The Killing Lights

Оригинальное название:The Killing Lights
Автор: Lamia of the Dark, пер.: Катарина Певерелл
Бета:Ms Compton
Рейтинг:R
Пейринг:Волдеморт/Беллатрикс Лестрейндж
Жанр:AU, Angst, Romance
Отказ:Язык оригинала — английский.
Цикл:Белламорт. Переводы [1]
Аннотация:Том Риддл убивает маленького сына Джеймса и Лили. Беллатрикс ценой жизни своего неродившегося ребёнка спасает Тёмного Лорда от смертельного заклятья. Родольфус уходит от Беллы, оставляя её на попечение Волдеморта.
Комментарии:Hurt/Comfort; OOC; AU; маленькие главы.
Каталог:Пре-Хогвартс, Упивающиеся Смертью, AU
Предупреждения:OOC, AU
Статус:Не закончен
Выложен:2011-07-20 12:19:53 (последнее обновление: 2011.11.11 06:33:55)
  просмотреть/оставить комментарии


Глава 1. Чёрная смерть

Посланный Волдемортом зелёный луч ударил в грудь Джеймса Поттера, и маг услышал позади себя голос Сириуса Блэка:

— Авада Кедавра!

Тёмный Лорд почувствовал, как что-то коснулось его спины, и обернулся как раз вовремя, чтобы увидеть, как тело Беллатрикс плавно опустилось на землю. Она спасла его от смертельного заклинания Блэка, пожертвовав собой.

Родольфус отвлёк Сириуса от упавшей жены, и Риддл смог беспрепятственно проникнуть в дом Поттеров. Ему некогда было оплакивать свою самую верную сторонницу, ему нужно было завершить дело — убить младенца, но у того объявилась новая защитница, его мать.

— Отойди в сторону, — холодно приказал он волшебнице.

Но Лили не сдвинулась с места, продолжая закрывать собой маленького Гарри и прося мага пощадить ребёнка.

— Отойди, идиотка! — крикнул Лорд Волдеморт, медленно приближаясь к ней.

Дрожащими губами женщина произнесла заклинание щита и посмотрела на своего противника, пытаясь угадать, какое проклятие он в неё выпустит.

Однако тот не стал использовать магию. Оказавшись в пределах досягаемости от гриффиндорки, он наотмашь ударил её, так что не ожидавшая этого женщина упала на пол.

— Авада Кедавра!

Лили, превозмогая шум в ушах, поднялась на ноги.

“Почему я до сих пор жива”? — мысленно удивилась она.

А потом поняла, почему. Смертельное заклинание Лорда угодило не в неё...

Она вытащила трупик ребёнка из колыбели и, рыдая, рухнула на колени, прижимая его к груди. Ей больше не за что было бороться: и муж, и сын были мертвы. И женщине больше ничего не оставалось, как ждать своей очереди.

Но в тот момент Лорда отвлёк непонятный звук, донёсшийся с улицы.

Он был похож на... Мерлин! Этого просто не могло быть!

Маг бросился во двор, чтобы убедиться собственными глазами.

Да, это кричала Беллатрикс. Она лежала на земле и билась в истерике, совершенно не замечая того, что вокруг неё продолжалось сражение между орденцами и пожирателями.

Волдеморт опустился на колени рядом с волшебницей и, притянув её к себе, крепко обнял. Она ухватилась за отворот его мантии и уткнулась лицом в шею. Оказавшись в кольце рук мужчины, Белла стала понемногу приходить в себя: её рыдания постепенно стихали.

Когда она совсем успокоилась, Риддл спросил:

— Как тебе удалось выжить?

— Я уцелела ценой его жизни, — всхлипнула Беллатрикс.

Именно тогда Риддл заметил, что её юбка была залита кровью.

— А я даже не знала, что была беременна, — ошеломлённо прошептала она. — Я бы никогда... никогда... — она снова разрыдалась.

— Если бы ты знала, ты бы никогда не подвергла своего ребёнка опасности, — закончил за неё волшебник. — Я знаю.

Волдеморт подозревал, что для Родольфуса смерть ребёнка будет страшным ударом. Эта пара так давно пыталась забеременеть, достаточно вспомнить, как завидовала Белла Нарциссе, когда та родила сына уже через год после свадьбы с Люциусом. А теперь Беллатриса будет ненавидеть своего брата Сириуса всю оставшуюся жизнь... его или её, как покажет время.


Глава 2. Чёрный гнев

Узнав, что их миссия провалена, члены Ордена Феникса бежали. Лорд Волдеморт вернулся в дом Поттеров, убил Лили и только после этого приказал своим пожирателям уходить.

А уже несколько часов спустя маг прибыл в поместье Лестрейнджей без их ведома. Он никому бы не признался, что беспокоился об этой паре. Если Родольфус воспринял новость о смерти не родившегося младенца так же плохо, как Белла, то...

Волдеморт прибыл как раз вовремя: выяснение отношений было в самом разгаре.

— Это твоя вина! — орал на жену Родольфус. — Чем ты вообще думала? Как ты могла так со мной поступить?

Риддл проскользнул в комнату никем не замеченный.

— Я же не знала, что была беременна, кретин! — сквозь слёзы крикнула Беллатрикс, отступая от своего мужа, как будто чувствовала, что сейчас он ударит её.

— Ты должна была по крайней мере подозревать это, глупая сука! — прорычал он в ответ.

— Значит, ты хотел бы, чтобы вместо ребёнка погибла я, да? — спросила женщина. Лорд видел, что она надеялась, что её муж ответил «нет», что он успокоит и утешит её.

— Да, — гневно отрезал Родольфус и, шагнув к жене, замахнулся для удара.

И тут Волдеморт вмешался, внезапно появившись прямо перед Родольфусом и блокировав его удар.

— Не смей поднимать на неё руку, — предостерёг он.

Риддл почувствовал себя защитником Беллатрикс. Конечно, ведь именно она спасла ему жизнь, заслонив собой от смертельного проклятья, прекрасно зная, что погибнет.

Он отступил от волшебника на несколько шагов, продолжая, однако, стоять между ним и Беллатрикс.

— Заклятие не причинило никаких необратимых повреждений, — попытался успокоить Родольфуса Волдеморт. — У вас ещё будут дети.

— Нет! — взревел он, отходя от них. — Я больше не желаю иметь с ней ничего общего!

И Родольфус Лестрейндж аппарировал с громким хлопком. Могло показаться, что он излишне вспылил, если только Авада не…

Тёмный Лорд повернулся к женщине и спросил:

— Или Авада всё-таки что-то повредила?

— Нет, — тихо ответила она. По её лицу всё ещё текли слёзы, — целитель сказал, что я абсолютно здорова.

— Белла, — начал Лорд. Он не знал, что сказать ей, чтобы утешить. Она потеряла ребёнка, а теперь её ещё и бросил муж, ей было очень тяжело.

Волдеморт положил руки ей на плечи — она не отстранилась, тогда он подошёл ближе и крепко обнял её.

— Белла, — тихо произнёс он, — я сожалею о твоей потере, но я рад, что ты выжила.


Глава 3. Чёрная сделка

Ей нельзя было оставаться здесь. Родольфус был сейчас не в том состоянии, чтобы адекватно реагировать на её присутствие, он вполне мог готовиться к бракоразводному процессу.

После того, как Белла немного успокоилась, она и Волдеморт поднялись в её комнаты и собрали вещи: в основном одежду и другие личные принадлежности.

— Куда ты отправишься? — спросил Тёмный Лорд женщину, когда они закончили. — К Малфоям?

Её родители были мертвы, так что мест, куда бы она могла пойти, было очень немного.

Беллатрикс покачала головой. Конечно, он должен был догадаться, что она не захочет жить у сестры. Она всегда завидовала Нарциссе, ту баловали в детстве, в юности её всегда окружали мальчишки, она подарила мужу прекрасного светловолосого наследника, в то время как сама Белла годами пыталась забеременеть... Естественно в её состоянии она не хотела видеть счастливую семью своей сестры.

А больше Лорду ничего на ум не приходило. У неё не было другой семьи, кроме её овдовевшей тётки, матери её двоюродного брата, смертельное заклинание которого убило не родившегося ребёнка волшебницы. Он не мог себе представить, чтобы она согласилась отправиться к Вальпурге Блэк.

Для неё больше не было другого безопасного места, кроме...

— Тогда, может, отправишься ко мне?

Он сформулировал своё предложение в форме вопроса, оставив за женщиной право самой принять решение.

Её потрясло его предложение.

— Я... Милорд... Да, если Вы позволите мне, — заикаясь, произнесла она.

— Конечно, — спокойно ответил маг. — Ты всегда была самой преданной из моих людей, а сегодня спасла мне жизнь.

Ему показалось, что она была слегка разочарована теми причинами, которыми он объяснил своё решение.

— Благодарю Вас, повелитель, за Вашу доброту, — застенчиво прошептала волшебница.

— Для меня это не проблема, Беллатрикс, — отозвался он, и, если она не ошибалась, его тон был чуть теплее, чем обычно. — Как я уже говорил, я рад, что ты выжила.


Глава 4. Чёрная тень

Никто из последователей Тёмного Лорда не знал, где он живёт. Маг сказал об этом Белле, но был не уверен, что в её нынешнем состоянии она сможет по достоинству оценить ту честь, которую он ей оказывал.

Он позволил ей занять запасную спальню, и, как только её вещи были распакованы, Беллатрикс легла в постель и моментально уснула. Это было совершенно естественно, учитывая то, какой у неё выдался день.

Не прошло и часа, когда Волдеморт заглянул к ней, услышав её громкие крики.

Ей снился кошмар, она вновь переживала вечернее сражение и смерть своего ребёнка.

Но прежде, чем он успел разбудить её, кошмар кончился, и волшебница очнулась сама. Она открыла глаза и увидела Волдеморта, сидящего на кровати рядом с ней. Очень неуверенно Белла потянулась к нему. Мужчина привлёк её к себе и весь следующий час крепко прижимал груди, пока она плакала, уткнувшись в его плечо.

Наконец она перестала всхлипывать, её дыхание постепенно выровнялось, и женщина уснула прямо у него на руках. Он подождал несколько минут, чтобы убедиться, что она крепко спит, потом укрыл её одеялом и вышел из комнаты.

Когда он уходил, на её лице было вполне спокойное и мирное выражение, поэтому Тёмный Лорд рассчитывал, что на этот раз она сможет хоть немного поспать.

Но он ошибался. Ей приснился другой страшный сон, и маг потратил уйму времени, чтобы успокоить её. Женщина извивалась в его руках и снова и снова кричала “мой ребёнок, мой ребёнок”.

На этот раз, когда она успокоилась, волшебник вышел из спальни только для того, чтобы взять зелье сна без сновидений, затем он лёг на кровать рядом с ней — близко, но не касаясь.

Да, ему совсем не доставляло удовольствия наблюдать за её мучениями, но она должна был сама справиться с этим, пережить смерть ребёнка и предательство мужа. Потом, если он увидит, что кошмары не оставляют её, то даст ей зелье.




Глава 5. Чёрные мысли

Беллатрикс проснулась среди ночи и не сразу поняла, где находится. Она сначала подумала, что находится дома, в своей постели, но мужчина, лежавший рядом с ней, не был её мужем, и женщина поняла, что кошмар, который ей снился, был реальностью: её двоюродный брат, ребёнок и разрушенный брак.

Её беспокойные движения разбудили дремлющего Лорда. Он видел, что на этот раз она не кричала, но ей опять снился кошмар, потому что в её глазах стояли слёзы.

Увидев, что маг не спит, Белла тихо спросила:

— Можно?

— Конечно, иди сюда, — отозвался он, раскрывая объятия.

Она подползла к нему и склонила голову Лорду на грудь. Никто из них не произнёс ни слова, пока Белла вновь не заснула.

Тёмный Лорд чувствовал себя как-то неловко. Он никогда раньше не заботился о другом человеке, поэтому не знал, как это правильно делается. Маг с удивлением понял, что не знает, как успокоить спавшую у него на груди женщину. Но он был полон решимости справиться с этой задачей и помочь Белле пережить то, что на неё свалилось.

Фактически он сам был виноват в том, что случилось, именно ему она спасала жизнь, подставившись под смертельное заклинание. Несомненно, она была единственной из его последователей, кто был готов пожертвовать ради него собственной жизнью.

Они, конечно, все рисковали жизнью в сражениях, потому что это была война, но волшебник не мог себе представить, чтобы кто-то из них настолько был предан ему, чтобы встать между ним и Авадой. Даже от Беллатрикс он не ожидал подобного, но её преданность идее и лично ему была глубже, чем он предполагал.

На этот раз Белла успокоилась очень быстро, хотя Лорд не сделал для этого ровным счётом ничего, он просто крепко обнимал её. И, возможно, ему вовсе не понадобится давать ей снотворное.


Глава 6. Чёрная дымка

Белла просыпалась за ночь ещё несколько раз, но при этом не плакала и никак не беспокоила Тёмного Лорда. Она чувствовала себя так, словно проспала очень мало, хотя это была и неправда, а к тому времени, когда наступило утро, ей просто надоело лежать в постели. И поэтому волшебница ни капли не возражала, когда Волдеморт окончательно разбудил её и сказал, что перед тем как спускаться на кухню к завтраку она может воспользоваться ванной, чтобы привести себя в порядок и переодеться.

Все привычные утренние действия женщина выполняла на автопилоте, тело словно жило своей жизнью, в то время как ум оставался полностью пустым и отрешённым. Ей было некомфортно от того, что она плохо спала ночью.

Когда она наконец-то пришла на кухню (найти её было несложно, даже не зная дома), завтрак уже ждал её на столе.

— Я не держу ни домовых эльфов, ни каких-либо других слуг, — объяснил ей Волдеморт. — Кроме нас в доме ещё находится только Нагини.

Это означало, что он сам готовил еду. Завтрак был прост — яичница, тосты и кофе.

Беллатрикс ничего не спросила. Она не жаловалась на такой более чем скромный ассортимент, хотя маг знал, что она привыкла к более изысканным блюдам, чем те, что он мог ей предложить.

Волшебник проник в её мысли, и его встревожило то, что её сознание было полностью чистым. Недосыпание и эмоциональный шок, вызванный вчерашними событиями, вылились в её сознании в образование какой-то серой дымки, которая предотвращала появление любых сознательных мыслей.

Позавтракав, женщина взглянула на своего повелителя в ожидании дальнейших указаний.

— Сегодня утром я говорил с мужем твоей сестры и с твоим деверем, — сказал он.

Он имел в виду Люциуса Малфоя и Рабастана Лестрейнджа.

Да, ему удалось привлечь её внимание. Вслух маг продолжал:

— Многие переживают за тебя, ведь никто не знает, где ты находишься.

Казалось, его слова вызвали у неё смешанные чувства.

— Ты готова встретиться с ними? — спросил Тёмный Лорд, а когда она сразу не ответила, продолжил: — У меня сегодня дела, а без меня никто не сможет зайти или выйти из дома, поэтому ты будешь здесь одна.

Он не хотел оставлять её дома в одиночестве, поэтому он надеялся, что для её же собственной пользы будет лучше, если она согласится навестить родных.

— Хорошо, — тихо согласилась она. Её голос звучал скептически, волшебница не была уверена, готова ли она к такой встрече или ещё нет, но она хотела угодить своему повелителю, делая то, чего он от неё и ожидал.

Было ещё рано вступать в открытое противостояние с родственниками её мужа (тем более они не знали, что намерен делать Родольфус), поэтому Волдеморт решил, что лучше будет начать с её сестры.




Глава 7. Чёрное сердце

Когда они приближались к воротам Малфой-мэнора, Белла вдруг резко остановилась.

— Я изменила своё мнение, — сказала она, и в её голосе Лорд услышал панические нотки. — Я не хочу... не могу... пожалуйста, позвольте мне пойти с Вами.

Волдеморт повернулся к ней.

— Успокойся, Белла, — он обхватил руками её лицо, заставляя волшебницу посмотреть себе в глаза. — Я знаю, что ты не хочешь никого видеть, и тебе очень трудно сейчас, но чем дольше ты будешь ждать, тем тяжелее тебе будет потом. Ты должна пройти через это, чтобы потом тебе стало легче. Я вернусь за тобой вечером.

Он наклонился и, прежде чем аппарировать, быстро поцеловал женщину в губы.

Беллатрикс была так потрясена, что просто стояла на одном месте и тупо таращилась туда, где только что стоял Тёмный Лорд.

— Почему ты там стоишь?

Голос Люциуса вернул её в реальность, и волшебница вздрогнула.

— Я... — она неловко замолчала, не представляя, с чего начать.

Люциус вздохнул:

— Тёмный Лорд сообщил мне, что приведёт тебя. Нарцисса очень переживала.

Когда маг понял, что Белла так и собирается стоять перед домом как вкопанная, он взял её за руку и сказал, словно обращаясь к маленькому ребёнку:

— Пойдём.

Она послушно последовала за ним к особняку.

Если она до сих пор не пришла в себя, значит, потеря ребёнка ударила по ней сильнее, чем можно было предположить, думал Люциус. Она была такой безучастной ко всему происходящему вокруг… Конечно, нельзя было забывать, что помимо этого был ещё Родольфус, который бросил её.

Начинать говорить с ней о муже было нельзя, не то, чтобы их брак представлял собой нечто особенное, просто Родольфус никогда не поддерживал Беллатрикс в её желании стать сторонницей Лорда.

Он предчувствовал, что её участие в войне может стать препятствием на пути к появлению наследника. События прошлой ночи доказали это — если бы Белла не участвовала в сражении, то их ребёнок был бы жив.

На крыльце их встретила Нарцисса с Драко на руках.

— О, Белла...

Леди Малфой обняла сестру одной рукой, и Белла неловко обняла ее в ответ. Малыш улыбнулся, когда волосы Беллатрикс задели его лицо. Он протянул пухлую ручку и схватил её за шелковистые пряди. Сёстры отступили друг от друга. Маленький Драко нахмурил бровки, наблюдая за тем, как его мать осторожно освобождает волосы Беллы из его ладошки.

— Можно подержать его? — застенчиво спросила волшебница. На неё было больно смотреть.

Нарцисса очень удивилась просьбе сестры. Она не думала, что та захочет сейчас быть рядом с Драко, когда только что потеряла своего ребёнка.

Младенец потянулся к Белле, и Нарцисса передала его ей.

Беллатрикс нежно обняла ребёнка. Драко прижался к женщине, как делают все маленькие дети, и с довольной улыбкой вновь потянулся ручонками к её кудрявым волосам.

* * *


Между тем Тёмный Лорд всё никак не мог сосредоточиться на делах, его занимала всего лишь одна мысль.

Какого Мерлина он поцеловал её?


Глава 8. Чёрный совет

Тёмный Лорд всё ещё думал об этом, когда вечером вернулся в Малфой-мэнор, чтобы забрать Беллатрикс.

— Как она? — было первое, что он спросил у Люциуса по прибытии.

— Она... кажется, с ней всё будет в порядке, — неуверенно ответил тот. — Она провела большую часть времени, нянча Драко... А сейчас она наверху, решила вздремнуть перед обедом.

— Люциус! — крикнула Нарцисса из кухни. –Разбуди Беллу, обед уже почти готов!

Она выбрала самый подходящий момент, чтобы показать, что, конечно же, не слышала разговора двух мужчин.

— Я сделаю это, — вызвался Волдеморт. Он хотел переговорить с Беллатрикс перед тем, как оставаться на обед у Малфоев.

— Вверх по лестнице, третья дверь слева, — объяснил, где найти волшебницу, Люциус.

Войдя в комнату, Тёмный Лорд обнаружил, что Белла мирно спала. Она выглядела так умиротворённо, что будить её магу совсем не хотелось, тем более он знал, что прошлой ночью ей не удалось спокойно поспать.

Он наклонился и, положив руку ей на плечо, осторожно потряс волшебницу.

— Белла... Белла... — тихо позвал он.

Женщина открыла глаза и мгновение смотрела на него в сонном недоумении, пока не поняла, где находится.

— Привет, — неловко поздоровалась она, не зная, что ещё сказать.

Он вздохнул и присел на край кровати рядом с ней.

— Белла, я сожалею о том, что сделал утром, — сказал он.

Его извинения были искренними. Она слегка улыбнулась и ответила:

— Всё в порядке. Вы оказались правы, я думаю, общение с семьёй мне действительно помогло. Я не знаю, чего так боялась.

Вообще-то он хотел извиниться за поцелуй, а не за то, что фактически настоял на её встрече с сестрой, но она либо действительно неправильно его поняла, либо — намеренно.

Она подвинулась ближе к нему и положила голову к нему на колени.

— Я очень хочу иметь ребёнка, — прошептала она.

Сначала он удивился внезапной сменой темы разговора, но потом понял, что зря. Вчерашняя трагедия оставалась во многом единственным, что занимало сейчас её мысли.

— Я всегда думала о ребёнке как об одной из своих прямых обязанностей, как о том, чего от меня все ожидают, — продолжила Беллатрикс. — После того, что случилось… и сейчас, играя с Драко, я поняла, что действительно хочу иметь ребёнка, — она посмотрела на него со слезами на глазах, — но это уже невозможно.

— Белла, — он гладил её по волосам, как он надеялся, успокаивающими движениями, — у тебя ещё будет ребёнок.

Она сама говорила ему, что прогнозы целителей были положительными, и никаких серьёзных последствий для её организма обнаружено не было.

— Но Род... — слёзы потекли по её щекам.

— Родольфус уже не сможет стать его отцом, — это было, конечно, не очень утешительно, но волшебник всё равно продолжил: — Ты скоро разведёшься с ним.

Беллатрикс разрыдалась, и волшебник внезапно почувствовал себя виноватым за то, что напомнил ей об этом, когда она и так была на взводе.

— Я сожалею, — пробормотал он и неуклюже похлопал её по спине, пытаясь успокоить.

— Это не Ваша вина, милорд, что её муж оказался скотиной.

Они оба подняли глаза и увидели стоявшего в дверях Люциуса.

— Нарцисса попросила меня пойти посмотреть, почему вы задержались, — объяснился он, — и я не мог не услышать того, о чём вы говорили.

— Он не... — начала возражать Белла Люциусу.

— Нет, он скотина, Белла, — прервал её волшебник, — и ты не должна возвращаться к нему, даже если он по-прежнему хочет тебя.


Глава 9. Чёрные уста

В конце концов Нарцисса сама поднялась наверх, чтобы выяснить, что могло задержать троих волшебников. Увидев, что её муж и Тёмный Лорд безуспешно пытались успокоить Беллу, женщина выставила их из комнаты и взяла ситуацию под свой контроль.

Она села рядом с сестрой, которая по-прежнему лежала на кровати, и нежно коснулась её волос.

— Всё хорошо, Белла, — тихо сказала волшебница, — всё наладится.

Драко освободился из материнских объятий и пополз по постели к своей тётке. Он положил свою пухленькую ручку ей на щёку и с любопытством провёл по следу от слезы.

Белла засмеялась.

— Да, Драко, тётя Белла плакала, — сказала она, садясь.

Малыш забрался на колени к волшебнице, и она крепко прижала его к груди.

Несколько минут спустя женщины вышли из комнаты. Излишне говорить, что волшебники были поражены тем, как быстро Нарциссе удалось успокоить свою сестру.

— Как ты это сделала? — тихо спросил у неё Волдеморт.

— Просто нужно быть нежным и оптимистически настроенным, — шёпотом ответила миссис Малфой. — Повторяйте, что всё будет хорошо, покажите, что Вы всегда готовы прийти на помощь и поддержать её, если она будет нуждаться в Вас. Вообщем-то, это всё, и я не знаю, почему мужчинам это непонятно.

Обещанный обед прошёл без происшествий, а потом пришло время уходить.

Тёмный Лорд отвёл Беллу в сторону и предложил:

— Белла, ты можешь остаться здесь, если захочешь. Я уверен, что твоя сестра будет рада, если ты примешь такое решение.

Но она отрицательно покачала головой прежде, чем он высказал свою мысль.

— Нет, я не могу, — взволнованно сказала она. — Наоборот, я чувствовала себя спокойно только потому, что знала, что нужно будет уходить, но…

Она не могла остаться у Малфоев из-за… Драко. Играя с малышом, она смогла ненадолго отвлечься и понять, что тоже хочет иметь малыша. Белла не могла жить с семьёй сестры, она знала, что будет им в тягость. А наблюдать, как растёт Драко, день за днём видеть малыша ей будет очень тяжело.

— Можем ли мы снова отправиться к Вам, пожалуйста? — попросила Беллатрикс.

Она была близка к панике и практически умоляла его не бросать её здесь.

— Да, конечно, — быстро ответил маг, обнимая её и притягивая ближе к себе. Он терпеть не мог, когда она так мучилась. Помня советы Нарциссы, он добавил: — Ты можешь жить здесь, только если сама захочешь, я никогда не оставлю тебя у Малфоев против твоей воли.

— Правда? — едва слышно спросила женщина.

— Да, — твёрдо ответил он, наклоняясь и целуя её волосы.

Она подняла голову и мягко посмотрела на волшебника. Волдеморт легко коснулся её губ своими.

Беллатрикс начала задыхаться, когда он полностью захватил её губы и углубил поцелуй. Волшебник мысленно спрашивал себя, чем он вообще думал, прежде чем поцеловать её.


Глава 10. Чёрная ночь

Маг прервал поцелуй и извинился:

— Я сожалею, Белла, я не должен был этого делать.

— Всё хорошо, — ответила волшебница. Ей явно было не до этого. В её измождённом сознании два поцелуя не были никак связаны. Её ум занимали совершенно другие мысли: о муже и ребёнке, со смерти которого прошло ещё очень мало времени. Она не могла абстрагироваться от этого, хоть и пыталась, и поэтому в какой-то мере ей было только хуже.

Мужчина заметил, что между ними не было никакой неловкости, как он ожидал, Белла вела себя так, словно ничего не случилось. Видимо, для неё это действительно не имело значения, либо она попросту об этом не думала.

Вернувшись в дом Тёмного Лорда, пара провела остаток вечера в библиотеке. Белла сидела в кресле с открытой книгой на коленях. Она смотрела в текст и даже изредка переворачивала страницы, но на самом деле не вникала в то, что читала.

Волдеморт был занят планированием нового нападения. Он начал выигрывать в войне, когда он убил ребёнка Поттеров и лишил сторонников Дамблдора последней надежды на победу.

Закончив с делами, он убрал все бумаги в стол и вышел из комнаты.

Только спустя несколько мгновений он понял, что Беллатрикс всё ещё была в библиотеке, и что он только что оставил её там одну, в темноте. Однако её, казалось, это абсолютно не беспокоило, что не могло не вызвать у Лорда тревогу. Он предпочёл бы скорее иметь дело с её истериками и срывами (потому что в такие периоды она становилась похожа на живого человека, хоть и пережившего трагедию), чем с тем странным, безразличным ко всему происходящему состоянием, в которое она впала.

Той ночью ему удалось поспать всего несколько часов, прежде чем он снова проснулся от её криков.

Кошмары были гораздо хуже, чем накануне. И он никак не мог успокоить её, все его усилия были тщетны. Всё, что ему оставалось, это держать её и ждать, когда кошмар кончится, и она успокоится.

Наконец, Тёмный Лорд отнёс её к себе в спальню, где она и заснула, будучи в полной безопасности в объятиях своего господина.


Глава 11. Чёрная буря

Прошла неделя. Ничего не изменилось: днём Белла ходила, словно в тумане, а по ночам ей снились кошмары.

На девятый день Волдеморт решил, что с него хватит.

Он проснулся рано и не стал будить Беллу, решив, что нужно дать ей выспаться и подождать, пока волшебница не встанет сама.

Беллатрикс проснулась несколькими часами позже и была озадачена тем, что Тёмного Лорда не было в комнате. Женщина тут же пошла искать его, не потрудившись даже совершить утренний туалет. Она заглянула в его спальню, где он, наверняка, должен был быть, но там было пусто.

Белла спустилась на кухню, однако и там мага не было. В раковине не было грязной посуды, это свидетельствовало о том, что он либо уже позавтракал и помыл посуду, либо не ел вообще. Она уже начала думать, что он ушёл, не предупредив её, но раньше он так никогда не делал: он либо брал её с собой, либо предупреждал, куда он направляется, прежде чем уйти.

Ей без проблем удалось позавтракать самой. Тост было достаточно легко приготовить…Это была одна из тех проблем, из-за которых её брак с самого начала не был гладким. Она едва умела готовить и убираться, ей даже с трудом удавалось просто следить за домовыми эльфами, поэтому она закончила тем, что переложила все бытовые обязанности на плечи своего мужа.

Она покачала головой и постаралась выкинуть эту мысль из головы.

Беллатрикс нашла Тёмного Лорда в библиотеке. Он сидел в кресле у окна и читал толстый фолиант, который он тут же отложил, услышав, как она вошла в библиотеку. Женщина взглянула на название “Сновидение”. Она не слышала о такой книге.

Он насмешливо посмотрел на неё. Белла оглядела себя и увидела, что не переоделась после сна и была всё ещё в ночной рубашке, даже ничего не накинула на неё сверху.

— Я пойду... переоденусь, — сказала Белла, и на её щеках появился лёгкий румянец. Её длинная чёрная шёлковая ночная рубашка была слишком откровенной: вырез декольте был опущен так низко, что ни одна её дневная одежда не могла с ним сравниться. Под рубашкой ничего не было, и струящаяся ткань плавно облегала каждый изгиб её тела.

— Можете не утруждать себя, мы никуда не пойдём сегодня, — сказал Волдеморт, с любопытством наблюдая за ней. — И не нужно стесняться, — добавил он, — я видел тебя в ночной рубашке прошлой ночью.

— Но я… — начала было протестовать Беллатрикс, но остановилась, когда маг встал и двинулся к ней.

— Если это действительно так беспокоит тебя, то… — Лорд снял себя плащ и накинул его на плечи пожирательницы.

— Благодарю Вас, господин, — ответила она, стараясь показать свою благодарность. Но плащ слабо помогал избавиться от неловкости, которую Белла почувствовала, когда поняла, что не надела под рубашку трусики.

— Иди сюда, я должен кое-что рассказать тебе, — сказал Волдеморт, садясь обратно в кресло.

Она приблизилась на несколько шагов.

— Иди сюда, — нетерпеливо повторил он, поманив её к себе.

Наконец она поняла, что он имел в виду, и, подойдя к Лорду, села к нему на колени. Маг обнял её и опустил подбородок ей на макушку. Он успокаивающе гладил её по волосам, и до Беллы дошло — то, что он собирался сказать ей, не сулило ничего хорошего.

— Вчера я говорил с Рабастаном, — начал Риддл. Беллатрикс напряглась, она уже знала, что за этим последует. — Родольфус начал бракоразводный процесс, и, кажется, министерство готово удовлетворить его запрос… — он замолчал, когда она начала плакать. — Белла, всё хорошо, ты же знала, что это случится.

— Всё зря... — шептала она между рыданиями, — последние десять лет жизни зря... Я пыталась... а он... он оставил меня!

Она снова разревелась.

Волдеморт почувствовал себя беспомощным, всё, что он мог сделать, — это крепко держать её и ждать, когда истерика закончится.

Но она оказалась страшнее ночных кошмаров. Беллатрикс рыдала очень долго. И каждый раз, когда он думал, что она вот-вот успокоится, она вновь начинала говорить о своём муже и плакать.

В конце концов женщина совсем обессилила и затихла в его руках.


Глава 12. Чёрная рука

Глава 12. Чёрная рука



Через несколько минут после того, как Белла успокоилась, она встала с колен Тёмного Лорда и пересела в свободное кресло.

Она просто сидела, даже не двигаясь, и маг уже начал волноваться, что она опять впадёт в это своё заторможенное состояние.

— Как ты себя чувствуешь? — спокойно спросил он.

— Я не знаю, — устало ответила женщина, — плохо.

Казалось, это слово включало в себя все отрицательные эмоции, которые она переживала и которые не могла определить по отдельности.

— Ты не хочешь...? — он сделал неопределённый жест руками, показывая, что, если она захочет, он снова обнимет её.

Беллатрикс покачала головой. Она не испытывала подобного желания. Всё, что она хотела сделать прямо сейчас, это найти и убить Сириуса Блэка. Это его вина. Он тот, кто убил её дитя, когда она...

И тут что-то щёлкнуло в её сознании, когда она, наконец, осознала свою собственную роль в смерти ребёнка. Теперь она могла немного понять отношение её мужа к тому, что она совершила. Смертельное заклинание кузена не было нацелено на неё, она бросилась ему наперерез, чтобы защитить своего Лорда...

В тот момент вся ее лояльность и преданность исчезли.

Он не был полностью готов к новой вспышке ярости, но отреагировал на неё очень быстро.

Белла бросала в него заклинаниями и кричала. Пока Лорд защищался, он поймал себя на мысли, что жалеет, что научил её некоторым вещам. И как только она оказалась в пределах его досягаемости, ему удалось выбить палочку из её руки, но женщина продолжала бороться, она стала бить его голыми руками.

Тёмный Лорд схватил волшебницу за запястья и толкнул к стене, удерживая её своим телом.

— Остановись, — крикнул он, встряхнув её, — Белла, перестань!

Она начала успокаиваться.

Умом Беллатрикс понимала, что он не виноват. Во время сражения, девять дней назад, Волдеморт дрался с Джеймсом Поттером, когда её кузен выпустил в стоявшего к нему спиной волшебника смертельное заклинание. Она увидела это и бросилась к Темному Лорду, встав между ним и зелёным лучом. Она не могла предвидеть все последствия своего поступка, но, тем не менее, тогда она выбрала свою судьбу. И вина за то, что она потеряла ребёнка, целиком и полностью лежала на ней.

— Простите меня, — прошептала она, бросившись на колени перед Волдемортом, — простите, простите...

— Всё в порядке, — мягко сказал он, поднимая и привлекая её к себе.

— Нет! — всхлипнула она. — Это я убила своего ребёнка.

Он не мог отрицать очевидное. Это не было несчастным случаем, она сознательно бросилась между ним и Авадой. Поэтому маг сказал единственное, что могло хоть немного утешить её:

— Белла, ты спасла мне жизнь.


Глава 13. Серое пространство

Тёмный Лорд не сказал этого вслух, но подумал, что если у Беллы когда-нибудь появится ребёнок, то он станет самым счастливым малышом в мире, потому что будет самым дорогим сокровищем для своей матери, которая уже потеряла одного ребёнка и больше не надеялась испытать радость материнства, самым избалованным и любимым...

Маг остановился и подумал, почему он включил любовь в список относимых к ребёнку приоритетов... Но он знал, что это одна из причин, из-за которых Беллатрикс была так расстроена — она не знала, что беременна, поэтому просто не могла любить зарождающуюся в ней жизнь, пока та так внезапно не оборвалась. Если б только женщина была в курсе своего положения, она бы ни за что не приняла участия в их операции в тот день. Тогда бы всё сложилось по-другому, как для неё, так и для самого Волдеморта.

После того, как ему удалось её успокоить, женщина ушла к себе в комнату, чтобы привести себя в порядок и переодеться, а Лорд сел в кресло у окна и снова углубился в чтение “Сновидения”. Но за весь оставшийся день волшебник смог прочесть только одну главу, потому что приходилось параллельно ещё несколько раз успокаивать Беллатрикс.

Перед тем, как пойти спать, он дал ей зелье сна без сновидений. Тем самым маг хотел обеспечить спокойный отдых не только себе, но и самой Беллатрикс. Волдеморт рассчитывал, что если её больше не будут мучить кошмары, и она станет хорошо высыпаться и переживать только днём, то постепенно начнёт восстанавливаться.

Зелье наконец-то подействовало, и Белла уже начала засыпать, когда неожиданно потянулась к Тёмному Лорду и прошептала:

— Останьтесь.

Волшебница знала, что ночных кошмаров ей бояться не следует, зелье уже позаботилось об этом, поэтому мужчина был удивлён, что она попросила его побыть с ней. Зачем? Ей была нужна его поддержка? Хорошо, что бы ей от него ни понадобилось, он будет рядом.

— Пожалуйста, просто останьтесь со мной, — снова попросила она с закрытыми глазами.

Он лёг рядом с Беллой, не касаясь её, но так, чтобы оказаться от неё на расстоянии вытянутой руки на случай, если ей что-нибудь понадобится. Риддл подумал, что вряд ли быстро заснёт, но сегодняшний день полностью вымотал их обоих, поэтому не прошло и нескольких минут, как маг уже крепко спал.




Глава 14. Серебряный рассвет

На следующий день Беллатрикс проснулась с рассветом, когда в спальню сквозь занавески заглянули первые лучи солнца.

Заметив, что Тёмный Лорд ещё крепко спит, она подвинулась ближе к нему и положила голову ему на грудь. Женщина боялась засыпать, потому что её самые ужасные воспоминания могли во сне обернуться кошмарами, тем более она не хотела разбудить своими криками своего господина, так мирно спящего рядом с ней. Этот дом был его убежищем, в котором никто не мог его потревожить. А она, за все те девять (теперь уже десять) дней, что здесь находилась, успела доставить ему массу беспокойства, но ей больше некуда было пойти, а Волдеморт, как ей казалось, был намерен заботиться о ней в благодарность за спасение его жизни.

Так она и лежала, слушая стук его сердца и постепенно успокаиваясь. Утреннее солнце наполняло комнату, а Белла дремала, находясь где-то между сном и явью, как раз там, где она не могла увидеть ни снов, ни кошмаров.

Несколькими часами позже, когда Тёмный Лорд проснулся, он обнаружил, что Белла лежала, тесно прижавшись к нему. Он был удивлён, но это чувство не было неприятным. Он был бы не против просыпаться так почаще... нет.

Волдеморт быстро отогнал от себя такие опасные мысли.

— Белла, — тихо позвал он её, проведя пальцем по её щеке.

— Я уже не сплю, — ответила она, и по её голосу он понял, что она бодрствует уже некоторое время.

Беллатрикс открыла глаза и уверенно взглянула на него. Её глаза имели насыщенный тёмно-серый цвет, странно, Тёмный Лорд никогда прежде не обращал на это внимания. Он также заметил, что сейчас её взгляд был очень мягким.

Их лица находились на расстоянии нескольких дюймов друг от друга. Волдеморт быстро преодолел это расстояние и нежно коснулся её губ своими, после секундного колебания она ответила ему.

Только завершив поцелуй, волшебник отпустил её.

— Доброе утро, — насмешливо улыбнувшись, прошептала Белла.

На этот раз Тёмный Лорд не собирался извиняться.




Глава 15. Чёрная прогулка

— Вчера я сказал тебе далеко не всё, — Волдеморт отодвинулся от Беллы и сел на постели.

“Мерлин! Опять что-то плохое? — мысленно ужаснулась Беллатрикс. — Хотя уже ничего не может быть хуже того, о чём он рассказал мне вчера”.

— Мать твоего мужа хочет повидаться с тобой.

— Но я не хочу с ней... — тут же отозвалась Белла.

— Я так и предполагал, — не дав ей договорить, заключил Тёмный Лорд, и женщина тут же умолкла. — Я уже приказал Рабастану передать своей матери, что сегодня я доставлю тебя к ней.

— Я не хочу её видеть, — Беллатрикс умоляюще посмотрела на него.

Волдеморт проигнорировал её просительный тон и приказал:

— Будь готова через десять минут, иначе отправишься к ней без завтрака.

То, что он позволил себе поцеловать её несколько раз, не означало, что она могла забыть, кто из них господин, а кто — слуга. Ей придётся иметь дело с семьёй её мужа, хочет она того ли нет, уж он-то обязательно за этим проследит.

Выходя из комнаты, волшебник даже не оглянулся, чтобы посмотреть, собиралась ли она выполнять его приказ.

— Прошло одиннадцать минут, — сказал Тёмный Лорд, когда спустя некоторое время Беллатрикс всё же спустилась на кухню.

— Я не засекала время, — ответила она, явно озадаченная тем, что он придавал этому слишком большое значение. — Вы намерены оставить меня без завтрака? — робко спросила она.

— Не думаю, — отозвался волшебник, отворачиваясь от неё, чтобы она не заметила, как он улыбнулся. Он установил лимит времени, чтобы она быстрее собиралась, а ему не приходилось контролировать каждый её шаг. На самом деле она отсутствовала всего восемь минут, а своим комментарием маг предпринял попытку поднять настроение и разрядить обстановку, но она восприняла его серьёзно.

Она была близка к панике, когда они прибыли в поместье Лестрейнджей, примерно такое же поведение Лорд наблюдал на прошлой неделе, когда они посещали Малфой-мэнор, поэтому на этот раз он знал, чего стоит ожидать, и был к этому готов.

— Успокойся, Белла, — он взял её за руку, и их пальцы переплелись. — Я буду рядом с тобой.

Она только сильнее сжала его руку, когда они подходили к дому.


Глава 16. Чёрный страх

Беллатрикс не хотела встречаться с матерью Родольфуса. Она не знала, зачем женщина захотела с ней повидаться, но была уверена, что ничего хорошего эта встреча не принесёт, тем более после событий десятидневной давности (свекрови наверняка было о них известно) и предстоящего бракоразводного процесса. Белла не хотела быть униженной перед Тёмным Лордом, и чтобы ей ещё раз напомнили о том, что она не смогла подарить наследника чистокровной семье Лестрейнджей, не желала выслушивать, что после стольких лет и бесплодных попыток, когда ей наконец-то удалось забеременеть, она потеряла ребёнка.

Тёмный Лорд собрался постучать в дверь, когда Беллатрикс перехватила его руку:

— Постойте.

Он заметил, что она снова начала нервничать.Лорд освободил другую руку и постучал.

Им открыл старый домовой эльф и, сделав вид, что не замечает странного поведения пришедших (Белла мёртвой хваткой вцепилась в руку Тёмного Лорда, а тот так и стоял, подняв другую руку, как будто собираясь постучать), сказал:

— Пожалуйте в дом, почтенные гости, Хозяин и Хозяйка уже ждут Вас.

Волдеморт вошёл в дом, Беллатрикс неохотно последовала за ним.

— Свинги проводит Вас в гостиную, — пропищал эльф.

— Не нужно, я прекрасно знаю этот дом! — прикрикнула на него волшебница, чем заставила эльфа съёжиться.

Пока они без посторонней помощи шли в гостиную через длинную череду коридоров, Белла ни на шаг не отставала от Тёмного Лорда, стараясь быть как можно ближе к нему.

— Терпеть не могу домашних эльфов, — объяснила Беллатрикс своё поведение, — отвратительные существа, я бы ни одного не держала, если бы сама могла...

Она запнулась на полуслове, стесняясь признаваться, что она за всю свою жизнь даже не удосужилась поинтересоваться, как вести хозяйство, потому что им всегда занимались слуги. Отсутствие практических навыков в этой области было ещё одним камнем преткновения в её отношениях с мужем. Возможно, будь она чуть более хозяйственной, Родольфус бы простил ей недавние события.

Волдеморт не понимал, почему она смутилась и не призналась в том, что он и так про неё прекрасно знал. Беллатрикс и Родольфус постоянно ссорились, — при этом абсолютно не заботясь о возможных свидетелях, — из-за того, что Белла ничего не умеет делать по дому. Волдеморт подумал, что это, наверное, её и смутило, хуже, если она снова начала переживать из-за своего развалившегося брака.


Глава 17. Серое вещество

Не успела Беллатрикс войти в гостиную, как сразу же оказалась в объятиях матери своего мужа.

— Дорогая, мы так волновались за тебя, — прошептала та, проявляя чуть ли не материнскую нежность, к которой Белла оказалась абсолютно не готова.

Отец Родольфуса тоже подошёл ближе и, проведя рукой по кудрявым волосам волшебницы, спросил:

— Ты в порядке?

До глубины души тронутая таким приёмом, на который она и не надеялась, Белла залилась слезами.

Мистер Лестрейндж ещё больше смешался, увидев её слёзы. Он повернулся к Тёмному Лорду и неловко предложил:

— Почему бы нам не оставить их одних? Пусть побеседуют о своём, о женском...

Волдеморт проследовал за ним в другую гостиную, которая имела те же размеры что и первая, но отличалась от неё цветовой гаммой. Тёмный Лорд не переставал удивляться, сколько же салонов, будуаров и гостиных необходимо некоторым волшебникам. Большинство подобных помещений в доме, по сути, бесполезны. В них только и можно что развлекать гостей, ведь маги так и не удосужились придумать аналог телевизора.

Заняться было нечем, и мужчины, расположившись в креслах перед незажжённым камином, играли в шахматы, изредка перебрасываясь парой-тройкой фраз. Но внимание Тёмного Лорда было рассеянным, он совсем не следил за игрой и практически не слушал, о чём говорил ему Лестрейндж. Хоть он и знал, что с Беллой всё в полном порядке, но в то же время не мог не беспокоиться о ней.


* * *



Беллатрикс в этот момент слушала миссис Лестрейндж, которая говорила о том, что в связи с последними событиями семья отреклась от Родольфуса.

— Думаю, твоя тётя вычеркнет его и из родословной Блэков, — Белла сжалась, услышав о матери Сириуса, но её собеседница, казалось, этого не заметила и продолжала причитать. — Развод не изменит наше к тебе отношение, мы считали и будем считать тебя нашей дочерью. Мой муж был в ярости, когда услышал о решении Родольфуса, а теперь скандала нам избежать не удастся... Но ты молода, и у тебя ещё есть время, чтобы родить ребёночка...

Она продолжала говорить ещё что-то подобное, но Белла уже перестала следить за её болтовнёй, не желая ничего слышать о предстоящем разводе. Её больше интересовало, куда пропал Тёмный Лорд, и сколько им ещё здесь нужно торчать.

— Не знаю, слышала ли ты последние новости или нет, да и я, видимо, выбрала не лучшее время, чтобы тебе сообщить, но Рабастан женится.

Миссис Лестрейндж снова удалось завладеть вниманием своей невестки.

— Рабастан женится? — недоверчиво спросила Беллатрикс. Теперь, когда Родольфус впал в немилость, Рабастан остался единственным представителем семьи Лестрейнджей, хотя, когда они были детьми, он не раз говорил, что никогда не женится. — Полагаю, сейчас он считает это своей прямой обязанностью. И кто его избранница?

— Алекто Кэрроу, — ответила ведьма.

То, что и Алекто, и сама Белла были пожирательницами, семью Лестрейнджей явно не беспокоило. Волшебница помнила, что её они с радостью приняли, хотя тот факт, что она вступила в ряды последователей Тёмного Лорда, был уже всем известен.

У Беллатрикс было ощущение, что в устройстве этого брака не последнюю роль сыграли родители Алекто, решившие пристроить дочь в уважаемую чистокровную семью, потому что в последнее время было немало слухов об отношениях их дочери и Грейбека...


Глава 18. Чёрная правда

Несмотря на то, что Волдеморт уделял игре очень мало внимания, он без труда выиграл партию у мистера Лестрейнджа. Как раз, когда игра заканчивалась, в гостиную вошла Беллатрикс.

— Вы знали, что Рабастан и Алекто собираются пожениться? — прямо спросила она.

— Да, — мягко ответил Тёмный Лорд.

Белла хотела было спросить, почему он не рассказал ей, но уже знала ответ — всему виной было её состояние: либо он говорил ей, но эта новость в одно ухо влетела, в другое — вылетела, либо не говорил, опасаясь, что такая информация может спровоцировать новый эмоциональный срыв.

Волдеморт видел, что она хотела сказать ему что-то ещё, но он не был уверен, что именно.

— Алекто выразила желание видеть тебя на свадьбе, если ты, конечно, будешь в состоянии присутствовать, — сказал он Беллатрикс. Алекто и Белла не считались подругами, но то, что они обе были пожирательницами смерти, делало их ближе друг к другу, чем к другим женщинам их возраста. — Я уверен, что и Рабастан будет рад видеть тебя на празднике.

— Когда свадьба? — с любопытством спросила волшебница.

— На следующей неделе.

— Так скоро, — удивилась Белла.

— Да, но для спешки есть причина, — ответил Тёмный Лорд.

— Какая? Неужели кто-то застукал Алекто с Грейбеком? — предположила она.

— Это только слухи, Белла, — нахмурился Волдеморт. Странно, неужели Алекто призналась Беллатрикс, что встречалась с Грейбеком?

— О, — разочарованно выдохнула Белла, узнав, что это неправда. — А почему же тогда?

Волдеморт колебался несколько мгновений, и ей хватило этого времени, чтобы догадаться о его ответе прежде, чем маг произнёс его.

— Она беременна.

— Это ребёнок Рабастана? — подозрительно спросила она.

Насколько Белла знала старшего сына Лестрейнджей, он был очень робок в общении с женщинами. Спокойно он себя чувствовал только с теми волшебницами его возраста, которые уже были замужем, таким образом, общение с ними исключало всякую романтическую подоплёку, а, следовательно, и возможный брак.

В этот раз мистер Лестрейндж опередил Тёмного Лорда и ответил:

— Нет, Алекто беременна от кого-то из Уизли. Она сильно напилась тем вечером, а когда пришла в себя следующим утром, то убила своего любовника.

Значит, ребёнок был чистокровный, но Уизли... Все они считались предателями крови, так что Лестрейнджи будут делать вид, что настоящим отцом является Рабастан. А тут ещё Родольфус и связанный с ним скандал...

Волдеморта это не беспокоило, он вздохнул с облегчением, увидев, что упоминание другой беременной женщины не стало для Беллы причиной очередной истерики.


Глава 19. Чёрный король

После ответа мистера Лестрейнджа в комнате повисло неловкое молчание, прервав которое, волшебник сменил тему разговора, предлагая Тёмному Лорду сыграть ещё партию в шахматы, чтобы он смог взять реванш.

Они успели сделать всего несколько ходов, когда Беллатрикс нерешительно призналась, что она хотела бы присутствовать на свадьбе.

— Я уверен, Рабастан будет рад это услышать, — рассеянно заметил мистер Лестрейндж. Всё его внимание было приковано к шахматной доске, он был полон решимости одержать победу над Тёмным Лордом.

Ещё через несколько ходов он потерял обоих слонов и ладью, и всё шло к тому, что скоро Волдеморт оставит его и без королевы, когда Белла снова заговорила:

— Ой, я чуть не забыла, миссис Лестрейндж просила меня передать вам, что обед будет подан через два часа… ну, теперь через полтора.

Белла не стала объяснять, почему её отправили сюда, ждать вместе с мужчинами, вместо того чтобы попросить помочь хозяйке. "Мне не суждено стать настоящей женщиной", — подумала она.

Следующие полчаса прошли в молчании, пока мистер Лестрейндж не признал ещё одно поражение. Скорее всего, он бы предложил Тёмному Лорду сыграть ещё раз, если бы в гостиную не вошёл его сын.

Рабастан вежливо поприветствовал гостей и, повернувшись к отцу, шепнул:

— Мне срочно нужно поговорить с тобой.

Лестрейнджи тут же извинились и покинули комнату, оставив Волдеморта и Беллатрикс одних.

Тёмный Лорд предполагал, что пребывание в родовом поместье семьи её мужа (в скором времени бывшего) окончательно вымотало Беллатрикс. Он не знал иного выхода, как её успокоить, кроме как отправиться домой, но сейчас он не мог рассматривать этот вариант, потому что Лестрейнджи ожидали, что они оба останутся у них на обед.

— Не хочешь сыграть? — небрежно спросил он, расставляя фигуры на доске.

— Хорошо, — ответила Белла, устраиваясь в кресле, где минуту назад сидел Лестрейндж-старший. Она не очень хотела играть, но подумала, что это будет неплохим способом отвлечься.

Чуть позже Тёмный Лорд уже мысленно проклинал себя за то, что не придумал ничего лучше, чем своей агрессивной стратегией в игре окончательно вывести Беллатрикс из себя. Он добился только того, что в середине партии у неё началась истерика.

Тёмный Лорд мгновенно наложил на помещение звукоизоляционные чары, чтобы никто из Лестрейнджей не слышал шума дуэли.

Как и в прошлый раз, он только защищался, не нападая на волшебницу. Наконец, ему удалось приблизиться к ней и выбить палочку из её рук, и тогда он с силой прижал Беллатрикс к стене.

Чтобы заставить её замолчать, маг наклонился и запечатал ей рот жёстким поцелуем. Тёмный Лорд целовал её до тех пор, пока она не перестала вырываться и не затихла в его объятиях.


Глава 20. Чёрное пробуждение

Тёмный Лорд отпустил запястья Беллы, и она мёртвой хваткой вцепилась в его мантию. Маг обнял женщину, его руки прошлись по её талии, чуть задержались на бёдрах. Беллатрикс жадно отвечала на его поцелуй, покусывала его губы, прижимаясь к нему всем телом, и не могла остановиться.

Хвала Мерлину, звукоизоляционные чары работали только в одном направлении, поэтому Лорд и Белла услышали шаги в коридоре до того, как Рабастан и его отец вошли в гостиную.

Тёмный Лорд быстро пришёл в себя и оторвался от Беллатрикс. Одним взмахом волшебной палочки он снял с комнаты чары и привёл её в порядок (во время схватки они перевернули несколько предметов мебели).Они как раз успели снова сесть за шахматную доску, когда Лестрейнджи переступили порог.

Волдеморт сделал ход, хотя знал, что ходил последним до того, как игра была приостановлена. Он сомневался, что Белла обратила на это внимание, потому что все её усилия должны были быть направлены на то, чтобы суметь притвориться, что пока Лестрейнджей не было, они играли в шахматы.

— Сейчас не ваш ход, — напомнила Беллатрикс, немало удивив Лорда. Возможно, она лучше осознаёт происходящее, чем он думал.

Маг поставил шахматную фигуру на прежнее место.

— Ты так долго думала, что я забыл, чья очередь, — хмуро ответил он.

Рабастану показалось странным их поведение, но его отец как будто не заметил ничего подозрительного.

— Забудьте, я больше не хочу играть, — сказала Белла, тряхнув головой.

Она отошла от стола и устроилась в кресле в самом дальнем углу гостиной. Свернувшись в нём калачиком, Беллатрикс принялась размышлять о случившемся. Её нервы были на пределе, а сама она всё ещё не могла отойти от их схватки и поцелуя... Мерлин, этот поцелуй... В нём одном было больше страсти, чем во всех ночах, проведённых с Родольфусом.

Белла прежде не думала, что её чувства к Тёмному Лорду можно назвать любовью, — ну, во всяком случае, в них никогда не было и капли романтики, — и поощрять их не следует, но его поцелуй... Она знала, что это неправильно, но не могла ничего сделать и хотела большего.

— Она всегда такая? Я имею в виду, после того случая? — недоверчиво спросил Рабастан. Белла была самой сильной женщиной, которую он когда-либо знал. Для Рабастана было шоком (если не сказать больше) увидеть её в подобном состоянии.

— Такая? Нет, — ответил Волдеморт, и на краткий миг, пока тот не продолжил, Рабастан почувствовал облегчение. — Её эмоциональное состояние до сих пор нестабильно, и обычно она ещё более нервная.


Глава 21. Чёрный свет

— Белла, ты в порядке? — обеспокоенно спросил Рабастан.

— В данный момент думаю, да, — тихо ответила та и, подняв голову, взглянула на волшебника. — Мне интересно, те, кто сходит с ума, чувствуют себя также?

— Ты не сходишь с ума, Беллатрикс, у тебя обычная депрессия, — просветил её Тёмный Лорд. — Ты пережила тяжёлое эмоциональное потрясение, и оно ещё до конца не отпустило тебя, но я очень сомневаюсь, что ты дойдёшь до сумасшествия.

Белла резко перевела на него взгляд, когда он сказал, что шок ещё не прошёл до конца.

— Что? — спросил Волдеморт, заметив, что она с неодобрением смотрит на него. — Да, ты до сих пор в состоянии шока, но это не делает тебя сумасшедшей, — уже мягче добавил он. — Ты будешь в порядке, Белла. Пройдёт время, и ты поправишься.

— О, да, “время вылечит” и эту чертовщину тоже, — Беллатрикс сверкнула глазами.

— Не начинай, Беллатрикс, — предупредил её Тёмный Лорд. Его тон ясно давал понять, что перечить ему сейчас очень опасно.

Волшебнику совсем не хотелось, чтобы Белла снова “слетела с катушек”, тем более что теперь в комнате были свидетели.

— Но я не сказала, что схожу с ума, — снизошла до пояснений обиженная Белла, — всего лишь поинтересовалась, также ли чувствуют себя те, кто сходит с ума.

Разговор прервал неожиданно появившийся в гостиной домовой эльф. Он сообщил магам, что обед подан.

— Отлично, прошу всех в столовую, — наигранно бодро заявил мистер Лестрейндж и быстро, чтобы не попасть под горячую руку Тёмному Лорду или Белле, вышел из гостиной, Рабастан послушно последовал за ним.

Беллатрикс сразу заявила, что она не голодна, но Волдеморт схватил её за запястье.

— Прекрати, — холодно приказал он и насильно попытался поднять Беллатрикс с кресла. Он не мог позволить ей устроить сцену.

К сожалению, маг не предвидел всех последствий своих действий, и женщина, которую он вытащил из кресла, не смогла удержаться и, споткнувшись, упала на пол, утянув с собой и Тёмного Лорда.

“Ну, в конечном счёте, тот, кто придёт сюда узнать, почему мы задерживаемся, будет очень впечатлён”, — с иронией подумал Волдеморт.

— Ох, — застонала Беллатрикс.

— Извини, — отозвался волшебник, хотя это и прозвучало неискренне.

— Милорд, иногда вы бываете такой сволочью, — от души припечатала волшебница, неловко отодвигаясь от него и вставая.

— Ты порой тоже становишься занозой, — обманчиво спокойно вернул Лорд комплимент.

Так они и стояли посреди гостиной, сверля друг друга враждебными взглядами, пока не пришёл Рабастан узнать, почему они задержались.


Глава 22. Чёрный рыцарь

— Белла плохо себя чувствует, она прилегла в гостиной, — объяснил Рабастан своим родителям, когда вместе с Тёмным Лордом вошёл в обеденный зал, который, по мнению Волдеморта, представлял собой ещё одно бесполезное помещение наряду с той комнатой, откуда они только что пришли, правда, здесь, в отличие от предыдущей, были не только кресла, но и диваны.

Обед был в самом разгаре, когда беседу волшебников прервал крик.

“Чёрт, ей снова приснился кошмар”, — мысленно простонал Лорд. Он побежал назад в гостиную, в то время как эхо разносило стенания Беллатрикс по всему поместью Лестрейнджей.

Белла не слышала, как он звал её, просто не могла слышать из-за своих собственных криков. Они начали стихать только тогда, когда Лорд обнял её и, усадив к себе на колени, уверенно обнял за талию.

— Тише, Белла, тише. Всё хорошо, — невпопад бормотал он, гладя волшебницу по волосам.

Та услышала Тёмного Лорда и начала всхлипывать. Она спрятала лицо у мага на груди, чувствуя себя в безопасности, окружённая его запахом, его силой, ощущая, как его руки обнимают её, а пальцы запутываются в её кудрявых волосах.

— Снова кошмар? — мягко спросил Лорд.

— Нет, — Белла едва дышала и шепнула: — это был хороший сон.

На слове “хороший” её голос дрогнул. Запнувшись, она пояснила:

— Мне приснилось, что я родила.... сына, наследника, которого так хотел Родольфус. Мы назвали его Гиперион. Род так радовался, его родители и я тоже.... Это было так замечательно! А потом я проснулась.

Проснулась, чтобы узнать, что её заветной мечте не суждено сбыться, чтобы вернуться обратно в жестокую реальность. Это стало для хрупкой психики Беллы гораздо более сильным ударом, чем любой из снившихся ей до этого кошмаров.

Лорд думал, что сейчас она снова разрыдается, но она не стала, и Волдеморт не был уверен, радоваться ли этому или начинать беспокоиться.

Вскоре Тёмный Лорд и Беллатрикс отправились домой — точнее, к нему домой. Он не знал, когда именно он стал думать о своём доме как о её доме тоже (не считая, естественно, того дома, в котором она жила с Родольфусом), ведь она провела у него всего лишь десять дней.

Лорд слабо представлял, что с ней сейчас делать. Она не замкнулась в себе, не устроила истерику. Волдеморт хотел просто дать ей зелья сна без сновидений и не беспокоиться до тех пор, пока она не проснётся.... какой соблазн.... но маг прекрасно понимал, что это не выход.

Несколько мучительных мгновений, показавшихся Лорду вечностью, он размышлял, какое решение принять, потом повернулся к Беллатрикс и спросил:

— Белла, чем я могу тебе помочь?

— Мне... — волшебница запнулась. — Вы можете просто.... просто обнять меня? — робко спросила она.

В ответ Волдеморт раскинул руки, и Белла бросилась в его объятия.

Остаток дня она провела, свернувшись калачиком у него на коленях и плача время от времени, пока он читал “Сновидение”.


Глава 23. Чёрный секрет

Наконец наступил день свадьбы Рабастана и Алекто. Сидя утром за завтраком, Тёмный Лорд додумался поинтересоваться у Беллатрикс:

— У тебя ведь есть подходящий наряд?

Волшебница, собравшаяся глотнуть апельсинового сока, громко расхохоталась.

— И Вы спрашиваете об этом только сейчас?

“Я не могу помнить обо всём на свете, одновременно сражаясь с Орденом и пытаясь привести тебя в чувство”, — мысленно оправдался Волдеморт.

Смех Беллы замер у неё на губах, стоило ей увидеть выражение его лица: Лорд не был настроен шутить.

— Да, у меня есть платье, которое можно надеть на свадьбу, — заверила она волшебника.

— Надеюсь, не чёрное?

— Нет, розовое.

Тёмный Лорд рассмеялся.

— Перестаньте, — рассердилась Белла и тут же смущённо покраснела. — Для меня его выбирала Нарцисса!


Это было как раз то платье, в котором она была на венчании четы Малфоев. Но Белла как-то не думала, что ей когда-нибудь представиться возможность снова надеть его.

Покончив с завтраком, волшебники разошлись по своим спальням, чтобы переодеться к торжеству.

Официальный наряд Тёмного Лорда не отличался особой оригинальностью, чего нельзя было сказать о спутнице Волдеморта...

Он был ошеломлён тем, как преобразилась Беллатрикс Лестрейндж. Её вечернее платье оказалось насыщенного бледно-розового цвета с длинной, до пола, юбкой и с отделанными кружевом рукавами. Тонкую талию волшебницы подчёркивал красивый серебряный пояс, сделанный в виде блестящей цепочки. В целом, наряд Беллы нельзя было назвать откровенным: не было ни разрезов на юбке, ни декольте, но мягкая ткань платья плотно облегала фигуру волшебницы, подчёркивая её соблазнительные изгибы и формы. Но кое-что в облике пожирательницы явилось для Волдеморта полной неожиданностью: пышные чёрные кудри Беллатрикс были убраны в высокую причёску, что не позволяло им свободно рассыпаться по её плечам.

— Этот цвет очень идёт тебе, — одобрил облик волшебницы Тёмный Лорд и легко поцеловал её. — Нам пора.

Свадебная церемония оказалась на редкость скучной. Беллатрикс, опустив голову на плечо к своему спутнику, дремала и почти полностью пропустила официальную часть торжества, во время которой Лорд, как ни странно, очень беспокоился, что волшебнице вновь приснится кошмар, и она поведёт себя неадекватно.

Приём, устроенный Лестрейнджами, не был таким скучным. Появление Беллатрикс вызвало небывалый ажиотаж среди гостей, потому что большинство из них видело её только около трёх недель назад. Партнёры по танцу сменяли один другого, и Белла почувствовала, что начинает уставать от мелькавших перед ней лиц и однообразных неискренних слов сочувствия, она уже была готова устроить истерику, если её сейчас же не оставят в покое, когда на очередной танец её неожиданно пригласил Рабастан.

— Здравствуй, — неловко начал он. — Я подумал, что ты, должно быть, устала от такого повышенного внимания.

Беллатрикс тяжело вздохнула.

— Каждый раз, когда я пытаюсь присесть, кто-то вновь приглашает меня танцевать, а потом начинает рассказывать мне, как он сожалеет о том, через что мне пришлось пройти.... И всё в таком духе, — Белла помолчала. — Ну, а ты как, справляешься?

Рабастан поморщился.

— Я даже думать не хочу, что из этого выйдет.

Беллатрикс чуть наклонилась к нему и прошептала:

— Ты точно уверен, что отец ребёнка “кто-то из Уизли”, а не Грейбек?

— Да, — убеждённо ответил брат Родольфуса.

— Но...

— Я уверен, потому что с Грейбеком встречался я.

Волшебница замерла и потрясённо уставилась на своего деверя.

— Я гей, Белла, — объяснил тот, — и узнал об этом ещё в детстве. Именно поэтому я всегда говорил вам, что никогда не женюсь… О, нет, пожалуйста, не смотри на меня так!

Волшебница покачала головой и попятилась от него.

Знакомые руки обхватили её за плечи.

— В чём дело, Белла?

Она развернулась и бросилась в объятия Волдеморта.

— Ничего, — пробормотала она, не в силах заставить себя произнести вслух то, что только что услышала. — Потанцуйте со мной, пожалуйста.

Сегодня она танцевала почти со всеми мужчинами, приглашёнными на свадьбу, кроме него, и все её партнёры стремились выразить ей свои соболезнования, но теперь Белла была уверена, что никто из тех, кого она не удостоила вниманием, не посмеет прервать её танец с Тёмным Лордом.


Глава 24. Чёрный кубок

— Я думал, ты устала танцевать, — проговорил Волдеморт, когда вместе с Беллой присоединился к парам танцующих волшебников.

— Совсем нет, — ответила Беллатрикс, — просто надоело отвечать на одни и те же вопросы о своём самочувствии, понимаю же, что это участие — всего лишь дань этикету.

— Ты знала, что тебя ждёт, когда соглашалась приехать сюда, ведь никто, кроме близких, не видел тебя после той трагедии.

— Знаю, — вздохнула леди Лестрейндж, — но всё равно противно.

Как она и предполагала, никто не осмелился прервать их танец с Тёмным Лордом. Одна музыкальная композиция сменила другую, но волшебники не спешили меняться партнёрами. Тёмный Лорд положил руку на талию волшебницы, и даже сквозь тонкую ткань платья Белла ощущала её тепло, но, несмотря на это, чувствовала, что не испытывает к Волдеморту былого влечения, потому что единственным человеком, к которому сейчас тянулось сердце Беллы, был её муж.

Все, кто в этот момент наблюдал за этой парой, могли ясно видеть то, чего не замечали ни Волдеморт, ни Белла: Тёмный Лорд влюбился в красивую, но уже много пережившую, молодую женщину, которая однажды спасла ему жизнь.

Потом танцы закончились, и наступило время торжественного банкета, поздравительных речей и тостов, которые показались Белле ещё более скучными, чем сама свадебная церемония. Волшебница развлекала себя тем, что пила шампанское..... пока Тёмный Лорд не отобрал у неё очередной бокал, заявив, что с неё довольно спиртного.

Такое внимание господина к ней могло показаться Беллатрикс очень милым, если бы к этому времени она не была пьяна. Но, поскольку выпила волшебница достаточно, то потребовала, чтобы Волдеморт вернул ей бокал с шампанским, а, когда маг отказался, направила на него волшебную палочку.

Волдеморт никак не ожидал подобного поворота, как и того, что званый вечер грозил закончиться схваткой прямо перед “сливками” чистокровного волшебного общества, собравшегося на свадьбе Рабастана и Алекто. Но это ещё полбеды.

Беллатрикс явно переборщила с выпивкой. Волшебница невнятно произносила заклинания, что непредсказуемо сказывалось на результатах. Волдеморт был вынужден не только защищать себя, но и следить, чтобы очередное нестандартное проклятье леди Лестрейндж не угодило в кого-нибудь ещё. Никто не вмешивался в дуэль, чтобы помочь ему усмирить Беллу, волшебники застыли от ужаса: большинство из них никогда бы не согласились драться против Беллатрикс в поединке, несмотря на то, что сейчас та была пьяна.

Сегодняшняя тактика Волдеморта против Беллы отличалась от всех тех схем, которым он следовал ранее. Лорд послал в волшебницу Сногсшибатель и выругался сквозь зубы, когда Беллатрикс играючи отразила его.

Единственное, что Лорд мог сделать в такой ситуации, это... чёрт, рискованно, но...

Он бросился вперёд, легко уклонившись от неловко посланного в его сторону проклятья, обхватив Беллу рукой вокруг талии, притянул к себе... и аппарировал.


Глава 25. Серая заря

Белла проснулась на следующее утро в спальне Тёмного Лорда с ужасной головной болью и ощущением сухости во рту. Женщина огляделась: самого волшебника не было ни в постели, ни даже в комнате.

Встав, чтобы пойти поискать его, Беллатрикс заметила, что розового платья (которое она вчера надевала на свадьбу), на ней уже не было, его заменяла ночная рубашка. Женщина удивилась, она не помнила, чтобы сама переодевалась, вероятно, кто-то переодел её. Прежде чем спуститься вниз, она заглянула в ванную комнату и прополоскала рот.

Тёмного Лорда она нашла в библиотеке: он сидел в своём любимом кресле у окна и снова читал “Сновидение”.

— Что произошло вчера ночью? — спросила Белла.

— Думаю, это очевидно, — коротко ответил маг, не отрывая взгляда от книги.

— Единственное, что очевидно, это моё чёртово похмелье, значит, вчера я напилась! Но... Что случилось?!

Заметив панические нотки в её голосе, Лорд поднял голову.

— Что ты помнишь? — нахмурившись, поинтересовался он.

Мгновение Белла размышляла.

— Помню, как мы танцевали, а дальше — ничего.

Волдеморт отложил “Сновидение” в сторону.

— Иди сюда.

Волшебница подошла и присела к нему на колени, Лорд обнял её, и она спрятала лицо у него на груди.

— Что случилось? — со страхом повторила она.

— О, Белла, — выдохнул Волдеморт, прежде чем приступить к изложению событий минувшего дня. — Ты действительно переборщила со спиртным, и, стоило нам аппарировать домой, тебя вырвало. После этого ты впала в истерику, а немного успокоившись, попросила у меня зелье для сна без сновидений, и я дал его тебе, не подумав, какие проблемы оно может вызвать...


— И какие же?

Лорд помолчал, прикидывая, стоит ли говорить ей.

— Ты описала постель.

— Я что? — вскинулась Беллатрикс. Как же неловко... Это было намного хуже, чем если бы она устроила скандал на свадьбе своего родственника.

— Ну, из-за выпитого спиртного и принятого зелья ты спала слишком крепко, и не смогла проснуться в нужный момент, чтобы сходить в туалет... Мне пришлось переодеть тебя и перенести в свою спальню.

— И вы были со мной всю ночь? — мягко спросила волшебница.

— Да, — подтвердил Волдеморт. Хотя, если быть точным, он находился рядом как весь вчерашний день, так и сегодняшнее утро.

— Я так сожалею, — прошептала Белла. Лорд уловил дрожь в её голосе — она снова собиралась заплакать.

— Всё в порядке, — тихо произнёс он, погладив её по спине. — Я тоже виноват, мне нужно было знать, что не стоило давать тебе зелье, когда ты находилась в таком состоянии.

Вчера Волдеморт думал только о том, как бы успокоить её, поэтому и предложил ей то злосчастное зелье, не задумываясь о том, что может произойти.

— Я... — Белла умолкла и судорожно вздохнула, пытаясь не расплакаться. — Я счастлива, что у меня есть вы, и что вы заботитесь обо мне, — прошептала она.


Глава 26. Чёрная кровь

На следующее утро (начинался двадцатый день пребывания Беллы в доме Тёмного Лорда), Волдеморт спустился на кухню, чтобы приготовить завтрак, и был очень удивлён, обнаружив там Беллатрикс. Она сидела за столом, опустив голову на руки, и походила мученицу.

Услышав, как он вошёл, она сказала:

— Я хочу видеть свою сестру.

— Зачем?

Вопрос вырвался прежде, чем Лорд успел подумать. Он понимал, что не должен мешать её желанию повидаться с родными, а, наоборот, поощрять его, но ему очень интересно было узнать, с чего вдруг ей так захотелось проведать Нарциссу.

— Затем, — пробормотала Беллатрикс, не поднимая глаз.

— “Затем” — это не причина, — отрезал Тёмный Лорд.

Он больше ничего не спросил, чему Белла была очень рада — не надо было судорожно искать приемлемый ответ. Но, тем не менее, она чувствовала на себе его взгляд, и холодок пробежал у неё по спине. Подняв голову, волшебница открыла рот и хотела уже сказать Волдеморту, зачем ей так срочно понадобилось навестить сестру, но не смогла найти нужных слов. Беллатрикс не представляла, как рассказать ему о том, о чём она очень не хотела, чтобы он знал.

Беллатрикс встала и резко отвернулась от волшебника, но он всё равно успел заметить, как её щёки порозовели.

— Мы можем просто пойти? — раздражённо проговорила она.

Что-то было не так, и исправить это “что-то” могла только Нарцисса Малфой. Что ж... Лорд не стал давить на Беллатрикс и согласился доставить её в Малфой-мэнор.


Когда они прибыли в поместье, было ещё очень рано.

Казалось, Нарцисса точно знает, что стряслось с Беллатрикс. Прежде чем кто-то из них успел объясниться, она быстро увела сестру в дом, оставив Тёмного Лорда так и стоять около двери, задаваясь вопросом “что, чёрт возьми, тут творится?”. Собравшись с мыслями, он вошёл в холл и закрыл за собой дверь.

Спустя пять минут к нему присоединилась Нарцисса. Одна.

— А где Белла? — в замешательстве спросил Волдеморт.

— Спит в одной из комнат для гостей, — пожала плечами миссис Малфой.

— Она в порядке?

— Будет в порядке, — немного удивлённо отозвалась Нарцисса. — У неё обычные судороги, такое случается у каждой женщины раз в месяц, но я дала ей обезболивающее зелье. Уверена, после сна Белла почувствует себя лучше.

Вот от чего страдала Беллатрикс! Неудивительно... она так смутилась, что не смогла прямо сказать ему о своей проблеме.


Глава 27. Чёрная боль

— Белла... Белла, просыпайся.

— Что? — сонно пробормотала волшебница, не открывая глаз.

Она почувствовала, как прогнулся матрас, стоило Волдеморту присесть на постель рядом с ней.

— Сейчас почти полдень, ты проспала всё утро, — сообщил ей Лорд. — У Нарциссы почти готов ланч. Она хотела узнать, вдруг ты проголодалась, но побоялась тебя будить.

Беллатрикс распахнула глаза и увидела, что Волдеморт внимательно смотрит на неё.

— Конечно, побоялась, Цисси хорошо меня знает, — проворчала она, очевидно, имея в виду свой непредсказуемый характер, и, поменяв позу, положила голову на колени Тёмного Лорда. — Быть женщиной так жестоко, — вздохнула Белла, проваливаясь в сон.

Двадцатью минутами позже в комнату осторожно вошла Нарцисса.

— Я думала, вы собирались разбудить её, — шёпотом сказала она.

— Я и разбудил, — не потрудившись понизить голос, ответил Тёмный Лорд, — но она снова заснула.

Беллатрикс заворочалась:

— Я не сплю.

— Тогда, может, ты встанешь? — нетерпеливо предложил Тёмный Лорд.

— Нет, — простонала Белла. — Судороги вернулись.

— Принимать ещё одно обезболивающее зелье слишком рано, — покачала головой миссис Малфой. — Оно же вызывает привыкание...

— Знаю, — оборвала её Беллатрикс, садясь на постели, — не надо напоминать мне об этом. Твои наставления, Цисси, вряд ли помогут делу.

— А что ещё применяют в таких случаях? — быстро спросил Волдеморт, надеясь отвлечь сестёр и не дать им поругаться друг с другом.

— Массаж, — вспомнила Нарцисса. — Он иногда помогает.

— Да уж, иногда, — согласилась Белла. Скептицизм в её голосе ясно дал понять — подобное средство она не считает эффективным.

— Перестань ныть, — поморщилась Нарцисса. — Ложись на живот.

Волдеморт поразился, увидев, что Белла сделала именно так, как ей велели, несмотря на явное недоверие к предложенному сестрой методу.

Беллатрикс постаралась расслабиться (насколько в её состоянии это было возможно), ожидая, когда сестра начнёт делать ей массаж, и в тайне надеясь, что он поможет хоть немного притупить боль.

Но тонкие руки с длинными пальцами, коснувшиеся её талии, не принадлежали Нарциссе. Она едва не вскочила с кровати, но почти сразу расслабилась, стоило Тёмному Лорду начать аккуратно растирать её мышцы.

"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"