую ветку и сунул Рону под нос.
- Я не разглядел, – признался тот.
- Тогда тебе надо к окулисту сходить. А еще лучше…
- Он ведь не нарочно, - вступилась Гермиона.
- Нарочно, не нарочно, пойми, у него начальные признаки отравления. А мы в глухом лесу, если кто-то еще этого не заметил.
- Так, чем ему можно помочь? – не на шутку забеспокоился Гарри.
- Есть один…. Старинный маггловский способ, - туманно высказалась Гермиона.
- Ага, и один не менее старинный волшебный, - ядовито подхватил Драко. Он ткнул пальцем в ближайшие кусты. - Тебе туда.
- Зачем? – не понял Рон.
- Затем! Два пальца в рот – и, по крайней мере, все ягодки из твоего желудка того….- пояснил Гарри, с полуслова понимая, куда клонят Гермиона и Драко.
- Я не хочу, - заупрямился Рон. - Я лучше перетерплю.
- Ты до коматозного состояния дотерпеть хочешь? Быстро в кусты, как было велено, – не на шутку разозлилась Гермиона.
Рон нехотя поплелся в указанном направлении.
- Далеко не отходи - заблудишься! – крикнула она.
Вскоре Рон вернулся, еще более бледный, чем был до этого.
- Ему теперь обязательно надо что-нибудь съесть, - сказал Драко.
- Что выбираешь - чипсы или арахис? - предложила Гермиона.
- Лучше арахис, - вымученно улыбнулся Рон.
- Держи, - девушка протянула ему пакетик.
- Я не буду есть один, давайте поделим на всех, - оттолкнул ее руку Рон.
- Я не хочу, - быстро сказал Гарри.
- Мне на голодный желудок идти легче, - пожал плечами Драко.
- А я вообще… худею, - вставила Гермиона. - Арахис такой калорийный, меня при одном его виде жуть берет.
- Ладно, - кивнул Рон. – Все про вас ясно.

***
Спустя какое-то время в лесу совсем стемнело, Драко начал останавливаться через каждые несколько шагов и беспокойно оглядываться. Он опасался сбиться с пути в такой темноте, поэтому совместными усилиями было принято решение остановиться на ночлег.
На небольшой прогалине разожгли костер, в чистый запах леса влился аромат дыма, от маленьких язычков пламени на душе стало как-то спокойнее.
Они перекусили оставшейся упаковкой чипсов, разделив их поровну на троих. Рон наотрез отказался принимать участие в ужине.
Только Гермиона, которой не давало покоя поведение лучшего друга и его экс-врага, заметила, как Драко, воспользовавшись тем, что Гарри отвернулся, быстро придвинул к его горке картофельных кружочков половину своей порции.
И как Гарри, украдкой оглянувшись на Рона, через полминуты сделал то же самое.
- Прямо как дети, - вздохнула про себя Гермиона, удобнее устраиваясь на импровизированном ложе из еловых веток.
Сон никак не приходил. Она лежала и прислушивалась к негромкому разговору Гарри и Рона, которые остались поддерживать огонь.
Вначале ребята говорили совсем тихо, и слов было не разобрать. Потом, постепенно, Рон стал повышать голос, и Гермиона услыхала:
- Почему ты его все время защищаешь? Он ведь тебя несколько дней в подвале держал, на цепи, как зверя какого-то!
Гарри что-то неразборчиво ответил.
- Только не говори, что ты с ним спал, - не унимался Рон.
- Нет, конечно, - чуть громче прошептал Гарри и добавил, прикрывая глаза ресницами. – С ним разве заснешь …
Рон поперхнулся, а Гермионе послышалось более чем выразительное фырканье. Она перевела глаза на Малфоя. Тот лежал с закрытыми глазами и дышал слишком размеренно даже для крепко спящего человека. На сотую долю секунды ей показалось, что на его лице промелькнула улыбка.
Эта самая улыбка не давала ей покоя на следующее утро, когда они снова пустились в путь.
Самодовольная? Ехидная? Или просто …. нежная?
Она так задумалась, что не заметила под ногами неглубокий овражек и кубарем полетела вниз.
Гермиона шла последней, поэтому никто не увидел, как она чебурахнулась. Зато все услышали, как она вскрикнула, пытаясь снова подняться на ноги. При этом ее правую лодыжку пронзила острая боль.
Как ни странно, первым возле нее очутился Драко.
- Где болит? – требовательно спросил он.
- Нога … - выдохнула Гермиона.
- Очень больно? – подоспели Рон и Гарри.
- Очень … Мальчики, я идти не смогу. Наверное, вывих.
- Хочешь, я попробую тебе помочь? - предложил Гарри. – У меня очень богатый опыт по травмам.
- Пожалуй, не стоит, - покачал головой Рон. – У тебя богатый опыт в получении травм, а не в их исцелении.
- Точно, Поттер, ты четверть школьной жизни провел в лазарете под крылом у милосердной мадам Помфри, - прокомментировал Драко.
Комментарий проигнорировали.
- Не хочешь, не надо, - покладисто согласился Гарри. - Тогда мы понесем тебя на руках. Нас трое, будем меняться через некоторое время. Ты ведь легкая. За своими книжками вечно поесть забываешь.
- Ты не прав, - вступился Рон, - Гермиона иногда ест. Если вспомнит.
- У нее вообще трехразовое питание …. Понедельник, среда, пятница, - опять не удержался от комментария Драко.
Все четверо расхохотались и долго не могли успокоиться. Видимо, сказывалось напряжение последних дней.
Теперь они продвигались значительно медленнее.
Конечно, Гермиона весила немного, но все равно, нести на руках девушку по лесу, да еще такому, в котором на каждом шагу попадались коряги, овражки и разнокалиберные россыпи камней, было нелегко.
Рон предложил сделать из сплетенных веток что-то вроде носилок, но Гермиона наотрез отказалась от путешествия в лежачем положении.
Не в первый раз за последние полтора дня Гарри с сожалением вспомнил про волшебную палочку.
- Может, левитнем ее, - предложил он, ни к кому конкретно не обращаясь.
- Лучше уж сразу аппарируем прямо в Министерство, заодно облегчим аврорам работу, - отрезал Драко.
- Нет, так нет, - не стал спорить Гарри. – Понесем, сменяясь через каждые полчаса. Я первый.
***
- Что ты думаешь о Малфое? – как бы между прочим спросила Гермиона у Гарри спустя какое-то время, когда боль в распухшей лодыжке стала более ровной и отпала необходимость изо всех сил стискивать зубы, сдерживая стон.
- А с чего ты взяла, что я вообще о нем думаю? – парировал Гарри, явно не желая разговаривать на больную тему.
- Скажем, мне так показалось, - не унималась Гермиона.
- Вот именно. Показалось.
Гарри, похоже, был еще не готов разбираться в новых сложных отношениях с экс-врагом, и Гермиона не стала продолжать разговор, решив дать ему возможность самому все обдумать.
Следующая очередь была Рона.
- Рон, а если, к примеру, Гарри и кто-нибудь из слизеринцев стали общаться, ты мог бы это понять? – догадываясь, какая может последовать реакция на ее вопрос, Гермиона решила зайти издалека.
- Если ты имеешь в виду одного конкретного белобрысого змея, то не могу, – холодно ответил Рон.
- Но ведь именно он позавчера спас Гарри, - не унималась Гермиона.
- Не знаю, может он об этом как раз сейчас жалеет, - буркнул Рон и наглухо замолчал.
Третьим Гермиону нес Малфой.
- Ну, - он насмешливо приподнял бровь. – Моя очередь выслушивать каверзные вопросы Мисс психоаналитика.
- Мои вопросы не каверзные, – надулась Гермиона. - Они очень простые.
- Вопросы, может и простые, - грустно вздохнул Драко. – Вот только ответы на них очень сложные.
Гермионе показалось, что в серых глазах промелькнула затаенная боль. Она пожалела его и не стала продолжать.
- В конце концов, им самим надо во всем разобраться, – решила она про себя и угомонилась.
На время.
Потому что не привыкла отступать надолго.
Ей просто надо было выработать новую тактику.



Глава 15.

Вечером этого же дня они выбрались из леса и оказались на окраине небольшой деревушки.
- Ну, что дальше? – спросил Рон.
- Дальше совсем просто. Я позвоню по телефону своей подруге, она приедет на машине и заберет нас. Поживете в нашем доме, пока страсти поулягутся, и я во всем не разберусь.
- Нам повезло, что ты во всем решила разобраться лично, – машинально съехидничал Малфой, сдувая со лба прилипшие волосы.
- Оставь ее в покое, – вспылил Гарри. И немного мягче добавил: – Пожалуйста…
- Как скажешь… - ответ Малфоя был настолько неожиданным, что Рон даже споткнулся.
****
Гермиона быстро нашла телефон и, чувствуя, как замирает сердце, набрала номер.
- Слушаю, - с облегчением услышала она после трех немыслимо длинных гудков.
- Лив, у меня неожиданно возникли проблемы. Ты сможешь приехать и забрать нас? - Гермиона замолчала, внутренне ежесекундно ожидая, что Ливия просто бросит трубку.
Вопреки ее опасениям, Ливия, судя по голосу, искренне обрадовалась.
- Давай координаты, я мигом! – закричала она в трубку с таким энтузиазмом, что оторопевшая от неожиданности Гермиона едва не оглохла. – Одна нога…. колесо здесь, второе уже с вами!
Действительно, Ливия появилась в рекордно короткое время. Пронзительно алый «Додж» стрелой пронесся по главной улице сонной английской деревушки и эффектно затормозил за полсекунды до столкновения с лавочкой, на которой беглецы коротали время в ожидании обещанной помощи.
Драко и Гарри поместили Гермиону на заднем сиденье, и сами пристроились там же.
Рону ничего другого не оставалось, кроме как сесть впереди. Он старательно отогнал непрошенные воспоминания о своем последнем путешествии на автомобиле. А потом не менее старательно - о предпоследнем.
Ливия газанула так, что народ едва не вылетел из машины.
- Эй, нельзя ли немного полегче, - поморщилась Гермиона. - Ты что, в лунапарке вождению обучалась?
- А я вообще не обучалась. Придерживаюсь теории, что талантливые люди талантливы во всем.
- Но ведь права у тебя есть? – опешила Гермиона.
- Права у всех есть, - пропела Ливия, - а уж обязанностей сколько… И вообще, мы бог знает сколько дней не виделись. Могла бы спросить, как я без тебя жила в одиночестве.
- В каком таком одиночестве? А гости?
- Они мне надоели, – отмахнулась Ливия, закладывая такой вираж, что Шумахеру впору было заплакать от зависти.
- Как же ты от них умудрилась избавиться?
- Ерунда. Показывала всем фотографию соседских двойняшек с подростковыми прыщами и по секрету сообщала о сложной эпидемиологической обстановке. Не поверишь, с какой скоростью эти гады исчезли. Кинули хозяйку в буквальном смысле, в разгар эпидемии, ни у одного совести не хватило пригласить меня к себе.
- Типичные эгоисты, – сдерживая смех, кивнула Гермиона и попросила: - Давай заедем по дороге к врачу.
- Кто-то заболел?
- Ты разве не заметила, что я вывихнула ногу?
- Извини, я подумала, ты просто захотела, чтобы тебя поносили на руках.
- Я не настолько изобретательна, - обиделась на ничем не обоснованные и от этого немного обидные подозрения Гермиона.
- Как скажешь, - кивнула Ливия, резко заворачивая направо. - Кстати, тут тебя какой-то странный человек разыскивал.
- Какой человек?
- Не знаю. Лично мне он доверия не внушил. Мрачный очень. Опять таки, одет непонятно во что – не то плащ, не то хламида мерзопакостного черного цвета. Ты уж извини, я его послала.
- Куда? – переспросила Гермиона, многозначительно переглядываясь со своими спутниками.
- Далеко. Он ведь искал дом мисс Грейнджер. Ну, я и рассказала: пройдете вооон туда шесть миль, повернете налево, потом еще две мили прямо, у реки сверните направо, там по прямой еще мили три.
- А он что?
- А он мне говорит: «Так далеко?!» А я ему отвечаю: «Далеко, а что поделать, сами знаете, мисс Грейнджер не любит, когда случайные прохожие мешают ей заниматься». А он мне: «Да, это на нее очень похоже». И ушел
- Куда?
- Конечно туда, куда я показала. Ты же знаешь, я умею внушать доверие посторонним людям, - тут Лив покосилась через плечо на Гермиону и справедливости ради уточнила: - Во всяком случае, пока они не узнают меня немножечко поближе.
С заднего сидения донеслось сдержанное фырканье. Гарри изо всех сил старался сохранить серьезное выражение лица. Драко сидел молча, но тоже, по-видимому, прилагал к этому немалые усилия. Только Рон разглядывал Ливию с нескрываемым восхищением и чуть глуповатой улыбкой во весь рот.
****
После визита к врачу, который быстро и относительно безболезненно вправил Гермионе лодыжку, Ливия предложила заехать в магазин за продуктами.
- Дома шаром покати, - жизнерадостно заявила она. – Ты знаешь, недавно выяснилось, что я и кухня не совместимы по определению.
- Не расстраивайся, ты по определению не совместима с таким количеством вещей, одной больше, одной меньше - разницы почти никакой, - утешила Гермиона.
- А за дорогой разве следить не надо? - осторожно спросил Рон. Его немного беспокоило, что Ливия не обращала никакого внимания на то, куда они едут.
- Не бойся, мы не заблудимся, - весело отозвалась Лив, даже не думая переводить взгляд вперед.
- Он боится, что мы врежемся, - пояснил Гарри.
- Исключено, - гордо кинула Лив.- Мы едем по разработанной лично мной методике. Она называется «противолодочный зигзаг». Суть ее в том, что я закладываю достаточно широкие виражи, чтобы все, кому надо, успели свернуть в сторону. Кстати, я еще ни разу не была участницей дорожно-транспортного происшествия.
- А виновницей? - ехидно осведомилась Гермиона.
- Не могу же я быть полным совершенством во всех отношениях! Тебя это должно только
радовать.
- Почему?
- Потому, что иначе ты, находясь рядом со мной, остро чувствовала собственную неполноценность.
Тут Драко не выдержал и захохотал, Гарри с удовольствием присоединился к нему, только Рон проявил некоторую выдержку и ограничился тем, что стал улыбаться еще шире.
Гермиона обиделась и замолчала.
***
Они заехали в ближайший магазин и произвели там значительное опустошение.
Пролетев по тихой улице если не со скоростью света, то где-то около того, Ливия резко затормозила перед белым штакетником и вежливо предложила всем покинуть салон автомобиля и пройти в дом. Народ не заставил себя просить дважды.
- Какая у тебя подруга милая, – сказал Рон Гермионе, пользуясь временным отсутствием Ливии в пределах слышимости. (Ливия загоняла автомобиль в гараж.)
- Да, вот это как раз меня и настораживает, - кивнула Гермиона, открывая входную дверь.
***
- У вас довольно уютно, - заметил Гарри после первых минут знакомства с новой территорией.
- Только места маловато, - с опаской покосившись на Гермиону, сказала Ливия.
- Это в зависимости от того, сколько гостей к тебе набежало, - хмуро буркнула Гермиона.
Она уже успела умыться и переодеться в чистые джинсы и синий свитер грубой вязки и как раз размышляла, во что бы переодеть ребят.
Вариантов было два.
Первый - выделить вещи из собственного небогатого гардероба или гардероба Ливии. Однако, представив Гарри, или, что еще похлеще – Драко - в столь любимых Ливией стрейчевых джинсиках невообразимой постмодернистской расцветки, она предпочла вариант под номером два.
- Лив, ты быстренько изобрази на всех ужин, а я с мальчиками смотаюсь в ближайший магазин за одеждой.
- И вот так всегда, - тяжко вздохнула Ливия. - Я на кухню, а она с мальчиками…
Привычно пропустив шпильку мимо ушей, Гермиона взяла с журнального столика ключи от машины и предложила:
- Все, у кого есть желание переодеться в чистую одежду – за мной.
Желающие не заставили себя просить дважды.
****
Гермиона не любила шоппинг как таковой и всегда проносилась по магазинам со скоростью «Нимбус-2000». Однако на то, чтобы подобрать одежду трем взрослым особям мужского пола, ей пришлось потратить почти два часа. Усугубляющим фактором послужило то, что отдельные особи в глазах любопытной стайки продавщиц выглядели довольно привлекательно, а одна конкретная белобрысая особь вообще вогнала в ступор как минимум половину магазина. Оплатив с помощью кредитной карточки джинсы, футболки, свитера, куртки и обувь, Гермиона мотнула головой в сторону лестницы на второй этаж:
- Дальше сами.
- Почему? - спросил Рон.
- Если тебе нужны советы по поводу подбора нижнего белья, это не ко мне, - отрезала Гермиона.- Хотя по секрету могу сообщить, что в этом сезоне в моде спортивный стиль и рисунок а-ля зайчики из «Плейбоя». Говорят, очень живенько выглядит.
- Мы сами, - поспешно отозвался Гарри, выхватывая из рук разъяренной девушки кредитную карточку. - Ты пока посиди в кафетерии, немного отдохни, попей кофе.
- Да уж, кофе я честно заработала. Под обстрелом таких недоброжелательных взглядов не оказывалась со времен Рождественского бала на четвертом курсе.
***
Примерно через полчаса абсолютно все было куплено, и теплая компания двинулась обратно домой.
- Интересно, что у нас будет на ужин? – мечтательно спросил изрядно проголодавшийся Рон.
- Не хочу тебя заранее пугать, но еще десять дней назад вершиной кулинарного мастерства Лив были вареные яйца и чай.
- Согласен на все, что угодно, лишь бы побольше.




Глава 16.

Когда они подъехали к дому, уже совсем стемнело. Во всех окнах горел яркий свет.
- Странно, - пробормотала Гермиона, выходя из машины. - Лив терпеть не может такую яркую иллюминацию. У нее на эту тему даже фирменная шутка есть - что-то насчет румынского прадедушки с длинными клыками.
- Давай-ка я на всякий случай пойду первым, - Гарри отодвинул подругу в сторону, приоткрыл входную дверь и ужом проскользнул внутрь, приказав остальным: - Вы ждите здесь.
- А почему опять ты? - возмущенно прошипел вслед Рон.- Тут и другие добровольцы есть.
- Только постарайтесь сильно не шуметь, - шепнул из-за двери Гарри, благополучно пропуская мимо ушей негодующую реплику Рона.
Драко секунду-другую постоял и двинулся следом за Гарри в дом.
- Ты куда?- подозрительно спросил Рон.
- Ему может потребоваться помощь,- пояснил Драко.
- Тогда я тоже отказываюсь стоять здесь и ждать неизвестно чего, - Рон решительно шагнул за ним.
- Подождите, я с вами, - Гермиона на всякий случай оглянулась и тоже стала подниматься по лестнице.
- Ты чего? Сказано же – на улице ждите! - зашипел Гарри на Драко. - Или погеройствовать захотелось?
- Упаси Мерлин! Ты что, видишь у меня на челе терновый венец? – так же шепотом парировал Драко. - Я просто так иду. Не люблю ждать, время нужно наполнять событиями, тогда оно летит незаметно.
- Точно, когда убегаешь от погони, ни о чем другом не думаешь, - пропыхтел Рон, выныривая из-за спины Малфоя.
- А тебе что, погонь не хватает? – нарисовалась за его плечом Гермиона.
- Вы сдурели, хотите, чтобы нас всех сразу прибили? - вышел из себя Гарри.
- Ага, хотим. Тогда, по крайней мере, нам не придется тратиться на твои похороны, – съязвил Драко.
- Гарри, ты только создаешь лишний шум, - разумно заметила Гермиона.
Все замолчали. В наступившей тишине стали слышны какие-то звуки - нечто среднее между икотой и смехом.
- Это в столовой, - на слух определила Гермиона и кинулась обратно вниз по лестнице.
***
Возле стола, уткнувшись лицом в колени, съежилась Ливия. В одной руке она судорожно комкала кухонное полотенце, возле другой валялась сковородка. Время от времени она не то всхлипывала, не то икала, повторяя при этом:
- Надо же, не пристал!- и снова начинала истерически смеяться.
В полуметре от нее лицом вниз неподвижно лежал темноволосый человек в черной мантии.
- Что с тобой?- кинулась к подруге Гермиона.
- Ты лучше спроси, что с ним, – Ливия подняла голову и нараспев продекламировала: –Тефаааль, ты всегда думаешь про наааас!!
После этого она начала неудержимо хохотать, все время повторяя:
- Надо еще одну сковородку купить, нужная вещь в хозяйстве.
Драко внимательно присмотрелся к ней, подошел поближе, присел на корточки и резко хлестнул сначала по одной щеке, потом по другой.
- Ты сдурел? – кинулся Рон на помощь девушке, но Гарри успел ухватить его за руку.
- Стой, он все правильно делает. Ее надо из истерики вывести.
- С-спасибо, - Ливия наконец перестала всхлипывать и похоже, понемногу приходила в себя.
- Что тут произошло? – спросила Гермиона, опускаясь на пол рядом с подругой.
- Ничего особенного. Помнишь, я тебе рассказывала про странного человека в черном плаще? Он вернулся,- Ливия сделала страшные глаза и комично прошептала: - ОНИ всегда возвращаются!
- Кто они?
- Ты МЕНЯ спрашиваешь? Он же к ТЕБЕ приперся!
- Подожди, успокойся и расскажи толком, что тут произошло? – Гарри протянул Ливии стакан с водой.
- Значит так. Я пошла на кухню - готовить на ужин омлет с гренками. Тут дверь открывается и заходит он, - Лив мотнула головой в сторону неподвижного тела на полу. - И говорит мне: «Что же вы меня обманываете, мисс Грейнджер живет именно в этом доме».
Я отвечаю: «Живет, но чертовски не любит незваных гостей».
А он мне: «Я ее давний друг».
А я ему: «Врете».
Он, видимо, решил зайти с другой стороны и спрашивает: «А вы случайно ни в чем не нуждаетесь? Может, хотите в своей жизни что-нибудь поменять к лучшему?»
Я отвечаю: «Ага, давно хочу поменять рукава от жилетки на лошадь Пржевальского без хвоста».
Тут он вытягивает какую-то указку и говорит: «Не хотите по-хорошему, будет по-плохому».
А я: - «Идет!» А в руках у меня сковородка. Вот, фирменная - «Тефаль» с тефлоновым
покрытием, - Лив схватила сковородку за ручку и сунула Гермионе под нос, словно подтверждая правдивость своих слов.
- Я ему каааак дам по голове. И прикиньте, - тут Ливия снова захихикала, - Он к ней действительно не пристал. Надо послать письмо в компанию, выпускающую такое чудо. Поделиться, так сказать, боевым опытом. К тефлоновому покрытию не пристает НИ-ЧЕ-ГО!! Только обязательно упомянуть, что для экстремализации условий эксперимента сковородка была раскалена.
Тем временем Драко подошел к лежавшему на полу телу и перевернул его на спину.
- Он жив? – дрожащим голосом спросила Ливия, мгновенно забывая про «Тефаль».
- Жив, - кивнул Драко и добавил: - Гарри, помоги мне отвезти его в ближайшую больницу. Ты ведь умеешь водить автомобиль?
- Умею, - кивнул Гарри.
- А мы пока попробуем все-таки приготовить ужин, - решила Гермиона, поднимаясь на ноги.- Лив, пойди, умойся и приходи мне помогать.
Притихшая Ливия кивнула головой и вышла.
- Значит так, - решил воспользоваться ее отсутствием Драко. - Я его знаю. Это младший брат Розье.
- Того, который… - начала Гермиона.
- Того самого, - перебил ее Драко. - А это значит, что нас выследили или вот-вот выследят. Отсюда надо уходить и твою подругу с собой забирать. Но об этом поговорим после ужина. Гермиона, у тебя найдется большое одеяло?
- Зачем оно тебе?
- Тело завернуть.
- Тело? Но ведь ты сказал, что он жив.
- Ты предпочла, чтобы я сообщил твоей подруге, о том, что она только что убила одного из темных волшебников, который находится в розыске, и за поимку которого назначено воистину королевское вознаграждение?
- Нет, конечно, – ужаснулась Гермиона.
- Тогда неси одеяло. А ты, - Драко перевел взгляд на встревоженного Рона. - Иди в ванную и постарайся ее подольше задержать.
- Хорошо, - кивнул Рон и вышел. Он был слишком ошарашен, чтобы возражать Малфою, взявшему бразды правления в свои руки.
- Здесь поблизости есть какие-нибудь укромные места, где можно спрятать тело? Для нас будет лучше, если его обнаружат как можно позже, – спросил Гарри у Гермионы.
- Недалеко есть заброшенный карьер, - после минутного раздумья ответила она.
- Думаю, карьер подойдет, - кивнул Гарри.
Гермиона вышла и вскоре вернулась, неся в руках плотное клетчатое покрывало.
- Держите. Только не забудьте потом сжечь – нам не нужны улики.
- Не ты одна детективы по телику смотришь, - отозвался Гарри.
Совместными усилиями тело незадачливого Розье было упаковано в плотный кокон.
- Теперь его надо вынести в гараж и положить в багажник, - сказал Драко. – Гарри, берись за ноги.
- Давайте, я вам помогу, - мужественно предложила Гермиона, хотя внутри содрогалась при мысли, что ей придется прикоснуться к покойнику.
- Не надо, оставайся здесь и успокаивай Ливию. Мы сами справимся, – ответил Гарри.
Когда тело было перенесено в багажник, а Драко устроился на переднее сиденье рядом с водительским местом, Гарри завел машину и аккуратно вывел ее из гаража..
- Я скажу Лив, что вы повезли его в больницу! – высунулась из окна Гермиона.
- Ладно, – Гарри развернулся, на всякий случай, не включая фары, и нажал на педаль газа.
****
Им пришлось изрядно поколесить по окрестностям, пока, в конце концов, отыскался злополучный карьер.
- Тут вода! - крикнул Гарри, посветив в темный провал найденным в бардачке фонариком.
- Тем лучше, - сказал Драко.
Тело упало в маслянистую на вид воду, окатив брызгами не успевшего отскочить Гарри.
Драко подошел к нему почти вплотную и вытер капельки влаги с лица, скользнув костяшками пальцев дальше по щеке. Гарри перехватил его руку за запястье. Некоторое время они стояли, напряженно сверля друг друга глазами.
- Какого черта, - вдруг сказал Гарри, резко притягивая Драко к себе и безжалостно впиваясь ему в губы.
Тот сначала охотно ответил на поцелуй, но затем обеими руками оттолкнул Гарри от себя.
- Не начинай то, что не сможешь закончить! – сузил глаза Драко.
- Почему не смогу?
- В доме полно людей.
- А в автомобиле сиденья раскладываются, - как бы между прочим обронил Гарри.
- Правда? - во взгляде Драко появилась неподдельная заинтересованность.
- Пошли, покажу… - потянул его за собой Гарри.




Глава 17.

Стоит ли говорить, что с возвращением домой они задержались. Кроме того, оба выглядели довольно…растрепанными.
- Где вас столько времени носило? – с порога накинулась на них Гермиона, которая, в буквальном смысле, изнывала от дурных предчувствий.
- В приемном покое больницы очередь была, - быстро нашелся Гарри.
- А дежурный врач отчаянно отбивался от незваного пациента, - съязвила в ответ подруга, подчеркнуто рассматривая его взлохмаченные сильнее обычного волосы и особенно - свежий засос в области шеи.
Драко в ответ на укоризненный взгляд Гарри только едва заметно развел руками - извини, мол, само по себе как-то вышло.
Гарри тихо показал ему кулак и одними губами прошептал: - Отомщу.
Драко закивал с огромным энтузиазмом и так же беззвучно осведомился: - Скоро?
- Хватит врать, - прервала их перемигивания Ливия. - Я на биологическом почти два года
отучилась. Что я, труп от раненого отличить не в состоянии?
- Мы просто не хотели тебя расстраивать, – осторожно начала Гермиона, оглядываясь на ребят.
- А почему я должна расстроиться? – почти закричала Ливия. - Потому, что это я его убила, а не наоборот? Не думаю, что он собирался просто погрозить своей указкой перед моим носом! Кстати, где эта деревяшка?
- Мы ее…того… - начал Рон, лихорадочно соображая, что бы такое соврать.
- Спрятали? Себе забрали? – продолжала бушевать Ливия. – Осмелюсь напомнить: это мой боевой трофей, МОЙ - а не ВАШ!!!
Ее выступление имело воистину оглушительный успех – в комнате наступило могильное молчание.
- Я думаю, надо ей все рассказать, - первым нарушил тишину Драко.
- А когда все закончится, стереть память. Или еще что-нибудь придумать, - добавил Гарри.
- А вот это уж фигушки, - повернулась к нему Ливия. - Как только я обо всем узнаю, тут же изложу это на бумаге и передам вместе с завещанием своему адвокату. Или лучше двоим. Кроме того, пошлю пару десятков, нет - сотен - писем с указанием вручать отправителю по одному в месяц. И на емейл себе кину сообщение. Точнее, несколько сообщений, – Лив задумалась, что бы еще такого придумать, чтобы застраховать свою драгоценную память от странной процедуры по стиранию, которую – в этом они не сомневалась – странные друзья Гермионы вполне способны проделать вопреки здравому смыслу и абсолютному неверию самой Ливии в возможность подобных вещей.
- Да, еще в аську стукну и в чате тоже всем расскажу….
- Хватит, хватит, – замахала руками Гермиона, хохоча, как ненормальная. - Гарри уже понял, что скрыть от тебя правду нам не светит.
- Вот и ладушки, - обрадовалась Ливия. – А я вам честное слово дам, что буду молчать. Или, лучше клятву Гиппократа, я ведь и на медицинском поучилась. Правда, только три месяца выдержала.
- При чем тут гиппогриф? - очнулся Рон, который до этого пялился на Лив с отвисшей челюстью. Что скрывать, в гневе девушка была хороша. Впрочем, и без гнева тоже.
- Гиппократ, - поправила Гермиона, все еще смеясь.
***
Известие о том, что наряду с обыкновенными людьми вокруг проживает энное количество магов, имеющих свои банки, школы, магазины, больницы и прочие общественные учреждения, Ливия восприняла без особого удивления. А вот во время рассказа о Волдеморте, Упивающихся Смертью и ежегодных школьных приключениях Гермионы со товарищами, она разве что не подпрыгивала на стуле.
- Вау, а я еще считала, что в твоей скучной жизни маловато радостей, - подвела она итог повествованию, с завистью глядя на Гермиону. – Большинству такие приключения и во сне не снились. Эх, мне бы туда, в этот ваш Хогвартс!
- Мерлин упаси, - в притворном ужасе округлил глаза Драко.- Хог и так еле пережил семилетнее нашествие этой святой троицы. Один только Гарри отнял у преподавательского состава добрую четверть их жизни.
- Ну, не четверть, и не у всех, - обиделся на столь несправедливую оценку Гарри.
- Точно, у Снейпа треть, и то по самым скромным подсчетам, – согласно кивнул Драко, едва успевая увернуться от метко запущенного журнала.
- Я тебе потом отомщу, – многообещающе пригрозил Гарри.
- Ой, трепещу в предвкушении!
- Вы, двое! Угомонитесь. Что-то у вас слишком хорошее настроение. Забыли, что нам всем грозит нешуточная опасность? – прикрикнула на них Гермиона.
- Я могу съесть лимон, - серьезно предложил Драко. Правда, при этом в его глазах прыгали искорки еле сдерживаемого смеха.
- Зачем? - не поняла девушка.
- Тогда у меня будет кислое выражение лица, – охотно пояснил Драко. – Оно очень подходит в данной ситуации.
Гарри фыркнул.
- На твоем месте я бы не выделывалась, - вкрадчиво сказала Гермиона.- А то меня сильно тянет разбить несколько тарелок, и я не уверена, что не о чью-то голову.
- Мальчишки, что ты хочешь, - пожала плечами Ливия, пытаясь успокоить Гермиону.
- Пойдемте лучше ужинать, – предложил Рон.
За последние несколько дней беглецы изрядно проголодались, поэтому накинулись на пищу с удвоенным энтузиазмом. Гигантский омлет был сметен со стола за считанные секунды, гренки, сыр и ветчина исчезали с тарелок со сверхзвуковой скоростью.
Когда с едой было покончено, Гарри великодушно предложил:
- Кому сварить кофе?
- Лично я никому не рекомендую пить ту черную субстанцию, которая у Гарри проходит под названием «кофе», - посоветовала присутствующим Гермиона.
- Я варю прекрасный кофе, - оскорбился Гарри.
- Твой кофе надо прямиком в ад переправлять - черти запросто смогут топить в нем самых закоренелых грешников.
- Я лучше сок выпью, - поспешно вставил Рон. Ему уже доводилось раньше пробовать кофе, сваренный Гарри.
- Сока нет, есть фанта, – протянула запотевшую бутылку Ливия.
- Мммм, здорово, - оценил Рон после пары глотков.- По вкусу прямо как апельсин.
- Фанта – вкус апельсина?! Не смеши меня, Рон, это всего лишь ацетат сахарозы, гуммиарабик, аскорбиновая кислота и не слишком качественный стабилизатор, - фыркнула Гермиона, не признававшая фаст фуд ни в каком виде.
- Ацетат чего? - чуть не подавился Рон.
- Не обращай на нее внимания, - Лив заботливо похлопала парня по спине. – Если будешь реагировать на все, что говорит Гермиона, до старости ты не дотянешь.
Привыкшая к сарказму подруги Гермиона только выразительно пожала плечами.
****
Вскоре народ начал отчаянно зевать. Что и говорить, последние два дня были под завязку наполнены целой кучей событий, сменявших друг друга на манер калейдоскопа.
Ливия, как наименее уставшая из всех, постелила постели в двух гостевых комнатах и объявила:
- В комнате, которая слева от лестницы, только узкий диван. Там сможет спать один человек. Еще двое займут свободную спальню на втором этаже.
- Мы с Гарри спим на втором, - быстро сказал Рон, решив бороться за пошатнувшуюся нравственность друга любыми доступными методами.
- Кровать там недостаточно широкая для двоих, но ничего, прижметесь друг к дружке потеснее, обниметесь и как-нибудь поместитесь, – как ни в чем не бывало, продолжала Ливия.
Гермиона открыла уже рот, чтобы возразить, но получила под столом болезненный пинок по лодыжке и благоразумно промолчала.
- Одна кровать на двоих? - переспросил Рон. Его желание быть дуэньей таяло буквально на глазах.
- Одна, а что?
- Тогда я лучше на первом, - передумал он.
Гарри и Драко многозначительно переглянулись.
- У кого-нибудь из вас найдется пижама подходящего размера? – невинно поинтересовался Гарри.
- Ой, не смеши, - фыркнула Ливия. – Можно подумать, ты спать в пижаме будешь, – она перевела насмешливый взгляд на Драко. - Надеюсь, тебе пижама не нужна?
- Нет, я как человек воспитанный, предпочитаю не доставлять лишние хлопоты гостеприимным хозяйкам, – галантно ответил Драко.
- Тогда все по кроватям, а военный совет отложим на утро. Надеюсь, ночью к нам больше никто не сунется, - поставив точку в разговоре, Гермиона и вышла из кухни.
- Спокойной ночи, - Ливия и Рон один за другим последовали ее примеру.
За столом остались только Гарри и Драко.
- Если мне не изменяет память, в прошлый раз кто-то жаловался на отсутствие кровати? – блестя глазами, вкрадчиво осведомился Драко.
- Не изменяет, - заверил его Гарри. – А если мне не изменяет память, еще кто-то недавно жаловался на то, что в доме полно людей.
- Ну, если ты постараешься не так громко стонать… - начал Драко.
- Ты стонешь гораздо громче, - перебил Гарри
- Проверим?
- Это вызов?
- А ты его отклоняешь?
- Я нет. А ты?
- Малфои еще никогда не отказывались от вызова! – гордо провозгласил Драко, поднимаясь со стула и направляясь к лестнице на второй этаж.
Гарри пошел за ним, на ходу придумывая тактику, которая могла бы максимально приблизить его к победе.



Глава 18.

На следующее утро Гарри проснулся довольно рано. Однако, когда он спустился в столовую, то обнаружил там Ливию.
Она сидела на широком подоконнике, обняв колени руками и, не отрываясь, смотрела в одну точку, будто пыталась разглядеть что-то крайне важное за окном.
Похоже было, что девушка почти не спала ночью. Темные круги под глазами и какой-то совершенно несвойственный ей потухший взгляд навели Гарри на мысль, что она не так уж легко отнеслась к тому факту, что вчера убила человека. Пусть даже это произошло вынужденно, в порядке самозащиты.
- Доброе утро, - поздоровался Гарри. - Хочешь, я сварю тебе кофе?
- Вряд ли оно действительно доброе, - безучастно откликнулась Лив, не поворачивая головы.
- Эй, - тихонько потянул ее за плечо Гарри.
- Тебе когда-нибудь приходилось убивать? – обернулась к нему Ливия.
- Да, - серьезно кивнул Гарри и предложил: - Давай, я все-таки сварю тебе кофе, а ты слезешь с холодного подоконника, сядешь за стол, и мы обо всем поговорим.
Ливия на секунду заколебалась, потом кивнула.
Какое-то время они оба молчали. Единственным звуком, нарушившим тишину, было легкое цоканье ложечки, когда Гарри засыпал тщательно помолотый кофе в турку с длинной деревянной ручкой и шум закипающего чайника.
- Это ведь ты подарил турку Гермионе? – первой нарушила молчание Ливия. – Она сказала, друг из путешествия привез.
- Я, - кивнул Гарри, ловким движением переливая густую ароматную жидкость в специально подогретую керамическую чашку.
- А ты много путешествовал?
- Что ты, - засмеялся Гарри. – Первые одиннадцать лет своей жизни я провел в Лондоне у своих родственников. Потом поступил в Хогвардс и большую часть времени находился там, а на каникулы снова возвращался к родственникам. Вообще-то, вчера у тебя могло сложиться ошибочное впечатление, будто вся моя жизнь сплошные приключения.
- Разве это не так? – Ливия осторожно отхлебнула крохотный глоточек обжигающе-горячего кофе и зажмурилась от удовольствия.
- Совсем не так, – серьезно ответил Гарри. – Можешь себе представить, что такое для одиннадцатилетнего мальчишки стать единственной надеждой и символом борьбы со злом? Да и вообще, даже не в этом дело. Только подумай, каково ежедневно на протяжении многих лет ожидать, что на тебя в любую минуту могут напасть, а с твоими друзьями каждый следующий день может случиться все, что угодно. Это ведь не кино. Кровь, ужас, боль, предательство – все было самое настоящее…
- И смерть, - тихо добавила Ливия.
- И смерть, - кивнул Гарри. – И что хуже всего - не твоя, а твоих знакомых или близких людей. А ты понимаешь, что ничего не можешь исправить, что они погибли из-за тебя.
- Или ЗА тебя, - поправила Ливия.
- Поверь, тут практически нет никакой разницы, - горько усмехнулся Гарри. – Однажды наступил момент, когда я хотел одного – просто чтобы все закончилось. Понимаешь - ВСЕ - и мне было абсолютно безразлично – КАК именно.
- А потом? – осторожно спросила Ливия.
- Потом, - невесело усмехнулся Гарри. – Потом один человек сказал мне, что в этой жизни за все радости и победы приходится платить горестями и поражениями. Еще он сказал:
«Чем в твоей жизни больше первого, тем больше будет и второго. Но разве ты хотел, чтобы твоя жизнь была похожа на унылую однообразно-серую равнину без конца и без края? А вместо друзей, готовых идти за тобой в огонь и воду – просто приятели, с которыми можно в лучшем случае скоротать скучный вечер и поболтать о пустяках? »
Я долго думал над его словами, пока не понял, что он прав. И тогда смог я принять свою жизнь такой, какая она была.
- Доброе утро, - послышался со стороны лестницы чуть хрипловатый после сна голос. – Здесь всем кофе выдают, или для этого нужны особые заслуги перед обществом?
- Будем считать, что сегодняшнюю чашку ты заслужил, – с самым серьезным выражением лица ответил Гарри.
Драко спустился в столовую и сел напротив Ливии.
- Пойду, умоюсь, - вскочила Ливия. Она замешкалась возле Гарри и неловко добавила, глядя ему в глаза: - Спасибо.
- За кофе? – попытался отшутиться Гарри.
- И не только, – ответила она и вышла.
- А когда это ты со Снейпом разговаривал? – поинтересовался Драко, глядя как Гарри колдует над туркой (прим.автора: колдует в данном случае не в буквальном смысле, а в переносном)
- Как ты узнал, что я именно с ним разговаривал? – не оборачиваясь, спросил Гарри.
- Я же говорил тебе, что достаточно хорошо его знаю. Так мог сказать именно он. Или я не прав?
- Прав, конечно же. Знаешь, я после того разговора очень пожалел, что мы вряд ли когда-нибудь сможем нормально общаться со Снейпом. Он очень неординарный человек.
- И очень непростой, - добавил Драко.
Он сделал на пробу несколько крохотных глоточков из толстостенной керамической чашки, которую ему протянул Гарри.
- Ну, как? - спросил Гарри, с удовольствием наблюдая за расплывшимся по лицу Малфоя блаженством.
- Ммм, божественно! – отозвался тот и даже зажмурился от удовольствия. – Давно такого не пил. Между первым и вторым глотком ты запросто мог попросить у меня все, что угодно! Например, весь мир и пару коньков в придачу.
- Весь мир? Всего-то? – засмеялся Гарри. – Ты забываешь - весь мир у меня уже был. Скажу тебе, в этом мало приятного, сплошная головная боль и ответственность. Поэтому так просто ты не отделаешься.
- Ладно, говори, чего бы тебе хотелось?
- Хм, - Гарри сделал вид, что задумался. – Для начала, пожалуй, тебя.
- Вам завернуть? – усмехнулся Драко.
- Дай-ка подумаю… Нет, лучше уже сразу развернутого. Все равно потом разворачивать придется, так зачем тратить драгоценное время на упаковку.
- Приятно видеть, что хоть у кого-то в этом доме с утра хорошее настроение,– судя по хмурому и не выспавшемуся виду, настроение самого Рона не тянуло даже на среднее.
- И тебе доброе утро, - кивнул Гарри. – Кофе?
- Нетушки, лучше вчерашнего ацетата чего-то там, – помотал головой Рон.
- Фаст фуд тебя до добра не доведет, - на пороге появилась Гермиона. – А что, приготовить завтрак ни у кого ума не хватило?
- Ума хватило, - со вздохом признался Драко. - С трудолюбием возникли проблемы.
- Куда вы Лив подевали? – спросила Гермиона.
- Я здесь, - Ливия вошла в столовую, стараясь не очень демонстрировать красноватые после бессонной ночи глаза.
- Значит, все в сборе. Тогда предлагаю провести что-то вроде военного совета. Вопрос первый: где пересидеть пару-тройку дней до момента выработки конкретного плана действий.
- Как формулирует, а? – подмигнул Ливии Гарри и посмотрел на Гермиону с гордостью папаши, чья пятилетняя дочурка самостоятельно постигла тайны таблицы умножения.
- Можешь хотя бы иногда не паясничать? – повернулась к нему Гермиона.
- Могу, наверное, – Гарри сделал вид, что задумался. - Попробовать надо.
- Вот-вот, попробуй. Я верю – у тебя должно получиться, – Гермиона повернулась к остальным. – У кого-то есть какие-нибудь конструктивные предложения?
- У меня есть, – Гарри поднял руку, как примерный ученик.
- Излагай, - оживился Рон, которому с утра думать обычно было лень.
- Я тут ночью подумал…
- И когда ты успел? – перебил Рон и тут же прикусил язык.
- Действительно – когда? – недоуменно уточнил Драко.
- Будете перебивать - замолчу, - предупредил Гарри.
Под раздраженным взглядом Гермионы Драко продемонстрировал, как закрывает рот на замок и выбрасывает ключик в окно. Рон ограничился кивком.
- Так вот, я собираюсь связаться с одним своим знакомым во Франции и попросить его о помощи.
- Почему именно его?
- Во-первых, там нас искать вряд ли догадаются. О моем близком знакомстве с этим человеком никто не подозревает. Во-вторых, он работает в Министерстве Магии Франции, том самом, где некоторые работники оказались настолько осведомлены о состоянии моего физического и душевного здоровья. В-третьих, с ним можно связаться по телефону, что немаловажно - ведь пользоваться каминной связью нам пока не стоит.
- С работником Министерства Магии - по телефону? – удивился Драко, уже усвоивший, что телефоном называется черная штука, с помощью которой можно разговаривать на расстоянии.
- Знаешь, многие маги давно поняли, что у магглов есть немало полезных изобретений, – пожал плечами Гарри.
- Звони, - поставила в разговоре точку Гермиона.
- А я? Мне куда? – жалобно спросила Ливия, до этого не принимавшая в разговоре никакого участия.
- У тебя есть выбор, - отозвалась Гермиона. – Ты можешь переждать это время у своих друзей, или останешься с нами.
- С нами, - быстро встрял Рон. – Ей может понадобиться наша защита.
- С вами, - с благодарностью посмотрев на Рона, подтвердила Ливия и добавила: - И почему твои друзья раньше к нам не приезжали в гости?
- Я был тут сразу после новоселья, - откликнулся Рон.
- А я где тогда была?
- А у тебя как раз случилась большая светлая любовь, - напомнила Гермиона.
- И потом еще раза два приезжал, - вспомнил Рон.
- А в те разы меня где носило?
- Как обычно, – пожала плечами Гермиона.
- Неужели опять большая светлая любовь? – притворно удивился Драко, понимая, что Гермиона просто пытается привести подругу в чувство после вчерашнего приключения.
- А у нее всегда именно такая! – засмеялась Гермиона. – На моей памяти еще ни разу не было маленькой и темной.
- Не понимаю, ты мне предлагаешь влюбиться в негра-карлика? – притворно возмутилась Ливия.
- Боже упаси, – все еще смеясь, Гермиона полезла в холодильник. – Против омлета с ветчиной нет возражений?
- Возражений нет. Есть уточнение, - подал голос Гарри.
- Какое?
- Побольше!
- Не волнуйся, я с прошлого раза прекрасно запомнила, что в тебя много влезает, особенно после, - поддела Гермиона.
- После чего? – не понял Рон.
- После мм… приключений, - быстро нашелся Гарри, укоризненно глядя на ехидную подругу.



Глава 19.

Покончив с обильным, хотя и несколько однообразным завтраком - омлет, тосты, ветчина, сыр, апельсиновый джем и крекеры – компания в полном составе плавно переместилась на второй этаж в просторную гостиную. Гермиона разожгла огонь в камине, и вид пламени в сочетании с приятным чувством сытости после завтрака подействовал на всех несколько расслабляюще. Пока Гарри в соседней комнате вел переговоры со своим французским знакомым, снова и снова обговаривал детали предложенного плана, в гостиной ничто не нарушало тишину, кроме легкого потрескивания огня и шипения прогорающих в камине дров.
К тому времени, когда последние детали были уточнены, и Гарри был готов озвучить выработанный план для всех остальных, Гермиона уже была, что называется, на взводе. Привыкнув всегда непосредственно участвовать в разработке стратегии и тактики любого начинания святой троицы - от мелкой шалости до операции глобальных масштабов - она впервые оказалась не у дел и переносила это с трудом.
- Значит, так, – Гарри хлопнулся на ковер возле камина с таким расчетом, чтобы видеть всех остальных. – Завтра утром в Лондон приезжает группа магглов-туристов из Франции. Пятеро из них располагают свободным временем в неограниченном количестве и горячим желанием погостить в Англии подольше. Особенно их заинтересовала возможность пожить в частном английском домике. В общих чертах план таков. Завтра ровно в десять часов мы должны быть на Трафальгар-сквер в ресторанчике с забавным названием «Бойцовый петух». Там мы должны занять отдельный кабинет. Группа туристов зайдет туда позавтракать. Мы быстро меняемся с этими пятью добровольцами местами. Они ждут, пока группа вместе с нами доест, погрузится в автобус и уедет, а затем преспокойно уходят.
- Куда? – уточнил Рон.
- Хоть к черту, хоть к дьяволу. Они получают в свое полное распоряжение весь Лондон и мой дом в придачу и преспокойно наслаждаются своим отдыхом.
- Каким образом ты планируешь занять их место? – включились в обсуждение Гермиона.
- А Гарри знает одно зелье, - усмехнулся Драко, моментально понимая, куда клонит бывший соперник.
- Вот именно, - кивнул Гарри.
- Опять пить эту дрянь? – ужаснулся Рон.
- Где ты планируешь его достать? – Гермиона всегда предпочитала тщательно прорабатывать все детали плана до того, как начинать по нему действовать. – Мне, конечно, не трудно сварить оборотное зелье, но как насчет необходимых для этого ингридиентов и времени? На Диагон-аллею сейчас никому из нас нельзя даже сунуться.
- Не волнуйся, все предусмотрено, - успокоил подругу Гарри. – Анри передаст для нас пакет, в котором будет зелье в необходимом на пару дней количестве, деньги и дополнительный инструкции на всякий случай.
- Фу, выходит, эту пакость нам придется несколько дней подряд пить, – Рона передернуло от отвращения.
- Ничего, тебя от этого не убудет, - фыркнула Гермиона. План ей понравился, ну, с поправкой на один недостаток – его придумала не она.
- Остается один вопрос, - продолжил Гарри. – Среди этих пятерых только одна девушка. Вам с Ливией надо будет решить, кто из вас временно сменит пол.
- Не хотелось бы показаться глупее, чем я есть на самом деле, - осторожно вмешалась Ливия, которая до сих пор молчала, ошеломленно хлопая глазами. – Но, может кто-нибудь из вас снизойдет до более подробных пояснений?
- Ой, извини, - спохватилась Гермиона. – Речь идет о том, что мы все выпьем по стакану оборотного зелья и временно, подчеркиваю – временно – примем облик наших добровольных помощников. Вместо них мы с экскурсионной группой вернемся во Францию, а они пока поживут у Гарри. Загвоздка в том, что мне или тебе придется сменить пол. Временно. Лично я отказываюсь категорически.
- Гермиона, попробуй взглянуть на это как на своеобразный научный эксперимент, – предложил Драко, старательно сдерживая неуместный в данной ситуации смех.
- Вау, Герм, соглашайся! Когда еще выпадет возможность познакомиться с мужским телом практически изнутри, – загорелись глаза у Ливии.
- Спасибо, конечно за заботу, я тронута до глубины души, - холодно отчеканила Гермиона. - Однако не имею ни малейшего желания знакомиться с мужским телом таким образом.
- Значит, ты мне уступаешь? – на всякий случай уточнила Лив.
- Я вообще не претендую.
- Вот и чудненько, – обрадовалась Ливия. – Сколько у меня будет дней?
- А что? – насторожилась Гермиона.
- Да так, хочу успеть побольше! – последовало несколько туманное объяснение.
- Чего успеть?
- Ну, - запнулась Лив, - наверное, подробности вам не интересны.
- Почему же, - прищурился Драко, примерно понимая, куда она клонит. – Может, мы тебе еще и советом поможем.
- Вот это настоящий друг, – объявила Ливия.
- Да уж, - пробормотала ошарашенная Гермиона. – Кто бы мог подумать.
- Лив, понимаю, что вынужден тебя огорчить, - вздохнул Гарри, - но вести себя придется тише воды и ниже травы. Поэтому все научные эксперименты надо отложить на потом.
- И так всегда, - пожаловалась Лив. – Никогда не получается то, что задумал.
- Ничего, - утешил Гарри. – Не у тебя одной. Ну, раз мы все вопросы решили…
- Не все, - покачала головой Гермиона. – Есть еще один.
- Какой?
- До десяти часов завтрашнего утра почти целые сутки. Здесь оставаться опасно.
- У тебя есть конкретные идеи?
- Естественно, - кивнула Гермиона. - Я предлагаю перебазироваться в такое место, где нас никто не найдет.
- Мерлин, нет! – закатил глаза Гарри.
Драко вопросительно посмотрел на Гарри, потом перевел взгляд на Гермиону и задумчиво
произнес:
- А почему, собственно, нет? Там нас искать никому и в голову не придет.
- Может быть, кто-нибудь из вас объяснит мне, о каком месте идет речь? – осведомился Рон.
- Библиотека, – почти торжественно объявила Гермиона.
- Ой, нет! – ужаснулся Рон.
- Ой, да! – отрезала Гермиона. – Всем полчаса на сборы. Жду вас внизу в гараже.
- Целый день проторчать в библиотеке? – возмутилась Ливия. - Да где это видано?
- В Хогвартсе, - пожал плечами Драко. – Во время учебы это было вполне обычное дело. Особенно перед сдачей С.О.В.
- Брр, - передернул плечами Рон. – Ты бы еще про сдачу П.А.У.К. вспомнил.
- Это у вас там такие экзамены были? – вытаращила глаза Лив. – И сколько пауков надо было наловить, чтобы поставили высшую оценку?
- С.О.В. и П.А.У.К - это как раз название высших отметок, - пояснил Гарри.
- Ух ты, прикидываю - приходишь домой после колледжа и говоришь предкам: у меня сегодня две совы и паук. Звучит, как бред сумасшедшего.
- Да разве это бред, - пустился в воспоминания Рон. – Бред – это эссе по зельям длиной в тридцать дюймов!
- Тридцать, - фыркнул Драко. – А пятьдесят не хочешь?
- А еще бред - два тома по истории магии - помните, про бесконечные восстания гоблинов? – подхватил Гарри.
- И курсовик по чарам, – закатил глаза Рон.
- А отработки по преобразованиям у МакГонагал? – не остался в долгу Драко.
- У МакГонагал? – хмыкнул Гарри. – Некоторые у Снейпа отрабатывали, и ничего.
- Подумаешь, у Снейпа. Да он нам был как отец родной, – не согласился Драко.
- Ты в том смысле, что родителей не выбирают? – привычно вступился за друга Рон.
- Если вы уже закончили свои теплые воспоминания о бесправной юности, то можно ехать, – в дверях стояла Гермиона, разозленная непонятной задержкой остальных.
- Уже идем, - успокоил подругу Гарри, и все дружными рядами направились в гараж.
- Ну, скажи мне, что я там делать буду? – по инерции попытался надавить на жалость Рон, уже сидя в машине на заднем сидении. Сесть на переднее он наотрез отказался, как только увидел Ливию на водительском месте.
- Я тебе по дороге комиксов куплю, - пообещала ему безжалостная подруга. – Тебе понравится.
Рон хотел было уточнить, что такое комиксы и почему они должны ему понравиться, но Гермиона на него так покосилась, что он счел за лучшее прикусить язык и молчать до самой библиотеки

В библиотеке было тихо, сумрачно и прохладно.
Рон послушно листал купленные по пути комиксы и время от времени поглядывал на массивные старинные часы, висевшие на стене. Стрелка на них ползла ужасающе медленно. До закрытия библиотеки – а именно такой срок отвела Гермиона – было еще очень и очень далеко.
Ливия с головой закопалась в какие-то женские журналы, притащив их из секции периодики.
Гермиона сосредоточенно хмурилась над солидным фолиантом, увидев который Рон в отместку за комиксы невинно уточнил:
- Никак для легкого чтения?
При этом Гарри, прекрасно понявший смысл шутки, засмеялся, а Гермиона кинула на ребят один из своих фирменных взглядов.
Гарри и Драко устроились в углу. Посовещавшись вполголоса, они, похоже, пришли к единому мнению, и вскоре Гарри притащил толстый том, на обложке которого красовался красно-желтый глаз, а название гласило: «Властелин колец». По всей видимости, выбранная для совместного чтения книга устраивала обоих. Во всяком случае, две головы - платиновая и угольно-черная - склонились над страницами настолько близко, что практически соприкасались.
Гермиона наблюдала за ними, прикрываясь своим фолиантом. Вся эта ситуация очень ее нервировала. Поначалу ей было не очень приятно осознавать, насколько гармонично в их тесную компанию влился Малфой. Конечно, этому было разумное объяснение - а когда она не могла что-либо объяснить? Малфой имел врожденное чувство юмора, хоть и с явным перекосом в сторону язвительности. Кроме того, он был умен, образован и не ограничивался узко очерченным кругом интересов. Тут он сильно напоминал саму Гермиону и, наверное, поэтому занял в их компании как бы промежуточное звено между Гермионой, с одной стороны, и Гарри с Роном, с другой. Ситуация получилась почти абсурдная и было непонятно, как на нее реагировать.
Кроме того, ее очень тревожило то, как Гарри смотрел на Драко. Драко тоже смотрел на Гарри, но понять выражение его серых глаз было практически невозможно. Во-первых, Гермиона его не знала так же близко, как Гарри. Во-вторых, если Малфой не хотел выдать свои эмоции, его глаза становились похожими на тонированные стекла в автомобиле: ты, конечно, знаешь, что там что-то есть, но вот что именно - остается загадкой.
Ливия тоже с интересом наблюдала за этой парой. Они ее заинтриговали. На первый взгляд парни производили впечатление давних оччень близких знакомых, в какой-то миг ей даже показалось, будто они, что называется, созданы друг для друга. Лив была девушка современная и не видела большой разницы между однополыми парами и более традиционными разнополыми. Однако, присматриваясь поближе, Лив заметила в их отношениях странную напряженность. Как будто между ними туго натянута струна, которая вот-вот лопнет, при этом больно ударив если не одного, то другого. И это настораживало.
Рон не пялился на друга и его главного школьного соперника так же пристально, как девушки, но думал тоже о них. Общество Малфоя он по-прежнему переваривал с трудом, но никак не мог отделаться от неутешительной мысли, что Гарри вот уже несколько дней выглядел более живым, чем последние несколько лет. А ради того, чтобы Гарри снова стал таким же, каким был раньше, Рон готов был и со сколопендрой подружиться.
Драко сначала только делал вид, что читал, его, как и остальных, мучили тягостные мысли. Воспитанный в духе вековых малфоевских традиций, он четко усвоил одно из главных правил: никогда не позволяй себе нуждаться в чем-либо или в ком-либо. Допускаются только поверхностные отношения, либо отношения, основанные на чувстве долга и чести. Дружба с Гарри не попадала ни под одно из этих определений, следовательно, противоречила кодексу поведения Малфоев. Отсюда вытекал вывод: пора завязывать.
Только от такого вывода на душе скреблись кошки. Желая отвлечься, Драко начал читать и незаметно для себя увлекся.
И только Гарри решил не копаться в собственном подсознании и просто наслаждался тишиной, хорошей книгой и обществом человека, который с каждым днем становился ему все ближе



Глава 20.

Прошло несколько часов. Ливия в очередной раз вышла покурить, Рон увязался за ней.
Гарри и Драко читали, не обращая никакого внимания на окружающих.
Гермионе стало скучно. Это был небывалый случай - она скучала в святая святых - библиотеке. От скуки девушка даже стала глазеть по сторонам. Вскоре ее внимание привлекли два парня, сидевшие наискосок от нее. Один из парней производил впечатление повзрослевшего Оливера Твиста. Нестриженные лохмы, одежда на размер больше, чем надо. Второй рядом с ним смотрелся как картинка из модного журнала. Стильная стрижка с косой челкой, мелированные волосы. Бежевая водолазка, светлые джинсы и мокасины. Непонятно почему заинтересовавшись этими двумя, Гермиона стала прислушиваться к их разговору.
- Я тебе говорю, это не кошка, а крольчиха какая-то. Штампует котят со скоростью света, уже раздавать некому, – шептал лохматый.- Я всех своих знакомых закотячил.
- Может, у нее китайские корни? - пошутил тот, что выглядел как картинка.
- Все может быть. Ее какой-то гад топить нес, но в планы естественного отбора вмешался Гринпис в лице моей дражайшей сестрицы. Она притащила этот комок шерсти домой в качестве боевого трофея. Слушай, забери последнего котенка, а? Неюзаный совсем, два месяца только. Окрас веселенький, лапы, хвост, урчалка - все на месте.
- Да ну, с ним хлопот не оберешься,
- Брось, САБЖ нормальный - луж не делает, за бантиком гоняется. Система питания вообще отлажена на раз – лопает все, что дают, вплоть до хлеба. Не глючный.
Тут Гермиона не выдержала и тихонько фыркнула. Несчастного котенка описывали совсем как последнее достижение робототехники.
- Ты другие слова для животинки подобрать не мог? – покосившись на Гермиону, улыбнулся Бежевый.
Гермиона тут же старательно уткнулась в книгу. Правда вчитаться как следует не успела - на страницу приземлился маленький самолетик. Девушка развернула его и увидела карикатуру - котенок с дисплеем вместо головы и хвостом-штепселем в розетке. Не желая поощрять нахального незнакомца, Гермиона демонстративно выбросила рисунок в корзину для мусора, нахмурилась и снова уставилась в книгу.
Через минуту на страницу снова приземлился самолетик. Развернув листок, Гермиона увидела довольно неплохой шарж – она сама, только совсем-совсем хмурая – и подпись:
« Если сильно хмуриться, появятся морщинки!»
Второй самолетик постигла печальная участь первого.
«Бог троицу любит» – гласила надпись на третьем.
Гермиона не удержалась и развернула. Конечно же, внутри оказалась очередная карикатура – доктор, чем-то неуловимо смахивающий на Бежевого, в одной руке клизма, в другой рецепт и подпись: « Вас мучают неразрешимые проблемы? Две таблетки пофигина на ночь – и все как рукой снимет!»
Тут уже Гермиона не выдержала. Пора нахала поставить на место. Она сосредоточилась, обернулась и даже открыла рот, но фирменный ледяной взгляд, которого вполне могло хватить на создание айсберга средних размеров или двух поменьше, сам по себе растаял, когда Бежевый закатил глаза в притворном ужасе и пантомимой продемонстрировал, как делает харакири. В ответ Гермиона показала ему язык.
Неизвестно, куда бы завели все эти записки, мигалки и гляделки, но как раз в этот момент вернулись Лив и Рон.
Они подошли к Гарри и Драко, Рон тихонько что-то им сказал. Вся четверка переглянулась, встала и направилась к столу Гермионы. Ей пришлось оторваться от увлекательного зрелища ( Бежевый как раз мастерски демонстрировал предсмертные судороги) и повернуться к друзьям.
- Есть предложение, – взяла на себя роль парламентера Лив. – Из библиотеки нас все равно попросят через пару часов. Можно не торчать здесь до закрытия, а сходить в кино. Вон Гарри и Драко изучают творчество Толкина. Давайте на «Властелина Колец» пойдем. Машину на всякий случай оставим на стоянке, поедем на такси. А потом можно в каком-нибудь мотеле на ночь устроиться. Не в парке же спать.
- Давайте, - подозрительно быстро согласилась Гермиона и сразу встала, направляясь к выходу.
Удивленная такой несвойственной Гермионе покладистостью четверка последовала за ней.
На пороге Гермиона не выдержала и обернулась. Бежевый преувеличенно печально вздохнул, помахал ей рукой и улыбнулся во все тридцать два зуба.
- Свои, не металлокерамика, - машинально отметила про себя истинная дочь стоматологов и вышла, испытывая непонятной чувство сожаления. Так, наверное, чувствует себя ребенок, которому показали красочный фантик, а саму конфету не дали.
Может быть поэтому фильм ей не то чтобы не понравился, но понравился намного меньше, чем мог. Ее спутники вышли из кинозала в полном восторге. Особенно громко восторгался Рон, который впервые попал в кинотеатр. Драко такое тоже было в новинку, но он привык высказывать свои эмоции более сдержанно. Зато у Ливии и Гарри рты не закрывались.
- Молодец Джексон, толково снял. И персонажи подобраны на славу , - тарахтела Лив.
- Ага, подобраны здорово, - соглашался Гарри. - Особенно Гэндальф. Кого-то он мне напомнил.
- Кого-кого, Дамблдора, – фыркнул Драко. – Такой же старый манипулятор.
- А что, правда похоже, – оживился Рон. – Тогда Фродо - это Гарри. Тоже спаситель…
- У меня не такие мохнатые ноги, – перебил Гарри в притворном ужасе. – Кстати, если я Фродо, то ты Сэм.
- Фу, он слишком толстый, - скривился Рон.
- А за Арагорна у вас кто? – включилась в игру Ливия.
- Гермиона, – переглянувшись, хором ответили Гарри и Рон.
- Ну, а Леголас тогда Драко, – предположила Ливия.
- Разве что по внешности подходит, – не согласился Рон. – Он ведь не с нами был.
- А с кем?
- Да был у нас тоже один… Саурон.
- Погоди, не пойму я что-то, – помотала головой Лив. – Получается, вы врагами были?
- Были, - кивнул Драко, с каким-то почти болезненным интересом ожидая реакцию Ливии на свои слова.
- Знаешь, не надо сейчас ворошить прошлое, - попросил Гарри.
- Почему же не надо, - в серых глазах загорелся хищный огонек. – Лучше сразу расставить все точки.
- Я не хочу твои точки, - потихоньку начал заводиться Гарри.
- С каких пор меня должны волновать твои желания? Я привык руководствоваться исключительно своими.
- Так ты эгоист, - попыталась шуткой разрядить обстановку Лив.
- Эгоист, - кивнул Драко.
- Нам только скандала на улице не хватало, - заметила Гермиона, выныривая из своих грез и с тревогой отмечая напряженные плечи Гарри, сузившиеся глаза Драко и сжатые кулаки Рона, готового вступиться за друга. – Гарри, помоги мне поймать такси.
Невыносимо долгую секунду Гарри всматривался в ледяные серые глаза, потом мотнул головой и пошел с Гермионой к проезжей части.
Драко сунул руки в карманы независимо отошел, изображая повышенный интерес к афише.
- Что это с ними случилось? – тихонько спросила Ливия, беря Рона под руку. – Если бы еще вчера мне сказали, что они могут ТАК яростно сверлить друг друга глазами, я бы не поверила.
- А если бы еще неделю назад мне сказали, что Гарри и этот белобрысый хорек смогут найти общий язык хоть в чем-то, я бы долго смеялся, – мрачно буркнул Рон. – Я знал, добром это не кончится. По крайней мере, для Гарри.
- А для Драко? – уточнила девушка
- Да плевал я на Драко! – разъярился Рон. - От него, кроме пакостей, ничего не дождешься. Гарри только-только оживать начал.
Лив замолчала, сбитая с толку яростным тоном Рона.
Драко стоял к ним спиной, но глаза скосил к кромке тротуара, где Гермиона, взяв Гарри за руку, что-то горячо ему доказывала. Он готов был многое отдать, чтобы услышать, что она говорит. И еще больше отдать, чтобы взять назад свои последние слова, а такое с ним было впервые. И это наводило на совсем уж невеселые мысли. Все Малфои по натуре одиночки. И не должны испытывать желание иметь друзей или …Стоп. Дальше эту мысль развивать было нельзя - запретная зона.
Такси удалось поймать на удивление быстро. Они молча погрузились в автомобиль, Ливия что-то выяснила у водителя и уже через час они оказались на дороге возле совсем крохотного мотеля. Хозяйка – пожилая старушка а-ля Фрекен Бок – бесстрастно оглядела странную компанию и выдала ключи от двух комнат, обставленных со старомодной опрятностью.
- Девочки налево, мальчики направо, - попыталась разрядить напряжение Ливия, но ее никто не поддержал.
Гермиона сразу устроилась возле окна с неизменной книгой.
Ливия немного подумала и решила лечь спать от греха подальше.
Рон хлопнулся на кровать, даже не раздеваясь, и уставился в потолок.
Драко с самым независимым видом занял единственное в комнате кресло, ежесекундно ожидая возражений со стороны Гарри или, на крайний случай, Рона. Однако и тот и другой промолчали.
Гарри задержался на пороге, тоскливо обвел комнату глазами и вышел.
Рон напрягся, готовый в любую минуту броситься следом, но увидел в окно, что Гарри устроился на перилах крохотной веранды и пристально уставился куда-то вдаль, и решил ему не мешать.
Время ползло удручающе медленно, стрелки часов, словно пьяные, спотыкались на каждом делении циферблата.
Гермиона упрямо продолжала пялиться в книгу, при этом умудряясь не видеть ни единой строчки из написанного.
Непривычная к пассивному времяпрепровождению Лив спала.
Драко сидел в кресле, не меняя позу.
Рон за все время ни разу не пошевелился.
Гарри по-прежнему сидел на веранде.
Прошел еще один час, тягучий, как патока. Драко не выдержал и повернул кресло так, чтобы видеть веранду и Гарри.
Тот сидел неподвижно, словно статуя, лишь резкие порывы ветра время от времени взъерошивали его волосы и заставляли слегка ежиться.
- А ведь на улице совсем не жарко, - пришло в голову Драко.
Эта мысль засела у него в голове, как заноза.
- Вот ведь упрямый осел! Он что - собирается окончательно замерзнуть прямо на глазах у изумленной публики? – пробормотал себе под нос Драко, не выдерживая душераздирающего зрелища.
Оглянувшись на Рона (вроде спит), Малфой встал, тихонько открыл дверь и вышел на веранду. Он молча подошел к Гарри и остановился у него за спиной, не зная, что делать дальше. Вернее, что надо делать он знал, а вот КАК – было неясно. Он должен был извиниться. Только раньше ему ни разу не приходилось просить прощения. ( См.Кодекс поведения Малфоев раздел пятый : статья первая- Малфои никогда ни перед кем не извиняются, т.к. всегда правы. Статья вторая – Даже если Малфои не правы, они никогда НЕ извиняются.) Однако, рассудив, что все когда-нибудь бывает в первый раз, Драко поглубже вдохнул и открыл рот. Оказалось, извиняться трудно. Во всяком случае, с первого раза ничего не получилось: нужные слова застряли где-то в районе диафрагмы, и рот пришлось закрыть. Драко снова глубоко вдохнул.
- Не надо, - послышался тихий голос.
- Что не надо? – опешил он.
- Говорит ничего не надо. Давай просто помолчим.
- Вместе? – осторожно уточнил Драко.
- Вместе, - кивнул Гарри, по-прежнему не поворачиваясь.
- Если вместе, тогда давай, - согласился Драко, испытывая дикое облегчение. - Только я предлагаю молчать в теплой комнате.
- Идет, - согласился Гарри, но с места не сдвинулся.
- Можно возвращаться в комнату, ты уже приобрел достаточно насыщенный синий оттенок, - неловко пошутил Драко и потянул Гарри за рукав.
- Хорошо, - на этот раз Гарри действительно встал и направился вслед за Драко.
За окнами почти совсем стемнело, только в углах комнаты притаились синеватые тени.
- Полежи со мной, - попросил Гарри.
- Хорошо, - мгновенно откликнулся Драко. – Только не шуми, а то Рон проснется.
- Нет, он всегда крепко спит, я еще по Хогвардсу помню.
Они устроились вдвоем на кровати в углу. Гарри лежал с закрытыми глазами. Драко задумчиво ерошил пальцами угольно-черные пряди.
Вскоре Гарри согрелся и расслабленно засопел.
- Я почти засыпаю, - сонно пробормотал он.
- Спи, все нормально, - отозвался Драко.
Через пару минут Гарри окончательно провалился в глубокий сон.
- Счастливец, - подумал Драко.
К нему сон никак не шел. В голове беспорядочно путались обрывки школьных воспоминаний, не слишком веселые мысли о настоящем и совсем уж печальные о неопределенном будущем.




Глава 21.

Утром первым проснулся Рон. Он сразу с тревогой оглянулся, ища глазами Гарри.
Гарри вольготно раскинулся на кровати. Он лежал на животе, уютно уткнувшись носом в малфоевскую шею и раскидав руки. Малфой примостился на самом краешке, было совсем непонятно, как он умудрился ночью не грохнуться на пол.
Услыхав, что Рон зашевелился, Драко приоткрыл глаза и приложил палец к губам. Рон кивнул, лихорадочно соображая – они что, снова решили помириться? Или этот змей просто воспользовался тем, что Гарри спит, и подобрался поближе? Не придя ни к какому определенному выводу, Рон тихонько встал и вышел из комнаты, аккуратно прикрыв за собой дверь.
- Куда он? – сонно щуря глаза, поднял голову Гарри.
- Пошел подышать свежим воздухом. Спи, - откликнулся Драко.
- Угу, - лохматая голова снова бухнулась на подушку.
Однако поспать ему больше не удалось. Спустя пару минут, предварительно постучав, вошла Гермиона. Она быстро окинула взглядом картину мирного сна и про себя чертыхнулась.
- Пора вставать. Завтрак накрыт, поедим и сразу выезжаем.
- Чем это Гермиона так озабочена? – задумчиво поинтересовался Гарри, пытаясь причесаться перед зеркалом.
- За тебя переживает, – лаконично ответил Драко.
- А чего за меня переживать?
- Это она по привычке.
- От ненужных привычек надо избавляться.
- Сам ей об этом скажешь.
- Я что, похож на самоубийцу?
- Если после Хогвартса ты не сильно изменился, тогда ответ - да!
«Конечно, этот разговор с трудом можно было назвать дружеским, но, по крайней мере, мы вообще разговаривали » – думал Драко во время завтрака, никак не реагируя на три пары неодобрительных глаз.
***
Ровно в десять утра в отдельном кабинете ресторанчика «Бойцовый петух» состоялась встреча беглецов и тех, чье место они собирались занять. Четыре парня и одна девушка с любопытством наблюдали, как Гарри читает сопроводительное письмо, а Гермиона тщательно проверяет содержимое объемной дорожной сумки. Видимо, там оказалось все в порядке, и она удовлетворенно кивнула.
Передав французам ключи от машины Лив и от дома Гарри, компания вышла в коридорчик, ведущий к общему зале ресторанчика, где группа французских туристов завтракала перед марш-броском по Лондонским достопримечательностям.
В коридоре Гермиона вытащила из сумки одну фляжку и два пакета с одеждой, остальное сунула Гарри
- Встречаемся в зале, - сказала она и потянула Ливию за собой в женский туалет.
На вкус оборотное зелье оказалось еще хуже, чем она запомнила со второго курса. Зажав пальцами нос и зажмурившись, Гермиона опрокинула стакан, в котором плавала платиновая волосинка и сделала над собой героическое усилие, чтобы проглотить все за один раз. Вскоре она уже рассматривала свою новоприобретенную внешность перед большим зеркалом.
Слишком высокая, слишком худая, слишком длинные спутанные волосы, сделавшие ее похожей на Бритни Спирс.
- Беее! – Гермиона с отвращением показала своему (в смысле чужому) отражению язык и крикнула: - Лив, ты там случайно не утонула?
- Жива пока что, - удовлетворенно кивнула она, прислушавшись к тому, что творилось в крайней кабинке. Звуки недвусмысленно намекали, что в неравной борьбе Ливии и оборотного зелья пока что побеждало зелье.
- Еще дай! – в приоткрытую дверь просунулась рука с пустым стаканом.
- Неужели так понравилось? – притворно удивилась Гермиона, доливая в протянутый стакан тягучую жижу из фляжки и добавляя короткую волосинку. – Приятного аппетита!
В ответ из-за двери донеслось короткое ругательство, включавшее в себя много терминов, ранее практически неизвестных Гермионе.
- Насчет первого и второго мне понятно, а третье потом повтори еще раз, только помедленнее и поподробнее! – крикнула она и едва успела отскочить в сторону, потому что дверь распахнулась, и вышло то, что раньше было Ливией.
Внимательно рассмотрев свое отражение в зеркале, Лив удовлетворенно кивнула – новая личность ей пришлась по вкусу. Немного подумав, она задрала свитер и чуток полюбовалась на «свою» мускулистую грудь. Потом подмигнула отражению и собралась выйти из туалета, но была остановлена Гермионой.
-Чего тебе, милая? - благосклонно спросила Лив, в считанные секунды входя в роль плейбоя.
Гермиона в ответ направила на нее палочку и тихо пробормотала «Логос». (прим.автора- понимаю, что заклинание примитивное, но ничего другого в мою голову не пришло.) Предвосхищая вопрос, она пояснила:
- Ты же не собираешься общаться с французами на родном языке Шекспира и Байрона, или прикидываться глухонемым мальчиком?
- Так вот как эта штукенция работает! – воодушевилась Ливия. – Направил на объект, сказал заветное слово и готово. Слушай, подари мне книжку заветных слов, трофейная деревяшка у меня ведь уже есть.
- Вынуждена тебя огорчить – эта «штукенция» работает только в руках у того, кто имеет врожденнную магическую силу, – отозвалась Гермиона. – А трофейную деревяшку мы у тебя конфисковали и спрятали от греха подальше. На всякий случай также предупреждаю: деревяшка, с помощью которой я тебя обучила французскому языку - это не полноценная волшебная палочка, а всего лишь что-то вроде амулета направленного воздействия. Позволяет решать мелкие проблемы и при этом не привлекает излишнее внимание Министерства Магии.
- И тут облом, - вздохнула Ливия. - Не везет мне в последнее время. Лучшие идеи на корню пропадают.
Гермиона не ответила.
Девушки переоделись в приготовленную Анри одежду и отправились туда, где завтракала остальная группа.
Судя по тому, что свободных мест за столом оказалось только два, Гарри, Рон и Драко их опередили.
Гермиона тряхнула спутанной платиновой гривой, мимоходом отметила, что ей опять не повезло с прической, и уселась на один из свободных стульев рядом с шатеном хипповатого вида.
- Это я, Рон. – прошептал шатен. – Гарри напротив в зеленой ветровке, Малфой слева от него.
- Нехило замаскировались, - Лив хлопнулась на свободный стул рядом с Гермионой.
- Тихо, - зашипела на нее Гермиона. – Помолчи хоть пару часов.
- Пару - запросто. Если больше, тогда вряд ли, - пожала плечами Ливия и потянулась к блюду горячих булочек, источавших умопомрачительный аромат корицы.
***
Далее события понеслись с ужасающей быстротой. После завтрака гид оперативно загрузил всю группу в автобус, и они галопом понеслись осматривать достопримечательности.
По дороге Лив умудрилась купить фотоаппарат.
- Зачем тебе он понадобился? – подозрительность Гермионы в последние дни достигла пика.
- Родители все уши прожужжали - живешь почти год в Англии, а ничего не видела. Пошлю маман свою фотку на фоне Биг Бена, чтоб не приставала больше.
- Угу, заодно на обороте подробно объясни, как докатилась до жизни такой.
- До какой жизни? – не поняла Ливия.
- Боюсь, мамочка не признает любимую дочурку в двухметровом мужике с лицом идиота.
- Да, с фотографиями я погорячилась, – признала свою ошибку Ливия. – Придется заняться чем-нибудь другим.
- Чем именно? – подозрительно уточнила Гермиона.
Но Лив только загадочно улыбнулась улыбкой Моны Лизы (Мона Лиза, если сделать поправку на ее нынешний пол.)
Ответ на свой вопрос Гермиона получила на следующей же остановке экскурсантов возле Вестминстерского Аббатства. Пока она честно слушала экскурсовода, Лив закадрила миловидную француженку с пикантной родинкой в уголке рта.
Пришлось Гермионе срочно принимать контрмеры.
Подойдя к Ливии, она покрепче обняла незнакомое тело и проворковала, усердно хлопая глазами:
- Вот ты где, милый. А мы тебя чуть было не потеряли, – кивнула она на подоспевших на помощь Гарри, Рона и Драко.
- Мы решили сбежать от нудного гида и провести пару часов где-нибудь в более приятном месте, - неожиданно подала голос француженка. – Меня, кстати, зовут Сесиль.
- Это так романтично и так похоже на…- Гермиона запнулась.
- Рауля, - тихо подсказал Гарри.
- Рауля, - подхватила Гермиона. – До сих пор с восторгом вспоминаю, как он устроил для меня романтический вечер при свечах! – тут Гермиона заметила, что взгляд Сесиль стал заинтересованным и быстро добавила: - В Макдональдсе. Ах, эти гамбургеры с луком и Кока-кола! Разве можно их сравнить с … с… – опять запнулась Гермиона, лихорадочно вспоминая какие-нибудь французские блюда поизысканнее.
- Фуа-гра, - пришел на помощь Драко, старательно кусая губы, чтобы не расхохотаться.
- Вот-вот, - подтвердила Гермиона.
Услышав про романтический вечер в Макдональдсе, Сесиль утратила интерес к «Раулю» и постаралась как можно поскорее отойти в сторону под предлогом того, что хочет поближе рассмотреть древнюю каменную кладку.
Ливия не была бы Ливией, если бы тут же не попыталась отомстить за сорвавшееся свидание.
- Милая… - она расплылась в зловещей улыбке, покрепче стиснула Гермиону и впилась в ее губы грубым поцелуем.
Гермиона вырвалась, в сердцах наступила острым каблуком на ногу вконец зарвавшейся подруги и прошипела сквозь зубы:
- Не на людях же…
Пользуясь тем, что Сесиль отошла, Лив жизнерадостно сообщила парням:
- Здорово она у вас целуется. Кто главный тренер?
- Ты ангела способна из себя вывести, – зашипела Гермиона.
- А где ты тут ангелов видишь? – моментально парировала Лив.
- Один-один, – объявил Драко, давясь от еле сдерживаемого смеха.
- В лягушку превращу, – мстительно пообещала Гермиона.
- Только после возвращения в Англию, а то во Франции поймают и на суп пустят, - ехидно отозвалась Ливия.
- Хватит, вы привлекаете к себе ненужное внимание, - попросил Гарри.
- Хватит, так хватит, – согласилась Ливия.
Гермиона неохотно кивнула в знак согласия.



Глава 22.

Вечером вся группа, не чувствующая под собой ног от усталости, была благополучно загружена в автобус, доставивший их в порт, откуда они отправлялись во Францию на теплоходе.
Стоя на палубе, Рон с растущей тревогой наблюдал за приличными волнами, ритмично ударявшими в борт теплохода.
- Меня укачивает, – объявил он.
- Да разве это волна? – возразила Гермиона. – И вообще, плыть недолго. Тебя не успеет укачать.
- Где моя каюта? – уточнил Рон.
- Зачем тебе каюта? Стой на палубе, дыши свежим морским воздухом.
- Может быть, я не хочу, чтобы все смотрели, как меня будет тошнить.
- А ты накрой голову – и через борт, - предложила бессердечная Ливия. Она еще немного дулась на ребят за то, что они не дали ей как следует порезвиться.
Рон позеленел.
- Меня больше беспокоит другое, – сказала Гермиона. – Вдруг шторм усилится, и мы не сможем отплыть сегодня?
- Меня это ни капли не беспокоит, - возразил Рон. – Вернемся обратно в Лондон и все дела.
- Куда вернемся? – спросил Гарри. – Ты что, забыл – нас ищут. Во всяком случае, меня и Драко точно. Да и вам лучше пока где-нибудь переждать. Ведь всему миру известно, что мы всегда вместе. (прим автора: И за все, что мы делаем, отвечаем тоже вместе, бригада! Хи-хи! )
- Ты напрасно паникуешь, - смилостивилась над Роном Ливия. – Сейчас таких лекарств напридумывали, всю тошноту как рукой снимают. Сходи в медпункт, найди врача и все дела.
Рон с благодарностью посмотрел на девушку и побрел искать врача, пока ему не стало совсем уж плохо.

****
Франция встретила их пасмурной погодой и густым молочно-белым туманом, таким, что на расстоянии вытянутой руки уже ничего не было видно, кроме размытых силуэтов.
Непонятно даже, как Анри их не пропустил. Так или иначе, они встретились и сразу же отправились, как сказал Анри, в очень надежное место.
По дороге Ливия объявила:
- Меня высадите на Рю Виель.
- Почему? – спросил Гарри.
- У вас свое надежное место, а у меня свое, – пояснила Ливия.
- Лив, ты что, обиделась? – встревожилась Гермиона, которой не хотелось ссориться с подругой.
- Нет, конечно, – покачала головой та, - Мне просто ОЧЕНЬ надо навестить кое-кого.
На самом деле все было гораздо проще. Ливии понравился Рон. Она догадывалась, что и Рон к ней неравнодушен. Но никаких действий для более тесного знакомства он до сих пор не предпринимал. Оставалось только сделать что-нибудь такое, чтобы он стал активно неравнодушен, а временная разлука подходила для этой цели как нельзя лучше.
- Если кому-нибудь из вас я еще понадоблюсь, мой номер есть у Гермионы.
- Ну, если очень надо, - начала догадываться Гермиона и показала глазами на Рона – мол, из-за него?
- Очень-очень, - закивала Ливия, подтверждая ее догадку.
- Тогда до встречи, - включился в игру Гарри, тоже понимая по какому поводу перемигиваются девушки.
- Я тебе позвоню, – мучительно краснея, сказал Рон.
- Попробуй только не позвонить, – тихонько пробормотала себе под нос Ливия, – пожалеешь, что вообще на свет родился.
Как видно, в отношении Рона девушка была настроена очень решительно.
- Что ж, не будем вас задерживать. Действие оборотного зелья заканчивается через час. Вам надо будет где-нибудь спрятаться и переодеться, – сказал Анри.
- Не проблема, – отмахнулась Лив, выходя из автомобиля.
- Зря мы ее отпустили, - запереживал Рон. – Вдруг с ней что-нибудь случится?
- Вот вечером позвонишь и убедишься, что у нее все в порядке, - посоветовала Гермиона, стараясь не сильно улыбаться.
Влюбленный в Ливию Рон - это надо же!
- Вы пока поживете у моей хорошей знакомой. Она маггла и…
- Ничего не знает про магов, – перебил Рон.
- Как раз наоборот - знает и про магов, и про Волдеморта, и про Гарри Поттера. Так что насчет конспирации можно не волноваться, – пожал плечами Анри. – Да, я надеюсь, вы достаточно воспитаны, чтобы не обижать мою будущую супругу.
- Достаточно, - кивнул Драко, поскольку после этих слов вся троица посмотрела именно на него. – Я вообще уже начинаю привыкать к тому, что вокруг сплошные магглы.
- Вот и правильно, в конце концов, именно на их стороне численное превосходство, - заметил Анри, поворачивая на тихую улочку.
- Приехали, - он остановил машину перед двухэтажным домиком с черепичной крышей и ухоженным палисадником перед чистенькими окнами.
Дверь открылась, и на порог выпорхнуло прямо-таки небесное создание - светлые пушистые волосы да плеч, голубые глазищи на пол-лица, губки бантиком и чуть вздернутый носик.
- Это Николь, - представил ангелоподобную девушку Анри. И добавил для Николь: - А с ребятами ты познакомишься попозже, когда они примут свой естественный облик.
- Заходите, мне очень приятно, что мы можем оказать вам посильную помощь. Я про вас столько всего слышала, - улыбнулась Николь, продемонстрировав при этом кокетливую ямочку на левой щеке.
- Нам тоже приятно, - вежливо ответил Гарри, проходя в дом вслед за радушной хозяйкой.
Остальные молча последовали его примеру.

****
Николь предоставила каждому из них отдельную комнату, извинившись при этом, что комнаты не очень большие и ванная на всех только одна.
Спустя два часа беглецы, уже приняв свой обычный облик, чистые и переодетые в собственную одежду, собрались на кухне.
Они все были настолько голодны, что завтрак прошел в полной тишине. Только когда с едой было покончено, Анри предложил:
- Рассказывайте, во что вы влезли на этот раз.
Гарри и Драко переглянулись – кому первому начинать рассказ.
- Давай ты, - предложил Гарри, - Все-таки непосредственным участником событий был именно ты, хоть и в моем облике.
- Почему в твоем облике? – заинтересовался Анри.
- Это долго объяснять, - ответил Гарри. - Да и к делу оно не относится.
- Ладно, рассказывай только то, что относится, – согласился Анри.
- Значит, так. Во вторник в Министерстве проводился не то форум, не то брифинг, в подробности я особо не вникал. Перед самым перерывом мне передали записку, подписанную Артуром Уизли.
- Неправда! Отец никогда бы не стал участвовать в кознях против Гарри, мои родители относятся к нему как к собственному сыну! – вскинулся Рон.
- Я не сказал – от Артура Уизли. Я сказал – подписанную его именем, – не повышая голоса, уточнил Драко. - Скорее всего, это было сделано специально, чтобы у Гарри не размышлял над вопросом идти или нет. Даже у меня не возникло никаких подозрений, хотя почерк мистера Уизли мне незнаком. В перерыв, не говоря никому ни слова, как и было написано, я спустился в вестибюль. Ко мне подошел маг, которого я уже видел ранее в зале, и передал мне портключ. «Вас очень ждут, мистер Поттер» - сказал он. Обычно я не настолько наивен, чтобы брать портключи у незнакомцев, но поскольку был на месте Гарри, то предпочел действовать так, как он.
- Спасибо, ты только что обвинил меня в легкомыслии и неосторожности, - фыркнул Гарри.
- Ты именно так всегда и поступаешь, - пожал плечами Драко. – Достаточно вспомнить твой дом без единого охранного заклинания – заходи, кто хочет и делай, что хочешь.
- Если бы не моя беспечность, ты сейчас сидел бы в своем скучном Поместье, - обиделся Гарри.
- Да, да, я благодарен тебе до глубины души, - язвительно перебил Драко. – Вместо этого я два дня продирался через лес, практически не зная дороги, потом прятал труп в каменоломне, галлонами глотал оборотное зелье и таскался по Лондону с группой надоедливых магглов.
- Может, вернемся к тому, что было дальше? – прервала Гермиона. – А снова поссориться вы успеете попозже и без свидетелей.
- Мы не ссоримся, а разговариваем, - поправил ее Гарри.
- Воспользовавшись портключом, я оказался в какой-то комнате в компании с министром Фаджем, Артуром Уизли, кем-то, кто притворялся профессором Снейпом, и еще одним магом, с виду больше похожим на гориллу, чем на человека - продолжил свой рассказ Драко. - Предвосхищая ваши вопросы, с уверенностью заявляю: это был НЕ Северус Снейп. Я его очень хорошо знаю и ни при каких обстоятельствах ни с кем не спутаю.
- Я вот тоже Гарри хорошо знаю, а не сразу поняла, что это не он, – заметила Гермиона.
- Он знает его немного ближе, чем ты меня, - вклинился Гарри с ехидной улыбкой.
- Горилла выхватила у меня из рук палочку и хлопнул Фаджа Авадой, – пропуская комментарии мимо ушей, продолжал Драко. – Спасать псевдо-Снейпа мне и в голову не пришло, поэтому я запустил портключом в мистера Уизли. Обычно, если человеку что-то летит прямо в лицо, он автоматически это ловит. Мистер Уизли не стал исключением и мгновенно покинул нас в состоянии, близком к шоковому. Куда перенес его портключ, я не знаю.
- Отца выкинуло в вестибюле Министерства, – сказал Рон.
- Я так и предполагал, - кивнул Драко. – Скорее всего, с этого момента события пошли не так, как должны были. Псевдо-Снейп выхватил из рукава полочку и запустил в гориллообразного мага Ступефаем. Благодаря глупому стечению обстоятельств тот, падая, ударился о столешницу и проломил себе голову. Псевдо-Снейп сначала офонарел, наблюдая за расползающейся лужей крови, потом спохватился, ухватил меня за руку и потянул к выходу. Не знаю, где в этот момент прятался «случайный свидетель», потому что улица была абсолютно пустынной. Я задержался в дверях, а псевдо-Снейп зашипел:
- Скорее, мистер Поттер, шевелите ногами, пока нас не поймали!
Мы побежали. Как раз тут действие оборотного зелья стало заканчиваться. Мои собственные черты стали все сильнее проявляться. Псевдо-Снейп, ничего не понимавший, остановился и открыл рот. Я воспользовался его временным замешательством и сбежал.





Глава 23.

- Как ты очутился у Гарри на кухне? – уточнила Гермиона. – Палочку у тебя забрали, аппарировать ты не мог.
- У меня с собой был портключ, - объяснил Драко.
- Откуда?
- Я ему на всякий случай дал, – вмешался Гарри.
- Все, что происходило потом, вы знаете не хуже меня, - никак не отреагировав на вмешательство Гарри, закончил свой рассказ Драко.
- Рон, а ты как догадался, где нас искать? – спросила Гермиона.
- Отец вечером не пришел ночевать, прислал сову с запиской, что задерживается на неопределенное время. А утром появился совершенно недоумевающий и жутко уставший. Рассказал, что Фаджа кто-то убил, рядом с телом министра обнаружили труп неизвестного и палочку младшего Малфоя. Потом Джинни притащила утренний выпуск газет, где было написано, как случайный прохожий видел профессора Северуса Снейпа и Гарри Поттера, выбегающих из дверей дома, в котором произошло двойное убийство. Я вспомнил, что еще в школе Снейп и Малфой довольно тесно общались, и решил, что они против Гарри что-то замыслили. Поскольку в Хогвардс аппарировать нельзя, я начал поиски с Малфой-Мэнор.
Рон поколебался пару секунд и сказал, обращаясь к Малфою:
- Спасибо, что спас моего отца.
- Да, скорее всего, он должен был разделить незавидную участь Фаджа, – кивнул Драко.
- В общих чертах все ясно, - подал голос Анри. - В последнее время мне пришлось тесно работать с Пуассоном – Гарри его знает – и с неким Ферье, штатным аналитиком Министерства Магии. У Пуассона, когда он выпьет, начинается прямо-таки словесный понос. Так вот, на одном из недавних полуофициальных мероприятий, я случайно услышал его беседу с Ферье. Он рассуждал о том, что если не получилось победить в войне - наскоком – то уж путем мирных перестановок и хитроумных планов вскоре весь колдовской мир будет у них в кармане, а щенок Поттеров либо сгниет в Азкабане, либо загремит в клинику св.Мунго. В Азкабане его с удовольствием встретят дементоры – еще бы, столько воспоминаний и сильных эмоций! – а в Мунго – старые знакомые. И неизвестно, что для Народного Героя будет лучше. Увидев меня, Ферье толкнул Пуассона и тот замолчал.
- Значит, Гарри должны были застать над телами Фаджа и Артура Уизли в компании псевдо-Снейпа и с палочкой, которой их убили. Потом либо тоже убить, как оказавшего сопротивление при аресте, либо задержать и засунуть в Азкабан, – вполне логично предположила Гермиона.
- Народного Героя так сразу в Азкабан не отправишь, - возразил Драко. – Для начала его бы просто с почестями изолировали от окружающих.
- А где удобнее всего изолировать? – подхватил Рон. – Ясное дело, все в той же клинике св.Мунго.
- Точно. Потом либо довести до состояния невменяемости, либо все же выпустить в суд – пусть он заодно и Снейпа утопит, рассказав о его якобы присутствии на месте преступления, - продолжила мысль Гермиона.
- Что автоматически ставит под удар Дамблдора, который неоднократно брал под защиту бывшего Упивающегося Смертью и упорно продолжает держать его преподавателем в школе, – задумчиво добавил Драко.
- Да и меня он тоже в свое время отстоял, - сказал Гарри.
- В каком смысле?
- Многие из высших министерских чинов после того, как я убил Волдеморта, настаивали на моей временной изоляции все в той же клинике Св.Мунго. Они говорили - на всякий случай надо понаблюдать, вдруг в него вселилась часть силы темного Лорда и мало ли на что его теперь может потянуть.
- Опять это Мунго! – буквально подпрыгнула Гермиона. – Нет, что хотите доказывайте, но это неспроста.
- Клетка, внутри клетки капкан, в капкане мышеловка, в мышеловке отрава, - покачал головой Драко. – План разрабатывал кто-то очень умный и хитрый. Это так похоже на… - он замолчал.
- На Люциуса Малфоя, - тихо продолжила Гермиона.
Драко мрачно кивнул.
- Дела, - протянул Гарри и спросил: - Ты точно не знаешь, где твой отец может скрываться?
- Нет, - покачал головой Драко. – Мы с матерью пытались его найти всеми известными нам способами, но у нас ничего не вышло.
- А где сейчас Нарцисса? – спросила Гермиона.
- Во Франции, у родственников. Точнее сказать не могу, мы давно не общались.
- Значит так, - подвел под разговором черту Анри. – Теперь послушайте меня очень внимательно. Я понимаю, что вы неоднократно героически спасали весь мир, у вас за плечами богатый военный опыт, но в данной ситуации он вам не пригодится. Вы запутаетесь, как слепые котята и обязательно допустите какую-нибудь ошибку, а вашим противникам только это и надо. У нас пока слишком мало информации, чтобы делать выводы и придумывать контрпланы.
- Ты говорил, что у Пуассона развязывается язык после выпивки? Может, ты сможешь его как-нибудь напоить и поболтать о том, о сем? – предложил Гарри.
- Попробую, - кивнул Анри.
- Только осторожно, чтобы он ни о чем не заподозрил, - предупредила Гермиона.
- Не волнуйтесь, я всегда очень осторожен, Николь это может подтвердить, - улыбнулся Анри и встал. - Мне пора в Министерство, увидимся завтра утром, если до завтра ничего не случится.
- Я провожу, - вскочила Николь.
Они вместе вышли из кухни.
- Да уж, - первым нарушил молчание Гарри. – Давненько мы ни во что не впутывались.
- Угу, - подхватил Рон. – Даже как-то непривычно.
- Ничего, - тряхнула головой Гермиона. – Условные рефлексы быстро восстанавливаются.
Они втроем переглянулись, усмехаясь.
- Вы точно больные, - покачал головой Драко. – Как ты там говорила – адреналиновые наркоманы? Согласен на все сто. Причем все трое. Мирная жизнь вам противопоказана.
- Что тут поделать, - пожал плечами Гарри, - сам знаешь, тяжелое детство, смертоносные игрушки.
Он замолчал, потому что в комнату вернулась Николь.
- Вы извините, что мы свалились со своими проблемами вам на голову, - начала Гермиона.
- Ничего, я к этому уже привыкла, - перебила ее Николь, улыбаясь. – Анри и без вас все время куда-то впутывается.
- А с виду не скажешь, - удивился Гарри.
- Внешность бывает обманчивой, - назидательно высказался Драко.
- Ага, вот взять хотя бы тебя, - подхватил Рон. – С первого взгляда – ну просто ангел, а со второго…
- И со второго тоже ангел, - перебил Гарри, - только Падший.
- Падший Ангел, - повторил Драко, улыбаясь Гарри одними глазами. – Мне нравится, как ты это говоришь.
- А мне не нравится, как ты… - воинственно начал Рон.
Неизвестно, чем мог закончиться этот разговор, если бы его не прервал звонок в дверь.
- Кто это? – насторожилась Гермиона.
- Сейчас посмотрю, - Николь пошла к двери.
Все остальные напряженно застыли с палочками наизготовку, готовые к самому худшему…





Глава 24.

- Все в порядке! – с облегчением крикнула Николь. – Это мой младший брат.
В этот момент дверь распахнулась, как от удара ногой, и на кухню заглянуло Нечто Невообразимое.
При ближайшем рассмотрении ЭТО оказалось симпатичным парнем лет восемнадцати, в блестящих малиновых брюках и короткой куртке, практически не поддающейся цветовой идентификации.
- Я у тебя поживу, - объявил парень, скидывая с плеча сумку, по виду напоминающую вещмешок времен первой мировой войны, только пронзительного ультрамаринового оттенка.
- Познакомьтесь, это Кристиан, - пояснила присутствующим Николь. – Что у тебя опять случилось?
- Ничего глобального, - легкомысленно отмахнулся Кристиан. – Жан-Поль готовит к показу новую коллекцию, поэтому я решил на время перебраться к тебе, чтобы не отвлекать его от работы.
- Она будет такая же идиотская, как и две предшествующие? – осведомилась Николь.
- Что ты, теперь все намного серьезнее. Жан-Поль продумал все до мелочей, нас наверняка ждет ошеломляющий успех.
В следующую секунду Кристиан заметил Драко, сидящего на диванчике.
- Mon dieu, Какой типаж! Николь, твой белобрысый дружок не хочет поучаствовать в показе и заодно немного подзаработать? Если бы мы выпустили такого очаровашку на подиум, половина зала сразу же была у нас в руках, - восхитился он.
- Думаю, вряд ли, - с трудом сдерживая смех, ответила Николь.
Из угла, в котором Гарри развалился на стуле, донеслось сдержанное фырканье.
Драко перевел на него ледяной взгляд, который, впрочем, не произвел должного впечатления.
Кристиан тоже повернулся и, мгновенно сориентировавшись, предложил:
- Раз белобрысый отпадает, может вот этот, лохматый согласиться? Великолепный вариант «плохого парня». Вторая половина зала…
- Сразу будет у вас в кармане, - подхватила Николь, - Но тоже нет.
- Белобрысый и лохматый, - задумчиво повторила Гермиона. – С ума сойти.
Огорченный повторным отказом Кристиан посмотрел на нее ней и немного оживился.
- Ну, а вы, мадемуазель, не хотели бы попробовать себя на подиуме…
- Нет, - быстро перебила Гермиона. – Тем более, что первая половина зала уже в кармане у белобрысого, а вторая у лохматого. На мою долю просто не осталось поклонников.
- Хотите, я буду вашим поклонником, - галантно склоняясь над ее рукой, предложил Кристиан.
- Она не настолько склонна к экстриму, оставь девушку в покое, – ответила Николь вместо Гермионы.
- И тут облом, - вздохнул Кристиан и назидательно добавил: - Вот если бы ты похудела фунтов на сорок-пятьдесят, из тебя могла получиться неплохая манекенщица. Ростом правда, ты не очень вышла, но внешность подходящая. С учетом твоих родственных связей в мире моды … - он явно намекал на себя.
- Храни меня господь в сухом, прохладном месте, - ужаснулась Николь. - Если я похудею на пятьдесят фунтов, во мне останется всего шестьдесят пять и тогда без костылей не обойтись, а в ветреную погоду вообще дома придется сидеть.
(прим. автора: я не переводила фунты в килограммы, читателю люди грамотные, сами считать умеют)
- Мое дело предложить, - пожал плечами Кристиан. - Кстати, оцени! - он с гордостью продемонстрировал несговорчивой сестре что-то, вытащенное из необъятной сумки.
Николь закатила глаза:
- Что это?
- Это свитер, как раз из новой коллекции - гламурная вещица. Хочешь, подарю?
Николь в ответ хмыкнула и предложила:
- Подари лучше тому, кто угадает, что изображено на этом... - она запнулась, не в силах определить, что именно держит в руках ее брат.
- Свитере, - любезно подсказал Кристиан.
- Пусть ОНО будет свитер, - согласилась Николь. - Моя личная версия: здесь художественными средствами изображен героиновый приход к группе вязальщиц и по совместительству дальтоников-абстракционистов.
- Не смешно, - обиделся Кристиан и повернулся к остальным. – Еще версии будут?
Все призадумались.
Действительно, свитер был похож на апогей постмодернизма.
- Зеленый слон ловит лапой черных лягушек на красном поле, - не желая обижать брата Николь, тактично предположил Гарри.
- У слонов не бывает лап, - подчеркнуто нейтральным голосом заметил Драко из своего угла.
- Это просто… просто новая порода слонов, - пояснил свою точку зрения Гарри.
- Нет, - ответил Кристиан и огорченно добавил - В вопросах высокой моды вы профаны. Только представьте на минуту, как человек, надевший подобную вещь, будет выделяться на общем блеклом фоне.
- В природе вообще не существует фона, на котором бы этот шедевр не выделялся. Даже если увидишь летающую тарелку, надевай и смело становись рядом – вы идеально дополните друг друга, – подвела итог дискуссии на тему моды Николь.
- Я привык к непониманию со стороны обывателей, но родная сестра могла быть потактичнее, - тяжело вздохнул Кристиан, подбирая с пола сумку.

****
День выдался на удивление тихим и мирным.
Рон взял у Гермионы номер телефона Ливии и теперь старательно тренировался в общении с помощью этого полезного маггловского изобретения.
Гермиона зарылась в какую-то книгу, судя по обложке - детектив.
Драко решил как следует отоспаться.
Гарри смотрел по телевизору третьесортный боевик.
Кристиан пережевывал непонимание окружающих, запершись в своей комнате на втором этаже.
За ужином он всем своим видом продолжал демонстрировать крайнюю степень обиды. В конце концов, Гермионе стало его немного жалко.
- Чем ты занимаешься в свободное от творчества время? - тщательно подбирая нейтральные слова, она попыталась вовлечь парня в разговор.
- Я сисадмин.
- Кто? – не понял Рон.
- Повторяю - системный администратор.
- А, с компьютерами работаешь, - обрадовался Гарри. - Здорово, наверное.
- А то! – воодушевился Кристиан. – Между прочим, компьютеры скоро заменят людей почти во всех сферах деятельности.
- Вот и нет, - моментально возразила Николь. - Компьютер не заменит человека до тех пор, пока не научится смеяться над шутками начальника и сваливать свою работу на соседний компьютер.
- Не можешь не съязвить, - возмутился Кристиан. - Хоть бы разочек промолчала.
- Я уже промолчала, помнишь, позавчера?
- Такое долго не забудешь, - согласился Кристиан. – Целых три часа абсолютной тишины. Еще немного, и я бы за врачом побежал.
Гарри наблюдал за их перепалкой со стороны, когда поймал многозначительный взгляд Драко.
Драко подмигнул и слегка кивнул в сторону выхода из столовой.
- Пойду немного прогуляюсь, – как бы между прочим сказал Гарри и поднялся из-за стола.
- Смотри, будь поосторожнее, - предупредила Гермиона.
- Не волнуйся, я за ним присмотрю, - успокоил ее Драко и тоже встал.
- Кому за кем присматривать придется, это еще вопрос, - возразил Гарри.
- Обсудим это на улице, - подтолкнул его к выходу Драко.
После их ухода не прошло и пяти минут, как Рон страдальчески сморщился и заявил:
- У меня разболелась голова. Пойду, подышу свежим воздухом.
- Надеюсь, ты не собираешься за ними шпионить? – нахмурилась Гермиона.
- И в мыслях не было, - заверил ее Рон.
- Похоже, мы втроем остались, - улыбнулась Николь.
- Вдвоем, - поправил Кристиан. – Я тоже собираюсь немного развеяться.
- Когда ты вернешься? – на правах старшей сестры осведомилась Николь.
- Не волнуйся, совсем рано. Ты еще даже не успеешь проснуться, – «утешил» ее младший брат.




Глава 25.

Выйдя на улицу, Гарри остановился и выжидающе посмотрел на своего спутника:
- Что ты хотел мне сказать?
- Не сказать, а предложить, - уточнил Драко. – Тут недалеко есть довольно милый ресторанчик с изысканной французской кухней. Не желаешь со мной выпить пару бокалов вина?
- С тобой – конечно! – воодушевился Гарри.
- Хм, думаю, все-таки ключевым было слово «выпить», - засмеялся Драко, не желая показывать, как ему было приятно услышать такое от Гарри.
Ресторанчик находился действительно недалеко и с первого взгляда произвел на Гарри приятное впечатление. Оно длилось ровно да того момента, когда он открыл меню и прочитал первые страницы.
- Малфой, ты видел, что тут предлагают бедным посетителям?
- Я даже это ел, причем неоднократно, - отозвался Драко, разворачивая белоснежную, накрахмаленную до хруста, льняную салфетку.
- Лягушачьи лапки, виноградные улитки, устрицы, - с ужасом вчитывался в строки Гарри. – А что-нибудь менее экзотическое и более съедобное здесь подают?
- Нет, выбирай из того, что есть.
- Я лучше выберу из того, что пить, - заупрямился Гарри.
- Поттер, много пить вредно.
- А мало неинтересно.
- Если мне не изменяет память, ты чересчур быстро пьянеешь, а я пьяных не люблю.
- Знаешь, что, - Гарри захлопнул меню. - Пойдем куда-нибудь в другое место.
Драко пожал плечами:
- Если ты так настаиваешь…
- Я настаиваю и даже очень, - оживился Гарри.
- Почему я все время иду на поводу у твоих желаний? – проворчал Драко, складывая салфетку и кладя ее на стол рядом с тарелкой.
- Наверное, потому же, почему я иду на поводу у твоих, - пояснил Гарри.
- Кстати, забыл уточнить одну вещь. Откуда у тебя портключ от моего дома? – спросил он уже на улице.
- Я утром машинально прихватил одну из твоих раковин – ту, которая с дырочками.
- Морские ушки, - кивнул Гарри.
- Да, ушки. На этом чертовом брифинге было очень скучно, от нечего делать я над ней слегка поколдовал.
- Значит, ты все-таки собирался ко мне вернуться потом, - полуутвердительно заметил Гарри.
- Собирался, не собирался… Какая теперь разница? - пробурчал Драко
- Для меня очень большая.
- Хватит болтать, пошли веселиться. Это ведь Париж! – Драко независимо засунул руки в кармане, не собираясь ничего обсуждать.
- Пошли, я что – против? – согласился Гарри.
Он решил, что они все равно обязательно поговорят, но позже.
****
На следующее утро Гермиона проснулась рано, но спешить ей было некуда. Анри накануне вечером позвонил и сообщил, что постарается вырваться и зайти часов после десяти. Она немного повалялась в кровати, потом решила, надо иметь совесть - свалились бедной Николь как снег на голову со всеми своими проблемами, так хоть помочь приготовить завтрак. Гермиона неохотно вылезла из-под теплого одеяла, умылась и спустилась вниз, не испытывая никакого энтузиазма. Хотя она понимала, что магией, даже бытовой, пока лучше не пользоваться, перспектива готовить традиционными маггловскими способами еду на семерых не страдающих отсутствием аппетита людей, внезапно показалась ей не слишком привлекательной.
Оказалось, гостеприимная хозяйка встала намного раньше и успела все сделать сама. В воздухе витал аромат свежей выпечки и еще чего-то восхитительно вкусного.
- Доброе утро, - поздоровалась Гермиона, втайне испытывая облегчение.
- Доброе, - отозвалась Николь. - Позавтракаешь со мной?
- А остальные? – вежливо спросила Гермиона, чтобы соблюсти хоть видимость приличий в то время, как ее рука уже сама тянулась к тарелке, на которой высилась горка румяной сдобы.
- Гарри и Драко пришли под утро, они еще спят, Кристиана нет до сих пор.
- А Рон?
- Рона я не видела со вчерашнего вечера.
- Он что - вышел подышать свежим воздухом и не вернулся? - уточнила она.
- Нет, - подтвердила Николь.
Гермиона не успела ни рассердиться, ни испугаться, поскольку со стороны входной двери послышалась возня и негромкий спор.
- Я сам пойду, что я – маленький? – первый голос принадлежал Рону.
- Пожалуйста, я только поздороваюсь и сразу уйду, - канючила Ливия. – Я с вами за это время сроднилась, мне одной скучно.
- Лив, а я в первый раз слышу, что ты умеешь скучать! – крикнула Гермиона.
Лив моментально отпихнула Рона от двери, влетела на кухню и повисла у нее на шее.
- Я тоже рада тебя видеть, - сдержанно отозвалась Гермиона, отпихивая чересчур эмоциональную подругу и поворачиваясь к Рону.
- Как твое здоровье? – сладким голосом осведомилась она.
- А Рон болел? – встревожилась Лив.
- Вчера вечером у него вдруг заболела голова, он пошел прогуляться, пока ему не станет лучше.
- Вау, веришь, я впервые выступаю в роли средства от головной боли, – восхитилась Лив.
- Охотно верю. До сих пор ты в основном становилась ее причиной, у меня, во всяком случае,- ответила Гермиона.
- Приятно видеть, что мы опять в полном составе, - зевая во весь рот, на кухню спустился Гарри.
Он выглядел совершенно невыспавшимся, уставшим, еще более взъерошенным, чем обычно, но довольным.
- Где ты потерял Драко? – забеспокоилась Лив.
- Его потеряешь, как же, - фыркнул Рон, за что тут же получил от подруги подзатыльник.
- С ним все в порядке? –продолжала допытываться Лив.
- Со мной всегда все в порядке, - послышался хрипловатый голос.
Однако изрядно помятая (для Малфоя, обычно выглядевшего безупречно) физиономия свидетельствовала об обратном. По крайней мере, как минимум, о бурно проведенной ночи.
- Где вы вчера были? – продолжала сыпать вопросами Ливия.
- Спроси лучше, где мы не были, – буркнул Драко, осторожно устраиваясь на стуле и стараясь не делать резких движений головой.
- Кофе? – великодушно предложил Гарри.
У него было прекрасное настроение, парень разве что не мурлыкал.
- И мне кофе, - потребовал Кристиан прямо с порога.
Николь демонстративно посмотрела на часы, висевшие над столом, но Кристиан никак не отреагировал на недовольство старшей сестры.
Вместо этого он восхищенно сказал, обращаясь к Драко:
- Ну, вы даете! Я такого еще в своей жизни ни разу не видел. Великолепное зрелище, куда там профессионалам.
- Мы? – обалдел Драко, ничего не понимая, и повернулся к Гарри.
- Ну да, ВЫ – ты и Гарри, - пояснил Кристиан. – Сегодня ночью, помните?
- А поподробнее можно? – попросил Гарри. – Как у кого, а у меня события сегодняшней ночи помнятся весьма смутно.
- Ты действительно ничего не помнишь? – поразился Кристиан.
Гарри вопросительно посмотрел на Драко. Тот пожал плечами, Гарри помотал головой.
- Вы вдвоем сегодня ночью участвовали в стрип-конкурсе в клубе «Данс Макабр».
- Мы? – неподдельно удивился Гарри. И на всякий случай еще раз уточнил: - В смысле – я и Драко?
- Ну а кто же еще? Клуб до утра гудел. Все пытались понять, куда вы так быстро исчезли. Я никому не сказал, что вы знакомые моей сестры, и я знаю, где вы живете. Иначе тут сейчас бы пол-Парижа собралось.
Гарри и Драко в шоке переглянулись. Такие подробности прошлой ночи не помнил ни один, ни другой.
- Здорово вы вместе смотрелись, - продолжал Кристиан, - Белое и черное, золото и серебро, текучая, почти бескостная грация кошки и рваная пластика чистокровного скакуна… Толпа буквально на ушах стояла!
- Вот видишь, - Гарри с облегчением хлопнул Драко по плечу. – Все выяснилось. А ты мне пол-утра зудел – откуда у нас деньги в трусах, откуда у нас деньги в трусах.
- И много? – заинтересовалась Лив, за что тут же получила два «дружеских» взгляда: укоризненный от Рона и убийственный от Гермионы.
- Молчу, только не выгоняете! – взмолилась она. – Мне без вас слишком скучно.
- Зато с нами слишком весело, - процедила Гермиона, возвращаясь к прерванному завтраку.
Она быстро допила чай и встала из-за стола.
- Ты куда? – спросил Рон.
- Пойду, прогуляюсь, может, куплю для вас «Анти-мяу» какой-нибудь. А то у вас гормоны по мозгам чересчур бьют, – буркнула Гермиона.
- Иди, заодно проветришься и повеселеешь, - пожала плечами Лив.
Вместо ответа Гермиона громко хлопнула дверью.
- Зачем ты так? – упрекнул Рон.
- Если не умеешь веселиться сам, то по крайней мере, не надо мешать веселиться другим. – пояснила свою точку зрения Лив.
- Ты Гермиону плохо знаешь, - засмеялся Гарри. – Когда она начнет веселиться, нам всем уже будет не до смеха.
- Точно, - поддержал его Рон.
- Вряд ли мне доведется это увидеть, - фыркнула Лив.
Она понимала, что не права и от этого хорохорилась.
О том, как она ошибалась, девушка узнала совсем скоро.



Глава 26.

Гермиона шла по улице и чувствовала себя, как никогда одинокой.
Ну что за напасть, в самом деле? Все мило разбились по парам, а она совсем одна.
Девушка так задумалась, что совсем перестала смотреть, куда идет, и с размаха врезалась головой в случайного прохожего.
- Эй, - услышала она знакомый голос, - надо хоть немного смотреть, куда идете.
Гермиона подняла глаза и онемела от удивления. Перед ней собственной персоной стоял Бежевый из библиотеки.
- Вот уж не ожидал Вас тут встретить, - продолжал Бежевый.
- Я тем более не ожидала. По моим подсчетам, вы должны были умереть минут через пять-семь после харакири, – пробурчала Гермиона.
- Вы очень нахальная молодая особа, Вам это известно?
- Вздор, большинство людей считает меня эталоном выдержки и дружелюбия.
- Это Ваше большинство – идиоты, – заявил Бежевый.
- Как это ни больно, придется согласиться, - вздохнула Гермиона, невольно начиная улыбаться в ответ.
- Вам больно то, что большинство идиоты, или то, что Вы нахалка? – уточнил Бежевый.
- И то, и другое. Хотя нет, – Гермиона задумалась. – Пожалуй, первое меня удручает сильнее. Не люблю идиотов, причем гораздо больше, чем нахалов.
- Это утешает, - Бежевый расхохотался и добавил: - Дорогая мисс, если Вы в этом мире считаетесь образцом благожелательности, в нем чертовски опасно жить. Кстати, меня зовут Александр. Можно просто Алекс.
- А меня Гермиона, - отозвалась девушка, прикладывая титанические усилия, чтобы не начать широко улыбаться в ответ.
- Могу я пригласить тебя на чашечку кофе? – вежливо осведомился Алекс.
- Пригласить, безусловно, можете, - Гермиона сделала вид, что всерьез задумалась над полученным предложением. - И знаете что? Я даже могу на это согласиться! – добавила она, наблюдая, как при мысли о возможном отказе у Алекса вытягивается лицо.
- Прекрасно, - Алекс расцвел. - Если ты никуда не торопишься…
- Я? Нет! – гордо объявила Гермиона, заталкивая тревожные мысли про Гарри, Драко, Рона и Ливию куда подальше.
Она решила пуститься во все тяжкие. Может, назло Лив, а может, по какой-то иной причине. Возможно, настоящая причина шагала рядом, крепко держа ее за руку.
- Не надо так стискивать мои пальцы, я не собираюсь никуда убегать, - пошутила девушка.
- Я тебе верю, но на всякий случай перестрахуюсь, - подмигнул Алекс, увлекая ее за собой.
****
Когда Гермиона не появилась к обеду, Гарри слегка насторожился. Накануне вечером они договаривались еще раз обсудить сложившуюся ситуацию с Анри, а не в ее привычках было пропускать назначенные встречи. Хотя Анри все равно не смог прийти. Он лишь позвонил, чтобы сообщить, что завтра вечером ему подворачивается подходящий случай, и он постарается что-нибудь выпытать у Пуассона или у Ферье.
Когда Гермиона не появилась к трем часам, Гарри немного заволновался, но Лив, которая и не собиралась никуда уходить от новоприобретенных друзей, отмахнулась:
- Ты что, Гермиону не знаешь? Сидит сейчас себе где-нибудь в укромном месте и переживает.
- Я ее достаточно хорошо знаю, поэтому и волнуюсь, - пояснил Гарри.
- Одно такое сидение в укромном месте чуть не закончилось смертью для всех нас, – поддержал его Рон.
- Это когда вы пещерного тролля уложили? – вспомнила недавний рассказ Лив. – Так во Франции по улицам тролли не бегают.
- Подождем еще немного, - предложили Николь. – Париж необыкновенный город. Он завораживает приезжих и порой заставляет совсем позабыть о времени.
- Ладно, подождем, – нехотя согласился Гарри.
Однако Гермиона не появилась ни в пять часов, ни в семь. На улице тем временем стемнело. Тут уже все не на шутку заволновались.
Ливия казнила себя за длинный язык и отсутствие такта, а Гарри дергался, что не настоял на поисках раньше.
Подождав еще немного, Гарри, Рон и Драко отправились прочесывать близлежащие улицы, Кристиан взял на себя окраины.
Все было тщетно.
В десять часов вечера они собрались на кухне, совершенно убитые. Поиски ни к чему не привели. Гермиона как в воду канула. Где ее искать, никто даже не предполагал.
- Стоп! – вдруг встрепенулся Гарри. – Где тут можно найти сову?
- В зоопарке, - ответила удивленная Ливия. – Я помню, где находится зоопарк, и могу показать. Только что это нам дает?
- Конечно, - поддержал идею Драко. – Совы всегда находят нужных адресатов. Я знаю дежурную совятню в центре Парижа..
- Я подвезу, – в отличие от Лив, Николь сразу поняла, куда клонят ребята.
- Я с вами, – подскочил Гарри. Он так нервничал, что не мог дальше находиться на одном месте. - Рон, вы с Лив на всякий случай оставайтесь здесь.
- Если Гермиона все-таки объявится, позвоните нам и сообщите, – Николь быстро написала на бумажке номер своего мобильного телефона и сунула листок Ливии в руки.
****
Возле совятни было темно и тихо.
- Брр, - поежилась Николь. – Какая зловещая тишина. И прохожих нет. Очень странно.
- Ничего странного нет. Просто на совятню наложено заклинание, случайные прохожие сюда не забредают, а если и забредают, то ничего не видят, – пояснил Драко и постучал в окно.
- Удивительно, я-то ее вижу.
- Это потому, что ты с нами.
Тем временем в окошке появился заспанный смотритель совятни. Драко тихо сказал ему несколько слов и сунул в протянутую руку пару монет.
Вскоре смотритель вернулся и вынес небольшого коричневого филина.
- Обри у нас самый быстрый и очень сообразительный, - гордо сказал смотритель, передавая птицу Драко.
- Нам как раз такой и нужен, - кивнул Драко, добавляя еще одну монетку.
Ребята сели в машину. Немного отъехав, они повернули за угол и остановились. Гарри написал небольшую записку на листе, вырванном из блокнота Николь. Драко от себя добавил внизу несколько строк
(прим автора: не искать же им ночью пергамент!)
Драко свернул лист и протянул филину вместе с парой монеток:
Извини, но ничего вкусного у меня нет.
Филин негромко ухнул, взмахнул крыльями и исчез в ночи, будто растворившись в густо-чернильной темноте.
- Я на всякий случай указал в записке твой адрес, - сказал Гарри, обращаясь к Николь. – Вдруг Гермиона просто заблудилась в незнакомом городе. Тогда она сможет поймать такси и приехать, не вызывая никаких подозрений у водителя.
- Правильно, - кивнула Николь. – Надо было еще и телефон на всякий случай написать.
****
А Гермиона в это время мирно спала в роскошном номере отеля.
День, проведенный с Александром, был до отказа заполнен всевозможными развлечениями. Она словно с цепи сорвалась.
Сначала они выпили восхитительно сваренный кофе с еще теплыми круассанами в крохотном кафе, где кроме них не было ни одного посетителя.
Потом они бродили по Елисейским полям, взявшись за руки и поедая жареные каштаны из смешной коробки, которую Алекс купил где-то по дороге. Гермиона с наслаждением уплетала теплые, чуть солоноватые шарики.
Затем была поездка в пригород - Фонтенбло – и Гермиона впервые в жизни прокатилась в старинной пролетке, управляя парой лошадей. Вожжи поверх ее тонких пальцев надежно держали сильные руки Алекса, и она совсем не боялась.
И, конечно же, гвоздь программы – Эйфелева башня, с которой открывался захватывающий вид на Париж – город влюбленных.
Когда они спустились вниз, Алекс сказал, что отойдет на пару минут. Он попросил Гермиону ни за что не уходить с площадки возле башни. Девушка удивилась, но заверила, что ее не сдвинут с места даже силой.
Прошло не более пятнадцати минут, и она услышала откуда-то сверху голос Алекса.
- Смотри!
Гермиона подняла голову вверх и увидела, как вниз летит целый ворох роз, вернее, крохотных розовых бутончиков нежно-палевого цвета. Она засмеялась, пытаясь поймать хоть немного.
Но Алекс сбрасывал вниз еще и еще, она не могла удержать их в ладонях, роняла, ловила новые и смеялась, смеялась, смеялась…
Поздно вечеров, уже совсем уставшие, но довольные, они зашли в отель, в котором остановился Алекс.
Гермиону поразил номер «люкс», заставленный вазами с цветами.
- Я цветы с детства люблю, - пояснил Алекс, будто извиняясь, и уточнил:
- Ты какое шампанское предпочитаешь – брют или что-нибудь более сладкое?
- Я сладкое вообще не очень люблю, - отозвалась Гермиона, переходя от одной вазы к другой, трогая пальцами полупрозрачные, будто восковые, лепестки фрезий и вдыхая пряный аромат гиацинтов.
- Значит, брют, - решил Алекс.
Потом они пили шампанское и целовались.
Колкие пузырьки щекотали небо, контрастом - мягкие губы, бархатная влага языков, и везде пальцы – трогали, поглаживали, изучали…
К тому времени, когда вторая бутылка великолепного шампанского опустела, они уже плавно перебрались в спальню. Вечер близился к логическому завершению.
Как назло, раздался телефонный звонок. Алекс с сожалением оторвался от Гермионы, извинился и вышел в другую комнату – поговорить.
Когда он вернулся, девушка спала, уютно свернувшись в уголке огромной кровати, с непривычки устав от целого дня сплошных удовольствий и открытий.
Алекс тихонько укрыл ее и прилег рядом, внимательно рассматривая четко очерченные брови, мохнатую щеточку ресниц и выразительный рот.
Немного погодя он тоже задремал, а, когда проснулся, никак не мог понять, что за странный шум его разбудил. Наконец, определив, откуда доносятся звуки, он подошел к окну и отдернул штору. В стекло стучал крыльями сидевший на узком карнизе филин. Впустив странную настырную птицу, Алекс с изумлением смотрел, как филин присел на кровать рядом с лицом крепко спавшей Гермионы и несколько раз слегка клюнул ее в щеку.
- Бесполезно, - вздохнул Алекс, присаживаясь рядом. Почему-то он совсем не удивился. – Здоровый сон.
Филин посмотрел на Гермиону, перевел глазки-бусинки на Алекса, потом снова на Гермиону.
Видимо приняв решение, он ухнул и протянул Алексу записку.
- Это мне? – обалдело переспросил странную птицу Алекс.
Филин опять ухнул, но как-то недовольно.
Значит, ей, - сделал вывод Алекс. – Не волнуйся, как только она проснется, я ей обязательно передам.
Филин снова ухнул и вылетел в открытое окно. Алекс повертел в руках адресованное Гермионе послание и решил его прочесть. Вдруг там что-нибудь срочное?
«Гермиона, куда ты пропала? Мы с ног сбились, тебя ищем. Если ты заблудилась, пишу точный адрес. Отзовись!!!» Далее следовал адрес. А потом постскриптум - другим почерком, четким и изящным одновременно:
«Гарри готов уже плюнуть на конспирацию и обратиться за помощью лично к министру. Сама понимаешь, что из этого может выйти».
Записка производила впечатление что называется, крика души.
Как ни жаль было будить Гермиону, Алекс потряс ее за плечо и сказал:
- Кто такой Гарри? На какую конспирацию он готов плюнуть? Откуда он знает Министра? Почему Министр должен ему помочь?
Изо всех заданных вопросов до затуманенного усталостью и алкоголем сознания Гермионы дошел только последний. Не открывая глаз, но изо всех сил пытаясь занять горизонтальное положение, она пробормотала:
- Гарри нельзя в Министрество! Его там могут убить! – на этом ее силы закончились, и она снова бухнулась на кровать.
- Похоже, тут дело серьезное, - сам себе сказал Алекс. – Ну, какие будут предложения?
- Выход только один, - так же сам себе ответил он, чертыхнулся под нос и стал собираться.



Глава 27.

К тому времени, когда стрелки часов уже подобрались к двенадцати, все впали в состояние, близкое к панике.
Ливия на все лады кляла свой склочный характер и длинный язык.
Рон пытался ее успокоить, но без особого успеха.
Драко пристально наблюдал за Гарри – на всякий случай, чтобы тот не вздумал выкинуть очередную героическую глупость.
Николь и Кристиан из солидарности спать тоже не ложились.
Наконец, Гарри молча вытащил палочку, собираясь немедленно аппарировать в Министерство.
- Подожди, тебе туда нельзя! – пытался образумить его Драко, хватая за запястье.
- От того, что тебя поймают или даже убьют, Гермиона не найдется.
- Золотые слова! – послышался голос от входной двери, которую за всеми треволнениями даже забыли закрыть. – Дверь придержите, я сейчас.
Незнакомец вышел и тут же вернулся, неся на руках Гермиону.
Что с ней? – встревоженно спросила Ливия, быстро вытирая слезы.
Спит, - пожал плечами незнакомец и уточнил: - Куда ее?
Я покажу, - спохватилась Николь.
Я отнесу Гермиону в кровать и все объясню! – сказал Алекс.
Да уж, хотелось бы! – кивнул Драко.
Алекс вскоре спустился на кухню и попросил:
- Можно кофе? Мне не помешает немного взбодриться.
- Можно, - отозвалась Лив, не трогаясь с места. – После того, как вы нам объясните, где вас весь день и половину ночи носило на пару с нашей Гермионой.
- С вашей? – подчеркнуто удивился Алекс. – А на каких основаниях вы ее монополизировали?
- Алекс, извините, Лив просто очень переволновалась за подругу, - дипломатично вступил в беседу Кристиан. – Она не хотела вас обидеть. Но, если вам не трудно, удовлетворите наше любопытство. Где она была все это время?
- Она провела этот день со мной, - лаконично ответил Алекс. – Если Гермиона сочтет необходимым посвящать вас в подробности, она это сделает сама. А меня увольте.
- Вы с ней сегодня утром познакомились? – задал Драко мучавший всех вопрос.
- Нет, мы познакомились в Лондоне. Теперь, если я удовлетворил ваше любопытство в меру своих скромных возможностей, я вас покидаю. Очень, знаете ли, кофе хочется.
- Ответьте еще на пару вопросов и получите свой кофе, - потребовала Лив.
- Спасибо, я до глубины души тронут вашим гостеприимством, но предпочитаю оплачивать свои гастрономические потребности деньгами. Прозаично, но я так привык, – с этими словами Алекс встал и направился к двери.
- Что вы все молчите? – повернулась к остальным за поддержкой Лив.
- Я даже не знаю, что сказать, - пожал плечами Рон.
- Для начала не помешает простое спасибо, – кинул Алекс, выходя на улицу.
- Ну вот, - подвела итог разговора Николь, - Обидели человека. И зачем, спрашивается?
- Затем, - ответила Лив. – Где он нашу Гермиону таскал до двенадцать часов ночи?
- Лив, давай я тебе напомню несколько вещей. – перебил ее Гарри. – Первое: не далее, как вчера, вы с Роном всю ночь напролет гуляли и никто не потребовал от вас ответа, где вы были и что делали. Второе: только сегодня утром ты посоветовала Гермионе немного повеселиться. Можно сказать, она восприняла твой дружеский совет как руководство к действию. Третье: Гермиона совершеннолетняя и вправе сама выбирать себе знакомых и то, как ей проводить свое свободное время.
- Если этого будет мало, могу добавить как минимум еще пару пунктов от себя лично, - продолжил Драко.
- Надо же, как вы все накинулись на меня одну, - вздохнула Лив. – Я ведь сама умом понимаю, что не права. Только признать это вслух мне трудновато.
- Ничего, до утра у тебя есть время, можешь перед зеркалом потренироваться, - «утешила» Николь.
- Ну что ж, Герми нашли, во всем разобрались, теперь можно дружными рядами идти спать, - зевнул во весь рот Кристиан и пошел наверх.
Остальные последовали его примеру.
Только Гарри задержался, поскольку не допил очередную чашку черной густой жидкости, проходившей у него под маркой «кофе» и больше напоминавшей взвесь кофейной пыли мельчайшего помола, чем жидкость в прямом смысле слова.
Драко задержался на пороге и спросил:
- Ты после таких лошадиных доз кофеина хоть спать сможешь?
- Смотря с кем, - Гарри сделал вид, что всерьез задумался. – Вот если, к примеру, с тобой, то меня не остановит ни бог, ни даже дьявол.
- Дьявола нету, - отозвался Драко, усмехаясь в ответ на непрозрачный намек насчет планов Гарри на ночь, точнее, на оставшуюся часть ночи. – Равно как и чертей с ангелами.
- Некоторым повезло - у меня есть свой Ангел. Правда, Падший, но мне такой даже больше нравится.
Гарри отставил недопитую чашку и подошел очень близко, почти вплотную.
Потом взял ладонь Драко и поднес ко рту.
Всего лишь легкое касание губ, но Драко отдернул руку, будто обжегся.
Молчание наполнило тишину.
Оно длилось, пока стук их сердец не стал оглушительно, невыносимо громким.
На этот раз Драко сдался первым.
С коротким полустоном - полувсхлипом он обхватил лицо Гарри и впился жадным поцелуем.
Гарри ответил не менее яростно, и весь остальной мир для этих двоих перестал существовать.

****

На следующее утро Гермиона проснулась поздно.
У нее весьма ощутимо болела голова – она не привыкла употреблять шампанское в таких количествах.
И еще ей было неловко. Она совсем не помнила, как оказалась дома в своей постели. Кроме того, девушка прекрасно понимала, что заставила своих друзей изрядно поволноваться.
Напомнив себе, что убегать от действительности не в ее правилах, она встала, привела себя в порядок и спустилась вниз.
На кухне Гермиона застала просто идиллическую картину: вся компания в полном составе мирно завтракала. Все были предельно вежливы и предупредительны друг к другу, поминутно благодарили за переданный хлеб или салфетку и разговаривали подчеркнуто негромкими голосами. С непривычки это производило гнетущее впечатление и слегка настораживало.
Постояв на пороге пару минут, Гермиона вошла, поздоровалась, пожелала всем приятного аппетита и спросила, ни к кому конкретно не обращаясь:
- А где ваши овечки?
- Какие овечки? – поднял на нее глаза Гарри.
Ну, у вас сегодня на завтрак пасторальная картинка на тему: Пастухи и Пастушки. А вот овечек нет, – пояснила Гермиона, испытывая необъяснимое, дикое желание поязвить.
- Ну почему нет, одна блудная все-таки имеется, - отозвалась Лив и тут же получила под столом пинок по коленке.
- Она подняла голову и посмотрела на ребят – Гарри, Драко и Рон сидели от нее на одинаковом расстоянии с одинаково нейтральными лицами.
- Ты с утра сегодня очень самокритична, – объявила Гермиона.
- А где ты вчера весь день была? – вмешалась Николь, пока разговор не превратился в словесную перепалку.
- Где же я могу быть? В библиотеке, разумеется! – чертенок, сидевший внутри Гермионы сегодня утром никак не хотел умолкать.
- Видели мы ночью твою библиотеку, - снова не выдержала Лив. – Очень даже ничего.
- Ага, это был дежурный библиотекарь. У французов такой трогательный обычай - последнего посетителя домой провожать, - продолжала резвиться Гермиона.
- Хорошо, что ты у нас худая и засиделась дольше всех, - подхватила Лив, благоразумно поджимая ноги под стул. – Если бы несчастному «библиотекарю» пришлось на руках какого-нибудь мужика домой тянуть, он мог надорваться.
- И когда ты только повзрослеешь, - вздохнул Гарри. – Тебе через пять-семь лет будет уже тридцать, пора угомониться.
- Ага, а через пятнадцать почти сорок, - весело подхватила Лив. – А через двадцать пять почти пятьдесят, - упрямо продолжала она развивать свою мысль, не обращая внимания на неодобрительные взгляды остальных. - А через тридцать пять почти шестьдесят, - уже с меньшим энтузиазмом закончила девушка.
- Ладно, - не выдержала Гермиона. – Давайте считать, что все уже произошло.
- Что произошло? – оторопел Гарри.
- Ну, вы меня поругали за легкомыслие, я раскаялась, и мы снова помирились.
- Да мы с тобой и не собирались ссориться, - пожал плечами Драко. – Ты взрослый человек и сама отвечаешь за свои поступки. У меня только одно пожелание – пока не закончится вся эта непонятная ситуация, давайте договоримся всегда сообщать друг другу о своем предполагаемом местонахождении.
- Очень разумная мысль, - вошел на кухню Алекс. – Особенно в вашей ситуации.
- Как вы сюда попали? Дверь была закрыта, – удивилась Николь.
- Для меня закрытая дверь не проблема, - махнул рукой Алекс. – А вот за вашим домом следят. И, смею вас заверить, довольно качественно. Я в этих делах разбираюсь.
- Кто следит? – оторопела Гермиона.
- Не знаю, но если тебе надо, могу постараться узнать. Кстати, вчера я не представился. – Алекс вытащил из кармана куртки небольшой прямоугольник из плотного серого картона и протянул Гермионе.
Она взяла и прочитала вслух:
- «Александр Винтер. Охрана. Безопасность. Розыск.».




Глава 28.

- Ты частный детектив? – подняла Гермиона глаза на Алекса.
- Можно сказать и так, - кивнул он.
- Гермиона, беру все свои слова обратно. – восхитилась Лив. – Это же надо умудрится так познакомиться! У нас проблемы и – бац, свой детектив тут как тут. И даже с доставкой на дом.
- А что ты в Лондоне в библиотеке делал? – спросила недоумевающая Гермиона.
- Изучал подписки газет. В рамках одного частного заказа, - пояснил Алекс.
- А во Францию каким ветром тебя занесло? – продолжала допрос Гермиона.
- Попутным. Меня пригласил на вечер в честь своей помолвки один бывший клиент. Он мне многим обязан.
- Постойте, - перебил Гарри. – Эти подробности вы выясните позже. Меня волнует один вопрос: за домом действительно следят, или это только предположение?
- Это не предположение, - покачал головой Алекс. – Это вполне реальный факт. Все-таки я бывший полицейский и в таких вещах знаю толк.
- А почему бывший? – насторожилась Лив. – Вас выгнали за профнепригодность?
- Нет, за излишнее служебное рвение, - усмехнулся Алекс, а про себя подумал: «Вот ведь язва. Как они только с Гермионой дружить умудряются?»
- Это как?
- Да очень просто. Я несколько месяцев разрабатывал одного типа, пока наконец не взял его с поличным. Но судья счел улики недостаточно убедительными и выпустил его под залог. Тогда я поймал типа снова. И, хотя улик на этот раз был вагон и тележка, его опять выпустили. Я человек упрямый. Поэтому через пару месяцев этот тип у меня опять сидел за решеткой. Тогда мне открытым текстом было предложено признаться в фальсификации основных улик или готовиться к тому, что меня скоро обрисуют мелом на асфальте. Я не стал ограничивать свой выбор двумя предложениями и подал в отставку.
- А того типа отпустили?
- Естественно. Только вот через пару месяцев с беднягой приключился досадный несчастный случай. Вот что бывает с теми, кто отказывается честно сидеть в тюрьме.
- Вы его убили? – Лив решила: «Если уж выяснять, то все и до конца».
- Ну помилуйте, какое я могу иметь отношение к несчастному случаю? – искренне удивился Алекс.
- А зачем обрисовывают мелом на асфальте? – уточнил Рон.
- На память, - ответила Лив. – Вечную.
- Для полицейского протокола, - поправил Алекс, никак не реагируя на выходки Лив.
- Я потом тебе объясню подробнее, - остановила девушка открывшего для следующего вопроса Рона. Ей самой хотелось выяснить все поскорее. – И тогда вы стали частным детективом?
- Не сидеть же мне без работы, - пожал плечами Алекс.
- Не сидеть, - согласилась Лив и повернулась к Гермионе. – Видишь, как в этом мире все взаимосвязано? Если бы ты не поссорилась утром со мной, не пошла бы гулять; не пошла бы гулять, не встретила бы Алекса.; не встретила бы Алекса, мы бы не узнали, что за домом следят; не узнай мы, что за домом следят…
- Достаточно! – перебила Гермиона. – Я уже поняла, что должна сказать тебе спасибо. Теперь ты дашь мне спокойно поесть?
- Заметьте, - торжествующая Лив повернулась к остальным. – Насчет «спасибо» я даже не заикалась. Гермиона сама сделала этот непростой, но очень логичный вывод из всего вышесказанного. А поскольку все мы прекрасно знаем, что с логикой у нее все в порядке, отсюда вытекает…
- Отсюда может вытекать только одно, - прервала Гермиона. – Твоя наглость не имеет предела, производной, вообще не выражается через элементарные функции и стремится к бесконечности.
- Ну что, нарвалась на похвалу? – подмигнул Драко.
- У вас нарваться можно только на грубость. Причем необоснованную, - обиделась Лив.
- Хочешь, я тебя похвалю. – предложил Рон.
- Только не перехвали, - улыбнулся Гарри. – Потом не расхлебаем.
- А, - начала догадываться Лив. – Вы нарочно хотите меня обидеть, чтобы я ушла. Так вот: фигушки. Я даже с места не сдвинусь.
- Мы на это и не надеялись, - успокоил Драко. - Мы все тут реалисты. Почти все, - после этих слов он перевел взгляд на Гарри.
Тот в ответ расплылся в улыбке, будто его только что похвалили.
- Бесполезно, не стоит даже пытаться это изменить, – сказала Гермиона, обращаясь к Драко. - Его само Провидение предназначило для того, чтобы нестись по жизни маленьким фейерверком и зажигать мысли в мозгу у других.
- Не обращай на нее внимание, - посоветовала Лив Гарри.
- Я именно так частенько и делаю, - кивнул он, возвращаясь к прерванному завтраку.

****
Далее завтрак протекал без эксцессов и жизнь вернулась в привычные рамки.
После того, как все наелись, напились и были готовы к проведению военного совета, позвонил Анри. Он сообщил, что все складывается как нельзя лучше и вечером он идет с Пуассоном и Ферье на небольшую импровизированную вечеринку по случаю рождения сына у Министра Магии.
Предупредив, что вернется поздно, он пригласил к телефону Николь.
Николь взяла трубку и вышла в другую комнату.
- Алекс, если вы беретесь нам помочь, давайте сразу оговорим все условия нашего сотрудничества, – обратился к Алексу Драко.
- Согласен, только одна поправка: я помогаю вам на условиях оказания дружеской услуги.
- Хорошо, - кивнул Драко.
- Алекс, ты не должен отказываться от заработка. Тут все вполне платежеспособные и могут заплатить … - встревожилась Гермиона.
- Не волнуйся, на жизнь мне хватает, - мягко перебил ее Алекс. – Причем именно на такую, какую я предпочитаю вести.
- Нет, если ты думаешь… - начала Гермиона и сразу же замолчала, вспомнив роскошный номер в отеле, несметное количетство изысканнейших цветов в номере и подчеркнуто предупредительное отношение портье накануне вечером.
- Теперь, когда мы выяснили, что голодная смерть в ближайшее время мне не грозит, давайте поговорим подробнее о вашей ситуации. – предложил Алекс.
Все переглянулись.
- Возникли новые проблемы? – Алекс вопросительно приподнял одну бровь
- Нет, - за всех ответил Гарри. – Только если ты берешься нам помочь, тебе надо узнать кое-какие вещи, которые обычно не сильно афишируются.
- Я умею хранить конфиденциальность, это одно из главных правил частного сыска, - кивнул Алекс.
- Тут дело не в конфиденциальности, - пояснил Гарри. – Скорее речь идет о несколько специфичной информации. Тебе будет трудно в это поверить.
- Почему трудно? – удивилась Лив.- Я ведь сразу поверила.
- Ну, во-первых, ты тогда находилась в шоковом состоянии. Во-вторых, чудом избежав Ступефая или Империо...
- Скорее Круциатуса, - подал голос Драко. – Будто ты УПСов не знаешь.
- Знаю, и достаточно близко, - кивнул Гарри. – Согласен, чудом избежав Круциатуса или еще чего похуже…
- Ну Авадой ее вряд ли, во всяком случае, не до того, как она начала говорить. – перебила Гермиона.
- Я ни за что бы не заговорила! – гордо объявила Лив.
- Заговорила бы, как миленькая, - не согласился Драко. – Круциатус мало кто выдерживает. – Довольно неприятная штука. – он дернул плечом и скривился.
- А ты откуда знаешь? –спросил Рон.
- А ты думаешь, что ему папочка спасибо сказал после того, как он отказался принимать Черную метку? – пожал плечами Гарри и повернулся к Драко. – Или я не прав?
- Прав, даже не представляешь, насколько. – усмехнулся Драко. – Я и не умер тогда только из ослиного упрямства.
- Он отдал тебя ЕМУ? – побледнел как мел Гарри.
- ИМ. – сузил глаза Драко. – Только это не те воспоминания, которыми я собираюсь скрашивать свою старость, сидя у камина.
- Круциатус, Авада, - тщательно выговаривая незнакомые слова, повторила Лив. – Это все заветные слова для деревяшки? Мне не очень нравится, как они звучат.
- Поверь, действуют они намного хуже, чем звучат, - криво усмехнулся Гарри, переглянувшись с Драко.
- Хотя похвастать знанием того, как звучит Авада, может только Гарри. – Рон специально подчеркнул, что у бывшего слизеринца не так уж много общего с его другом.
- Хватит, - перебила Гермиона. – От этих воспоминаний никому лучше не будет. Давайте забудем.
- Хотелось бы, - серьезно сказал Драко, все также глядя Гарри прямо в глаза.
- Я не знал, - шепнул Гарри.
- А что бы это изменило? – фирменная малфоевская усмешка искривила губы Драко. Он вдруг почувствовал себя так, будто его прилюдно раздели.
Тут очень кстати вернулась Николь. Она настороженно посмотрела на остальных и спросила:
- Вы снова ссоритесь?
- Нет, предаемся трогательным воспоминаниям о недавнем прошлом, - мотнул головой Гарри.
- Предавались, - моментально поправил его Драко. - Но уже закончили.
- Если закончили, вернемся к сегодняшним проблемам, - предложила Николь. – Вы уже рассказали Алексу про существование магов?
- Магов? – переспросил Алекс – Я правильно услышал?
- Да, - кивнула Николь. – Именно магов.



Глава 29.

Надо сказать, что Алекс воспринял рассказ о мире магов и его проблемах сравнительно спокойно.
К тому времени, когда Гарри практически закончил перечисление всех последних событий, он успел хмыкнуть не более восьми раз. Гермиона специально считала.
Это было, по крайней мере, в два раза меньше, чем она ожидала.
- Итак, - подвел итог Алекс после детального описания хроники вчерашних поисков Гермионы. – Могу с уверенностью предположить следующее. Вчера ночью вы в нарушение своих собственных планов полнейшей конспирации засветились в совятне. Туда не стоило идти. Или, – он выразительно посмотрел на уже открывшую рот Лив, - идти одной Николь.
- Николь без нас не увидела бы совятню, – возразил Гарри.
- И что, на этот счет никто не знал подходящего заклинания? – скептически хмыкнул Алекс. – Или никто не додумался хоть немного изменить внешний вид? Вы оба, – Алекс перевел взгляд на Драко и Гарри, – имеете нестандартную, легко запоминающуюся внешность, которая особенно бросается в глаза, когда вы стоите рядом. Более того, если я правильно понял и ничего не перепутал, Гарри довольно известен среди магов.
- Да его знают практически все! - вклинился Рон.
- Тем более. Тогда ваша поездка выглядит не иначе, как проявлением клинической глупости.
- Скорее крайней степени беспокойства, - тактично поправил Кристиан.
- Неважно. Главное теперь – сменить место проживания, уйдя от наблюдателей. Для этого мне надо сначала установить, сколько их разгуливает вокруг дома. Поэтому вы сейчас попытаетесь связаться с вашим Анри, сообщите, что переедете в другое место – все до единого, - на всякий случай уточнил Алекс, переводя взгляд на Николь и Кристиана.- Заложники в любом случае связывают руки и усложняют ситуацию.
- С Анри пока связаться невозможно, – сказала Николь. – В Министерстве Магии он никогда не пользуется телефоном.
- А каминная связь может прослушиваться, - добавил Рон.
- Сову надо послать, - пожала плечами Лив.
- Хватит, одну уже послали, - перебил Алекс. – Пока все сидите в доме. На всякий случай примите меры безопасности. Что там у вас принято делать в таких ситуациях? Если я правильно понял, боевой опыт у вас у всех имеется, разберетесь сами, не маленькие. Мы с Гермионой сейчас идем гулять. Надо придумать пару предлогов, чтобы она несколько раз вернулась в дом с полдороги. Мне понадобится покрутиться в округе минут десять-пятнадцать.
- Ясно, - кивнула Гермиона. Она всегда моментально собиралась, если четко понимала поставленную задачу. - Николь, мне потребуется твоя помощь, – немного поразмыслив, добавила она.
- Все, что в моих силах, - заверила Николь и девушки вышли.
- Мне понадобится журнал. Желательно поувесистее, – обратился Алекс к оставшимся.
- У меня есть подходящий, сейчас принесу, - подхватился Кристиан.
- А может, будет лучше, если пока Николь, Кристиан и Лив побудут где-нибудь в другом месте? – спросил Рон.
- Нет, мне будет легче и спокойнее, если вы будете держаться вместе, - покачал головой Алекс.
Лив с облегчением перевела дыхание - не хотелось ей расставаться, совсем не хотелось – подняла глаза и обомлела.
На пороге стояла Гермиона.
Но как она выглядела!
Невообразимо короткий и узкий свитерок, едва доходящий до пояса таких же неприлично узких брючек, туфли на супер толстой платформе фасона типа «отдай врагу», и макияж, по сравнению с которым боевая раскраска индейцев племени сиу выглядела блеклой и тусклой.
- Я тебя первый раз в таком виде вижу, - выдавила Лив, с трудом приходя в себя.
- А я как раз впервые в таком виде, - засмеялась Гермиона. – Мальчики, если долго держать рты открытыми, пересыхает слизистая горла и болезнетворные микробы начинают размножаться со страшной силой, а это ведет к…
- Фух, - с облегчением выдохнул Гарри. – Внутри этих жутких шмоток наша, родная Гермиона.
- Эй, шмотки не жуткие! – возмутился Кристиан. – Этот комплект я лично подарил Николь на прошлый День Рождения.
- От сердца оторвал, - подхватила Николь, демонстративно закатывая глаза.
- Ладно, нам пора, - Алекс встал и подал руку Гермионе. – Идем.
Зрители, оставшиеся в доме, осторожно прилипли к окнам, стараясь не сильно выглядывать из-за занавесок и в то же время, не желая пропустить представление, которое обещало быть, по меньшей мере, забавным.
Отойдя от входной двери на пару шагов, Гермиона остановилась, дернула Алекса за руку и, противно растягивая слова, заявила:
- Пупсик, ты не находишь, что этот свитер немного великоват и смотрится на мне как с чужого плеча?
«Пупсик» обернулся:
- Что ты, у меня складывается впечатление, что он вот-вот треснет.
- Как? – истерично взвизгнула Гермиона. – Уж не хочешь ли ты сказать, что я такая толстая?
- Нет, что ты, милая! – почти испугался Алекс. – Я имею в виду, что свитер несколько…ммм… маловат.
- Ты так считаешь? – с сомнением оглядела себя Гермиона. – Тогда подожди меня пару минут, я быстро переоденусь и сразу вернусь.
С этими словами она скрылась в доме.
Алекс тяжко вздохнул, пожал плечами, вытащил сигарету и прикурил.
Причем делал он это как-то неумело. Зажигалка то и дело гасла, ему даже пришлось несколько раз повернуться в разные стороны, прикрывая капризно пляшущий огонек рукой, прежде чем удалось прикурить.
Тем временем Гермиона влетела на кухню:
- Где куртка?
- В твоей комнате на кровати, - ответила Николь.
Гермиона птицей взлетела по лестнице, а уже спустя пять минут вернулась обратно и вылетела на улицу.
Теперь на ней была одета позавчерашняя куртка Кристиана с подвернутыми рукавами.
- Ну, как? – услышали ребята ее голос и ответ Алекса:
- Да вроде ничего.
- Ничего? – прошипела Гермиона, впадая в ярость. – Ничего – это пустое место. Неужели тебе все равно, как я выгляжу?
- Мне не все равно, - поспешно отозвался Алекс.
Но было уже поздно.
- Ты на меня почти не смотришь! Я тебя интересую только в одном месте - в постели! – завелась Гермиона.
- Не в одном, не говори так, - мямлил Алекс. Ему приходилось вертеться во все стороны, чтобы не выпускать из вида девушку, которая в припадке неконтролируемой злости металась по всему двору, как тигр в клетке.
- Короче, - сурово сдвинув брови, подвела итог своих метаний Гермиона. – Только потому, что я очень воспитанная и всегда готова пойти тебе навстречу, я пойду и переоденусь. Но – в последний раз.
- Как скажешь, солнышко, - с явным облегчением ответил Алекс.
Гермиона вздернула подбородок и опять скрылась в доме.
- Где твой чудо-свитер? – подскочила она к Кристиану.
- Сейчас принесу! – Кристиан рысью метнулся наверх.
- Оскар! Однозначно! – восторженно всплеснула руками Лив. - Это надо же, какие актерские способности пропадают! Я и не подозревала у тебя наличие таких талантов. Как называется твоя роль?
- Сладкая идиотка, - буркнула Гермиона.
- Я эти тягучие интонации уже слышал раньше, - задумчиво прищурился Гарри. – Только никак не вспомню, где…
- Склероз, что поделать, – пожал плечами Драко, пряча ответную усмешку.
Тем временем на улице Алекс выругался и в сердцах запустил в дальние от дороги кусты тщательно свернутым в трубку увесистым журналом.
Оттуда донесся приглушенный вскрик.
Алекс испуганно охнул и кинулся к кустам, ориентируясь на источник звука. Он пропал из виду, но ребята прекрасно слышали каждое слово.
- Я вас не сильно ушиб? Я не хотел ни в кого попасть. Но знаете, эти женщины могут любого довести до белого каления.
- Оставьте меня в покое, - шипел в ответ неизвестный.
- Но если не приложить холод, может появиться синяк! – причитал Алекс. – Вот, возьмите монетку.
- Идите к черту! – шипел неизвестный.
Тем временем Гермиона снова переоделась и вышла.
- Пупсик, где ты? – сладко пропела она.
- Я здесь, - вынырнул из кустов Алекс.
- Я готова! – кивнула Гермиона с истинно королевским достоинством.
Алекс облегченно вздохнул, и живописная парочка скрылась из вида наблюдателей.
- Супер, – оценила одним словом Лив разыгранное перед окнами шоу. – Им бы в паре на сцене выступать.
- Да, они прекрасно подходят друг другу, - кивнул Кристиан.



Глава 30.

Спустя пару часов раздался звонок в дверь.
- Кто это? – насторожился Гарри.
- Служба срочной доставки, – прочитал Кристиан надпись на небольшом фургончике, остановившемся прямо напротив окон.
Недоумевающая Николь открыла дверь рассыльному в форменном комбинезоне, получила из его рук толстый коричневый пакет и расписалась за доставку.
- Что там? – заинтересовалась Лив. - Или это что-то очень личное?
- Наоборот, что-то очень общественное, - улыбнулась Николь, успевшая изучить содержимое ящика. – Это от Алекса для нас всех.
Она развернула на столе лист, на котором была изображена схема: дом, садик, забор; крестиками отмечены точки, откуда за домом велось наблюдение. Кроме схемы в пакете были несколько набросков и записка. Записку Николь прочла вслух
- « В 14-00 к дому подъедет мебельный фургон. Бригада грузчиков занесет комплект мягкой мебели. Вы должны оперативно переодеться в рабочие комбинезоны и занять их место в грузовике. Мы с Гермионой будем ждать вас в заранее оговоренном с водителем месте. За грузчиков, остающихся в доме не волнуйтесь – это специально обученные люди. Они останутся и будут изображать видимость вашего присутствия столько времени, сколько понадобиться. На рисунках я попытался изобразить физиономии двоих наблюдателей. Не ручаюсь, что успел их достаточно хорошо рассмотреть, да и художник из меня неважный. Но может, кто-то из них вам знаком. До встречи. Алекс.»
- Да уж, - высказался Кристиан. – Прямо бондиана.
- А как предупредить Анри, чтобы он не вздумал нас тут искать? – встревожилась Николь.
- На этот счет у Алекса тоже должен быть план, - пожала плечами Лив. - Повезло нам с Алексом.
- Не нам, а Гермионе, - поправил ее Кристиан.
- Ладно, тогда нам повезло с Гермионой, - согласилась она.
- Ты даже не представляешь, насколько,– засмеялся Рон, переглянувшись с Гарри.
- Дай посмотреть рисунки, – попросил Драко.
- Почему тебе первому? – удивилась Лив.
- Он у нас главный специалист по Упиванцам, – буркнул Рон.
- Это Готтиан. А этого я никогда раньше не видел, – не реагируя на подковырку, сказал Драко и передал рисунки Гарри.
- Этого я тоже не знаю, но он чем-то напоминает Гойла,. – нахмурился Гарри.
- Дай-ка еще раз взглянуть, - протянул руку Драко. – Точно. У Гойла вроде троюродный брат по матери в Бобатоне учился. Может быть, это он и есть.
- Может, - пожал плечами Гарри.
- Если у этого брата с мозгами такие же проблемы, как у Гойла, то он не слишком опасен, – заметил Рон.
- Плохо, что их много. Значит, за нас взялись всерьез и не собираются отступать, – задумчиво сказал Драко.
- Справимся, не в первый раз, - судя по голосу, Гарри даже мысли не допускал о возможности проигрыша.
- У нас сейчас обстоятельства немного другие – мирное население под ударом.
- Это я мирное? – не на шутку рассердилась Лив. – Да если ваши псы попробуют меня хоть пальцем тронуть, пожалеют, что на свет родились! - Николь, у тебя есть сковородки фирмы «Тефаль»?
- Есть, а что? – не поняла Николь столь явную для англичан связь между Упивающимися и сковородками.
- Неси, я проведу с тобой краткий курс молодого бойца, – воинственно распорядилась Лив. – Нет, хорошо все-таки, что я с Герми познакомилась. За последнюю неделю со мной произошло приключений ровно столько, сколько за всю предыдущую жизнь. Надо будет сказать ей спасибо.
- Скажешь спасибо, если все благополучно закончится, - хмыкнул Драко.
- Не если, а когда, - поправил его Гарри.
- Я реалист, в отличие от тебя.
- А мы не привыкли отступать, в отличие от тебя, – не сдержался от подковырки Рон.
***
Экстренная эвакуация беглецов поневоле и сопровождающего их «мирного населения» прошла как по нотам и заняла от силы часа. Компания благополучно ускользнула из-под самого носа незадачливых наблюдателей и выгрузилась из мебельного фургона возле загородного дома с ухоженным парком и небольшой конюшней, где их встречал Алекс.
- Будьте как дома, - сказал он. – Весь второй этаж в нашем полном распоряжении.
- Как тебе удалось организовать все так быстро? – поинтересовался Кристиан.
- Я профессионал, - пожал плечами Алекс.
- Что это за дом?
- Загородная вилла одного бывшего клиента.
- Он тоже многим тебе обязан?
- Можно сказать, что он обязан мне жизнью
Любопытно глазеющий по сторонам народ быстро разбрелся по комнатам, благо загородный дом был достаточно большой, чтобы никто никому не мешал. Стоит ли акцентировать внимание на том, что Ливия и Рон по ошибке, не иначе, заняли одну комнату на двоих. Гарри и Драко последовали их примеру, и даже Гермиона и Алекс не стали исключением.
К счастью, проблема с поиском Анри отпала сама собой.
Он позвонил Николь сам, узнал от нее основные новости дня и пообещал прибыть по новому адресу вскоре после полуночи.
И снова, как и несколько дней назад, каждый убивал время в меру своих способностей.
Кристиан, недосыпавший две ночи подряд, завалился спать.
Николь оккупировала уютное кресло в гостиной и терзала дистанционное управление
телевизора, надеясь частыми нажатиями кнопок ввергнуть телевизор в коллапс( именно такое определение ее действиям дал Кристиан ).
Рон и Лив решили обследовать сад.
Драко захотел поближе взглянуть на конюшню, само собой, Гарри увязался следом.
Гермиона бросила сумку в облюбованной комнате и решила немного побродить по парку.
Она уже выходил, когда столкнулась в дверях с Алексом.
- Ты куда? – удивилась она.
- Сюда, – последовал невозмутимый ответ.
- Зачем?
- Затем.
- Логично, - пожала плечами Гермиона. – И все-таки?
- Если мне не изменяет память, ты осталась мне кое-что должна.
- Я? – изумилась Гермиона.
- Ты! – решительно подтвердил Алекс. – Вчера ночью ты самым наглым образом заснула в самый разгар.
- Разгар чего? – поинтересовалась Гермиона.
- Эх, если бы знать, – последовавший за этим признанием непритворно горестный вздох сделал бы честь самому именитому актеру театра «Глобус». – Ты заснула на самом интересном месте.
- Интересном для кого?
- Хотелось бы верить, что для обоих.
- Хм… - она сделала вид, что задумалась. - До вечера ты подождать не можешь?
- До самого вечера? – картинно ужаснулся Алекс. – А у вас что, не принято заниматься этим днем?
- У кого у вас?
- У волшебников. Ты ведь волшебница?
- Ведьма, - поправила Гермиона.
- Я не про твой характер спрашиваю, а про профессиональную принадлежность.
- В моем случае эти две ипостаси совпали.
- Ух ты, никогда не целовал ведьму! – восхитился Алекс, - Кстати, вчера я даже не представлял, с кем связался, поэтому вчера не считается.
- Что не считается?
- Ни-че-го. Придется начинать сначала.
- С самого? – уточнила Гермиона с утрированным ужасом.
- Почти, - отозвался Алекс, прижимая ее к стене. Близость податливого тела Гермионы сводила его с ума.
- А поговорить? - улыбнулась девушка.
- Что? – с трудом вынырнул в реальность Алекс.
- Должна же быть у тебя в словарном запасе хоть пара ласковых слов.
- Кошечка, - послушно выдохнул Алекс, проводя губами по ее шее.
- Кошечка, - так же шепотом повторила за ним Гермиона.
- Саблезубая… - тон Алекса оставался таким же расслабленно томным, и поэтому до Гермионы не сразу дошел смысл его слов.
- Саблезубая, - эхом повторила она и встрепенулась: - Чтооо?
- Шшшш…
Рыжие волосы лезли Алексу в нос, щекотали щеку и очень приятно пахли.
Он впился жадным поцелуем в губы Гермионы, в последний момент успевая увидеть изумление в широко распахнутых глазах.
Гермиона обняла его за шею. Алекс прижимался к ней всем телом, теснее и теснее, не переставая целовать, запускал руки под свитер Гермионы. Ее гладкая кожа казалась на ощупь такой горячей, что почти обжигала ладони, тугая пружина желания скручивало внутренности, сбивая дыхание и суживая окружающий мир до простого, как сама жизнь, «здесь и сейчас».
- Может, до кровати дойдем? – с трудом отрываясь от Алекса, предложила Гермиона. Это была последняя связная мысль.
- В следующий раз, - твердо пообещал он.
****
Лив и Рон не спеша бродили по узким извилистым дорожкам сада.
- Наверное, тут очень красиво ранней весной. Я люблю, когда все еще только начинает после зимы пробиваться: почки на деревьях, трава, ландыши, – задумчиво сказала Лив.
- Ты любишь ландыши? – спросил Рон.
- Ага, странно, правда?
- Ничего странного, - пожал плечами Рон и незаметным движением достал из кармана волшебную палочку.
Легкий взмах рукой, простое заклинание, произнесенное шепотом и небольшая полянка, на которой они стояли, покрылась небольшими кустиками, густо усыпанными крохотными белыми цветами.
- Это для меня? – не веря собственным глазам, Лив опустилась на корточки и бережно провела ладонью над хрупкими цветочными звездочками.
- Для тебя, - Рон поднял девушку, заглянул в широко распахнутые от увиденного чуда глаза и поцеловал.
Поцелуй был долгим, таким долгим, что оторвавшись, наконец, от губ Лив, Рон почти задыхался.
- Ты замечательно целуешься, - выдавила Ливия с кривоватой улыбкой. – В вашей волшебной школе случайно факультатива по поцелуям не было?
- Неужели лучше, чем Гермиона? – поддел Рон.
- Трудно сказать после одного-единственного раза, – Лив сделала вид, что задумалась. – Надо еще разочек проверить.
- Лучше пару, чтоб совсем стало ясно, - серьезно предложил ей Рон, притягивая за плечи к себе и впиваясь в губы.




Глава 31.

Драко вошел в полуоткрытую дверь конюшни. Гарри маячил у него за спиной, как тень.
- Тут есть кто-нибудь? – негромко, чтобы не встревожить лошадей, крикнул Драко.
- Есть, - отозвался мужской голос. И из крайнего стойла вышел невысокий, худой человек. - Что вы хотели?
- Покататься. Если, конечно, можно, - добавил Драко.
- Вы, наверное, те самые гости, которых мсье Моню ожидал сегодня днем? – уточнил конюх и после утвердительного кивка Драко добавил: - Конечно, можно. Он предупредил, чтобы вам оказывали любую помощь.
Драко прошелся, по пути заглядывая в стойла.
- Вот этого, – указал он на абсолютно черного жеребца.
- Мсье уверен, что справится с Дьяволом? У этого коня бешеный нрав, он полностью оправдывает свою кличку.
- Мсье уверен, - подтвердил Драко.
- А вы? – конюх повернулся к Гарри.
- Я? – задумался Гарри. – Даже не знаю… Лошади Камарга у вас есть?
- О, мсье слышал про лошадей Камарга? – удивился конюх. Судя по всему, после этого вопроса Гарри изрядно вырос в его глазах. – К сожалению, нет. Они стоят баснословно дорого, мало кто может позволить себе купить хотя бы одного коня этой редкой породы.
Гарри удивленно взглянул на Драко, вспомнив, что в конюшне Малфой-Мэнор
было пять взрослых лошадей и два жеребенка.
- Наша семья всегда была одной из самых богатых в Англии и могла позволить себе многое, если не все, – пожал плечами Драко в ответ на незаданный вопрос.
Отвергнув помощь конюха, Драко собственноручно оседлал жеребца, вывел его из конюшни и одним плавным движением взлетел в седло. Дьявол недовольно фыркнул, почувствовав на своей спине незнакомца, но, вопреки предупреждению, оправдывать свою кличку не спешил. Он лишь нетерпеливо переступал с ноги на ногу и выжидающе косил лиловым глазом на Драко.
- У вашего друга прекрасная посадка, - одобрительно отозвался конюх.
- А то, - гордо ответил Гарри.
Для начала Драко сделал пару кругов вокруг конюшни, давая жеребцу привыкнуть к новому седоку, и только затем пустил его галопом по направлению к полю для выездки.
- Красавец, – покачал головой конюх.
- Согласен, – кивнул Гарри и уточнил: - Вы о ком?
- О коне. А вы?
- О всаднике. Вообще-то они оба практически совершенны.
- Пожалуй, вы правы, - кивнул конюх и скрылся в конюшне.
Прикрыв ладонью глаза, Гарри наблюдал за всадником, прекрасно понимая, сколько удовольствия получает Драко от бешеной скачки. Спустя полчаса Драко подлетел к конюшне и резко осадил Дьявола, заставив подняться на дыбы. Из-под мощных копыт коня взметнулось облачко пыли.
- Хочешь покататься со мной?
- А можно?
- Можно, только подожди минутку, я седло сниму. Без седла вдвоем удобнее, - кивнул Драко, соскакивая на землю.
- Садись впереди, я буду поддерживать тебя, для страховки, - он снова взлетел на коня и протянул руку Гарри.
Нельзя сказать, что Гарри взгромоздился на круп животного так же грациозно, как Малфой, но в грязь лицом не ударил, это точно. Гибкое, тренированное тело и врожденное умение держать равновесие в самых невероятных условиях помогли ему достаточно быстро приспособиться к размашистому галопу, и он начал получать от скачки удовольствие.
- Быстрее, - крикнул он, заразительно смеясь.
Драко в ответ пришпорил коня. Впрочем, Дьявол в понукании не нуждался.
Они носились по аллеям парка почти два часа.
Несколько раз Драко был уже готов остановиться, но Гарри требовал:
- Еще!
Не в силах отказать ему в таком маленьком удовольствии, Драко не слишком возражал.
Ветер бил Гарри в лицо, он тесно прижимался к шее скакуна и с наслаждением ощущал, как под гладкой шкурой жеребца равномерно движутся мощные мускулы.
Наконец, Драко остановился.
- Хватит, а то коня совсем загоним.
Гарри со вздохом спрыгнул на землю:
- Жаль. Я бы еще хотел.
- Посмотрим, как ты к вечеру ходить будешь. С непривычки, без седла, такая скачка.
- А, - отмахнулся Гарри. – Завтра будет завтра. Я привык жить сегодняшним днем. Завтрашний для меня довольно долгое время оставался под вопросом.
- Отвыкать пора.
- Судя по последним событиям, отвыкать еще рано, - вздохнул Гарри.
****
Оставив коня на попечение конюха, они вернулись в дом.
Не встретив никого ни на первом, ни на втором этаже, Гарри удивился:
- Куда они все подевались?
- Они тебе нужны? Ты без них совсем жить не можешь? – равнодушно пожав плечами, спросил Драко.
- Могу. А ты разве никогда не испытываешь желание быть среди людей, общаться с друзьями?
- Я люблю быть среди людей, - возразил Драко.
- Просто среди людей, или в центре внимания? – уточнил Гарри.
- Конечно же, в центре внимания.
- Я говорю не о том, - Гарри покачал головой. - Я имею в виду простое человеческое общение.
- Тогда не знаю. Я никогда над этим не задумывался.
- Но как ты обходился без общения? У тебя вообще - какая жизнь была?
- До пяти лет – счастливая, - уверенно ответил Драко.
- А после пяти?
- Я и сам сейчас не знаю. С пяти лет всех Малфоев начинают воспитывать так, чтобы они стали достойными продолжателями многовековых традиций рода.
- А кто решает, достойный ты или нет?
- У нас есть Семейный Кодекс, что-то вроде свода правил и положений.
- И его ни разу не меняли за целую уйму веков? – казалось, неудобные вопросы Гарри никогда не закончатся.
- Нет, - не слишком склонный к откровенности Драко недовольно морщился, но все же продолжал отвечать, почти панически боясь еще раз обидеть Гарри.
- Но ведь в жизни все течет, все изменяется.
- Изменяется. Но основные принципы остаются неизменными.
- Постой, а если у того Малфоя, который написал этот самый Кодекс, было неверное представление о жизни, о людях, тогда что? Целые толпы Малфоев, из поколения в поколение, вынуждены повторять его ошибки и заблуждения?
- Знаешь, я никогда не смотрел на Кодекс с такой точки зрения, - признался Драко, пожимая плечами.
- Так посмотри, может уже пора? Или своих будущих детей ты тоже будешь воспитывать, руководствуясь во всем древней книжкой?
- О какой книжке идет речь? – послышался голос Гермионы.
- Мерлин, да у тебя на это слово уже условный рефлекс, - улыбнулся Драко, с облегчением переводя взгляд со ставшего чересчур серьезным Гарри на Гермиону.
- И совсем не условный! Просто мне любопытно. А от любопытства, как известно, кошка сдохла.
- Если бы кошки действительно дохли от любопытства, миссис Норрис давно бы обрела вечный покой под трогательный аккомпанемент безутешных рыданий Филча, - заметил Гарри, от которого не ускользнуло желание Драко сменить тему разговора.
- К тому же, ты не кошка, – уточнил Драко.
- Могу авторитетно подтвердить: совсем не кошка, - подхватил Алекс, появляясь у девушки за спиной. – Тигра! Так меня поцарапала, впору за профессиональной медицинской помощью обращаться.
- Мисс Грейнджер, признайтесь честно, зачем вы царапали мистера Винтера? – поправив пальцем воображаемые очки, с удовольствием включился в предложенную игру Гарри. – В следующий раз, когда возникнет срочная необходимость поточить когти, извольте прибегать к помощи специальной дощечки.
- Желательно, из твердых пород дерева, - с умным видом подхватил Драко.
- Ну, все, понеслось! – Гермиона картинно закатила глаза и попыталась пожаловаться Алексу:
- Ты не можешь даже представить, что мне пришлось пережить за семь лет в школе с этими зубоскалами.
- Нет, совсем не могу, - пряча улыбку, кивнул Алекс. – Зато я примерно представляю, что ИМ пришлось пережить за семь лет обучения с тобой.
- Нет, нас с Роном она никогда не царапала, - гордо признался Гарри. – Только била метлой, самым бессовестным образом поила гадкими на вкус зельями, каждый день заставляла делать скучные уроки и частенько запирала в холодной и страшной библиотеке.
- Почему это библиотека страшная? – удивился Алекс.
- В этой библиотеке все книги кусаются, - переходя на шепот и округляя глаза от ужаса, поведал страшную тайну Драко.
- Ну и мир у вас, сплошная агрессия: книги кусаются, ведьмы царапаются, – Алекс повернулся к Гермионе и вежливо уточнил: - Милая, теперь я правильно назвал твою профессию?
«Милая» заскрежетала зубами.
- А метлой она больно дерется? – продолжал выпытывать Алекс, не обращая внимания на образцово-показательное недовольство «милой».
- Ужасно больно, она руки знаешь, как за семь лет накачала? Методика, конечно, неизвестная, но очень действенная. Берет Гермиона, бывало, в библиотеке парочку книг потяжелее, и давай с ними ходить на уроки и обратно, – открыл Гарри тайну тренировок боевой подруги.
- Спасибо, что предупредил. Ты настоящий друг, я обязательно упомяну тебя в своем завещании. Добрыми словами - двумя, включая имя и фамилию. Что ж, придется из дома все метлы убрать. Пылесос, наверное, тоже. У него шланг, а шлангом бить даже удобнее, чем метлой.
- А как тогда за чистотой следить? – спросил Гарри.
- Не сорить, - буркнула Гермиона.
- Найму себе домработницу. Молодую, красивую, в короткой юбке, с длинными ногами…. – размечтался Алекс.
- Лучше домработника, - с утрированным энтузиазмом подхватила его идею Гермиона, - молодого, стройного, накачанного, умеющего танцевать стриптиз…
- Я тебе не подойду, - быстро вклинился Гарри, – но могу посоветовать одного нашего общего знакомого.
- Трое на одну, и кто заводила – гриффиндорец. Не зря тебя шляпа собиралась в Слизерин запихнуть, - притворно возмутилась Гермиона.
- Что, на самом деле собиралась? – удивленно уточнил Драко.
- Правда.
- Я думал, ты сочиняешь.
- Я никогда ничего не сочиняю. А еще не вру и даже…
- Просто образец для подражания! – восхищенный внезапно обнаруженными в Гарри достоинствами Алекс повернулся к Гермионе. – Гермиона, можно, я буду брать с него пример?
- Конечно, - кивнула она, складывая руки на груди. - Если хочешь моей смерти, медленной и мучительной.
- Пример лучше брать с меня, - включился в разговор подошедший Рон.
- С тебя? Да ты по сравнению со мной совсем невоспитанный! – возмутился Гарри.
- Но я хоть соглашаюсь с тем, что невоспитанный, именно в этом мое неоспоримое преимущество. Не то, что ты: недостатков куча, а разве хоть в одном признаешься?
- Просто у меня такая теория – греши, пока можешь, - объяснил Гарри. – Вдруг кто-нибудь завтра придет и сразу тебя исправит.
- Хотелось бы мне одним глазочком посмотреть на того, кто на это отважится, - фыркнул Драко.
- Тебе второй сразу выбить? – услужливо предложил Рон.
- А где Лив? – поинтересовалась Гермиона, уже автоматически переводя разговор в другое русло.
- Спит. Она устала, – ответил Рон.
- Так сильно устала? – участливо переспросил Алекс.
- Нет, вы только не подумайте ничего такого, - покраснел Рон.
- Да не волнуйся ты, мы уже давно все такое подумали, - еще сильнее развеселился Алекс. – Предлагаю всем уставшим пойти и чем-нибудь подкрепиться.
- И позвать Николь и Кристиана. Они тоже наверняка проголодались, - добавила Гермиона, охваченная внезапным порывом заботы.



Глава 32.

В холодильнике обнаружилось огромное количество полуфабрикатов, которого могло хватить на десяток человек при условии их полной автономии от остального мира в течение года, как минимум.
Николь и Гермиона быстро разогрели уже готовую к употреблению еду, воспользовавшись сверхсовременной микроволновой печью.
В общем целом, обед прошел в обстановке дружелюбных подковырок и шуток.
К концу трапезы выползла сонная Лив, но присоединиться к поеданию столь презираемого Гермионой фаст-фуда отказалась наотрез.
- Если хочешь, я приготовлю тебе какао. Прекрасно бодрит, - предложила Николь.
- Давай, - зевая, согласилась Лив.
- Я тоже от какао не откажусь, - сказал Драко.
Николь сварила ароматный напиток в большой кружке и разлила по двум чашкам.
Взяв свою чашку в руки, Драко непроизвольно вздрогнул.
- Что ты там такое жуткое увидел? – удивилась Николь.
- Пенки, - с брезгливой гримасой пояснил тот. – Я их с детства ненавижу.
- А я люблю, - вклинился Гарри, выхватывая из рук Драко ложечку и начиная вылавливать пенки из его чашки. – И тоже с самого детства.
- Эй, - одернул его Драко. – Какао мое, значит, и пенки тоже.
- Но ведь ты их есть не будешь!
- Буду, - заупрямился Драко. – Назло тебе.
- Ешь, - Гарри протянул ему целую ложку пенок.
Драко заметно побледнел, но быстро взял себя в руки и мужественно облизал ложку, стараясь не особо кривиться.
- Неужели выжил? – осведомился Гарри так, словно хотел собственными глазами увидеть, как Малфой с минуты на минуту скончается в страшных муках, но был жестоко обманут в своих ожиданиях.
- Почти что вкусно, - Драко попытался изобразить полный восторг. Впрочем, без особого успеха
- Эх, вашу бы энергию, да в мирных целях, - вздохнул Алекс, ни к кому конкретно не обращаясь, - Ладно, пойду, скоротаю остаток вечера перед телевизором. Кто со мной? Все равно до прихода Анри вряд ли кто-нибудь из нас ляжет спать.

***
Между тем Анри весь день везло.
Во-первых, ему случайно удалось прочитать письмо с пометкой «Секретно» на столе у Министра.
Во- вторых, пользуясь хорошим настроением своего непосредственного начальника, он выпросил отгул на завтрашний день.
В-третьих, на вечернем мероприятии его место за столом оказалось как раз рядом с Пуассоном и Ферье.
В-четвертых, Пуассон и Ферье довольно быстро согласились, что на вечеринке немного скучновато и не мешало бы продолжить общение где-нибудь в более приятной обстановке.
В-пятых, они оба, как оказалось, прекрасно знали небольшой ресторанчик, заранее облюбованный Анри для задушевного разговора, и были не прочь выпить коньяка за счет доверчивого молодого клерка.
В этом ресторанчике работал один хороший знакомый Анри, на чью помощь он мог рассчитывать, если события выйдут из-под его контроля.
Через пару часов обильных возлияний, мсье Пуассон вконец расчувствовался.
С каждой выпитой рюмкой он становился все откровеннее и откровеннее и вскоре готов был поведать о своих бедах и печалях гарсону, всему колдовскому миру вообще и Анри в частности. Для этого ему даже не пришлось особо напрягаться - коньяк медленно, но верно, делал свое дело.

Еще через час мсье Пуассон проникся к себе великой жалостью, а когда стал повествовать душераздирающую историю, как из-за досадного недостатка финансов вынужден подвергать опасности свою безупречную репутацию и драгоценнейшую жизнь, то заплакал почти неподдельными слезами.
На крутой алкогольной волне его несло все дальше и дальше.
- Я рискую своей карьерой, даже можно сказать, жизнью, и все за какие-то жалкие несколько сотен галлеонов! Можно подумать, я им благотворительное общество! – плакался Пуассон.
- Давайте выпьем за ваше исключительно доброе сердце, - подхватил Анри, мудро обрывая разговор, чтобы продолжить его чуть позже в более подходящую минуту.
С целью скорейшего приближения этой минуты Анри заказал еще две бутылки лучшего коньяка.
Увидев столь похвальную щедрость молодого коллеги, мсье Пуассон разразился новой обличительной тирадой по поводу свинской жадности некоторых магов. В продолжение своей пламенной речи он несколько раз почти засыпал, и его голос переходил в неясное бормотание. Однако, получив пинок и очередную рюмку коньяка от Анри, он тут же встряхивался, брал себя в руки и заводил пластинку по новой. Несмотря на сильное опьянение, имен он не называл и вообще ничего конкретного не говорил.
Поэтому Анри почувствовал громадное облегчение, когда мсье Пуассон наконец окончательно уронил голову на стол и представилась возможность вплотную заняться Ферье.
К чести Ферье надо сказать - он довольно быстро сообразил, что от него требуется некая информация. Министерский аналитик вообще производил впечатление умного человека, но при этом как-то странно хромал в арифметике. Он соглашался рассказать половину того, что ему известно, за пятьсот галеонов, или все, что известно ему и Пуассону, но за тысячу двести.
Героические попытки Анри развеять такое, по меньшей мере, странное невежество не имели ни малейшего успеха.
Ферье лез с поцелуями к молоденькому гарсону, клялся Анри в вечной любви, но так и не вышел из пагубного заблуждения по поводу столь простейшего арифметического действия, как умножение.
Анри даже невольно зауважал его за твердую позицию: если половина секретной информации стоит триста галеонов, то две половины непременно должны стоить тысячу.
В конце концов, после долгих переговоров они с горем пополам пришли к компромиссному решению. В карман Ферье перекочевал мешочек с восемьюстами новенькими монетами, полученными утром в Парижском отделении «Гринготс» специально для этой цели, а Анри узнал все, что аналитик сумел вспомнить, будучи в сильном подпитии. И хотя выданная им информация в основном состояла из отрывочных фактов, непроверенных слухов и домыслов, Анри не сомневался, что умница Гермиона сумеет упорядочит эти обрывки, чтобы составить из них единое целое.
Оставив гарсону деньги на выпивку для Ферье и на такси для Пуассона и с огромным трудом отвязавшись от заманчивого предложения выпить «на брудершафт», Анри отправился туда, где располагался временный штаб беглецов.
****
Несмотря на то, что было почти два часа ночи, спать никто не ложился.
Все стойко зевали перед телевизором в ожидании результатов задушевной беседы.
Анри появился слегка нетрезвый, уставший, но довольный.
- Это был гениальный план, - сказал он, устало падая в кресло.
- И безупречное исполнение, - улыбнулась в ответ Гермиона.- Если ты в состоянии записать все, что узнал, я встану утром пораньше и попробую все известные нам факты разложить по полочкам. Может быть, после этого мы хоть что-то поймем.
- Я предлагаю сейчас всем отправляться спать, - сказал Алекс. – Уже глубокая ночь, мы устали. Утром, на свежую голову, думать будет легче. У славянских народов есть по этому поводу хорошая пословица.
- Какая? – зевая во весь рот с риском вывихнуть челюсть, поинтересовался Гарри.
- Утро вечера мудренее.
- Кому мудренее, а кому бодунее, - с жалостью посмотрев на взъерошенного Анри, уточнила Лив.

****
На следующее утро народ просыпался с трудом.
Гермиона подорвалась одной из первых. Ей страшно не терпелось сунуть нос в записи Анри, которые накануне передала ей Николь.
Алекс только пробурчал что-то невразумительное, когда она осторожно встала с кровати и на цыпочках вышла.
За столом уже сидели Ливия и Рон. Лив, по всей видимости, отоспалась вчера днем, а Рон поднялся так рано из солидарности с девушкой. Они пили чай и тихо беседовали.
- Доброе утро, - поздоровалась Гермиона.
- Доброе, - отозвался Рон.
Ливия молча кивнула.
- Где остальные. Что, никто кроме нас не проснулся?
- Я проснулся, - голос Гарри был хриплым после сна, волосы невообразимо торчали во все стороны, а обычно стремительная походка была осторожной и немного неловкой.
- Что с тобой? – встревожилась Гермиона.
- Перестарался, - скривившись, объяснил Гарри. - Переоценил свои физические возможности. Теперь не могу сидеть, лежать на спине и хожу с трудом.
- Гарри, - шокированный Рон подавился чаем. – А можно обойтись без интимных подробностей? Здесь же девушки.
- Каждый думает в меру своей распущенной фантазии, - знакомые тягучие интонации не оставляли ни малейших сомнений в том, что Малфой с утра был не в лучшем настроении.
- Рон, - укоризненно прошептала Гермиона, - когда ты повзрослеешь?
- А зачем они… - начал оправдываться Рон, но замолчал под выразительным взглядом подруги.
- Говорил же я тебе, - сказал Драко, обращаясь к Гарри, – два часа такого галопа без седла тебе с утра еще аукнутся.
Рон покраснел, ругая себя за необузданную фантазию и неумение держать язык за зубами. Хотя бы до прояснения ситуации.
- Тебе сейчас надо в теплой ванне полежать, - предложила Гермиона. – Мышцы расслабятся, станет легче.
- А чуть позже немного прокатиться верхом, - продолжил Драко. – Или хотя бы сесть на лошадь и посидеть минут десять.
- На лошадь? – с утрированным ужасом переспросил Гарри. - Не полезу я на эту животную! Больше никогда!
- Но в теплой воде все равно полежи, потом мне спасибо скажешь, – заверила его Гермиона.
- Я и сейчас могу сказать, - проворчал Гарри, но послушался подругу и поплелся в ванную.
Драко заглянул в кухонный шкафчик в поисках кофе и турки. Общение с кофеманом Поттером даром не прошло. Он начинал понимать всю прелесть вкусовых ощущений этого чуть горьковатого напитка.
- Ты не идешь потереть Гарри спинку? – съязвил Рон.
- Спасибо за идею, - отозвался Драко. – Сам я даже не сообразил, какой подходящий момент.
Он аккуратно закрыл дверцу шкафчика и вышел вслед за Гарри.
- Рон, - вздохнула Гермиона, - ответь мне на один вопрос. Ты заметил, что в последнее время Гарри более уравновешенный? Он стал чаще улыбаться и даже снова смеется, шутит. Одним словом, он начал оживать.
- Заметил, - кивнул Рон, понимая, куда клонит подруга.
- А что для тебя важнее: то, что он ожил, или то, что при этом рядом с ним Малфой? – продолжала допытываться Гермиона.
- Глупый вопрос. Конечно же, я хочу, чтобы Гарри был счастлив.

- Та сказал это таааким тоном, - фыркнула Лив.
- Каким? – не понял Рон.
- Таким тоном обычно говорят что-то вроде: «и пусть наступит мир во всем мире».
- Да что ты знаешь о мире? – вдруг разозлился Рон. – Ты вообще понимаешь, что такое война? Ты когда-нибудь жила в ожидании сводок со списками погибших; ты стояла перед ними, замерев и боясь поднять глаза, чтобы не наткнуться на знакомую фамилию? – он резко отодвинул стул и выскочил из комнаты.
- Рон, я просто пошутила, я не хотела никого обидеть! – растерянно крикнула ему вслед Ливия и перевела взгляд на Гермиону. – Я не хотела обидеть… - повторила она упавшим голосом.
- Я тебя понимаю, - кивнула Гермиона. – Только и ты пойми нас. Мы не так давно пережили долгую войну. Память о потерях еще слишком свежа.
- А у Рона тоже кто-то погиб? – испугалась Ливия.
- Практически у всех кто-нибудь погиб. Семья Рона потеряла старшего брата, а он сам - любимую девушку. (прим. автора: убить убила, а кого, сами придумывайте. Кому кого не жалко.)
- Для меня война - это просто слово, - призналась Лив.
- А для нас боль, кровь и смерть.
- Гарри уже говорил мне об этом, - вздохнула Лив.
- Я не хочу сейчас продолжать этот разговор. Если тебе когда-нибудь захочется узнать подробности, я принесу тебе газетные подшивки тех лет.
Лив кивнула и встала из-за стола.
- Ты куда? Если собралась бежать за Роном, то не советую это делать прямо сейчас. Ему надо дать немного времени, чтобы он остыл и пришел в себя. Иначе вы только поругаетесь еще сильнее, - предупредила Гермиона.
- Ты его настолько хорошо знаешь?
- Семь лет круглосуточного пребывания в одном учебном заведении с перерывом на летние каникулы, а потом еще более тесное общение в годы войны, - пожала плечами Гермиона. – Я видела его в самых разных ситуациях, от боевых действий до вечеринки по поводу квиддичной победы. Ты знаешь, чем он сейчас занимается?
- Нет. А чем?
- Он заочно закончил ускоренный курс в школе авроров и сейчас работает в одном из отделов Министерства. Подробнее можешь узнать у него сама.
- Почему заочно? И почему ускоренный?
- Заочно, потому, что он почти год лежал в больнице. А ускоренный курс потому, что у него огромный боевой опыт с одиннадцать лет. Он многое знает лучше преподавателей.
- Я ничего этого не знала, - расстроилась Лив.
- Теперь знаешь. Не грусти, Рон отходчивый, вы скоро помиритесь, - Гермиона встала. – Пойду, посмотрю вчерашние записи Анри.



Глава 33.

Гарри лежал в ванной, лениво наблюдая, как из крана веером разбрызгиваются струйки.
В теплой воде судорожно напряженные мышцы действительно расслабились, и боль понемногу стала уходить.
- Блаженствуешь? – спросил Драко, осторожно приоткрыв за собой дверь, чтобы не впустить прохладный воздух.
- Угу, - улыбнулся Гарри и махнул рукой: - Присоединяйся!
- Не хочу, - Драко осторожно присел на край мраморной ванны солидных размеров, хотя и не такой большой, как в Малфой-Мэнор.
- Тогда зачем ты пришел?
- Рон послал потереть тебе спину, - усмехнулся Драко.
Гарри вздохнул:
- Не обижайся на него. Для него все сейчас так запуталось.
- Только для него? А для тебя?
- Мне уже почти все ясно.
- Везет тебе.
- А мне почти всегда везет.
- Если хочешь, я после ванны попробую сделать тебе массаж, - меняя тему разговора, предложил Драко.
- Хочу. Сейчас вылезу.
- Не спеши, пусть мышцы как следует прогреются и расслабятся.
- Я знаю один эффективный способ для расслабления мышц, - Гарри решительно встал из воды.
Драко с намертво застывшей на лице кривоватой улыбкой наблюдал, как по загорелой коже, кое-где перечеркнутой светлыми полосками заживших шрамов, скатываются капли воды. Гарри замер на коврике возле ванны, словно давая возможность беспрепятственно себя рассмотреть.
- Ты ведь стоишь еще с трудом, - спохватился Драко, увидев легкую гримасу боли на его лице.
- Для этого стоять как раз не надо.
- Ты просто помешан на сексе, - притворно вздохнул Драко.
- А кто тут говорит о сексе? Не я, во всяком случае. Я имел в виду обещанный массаж, - хитро прищурился Гарри, обматывая вокруг бедер пушистое полотенце с затейливой монограммой.
- Знаю я, чем твои массажи заканчиваются, - укоризненно пробурчал Драко, идя за Гарри в их комнату и стараясь не сильно пялиться на его гибкую спину.
- Напоминаю – в прошлый раз ты первый начал.
- Можно подумать, ты долго отказывался, - парировал Драко. - Да и какая теперь разница?
- Никакой, - согласился Гарри, широким жестом распахивая дверь в их общую спальню.

***
К тому времени, когда Алекс, Анри, Николь и Кристиан проснулись и спустились вниз позавтракать, все, кроме Гермионы, уже сидели за столом.
Притихшая Лив ковырялась в тарелке с дежурным блюдом - омлетом, собственноручно приготовленном ею на всех присутствующих и отсутствующих.
Рон старательно крошил хлебную корку, не поднимая глаза от тарелки.
Только довольные непонятно чем Гарри и Драко с завидным аппетитом поглощали все, что стояло на столе.
- Утро изрядно отдает понедельником, - скептически хмыкнул Алекс, окинув взглядом живописную группу.
- Скорее пятницей, тринадцатым числом, - подхватил Кристиан.
Вопреки их ожиданиям, на шутку икто даже не отозвался.
- Как все запущено, - сделал логический вывод Алекс. – Куда вы дели Гермиону?
- Угадай с трех раз, - предложил Гарри.
- Она сидит над записями Анри. Как закончит разбираться, обещала всех позвать, - безжизненно ответила Лив.
- Что у вас опять стряслось? – вздохнула Николь.
- Тебе поподробнее или покороче? – уточнил Драко.
- Мне покороче.
- Покороче… - Драко на минуту задумался. - Гарри вчера катался на лошади без седла.
- И все?
- Это первопричина, все остальное лишь последствия, поэтому попадают под определение «поподробнее».
- Ну, все, нашли главного виновного, - закатил глаза Гарри, откладывая в сторону вилку и откидываясь на спинку стула.
- Двух виновных, - уголком рта усмехнулся Рон. – Ты и твоя лошадь.
- А лошадь тут при чем? – удивилась Николь.
- А зачем она седло снимала? – не унимался Рон.
- Логично, - с подчеркнуто серьезным видом кивнул Кристиан.
- Давайте, валите все на нас! – возмущенно подхватил Гарри, радуясь, что Рон, наконец, заговорил. – Мы с лошадью все вынесем.
- Все-все? – опасливо покосившись на Рона, вступила в беседу Лив. – И хозяину совсем ничего не оставите?
- Гулять, так гулять, - залихватски махнул рукой Гарри.
- А платить за вынесенное кто будет? – вкрадчиво осведомился Алекс.
- Ты, - засмеялся Драко. – Ведь это ты нас всех сюда так неосмотрительно привез.
- Да уж, - улыбнулся Анри, - Если всю ситуацию выразить в нескольких стихотворных строках, получится почти хокку о загадочной причинно-следственной связи между верховой ездой и плачевным состоянием банковского счета. Он изобразил одухотворенное лицо и продекламировал:
Гарри катался на лошади.
Дом опустел.
Алекс платит.
Тут уже захохотали все. Хрупкое перемирие было снова восстановлено.
Оголодавший за ночь народ набросился на еду.
- Эй, обжоры, если вы, наконец, наелись, поднимайтесь в библиотеку! – крикнула Гермиона откуда-то сверху.
- Ну, хоть бы раз она пригласила нас в другое место, - пожаловался Рон.
- А ты заплачь, - посоветовал Гарри.
- Нет, насчет плакать я не мастер. Это ты брал уроки художественных рыданий у Плаксы Миртл, тебе и карты в руки.
- Кто такая Плакса Миртл? – заинтересовалась Николь.
- Это его любимое привидение. Живет в женском туалете, - по секрету поведал Рон.
- Ты ходил на свидания с Плаксой Миртл в женский туалет? – ужаснулся Драко. – С кем я связался?
- У нас там целых шесть лет был штаб, - пожал плечами Гарри. – Очень даже удобное место.
- Для чего удобное? – поднял бровь Драко.
- Для всего. Хочешь - зелье запрещенное вари, хочешь – в Тайную комнату прыгай.
- Да вы экстремалы! – ужаснулась Лив. – Насчет потайной комнаты ничего не скажу, а ваше мерзкое зелье не буду больше пить даже под страхом смертной казни.
- Не будешь? – искренне огорчился Драко. – А как же неосуществленные мечты насчет немного порезвиться в мужском теле? Я уже план мероприятий в общих чертах набросал.
- И кто тут из нас экстремал? – уточнил Гарри.
- А кто из вас еще хочет обсудить более насущные проблемы, поднимайтесь, пока я не передумала, – снова крикнула Гермиона.
- Строга, – сделал вывод Алекс, ускоренно дожевывая бутерброд.
- А то, – с гордостью за боевую подругу ответил Гарри.




Глава 34.

Для удобства общения в библиотеке единогласно было решено расположиться вокруг массивного овального стола на львиных лапах.
- Значит, так, - начала Гермиона. - Если этот Ферье не сильно привирает, картинка складывается не слишком веселая. Примерно в последний год войны у Темного Лорда образовалась тайная оппозиция в лице довольно сильных магов из чистокровных старинных семей. Не знаю, чем их не устраивал Волдеморт: может, своим происхождением, может показной жестокостью, может еще чем. Мне только интересно, как они умудрились скрывать от него свои замыслы. Короче, группа приступила к выполнению своего плана поэтапно, но очень настойчиво. Прошло всего два года, и их люди заняли ключевые посты во многих средствах массовой информации – газеты, журналы, колдорадио. Параллельно с этим они потихоньку начали подминать под себя самые разнообразные структуры и крупные компании.
- Агентство, - вдруг сказал Драко. – Я думаю, это они помогли Ридеру так своевременно исчезнуть.
- Вполне возможно, - кивнула Гермиона. – Очень уж лакомый кусочек, да еще на волне популярности. И деньги немалые приносит, и помогает создавать в умах нужные настроения. Конечная их цель - постепенно прибрать к рукам управление колдовским миром.
- Бархатная революция, слышали, знаем, - пожала плечами Ливия и пояснила в ответ на удивленные взгляды: - Я ведь еще и социологию изучала.

- Надо же, как разносторонне ты образована, - мимоходом удивилась Гермиона. - Кроме компаний, они запустили свои щупальца и в другие сферы. Общество Ветеранов и Комитет Помощи Жертвам Войны целиком созданы на их средства. Они наверняка используются в качестве средства контроля над потенциальными противниками, и, по возможности, их постепенного перевоспитания либо уничтожения.
- Ничего себе, – присвистнул Гарри.
- Мы уже почти месяц пытаемся подобраться к ним поближе, - вздохнул Рон. – Пока безуспешно.
- Судя по словам Ферье, заправляет всеми делами женщина с рваным шрамом на левой щеке, – продолжала Гермиона.
- Кто бы это может быть? У меня есть парочка подходящих кандидатур, но шрам… - задумался Драко.
- Вот как раз на шраме не стоит так сильно зацикливаться, - перебил его Алекс. – Очень часто шрамы и другие нестандартные особенности внешности используют для того, чтобы сбить с толку. Ведь человеческая память избирательна, в большинстве случаев люди запоминают не конкретного человека, а те его приметы, которые особо бросаются в глаза.
- Понятно, - кивнул Драко. – Если отвлечься от шрама, то у меня только три подходящие кандидатуры: Беллатрикс Лестранг, Макнейр и Клайвдон.
- Последнюю можешь сразу вычеркивать, - внес поправку Гарри.
- Тогда остаются первые две.
- И чего они к Гарри опять привязались? – вздохнул Рон.
- Из вредности, - пожала плечами Гермиона. - Или из мести. Кто их знает.
- Скорее всего, из мести. Именно он грохнул их повелителя. Упсы в большинстве своем такие фанатики, – предположил Анри.
- Кстати, насчет фанатиков. По словам Ферье, идея была задумана грандиозная, но в реальную жизнь претворяется не самым лучшим образом.
- То есть? – уточнил Гарри.
- То есть, большинство фанатиков перебили в годы войны, многих сразу после ее завершения. Оставшаяся часть – самые обычные приспособленцы, которым, по большому счету, плевать на всякие там идеалы. Им главное, чтобы они сами имели определенное положение в обществе и стабильные доходы. Поэтому в настоящее время план буксует всеми колесами. Ну, сам подумай, зачем главному редактору «Ежедневного Пророка» рисковать своим положением ради никому не нужной мести? Если бы не пять-шесть фанатиков, вся затея плавно была бы спущена на тормозах, – пояснила Гермиона.
- Может быть, для их подстегивания и затеяли всю игру с убийством Фаджа, арестом Поттера, дискредитацией Снейпа и Дамблдора? – предположил Драко.
- Очень даже может быть.
- Тогда, если эту верхушку обезвредить, остальные вряд ли будут продолжать крестовый поход самостоятельно? – оживился Гарри.
- Да они тебе еще и спасибо скажут.
- Больно нужно мне их спасибо.
- Нужно, не нужно, а все равно лезть и разгребать это дерьмо придется.
- Надо, полезем. Мне уже надоело прятаться и бездельничать.
- Для начала надо придумать, как тебе не загреметь прямиком в Азкабан по подозрению в убийстве.
- Да, если Гарри рискнет просто так заявиться в министерство Магии, его моментально арестуют и изолируют, - кивнул Анри. – Я вчера случайно прочел секретную телеграмму на столе у Министра. Думаю, подобные циркуляры получили Министры во всех странах.
- Тогда надо сделать так, чтобы встреча состоялась, но на наших условиях, – заметила Гермиона.
- Что ты предлагаешь? – спросил Гарри.
- Я предлагаю выступить с открытым письмом в газете. В письме упомянуть, что оставшиеся на свободе Упивающиеся начали травлю Народного Героя, что они пытаются сфальсифицировать против него обвинения при помощи подставного свидетеля и посадить в Азкабан. Потом от имени самого Гарри обратиться к магическому сообществу с просьбой о помощи, а взамен пообещать, что Гарри явится на судебное разбирательство и попытается доказать свою невиновность.
- Ты же сама только что говорила, что все газеты возглавляют их ставленники.
- Не надо преувеличивать, вряд ли все. Кроме того, у нас в средствах массовой информации тоже есть свои люди.
- Рита Скитер?
- Луна Лавгуд.
- Она же сумасшедшая, - удивился Драко.
- Она такая же сумасшедшая, как Гарри убийца Фаджа, – недовольно возразила Гермиона.
- Как ты предполагаешь с ней связаться? Каминная сеть прослушивается. Никому из нас, включая Ливию, в Англию пока возвращаться нельзя.
- Давайте, я с вашей Луной встречусь, - предложил Кристиан. – Меня никто не заподозрит.
- Хорошая идея, - воодушевился Гарри. – Только как Кристиан ее найдет? Он не маг, аппарировать не может, каминная сеть для него недоступна.
- Это не проблема, - отмахнулась Гермиона. – У меня есть портключ, настроенный на перемещение прямиком в дом Лавгудов.
- Тогда я собираюсь, - обрадованный перспективой поучавствовать в грандиозном приключении и тем самым помочь Гарри, Кристиан встал.
У Поттера и его друзей слова никогда не расходились с делом. А если и расходились, то очень ненадолго. Письмо составляли всем коллективом, тщательно обсуждая каждую, даже самую мелкую, деталь, чтобы потом не возникло ненужных недоразумений.
Через час, тщательно проинструктированный на все случаи жизни, Кристиан покинул особняк, унося с собой послание к Луне Лавгуд.
***
Время во второй половине дня снова оказалось удручающе свободным. И если в небольших дозах безделье могло быть приятным и необременительным, то в нынешней ситуации, помноженное на вполне понятную тревогу, оно уже изрядно всех достало.
Три пары из четырех ненавязчиво исчезли сразу же после обеда.
За столом остались только Гарри и Драко.
- Доедай быстрее, - сказал Драко меланхолично жующему Гарри.
- Ты куда-то торопишься? – удивился тот.
- Да. На прогулку. Если не забыл, тебе надо немного размять мышцы.
- А… А разве мы еще их не размяли? – подчеркнуто невинный взгляд, брошенный Гарри из-под ресниц мог смутить кого угодно, кроме Драко.
- Нет, - последовал невозмутимый ответ.
- Нет, - со вздохом повторил за ним Гарри. – Не думал я, что ты такой противный.
- Я не противный, я опытный, - поправил Драко.
- При чем тут опыт?
- Опыт - это умение сдерживать минутные порывы, - пояснил Драко.
- А если я не могу сдерживать эти самые порывы?
- Слово «не могу» живет на улице «не хочу». Вставай и пошли гулять.
- И где только твое сострадание к ближнему? – преувеличенно горько вздохнул Гарри, отодвигая стул.
- Где? – Драко сделал вид, что всерьез задумался над ответом. - Дай-ка вспомню. Кажется, в песочнице потерял.
- А про обычай под названием «сиеста» ты что-нибудь слышал?
- Слышал, - кивнул Драко.
- И что? – оживился Гарри.
- И ничего. Еще раз убедился, что глупые обычаи живут еще дольше, чем глупые люди.
- Какой же ты умный. Порой даже слишком, - проворчал Гарри, картинно хромая по направлению к двери.
- Пож твоим инквизиторским взглядом я чувствую себя, как каторжник на исправительных работах, - недовольно бурчал Гарри через час.
Весь этот час они, по словам Драко, «интенсивно гуляли» по парку.
И, судя по лицу Малфоя, конца прогулки в ближайшее время не предвиделось.
- Если хочешь, можешь вечером как следует напиться, - предложил Драко.
- Зачем? – не понял Гарри.
- Чтобы компенсировать дневной избыток здорового образа жизни.
Гарри уже открыл рот для достойного ответа, как вдруг почувствовал знакомую струйку жгучего холода между лопатками. В мозгах моментально тренькнул звонок, оповещающий об опасности.
Он тут же захлопнул рот и, не останавливаясь, привычно напрягся, пытаясь максимально вобрать в себя окружающие звуки, запахи и все-все-все, вплоть до малейших дуновений воздуха.
Несмотря на блаженное состояние полной расслабленности, в котором он пребывал вот уже второй день, годами тренированное тело не подвело и на этот раз.
Практически неуловимым для глаз молниеносным движением он подсек Драко под колени, одновременно с силой отталкивая под ближайшее дерево, а сам упал, пытаясь прикрыть его своим телом.
Перед падением он еще успел послать два ступефая в ближайших к нему нападающих и на какое-то время их обезвредил.
Драко гибко вывернулся из-под Гарри и откатился чуть в сторону в сторону.
- Похоже, мирная жизнь подошла к концу, - сказал он, дотронувшись пальцем до разбитой при падении губы. – Ну, у тебя и реакция, Поттер.
- Не смей называть меня Поттер, - привычно отозвался Гарри и добавил: - На счет «три».
- В дом? – деловито уточнил Драко, вытирая о брюки окровавленные пальцы.
- Да, - кивнул Гарри. – Сильно разбил?
- Ерунда, - отмахнулся Драко. – Начинай отсчет.
То ли преследователи попались недостаточно опытные и не ожидали такого одновременного молниеносного рывка, то ли Гарри и Драко оказались слишком быстрым для преследования (ловцы со стажем, что еще тут добавить?).
Так или иначе, двигаясь короткими зигзагообразными перебежками и, стараясь все время оставаться под прикрытием деревьев, они благополучно добрались до входа в дом.
Дако змеей проскользнул в приоткрытую дверь, а Гарри, уже будучи одной ногой внутри, получил ступефай. Правда, ему в какой-то мере повезло: пущенное второпях заклинание практически на излете срикошетило от дверного косяка, и обездвиженными у него оказались только ноги.
Привычно пробормотав: «Фините Инкантатем», он попытался применить одно из охранных заклинаний, которое сделало бы их пребывание в доме относительно безопасным, по крайней мере, временно.
- Бесполезно, - поморщился Драко. – Я уже пробовал.
- Думаешь, блокируют?
- Похоже. Во всяком случае, ни одно из известных мне защитных заклинаний не сработало.
Гарри задумался, потом несколькими резкими взмахами начертил в воздухе палочкой нечто вроде креста в пятиугольном контуре и тихо пробормотал незнакомые Малфою слова.
- Что сие значит? – осведомился Драко.
- Сие значит неблокируемое заклинание, неизвестное практически никому. Правда, с ограниченным временем действия.
- Практически – это как?
- Никому, кроме профессора Снейпа и меня.
- А что ты там сказал насчет времени действия?
- Два часа я гарантирую, а дальше… - Гарри неопределенно пожал плечами.
- Плохо.
- Да уж.
- Придется испортить народу послеобеденный отдых.
- Может, дадим им еще минут десять-пятнадцать? - предложи Гарри.
- И что можно успеть за твои жалкие десять минут?
- Не скажи! – не согласился с ним Гарри.
Но все-таки крикнул тем, кто еще наслаждался сиестой на втором этаже:
- Эй, народ! Не хочу показаться нетактичным, прерывая вас на самом интересном месте, но не соблаговолите ли спуститься вниз?
- Вот это да, – улыбнулся Драко.
- Даже перед лицом опасности надо оставаться джентльменом, - объяснил Гарри.
И они оба расхохотались.



Глава 35.

Через пару минут «народ» откликнулся на призыв и неохотно собрался в холле.
- Что у тебя стряслось? – пробурчал Рон, окидывая взглядом разбитую губу и испачканные кровью и пылью брюки Малфоя. – Гарри наконец-то врезал тебе как следует?
- Не у меня, Уизли, а у нас, - поправил тот с ехидной ухмылкой. – Сбылась заветная мечта гриффиндорцев. Ну, что же ты молчишь?
- Что я тебе должен сказать? – медленно закипая, процедил Рон.
- Я не знаю, что вы в таких случаях говорите. Может, что-то вроде: наконец-то повоюем? – ехидно предположил Драко.
- Драко, - вздохнул Гарри.
- Рон первым начал, - неожиданно вступилась Николь.
- А время тикает, минутки убегают, - ни к кому конкретно не обращаясь, заметил Драко.
- Что случилось? – спросила Гермиона.
- Ничего особенного, - пожал плечами Гарри. – Все как обычно. На нас напали.
- Кто?
- Извини, фамилии мы у них узнать забыли. Но если ты настаиваешь, я могу вернуться и попросить их представиться в соответствии с правилами этикета.
- Какая потрясающая сдержанность речи, - восхитился Алекс. – Ты так банально, в трех словах описал катастрофу.
- Скажешь тоже, катастрофу, - опять пожал плечами Гарри.
- Мы слишком часто попадали в разные истории, - поддержал его Рон. – Вот и выработалось что-то вроде привычки ко всякого рода неприятностям.
- Это еще не история. История начинается тогда, когда уже ничего невозможно проверить, - уточнил Алекс.
- Завидую твоей способности вступать в философские беседы перед лицом грозящей опасности, - улыбнулась Николь.
- Вот только опасности я пока что-то не вижу, - возразил Алекс.
После этих слов все перевели глаза на Гарри и Драко, ожидая более подробных объяснений.
- Судя по всему, дом окружили. Примерно человек двадцать-двадцать пять. Может и больше.
- По пять на каждого? – удивился Рон. – Прямо как дети малые, честное слово.
- Если двадцать пять разделить на шесть, получится четыре, - возразил Алекс.
- Ты не в счет, - покачал головой Рон. – Ты не маг, тебя вывести из строя раз плюнуть.
- Дааа? – удивленно протянул Алекс. – Интересно, почему это? Силой вроде не обижен.
- Ты не сможешь подойти к магу на расстояние вытянутой руки.
- А зачем мне подходить на расстояние вытянутой руки?
- Чтобы ударить.
- Юноша, я вижу, что словосочетание «огнестрельное оружие» вам ни о чем не говорит, - ласково улыбнулся Алекс. – Вы хоть примерно представляете себе дальность действия, скажем, «беретты» или «браунинга»?
- Ладно, хватит, - оборвала Гермиона. – Нашли время препираться.
- Да, времени у нас и так немного осталось, - кивнул Драко. – Я понимаю, что вы тут все, как один, храбрые гриффиндорцы, но предлагаю уйти по-слизерински, не прощаясь. Не стоит подвергать опасности Николь и Ливию, - он повернулся к Рону и небрежно добавил: - Желающие поиграть в войну могут остаться добровольно.
- Анри, собирайся, аппарируй с Николь в безопасное место, потом вернешься за Ливией, - моментально распорядилась Гермиона.
Анри кивнул, покрепче обнял Николь, сосредоточился…
И ничего не произошло.
- Бесполезно. Они блокируют не только защитные заклинания, но и любую попытку аппарации, - вздохнул Драко.
- Все веселее и веселее, - сказал Алекс, вспомнив из вчерашнего рассказа о магическом мире, что аппарацией называется быстрое перемещение из пенкта «А» в пункт «Б».
- Гарри, сколько времени будет действовать твоя защита? – уточнил Драко.
- Когда мы со Снейпом проверяли пентакль, его действия хватало максимум на два часа.
- Времени подготовиться к обороне практически не осталось, - вздохнула Гермиона.
- Я могу поставить защитный купол и держать о столько, сколько будет нужно, - предложил Гарри. - Его вряд ли смогут нарушить. К тому же, снимая купол, я могу попытаться одновременно нейтрализовать все поставленные блокировки. Теоретически это возможно.
- И что нам это даст? – быстро уточнила Гермиона.
- Мы сможем подготовить прием для дорогих гостей и встретить их на своей территории во всеоружии. Они вряд ли будут вызывать подмогу. Такой заманчивый случай: противные гриффиндорцы, одни, в чужом городе и в чужом доме. Лаврами делиться никто не захочет.
- Почему ты уверен, что это не авроры, посланные Министерством?
- Я уверен, – перебил Анри. – Министр не собирался ничего предпринимать для розыска Гарри Поттера или позволять это сделать кому-либо еще. Он сам сказал, что Франция умывает руки.
- И на том спасибо, - пробормотал Драко. – Смелый дядька, ничего не скажешь. Не родственник ныне покойному Фаджу?
- Он Министр, а не Народный Мститель, - пожал плечами Анри. – И не из самых худших, между прочим.
- Ладно, все это лирика, - перебила Гермиона. – Исходим из того, что это не авроры. Гарри, как ты собираешься ставить защитный купол?
- Как обычно ставил, - пояснил Гарри.
- Но ты не можешь сделать это сам, - побледнела Гермиона.
- Почему сам? Ты, Рон и Драко вполне справитесь. Волшебные палочки у вас с собой, подходящее зеркало в доме найдется, осталось только правильно рассчитать углы падения и отражения.
- Гарри, мы можем не справиться.
- У тебя есть другой план?
- Нет.
- Тогда помоги выполнить мой. Я уже делал это и, как видишь, все прекрасно получилось.
- Конечно, получилось! Тогда Источниками кто был! Один Дамблдор чего стоит! – голос Гермионы сорвался почти на крик.
- Не хочу показаться глупее, чем есть на самом деле, - осторожно вмешался Анри, - но, может быть, кто-то из вас объяснит, о чем идет речь?
- В одном из старинных манускриптов мы наткнулись на описание обряда соединения трех потоков магических сил воедино и отражения под определенным углом. При этом возникает резонанс силы, который преобразуется и направляется туда, куда необходимо.
- Зеркало, - ахнул Анри. – Такое за всю историю случалось раза два-три, не больше!
- Не совсем классическое Зеркало, - улыбнулась Гермиона, - но, похоже.
- Но ведь не хочешь ты сказать, что…
- Именно.
- Фокуса не существует, не может существовать! Тем более, в случае соединения разнородных заклинаний. У меня тоже есть один старинный манускрипт. Когда-то давно мои предки вместе с несколькими очень могущественными единомышленниками изучали магию. Теоретически. Они вообще относились к магии как к чистой науке, только без возможности проверки своих бредовых идей на практике. К счастью, Мерлин не допустил, чтобы эти ученые из Башни Слоновой Кости спустились на землю и действительно испытали свои бредовые теории в реальной жизни.
- Мерлин допустил и даже помог, - улыбнулся Гарри, переглядываясь с Гермионой. – Иначе я бы тут не стоял.
- Ты? – опешил Драко. – Но я думал, что ты был главным Источником силы, А Фокусом послужил Дамблдор.
- Наоборот. Дамблдор – главный Источник, а Гарри фокусировал и направлял поток силы, - сказала Гермиона.
- Все равно это невозможно! – упрямо повторил Анри.
- Точно! И Авада Кедавра стопроцентное смертельное заклинание, - хлопнул Рон его по плечу. – Расслабься, приятель. Это ведь Гарри Поттер. Ему никакие законы не писаны.
- А остальные два Источника? – все еще не веря, спросил Анри.
- Снейп и Флитвик. Мы не хотели привлекать никого со стороны. Теория теорией, но если бы что-то пошло не так, у всех участвовавших в ритуале могли возникнуть неприятности.
- Неприятности? Именно этим словом ты называешь свою собственную смерть? – опешил Анри.
- Рискнуть все равно стоило, только в узком кругу тех, на чье молчание можно было положиться, - упрямо повторил Гарри.
- Ты псих. И ваши Дамблдор, Снейп и Флитвик такие же психи, как ты, – убежденно сказал Анри.
- А я что твердил все эти годы, - тихо пробурчал Драко, засовывая руки в карманы куртки. – Гриффиндор – это даже хуже, чем диагноз.
- Мы тут спорим, а время идет, - напомнила Ливия. Она не особо прониклась тонкостями магических обрядов, и ей было скучновато.
- Действительно, времени в обрез, - согласилась Гермиона. – Гарри, командуй!
- Так, - Гарри посерьезнел. - Николь, Лив, найдите зеркало. Примерно чуть выше моего роста. Тащите его сюда, только осторожно. Зеркало надо будет идеально вымыть, желательно даже натереть до блеска.
- Кто будет Источниками? – спросил Алекс.
- Гермиона, Рон и Драко. Драко – главным.
- Почему Драко? – попытался возмутиться Рон.
- Потому, что Гарри так сказал, - резко оборвала Гермиона. – Он Фокус. Ему виднее.
- Народ, у вас тут что – лабораторная работа по метафизике магии? – спросил Анри, офонаревший от напора английских гостей.
- Гарри, ты точно помнишь всю последовательность действий? - не обращая внимания на слова Анри, на всякий случай уточнила Гермиона.
- Обижаешь, учил под «чутким» руководством «любимого» профессора. Могу повторить ночью, с закрытыми глазами, после трехдневной пьянки, с любого места и даже задом наперед, - усмехнулся Гарри. – Давай лучше не отвлекайся, а готовь необходимые расчеты. Заклинания вам троим я сейчас напишу, прочитаете по бумажке.
Гермиона кивнула, задумалась и скомандовала:
- Алекс, Анри, уберите из холла ковер и унесите всю мебель. Николь, Лив, рысью за зеркалом. Рон, мне нужен мел, карандаш или фломастер. Короче, все равно что, главное, чтобы им можно было чертить на полу.
Когда в трудной ситуации появляется хоть малейшая возможность ее решения и человек, готовый взять на себя командование, тревога отступает на второе место.
Вот и сейчас все кинулись выполнять порученное и совсем забыли об осаде и близкой опасности.
Воспользовавшись всеобщей суматохой, Драко подошел к Гарри и тихонько спросил, глядя прямо в глаза:
- Почему ты выбрал меня?
- Для того, чтобы все получилось, я должен чувствовать главный Источник, ну как бы нутром, что ли. Сейчас из всех присутствующих я сильнее всего чувствую тебя.
- Это опасно?
- Нет, - немного помедлив, ответил Гарри. - С тобой будет все в порядке.
- Я не про себя спрашиваю, не надо делать вид, будто ты не понял.
- Ну, если Гермиона сделает правильные расчеты, а Источники ничего не перепутают, произнося исходные заклинания, зеркало будет достаточно чистым, и никто не станет кричать во время проведения обряда…
- Хватит, я уже все понял, - перебил Драко. - Если Гермиона сделает неправильный расчет, если девчонки плохо вымоют зеркало, если Рон спутает слова, а Лив хотя бы пискнет во время обряда, я их всех убью.
Гарри поднял на него удивленный взгляд.
- Ты так мало ценишь их жизни?
- Нет. Я так сильно ценю твою. Я не шучу, - упрямо нахмурился Драко. – Если кто-нибудь из них сделает тебе больно, я…
- Не придется, - перебил Гарри. – Больно мне как раз ты и будешь делать.
Драко побледнел.
- Я тоже не шучу, - мгновенно став серьезным, кивнул Гарри. – Тебе самому, кстати, тоже несладко придется.
- Ты поэтому меня выбрал? – сузил глаза Драко.
- Придурок, - покачал головой Гарри. – Я тебе доверяю если не свою жизнь, то уж рассудок точно, а ты все еще сомневаешься.
- Тебе будет очень больно? – тихо спросил Драко после минутной паузы.
- О себе лучше подумай.
- Не могу о себе, – помотал головой Драко. – Даже странно.
- Потом можем сравнить свои ощущения, - шутливо пообещал Гарри.
- Угу, обязательно.
- Ладно, не горюй. Раньше срока копыта не откинем, - Гарри тихонько толкнул его в плечо. – Лучше пойди, помоги Гермионе рассчитать угол падения, угол отражения, или что там еще нужно. Мне надо сосредоточиться.
Драко кивнул и отошел к Гермионе, которая лежала на полу, на животе и что-то быстро чертила на бумаге, черкала, хмурилась, грызла карандаш и снова черкала.



Глава 36.

Записав заклинания, необходимые для остальных участников ритуала, Гарри отошел к окну, повернулся спиной к комнате и неподвижно замер, пытаясь забыть, что в ней, кроме него, еще кто-либо есть.
Теперь надо было делать все так, как когда-то учил его профессор Снейп.
Сосредоточиться, отрешиться от всего, кроме магии, вообще забыть, кто он такой, что у него есть руки, ноги, голова, сердце.
Ощутить гармонию с окружающей энергией, подхватить ее, как волну, и не сопротивляться.
Вернувшись с аккуратным кусочком мела, найденным в бильярдной комнате, Рон застал всех, кроме Гарри, в работе.
Лив и Николь в четыре руки энергично терли зеркало, пытаясь добиться идеальной чистоты.
Драко и Гермиона, лежа на полу, о чем-то яростно спорили тихим шепотом. Время от времени, то один, то другая выдирали у оппонента наполовину раскрошившийся мелок, и что-то быстро писали, зачеркивали, снова спорили и снова писали.
В углу Анри таким же тихим шепотом что-то пытался втолковать Алексу. Судя по взволнованному лицу Алекса, до него постепенно ничинала доходить серьезность подготавливаемого мероприятия.
Гарри стоял спиной ко всем присутствующим и смотрел в окно.
Предельно собранный, спокойный, невозмутимый. Только сжатые в кулаки побелевшие пальцы выдавали запредельное напряжение.
Через пятьдесят минут все было готово.
Зеркало сияло первозданной чистотой.
На полу был начерчен разносторонний четырехугольник с отмеченными мелом тремя точками.
Еще одна – дополнительная - точка находилась чуть в стороне от трех остальных.
Ливия и Николь, бледные и немного напуганные, сидели в уголке тихо, как мышки, и, судорожно переплетя пальцы, держались за руки.
Алекс и Анри молча застыли рядом с ними.
- Гарри, у нас все готово, - тихонько позвала Гермиона.
- Иду, - отозвался Гарри, медленно поворачиваясь лицом к остальным.
Всех присутствующих в комнате поразила перемена, произошедшая с ним за столь короткое время.
На лице юноши не отражалось ни единой эмоции, глаза опустели и стали совсем далекими. Он смотрел так, будто ничего вокруг себя не видел, сосредотачиваясь исключительно на внутренних ощущениях.
Ничего и никого.
Он молча занял свое место и кивнул, давая понять, чтобы остальные последовали его примеру.
Гермиона, Рон и Драко взяли листочки со своими заклинаниями и заняли оставшиеся точки.
- По моему сигналу на счет «три», - ровным голосом сказал Гарри и достал палочку.
Все замерли, боясь лишний раз вздохнуть.
Казалось, время тоже застыло, как муха, увязшая в янтарной капле смолы.
Гарри начал негромко, нараспев, читать непонятные слова на неизвестном никому из присутствующих гортанном языке, потом поднял палочку на уровень груди, направляя ее на зеркало. Зеркальная поверхность помутнела по краям, а потом засветилась ровным, чуть голубоватым цветом.
Гарри закрыл глаза и четко произнес:
- Раз, два, три! – и изо всех сил закусил нижнюю губу.
Три синхронных взмаха кисти, три заклинания на том же гортанном языке, старательно произнесенные четким шепотом, три луча, одновременно вылетевших из палочек и ударивших в зеркало.
И только один луч, отраженный и пойманный молниеносным, практически неразличимым для взгляда движением.
Теперь семь пар глаз неотрывно следили за одним человеком.
Из прокушенной губы тонкой струйкой текла кровь. Судорожно сжатые в кулак пальцы левой руки с побелевшими почти до синевы лунками ногтей ясно показывали, какой ценой приходится платить за подчинение трех разномагических энергий.
****
Гарри стоял прямо, стараясь не утратить контроль над энергией.
В его теле схлестнулись и смешались ледяной ветер, обжигающий огонь и колющее, будто острой иглой, электричество. Этот вихрь ускорял и без того бешеное биение сердца и сводил немыслимым узлом мышцы. Пульс ватным комком застрял где-то в горле, не давая вздохнуть, окружающие предметы стремительно теряли четкие очертания, перед зажмуренными глазами заплясал хоровод разноцветных точек.
- Собрать воедино, подчинить и послать обратно, неужели это так трудно запомнить, мистер Поттер, - некстати всплыл в голове язвительный голос ненавистного когда-то учителя.
- Это ведь так просто, - мысленно повторил Гарри, открывая глаза и точным движением посылая жгучий поток обратно в зеркало.
Радужный луч ударил в зеркальную поверхность и брызгами рассыпался на мельчайшую пыль.
Еще один взмах, еще одно заклинание.
И так же, как в прошлый раз, только немного слабее, Гарри ощутил могучий толчок где-то внутри грудной клетки, всплеск силы, требующей немедленного выхода. Мысленно представив прозрачный купол, накрывающий дом, он направил ее наружу.
В следующую секунду мир вокруг завертелся, сливаясь в серые пятна, и он провалился в спасительную темноту.
Только тут остальные заметили, что Драко лежит на полу, сжавшись в комок и неловко обхватив себя руками.
- Он в сознании? – кинулся Анри.
- Нет, - определил его Алекс, склоняясь над Малфоем. – Помоги мне его посадить. Лив, быстро неси холодную воду и полотенце.
Лив понеслась в ванную.
Рон и Гермиона тем временем хлопотали над Гарри.
Почувствовав на лице прохладную ткань, Драко пришел в себя. Преодолевая огонь в груди, он попытался вдохнуть и закашлялся. Боль внутри медленно стихала до тупой рези, но воздух еще с трудом проникал в стиснутую грудную клетку.
- Ты как? – спросил Анри.
Драко трясло так сильно, что стучали зубы.
- Дыши медленнее, а то у тебя будет гипервентиляция легких, и ты снова потеряешь сознание, - посоветовал Алекс.
- Малфои не теряют сознание, - сипло возразил Драко.
- Конечно. Мы видели. Они просто аккуратно ложатся в глубокий обморок. Тихо-тихо, чтобы никто не заметил.
- Ложатся, но сохраняют полный контроль над ситуацией, - возразил Драко.
- А, вот как это называется. Буду теперь знать, - пошутил Алекс.
- Как Гарри? – спросил Драко.
- Пока без сознания. Его положили на диван в соседнюю комнату.
Пошатываясь, Драко встал.
- Отдохно еще пару минут, - попытался удержать его Анри.
- Наотдыхался уже, - Драко оттолкнул протянутую руку и нетвердой походкой направился туда, куда отнесли Гарри.

****
Когда Гарри очнулся, перед глазами у него белел лепной потолок, на лбу лежало мокрое полотенце. Холодные струйки воды сбегали по вискам на подушку.
Откуда-то слева слышался яростный спор.
- Опять Рон с Драко ругаются, - устало подумал Гарри и прислушался.
- Как вы могли позволить ему снова пойти на такое! Вы ведь уже видели, как это было в прошлый раз! – яростно выговаривал Драко.
- Мы ничего не видели, мы только знали, в чем именно состоит обряд, - защищалась Гермиона. – В прошлый раз нам не разрешили присутствовать.
- Я не думал, что это так ужасно выглядит, – вторил ей Рон.
- Выглядит, - яростно шипел Драко. – А каково все это чувствовать Гарри, вы хоть на минуту задумались? Или вы уже привыкли, что на него можно спокойно взваливать все самое трудное и ужасное? Вы поймете, в конце концов, когда-нибудь, что он живой? Что ему тоже бывает страшно и больно?
Гарри сбросил со лба мокрое полотенце и попытался сесть, но у него не получилось.
Драко моментально подскочил к кровати, присел на корточки, чтобы Гарри мог видеть его лицо и стиснул ему руку.
- Как ты? – мягко спросил он.
- Выжил, как обычно, - попытался пошутить Гарри, но голос сорвался, и шутка прозвучала немного жалко.
Рон и Гермиона тоже подошли к дивану, но виновато молчали.
- Не кричи на них, - попросил Гарри. – Все равно это был самый удачный выход из сложившейся ситуации. Ты сам это прекрасно понимаешь.
- Нет, я не понимаю. Почему ты всю жизнь должен отдуваться за других?
- Так уж вышло. Видно, на роду написано.
- Что написано? Постоянно лезть на передовую? Врагов по горло, друзей по колено?
- Зато каких друзей, - со слабой улыбкой уточнил Гарри. – Есть такая пословица: Помоги другу в беде…
- И он обязательно вспомнит о тебе, как только снова попадет в беду, – подхватил Драко.
- Ты не прав. К тому же я давно вывел для себя своеобразную формулу: не жалуйся на жизнь, могло не быть и этого.
- Тебя такая жизнь устраивает?
- Не устраивает, но ведь скоро это закончится.
- Это закончится, другое начнется, - пробурчал Драко. – Ладно, отдыхай, А то меня сейчас Гермиона на куски порвет: совсем обнаглел, наехал на больного…
- На больного? А больным сиделки полагаются? – задумчиво уточнил Гарри, с нескрываемым облегчением откидываясь на подушку.
- И сиделки, и лежалки, - фыркнул Драко.
- Хочу сиделку, - капризно потребовал Гарри.
- А лежалку? – ехидно уточнил Драко.
- Лежалку попозже.
- Гарри, - вмешалась Гермиона. – Тебе надо немного поесть, чтобы хоть немного восстановить силы.
- Есть не буду, но кофе выпью.
- Кофе вряд ли, лучше какао или шоколад - пожалуйста.
- Согласен на шоколад. И Драко тоже.
- Сейчас сварю, - с готовностью подхватилась Гермиона. - Рон, идем!
- Я с Гарри посижу, - заупрямился непонятливый Рон.
- Идем, мне нужна твоя помощь, - настойчиво потянула его за рукав Гермиона.
- Гарри, я не думал, что это так ужасно, - начал Рон, вырывая рукав из ее цепких пальцев.
- Рон, Драко просто погорячился, - Гарри пристально посмотрел на Драко.
- Я просто погорячился, - с тяжелым вздохом подтвердил тот, сделав над собой героическое усилие.
- Ладно, тогда я пошел, успокою Лив, - немного повеселел Рон. – А то она на грани истерики.
Он вышел, оставляя Гарри и Драко наедине.
- Ты сам как? – спросил Гарри.
- Терпимо. Бывало и хуже.
- Вот и у меня тоже бывало, Нечего сказать, бурное у нас с тобой прошлое, - Гарри покачал головой.
- Твой защитный купол на какое время рассчитан? – задал Драко волновавший его вопрос.
- На века. Шучу. Пока я сам его не сниму.
- А снимать надо так же, как ставить?
- Хвала Мерлину, нет. Намного проще и совсем не опасно.
- Совсем-совсем? – недоверчиво прищурился Драко.
- Даже совсем-совсем-совсем, - улыбнулся Гарри.
- Слушай, как ты после прошлого раза умудрился выжить? Дамблдор намного превосходит меня, да и Снейп с Флитвиком тоже сильные маги.
- Только не смейся, - строго предупредил Гарри.
- Не буду, - с готовностью пообещал Драко.
- Меня Снейп выхаживал.
- Это ни капельки не смешно. И вполне в его духе.
- Ах, да, я совсем забыл. Ты же его ОЧЕНЬ хорошо знаешь.
- Язва.
- Было у кого научиться.
- На меня намекаешь?
- Прямым текстом говорю. Я ведь гриффиндорец.
- Это уже даже Анри понял, - усмехнулся Драко. – Наверное, в Бобатоне нет аналогичного факультета для потенциальных самоубийц.
- Очень смешно, - Гарри сделал вид, что обиделся.
- Совсем не смешно, – подтвердил Драко. - Потому что это чистейшая правда.



Глава 37.

Когда Гермиона принесла поднос, на котором стояли две огромные чашки какао, и лежала плитка горького шоколада, Гарри уже спал. Драко сидел рядом на полу и держал его за руку, задумчиво глядя в окно. Услыхав шаги, он поднял голову и приложил палец ко рту, призывая не шуметь.
Гермиона кивнула и на цыпочках вышла из комнаты. Драко встал и последовал за ней, тихонько прикрывая за собой дверь и накладывая на комнату заклинание, не пропускающее внутрь ни одного звука.
- Как он? – спросила Лив.
- Спит, - лаконично ответил Драко.
- А нам что делать? – спросил Анри.
- Прием дорогих гостей готовить, - отозвалась Гермиона. – Не собираемся же мы вечно под куполом прятаться.
- И как у вас этот прием готовят? – уточнила Лив.
- Как, как. Ты «Один дома» видела? Примерно так же, только с применением магии.
- Магии, - разочарованно протянула Лив. – Значит, я опять в стороне останусь.
- Почему же в стороне? Ты можешь стать идейным вдохновителем и генератором творческих идей.
- А воплощать мои гениальные идеи кто будет? Или вы мне тоже указку дадите? – вскинулась Ливия.
- Ага, разбежалась. Вон бери Рона в подручные и резвись по полной программе! - усмехнулась Гермиона.
Лив обрадовано потерла руки, но на всякий случай уточнила:
- Мешать не будете?
- Только помогать, - клятвенно заверил Рон и спрыгнул с подоконника. - Какие будут указания?
- Сначала надо придумать для нас опознавательный знак. Что-нибудь типа метки.
- Брр, - непроизвольно поежилась Гермиона, - Только не в виде черепа.
- А чего так? Представь лица наших преследователей, когда над домом встанет черно-зеленая метка а-ля Волдеморт, – улыбнулся Рон.
- Ага, и сразу же – «Реквием»! – моментально загорелись глаза у Лив.
- Какой реквием? – не понял Рон.
- Да хоть и Моцарта. Сильная вещь, - последовал ответ. – Мороз по коже гарантирован.
- А зачем? – спросил Рон.
- Это будет такая психическая атака, - пояснила Лив. – Подходят они, тут им бац – Метка. Они только в себя пришли, тут им опять бац - Реквием. Как барабанный бой у каппелевцев в первую мировую войну. Нервных просим отойти в сторону и не мешать всеобщему веселью.
- Интересно, а как Волдеморт свою Метку создавал? – задумался Рон над практической стороной дела.
- Он нам не докладывал, - фыркнула Гермиона. – Сделай что-то вроде непрозрачного темного облака или густого дыма.
- Угу, - Рон кивнул, что-то про себя прикидывая. – Я знаю парочку подходящих заклинаний.
- Только нам все равно надо какой-нибудь отличительный знак, - настойчиво повторила Лив. – Чтобы своих ненароком не зацепило.
- Чем не зацепило? – усмехнулся Алекс.
- Чем-нибудь, - Лив сделала неопределенный жест руками и честно призналась: – Сама еще точно не знаю.
- Тебе помощь нужна? – уточнила Николь.
- Не-а, - замотала головой Лив. – Ваши места в зрительном зале. На площадке третьего этажа. Можем поставить там кресла, выдать пригласительные билеты, попкорн и колу. И вообще, не мешайтесь под ногами, не видите, у меня творческий процесс уже пошел.
- Куда пошел?
- Неважно куда, - отмахнулась Лив. – Важно, как - бурно.
Следующие два часа показали, что бывает, когда за дело берется девушка с фантазией, которой никто не мешает, а даже наоборот, помогают всеми имеющимися в наличии волшебными палочками.
Для начала все получили по зеленой нарукавной повязке. По словам Лив, повязка должна была обезопасить «своих» от разных неприятных ситуаций.
К тому моменту, когда проснулся Гарри, у нее уже все было готово к приему дорогих гостей.
Рон едва успел перехватить заспанного и ничего не понимающего друга в дверях и вручить ему нарукавную «метку», прежде чем тот сделал первый шаг по «опасной территории».
- Что тут происходит? – удивился Гарри.
- Готовимся к обороне, - пояснила Лив. – Точнее, уже приготовились.
- Пивз по сравнению с Ливией сущий младенец, - смеясь, констатировала Гермиона. – Мне даже стало немного жалко тех, кто все это на себе испытает.
- Жалко у пчелки, - строго сказала Лив. – Не порть мне завтрашний праздник.
- Завтра, как только Гарри снимет защиту от аппарирования, я вас с Николь быстренько отсюда транспортирую в безопасное место, - сообщил Анри.
Лив после таких слов чуть не задохнулась от ярости: это надо же, ты стараешься, готовишь все, как на собственный день рождения, а тебя в последний момент вежливо отстраняют от главного веселья. Однако быстро сориентировалась, взяла себя в руки и радостно затарахтела:
- И то правда, внутри все готово, зайду к этим гадам с тыла. Всю жизнь мечтала поучаствовать в партизанской вылазке, спасибо за заботу. Николь, у меня есть одна идея, для этого нам может понадобиться пара сковородок и еще пара….
- Стоп, - перебил ее Анри. - Я совсем не это имел в виду.
- Анри, оставь Ливию в покое, - усмехнулся Гарри. – Поверь, нам же будет спокойнее, пока она на глазах.
- Конечно, спокойнее, - авторитетно подтвердила Лив. - Мало ли, какие глупости мне еще могут в голову прийти. Я за себя не поручусь.
- Ладно, - сказала Гермиона. – Если все разногласия сняты, приглашаю всех к столу.
- А что на ужин? – осведомился Рон. Он изрядно проголодался, бегая за неугомонной подругой и воплощая в жизнь ее безумные идеи. – Не омлет, надеюсь?
- Лазанья с ветчиной и грибами, - успокоила его Гермиона.
****
После ужина на всех как-то вдруг накатила усталость и сонливость. Не засиживаясь за столом, народ тихо разбрелся по своим комнатам.
Только у Гарри, которому удалось поспать пару часов днем, сна не было ни в одном глазу. Чтобы не мешать Драко, он пошел в библиотеку, где по привычке растянулся на ковре перед камином.
Ему не хотелось ни с кем общаться, накатила странная апатия. Он никому не говорил, но сегодня ему в какой-то момент показалось, будто повторяются события недавнего прошлого.
Он никому не говорил, но сегодня ему в какой-то момент показалось, будто повторяются события недавнего прошлого.
Опять опасность, от которой сначала внутри скручивается холодный узелок, а затем словно вырастают крылья.
Гарри никому не признался бы, но иногда ему становилось жаль, что война закончилась.
Больше не будет страха.
Но не будет и момента, когда ты себя перебарываешь и становишься выше любого ужаса.
Больше не будет боли.
Но никогда не испытать невыразимое словами ощущение, когда она отступает, как океанская волна, и покой охватывает истерзанное тело.
Больше не будет опасности. Но никогда не замрет сердце в ожидании чего-то неощутимого, заставляющего сконцентрироваться и добиться своего.
Это была его тайна.
Постыдная, как он сам считал.
Как всегда в такие минуты, ему очень захотелось взглянуть на Картину. Закрыв глаза, он мысленно постарался представить ее перед собой. До последних, самых мельчайших деталей.
- Что это? – удивленный возглас вернул его к реальности.
Гарри нехотя повернул голову.
В дверях стояла Николь, вытаращив глаза от с удивления.
Переведя взгляд на стену, Гарри увидел свою Картину, четко отпечатавшуюся на светлой штукатурке.
- Как ты это сделал? - ошеломленно выдохнула девушка.
- Не знаю, само получилось, - пожав плечами, Гарри встал, подошел к стене и потрогал ее пальцем.
- Не стирается.
- И не надо стирать, так красиво, - попросила Николь, заходя в библиотеку и закрывая за собой двери. – Что ты тут делаешь?
- Сижу, - Гарри опустился обратно на ковер и обнял колени руками.
- Сидишь и все?
- Мне что-то не спится.
- Мне тоже. Немного страшно.
- Анри может тебя утром очень быстро перенести в безопасное место, только скажи.
- Мне не за себя страшно, а за вас. Если я буду сидеть в безопасном месте и думать, не случилось ли с вами чего-нибудь, то с ума сойду от ужаса.
- От этого с ума не сходят, - улыбнулся Гарри. – Наоборот, страх подстегивает, заставляет сконцентрироваться. Почувствовать себя более живым, что ли.
- Тебе так не хватает острых ощущений? – внимательно глядя ему в лицо, спросила Николь.
- Не хватает, - немного помедлив, признался Гарри. – Я не чувствую себя живым. Гермиона говорит, что у меня адреналиновая зависимость. Наверняка в неизлечимой форме.
- Для того, чтобы испытывать острые ощущения, не обязательно нужна война, - Николь присела на ковер рядом с Гарри. – Ты когда-нибудь прыгал с парашютом?
- Нет, а что?
- Поверь, в жизни и без военных действий есть достаточное количество способов испытать чувство опасности и пережить приключения. Серфинг, дайвинг, джампинг, тот же парашютный спорт, - загибала пальцы Николь. – Если тебе так нравится риск, попробуй и выбери себе парочку подходящих занятий.
- Это ненормально.
- Кто тебе сказал такую глупость?
- Многие говорили, уже не помню кто именно.
- Если не помнишь, кто именно, значит, эти люди для тебя не слишком важны. Тогда почему тебя волнует их мнение? Попробуй поговорить об этом с тем, кто тебе близок.
- Они решат, что я сошел с ума.
- Ты настолько неуверен в своих друзьях?
- Ты что, я им верю, как себе самому!
- Именно поэтому ты сейчас сидишь в темной комнате в одиночестве и по полной программе жалеешь себя, бедного?
- Я не жалею, - возразил Гарри.
- А если не жалеешь, тогда ложись спать. Завтра утром, на свежую голову, все обдумаешь.
- Как все у тебя просто, - покачал головой Гарри, но все таки встал и направился в спальню.



Глава 38.

На следующее утро Николь, решив взять пример с Гермионы, встала раньше всех и соорудила из имевшихся в наличии полуфабрикатов сытный завтрак.
- Перед битвой лучше как следует подкрепиться, - почти вылизывая тарелку, сообщила остальным Лив. – Мало ли, вдруг война затянется, и обед придется пропустить.
На шутку никто не ответил. Все молча ожидали, что скажет Гарри.
Гарри, не торопясь, сварил себе кофе, медленно, смакуя каждый глоточек, выпил, немного подумал и сварил еще.
Первой не выдержала Лив:
- Мы собираемся сегодня веселиться или нет?
При слове веселиться Гарри удивленно поднял брови.
- В смысле, воевать? – поправилась Лив, чуть ли не подпрыгивая на стуле от предвкушения.
- Ты сперва определись: повеселиться или повоевать, - посоветовал ей Гарри, приступая ко второй чашке кофе.
- А разве нельзя это совместить?
- Ну, - Гарри сделал вид, что всерьез задумался над такой возможностью, - раньше не получалось.
- Это потому, что меня с вами не было, - доверительно сообщила Лив, - или еще кого-нибудь вроде меня. Знаете, что я вспоминала, слушая про ваши приключения?
- Приключения? – переспросила Гермиона.
- Ну да, про то, как этот ваш Темный Лорд бегал за Гарри Поттером, - уточнила Лив.
- Что? – заинтересовался Гарри.
- Мультик про Тома и Джерри. Злобное Нечто гоняется за маааленьким безобидным малышом.
- Боюсь, название «Злобное Нечто» Волдеморт бы не одобрил, - отозвалась Гермиона, предварительно посмотрев, настроены ли ее друзья немного посмеяться над прошлыми событиями.
Друзья оказались очень даже настроены.
- А я боюсь, что слова «маааленький» и «несчастный» не те эпитеты, которые больше всего подходят для Поттера, - высказался Драко.
- Не смей…- начал Гарри.
- Называть его Поттер! – хором закончили Гермиона, Рон и Ливия.
- Надо же, сколько у тебя защитников развелось, - скривился Драко.
- Придется тебе считаться с народными чувствами, - засмеялся Гарри. – Моя фамилия слишком известна, чтобы называть ее вслух.
- Да, - с удовольствием подхватила Николь. – Не стоит поминать имя Героя всуе.
- Не знал, что гриффиндорская дурь столь заразительна для окружающих, - картинно развел руками Драко.
- Дурь – это просто одна из форм материи, - вклинился Алекс. – Она не появляется ниоткуда и никуда не исчезает.
- Она спонтанно переходит из одной головы в другую, - продолжила его мысль Лив.
- Давайте закончим на этой радостной волне, - перебил Гарри. – Вторую чашку кофе я уже допил, а третью мне Драко пить явно не разрешит.
- Я просто забочусь о твоем здоровье, осел! – обиделся Драко.
- Если я осел, тогда ты зоофил, - парировал Гарри.
Драко слегка порозовел и попытался найти достойный ответ, но его слова потонули во всеобщем хохоте.
Наконец, завтрак был закончен, а грязная посуда, по настоянию Гермионы, вымыта и расставлена по местам.
- Правильно, - язвительно комментировала Лив, вытирая чашки кухонным полотенцем. - война войной, а порядок порядком.
Далее она пустилась в сложный лингвистический анализ фамилии «Грейнджер» в надежде отыскать там немецкие корни.
Однако не столь склонные к бесполезным исследованиям товарищи на корню пресекли ее попытки и практически силой утащили на третий этаж, в «зрительный зал», где потребовали обещанные вчера билеты, попкорн и колу.
На первом этаже остались только Гарри и Драко.
Гарри – чтобы снять защитный купол, а Драко – на всякий случай.
Слова Гарри, что это совсем-совсем-совсем безопасно, его на этот раз не убедили.
- Совсем-совсем-совсем, - передразнил он Гарри.
Гарри уже почти привычно пропустил необидную шпильку мимо ушей и сосредоточился.
Произнесенное им заклинание на этот раз было, как минимум, вдвое длинней, и Драко минут пять, бледнея, вслушивался в незнакомые гортанные слова, ежеминутно ожидая обморока или еще чего-нибудь похуже.
Неиссякаемый оптимизм Гарри – врожденный или приобретенный - не внушал ему доверия.
Драко так напрягся, что пропустил тот момент, когда слова закончились. Он успел только уловить контуры сложной пентаграммы, вычерченной палочкой в воздухе и легкий полувздох-полувсхлип.
- Ты как? – с тревогой уточнил он, подхватывая пошатнувшегося Гарри под локоть.
- Не пойму что-то. Немного странно.
- Долго еще? – через перила свесилась Лив.
- Все уже готово! – крикнул в ответ Гарри и тихо добавил для Драко: - Вечером поговорим.
- Добро пожаловать на аттракцион, – торжественно провозгласила Лив и добавила:
- Вы бы поднялись, сверху будет лучше видно.

***
Зрители сидели уже полчаса, а военные действия никак не начинались.
Изнывая от нетерпения, Лив ерзала на стуле.
- А вдруг они вообще в дом не зайдут, тогда что? – спросил Алекс.
- Зайдут, они просто немного опасаются, - ответил Рон.
- Немного, - обиженно фыркнула Лив, - наш Гарри семь лет гонял их босса, как доберман болонку, недосыпал, недоедал, а они всего лишь немного боятся!
- Может, их надо немного поторопить? Не сидеть же нам тут до вечера, - предложила Николь.
- Мне лично выйти? – засмеялся Гарри.
- Сиди, а то окончательно распугаешь, - распорядилась Лив. – У меня есть идея. Рон, можно тебя на минутку?
Этот день наверняка надолго запомнился тем, кому «посчастливилось» поучаствовать в очередной операции по поимке Гарри Поттера.
Началось все с того, что над домом взвилось до боли знакомое черно-зеленое облако.
На глазах у изумленных преследователей облако сгустилось в зловещий череп, из левой глазницы которого, медленно изгибаясь, вылезла Змея. Она лениво оглядела фигуры в черных капюшонах и процедила:
- Не поняла, тут вам что, рождественская вечеринка Ку-клукс-клана? Чего ждем, драгоценные? А ну бегом в дом! Вы тут прохлаждаетесь на свежем воздухе, а наш храбрый Повелитель всю ночь Поттера в одиночку по этажам выслеживает.
Получив четкое распоряжение, УПСы встряхнулись и кинулись бежать по направлению к парадной двери.
- Эй, не все сразу, не ровен час, спугнете, - предупредила Змея, ковыряясь в зубах кончиком хвоста. – Разделитесь на группы, больше трех не собираться, заходить партиями, в проходах не толпиться!
УПСы на ходу поспешно разбились на группы, тщательно следуя полученным указаниям.
- Совсем другое дело, - одобрительно сказала змея и медленно растаяла в воздухе.
- А Реквием? – отсмеявшись, спросил Алекс у Лив. – Где обещанный публике Моцарт?
- Какой там Реквием, мужики и так чуть в мантии не наложили, - с досадой отмахнулась Ливия. – Я начинаю волноваться, вдруг они не смогут пройти весь аттракцион от начала до конца. Обидно будет, я так старалась!
Тем временем первая партия влетела в дверь и застыла перед огромным зеркалом, в котором отразились четыре мужских фигуры в первозданной красоте.
В смысле, в чем мама родила.
С одной маленькой поправочкой.
На месте пениса у одного торчал ядовито- зеленый кактус с длинными иголками, у второго – медицинская пипетка, а у третьего – огромный кукиш, у четвертого – просто было пусто.
Реакция последовала незамедлительная и до обидного однообразная: напрочь забыв о святом долге, Упивающиеся, роняя палочки на пол, стали спешно ощупывать самое дорогое. Они так увлеклись, что прозевали момент, когда палочки были реквизированы вынырнувшим из-под дивана пылесосом. Одновременно сверху на многострадальные головы УПСов посыпался дождь из кирпичей. Вся операция заняла считанные минуты.
- До чего мужчины предсказуемы, - посетовала Лив, глядя, как очередная партия жертв плавно падает на пол после прилета очередной стаи кирпичей.
Между тем, озадаченные странным поведением авангарда, остальные нападающие слегка замешкались возле входа, посовещались и решили, минуя дверь, проникнуть через окна.
Первого же УПСа встретила грудастая блондинка.
– А у вас перхоть, - ткнула она пальчиком в черный капюшон.
Нападающий опешил.
– Выпейте, как рукой снимет, - протянула ему стакан заботливая блондинка.
Не ожидавший подвоха бедняга залпом проглотил прозрачную жидкость, жалобно икнул, выронил палочку и галопом понесся по коридору.
– Вот что с людьми перхоть делает, - со вздохом сообщила блондинка следующему, - особенно в сочетании с пургеном. Если вам Поттера, то он в ванной.
Ошарашено кивнув, тот предпринял героическую попытку подняться на второй этаж, но лестница сказала ему «Гав!», а последняя ступенька вцепилась в ногу выросшими буквально из ниоткуда зубами. Взвизгнув от боли, бедняга дернулся, не удержал равновесие и кубарем скатился вниз, попутно сбив с ног двоих подельников.
Навстречу подоспевшему подкреплению в количестве трех Упивающихся, проникших в дом через гостеприимно распахнутое в кухне окно, выполз белый в красную клеточку дракон с внушительной стопкой белоснежного белья в когтистых лапах. Один из УПСов храбро ударил дракона по голове. Дракон упал на смельчака и его стоявшего рядом подельника, напоследок испустив жуткий душераздирающий вопль:
- Вы еще кипятите? Тогда мы идем к вам!
Звуковая волна выбила стекла в окнах и снесла с ног всех, кто еще не валялся в блаженном забытьи на полу.
Между тем отдельные особо настырные особи добрались таки до второго этажа.
В первой по коридору комнате за дверью их встречал живописный застенок с палачом, дыбой и милыми плакатиками: «Оттянись по полной!» и «Не спеши делать харакири, дождись вскрытия!» на стене. Ошеломленно застывающих на пороге врагов подручный палача подсекал под ноги, связывал и аккуратно укладывал под стеночкой.
За второй дверью настырных гостей поджидала высокая, окутанная саваном леди. На некогда белом одеянии виднелись пятна крови, супа, чая, кофе и еще чего-то совсем уж непонятного. Постояв на пороге, она с протяжным стоном покачнулась, упала ближайшему Упивающемуся на руки, успев выдохнуть:
- Не дай себе засохнуть.
Пока УПС раздумывал, куда девать увесистое тело, на него сверху упало ведро с водой. Он послушно лег в глубокий обморок.
Остальные рванули дальше по коридору, малодушно покинув неудачливого собрата на произвол судьбы.
В коридоре на несчастных изо всех щелей полезли непонятные существа, похожие на пещерных троллей (орки у Рона не очень получились), из пола и стен высовывались ноги, ставившие подножки, руки, нахально стягивающие одежду и требующие стриптиз, с потолка падали предметы, разные по форме, но одинаковые по тяжести.
Больше всего досталось тем, кто добрался до бильярдной комнаты. Посреди бильярдного стола лежал Волдеморт, с головы до ног опутанный толстыми металлическими цепями.
- Помоги, - хрипло звал он всех пробегающих мимо.
Не особо раздумывая над тем, как Темному Лорду удалось в который раз восстать из мертвых, верные слуги кидались на помощь и получали мощный удар электрического тока, предусмотрительно подведенного к цепям.



Глава 39.

Вся операция продолжалась часа полтора-два и после подсчета бесчувственных тел была признана успешной.
Ливия сияла от гордости, слушая вполне заслуженные похвалы, и, время от времени, скромно заявляла, что для нее это не предел.
- Это не предел, - согласился Алекс, вспомнив отдельные моменты битвы. - Это беспредел. Напомни, чтобы я с тобой никогда не ссорился.
- Просто свинство, - пожаловался ему Рон. – Мы им такой горячий прием приготовили, а хоть бы одна сволочь до ванной добралась, или, скажем до подвала.
- Не переживай, - Гарри хлопнул друга по плечу. – Помоги лучше вынести этих обморочных на дорогу. Анри свяжется с Министерством, приедут авроры и заберут всю эту милую компанию.

- После короткой гражданской панихиды, - комментировала Лив, наблюдая в окно, как Рон и Гарри раскачивают тело очередного Упивающегося, пытаясь придать ему нужное ускорение и перекинуть через забор. Вместо того, чтобы плавно перелететь через препятствие, тело своевольно врезалось в верхнюю планку и пыльным мешком свалилось под забор.
- После гражданской панихиды, - повторила она, наблюдая за второй попыткой переброски, которая снова окончилась неудачей.
- После продолжительной гражданской панихиды, - снова начала Лив, но увидев, как тело в очередной раз врезалось в забор, высунулась в окно и закричала: - Нет, ну нельзя же так издеваться! Еще немного, и этот чудный штакетник не выдержит и сломается!
Драко и Алекс планомерно обходили дом и по мере возможности возвращали все вещи, стены и полы в первозданное состояние.

Наконец, уборка закончилась, подъехавшая группа авроров забрала так и не пришедших в сознание нападавших. Все объяснения с представителями Министерства Магии Анри благоразумно взял на себя. В ответ на вопросы, зачем такой достаточно многочисленный отряд Упивающихся напал на ничем не примечательный маггловский особняк, и почему они в данный момент находятся в бессознательном состоянии, он недоуменно пожимал плечами и повторял, что совершенно случайно прогуливался неподалеку со своей невестой и обнаружил всех уже в глубоком обмороке.
- А если кто-нибудь из нападавших скажет, что в доме прячется Гарри Поттер? – спросила за ужином Николь
- Они же не самоубийцы – добровольно признаваться в попытке укокошить Народного Героя, - помотал головой Рон.
- Ну а все-таки? - настаивала Николь.
- Утром надо возвращаться в Англию, - вздохнул Гарри. – Хватит играть в прятки.
- Если план удался, то в газетах завтра должна появиться наша статья, - поддержала Гермиона.
- Предлагаю в качестве штаб-квартиры свою контору, - сказал Алекс.
- Принимается, - кивнул Гарри. – Хватит разносить дома мирных обывателей.
****
После ужина все привычно уже разбрелись по своим комнатам.
- Ты о чем задумался? - спросил Драко, когда они остались одни.
- Понимаешь, Упивающиеся в этот раз были какие-то странные, – пожал плечами Гарри.
- Чем же они странные?
- Ни один из них с Упивающимися и рядом не стоял, - объяснил Гарри. - Неорганизованные, пугливые, абсолютно не готовые к сопротивлению…
- Одним словом, неопасные, - подсказал Драко.
- Точно.
- Я думаю, это были не настоящие Упивающиеся.
- А кто?
- Не знаю. Но сам подумай: откуда во Франции столько УПСов взялось? Это не Англия, которая находилась в эпицентре всех событий. Во Франции и в разгар войны редко происходили действительно крупные стычки. Да и магов, сочувствующих Темному Лорду, здесь было не так уж много.
- Тогда кто эти люди?
- Скорее всего, мелкая шушера, нанятая за деньги. Причем, нанятая в спешке и практически неготовая к сопротивлению. Не зря они так долго не решались войти в дом. Это еще раз подтверждает выводы Гермионы: убери нескольких фанатиков, стоящих во главе, и все страсти сами по себе утихнут.
- Только не говори об этом остальным, Лив так гордится победой, - улыбнулся Гарри.
- Ничего я не собираюсь говорить. Но голову даю на отсечение - Гермиона и сама сделала точно такие же выводы.
- Она умеет держать язык за зубами.
- Это точно, - Гарри немного помолчал и спросил: - Можно задать тебе один вопрос?
- Задавай, - кивнул Драко.
- Почему ты не захотел принять Черную Метку?
- А почему у тебя всегда возникают такие глобальные вопросы?
- Это не ответ.
- Нет. Это уход от ответа.
- И все же? – настойчиво повторил Гарри.
- Долго рассказывать. Скажем так: меня переубедили.
- Переубеждать он мастер, - усмехнулся Гарри. – Ему бы Верховным Инквизитором работать. Желающие раскаяться грешники занимали бы очередь. С вечера.
- Почему ты сразу решил, что это именно он?
- Да брось, таким тоном ты только про одного человека говоришь. Я Снейпа до сих пор не слишком люблю, но объективно готов признать, что у него есть масса скрытых достоинств.
- Очень скрытых, - подтвердил Драко. – Ну что, очередной допрос окончен?
- Нет, - Гарри покачал головой.
- Что еще ты хочешь узнать? – скривился Драко.
- Ты раскаиваешься, когда вспоминаешь свои прошлые поступки?
- Бредишь, не иначе, – закатил глаза Драко. – Нет, ну точно, Гриффиндор – это не диагноз, это намного хуже. - Он медленно, почти по слогам, как несмышленышу, объяснил:
- Я МАЛФОЙ. Малфои НЕ раскаиваются по определению.
- А что делают Малфои? – не сдавался Гарри.
- Ну, - Драко задумался. – Наверное, нам более свойственно покаяние, чем раскаяние.
- А в чем разница?
- С этим не ко мне. Я не собираюсь тратить свою жизнь на разъяснение этических тонкостей глупым гриффиндорцам.
- С таким же успехом, я мог быть слизеринцем.
- И еще с большим – хафлпаффцем. Там бы ты точно оказался в своей стихии.
- У меня просто врожденная способность к мимикрии, - автоматически пропуская очередную колкость мимо ушей, с достоинством возразил Гарри.
- Мерлин, думаешь, если ты случайно выучил пару умных слов, то готов дискутировать с лучшими представителями мыслящей части колдовского общества?
- За Мерлина спасибо, но я не претендую.
- Какое остроумие, - фыркнул Драко. – Точнее, ослоумие.
- Ах, так, - Гарри кровожадно ухмыльнулся и запустил в Драко диванной подушкой. – Получай, лучший представитель мыслящей части общества!
- Вижу, в ход пошли более привычные для тебя аргументы, - ловко уклоняясь, съязвил Драко.
Гарри испустил боевой клич и прыгнул на Малфоя, повалив его на диван и
прижимая всем телом. Драко ахнул, как от боли, и спихнул его на пол.
- Что случилось? – встревожено спросил Гарри.
- Не знаю. Ты какой-то… колючий.
- Извини, я не хотел.
- Ты тут не при чем, тут что-то другое, непонятное, – Драко невольно поежился.
- Я всегда при чем, пора бы привыкнуть, - не согласился тот, поднявшись на ноги.
- Ты собирался о чем-то рассказать, - напомнил ему Драко.
- Не только рассказать, - кивнул Гарри, неуверенно начиная стягивать с себя свитер. – Еще и показать.
- Это я уже видел, причем неоднократно, - с усмешкой начал Драко, но замолчал, как только Гарри разделся до пояса.
- Что это? – почти шепотом спросил он, глядя на легкое радужное свечение, идущее от его тела.
- Если я все правильно понял, то это магия, - ответил Гарри. – Вернее, магическая сила, которая образовалась после проведения обряда.
- Но ты ведь ее использовал, чтобы поставить защитный купол, - возразил Драко, борясь с желанием потрогать светящуюся кожу.
- Я тоже так думал. Но когда я снял купол, она почему-то опять оказалась во мне. Правда, не вся.
- В прошлый раз тоже так было?
- Нет. В прошлый раз я собранную силу направлял на то, чтобы уничтожить Волдеморта, и она вся ушла. А сегодня вот… вернулась.
Драко осторожно провел рукой по плечу Гарри и сразу отдернул пальцы.
- Больно? – спросил Гарри.
- Немного колет. Что ты собираешься делать?
- В манускрипте было сказано, что Фокус может поделиться приобретенной магической силой с кем-то, кто ему по-настоящему близок или дорог. В прошлый раз мне было нечем делиться, а главное – не с кем. – Гарри замолчал.
Драко затаил дыхание, ожидая, что последует дальше.
- Я хочу разделить эту магию с тобой, - тихо предложил Гарри после паузы. – Если ты примешь мой дар.
- Почему? – так же тихо спросил Драко.
- Я не могу сказать.
- Не хочешь, - возразил Драко.
- Не хочу. Но только потому, что не могу. Пока не могу. Понимаешь?
Драко слабо кивнул.
- А для того, чтобы разделить магию, тоже нужен ритуал? Или достаточно прочесть заклинание? - спросил он после паузы.
- Вот как раз об этом ничего не было сказано. Упомянуто, что возможно, но как – ни слова.
- Тогда что ты собираешься сейчас делать?
- Снимай одежду, - потребовал Гарри, дернув Драко за пуговицу.
- Ооо, как оригинально! – ехидно протянул Драко, но все-таки подчинился. – Дальше что?
Гарри молча обошел вокруг, словно замыкая невидимую линию и отгораживая их двоих от всего остального мира. Чистая магия расходилась от него, как круги от брошенного в воду камня.
Драко поежился, с трудом удерживаясь, чтобы не поворачиваться вслед за ним. По телу пробежали иголочки.
Гарри стоял близко, так близко, что их полуобнаженные тела почти соприкасались. Свечение стало более ярким и Драко вдруг захотелось ощутить этот свет всей кожей. Он сжал руки, не доверяя собственной выдержке.
- Расслабься, - мягко шепнул Гарри. – И не бойся.
Медленно, будто сомневаясь, Драко снизу вверх провел ладонями по его груди. Рукам стало горячо.
Гарри сделал вперед крошечный шаг, прижимаясь к Драко всем телом. В ту же секунду все вокруг них вспыхнуло ослепительно-белым сиянием, завертелось, как карусель, и накрыло волной.
Не боль, не блаженство, не жар, не холод.
Грани между чувствами растворились и исчезли.
Эмоции и ощущения не поддавались привычной идентификации.
Это было похоже на падение.
Непослушные сердца бились в едином ритме, подчиняясь и подчиняя.
Для того, что с ними происходило дальше, не было слов, да и не могло быть.
Они словно растворялись друг в друге.
Свет мерцал на той зыбкой границе, где аристократически - бледная кожа соприкасалась с золотистой от загара.
Руки, губы, языки, снова руки, то жадно и быстро, то медленно и изощренно.
И потом абсолютная темнота. Но совсем не страшная, а дающая покой и надежду на новое начало.
Драко медленно приходил в себя. Тело еще не слушалось, но возможность думать и говорить постепенно возвращалась. Он повернул голову, приподнялся на локте и заглянул в широко распахнутые зеленые глаза. С его языка уже готовы были сорваться слова, которые все могли изменить в его отношениях с Гарри, но он подавил столь несвойственное ему желание откровенничать и спросил только:
- Тебе обязательно надо опять лезть в банку с пауками? Когда-нибудь ты наткнешься на паука-убийцу. Тебя уже столько раз пытались уничтожить.
- Но ведь до сих пор не уничтожили.
- Думаешь, раз ты выжил, значит, все остальное уже не важно?
- Обещаю, что это в самый последний раз, - серьезно пообещал Гарри.
- Ты хоть сам веришь, в то, что говоришь?
- Верю. На этот раз верю.



Глава 40.

Утром, не сговариваясь, все встали очень рано. Желание поскорее вернуться в Англию перевесило желание поваляться в постели подольше.
Поскольку никто не представлял, где находится контора Алекса и как она выглядит, было решено аппарировать на площадь Пикадилли, которую достаточно хорошо знали все, включая Анри.
Перед аппарацией Николь привычно прижалась покрепче к Анри и зажмурила глаза. С легким хлопком они исчезли.
- И все? – удивился Алекс.
- Да, все. Они уже на месте, - подтвердил Гарри.
- Здорово, - восхитилась Лив, впервые наблюдавшая за аппарированием. – Это сколько же времени можно сэкономить на переездах.
Гарри и Драко последовали за Анри с интервалом в минуту.
- Это не больно? – спросила Лив.
- Сейчас все сама узнаешь, - усмехнулся Рон. – Обними меня покрепче и ни за что не отпускай, пока я не разрешу.
- Я тебя вообще не собираюсь отпускать, - тихонечко пробормотала Лив.
- Что ты говоришь? – не услышал Рон.
- Дождя, говорю, чтобы в Англии не было, – громко ответила Лив, прижимаясь к Рону.
- Полегче, мне надо сосредоточиться и мысленно четко представить то место, где мы должны оказаться, - засмеялся Рон.
- Ладно, еще не вечер, - Лив послушно ослабила хватку.
В ту же секунду они исчезли.
- Наша очередь, - Гермиона повернулась к Алексу.
Без лишних слов Алекс шагнул к ней, крепко обнял и легонько поцеловал в макушку.
- Готов? – уточнила Гермиона.
- С тобой хоть на край света, - серьезно ответил Алекс.
- На край света затруднительно. Я не очень хорошо представляю, как он выглядит, - улыбнулась Гермиона, прежде чем аппарировать.

****
- Все в сборе? – Гарри оглядел присутствующих.
- По головам еще пересчитай, как стадо, - фыркнула Лив.
- Алекс, командуй, куда дальше? – не обращая на нее внимания, продолжал Гарри.
- С такси связываться не будем. Я сейчас кое-куда позвоню, и за нами приедут.
- Приедут? Непохоже, что ты простой детектив, - сказала Николь.
- Я никогда не говорил, что я простой детектив. Это ваши собственные домыслы, - пожал плечами Алекс.
Подъехавший вскоре небольшой фургончик с надписью «Пицца «Марцони». Доставка на дом» привез их к подъезду многоквартирного дома на окраине Лондона.
- Твой офис находится здесь? – удивилась Гермиона, оглядывая стандартную коробку из серого кирпича.
- Нет. Тут нечто наподобие временного штаба на случай всяких непредвиденных событий. Здесь нас должен ожидать Кристиан, именно этот адрес я дал перед его отъездом, - ответил Алекс, открывая дверь подъезда ключом.
Консьержка на минутку подняла голову, но, увидев Алекса, потеряла к вошедшим всяческий интерес и снова уставилась в экран небольшого телевизора.
- Я плачу ей жалованье, поэтому в отношении меня и моих посетителей соблюдается железное правило: ничего не вижу, ничего не слышу, ни о чем не помню, - пояснил Алекс и вызвал лифт. - Нам на третий этаж.
На звук открываемой двери в коридор выглянул Кристиан.
- Слава богу, - облегченно вздохнул он. – Я уже начал волноваться, куда вы делись.
- У нас все в порядке, - обняла брата Николь. - А у тебя как?
- У нас тоже все в порядке, - ответил Кристиан, налегая на слова «у нас».
- Привет, - из комнаты выглянула Луна Лавгуд. – Рада снова вас всех видеть.
Тут она заметила Драко и добавила:
- Почти всех.
- Ты практически не изменилась, - улыбнулась Гермиона.
- Если вспомнить, какое мнение обо мне было у большинства из вас, это вряд ли можно считать комплиментом, - пожала плечами Луна.
- А вот и изменилась, - не согласился Гарри. – Ты сейчас выглядишь намного лучше.
- Точно, – поддержал его Рон.
Луна снова равнодушно пожала плечами:
- Что ж. Со стороны виднее.
- Вот именно, - вмешался Кристиан. – Если эти невежды не разбираются в красоте, их можно только пожалеть. Поверь мнению почти профессионала – ты великолепна, – с этими словами он галантно поцеловал Луне руку.
- Кажется, твой брат неравнодушен к этой девушке, - сказал Анри.
- Да уж, сама вижу, - отозвалась Николь.
- Мексиканский сериал, - насмешливо хмыкнула Лив. – Сплошная любовь, морковь.
- Почему сплошная? – удивился Рон.
- Оглянись, ты тут хоть одну НЕ парочку видишь? Так и хочется пустить слезу и сказать: они жили долго и счастливо и умерли в один день. Фу!
- Действительно, фу! – неожиданно поддержал ее Драко. – Куда лучше, если так: Они страдали до конца своих дней и умерли после продолжительной болезни в жутких муках.
- Ладно, словесные баталии продолжите позже, - прервала Гермиона. – А сейчас предлагаю узнать у Луны, сработал ли наш план именно так, как мы задумывали.
- Все получилось просто прекрасно, - отозвалась Луна Лавгуд. – Даже лучше, чем в прошлый раз. «Открытое письмо Гарри Поттера» перепечатано большинством колдовских газет. Читатели просто заваливают нас письмами, думаю, то же самое творится и с другими редакциями. Разгневанная общественность требует провести открытое судебное заседание и дать возможность Народному Герою рассказать свою версию событий. Думаю, Министерство не посмеет отказаться от открытого разбирательства и все тихонько замять.
- Лучше закрытое, - сказал Алекс. – На открытом наши противники могут предпринять попытку устранить Гарри физически, а при большом скоплении народа обеспечить его безопасность будет затруднительно.
- Допустим, ты прав, - кивнул Гарри. – Я соглашусь на открытое заседание суда, туда же придет некто и попытается меня убить.
- Честное слово, - перебил Алекс, - мне хотелось бы ошибиться, но такое развитие событий более чем вероятно. Я не очень представляю, какими зигзагами бродят мысли в голове у магов, но обычный человек ухватился бы за такой шанс обеими руками.
- Вот и хорошо, - сказал Гарри. – Будем исходить из того, что меня попытаются убить. Тогда я вообще не вижу, в чем проблема. На заседании будет убийца, может именно тот, кто затеял всю эту кутерьму.
- Или та, - перебила Гермиона, - Вспомни, что говорил Ферье.
- Я помню, - кивнул Гарри. – Все, что нам остается сделать – поймать его или ее сразу после попытки совершить убийство. Я буду начеку, да и Драко присмотрит. У него реакция мгновенная, почти как у меня.
Услышав слова «почти как у меня» Драко выразительно фыркнул, но промолчал.
- Почему не я? – спросил Рон.
- Потому, что, во-первых, тебя могут блокировать заранее. Всем известно, что ты мой друг. Во-вторых, Драко может узнать потенциального убийцу в лицо до того, как он начнет действовать
- В-третьих, никто не заподозрит Малфоя в симпатии к Гарри Поттеру, - продолжила Гермиона и повернулась к Драко: - Извини за «Малфоя», сорвалось по привычке.
Драко только молча пожал плечами.
- Стоп, - сказал Алекс, - Вы ставите все на то, что Драко узнает убийцу или доберется до него раньше, чем тот убьет Гарри?
Гарри и Драко переглянулись и одновременно кивнули.
- А если он или она окажутся быстрее, чем вы?
Драко посмотрел на Алекса так, будто тот только что заявил, что земля плоская и стоит на спине у гигантской черепахи.
- Ты что, конечно же, Драко будет быстрее, - улыбнулся Гарри.
- И ты готов вот так, запросто, поручиться за это головой?
- Так ведь я именно головой за это и ручаюсь.
Драко после этих слов немного побледнел, но твердо сказал:
- Я никому не позволю причинить Гарри вред.
- Но что будет, если Драко не успеет? – никак не успокаивался Алекс.
- Заладил, как попугай: успеет, не успеет, - возмутился Гарри. – Ты хоть раз в жизни видел, как играют в квиддич? Конечно, вряд ли. Рон, если тебе не трудно, раздобудь где-нибудь парочку метел и снитч. Вечером покажем Алексу, на что способны Ловцы. Ты не против? – он повернулся к Драко.
- Не против, - усмехнулся тот. – Настолько не против, что даже готов собственноручно позаботиться насчет метел и снитча.
- О квиддиче вы потом поговорите, - вклинился Анри. – События могут развиваться и совсем по другому сценарию.
- Например?
- Гарри никто убивать не будет. Просто выступят свидетели, которые будут упорно твердить, что они совершенно явственно разглядели, как Гарри убивал Фаджа.
- А палочка Драко? – перебила Гермиона.
- Гарри предварительно ее украл.
- Но ведь я тоже собираюсь присутствовать на разбирательстве и расскажу, как все было на самом деле, - вмешался Драко.
- Ага, и сам тут же загремишь в Азкабан. А в газетах появятся статьи, что-то типа «Сын Упивающегося Смертью наконец отомстил за своего отца!», - подхватила Николь.
- Бред, - фыркнул Гарри. – Если бы он хотел отомстить, убил бы меня.
- Почему никто не вспоминает о присутствии на месте убийства Снейпа? – вдруг спросил Рон.
- Это был НЕ Снейп, - в который раз возразил Драко.
- И все-таки? – настойчиво повторил Рон.
- Дамблдор под магической присягой подтвердил, что в момент убийства они с профессором Снейпом обсуждали некоторые аспекты применения какого-то новоизобретенного Зелья. Свидетель вынужден был признать, что видел человека, ПОХОЖЕГО на Снейпа, – сказала Луна.
- Повезло профессору, - заметила Гермиона.
- Вот именно, что повезло, - кивнул Драко. – Тот, кто все спланировал, прекрасно знал, что каждую неделю в один и то же день Снейп проводил несколько часов в… короче, неважно где. Странно, что он согласился потратить это время на разговоры с Дамблдором.
- Дамблдору трудно отказать, - пожал плечами Гарри.
- В общем, профессору Снейпу участие в судебном разбирательстве не грозит, - подвела итог Гермиона.
- Не грозит, - подтвердила Луна. – Ему были даже принесены официальные извинения, на этом настоял мистер Уизли.
- Может быть, нам тоже стоит обратиться к Дамблдору? – спросил Рон.
- Не надо его пока впутывать, - покачал головой Гарри.
- А вдруг у него есть какая-нибудь дополнительная информация? – настаивал на своем Рон.
- Разве что связаться с ним не напрямую, - задумалась Гермиона.
- А через кого?
- Надо подумать.
- Если Гарри действительно необходимо переговорить с Дамблдором, то я могу это устроить, - сообщил Драко.
- Ты? – удивился Рон. – Вот уж никогда бы не подумал, что ты ходишь у Дамблдора в любимчиках.
- Упаси меня Мерлин! У нашего бывшего директора есть странное свойство: чем ты к нему ближе, тем больше дерьма тебе приходиться разгребать.
- Зато надо отдать должное, с ним никогда не бывает скучно, - улыбнулся Гарри.
- Не сомневаюсь, - кивнул Драко. – Когда перед тобой стоит задача выжить любой ценой, скука сразу же отходит на второй план.
- Если ты настолько благоразумен, то как вообще затесался в эту милую компанию? – поинтересовался Алекс.
Все присутствовавшие, кроме Гарри, с интересом ждали, что же ответит Малфой.
А Гарри вдруг остро почувствовал, каким, в сущности, одиноким всегда был Драко. Практически не имея себе равных среди слизеринцев, не общаясь с представителями других факультетов, он оказался в сомнительном положении «лучшего среди худших». Не то, чтобы Гарри сразу отмел возможность появления ярких личностей в Слизерине, нет. Просто за то время, что они учились в Хогвардсе, таковые там не объявились. Неудивительно, что Малфой тесно сблизился с профессором Снейпом.
- Драко просто повезло. Он оказался в нужное время в нужном месте, - Гарри пододвинулся поближе к бывшему сопернику.
- Я в защите пока не нуждаюсь, - хмуро заметил Драко.
- Это не защита, - возразил Гарри. – Это всего лишь констатация факта.
Заметив, что Алекс уже открыл рот для очередного вопроса, Гермиона быстро наступила ему на ногу, заставляя замолчать, и бодро спросила:
- Драко, как ты собираешься устроить встречу с Дамблдором?
- Устроить встречу - это слишком сильно сказано, - поправил ее Драко. – Я могу помочь с ним связаться и обсудить все, что вам нужно.
- Нам, - поправил его Гарри.
- Пусть будет нам, - согласился Драко. – Только на вопрос «Как?» я отвечать не собираюсь.
- Что ж, меньше знаешь, крепче спишь, - хмыкнул Алекс.
- Золотые слова, - кивнул Драко. – Если все вопросы обсудили, мы с Гарри на некоторое время вас покинем.
- Только постарайтесь быть осторожнее, - попросила Гермиона.
- Ты же меня знаешь, - успокоил Гарри.
- Знаю, поэтому и прошу, – Гермиона перевела взгляд на Драко: - Я на тебя надеюсь.
- Я присмотрю за ним, - серьезно кивнул Драко и повернулся к Гарри: - Пошли!
- Кому еще за кем присматривать придется, - обиженно пробурчал Гарри, выходя вслед за ним на лестничную площадку.



Глава 41.

- Теперь куда? – спросил Гарри, когда они вышли на улицу.
- А куда бы тебе хотелось?
- Разве нам не надо идти в какое-то определенное место?
- Нет.
- Но ты ведь собираешься встретиться со Снейпом?
- Какая поразительная догадливость.
- Ты забыл добавить: для гриффиндорца.
- Зачем? Чтобы еще раз услышать про то, что с таким же успехом ты мог оказаться в Слизерине? – пожал плечами Драко.
- Тебе бы этого хотелось? – спросил Гарри, уставившись в асфальт.
- Очень, - после паузы серьезно ответил Драко.
Гарри немного помолчал и поднял на него глаза:
- Знаешь, почему я тогда не захотел с тобой дружить?
- Почему?
- Ты был слишком самоуверенным.
- Всего-то?
- Для меня в тот момент было очень важно найти кого-то, с кем я мог общаться на равных.
- Комплекс неполноценности? У тебя? – не поверил Драко.
- А что тебя так удивляет? Ты ведь меня тогда совсем не знал.
- Я тебя и сейчас не слишком хорошо знаю.
- Это мы скоро исправим, - пообещал Гарри.
Драко не ответил. Ему опять стало немного не по себе, поскольку он старался не сильно задумываться, что же будет после того, как все их приключения закончатся. Конечно же, ему хотелось быть с Гарри. Да что там кривить душой! Себе то ведь можно признаться, что он с удовольствием общался с Гермионой, ему нравился Алекс, и забавляла неугомонная Ливия. Даже Рон раздражал уже намного меньше, чем раньше. Но если Драко что-то в этой жизни четко усвоил, так это то, что ни при каких обстоятельствах не стоит принимать желаемое за действительное.
- Если ты думаешь, что сможешь от меня так просто избавиться, то ошибаешься, - правильно истолковал молчание Малфоя Гарри, которому очень не понравилось отсутствующе-холодное выражение, появившееся на лице бывшего слизеринца.
- Поживем - увидим, - пожал плечами Драко.
- Увидим, - согласился Гарри. – Только запомни, я не отступлю от своего.
- Так куда тебе хотелось бы пойти? – Драко вернулся к первоначальной теме разговора.
- Куда-нибудь, где можно поесть. Я проголодался, как волк.
- Я знаю одно уединенное место, где нам никто не помешает.
- Надеюсь, там не подают изысканные блюда французской кухни? – на всякий случай уточнил Гарри.
- Не бойся, голодным ты не останешься, - усмехнулся Драко.
****
Место действительно оказалось достаточно уединенным. Собственно говоря, кроме Гарри и Драко, других посетителей там не было. Молчаливый официант быстро принес заказанную еду и вино и бесшумно исчез.
Гарри с завидным аппетитом поглощал хорошо прожаренный ростбиф с овощным гарниром.
Драко есть отказался, ограничившись тем, что после тщательного изучения меню и долгих переговоров с сомелье заказал бутылку вина.
- Фигуру блюдешь? – пошутил Гарри, глядя, как Драко вертит в руках полупустой бокал.
- Просто не голоден.
- А когда ты собираешься со Снейпом связываться?
- Он с минуты на минуту должен появиться.
- У вас тут что, явка?
- Нет.
- А на более подробный ответ я могу рассчитывать? Или из тебя каждое слово надо клещами вытягивать?
Вместо ответа Драко достал из-под свитера тонкий ремешок, на котором болталась серебряная подвеска в виде свернувшейся в кольцо змеи.
- Портключ? – заинтересовался Гарри, откладывая вилку в сторону.
- Не совсем. У Северуса парный медальон. Если один из них активировать, он срабатывает для другого, как маяк.
- То есть ты хочешь сказать, что эти штуки не переносят в какое-либо одно заранее обусловленное место? – поразился Гарри.
- Нет, они просто настроены друг на друга и способны передавать четкие координаты для перемещения.
- Никогда не слышал о таких вещах.
- Это большая редкость, можно сказать, раритет.
- Удобно, - оценил Гарри.
- Редкий случай, когда наши мнения абсолютно совпали, - послышался сбоку знакомый язвительный голос.
- Сев! – обрадовался Драко и тут же получил в ответ:
- Не смей называть меня Сев.
Правда, впечатление от суровых слов несколько смазалось, поскольку уголок рта грозного профессора дрогнул в некотором подобии улыбки. Видимо, шутка звучала не в первый раз.
- Сев еще ничего, - моментально вклинился Гарри. – Меня он вообще Поттером называет.
- А как я тебя должен называть? – усмехнулся Драко.
- Надо подумать, - ответил Гарри, возвращаясь к прерванной трапезе под пристальным взглядом профессора Снейпа.
- Что произошло? Я не пытался с тобой связываться, чтобы не навредить, - Снейп перевел глаза на Драко.
- Разговор будет долгим. Вина? – предложил Драко.
- Что скажешь? – прервал Драко молчание, воцарившееся после завершения рассказа о событиях последних дней.
Снейп не отвечал, крохотными глотками отпивая рубиновую жидкость.
- Я не собираюсь от него ничего скрывать, - достаточно хорошо зная Снейпа, Драко правильно понял не заданный вслух вопрос.
- Забавно, - последовал язвительный комментарий.
- А вы посмейтесь, - великодушно предложил Гарри, сидевший последние несколько минут, как на иголках.
- Я пытаюсь не слишком задевать твоих друзей и вправе требовать от тебя того же, - сузил глаза Драко.
- Мистер Поттер в растерянности, он не может понять, как ему себя вести в данной ситуации, - чуть усмехнулся Снейп.
- С вами я никогда и ничего не могу понять, - скривился Гарри.
- Комплимент? От Вас? – хмыкнул Снейп. – Тронут до глубины души.
- Так у вас и душа есть? Надо же, никогда бы не подумал, - начал было Гарри, но осекся под ледяным взглядом Драко: - Извините, профессор. Сами знаете, недостатки воспитания и все такое…
- Извинения? Да, этот день я запомню надолго.
- Ага, в календаре кружочком обведите, - кивнул Гарри и тут же подпрыгнул, получив под столом болезненный пинок: - Ой, больно ведь.
- Прекрати немедленно, - прошипел ему Драко.
- Как скажешь, - Гарри примирительно поднял вверх обе руки и добавил, обращаясь к профессору Снейау: - Извиняться не буду, столько потрясений для одного дня – это слишком даже для Вас.
- Один комплимент и одно извинение, - холодно кивнул Снейп, - этого вполне достаточно.
- Северус, - Драко перевел на профессора укоризненный взгляд, который, впрочем, был благополучно проигнорирован.
За столом воцарилось неловкое молчание.
- У меня не так много свободного времени, - напомнил Снейп. – Жаль было бы его потратить на игру в молчанку.
- Мы, собственно говоря, хотели узнать, что известно вам с Дамблдором, - сказал Гарри.
- Нам с Дамблдором, - скривился Снейп. – Вы не могли бы сформулировать вопрос как-нибудь по-другому?
- Северус, для меня это тоже важно, - попросил Драко.
- Если в общих словах, то благодаря невероятной популярности мистера Поттера и настойчивости мистера Уизли-старшего и некоторых работников Министерства, общественное мнение пока складывается не в пользу версии о внезапном помешательстве Героя, - последнее слово Снейп умудрился произнести так, будто оно было худшим ругательством. – В сущности, против вас работают только свидетельские показания господина Бейли.
- Откуда он только взялся, такой глазастый? – хмуро пробурчал Гарри.
Драко в ожидании ответа молча смотрел на Снейпа.
- Его мать – внучатая племянница Лестранга, - неохотно пояснил Снейп. – Но это неофициальные сведения.
- Лестранга, - подпрыгнул Гарри. – Тогда все становится на свои места. Если предположить, что во главе оппозиции в свое время встала именно Лестранг, то…
- Оппозиция - это слишком сильно сказано, - перебил его Снейп. - Жалкая кучка чересчур заигравшихся во власть фанатиков.
- Если это действительно организовала Беллатрикс Лестранг, то она должна впасть в ярость, - задумчиво произнес Драко. – А в ярости эта женщина способна на любой шаг.
- Поэтому напоминание об осторожности будет нелишним, особенно учитывая суицидальные наклонности мистера Поттера, - не преминул уколоть Снейп.
- Ерунда, не в таких переплетах доводилось бывать, - нарочито отмахнулся Гарри, ехидно глядя профессору в глаза. (прим. автора: получи фашист, гранату!)
- Гарри, я просил тебя не паясничать, - разозлился Драко.
- Не буду, не буду, - капитулировал Гарри. – Только если первоначальные замыслы провалились, то попытка со стороны Лестранг спасти ситуацию может изменить ее в нашу пользу.
- Ты забыл одно печальное правило, - заметил Драко. – Перед тем, как улучшиться, ситуация сперва ухудшается.
- Да, оптимистом тебя не назовешь, - вздохнул Гарри.
- Я реалист.
- Ты пессимист!
- Пессимист у нас Северус, - поправил его Драко.
- Ну и компания подобралась, просто блеск, - восхитился Гарри.
- Мистер Поттер, постарайтесь не слишком отвлекаться от основной темы, - холодно попросил Снейп.
- На чем мы остановились? Ага, на том, что Беллатрикс легко впадает в ярость и начинает вести себя абсолютно непредсказуемо.
- Как раз очень предсказуемо, - возразил Снейп. – У нее есть один существенный недостаток: ей не хватает элементарного терпения. Она не умеет с достоинством проигрывать.
- Получилось два недостатка, - хмыкнул Гарри.
- Следовательно, - пропуская его комментарии мимо ушей, невозмутимо продолжал Снейп, - она явится на суд, чтобы лично попытаться убить Поттера.
- Мы уже обдумывали такой вариант развития событий и готовы к нему, - кивнул Драко.
- А про свидетеля еще что-нибудь известно? – спросил Гарри.
- Немногое, - пожал плечами Снейп. – Бейли практически всю жизнь провел среди магглов, к волшебству относится с опаской. У него чрезвычайно властная мать, которая держит его в ежовых рукавицах. Он невероятно жаден, за деньги готов продать всех и все, но при этом довольно труслив. Дамблдор узнал, что, когда Министерство решилось на проведение открытого судебного разбирательства, Бейли согласился повторить свои показания только при условии, что к нему не будет применена магия ни в каком виде, а само слушание будет проходить при участии его личного адвоката.
- Это говорит о том, что Бейли уже понял, в какое дерьмо вляпался, - сказал Гарри. - И запаниковал.
- Еще бы ему не паниковать. Одно дело выступить с разоблачениями в газете, другое повторить все перед кучей народа, - согласился Драко.
- Я думаю, не стоит рассчитывать только на то, что наличие зрителей помешает ему повторить свои показания слово в слово, - предостерег Снейп. – А поскольку в применении к нему магии отказано, веритасерумом его не напоишь.
- Зачем поить веритасерумом? – пожал плечами Гарри. – При всей своей предусмотрительности, Бейли упустил из вида некоторые возможности, позволяющие уличить его во лжи.
- Например? - поднял бровь Снейп.
- Например, психоаналитические тесты.
- Это как?
- Психоаналитический тест – это один из способов поймать человека на лжи. Причем выскользнуть из такой ловушки практически невозможно.
- Поподробнее, - попросил Драко.
- Понимаете, такие тесты основаны на естественных физиологических реакциях человека. Подозреваемому во лжи задают вопросы, он на них отвечает. При этом с помощью специального оборудования фиксируются малейшие изменения в его организме. Даже если вы мастерски владеете мимикой своего лица, полностью подавлять нервное возбуждение никто не в состоянии. Если человек изначально лжет, тело непроизвольно реагирует: изменением пульса, сбоем дыхания, усилением потоотделения, незаметной на первый взгляд дрожью пальцев. Прибор стопроцентно маггловский, называется «детектор лжи». И заметьте, этот способ не единственный.
- А какие еще есть? – заинтересовался Драко.
- Есть еще метод словесных ассоциаций. Подозреваемому в быстром темпе перечисляют разные не взаимосвязанные между собой слова, а он должен назвать первую пришедшую в голову ассоциацию или парное слово. Тот, кто врет, обязательно себя выдаст.
- Разве к такому тесту нельзя заранее подготовиться?
Судя по блеску в глазах, Снейп тоже заинтересовался, хотя и сохранял на лице скучающее выражение.
- Ну, практически на любое действие можно найти противодействие, - усмехнулся Гарри.- Например, повторить все ключевые слова по второму кругу. Непроизвольные ассоциации, скорее всего, поменяются, а заранее придуманные останутся неизменными. Или сравнить паузы между вопросом и ответом. Если на одну ассоциацию человеку потребовалось три секунды, а на другую шесть, то нетрудно догадаться, что три секунды ушло на подавление первого естественного импульса. Значит, свидетель недоговаривает. Или вообще врет.
- Откуда ты все это знаешь? – удивленно спросил Драко.
- Случайно увлекся криминалистикой, начал читать специальную литературу.
Снейп недоверчиво хмыкнул.
- Да, но «Квиддич сквозь века» по-прежнему моя настольная книга, - специально для профессора пояснил Гарри.
- Значит, переживать за ваше душевное здоровье пока не стоит, - прокомментировал Снейп.
Правда, прозвучало это скорее как шутка, чем как колкость.
Поэтому Гарри на нее никак не отреагировал.



Глава 42.

- Если я отойду на пару минут, вы не покусаете друг друга? – Драко встал из-за стола.
Профессор вместо ответа перевел вопросительный взгляд на Гарри.
- Ну вот, опять крайнего нашли, - обиженно фыркнул Гарри.
Драко молча ждал ответа.
- Клянусь вести себя примерно! – Гарри поднял руку в подобии скаутского салюта.
Снейп поморщился, но ничего не сказал.
Драко немного помедлил и, решившись, оставил их наедине.
- Интересная наметилась у вас тенденция, - Снейп задумчиво покрутил в руках бокал с вином. – Вы собираете вокруг своей особы все больше народу.
- Враги приходят и уходят, а друзья накапливаются, - пожал плечами Гарри.
- Друзья? – иронично приподнял бровь Снейп.
- Наверное, больше, чем друзья, - после секундной паузы ответил Гарри.
- В страшном сне не мог увидеть, что вы будете вместе.
- Завидуете? – ляпнул Гарри прежде, чем успел подумать и сразу же смутился.
- Поттер, да вы и краснеть умеете, - деланно удивился профессор.
- Извините, сорвалось, – на этот раз извинения были принесены вполне искренне, без малейшего намека на поддевку.
- Ничего, - усмехнулся в ответ Снейп. – Как говорится, у кого что болит, тот о том и говорит.
- Да, болит, - неожиданно для самого себя с горечью признался Гарри. – Я боюсь.
- Боитесь? Чего?
- Только не надо делать вид, что вы не поняли, - фыркнул Гарри. - Вы его хорошо знаете?
- Это зависит от того, что именно вы хотите узнать.
- Почему он меня все время отталкивает?
- А вам не приходило в голову, что он тоже боится? – медленно проговорил Снейп.
- Меня? – поразился Гарри.
- Не вас, а своей потребности в общении с вами.
- Но ведь не может человек всю жизнь прожить наглухо застегнутым на все пуговицы!
- Почему же не может?
- Потому, что даже вам это оказалось не под силу.
- Что вы хотите этим сказать? - вкрадчиво уточнил Снейп.
- Я не собираюсь лезть в вашу личную жизнь, но мне кажется, в последнее время у вас появился … близкий человек, - тщательно подбирая слова, пояснил Гарри. – И, если честно, я этому только рад.
- Может, мне и благословения у вас попросить, пока вы пребываете в столь благодушном настроении? – фыркнул Снейп.
- Так я ее знаю! – осенило Гарри. – Или все-таки его?
- Поттер, еще одно слово об этом, и я за себя не ручаюсь, - прошипел Снейп, мгновенно утрачивая напускное безразличие.
- Я только хотел… - начал Гарри.
- Мне все равно, что вы хотели. У вас нет никакого права на праздное любопытство по отношению ко мне, - если бы взгляд Снейпа действительно мог заморозить, Гарри имел все шансы навечно превратиться в айсберг.
- Я никогда не испытывал к вам праздного любопытства, - начал заводиться Гарри, забывая об обещании вести себя сдержанно.
- Вы шпионили за мной все годы обучения в Хогвардсе, - напомнил Снейп.
- Я не шпионил лично за вами! – возразил Гарри, невольно повышая голос, - Вы просто почему-то всегда оказывались не там, где нужно.
- Кому не нужно? Вам? – зашипел Снейп в своей привычной манере.
- Стоп, - Гарри несколько раз глубоко вздохнул, пытаясь снова взять себя в руки. – Не понимаю, почему мы не можем с вами общаться без того, чтобы не поссориться? То, что было между нами в прошлом, пусть там и остается. Можно хотя бы надеяться на то, что ваша неприязнь к представителям семейства Поттер с годами будет немного затихать?
- Зачем вам обязательно нужно общаться со мной? – Снейп отпил глоток вина и на секунду прикрыл глаза, наслаждаясь богатым послевкусием.
- Драко захочет и дальше поддерживать с вами дружеские отношения, - пояснил Гарри, старательно напирая на слово «дружеские».
- А вы, как я понимаю, рассчитываете быть к нему поближе, - предположил Снейп.
- Мне бы очень этого хотелось, - Гарри встал. – Я думаю, вас не сильно расстроит мое желание побыть в одиночестве. Передайте Драко, что я буду ждать его на улице.

****
Вернувшись, Драко обнаружил за столом только профессора Снейпа, который медленно допивал вино. Судя по выражению лица, мысли его витали где-то далеко.
- Где Гарри? – спросил Драко, втайне надеясь на то, что его голос не выдал неосознанную тревогу, волной поднявшуюся откуда-то изнутри.
- Мистер Поттер велел передать, что подождет тебя на улице, - с упором на слово «велел», усмехнулся Снейп.
- Северус, я знаю, что ты мне сейчас скажешь, - начал Драко.
- Я не собираюсь читать тебе мораль, - перебил его Снейп. – Ты самостоятельный молодой человек и вправе распоряжаться своей жизнью так, как считаешь нужным. Мне просто интересно узнать, когда у тебя так кардинально переменилось мнение о Поттере и его гриффиндорских дружках?
- Только глупцы и мертвые не меняют свое мнение, - пожал плечами Драко.
- Не хочешь отвечать, не отвечай, - поморщился профессор. - Но избавь меня от выслушивания подобных банальностей.
- Извини, я просто не знаю, что тебе сказать, - вздохнул Драко.
- Главное, чтобы ты знал, что делать, - Снейп допил вино и встал. – Очень жаль, но у меня действительно мало времени.
- Спасибо, что пришел, - Драко привычно положил руку на такое знакомое плечо.
Сильные пальцы успокаивающе накрыли его ладонь.
- Ты всегда можешь рассчитывать на любую поддержку с моей стороны. Не забывай об этом.
- Ловлю на слове, - ответил Драко. – Можешь переправить сюда пару метел и снитч?
- Какие же вы, в сущности, еще мальчишки, - с усмешкой покачал головой Снейп. – Ладно, будут тебе метлы.
- Спасибо, - кивнул Драко. Потом немного поколебался и все-таки решил спросить:
- А как дела у…вас?
- Иногда лучше, иногда хуже, - вздохнул Снейп. – Хотя, в последнее время, скорее первое, чем второе. Во всяком случае, появилась реальная надежда.
- Я очень рад, - улыбнулся Драко. – Рад за вас обоих, но в первую очередь, конечно, за тебя.
И, опережая возможный вопрос, добавил:
- Я никому ни о чем не рассказывал. В том числе и Гарри.
- А я никогда в тебе не сомневался, - услышал он в ответ.
****
- Пообщались? – не оборачиваясь, спросил Гарри.
- Ты что, узнал мои шаги?
- Скорее почувствовал твое присутствие.
- Как?
- Такая… волна покалывающего тепла.
- Еще одно подтверждение теории энергии полей, - усмехнулся Драко.
- Вижу, Гермиона и тебя успела приобщить к обсуждению своей очередной идеи.
- Да, мне тоже повезло, - Драко подошел почти вплотную, прижался к спине Гарри и почувствовал, как расслабляются напряженно сведенные плечи.
- Не ревнуй, - шепнул он.
- Я прилагаю к этому все свои силы.
- Все-все? – разочарованно протянул Драко. – И что, к вечеру их- сил - совсем не останется?
- Обязательно останутся, - пообещал ему Гарри. – Когда ты рядом со мной, я становлюсь сильным, как лев, выносливым, как верблюд, быстрым, как антилопа…
- Получается жуткое животное, достойное занять почетное место среди питомцев Хагрида, - смеясь, прервал его Драко.
- Боишься? – Гарри вывернулся так, чтобы видеть его лицо.
- Нет, - помотал головой тот. – Уважаю.
- Чем доказывать будешь? – вкрадчиво уточнил Гарри, засовывая ладони Драко под свитер и многозначительно проводя растопыренными пальцами вдоль цепочки острых позвонков.
- Постой, - неохотно отстранился Драко. – У нас тут есть еще одно маленькое дело.
- Да ну его к Волдеморту, - предложил Гарри.
- Если мне не изменяет память, кто-то собирался вечером показать Алексу, что такое квиддич и какая бывает реакция у ловцов, - сощурился Драко, в глубине души соглашаясь, что действительно «ну его».
- Собирался.
- Северус сейчас переправит сюда для нас две метлы и снитч.
- Как тебе удалось его на это уговорить? – Гарри вытаращил глаза от удивления. – Признайся честно, что он сказал в ответ на твою просьбу о метлах?
Драко изогнул одну бровь и, мастерски копируя язвительные интонации своего бывшего декана, с чувством произнес:
- Мальчишки!
- Люблю Снейпа за его постоянство, - прыснул Гарри.
- Любишь? – удивленно поднял глаза Драко. – А как же… - тут он спохватился и прикусил язык, мысленно ругая себя за несдержанность.
Затаив дыхание, Гарри замер в ожидании слов, которые последуют дальше.
К его величайшей досаде, именно в этот момент к ним подошел незнакомый человек:
- Это вам, – он протянул Драко небольшую сумку.
Драко вздрогнул, возвращаясь к реальности. Даже себе он не готов был сказать, огорчила его досадная помеха в лице посыльного, или наоборот, обрадовала.
Получив вознаграждение за свои труды, незнакомец отбыл, весьма довольный неожиданной щедростью молодого человека.
- Какая у Северуса оперативность, - меняя тему, непринужденно сказал Драко.
«Да провались он, твой Северус, вместе со своей оперативностью», - про себя чертыхнулся Гарри, а вслух сказал:
- Ну что, возвращаемся к остальным?
- Возвращаемся, - кивнул Драко, запихивая поглубже внутрь сожаление о непроизнесенных вслух словах.



Глава 43.

- Ну что? – кинулась навстречу Гермиона. – Получилось узнать что-нибудь новое?
- Получилось, - ответил Гарри.
- Рассказывайте, - потребовал Рон.
Гарри вопросительно посмотрел на Драко, тот кивнул. Стараясь не пропустить ни одной, даже самой незначительной, на первый взгляд, детали, Гарри передал содержание их разговора со Снейпом.
- Психологические тесты отпадают, - сразу прокомментировал Алекс. – Для того, чтобы их подготовить, нужно, во-первых, побольше времени, а во-вторых, посвятить специалиста, придумывающего вопросы, во все подробности случившегося.
- Исключено, - заявила Гермиона.
- Остается детектор лжи. Тут я смогу помочь, у меня осталось немало полезных знакомств в полицейских кругах. И еще. Будет неплохо, если Гарри тоже придет на слушание с грамотным адвокатом. Мало ли, какие законы вы нарушили своим маскарадом.
- Даже если мы их и нарушили, то только по незнанию. Мы вообще-то вполне законопослушные, - сказал Гарри.
- Ой, держите меня. Слова «законопослушные» и «гриффиндорцы» несовместимы по определению, – фыркнул Драко.
- Ты слышал пословицу: «Незнание закона не освобождает от ответственности»? – не обращая внимания на Малфоя, спросила Гермиона у Гарри.
- Незнание не освобождает, - твердо ответил Алекс вместо Гарри. – Зато знание - запросто! У колдунов есть свои адвокаты?
- Кажется, нет, - переглянувшись с остальными, сказал Анри. – Только нотариусы.
- Отсталые вы какие-то, - покачал головой Алекс. - Ладно, я могу познакомить с очень толковым адвокатом. Боюсь только, он не ориентируется в вашем волшебном законодательстве.
- Это ничего. Можно привлечь Перси, он уж точно знает все законы вдоль и поперек, - предложил Рон.
- Ему можно довериться? – уточнил Анри.
- Перси совсем не обязательно посвящать во все детали. Он только поможет твоему адвокату немного разобраться в колдовских законах.
- А потом что будем делать с адвокатом? – спросил Анри.
- Как обычно, - пожал плечами Рон.
- Что значит - «как обычно»? - насторожился Алекс. – Чик по горлу, и в колодец?
- Нет, на него просто наложат заклинание забвения, и он все забудет, - успокоил Анри.
- Ничего, себе! – вопреки ожиданиям Анри, после его слов Алекс возмутился еще больше. – Кто дал вам право распоряжаться чужими воспоминаниями? Вы кто – боги? И можете безнаказанно решать, что кому помнить, а что нет?
- Успокойся, - Гермиона попыталась взять Алекса за руку. - Это стандартная процедура, не приносящая никому никакого вреда. Она позволяет защитить колдовской мир.
- Что за чушь! – разозлившись, Алекс выдернул руку. - От чего защитить?
- От уничтожения, - объяснил Рон. – Разве ты не знаешь, сколько ведьм и колдунов погибло на кострах Инквизиции?
- А ТЫ разве не знаешь, что средние века уже давно закончились? – задал ему встречный вопрос Алекс.
- Алекс, давай обо всем поговорим попозже, - попросила Гермиона.
- Поговорим, и обязательно, - кивнул Алекс. – Только прежде, чем я решусь привести к вам своего друга, я должен быть абсолютно уверен в том, что ему никто ничего стирать не будет.
- Ладно, - после минутного раздумья согласился Анри. – В порядке исключения и под твою ответственность.
****
- Мне ты тоже собиралась память стирать? – прервал напряженное молчание Алекс, когда они с Гермионой вышли на улицу, чтобы отправиться к адвокату.
- Нет, конечно, - ответила Гермиона. – У меня начисто отсутствует паранойя по поводу того, что кто-нибудь из обычных людей узнает о существовании магии. Может потому, что я родилась и росла среди магглов. Я знаю о магах, мои родители знают, родители других магглорожденных учеников тоже – если подумать, этот список не так уж и мал. И ничего страшного не происходит. Но ты тоже пойми, чистокровные волшебники столетиями отгораживались от простых людей. Привычки, выработанные веками, невозможно сломать всего за несколько десятилетий.
- И кто же из твоих друзей чистокровный маг? – невольно заинтересовался Алекс, приняв к сведению объяснение Гермионы.
- Попробуй угадать, - улыбнулась она.
- Наверное, Гарри, Драко… - задумался Алекс.
- Насчет Драко ты прав, а у Гарри мама была магглорожденной. Он чистокровный только наполовину.
- Подожди, - удивился Алекс, - если я правильно понял, Гарри невероятно одаренный волшебник, похоже, он самый сильный из вас.
- Я понимаю, что ты хочешь сказать. Да, чистота крови еще не гарантирует наличие каких-то особенных магических способностей. Если честно, то я очень рада, что родилась и росла среди обычных людей. Гораздо легче жить, имея возможность самой выбирать между миром магии и миром магглов.
- А я как этому рад, - довольный Алекс схватил ее в охапку, притягивая поближе для поцелуя.
***
Рон решил связаться с Перси не напрямую, а через Джинни. На ее помощь он мог рассчитывать в любой ситуации. По дороге в контору магазина, где предположительно можно было застать самую младшую представительницу семьи Уизли, Ливия мрачно молчала.
- Что с тобой? – наконец не выдержал Рон.
- Ничего, - пожала плечами Ливия.
- И все-таки, - настаивал Рон.
- Думаю, когда ты мне память стирать будешь – сразу после заседания суда, или немного попозже.
- Ты что, я вообще не собираюсь этого делать.
- Почему? – Лив была сама подозрительность.
- Потому, что тогда ты и меня забудешь. Я этого не хочу, - серьезный ответ Рона поколебал и без того не слишком твердое желание Ливии обидеться на всю оставшуюся жизнь и больше никогда не связываться с волшебниками.
- У тебя большая семья? – спросила она после короткой паузы.
- Пять старших братьев и младшая сестра, - Рон понял, что Ливия его наполовину простила, и мгновенно воспрянул духом.
- Получается… Получается семеро детей? – ужаснулась Лив. – Твоей матери надо медаль дать. За особые заслуги в деле скорейшего приближения демографического взрыва. Ты тоже сторонник подобного семейного экстрима?
- Я никогда не соглашусь заводить такую кучу детей, - скривился Рон. – Двое – это предел.
- Двое нормально, - согласилась Лив. – Я вот у родителей одна. Всегда хотела иметь брата или сестру, а мама всегда отвечала, что двоих, таких как я, им не снести.
- Она ошибалась, - засмеялся Рон. – Ты бы наших близнецов видела! И ничего, даже от них никто не умер.
- А ты меня с ними когда-нибудь познакомишь?
- Обязательно. Готов поспорить на что угодно, вы друг другу понравитесь с первого взгляда.
****
Ближе к вечеру, когда все запланированные на сегодняшний день срочные дела были сделаны, компания в полном составе снова собралась на конспиративной квартире Алекса. Им оставалось немного – пообщаться с адвокатом и еще раз тщательно обговорить все детали завтрашнего слушания в Министерстве.
Адвокат оказался седым, немногословным человеком среднего возраста. Шансы Гарри на благополучное завершение дела он оценивал примерно как три к одному.
Перебрав несколько наиболее вероятных вариантов развития событий и выработав на всякий случай возможные контрмеры, все единогласно решили отправиться на заброшенный пустырь, предложенный Алексом в качестве импровизированного стадиона.
Отсутствовали только Кристиан и Луна Лавгуд. Причем они умудрились исчезнуть настолько тихо, что никто даже не заметил, в какой момент это произошло.
- Пусть погуляют, - великодушно махнула рукой Николь в ответ на вопрос, не надо ли срочно бросать все дела и кидаться на поиски ее влюбчивого братца.
***
Пустырь оказался совершенно заброшенным, к тому же и находился почти за городом. С двух сторон его окружала глухая стена высоченных деревьев, с одной протекала небольшая речушка.
- Жаль только, что на земле камней много, - посетовал Алекс. – Вы будьте осторожнее, а то переломаете ноги накануне министерского слушания.
- Даже если и переломаем, ничего страшного, - хмыкнул Драко. – Представьте, какой эффект произведет появление забинтованного Героя на носилках. А когда он слабеющим голосом будет давать показания на глазах у толпы рыдающих поклонниц…
- Вот только про поклонниц не надо, - скривившись, перебил его Гарри. – Я так старательно пытался про них забыть. Как представлю, что опять придется продираться через толпу этих…
- Идиоток, - услужливо подсказал ему Драко. – Учись называть вещи своими именами.
- Брр, - поежился Гарри.
- Ну, встряхнись. Если мне не изменяет память, ты говорил, что к ним можно привыкнуть.
- Но я ведь не говорил, что уже привык! Ты-то хоть меня должен понять, ты с ними общался.
- Общался, - охотно подтвердил Драко. – Если у них все получилось, тебя должен встретить твой персональный фанклуб.
- Перестань дразниться, а то я использую метлу не по назначению, - пригрозил Гарри.
- Я не предполагал, что ты такой извращенец, – съязвил Драко.
- Эй, ловцы, или как вас там, - Алекс несколько раз щелкнул пальцами, привлекая их внимание. – Вы сегодня летать собираетесь, или нам не повезло, и погода выдалась нелетная?
- Собираемся, - кивнул Гарри и повернулся к Драко:
- Ну что, по коням?
- По метлам, - поправил Драко, отталкиваясь от земли и свечой взмывая вверх.
Гарри последовал за ним.
- Кайф, - на лету обернулся Драко, блестя глазами.
- Кайф, - согласился Гарри, закладывая умопомрачительный вираж.
- Выпускай снитч! – крикнул он Рону и резко затормозил, повернувшись к Драко лицом.
- Давай поспорим, кто первым снитч поймает.
- Давай. На что?
- На желание, - хитро прищурился Гарри.
- Одно? – уточнил Драко.
- Одно. Но большое!
- Заметано, - кивнул Драко, отлетая немного левее и впиваясь глазами в небо.
Поскольку время было позднее, неяркое осеннее солнце недавно село, а небо стремительно затягивало рваное кружево темных облаков, Анри наложил на снитч и метлы обоих ловцов легкое заклинание свечения. Снитч мягко мерцал ровным золотистым цветом, метлы переливались - одна зеленым, а другая чисто-алым. Это немного облегчало поиск маленького верткого шарика, и превращало полет в поистине феерическое зрелище для тех, кто наблюдал его с опушки.
Гарри и Драко носились по небу на запредельной скорости, то падая практически в отвесный штопор, то свечой выходя из него буквально в нескольких сантиметрах от земли, то совершая головокружительные трюки. Они оба оказались в своей любимой стихии и испытывали острую, на этот раз не испорченную глупой враждой, радость полета.
- Ничего себе, - присвистнул Алекс, неотрывно следя за двумя верткими фигурами в небе. – Они же выполняют фигуры высшего пилотажа! Мертвая петля Нестерова, кобра, кульбит, бочка…
- Это еще что, - отозвался Рон. – Ты бы посмотрел на настоящую игру, когда над твоей головой на предельной скорости носятся две квиддичные команды в полном составе.
- Было бы на что смотреть, - пожала плечами Гермиона, не отрывая глаз от неба.
- Не скажи, - не согласился с ее мнением Рон. – Тут просто полет, а там азарт игры. Разве можно сравнить?
- Да, не сравнить. Полет - красивое зрелище, а что красивого в квиддиче?
- Что это за игра такая - квиддич? – спросил Алекс
- Самая обычная тупая игра, где два идиота гоняются за одним крылатым мячиком, два – защищают ворота от другого летающего мяча, а еще десять – пытаются всеми доступными им средствами помешать первым и вторым, - фыркнула Гермиона, никогда не испытывавшая благоговения перед любимой игрой своих друзей.
- Ты не любишь самую интересную игру всех времен и народов? – изумленно спросил Анри. Видимо, он впервые встретил человека, который столь непочтительно отзывался о квиддиче вообще, о правилах игры и игроках, в частности.
- Нет.
- А прикидывалась увлеченной, ходила на каждую игру! Лицемерка, - обиделся Рон.
- Ходила из-за вас, точнее, в большей степени из-за Гарри. Кто-то должен был за ним присматривать, заботиться о безопасности.
- Заботливая ты наша, – съязвил оскорбленный в лучших чувствах Рон. – Может, тебе в телохранители податься, с твоим-то опытом?
- Скорее в воспитатели, - парировала Гермиона. – Двух великовозрастных болванов вырастила.
- Это она про вас с Гарри? – удивилась Ливия.
- А про кого же еще? – ответила Гермиона. – Знала бы ты, сколько крови они мне попортили за годы учебы.
- Ага, вот посмотришь на тебя, и сразу видишь - совсем испорченная, - не остался в долгу Рон.
- Ах, так, - Гермиона вскочила на ноги, намереваясь продолжить спор иными, более действенными методами.
- Если вы семь лет провели в таких «милых» беседах, можно только удивляться, что все трое до сих пор живы и здоровы, - сделал вывод Анри.
- Потом доругаетесь, - попросила Николь. – Не мешайте наслаждаться их полетом.
- Поймал!!! – донесся радостный вопль Гарри через пять минут.
- Что я говорил, – оживился Рон. – Малфою до нашего Гарри, как пешком от Лондона до Египта.
Между тем, Гарри и Драко уже спустились на землю и теперь неподвижно стояли посередине пустыря.
- Ну, и чего они там застыли? – недоуменно спросил Рон.
- Не знаю, - пожала плечами Гермиона.
***
- Поймал, - кивнул Драко, расплываясь в какой-то абсолютно не-Малфоевской, безудержно счастливой улыбке.
- Поймал, - повторил Гарри, с удовольствием вглядываясь в серые глаза, где в зрачках плескалась чистая, ничем не замутненная радость.
- Ты ведь не поддавался? – спохватившись, подозрительно спросил Драко.
- Честное слово, нет, - заверил Гарри. – Просто ты, наверное, впервые летал со мной, не думая ежесекундно: «Сейчас я обгоню этого козла Поттера!»
- Я никогда не называл тебя козлом, - усмехнулся Драко. – Только ублюдком.
Они рассмеялись.
- Держи! – все еще улыбаясь, Драко протянул снитч.
Гарри аккуратно сжал хрупкий на вид золотистый шарик и с удовольствием почувствовал, как узкие крылышки привычно щекочут ладонь.
- Я выиграл, - напомнил Драко.
- Надеюсь, я тоже не слишком проиграл, - Гарри задумчиво склонил голову набок.
- Ты так в этом уверен? А вдруг я потребую, чтобы ты сейчас встал на четвереньки и замяукал?
- Я замяукаю, - улыбнулся Гарри. – Если ты действительно этого хочешь.
- Нет, не хочу, - покачал головой Драко. – Я еще и сам не решил, что я от тебя потребую.
- Ты определяйся поскорее, - посоветовал Гарри. И тихо добавил, отводя взгляд в сторону:
- Все-таки мало ли что…
Драко молча кивнул, и они пошли туда, где их ожидали восторженные зрители.
***
- Никогда не поверю, что Малфой честно выиграл у Гарри, - недовольно бурчал Рон по дороге обратно.
- Если ты внимательно присмотришься к Гарри, то заметишь, что он вовсе не выглядит расстроенным после проигрыша, - мудро ответила Гермиона, указывая кивком назад.
Рон оглянулся.
Гарри и Драко шли, немного отстав от остальных. Гарри что-то рассказывал, размахивая руками. Драко слушал его с легкой улыбкой на губах, время от времени протягивая руку и дотрагиваясь до его плеча. Будто удостоверяясь, что тот ему не приснился.
- Ну и что, что Гарри не расстроен? Все равно проигрыш есть проигрыш.
- Рон, иногда проигрыш может быть самым настоящим выигрышем, - сказала Гермиона.



Глава 44.

После импровизированного ужина Ливия потащила Рона в данс-клуб немного повеселиться, Анри и Николь ушли гулять по ночному Лондону, в квартире остались только две пары - Алекс с Гермионой и Гарри с Драко.
- Похоже, до утра никто из них не собирается возвращаться, - сказал Алекс.
- Вот и хорошо, - вздохнула Гермиона. – Я, конечно, люблю веселые компании, но мне уже хочется хоть немного побыть в тишине.
- Может, пойдем, немного подышим свежим воздухом? – предложил ей Алекс.
- Нет, - покачала Гермиона головой и зевнула, прикрывая ладошкой рот. – Я спать хочу.
- Тогда идем, я покажу, где лежит постельное белье, - поднялся Алекс.
- Всем спокооойной ночи, - Гермиона еще раз зевнула и, сонно моргая, поплелась за Алексом.
- Ты тоже хочешь спать? – спросил Гарри у Драко.
- Пока нет.
- Тогда чем займемся?
- А какие у тебя будут предложения?
- При чем тут мои предложения? Если ты помнишь, я проиграл. Сегодня вечером будет все, как захочешь ты.
- Тогда… - Драко задумался.
В этот момент за окном метнулась размытая черная тень, в следующий момент что-то стукнуло по стеклу.
Гарри открыл форточку и в кухню влетел абсолютно черный сыч. Отсутствие хотя бы одного серого перышка, хищно изогнутый клюв и немигающий взгляд придавали ему зловещий вид.
Сыч тут же сел Драко на плечо, впиваясь острыми когтями в рубашку так, что на ткани моментально проступили крохотные капельки крови.
Гарри на минуту показалось, что противная птица злобно ухмыльнулась. Хотя, безусловно, он знал, что сычи ухмыляться не умеют.
Драко напрягся и побледнел.
- Кто это? – подозрительно спросил Гарри.
- Гадес, – лаконично пояснил Драко, снимая с лапы сыча свернутый небольшим квадратом пергамент.
- Брр, какое неприятное имя, - поежился Гарри. - Если не ошибаюсь, это кто-то из греческой мифологии?
- Гадес - третий сын Кроноса и Реи, - Драко с трудом сломал печать с незнакомым оттиском в виде крест накрест перечеркнутого круга и развернул записку.
- И все-таки, кто он?
- Владыка подземного царства.
- Я не про миф, - нахмурился Гарри. – Я про эту мерзкую птицу.
- Сыч моего отца, - Драко впился глазами в строки, написанные до боли знакомым ему изящным почерком.
- Что он пишет?
- Для тебя ничего интересного, - Драко небрежно сунул пергамент в карман куртки, закусил нижнюю губу и уставился в окно.
- А для тебя? – спросил Гарри. Ему очень не понравилось, как Драко выглядит. Он словно в одно мгновение разбился на сотни мелких осколков и теперь на глазах у Гарри пытался из этих осколков собрать себя заново. Только вот получалось у него плохо. Вернее, не плохо, а по-другому, не так, как было раньше.
Вроде ничего особо не изменилось, только плечи стали напряженнее, подбородок вздернулся чуть выше, губы сжались в тонкую полоску, а в глазах медленно разливался надменный холод, знакомый по Хогвартсу.
- А для тебя? – настойчиво повторил Гарри и взял Драко за руку, холодея от дурных предчувствий.
На секунду длинные пальцы чуть дрогнули в ответном пожатии, но уже в следующий миг Малфой выдернул руку и подчеркнуто ровным голосом сообщил:
- Мне надо срочно с ним увидеться.
- Я тебя одного никуда не отпущу, - нахмурился Гарри и услышал в ответ холодное:
- Попробуй только.
- Тогда я пойду с тобой.
- Нет, - отрезал Драко, отдирая когти Гадеса от рубахи и заученно-ловким движением вышвыривая отвратительную птицу в окно.
Гадес насмешливо ухнул и мгновенно растворился в ночи.
- У тебя кровь, - Гарри легонько дотронулся до плеча Драко.
- Любимое занятие отцовского сыча, - скривился Драко. – Запустить в кого-нибудь когти, и чем глубже, тем лучше. В этом они очень похожи.
- Не ходи, - попросил Гарри.
- Ты не понимаешь, если не пойти сразу, потом будет только хуже.
- Кому хуже?
- Тебе. И мне, – внезапно Драко резким движением притянул к себе Гарри и впился ему в губы.
Поцелуй не был ни мягким, ни нежным. Яростным – да, жадным – да, страстным – да, прощальным – кто знает…
- Обещай мне, что завтра не начнешь геройствовать, - хрипло выдохнул он, внимательно глядя в лицо Гарри.
- Обещаю вести себя, как обычно, - серьезно ответил Гарри.
- Этого я и боюсь, - плечи Драко беспомощно поникли.
- Ты скоро вернешься?
- Я вернусь к тебе, - с упором на слова «к тебе» кивнул Драко.
Гарри заметил, что он опустил упоминание о каких-либо временных рамках и похолодел от нахлынувших дурных предчувствий.
Драко скривил губы в жалком подобии улыбки и вышел, осторожно прикрывая за собой двери.
****
Гарри стоял у открытого окна и, не чувствуя пробирающего до костей холода, мрачно глядел на мерцающие внизу огоньки ночного Лондона.
- Решил простудиться накануне слушания и заразить всех министерских чинуш в отместку за то, что они тебе не верят? – осведомился Алекс, заходя на кухню.
Гарри даже не пошевелился.
- Похоже, все намного хуже, - вздохнул Алекс, отодвигая его от окна и опуская фрамугу. – Что с тобой? И где Драко?
- Он ушел, - наконец ответил Гарри.
- Объясни толком, что случилось? – Алекс пододвинул к себе стул и уселся на него верхом, положив обе руки на спинку.
- Случилось, только не знаю, что. Драко получил записку от отца и пошел с ним увидеться.
- Зачем? – насторожился Алекс.
- Не знаю, он только сказал, что если не пойдет, всем нам будет хуже.
- Еще один последователь Иисуса выискался, - недовольно пробурчал Алекс. – Ответь мне честно, почему вас постоянно тянет в мученики?
- Не тянет нас, это получается само собой.
- Само собой… - повторил за ним Алекс. – Откуда только такие идеалисты берутся? Ладно, проехали. Давай, про отца рассказывай. Как можно подробнее.
- В сущности, я не так уж много про него знаю. Люциус умный, но любит держаться в тени. Обычно он только руководит, сам на рожон не лезет.
- Понятно, серый кардинал. Такие опаснее всего, - кивнул Алекс. – Дальше.
***
- Дела, - протянул Алекс, подводя итог короткому рассказу. – Ваш колдовской мир – это нечто. Как вы до сих пор друг друга не уничтожили?
- Не знаю, - равнодушно откликнулся Гарри.
- Эй! Венок для братской могилы можно заказывать, только когда нас всех уже закопают, - встряхнул его Алекс.
- Не закопают, - вяло огрызнулся Гарри. – Сколько раз уже пытались, ничего не вышло. И сейчас не выйдет.
- А вот для того, чтобы и на этот раз ничего не вышло, мы сейчас поедем к одному моему другу. Кажется, у меня появилась неплохая идея…
- А Драко? – вскинулся Гарри. - Вдруг он скоро придет?
Вместо ответа Алекс очень выразительно посмотрел на Гарри.
- Конечно, он сегодня уже не придет, сам понимаю, не маленький, - тяжело вздохнул Гарри.
- Если понимаешь, перестань растекаться, как овсянка по тарелке, - поторопил его Алекс. – Сдается мне, эта ночь будет чертовски хлопотливой.

***
Драко уже доводилось бывать в этом месте. Правда, раньше он приходил сюда не один, а в компании неизменных Крэба и Гойла, и оно не казалось ему таким зловеще-мрачным. Или, может, все дело в том, что сегодня он не ожидал от встречи с отцом ничего хорошего?
- Добрый вечер, сын, – услышал он из темноты.
- Отец? – Драко напряг зрение, тщетно пытаясь разглядеть Люциуса в окружающей чернильной мгле.
- Ты собирался увидеть здесь кого-то еще? – в негромком голосе отца звучала плохо скрытая холодная насмешка.
- Нет, - тихо ответил Драко.
От тревоги у него скрутило узлом внутренности.
- Вот и хорошо. Ты пришел один, как я просил? Или за углом дожидаются твои новоявленные гриффиндорские дружки?
- Один.
- Не ожидал от тебя, - сухо сказал Люциус, не уточняя, что он имеет в виду.
- Я сам от себя не ожидал, - ответил Драко, с полуслова понимая, какой из его недавних поступков больше всего разочаровал отца.
- Что ж… Спишем твои фокусы на внезапное помутнение рассудка, - резюмировал Люциус. Он был удовлетворен тем, что его непутевый сын, упорствуя и не признавая вины, хотя бы не пытался врать.
- Ты воплощенная доброта.
- Дерзить отцу тебя Поттер научил?
- Ты меня пригласил для того, чтобы высказать свое крайне негативное отношение к моим новым знакомым? – безжизненно отозвался Драко. И услышал после мучительно затянувшейся паузы:
- Все-таки знакомым, а не друзьям.
- А какая разница? – не понял Драко.
- Огромная. Знакомых убивать намного легче, чем друзей, - откровенно объяснил Люциус.
- Ты в этом на собственном опыте убедился? - не удержался Драко.
- У волчонка прорезались зубки, - констатировал Люциус. – Это очень хорошо. Хищник должен уметь защищаться. Ты ведь хищник, мой мальчик, не так ли?
- Зачем ты меня сюда позвал? – ответил Драко вопросом на вопрос.
- Терпение, мой милый, терпение. Ты обязательно все узнаешь. – Люциус почти открыто наслаждался тревогой и замешательством Драко.
Даже забавно в какой-то степени. Щенок посмел вообразить, что он может быть свободным от обязательств перед сотнями поколений Малфоев. Как наивно! Тем приятнее будет ткнуть носом нерадивого сына в его собственную глупость.
****
Шаги отца давно смолкли в коридоре, уходившем куда-то в глубину заброшенного карьера, а Драко все никак не мог прийти в себя. Его била нервная дрожь – запоздалая реакция на милый семейный разговор, один из тех, на которые его отец всегда был непревзойденный мастер. Надо было поскорее брать себя в руки. И думать, думать, думать…
Драко вышел из полуобвалившегося тоннеля и с наслаждением вдохнул чистый вечерний воздух. Тошнота, подкатившая к горлу после разговора с отцом, потихоньку отступала. Он сосредоточился и аппарировал на набережную Темзы. Возвращаться к Гарри он не собирался, во всяком случае, не этой ночью. Лучше перестраховаться - отец мастер расставлять ловушки и раскладывать отравленные приманки. Сегодня Драко убедился в этом еще раз.
Сначала, услышав приказ убить Гарри, он чуть не рассмеялся.
Затем ему в голову пришла мысль, что надо соглашаться в обязательном порядке. Иначе Люциус найдет еще кого-нибудь. Мало ли вокруг отморозков, ничуть не меньше, чем среди магглов. Правда, не всякий готов поднять руку на Главное Достояние Колдовского Мира, даже за очень большие деньги.
Драко поморщился. Всего час в обществе отца, и он снова с легкостью навешивает на Гарри ярлыки.
Он медленно брел по набережной, ежась от холодного ветра, дувшего с Темзы, и мысленно снова и снова прокручивая разговор в голове.
Нет, не такой Люциус наивный, чтобы полностью положиться на сына. Тем более, если тот вышел из доверия. Скорее всего, это просто попытка притупить бдительность.
Драко замедлил шаг. Тогда все сходится. Остается только один выход. Ну и пусть. Пусть. Он готов.
Оставшееся до утра время, Драко бесцельно бродил по улицам Лондона, инстинктивно избегая освещенных улиц и встречных прохожих. Его тянуло в подземелья к Северусу, но не стоило впутывать Снейпа в собственные проблемы. У бывшего Упивающегося и своих хватало с головой.

***
Несмотря на заверения Алекса, что Драко вряд ли появится, Гарри упрямо просидел на кухне всю ночь. Он выпил немерянное количество кофе и даже выкурил пачку сигарет, обнаруженную в одном из ящиков вместе с изящной зажигалкой.
Наконец, за окном слабо зарозовел краешек неба. Утро наступало так же неотвратимо, как отработка у Снейпа.
Вскоре на кухне появились Гермиона и Алекс. Гермиона выглядела свежей и отдохнувшей, чего нельзя было сказать про Алекса. Впрочем, если вспомнить, где их только вчера ночью не носило, то ничего удивительного в этом не было.
- Алекс мне все рассказал, - сказала Гермиона. – Я думаю, вы нашли наиболее приемлемый выход из сложившейся ситуации.
- Возможно, - вздохнул Гарри. – Только как я успею предупредить Драко? Мы наверняка увидимся уже на слушании.
- На твоем месте я бы не стал никого предупреждать, - посоветовал Алекс.
- Ты что, не веришь Драко? – нахмурился Гарри.
- Я ему верю. Только нам неизвестно, что с ним могло случиться сегодня ночью. К тому же он и сам на моем месте посоветовал бы тебе ничего никому не рассказывать. Или я ошибаюсь?
- Нет, не ошибаешься, - неохотно признался Гарри. – И все-таки…
- Расскажешь, когда все благополучно закончится.
- Ладно, - согласился Гарри.
***
На этот раз магические способы перемещения в пространстве насмешили Алекса почти до слез.
- Старый ботинок, урна, - фыркал он. – Не могли придумать что-нибудь поинтереснее. Хотя телефонная будка – круто, почти как в «Матрице».
В вестибюле Министерства их ождали Анри, Рон, Луна Лавгуд и адвокат мистер Нельсон.
- Где остальные? – спросил Алекс.
- Мы их уговорили переждать заседание где-нибудь в безопасном месте, - пояснила Луна.
- Как вам это только удалось?
- Николь очень убедительно доказала Ливии и Кристиану, что лишние потенциальные заложники могут сильно осложнить дело.
- Логично, - кивнул Алекс. – Гарри прекрати так явно озираться, - одернул он парня, который готов был кидаться навстречу каждому, кто появлялся в вестибюле.

Гарри нехотя повернулся к нему, но тут возле статуи появилась знакомая худощавая фигура, и он окаменел, буквально впиваясь в нее глазами.
На лице у Малфоя не отразилось ни единой эмоции, однако Гарри все же уловил незаметный для остальных знак, потому что вдруг сказал:
- Я сейчас вернусь.
- Гарри, – встревожилась Гермиона.
- Сказал, вернусь, – не слушая ее, повторил Гарри и в ту же минуту метнулся в ближайший боковой коридор.
Подождав пару секунд, Драко последовал за ним.
- Я должен тебе рассказать, - начал Гарри, но его слова потонули в поцелуе.
- Я никому не позволю убить тебя, - шепнул Драко, с трудом заставляя себя оторваться от Гарри.
- Я хочу тебе сказать, - повторил Гарри.
- Говори, только поскорее.
- Вчера ночью... – медленно начал Гарри, но заметил промелькнувшую в коридоре тень и замолчал.
- Что? – поторопил его Драко.
- Там кто-то бродит, - Гарри кивком показал назад.
- Ладно, потом поговорим, - шепнул Драко, отступая и словно растворяясь в тени.
- Ты не понял, это важно, - снова начал Гарри, но Драко уже исчез, и ему пришлось замолчать.
Гарри постоял еще минутку и понял, что пора возвращаться к остальным.
- Ты ему рассказал? – спросил Алекс.
- К сожалению, не успел, - мрачно откликнулся Гарри, на которого вдруг со страшной силой накинулись дурные предчувствия, что он только что совершил большую ошибку.
- Молодые люди, нас приглашают в Зал, - подошел к ним адвокат. – Не стоит заставлять присяжных ожидать, это их может настроить против нас.
- Тут нет присяжных, - поправил адвоката Анри.
- Вы можете называть их, как вам заблагорассудится, но их суть и полномочия от этого не меняются, - возразил адвокат.



Глава 45.

Алекс впервые попал в помещение, относящееся исключительно к колдовскому миру, поэтому оглядывался вокруг с неподдельным интересом.
Зал оказался очень просторным, хотя и мрачноватым, поскольку его стены были сложены из темного неровного камня, а факельное освещение не могло до конца разогнать тени, прятавшиеся по углам. Хотя какие там углы, с геометрической точки зал больше был похож на неправильный овал. С трех сторон располагались скамьи, для удобства сидящих накрытые коврами красно-коричневых оттенков, что не делало помещение более светлым, а скорее наоборот, добавляло мрачности.
На скамьях, находившихся посередине, сидели два десятка человек в фиолетовых мантиях с вышитой золотом буквой «W» на левой стороне груди. Место по центру пустовало.
Прямо перед ними стояло странное кресло с цепями на подлокотниках.
- Инквизиторское? – негромко спросил Алекс у Гермионы.
- Тихо, - шикнула она. – Здесь не жалуют подобный юмор.
- Это уж точно, в таком неприятном месте вряд ли собираются записные шутники, - шепнул в ответ Алекс.
Мистер Нельсон - адвокат Гарри - чувствовал себя немного не в своей тарелке, но выработанная годами профессиональная привычка скрывать эмоции в любых, самых безнадежных, ситуациях помогала ему сохранять невозмутимое, в какой-то мере даже деловое выражение на лице.
Сам Гарри шел совершенно спокойно. Он вспоминал свой первый визит сюда, равнодушно прикидывая, закончится ли на этот раз все так же благополучно.
- Прошу сдать волшебные палочки, - обратилась к ним пожилая ведьма в больших круглых очках, придававших ей сходство с гигантской стрекозой.
- Почему? – удивилась Гермиона.
- Это одно из условий, выдвинутых адвокатом свидетеля, - видимо уже не в первый раз за сегодняшний день терпеливо объяснила ведьма.
Гарри пожал плечами и молча передал свою палочку ее помощнице - маленькой вертлявой ведьме с копной ядовито-зеленых кудряшек на голове.
После минутного колебания, остальные последовали его примеру. Оставшись без палочек, Рон и Гермиона тревожно переглянулись. Странное требование свидетеля им не понравилось.
Алекс нахмурился, и что-то прошептал на ухо адвокату. Адвокат согласно кивнул.
- Как адвокат потерпевшей стороны, я уполномочен выдвинуть встречное условие, - сказал Нельсон.
- Какое именно? – уточнил волшебник, сидевший рядом с Артуром Уизли и выполнявший функции, подобные функциям маггловского судьи.
- Я его знаю, - тихонько шепнул Рон. – Это мистер Джарвис.
- В целях обеспечение безопасности моего клиента, прошу разрешить ему занять место на вон той скамье, - адвокат четко указал, какую именно скамью он имеет в виду. - Причем в одиночестве.
- А он не убежит? – подозрительно уточнил Джарвис.
- Помилуйте, он сам настаивал на скорейшем рассмотрении этого досадного инцидента, зачем же ему убегать? – удивился адвокат.
- Возражений нет, - кивнул волшебник.
Повинуясь кивку Алекса, Гарри повернул к дальней скамье. В зале недоуменно зашептались.
Драко, сумевший занять сиденье практически напротив того места, где должен был стоять Гарри, побледнел. Теперь же он оказался слишком далеко от него, а пересесть ближе уже не было никакой возможности. Кроме того, он, как и все, присутствующие на слушании, был без волшебной палочки и с непривычки чувствовал себя совсем беззащитным.
Пройдя на указанное место, Гарри сел. На стене над его скамьей почему-то отсутствовали факелы, поэтому в первую минуту он практически потерялся во тьме.
- Обеспечьте нормальное освещение, - сердясь на непредвиденную задержку, сказал Джарвис.
Кто-то рысью кинулся выполнять его распоряжение.
При слове «нормальное» Алекс хмыкнул, но уловил предостерегающий взгляд Гермионы и благоразумно промолчал.
Между тем, Гарри с интересом рассматривал главного свидетеля.
Мистер Г.Бейли тоже присутствовал на открытом слушании в Министерстве Магии впервые. Он сидел рядом со своим адвокатом и украдкой бросал испуганные взгляды в практически заполненный зал. Бедняга прилагал массу усилий, чтобы выглядеть невозмутимым и тем самым показать, что находится в привычной для него обстановке. Однако его выдавала излишняя нервозность и суетливые движения. Он не знал, куда девать руки и беспокойно мял большой носовой платок в красно-белую клетку.
Мистер Нельсон, адвокат Гарри, сел на отведенное ему место и попытался откинуться на неудобную спинку жесткой скамьи. Ничто во внешнем облике адвоката не указывало на то, что все происходящее для него в диковинку и не показывало его крайнее напряжение.
Наконец дополнительные факелы были принесены, и Джарвис торжественно объявил:
- Начинаем открытое рассмотрение дела по обвинению Гарри Поттера в убийстве министра магии мистера Фаджа.
- Протестую, - моментально вмешался мистер Нельсон. – До того момента, пока не будут предоставлены весомые доказательства вины моего подзащитного, дело может именоваться только как дело о клевете, основанной на лжесвидетельских показаниях мистера Г. Бейли.
- Протестую, - эхом отозвался адвокат Бейли, мистер Айртон. – До тех пор, пока не будет доказано обратное, показания моего клиента не могут считаться лжесвидетельскими. А вот факт убийства министра магии является неоспоримым, в связи с чем…
- Протестую, - перебил его Нельсон, - Поскольку никем не была доказана прямая связь между убийством мистера Фаджа и моим подзащитным, прошу не упоминать имя мистера Поттера в контексте со словом «убийство».
- Протестую, поскольку мой подзащитный видел его так же четко, как я сейчас вижу вас!
- Если в тусклом факельном свете вы умудряетесь видеть меня настолько четко, что не спутаете ни с кем, похожим внешне, окажите любезность и дайте мне адрес своего окулиста. Насколько я могу судить на первый взгляд, вы близоруки и далеко не первый год пользуетесь очками.
- Протестую против вашей реплики, как не имеющей прямого отношения к рассматриваемому делу. К тому же, мистер Бейли видел именно мистера Поттера в том месте, где…
- Протестую и позволю себе зачитать первый вариант свидетельских показаний мистера Г.Бейли, зафиксированный в статье солидной колдовской газеты, именуемой «Ежедневный Пророк». Тогда ваш клиент утверждал, что хорошо рассмотрел только мистера Снейпа, профессора зельеделия школы Хогвартс, который позднее предоставил свидетельские показания, безусловно подтверждающие его присутствие в это время в кабинете профессора Дамблдора, директора вышеупомянутой школы.
- Протестую, поскольку бульварная газетенка не может быть принята в качестве доказательства.
- Протестую, поскольку обвинять солидное издание в печатании непроверенных сведений есть клевета, в связи с чем выдвигаю соответствующий иск. Вот полномочия, возложенные на меня владельцем и главным акционером газеты.
- Протестую, поскольку при рассмотрении одного дела нельзя выдвигать иск по другому, не взаимосвязанному с ним.
- Протестую, поскольку взаимосвязь легко прослеживается…
Незнакомые с маггловскими методами ведения судебных дел волшебники успевали только молча переводить ошарашенные взгляды с одного адвоката на другого.
Адвокаты же, не прерываемые изумленным не менее остальных Джарвисом, входили в раж.
Наблюдая за спектаклем, разыгрываемым в зале суда, Алекс откровенно веселился.
Гермиона и Рон его веселья не разделяли, поскольку все их мысли занимало только одно: попытаются Гарри убить, или нет.
Анри с неподдельным интересом следил за всем происходящим, поскольку уже твердо решил создать в своей будущей фирме отдел юридического обслуживания магов. Между тем Драко, понимая, что может произойти в любой момент, напряжено смотрел по сторонам в тщетной надежде заметить что-нибудь необычное или подозрительное.
Внезапно его внимание привлекла противная вертлявая ведьма с ядовито-зелеными кудряшками, волею судьбы оказавшаяся в роли стража неимоверного количества волшебных полочек. В памяти внезапно всплыли слова Алекса:
- … броские приметы используют для того, чтобы сбить с толку. Человеческая память избирательна, чаще всего людям запоминается то, что само кидается в глаза.
Поначалу Драко отмахнулся от этой мысли, сочтя ее совершенно бредовой. Но потом внимательнее присмотрелся к зеленой ведьме и обнаружил, что при всей ее внешней вертлявости, она не спускает глаз с Гарри. Если же учесть факт, что только у нее одной под рукой оказалась целая кипа волшебных полочек…
В этот момент зеленая ведьма хлопнула себя по лбу, будто только что вспомнила нечто важное и опустила левую руку в ящик с палочками.
В голове Малфоя молнией вспыхнула картина: совсем еще молодая, Беллатрикс Лестранг улыбается маленькому Драко и треплет его по вихрастой макушке. ЛЕВОЙ рукой…
Реакция ловца не подвела его и на этот раз. Он взвился в совершенно фантастическом прыжке, сбивая зеленую ведьму, уже выхватившую палочку, с ног и крича во все горло:
- Гарри, ложись!
Удар о каменную стену вышиб воздух из легких и отбросил Драко назад. Он врезался в скамью и соскользнул по ней вниз. Окружающий мир стремительно завертелся вокруг, сливаясь перед глазами в мутную пелену. Он стиснул зубы и попытался вздохнуть, невероятным усилием воли не позволяя себе потерять сознание. Тревога удвоила силы, спустя секунду он был на ногах и, перепрыгивая скамейки, бросился туда, где сидел Гарри. Точнее, где он должен был сидеть, потому что сейчас там никого не было…
Преодолев немалое расстояние за три гигантских прыжка, Драко тяжело опустился на сиденье, ничего не понимая. Только теперь он почувствовал острую боль в левой руке, которая, по всей видимости, была сломана при ударе о стену.
В ушах противно звенело, голоса кинувшихся к нему Гермионы и Алекса пробивались с трудом. В голове осталась только одна мысль: «Здесь никого не было».
Как во сне, Драко увидел Гарри, вынырнувшего из неприметного бокового коридора.
- Что с тобой? – Гарри не скрывал тревогу.
- Со мной все в порядке, - ровным голосом ответил Драко и задал вертевшийся в голове вопрос: - Тебя ведь здесь не было?
- Не было, - в голосе Гарри звучали виноватые нотки. - Я не успел тебя предупредить…
- Не было, - повторил Драко, с трудом поднимаясь на ноги.
- Сиди, у тебя рука сломана, - попытался остановить его Гарри. – Я сейчас все объясню. Это была голограмма, есть такой специальный маггловский прибор, с его помощью…
- Глупо,- сам себе пробормотал Драко. – Как же глупо…
Ему вдруг захотелось оказаться где-нибудь подальше от людей, например, на необитаемом острове.
- Послушай, - Гарри попытался его остановить. – Я не успел тебя предупредить.
- Оставь. Меня. В. Покое, - четко выделяя каждое слово в отдельности, Драко пытался скрыть охватившую его ярость. Ярость и обиду.
Теперь Гарри стало по-настоящему страшно. Вокруг них уже собиралась толпа. Ему не хотелось первый раз говорить о своих чувствах так, чтобы слышали все окружающие, поэтому он перешел на французский язык:
- Je t’aime! *
И услышал в ответ:
- Je te ne crois pas! **
- Je t’aime! - упрямо повторил Гарри.
- L’amour suppose comfiance mutuelle! - почти закричал Драко. – Sans confiance l’amour ne que la consupiscence! ***
- Я готов был доверить тебе свою жизнь, – от волнения сбиваясь на родной язык, прошептал Гарри, уже понимая, что ничего не сможет изменить.
- Готов был, но не доверил, - безжизненно отозвался Драко и, резко развернувшись, стал протискиваться через толпу к выходу из зала.
- Je pourrai vivre sans lui, je pourrai vivre sans lui, - как мантру, шептал он по дороге. ****

* Je t’aime! (фр.) - Я люблю тебя!
** Je te ne crois pas! (фр.) – Я тебе не верю!
*** L’amour suppose comfiance mutuelle! Sans confiance l’amour ne que la consupiscence!
(фр.) – Любовь предполагает доверие! Без доверия любовь всего лишь похоть!

**** Je pourrai vivre sans lui (фр.) – Я могу прожить и без него.

***
Все происходившее после ухода Драко, Гарри запомнил очень смутно. Визгливо кричала Лестранг, свидетель Г.Бейли пытался незаметно покинуть зал, Рон хватал его за рукав и тянул к Джарвису. Гермиона и Алекс что-то объясняли мистеру Уизли, время от времени призывая Гарри в свидетели. Гарри машинально кивал, подтверждая их рассказ. В голове крутилась только одна мысль: «Вот и все».
Абсолютно равнодушно он выслушал сообщение мистера Джарвиса о том, что показания свидетеля признаны ложными, а все обвинения, выдвигаемые против Гарри, сняты. Не отреагировал он и на извинения, принесенные от имени Министерства Магии. Правда, от компенсации, предложенной за нанесение морального ущерба, отказался. Вроде бы. Или за него отказалась Гермиона? Хвала Мерлину, вся эта кутерьма, в конце концов, закончилась, и они аппарировали домой к Гермионе.
Дом самого Гарри был еще занят туристами и освобождался только на следующий день, когда Анри, Николь и Кристиан предполагали вернуться во Францию, прихватив за компанию и своих соотечественников.
Отказавшись от ужина, Гарри поднялся на второй этаж и растянулся на ковре возле камина. В ответ на предложение Гермионы разжечь в камине огонь, он ровным голосом выразил надежду, что его все оставят в покое. Хотя бы до утра. Гермиона пообещала довести его желание до остальных и удалилась, плотно прикрыв дверь и наложив на всякий случай заглушающее заклинание на комнату.
Оставшись в одиночестве, Гарри вытащил из кармана портключ в Поместье. Его губы дрогнули в слабом подобии улыбки - на прочном кожаном шнурке болталась серая раковина с дырочкой.
Остаток вечера и всю ночь Гарри пролежал, практически не шевелясь и рассматривая крохотную трещинку в потолке. Слез у него не было. Только обида на судьбу - как всегда, она подарила ему очередную надежду и тут же отняла, будто в насмешку.



Глава 46.

Утром в дверь постучала Гермиона.
- Что-то еще случилось? – спросил Гарри, понимая, что просто так подруга вряд ли его потревожила.
- Ничего неожиданного, - Гермиона протянула утренние газеты. – Рита Скитер в своем репертуаре.
Гарри неохотно развернул первую газету и обомлел: на полстраницы красовалась фотография. Они с Драко были запечатлены в момент неудавшегося объяснения Гарри в любви.
Статья называлась: «Кипели страсти в Министерстве» и более чем подробно описывала драматические события вчерашнего слушания. Особое внимание было уделено «героической попытке бывшего Слизеринского Принца спасти жизнь Народного Героя ценой своей собственной».
Чтобы угодить читателям, Рита Скитер сочинила целую историю с душераздирающими подробностями. Она виртуозно играла словосочетаниями: «все вокруг говорят», «среди волшебников носятся упорные слухи», «никого из нас не удивило бы, если…». Недвусмысленно намекая на не совсем традиционную ориентацию Героя, она так часто склеивала вместе имена Гарри Поттера и Драко Малфоя, что создавалось твердое впечатление, будто ее, как минимум, уже пригласили на официальную свадебную церемонию в качестве почетного гостя.
С выражением гадливости на лице Гарри скомкал газету и отбросил ее в сторону.
- Почему эта чертова писака никак не оставит в покое меня и мою личную жизнь? – пожаловался он Гермионе.
- Плевать ей на тебя и на твою личную жизнь, - вздохнула в ответ Гермиона. – В этой жизни Риту интересует только две вещи: деньги и собственная популярность.
- Я то хоть немного привык к ее гадостям, а представь себе, каково это Драко читать!
- Драко тоже привык к гадостям Скитер. В свое время он немало их сочинил специально для ее паршивых статеек.
- Я ничего не хочу слышать о том, что между нами было в школьные годы, - разозлился Гарри.
- Как скажешь. Давай, засунем голову в песок, будем прикидываться страусами, – пожала плечами Гермиона. – Только что от этого изменится? Прошлое не переделать, лучше подумай о настоящем. Тебе обязательно надо поговорить с Драко.
- Думаешь, я не пытался? – Гарри тяжело вздохнул. – Драко меня даже слушать не хочет.
- Подожди, дай ему немного остыть, тогда и поговоришь.
- Остыть, - хмыкнул Гарри. – Он и так сейчас холодный, как айсберг.
- Сам ведь знаешь, это только внешне. А внутри клокочет, как вулкан. Попробуй подойти к нему через несколько дней, на свадьбе Анри и Николь. Я специально спрашивала, его они тоже пригласили. При виде счастливых лиц Драко может немного смягчиться.
- Смягчиться? Мы, похоже, о разных людях с тобой говорим.
- Во всяком случае, попробовать все равно стоит. Ты ведь ничего не теряешь.
- Вот уж точно. Все, что мог, я уже потерял, - мрачно отозвался Гарри.
***
Следующая неделя пролетела в блаженном полузабытьи. Гарри автоматически ел, спал, в промежутках между едой и сном отвечал на многочисленные вопросы авроров, в сотый раз давал какие-то показания и пояснения. Несколько раз в коридорах Министерства Магии он сталкивался с Драко. Тот проходил мимо с таким выражением лица, что Гарри, несмотря на свой признанный даже скептиками героический статус, ни разу не рискнул с ним заговорить.
- Позже, – успокаивал он себя.
Каждое утро он разворачивал газеты, боясь увидеть очередную статью о своей личной жизни. К его удивлению, ни о нем, ни о Малфое, ничего не писали. Или Гермиона снова нашла способ заткнуть рот скандальной журналистке из «Ежедневного Пророка», или колдовской мир больше интересовало очередное разоблачение сторонников Волдеморта, повлекшее за собой кардинальные изменения в составе Министерств Магии и многих весьма влиятельных организаций.
В один из дней ему на глаза попалась небольшая заметка о подделке документов на право владения Агентством «Прима» и судебном процессе, затеянном бывшим вице-премьером Агентства Драко Малфоем при поддержке адвоката Р.Нельсона.
После прочтения заметки у Гарри мелькнули две мысли. Первая - теперь Драко есть чем заняться в ближайшие пятьдесят лет, и он наверняка не будет скучать. Вторая - мистер Нельсон, благодаря своему просто фантастическому выступлению на министерском слушании, получил широкую известность среди магов, и процедура стирания памяти ему больше не грозит. Сделав над собой усилие, Гарри заставил себя порадоваться за них обоих. У него почти получилось.
Утром накануне свадьбы Анри и Николь Гарри провел перед зеркалом почти столько же времени, сколько за все предыдущие годы жизни. Темно-зеленый, почти черный, фрак, кружевная пена манишки, чуть выглядывавшие из рукавов манжеты белоснежной рубашки, волосы, аккуратно стянутые в хвост на затылке, сделали его совсем непохожим на вечно растрепанного оборвыша, каким он чаще всего выглядел. Аппарировав во Францию, он попал в эпицентр свадебной кутерьмы и на время отвлекся от навязчиво засевшей в голове мысли о Драко. Оказалось, свадьба - это довольно весело. Если не принимать во внимание факт, что Малфой на ней не появился. Он прислал молодоженам изысканный букет, свадебный подарок и свои самые искренние извинения.
****

Неясная, болезненная ситуация.
Гарри пришел к такому выводу, стоя возле холодной мраморной колонны зала, в котором новоиспеченные супруги веселились в компании родственников и друзей.
Несмотря на ссору в зале суда, во время случайных встреч в министерских коридорах он неоднократно ловил на себе жадный взгляд Драко, а во взгляде – неприкрытое желание и тоску.
Конечно, Малфой сразу же отводил глаза и отворачивался, а у Гарри по коже пробегали мурашки.
Эти серые глаза… Их сравнивали с ледышками, но как же они теплели и таяли, когда они оставались вдвоем…
Слова могли быть жесткими, интонации - крайне раздраженными, но то, что таилось в глазах, разоблачало Драко и делало его уязвимым.
Если, опять-таки, Гарри не выдавал желаемое за действительное.
Гарри тяжело вздохнул – с воображением у него всегда было все в порядке, поэтому еще неизвестно, где заканчивалась правда, и где начинались его фантазии.
- Что ты тут делаешь? – подошла к нему Лив.
- Прячусь.
- От кого? От Драко?
- Его здесь нет, – вяло отмахнулся Гарри.
- Ничего подобного, он здесь.
Хотя Гарри уже давно понял, что любимым занятием Лив было подразнить окружающих, он не удержался и переспросил:
- Ты не выдумываешь?
Лив изобразила на лице незаслуженную обиду и, кивнув в сторону выхода, торжественно объявила:
- Видела своими собственными глазами две минуты назад. Ну что? Как там, в романтических стихах, пишут: «Забилось учащенно сердце,
Взор затуманила печаль»?
Пропустив шпильку мимо ушей, Гарри растерянно ответил:
- Он не собирался появляться здесь.
Лив подмигнула:
- Тогда что здесь делаешь ты?
- Моя жизнь, чтоб ты знала, не вращается вокруг Малфоя.
- В самом деле? Она на нем что - фокусируется?
- Нет, - упрямо возразил Гарри, утешая себя тем, что практически не врет: его жизнь действительно в последнее время шла в стороне от Драко, чего нельзя было сказать про мысли.

Внезапно Лив стала непривычно серьезной:
- Тебе без него действительно так плохо? Только честно.
- Я не понимаю, о чем ты.
- Прекрасно понимаешь.
- Перестань.
- Я перестану. Только советую поскорее помириться, пока его кто-нибудь не увел.
Гарри непроизвольно дернулся, но побоялся, что Лив это заметит, и усилием воли заставил себя стоять на месте.
- Испугался? – прищурилась Лив. – А теперь держись. Сюда идет Драко собственной персоной. На этот раз я не шучу, поэтому быстрее бери себя в руки.
- Поттер, - услышал Гарри надменный голос, который мог отличить из тысячи.
- Ты вроде не собирался приходить? – деланно удивился он, понимая, как фальшиво звучит его вопрос.
- Видишь, - тоном волшебницы, наколдовавшей появление прекрасного принца перед бедняжкой Золушкой, произнесла Лив. - А ты не хотел мне верить. Ладно, меня ждут. Приятного вечера вам обоим.
- Тебе бы на сцене выступать, - кинул ей вслед Гарри.
- Я подумаю над твоим предложением, - царственно кивнула Лив. - Только сначала возьму у Гермионы пару уроков актерского мастерства.
Она ушла.
Гарри и Драко молчали.
Первым не выдержал Гарри.
- Не ожидал увидеть тебя сегодня.
- Мне стало скучно, - растягивая слова, процедил Драко.
- Настолько скучно, что ты не поленился отправиться во Францию?
- Представь себе, – вздернул подбородок Драко.
Сделав над собой усилие, Гарри изобразил жалкое подобие улыбки и предложил:
- Прогуляемся?
Лицо Драко мгновенно окаменело:
- Нет!
Гарри почувствовал, как внутри что-то обрывается. Опять эта резкость в голосе. И глаза…Холодные, злые…
- Не надо так возмущаться, я не настаиваю, - примирительно отозвался он.
- У тебя нет на это никакого права, - отрезал Драко.
Снова наступило тяжелое молчание. Гарри неловко переминался с ноги на ногу, скучающий взгляд Малфоя рассеянно скользил по танцующим гостям.
- Пойду, подышу свежим воздухом, - наконец нейтральным тоном сообщил Драко, на всякий случай добавляя: - Один!
Он повернулся, чтобы уйти, но Гарри успел схватить его за рукав:
- Пожалуйста, поговори со мной, – тихо, но настойчиво попросил он.
Драко бросило в дрожь, он резко выдохнул и сказал, стряхивая с рукава руку Гарри:
- Не хочу!
- Почему?
Не отвечая на заданный вопрос, Драко резко развернулся и направился к выходу на летнюю веранду.
Гарри немного постоял и побрел следом.
****
На веранде горело несколько неярких светильников, и все вокруг тонуло в густом вечернем сумраке. Только благодаря лунному свету Гарри сумел разглядеть в самом дальнем углу возле огромной мраморной вазы знакомый силуэт. Напряженная поза и задранный подбородок Драко выдавали неостывшую злость. Он смотрел куда-то вглубь сада, но вряд ли видел темные аллеи и ровные ряды деревьев.
Гарри тихо подошел сзади.
Прохладный ветер шевелил ему волосы и приятно контрастировал с духотой зала. Слабый гул голосов напоминал, что они здесь не в полном одиночестве.
Но Гарри ничего не слышал и не замечал.
Облокотившись на перила рядом с Драко, он мягко спросил:
- Любуешься звездами?
- В Лондоне их редко можно увидеть, почти все время смог, туман, - после секундной паузы равнодушно ответил Драко.
Гарри на секунду почудилось, что Драко сейчас чуточку ближе к нему, чем в зале.
– Драко, - прошептал он.
Ответом была лишь тишина.
– Прошу тебя, - Гарри больше не пытался скрыть охватившее его отчаяние.
– Нет, - хриплый голос Драко подарил безумную надежду на то, что его упорное сопротивление чуточку поколебалось.
Гарри потянул Драко за рукав смокинга, силой заставляя повернуться к себе лицом:
- Мерлин, ты вообще слышишь меня?
- У меня превосходный слух, – пожал плечами Малфой и попытался вырваться.
Гарри его не отпускал.
- Не делай этого, – безжизненно выдохнул Драко. – Не заставляй драться с тобой.
Вместо ответа Гарри притянул его к себе поближе, поцеловал и сразу отстранился, взволнованно вглядываясь в лицо. Но увидел только ставшие огромными льдисто-серые глаза.
- Отойди, - разъяренно процедил Драко.
- Оттолкни меня.
- Запросто! - одним движением Драко высвободился и в ту же секунду аппарировал, оставив Гарри в одиночестве.
Гарри стукнул кулаком по перилам и неразборчиво выругался. Потом постоял пару минут, чтобы успокоиться и побрел обратно в зал.
Ему вдруг захотелось выпить. Нет – напиться.



Глава 47.

Гермиона на цыпочках подошла к двери в комнату Гарри и негромко постучала.
Дверь распахнулась раньше, чем она успела опустить руку.
- Мне надо поговорить с тобой, - быстро сказала Гермиона.
- Проходи, - Гарри посторонился, впуская ее в комнату.
- Ты можешь на полчаса перестать себя жалеть и рассказать, что между вами произошло?
- Ничего не произошло, - честно признался Гарри.
- Ты его любишь?- Гермиона с первого взгляда на друга поняла, что сейчас нет смысла ходить вокруг да около.
- Что означает твой вопрос?
- Только то, что я спросила.
- Не знаю, – пожал плечами Гарри. – Если подумать, я вообще не знаю, что такое любовь. Мне неоткуда было это узнать. Могу сказать только одно: если Драко порежется, у меня пойдет кровь.
- Что ты собираешься делать?
- Ничего. Он наотрез отказывается со мной разговаривать, – Гарри пошатнулся, но удержался на ногах.
- Ты совсем пьян, – ахнула Гермиона.
- Я пил, - согласился Гарри. – Я пью. Хочешь составить мне компанию?
- Тебе надо лечь в постель.
- Не хочу, мне одному там холодно и пусто, - возразил Гарри и невпопад добавил: – Странно, ноги не держат, совсем перестали работать.
- Не ноги, а мозги, - Гермиона покачала головой. – Не хочешь ложиться, сядь. Поговори со мной.
- Поговорю, - согласился Гарри и как подкошенный рухнул в кресло.
- Гарри, послушай меня очень внимательно. Мы виноваты перед вами обоими. Именно мы настаивали на том, чтобы ты ничего не рассказывал Драко.
- У меня есть своя голова на плечах. Мог бы догадаться, к чему приведет молчание.
- Понимаешь, - тщательно подбирая слова, начала Гермиона. - Люди чувствуют и живут не в соответствии с реальными фактами, а в соответствии со своими представлениями об этих фактах. Драко всю жизнь воспитывали определенным образом, в соответствии с этим образом он и привык действовать. Но даже он меняется, хотя ему это делать особенно трудно. Попробуй еще раз, сделай еще один шаг навстречу. Моя мама часто говорила: прежде чем взять, надо дать.
- Не могу поверить, что ты имеешь в виду именно то, что сказала, - невесело пошутил Гарри.
- Дурачок. Все ты прекрасно понял, - Гермиона ласково взъерошила ему волосы. – Только лучше это сделать в Малфой-Мэнор.
- Ясное дело, - усмехнулся Гарри, - на людях это как-то не принято.
- Что ж, по крайней мере, ты опять улыбаешься, - вздохнула Гермиона. – Кстати, как ты собираешься попасть в Малфой-Мэнор? Может, тебе нужна помощь?
- Нет, спасибо. У меня еще остался портключ, - Гарри вытащил из-под рубашки гладкую раковину на кожаном шнурке.
- Ладно, я пойду. Меня внизу Алекс ждет, - поднялась Гермиона.
- У тебя-то с ним как? Все в порядке?
- Сама не знаю.
- Ну-ка, с этого места и поподробнее, - потянул ее за руку Гарри. – Моя очередь жилеткой работать.
- Понимаешь, он какой-то слишком идеальный, – начала Гермиона.
- Только не говори, что рядом с ним ты испытываешь комплекс неполноценности. В это я все равно не поверю, - улыбнулся Гарри.
- Нет, меня это пугает. Невозможно жить рядом с Полным Совершенством Во Всех Отношениях.
- С чего ты взяла, что он Совершенство?
- Пока что во всех ситуациях действовал практически безупречно.
- Вот именно – ПОКА. Мы встретились с ним, когда ситуация была критической. Так?
- Так, - согласилась Гермиона, внимательно слушая Гарри.
- Ты должна понимать, что в таких условиях почти у всех людей просыпаются скрытые резервы. Они становятся более собранными, более сильными, более сообразительными и терпеливыми, чем в повседневной жизни. Ты с этим согласна?
- Согласна, - кивнула Гермиона.
- Тогда не волнуйся, в повседневных условиях твой Алекс может оказаться совсем другим. Перестань бояться неизвестно чего. Встречайтесь, общайтесь. Жизнь все расставит по своим местам.
- Ты так думаешь? – улыбнулась Гермиона.
- Я в этом абсолютно уверен.
- Что ж, тогда пойду претворять твои ценные указания в жизнь.
- Иди, - кивнул Гарри.
- А ты?
- Я тоже пойду. Только завтра.
Гермиона привычно чмокнула его в щеку и вышла.
Утром у Гарри ужасно болела голова. Плохое самочувствие в очередной раз подтвердило, что ему категорически противопоказано смешивать такое количество разнообразных спиртных напитков. Только к обеду он почувствовал себя немного лучше и смог аппарировать в Англию.
Почистив зубы и переодевшись, он попробовал подобрать слова, которые могли заставить Драко хотя бы дослушать объяснения до конца. Нужные Слова упорно не хотели подбираться и, в конце концов, Гарри решил положиться на интуицию. Промандражировав до вечера, он взял себя в руки и воспользовался портключом.
***
Драко вернулся в Малфой-Мэнор злой и уставший. После судебного процесса, позволившего ему стать единственным хозяином доходного предприятия, и шумихи, поднятой газетами по этому поводу, у Агентства стало слишком много клиентов. Представители практически всех более-менее знатные фамилий спешили заручиться его поддержкой, получить ценный совет или просто зайти на доверительную беседу, чтобы впоследствии иметь возможность небрежно бросить что-нибудь вроде: «Недавно разговаривали с младшим Малфоем. Всегда считал его многообещающим молодым человеком».
С непривычки это утомляло.
Драко сразу направился в ванную, на ходу снимая с себя одежду и надеясь, что прохладная вода смоет хоть какую-то часть усталости и апатии. Из ванны он вылез почти счастливым человеком, и, не одеваясь, прошлепал в свою комнату. Воздух приятно холодил влажную кожу. Же накидывая шелковый халат, он почувствовал, что на него кто-то пристально смотрит. Он медленно обернулся, готовый увидеть кого угодно, лишь бы не Поттера.
Надеждам не суждено было сбыться.
- Как ты сюда попал? – спросил Драко, завязывая пояс непослушными пальцами.
- Использовал твой портключ, - ответил Гарри. – Мне надо с тобой поговорить.
- У тебя пять минут, - холодно кивнул Драко.
- Пяти будет достаточно, - отозвался Гарри, старательно отгоняя дурные предчувствия, которые уже не просто ползли, а настырно ломились. – Понимаешь, идея с голограммой появилась, когда ты ушел на встречу со своим отцом. Почти всю ночь в поисках нужной аппаратуры мы с Алексом носились по Лондону, поднимая на ноги всех его знакомых. Я собирался предупредить тебя утром перед заседанием, но не успел. Вспомни, в коридоре за нами кто-то следил, и я…
- Грейнджер об этом знала? – перебил его Драко.
- Да, когда она проснулась, Алекс сразу…
- А Уизли? – снова перебил Драко.
- Мы вынуждены были обратиться к Артуру Уизли, чтобы спрятать аппаратуру в Министерстве, и на нее никто случайно не наткнулся.
- Нам больше не о чем разговаривать. Потрудись покинуть мой дом и больше никогда не возвращаться, - отчеканил Драко.
- Я просто не успел, - голос Гарри предательски дрогнул. – Ты не можешь одним махом перечеркнуть все, что между нами было.
- Уже перечеркнул, - последовал равнодушный ответ. – Надеюсь, ты помнишь, где выход?
С этими словами Драко развернулся и вышел из комнаты.
***
Прижимаясь лбом к холодному стеклу, Драко с тоской наблюдал, как Гарри медленно шел к воротам.
- Почему он не воспользовался портключом, чтобы поскорее убраться отсюда? – мелькнула у него мысль. – Чтобы я передумал и успел его остановить? Я не собираюсь его останавливать.
Оказывается, смотреть, как уходит человек, который мог стать для тебя всем, невыносимо больно.
Драко вцепился ногтями в собственные ладони. Боль физическая помогла ему опомниться и взять себя в руки. Разжав дрожащие пальцы, он увидел на ладонях восемь полумесяцев, медленно заполняющихся кровью.
- Нет, – шепнул он самому себе.
Пульс колотился где-то в горле. Ранки на ладонях саднили. Но еще сильнее саднило где-то в груди.
Не осталось ни слов, ни мыслей. В голове была легкость и звенящая пустота.
Только жгучая боль внутри подсказывала, что он еще жив.
- Я сделал то, что ты хотел, отец, - с горечью прошептал Драко, обращаясь к отсутствующему Люциусу. – Ты снова можешь гордиться своим сыном.



Глава 48.

Выйдя за ворота Малфой-Мэнор, Гарри на секунду остановился, раздумывая, что делать дальше. Домой возвращаться не хотелось, общаться с друзьями тоже. И он аппарировал в единственное место, которое в глубине души считал по-настоящему своим.
Здесь давно уже ничто не напоминало о заросших бурьяном унылых развалинах. Воспользовавшись старыми любительскими фотографиями, Гарри постарался восстановить родительский дом в том же виде, в котором он находился до визита Вольдеморта. Даже крохотный садик на заднем дворе был точной копией того, прежнего, когда-то любовно посаженного руками Лили.
Гарри время от времени приходил сюда и всегда невольно думал: хорошо, что дом не пустой. Жилой дух делал его более близким и уютным.
Привычно перепрыгнув через деревянный пандус, он постучал в дверь.
На стук никто не ответил, а дверь оказалась незапертой.
Гарри вошел, и первым, что он увидел в холле, было пустое инвалидное кресло. Холодея от страха, он несколькими прыжками взлетел на второй этаж и замер на площадке, боясь увидеть самое худшее.
- Реми, сколько раз тебе говорить – не больше двух часов в день!
Голос показался знакомым и вызвал странное чувство, похожее на «дежавю».
Если бы не интонации.
ТАКОЙ мягкости в голосе у этого человека никогда не было и, по разумению Гарри, быть не могло. Но все сомнения развеялись, когда он услышал:
- Северус, я и не думал вставать, Не имею на это ни сил, ни желания.
Гарри застыл, как столб, не зная, что делать дальше: обнародовать свое присутствие, или быстро, на цыпочках, удалиться?
Принять решение он не успел, поскольку в этот момент дверь ванной комнаты распахнулась, и оттуда вышел обладатель первого голоса собственной персоной.
На персоне не было ничего, кроме узенького полотенца, обмотанного вокруг бедер и вот-вот грозившего размотаться и упасть на пол. Мокрые волосы недвусмысленно давали ответ на вопрос, вот уже много лет волновавший всех студентов Хогвардса не менее пресловутого маггловского: «Быть или не быть?».
- Поттер, вас учили стучать, когда вы без приглашения вламываетесь в чужой дом? – невозмутимо осведомился Снейп, подхватывая полотенце буквально в последний момент.
- К нам пришел Гарри?
Судя по голосу, Люпин, в отличие от Снейпа, обрадовался.
- К тебе, - поправил его Снейп и язвительно осведомился:
- Вы позволите мне пройти и одеться?
- Не стесняйтесь, - буркнул Гарри, по старой школьной привычке быстро переходя в наступление. – Ничего нового я не увижу. Более того, гарантирую, что не накинусь на вас. Ваше тело не настолько привлекательно.
- Смотря для кого, - парировал Снейп, и уголок его губ чуть дернулся в фирменной усмешке.
- Для своих лет вы очень даже ничего, - честно признался Гарри.
Все-таки он был гриффиндорцем и старался говорить правду в тех случаях, когда не видел необходимости врать.
- Я польщен, - сухо ответил Снейп.
Если он и жалел о тех временах, когда Поттер не осмеливался дерзить в ответ, то никогда никому в этом не признавался.
Неизвестно, сколько времени они еще могли препираться, если бы на пороге комнаты не появился Ремус.
- Я очень рад тебя видеть, - сказал он Гарри, держась рукой за косяк.
В отличие от профессора зелий, он был одет в темно-бордовую, шелковую пижаму.
- Реми, кому сказано, на сегодня хватит, - нахмурился Снейп. – Марш вниз за коляской.
- Я отнесу, - Гарри с легкостью подхватил Люпина на руки.
- Поттер, - безнадежно покачал головой Снейп.
- Ой, если вы сами хотели его нести, то, пожалуйста, - спохватился Гарри.
- Мерлин, вы колдун, или как? Забыли заклинание левитации или потеряли палочку? – Снейп вздохнул.- Ладно, несите, пока не уронили.
Осторожно спустившись по лестнице на первый этаж, Гарри усадил Люпина в инвалидное кресло и спросил:
- Я правильно понимаю, ты снова можешь самостоятельно передвигаться?
- Да. Северус совершил невозможное – он поставил меня на ноги. Правда, пока я могу ходить не больше двух часов в день, но он не сдается.
- Сдаваться не в его правилах, - кивнул Гарри. – Чем сложнее задача, тем вероятнее, что он ее решит.
- Именно, - подтвердил Люпин. – У меня есть для тебя небольшой подарок. Сейчас принесу.
Ловко маневрируя, он поднял кресло в воздух и плавно заскользил на второй этаж.
На пороге кухни появился Снейп, на сей раз одетый в джинсы и рубаху с закатанными рукавами. Естественно, и то, и другое было черного цвета.
- Вы сотворили почти чудо, - с уважением сказал Гарри.
- Слишком много комплиментов я слышу от вас в последнее время. Это настораживает.
- Привыкайте, - усмехнулся Гарри. – Насколько я понимаю, мы теперь просто обречены на то, чтобы видеться чаще, чем когда-либо.
- Предлагаете дружить домами? – съязвил Снейп.
Гарри дернулся, будто его ударили.
- Что такое? – удивился профессор. - Вы уже передумали быть поближе к Драко?
- Я - нет, - пришлось сделать титаническое усилие, чтобы голос звучал ровно.
- А он?
- Извините, что помешал, мне пора, - с этими словами Гарри резко развернулся и направился к выходу. - Передайте Ремусу, что я зайду в другой раз.
- Когда вас здесь не будет, - прозвучало между строк.
- Гарри, подождите!
Слышать свое имя от Снейпа было настолько непривычно, что Гарри замер на полпути.
- Вернитесь, сегодня моя очередь извиняться.
Немного помедлив, Гарри нехотя вернулся и сел.
- Будете кофе с коньяком? – предложил Снейп.
- Буду, только без.
- Без коньяка?
- Без кофе.
Получив из рук профессора пузатый бокал с янтарной жидкостью, Гарри сделал большой глоток и поморщился:
- Черт знает что. У него и коньяк вкуснее.
- Ничего удивительного. Люциус всегда стремился получать только все самое лучшее – коньяк, положение в обществе, жену…
- Сына, - подхватил Гарри. – Знаете, я человек мирный…
- Могу назвать как минимум несколько десятков тех, кто с этим категорически не согласится, - перебил Снейп, присаживаясь напротив него с большой керамической кружкой кофе.
- Вы же сами понимаете, что меня обстоятельства вынудили половину жизни изображать из себя коммандос, - поморщился Гарри. – Изначально я человек мирный, но вашего Люциуса я готов зубами загрызть.
- Он не мой, - отозвался Снейп.
- Звучит так, будто вас этот факт безмерно огорчает. Бросьте, было бы, о чем жалеть!
- Я давно уже бросил, - бесстрастный ответ, последовавший после пауз, заставил
Гарри ошеломленно замолчать.
- Похоже, в вашем шкафу одни скелеты, - наконец подобрал он слова.
- Похоже, - согласился Снейп. - А как насчет вас?
- Насчет меня все просто. Грустным солдатам не стоит в живых оставаться, пряников сладких, увы, не хватает на всех. Не помню, где я прочитал эту фразу, но она точно про меня.
- Пессимизм вам не идет.
- А одиночество? – тихо спросил Гарри, пристально глядя прямо в черные глаза, которые ему больше не казались туннелями.
Глаза, как глаза.
Зеркало души.
Если человек побывал в аду, и не раз, то какими же они могут быть?
- Одиночество может быть благом, - заметил Снейп.
- Не для меня.
- Дайте ему время.
- Я уже слышал это от Гермионы, - Гарри покачал головой и неожиданно зло усмехнулся. - Знаете, что? Я дам ему больше, чем время. Гулять, так гулять! Я дам ему свободу.
Он помолчал, потом добавил уже другим голосом:
- И, профессор, что за бурду вы пьете? Сейчас я вам сварю настоящий кофе.
Снейп кивнул, задумчиво глядя на бывшего гриффиндорца.
Когда через несколько минут Люпин спустился вниз с маленьким свертком в руках, то застал почти идиллическую картину: самые близкие ему люди с практически одинаковым выражением на лицах пили кофе. Они не разговаривали, но молчание было не напряженным. Скорее дружеским.

***
После ухода Гарри потянулись серые дни, похожие друг на друга, как две капли воды.
Каждое утро Драко вставал, умывался, одевался и шел в Агентство.
Работать он умудрялся почти на автомате, мозги охватила своеобразная анестезия; во всяком случае, днем он почти не чувствовал боли. Только пустоту там, где раньше было сердце.
А ночью тоска наваливалась с утроенной силой, наверстывая упущенное в дневное время.
Плакать он не умел и до утра лежал, впиваясь ногтями в ладони и зажмуривая болезненно сухие глаза, в которые словно кто-то насыпал песка.
Он похудел. И, хотя всегда отличался изяществом, сейчас выглядел скорее тощим, чем стройным.
Светлые волосы отросли ниже плеч, но обрезать их не хотелось: Гарри нравилось пропускать между пальцев его длинные пряди, Драко хорошо это запомнил. Потом, в какой-то момент, он разозлился - при чем тут Гарри? – и обкромсал волосы ножницами, не особо заботясь о том, ровно, или нет. И, конечно же, утром пришлось срочно приводить себя в порядок. Ведь Малфои не появляются на людях с неровно выстриженными прядями.
Зато Драко был подчеркнуто аккуратен в одежде, надеясь безупречным видом компенсировать нездоровую худобу, бледность и темные круги под глазами.
Спустя два месяца, Драко поймал себя на мысли, что жить, в общем-то, ему и незачем.
После ухода Гарри из нее пропал всякий смысл.
Однажды ночью, когда Драко привычно бродил по пустым комнатам, чтобы быстрее дождаться утра, он забрел в библиотеку, где не был с момента ссоры с Гарри.
- С Поттером, - поправил он сам себя, бездумно скользя взглядом по полкам с книгами, лестницам, камину…
Стоп. Но каминной полке что-то лежало.
Драко подошел поближе и осторожно поднял тонкий кожаный шнурок, на котором висела заколдованная им в той, другой и далекой жизни, раковина. Под раковиной оказалась записка. Дрожащими пальцами Драко развернул ее и прочитал:
Как объяснить слепому, слепому, как крот, с рожденья,
Буйство весенних красок, радуги наважденье?
Как объяснить глухому, с рожденья, как ночь, глухому,
Нежность виолончели или угрозу грома?
Как объяснить бедняге, рожденному с рыбьей кровью,
Тайну простого чуда, названного любовью…
Постскриптум гласил: - Ты у нас ценитель прекрасного, тебе должно понравиться.
Подписи не было.
Драко несколько мгновений стоял, ошеломленный и находкой, и строками, сразу запавшими в душу.
Потом надел шнурок с ненужным больше портключом на шею и молча опустился на ковер перед камином, уткнувшись лицом в колени.



Глава 49.

Утро застало Драко на том же месте. За минувшие часы он практически ни разу не пошевелился.
- Может, разжечь камин? – робко предложил домашний эльф, бочком протискиваясь в библиотеку.
- Нет, - ответил Драко. – Сообщи в Агентство, что я сегодня не приду.
- Ты уже все знаешь? – услышал он голос крестного.
- Что знаю? – обернулся Драко.
Снейп протянул ему утренний выпуск «Ежедневного пророка»:
- Сегодня ночью тело Люциуса Малфоя было обнаружено в третьеразрядной маггловской гостинице.
- Тело? – равнодушно переспросил Драко. Внутри даже ничего не дрогнуло. Странно.
- Тело, - подтвердил Снейп. - С перерезанным горлом.
- Надеюсь, ад существует, и он уже там, - ровным голосом заметил Драко.
- Что с тобой происходит? – Снейп опустился на корточки, пристально вглядываясь в его бледное лицо.
- Что со мной может происходить? – уклончиво сказал Драко.
- Вы так и не помирились, - вздохнул Снейп. – Знаешь, давай сядем, ты немного поешь, выпьешь коньяка, а после завтрака мы обо всем поговорим.
- Я уже ел.
- Когда в последний раз?
- Когда? – Драко нахмурился, вспоминая. - На этой неделе.
- Тогда предлагаю тебе позавтракать со мной в счет будущей, - настойчиво предложил Снейп.
Драко равнодушно пожал плечами, но подчинился.
- Теперь я, по крайней мере, уверен, что ты не рухнешь в голодный обморок, - удовлетворенно кивнул Снейп спустя час, когда они закончили завтрак и сидели возле разожженного камина.
- Коньяк великолепен, ты не находишь? – издалека начал Снейп, поскольку Драко молча смотрел на огонь и не собирался вступать в душеспасительные беседы.
- У Малфоев все всегда на самом высшем уровне, – нехотя отозвался Драко.
- Позволь не поверить. Ты сейчас не сильно напоминаешь человека, у которого жизнь удалась.
- А зачем мне жизнь? У меня есть родовая честь и достоинство. Для Малфоя этого вполне достаточно, - горько усмехнулся Драко и залпом допил остававшийся в бокале коньяк.
- Чего ты хочешь больше? Быть счастливым или сохранить свою фамильную честь? - Последнее слово прозвучало тихо и как-то оскорбительно.
- А разве может быть выбор?
- Может, - серьезно кивнул Снейп. - Честь это нечто умозрительное, отвлеченное. И каждый вкладывает в это слово свое, особенное понятие.
- Мой отец говорит, то есть, говорил… - начал Драко.
- По меркам твоего отца я бесчестный человек, – перебил его Снейп. – Не оправдал высокое доверие своего господина, долгое время был двойным агентом. По-моему, бесчестен твой отец. Он предал самого себя, причем дважды. Первый раз – когда ради родовой чести по указке своего отца оттолкнул единственного человека, которого ставил в своей жизни на первое место, впереди себя, над собой.
- Какого человека? – Драко поднял голову.
- Сейчас это уже неважно. Важно только то, что Люциус предал. Предал его доверие, его любовь и отнял надежду на будущее. Второй раз твой отец предал самого себя. Стал подручным у нечистокровного мага и позволил себе пасть настолько низко, что опускался перед ним на колени и целовал руку.
- Подол мантии, - машинально поправил Драко.
- Откуда ты… Впрочем, это тоже неважно. Руку, мантию, или еще что-либо - какая разница? Если ты безоговорочно согласен признать чье-то превосходство над собой, то, по крайней мере, это должен быть кто-то достойный. Есть прекрасная маггловская пословица на этот счет: «Не сотвори себе кумира». У многих лучших есть что взять и применить к себе. Но создавать пример для слепого подражания глупо. Важно научится строить свою жизнь, а не копировать чужую. Может, я не могу похвастаться безупречным происхождением, может, я не так прекрасно воспитан, как твой отец, но слова «Nobless oblige” – положение обязывает - для меня тоже кое-что значат. Правда, мы с Люциусом вкладываем в них разный смысл. Твой отец всю жизнь был готов наступать на горло собственной песне, он делал это не раз и не два, делал довольно успешно. Сломав свою жизнь и в глубине души это прекрасно понимая, он взялся за твою. Обидно ведь, если у сына получится то, что не вышло у отца. Ты для него был как новая игрушка, которую надо было исковеркать и изуродовать. Чтобы не сильно выбивалась из ряда старых, уже сломанных и ущербных. Я рад, что ему это не удалось.
- Удалось, - безжизненно заметил Драко.
- Нет, во всяком случае, не до конца, – покачал головой Снейп. – У тебя внутри есть что-то, что никому было не под силу сломать. Ни Люциусу, ни самому Темному Лорду. В этом вы с Поттером очень похожи. Мой тебе совет – встряхнись и попробуй сам решить, что будет лучше для тебя. Повторяю – не для Люциуса, не для Поттера, не для меня или еще кого-либо. Только для тебя. Если не можешь сам ответить на этот вопрос, спроси кого-нибудь другого. Ведь спросить – это значит всего лишь узнать еще чье-то мнение. Решение все равно будет твое и только твое.
С этими словами Снейп аппарировал, оставив Драко размышлять в одиночестве.
- Честь понятие умозрительное, - задумчиво прошептал Драко. – Абстрактное. Мертвое. А Гарри живой. Из плоти и крови. Дышит, движется, смеется, любит. И ненавидит. Что же мне делать? – но рядом не было никого, кто мог бы ответить на этот непростой вопрос.
****
Драко стоял перед знакомой дверью, не решаясь позвонить.
Набрав в грудь побольше воздуха, он протянул руку к звонку и быстро, чтобы не передумать, нажал круглую коричневую кнопку.
Он ожидал всего, чего угодно - от ледяного вопроса: «Что тебе здесь понадобилось?» до молча захлопнутой перед самым носом двери.
Бывшие гриффиндорцы в который раз поразили его до глубины души. Дверь широко распахнулась и со словами: «Да сколько тебя можно ждать, в конце-то концов!», Рон втащил совершенно ошарашенного Драко в гостиную.
Возможно, он все эти годы ошибался на их счет, а возможно, это стало для них своеобразным хобби, что-то наподобие занимательной игры под названием: «Введи Малфоя В Полный Ступор».
- Привет, - как ни в чем ни бывало, поздоровались Гермиона и Ливия.
- Привет, - отозвался Драко и замолчал, не зная, что сказать дальше.
- Ну, - поторопила Гермиона, отрываясь от очередной книги.
Та и не придумав, с чего начать, Драко нервно заходил по комнате.
Некоторое время Гермиона сочувственно наблюдала за его метаниями, потом не выдержала.
- Может, прекратишь изображать циклично движущийся объект?
- Что? - не понял Драко.
- Кончай круги по комнате наматывать, - перевел просьбу на нормальный язык Рон.
- Ты пришел поговорить о Гарри? – на всякий случай уточнила Гермиона.
Драко кивнул.
- Давай. Говори.
Но Драко, наверно впервые в жизни, никак не мог подобрать слова.
- Ладно, - сжалившись, Гермиона пришла ему на помощь. – Для ускорения процесса я буду задавать вопросы, а ты на них отвечай. Только честно.
Драко снова кивнул, соглашаясь.
- Ты испытываешь ненависть к Гарри?
- Нет. Теперь уже нет, - медленно начал он. - Я попробовал посмотреть на все те давние события с другой точки зрения.
- Получилось? – ехидно вставил Рон, за что моментально заработал подзатыльник от Ливии. Потирая рыжую макушку, он обиженно посмотрел на суровую подругу, но замолчал.
Гермиона неодобрительно покосилась в их сторону и продолжила:
- Значит, о ненависти речь не идет.
- Нет, - подтвердил Драко, на этот раз куда более уверенно.
- Тогда, может, он тебе безразличен? Ты на его присутствие никак не реагируешь и…
- Я на его отсутствие очень даже реагирую, - перебил Драко, не дав ей возможность развить эту мысль дальше.
- Получается, безразличие отпадает, - уточнила Гермиона. - Тогда он наверняка тебе противен и надоел хуже, чем … - она запнулась, подыскивая что-нибудь достаточно мерзкое.
- Пенки на молоке, - встряла Ливия.
- Брр, - Драко заметно передернуло. – Как у тебя язык повернулся сравнивать Гарри и эту пакость?
- Так. Это не отвращение. Что же тогда остается? – как бы в раздумье проговорила Гермиона и хитро посмотрела на Малфоя.
Драко минуту постоял, пристально глядя в ответ, потом кивнул:
- Спасибо! – и вышел.
- Ты уже сам понял, что любишь, - крикнула вдогонку Гермиона.
- Малфой, не забудь, тебе еще предстоит убедить в этом Гарри, - добавил Рон в спину выходящему Драко. – Не думаю, что это будет легко.
- Вот и разобрались, - подвела итог беседы Гермиона.
- Ловко ты его, - оценила Ливия.
- Главное, правильно сформулировать предложение, противоположное тому, что ты собираешься доказывать, - пояснила Гермиона. – Подобный метод доказательства так и называется: «Доказательство от противного».
- Что за казенный язык, - Ливия демонстративно закатила глаза.
- Не казенный, а научный, - поправила Гермиона. – А если тебе не нравится, сформулируй сама.
- Легко! – Ливия с умным видом приставила палец ко лбу, сделала вид, что всерьез задумалась, потом торжественно изрекла: - От ненависти до любви один шаг!
- Но какой длииинный, - подхватил Рон.
- Да ну вас, - Гермиона решила обидеться и снова уткнулась в книгу.



Глава 50.

Гарри вернулся домой поздно вечером, недовольный и донельзя уставший, хотя и непонятно, почему.
Не так уж и много у него было работы в новой фирме. Во всяком случае, пока.
Не особо глядя по сторонам, он поднялся на второй этаж, свернул в любимую комнату
и остолбенел на пороге. В комнате было пусто. Куда-то исчезли ковер, оба кресла и журнальный столик.
- Ограбили, - мелькнула у него мысль. - Надо было не полениться и поставить парочку охранных заклинаний, Драко ведь неоднократно предупреждал.
Как обычно в последнее время, при воспоминании о Малфое сначала больно екнуло внутри, но практически сразу на смену боли пришла ослепительная, холодная ярость.
Машинально переведя глаза на картину, Гарри уперся взглядом в пустоту над каминной полкой.
Секунду он постоял, не веря сумасшедшему подозрению, затем слетел вниз по лестнице и резким ударом ноги распахнул дверь в подвал.
Жалобно скрипнув, ни в чем не повинная дверь повисла на одной петле.
Так и есть.
В помещении, которое столь заметно преобразилось, что назвать подвалом его не поворачивался язык, в одном из кресел удобно устроился Драко Малфой. На столике перед ним стояла початая бутылка коньяка, пустой бокал и блюдечко с тонко нарезанным лимоном.
Из второго бокала он, не спеша, смакуя каждый глоток, отпивал янтарную жидкость.
- Что все это значит? - с трудом удерживаясь от крика, выдавил Гарри.
- Ты же не думаешь, что я буду торчать в твоем «уютном» подвале совсем без удобств? – последовал невозмутимый ответ. Драко невероятным волевым усилием заставил голос звучать ровно и подавил нервную дрожь, понимая, что у него есть один единственный шанс на то, что Гарри не выкинет его на улицу силой.
- Конечно, не будешь. Ты сию же секунду уберешься отсюда и никогда больше – слышишь? никогда! - не переступишь порог моего дома!
- Не могу. Мне без тебя почему-то плохо, - Драко со вздохом поставил ненужный бокал на столик.
- Ну и что? Меня твои проблемы совершенно не касается, - вздернув подбородок, высокомерно отрезал Гарри. И сам понял, что продемонстрированный им жест получился таким… очень малфоевским, что ли. Воистину, с кем поведешься…
Додумать эту странную мысль до конца он не успел, поскольку впервые в жизни стал свидетелем того, что Малфой не нашел, что ответить. Он будто язык проглотил.
На сотую долю секунды Гарри стало его жалко. С другой стороны, он прекрасно сознавал, что Драко… то есть, Малфой, не заслуживал, чтобы его выручали, чтобы делали навстречу хотя бы один шаг.
- Наоборот, - решил про себя Гарри, - надо нахмурится посильнее, пусть мучается. (прим. автора – садюга!) (прим. беты – точно!) (прим. автора в ответ на прим. беты – учителя были хорошие.)
Он уже открыл рот для очередной колкости, однако, не успев произнести ни слова, потерял дар речи, потому что Драко начал молча срывать с себя одежду.
Вообще-то Драко собирался побеседовать с Гарри по душам, объяснить, что пришел сюда, потому что скучал, что все понял, что был не прав и просит только одного – позволить ему начать все сначала. Он хотел честно рассказать, как нелегко было признать свою вину и сделать правильный выбор. Драко с детства научился использовать врожденный дар красноречия, привык убеждать других людей делать то, чего хотелось ему. Он всегда преуспевал в этом, но, взглянув за напряженного, как струна, Гарри, понял, что сейчас одних слов будет мало.
Растерявшись и не совсем понимая, что происходит, Гарри немигающим взглядом следил за тем, как Драко стаскивает через голову свитер и лихорадочно выпутывается из брюк.
- Не надо, - прошептал он почти жалобно. - Пожалуйста, перестань.
Но Драко уже успел полностью избавиться от ненужной одежды. Он немного помедлил, а потом в буквальном смысле слова набросился на Гарри. Он стискивал его в объятиях, скользил пальцами между лопаток, губами яростно впивался в рот. Они были похожи на двух влюбленных, которые только что узнали о грядущем конце света и спешили напоследок насладиться друг другом. И, поскольку оба изнемогали от взаимного желания, все происходило быстро, неистово и жадно.
Когда это безумие закончилось, Гарри оказался сидящим на полу и вжатым в чиппендейловский столик. Спина Драко представляла собой непонятный зигзаг, в обычных условиях он вряд ли смог так изогнуться, без риска сломать позвоночник.
- Ты меня чуть не убил, – выдохнул Гарри, прикрывая глаза.
- Чуть не считается, - ответил Драко, сердце которого колотилось так сильно, словно собиралось вот-вот выпрыгнуть из грудной клетки.
Когда Гарри немного пришел в себя и снова смог двигаться, он откинулся на кушетку, потянув Драко за собой, и накинул на них обоих покрывало.
Они несколько мгновений лежали неподвижно, пристально глядя друг на друга.
Гарри пытался снова вызвать в себе гнев, но это было нелегко. Ох, уж эта дурацкая привычка - рассматривать все поступки с разных точек зрения и входить в положение других, находя оправдание их поведению.
Драко был почти счастлив. Почти, потому что еще не избавился до конца от опасений. Весь день он не находил себе места от тревоги - вполне могло случиться, что Гарри к нему охладел. Но когда они столкнулись лицом к лицу, когда он увидел ярость, сверкавшую в зеленых глазах, то сразу понял, что между ними все по-прежнему.
Почувствовав, что непослушное сердце немного успокоилось, и вернулась способность более-менее ровно дышать, Драко провел тыльной стороной ладони по щеке Гарри и серьезно спросил:
- Ты меня прощаешь?
- Нет, - быстро произнес Гарри. Но его пальцы лениво блуждали по светлым волосам, а глаза светились любовью.
- Тогда мне придется придумать что-нибудь еще, чтобы тебя переубедить. Когда ты немного придешь в себя, - задумчиво заявил Драко.
- Даже так? – это смелое заявление вызвало у Гарри неподдельный интерес, тем не менее, он все же заставил Драко откинуть голову назад и посмотреть прямо в глаза.
Драко не сопротивлялся. Гарри его простил, а все остальное не имело никакого значения.
- Что тебе все-таки от меня нужно? – задумчиво спросил Гарри.
- Ничего, только ты, - выдохнул Драко.
Гари хмыкнул и покрепче его обнял.
– Ты проклятье всей моей жизни.
– На самом деле ты так не считаешь, - покачал головой Драко. И добавил:
- Я теперь тебя не оставлю. Куда ты, туда и я. Хочешь, даже Агентство брошу.
- Не думаю, что мне нужны такие жертвы, – отозвался Гарри.
Потом усмехнулся:
- Я себя чувствую, как героиня одной маггловской сказки.
- Какая героиня? - Драко перевернулся на живот и удобно устроился, подпирая ладонями подбородок.
- Была одна оборванная сиротка, к ней явилась добрая фея и предложила прошвырнуться на бал.
- В лохмотьях?
- Зачем в лохмотьях? Наколдовала ей карету из тыквы, лошадей из каких то грызунов, платье и хрустальные туфельки. Только предупредила: надо слинять с бала до полуночи, – Гарри на секунду задумался, вспоминая, а потом продекламировал наизусть:
- Как пробьет двенадцать раз,
Все исчезнет в тот же час:
Кучер, кони и карета,
Накрепко запомни это.
- А дальше?
- Дальше она встретила Прекрасного Принца. Влюбилась в него по уши с первого взгляда. Он в нее тоже.
- И?.. – заинтересовался Драко.
- И… - беззлобно передразнил его Гарри. – Часы на Башне пробили двенадцать часов. Как и предупреждала фея, волшебство исчезло. Карета снова стала тыквой, бывшие лошади разбежались по норам.
- А как же принц?
- Принц тоже... исчез.
- Я не исчезну, - серьезно пообещал ему Драко.
- Ты не принц, - смеясь, возразил Гарри.
- Я самый настоящий Слизеринский Принц, меня так в Хогвартсе называли, ты что, не помнишь? - притворно обиделся Драко.
- Помню. А еще помню, как после четвертого курса тебя называли…
- Не надо погружаться в воспоминания ТАК глубоко, - перебил Драко. - К тому же, на хорька я совсем не похож, даже внешне.
- Не похож, - с улыбкой согласился Гарри.
Некоторое время они молчали. Потом Гарри вздохнул:
- Знаешь, Гермиона утверждает, что состояние счастья не может длиться долго. Она прочла в каких-то умных книгах, что это колоссальный стресс всего организма, нервной и гормональной системы. Человеческое сердце просто не выдерживает такой нагрузки.
- Она ошибается, вместе мы можем выдержать все, – возразил Драко. – Назло всем умным книгам.
Он улыбнулся, глядя в зеленые глаза, где, как в зеркале, отражались все испытываемые им чувства.
КОНЕЦ



"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"