Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Немыслимый соблазн

Оригинальное название:Extreme Seduction
Автор: Elehyn, пер.: Krilatay bestiy, пер.: Voldemort, пер.: Эллен
Бета:Day
Рейтинг:NC-17
Пейринг:СС/ГП
Жанр:Humor, Romance
Отказ:Права у Роулинг, буквы у алфавита
Разрешение на перевод: получено
Аннотация:В один прекрасный день Гарри становится объектом страсти нескольких студентов и одного из учителей. Что же произошло – и чем всё это закончится?
Комментарии:Примечание от Voldemort: фанфик был передан мне уважаемой Эллен.
Разрешение на размещение переведенных глав: получено
Перевод Эллен: 1-8 главы.
Перевод Krilatay bestiy: 9-12
Перевод Voldemort: 13-22

Категорически запрещено публиковать на других интернет ресурсах!!!

22 глава переведена с оригинала (с французского языка). Ссылка: http://www.fanfiction.net/s/1660183/22/Une_extreme_seduction

Перевод сделан по просьбе Olusya на форуме "Армия Запретного леса" http://army-magicians.clan.su/forum/15-910-2
Каталог:Школьные истории
Предупреждения:OOC
Статус:Закончен
Выложен:2011-08-11 14:51:57 (последнее обновление: 2011.12.11 03:19:32)
  просмотреть/оставить комментарии


Глава 1. Неудачный день.

Оставив позади больничное крыло, Гарри медленно шёл по коридору, отчётливо ощущая, как гудит голова. Потерев ноющую шею, он уже в который раз припомнил слова мадам Помфри: “Не делайте сегодня ничего такого, что потребовало бы значительных усилий. Удар был очень мощным, и зелье не сможет снять его последствия в одночасье. Если вы почувствуете хоть что-то подозрительное, сразу же приходите. Я настаиваю, мистер Поттер: если что – немедленно найдите меня!”

С самого утра стало ясно: сегодня не его день. Сперва он перевернул свой завтрак на свою же мантию и должен был успеть переодеться до того, как начнётся занятие по Трансфигурации. Разумеется, он не успел, и МакГонагалл сняла с него за опоздание десять баллов. Затем, несмотря на все усилия, ему не удалось трансфигурировать енота в ягнёнка, плюс испуганный енот глубоко прокусил его руку. Пришлось искать мадам Помфри, чтобы остановить кровотечение. Тогда Гарри ещё не знал, что через несколько часов ему снова понадобится медицинская помощь.

До полудня всё было тихо и мирно; но позже, на Зельях, Гарри потерял ещё десять баллов, взамен получив отработку. К тому же, единственное свободное место в классе было рядом с Невиллом, и Гарри пришлось готовить зелье на пару со своим перепуганным другом. Снейп не скупился на ядовитые комментарии в их адрес, Невилл стремительно двигался в направлении истерики; в итоге вместо одного крысиного хвоста в котле оказалось два. Зелье немедленно забурлило, на поверхности образовались подозрительного вида и цвета пузыри, затем послышался (а в его случае – почувствовался) сильный взрыв – и Гарри утратил связь с действительностью. Очнулся он уже во владениях мадам Помфри, где и узнал, что существенно пострадал от взрыва только он один, Невилла едва задело, а остальных даже не обрызгало.

Кое-как он добрался до Гриффиндорской башни. Назвав Толстой Тёте пароль “Лови момент”, он вошёл в гостиную, где его с нетерпением ждали Рон и Гермиона.

- Гарри! Ну как ты? Я так волновалась! Садись скорее! Как ты себя чувствуешь? Ну что ты молчишь?!

- Гермиона, просто дай ему ответить. Дружище, ты как, в порядке?

- В полном. Немного устал, а так всё в норме.

- Точно? Гарри, ты уверен? – переспросила Гермиона, не отрывая взгляда от его бледного лица.

- Да, Миона, уже всё хорошо. И вообще – думаешь, мадам Помфри отпустила бы меня, если бы что-то было не так?

- Да уж, точно, - с лёгкой улыбкой ответила девушка.

- Ну вот и ладушки. Идёмте-ка обедать, я просто умираю с голоду! – с энтузиазмом подытожил Рон.

********************
Гарри неосознанно поёжился. Все гриффиндорцы тепло его поприветствовали и спросили, как он себя чувствует, еда была по обыкновению восхитительной, но Гарри не мог проглотить ни кусочка: ему всё время чудилось, что за ним наблюдают. Он однозначно чувствовал на себе чей-то пристальный взгляд. Даже не так – чьи-то пристальные взгляды; и это ему совсем не нравилось. Он подумал было оглядеться и узнать, кто же так настойчиво на него смотрит, но так и не решился: хватало уже того, что само по себе ощущение было очень странным – и отменно выбивающим из колеи.

Внезапно Рон с полнейшим отвращением прошипел:
- Гарри, чего это Малфой на тебя так вытаращился? Фу, мерзость какая!
Гарри с Гермионой проследили взгляд Рона – и у Гарри перехватило дыхание.

Серебристый взгляд пылал абсолютно неземной страстью. Драко выглядел истым хищником - а Гарри, по-видимому, отводилась роль жертвы. "Ну и дела" - пронеслось в голове у парня. Большую часть времени лицо Малфоя было надменной мраморной маской, но сейчас… Горящий взгляд, раскрасневшиеся щёки – слова здесь были не нужны, во взгляде и тонкой усмешке и без них явственно читалось: “Я тебя хочу – и я тебя получу!”. Гарри конвульсивно сглотнул при виде пламени, полыхавшего в льдистых зрачках его давнего врага. Отворачиваясь от этого невиданного зрелища, Гарри лишь краем глаза заметил, как рука Малфоя медленно скользнула под стол, но ему и этого было достаточно. О Господи! О ГОСПОДИ!!!

Гермиона не в силах была отвести взгляд от этой диковинной картины. Она тоже заметила путешествие малфоевской руки под стол, остальное услужливо дорисовало воображение. Отчаянно покраснев, она попыталась сосредоточиться на мысли, почему Драко смотрел на Гарри с таким желанием. Почему сейчас? Почему не раньше? Гарри же не дал ему ни малейшего повода для такого поведения… или она ошибалась? Однако при виде Драко, закрывшего глаза и напрягшегося, как струна, спасительные логические выкладки мгновенно покинули её голову. Гермиона сдавленно охнула и принялась усердно изучать содержимое своей тарелки.

Рон же, не уступавший цветом лица самому Фоуксу, был в глухом шоке. В голове назойливо пульсировали два слова: “рука Малфоя”. Омерзительно!
Драко никогда не испытывал прежде ничего подобного. Бог ты мой, он просто не мог удержать руку на столе; и сейчас где-то на периферии сознания промелькнула мысль – не заметили ли чего его собственные друзья? Он знал, что Гарри видел его невольное представление, и это возбуждало его ещё больше. До чего же Поттер сексуальный! И как он этого раньше не замечал? “Он будет моим. В моей постели, в моих руках… и скоро, - думал Драко, не отрывая глаз от спины своего внезапного увлечения и облизывая пересохшие губы. - Таааааакой соблазнительный… мммм…”.

Гарри пытался успокоиться, используя технику “вдох-выдох”, и это ему почти уже удалось, но тут в его полурасслабленное сознание ворвался голос Рона, ещё более испуганный, чем прежде:

- Гарри, да что ж это такое?! Не один Малфой на тебя так смотрит!

Внутренне ужаснувшись, Гарри медленно поднял взгляд от тарелки.

- Гарри, это правда! – голос Гермионы был не лучше. – Ты только посмотри! Стол Хаффлпаффа: Кевин Уитби, Овен Колдвелл и Эрни МакМиллан. Стол Рэйвенкло: Терри Бут, Стюарт Экерли.

- Миона, Малфой не единственный из слизеринцев! Смотри: Грэхэм Притчард, Блэйз Забини и… ох… Боже, Гарри…

- Что такое? Рон, да не тяни ты!

- Ох, Гарри… это Крэбб и Гойл!

Это было каплей, переполнившей чашу. Так, что там нужно, чтобы повеситься? И почему судьба вечно поворачивается к нему отнюдь не лицом? Крэбб и Гойл!!! И Малфой!!! И хаффлпафцы!!! И рэйвенкловцы!!! И… и… а что там насчёт гриффиндорцев?

Гарри оглядел гриффиндорский стол и с ужасом увидел горящие глаза Симуса Финнигана и Дина Томаса. Они же с ним в одной комнате живут! Ох, может, просто спрыгнуть с Астрономической башни? Господи, ну за что ему такое наказание?!

- Гарри, ты не думаешь… ну, может, это из-за того зелья, что Невилл запорол? Ну, такой побочный эффект?- спросил Рон.

- Нет, Рон, - немедленно ответила Гермиона. - Невиллу тоже изрядная порция досталась, но на него же так не реагируют. Нет-нет, тут что-то другое – и нужно поскорей выяснить, что!

- Это началось после Зелий, потому что до них Малфой мне покоя не давал своими шуточками, помните?

- Да, - с полным ртом ответил Рон. Его аппетит был явно неуязвим.

- Ну, уже что-то, - задумчиво произнесла Гермиона.

- Послушайте, нам нужно разобраться во всём как можно скорее, - нетерпеливо добавил Гарри.

- Не волнуйся, Гарри. Вот увидишь, мы что-нибудь придумаем, - успокаивающе улыбнулась Гермиона.

Гарри улыбнулся в ответ: с такими друзьями ему ничто не страшно. В конце концов, разве Гермиона не лучшая студентка Хогвартса?

Троица покинула Большой Зал, глубоко задумавшись о недавних событиях, и потому не заметив за учительским столом пристальных тёмных глаз, неотрывно следящих за Гарри. Глаз, полных неистового желания и решительности.
“Мой”.


Глава 2. Сексуальное преследование.

Гарри пересказал Рону и Гермионе все, каждое событие того дня, надеясь выяснить причину такой странной реакции у одних – и причину отсутствия этой самой реакции у других. На данный момент у них не было ровным счётом никаких идей, но Гермиона не отчаивалась и предложила пойти завтра в библиотеку - поискать там возможные подсказки.

Вернувшись в спальню, Гарри вновь забеспокоился. Рано или поздно Симус и Дин будут здесь, и судя по выражению их глаз, ему их приход не сулит ничего хорошего.

- Рон, вот скажи: это мне показалось, или Симус с Дином тоже… того?

- Ох… думаю, тебе стоит наложить какие-нибудь защитные заклинания на свою кровать. Ясное дело, я буду рядом, но лучше быть готовыми ко всему.

- Да, ты прав… а ещё я положу палочку под подушку - на случай, если…
В этот момент дверь открылась, впуская Симуса, Дина и Невилла. Из них троих только Невилл не выглядел готовым наброситься на Гарри с более чем очевидными намерениями. Устрашающее зрелище.

- Привет, Гаааарри, - промурлыкал Симус, подойдя ближе и легко касаясь его щеки. - Ты такой сладкий, что просто целиком съесть хочется.

Гарри замер от неожиданности, но уже через мгновение пришёл в себя и резко отбросил ласкающую руку. Тем временем, Дин, незаметно обойдя черноволосого гриффиндорца, обхватил его сзади и сильно прижал к себе. Шепнув: “Гааааарррррииии, какой же ты соблазнительный”, - он жарко лизнул мочку Гарриного ушка.

- ОСТАВЬ ЕГО В ПОКОЕ! – заорал диким голосом Рон и оттащил от Гарри незваных ухажеров. Затем они вместе с Невиллом направили на них палочки, предостерегая от подобных действий.

- Да, оставьте меня в покое! Я НЕ сладкий, НЕ соблазнительный и НЕ сексуальный! А теперь отправляйтесь в СВОИ постели и спите БЕЗ МЕНЯ!

- Нет, ну какой темперамент! – промурлыкал Дин.

- А какие глаза… такие зелёные, такие яркие, я просто горююуууууу… Ох, Гаааарриииии… мммммм… - простонал Симус, чувственно облизывая губы.

- Ты такой вкусный… как горячий шоколад… такой горячий, ммммм… ну же, детка…

Троица ошарашено смотрела на распалившихся парней.

- Рон, я пойду в ванную – здесь переодеваться небезопасно.

- Я с тобой! – Два голоса прозвучали с редкой синхронностью.

- НЕТ! Вы останетесь здесь! И даже не думайте пойти за мной! Рон..?

- Иди, Гарри, мы с Невиллом их тут покараулим.

Невилл молча кивнул.

- Спасибо.

Гарри вошёл в ванную комнату и тщательно закрыл дверь. Уронив голову на руки, он тяжко вздохнул. Им нужно как можно скорей всё выяснить, пока его не изнасиловали в тёмном коридоре.

Спустя полчаса раздумий о навалившихся проблемах и пути решения оных, Гарри вернулся в спальню. Симус и Дин обернулись к нему, но Рон с Невиллом одарили их такими взглядами, что парочка не решилась двинуться с места. Гарри наложил на кровать несколько подходящих по случаю заклинаний, скользнул под тёплое одеяло, задёрнул полог и попытался забыться в объятиях Морфея.

Тем временем, в далёкой холодной спальне узкая бледная рука исчезла в складках чёрной мантии. Несколько быстрых поглаживаний - и вот высокий мужчина содрогается в оргазме, а с тонких губ срывается имя. Имя сына его злейшего врага.

*****************
Гарри проснулся более чем рано, и немедленно направился в душ. Закрыв дверь и наложив несколько защитных заклинаний, он мгновенно нырнул под горячие струи и, расслабившись, не спеша вымылся, наслаждаясь лаской воды и тёплого пара.

Открыв дверь ванной, Гарри быстро оглянулся, но никого не увидел: пологи четырёх кроватей были задёрнуты, все ещё спали в столь ранний час. Гарри спрятал палочку в карман и решил спуститься в Большой Зал немного перекусить, но сперва черканул Рону записку, попросив не волноваться и пообещав встретиться за завтраком.

Он был очень голоден: вчера ему так и не удалось нормально поужинать. Беспечно сбегая по лестнице, он думал о колбасе, яичнице, беконе, кофе и круассанах, как вдруг оказался прижатым к стене чьим-то тёплым телом. Испуганные изумрудные глаза встретили горящий серебристый взгляд.

- Доброе утро, Гарри.

Драко перехватил его запястья и впился в губы жадным поцелуем. Гарри не мог позвать на помощь – открой он рот, нежеланная ласка стала бы ещё более откровенной. Гарри уже почти решился укусить блондина, но в этот момент прижимавшееся к нему тело куда-то исчезло и ледяной голос произнёс:
- Что, по-вашему, вы делаете, мистер Малфой?

- Профессор Снейп… ох… извините, я… я…

- Оставьте в покое мистера Поттера, пока я не назначил вам месяц отработок. Идите прочь. Немедленно.

Драко удалился с не характерной для него скоростью, но Гарри знал, что слизеринец не оставит его в покое, пока не добьётся своего, или пока они с друзьями не разберутся в причинах этого безумия. Гарри обернулся к своему спасителю и принялся было благодарить – как вновь оказался вжатым в стену. Чёрные глаза напротив пылали безумной страстью.

- Никто до вас больше не дотронется, мистер Поттер. Запомните: вы мой. Вы принадлежите мне. ТОЛЬКО МНЕ! – И губы Гарри опалил безудержно дикий поцелуй.

С трудом оторвавшись от манящего рта, Снейп добавил:
- Кроме того, я назначаю вам отработку: сегодня в восемь вечера у меня в кабинете. Не опаздывайте, мистер Поттер.

С этими словами Снейп развернулся и направился в Большой Зал, бормоча на ходу: “Мой”. Гарри пустым взглядом проводил тёмную фигуру – и вдруг на него обрушился весь ужас подобной перспективы. Отработка… вечером… О ГОСПОДИ!



Глава 3. Мой.

Гарри был в отчаянии. Он тихонько сидел в укромном уголке библиотеки, пока Рон и Гермиона искали ответы в книгах. Груда переворошенных фолиантов всё росла, но разгадка по-прежнему не находилась.

- “Влечение и зелья”, “Заклятья, усиливающие страсть”, “Словарь Эроса”... ничего! Совершенно ничего, - вздыхала Гермиона.

- Я и не знал, что в библиотеке столько подобных книг. Это очень интересно, Миона; теперь я понимаю, почему ты проводишь здесь столько времени, - с улыбкой поддразнил девушку Рон, листая книгу “Кролик и его морковка”.

- Если бы ты проводил здесь больше времени, ты бы знал, что это - не моё обычное чтиво! – фыркнула в ответ Гермиона. Затем она встревожено взглянула на Гарри и добавила:
- Не имею ни малейшего понятия, что с тобой случилось, но почему-то мне кажется, что у тебя аллергия на какой-то ингредиент зелья, что мы вчера готовили. Гарри, я думаю, тебе нужно показаться мадам Помфри ещё раз.

- Да, скорей всего, так и есть. Ты умница, Миона, я сейчас же к ней пойду.

- Но, Гарри, - спохватилась Гермиона, - ты не можешь пойти прямо сейчас, у нас же Травоведение через десять минут. Ты не успеешь на занятие.

Гарри закатил глаза:
- Да-да, у нас Травоведение… вместе со слизеринцами… с Малфоем, Крэббом, Гойлом, Забини…

- Ну, хорошо, хорошо, молчу. Иди к мадам Помфри, мы с Роном как-нибудь объясним профессору Спраут твоё отсутствие.

- Спасибо. Увидимся позже.

- Увидимся, - улыбнулись друзья.

К несказанной своей радости, Гарри без приключений добрался до больничного крыла, где мадам Помфри после краткого объяснения вручила ему несколько тестовых заданий.

- Результаты будут готовы завтра, мистер Поттер.

- Завтра?!?! Мадам Помфри, а нельзя ли раньше? Просто…

- Мне очень жаль, мистер Поттер, но быстрей никак не получится.

Раздосадованный, Гарри покинул комнату, почти ставшую родной за последние два дня.

- Ну что, Гарри? Что мадам Помфри тебе сказала? - нетерпеливо спросил Рон.

- Результаты будут только завтра!

- Завтра! А раньше ну никак?

- Нет, она сказала, что быстрей не получится.

- Ох, дружище… Это ж просто кошмар какой-то… А что же ты будешь делать со Снейпом и… с этой отработкой? - прошептал Рон, встревоженный бледностью Гарри.

Юноша рассказал друзьям об утренних происшествиях с Малфоем и Снейпом. К концу истории Рон и Гермиона были такими же бледными и - что греха таить? - насмерть перепуганными.

- Вот так вот оно. Не знаю даже, что мне делать, - вздохнул Гарри, медленно проводя рукой по волосам.

- Гарри, пойди расскажи обо всём Дамблдору, - жарко воскликнула Гермиона. - Он-то уж точно что-нибудь придумает.

- Точно! - с облегчением добавил Рон. - Вот оно, решение твоей проблемы - Дамблдор! Он отменит отработку, и тебе не придётся идти сегодня вечером в подземелья.

Гарри улыбнулся в ответ. Неужто всё налаживается?

************************
Где же Дамблдор? Обед уже начался, а золотое директорское кресло всё пустует, думал Гарри. Обернувшись к друзьям, он увидел в их взгляде тот же вопрос. С тех пор, как Гарри победил Волдеморта, замку ничто не угрожало: Упивающиеся Смертью были мертвы или в Азкабане, сбежать откуда было просто невозможно.

И профессор МакГонагалл тоже отсутствовала…

Впрочем, это не было чем-то необычным: в последнее время их с директором часто вызывали в Министерство, главой которого наконец-то был назначен Артур Уизли. В основном их совещания сводились к выработке новых правил Хогвартса, призванных обеспечить безопасность студентов.

-Разве Дамблдор и МакГонагалл сегодня в Министерстве? – удивлённо спросил Рон.

- Возможно, - ответила Гермиона, нервно покусывая губу.

- Ой, точно, они ж ещё утром туда отправились, - вмешался Невилл, краем уха услышавший разговор друзей. – А ещё я слышал, как Малфой говорил утром Крэббу, что пока их нет, присматривать за школой будет Снейп.

Гарри показалось, что земля ушла из-под ног.

- Не бойся, Гарри, - прошептала мертвенно бледная Гермиона. – Мы с Роном никуда тебя одного не отпустим, везде будем втроём ходить. А ещё… не иди вечером на отработку, останься в гостиной Гриффиндора. А когда Дамблдор вернётся, мы ему всё объясним. Он поймёт, вот увидишь.

- Точно, Миона. Гарри, а ещё к возвращению Дамблдора у тебя уже будут результаты тестов - и мы будем знать, что же такое с тобой стряслось.

Гермиона ободряюще улыбнулась, и Гарри медленно кивнул в ответ. Теперь, когда в конце туннеля забрезжил свет, он чувствовал себя немного уверенней. Дамблдор ему поможет, в этом Гарри был совершенно уверен; и коль скоро он пережил один день в своём… новом статусе, то переживёт и ещё один!

Юноша расправил плечи и едва не засмеялся от радости, как его взгляд упал на Малфоя… на руку Малфоя… скользнувшую под стол… снова! Ну хоть ты волком вой! Брюнет попытался сосредоточиться на чем-нибудь другом и огляделся вокруг. Невилл отчаянным шёпотом втолковывал что-то Симусу и Дину, которые разве что слюной не исходили… но явно не от голода. Гарри быстро отвернулся – и встретил жадный взгляд Эрни МакМиллана. Крутанулся в другую сторону – и увидел Стюарта Экерли, откровенно глазевшего на его задницу.

- Давай, Гарри, вдох-выдох, не смотри на них, - думал он, залившись краской. – Вон Рон сидит напротив, на него смотри.

Юноша буквально вцепился взглядом в друга, который ел с отменным аппетитом, ничуть не беспокоясь о чем-то кроме шоколадного торта. Но за плечом Рона сверкали не омрачённые интеллектом глаза, бесцеремонно блуждавшие по телу Гарри. Ну вот, самое то, что надо! Влюблённый Гойл!

Троица в рекордные сроки покончила с едой и немедленно покинула Большой Зал. Они уже подходили к башне Гриффиндора, как Гермиона замерла и схватила Гарри за руку. Несколько слизеринцев преграждали им путь, смотря на Гарри с… с определёнными намерениями во взглядах.

- Грейнджер, Уизли – прочь с дороги! – не отводя глаз от Гарри, произнёс Драко.

- Размечтался, Малфой! Отстань от Гарри, - гневно выкрикнул Рон.

- Уизли, ты нам и даром не нужен. Так что – пошёл вон!

В ответ Рон и Гермиона направили на слизеринцев свои палочки.

- Так-так. Мистер Уизли и мисс Грейнджер. Угрожаете моим студентам? – послышался ледяной голос. – Отработка для обоих с Филчем. Немедленно.

- Но профессор…

- Я сказал НЕМЕДЛЕННО, мисс Грейнджер. – Снейп обернулся к Филчу, возникшему буквально из ниоткуда, и добавил: - Уведите их.

- Конечно, профессор, - ответил тот, зло ухмыльнувшись.

- Гарри, - в ужасе выдохнула Гермиона.

- Ничего страшного, Миона, идите с Филчем. Я смогу за себя постоять: в конце концов, я же справился с Волдемортом. Со мной всё будет хорошо, – шепнул ей Гарри.

Растерянно взглянув на него, двое гриффиндорцев проследовали за Филчем.

- А вы, - продолжил Снейп, обращаясь к слизеринцам, - немедленно вернётесь в свою гостиную.

В тоне слышалась прямая угроза, и студенты нехотя подчинились приказу. Окинув брюнета похотливыми взглядами, они отправились в гостиную Слизерина.

Когда затихли последние звуки шагов, Снейп обернулся к Гарри и победно усмехнулся.

- Итак, мистер Поттер, вы решили, что можете не прийти на отработку… и избежать последствий своего поступка, – Снейп зло рассмеялся, глядя на взволнованное и испуганное лицо Гарри. Тёмные глаза горели адским пламенем. Он хотел этого юношу. Он желал коснуться этих губ, этой гладкой загорелой кожи. Он жаждал ласкать это тело, вдохнуть его запах, попробовать его на вкус. При мысли о том, как он займется страстной любовью со своим студентом, из горла Снейпа вырвалось глухое рычание. Он почти слышал яростные стоны и вскрики. Ох, этот рот… вбирающий его член… дразнящий… ласкающий… сводящий с ума...
- Пойдёмте, мистер Поттер. Вы очень плохой мальчик… решили, что можете прогулять отработку… со мной. За это вы будете наказаны, мистер Поттер – я лично вас накажу. Следуйте за мной.

Гарри судорожно сглотнул и пошёл за профессором. Огонь, который он видел в глазах профессора… Он был напуган и вовсе не стремился узнать, что случится, если он не послушается Снейпа. Юноша твёрдо знал, как защищаться, палочка была на своём месте за поясом – так что, в случае чего, он не будет безоружным против Снейпа.
Может быть, он всё же сможет себя контролировать. Он же обычно такой холодный и сдержанный.

“Но обычно в его глазах нет такого желания”, - зазвучал в голове Гарри тихий голосок.
Может быть, он хочет, чтобы я…
“Да он просто хочет тебя, вот и все дела!”
...хочет, чтобы я у него прибрался...
“Позволив и ему поучаствовать в... уборке.”
... или вымыл пол...
“Принять вдвоём душ и вымыть тебя с головы до пальчиков на ногах.”
...или написал сочинение...
“О лучших позах для занятия любовью.”
...помог ему...
“Да!”
... приготовить зелье...
“Афродизиак! Он же Мастер Зелий, ему не нужна ничья помощь!”
...рассортировать ингредиенты и склянки...
“В его спальне!”
...НЕТ! Он не может хотеть… Это же… Это же Снейп!… Ты просто извращенец!
“Ничего подобного! Всего лишь реалист”.

Они шли очередным бесконечным коридором, когда Гарри понял, что никогда раньше не видел этой картины… этой статуи… этой… где же он? Снейп схватил юношу за руку и втолкнул в тёмную комнату. Дверь закрылась с глухим стуком, и Гарри инстинктивно сжался.

- Инсендио! – взметнувшееся пламя ярко осветило комнату, и Гарри с ужасом понял, что находится в личных комнатах Снейпа. Руки профессора обхватили его плечи; Снейп развернул Гарри лицом к себе и толкнул его к стене. С низким стоном он вжался в юношу, блуждая руками по стройному телу, поглаживая спину, сжимая и лаская упругие ягодицы. Двумя пальцами подняв подбородок Гарри, он впился взглядом в изумрудные очи.

- Ты мой, Гарри. И я докажу это сейчас же.



Глава 4. Необычная отработка.

В гостиной Слизерина Драко Малфой, Винсент Крэбб, Грегори Гойл, Блэйз Забини и Грэхэм Притчард разрабатывали план похищения Гарри Поттера. Разумеется, Драко не собирался делить Гарри со своими однокурсниками и уже подумывал, как от них избавиться, но пока что это было не к спеху. Поведение его собственного декана волновало куда больше. Блондин намеревался выяснить, вправду ли Снейп заинтересован в Гарри; и если это окажется правдой, то… короче говоря, проблемы нужно решать по мере их поступления. Об этой он подумает потом.

*****************
Рону и Гермионе пришлось вымыть и продезинфицировать без магии все койки в больничном крыле. Они очень волновались за друга; успокаивало их лишь то, что Гарри был очень сильным магом и в случае чего вполне мог защититься.

******************
Тем временем, в холодной комнате, скрытой в переплетении коридоров подземелья, жадные губы лихорадочно целовали юношу, руки отчаянно сражались с мантией, пробиваясь к тёплой нежной коже. Снейп глухо стонал: тело Гарри, такое гибкое и сильное одновременно… чувствовать его так близко, прижимать к себе… невыразимое, неземное удовольствие…
- Ох, Гарри… Гарри… ласкай меня, ммм… везде…

- Профессор… пожалуйста… не надо…

- Гарри, я люблю тебя… схожу по тебе с ума… хочу тебя… безумно хочу… позволь мне любить тебя… тебе понравится, обещаю… мой Гарри…

Снейп обвил рукой плечи брюнета, запрокидывая его голову и приникая страстным поцелуем к желанному рту. Язык профессора жарко лизнул губы юноши и уверенно скользнул вглубь, наслаждаясь неземной сладостью, лаская, изучая, запоминая. Поцелуи становились всё более и более безудержными, огненным ливнем проливаясь на губы, лицо, шею…
Гарри принадлежал ему, он был в его власти, в его объятиях – и он никогда уже их не покинет.

Северус в жизни ещё не испытывал такого всепоглощающего желания. Словно жидкий огонь струился по его венам, проникая в самые отдалённые глубины его сущности, наполняя их счастьем и любовью. Мужчина вжался болезненно горевшим членом в пах брюнета и сильно потёрся о соблазнительное тело напротив. Что за чудо!… Губы ласкали губы, язык сплетался с языком, руки блуждали повсюду, обнимая, лаская, сжимая, дразня… А эти упругие узкие ягодицы… мммм, как он хотел проникнуть сквозь тугое кольцо мышц и взять Гарри жадно и неистово… За это Снейп готов был отдать всё, что угодно.

- Ты такой красивый, - мурлыкал профессор, рассыпая поцелуи по тонкой шее, приникая к беззащитной ямочке, затем опускаясь ниже и целуя ключицы, видневшиеся в открытом вороте мантии… Ему было нужно больше… больше нежной кожи… больше прикосновений; он вцепился в ткань и стремительно рванул её, полностью обнажив грудь Гарри. Испуганный вскрик и звук рвущейся материи хлестнули по нервам Снейпа, увеличивая и без того небывалое возбуждение. Тонкие пальцы касались всюду, куда только могли дотянуться; наклонившись, профессор прильнул к соскам юноши, лаская их губами и языком, посасывая твёрдые бусинки то нежно, то сильно и жёстко. Тем временем, руки Снейпа опустились на бёдра Гарри, лихорадочно их поглаживая и подбираясь всё ближе к паху.
Юноша был потрясён таким поведением обычно хладнокровного профессора. Он хотел вырваться из стальных объятий, выбраться из этой комнаты, из подземелий, но, к своему стыду, также почувствовал, как растёт его возбуждение от всех этих поцелуев и прикосновений. Ласки Снейпа дарили необычайно яркие ощущения - но это было неверно, неправильно! Это же Снейп, Мастер Зелий, его преподаватель, человек, чей взгляд был притчей во языцех и, вне всякого сомнения, отдельной главой значился в «Истории Хогвартса». А сейчас этот человек прошептал ему на ушко: “На мне ничего нет, кроме мантии - и всё это для тебя”, а затем нежно прикусил мочку и принялся вычерчивать языком узоры вдоль шеи. Дыхание гриффиндорца сбилось, щёки вспыхнули огненным румянцем, но он всё же попытался взять себя в руки.

- Профессор, остановитесь! Пожалуйста, довольно, - голос юноши сорвался, когда уверенная рука легла на его член, умело поглаживая его через одежду. - Господи, мммммм… ооооооххххх… хваааааатит…

- Да, вот так… пожалуйста… коснись меня… вот здесь… мммммм…

- Нет… я не могу…

Горячие губы заставили Гарри замолкнуть. Снейп ласкал сочный рот кончиком языка, углубив поцелуй, когда юноша непроизвольно застонал. Этот звук едва не свёл его с ума. Он с трудом мог себя контролировать – настолько сильным было его возбуждение. Отбросив все рациональные мысли, он схватил руку Гарри, раздвинул складки своей мантии и прижал дрожащую ладонь к своей пылающей плоти. Снейп даже не заметил, как испуганно замерло под ним тело студента: он умирал от желания почувствовать прикосновения Гарри. Накрыв ладонь юноши своей собственной, он сильно провёл ими вдоль члена – раз, другой, ускоряя движения, чувствуя, как подаются вперёд бёдра, как растёт в паху сладкая ноющая тяжесть… – Оххх… да… даааа… ммммм… – чувственно выдыхал Снейп.

Гарри был перепуган насмерть. Он пытался отдёрнуть руку, но Северус, охваченный безудержной страстью, держал её мёртвой хваткой. Юноша с ужасом увидел, как профессор извлёк из кармана мантии склянку с какой-то жидкостью… кажется, с маслом… Господи! Нет!

Снейп уже успел открыть склянку, когда Гарри изо всех сил оттолкнул его. Профессор не устоял на ногах и упал, сильно ударившись о пол; масло из склянки выплеснулось на его лицо и растеклось по волосам. Пытаясь справиться с головокружением, он взглянул на брюнета и увидел, как тот отчаянно рванул дверь и выбежал из комнаты.

Гарри мчался со всех ног, не оглядываясь назад. Он не слышал чьих-либо шагов, кроме собственных – может, Снейп решил оставить его в покое? Ну, по крайней мере, сейчас? Ему было ужасно стыдно. Как он мог ответить на поцелуи своего профессора? Почему он так поступил? Что с ним было не так?.. Это же Снейп! …И ему понравилось… он хотел ещё… О Боже!

Погружённый в эти мысли, Гарри почти уже добежал до Гриффиндорской башни, как вдруг с всего размаху налетел на кого-то. Сила толчка была такой, что оба они не удержались на ногах и рухнули на пол. Гарри набрал воздуху в грудь, чтобы попросить прощения и едва не захлебнулся собственным дыханием, увидев, кого именно он сбил с ног. В зелёных глазах взметнулся ужас; он вскочил и что было духу понёсся к родной башне.

К тому времени, как информация “Гарри напротив” достучалась до мозга Гойла, фигура брюнета едва виднелась в конце коридора. Грегори поднялся и бросился за усладой своего сердца (точнее, усладой своего члена – если повезёт).

Гарри понимал, что его преследуют, и с отчаянием осознавал, что Гойл, будучи выше и сильнее, вполне может его догнать. Юноша прибавил скорость, надеясь оторваться от своего преследователя; но у Гойла имелось слишком большое преимущество: его шаги были куда шире.

Тёмная фигура почти летела по коридорам подземелий. Сообразив, что Гарри, скорее всего, вернулся в свою башню, декан Слизерина побежал в том же направлении. При виде Гойла, преследовавшего Гарри, им овладела холодная ярость. Никто не посмеет прикоснуться к нему! Никто, кроме него!
Гарри, оставив позади коридор, взбегал по лестнице. Гойл был уже совсем близко – но, слава Мерлину, всё ещё недостаточно близко. Группа студентов, стоявших неподалёку, с удивлением смотрела на эту гонку. И вправду, картинка была не из обычных: раскрасневшийся, задыхающийся Гарри, за ним – тяжело пыхтящий Гойл, а завершал эту композицию Снейп. Бегущий Снейп. Такое нечасто увидишь!

Северус краем уха слышал изумлённые комментарии студенов:
“Что им нужно от Гарри...?”
“И что же Гарри на сей раз натворил?”
“Чего это Снейп бежит за Гойлом и...?”
“Смотри, у него такие сальные волосы, что с них просто течёт…”
“Они что, насмотрелись «Шоу Бенни Хилла»?”

Не отвлекаясь, чтобы испепелить взглядом излишне любопытных студентов, и отложив на время догадки, кто такой Бенни Хилл, Мастер Зелий мчался за своей любовью и предполагаемым соперником.

Гарри почти уже добежал до входа в башню. “Ещё одна лестница, потом коридор – и я в безопасности. Ещё совсем чуточку”, - пульсировало у него в голове. Он слышал, как звуки тяжёлых шагов за спиной становились всё громче, и с трудом сдерживался, чтобы не запаниковать. Он хорошо запомнил склянку со смазкой в руках у Снейпа; если же его догонит Гойл, вряд ли у него в карманах найдётся нечто подобное… хотя кто знает?.. В любом случае, брюнет не имел ни малейшего желания выяснять этот вопрос: тем более, на практике. Нет-нет, только не это! Ни-ког-да!

Снейп ничего не замечал, кроме Гарри и Гойла. Гойла! “Я запру его в подземельях и так застращаю, что он света белого не взвидит! И пусть только посмеет ещё когда-нибудь дотронуться до моего Гарри!.. Ох, Гарри… мой мальчик… только мой!”

Гойл тяжело взбирался по ступенькам, когда его (редкий случай!) осенила мысль: наброситься на Гарри и вылизать каждую частичку его сладкого тела.

“Всего один коридор остался… а вот и Толстая Тётя” – мысленно ликовал гриффиндорец. Он понимал, что нужно сказать пароль сейчас: если он промедлит, пароль услышат его преследователи, а вот тогда ему и вправду несдобровать.

“Лови момент”, - выдохнул Гарри – не слишком громко, так, чтобы только Толстая Тётя могла его услышать. “Лови момент”, - повторил он с истерическим нотками в голосе, видя, как дама на сторожевом портрете беззаботно болтала со своей подругой Вайолет. Он не мог ждать, пока они наговорятся!

- Быстрее! – завопил юноша.

- Да, да, минутку, - раздражённо ответила Толстая Тётя. – Ох, Вайолет, какие нынче студенты нетерпеливые! Не могут подождать…
Гойл был уже почти что рядом; Гарри видел, как его бычьи глаза сверкали отвратительным желанием. Ещё пять метров… четыре метра…

- Быстрей, ну быстрееееееееей!...

...три метра... два...

Громко вздохнув, Толстая Тётя исполнила его просьбу, и Гарри влетел в гостиную, захлопнув дверь перед самым носом Гойла.
Брюнет едва не плакал от облегчения. Наконец-то он был в безопасности! Тряхнув головой, он быстро огляделся по сторонам, но увидел только Невилла, встревожено смотревшего на него.

- Гарри, с тобой всё в порядке? За тобой кто-то гнался?

Гарри кивнул в ответ.

- Кто?

- Гойл и Снейп!

Невилла передёрнуло от страха и отвращения.

- Бедный Гарри. Ну ничего, всё уже позади. Иди сюда, садись.
Гарри присел на широкий диван рядом с Невиллом и попытался усмирить дыхание и отчаянно колотившееся сердце.

- Ты пользовался магией? Ну, против них?

Глаза Гарри были совершенно пустыми. – Нет. Я настолько перепугался, что мне даже в голову не пришло их проклясть. Ну, и это к лучшему: Снейп же преподаватель…

Заметив, что Невилл собирался протестовать, Гарри добавил более громким голосом:
- Да-да, я знаю, что ты хочешь сказать; но он всё равно преподаватель, а Гойл – один из его слизеринцев, так что…

- Но ты же не можешь вечно здесь оставаться – или позволить им приставать к тебе… или, не приведи Господь, изнасиловать тебя!

- Да знаю я!

- Ты должен защищаться и…

Вдохновенную речь Невилла прервало появление ещё двоих студентов. К несчастью, это были Симус и Дин, надвигавшиеся на Гарри, плотоядно ухмыляясь.

“О, нет”, - промелькнуло в голове брюнета.

Гарри и Невилл схватились за палочки, но прежде чем они успели что-либо предпринять, в камине взметнулось яркое зелёное пламя – и перед ними предстал профессор Северус Снейп, Мастер Зелий Школы волшебства и чародейства Хогвартс. Это был первый визит декана Слизерина в гостиную Гриффиндора – первый за всё то время, что он преподавал в данной школе. И теперь он возвышался над четвёркой гриффиндорцев, в упор смотря на Гарри. В его взгляде читались гнев, желание и досада.

- Итак, - угрожающе прошипел Снейп, - мистер Поттер самоуверенно считает, что может избежать отработки. Напоминаю вам, мистер Поттер, что вы – студент. А я – преподаватель. И вы обязаны с уважением относиться ко мне и моим распоряжениям. За ваше непростительно дерзкое поведение я снимаю с Гриффиндора 200 баллов…

Словно издалека донёсся подавленный шёпот Невилла: “Двести…”

- …и сейчас вы отправитесь со мной на отработку. – Едва заметная улыбка коснулась уголков рта Снейпа, когда тот добавил: - И ещё: если вы хотите восстановить утерянные баллы, вам придётся их заработать.



Глава 5. Правда.

Гарри била крупная дрожь. Он понимал, что это всего лишь отработка, что Снейп - его преподаватель… но судя по взгляду Мастера Зелий, так просто он не отделается. Обычно бледное лицо Снейпа порозовело, а чёрные глаза пожирали его весьма недвусмысленным взглядом.

- Пойдёмте, мистер Поттер, не бойтесь, - поманил он Гарри, недобро усмехаясь.

- Профессор, мне что-то нехорошо, - солгал юноша. - Кажется, я заболел. Нельзя ли перенести отработку на другой день? Это было бы очень мило с вашей стороны…

- Но я не милый! - раздражённо прошипел Снейп. Гарри был так близко, что он мог дотронуться до его восхитительного тела; и это вкупе с разбушевавшимся желанием сводило Мастера Зелий с ума. Он уже готов был броситься на гриффиндорца, когда за его спиной раздался холодный голос.

- Северус, что ты делаешь? – осведомилась профессор МакГонагалл.
Гарри едва сдержался, чтоб не расцеловать её. Она вернулась… а значит, Дамблдор тоже в школе! Никогда прежде он не был так рад своему преподавателю Трансфигурации!

- Поттер посмел проигнорировать отработку со мной сегодняшним вечером. Я не намерен терпеть подобную дерзость.

- Ах вот как! И почему же, мистер Поттер, вы позволили себе подобное? – резко спросила Минерва.

- Профессор, я плохо себя чувствую. Я пытался объяснить профессору Снейпу, что лучше было бы перенести мою отработку на какой-нибудь другой день.

- Ах, ну да, конечно, мистер Поттер, - ответила декан Гриффиндора. – Это вполне уместная просьба. Несколько студентов уже заболели гриппом, и я не хочу, чтобы с вами случилось тоже самое. Вам следует немедленно показаться мадам Помфри.

- Да, профессор, - радостно согласился Гарри.

Снейп зло сверкнул глазами, но ничего не ответил.

- Да, кстати, Северус: профессор Дамблдор просил, чтобы вы к нему зашли. Он хочет обсудить с вами новый учебный план по зельям.
Мастер Зелий кивнул, в последний раз взглянув на Гарри. Но прежде, чем покинуть гостиную Гриффиндора, он обернулся и прошипел:
- Поттер, ваша отработка завтра в восемь вечера. Вне зависимости от гриппа и прочих вселенских обстоятельств.

Понизив голос так, чтобы никто не смог услышать ни слова, он прошептал: “И в этот раз ты будешь моим. Клянусь”.

*********************************
- Фу, какая мерзость! Снейп и вправду отвратительный сальный ублюдок! – горячо высказался Рон, прожёвывая кусок лимонного торта.

Брюнет подробно пересказал друзьям всё, что с ним случилось на сегодняшней “отработке”. К счастью для Гарри, Рон и Гермиона вошли в гостиную сразу же после ухода МакГонагалл; и теперь они сидели на кровати Гермионы в спальне девочек – только там можно было укрыться от пылких ухаживаний Симуса и Дина.

- Бедный Гарри, - приобняла его за плечи Гермиона. – Ты, должно быть, до смерти перепугался.

Гарри согласно кивнул: – Да, это был чистый ужас.
В этот момент задремавший было тихий голосок встрепенулся и добавил: “Но только не когда Северус так страстно тебя целовал… и ласкал… повсюду… ммм…”

Юноша густо покраснел, мысленно стыдя себя за подобные вольности.

- Не бойся, Гарри, всё это уже в прошлом.

- Ага, дружище. Теперь на повестке дня Симус и Дин.

- Рон! – зашипела Гермиона. – Ты вообще знаешь, что такое такт?!

- Ну прости, прости. Я совсем не хотел напугать Гарри, я просто констатировал факт.

- Да ладно тебе, Рон, не извиняйся: ты совершенно прав, эта проблема никуда не делась, - пробормотал Гарри, уткнувшись лицом в скрещенные руки. – Господи, ну нигде мне покоя нет.

- Ох, Гарри… Ну не переживай, пожалуйста, успокойся, - Гермиона отняла его руки от лица и заглянула в печальные зелёные глаза. – Уже завтра ты встретишься с мадам Помфри, и тебя больше никто и пальцем не тронет.

- Ты действительно в это веришь? – с возродившейся надеждой спросил Гарри.

- Да, Гарри, я в самом деле в это верю, - улыбнулась она. – И Рон тоже – не так ли, Рон?

- Серьёзно, Гарри, я не знаю, нашла ли уже мадам Помфри разгадку к твоему состоянию, но я уверен, что она уже на правильном пути. А мы с Гермионой с тобой. Всегда. И вот ещё: тебе нужно подождать, пока мадам Помфри не скажет нам результаты, но на данный момент тебе нужны не слова, а кое-что посущественней - и у меня есть для тебя это кое-что.

Гермиона была приятно удивлена такой рассудительностью своего молодого человека и тем глубоким сочувствием, которое он выказал их другу. Ей было очень приятно слышать, как он ободряет Гарри, проявляя тем самым свою взрослость и…

- …тебе нужно сладкое. Вот, возьми кусочек торта – он просто изумительный!

Гермиона тихонько хмыкнула. Рон совершенно неисправим!

- Рон, спасибо, но у меня что-то нет аппетита. Я, наверное, пойду спать – слишком много впечатлений для одного дня.

- Я с тобой. Не хочу оставлять тебя один на один с этими… они... да они же просто опасны!

Гарри с Гермионой рассмеялись.

- Спасибо, Рон. Спокойной ночи, Миона.

- Спокойной ночи, Гарри. – Девушка коснулась губ Рона лёгким поцелуем и шепнула ему на ушко: - Спокойной ночи, Рон.

- Спокойной ночи, моя радость, - улыбнулся он ей и вместе с Гарри направился в спальню мальчиков.

***********************************
Гарри плохо спал той ночью. Перед его глазами то и дело мелькали порочные, манящие образы: ласкающие руки, дразнящие касания языка, разгорячённая кожа – и длинные змеистые пряди чёрных волос.
Проснулся он совершенно разбитым, и вяло поплёлся принимать душ. Горячий душ.

Интуиция нашёптывала Гарри, что назревает нечто. Он со вчерашнего дня не видел Симуса и Дина, а это было весьма подозрительно. Гарри не сомневался, что парочка что-то задумала – что-то с его непосредственным участием.

- Бог ты мой, какой же я голодный.

- Что-то новенькое, Рон, - ласково поддразнила его Гермиона, садясь вместе с ним и Гарри за обеденный стол в Большом Зале.

Они уже принялись за еду, когда Эрни МакМиллан встал из-за своего стола и направился прямиком к Гарри, остановившись совсем рядом, почти касаясь брюнета.

- Привет, Га… Гарри, - запнулся хаффлпаффец. – Я… я подумал, может быть… может быть, ты будешь не против…- Эрни попытался сказать что-то ещё, но замолк, покраснев до ушей.

- Ну-ну, Эрни, не против чего? – подбодрил его Гарри.

- эээ… ну… встречаться со мной…

Гарри был настолько ошарашен, что не мог вымолвить ни слова; однако молчание с лихвой компенсировалось истошным румянцем.

Подобная реакция гриффиндорца лишь подхлестнула небывалую страсть Эрни. Дыхание юноши участилось, в глазах горело безумное желание обладать восхитительным брюнетом.

Гарри почувствовал, как его охватывает уже привычная паника, и резко выдохнул:
- НЕТ! НИКОГДА!

Эрни выглядел так, словно за шиворот ему выплеснули бадью ледяной воды. Опустив глаза, в которых пылкая страсть сменилась стыдом и болью, он отвернулся и медленно пошёл к столу Хаффлпаффа.

- Господи, - вздохнул Гарри. – Когда же они оставят меня в покое?
Тем не менее, он не смог удержаться, чтобы не посмотреть на Снейпа, который, в свою очередь, буквально испепелял Эрни разъярённым взглядом. «Да он ревнует, - радостно подумал Гарри. – Боже мой, да что со мной такое?! Я в восторге от того, что Снейп меня ревнует! Ну дела!»

В этот момент в смятённые мысли юноши ворвался громкий шум крыльев, и через мгновение большая коричневая сова сбросила ему в руки объёмистый пакет.

- Гарри, ты что-то заказывал? – осторожно спросила Гермиона. Тон вопроса был серьёзным и слегка взволнованным.

- Да нет, - ответил Гарри, тоже начав беспокоиться.

- Кто же мог прислать тебе этот пакет? – продолжила она ещё более недоверчиво. – Есть какие-нибудь соображения?

- Не-а, никаких.

- Слушай, может, не надо его открывать? – вклинился в разговор Рон. – Там может быть что-то опасное.

- Ну, не думаю, чтобы там было что-то страшное, – ответил Гарри. – Но в свете недавних событий… что-то мне этот презент доверия не внушает.

- Ой, Гарри, смотри: посылка-то в форме книги, - с внезапно вспыхнувшим интересом заметила Гермиона.

- Толстой книги, - фыркнул Рон.

- Ну так что, открыть? – спросил Гарри.

- Давай! – синхронно прозвучало в ответ.

Пробираясь сквозь бесчисленные слои обёрточной бумаги, Гарри убедился, что Гермиона была права: это и вправду книга. Разорвав очередной лист обёртки, ему удалось увидеть начало заголовка: “Оригинальная версия…”

- Ну что это, Гарри? – спросила Гермиона, умирая от любопытства.

- Минутку, Миона, я ещё не могу прочесть название полностью. Оригинальная версия… эммм… Волшебной… Кама, - Гарри резко замолк, покраснев до ушей. Юноша трясущимися руками принялся заворачивать книгу в обёрточную бумагу, яростно дёргая листы. Отважившись поднять глаза на друзей, он увидел, что не только он был цвета отваренного омара, но и Гермиона тоже.

- Ну что там, Гарри? Кама что? – переспросил недогадливый Рон.

Гермина больно ткнула его локтем в бок. Это активизировало умственные процессы Рона, и рыжик, мгновенно обогнавший друзей по яркости румянца, быстро добавил:
- Аааааааааа, эта Ка… в смысле, эта книга…

Всё ещё смущаясь, Гермиона спросила:
- А кто тебе её прислал? Там было какое-нибудь письмо?

У Гарри не было ни малейшего желания вновь разворачивать такой необычный подарок; однако ему очень хотелось узнать, кто же был дарителем, так что, скрытно пошуршав обёрткой, он извлёк на свет Божий небольшую карточку.

- Ну, Гарри? - нетерпеливо зашептала Гермиона.

Гарри поманил их с Роном поближе и тихонько зачитал: “Надеюсь, тебе понравился мой подарок. Я сгораю от нетерпения испробовать с тобой все позы из Волшебной Кама-Сутры. Моя любимая на странице шестьдесят девять. Ты будешь от неё в восторге, обещаю. Твой маленький дракон”.

- Малфой! – выдохнула Гермиона.
- Какая гадость! – эхом откликнулся Рон.

- О, Господи! – воскликнул Гарри. Он искоса взглянул на Малфоя и увидел, что блондин явно был доволен собой в целом и своим подарком в частности. В серебристых глазах Драко читался голод весьма определённого свойства, а на губах играла недобрая улыбка.

Юноша заметил, что одна рука Малфоя была под столом. Казалось, что при виде Гарри Малфой мгновенно превращается в однорукого. Ну как тут не впасть в отчаяние?

- Гарри, - позвала его незаметно подошедшая Джинни. – Я видела, тебе прислали книгу; можно узнать, о чём она?

- Да так, ничего особенного, - немедленно ответил Рон. Но Гарри в тот же момент сказал:
- Она о Чарах.

“Чарах! Ну идиот!” – мысленно пнул себя Гарри, пока Рон заливался истерическим смехом.

- Чарах! Чарах!!! Гарри, ну надо же… хахахаааааа...

Локоть Гермионы, умело приложенный к его рёбрам, немного утихомирил рыжика.

- Рон!!!

- Охххх… извини!

- Рон, ты в порядке? – спросила слегка опешившая девушка.

- Да, да, всё хорошо, это просто… просто шутка… ну, между нами.

Джинни пристально взглянула на своего сумасшедшего братца и вернулась к предыдущей теме разговора.

- Чары? Это мой любимый предмет! Гарри, а можно я быстренько просмотрю эту книгу? Ну пожалуйста!

Гарри был в ужасе. Что же ей ответить?!

Выручила его, как всегда, Гермиона:
- Ой, Джинни, это такая же книга, как та, что я дала тебе в прошлый понедельник. Ну, помнишь, “Сильные заклятья: Применение при дуэлях”.

Джинни едва не запрыгала от восторга:
- Гарри, это замечательная книга, сам увидишь! Такая интересная – это что-то! Профессор Флитвик от неё, наверное, не отрывается!

Рон зашёлся в очередном приступе хохота, и раздосадованная Джинни гордо удалилась. Поди пойми этих мужчин!

*****************************
Ну что ж, пора. Скоро он узнает, что ждёт его впереди – а это уже немалый шаг на пути к свободе. С этими мыслями Гарри направился в больничное крыло.

Придя в царство мадам Помфри, юноша с удивлением увидел, как она обеспокоенно беседовала о чём-то с Дамблдором. Судя по выражению их лиц, дела обстояли неважно.

- Здравствуй, Гарри, - с улыбкой поприветствовал его Дамблдор. – Заходи, мой мальчик, присаживайся.

- Здравствуйте, профессор. Добрый день, мадам Помфри, - ответил Гарри, следуя приглашению. Взрослые также расположились в креслах.

- Добрый день, мистер Поттер.

- Гарри, - начал директор, - полагаю, ты здесь, чтобы узнать результаты исследований.

- Да, - удивлённо ответил юноша.

Мадам Помфри смотрела на него с выражением беспомощности и лёгкой печали. Директор выглядел очень серьёзным, в голубых глазах не было ни намёка на обычные озорные смешинки.

С каждой минутой Гарри всё больше волновался. Неужели он заболел? Это… это очень опасно?

- Мадам Помфри рассказала мне о тестах и о том, что произошло с некоторыми студентами… и профессорами… Хогвартса.

Лицо брюнета запылало: – Ох!

- Да, - продолжил директор, казалось, не замечая смущения Гарри. – Должен признать, что ничего подобного в Хогвартсе раньше не случалось, - правильно истолковав отчаянный взгляд юноши, он добавил: - Подобного влечения.

Гриффиндорец весь обратился в слух, однако сердце его уже не стучало, а колотилось о грудную клетку что было сил. Он был насмерть испуган. Почему у мадам Помфри такое озабоченное выражение лица? Что с ним происходит?

- Профессор, скажите, что… что со мной такое… пожалуйста…
Неужели он обречён?..

- Прежде всего, Гарри, я прошу тебя успокоиться.

- Профессор… - отчаянно прошептал юноша.

- Мистер Поттер, - вступила в разговор мадам Помфри, - думаю, вам следует самому взглянуть на результаты. Так вы скорее всё поймёте, – с этими словами медсестра протянула ему лист пергамента.

Проглядев написанное, Гарри поднял голову и едва слышно прошептал:
- О, Господи.



Глава 6. Иной огонь водой не погасить.

- Боже мой… но… но это же невозможно, - выдохнул Гарри, невидяще глядя на пергамент. – Этого просто не может быть.

- Теперь вы понимаете, мистер Поттер? - спросила мадам Помфри.

- Думаю, да… но в то же время - нет… не совсем, - ответил он. - Как результаты могут быть настолько обычными, в то время как что-то явно не так? Не то чтобы я был не рад узнать, что ничем этаким не болен, но тут же явно не всё в порядке.

- Вот-вот, Гарри, ты сам только что сформулировал проблему, – задумчиво протянул Дамблдор. - Результаты показывают, что ты в прекрасной форме и для волнений нет причин. У нас нет никакой зацепки, никакой подсказки, чтобы разобраться в происходящем. А поскольку нам неизвестно, почему всё это происходит, мы не можем найти лекарство, чтобы устранить этот странный… эффект.

- Вы хотите сказать, что отныне мне не будет покоя? Меня всё время будут преследовать эти… желающие? – с ужасом прошептал Гарри.

- Мне очень жаль, мистер Поттер, но я не могу вас вылечить: по сути, лечить нечего, - участливо произнесла мадам Помфри. – Как только я увидела ваши результаты, я немедленно написала докторам больницы Святого Мунго с просьбой ответить, не случалось ли в их практике чего-либо подобного. Они знают, что это срочно, так что их ответ должен прийти в самом ближайшем будущем.

Гарри опустил голову, внезапно почувствовав страшную усталость. Закрыв лицо руками, он тяжело вздохнул. Всё оказалось куда сложней, чем он себе представлял.

- Гарри, - мягко сказал Дамблдор, положив руку ему на плечо. – Я знаю, тебе сейчас тяжело, но всё же постарайся отвлечься от этих мыслей. Мы сделаем всё возможное, чтобы разгадать столь необычный феномен и остановить это странное влечение. А пока мы в первую очередь займёмся обеспечением твоей… безопасности. В частности, мистер Финниган и мистер Томас временно будут переселены в башню Рэйвенкло. Полагаю, что Рон и Гермиона будут рядом и, в случае чего, помогут тебе защититься от нежелательных… действий.

Гарри утвердительно кивнул.

- Пока мы не разрешим эту ситуацию, - продолжил директор, - тебе не будут назначать отработки с профессором Снейпом. Он уже в курсе, что я отменил сегодняшнюю; если в будущем тебе придётся отрабатывать взыскания, они будут проходить под присмотром мистера Филча.
Он вздохнул с облегчением. Ну хоть какая-то радость.

- Не отходи далеко от замка, Гарри – и не выпускай из виду друзей.
Юноша вновь кивнул. Он и сам не собирался гулять в одиночестве: пока что это было бы слишком рискованно.

- Да, ещё, Гарри, - серьёзно сказал директор, - скажи мне: не доставили ли тебе каких-либо неприятностей другие студенты и профессор Снейп.

Брюнет взглянул на Дамблдора и тихо ответил:
- Они преследовали меня, хотели… поцеловать, но этим всё и ограничивалось. Вот только мне и этого было предостаточно. Я никого и ничего не хочу.

«Кроме профессора Снейпа, - назойливо звучал в голове тихий голосок. – С ним ты себя чувствовал так, как никогда раньше. Словно в раю».

Гарри слегка покраснел и смущённо заёрзал в кресле.

- У меня есть список студентов, проявлявших к тебе интерес. Мне лишь нужно знать, как они себя вели: не обижали ли они тебя?

Гарри задумался.
– Нет. Ни один рэйвенкловец ко мне даже не притронулся, они только смотрели… ну, вы понимаете. Хаффлпаффцы, в общем, тоже; только Эрни МакМиллан предложил мне встречаться с ним, но когда я отказался, он тут же ушёл. А вот слизеринцы… Драко… ну, это вы и сами знаете. Симус и Дин тоже пытались…

- Хмм… - протянул Дамблдор. – Интересно… весьма интересно… А как они ведут себя во время занятий? Они не отвлекают тебя, не мешают слушать преподавателей?

- Я стараюсь не обращать на них внимания, пытаюсь игнорировать их взгляды, комментарии… иногда – прикосновения; но они очень редко по-настоящему меня раздражают. Честно говоря, я не думаю, что они рискнут сделать что-нибудь этакое, особенно когда вокруг полно народу.

- А что насчёт Зелий и профессора Снейпа?

- С тех пор, как всё это началось, у нас ещё не было занятий с ним.

- Профессор Снейп всегда отличался большим самоконтролем. Не думаю, чтобы он позволил себе что-либо в классе, но, Гарри, ты ни в коем случае не должен оставаться в кабинете после звонка - даже если он этого потребует. Занимайся как обычно, но как только занятие закончится, уходи вместе с друзьями. И если он поведёт себя подозрительно, немедленно бери кого-нибудь в провожатые и отправляйся в мой кабинет. Пароль – “Нежный молочный шоколад с цельными орехами и миндалём в карамели ”.

Мадам Помфри закатила глаза, услышав настолько сложносочинённый пароль.

- И напоследок: ты можешь применять заклинания, коль скоро возникнет подобная необходимость. Я знаю, что ты никогда не воспользуешься подобной возможностью в корыстных целях, поэтому разрешаю тебе колдовать со спокойной совестью.

- Спасибо, профессор. Большое спасибо.

Попрощавшись с мадам Помфри, Гарри отправился в башню Гриффиндора в сопровождении Дамблдора. Ему не терпелось поделиться с друзьями тем, что он узнал - и догадками о том, чего ещё не знал наверняка.

*****************************
Теперь, когда Симуса и Дина переселили к рэйвенкловцам, гриффиндорская башня стала настоящим убежищем для Гарри, местом, где он мог находиться без напряжения и страха. Юноша с облегчением принял новую спокойную, надёжную атмосферу в гостиной и спальне. Тем не менее, Симус и Дин совершенно не были в восторге от подобных новшеств и яростно огрызались на всех, кто выпроваживал их с гриффиндорской территории. Они никак не желали расставаться с Гарри; однако у них не было другого выхода, кроме как подчиниться решению Дамблдора. Как только они покинули башню, гриффиндорцы немедленно сменили пароль, так что страстные воздыхатели при всём своём желании никак не смогли бы проникнуть внутрь.

По школе носились слухи, дескать, профессор Снейп стал ещё более невыносимым, чем обычно. Никто не осмеливался заговорить с ним – точнее, никто кроме Дамблдора, который вовсю веселился, глядя на яростный оскал Мастера Зелий и заключая с МакГонагалл пари о том, что именно значило каждое его шипение и рычание, не говоря уже о широком ассортименте устрашающих гримас.

Гарри не хотел попасться на глаза ни Снейпу, ни Драко, поэтому попросил Рона спуститься на кухню и взять у эльфов чего-нибудь перекусить. На его счастье, это была суббота и не нужно было идти на занятия. Весь день он провёл в гостиной Гриффиндора, играя в шахматы, веселясь с друзьями, обсуждая с ними разные вопросы (в частности, наиболее для него актуальный), читая и готовясь к понедельничным занятиям. Лишь один раз он вышел из башни – разумеется, в сопровождении Рона – чтобы принять долгую, расслабляющую, невероятно желанную ванну. Они шли к ванной комнате префектов: ни Гарри, ни Рон не жаждали отбиваться от орды поклонников в общественной душевой.

На пару они разработали блестящую охранную систему: вдвоём дошли до цели, затем Гарри наложил на дверь ванной комнаты сильное защитное заклятие, снять которое не смогли бы и многие взрослые волшебники, не говоря уже о студентах. Эта мера предосторожности была хороша ещё тем, что Рону не нужно было стоять под дверью в полной боевой готовности и бдительно сторожить друга: то время, что Гарри плескался в ванне, Рон мог использовать по своему усмотрению. Когда же Гарри был готов вернуться в башню, он активировал специальный магический камень. Лёгкое заклятие заставляло его принимать зелёную окраску вместо тёмно-синей, посылая в то же время импульс камню Рона, окрашивая его в фиолетовый цвет. Таким образом, рыжик вовремя узнавал, что ему пора вести друга обратно в родную гостиную.

Эти камни были очередным гениальным изобретением близнецов Уизли, которые изготовили по экземпляру для Гарри, Гермионы и, разумеется, своих брата и сестры. Каждый из камней принимал несколько цветов в зависимости от того, с кем именно хотел связаться его обладатель: Джинни присвоили золотой, Гермионе – красный, Рону – фиолетовый, а Гарри – зелёный. Они уже больше года пользовались этими камнями, но истинную их ценность прочувствовали только сейчас.

Гарри блаженствовал, раскинувшись в горячей ванне. Он знал, что с тех пор, как Плакса Миртл влюбилась в одного из обитателей озера, она покинула замок: стало быть, никто не сможет потревожить его в этом временном убежище. Горячая вода нежно ласкала его кожу, ароматические соли приятно пахли – и он, впервые за последние несколько дней, почувствовал себя полностью расслабившимся. Он с наслаждением вдохнул аромат, исходивший от воды, немного поиграл с пышной белоснежной пеной, ощущая, как наливаются энергией его усталые, перенапряжённые мышцы, затем, глубоко вдохнув, с головой погрузился под воду – раз, второй, улыбаясь, чувствуя себя так же беззаботно, как в былые времена. До чего же ему было хорошо!...

Когда он в третий раз нырнул под пушистое пенное покрывало, ему почудился чей-то голос. Юноша вздрогнул, вынырнул и, отерев с глаз мыльную воду, внимательно огляделся. Вокруг были лишь клубы пара, большую часть ванной нельзя было разглядеть. Он задержал дыхание и внимательно прислушался… Ничего. Юноша облегчённо выдохнул и рассмеялся. Если так пойдёт и дальше, он в два счёта станет параноиком.

Гарри откинулся на край ванны и закрыл глаза. Он уже совсем задремал, когда прежний голос шепнул ему на ушко: “Ты так красив в своей наготе”.
Брюнета затрясло мелкой дрожью, перепуганный взгляд заметался по сторонам – и остановился, поглощённый ониксовыми глазами; они были так близко к его лицу, что можно было рассмотреть чёрные завихрения в радужке и расширенные голодные зрачки. Перед ним стоял Снейп - на коленях перед ванной, перед его обнажённым телом, едва прикрытым тонким слоем пены.

Мысли метались в голове Гарри, как испуганные ласточки. ‘Как он сюда пробрался? Там же сильное заклятье, очень сильное! Не понимаю!’
Должно быть, Снейп прочёл эти мысли в его глазах: тонкие губы изогнулись в ироничной усмешке, и бархатный голос промурлыкал:
- Так уж вышло, Гарри, что я знаю некоторые заклятья, которые тебе неизвестны, - и дьявольски расхохотался, увидев ужас в изумрудных глазах.

- Вставай… - завопил юноша.

- Уже, - быстро ответил Снейп.

- ...и убирайся! – Гарри отчаянно покраснел, мгновенно сообразив, что именно тот имел в виду.

«Не могу поверить! – лихорадочно думал он. А ведь казалось, что после недавних событий его уже ничто не удивит. – Он посмел заявиться сюда, когда я купаюсь! Или он думает, что я приглашу его в мою ванну? В мою ванну! В МОЮ ВАННУ!»

Даже не заметив, что последние слова он произнёс вслух, брюнет замер, когда Снейп ответил низким ласкающим тоном:
- Если ты так настаиваешь, Гарри.

Челюсть юноши отвисла при виде мантии, сползшей с острых плеч и открывшей худощавое, полностью обнажённое тело. С торжествующим смехом профессор опустился в ванну, расплёскивая на пол пенную воду.



Глава 7. Целуй меня, ласкай меня.

Не обращая внимания на истерический крик и яростное сопротивление Гарри, Снейп крепко обнял тонкое тело и силой усадил юношу к себе на колени. Руки скользнули по спине, прошлись по бёдрам, затем поднялись чуть вверх и сжали тугие ягодицы. Ладони чувственно гладили влажную кожу, втирая в неё ароматную пену. Этот запах пьянил его сильнее любого вина. С каждой минутой возбуждение всё возрастало и возрастало.

Не в силах сопротивляться своему желанию, Северус приник к губам юноши обжигающим поцелуем. Нежный рот, манящий, словно священный источник, утоляющий любую жажду. Нектар богов. Чистейшая амброзия. Восхитительно.

Гарри тихо застонал, отвечая на неистовую ласку, погружая пальцы в волосы Снейпа. Языки сплетались в чувственном танце, познавая друг друга, упиваясь сладким вкусом.

Эрекция вскинулась и отчаянно заныла, когда Северус медленно потёрся о неё своим телом, разжигая в Гарри неизведанное доселе желание. Юноша терял связь с реальностью. Он хотел почувствовать, как твёрдый член проникнет в его пылающую плоть, как он будет ласкать его простату, как наполнит его густым горячим семенем.

- Оооо… ммммммм… так хорошо….мммм… Да, вот так… оооооххх… - простонал Гарри, оторвавшись от рта Снейпа. – Так хорошо… ммммм…

- Гаррррииии… ты сводишь меня с ума…

Закрыв глаза, юноша откинул назад голову, подставив шею неутомимому языку, чувствуя, как горит его кожа под долгими чувственными полизываниями. Северус явственно слышал, как неистово бьётся под его ласками пульс в артерии, как учащается дыхание юноши, и с каждым мгновением возбуждался всё больше и больше. Его руки безостановочно блуждали по юношескому телу, гладя плечи, спину и мускулистые бёдра, рот впился в нежную мочку, Гарри уже едва помнил, что нужно ещё и дышать. Он протяжно застонал, открыл глаза – и увидел в дальнему углу ванной свою одежду и лежащий на ней синий камень.

В мгновение ока придя в себя, он попытался высвободиться из объятий Снейпа. Тот был намного сильней, но юноша всё же вырвался из его объятий, отскочил к стене и, мигом схватив полотенце, попытался одновременно вытереться и завернуться в тонкую материю.

Снейп тоже выбрался из ванны и направился к Гарри, но тот предостерегающе вскинул руку.

– Стойте на месте. Ни шагу ближе.

- Гарри… Гарри? Любовь моя, что случилось? Что не так?

- Я… я… простите, профессор. На время я забылся, но это нехорошо, неправильно…

- Нет, Гарри, это хорошо и правильно. Мне это нравится – и тебе это нравится. Что же в этом плохого?

- Вы мой преподаватель, коль уж на то пошло, и… и вы Снейп, вы…

- Но я люблю тебя, - отмёл его соображения Северус. - Люблю тебя - и хочу тебя. Навсегда.

- Нет. Нет… вы… нет, это невозможно, - ответил Гарри, набросив мантию на обнажённое тело и опустив камень в карман. Осталось только обуться…

- Гарри, это возможно, если…

- НЕТ! – закричал он, едва не плача. – Я вас ненавижу!

При этих словах Снейп вздрогнул, и его обычная холодная маска сменилась выражением невыносимой боли. Гарри почувствовал, как сжалось его сердце.

- О, Господи, простите… - быстро начал он, - я не хотел вас ранить. Мне очень жаль, правда, очень жаль. – С этими словами он подошёл к профессору ближе и нерешительно дотронулся до его руки. Северус лишь вздрогнул от этого лёгкого прикосновения. – Пожалуйста, сэр, простите меня…

Он сдавленно выдохнул, когда Снейп внезапно сжал его в объятиях. Мужчину била мелкая дрожь, и Гарри подумал, что больше всего ему сейчас нужно простое человеческое участие. Он знал, что детство Снейпа было очень и очень нелёгким, а его жизнь под знаком Волдеморта была и того тяжелей - и вот теперь глубокие раны снова открылись. Юноша буквально чувствовал, как больно было Снейпу, и он, не думая, крепче обнял его, прижимаясь к узкому сильному телу.

Гарри не пришлось долго ждать ответной реакции. Снейп коснулся его растрёпанных волос нежным, неспешным поцелуем, вдыхая аромат яблочного шампуня, смешанный с естественным запахом юноши. Этот изысканный аромат ударил по нервам, раскалённой лавой пронёсся по телу и взорвался в паху вспышкой острого наслаждения.

Гриффиндорец откинул голову и взглянул в глубокие чёрные омуты глаз декана Слизерина. Он успел увидеть, как приближается к нему лицо Снейпа, и через мгновение его рот был пленён отчаянным, иссушающим поцелуем. Бледные руки проникли под мантию Гарри, судорожно лаская упругое тело.

- Нет, - хрипло запротестовал юноша, пытаясь отстраниться. – Это неправильно!

- Нет, Гарри, это правильно, я тебе сейчас докажу.

С этими словами он опустился на колени, резким движением сорвав с него мантию и отбросив её в сторону.

- Что… что вы делаете? – испуганно выдохнул Гарри. ‘Он же не собирается...’ – растерянно заметались мысли.

Но тот именно, что собирался. Точнее, уже собрался.

Горячий рот жадно вобрал в себя эрекцию, обжигая каждую её клеточку, и влажным вакуумом обласкал возбуждённую плоть. Порочный язык скользнул по чувствительной головке, уступил место губам, окружившим её тугим колечком, и юноша не смог удержать рвущиеся из груди стоны наслаждения. Рука сжала твёрдые ягодицы Гарри, другая дразнила его яички лёгкими касаниями, рот принял ноющий член на всю длину – и профессор чувственно задвигал головой, то всасывая пылающую плоть поглубже, то выпуская её на волю. Он на минуту оторвался от своего восхитительного занятия и довольно улыбнулся, услышав тяжёлое, прерывистое дыхание. Тело гриффиндорца неконтролируемо вздрагивало, тоскуя по жаркой теплоте рта – и в какой-то момент бёдра, не подчиняясь голосу рассудка, толкнулись к лицу Снейпа, моля продолжить эту сладкую пытку.

- Ещё, - руки юноши вцепились в волосы Снейпа, умоляя и требуя одновременно.

Тот наклонился и лизнул побагровевшую головку, упиваясь солоноватым вкусом сочащейся смазки.

Гарри был в раю. Наслаждение бежало по позвоночнику электрическими разрядами, взрывая каждую частичку его тела немыслимым восторгом – но ему всё ещё было мало. Он хотел большего.

В ответ на беззвучную просьбу Северус закружил языком по члену, затем взял его в рот поглубже… горло расслабилось, уступая давлению твёрдой, как сталь, плоти – и вот его уже ласкают мышцы гортани. Раз, другой, ещё, сжимаясь вокруг, сокращаясь вдоль, быстрей, чаще, оргазм накрывает ослепляющей лавиной – и Гарри оставалось лишь гортанно взвыть и излиться в рот любовника, выкрикнув его имя на пике удовольствия.

Юноша беспомощно опустился в объятия Снейпа, закрыв глаза и сквозь пелену накатившей усталости чувствуя, как тот бережно обнимает его обессиленное, благодарное тело и нежно целует искусанные губы.

В гриффиндорской гостиной Рон нервно бродил из угла в угол. Гарри не давал о себе знать уже больше часа, что было весьма подозрительно: он никогда не тратил на купание столько времени. Может быть, с ним что-то случилось. Может быть, в этот самый момент его насилует Малфой… или Снейп… или… Рон просто не мог оставаться в бездействии!

- Гермиона, будь здесь. Я пойду проверю, как там Гарри.

- Хорошо, - ответила девушка, - ты только не волнуйся. Я уверена, что с Гарри всё в порядке. Скорей всего, он просто хочет понежиться подольше: в последнее время он постоянно напряжен, вот и решил расслабиться.

Рон согласно кивнул и направился в сторону ванной префектов.

******************************
- Профессор, ну как же... ну разве вы не понимаете?! – путался в словах сгоравший со стыда Гарри, - мы же… это невозможно, вы сами знаете, что невозможно!

- Возможно! Гарри, ещё две минуты назад ты стонал и умолял продолжать, называл меня по имени… это было прекра…

- Нет! Вы мой преподаватель! А насколько мне известно, отношения между преподавателями и студентами запрещены, и…

- Я знаю, но мы будем очень осторожны, и никто ничего не заподозрит.

- НЕТ! Я уже сказал, что…

Его слова заглушили быстрые жадные поцелуи. Гарри отчаянно рванулся из чужих рук, подбежал к валявшейся на полу мантии, молниеносно выхватил из складок палочку и направил её на Снейпа.

- Профессор, не вынуждайте меня прибегнуть к проклятиям. Меня никто не обвинит: сам Дамблдор позволил мне защищаться.

Северус не шелохнулся, пока Гарри снимал с двери запирающее заклятие. Юноша уже был готов наложить заклинание на камень, зовя Рона, когда краем глаза уловил какое-то движение. Он резко обернулся – но было уже поздно: Гарри не успел даже вспомнить заклинание Щита, как раздалось громкое: “Экспеллиармус”, и в то же мгновение его палочка оказалась в руках триумфально улыбавшегося Снейпа.

Не теряя ни секунды, Гарри выбежал из ванной и помчался по тёмному коридору. Юноша знал, что за ним гонятся, однако на его стороне было большое преимущество: профессор был без обуви и не мог бежать так же быстро, как он.

******************************

- Молодец, миссис Норрис, - похвалил кошку Филч, оставив позади ещё один школьный закоулок.

Завхоз был донельзя доволен своей любимицей и самим собой. Миссис Норрис привела его в тёмный уголок, где жарко целовалась очередная парочка. Филч подождал, когда наступит время отбоя, и злорадно поинтересовался, чем это они таким занимаются. Ужас, отразившийся на лицах юного мистера Колдвелла и его подружки, был достойной наградой за долгое ожидание в потёмках.

Если бы он был министром, радости плоти были бы строжайше запрещены. Да, появление детей было бы сопряжено с определёнными трудностями… но в то же время, кому нужны эти дети? От них сплошные проблемы и головная боль! Разумеется, он запретил бы поцелуи, ласки и - в первую очередь! – занятия любовью! Какая мерзость! Аргус предпочитал не думать об этом.

- Моя ты умница, - ухмыльнулся он кошке. Демонстрация эмоций – фу, как отвратительно!

- Я не позволю заниматься в школе чёрт знает чем! Никогда! – бормотал завхоз, морщась от воспоминаний о недавно увиденном. – Пока в Хогвартсе есть Филч, им всем придётся подчиняться правилам. Всем - без исключения!

Ненависть студентов его лишь радовала, а их страх перед отработками доставлял какое-то странное, извращённое удовольствие.

« Я заставлю их уважать школьные правила. Они у меня будут по струночке ходить, - зло думал старый сквиб. – И никаких обниманий-целований!»

Филч всё ещё бормотал: “Никакого разврата в школе”, - когда кто-то весьма символически одетый пронёсся мимо него и свернул в ближайший коридор.

Завхоз едва не получил инфаркт от этого зрелища.
- Они бегают по школе голыми!!!! – повторял он в полном шоке. - Я должен рассказать об этом Дамблдору. Им это так не пройдёт. Я им такую назначу отработку – до конца жизни вспоминать будут! А ещё непременно нужно будет рассказать об этом профессору Снейпу. Он поймёт, он…

И тут он увидел обнажённого профессора Снейпа, мчавшегося за студентом.

Филч замер на месте. Никакая – абсолютно никакая - мысль не могла конкурировать с этим.

Пока завхоз конвульсивно помаргивал, миссис Норрис вспомнила о своих обязанностях и бросилась вслед за Снейпом. Это вернуло Аргуса к действительности, и он истерически закричал:
- Нет! Вернись! Оставь этих извращенцев!!!

******************************

Снейп догнал Гарри и прижал его к ближайшей стене. На какое-то мгновение юноше пришла в голову мысль, что если так пойдет и дальше, он перезнакомится со всеми стенами Хогвартса.

- Гарри, не убегай, пожалуйста. Я люблю тебя. Я дам тебе всё, что твоя душа пожелает, я…

- Профессор, немедленно отойдите от Гарри, - вклинился в эту страстную речь знакомый холодный голос.

Оба одновременно повернулись и увидели Рона, направившего на Снейпа волшебную палочку.

- Мистер Уизли, я убедительно прошу вас не соваться не в своё дело. Уберите свою палочку - и убирайтесь отсюда.

- Я сказал вам отойти от Гарри. Больше я повторять не буду.

- А я говорю, что это не ваше дело, так что УБИРАЙТЕСЬ ОТСЮДА НЕМЕДЛЕННО! – с этими словами он обернулся к предмету своих воздыханий, коснулся его щеки нежным поцелуем и шепнул ему на ушко: - Гарри, я никогда тебя не отпущу…
- Я никогда не оставлю Гарри наедине с тобой! Ты меня слышал, грязный ублюдок?

- Как вы меня назвали, мистер Уизли? – обманчиво ласковым тоном спросил профессор.

- Так ты ещё и глухой пень! – в голосе Рона не слышалось ни йоты страха. – Я назвал тебя грязным ублюдком! Ты меня слышал – или мне ещё раз повторить?

Разъярённый Снейп уже готов был стереть в порошок маленького наглеца, когда из окружавших их сумерек послышалось спокойное: “Северус”. Звуки этого голоса словно привели его в чувство, заставив резко устыдиться своей наготы.

- Северус, что ты делаешь с Гарри? – холодно спросил Дамблдор. – Судя по твоей одежде – вернее, по её отсутствию – ты вновь ведёшь себя со своим студентом крайне неподобающе.

Снейп вынужденно улыбнулся и – как ни тяжело ему это далось в присутствии студентов – ответил:
- Простите, директор, я…

- Мы обсудим это через пару минут в моём кабинете, Северус. Где твоя одежда и обувь? – Дамблдор взглянул на Гарри и ободряюще улыбнулся: – Оденься, мой мальчик.

- В ванной префектов, - ответил Снейп, залившись краской стыда.

- В таком случае, - так же холодно и спокойно продолжил Дамблдор, - пойди туда и оденься. После этого я жду тебя в моём кабинете.

- Да, директор, - подавленно произнёс тот. Не поднимая глаз на Гарри, он вернул юноше палочку и исчез в темноте коридора.

Гарри к тому времени уже оделся и вопросительно смотрел на директора.

- Как ты, мой мальчик? – ласково спросил Дамблдор.

- Нормально, профессор. В порядке.

- Он что-нибудь…

- Нет. Рон появился раньше, чем профессор Снейп мог бы…- без промедления ответил юноша. Задумавшись на мгновение, он медленно добавил:
- Но это же не его вина, верно? Всё из-за этого влечения, ведь так?
Дамблдор чуть улыбнулся и утвердительно кивнул.

Гарри не знал, с чего это он вдруг бросился защищать Снейпа: знал только, что должен был это сделать.

- Ну что же, этот инцидент уже в прошлом. Возвращайтесь в свою башню и постарайтесь уснуть: вам обоим необходим хороший отдых. А я пока побеседую с профессором Снейпом и постараюсь убедить его в том, что подобное поведение преподавателю не приличествует… Да, ещё нужно позаботиться о нашем завхозе…

- О мистере Филче? А что с ним? – заинтересовался Гарри.

- Ничего особенного, Гарри, ничего особенного… Ну же, отправляйтесь к себе – и будьте впредь поосторожнее.

- Хорошо, профессор, - хором ответили Рон и Гарри, с радостью покидая холодный коридор.

Всю дорогу Гарри слышал, как Рон потрясённо бормотал: “Я видел голого Снейпа. Я видел голого Снейпа”, - и едва удерживался, чтобы не улыбнуться.

******************************

Той ночью Гарри спал на удивление крепко – в отличие от своего друга. Воскресенье прошло точно так же, как и суббота – за тем лишь исключением, что юноша не рискнул наведаться в ванную префектов, посетив вместо неё гриффиндорскую душевую. Не так комфортно, зато куда спокойнее.

Ложась в постель, Гарри со странной смесью страха и веселья подумал, что первое занятие завтра – Зелья… со слизеринцами… с Дином и Симусом…

…затем он вспомнил слова Снейпа: “Гарри, я никогда тебя не отпущу”…

Юноша забылся тяжёлым, беспокойным сном.



Глава 8. Урок Зелий, часть 1

Гриффиндорцы беспокойно толпились у закрытой двери, ведущей в царство Мастера Зелий. В этой всеобщей сутолоке Гарри едва успевал уворачиваться от жадных рук своих не в меру пылких однокурсников. Наконец, к огромному его облегчению, дверь открылась, и юноша быстро прошёл к своему столу в конце класса, всё время чувствуя на себе пристальный взгляд чёрных глаз.

Вскоре все вошедшие студенты заняли свои места, и Гарри в очередной раз оказался объектом всеобщего внимания. Юноша раздражённо тряхнул головой и попытался сосредоточиться на лекции.

- Для приготовления этого зелья вы должны работать в паре, - холодный тон Снейпа резко контрастировал с огнём, загоравшимся в его взгляде всякий раз, когда декан Слизерина смотрел на зеленоглазого брюнета.
Рон сел рядом с Гарри, а Гермиона – с Невиллом. В последнее время оценки Лонгботтома заметно улучшились благодаря помощи гриффиндорской всезнайки и отсутствию прежнего священного ужаса перед Мастером Зелий.

Тихие перешёптывания перешли в громкое бормотание, когда класс обратил внимание на тему урока.
- Это невозможно. Он же не собирается учить нас этому…
- НЕТ. Только не Снейп…
- Помнишь, как он оскалился, когда Локхарт только предложил…

Гарри с любопытством взглянул на доску – и почувствовал, как внутри у него всё похолодело. Это зелье предназначалось для него, вне всякого сомнения. Быстро переведя взгляд на Снейпа, он увидел, как губы мастера Зелий искривились в торжествующей усмешке, а в глазах вспыхнуло знакомое неистовое пламя.

Друзья с тревогой смотрели на Гарри.
- Думаешь, он заставит тебя это выпить? – взволнованно прошептал Рон.
- Думаю, это и есть конечная цель сегодняшнего урока.
- Ох, Гарри, - в голосе Гермионы звучало искреннее сочувствие. – Нужно поскорей рассказать Дамблдору, пока Снейп не натворил дел.

- Гарри, она права, - присоединился к разговору Невилл. – Этого зелья точно нет в программе – и Снейп явно хочет, чтобы ты его выпил. Видно, у него насчёт тебя большие планы.

- Мистер Лонгботтом, мистер Уизли, мисс Грэйнджер. Вы хотите, чтобы с вашего факультета сняли баллы? Или вы соскучились по отработкам? – прошипел Снейп, испепеляя взглядом Рона. Мастер Зелий явно не забыл о вмешательстве гриффиндорца в тот самый момент, когда он был так близок к своей заветной цели.

Рон промолчал, всем видом выражая крайнее отвращение. Он тоже прекрасно помнил недавние события: обнажённый Снейп – не то зрелище, которое быстро забудется.

Обернувшись к студентам, профессор добавил:
- Все требующиеся вам ингредиенты на этом столе. На приготовление зелья у вас ровно полтора часа. После этого я выберу одного из присутствующих, чтобы протестировать лучшее зелье.

С этими словами он быстро взглянул на Гарри, едва заметно улыбнувшись. Тот судорожно сглотнул.
- Гарри, - жарко зашептала Гермиона, - Дамблдор.

- Я не смогу пойти к нему прямо сейчас. Снейп меня не отпустит, а даже если и отпустит, то отправится следом: и что я буду делать с ним один на один в пустом коридоре? Нет, я лучше здесь останусь.

- Гарри, хочешь, я пойду к директору? – предложила Гермиона. - Снейп за мной не отправится; и пусть хоть все баллы с Гриффиндора снимет – мне всё равно.

Рон ошарашено посмотрел на свою девушку. Он и подумать не мог, что в Гермионе кроется подобная храбрость. Юноша чувствовал, как его сердце наполняется гордостью за свою гриффиндорскую львицу.

- Нет, Миона, не нужно. Когда Дамблдор вернулся из Министерства, он вызвал к себе Снейпа, чтобы обсудить изменения в программе. Может быть, это зелье – одно из таких изменений, и мы и вправду должны научиться его готовить.

- Всё равно это подозрительно, - недоверчиво пробормотала девушка.

- Давайте так: если Снейп попробует что-то со мной сделать, я сразу же пойду к Дамблдору. Договорились?
- Договорились! – ответил Рон.
- Но… - начала Гермиона, явно не соглашаясь.

- Миона, пожалуйста. Снейп – Мастер Зелий. Это – зелье. У нас новая программа. К тому же, вы рядом и, в случае чего, мне поможете. Мы приготовим зелье, как обычно, а потом все вместе выйдем из класса. И всё.

Гермиона внимательно посмотрела на друга и медленно кивнула, соглашаясь с его решением, затем поднялась и быстро пошла к столу с ингредиентами. Рон последовал её примеру:
- Ты здесь побудь, а я возьму всё, что нужно.

Гарри нервно приглаживал волосы, когда на книгу перед ним упал маленький листок пергамента. Записка была короткой: “Хочу заставить тебя стонать в экстазе”.

Быстро оглянувшись по сторонам, Гарри остановился на Драко. Слизеринец пожирал его глазами, улыбаясь и многозначительно подмигивая.

Юноша резко смял злополучный листок. Желая показать слизеринцу, что “стонать в экстазе” он не собирается, Гарри швырнул записку в мусорную корзину – но волею рока она попала на стоявший рядом стол Снейпа.

Никто не заметил, как что-то упало на преподавательский стол. Точнее, никто кроме Драко и Снейпа. Мастер Зелий не ожидал ничего подобного и сгорал от любопытства: что же его возлюбленный ему написал?
Снейп медленно развернул смятый пергамент.

Гарри видел, как участилось дыхание Мастера Зелий, как тот вцепился в край стола – видимо, чтобы не наброситься на него и не овладеть перед всем классом. Предательская мысль о том, что у профессора сейчас явные трудности с эрекцией – точнее говоря, с её наличием – вогнала Гарри в яркую краску.

Северус был счастлив. ‘Гарри хочет меня!.. Конечно же, он меня получит’, - мысленно застонал Мастер Зелий. Он однозначно был возбуждён… в классе, полном студентов… никогда раньше такого не было… он вообще не испытывал ничего подобного прежде - только когда думал о Гарри, когда рисовал в воображении его гибкое юное тело, сильные руки на своей пылающей коже, полные сладкие губы, от которых невозможно оторваться, твёрдый член, входящий в его узкий жаркий канал… о да… Северус однажды уже ласкал этот член - и хотел ещё, хотел большего… Мастер Зелий лишь раз был с Гарри, лишь раз попробовал этот восхитительный наркотик, но его зависимость уже была неизлечимой.
Снейп стремительно оглядел класс. Вздох облегчения вырвался из его груди при виде занятых зельем студентов, и Мастер Зелий неимоверным усилием воли заставил себя успокоиться. Нужно думать о чём-то другом, не о Гарри – иначе он не выдержит.

Драко был вне себя. Он видел реакцию Снейпа на его записку и теперь был твёрдо уверен в том, что его декан был более чем неравнодушен к Гарри. К его Гарри. Ну что же, осталось только избавиться от конкурента – и у Драко уже были некоторые соображения на этот счёт.
Сам же Гарри сгорал со стыда. Он понимал, что это нехорошо и неправильно, но ничего не мог поделать с собственным возбуждением. Кто бы мог подумать, что подобное поведение Снейпа так его заведёт?

********************************

Тем временем вернулся с ингредиентами Рон.
- Ну вот, я уже здесь. Хорошо, что я пошёл за всей этой дрянью, а не ты: никто не посмеет приставать к тебе на глазах у Снейпа, - весело сказал юноша.

Гарри нервно усмехнулся в ответ и принялся читать инструкции на доске. Через две минуты, вливая в котёл розовую воду, он услышал недовольное: “О нет…”
- Что такое?
- Я забыл корень имбиря, - ответил Рон, смешивая тем временем измельчённый рог единорога, масло гибискуса и лавандовую эссенцию.

- Ничего страшного, я за ним схожу.
- Нет, Гарри…
- Рон, смотри: возле стола никого нет.
- Есть! Снейп!

- Я обойду с другой стороны и не буду на него смотреть.

- Ну… хорошо, - с несчастным видом ответил Рон.

Гарри быстро взял все недостающие ингредиенты и решительным шагом направился к своему столу, но по пути внезапно почувствовал, как чья-то рука схватила его за задницу. Разумеется, это был Симус.

- Привет, Гааааррррри, - страстно промурлыкал собрат по факультету.
Юноша фыркнул в ответ и молча сел рядом с Роном. Тот, в свою очередь, зло глянул на Симуса, шепнув другу: “Ещё одно счастье!”

********************************

Урок прошёл гладко, без особых событий. К назначенному сроку Рон и Гарри с заданием справились – так же, как и остальные студенты.

- Сейчас, - бархатным голосом сказал Снейп, - мы испытаем его на ком-то из вас… хммм… мистер Поттер, прошу!
- И выбрали тебя, дружище, совершенно случайно! – иронично прошипел Рон.
Гермиона с ужасом смотрела на разворачивающуюся картину.

- Эмм… профессор, - залепетал Гарри, пятясь от приближавшегося к нему преподавателя, - не думаю, что это хорошая идея.

- О, мистер Поттер, от вас вовсе не требуется думать. Просто выпейте. - Чёрное пламя взгляда, настойчивое выражение лица… пугающее сочетание.

Северус намеренно не готовил противоядие для этого зелья: он не хотел, чтобы Гарри “излечился”. О нет, он прекрасно понимал, что рано или поздно кто-нибудь приготовит антидот и достигнутый эффект будет снят; однако Мастер Зелий рассчитывал, что за это время успеет соблазнить Гарри – в новом своём состоянии юноша вовсе не будет против. Снейп усмехнулся: план был определённо хорош. Он наконец-то получит Гарри, своего любимого мальчика, и что с того, что Дамблдор будет в ярости? Главное, что Гарри поймёт, как они нужны друг другу. А директор его рано или поздно простит, это уж точно.

Да, план был безупречен.

Гарри не успел даже моргнуть, как всё вокруг завертелось с ошеломляющей быстротой. В одно мгновение Снейп схватил их с Роном зелье, до боли сжимая его плечо другой рукой. Рон и Гермиона попытались остановить его, но тщетно.

Гарри замер, не в силах пошевельнутся, при виде дьявольской усмешки на лице профессора; Снейп же мгновенно воспользовался его минутным замешательством, схватил за волосы и, молниеносно оттянув его голову назад, влил в соблазнительный рот полный пузырёк волшебной жидкости.

Гарри закрыл глаза, пытаясь справиться с внезапным головокружением.

Северус знал, что после принятия зелья первым Гарри должен увидеть его, но не одному ему был известен этот факт. Буквально за считанные секунды за преподавательским столом началась жуткая суматоха: Снейп, Драко, Крэбб, Гойл, Симус, Дин, Рон, Невилл и Гермиона – все они кричали друг на друга и яростно толкались, пытаясь пробраться к Гарри. Кто-то хотел заполучить сердечную привязанность гриффиндорца, кто-то не понял, что происходит, и помчался к столу по принципу “где все, там и я”- а кто-то искренне хотел помочь своему другу. Остальные же студенты сгрудились в углу класса, в шоке наблюдая за происходящим.

********************************

Лежащий на полу юноша пошевелился и медленно открыл глаза.



Глава 9. Урок Зелий, часть 2

Гарри все еще чувствовал головокружение, когда очнулся и наткнулся на взгляд прекрасных льдистых глаз. Глаз, горящих слишком ярко для такого холодного оттенка серого. Несколько студентов вместе с профессором зельеварения толпились вокруг, энергично отталкивая друг друга, но он видел только Драко, вдруг ставшего для него единственным… Источником счастья, светом во мраке ночи… Сердце Гарри, запертое в грудной клетке, билось только для него. Слезы выступили у него в глазах при взгляде на столь прекрасного юношу.
Гарри таял в блаженстве.
А весь класс смотрел на него.

И его сердце готово было разорваться от счастья, когда он, поднявшись, обнял и поцеловал юношу, которого полюбил. Вокруг раздавались вопли ужаса, отвращения и шока, но гриффиндорец не слышал ничего. Его волновал только светловолосый слизеринец, с упоением отвечавший на его поцелуй. Гарри растворился в блаженстве, наслаждаясь изучением рта своего возлюбленного. Это действовало не хуже наркотика.

Вдруг Гарри почувствовал сильные руки, оттаскивающие его от Драко, и услышал профессора зельеварения, кричащего на того в гневе:
– Он мой! Вы слышите меня? Гарри – мой!

Гарри недоуменно взглянул на преподавателя и снова устремил полный желания взгляд на предмет своей страсти. Он решил, что профессор окончательно сбрендил. Гарри принадлежит своему возлюбленному, а никак не Снейпу.

В душе Рона клокотали ярость и отвращение к Снейпу за его извращенно подлый замысел. Поступок был достоин презрения, и Гарри теперь придется расплачиваться за его последствия. Когда он получит противоядие, и его состояние придет в норму, то тоже будет в бешенстве.

Ужасаясь случившемуся, Гермиона чувствовала себя виноватой, что в начале урока недостаточно настойчиво требовала немедленно рассказать все Дамболдору. В её глазах стояли слезы, и она едва сдерживала их, злясь на саму себя.

Протестующий ропот наполнил класс, распространяясь и среди остававшихся до сих пор спокойными студентов. Снейп и раньше поступал отвратительно, но сегодня его поведение перешагнуло все допустимые границы.

– Тихо, – прошипел мертвенно бледный зельевар. – Поттер, идемте со мной. Мы отправляемся в кабинет директора. Мисс Грейнджер, присмотрите за классом.

– Да, профессор, – тихим расстроенным голосом ответила Гермиона.

Гарри не хотел покидать своего любимого. Он хотел остаться с ним, следовать за ним всюду, быть в его объятиях. Гриффиндорец был до безумия влюблен в сероглазого студента и мог утверждать, что его чувства полностью взаимны. Это было видно по возбужденному взгляду Драко и его опухшим от недавних поцелуев губам. Сердце Гарри трепетало от радости. Он нужен своему возлюбленному! Покидая класс, юноша поклялся себе, что отдаст белокурому ангелу свое сердце, душу и тело.

*************************************************
Весь путь до кабинета Дамболдора Северус ворчливо проклинал самого себя. Что ему теперь делать?
Не только он сам оказался в крайне неприятном положении, но и, что гораздо хуже, его Гарри теперь был влюблен в другого. «Но это искусственная страсть, – успокаивал он себя. - Не подлинное чувство, как то, что испытываю к Гарри я. Я дам ему антидот, и ложное увлечение исчезнет бесследно».

Однако Северусу было больно видеть, как его милый мальчик целует другого. Его сердце снова зашлось болью, стоило вспомнить это отвратительное зрелище, и он прибег к испытанному способу, заставляя воспоминание убраться. И пусть в случившемся виноват не только он, именно его инициатива привела к столь печальным последствиям. Если бы он был немного более терпеливым или, напротив, более настойчивым с мальчиком, то соблазнил бы его раньше, навсегда завладев его сердцем. Впервые за много лет Северусу хотелось плакать.

Его план был плохо продуман. Профессор зельеварения вынужден был признать, что думал в тот момент членом, а не головой, и теперь ему придется расплачиваться за свою откровенную глупость. Если Дамболдор не уволит его, он постарается сдерживать себя и свою страсть к Гарри, поклялся он себе. Это будет трудно, но он справится. И он приготовит антидот от любовного зелья как можно скорее, чтобы у Гарри не было времени изменить ему.

– Тающий молочный шоколад с цельными орехами и миндалем в карамели, – сказал Снейп, и каменная горгулья скользнула в сторону, открывая проход.

Винтовая лестница двинулась, стоило им ступить на неё, и подняла к кабинету директора. Северус глубоко вздохнул и постучал в дверь.

– Открыто, – раздался директорский голос.

Профессор открыл дверь и шагнул вперед. Гарри последовал за ним.

– Северус, – обеспокоено спросил старый маг, – что-то случилось?

– Директор, я совершил… ошибку, – признался тот. – На сегодняшнем уроке я учил студентов приготовлению любовного зелья и…

– Но Северус, любовные зелья не входят в учебную программу, – резко возразил Дамблдор.

– Я знаю, директор, но мне показалось, что знание этого зелья не помешало бы. Мы несколько опережаем учебный график, и я решил, что большинство студентов будет радо познакомиться с новыми зельями. Сегодня я выбрал мистера Поттера для тестирования его работы, и...

– Я понял, Северус, – снова перебил зельевара директор. – Гарри, могу я попросить тебя подождать минутку? Мне нужно кое-что сказать профессору Снейпу наедине.

Гарри, переведя взгляд с Дамблдора на Снейпа и обратно, кивнул в знак согласия. Покинув кабинет, он остался ждать за дверью. Очевидно, там разговаривали, понизив голос, поскольку Гарри слышал лишь обрывки фраз: «…подобная безответственность…», «…привлекательность Гарри…», «…контролировать себя…», «…опасно для Гарри…», «…антидот…», «…превосходный Мастер Зелий…», «…уволить…» и «…в следующий раз…».

Десять минут спустя Снейп вышел к ожидавшему его студенту, и они, ни слова не говоря, направились обратно в класс. Гарри ясно видел, что его учитель чувствует смесь стыда и облегчения.

Они шли молча, пока не спустились в темные коридоры подземелий. Здесь Снейп остановил его, положив руку на плечо.

– Прости меня, Гарри. Я приготовлю для тебя противоядие как можно скорее, но ты должен пообещать мне кое-что.

Он смотрел очень серьезно, и сжимая кулаки, почти дрожал, добавляя:
– Ты должен дать слово не приближаться к мальчикам, излишне внимательным к тебе, особенно к мистеру Малфою, Финнигану и Томасу. Они опасны. Ты понимаешь это, Гарри?

– Но…

– Никаких «но»!

– Но…

– Я достаточно ясно выразился, мистер Поттер?

Глядя на профессора широко распахнутыми глазами, Гарри медленно кивнул. Он не собирался избегать своего любимого Драко, но понимал, что не в его интересах сообщать об этом Снейпу.

******************************************
– Гарри, с тобой все в порядке? – услышал он вопрос Гермионы.

– Конечно, Миона, - беззаботно ответил он.

– Я пять раз просила тебя передать мне соль. И ты ничего не ешь.

– Ох, прости, Гермиона, – Гарри в качестве извинения быстро передал соль девушке.

– Спасибо, Гарри. – Увидев, что взгляд ее друга снова становится отсутствующим, она добавила: – Ты не должен о нем думать. Не забывай, что на самом деле ты не влюблен в него.

– Я знаю, – ответил юноша, но так и не смог заставить себя отвести взгляд от белокурого слизеринца. Тот выглядел таким красивым…

– К счастью, у нас с ним нет сегодня совместных уроков, Гарри, – улыбаясь, сообщил Рон.

– Я знаю, – подтвердил тот, впадая в депрессию.

– У меня тоже нет общих уроков с вами, – добавила Гермиона. – У меня Арифмантика и Колдомедицина, а у вас?

– Беспалочковая магия и Дуэльный класс, – ответил Рон с усмешкой. Это были его любимые предметы. – Нам уже пора. Пойдем. Давай, Гарри.

Гарри встал и словно во сне последовал за Роном. «Может быть, сегодня вечером я смогу отдаться своему любимому», – размышлял он про себя. Мысли о ясных серебристо-серых глазах продолжали преследовать его.

Во время обеда Гарри не замечал пристального взгляда черных глаз, следящих за ним поверх голов слизеринцев, и обладателя этих глаз, сердито взирающего на светловолосого подростка с нескрываемой ревностью.

***************************************************
Гарри был горд собой. Он сумел сосредоточиться на уроках после обеда и не думать постоянно о любимом мальчике. Сейчас он шел в компании друзей на ужин в Большой Зал. Он хранил молчание, но пытался внимательно вслушиваться в разговор между Роном и Гермионой – впрочем, без малейшего успеха. Думать об уроках было неинтересно, и его мысли вернулись к более романтичному настрою. «Интересно, где сейчас Драко?, – размышлял он мечтательно. - Скорее всего, он тоже придет в Большой Зал, - Гарри восхищенно вздохнул: - Я смогу увидеть его еще раз».

Повернув за угол, Гарри почти наткнулся на своего возлюбленного. Он остановился и внимательно посмотрел на Драко. Увлеченные разговором, Рон и Гермиона не заметили, что их друг не идет за ними, и продолжили свой путь.

Драко Малфой был один и ... он был прекрасен. Гарри глубоко вздохнул, почувствовав, как слизеринец взялся за его предплечья. Чуть отклонившись, он ощутил, как по телу разливается жар желания. Серебристые глаза пристально вглядывались в его собственные. Он был буквально загипнотизирован этим взглядом.

– Ты скучал по мне сегодня, Гарри? – спросил Драко, вжимаясь в него возбужденной плотью.

– О, да. Очень скучал.

Гарри обвил руками шею Драко, рот которого в свою очередь жадно захватил губы юноши. Они целовались неистово, как будто были обречены на смерть, если не попробуют друг друга. Их дыхание стало прерывистым, возбуждение нарастало. Подстегиваемые страстным желанием руки блуждали по разгоряченным телам, и юноши неистово терлись друг о друга бедрами, вызывая все усиливающуюся эрекцию.

Увлеченные друг другом, они смутно слышали пронзительные девичьи вопли, ругательства, полные отвращения и затем – яростные мужские крики. Профессор Снейп, выглядевший так, словно собирается убить обоих, резко растащил Гарри и Драко. Его дыхание было прерывистым, но не от желания, а от ярости. Он явно старался восстановить самоконтроль, но выглядел все еще пугающе. На покрасневшем лице у виска конвульсивно билась жилка, зубы были стиснуты, а глаза налились кровью.

Гарри посмотрел за спину профессору в поисках какой-либо помощи и увидел Гермиону и Рона: они застыли от ужаса и смотрели на своего друга в полном недоумении.

– Что Вы затеяли, Малфой? Что Вы делали с моим Гарри? Вы понимаете, что я мог убить вас за это?

– Профессор, - прервала Снейпа Гермиона, осознавая его готовность совершить что-нибудь непоправимое. – Я думаю…

– Вы в состоянии понять, Малфой, что я могу заставить Вас сожалеть, что родились на свет? Вы…

– Профессор Снейп, – снова попыталась девушка. – Я могу сходить за профессором Дамблдором, если хотите.

Её своевременное упоминание имени директора, кажется, немного успокоило Мастера Зелий. Он несколько раз глубоко вздохнул и повернулся к девушке.

– Нет, благодарю вас, мисс Грейнджер, – прошипел он с гневом и презрением. Сделав над собой усилие и, немного успокоившись, он повернулся лицом к Гарри. Стиснув зубы еще сильнее, зельевар добавил:
– Мистер Поттер, вы мне нужны. Я приготовил противоядие, и для вас лучше («как и для меня», – сердито подумал он) выпить его немедленно.

– Нет! – выкрикнул чей-то голос. Разумеется, это был Драко.

Снейп шагнул к белокурому подростку, который испуганно отпрянул, и в коридоре вновь раздался голос Гермионы:
– Профессор!

Снейп остановился и крикнул на своего ученика:
– Вон с глаз моих! Немедленно!

Драко с сожалением посмотрел на Гарри. «Он будет моим, с любовным зельем или без», – решил он, сворачивая по коридору налево и направляясь в Большой Зал.

Окончательно придя в себя, Снейп продолжил разговор с Гарри.

– Теперь следуйте за мной.

– Профессор?

– Что еще, мисс Грейнджер? – в отчаянии сплюнул учитель.

– Мы с Роном проводим Гарри.

Снейп гневно взглянул на неё и ближе подошел к девушке.

– Что Вы пытаетесь здесь изобразить, мисс Грейнджер? Что Вы не доверяете вашему профессору? Что я изнасилую мистера Поттера, пока нас никто не видит? Что…

– Да! Вы именно это и хотели сделать в прошлую субботу! – выплюнул Рон, видя, как отпрянула в испуге его подруга.

– Отработка, мистер Уизли, и вам тоже, мисс Грейнджер. С Филчем. Кроме того, минус сто баллов с Гриффиндора.

Он повернул голову к Гарри и прошипел:
– Идемте, Поттер. Я не буду повторять Вам в третий раз.

Гарри вздрогнул и последовал за преподавателем.

– Профессор, мы можем… – пыталась продолжить Гермиона, немедленно замолчавшая при виде выражения на лице Снейпа. Выражения, словно он готов убить, как и немногим ранее.

– Жаждете отработку до конца года, Грейнджер, тысячу баллов с вашего факультета или… нулевую оценку по зельям?

Настала очередь Гермионы вздрогнуть. На ее глаза навернулись слезы, но она продолжила:
– Мы не можем позволить Гарри одному идти с Вами и...

– Нет, Гермиона, – вмешался, наконец, тот. – Я пойду. Не беспокойтесь.

– Но, Гарри… – в отчаянии прошептала девушка.

Гарри подмигнул ей и похлопал по карману, в котором была спрятана его палочка. На сей раз он не постесняется воспользоваться ей в случае необходимости. Гермиона поняла его, Рон тоже, но они все равно были обеспокоены.

Гарри направился в подземелья со своим преподавателем. Он не думал, что профессор Снейп что-нибудь с ним сделает. «То, что Дамблдор пригрозил Снейпу увольнением, несомненно, меня обезопасит», – пытался убедить себя парень.

– Входите, Поттер.

Мальчик вошел в кабинет Снейпа и получил от зельевара флакон с антидотом. Он быстро выпил холодную жидкость и понял, что зелье начало действовать. Его голова закружилась, как в прошлый раз.

Когда он решил уже, что вот-вот свалится, то почувствовал, как сильные руки обвились вокруг его талии, помогая сохранить вертикальное положение, и обнаружил чью-то теплую грудь напротив своей. Юноша попытался глубоко вдохнуть и справиться с головокружением.

Северус был смущен… и встревожен. Тело Гарри было таким юным, таким горячим, таким податливым. А его запах… таким возбуждающим. Он вспомнил восхитительный вкус юноши и почувствовал потребность ощутить его вновь. Он жаждал вылизать юное тело, сейчас тесно прижатое к его собственному. Хотел ласкать эту нежную кожу. Ему было настолько трудно сохранять самоконтроль, что он почти сходил с ума. Он подумал о Дамблдоре и своей работе, но не почувствовал заметного беспокойства по этому поводу. Он заслужил немного любви. Он заслужил немного этого мальчика.

– Гарри, ты причинил мне боль своей изменой, – прошептал он Гарри на ухо.

Не в силах больше сдерживаться, он начал нежно покусывать мочку уха юноши. Гарри дрожал, но не двигался.

– Это было зелье, – ответил он усталым голосом. – Я ненавижу Малфоя.

Северус усмехнулся и чуть сильнее сжал объятья.

¬– В Слизерине твоя любовь – я. Я, Гарри.

– Когда я думаю о том, что целовался с ним…

– Ты больше никогда не будешь этого делать, ты мой.

– … я чувствую отвращение… Я всегда ненавидел его.

Вновь улыбнувшись, Снейп почувствовал блаженство. Его Гарри, его милый мальчик не хочет Драко. Он нежно запустил руку в спутанные волосы, склоняя его голову себе на грудь.

– Он получил несправедливое преимущество в этой ситуации. Я люблю тебя.

– Я не хотел этого делать, но это было сильнее меня.

– Я хочу быть для тебя единственным. Только твоим.

– Я не контролировал себя. Он был для меня водой в пустыне.

– Теперь я – твой источник. Можешь пить из меня, когда пожелаешь.

– Этот свет вокруг него…

– Я освещу твои дни… и твои ночи.

– Я не мог заставить себя не прикасаться к нему…

– Я так ревновал… Я хотел, чтобы ты замечал только меня. Прикасался только ко мне.

– …и целовать его.

– О да, поцелуй меня.

– Я хотел… Что? – ошеломленно переспросил Гарри, отпрянув от Снейпа.

– Хочешь заняться любовью, да? Я тоже этого хочу.

– Я думаю…

– Не думай! Просто действуй!

– Но…

– Ты не помнишь, что обещал мне, Гарри?

– Что обещал?

– «Я хочу, чтобы ты кричал в экстазе». Так заставь меня кричать.



Глава 10. Бесцеремонное похищение.


– Заставь меня кричать, Гарри, заставь меня стонать от страсти, задыхаться от желания, даже больше: плакать от наслаждения, скулить от удовольствия, шептать твое имя, пока ты будешь входить в меня. Хочу быть твоим, – соблазняющее мурлыкал Снейп.

Гарри тяжело сглотнул. Все это было так заманчиво. Он закрыл глаза, с трудом сопротивляясь представшему перед ним соблазну. Снейп беззастенчиво предлагал ему себя. Гарри облизал губы и несколько раз глубоко вдохнул.

«Я не могу», – произнес он про себя.

«Нет, можешь! Коснись его», – шептал тихий, порочный голосок в его голове.

«Он – мой учитель. Это неправильно».

«Но он еще и человек. Человек, который хочет тебя».

«Он хочет меня так же, как и остальные. Это просто неестественно. На самом деле он не хочет меня, он меня не любит».

«Посмотри в его глаза, горящие желанием. Он хочет тебя… по-настоящему хочет и любит тебя так же сильно, как и ты его».

«Я? Я не люблю его!»

«О, это всего лишь слова, и в глубине души ты знаешь, что это не так. И ты не можешь скрыть это от самого себя».

«Но …»

– Гарри, пожалуйста, – шептал нетерпеливо Северус. – Иди ко мне, коснись меня… Хочу чувствовать твою кожу, ощущать прикосновение твоих рук, твоих губ, твоего языка… возьми меня, я изголодался по тебе. Хочу попробовать тебя на вкус, хочу утонуть в твоих глазах от страсти, когда ты будешь заниматься со мной любовью. Хочу заставить тебя задыхаться, хочу чувствовать, как ты глубоко и сильно входишь в меня, хочу быть заполненным тобой, хочу владеть тобой и принадлежать тебе… А ты хочешь меня, Гарри?

«Еще как!», – вынес вердикт тихий, полный энтузиазма голосок-союзник.

– Да, хочу! – ответил Гарри восторженно.

И набросился на так хорошо умеющего убеждать профессора зельеварения.

*************************************
– Я переживаю за Гарри, – нервно заметила Гермиона.

– Я тоже, Герм. Даже аппетит от беспокойства потерял, – откликнулся её рыжеволосый приятель, накладывая себе третью порцию поджаренного бекона.

– Кто знает, что Снейп делает сейчас с ним? – с тревогой прошептала девушка.

– Да, – с отвращением подхватил Рон. – Может быть, этот сальноволосый гад уже набросился на него.

– Ох, Рон, не говори так, - в ужасе прошептала его подруга. Её губы дрожали. – Немедленно идем к Снейпу… Почему мы сразу этого не сделали? Какие мы идиоты!

– А может, Гарри просто выпил противоядие и скоро присоединится к нам? Если только чертов ублюдок не дал ему другого зелья, похуже приворотного. – Слова Рона пугали девушку. – Может быть, даже возбуждающего…

Гермиона посмотрела на него широко распахнутыми глазами, беспокойно тряхнула головой и, задумавшись над теми отвратительными вещами, которые, вполне вероятно, происходили в этот момент, сказала:
– Мы должны спасти Гарри. Мы должны рассказать все Дамблдору…

– Дамблдору? – переспросил Рон, осматриваясь вокруг. – Дамблдор! – победно и с облегчением воскликнул он. – Смотри, Миона, директора нигде не видно… И он не тупой… Конечно, он сейчас в подземельях и следит за ситуацией.

Гермиона в свою очередь внимательно осмотрела Большой Зал и вздохнула:
– То, что профессора Дамблдора здесь нет, не означает, что он рядом с Гарри.

– Но, Миона, Дамблдор всегда защищал Гарри. Даже если В-Волдеморта больше нет, он не оставит Гарри в опасности. Он всегда будет выделять его среди других студентов.

– Может быть, ты и прав, – неторопливо произнесла Гермиона, во взгляде которой светилась отчаянная надежда.

– Давай так, – начал Рон, – если Гарри не будет здесь через пять минут, мы с тобой найдем его и приведем обратно, хорошо?

– Согласна, – нерешительно кивнула та.

И повернувшись лицом к двери, стала ждать.

************************************
Гарри нетерпеливо опрокинул преподавателя на его же стол и мгновенно оказался сверху, с жадностью впиваясь в губы Северуса. Тот ответил на поцелуй с такой страстью, что желание вмиг захлестнуло его с головой.

Он с силой рванул мантию преподавателя, не обращая внимания на полетевшие в разные стороны пуговицы, обнажил теплую светлокожую плоть и сразу же принялся бродить языком по шее и плечам. Юноша упивался опьяняющим вкусом кожи своего учителя, а его бедра быстро терлись о налитый кровью член.

Северус с отчаянным стоном вцепился в лохматую шевелюру. Любовник жадно всасывал его соски, пробуждая безумное желание. Он чувствовал, как язык Гарри вылизывает, а зубы покусывают его гладкую кожу. «Как может мальчик быть таким чувственным… и таким опытным?», – подумал Снейп, захлестываемый волной ревности и собственнических чувств. Но все мысли рассеялись, стоило Гарри заскользить вверх-вниз по тощему телу, втираясь налитым членом в живот, дразня этим и его, и себя. Северус захныкал от удовольствия.

Гарри дальше срывал профессорскую мантию, пока из-под неё не показались черные боксеры. Юноша вздохнул, слегка раздосадованный – он ожидал, что под мантией Снейп будет полностью обнажен. Поддавшись импульсу, он встал на колени и зубами стащил с него белье, обнажая горячий пульсирующий член. Прохладный воздух подземелий приласкал его, и Северус задержал дыхание. Он видел, как Гарри выпрямился и, бросая на него с вожделеющие взгляды, улыбнулся соблазняющее, под пристальным взглядом вызывающе облизал указательный палец и поднес его ближе к нему, ближе к его… Северус задохнулся от восторга.

Изумрудные глаза встретились с антрацитовыми. Гарри, немного осмелев, мокрым пальцем скользил по округлой головке и дырочке на её кончике; все тело мужчины трепетало под бесстыдными прикосновениями руки к его чувствительной плоти. Не сводя с любовника пристального, почти гипнотизирующего взгляда, Гарри поднес палец к губам и снова облизал – медленно и сладострастно. Член Северуса стал еще тверже, а по спине побежали стайки мурашек.

– Гарри, – взмолился мужчина. – Я не могу больше ждать.

И, задыхаясь от желания, он быстро достал из своего кармана флакон со смазкой. Эту бутылочку масла Гарри помнил очень хорошо. Юноша усмехнулся тому воспоминанию. На сей раз, он хотел бы воспользоваться этим маслом. О, Боже, да, он хотел Северуса.

Он уже схватил флакон, когда услышал чей-то стук в дверь. Оба любовника замерли.

– Кто… – начал Гарри.

Северус покачал головой в неведении.

Гарри слез с преподавателя, поправил свою мантию и попытался привести шевелюру в некое подобие порядка. Северус сделал то же самое, только разорванную мантию ему пришлось восстановить заклинанием. Теперь ничто не выдавало охватившей их страсти, за исключением потемневших и подозрительно блестящих глаз, чуть прерывистого дыхания и раскрасневшихся лиц.

В дверь снова постучали.

– Ты готов? – с беспокойством спросил Северус своего почти любовника.

– Да, – кивнул тот, разочарованный и смущенный.

– Открыто, – произнес Снейп убийственным тоном.

Дверь отворилась, впуская профессора Дамблдора. Его глаза мерцали, но на лице читалось слегка неодобрительное выражение.

– Итак, Северус, – начал он, – Гарри выпил твой антидот?

– Да, директор, – чуть резковато ответил ему тот.

– Хорошо. Тогда Гарри должен быть сейчас на ужине в Большом Зале с остальными студентами.

– Конечно, директор, – согласился профессор, поняв намек.

– Отлично, – заявил старый маг. Повернувшись в сторону гриффиндорца, он добавил: – Пойдем вместе, Гарри. Ты, наверное, проголодался?

Дамблдор направился к выходу из кабинета, и Гарри бросил последний тоскливый взгляд на Северуса.

«О, да, я проголодался», – думал он, пока его взгляд скользил по окутанной мантией фигуре преподавателя.

Северус поймал полный вожделения и томительного желания взгляд уходящего возлюбленного.

*************************************
После ужина Гарри покинул Большой Зал и отправился с друзьями в Гриффиндорскую башню. Во время еды он чувствовал на себе полный решимости взгляд Драко Малфоя: эта белокурая бестия, видимо, все ещё хотел его. Гарри пытался сосредоточиться на еде, но обнаружил, что не в состоянии есть. Его голод был иного рода, и удовлетворить его мог только тот, кого не было сейчас в огромном зале. Гарри это не удивляло, но он не мог сдержаться и продолжал бросать взгляды на преподавательский стол – увы, место профессора зельеварения оставалось пустым.

Гаррины друзья вздохнули с облегчением, увидев его возвращающимся с Дамблдором. Конечно, он сказал им, что ничего особенного в кабинете Снейпа не произошло, что он просто принял антидот и теперь избавлен от своей искусственной страсти к слизеринцу. Гриффиндорцы были так этим довольны, что совершенно не замечали расстроенного состояния своего друга. С некоторым стыдом Гарри признал, что хочет именно Снейпа, а не кого-либо другого. Но он задвинул эту мысль подальше. Сегодня он потерял рассудок от страсти, но не позволит подобному случиться вновь. Сейчас это было бы слишком рискованно.

«Может быть, после окончания школы», – прошептал тихий голосок в его голове.

Гарри покраснел, но никто этого не заметил. Рон и Гермиона обсуждали защитные заклинания и чары, которые подошли бы для обеспечения безопасности их друга.

– Ну, мы могли бы наложить на него отталкивающие чары или замаскировать его под Филча. Ты же знаешь, лучшего средства от влечения не придумать, – смеясь, предложил Рон.

– Будь немного серьезней, Рон, – слегка улыбнулась в ответ Гермиона.

– Или применить к ним заклятие кастрации. Радикальное средство, но никаких проблем после него точно больше не будет, – поддразнил её Гарри, улыбаясь, и, поморщившись от отвращения, добавил: – Только Крэббом и Гойлом займешься сама, Миона.

– Фу, – с не меньшим отвращением ответила девушка. Рон рассмеялся вслед за Гарри, увидев выражение ее лица.

Неожиданно, прежде чем кто-либо его заметил и смог остановить, Крэбб бросился Гарри в ноги и, вцепившись в левую так, словно от этого зависела его жизнь, начал петь сочиненную им для гриффиндорца серенаду.

– Каждый день в поту я просыпаюсь
С мыслями о заднице твоей, малыш.
Я лишь овладеть тобой пытаюсь,
Может, ты мне свое тело одолжишь?

Гарри пытался избавиться от слизеринца и вернуть свободу своей ноге. Друзья старались ему помочь, но не справлялись с сильным парнем и не могли оттащить его. Тот словно приклеился к Гарри.

– Твой зад – это то, для чего я рожден,
Я им покорен, я им возбужден.
Твой член без ладони моей изнывает…
Скажи мне, ты страстью моей убежден?

Гарри был в шоке от таких слов. Все члены Золотого трио впали в ступор, не зная, куда себя деть от ужаса и отвращения.

– Что… Что ты делаешь? – произнес дрожащий голос. Это подоспел Филч. Лицо его было почти фиолетовым, и он явно находился на грани инсульта. «Полоумные, ненормальные студенты. Все они совершенно ненормальные», – думал он, прерывисто дыша.

– Я вдохновлю тебя своим безумным пылом,
Услышу я, как ты от наслажденья закричишь.
Я даже поделюсь с тобой своим любимым мылом,
Коль скоро ты мое желанье утолишь…

– Мистер Крэбб!!! – крик профессора МакГонагалл звенел от ярости. – Немедленно отпустите ногу мистера Поттера!

И удостоверившись, что слизеринец освободил ногу её ученика, она добавила:
– Что, по-вашему, Вы делаете?

На понимание её вопроса у Крэбба ушло некоторое время.

– Я пел серенаду моему Гарри, профессор.

– Серенада? Это?… Больше похоже на сексуальное домогательство, мистер Крэбб. Я слышала ваши… стихи.

– Ой нет, профессор, не подумайте, что я Вас домогался, – наивно ответил слизеринец. - Я хочу трахнуть Гарри, а не Вас.

Потрясенные МакГонагалл и Гермиона задохнулись и покрылись багровыми пятнами. Челюсти Рона и Гарри последовали за рухнувшим на пол Филчем.

– Крэбб, – в бешенстве прошипела профессор, – в мой кабинет, немедленно! Я научу Вас, как следует разговаривать с преподавателем, вместо того, чтобы преследовать сокурсников. – Она была так рассержена, что у Крэбба не осталось иного выхода, кроме как последовать за ней, не понимая, что именно он сделал или сказал не так.

– Ушам своим не верю! – воскликнула смертельно бледная Гермиона.

– Мы тоже, – согласились с ней все еще потрясенные друзья.

Рон уже было развернулся в направлении гостиной, когда Гарри остановил его вопросом:

– А что с Филчем?

Рон быстро осмотрел потерявшего сознание завхоза и ответил:

– Не смертельно, очнется.

Гарри кивнул, Гермиона нахмурилась, но, как и Гарри, последовала за Роном.

Золотое трио подходило к последнему пролету лестницы, когда услышало два синхронно прозвучавших возгласа:

– Petrificus totalus!

Гарри увидел, как его оглушенные и обездвиженные друзья падают на пол. И прежде чем он сумел достать свою палочку, кто-то крикнул:

– Хватай его!



Глава 11. План Малфоя.

– Силенцио! – выкрикнул голос.

Гарри почувствовал, как два крупных тела придавили его к полу. Всмотревшись, он признал в них Грегори Гойла и Грэхэма Притчарда. Из-за наложенного заклинания он не мог ни закричать, ни позвать на помощь. К тому же чьи-то руки обшарили его одежду и извлекли из кармана палочку. Одна из этих рук, скользя по телу, то и дело задерживалась то на бедре, то на боку, то на груди. От этих прикосновений он вздрагивал в страхе и отвращении.

– Прекращай, Драко, - раздраженно пробурчал кто-то из захватчиков. – Мы сможем заняться им в нашей гостиной, а не здесь. Тут слишком рискованно.

Блондин разочарованно зарычал, но руки убрал.

У Гарри кровь застыла в венах. Они будут касаться его. Возможно, даже изнасилуют. А у него не будет возможности сопротивляться или хотя бы закричать. Он видел, как окаменели его друзья перед тем, как его самого обездвижили. Гарри решил, что хоть они и столь же беспомощны, как он, но наверное слышат разговор напавших на них учеников. Должно быть, это кошмарное чувство. Такое же, какое он испытывает сейчас сам.

Вес давящих тел был слишком тяжел для Гарри. Дышать становилось труднее. Драко, поняв это, зашипел на своих спутников и растолкал их. Не дав гриффиндорцу времени опомниться и что-либо предпринять, блондин направил на него палочку и обездвижил.

– Возьми его, - скомандовал Малфой Гойлу. – Нам надо быстро, пока кто-нибудь не заметил, доставить его… Что ты делаешь, Грег?

– То, что ты мне сказал.

Блондин закатил глаза и зарычал: – Натяни свои брюки обратно, идиот, и неси Гарри.

Притчард и Гойл мгновенно подчинились.

– А Уизел и Грейнджер, Дрейк? – спросил Блейз Забини.

– Точно, - спохватился Драко. – Грег, спрячь их в туалете – это рядом – и немедленно возвращайся.

Гойл схватился одной рукой за руку Гермионы, другой – Рона, и потащил, не обращая внимания на то, что мог им что-нибудь повредить.

– Теперь пошли, - сказал Забини. – Грэм. Так… понесешь Гарри.

Тот кивнул и последовал за старостой по лестнице к гостиной Слизерина.

– Быстрее, - приказал Малфой. – Нам не нужны свидетели. Надо быть осторожными. Хорошо, что ужин еще не закончился, но чем быстрее мы доберемся, тем лучше… и Гарри наш на всю ночь.

«И всю ночь он будет моим», - возбужденно добавил он про себя.

Драко насупился. Гарри украли у него. Благодаря любовному зелью тот любил слизеринца и целовал его… и как целовал. Драко все еще помнил вкус его губ. Он так часто грезил, как будет вновь и вновь захватывать рот гриффиндорца в поцелуе, что окончательно потерял покой и сон. Гарри принадлежал ему, целиком и полностью, но, увы, очень и очень недолго. Малфой жаждал большего. И он получит это большее. Только он.

Вернулся Гойл.

– Ну что, справился? – спросил Забини. – Спрятал их в туалете?

– Кого? – не понял Грегори.

– Плаксу Мирт, - съехидничал Драко.

– Н-нет, я её не видел…

– Уизела и Грейнджер, - в отчаянии вздохнул Блейз.

– Да, - кивнул Гойл через минуту и двадцать девять секунд: он действительно был тормозом.

Они продолжили свой путь к подземельям, не подозревая, что были подслушаны светловолосым подростком, который немедленно бросился бежать в сторону Большого Зала.


******************************************

– Положите его на диван, - распорядился Малфой, закрывая дверь. Ошеломляющей силы удар помешал ему закончить действие. – Что…?

– Эй, Малфой! Ты что, считаешь, что можешь вот так просто спереть у нас Гарри? – взревел Шеймус Финниган, сверкая в бешенстве глазами.

– Как ты…? – изумился Малфой, потерявший самоконтроль от столь неожиданного вмешательства.

– Мы вас видели! – ответил Дин Томас, пребывавший в не меньшей ярости. – Мы были в другом конце коридора, когда Гойл выходил из туалета для девочек с довольным выражением на лице. Не трудно было догадаться, что он что-то затеял… А мы знаем, чего он больше всего хочет!

– Гарри! – подхватил Шеймус. – Мы осторожно последовали за ним и, угадай, кого мы увидели?

– Нашего Гарри. Он - гриффиндорец. Так что здесь ему находиться не положено! – собственнически провозгласил Дин.

– Как и вам, - с сарказмом ответил Драко. – Вы не в Слизерине, но и не в… Гриффиндоре, я полагаю. Вас выперли из собственного Дома, не так ли?

– ЛОЖЬ… – взревел Шеймус, бросаясь на слизеринца. Драко уклонился от первого удара, но второй попал в цель. Возопив от боли, он начал отвечать ударом на удар.

Гойл и Дин немедленно встряли в драку, тут же за ними присоединились и Блейз с Грэхемом.

– Импедимента! – яростный крик остановил сражение, и клубок сцепившихся студентов застыл, подвешенный, на середине движения.

– ЧТО, ПО-ВАШЕМУ, ВЫ ДЕЛАЕТЕ? – кричала профессор МакГонагалл, продолжая направлять на них палочку. – ВАМ ДОЛЖНО БЫТЬ СТЫДНО ЗА СВОИ ДЕЙСТВИЯ. ОБЕЗДВИЖИТЬ ТРОИХ СТУДЕНТОВ, СПРЯТАТЬ ДВОИХ ИЗ НИХ В ТУАЛЕТЕ, А ТРЕТЬЕГО ПРИТАЩИТЬ СЮДА, ЧТОБЫ ПОЗАБАВИТЬСЯ С НИМ… ИЛИ… КАК ВАМ НЕ СТЫДНО!!!

Вошедший вслед за ней профессор Снейп немедленно оказался рядом с Гарри, и, склонившись над ним, прошептал: - Энервейт.

Открыв глаза, Гарри обнаружил себя в объятьях преподавателя, прижимавшего его к своей груди.

– Ох, любовь моя. Любовь моя. Они что-нибудь с тобой сделали? – мягко вопрошал тот, но встряхивал при этом совсем не слабо.

– Нет, профессор. Я в порядке. Но вот Рон и Гермиона…

– С ними тоже все хорошо, - ответил Снейп, скользнув легким поцелуем по губам юноши.

– Откуда Вы знаете? – спросил Гарри.

Северус слегка отодвинулся, давая возможность увидеть Дениса Криви, наблюдавшего за застывшим клубком переплетенных в драке тел студентов. Преподаватель трансфигурации все так же продолжала на них кричать.

Снейп снова придвинулся, загораживая обзор, и Гарри, откинув голову назад, посмотрел на него. Его учитель был явно обеспокоен и взбешен, и… ревновал.

– Никто больше не навредит тебе, Гарри. Никто. Я позабочусь об этом, – шептал он, нежно поглаживая юношу по щеке. Его голос задрожал, и он вновь захватил полные губы в поцелуй, на сей раз более сильный и глубокий.

Северус не мог себе позволить застонать от удовольствия. Он не хотел, чтобы кто-то увидел их с в этот момент, а потому поцелуй пришлось оборвать. Снейп был все еще сильно обеспокоен. Ему отчаянно хотелось разорвать, разнести в клочья все находящееся в поле зрения, а заодно и Малфоя с его прихвостнями; а затем взять Гарри на руки и навсегда унести подальше отсюда. Унести к себе, в свои комнаты, и дать успокоиться и отдохнуть в своей постели.

Гарри, закрыв глаза, вслушивался в глубокое дыхание Снейпа, когда голос МакГонагалл окликнул его.

– Профессор Снейп назначит взыскания этим злоумышленникам. Пойдемте, я провожу Вас в гриффиндорскую башню, мистер Поттер.

Он поднялся и направился к главе своего Дома.

– Денис, - позвала та, - пойдемте с нами.

– Да, профессор, - отозвался Криви.

– Профессор, - обратился к ней Гарри. – Пожалуйста, скажите, что с Роном и Гермионой.

– Они в больничном крыле, Поттер. И останутся там на всю ночь. С ними все в порядке, но мадам Помфри предпочла оставить их под своим присмотром. Вы сможете увидеться со своими друзьями завтра.

Оставшийся до гриффиндорской гостиной путь они проделали в полной тишине.


*****************************************

– Ммммммм… Да… Там… Да, коснись меня там, - Гарри задыхался от невыносимого возбуждения.

Северус вылизывал его грудь, уделяя особое внимание затвердевшим соскам.

– Хочешь большего, Гарри?

– Да. Да. Я хочу больше, Сев, - простонал он. Набухший член бешено пульсировал.

– Попроси меня, - приказал мужчина.

– Что?

– Попроси. Скажи, что ты меня хочешь, - со стоном пояснил любовник.

– Хочу тебя… я так хочу тебя… возьми меня… пронзи глубже… заполни меня, любовь моя… коснись моего члена и войди в меня… Я так близко… так близко… хочу тебя сейчас же… люблю тебя.

Усмехаясь, Северус смазал любрикантом свою жаждущую плоть, поудобнее расположился у Гарриного входа…
…и в этот момент Гарри проснулся.

– Люблю тебя, люблю тебя, - повторял он, задыхаясь и истекая потом.

Молодой человек с ужасом осознал, в чем и кому именно он только что признался.


**************************

Гарри все еще принимал душ, когда Невилл ушел на завтрак в Большой Зал.

Теплая вода приятно ласкала кожу и расслабляла мышцы. Гарри чувствовал, как мощные упругие струи волнами скатываются вниз по его телу. Мягкая пена шампуня, скользя, сползала вдоль его лица и шеи. Воздух вокруг был наполнен паром.

Его руки пощипывали чувствительные соски, пока те не затвердели. В предвкушении Гарри облизывал и закусывал губы. Его пальцы, едва касаясь, скользили по мышцам живота, спускались по внутренней стороне бедра и медленно возвращались обратно, слегка задевая яички.
Дыхание становилось прерывистым, временами вырывались всхлипы.

Гарри обхватил набухший член ладонью, неспешно лаская большим пальцем головку, на кончике которой уже выступила жемчужная капелька смегмы.

– Сев, - простонал он, смакуя звучание имени на губах.

Сильнее сжав пульсирующую плоть, он принялся поглаживать её в медленном темпе, представляя руку зельевара на месте собственной.

С раскрасневшимся лицом, закрытыми глазами и приоткрытым в удовольствии ртом, Гарри все быстрее двигал бедрами.

– Сев.

Он увеличил ритм, одновременно напрягая ягодицы. Он чувствовал, что близок к кульминации… такой… так…

– СЕВ!


******************************************

Рон и Гермиона, уже вполне пришедшие в себя, лежали на соседних кроватях в лазарете. Стоило заскочившему навестить их после уроков Гарри войти в палату, как они наперебой затараторили:

– Прости…

– Мы ничего не могли сделать…

– Это было ужасно…

– … не могли помочь тебе…

– … этот ублюдочный хорёк …

– … слышали их…

– Как самочувствие? – одновременно спросили все трое. И счастливо улыбнулись, радуясь собственной солидарности.

– Я в полном порядке, - сообщил Гарри. – А как вы двое?

– Всего лишь несколько синяков, - состроила гримасу Гермиона. – Гойл был жутко бесцеремонным. Втащил нас наверх прямо по ступеням.

Гарри с Роном в ответ нахмурились.

– Ему назначили две недели отработок, - с недоброй ухмылкой сообщил Рон. – Будет драить лестницы зубной щеткой. Теперь он на собственной шкуре почувствует боль в спине и заднице.

Гарри, тоже усмехнувшись, спросил: - А ты откуда знаешь?

– Денис заскочил утром и рассказал. Наш юный репортер уже успел собрать слухи о назначенных Снейпом взысканиях, - улыбаясь, ответила Гермиона.

– Временами, признаться, я начинаю чувствовать к нему уважение, - сказал Рон. – Малфой весь следующий месяц будет отвечать за чистоту всех Хогвартских туалетов.

Друзья счастливо рассмеялись.

– Мистер Поттер, - неожиданно позвала его мадам Помфри, - мне нужно кое-что сказать Вам. Я сегодня получила письмо из св. Мунго.

С тревожно забившимся сердцем Гарри посмотрел на медсестру. В его взгляде читалось беспокойство, страх и надежда с радостью одновременно.

– На данный момент они не знают, что с Вами случилось, но, по всей видимости, у них есть кое-какие идеи на сей счет. Они обещали держать меня в курсе дела. И надеются найти объяснение Вашему состоянию.

Медиведьма улыбнулась юноше, собственная улыбка которого слегка увяла. Ну, по крайней мере, у него еще оставалась надежда.


******************************************

Возвращаясь из больничного крыла, Гарри покраснел, услышав, как знакомый голос окликает его.

– Да, профессор?

– Ваша палочка, Поттер, - заявил Снейп, протягивая её Гарри.

– О, спасибо, сэр.

Забрав палочку, он собирался было уйти, но Снейп придержал его за руку.

– Я Вас провожу.

Гарри с трудом сглотнул.

– Хорошо, сэр.

– Поттер, я хочу предостеречь Вас еще раз. Я не хочу, чтобы Вы где-либо бродили в одиночестве. Вам понятно?

– Абсолютно, профессор.

– Я так же не хочу, чтобы Вы провоцировали неприятные ситуации…

– Я ничего не провоцировал, сэр.

– И хорошо, - ответил тот, обнимая юношу за плечи и заглядывая ему в глаза. – Я не хочу обнаружить тебя в чьих-либо объятьях, кроме моих. Я не хочу видеть тебя флиртующим с кем-либо, если этот кто-то - не я. Я не хочу, чтобы ты встречался с кем-либо, кроме меня. Это тебе тоже понятно?

С этими словами он впился в губы юноши горячим поцелуем, словно стремясь пометить его, как свою собственность.

– Пойдем, - решительно заявил Снейп, отстранившись от Гарри и таща его за собой.

– Но… профессор, гриффиндорская башня в другой стороне, – ошеломленно возразил тот.

– Отличная наблюдательность, мистер Поттер, - саркастично ответил Снейп. – Наверное, это потому, что Вы не присоединитесь к своему Дому сегодня вечером. Наверное, это потому, что эту ночь Вы проведете со мной. Наверное, это потому, что я «хочу заставить тебя кричать в экстазе».

Гарри снова с трудом сглотнул.

– Профессор, это… это были не… не мои слова, Вы знаете. Это был Малфой.

– Малфой? – гневно воскликнул тот с горящими от ревности глазами.

– Д-да. Он подбросил мне эту записку на уроке. Я хотел от неё избавиться и кинул в корзину для мусора, но промахнулся и попал на Ваш стол. Так что это написал Малфой, а не я.

Гарри не пришлось долго ждать ответа.

– Понятно. Ну, это не важно. Тебе просто надо сказать мне это своими словами, или, еще лучше, продемонстрировать.

Сказав это, Снейп подхватил Гарри на руки и, перебросив через правое плечо, продолжил свой путь в подземелья.




Глава 12. В твоих руках.

Дверь в спальню Снейпа с шумом захлопнулась за ними. Профессор аккуратно опустил свою драгоценную ношу, позволяя Гарри встать на ноги. И прежде чем он успел хоть что-то сказать, Северус вовлек его в поцелуй и одновременно начал поглаживать спину.

Отстранившись, Снейп прошептал в губы своего любовника:

- Гарри, я хочу тебя. Просто сгораю от желания. Позволь мне любить тебя. Дай показать, насколько это может быть прекрасно.

- Но, сэр, я уже не девственник. Я знаю…

- ЧТО?! Мой Гарри - не девственник?! - воскликнул тот. - И кто был первым? Кто посмел к тебе прикоснуться? Кто решил, что достоин тебя? Кто украл у меня это бесценное сокровище? Гарри, ответь мне!

Гриффиндорец решил, что лучше сказать правду, даже если Снейпа она не касается.

- Роджер Дэвис… - тихо прошептал он.

- Дэвис? - изумился Снейп. - Но…но ведь он не гей! Я видел, как он заигрывал с этой девицей из Бобатона, Флер Делакур.

- Ну, на самом деле, он - би.

- И когда это случилось? Он же закончил Хогвартс несколько лет назад. Когда он успел?

- В прошлом году.

- В прошлом году? В прошлом году?! ГДЕ?

- В Хогсмите. Я встретил их там.

- Их? ИХ?! Что значит «их»?

Гарри покраснел, мысленно обозвав себя идиотом, неспособным держать язык за зубами.

- Ну, Роджер был не единственным в мой первый раз.

У Снейпа отвалилась челюсть, кровь бросилась в лицо, а в глазах заполыхала безумная ревность.

- Кто еще?

- Эээмм…Оливер Вуд.

- Вы там в чертов Квиддич играли, что ли?! В «смени команду»?! В «поймай и укроти золотой снитч» или, точнее, «Золотого мальчика»?! - в бешенстве проорал Снейп и бросился метаться по комнате, тихо бормоча себе что-то под нос.

Гарри умудрился разобрать только несколько слов: «святая наивность», «кто бы мог подумать», «гриффиндорец», «невинный» и «все равно мой».

Вдруг он резко остановился.

- А потом? - прорычал Снейп сквозь стиснутые зубы.

- Никого.

Было видно, что этот ответ устроил Снейпа куда больше, и Гарри решил добавить:

- С того случая никого.

Снейп улыбнулся.

- Кроме… твоей руки?

Гарри зарделся как маков цвет, и это заставило зельевара рассмеяться.

- Я сам не девственник, так что могу простить тебя. Но запомни, чтобы отныне тебя больше никто не касался, даже ты сам! Только я…и мои руки.

Гарри с трудом сглотнул, наблюдая, как учитель приближается к нему медленно, словно хищник.

Северус прошептал:

- Гриффиндорец! Со всей его отчаянной храбростью! Хмм, нужно действовать соответственно, - и достал свою палочку.

Гарри в изумлении отступил.

- Малыш, доверься мне, - попросил Снейп и преобразил перо в тонкий, наподобие катаны, клинок. Тот снова сглотнул и, все-таки решившись довериться, замер на месте.

Снейп прошептал заклинание и уже через секунду предстал полностью обнаженным. Судорожно втянув воздух, гриффиндорец в предвкушении облизал губы, с наслаждением пожирая взглядом прекрасное и сексуальное тело партнера. Гарри почувствовал, как вся его кровь устремилась вниз, к паху, пока Снейп с мечом в руке приближался к нему.

Мужчина поднял руку и навел острие клинка на грудь молодого человека. Гарри, задержав дыхание, удерживал на нем пристальный взгляд, когда почувствовал, как холодный металлический кончик скользит вдоль тела, разрезая одежду, но при этом не оставляя ни единого следа на его гладкой коже. Он отчаянно жаждал стоящего перед ним мужчину, возбужденного так же сильно, как и он сам. Гарри облегченно и восхищенно выдохнул: несмотря на обуревавшее того желание и возбуждение, он не оставил на коже ни единой царапины столь опасным оружием.

Снейп сделал еще одно плавное движение, и Гарри ощутил, как все еще укрывающие его одежды мягкими волнами заструились на пол, оставляя стоять во всем великолепии собственной наготы.

Северус, ошеломленный увиденным, опустил меч: Гарри был потрясающе прекрасен. Преобразовав клинок обратно в перо, он швырнул его на прикроватную тумбочку, где его палочка уже составляла компанию флакону с любрикантом.

Развернувшись к Гарри, Снейп замер. Возлюбленный бросился к нему и впился в губы отчаянным поцелуем. Не разрывая контакта, Северус подталкивал Гарри к огромной четырехместной кровати. Пожирая друг друга, они упали на неё; Гарри перекатился на мужчину, разрывая, наконец, поцелуй.

– Хочешь поиграть? – спросил он с улыбкой, со сверкающими радостью и желанием глазами. – Отлично, поиграем.

Гарри достал свою палочку (п/п: интересно, откуда? ) и шепнул несколько слов, которых Снейп не расслышал. В руках у него появился огромный букет алых роз, еще одно заклинание, и прекрасные цветы сбросили свои лепестки, которые, закружившись в воздухе чарующим ураганом, опали на постель, осыпая тело Северуса.

Юноша улыбался, срывая с двух оставшихся роз лепестки и осыпая ими голову, шею и грудь любовника. Не разрывая взгляда, он раздувал алые чешуйки, и Северус восторженно трепетал под едва ощутимыми, мягкими ласками скользящих лепестков, подгоняемых теплым дыханием возлюбленного.

Гарри, бродя по телу Северуса губами, выцеловывал на бледной коже дорожки от лепестка к лепестку. Затем вызвал еще одну розу и начал водить кончиком едва распустившегося бутона по лбу, носу, тонкогубому рту любовника, вытягивая в ответ восхитительные стоны.

– Тебе это нравиться, Северус? – дразнящее спросил он, впиваясь в губы поцелуем.

– Ты же знаешь, что да, - задыхался тот в возбуждении.

– О да, я знаю, - усмехнулся Гарри, в глазах которого пылало не меньшее возбуждение. – Хочешь почувствовать такие же ласки и на теле, Северус?

– Дааааааа…

В ответ Гарри повел рукой, в чувственной ласке скользя розовым бутоном по подбородку и шее, выводя кончиками лепестков узоры на гладкой коже мускулистых плеч.

«У него потрясающее тело, - в счастливом восторге думал Гарри. - Это преступление - скрывать его под столькими слоями одежды. С другой стороны, им смогу любоваться только я», - и юноша довольно усмехнулся.

Проведя шелковистым бутоном от локтей до самых ладоней, Гарри вернул его к плечам, затем к груди и, наконец, добрался до напряженных сосков. Прикасаясь к ним поочередно, он сразу же заменял цветок собственными губами. Северус, осознав прикосновение Гарриного языка к соскам, застонал громче, и задержал дыхание, наблюдая, как Гарри, отложив розу, опускает голову.

Северус не смог сдержать крик, вызванный прикосновением горячих губ и языка. Одни ласки сменяли другие… снова и снова. Все было настолько прекрасно, что просто сводило с ума. Он так долго ждал этого момента, что теперь задыхался от невыносимого желания.

Гарри поднял голову, и его пронзительные зеленые глаза заглянули в глубокие темные озера. Он снова соблазнительно улыбнулся. Северус улыбнулся в ответ и прошептал:

– Твоя очередь быть профессором и научить меня всему, что ты знаешь. Я буду очень старательным учеником, но мне понадобиться много практики.

Гарри засмеялся и ответил, манерно растягивая слова:

– Отлично. Но помни, тебе придется повторять наши уроки множество раз, прежде чем я допущу тебя до экзамена. Так что, думаю, без отработок после занятий нам не обойтись, мистер Сама-Сексуальность-Снейп.

– Я постараюсь учиться так, чтобы доставить Вам максимальное удовольствие, профессор Бог-Секса-Поттер.

– Да. Я на Вас рассчитываю, - ответил Гарри и лизнул губы Северуса, упрашивая впустить его. Они целовались страстно, с любовью, дыша тяжело и шумно, пожирая рты друг друга одновременно жадно и нежно.

Гарри разорвал поцелуй, принявшись покусывать шею и мочку уха любовника, шепча при этом:

- Роза начинает ревновать. Она еще не прикоснулась к другим частям твоего тела: к животу или пупку, например.

– Мммммм, Гарри, я предпочитаю прикосновения твоего языка.

– Нет-нет, мистер Сама Сексуальность. Вы этого хотели - и Вы это получите. Спешу напомнить, что профессор здесь я, - осадил его Гарри с притворным недовольством и с усмешкой добавил: - И назначаю Вам взыскание за вашу наглость.

Северус засмеялся и нежно шлепнул юношу по заднице.

– Очередное проявление неуважения к преподавателю. Должен ли я напомнить, что мой статус в Хогвартсе значительно выше Вашего?

И он снова рассмеялся, но смех оборвался, когда он почувствовал, как розовый бутон медленно скользит вниз по его телу к паху. Он захныкал и услышал мурлыканье своего возлюбленного:

- Тебе нравится… ооо, хороший мальчик…

Розовый бутон скользил вдоль всей длины возбужденного члена, дразня сочащуюся влагой головку.

– Гарри, - шепотом взывал Северус. Его руки комкали темно-синие простыни, бедра приподнимались в медленном чувственном ритме, ускорявшемся, когда он думал о том, что цветочный бутон скоро сменит горячий влажный рот. Губы Гарри, язык Гарри, тело Гарри, окружающие его до предела возбужденный член. Тихие полузадушенные крики вырывались из горла профессора, наблюдающего, как вечно взлохмаченный студент склоняется к низу его живота.

Гарри обследовал языком каждый миллиметр горячей набухшей плоти, затем поцеловал сочащуюся влагой головку и, обхватив её губами, начал медленно всасывать и обводить языком.

Северус был готов расплакаться от пронзительности переполняющих его ощущений. Он наблюдал, как возлюбленный медленно заглатывает его член: это зрелище, смешиваясь с разбушевавшимися эмоциями, возбуждало невероятно.

– Гарри, Гарри, пожалуйста, я так хочу тебя… сейчас… Не могу больше ждать… не могу…

Юноша выпустил член изо рта и приподнялся на руках. Северус немедленно опрокинул его на спину и потянулся к флакону с любрикантом, чтобы смазать пальцы.

– Моя очередь учить, - хищно улыбнулся он.

– Вам следует помнить о двух взысканиях, мистер Сама-Сексуальность-Снейп, - поддразнил в ответ Гарри.

– Я помню, и ты зачтешь мне первое, если сможешь вымолвить хоть слово, когда я приласкаю тебя изнутри своими пальцами.

– Но ты еще не… ооооооо… Божеееееее…

Северус подразнил, кружа пальцами у входа, прежде чем скользнуть внутрь одним из них, растягивая кольцо мышц. Он отважился добавить еще один палец, и тот легко вошел, позволяя еще больше растянуть мышцы. Гарри был настолько готов и отвечал так страстно, что Северус смело добавил третий палец.

С громким стоном юноша взмолился о большем:

- Пожалуйста, Сев, я безумно тебя хочу! Возьми меня, любовь моя... Я твой…

Вспыхнув от удовольствия, Северус вытащил пальцы и приставил ко входу свой истекающий влагой член. Профессор медленно вошел в юное извивающееся тело, остановившись только тогда, когда оказался полностью погруженным в его жаркую тесную глубину. Оба дышали тяжело и прерывисто, но зеленые глаза молили о движении и мужчина не мог не подчиниться этой мольбе. Первые толчки были мягкими и нежными, оба постанывали от удовольствия.

– Я люблю тебя, Гарри, - шептал мужчина.

– Я тоже люблю тебя, Сев… Мой Северус… - задыхался тот, облизывая пересохшие губы. Он стал двигаться навстречу партнеру быстрее и резче. Северус подхватил его ритм, сжимая руками юношеские бедра.

Не разрывая взгляда, каждый видел во взгляде другого любовь, желание и удовольствие, легко читая в нем и собственное счастье. Это было прекрасно.

Ни Гарри, ни Северус никогда не испытывали ничего подобного, и обоим было ясно, что отныне они являются частью друг друга. Отныне и навсегда.

– Быстрее, Сев, глубже… Оооооо…

Северус повиновался, врываясь в извивающееся под ним тело все быстрее и яростней.

– О, да… да… любовь моя, сильнее. Пожалуйста, сильнее!

Ритм движений снова ускорился, заставляя их кричать от обжигающей тела и души страсти.

– Не останавливайся, Северус, не останавливайся… никогда…

Но Северус и не собирался останавливаться. Напротив, он лишь ускорил темп, достигая предела, когда быстрее уже невозможно, и заставляя тело Гарри содрогаться от каждого толчка.

– О, да… ДА! – кричал тот, вслепую нашаривая член, поглаживая его в одном ритме с толчками.

Гарри не мог больше сдерживаться - огненная волна прокатилась вверх по позвоночнику, вынуждая кончить под давлением невероятных ощущений.

Северус почувствовал, как напрягся, кончая, его любовник и с восхищением заглянул в глубину ярких нефритовых глаз. Он улыбнулся и слезы счастья побежали вниз по его щекам. Достигнув кульминации, профессор выгнулся… и бесконечное мгновение спустя обессилено рухнул на постель, позволяя остаткам разума улететь в небеса.

Тяжело дыша, они улыбнулись друг другу и поцеловались.

– Ты мой, Гарри.

– А ты мой, Сев.

Еще раз улыбнувшись, они придвинулись ближе в объятья и провалились в царство Морфея.




Глава 13. Будни

Примечание: Рекомендуется для прочтения любителям флаффа и кроликов))
_______________________________



Гарри проснулся в объятиях своего профессора и лениво улыбнулся. Жизнь прекрасна! Все тело приятно побаливало после первого раза с Северусом, и он задумался, скоро ли сможет сесть на метлу – через три дня будет матч.

- Добрый день, - услышал Гарри, и приподняв голову с груди любовника, встретил взгляд угольно-черных глаз. Улыбнувшись шире, он ответил: - Добрый.

Скользнув выше, он мягко поцеловал тонкие губы. Северус застонал и приоткрыл рот, разрешая ему хозяйничать. Они целовались нежно, вкладывая всю свою любовь и счастье.

- Люблю тебя, - прошептал Гарри, отрываясь от губ.

- Я тоже люблю тебя, - они опять поцеловались.

- Хочешь есть, милый? - спросил Северус. - Мы пропустили обед.

- Знаю. К счастью, сегодня суббота. Никто не заметит, что нас нет, однако я голоден. Но прежде мне необходимо принять душ.

- Все что хочешь, сладенький.

- Се-ев, - заныл Гарри. - Кажется, я не в состоянии сделать это самостоятельно.

- Действительно?

- Да. Ты же видел, этим утром на меня напал сексуальный маньяк, и теперь я не могу даже наклониться.

Северус засмеялся: - О, я заметил... Значит, тебе необходима помощь, Гарри?

Тот посмотрел на него взглядом побитого щенка.

Снова рассмеявшись, он взял мальчика на руки и прошел в ванную:

- Я не могу отказать в помощи, когда это настолько важно, - и саркастично ухмыльнувшись, добавил: - Жаль, что ты не можешь наклониться, а то я придумал хорошее возмездие для того сексуального маньяка.

Гарри застонал: - Конечно же, я смог справиться с ним, но вряд ли после этого у меня останутся силы самостоятельно вымыться, Сев.

- Хорошо. Похоже, мне следует приготовить для тебя стимулирующее зелье.

Гарри засмеялся: - И желательно для сегодняшнего вечера... при условии, что ты тоже будешь его принимать.

Поставив Гарри в душевую кабинку и шагнув следом, Северус закрыл за ними стеклянную дверь и включил воду, регулируя температуру.

- Кстати, о вечере – мы должны быть очень осторожны: и сегодня, и потом. Нас не было этим утром, - Северус немного покраснел, - и, полагаю, кто-то - Дамблдор, или, возможно, твои друзья - начали что-то подозревать. Поэтому, нам надо продумать план, как встречаться тайно.

- Рон и Гермиона все еще в больнице. Их выпишут сегодня попозже, а вечером они пойдут в Хогсмид. Когда они друг с другом, то остальной мир для них не существует, так что сегодня проблем не будет. Я задерну балдахин, тогда вернувшись Рон не заметит пустой кровати. Но я не смогу провести с тобой всю ночь, придется вернуться в башню рано утром. Завтра тоже не будет никаких проблем. А в понедельник у нас зельеварение, и я смогу получить отработку.

Северус усмехнулся: - Умница.

Гарри задержал дыхание, почувствовав скольжение намыленных изящных рук любовника по коже. И потом услышал его шепот: - Всегда хотел принять с тобой душ... или ванну.

******************************************

Выходные пролетели незаметно. Каждую свободную минуту Гарри проводил с Северусом.

И вот уже понедельник - Гарри, Рон, Гермиона и Невилл шли на Гербологию.

- О, Гарри, - вдруг сказал Рон взволнованно. – Чуть не забыл: нам наконец-то выдали новые метлы – как раз к завтрашней игре! Ты на Молнии, мы на Нимбусах-2006: Слизерин порвем как Тузик грелку!

- И ты до сих пор молчал? - поразился Гарри.

Рон покраснел как рак и глянул на Гермиону, та цветом лица походила на него. Наконец, слегка заикаясь, он пробормотал: - Я... я, ну ты знаешь, я был... занят. Гермиона и я...

Гарри рассмеялся: - Да, я понимаю. Можешь не продолжать.

Все еще красные Рон и Гермиона смущенно заулыбались.

*******************************************

И снова эти обжигающие, жаждущие его взгляды. Казалось, он уже должен был привыкнуть к ним, но никак не выходило. Он всей душой ненавидел такое пристальное внимание к своей персоне, хотя если его выказывал Северус…

Он все еще был удивлен силой любви к этому мужчине, пусть это чувство и казалось ему естественным. Это судьба! Он уже представлял себе их совместное светлое будущее, которое просто обязано быть светлым и безоблачным. Северус - это тот мужчина, о котором он всегда мечтал, пусть раньше он и не мечтал о таком вовсе. Эти мысли заставили его широко улыбнулся.

Целое утро он всласть фантазировал о Снейпе, но пришло время встряхнуться и наконец обратить внимание на профессора трансфигурации.

- Мистер Финниган и мистер Томас, прошу вас, - процедила МакГонагалл, - будьте любезны отвести взгляды от мистера Поттера и обратить внимание на классную доску.

Ее слова заставили Гарри задохнуться и залиться румянцем, но эта парочка психов все же отвернулась от него.

- Простите, профессор, - синхронно ответили они, но вскоре опять впились в него вожделеющими взглядами.

********************************************

Полдень: ярко светит солнышко, безоблачно голубеет небо, гриффиндорское Трио готово было приступить к обеду и направлялось в Большой Зал. Эту идиллию уже привычно испоганивает сова, сбросившая в руки Гарри конверт.

Он сглотнул, пристально вглядываясь в анонимный презент и прекрасно помня, каким был последний. Волшебная Кама-Сутра. Нет, разумеется, он поначалу смутился, но потом все же решился ее... прочитать. И просматривая картинки он представлял совсем не Драко, а Сева... в таких же позах.

Но это определенно не книга. Открывать конверт было страшно, но пересилив свое опасение, он порвал оберточную бумагу, обнаружив под ней какие-то странные картинки.

- О-о-о-о-о, Бо-о-о-о-оже. Какой ужас! - воскликнул бледный перепуганный Рон.

- Не хочу этого видеть, Гарри! - закричала Гермиона в отвращении.

- Я тоже, - ответил Гарри, чувствуя, что еще чуть-чуть - и он ослепнет.

- А-а-а-а-а, сожги их, - вопил Рон.

- Incendio! - сказал Гарри, скинув это непотребство на пол.

Пламя уничтожило изображения Кребба и Гойла: их обнаженных тел и хаотичных движений задницами. На фотографиях они представали в разных ракурсах и позах. На некоторых, их причинные места были прикрыты всего лишь маленькими игрушками (фиолетовый хряк у Кребба и розовый слизняк у Гойла), на других они были запечатлены в самых сексуальных, по их мнению, пижамах, застегнутых на несколько пуговиц, и тапочках с зайчиками на ногах. Но самыми отвратительными были фото, запечатлевшие Кребба в красных стрингах с помпончиком, и Гойла в подтяжках и с серебристым боа из перьев.

Когда последняя бумажка сгорела, Гарри яростно потряс головой, пытаясь избавиться от этих ужасающих изображений. Потеряв всякий аппетит, Золотое трио медленно поплелось в сторону Большого Зала.

*****************************************

"Урок Зельеварения, Зельеварения урок", - взволнованно повторял про себя Гарри, спускаясь с друзьями в подземелья.

Прозвенел звонок, и дверь класса открылась. Гарри зашел в комнату и, проходя мимо своего профессора, пристально впился в него взглядом. Они думали об одном и том же. Обрадованный, он плюхнулся на свое место. Наконец-то, он был рядом со своим возлюбленным, даже если это означало только зрительный контакт.

Сегодня они готовили стимулирующее зелье. Гарри усмехнулся. Он один знал причину сегодняшнего задания, и потому принялся варить зелье со всем вниманием, отвлекаясь только из-за близкого присутствия Северуса.

- Ой! - воскликнул Гарри, когда пузырек с экстрактом Ириса полетел на пол. Он с трудом подавил улыбку, услышав холодный голос, заставляющий сердце биться чаще.

- Поттер, - прошипел Мастер Зелий. - Вижу, ваша природная неуклюжесть опять накликала отработку. Сегодня в восемь вечера, - Северус не смог подавить злорадный смешок.

Гарри наклонил голову, с притворной тщательностью рассматривая зелье, и пытаясь подавить непрошенную улыбку. Он добился, чего хотел - отработки. Впервые он думал о ней с радостью.

- Изверг слизеринский, сальноволосый ублюдок, - шепотом ругался Рон. – Все, о чем он думает, это как бы зажать тебя в темном углу и изнасиловать.

О, да! Гарри тоже только об этом и думал, но сейчас надо было успокоить друга.

- Не волнуйся, Рон... Он не хочет потерять работу, так что будет держать себя в руках.

Тот согласно кивнул, а Гарри про себя добавил: "Только в течение нескольких секунд, а потом оттрахает меня до потери сознания". И он восторженно улыбнулся.

Северус ходил между рядами парт, наблюдая за учениками. Каждый раз, проходя позади Гарри, он пытался вдохнуть его аромат, из-за чего сердце подростка начинало учащенно биться в груди.

Но вот прозвенел звонок, и Северус остановился: - Поттер, задержитесь. Я должен проинформировать вас об условиях отработки.

- Сальноволосый ублюдок, - прошептал Рон другу. - Мы подождем тебя.

- Нет, - тут же ответил Гарри. - Ты же не хочешь, чтобы мы все опоздали и Флитвик снял баллы. Я быстро, Снейп не успеет на меня напасть, не волнуйся. Идите.

Гермиона и Рон глянули на него скептически, но все же кивнули.

Когда класс опустел, Гарри улыбнулся своему любовнику и тут же был схвачен в жаркие объятия и страстно поцелован.

- Как же я мечтал об этом весь день. Думал, не переживу этот чертов урок.

На что Гарри обольстительно улыбнулся и решил поддразнить его: - Отработка, профессор Снейп? Хмм, а я-то думал, что сам назначил вам отработку вчера вечером за вашу вопиющую дерзость и непочтительность!

Северус улыбнулся и поцеловал мальчика в лоб, впиваясь взглядом в его лицо, будто желая запомнить каждую его черточку. Он хрипло вздохнул.

- Ммммм. Сделай так еще раз, - внезапно простонал Северус.

- Что? - озадаченно спросил Гарри.

- Оближи губы. Это просто нереально возбуждает меня.

Гарри пристально поглядел на любовника. Он облизывал губы непреднамеренно, не догадываясь о подобном эффекте.

- Вот так? - розовый язычок юрко пробежался по губе.

- Ммммм, да. Обожаю это. Как будто ты пытаешься ощутить свой собственный аромат. Твои губы такие яркие, как будто кто-то... я... жадно целовал их, пока они не стали припухшими и влажными. Это так возбуждает. Твой язычок так талантлив. Одна мысль об этом приводит меня в полную готовность...

Гарри улыбнулся, дразня. Откинувшись немного назад и прикрыв глаза, он медленно провел кончиком языка по верхней губе, от одного уголка рта до другого.

Дыхание Северуса сбилось и стало поверхностным, черные, полыхающие жаждой глаза следили за каждым его движением.

- Гарри, - прохрипел он.

- Да, Северус? - невинно спросил тот. Не отводя похотливого взгляда от возлюбленного, он облизал пальчик от основания до самого кончика, а затем очень медленно всосал в рот.

- Гарри, - снова прошептал профессор. Он бросил на юношу отчаянный взгляд и сильно сжал свой пульсирующий член, напрасно пытаясь болью уменьшить возбуждение. - Прекрати дразнить. Мы не можем… не здесь, и тем более не сейчас.

Но Гарри уже не возможно было остановить. Постанывая, он почти полностью выпустил палец из своего горячего, влажного рта, и потом опять вобрал его. Все это время, он с тоской окидывал взглядом свои владения - видимое через слои одежды возбужденное тело любовника.

- Гарри, мы не можем.

- Можем, если хотим. А я хочу.

- Я тоже, - прохрипел Северус, прижимая его к закрытой двери, попутно расстегивая свои и его брюки. Достав из кармана бутылочку масла, он смазал свой каменно твердый член и поднял Гарри повыше. Впившись пальцами в его бедра, он одним нетерпеливым движением вошел в тугую попку. Послышался вскрик, и Северус притормозил.
- Гарри? - встревожено спросил он. - Я сделал тебе больно?

- Чуть-чуть, - ответил тот. - Теперь все в порядке. Хочу тебя, Сев. Глубже. Пожалуйста, двигайся.

И он начал извиваться, пытаясь насадиться глубже, и Северус просто не мог не ответить на эту бессловесную мольбу.

Зажатый между холодной деревянной поверхностью и разгоряченным телом мужчины, Гарри отчаянно отвечал на каждый толчок, его стоны удовольствия ловились жадным ртом, не покидающим его губы.

У них было мало времени, поэтому ритм был жестким и быстрым. Восхитительно.

Член Гарри с каждым движением терся о грубую ткань одежды зельевара, а быстрые фрикции сводили его с ума.

Дверь яростно дрожала от каждого толчка. Позже они еще поблагодарят того хорошего человека, который изобрел заклинание беззвучности.

Соленые капельки пота уже скользили по их лицам, когда горячая волна удовольствия достигла критической точки.

Тяжело дыша, они сползли на пол. Гарри бросил очищающие чары, задорно улыбнулся и получил в ответ такую же улыбку.

***

Гарри постучал в дверь кабинета Северуса и, не дожидаясь ответа, вошел.

Ему едва хватило времени закрыть дверь, прежде чем он был придавлен к ней горячим телом, пленен сильными руками и заглушен сладким ртом.

- Я соскучился по тебе, - простонал мужчина, отрываясь от припухших губ.

- И я тоже, любимый, - ответил он, прихватывая зубами нижнюю губу возлюбленного.

Тем временем, Северус начал расстегивать мантию Гарри, но его остановили: - Подожди, Сев, посмотри на меня.

Тот поднял голову, пристально вглядываясь в улыбающегося Гарри, чей язычок пробежался по нижней губе, увлажняя ее.

Член Северуса тут же отреагировал, болезненно пульсируя в тесных брюках.

- Я не должен был говорить тебе о своей слабости. Ты такой порочный, - усмехнулся Северус.

В ответ Гарри потерся о пах возлюбленного, еще больше раззадоривая его: - Расскажи о других своих слабостях, Сев. Может быть, стриптиз, ммм?

Огонь желания осветил глаза мужчины, когда Гарри начал медленно раздеваться, кончиками пальцев лаская нежную кожу.

- Гарри, ты был создан для любви. Для моей любви. Ты не слабость моя, а сила. Я очень тебя люблю.

Молодой человек слегка покраснел: - Скажи, что сделать "твоей силе", чтобы возбудить тебя еще больше?

- Ладно, я расскажу, что мне нравится, но если честно, одно твое присутствие заводит.

Гарри улыбнулся: - Приказывай, я повинуюсь.

Северус поцеловал мальчика и ответил: - Я лучше покажу.



Глава 14. Квиддичное фиаско

Матч между командами Гриффиндора и Слизерина пришелся на солнечный день.

Игроки натянули форму цветов своего факультета. Выходя на квиддичное поле под рев толпы, Гарри услышал голос Симуса Финнигана, заменявшего на поприще комментатора Ли Джордана.

- Команды вышли на поле. Вот мы видим Гриффиндор в составе: Уизли, МакДональд, Томас, Криви, Криви младший, опять Уизли и наконец-то самый красивый, самый сексуальный парень, который заставляет меня одним своим видом возбу...

- МИСТЕР ФИННИГАН! - вопль МакГонагалл заглушил смех со стороны Слизеринских трибун и потрясенные возгласы остальных студентов.

- ГАРРИ ПОТТЕР - капитан команды, - продолжил Симус. - Им противостоит Слизеринская команда в составе: Нотт, Притчард, Паркинсон, Кребб, Гойл, Малфой и Забини.

На поле мадам Хуч приказала игрокам: - Капитаны, пожмите руки.

Мучимый смутными подозрениями и трепетом, Гарри протянул руку. Забини тут же яростно схватился за нее и потянул его на себя, захватывая в объятия, как кракен - хилое суденышко, и попытался поцеловать.

Гарри отбивался изо всех сил под вопли мадам Хуч :

- Оставьте Поттера в покое, Забини! Что, черт побери, вы делаете? Отпустите его немедленно.

Усиленный заклинанием голос Симуса прокатился по окрестностям:
- ТАК НЕЧЕСТНО, МРАЗЬ! ГАРРИ МОЙ...

- МИСТЕР ФИННИГАН!!!! - ревела разъяренная профессор МакГонагалл.

Драко кидал хмурые взгляды на Блейза. Креб, Гойл и Притчард тоже явно были недовольны. Да и Дин порывался наброситься на Забини и хорошенько отмутузить, но в последний момент Джинни и Рон перехватили его.

Гарри наконец-то освободили и он, не обращая внимания на гневные тирады мадам Хуч, посмотрел на Слизеринскую трибуну. Там стоял черноволосый мужчина, красный от гнева и ревности, и что-то кричал охрипшим голосом, стуча кулаком по железным перилам.

- НЕМЕДЛЕННО САДИТЕСЬ НА МЕТЛЫ, И Я БОЛЬШЕ НЕ ЖЕЛАЮ ВИДЕТЬ ПОДОБНОГО ПОВЕДЕНИЯ. Я ЯСНО ВЫРАЖАЮСЬ, ЗАБИНИ?

- Да, мадам - ответил Забини, и отвернувшись от тренера, немного улыбнулся.

Они сели на метлы, и начался отсчет тренера: - Три... два... один, - раздался свист.

Четырнадцать студентов поднялись в нагретый солнцем воздух. Состязание началось.

Вскоре новое метлы Нимбус 2006 развеяли любое сомнение в своем качестве - счет был тридцать : ноль в пользу Гриффиндора.

- Натали МакДональд поймала квоффл и направляется прямо к вражеским воротам. Держись, Натали, держись... ДА! СОРОК : НОЛЬ В ПОЛЬЗУ ГРИФФИНДОРА! - ревел голос Симуса.

Натали усмехнулась и показала своей команде большие пальцы, получая в ответ одобрительные улыбки.

Гарри в это время искал снитч, и вдруг почувствовал толчок в бок.

- Привет, Поттер, - сказал Малфой, обольстительно улыбаясь. - Хочешь покататься на моем древке? Моя метла так же сильна, как и твоя. Лучшая на рынке. Могу показать, что она умеет делать. Древко очень удобное, и я уверен, твои руки невероятно талантливы.

Глянув на него с отвращением, Гарри зашипел: - Отвали, Малфой. Я уверен, если сравнивать с другими метлами, твоя конкуренции не выдержит, - и отлетел подальше.

Драко поморщился. Он непременно должен заполучить в свое полное распоряжение это великолепное тело. И это не обсуждается. Конечно же, он не заметил черных глаз, впивающихся в него оценивающим взглядом и высчитывающих варианты, как избавиться от блондина.

- Квоффл у слизеринцев, Нотт летит к воротам. Да! Квоффл перехватывает Уизли. ДАВАЙ, ДЖИННИ! НЕЕЕЕТ... Мяч переходит Притчарду, но он отбросил его, чтобы поймать... Я СКАЗАЛ, ГАРРИ МОЙ!!

Свист мадам Хуч опять пронесся по округе, и она закричала: - ОТПУСТИТЕ МИСТЕРА ПОТТЕРА! НЕМЕДЛЕННО, МИСТЕР ПРИТЧАРД!

Но слизеринец как будто приклеился к нему.

- ОТВАЛИ! - ревел Гарри. - ОТВАЛИ ОТ МЕНЯ!
Его тряхнуло. Дин Томас атаковал Грема Притчарда, освобождая Гарри, все время крича: - Он мой, он мой!

Малфой направил свой Нимбус 2001 к ним и поймал Гарри за талию.

Что-то просвистело мимо них, и еще раз. Это были два бладжера, отправленные Креббом и Гойлом в направлении Притчарда с Дином и их "друга" Малфоя.

- АЙ! - вскричал Грем.

- ИДИОТЫ, ПРЕКРАТИТЕ! - неистово закричал Малфой своим "друзьям".

- ДРАКО, ЧТО ТЫ ДЕЛАЕШЬ? ТЫ ЧТО, С УМА СОШЕЛ? - орала Панси Паркинсон.

- ПРЕКРАТИТЕ НЕМЕДЛЕННО! - вопила судья. - НИКОГДА НЕ ВИДЕЛА ПРЕЖДЕ ТАКОГО БЕЗОБРАЗИЯ!!

Наконец, с помощью Рона, Джинни, Натали, братьев Криви, Нотта и даже Панси, Гарри освободили от агрессоров.

- ШТРАФНОЙ! ШТРАФНОЙ ГРИФФИНДОРУ, - крикнула мадам Хуч.

Гарри глянул на слизеринские трибуны и увидел своего зельевара, перегнувшегося через перила и сердито орущего на кидавшихся на Гарри.

Натали взяла штрафной и забросила мяч в кольцо.

- ПЯТЬДЕСЯТ : НОЛЬ В ПОЛЬЗУ ГРИФФИНДОРА!

Сейчас Гарри как никогда раньше волновали поиски снитча. Он не хотел участвовать в матче дольше, чем необходимо. Его достоинство... ну, или что-то в этом роде... явно было в опасности.

- Квоффл у Слизеринцев, Паркинсон летит прямо к стойке ворот... Аргх... Она забивает. Пятьдесят : десять, - разочарованно сказал Симус. - МЕРЛИН, НЕ МОЖЕТ БЫТЬ!

- Мистер Малфой, вы должны ловить снитч, а не мистера Поттера! – снова заорала мадам Хуч. - Штрафной Гриффиндору.

Гарри был в ярости. Он не любил, когда его лапали руки не принадлежащие его зельевару. Опять он отлетел подальше от блондина. Он не смотрел на Северуса, но отлично знал, что тот планирует, какие бы карательные меры предпринять.

На этот раз Джинни взяла штрафной на себя и закинула мяч в кольцо. Она была отличным охотником, впрочем, как и Натали, и Дин, когда тот был в своем уме.

Симус впивался голодным и в то же время ревнивым взглядом в тело Гарри: - СЕКСУАЛЬНЫЙ : ДЕСЯТЬ* В ПОЛЬЗУ ГРИФФФИН...

- Мистер Финниган! - прошипела глава его дома.

- Простите, профессор. Я хотел сказать, ШЕСТЬДЕСЯТ : ДЕСЯТЬ* В ПОЛЬЗУ ГРИФФИНДОРА.

Дыхание Северуса сбилось. Он был вне себя от злости. Настолько разъярен, что проснулось желание поубивать всех и вся. Конечно, не с ровного же места он так завелся. Очень тяжело наблюдать, как его Гарри лапают другие, и слышать комментарии этого глупого мальчишки Финнигана. Гарри принадлежит ему. Каждый должен это знать, что так трудно понять? Как они смеют провоцировать его? Как они смеют прикасаться и так похотливо смотреть на его драгоценного любовника? О, как же трудно было сдержаться и не проклясть их всех.

- Квоффл у гриффиндорцев. Томас... ДА, ДА!!! Браво, Дин! СЕМЬДЕСЯТ : ДЕСЯТЬ В ПОЛЬЗУ ГРИФФИНДОРА.

Панси Паркинсон хмуро оглядывала свою команду.
Унизительно. Особенно - наблюдать жажду во взгляде Драко, устремленном на Поттера. Она не могла этого перенести. Конечно, за такое долгое время дружбы, она поняла, что блондин был геем. Но быть геем - это одно, а влюбленным в гриффиндорца - совсем другое. Скривившись в отвращении, она отвела взгляд.

Гарри летел к слизеринским воротам. Повернув голову, он отыскал взглядом своего любовника, и тепло ему улыбнулся. Его профессор стоял все с тем же каменным выражением лица, но его можно было понять. Он был очень разозлен и мучился от ревности. Гарри развернулся, его улыбка стала шире: любимый сходил с ума из-за него.

- Слизеринцы летят к воротам. НЕЕЕТ... АРГХ... Нотт попал. СЕМЬДЕСЯТ : ДВАДЦАТЬ.

Краем глаза Гарри уловил золотой отблеск возле основания стойки слизеринских ворот, и тут же нырнул вниз.

Хорошо, что Малфой в это время был слишком далеко. Гарри почувствовал, как триумф разливается по его телу, заставляя сердце биться чаще. Последний матч в этом учебном году, последний в его жизни в Хогвартсе. Конечно же, он хотел во чтобы то ни стало выиграть его.

Золотой снитч и вправду оказался там. Притом, так близко. Гарри уже был готов поймать его, когда почувствовал удар тяжелого тела и схватившие его руки.

Блейз Забини, как только увидел желанного гриффиндорца так близко, решил бросить свое место у ворот. И теперь он зацеловывал мальчика, добравшись до его шеи, и зарывался носом в темные волосы.

- ОТВАЛИ! - вопил Гарри, все еще пытаясь преследовать снитч.

- МОЙ ГАРРРРРРИИИИИИИИ! - кричал совсем взбесившийся Симус.

- Я, НАВЕРНОЕ, СПЛЮ, - сердито орала мадам Хуч. - ЗАБИНИ, НЕМЕДЛЕННО ПРЕКРАТИТЕ!!!

- ОТВАЛИ ОТ МЕНЯ!

- Ты такой сексуальный, малыш. Не шевелись. Эта позиция идеальна, - мурлыкал слизеринец.

- БОЖЕ! ОТСТАНЬ! ОТЪЕБИСЬ!

- ОТПУСТИТЕ ЕГО, ЗАБИНИ! - кричала судья, подлетая к ним.

Они летели в метре от земли, и Гарри уже хотел было спрыгнуть с метлы, так и не сумев отцепить от себя более сильного юношу. Но вдруг что-то ярко вспыхнуло и тяжелое тело исчезло. Теперь перед собой он увидел Малфоя, а снитч завис как раз между ними. Не теряя времени, Гарри на полной скорости навстречу блондину. Он жаждал этого. Жаждал победы Гриффиндора. Протянув руку, он прыгнул вперед, и поймал снитч, а Малфой - его руку. Но Гарри все-таки опередил.

Голод расцвел в серебристо-серых глазах, и слизеринец уже собирался напасть, когда ему помешали. Это был очень сердитый профессор Снейп, отталкивающий от своего возлюбленного Забини и Малфоя.

***

Гарри спускался в подземелья. Гриффиндорцы праздновали победу, да и сам Гарри был совершенно счастлив.

- Где ты был? - гневно спросил Северус, когда его любимый только переступил порог кабинета. - Ты опоздал, мы хотели встретиться ровно в восемь вечера.

- Северус, - рассмеялся Гарри. - Ты что, шутишь? - но под строгим взглядом быстро замолчал. - Сев, я опоздал всего минут на десять.

- И с кем ты был? - спросил тот, еще сильнее нахмурившись.

- С Роном, - сердито выдохнул юноша. - Мы помогали Хагриду управиться с новыми животными, - Гарри на секунду остановился, а потом добавил: - Не будь скотиной, Северус.

- Я не скотина, - Гарри приподнял бровь. - Я только хочу знать, где ты пропадаешь, и желательно без риска умереть от ревности. И события сегодняшнего утра мне в этом не помогли.

Гарри фыркнул.

- Ты так великолепен, и я постоянно задаюсь вопросом, что ты нашел во мне. Все так идеально, что просто не может быть реальностью, - продолжил мужчина, в его голосе звучала неуверенность, приправленная грустью.

- Что я в тебе нашел? - повторил Гарри. Теперь он был немного удивлен и растерян. - Думаю, это очевидно. Долго я не хотел этого признавать, но сейчас точно знаю. Ты всегда мне нравился. Конечно, сначала и речи не шло о сексуальной привязанности или любви, но ты меня чем-то очаровал. Ты был так жесток ко мне и так талантливо подпитывал мой гнев, что я просто не мог наброситься на тебя и сказать "Оттрахай меня до беспамятства, Сев", - он нежно погладил Северуса по щеке и продолжил. - Я люблю тебя, и то, что я чувствую, просто неописуемо. Это так сильно, что слов не хватает. Ты как часть меня, моя недостающая половина. Я счастлив, будучи с тобой и только с тобой.

Северус, с трудом сглотнув, опустил голову и впялился взглядом в пол. Гарри почувствовал его дрожь.

- Посмотри на меня, Северус.

Тот никак не отреагировал, поэтому он сделал последний шаг к любимому и приподнял его голову, вглядываясь в черные глаза и поглаживая его щеку.

- Ты думаешь, что не красив, но это не так. Ты замечательный, великолепный, сексуальный, умный. Кроме того, ты сильный волшебник. Каждый желает найти такого мужчину как ты, и не отпускать его уже никогда. И, что самое важное, - Гарри усмехнулся, поддразнивая, - ты бог в постели.

Северус счастливо засмеялся.

- И ты мой, - наконец, произнес Гарри, прежде чем нежно поцеловать своего любимого. Когда они оторвались друг от друга, гриффиндорец добавил: - Сейчас в моих объятиях самый лучший человек, так что не вздумай ревновать, - он опять накинулся на губы профессора, и на этот раз -яростно и жадно.

***

Следующим вечером на выходе из библиотеки Гарри, Рон и Гермиона услышали женский голос.

- Мистер Поттер, - опять позвала мадам Помфри, переводя дыхание. Она бежала к нему, зажав в руке спрей. - Мистер Поттер, - сказала она, стоя уже перед ним. - Я должна распылить на вас немного этого зелья. Это рекомендовали доктора из больницы Святого Мунго. Они предполагают, что догадались, в чем проблема.

Сердце Гарри пропустило удар. Он чувствовал, как возвращается надежда.

- Хорошо, мадам Помфри. Продолжайте.

- Ярко золотой цвет будет свидетельствовать о правильных выводах. А вот синий...

Гарри кивнул, показывая, что понял. Рон и Гермиона смотрели на него с надеждой и волнением.

Мадам Помфри разбрызгала немного зелья из флакона, и синее облако окутало юношу.

Они все нетерпеливо ждали, заметно нервничая, но внезапно облако начало менять цвет на ярко золотой.

Радость и облегчение переполнили их, они дружно рассмеялись.

- Золото, - прокомментировала Поппи. - Мне надо сообщить директору, а потом наведаться в больницу Святого Мунго, - на ходу протараторила она и развернулась, чтобы уйти.

- Пожалуйста, мадам Помфри, - взмолился Гарри.

Она остановилась и повернулась к гриффиндорцам.

- Я должна предупредить, это зелье - сильный индикатор вашей привлекательности. К сожалению, он усилит действия вашего нынешнего состояния. Советую, немедленно вернуться в башню Гриффиндора и не выходить оттуда до завтрашнего утра. К тому времени эффект должен выветриться.

Выдав это, она опять попыталась уйти.

- Мадам Помфри...

- Поговорим позже, мистер Поттер, когда я вернусь из больницы, - крикнула она уже издалека.

- Твоя привлекательность возрастет, Гарри, - сказала Гермиона. - Надо уходить отсюда.

Мальчики кивнули и поспешили оставить позади коридор библиотеки. Тут Гарри вспомнил, что сегодня у него встреча с Северусом, и он, конечно же, не собирался ее пропускать. Просто, ему нужно быть осторожным и использовать мантию-невидимку. Хмм, если его привлекательность и правда увеличилась, то ночь обещает быть жаркой.

Гарри усмехнулся.

__________________
Здесь идет игра слов: "SEXY : TEN" и "SIXTY : TEN".

П.С. бета тихо недоумевает, почему "фиаско", но иначе название главы просто не переводится.



Глава 15. Мунго спешит на помощь

После комендантского часа коридоры опустели. Легкие звуки шагов перебивал шум дождя, разбивающий привычную тишину холодных подземелий.

Завернутый в мантию-невидимку, Гарри спешил к Северусу: после зелья, которое распылила на него мадам Помфри, он должен сойти с ума от желания.

От этой мысли кровь отливала от мозга в уже пульсирующий член. Гарри не смог подавить короткий возбужденный смешок, наполненный нетерпением. О, как же он хотел Северуса! Все его тело с этими изящными руками, влажным языком, тонкими и талантливыми губами, гладкой кожей, и, несомненно, твердым и горячим членом.

Гарри застонал и прибавил шагу.

***

Северус тем временем сидел в кресле, ожидая своего любовника. Огонь весело горел в камине, а романтический десерт дожидался своего часа. Это была клубника и волшебное безалкогольное шампанское, которое очень хорошо подчеркнет пикантный вкус ягод. Гарри должно понравиться.

Он улыбнулся, рассматривая красную розу в высокой хрустальной вазе. Этот цветок всегда будет напоминать ему о Гарри, о его нежности, гладкой коже, чувствительных сосках, твердеющих под ласками языка, о его прекрасной попке, его члене с капелькой смегмы и его хриплых стонах удовольствия.

Северус застонал и уставился на пол. Необходимо успокоиться, если он намерен подарить Гарри долгую, медленную ночь любви.

***

Гарри возбудился не на шутку. В уме постоянно маячила картинка двух переплетенных в страсти тел. Еще чуть-чуть и он сойдет с ума от этих мыслей, а яростно пульсирующий член взорвется от перевозбуждения.

***

Северус всеми силами пытался сосредоточиться на шуме дождя, бьющего в окно гостиной. Но вместо того, чтобы принести успокоение, он навевал грезы о голом мокром любовнике.

***

Гарри прохрипел пароль от комнат любимого "Гарри навсегда", и дверь открылась.

Первым, что он заметил, войдя, была низко опущенная голова, скрывающая за завесой волос лицо желанного мужчины. Он тоже тяжело дышал и был... абсолютно гол.

Гарри задрожал и скинул на пол мантию.

- Северус, - всхлипнул он.

Тот медленно поднял голову и пристально посмотрел на мальчика. В черных глазах пылал огонь желания, и Гарри хотел сгореть в нем. Он, как загипнотизированный, сделал шаг вперед.

Северус не шевелился, боясь испортить момент. Гарри был так великолепен, что на глаза наворачивались слезы. Его сердце билось только ради него. Он каждый день благодарил бога за то, что тот послал ему такого красавца, чье присутствие разгоняло мрак в его душе.

Гарри остановился только тогда, когда колени легонько столкнулись с ногами мужчины. Запустив руки в роскошные черные волосы, он притянул голову Северуса к своей груди, и услышал вздох.

Северус принялся целовать грудь Гарри, прикусывая через ткань футболки твердые горошины сосков. Его руки, поглаживая, обосновались на узких бедрах, и через несколько мгновений остановились на упругой попке. Гарри застонал.

Юноша откинул голову, чувствуя, как любовник потянул с него боксеры, и их резинка невзначай скользнула по горячему, твердому члену. Он неосознанно сжал пальцы в длинных волосах.

Северус целовал его живот, по пути облизав пупок. Дрожа, он прохрипел:
- Гарри, что ты сделал?

- Что? - спросил гриффиндорец, в данный момент, испытывая некоторые трудности в концентрации.

- Что ты сделал? Ты так опьянительно пахнешь. Удивительно, как при таком сильном возбуждении, я еще могу себя контролировать и связно говорить? Ты афродизиак какой-то. Хочу тебя. Немедленно. Ты мне нужен, Гарри. Отдай мне себя, - Северус впился голодным поцелуем и лишь через несколько минут, тяжело дыша, продолжил. - Позволь мне тебя любить. О, как же сильно я тебя хочу.

Дождь еще сильнее захлестал по окнам и старым камням замка. Это отчего-то возбудило Гарри еще больше.

- Северус, я хочу чувствовать капли дождя в то время, пока мы занимаемся любовью.

- Что? Сейчас мы не можем выйти, любимый. Не могу ждать, не могу оторваться от твоего тела, даже на несколько секунд. И хочу сделать тебе минет.

- Сев, можно же и не выходить. Пожалуйста, это так возбуждает.

- Хорошо, - ответил мужчина, и, повалив Гарри на пол, схватил волшебную палочку:
- Pluvia supra nostrum.*

Так же, как и на Рождество в Большом зале, потолок начал показывать небо, только вместо снега шел дождь. Гарри счастливо улыбнулся, когда холодные капельки заскользили по его разгоряченному телу, создавая восхитительный контраст. Внезапно он задохнулся от ощущения языка Северуса на своем члене. Извиваясь, он толкнулся вверх, и мужчина обхватил губами розовую головку.

- Северус! Ооооохххх, Да, да... еще... мммммм.

Выпустив изо рта головку, тот скользнул ниже, облизывая и втягивая в рот яички. Потом опять уделил внимание подрагивающему, красивому члену любовника.

- О, Боже, Сев, так хорошо.

Гарри облизал сухие губы. Он так любил этот язык, и рот, и эти скользкие пальцы, резко трахающие его, с каждым движением задевавшие простату.

- Мммммммммм.

Талантливые губы скользили по его члену, всасывая до основания, посылая волны дрожи по спине. Внезапно Гарри напряженно вытянулся и кончил в горло своего любимого.

Гарри лежал тихо, его била мелкая дрожь, а тело было потным и влажным. Крупные капли дождя били по лицу, охлаждая покрасневшие щеки.

Северус неистовым поцелуем впился в его рот. На чужих губах Гарри обнаружил отчетливый аромат, свой собственный, и это завело его еще больше. Тем временем, Северус потерся о наливающийся кровью член любовника.

- Гарри... Гарри, люблю тебя.

- Мммммм... Я тоже тебя люблю, - ответил юноша, обвивая талию Северуса ногами и плотнее прижимаясь к разгоряченному телу. Они оба застонали.

Ранее белая, футболка Гарри теперь стала полупрозрачной и прилипла к загорелой груди.

Северус чувствовал, как капли дождя барабанят по спине и бедрам, разгоняя по телу кровь. Это было так захватывающе. А извивающийся под ним мальчик - так изыскан и пьянящ. Он схватил руками края футболки и резко разорвал. Тут же руки переключились на открывшуюся нежную влажную кожу, а рот, тем временем, изучал тонкую шейку, опускаясь к ключицам и плечам легкими укусами и посасываниями.

- Мой, - прорычал Северус, и его глаза опасно загорелись. Сейчас он был как никогда ранее похож на черную пантеру, подстерегающую свою добычу. - Этот аромат, Гарри, этот аромат... сводит меня с ума.

Мужчина принялся с удвоенной силой целовать молодое тело, посасывая и прикусывая кожу, его руки ласкали все до чего могли дотянуться.

- Гарри, я больше не могу себя контролировать... - прошептал Северус, смазывая лубрикантом член.

- А кто об этом просит? - ответил Гарри.

От этих слов Северус зарычал, как дикое животное, которое выпустили на свободу. Он сошел с ума и глубоко вонзился подрагивающим членом в тугую попку мальчика.

- Мммммм, - простонал Гарри, кусая губы от восторга.

- Ты такой тугой, такой тугой, Гарри, и невероятно горячий... ооооохххх... ммммм. Это порочно, ты мой порок... так хорошо.

- Ах, да, о Сев... сильнее... ммммм.

Северус опять впился в приоткрытые уста любовника, увеличивая глубину и скорость толчков.

- Ах, да глубже... ммммм... О Боже... ммммм... еще, глубже...

Мужчина запрокинул голову, чувствуя, как холодные капли дождя бьют по лицу и стекают в приоткрытый рот. Так жарко. Он задвигался сильнее, быстрее, глубже и Гарри незамедлительно отреагировал на это.

- Так тесно... Так хорошо, - стонал Северус, сильнее сжимая пальцами бедра мальчика.

- Я... Я сейчас кончу, - заикался гриффиндорец. - Так близко... так близко...

- Произнеси мое имя, Гарри. Я хочу слышать, как на пике оргазма ты выкрикиваешь мое имя. Кончи для меня, моя любовь.

Гарри несколько раз судорожно дернулся, а потом застыл, кончая и выкрикивая имя Северуса.

Удовольствие, отражающееся в изумрудных глазах, и хриплый крик - все это привело Северуса к краю. Это было невероятно интенсивно.

Улыбаясь, они лежали и обменивались поцелуями, в то время как дождь продолжал мелко моросить.

Несколько минут спустя, Северус спросил:
- Гарри, что ты сделал со мной?

- Ничего, Северус. Клянусь! Почему ты спрашиваешь?

- У меня опять эрекция.

Гарри усмехнулся и потерся о член любовника.

- Потом объясню, Сев. А сейчас, дай мне смазку. Моя очередь быть сверху.

***

Профессор Дамблдор и мадам Помфри сидели напротив Гарри. Женщина ободряюще ему улыбалась, а вот старик был очень серьезен и поглядывал на него взволнованно.

Сердце Гарри забилось чаще, он неосознанно выпрямился на стуле.

- Вы очень удачливый человек, мистер Поттер, - начала медик. - Мы почти отчаялись найти причину этого феномена. Но после многочисленных и утомительных поисков исследователи из Святого Мунго пришли к определенным выводам относительно вашей внезапной магнетической привлекательности, и почему это затронуло только некоторых людей в Хогвартсе. Всего в истории магической медицины было зарегистрировано два подобных случая. Поэтому, вы должны понять, насколько это редкое явление.

Гарри не верилось, что скоро он все узнает и наконец-то освободится от этого ужасного бремени. А после заживет нормальной жизнью, как и раньше, но только уже с любовником. Кстати, это было единственным плюсом всей этой неразберихи.

- Вчера я вернулась со встречи с исследователями из Святого Мунго, - продолжила мадам Помфри. - Они прояснили для меня некоторые аспекты вашего состояния и дали зелье, - она показала маленький пузырек, наполненный фиолетовой жидкостью. - Когда вы его выпьете, то все вернется на круги своя.

Она нахмурилась. Было ясно, ей хотелось еще что-то добавить, но посмотрев на Директора, покачавшего головой, она так ничего и не произнесла. В ответ Гарри с подозрением посмотрел на них.

- Я хочу знать все, - сказал он твердо, впиваясь взглядом в Дамблдора.

- Хорошо, Гарри, - ответил старик и кивнул. - Мы расскажем тебе все, но только в правильном порядке.

- Замечательно, - взволнованно протянул тот.

- Несомненно, сначала вы хотите узнать, что послужило причиной привлекательности? - спросила мадам Помфри.

- Да, конечно, - ответил мальчик, пристально вглядываясь в ее серьезные глаза.

- Вы помните тот момент, когда появилась эта привлекательность?

- Как я могу забыть этот чертов день? - ответил Гарри, а потом опомнился. - Простите. Да, я помню.

- Таким образом, вы должны помнить, что в тот день дважды посещали лазарет?

- Да. Первый раз - после укуса енота... так..? - начал он.

-Не спешите, мистер Поттер, - прервала медик. - По-порядку.

Гарри замолчал, и мадам Помфри продолжила: - Для лечения раны я дала вам зелье. Потом вы опять пришли после несчастного случая на Зельеварении. Для лечения от побочных эффектов зелья, вылившегося на вас, я дала вам другое зелье, совместимое с остальными зельями, которые вы принимали в этот день.

Мадам Помфри сделала паузу, чтобы убедится, что мальчик следил за ее рассуждением.

- Однако, смешавшись, эти три зелья дали странный эффект, хотя, этого и не должно было произойти. Но здесь не идет речь об аллергической реакции. Это реакция магии вашего организма. Поэтому, начальные тесты и не дали никаких результатов. Дело было не в вашей крови, а скорее - в запахе.

Гарри широко открыв глаза, уставился на женщину.

- Фактически, ваше тело слишком остро отреагировало на соединение трех зелий и вашей собственной магии, аномальным увеличением феромонов.

Гарри от удивления начал задыхаться и перевел взгляд на Дамблдора, который в ответ кратко кивнул.

- Вы гей, мистер Поттер, - это было скорее утверждение, нежели вопрос. Мальчик покраснел и кивнул.

- Ваши феромоны... выбрали наугад людей. Ваш организм выбрал тех мужчин, которые так же, как и вы, являются геями. Именно поэтому, ваша привлекательность направлена на них, мистер Поттер.

- Но... Но... это невозможно... Я видел жажду в глазах Оуэна Колдвелла, а у него есть подружка, - возразил тот.

- Гарри, - сказал Дамблдор. - Ты помнишь нашу первый разговор обо всей этой ситуации? Я тебе тогда задавал вопросы, - когда Гарри подтвердил, директор продолжил. - Я спросил, каждый ли мальчик реагировал на тебя, на что ты ответил "нет", - юноша снова кивнул. - Это потому, что все эти молодые люди различны, они находятся на разных факультетах, у них разные характеры и отношение к жизни. Ты же заметил, что слизеринцы и гриффиндорцы... активнее проявляли к тебе свои чувства, чем мальчики из Хаффлпаффа, или Ревенкло. В этом весь секрет их поведенческих реакций на тебя. А то, что у мистера Колдвелла есть девушка, не исключает его причастность к геям, или бисексуалам. Возможно, он не может даже сам себе признаться в этом.

Дамблдор пристально посмотрел на Гарри поверх очков-полумесяцев.

- А профессор Снейп? - спросил тот.

- Не мог себя контролировать, - ответил старик. - Как и большинство других слизеринцев, он решителен и амбициозен. Он был шпионом Ордена, и ты осведомлен о его храбрости. И когда Северус чего-то хочет, он сделает все, чтобы это заполучить. В тот момент - он хотел тебя. Поэтому, он использовал все свои уловки, чтобы завоевать твое расположение. Думается мне, что потребность в тебе превысила его самообладание.

Гарри счастливо покраснел. Он тоже хотел Сева.

- Вы ему доверяете?

Директор внимательно посмотрел на него и промолчал. Юноша уже было подумал, что ему не ответят, когда старик опять заговорил.

- Да, конечно, я доверяю Северусу. Он всегда себя контролировал. Но на сей раз, я знал, что он не справится с собой, и поэтому... я следил за вами.

- Вы хотите сказать, что вы... видели когда... когда... вы... видели... нас...

Дамблдор улыбнулся, отчего Гарри покраснел.

- О, - смущенно протянул он. – Но… но… Северус же не потеряет работу, профессор, он не может…

- Ох, ох, остановись, мой мальчик. Правила Хогвартса не запрещают отношений между учителем и учеником, если он совершеннолетний. А тебе семнадцать.

От души Гарри отлегло. Теперь он должен рассказать это Северусу.

Юноша несколько минут все это обдумывал и хмурился.

- Профессор? Вы сказали, что следили за мной, но... - Гарри резко остановился, подбирая слова. - А когда другие студенты домогались меня, - он в недоумении покачал головой. - Вы и их видели?

- Я хотел бы сказать "да", Гарри, но я же не могу следить за тобой все время. Должность директора возлагает большую ответственность. Я делал все, что в моих силах, и даже попросил профессора МакГонагалл присматривать за тобой. Все учителя были в курсе событий, но я не мог тебя изолировать или мешать обучению. Как ты знаешь, в этом году вы сдаете ТРИТОНы, а так как ты хочешь стать Аврором, то тебе нужны знания всех предметов, даже Зельеварение. Так же, я не знал, как долго это явление продлится, но был абсолютно уверен в твоей силе, чтоб противостоять домогательствам. Я знаю, что ты очень расстраивался из-за всего этого, Гарри, но я надеюсь, что сделал лучший выбор из двух зол.

Гарри кивнул, соглашаясь. Хотя Дамблдор мудрый и сильный, но он все еще человек.

Мадам Помфри посмотрела на директора, и тот кивнул ей.

- Да, Поппи, теперь мы можем рассказать ему.

Гарри перевел взгляд на взволнованную женщину.

- Поскольку это явление очень редкое, мы не можем гарантировать результат и спрогнозировать все побочные эффекты. Исследователи из Святого Мунго думают, что если реакции не появится в течение двух недель, то никаких дальнейших осложнений не последует. Но если вы почувствуете себя странно, то тут же обратитесь ко мне. Вы меня поняли, мистер Поттер?

- Да, - устало прошептал Гарри.

- А теперь, - она продолжила. - Выпейте зелье. Через двенадцать часов, оно вступит в полное действие.

Она передала пузырек, Гарри взял его и, вынув пробку, задумчиво посмотрел на жидкость. Это конец его кошмара или, может, начало другого? Не раздумывая больше ни секунды, он выпил холодное зелье.

Дамблдор смотрел на него встревожено. Искорки, которые обычно были в его голубых глазах, сейчас пропали, несмотря на то, что они наконец-то нашли причину и лечение его странной привлекательности. Если честно, то Гарри озадачил такой взгляд. Он отчего-то волновался, и не мог сказать почему. В душе поселилось чувство, что старик не все ему рассказал.

Гарри покинул лазарет все еще озадаченный странным взглядом директора. А что, если директор не сказал ему того, что могло его сильно расстроить? На ум лез один единственный ответ, но он отмахнулся от этой мысли.

- Нет, этого не может быть, - громко сказал он сам себе, и эхо откликнулось его голосом - скептическим и мрачным.
_________________
Pluvia supra nostrum – Дождь, льющийся на нас.



Глава 16. 12 часов в жизни

Гарри шел в дуэльный класс. Сейчас только девять утра, а зелье подействует за несколько минут до девяти вечера.

Как раз в это время он будет на "отработке" у своего любовника и увидит, есть ли перемены в его поведении. Хотя он не хотел, чтобы Северус менялся. Ему нравилось, что мужчина при каждом удобном случае атакует его, будто изголодавшийся зверь, нравилось, как он смотрит на него - жадно и собственнически, как обращается к нему с любовью и радостью. Гарри видел истинного Северуса, и ничуть не жалел о потере его хмурой, вечно плюющейся оскорблениями учительской маске.

К тому времени, как Гарри добрался до класса и занял свое место между Роном и Гермионой, он успел убедить себя, что Северус не изменится и не оттолкнет его.

***

Утро прошло как обычно: провожающие его горящие взгляды и похабные комментарии. Теперь он был в курсе, кто из парней гей, а кто нет.

Наступил полдень. Гарри не хотел есть. Единственное, чего он сейчас желал, это пойти в подземелья и крепко обнять Северуса, вдохнуть родной запах.

- Эй, ребята, - внезапно сказал он. - Что-то у меня совсем нет аппетита. Да и усталость навалилась. Пойду-ка я полежу, отдохну. Увидимся на ЗОТС, хорошо?

- Хорошо! – послышалось в ответ.

- Постарайся не опоздать, - добавила Гермиона.

Он кивнул, вышел из Большого зала и осторожно свернул на лестницу, ведущую в подземелья. Через несколько минут, он уже стоял возле класса Зелий. Дверь была приоткрыта, и в самой комнате никого не было, кроме одного человека – того самого человека, которого так любил Гарри.

Северус, никого и ничего не замечая, продолжал приводить классную комнату в порядок.

- Люблю тебя, - просто сказал Гарри.

Северус от неожиданности подскочил и, посмотрев на довольного любовника, сам в ответ невольно улыбнулся.

- Если вы хотите со мной поговорить, мистер Поттер, советую войти и закрыть дверь.

Гарри сделал шаг вперед и захлопнул дверь.

- И что теперь, профессор? - поддразнил он.

- А теперь, ты покажешь, насколько меня любишь, - обольстительно улыбнулся Северус.

Гарри тут же бросился к любимому, захватывая его губы в неистовом поцелуе.

Когда они, тяжело дыша, немного отстранились, Гарри поймал взгляд черных глаз и обхватил ладонями лицо Северуса.

- Северус, ты же знаешь, я действительно тебя люблю. Пообещай, что никогда не оставишь меня.

Северус явно удивился:
- С чего ты взял, что я брошу тебя? Я же тебя люблю.

Гарри вздохнул, опустил руки и сделал шаг назад. Его взгляд метался по комнате, пытаясь скрыть полный сомнений взгляд.

- Сев, ты в курсе, почему я так привлекаю людей? - наконец спросил он.

- Да, - ответил тот медленно. - Этим утром Дамблдор объяснил все преподавательскому составу. И?

Гарри тут же посмотрел Северусу в глаза и пробормотал:
- А если ты меня разлюбишь, после того как пройдет моя искусственная привлекательность? А если ты меня бросишь? А если ты опять вернешься к своему прежнему поведению? Ты был так холоден, так полон ненависти, но сейчас ты совсем другой, и я так тебя люблю... если ты... если ты бросишь меня, как я буду... как...

Гарри внезапно всхлипнул, и Северус притянул его в крепкие объятия.

- Я никогда тебя не брошу, Гарри. Я люблю тебя. Я не могу без тебя жить. Ты тот человек, которого я искал всю свою жизнь, и мне очень повезло найти тебя. Я никогда не оставлю тебя, любимый.

- Обещаешь? - тихо прошептал Гарри, и в голосе его звучала надежда.

- Обещаю! - ответил Северус, быстро поцеловал любовника и поддразнил: - Иначе, кто еще будет греть мою постель холодными зимними ночами? Ты лучше, чем грелка.

Гарри хихикнул и поднял голову. Он погладил черные длинные волосы и поднялся на цыпочки, чтобы прижаться ласковым поцелуем к желанным губам. Северус ответил медленно и чувственно - так, как нравилось им обоим.

Гарри потерся налившимся членом о бедро любовника, и услышал ответный стон.

- Нет, Гарри, не здесь и не сейчас, - сказал Северус, решительно отстраняясь.

Гарри уже, было, собрался запротестовать, когда он добавил:
- Хочу подарить тебе кое-что.

Глаза юноши засияли от любопытства и предвкушения, когда любовник вытащил из кармана маленькую бархатную темно-синюю коробочку и медленно открыл ее.

Там лежал кулон на цепочке из белого золота: красиво выгравированные буквы Г и С, переплетались между собой.

- О, Сев, - пробормотал Гарри со слезами на глазах.

- Посмотри на обороте, - сказал Северус.

Гарри перевернул кулон и увидел гравировку "Моя любовь вечна". А рядом со словами были изображены розы - символ их первой ночи, проведенной вместе.

Когда возлюбленный одел на шею Гарри кулон, тот не смог сдержать слез, и они скатились по щекам.

Северус вытер их и прошептал:
- У меня есть такой же, - он вытащил из-под рубашки свой кулон и добавил: - На них чары Защиты, поэтому, если ты окажешься в опасности, я узнаю об этом.

Гарри отчаянно поцеловал Северуса, который нетерпеливо ответил и обернул руки вокруг талии любовника, поглаживая спину, и тут же начал играть ловкими пальчиками с черными локонами. Задыхаясь, они отстранились друг от друга.

- Люблю тебя, Сев, - прошептал он, прежде чем опять захватить в голодный поцелуй губы мужчины, позволяя рукам ласкать все, до чего они могли дотянуться. Послышался громкий стон Северуса.

Гарри толкнул мужчину к столу и начал быстро его раздевать, мало заботясь о сохранности одежды.

- Гарри... - запротестовал Северус.

Тот поддразнил горячим языком мягкую мочку уха и спустился поцелуями-засосами на шею.

- Гарри... - опять хрипло произнес мужчина.

Тонкие пальчики забрались под рубашку, легко касаясь голой, бледной кожи, и темная ткань скользнула вниз с плеч мужчины. Гарри незамедлительно и жадно прижался губами к соску.

- Гарри... - повторил еле слышным шепотом Северус.

Язык юноши облизнул нежную плоть соска, затем его сменили зубы. Он проделал то же самое и с другим соском, прежде чем опуститься поцелуями к пупку, обласкав губами подтянутый живот.

- Гарри... Мммм. Как сладко...

Юноша по-быстрому избавил любовника от оставшейся одежды.

- Нет, Га... О, да, да!!! - задохнулся Северус.

Тихо застонав, Гарри с жадностью заглотнул его член на всю длину.

Все еще балансируя на грани безумия, мужчина обхватил ладонями голову Гарри и начал толкаться в такой восхитительный рот.

Конечно, они выбрали не лучшее место. Это недопустимо, опасно... но так хорошо. Великолепно.

- О Боже, ты талант, Гарри... О, твой рот... Мммм...

Массажируя одной рукой яички, в то время как его губы скользили по красивому, налитому кровью члену, другой рукой Гарри сжал упругую ягодицу Северуса.

- Мммммм.

Юноша провел кончиками пальцев по нежной коже бедра и ухватился за основание члена, чтобы поиграть языком с влажной головкой.

- Боже, Гарри! - простонал мужчина, потерявшись в волнах удовольствия, прокатывающихся по телу.

Горячий влажный рот стал действовать настойчивее, то облизывая член, то впуская в тугое горло, сводя этим Северуса с ума. Он громко застонал, ощутив кружащий вокруг ануса палец, а когда тот мягко вошел в него, это стало последней каплей - он вскрикнул и бурно кончил.

Лихорадочно дрожа, он рухнул на стол, и Гарри последовал за ним.

***

Гарри еще раз посмотрел на часы и опять вздохнул. Еще только полдень. Он думал о Северусе и наступающей ночи. Он хотел оказаться в безопасности ласковых рук.

От мыслей его отвлекло ощущение чего-то влажного на ноге. Глянув вниз, Гарри обнаружил распластавшегося на полу Симуса Финнигана, облизывающего его лодыжку.

В отвращении скривившись, он закричал:
- Прекрати! - и попытался отвоевать ногу, в которую мертвой хваткой вцепился одноклассник.

Профессор МакГонагалл, наклонив голову, посмотрела на Гарри, который не спускал взгляда с Финнигана. Поэтому он подскочил на месте, от сердитого вопля учителя.

- МИСТЕР ФИННИГАН! Что вы себе позволяете?

Симус поднял голову и улыбнулся.

- Это не забавно, мистер Финниган. Оставьте мистера Поттера! Вы получаете неделю отработок и дополнительную домашнюю работу. Возможно, это научит вас хоть чему-нибудь.

Симус отпустил ногу сокурсника и медленно поднялся. По-видимому, ему было немного стыдно, что не мешало кидать в сторону Гарри похотливые взгляды.

Когда все успокоились, юноша вздохнул и опять проверил время. Прошло всего двадцать шесть минут с тех пор, как он последний раз смотрел на часы.

Из-за поведения сокурсников ему хотелось, чтобы зелье побыстрее подействовало, но так, чтоб это не затронуло их отношений с Северусом. Он в который раз напомнил себе, что Северус любит его, что это чувство не пропадет... в конце концов, он пообещал, что не бросит его. Гарри не сомневался в своем возлюбленном. Он провел ладонью по кулону, который скрывался под рубашкой, и улыбнулся. Их инициалы переплетены, и Северус выгравировал "Моя любовь вечна", поэтому он не должен волноваться. Гарри улыбнулся еще шире, летая в облаках сладкой мечтательности, и совершенно забыл о времени.

***

Драко чистил туалеты. Он думал, что было несправедливо за какое-то там похищение сексуального Поттера получить месяц отработок. Разве это его вина, что у гриффиндорца такое восхитительное тело? Но сейчас он исполнял роль какой-то прислуги. Невероятно унизительно. Он Малфой! Очень сердитый Малфой, да еще и возбужденный.

Днем ранее, он ясно дал понять Панси, чтоб она оставила его в покое. Его целью был Гарри, и определенно, прежде всего, надо избавиться от зельевара.

Он сварил зелье, которое, предположительно, сотрет все чувства и эмоции, таким образом, Снейп больше не возжелает Гарри... и Гарри будет наконец-то его. Он зло рассмеялся. Он даже придумал план, как подлить зелье. Сегодня вечером он попросит аудиенции у профессора, и потом подольет его в чай.

"Проще простого, - усмехнувшись, подумал Драко. - Какой же я гений... Гарри..."

Слизеринец снял резиновые перчатки, кинул очищающие чары на руки и расстегнул ширинку. Думая о своем непреодолимо желанном гриффиндорце, он начал поглаживать член.

Он знал, что его могли заметить, но возбуждение перебило гордость и стыд. Проведя большим пальцем по головке, он размазал смегму по горячему члену.

- Гарри, - застонал он и почувствовал, как щеки покрыл румянец.

Конечно, он не услышал, как кто-то открыл дверь, но не мог не заметить задушенный вскрик. Это был Филч. Филч, который, потеряв сознание, растянулся на полу.

Эрекция Драко начала угасать, но тут же вернулась, когда Гарри, услышав странный крик, решил проверить, что случилось, и зашел в туалет.

Глаза гриффиндорца комично округлились при виде мастурбирующего Малфоя, он хотел побыстрее смотаться, но было уже поздно. Блондин успел прижать его к двери, и сейчас нетерпеливо терся о бедро.

- Отвали, Малфой! - завопил Гарри.

- Ммммммм.

Драко сильнее прижался и кончил на черную мантию.

Гарри скривился, передернувшись от отвращения. Он вытащил волшебную палочку, очистил себя, и уже тогда указал ею на Малфоя.

Он сильно жалел, что выбрал именно этот путь до комнат Северуса. Было уже почти девять часов, и он просто-таки жаждал встречи с любимым.

- Ты мой, Гарри. И ты прекрасно знаешь, что ничто в мире не способно нас разлучить.

- Малфой, ты псих! Я не хочу тебя, и ты сам тоже меня в действительности не хочешь.

- Ты так думаешь? - спросил слизеринец, и его глаза заблестели решимостью. Прежде, чем Гарри удалось хоть что-нибудь сделать, он уже лежал на полу, а Драко на нем. Но только тот захватил предмет своей страсти в горячий поцелуй, как тут же замер.

Он поднял голову и посмотрел на Гарри каким-то странным или, скорее, испуганным, взглядом.

- О, Боже! - прошептал он. - О, Боже! Что я натворил?

Слова не успели отзвучать, как его и след простыл.

Гарри все понял - зелье подействовало.

Он, в свою очередь, встал и опять бросил на себя очищающие чары - туалеты, все-таки, грязные. Перешагнув через Филча, он направился к комнатам своего любимого.

Настал момент истины. Гарри был немного на взводе и испуган. Тогда он вспомнил о кулоне и обещаниях Северуса, и улыбнулся. Нет причин для волнений.

Перед комнатами слизеринского декана, он пробормотал пароль "Гарри навсегда".

Дверь осталась закрытой.

- Гарри навсегда, - повторил он, но ничего не произошло. Поэтому, собравшись с мыслями, он постучал.

Ответа не последовало.

Гарри замер, полный нехороших предчувствий, но тут же отчитал себя: возможно, Северус заснул. Он постучал сильнее.

Несколько минут спустя, дверь открылась.

- Северус, я...

- Поттер, будьте любезны, прекратите шуметь, - холодно сказал Северус, - и вернитесь в свою спальню. Уверен, вы не жаждите получить отработку за то, что разгуливаете после комендантского часа. Спокойной ночи, Поттер.

Северус попытался закрыть дверь, но Гарри не позволил.

- Сев, почему ты?..

- Поттер, я не позволял вам называть меня по имени, и тем более сокращать его! Я ваш профессор... ничего больше. Не забывайте этого! Никогда! А теперь, спокойной ночи, Поттер!

- Но ведь я люблю тебя, - с болью в голосе сказал Гарри.

- Вы несете чепуху, глупый мальчишка! Думается мне, вы считаете себя особенным, считаете, что вольны делать, что вам заблагорассудится. Вы достойны своего отца, Поттер! Думаете, вы -особенный? Нет! Вы ничто. Для меня, вы ничто. А теперь - марш в гриффиндорскую башню.

- Северус... - проскулил Гарри. Его сердце обливалось кровью, а душа корчилась в муках.

- Отработка, Поттер, - презрительно выплюнул Снейп. - Завтра в восемь с Филчем.

Дверь резко захлопнулась, прямо перед лицом Гарри. Он был опустошен.

- СЕВЕРУС! - закричал он, колотя в дверь кулаками. - СЕВЕРУС, ты не можешь так поступить. СЕВЕРУС, я люблю тебя. СЕВЕРУС, ЛЮБИМЫЙ, ОТКРОЙ ЭТУ ЧУРТОВУ ДВЕРЬ.

Но мольбы оставались без ответа, только эхо гоняло звук голоса по коридору.

- Северус, - прошептал он в тишине и сполз по двери на пол. Слезы скатывались по щекам, но он этого даже не замечал. - Ты обещал…



Глава 17. По уши в страданиях

Завтракая в компании друзей, Гарри время от времени тихо вздыхал.

Зелье сработало на ура: Симуса и Дина как ветром сдуло.

Больше никто не впивался в него похотливыми взглядами, и он опять почувствовал себя в безопасности. Драко Малфой не совал руки под стол, да и вообще старался не смотреть на Гарри, стыдясь того, как совсем недавно хотел его и пускал слюни. Когда, ненароком, они все же встречались взглядами, блондин брезгливо морщился и тут же отворачивался.

Но Гарри не был расстроен этим фактом, означающим возвращение свободы. Никаких преследований, похищений, нежелательных контактов... никакого Северуса. Сердце как-то странно сжалось и заныло.

Ах, да, зелье хорошо сработало... слишком хорошо. На всех.

Гарри поспешил вытереть выступившую слезу. Северус сегодня за учительским столом не появлялся, и он невольно задумался, а все ли в порядке с любовником... Еще одна слезинка сбежала по щеке. Экслюбовник появится или на уроке Зелий, или непосредственно перед ним. Интересно, он будет вести себя так, как будто ничего не случилось?

Когда уже третья слеза начала скользить по щеке, то Гарри решил сменить направление мыслей. Он слышал, как Гермиона рассказывает о анимагических преобразованиях, и сосредоточился на этом. Попробовал сосредоточиться.

***

Не взглянул. Ни одного раза. Уже в течение трех недель он на него вообще не смотрел, хотя Гарри и знал, что Северус хочет затащить его в кровать, хочет минет, хочет, в конце концов, заняться с ним любовью.

Он был в ярости. Он хотел раздолбать все вокруг. Он хотел закричать. Он хотел ударить Северуса. Он хотел заорать. Он хотел умереть.

Гарри осел на пол ванной и прошептал:
- Он говорил, что любит меня.

***

Дин и Симус вернулись в гриффиндорскую гостиную. Первым делом, они искренне глядя в изумрудные очи, попросили у Гарри прощения. Тот, в свою очередь, ответил, что это была не их вина.

***

Сидя на кушетке в совершенно пустой гостиной, Гарри медленно погружался в депрессию, пока дверь не открылась, и в комнату не вошли его друзья.

- Гарри, что случилось? - спросила Гермиона. - Проявились побочные эффекты? Как ты себя чувствуешь? Может мне позвать мадам Помфри?

- Нет, Миона, - ответил Гарри. - Все хорошо.

Было очевидно, что он лжет. Рон с Гермионой понятия не имели, почему их друг в таком состоянии, но было очевидно, что он сильно переживает. И это разрывало им сердца.

- Гарри, ты можешь все нам рассказать. Что случилось, приятель?

- Я влюбился.

- О, Гарри, это же замечательно, - улыбнулась Гермиона.

- Нет, Герми, это НЕ замечательно. Он говорил мне, что тоже любит, но на самом деле это не так. Он лгал. Он всего лишь использовал меня... И разбил мне сердце.

Девушка сжала в своей руке руку Гарри, и села рядом с ним.

- Кто это, приятель? - спросил Рон.

Гарри посмотрел на Гермиону и увидел в ее глазах понимание. Самое интересное, что отвращения в этих глазах не было. Она не осуждала его. Гарри грустно улыбнулся. Хорошо, что с ним его лучшие друзья, конечно, если Рон... Он посмотрел на рыжего и глубоко вздохнул, почувствовав, как Гермиона сильнее сжала его руку.

- Снейп.

- Снейп? - повторил Рон, который сейчас сильно походил на удивленного главного героя из японского анимешного мультика.

- Да, - только и ответил Гарри, опуская голову в ожидании оскорблений. Но было тихо.

Он подождал немного. Ничего не изменилось.

- Ты действительно его любишь, приятель? - спросил Рон.

Гарри опять посмотрел на друга.

- Больше жизни, - ответил он без колебаний.

- Мерлин, - пробормотал Рон, пытаясь оправиться от шока.

Гарри повернул голову в сторону Гермионы.

Девушка пристально смотрела ему в глаза, но сказала больше себе, чем ему:
- Так значит, он преуспел в твоем обольщении.

Гарри улыбнулся:
- Можно и так сказать.

Тут же, его улыбка угасла, а губы начали дрожать. Он опять опустил голову.

- Он не любит меня, пусть и утверждал обратное.

- Гарри, может быть, ты сделал неправильные выводы? - очень серьезно произнесла Гермиона.

- О чем это ты? - озадачено спросил Гарри.

- Я думаю, что профессору Снейпу стыдно.

Гарри поднял голову и посмотрел на нее.

- Гермиона, ему что, стыдно любить меня?

- Нет, нет, конечно же, нет, - ответила она, сжимая его руку. - Но он наш профессор. И ты же прекрасно знаешь, как трепетно он относится к правилам. А ты еще, ко всему прочему...

Гермиона прервала себя на полуслове и прикусила губу.

- Гарри Поттер, так что ли?

Смутившись, она грустно кивнула.

Гарри вздохнул и встал. Нервно взлохматив волосы, он начал сбивчиво говорить:
- Я не знаю, что делать, Миона. Я запутался. Я не могу... Он больше не смотрит на меня. Он не говорит со мной. Такое ощущение, что меня нет, что я невидим. Я не могу... больше. Я не могу...

Он всхлипнул.

Гермиона тут же встала и обняла его, а он, судорожно ухватившись за нее, дал волю слезам. Девушке было невыносимо видеть, как ее друг страдает. Она просто обязана была что-нибудь сделать.

- Так трудно, Миона.

- Шшшш. Не волнуйся, он скоро поймет, что упускает. Я обещаю.

- Что мне делать? - вздохнул Гарри, скорее, риторически.

- Ты можешь сделать только одно, - твердо ответила Гермиона.

Юноша поднял голову, подозрительно и пристально посмотрел на нее.

- Ты должен его соблазнить.

***

- Гарри, я нашла кое-какие книги в библиотеке, которые помогут тебе. И уже продумала все аспекты твоих внешних изменений для начальной стадии операции Ж. О. П. А.

- Какая операция? - воскликнул Гарри, а Рон давясь от смеха, проскулил: - Жопа?

- Не «жопа», Рон, - возмутилась Гермиона, но все же немного покраснела. - А Ж.О.П.А. или Желающий Обольстить Профессора Алхимии.

Рон покачал головой и сказал Гарри: - после Г. А. В. Н. Э. она создает Ж.О.П.А. - он повернулся к подруге и добавил: - А почему не П.Е.Н.И.С – Поттер Единственный Научится Искушать Снейпа?

Гарри засмеялся, а Гермиона нахмурилась.

- Ладно, Миона, - отсмеявшись, произнес он.

- Отлично. Значит расшифровка такая "Желающий Обольстить Профессора Алхимии".

- Мерлин, - хрюкнул Рон, покачав головой.

- Гарри, - вопросительно протянула Гермиона. - Ты знаешь, что Северус любит в тебе, что его может свести с ума?

- Мерлин, - захлебнулся воздухом рыжий.

- Да, - просто ответил Гарри.

- Мерлин, - снова испуганно пробормотал Рон.

- Отлично! Мы заставим его сохнуть по тебе, но только уже из-за твоего природного обаяния, Гарри. Теперь ты расскажешь мне все, что может нам помочь, - сказала девушка.

- Хорошо, Миона, - улыбнулся Гарри, почувствовав разгорающуюся в сердце искорку надежды. Но тут он кое-что вспомнил.

- И... - начала Гренджер.

- Погоди, - перебил ее испуганный Гарри. - Ты упомянула о перемене облика?

- Да. Ты очень красивый, но небольшие улучшения помогут нам с проведением операции. Уверяю, ты об этом не пожалеешь.

- Надеюсь, - прошептал Гарри, совершенно не убежденный в этом.

- Мерлин, - только и повторил Рон.



Глава 18. Ж.О.П.А. - 1 или По ком плачет стилист?

- Гарри, не дергайся, - велел Рон, щелкая ножницами.

Гарри сглотнул. Чем он думал, когда согласился? Вообще-то, это Гермиона должна была его подстричь, но она задерживалась уже на полтора часа. Гарри уже успел запаниковать, когда Рон предложил ему свою помощь. Конечно же, поначалу он отказался, но промаявшись еще час в ожидании подруги, все же решился. Ведь приятель уверил его, что это не первый раз, когда он кого-то стрижет. Но теперь, когда Рон с ножницами в руке был так близко от него, Гарри реально заволновался. Почему он не дождался Гермионы?

Чтобы успокоиться, он спросил друга, когда тот последний раз кого-то стриг.

- Это был мой дядя Тэрри, брат отца. Я это делал в первый и последний раз... Я же сказал, не дергайся, - опять приказал он, крутя в руке черный локон. - Приятель, ты же не боишься?

- Н-нет.

- Хорошо! Потому что, у него вышла отличная прическа... правда, она долго не продержалась. Две недели спустя он побрился налысо. Интересно, почему?! НЕ ДЕРГАЙСЯ!

Гарри застыл, когда послышался испуганный голос: - О БОЖЕ!

- Погляди, любимая, - махнул Рон подруге, которая, прикрыв рот рукой, стояла в дверном проеме.

- РОН! ЧТО ТЫ НАТВОРИЛ? ГАРРИ! КАКОЙ УЖАС!

- У-ужас? – заикаясь, переспросил смертельно напуганный Гарри, в прошлом – обладатель роскошной черной гривы.

- Не парься, дружище, - ответил Рон. - Это такая мода. Все супер!

- Мода? - повторила Гермиона. - МОДА? Да ты обчекрыжил его волосы!

- Не думаю, чт...

- АХ, ДА! Я ВИЖУ, ЧТО ТЫ НЕ ДУМАЕШЬ!

- Миона... - заискивающим голосом, заныл рыжий.

- ОПУСТИ НОЖНИЦЫ!

Он беспрекословно послушался, но все-таки решил вякнуть напоследок: - Все не так уж и ужасно, просто немного иначе.

- Иначе? ИНАЧЕ? У него пролысины в нескольких местах!

Гарри серьезно подумывал упасть в обморок. Как теперь ему обольстить любимого?

- Гарри, успокойся, сейчас я все исправлю, - заверила его Гермиона.

Юноша отчаянно закивал.

В этот момент, в спальню влетел Невилл с намерением забрать одно из своих растений и показать его профессору Спраут. Его послала сыну Алиса Лонгботтом. Они с мужем недавно вылечились, и все благодаря таланту их сына. Год назад Невилл обнаружил неизвестное ядовитое растение, которое могло вылечить обширный перечень заболеваний, в том числе даже лекантропию.
Он гордился своей находкой и намеревался продолжать изыскания в области гербологии. Поэтому, у него было отличное настроение, пока он не увидел Гарри.

- О, Мерлин! - взвизгнул Невилл. - Кто это сделал, Гарри? Это новое наказание Филча?

Злобно ухмыльнувшись, Гермиона поглядела на Рона, который, в свою очередь, впился хмурым взглядом в Лонгботтома.

- Нет ничего ужасного, - сказал он. - Вы ничего не понимаете... это... это... искусство!

- Искусство? - ухмыльнулась Гермиона. - Скорее уж, уничтожение! "Убийца волос"!

- Вы реально ничего в этом не смыслите, - оставил за собой последнее слово Рон и вышел из спальни.

Гермиона принесла зелье роста волос и вылила немного на голову друга. Через пять минут все вернулось к прежнему состоянию, и Гермиона начала ваять новую стрижку Гарри.

***

- Готово! - внезапно произнесла Гермиона. – Гарри, теперь у тебя новая прическа.

Она дала ему зеркало. Гарри с улыбкой разглядывал себя. А ведь Гермиона действительно талантлива. На сей раз, прическа и правда была модная, больше подчеркивающая овал лица. Волосы были короткие, но не слишком, и так же топорщились во все стороны, но теперь укладка придавала некую пикантность. Гермиона вылила на его голову еще одно зелье, делающее волосы блестящими и мягкими. Теперь он выглядел очень сексуально.

- Красиво, Герми. Спасибо.

- Пожалуйста, - улыбнулась она. - Теперь время для похода по магазинам. От Хогсмида мы сможем аппарировать на Косую аллею. Я только позову Рона. Он хотел с нами пойти.

Когда она вернулась вместе с Роном, тот открыл рот от изумления, рассматривая друга:

- Гарри, суперски получилось! И... хм... Прости за то, что я натворил... Гермиона совершила реальный прорыв в искусстве, а не я. Прости меня, приятель.

- Уже забыли. Ты же не специально это сделал.

Рон искренне улыбнулся, и Гермиона подвела итог: - А сейчас, по плану - шопинг!

***

Они вымотались. Это был долгий день.

Попав на Косую аллею, они сразу направились в Гринготс, а уже после - в магазин оптики. Там они приобрели Гарри контактные линзы. Затем они побывали в нескольких магазинах одежды и парфюмерии. Теперь Гарри был по уши загружен всяческими фирменными пакетами. Он представил себе лицо Северуса, когда тот увидит его в обновках. Злая улыбка растянула губы. Интересно, что мужчина подумает о нем? Это он узнает уже сегодня, но позже. Гарри счастливо засмеялся.

***

- Гарри? Ты готов? - спросил Рон, заходя в спальню.

Гарри повернулся к остановившемуся в дверях другу, и улыбнулся.

- Уверен, что в этой одежде ты сведешь его с ума. Хороший выбор, приятель.

Гарри смущенно улыбнулся. Он волновался, сработает ли план, но реакция Рона немного успокоила его.

- Рон, - нерешительно сказал Гарри. - Я очень... удивлен, что ты... так хорошо воспринял факт о моей любви... к Северусу.

Рыжий серьезно посмотрел на друга и ответил:
- Приятель, ты действительно думал, что я брошу тебя из-за твоих пристрастий? - когда Гарри ничего не ответил, он вздохнул и продолжил. - Гарри, мы с тобой знакомы с одиннадцати лет. Мы с тобой в Норе спали в моей спальне, ты разделил часть моей жизни и тайн, помог понять Гермиону, - Рон улыбнулся. - Ты всегда мне помогал, надеюсь и я тебе тоже. Я люблю тебя, дружище. Ты мне больше, чем друг, скорее, брат. Я прекрасно знаю, что такое любовь, и если бы кто-то захотел отнять у меня Гермиону, то я умер бы. Поэтому, я в курсе, что значит для тебя Снейп... И если он делает тебя счастливым, то не бойся рисковать и делать все возможное, чтобы заполучить его... А я тебе в этом помогу... всегда, Гарри.

Гарри растрогали слова Рона, поэтому его хватило только на то, чтобы пожать ему руку и тихо прошептать: - Спасибо. Это действительно для меня важно, - его голос дрожал от переполняющих эмоций.

Гермиона вошла в спальню, казалось, она понимала, что произошло между ними. Она пристально смотрела на них, блестящими от непролитых слез глазами, и улыбалась. Конечно же, она невольно подслушала их разговор и тоже была растрогана.

Увидевший ее Рон отпустил Гарри.

- Гермиона, - сказал он. - У меня новая миссия: уговорить подругу подстричь меня. Хочу быть сексуальным, чтобы обольстить красивую, умную девушку с каштановыми волосами, - Гермиона улыбнулась. Рон ответил ей такой же улыбкой и добавил. - Она на факультете Ревенкло... Аааай, прекрати, Миона... Я пошутил... стооооой...

***

Гарри побрызгал на себя новыми духами, тайно надеясь, что запах понравится Северусу. Он мученически вздохнул. Иногда он хотел, чтобы его феромоны опять взбесились, и любовник начал за ним бегать. Он так по нему соскучился! На глаза опять навернулись предательские слезы, и ему пришлось несколько раз моргнуть и попытаться убедить себя в успешности плана по обольщению.

Он с друзьями шел Большой зал на ужин.

Сегодня была суббота, поэтому все, занятые собственными делами, сначала не заметили изменений в Гарри, но когда он вошел в Большой зал, его встретила оглушительная тишина. Каждый уставился на него. Девчонки явно пускали слюни по сексуальному мальчику, а большинство мальчишек шептали ревностную критику. Остальные парни восхитились красотой спасителя Магического мира.

Трио прошло к гриффиндорскому столу так, как будто ровным счетом ничего не случилось. Гарри мельком глянул на учительский стол, где сидел желанный мужчина, который сейчас всеми силами пытался выровнять сбившееся непонятно почему дыхание.

"Что еще натворил этот глупый мальчишка?" - думал Снейп, пристально окидывая взглядом Поттера, и отмечая новую прическу, ярко-изумрудные глаза не скрытые стеклами очков, обтягивающую белую рубашку, которая не оставляла места воображению.

"Она настолько обтягивающая, что всем видны мускулы на его груди", - он перевел взгляд на директора, глаза которого сейчас блестели весельем: он явно развлекался развернувшейся сценой. Каждый студент посчитал необходимым хоть раз да глянуть на его... на Поттера! Северус был рассержен на Гарри, на себя... на всех!

"Можно было ожидать этого от него. Такой высокомерный. Как всегда, полагает, что он - пуп Земли, не удивительно, что ему льстят все эти взгляды. Но я на него не смотрю! Я не смотрю на это восхитительное... Нет, я сказал, что не смотрю!

Северус впился взглядом в лежавший на тарелке горошек, чтобы не видеть, как студентки сохнут по Поттеру и пускают слюни... Как патетично. Ему хотелось заорать им: - "ПОТТЕР ГЕЙ. ОН ЛЮБИТ МУЖЧИН. ТОЛЬКО ОДНА ВЕЩЬ МОЖЕТ ЕГО ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ, НО У ВАС ЕЕ НЕТ", - а затем он повернулся бы к геям. - "ГАРРИ ОЧЕНЬ ИЗБИРАТЕЛЕН. ЕМУ НУЖЕН ЭНЕРГИЧНЫЙ ЧЕЛОВЕК, НАСТОЯЩИЙ МУЖЧИНА... Я", - Нет!

Он вынудил себя разжать судорожно сжатые кулаки и расслабиться. Наклонив немного голову, он увидел хорошо очерченную брюками попку мальчишки. По-видимому, тот что-то пытался поднять. Северус зарычал, чувствуя, что брюки стали ему ну уж очень тесными.

"Проклятье!".

Гарри ел медленно, своим поведением агитируя зельевара. Он улыбнулся про себя, впервые за несколько недель, его сердце как будто ожило и забилось сильнее.

Он поглядел на Рона и Гермиону, которые в ответ улыбнулись, прекрасно осведомленные об успехе. Только он посексуальнее засунул в рот пасту, как краем глаза заметил Драко Малфоя. Тот немного покраснел и смущенно смотрел на него. Когда же он перехватил взгляд удивленного гриффиндорца, то покраснев еще сильнее, отвернулся.

Покончив с ужином, Золотое трио встало и прошагало к выходу из Большого зала.

Гарри получил ответ на свои действия, когда услышал холодный голос.

- Мистер Поттер, - прошипел профессор. - Я хочу с вами поговорить. Немедленно!

- Хорошо, профессор, - ответил юноша и посмотрел на друзей с затаенной надеждой и радостью.

В ответ они улыбнулись, и Рон ответил: - Мы подождем тебя в башне. Мы будем... хм... я буду...

Гермиона поспешила прийти на выручку другу: - Будем заниматься домашней работой.

Но, в то же самое время, Рон решил сказать: - Целоваться.

Когда это слово прозвучало, только тогда он понял, где и кому это сказал. Под пристальные взгляды Гарри, Гермионы и Снейпа, он покраснел и глупо улыбнулся.

Грейнджер тяжело вздохнула, взяла его за руку и потащила к гриффиндорской башне.

Тем временем, Снейп холодно сказал своему студенту:
- За мной, Поттер.

Гарри попытался проигнорировать зарождающуюся надежду, как и желание обнять своего строптивого профессора.

Северус резко остановился в одном из пустых, темных коридоров и прошипел:
- Я буду безмерно счастлив, если вы остановите провокацию, Поттер.

- Провокацию? - повторил Гарри. - Что за провокация? Я ничего не нарушал!

- А как же эти обтягивающие брюки? А эта рубашка, которая ничего не скрывает? Вы видели, как все на вас глазели, Поттер? - горячо вопрошал Снейп, как будто ревнуя. - Неужели, все ваши действия невинны?

Гарри заметил блеск в глазах Северуса и понял, что тот его ревнует.

- Вы так соскучились по похотливым взглядам? Поттер, вы думаете, что это забавно? - выплюнул мужчина. - Я не намерен терпеть подобное поведение в этой школе. Вы провоцируете людей, а это нарушение правил. Поэтому...

- Возможно, - прервал Гарри, с вызовом смотря в глаза профессора и играя рукой с подаренным кулоном.

Мужчина громко сглотнул.

Юноша продолжил: - Возможно, вы правы. Я нарушил правила.

И как раз в это время, из его кармана, совершенно случайно, выпал кусок пергамента, который он постоянно с собой носил. Листок плавно спланировал на пол, прямо к ногам зельевара.

Северус удивился. Он посмотрел сначала на пергамент, потом на гриффиндорца, который все это время не спускал с него пристального взгляда.

Гарри начал опускаться, отвечая на вопросы в глазах профессора. Они стояли очень близко друг к другу, и когда он наклонился, то как бы невольно задел головой грудь Северуса.

- Поттер! - выплюнул зельевар.

"Проклятый мальчишка", - думал Северус, умирая от желания, когда Гарри, медленно опускаясь, ласкал его.

И вот, достигнув скрытого тканью брюк, члена профессора, он остановился и наклонил голову, как будто пытаясь посмотреть вниз и схватить листок. От этого движения твердый член погладили подбородок, нос, а потом лоб.

Гарри услышал, как Северус пытается сдержать стон, и улыбнулся. Он схватил карту, и начал обратный путь вверх. Нос прошелся по груди мужчины, а затем он зарылся лицом в выемку между шеей и плечом, и с шумом вздохнул, полностью прижимаясь к дрожащему телу зельевара.

- Ты так хорошо пахнешь, Северус, - прошептал Гарри, облизывая мочку уха. Северус дернулся, но не отстранился. - Ты помнишь нашу любовь... насколько это было страстно?

- НЕТ! - Северус отпихнул его. - Я же сказал, не звать меня по имени, Поттер...

Гарри шагнул вперед с намереньем поцеловать строптивца, но тот, предугадав его мысли, отшатнулся, а потом и вовсе сбежал от него.

Что не помешало Гарри торжествующе засмеяться. Он был счастлив. Теперь он точно знал, что Северус хочет его.

Шагая по пустынным коридорам, он шептал сам себе: - Ты снова будешь моим Северус Снейп и быстрее, чем сам предполагаешь.

Он усмехнулся. Первый этап миссии успешно завершен. Теперь настало время для Ж.О.П.А. - 2, это более сложная стадия, но если он преуспеет, то она докажет, что Северус действительно его любит.

Гарри вздохнул и позволил себе помечтать.



Глава 19. Вы готовы, мистер Снейп?

При звуке звонка Гарри ухмыльнулся.

Дверь в класс открылась, и профессор Снейп как всегда «дружелюбно» пригласил студентов войти.

Гарри тут же помчался к своему месту на галерке. Рон и Гермиона, заранее посвященные в его планы, подбадривающе улыбнулись ему и получили в ответ еле заметную улыбку.

"У меня все получится. Я сделаю Северуса счастливым... ну, и себя заодно".

- Сегодня, - тихо начал Снейп, - вы напишите короткое эссе о свойствах зеленого чая, используемого в зельях, и о последствиях смешения его с толченым рогом единорога и вытяжкой из белой крапивы. На все про все у вас двадцать минут. А после мы приступим к новому зелью.

Все студенты достали пергаменты, перья и чернильницы, приступая к заданию.

Гарри с удвоенной скоростью начал строчить эссе, чтобы поскорее от него отделаться и освободить время для реализации плана. Через пять минут он взглянул на профессора, увлеченно разбирающего бумаги на своем столе. Теперь можно приступать.
"Сейчас посмотрим, сможешь ли ты и дальше меня игнорировать, Северус", - подумал Гарри и взял другое перо, недавнее изобретение близнецов Уизли.

Он осторожно прошептал "Северус Снейп" и уже после начал писать на столе, рядом с пергаментом.

Красные чернила как будто впитались в деревянную поверхность, исчезая.

Северус чуть ли не подскочил, когда какие-то слова начали проявляться на его столе. Кто это сделал? И главное, как? Он с подозрением взглянул на Поттера. Но тот сидел спокойно и писал эссе. Тогда он решил оглядеть и весь остальной класс, но и тут ничего подозрительного не заметил.

Он прочел то, что появилось на столе, а потом опять впился взглядом в Гарри. Никто, кроме него, не решился бы такое написать.

"Хочу тебя".

Северус был уверен, что Гарри стоит за этим, но... но как он сделал такое?

Он опустил взгляд, но на столешнице уже не было абсолютно никаких признаков надписи. Северус еще минуту переводил взгляд со стола на Гарри и обратно, но ничего не заметив, вздохнул и продолжил проверку домашних заданий.

Гарри усмехнулся и немного сдвинул пергамент. Он опять взял волшебное перо и написал еще одно короткое послание.

Северус изогнул бровь, когда увидел, как красные чернила проявляются на домашнем задании третьекурсника. Подняв листок, он заметил новые слова на столешнице. Он проверил пергамент, который так и держал в руке - красная надпись исчезла. Ради эксперимента он положил домашнюю работу обратно на стол, и красные чернила опять начали проявляться на бумаге.

Северус теперь осознано вперился взглядом в Гарри. Ну, никто не мог написать ему "Я постоянно думаю о тебе", кроме этого мальчишки. Но как проверить догадку? Есть только один единственный способ. Схватив домашнюю работу, он сделал вид, что увлеченно ее просматривает, но, в то же самое время, тайно следил за Поттером.

Гарри про себя посмеивался, наблюдая за действиями Северуса. Он знал, что профессор начал его подозревать, поэтому просто продолжил, как ни в чем не бывало, притворяться, будто пишет эссе.

- Профессор Снейп? - обратился кто-то из слизеринцев.

- Да, мисс Паркинсон?

Гарри не слушал, о чем спрашивала девушка, он быстро написал волшебным пером "Я хочу не только твое тело, но и душу. Навсегда".

Ответив на вопрос студентки, Северус стиснул зубы, когда увидел еще одну надпись, и тут же посмотрел на Гарри.

"Это он. Я знаю, это его рук дело, - подумал он. - Он играет, притворяясь невинным. Но это не так. Он не ангел, он так отзывчив в постели, когда... Нет! Теперь все могут увидеть облегающие его рубашку и брюки под этой мантией... под его мантией. Мерлин! У него такая... НЕТ!"

Северус блуждал взглядом по этому желанному, восхитительному телу, и спрашивал себя: "Для кого он так изменился? Для меня... или для другого человека?" и волна ревности смывала все его чувства и мысли.

Гарри был так великолепен, что... "Нет! Стоп!", - приказал Снейп себе. Закрыв глаза, он пару раз глубоко вдохнул и выдохнул.

Когда его сердце перестало биться учащенно, а мысли - метаться в голове, он решил продолжить работу, но наткнулся взглядом на новое сообщение.

"Не читай, не надо", - повторял он про себя.

В конце концов, не выдержав, он все же прочел надпись: "Ты мне нужен, Северус. Я скучаю по тебе, любимый. Вернись".

Северус с трудом сглотнул и резко встал: - Время закончилось. Опустите перья и сдайте эссе.

По-прошествии нескольких минут они уже варили зелье, и Гарри заметил, что Северус обходит его стороной и не третирует. Даже когда он намеренно ошибся, ожидая от профессора гневных комментариев в стиле времен до начала «сексуального безумия», ничего не произошло.

"Ничего, - Гарри часто заморгал, изо всех сил сдерживая слезы и пытаясь сосредоточиться на зародившейся, было, надежде. Он знал, что его любят и все еще желают.

"Надо сконцентрироваться на этом, - печально подумал Гарри. - Он хочет меня. Ничего не изменилось. Но любит ли он меня? Нет, прекращай так думать. Он реально меня хочет... но не хочет любви. Нет! Он желает меня, он желает меня, он желает меня..." - как мантру повторял он про себя, и эти слова стали единственным якорем для его мечущейся души.

Девяносто минут спустя прозвенел звонок, и Северус вздохнул. Для него этот урок показался каторгой. Когда студенты покинули класс, он сжал голову руками и зажмурился. Просто-таки заставив себя выровнять дыхание, он вновь открыл глаза.

Теперь он был в состоянии уделить внимание домашним заданиям третьекурсников. Взяв перо, он рассортировал пергаменты, но тут увидел еще одно послание.

"Я люблю тебя". Эти слова были заключены в сердечко, пронзенное насквозь стрелой.

Северус застонал, и одинокая слеза, прочертив мокрую дорожку по щеке, упала вниз.

***

- Симус, мы можем поговорить?

Окликнутый гриффиндорец посмотрел на него и ответил: - Эмм, конечно, Гарри.

Рон с Гермионой стояли в сторонке и наблюдали за Гарри, который договаривался с Симусом о помощи во второй миссии их плана по соблазнению Северуса Снейпа.

- Привет, - сказал тихий голос позади них, и друзья от испуга чуть ли не подскочили.

Синхронно повернувшись, они увидели сияющее лицо директора.

- О, профессор Дамблдор! Добрый вечер, - хором ответили Рон и Гермиона.

- Я закончил! Можем идти. Ооооой, профессор Дамблдор! - сказал Гарри, только что подошедший к друзьям.

- Здравствуй, Гарри!

- Здравствуйте, профессор!

- Гарри, я хотел бы поговорить с тобой о кое-чем важном.

- Хммм... - он пристально посмотрел на друзей и продолжил: - Идите на ужин без меня. Встретимся позже.

- Ладно, приятель, - ответил голодный Рон и, схватив руку Гермионы, потащил девушку за собой в Большой зал.

- Гарри, я не хочу, чтобы кто-нибудь нас подслушал. Поэтому давай пройдем вот в этот пустой класс.

Юноша проследовал за директором и закрыл за собой дверь.

- Разговор касается нашего профессора зельеварения, - сказал Дамблдор, пристально следя на Гарри.

- О!

- Я знаю, что ты с друзьями придумал... план, у которого, если честно... оригинальное название, - улыбнулся директор.

Гарри от удивления выпучил глаза и покраснел.

- Я просто хотел сказать, что поначалу думал, что реакция Северуса будет такой же, как и до вспышки твоей привлекательности. Знаю, ты его любишь, и он тебя тоже, но будь осторожен, Гарри. Он за свою жизнь перенес многое, и давно выстроил вокруг себя ментальную стену, чтобы защитить свое сердце. Ты проник за эту стену, и он может ужасно отреагировать, защищаясь. Будь терпеливым, но решительным.

Гарри был удивлен словами старика.

- Нет ни закона, ни правил, которые могли бы тебе помешать. А так как я желаю вам обоим счастья, то решил дать тебе этот совет.

- Спасибо, профессор. Я...

- Знаю, что ты хочешь сказать, Гарри, или, скорее, спросить, но я не смогу тебе ответить.

Теперь молодой человек вообще ничего не мог понять. Директор знал, что он намеревался сказать?

- Нет, профессор Дамблдор, я только...

- Гарри, я отлично понимаю, что ты хочешь от меня, но я не могу сказать пароль от комнат профессора Снейпа...

- Я не то хотел...

- ... Северус доверяет мне...

- Конеч...

- ... Мне понятны твои побуждения, и я был бы счастлив помочь, но действительно не могу этого сделать...

- Да, но я не спрашивал...

- ... Я не могу сказать тебе, что его новый пароль "Гордость Слизерина", потому что это походило бы на предательство. Ты же понимаешь? А я так не хочу подрывать доверие Северуса...

- ...

- ... Нет, я не могу этого сделать. Пожалуйста, Гарри, не спрашивай меня.

Тот вытаращился на директора, пытаясь переварить информацию и не дать челюсти упасть вниз.

После недолгого молчания, Гарри заговорил: - Хо... хорошо... профессор. Я... я не буду вас спрашивать.

Дамблдор кивнул с серьезной миной на лице.

Гарри подошел к закрытой двери и, заикаясь, промямлил: - Я... я тогда... п-п-пойду.

Дамблдор снова кивнул: - Конечно, Гарри, теперь ты можешь идти. И... прости, что мне не удалось ответить на твой вопрос.

Старик быстро ему подмигнул, и вот тогда Гарри не смог совладать с собой и от удивления открыл рот.

- До свидания, Гарри, - мягко проговорил директор, чьи глаза осветило какое-то безумное ликование.

- До свидания, профессор.

Гарри наконец-то вспомнил механизм работы ног и поторопился выйти из класса.

Широко улыбаясь, он шел к подземельям и тихо шептал: - Готовься, Северус, я иду.

***

Северус не пошел на ужин. Вместо этого он забрался в теплую ванну, пытаясь расслабиться и забыть этот ужасный день и ужасный урок у седьмого курса Гриффиндора... где был Гарри. Он отмахнулся от мысли, что завтра будет следующий урок с ним же.

- Черт побери этого мальчишку с его восхитительным телом, - сказал он громко.

- Ты уверен? - послышался такой знакомый голос.

Северус напрягся и резко повернул голову. Его взгляд уперся в такой желанный и сексуальный торс юноши.

- ПОТТЕР!

- Ну, так что, Северус? Ты действительно хочешь, чтобы меня побрал черт, или, возможно, ты сам желаешь единолично обладать этим восхитительным телом, любимый? - мурлыкнул Гарри, позволяя мантии соскользнуть с плеч и упасть на пол. Затем он медленно начал снимать обтягивающую рубашку.

- Тебе нравится мой новый облик? Я сделал это только для тебя. Чтобы соблазнить тебя. Хочу, чтобы ты стал моим, Северус.

Северус был настолько поражен зрелищем, разворачивающимся перед ним, и словами, что не мог ни пошевелиться, ни ответить. Он был в состоянии только молча смотреть на мускулистую грудь Гарри, на его бедра, которые теперь не скрывали облегающие брюки. А когда юноша снял черные боксеры, он с трудом сглотнул и как загипнотизированный уставился на открывшийся перед ним вид.

- Гарри, - прошептал он.

- Да, Сев? - тихо спросил Гарри, залезая в теплую пенистую воду.

- Нет, - пробормотал профессор.

- Да! - возразил юноша, и прижался к Северусу, захватив его губы в пленительный поцелуй.

Как же Гарри этого хотелось! Он жаждал этого мужчину. Под напором горячего языка Северус был вынужден сдаться и впустить влажного захватчика в рот. Теперь Гарри мог опять испытать опьяняющий аромат любовника.

"Как же давно это было", - подумал он.

Северус застонал и начал отвечать на поцелуй. Он не хотел этого, но было так сладко. Гарри настолько отзывчив, настолько... Нет!

- НЕТ! - он отодвинул Поттера, а потом и вовсе вытащил его из ванны.

Уже пошатнувшийся Гарри был поднят и перекинут через плечо. Быстро подняв его вещи, Снейп стремительно понес его к выходу. И, открыв дверь, поставил на пол, кинул ему в лицо его же одежду и яростно захлопнул дверь.

Все случилось слишком быстро, и юноша даже не успел среагировать, но теперь, оказавшись голым в коридоре, он взял себя в руки и его ступор немедленно растаял. Он кинул на себя сушащие чары и оделся так быстро, как только мог.

Посмотрев на закрытую дверь, он прошептал:
- Хорошо, Северус, возможно, на этот раз ты победил, но, все же, ответил на поцелуй. Я знаю, что ты тоже хочешь меня. Будь уверен, я добьюсь своего, любимый!

Выходя из подземелий, Гарри был решителен как никогда. Хоть Северус и вышвырнул его голого в холодный коридор, но теперь у него было все готово для начала второй стадии плана Ж.О.П.А. И он готов бороться за сердце любимого.

Улыбнувшись, он прошептал: - А вы, мистер Снейп, готовы к этому?
Гарри так не думал.



Глава 20. Ж.О.П.А. - 2 или Ревность

Что это за звук? Странно.

Северус, спросонок, никак не мог понять, что его разбудило.

Повторившись, странный звук окончательно и бесповоротно вырвал его из объятий Морфея. Он с неохотой разлепил глаза и увидел... море красного.

- Что за черт?..

Встав, он осмотрел спальню:
- Поттер!.. Дамблдор! Чтоб вас!

Сжимая челюсти и хмурясь, Северус быстро прошел из спальни в гостиную.

Запах был повсюду.
Они стояли везде - по одной, или в букетах - красные розы, занимавшие все пространство его комнат.

Их символ.

- Гарри? - прорычал он, уставившись на огромные коробки в форме сердец. Не удержавшись, он открыл одну из них. - Шоколад... Разве можно сопротивляться такому искушению? - добавил он, с наслаждением запихнув в рот конфетку.

Ведь мальчишка знает, как Северус обожает шоколад. И, конечно же, не упустил возможности воспользоваться его слабостью. Надо признать, очень умно.

- Идиот, - сказал он, вынимая вторую конфету, но, засунув ее в рот, застыл на месте.

Опять раздался тот же самый звук.

Навострив уши, Северус сконцентрировался на его источнике. Снаружи что-то происходило, поэтому он подошел к своему любимому окну и открыл его.

Ему всегда нравилось, что его комнаты находятся выше уровня земли и в них есть окна, но сейчас он подумывал пересмотреть свое решение.

Ведь если бы у него не было этого чертового окна, то сейчас он бы не лицезрел стоящего в траве, приклонив колено, в лучах утреннего солнца Гарри Поттера, поющего ему серенаду.

- Маленький негодник, - прорычал Северус сквозь зубы.

- Я просто хотел пожелать моему любимому доброго утра. И хочу, чтобы ты понял, насколько я люблю тебя и насколько нуждаюсь в тебе, - мило улыбнулся тот и оседлал метлу.

Прежде чем Северус смог хоть как-то отреагировать, Гарри притянул его ближе и нежно поцеловал. А когда профессор удивленно приоткрыл рот, он тут же воспользовался случаем и поспешил нырнуть своим язычком в такой желанный рот. От своих же действий Гарри застонал, и Северус, опомнившись, отстранился. Удивительно, но его почему-то не остановили, и от этого в душе разлилось разочарование.

- Ммммм, шоколад, - прошептал Гарри, сладострастно улыбаясь. - Но он не так приятен... без твоего вкуса, - мурлыкнул он, облизывая губы. - Да, твой.

- Га... Потт... - начал Северус, угрожающе.

- Тебе нравятся мои подарки, Северус? Вижу, что тебе пришелся по вкусу шоколад, а розы, Сев... ты ведь любишь розы…

Гарри смотрел на него с любовью и вожделением. И от этого взгляда тело Северуса вмиг среагировало должным образом, а щеки порозовели.

Пытаясь усмирить разбушевавшиеся гормоны, он совершенно не заметил, как молодой человек открыл красную коробку. Гарри поднес ко рту Северуса конфетку, отчего тот вздрогнул, и сначала очертил лакомством верхнюю его губу, затем нижнюю и лишь потом просунул ее между приоткрытыми губами.

Северуса как будто загипнотизировали эти безумно красивые глаза. Такие яркие, такие зеленые, такие... такие... полные желания. Он застонал, не осознавая, что все это время облизывал палец Гарри, пока не услышал, как тот прошептал его имя. Он опять вздрогнул и попытался отойти, но на сей раз ему этого не позволили, притянув еще ближе к молодому телу. Северус напрягся, но так и не смог совладать с собой и оттолкнуть нахала. Его разум вопил, приказывая отстраниться, а сердце умоляло поддаться натиску.

Не отрывая взгляда от черных глаз, Гарри очень медленно втянул в рот тот же палец и начал чувственно его посасывать, пытаясь уловить аромат любовника. Северус с трудом сглотнул и застонал. Его брюки сейчас были невероятно ему тесны. Гарри вынул палец и придвинулся ближе. Он нежно погладил лицо любимого, заставив его закрыть глаза. По его телу прокатилась волна дрожи. Это было настолько нежно, настолько мягко, настолько полно любви и заботы... и он так по этому соскучился. Северус вздохнул, почувствовав, как проворный язычок юноши очерчивает его губы, как будто дегустируя их, и сдался, позволив целовать себя.

Гарри все еще парил на метле, наполовину перебравшись на подоконник, но не замечая своего неудобного положения. Все, что сейчас было для него важно, так это взаимный поцелуй с любимым человеком. Он был счастлив. По-настоящему счастлив.

Где-то в подземельях хлопнула дверь, разбив момент единения. Северус решительно отодвинул юношу:
- Гарри, ты же знаешь, что отношения между нами невозможны. Я твой профессор, а ты мой студент... НЕТ, Гарри! - добавил он, когда молодой человек уже открыл, было, рот, чтобы начать протестовать. - Ты слишком молод. Ты...

- ГАРРИ ПОТТЕР?! - воскликнул юноша, пытаясь удержать слезы.

Глаза Северуса округлились, и он покачал головой:
- Против этого я как раз и не возражаю. Просто я не имею никакого права на...

- Я люблю тебя!

- Ты забудешь меня.

- НЕТ!

- Ты найдешь молодого человека, и тебе с ним будет лучше, чем со мной.

- НЕТ! Или этого ты и хочешь? Хочешь, чтобы я нашел себе другого? Хочешь, чтобы я делил постель с кем-то другим? Хочешь, чтобы я любил кого-то еще?..

Северус поджал губы, и его глаза осветила неприкрытая ревность.

- Я хочу тебя! Только тебя, Северус! Ты тот, кого я люблю! Сколько еще раз я должен это повторить? Я никогда не забуду тебя!

- Достаточно, Поттер!

- Не называй меня Поттером! Я хочу, чтоб ты называл меня Гарри, как и прежде...

- "Я хочу", "мне нужно", "я говорю"! - язвительно сказал Северус. - У вас постоянно это "я"! Вы настолько высокомерны, настолько зациклены исключительно на себе, что желания других для вас ничего не значат! Я не хочу с вами, Поттер, разделить остаток своей жизни! Надеюсь, я ясно дал вам это понять! Я не хочу вас!

Гарри уже и не пытался бороться со слезами, которые побежали по его щекам. Северус вздохнул и опустил голову. Он не хотел видеть, как Гарри страдает. Сложив руки на груди, он подавил желание притянуть юношу к себе и успокоить.

- Уходите, Поттер, - сказал он спокойно, но не холодно.

- Мы можем поговорить и о тебе, - тихо сказал, Гарри, смаргивая слезы. – Например, о твоих обещаниях любить меня вечно, не бросать, и...

- Прекращайте, Поттер! - хмурясь, выплюнул мужчина, когда вина и сожаление начали царапать его душу.

- Я знаю, что ты желаешь меня, так же как и я тебя, - сказал Гарри, и вытирая слезы.

- Да, это так. Только одно уточнение: Я желаю тебя только... в сексуальном плане, и никак иначе!

- Ты лжешь, Северус! Мы оба знаем, что не сможем забыть друг друга... и не сможем перестать желать.

- Но я постараюсь, Поттер! А теперь, оставьте меня в покое. Навсегда! - сказал тот и, оттолкнув юношу, попытался закрыть окно.

Гарри удалось сохранить равновесие, и он поспешил придержать створку:
- Ты лжешь, Сев! Уверяю, ты не забудешь меня.

Северус надавил сильнее и захлопнул окно, выкрикнув последнее "Забуду", а про себя добавил "Когда тролли выучат алфавит".

***

- Держись той же тактики, - сказала Гермиона своему грустному лучшему другу. - Но попытайся впредь обойтись без "Я люблю тебя. Сколько еще я должен это повторить?". Это не лучший способ кого-то обольстить.

- Да я в курсе, Миона, но иногда это так трудно! Я так его хочу! А когда я слышу, что он отказывается от меня только потому, что я молод и он мой профессор, хотя нет никаких правил запрещающих подобные отношения... Мы были так счастливы вместе! Боюсь, что я потерял его навсегда.

- Нет, Гарри! Не сдавайся. Мы видим, как он смотрит на тебя, когда вы находитесь вместе в одной комнате. Он почти не отрывает от тебя взгляда. Просто придерживайся плана. Знай, что мы всегда тебя поддержим... и Симус тоже.

- Спасибо, Миона, - слабо улыбнулся Гарри.

- Пойдем, - ответила она и, взяв под локоток, повела его в класс зелий.

В соответствии с планом, Гарри и Рон заняли свои обычные места, но Гермиона с Невиллом сели возле Дина и Симуса. Поэтому получилось так, что эти два парня оказались перед Поттером.

Симус подмигнул Гарри, который в ответ просто улыбнулся. Следующий этап Ж.О.П.А. начался!

- Сейчас я вам раздам эссе, большинство которых просто ужасно. И я задаюсь вопросом, не легче ли вам было заплатить первогодкам, чтобы они написали его за вас? - резко сказал Снейп, взглядом впиваясь в студентов. - Интересно, почему я наблюдаю тут студентов, которые получили "О" на СОВ? И на этот вопрос есть интересный ответ: чистая удача. Тогда я задаюсь другим вопросом, почему я исправлял эти... - разве можно назвать это работой? - жалкие попытки написать эссе? По мне, так лучше поставить всем «тролль», но тут я вспомнил, что есть студенты (он глянул на слизеринцев), которые хотят учиться. Советую прочесть мои комментарии и запомнить хоть толику информации, - ухмыльнулся он и начал раздавать пергаменты.

Гермиона посмотрела на Симуса, который, поймав ее взгляд, резко крутанулся к Гарри и глупо ему заулыбался. Тот еле-еле сдержал рвущийся наружу смех. Возникло такое ощущение, что он вернулся в прошлое. Рон тихо хохотнул, но тут же успокоился.

Северус приблизился к ним, уткнувшись в пергамент:
- Уизли, как обычно плохая работа и... - внезапно он увидел Симуса, который уставился на Гарри и обольстительно ему подмигивал. Профессор остановился, поджал губы и посмотрел сначала на Симуса, а потом на Гарри. - Финниган! - яростно выплюнул он, впиваясь взглядом в гриффиндорца. - Развернитесь, и сядьте правильно!

Но Симус будто и не слышал слов учителя. Он продолжал смотреть в зеленые глаза своего друга, похотливо облизывая губы.

Гарри вынудил себя покраснеть. Это было не трудно. Ему нужно было только подумать о голом Северусе в кровати, готовом... И его щеки вспыхнули румянцем. Он играл из себя застенчивого девственника. Немного опустив голову и потупив глазки, он нацепил на лицо невинно-обольстительную улыбочку, но вот он резко поднимает взгляд на Симуса и лукаво смотрит из под ресниц.

Стоящая на дальнем стеллаже стеклянная фляга, наполненная густой субстанцией, громко взорвалась, отчего все подскочили, за исключением Северуса. Такое ощущение, что он готов был убить Симуса. Его глаза сузились, оценивая угрозу, дыхание сбилось, а руки судорожно скомкали пергаменты.

- Финниган! - прошипел он низким, холодным, опасным голосом. - Я не собираюсь повторять это еще раз. Сядьте правильно, лицом к своему столу.

В наступившей гнетущей тишине все уставились на Симуса, который понял, что безопаснее сделать, как велено, поэтому повернулся и сел ровно.

Снейп продолжил работу, и отдал эссе Рона без малейшего уничижительного комментария. Затем он прошествовал к разбившейся фляге, вынул палочку и соединил осколки. После он подошел к Панси Паркинсон и отдал ей ее пергамент.

Гарри тем временем подмигнул улыбающейся Гермионе.

-Поттер!

Юноша задрожал, ожидая разгромного комментария.

- Поттер! Ужасная работа! Думаю, вам не помешало бы, уделить больше внимания моему предмету, или хотя бы прочитать несколько книг о самых простых ингредиентах и зельях. Знаю, что ваш уровень недостаточен... или скорее у вас недостаточно способностей для приготовления более сложных зелий. Возможно, несколько часов дополнительной работы помогут вам найти свои приоритеты, а не тратить впустую время.

Гарри сжал челюсть, но ничего не ответил. Он понял скрытый подтекст в словах возлюбленного, но не хотел верить, что Северус для него потерян. Он добьется своего... рано или поздно.

Внезапно Гарри почувствовал что-то теплое на руке. Это Симус сжал ее своей ладонью, с нежностью глядя в зеленые глаза. Гарри в ответ застенчиво улыбнулся. Взорвалась еще одна стеклянная фляга, и опять все подскочили.

- Финниган! Немедленно отпустите руку мистера Поттера! - неистово прошипел Снейп, испепеляя того взглядом.

Симус неторопливо выполнил приказ, напоследок приласкав пальцы и мягкую кожу Гарри, который был уверен, что еще чуть-чуть, и Северус отрубит напрочь руку настойчивого гриффиндорца.

- Томас! Ваше эссе! - сказал он холодно, протягивая Дину пергамент. Все это время он неотрывно следил за Симусом, который пытался изо всех сил сдержать улыбку. Он почти проиграл битву над самим собой, когда Снейп отдал ему эссе со злобным комментарием.

- Малфой, вы хорошо написали контрольную и... - Гарри не стал слушать похвалы в адрес слизеринца, а перевел взгляд на Гермиону, которая показывала ему большие пальцы и улыбалась.

- Я в шоке, что сально... Я хотел сказать, Снейп, - исправил себя Рон, посмотрев на нахмурившегося друга, - не снял ни одного балла с Гриффиндора!

- Думаю, ревность запутала все его мысли, - ответил Дин. - Он скорее хотел убить Симуса.

- Да, - усмехнулся Гарри. И все засмеялись.

- Ты хочешь, чтобы он умер от ревности, Гарри? - спросил Симус, и в его взгляде вспыхнули какие-то безумные искорки.

Гарри не был уверен:
- Эээ... я не знаю. А что?..

- Вот это! - ответил Финниган и, привстав, схватил Гарри за отвороты мантии. Быстро притянув недоумевающего друга ближе, он впился в его губы жгучим поцелуем и громко застонал.

Еще одна стеклянная фляга взорвалась, и Северус не выдержал.



Глава 21. Кто кому принадлежит?

"Спокойствие, Северус, только спокойствие", - повторял он про себя, протягивая эссе Драко Малфою.

Он только что унизил Финнигана и получил от этого садистское удовлетворение. Но кто бы удержался на его месте, ведь этот блондинистый гриффиндорский выскочка прикоснулся к его... прикоснулся к Гарри? А взорванные фляги, всего лишь, стали последствием его несдержанности.

"Все хорошо. Успокойся, успокойся".

Северус без единого комментария отдал пергамент Креббу.

"У него нет права прикасаться к моему Гарри! В любом случае, Гарри сам не хочет этого... Он жаждет только моих прикосновений. Только моих! О, как же я тоже этого хочу. Нет! Поцеловать его. Нет! Заняться любовью. Нет! Я так по нему скучаю. Нет! Нет! Нет! Он не имеет права трогать его! И так на него смотреть! Такое ощущение, что он влюблен в Гарри. Никто, кроме меня, не имеет права любить Гарри! Я так люблю его! НЕТ!"

- Гойл, ваше эссе!

"Он смотрит на него так, будто все еще находится под гипнозом... Как будто эффект привлекательности никогда и не пропадал. Он коснулся его руки! Он что, действительно влюблен в моего Гарри? Этого не может быть! Гарри мой! Ведь знал же, что за ним нужен глаз да глаз! Он решил, что если у них общая спальня, то ин имеет на него какие-то права?! Они спят в одной спальне... Спокойствие, Северус, спокойствие... Он может увидеть Гарри абсолютно голым!.. Успокойся..."

Но Северус чувствовал, как все его мысли все глубже погружаются в пучину ревности: "Если он еще раз прикоснется к Гарри, клянусь, я убью его!"

- Забини, ваше...

Внезапно послышался какой-то шум, и он повернул голову в этом направлении... И гнев, захлестнувший даже ревность, подчинил его разумом.

Еще одна стеклянная фляга взорвалась, и он не выдержал.

- Ах ты идиот, не трогай Гарри! Он мой! - закричал он, тряся Симуса, которого за момент до этого оторвал от Гарри. - Никогда не смей его трогать! И даже не смотри в его сторону! Не...

Тем временем Золотое трио безуспешно пыталось спасти своего друга от разъяренного не на шутку профессора. Гарри реально испугался. Но чего он никак не ожидал, так это того, что Симус, не сопротивляясь, начнет смеяться в ответ: - О, Боже! Простите профессор, но я не могу удержаться. Он такоооой сексуальный, такоооой горячий...

И, не обращая внимания на громкое рычание профессора, он продолжил: - К тому же, как я помню, вы с ним расстались, поэтому он может быть моим!

- Шшш, - прошипел Гарри, переводя настороженный взгляд с друга на любовника.

- НИКОГДА! - заорал Северус, подальше оттаскивая Финнигана от Гарри. От гнева его руки начали дрожать. - НИКОГДА! Он всегда был моим, и всегда будет! Не смей его трогать! Даже не думай об этом, а то я...

- Прекратите! - воскликнула Гермиона.

- А то что, профессор? - с вызовом спросил Симус, наблюдая, как Гарри жестами просит его замолчать. Кстати, не он один. - Вы думали, что он вернется к вам, после того, как вы его бросили? Нет, теперь он свободен, и я использую это в своих интересах.

Северус почувствовал как его кровь буквально вскипает в венах. На данный момент, его единственным желанием было убить наглеца. Он попытался успокоиться, про себя повторяя, что Финниган делает это, чтобы его позлить. Студенты, которые не были в курсе их отношений с Гарри, шептались между собой. Он чувствовал руки тех, кто пытался удержать его и не позволить прибить на месте зарвавшегося гриффиндорца.

"Успокойся, Северус, успокойся".

Но Симус никак не мог угомониться:
- У него такая сладкая попка! О Гарри, малыш, - промурлыкал он, посмотрев на друга. - Иногда я не могу противостоять себе, и подглядываю за тобой в душе. И тогда я представляю, будто это не вода, струится по твоему совершенному телу, а скользят мои руки. Иди ко мне, малыш, уверяю, со мной тебе будет хорошо.

На этот раз все, что хотя бы частично состояло из стекла, разлетелось вдребезги, и с диким рычанием, Снейп опять ринулся к Финнигану.

- НЕТ! - воскликнули те ученики, что пытались все это время сдержать профессора. Но все было напрасно.

Северус повалил своего оппонента на пол, пытаясь голыми руками убить мальчишку:
- Ты не имеешь никакого права! Только я могу видеть его обнаженным! Не смей приближаться к нему! Не смей желать его! Не...

- Северус, пожалуйста, остановись! - причитал испуганный Гарри. Симусу удалось избежать большинства ударов, но не всех. - Перестань, перестань!

Гарри никогда в жизни не чувствовал себя таким бессильным. Он не мог остановить любовника. А Симус, тем временем, как истинный мазохист, валяясь на полу, хохотал во все горло. И это только подливало масло в огонь ярости профессора. А Гарри всего лишь попросил, чтобы друг помог немножко поиграть на нервах Северуса, но ведь не превращать его в убийцу!

- Я убью тебя, клянусь! - как мантру повторял Северус.

- Petrificus totalus! - проорала Гермиона.

И Снейп, обездвиженный, упал на пол.

- Всем выйти из класса, - прорычала мертвенно бледная девушка.

Студенты, ломанувшиеся к выходу, в этот момент напоминали кроликов перед лицом опасности. Ну, их поведение можно понять, ведь им еще надо было всей школе рассказать сенсационные новости.

- Симус, - дрожащим голосом проговорила Гермиона. - Думаю, тебе лучше уйти прежде, чем я сниму заклинание с профессора.

Но Финниган все еще ржал, что заставило Гарри, Рона, Гермиону и Невилла недоуменно на него посмотреть. Дин, без лишних слов, схватил друга за руку и потащил из класса.

- О, Боже, - всхлипнул Финниган, когда его выволокли в коридор. - Это было так забавно. Когда мы были под чарами Гарри, я просто не замечал поведения Снейпа! О, Боже, Дин, кажется, он сломал мне ребро!

Всю дорогу до лазарета по коридорам разносился его безумный смех.

***

- Так, - тем временем сказала Гермиона. - Невилл, сходи за профессором Дамблдором. Думаю, лучше, чтоб он услышал эту новость от нас, чем от кого-то другого, кто десять раз переврет.

- Хорошо, Гермиона. Я пошел, - ответил Невилл.

Девушка глубоко вздохнула и посмотрела на профессора, все еще лежащего на полу под заклятьем. Когда она направила на него палочку, ее рука невольно вздрогнула: - Finite incantatem.

Впиваясь взглядом в Гермиону, Северус Снейп поднялся и угрожающе начал на нее надвигаться.

- Рон, Гермиона, - внезапно произнес Гарри. - Подождите меня в коридоре.

Друзья неуверенно глянули на него, но увидев решительное выражение лица, покинули класс.

- Северус, я...

- Заткнись! - неистово вскричал мужчина, обернувшись к своему возлюбленному. Гнев и ревность исказили его лицо. - Ты мне изменил!

- Что? - вякнул, ошеломленный Гарри. Северус уже забыл, что самолично разорвал их отношения?

- Ты мне изменил! - повторил тот опасным, холодным голосом. - Святой Гарри Поттер, скажи, разве поцелуи этого мальчишки лучше моих? Его прикосновения возбуждают тебя так же, как и мои? А может, ты готов кончить только от одного взгляда на него?

Говоря это, он подбирался все ближе и ближе, и остановился только тогда, когда их тела соприкоснулись. Внезапно он властно впился пальцами в бедра Гарри и тесно прижал их к своему уже твердому члену.

Захлебнувшись воздухом, Гарри покраснел, когда волна желания прокатилась по его телу. Северус начал медленно и чувственно тереться об него.

- Ты чувствовал то же самое, когда он трогал тебя? - прохрипел Северус, ощущая, как Гарри подается ему навстречу. - Ты чувствовал этот огонь, охватывающий ваши тела?

Гарри обернул руки вокруг шеи любовника и застонал: - Ахх, Северус.

- Гарри, скажи, что ты его не любишь!

- О Сев, мммммм.

- Гарри, скажи, что ты его не любишь! - повторил мужчина.

- О, Боже, восхитительно... Ахх, да... ооо... Северус, нет! Не останавливайся! Пожалуйста, не останавливайся!

Несмотря на мольбы юноши, Северус остановился: - СКАЖИ МНЕ, ЧТО ТЫ ЕГО НЕ ЛЮБИШЬ!

- Да не люблю я его.

- Скажи, что тебе не нравятся его поцелуи!

- Северус, прекращай, я хочу тебя...

- СКАЖИ, ЧТО ТЕБЕ НЕ НРАВЯТСЯ ЕГО ПОЦЕЛУИ!

- Мне не нравятся его поцелуй, Сев.

- Скажи, что я целуюсь лучше, чем он!

- Ты целуешься лучше всех во всем мире, Северус, и я тебя люблю. Ты и только ты - навсегда. Только ты можешь доставить мне неземное наслаждение.

- Отлично. А теперь, будьте любезны, мистер Поттер, вернуться к своим друзьям. Мне нужно...

- Что! Северус, ты шутишь?

- Поттер, я уже говорил - вам не называть меня по имени!

- Ушам своим не верю! - воскликнул Гарри, качая головой.

Северус развернулся и прошествовал к двери.

- Хорошо! - намеренно бодро ответил юноша. – Пойду-ка я навещу Симуса. Бедный мальчик, должно быть так страдает. Всенепременно надо о нем позаботиться...

- НИ ЗА ЧТО! - заорал Северус, опять приближаясь к Гарри.

- И почему нет? Мне кажется, он так нуждается в ласке после этого грубого избиения...

В ответ на это, Северус схватил его за плечи и потряс.

- Он не нуждается в ласке, и ты об этом прекрасно осведомлен. Он только хочет тебя трахнуть. Он не достоин тебя.

- И что навело тебя на эту мысль?

- Это!

Северус сжал Гарри в объятьях и неистово поцеловал. Юноша тут же ответил, высовывая язычок и очерчивая им губы любимого.

Мужчина немного отстранился.

- Мне еще раз тебя поцеловать? - прохрипел он.

- Да, - ответил Гарри, который хотел намного большего, чем только поцелуй.

Но в этот момент, Северус что-то понял: - Нет, ты только хочешь воспользоваться этой ситуацией. Ты же не чувствовал ответной реакции, когда он целовал тебя. Тебе нравятся мои поцелуи, но не его!

- Ну, я еще не определился!

- О? - изогнул бровь Северус. - Не определился?

- Да. В конце концов, Симус весьма сексуален, и его губы... мммммм...

Гарри уже почти потерялся в поцелуе любовника, но тот быстро отстранился.

- Послушай меня, - сказал мужчина. - Я дам тебе совет: не знаю, почему я говорю это, но Финниган тебе не пара.

- Не пара? - тупо повторил Гарри.

- Да! Не пара. Поверь.

- О! И почему же?

- Он гриффиндорец.

- И что? Я тоже гриффиндорец!

- Вот именно!

Увидев, как Гарри закатывает глаза, он добавил: - Невозможны отношения между двумя гриффиндорцами. Людей привлекают противоположности. Поэтому тебе нужен слизе...

Профессор так и не смог закончить предложение, так как в дверь кто-то постучал.

- Не входить! - крикнул Снейп.

Дверь открыл как всегда невозмутимый профессор Дамблдор.

- Я тоже рад тебя видеть, Северус, - сказал старик, и в его глазах заблестели лукавые искорки. - Мистер Лонгботтом рассказал мне, что произошло, и я видел мистера Финнигана. Его сломанное ребро уже вылечено, и он все время похихикивает, поэтому я считаю, что он ничего против тебя не имеет, Северус. Но, как понимаешь, разговора нам не избежать.

Северус уныло кивнул, а старик тем временем, повернулся к юноше: - Гарри, думаю, тебе стоит навестить мадам Помфри. Когда я расспрашивал твоих друзей о странном поведении мистера Финнигана, мисс Гренджер предположила, что это один из побочных эффектов.

Дамблдор заговорщицки подмигнул ему, и Гарри вышел из класса.

***

- Все, мистер Поттер, можете одеваться, - сказала мадам Помфри.

Гарри схватил брюки и, одевая их, отстраненно слушал, что говорит медик.

- Вы приняли зелье более двух недель назад, поэтому никаких побочных эффектов и в помине не могло быть. Это определенно невозможно.

Когда Помфри увидела улыбку юноши, то тоже заулыбалась:
- Я рада за вас. Наверное, было очень тяжело терпеть все эти приставания.

Ах, да, но самое ужасное случилось тогда, когда Северус разбил его сердце.

- Да, - ответил он. - Хорошо, что это было временным и мне жутко повезло, что это была не любовь, а всего лишь похоть. А то было бы намного сложнее.

Теперь он знал, как неимоверно тяжело от безответной любви. И пусть он и ненавидит Малфоя, Кребба, Гойла, Забини и других, но никогда бы не пожелал им такой участи.

- Мистер Поттер, это было бы просто нереально, потому что, как вы и сказали, это всего лишь "похоть", - ответила мадам Помфри.

- Что? - пораженно переспросил Гарри.

- Да, вы испускали избыточную норму феромонов, которые увеличивали возбуждение, но никто бы не полюбил вас из-за такой привлекательности, - объяснила медик.

- Но... Но, - начал заикаться Гарри, тут же вспомнив слова Северус. - А если кто-то сказал, что любит меня?

- Тогда этот человек действительно вас любит.

- Спасибо, мадам Помфри. Огромное спасибо.

Наконец одевшись, Гарри быстро встал и, поцеловав ее в щеку, припустил к выходу, покидая шокированную, но счастливую мадам Помфри.



Глава 22. Скажи, что ты любишь меня

Северус сидел в своем кабинете, закрыв лицо руками. Он совершенно не знал, что делать.

Под влиянием крайнего притяжения Гарри, он банально потерял контроль. И тогда, и сегодня он стал посмешищем, не совладав с порабощающей силой феромонов. Он ударил студента и орал, как сумасшедший, на весь класс. Он повел себя, как ревнивый экс-любовник, которым в принципе и является. А во всем виновата любовь к Гарри, которая никак не хотела покидать его сердце. Отношения с гриффиндорцем были ошибкой. Гарри очень молод, к тому же - его студент, его любовь. Северус не знал, что делать.

Директор сказал, что поступил неосмотрительно. Зная, что один из студентов влюблен в своего учителя, он рассказал ему, что правила не запрещают подобных отношений.

- Северус, - сказал он. - Я знаю, что ты напуган своими чувствами, но не упусти этот шанс. Так много людей ищут любовь, и на протяжении всей своей жизни не находят ее. У тебя же, Северус, любящий человек совсем рядом, а ты его отталкиваешь. Если ты и дальше будешь так себя вести, то Гарри отчается, и ты его потеряешь. Знаю, что ты многое пережил в своей жизни, и хочешь защитить себя от этих чувств, я все понимаю. Просто спроси себя: хочешь ли ты страдать от одиночества и упущенной любви, или от вероятности, что кто-нибудь, возможно, однажды разобьет твое сердце? Мне на ум приходит одно высказывание "Лучше попробовать и пожалеть, нежели не попробовать и пожалеть".

Сказав все это, старик вышел из кабинета, оставив профессора зельеварения со своими мыслями. В данный момент, пожалуй, впервые за всю свою жизнь, Северус не знал, что ему делать.

Кто-то оживленно забарабанил по двери, и этот громкий звук заставил его вздрогнуть. У него даже не было времени, чтобы сказать "Не входить", как в комнату ворвалось маленькое торнадо по имени "Гарри Поттер" и уселось на его колени.

Гарри обнял его и затараторил: - Я тоже люблю тебя, я тоже люблю тебя.

- Поттер! Что такое? - проворчал профессор, пытаясь столкнуть мальчишку со своих колен.

- Ой, любимый, - улыбнулся Гарри. - Я так и знал! Ты не смог бы мне признаться в любви, если б не хотел. Я так тебя люблю, я так тебя люблю, я так...

- Поттер, о чем это ты? - спросил Северус, который понимал происходящее все меньше и меньше.

- Ты меня любишь!

- Нет, - солгал он, отстраняя гриффиндорца.

- Ой, но я знаю, что ты меня любишь. Мне мадам Помфри так сказала!

- Мадам Помфри?!

- Да! Она сказала, что никто не смог бы влюбиться в меня, или признаться в этом, или как-то продемонстрировать, если бы не испытывал изначально такие чувства. Думаю, ты догадался, что это означает...

Северус мертвенно побледнел и, чтоб не лицезреть счастливого студента, опустил голову, закрыв глаза.

- Северус... - начал юноша.

- Нет! - прошептал тот. - Уйди, Поттер! Сейчас и навсегда!

Северус дышал с трудом, как будто что-то сильно сдавило ему грудь. Он не хотел, чтобы Гарри заметил его слезы, поэтому все также не поднимал головы.

- Северус, ты уверен, что хочешь, чтобы я вышел из этой комнаты, и из твоей жизни? - грустно спросил юноша, тоже опуская голову. - Скажи, и я уйду.

Сердце профессора зельеварения кричало "НЕТ!", а слова директора глухо зазвучали в его голове "Если ты и дальше будешь так себя вести, то Гарри отчается, и ты его потеряешь".

И ни единого звука так и не сорвалось с его губ.

В напряженной тишине Гарри перевел взгляд на окно. Потом повернулся к Северусу и печально сказал:
- Я не знаю, что делать и что думать. Ты меня желал, а потом вдруг бросил. Ты так жесток. Ты говорил, что любишь, но сейчас молчишь, как будто ненавидишь, - он снова опустил голову и прошептал: - Мне надоели эти игры, Северус.

Он достал медальон, который подарил ему Северус и повертел в руках. На нем все так же переплетались буквы С и Г.
- Это хоть что-то значило? - Гарри снял кулон и перевернул. Возле розы были четко выгравированы слова, и он грустно их продекламировал "Моя любовь вечна". Прикусив губу, Гарри постарался не зарыдать и шепотом продолжил: - Роза была символом нашей первой ночи, символом нашей любви.

Северус все так же молчал, только сердце его кричало и обливалось слезами.

- Может, это только хитрый план, чтобы помучить меня, или тебя просто затронуло мое притяжение? - тихо продолжил Гарри, стараясь не смотреть на мужчину. - Или ты хотел отомстить моему отцу через меня? Ты просто играл со мной?

Северус молчал.

Не услышав ответа, Гарри внезапно заплакал: - Я хочу, чтобы мой Северус вернулся. Я люблю его. Я люблю тебя. Скажи, что ты не хочешь быть со мной, и я оставлю тебя. Обещаю, - Гарри поднял голову и посмотрел на профессора. - Не знаю, что и думать, но одно я точно знаю, что я тебя люблю, и что без тебя я пуст. Пожалуйста, скажи мне, что ты ко мне чувствуешь.

Голос Гарри затих, и он отвернулся, чтобы не показывать своей слабости... и вздрогнул, когда сильные руки обняли его за плечи, прижимая ближе к теплому телу.

Северус наконец-то обрел голос: - Прости, Гарри. Я не хотел, чтобы ты страдал. Мне было стыдно, все-таки, ты мой студент. Но я не позволю тебе уйти. Прости. Прости меня, любимый, пожалуйста.

Услышав эти слова, юноша немного напрягся. И, не уверенный, что все правильно расслышал, переспросил: - Что ты сказал?

- Я люблю тебя, Гарри. Очень сильно. Прости меня. Я не подумал о том, что наговорил тебе. У меня никогда не было камня за пазухой, и я никогда не думал о мести. Ты мне нужен, но я думал, что отношения профессора и студента неправильны, а ты был...

- Гарри Поттером? - предположил тот.

- Да, - подтвердил Северус, и опять одел на его шею кулон. - Прости. Я не хочу видеть тебя с другим. Я хочу тебя... нуждаюсь в тебе.

Гарри улыбнулся, обнял и страстно поцеловал Северуса, который тут же ответил на поцелуй.

- Ты выйдешь за меня замуж? - неуверенно просил Гарри, когда они немного отстранились друг от друга.

Он посмотрел на своего профессора с надеждой, любовью и затаенным страхом. Северус был слишком ошеломлен, чтобы вот так сразу ответить. Чтобы подтолкнуть его, Гарри начал покрывать лицо любимого мелкими поцелуями, тихо шепча:
- Выйдешь за меня?! Выйдешь за своего любимого?! Северус, выходи за меня!

Сердце Северуса готово было выпрыгнуть из груди от счастья.

- Хочу принадлежать тебе, Сев.

- Ты уже мой. Навсегда. А я твой, дорогой женишок.

Гарри счастливо вскричал и так подпрыгнул на Северусе, что стул под ними жалобно скрипнул и перевернулся. Отчего они просто расхохотались.

***

Северус с Гарри наслаждались первой половиной своего медового месяца уже в роскошном доме, который недавно приобрели. Июльское солнце весело сверкало на стеклах окон, а Гарри по второму разу перечитывал письмо от Дамблдора. Директор просил его принять пост учителя ЗОТС, что позволит им с мужем видеться чаще. Гарри был неимоверно рад.

По-прошествии недели после бракосочетания, Северус преподнес супругу сюрприз.

- Где ты был, Сев? - спросил Гарри, как только муж зашел в комнату.

- Все еще в постели, любимый? Я был в Министерстве, - ответил тот.

- В Министерстве? - изумленно повторил юноша. - Зачем?

- Я просил нашего уважаемого министра Уизли о маленьком одолжении.

- Одолжение? Какое одолжение?

- Знаешь ли ты, Гарри, сколько Артур готов для тебя сделать? Для Мальчика-Который-Выжил, для человека, который спас его детей, и для меня - верного шпиона Ордена. Он нам очень признателен, - промурлыкал Северус, приближаясь к кровати. - Моя просьба была очень странная, и наш министр, конечно, еще долго не оправится, но он удовлетворил ее. Потребовалось все мое мастерство убеждения, но оно того стоило.

- Ну, Сев, ну, скажи. Я сейчас умру от любопытства. Что это такое? - с любопытством и нетерпением во взгляде, простонал юноша.

Он уже было порывался встать с постели, когда Северус его остановил:
- Не поднимайся, Гарри. Я сейчас к тебе присоединюсь.

Гарри похотливо улыбнулся и снова спросил:
- Любимый, ну, скажи. Что это было за одолжение?

Северус ухмыльнулся и вытащил из кармана хроноворот.

Гарри нахмурился.

- Я должен через два дня вернуть его.

- Сев, что ты хочешь с ним сделать?

- Добрый день, любимый, - сказал Северус, входя в комнату.

- Сев? - прошептал Гарри, переводя взгляд с одного мужа на другого.

- Всегда мечтал о чем-то таком, - мурлыкнул один из Северусов, в то время как другой подошел ближе.

- О, Боже, - выдохнул Гарри, которого крайне возбудила идея оказаться в объятиях сразу двух супругов.

Первый Северус скользнул руками по груди Гарри и принялся ласкать соски, а второй опустился ниже и вобрал в свой горячий рот ноющий член юноши.

- Ох, да! - всхлипнул Гарри. - Напомни мне поблагодарить мистера Уизли.

После этой фразы его связные мысли куда-то улетучились.

Они двое лежали уставшие, но удовлетворенные и лениво обменивались поцелуями.

- Это было восхитительно, Северус. Завтра, если ты хочешь, у тебя может быть два Гарри, - устало проворковал юноша.

- Два Гарри... ммммм... А почему не три?

Гарри фыркнул и озорно ответил:
- Ты слишком стар для трех Гарри. А я молод и энергичен.

Северус рассмеялся, поцеловал любовника в лоб и прошептал:
- Поспорим? Я преподам тебе урок, молодой и самонадеянный. А теперь спи, потому что тебе завтра понадобится много энергии.

Счастливый и полностью удовлетворенный, Гарри улыбнулся и плотнее прижался к Северусу.

КОНЕЦ.


"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"