Нет, сынок, это фантастика

Автор: jesska
Бета:нет
Рейтинг:PG-13
Пейринг:Северус Снейп, Рита Скитер (с Пером), Гермиона Грейнджер, Рон Уизли, Гарри Поттер, Драко Малфой и др.
Жанр:Humor
Отказ:Все права принадлежат Роулинг
Вызов:Британский флаг - 3
Аннотация:Гарри Поттер погиб, и магическая общественность жаждет слышать имя убийцы.
Комментарии:
Каталог:Пост-Хогвартс, AU, Литературные обработки. Пародии, Книги 1-7, Полуориджиналы
Предупреждения:OOC, AU
Статус:Закончен
Выложен:2011-06-14 13:59:15 (последнее обновление: 2011.06.14 13:59:02)
  просмотреть/оставить комментарии
Рита Скитер шла по темному коридору, поглаживая рассерженное Прытко Пишущее Перо. Сегодня им не удалось облить грязью Минерву Макгонагалл, и потому настроение у обоих было безнадежно испорчено. Рита обеспокоенно следила за распушенным хвостом Пера, судорожно сжимая сумочку с компроматом на Северуса Снейпа и досье на пятерых человек, которые предположительно являлись его любовниками (и любовницами).
Тяжелая дверь нехотя отворилась, не преминув отпустить язвительное замечание относительно облупившегося лака на ногтях журналистки.

«Зал встретил журналистов негостеприимно, — обрадовавшись, мгновенно застрочило Перо, — гласности в стране нет! Права граждан ущемляются! В правительстве сидят неучи!»

— Последнее предложение зачеркнуть, — щелкнула пальцами Рита и на всякий случай мило улыбнулась дементору. Тот ощерился и оказался Гойлом, завернутым в мантию.

Министр магии Кингсли Шеклболт восседал на высоком стуле в окружении батальона авроров и взвода Патронусов. Под потолком узилища заметались свечи, наперегонки спешащие занять место в подсвечниках, но по хлопку остановились, выпучив фитильки, и зависли над головами зрителей.

— Простите, извиняюсь, что значит, я вам на ногу наступил? — опоздавший Альбус Дамблдор пробирался к центру ряда. Из коробки, которую он любовно прижимал к груди, как раненого феникса, подозрительно пахло чем-то цитрусово-сладким.

— Запаслись попкорном, Альбус? — подмигнул ему министр и, сцепив руки в замок, потряс ими в воздухе: мол, душой я с вами, а телом вынужден позориться на людях.

— Попкорн — соленая зараза!
Она не вкусная ни разу,
Для организма нужен сахар,
Его употребляйте, на…

«Альбус Дамблдор послал участников заседания! Куда катится современное образование? Стоит ли превращать полеты на метлах и Защиту от Темных искусств в обязательные учебные предметы? Читайте в следующем номере».

Рита посмотрела на Перо с гордостью.

— Мы собрались здесь, в зале суда, чтобы, наконец, после тридцати семи заседаний выяснить, кто же виновен в гибели Гарри Поттера? Лучший друг? Подруга? Однокурсник или враг? Решать вам, уважаемые присяжные заседатели. Мы призвали в бескорыстные судьи всех, кто…

— Как это в бескорыстные? Здесь разве не платят?

— Выведите Флетчера из зала, — буркнул Шеклболт и протер лысину платком. — Я объясню правила в тридцать восьмой раз… Предложения выпить яду не принимаются, Северус. Убить Гарри Поттера мог только умный волшебник, и потому нашей целью является опознание этого негодяя с феноменальными способностями. В результате отборочных заседаний у нас осталось пятеро претендентов на роль убийцы. Кто из них?

— Я угадаю этого подлеца с семи попыток!

— Господа, кто пустил в подземелье Сивиллу Трелони? — Кингсли зашуршал бумагами, словно надеялся найти среди них имя виноватого. — Я же просил! После того, как она предсказала конец света второго мая сего года, я ее побаиваюсь. А уж пророчество о мертвецах, выползших из могилы, и вовсе… Северус, не стоит делать вид, что вас здесь нет. — Снейп хмыкнул. — Начнем по традиции с приветствия!

— Приветствую вас, дорогие мои друзья! — Дамблдор вскочил с места и распахнул объятия. — Наступи-и-ил… новый… тысяча девятьсот… девяносто восьмой… учебный… год!

— Первый обвиняемый, представьтесь! — рявкнул Кингсли, жестом приказав аврорам отнять у Альбуса пакет и отправить его содержимое в лабораторию. — Ваше имя?

— Симус Финниган.

— Семейное положение?

— Встречаюсь с Лавандой «Жаркой амазонкой» Браун.

— Замечательно, расскажите о себе.

— Я приготовил стих, — скромно заявил Симус, а перо застрочило, оставляя кляксы на пергаменте:

«Поэт-романтик, спит сразу с двумя (Лавандой Жаркой и Амазонкой Браун), моральный облик оставляет желать лучшего, кроме того, в школе его часто видели выходящим из спальни Гарри Поттера. Возможный мотив убийства: ревность».

— Моя челюсть упала, как тебя я увидел
Я любил, я жалел, а потом ненавидел…

— Э-э, спасибо-спасибо, переходим к следующему обвиняемому. Мисс Грейнджер!

«Гермиона Грейнджер. Знает все и даже больше. Может назвать, в каком году был построен Хогвартс, хотя сами основатели точно сказать не могли. Принципиально не встречается со слизеринцами. Исключение делает для Драко Малфоя (см. ниже) и Северуса Снейпа (см. там же), потому что — цитирую — «они няшки».

— Мистер Уизли, что вы можете сказать о сложившейся ситуации?

«После продолжительного молчания Рональд Уизли передал приветы родным и попросил выслать ему пятнадцать сиклей на срочные нужды.
На полях/в новости: правда ли, что цена на пакет «шоколадных лягушек» выросла до девятнадцати сиклей?
Мистер Уизли передает еще один привет и просит дослать четыре сикля».


— Добби? — Глаза Кингсли расширились и стали похожи на галлеоны.

«Спортивная колонка. В зале суда проводился чемпионат «Кто кого переглазеет». В безусловные лидеры вырвались министр и домовик. Кто победит? Власть имущие или рабы? Покажет время».

— Бывший хозяин Драко велел Добби занять ему место. Хозяин Драко скоро придет и натянет вас всех, — эльф позеленел от стыда и продолжил: — Хозяин Драко велел передать, что он клал на вас и вашу правоохранительную систему, а также, — Добби вытащил кусок пергамента из-за пазухи и всмотрелся в буквы, — желает вам всем приятного дня и передает привет из жаркой Испании. Вот! — он просиял и поправил сползавший носок.

— Последний обвиняемый, — министр большими глотками осушил стакан с водой и глянул на часы.

— Я не любил Гарри Поттера, — поднимаясь, заявил Снейп под дружное хмыканье и скептическое: «Не рассказывай нам сказки, Принц». — Не любил, признаю, но убить его я бы не смог. Объясню! Я любил девушку с зелеными глазами. Девушка с зелеными глазами — мать Гарри Поттера. Какой вывод напрашивается?

— Почти со стопроцентной вероятностью могу предположить, — затараторила Гермиона, — что вы отец Гарри!

«Как страшно жить! Сенсационное известие: Северус Снейп изощренно отомстил Джеймсу Поттеру за испорченные школьные годы и молчал об этом почти двадцать лет! Читайте в понедельник».

Зрители заерзали на местах, как будто каждый знал страшную тайну, но боялся сказать. И каждый предпочел бы скорее признать Гарри Поттера любовником Снейпа, нежели сыном.

— Первый вопрос. Разминка, — звук гонга разнесся по подземелью и взлетел к потолку. По круглой арене прохромал Аргус Филч, размахивая плакатом с нарисованной цифрой один. — Обвиняемые, что вы можете сказать в свое оправдание? Начнем с вас, мистер Финниган.

— Ахтыжблин.

— Весомо. Мисс Грейнджер?

— Гарри мне был как брат, — она приложила к глазам кружевной платочек, — до сих пор не могу оправиться от горя.

— У вас в сумке нашли билет в Испанию, как вы можете это объяснить?

— Билет попал в сумку, потому что его туда положили, — отчеканила Гермиона, победно улыбнувшись.

— Мистер Уизли?

— Это не я. Откуда у меня деньги на Испанию?

— Снейп?

— Профессор Снейп, — поправил тот, накручивая прядь волос на палец. — И я не скажу ни слова без моего адвоката.

— Второй вопрос, — Кингсли приобрел оттенок подгоревшего баклажана, а Филч прохромал обратно с цифрой два, отчаянно матерясь сквозь зубы, — в каких отношениях вы находились с погибшим?

— Ахтыжблин.

— Мы поняли вашу позицию, мистер Финниган.

— Да я на вас в суд подам за вторжение в мою сумочку!

— Живут же люди! Испания.

— Северус! — Люциус Малфой прорвался сквозь кольцо дементоров, кивнул аврорам и воскликнул: — Ты не сказал ничего лишнего?

— Нет, я вообще мало говорю, но за меня обычно додумывают.

— Люциус, а вы, как я понимаю?.. — министр попытался взять ситуацию под контроль.

— Представитель древнейшего рода Малфоев, владелец Малфой-мэнора, почетный меценат, почти кавалер Ордена Мерлина…

— Это адвокат, — буркнул Снейп, обреченно прикрыв глаза рукой.

— Черт-те что, — выругался Шеклболт и направил палочку на гонг. — Первый этап заседания закончен. Мистер Уизли?

— Испания, блин…

— Вы самое слабое звено. Прощайте, — Кингсли с видимым удовольствием дернул рычаг, и Рон вместе с креслом ухнул в открывшееся отверстие.

Половина зала как по команде схватились за платочки, другая половина, тайком откупорив шампанское, псевдосочувственно прошептали: «Нам он никогда не нравился».
Рита Скитер уселась рядом с Дамблдором и пристроила Прытко Пишущее Перо на соседнем кресле. Сумочка с компроматом на Северуса Снейпа покоилась поодаль, Альбус мурлыкал себе под нос незамысловатую песенку, а полить грязью кого-либо из присутствующих так и не удалось.

«Можно сказать, что жизнь прожита зря», — печально заключило Перо.

— Восьмой вопрос. С кем, по вашему мнению, Гарри Поттер состоял в любовной связи?
Варианты ответов:
а) с Джинни Уизли;
бэ) с Чжоу Чанг;
цэ) ни с кем;
дэ) со мной.

— А-ах! — раздалось из зала, и Прытко Пишущее Перо забегало по пергаменту: «В редакцию поступило сообщение о запретной связи министра Шеклболта с недавно погибшим героем Гарри Поттером. Министр на вопрос: «С кем спал Гарри Поттер?» признался — «со мной». Подробности в следующем комментарии».

— А можно взять помощь зала? — Симус почесал в затылке.

— Уважаемые зрители, с миру по нитке, Симусу — оправдательный приговор. Тыкните в кнопочку, плиз. Итак, девяносто два процента проголосовало за четвертый вариант… Мечтатели!

— Я протестую, — взъярился Малфой, обняв Снейпа за плечи. — Вопрос сформулирован некорректно! Почему нет многовариантного выбора?

— Девятый вопрос, и тридцать сиклей на кону за нейтрализацию надоедливого адвоката, — громко оповестил Кингсли, в надежде оглядывая зал. Его рука нырнула в карман и выгребла несколько серебряных монет, пару липких леденцов и мелкий хлам. — Ремонт среднестатистического особняка министра магии стоит семь тысяч галлеонов. В зале семьдесят пять человек. Сколько денег нужно пожертвовать госпиталю Святого Мунго, чтобы без происшествий выйти из этого зала?


***
Драко Малфой отдыхал в солнечной Испании. Развалившись на шезлонге, он поправил сомбреро и благословил создателя широкополой шляпы. Нос Малфоя безнадежно обгорел на солнце, но это даже к лучшему: шпионы, посланные английским министерством магии, в высоком парне с красным носом вряд ли признают наследника древнего рода. А в том, что сотни шпионов уже вовсю рыщут по Пиренеям, Драко не сомневался, ведь наверняка магическая общественность возмущена его исчезновением.

— Как считаешь, они скоро поймут, что ты, мягко говоря, жив?

— Не-а, — Гарри старательно намазал лицо кремом для загара. — Добби очень убедительно врет.

— А если Грейнджер проговорится?

— Я откупился от нее билетом в Лансароте, — легкомысленно отмахнулся Поттер, потягиваясь. Он втянул воздух сквозь крепко сжатые зубы и, притянув Драко к себе, прижался лбом к его лбу: — Мы кинули всех, Малфой, и это… блин, это так круто.

— Оно всегда звучит круче, чем есть на самом деле, правда? Я запомнил, ага, — Малфой, осклабившись, отпихнул Гарри и натянул на лицо сомбреро.


***
— Двадцать девятый, предпоследний вопрос, — звук гонга разорвал тишину, как тупой топор шейные позвонки.

В зале царила атмосфера обреченности: Альбус Дамблдор с тоской заглядывал в пустой пакет, Перо царапало на последнем пергаменте без особого энтузиазма, двое оставшихся обвиняемых хмуро косились друг на друга под возмущенное бормотание адвоката. Снейп сцепил руки в замок, всем своим видом демонстрируя пренебрежение к окружающим, Люциус активно хлопотал вокруг него, пытаясь одновременно отослать письма влиятельным знакомым, поправить волосы и наказать Добби на непослушание.

— Скандалы, интриги, расследования! Взбодритесь, ребята! — прокудахтал Филч, привычно перебегая с одной стороны зала на другую.

— При каких обстоятельствах погиб Гарри Поттер, и где в этот момент находились вы?

Гермиона прижала платок к глазам и, беспрестанно всхлипывая, спросила:

— Вам кратко или подробно?

— Поподробнее, если нетрудно, — склонил голову министр.

— Первого августа прошлого года мы с Гарри, ну в смысле, с мистером Поттером, покинули «Нору» и отправились по месту его прописки в двенадцатый дом на Гриммаулд плейс…

— Э-э, нельзя ли ближе к делу? Опишите в деталях последний день мистера Поттера, — часы в его кармане хриплым голосом напомнили, что на все про все осталось пять минут.

— Сначала я выпила запрещенное Оборотное зелье, затем мы грабанули банк, прокатились на драконе, словили адреналиновый драйв. Побывали в «Кабаньей голове», вкусно поели, встретились с друзьями и прослушали свежие новости. Одним словом, Гарри умер счастливым, — гордо возвестила Гермиона, но вовремя спохватилась и всплакнула еще разок.

— Профессор Снейп, у нас остается несколько минут, поэтому буквально в трех словах, что вы делали?..

— Упал, зажмурился, уполз! — отчеканил тот. — Так как глаза были закрыты, ничего не видел, — Северус с Люциусом дружно кивнули друг другу и орлиным взором осмотрели сомневающихся в правдивости этих слов.

— А свидетели-и-и? — Дамблдор вылез из-под кресла весь в пыли: поиски затерявшихся сладостей не увенчались успехом, и желание сделать кому-нибудь подлянку усилилось.

«Альбус Дамблдор — фигура в белом или провокатор века? — разбежалось Прытко Пишущее Перо, но было остановлено рукой Риты Скитер. — Жизнь и обманы Альбуса Дамблдора: слэш, трэш и провокация», — мгновенно исправилось оно в надежде получить от хозяйки печеньку.

— Тридцатый вопрос, — переорал зрителей Шеклболт, пролив на пергамент чернила. — И у нас тринадцатый сектор! — возликовал Кингсли. — а это значит, что вопрос задает зритель. Кто самый сме-е-елый? Передайте «Сонорус» на третий ряд.

Человек, похожий на вешалку, поднялся с места, но капюшон откидывать не стал. Длиннопалая рука поднесла к горлу палочку, и высокий голос взлетел под потолок к изумленным свечам:

— У меня вопрос по поводу легендарного пророчества: хотелось бы услышать его полную версию.

— Я! Я знаю, я выиграла, профессор Снейп! — Гермиона сильно изменилась в лице от радости.

— Мы подадим на апелляцию, — взъерепенился Люциус, гордо вскидывая подбородок и хватаясь за шею.

— Старость не радость, — прокомментировала Рита и кивнула Перу, настрочившему: «Люциус Малфой на смертном одре. Сколько осталось до конца?»

— Тот, в чьей власти победить Тёмного Лорда, скоро придет, родится у тех, кто трижды сражался с ним, родится на исходе седьмого месяца. И Тёмный Лорд отметит его как равного, но у него будет сила, неизвестная Тёмному Лорду… и один из них должен погибнуть от руки другого, ни один из них не сможет жить спокойно, пока жив другой. Тот, в чьей власти победить Тёмного Лорда, родится на исходе седьмого месяца… — процитировала Грейнджер и прижала к груди сумку с билетом в Испанию.

— Благодарю, идиоты, именно это я и хотел услышать, — театрально протянул хитрец и снял капюшон.

— Ну ёпт, — всплеснул руками Дамблдор. — Нас развели как последних лохов.

— Профессор Дамблдо-о-ор! — хором протянул зал.

— Ну хорошо-хорошо, нас обманули как несмышленых младенцев, не буду выпадать из образа, но суть-то одна.

— А кто выиграл-то? Кто признан убийцей Гарри Поттера? — влез Люциус, пиная Добби.

— Сказано же вам в пророчестве, дурни, что Поттера Темный Лорд убил, — крикнул Волдеморт, пробираясь к границе антиаппарационной зоны, — а Темный Лорд, если кто-то не знал, один в своем роде, — он раздул остатки ноздрей и выпятил грудь.

— Победила дружба, блин, — Кингсли плюхнулся в кресло и ошарашенно ударил в гонг. — Как в сказке.

— Может ли такое быть? — патетически воскликнул Рон из подполья.

— Нет, сынок, это фантастика, — отмахнулся Шеклболт и заткнул часам рот.

— А мораль? В сказке должна быть мораль, — влез Альбус, отклеивая от подошвы тапочка что-то подозрительное желтого цвета.

— Мораль? — искренне удивился Волдеморт и вынул палочку. — Если вы хотите, чтобы ваше имя боялись произносить, нужно много работать, учиться, учиться и еще раз учиться. Помните! Темными Лордами не рождаются, ими становятся, — и он аппарировал, так и не взглянув на немую сцену.


***
«Постскриптум:
Участники битвы за Хогвартс еще в течение недели будут находиться в состоянии полузабытья. По мнению колдомедиков, подобные меры помогут им оправиться от постстрессовых расстройств. Моделирование желаемых для больных ситуаций способствует удовлетворению внутренних стремлений и, таким образом, благотворно влияет на нервную систему. Из всех участников эксперимента лишь Том Риддл сохраняет адекватные реакции. Обманув целителей и населив сознание окружающих ложными образами, он покинул пределы больницы Святого Мунго и в данный момент находится в бегах. Может представлять серьезную опасность.

Рита Скитер, сотрудник «Ежедневного пророка» и внештатный корреспондент журнала «Колдомедик».


Перо поставило последнюю точку, крутанулось на острие и без сил свалилось на исписанный пергамент.


"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"