Вокруг времени

Оригинальное название:This Time Around
Автор: Disneydoll0424, пер.: Фил
Бета:Nadalz
Рейтинг:PG-13
Пейринг:ГГ/РЛ
Жанр:Action/ Adventure
Отказ:
Аннотация:Гермиона попадает в прошлое, а точнее во времена мародеров. Перед ней очень сложный выбор: изменить мир и спасти родителей Гарри или оставить все, как есть. А тут еще и любовь… Перевод местами художественный =)
Комментарии:
Каталог:нет
Предупреждения:нет
Статус:Замерз
Выложен:2006-07-06 00:00:00 (последнее обновление: 2007.02.25)
  просмотреть/оставить комментарии


Глава 1.

Гермиона Грейнджер привычным движением поправила лямки портфеля, больно давившего на плечи. Она шла с урока Древних Рун, в надежде спокойно провести этот вечер в компании Рона и Гарри. Девушка думала о том, что, конечно, пятый год обучения был сложным, но он ни шел ни в какое сравнение с седьмым курсом. Пятый был просто до смешного прост! Гермиона медленно поднималась по длинной лестнице в башню Гриффиндора. Почувствовав неожиданный толчок, девушка замерла: «Лестницы снова меняют свое положение!» - догадалась она.
Гермиона устало вздохнула. Она и так была слишком утомлена, а тут ещё эти дурацкие лестницы! Грейнджер поспешила вверх по ступеням в надежде, что ещё успеет перепрыгнуть на нужный этаж. Но лестница довольно быстро отъезжала от этажа, и Гермиона уже просто не смогла бы прыгнуть с такой высоты. Наконец, лестница остановилась. Девушка оказалась на седьмом этаже напротив какой-то странной двери. Гермиона вздохнула и, повернувшись, собиралась вернуться в башню Гриффиндора… Но лестница, на которой стояла девушка, верхней ступенькой упиралась в этаж с дверью, а нижние заканчивались в пяти метрах от предыдущего этажа. Грейнджер ничего не оставалось, как снова повернуться и попытаться пройти через дверь. Девушка её легонько толкнула и увидела впереди длинный коридор, тоже заканчивающийся дверью. Любопытство взяло верх над осторожностью.
- Гарри и Рон никогда хорошо на меня не влияли, - пробормотала девушка, шагнув в коридор. На второй двери была надпись: «Астравгох еолшорп юьревд йотэ аз», этот язык был незнаком Гермионе. Девушка осторожно открыла эту дверь, но из-за царящей кругом темноты ничего не увидела.
- Люмос, - Гермиона вытянула вперед палочку и шагнула внутрь. Дверь за спиной захлопнулась и исчезла.
Девушка никого не видела вокруг, но чувствовала, что она тут не одна.
- Ох, - вздохнула Гермиона и ещё раз огляделась вокруг. Она заметила, что неподалеку от неё стоит черноволосый мальчик в круглых очках.
- Гарри! Ты напугал меня до смерти! Что за идиотские шутки?! - Гермиона отерла лоб рукой.
- Я решил проверить все ли с вами в порядке, - отозвался мальчик незнакомым голосом. - И вообще, я не Гарри, меня зовут Джеймс. Джеймс Поттер.
- Джеймс?! – прошептала Гермиона, похолодев от ужаса. - Этого не может быть, - она осела прямо на пол.
- С вами все в порядке? – спросил Джеймс
- Да... наверное
- Я не хочу показаться невежливым, но кто вы?
- Меня зовут Гермиона Гр... Просто Гермиона, - неловко представилась девушка. Гермиона знала, что если это действительно Джеймс Поттер, то она должна быть очень осторожна. Грейнджер была очень умна, но, даже всех её знаний не хватало на то, чтобы понять как она тут оказалась.
- На тебе значок Гриффиндора, - заметил Джеймс, рассматривая Гермиону.
Девушка тоже посмотрела на свой значок.
- Э... Да, - ответила она спокойным голосом, хотя сама начинала паниковать.
- Может, отвести тебя в больничное крыло, - сказал Джеймс, заметив, что Гермиона побледнела.
- Нет, я в порядке, - сказала она, глубоко вздохнув. - Дамблдор! Мне надо видеть Дамблдора.
- Хорошо, я провожу тебя, - Джеймс взял Гермиону за руку и они пошли в глубь коридора. Вскоре Гермиона и Джеймс уже стояли около двери, ведущей в кабинет директора.
- Сливочное пиво, - сказал Джеймс, откуда-то знавший пароль.
Дамблдор сидел за столом и, с выражением неземного наслаждения на лице брал лимонные дольки с тарелочки и клал их себе в рот.
- Извините, профессор.
- Да, мистер Поттер, - Дамблдор улыбнулся.
Джеймс провел Гермиону в кабинет:
- Это Гермиона, я нашел её наверху, - если слова Джеймса и удивили Дамблдора, то он тщательно скрыл это.
- Вы пришли к кому-то из студентов? Странно, я и не знал, что на этой неделе к кому-то приезжают гости.
- Э.. нет, профессор… Могу ли я поговорить с вами наедине? - спросила Гермиона, взглянув на Джеймса.
- Я подожду снаружи, - Поттер направился к двери, поняв намек Гермионы. Девушка дождалась, пока Джеймс выйдет, затем быстро подбежала к директору, схватилась за край его стола и сказала:
- Мне нужна ваша помощь.
- Присаживайтесь, - Дамблдор кивнул на стул. Гермиона села, и директор с интересом посмотрел на нее.
- Я даже не знаю с чего начать, - наконец, сказала девушка.
- Думаю, с самого начала, - ответил Дамблдор.
Гермиона вздохнула и начала говорить. Пока она рассказывала все, что помнила, Дамблдор, не перебивая, внимательно её рассматривал.
- Вы мне верите, профессор?
- Да, - спокойно ответил Дамблдор. - Я достаточно силен в Окклюменции, и сразу понял бы, если б вы мне солгали.
- Значит, вы сможете вернуть меня назад? – спросила Гермиона.
- Это довольно сложный вопрос, я должен подумать...
- Вы не знаете, как меня вернуть?
- Боюсь, что на данный момент не знаю, мисс...
- Грейнджер, - подсказала Гермиона.
- Ну что ж, пока я не придумаю, как вернуть вас назад, вам придется остаться здесь. Как я вижу, вы в Гриффиндоре, - промолвил Дамблдор после небольшой паузы. - Я объясню все профессору МакГонагалл, а Джеймс Поттер пусть проводит вас в башню Гриффиндора.
Гермиона ожидала услышать нечто совершенно другое: она очень надеялась, что Дамблдор сразу вернёт её обратно.
- И ещё, - Дамблдор посмотрел Гермионе в глаза, - думаю, лучше, если вы будете молчать о том, как вы тут оказались. Пусть все думают, что вы просто новая ученица, приехавшая по обмену. Это поможет избежать ненужных вопросов.
- Да, сэр, - кивнула Гермиона.
- Пожалуйста, сильно не беспокойтесь, но, думаю, вы понимаете, что даже малейшая информация, данная не тому человеку, может изменить очень многое и привести к непоправимым последствиям. Будьте осторожны.

Тем временем, Джеймс стоял в коридоре у кабинета директора, прислоняясь ухом к стене в надежде хоть что-то услышать. Он не стал бы потом сплетничать, просто любопытство было не последней чертой его характера.
На этот раз у Джеймса ничего не получилось - он не смог расслышать ни слова. Рядом с Джеймом по коридору ходили ещё три мальчика, но Поттер старался не обращать на них внимания.
- Что это ты делаешь? – громко спросил высокий паренек. Джеймс аж подпрыгнул от неожиданности.
- Ну и напугал ты меня, Сириус, - мальчики засмеялись.
- А зачем ты подслушиваешь около кабинета Дамблдора? - спросил Блэк.
- Я жду кое-кого.
- Кого? – поинтересовался невысокий пухлый мальчик (прим. переводчика – мальчик не был пухлым у Роулинг, он щуплым был, но слово автора фика для меня закон) по имени Питер.
- Да так, одну девушку, - Джеймс покраснел.
- О... Пойду, расскажу Лили, - хихикнул Питер.
- Заткнись, - Джеймс насупился, а мальчишки снова засмеялись, - Я люблю только Эванс. Просто это какая-то новенькая. Я нашел её на седьмом этаже и привел к Дамблдору.
Остальные мародеры заинтересованно собрались вокруг Джеймса, но не успели они задать хотя бы один вопрос, как дверь открылась и из кабинета вышли Гермиона и директор.
- О, мистер Поттер, мистер Люпин, мистер Блэк и мистер Питтегрю. Я вижу, все в сборе, - сказал Дамблдор с улыбкой. - Надеюсь, вы не будете против того, чтобы проводить мисс Грейнджер в башню Гриффиндора. Она останется с нами до летних каникул. Мисс Грейнджер приехала к нам как гость, поэтому не обижайте её. Она семикурсница, и, если я не ошибаюсь, в комнате Лили Эванс есть свободная кровать...
- Да, сэр, - мальчики охотно согласились, с интересом разглядывая новенькую.
- А потом сопроводите её на ужин, - добавил Дамблдор, затем перевел взгляд на Ремуса. - Мистер Люпин, зайдите ко мне в кабинет после ужина.
- Хорошо, сэр, - сказал мальчик с каштановыми волосами. Гермиона посмотрела на молодую копию своего любимого преподавателя Ремуса Люпина. Его лицо не имело резких черт и было очень бледным. Поймав на себе его взгляд, Гермиона застенчиво улыбнулась. Но Люпин не ответил на улыбку, а наоборот, стал выглядеть ещё более огорченным.
«Наверное, сегодня полнолуние», - подумала Гермиона. Сириус и Джеймс, переглянувшись, заговорщицки усмехнулись. Это еще раз подтвердило её подозрения.

Гермиона была очень взволнована. Это невероятно, она идет по коридору с отцом Гарри и его крестным. «Я смогу рассказать Гарри обо всем, что тут видела, когда вернусь», - подумала Гермиона, - «Если вернусь», добавил её внутренний голос.

Когда они дошли до гостиной Гриффиндора, Джеймс остановился у лестницы как вкопанный и промычал:
- Лили спускается.
По лестнице шла красивая рыжеволосая девушка, с удивительно красивыми, зелёными, как у Гарри, глазами.
- Мерлин, Джеймс, ты будешь вопить так каждый раз, когда я спускаюсь?
- Да, - спокойно ответил Поттер. - Вспомни, как совсем недавно, лестница сбросила тебя прямо ко мне в объятья.
Три мальчика и Лили засмеялись, Гермиона тоже усмехнулась, вспомнив, как практически то же самое пытался сделать Рон.
- Мы хотели бы представить тебе новенькую, это – Гермиона, она студент по обмену из...
- Шармбатона, - подсказала Гермиона, вспомнив название школы из Франции.
- Она тоже семикурсница, поэтому будет спать в твоей комнате, - добавил Сириус.
- Очень приятно, - улыбнулась Лили и протянула Гермионе руку.
- Мне тоже, - Грейнджер пожала теплую ладонь девушки.
- Нам пора на ужин, - напомнил Питер.
- Я как раз проголодался, - Сириус подтолкнул Питтегрю к выходу и пошел за ним.
Джеймс взял за руку Лили, Гермиона же пошла вместе с Ремусом.
- Так, вы из Шармбатона? - спросил Ремус.
- Да.
- У вас нет французского акцента.
- Я англичанка, просто родилась не в Лондоне.
- А почему вы учились в Шармбатоне, а не в Хогвартсе?
- Моя мама дружит с директором той школы, - ответила Гермиона, на секунду задумавшись. Гермиона и Ремус некоторое время шли молча.
- Эмм... какие предметы ты выбрала? – спросил Ремус, переходя на «ты».
- Почти все кроме Прорицаний и Маггловедения, - улыбнулась Гермиона.
- Правда? – на лице мальчика впервые показалась улыбка. - А какой твой любимый предмет?
- Древние Руны, а у тебя?
- Защита от Темных Искусств, - тем временем они дошли до Большого Зала, но, даже сев за стол, не прекратили разговор.
- А почему ты отказалась от Маггловедения и Прорицания? – спросил Ремус.
- На третьем курсе я изучала эти предметы, но я была и так слишком загружена! – сказала Гермиона, стараясь не казаться ленивой. - Так что я была вынуждена отказаться от них. К тому же, преподаватель Прорицаний была мошенницей, а нужды в Маггловедении я не испытывала, так как выросла в семье магглов.
- Ты родилась в семье магглов? – удивился Люпин. - Но ты же сказала, что твоя мама дружит с директором Шармбатона.
Гермиона покраснела. «Черт возьми!» - выругалась она про себя.
- Она была магом... но мой папа... он маггл. Я полукровка, - сказала девушка медленно. Ремус ей не поверил, но, возможно, он понял, что и у неё есть свои секреты. Сам-то он тоже кое-что скрывал.
Ужин прошел без происшествий. Мародеры смеялись и шутили, пытаясь развеселить Лили и Гермиону. В конце ужина Ремус поднялся и, извинившись, сказал, что его ждет Дамблдор.
Джеймс поймал его за рукав и прошептал:
- Увидимся позже, Лунатик, - Ремус ответил легкой усмешкой, а после быстрыми шагами вышел из Большого Зала. Питер, Сириус и Джеймс тоже в темпе покончили с едой и выбежали следом за ним.
- Пойдем и мы, - Лили смущенно улыбнулась, взглянув на Гермиону, которая ответила ей теплой улыбкой.
Этот день, определенно, был богат на события и приключения.

Следующим утром Гермиона и Лили, как только оделись, поспешили на завтрак. Джеймс, Сириус и Питер уже сидели за столом, но ничего не ели, а пристально вглядывались в толпу, ища глазами девушек. Лили заняла место около Джеймса, а Гермиона села рядом с Питером.
Впервые за все время Гермиона смогла внимательно рассмотреть мародеров. Она видела фотографии отца Гарри, но они не давали полного представления о том, насколько младший Поттер похож на отца. Сходство было поразительным.
Сириус был не таким, как она его себе представляла. Конечно, не было и той грусти в глазах, как после 12-ти лет проведенных в Азкабане. Семнадцатилетний Сириус был чем-то похож на Билла Уизли. Молодой Блэк был очень красив, Гермиона даже невольно краснела, когда смотрела на него.
Питер разительно отличался от себя в будущем. Гермиона на третьем курсе видела его всего несколько часов, но все же хорошо помнила его испуганное лицо, глаза, полные ужаса. Сейчас же рядом с ней сидел невысокий мальчик, выглядевший моложе своих сверстников. Длинный нос – это, пожалуй, единственная черта, так и оставшаяся неизменной в Питере.
Мысленно Гермиона удивлялась, как из такого спокойного, тихого мальчика, как Питер Питтегрю, мог вырасти убийца и предатель?!
Во время завтрака совы принесли почту. Одна из них приземлилась около Гермионы и послушно вытянула лапу с письмом, которое Гермиона тут же отвязала.
«Мисс Грейнджер,
Сходите сегодня на уроки Чар и Зелий. Семикурсники Гриффиндора проводят вас в нужные кабинеты. Учебники, вы сможете найти в своей комнате. Так как вы остаетесь с нами на неопределенный срок, пожалуйста, сообщите мне, какие предметы вы изучали в своей старой школе. Я позабочусь о том, что бы вы получили все необходимое для занятий.
Профессор А. Дамблдор».
Гермиона посмотрела на Сириуса, тот ей улыбнулся. Но мурашки пробежали у неё по спине, стоило ей подумать о том, что в будущем Джеймс и Сириус умрут, Питер станет убийцей, а Ремус потеряет веру в себя... Гермиона встряхнула головой, стараясь отогнать от себя эти мысли.
- Увидимся на Чарах! – промолвила девушка с улыбкой.
- Но ты же не знаешь, где они... – взволнованно сказала Лили, но Гермиона уже не слышала её.
- А она симпатичная, - задумчиво промолвил Сириус, когда Гермиона вышла из Большого Зала.
- О, да, она замечательная, - добавила Лили. - Я думаю, мы должны пригласить её в Хогсмид завтра.
- Не знаю, Лили, - сказал Джеймс, - нам следует быть более осторожными, особенно, когда Ремус с нами, ведь сегодня полнолуние.
- Мне кажется, ты придаешь этому слишком много значения, - зевнул Сириус. - Она неплохая девчонка, а если бы не её волосы... Короче, я не против того, чтобы она пошла с нами в Хогсмид.
- Просто это странно… Она появляется из ниоткуда, затем внезапно оказывается, что она переведена в Хогвартс… Все это очень странно, – задумчиво сказал Джеймс.
- Мне все равно, - Лили решительно встала. – Я пойду с Гермионой в Хогсмид, а вам решать, идти с нами или нет.
- Не думаю, что Джеймс сможет прожить без тебя хоть день, - засмеялся Сириус.
Джеймс улыбнулся, и четверо друзей пошли на Чары.

День прошел довольно неплохо. Гермиона уже успела привыкнуть к мародерам и Лили. Мать Гарри оказалась одним из самых приятных людей, с которыми Гермионе когда-либо приходилось встречаться. Ремус в этот день не учился. Гермиона увидела его только поздно вечером, когда сидела одна в гостиной, пытаясь доделать эссе по Зельеварению.
- Привет, - сказала Гермиона.
- Привет.
- Ты выглядишь усталым.
- Со мной все в порядке, - Ремус попытался изобразить улыбку. – А что ты делаешь тут одна?
- Пишу эссе по Зельеварению, на следующий понедельник, - Гермиона приподняла пергамент.
- О, не напоминай, я даже и не начинал, - Ремус устало опустился на диван.
- Если хочешь, я могу помочь тебе с ним завтра, - предложила Гермиона.
- Это было бы замечательно! Спасибо.
- Думаю, стоит заняться этим завтра вечером, а сейчас тебе следует лечь спать!
- Ага, - Ремус зевнул. – Но я подожду тебя.
- Как хочешь, - Гермиона улыбнулась и снова принялась писать эссе. Когда все было готово, девушка взглянула на Ремуса. Он крепко спал, лежа на диване.
Она взяла плед с кресла и накрыла им Люпина.
Гермиона ещё раз взглянула на него. Как же он изменился с этих пор в ее времени! Жизнь оборотня, потеря трех лучших друзей наложили на него отпечаток усталости и старости.
Гермиона собрала книги и свитки пергамента и пошла спать, но еще долго не могла заснуть. Её мысли были далеко-далеко. Девушка думала о Гарри и Роне. За полтора года, после смерти Сириуса, Гарри очень изменился, они с Роном часто говорили об этом, но стоило им только намекнуть о чем-нибудь Поттеру-младшему, тот тут же начинал все отрицать.
Другое, о чем думала Гермиона, было то, как Гарри и Рон справляются с домашними заданиями без нее. Гарри, конечно, с энтузиазмом принимался за все, что задавали по ЗОТИ, пожалуй, лучше Гарри Защиту не знал никто, но вот другие предметы...
Лежа в кровати, Гермиона заплакала - ей пришло в голову, что она может предотвратить весь этот кошмар и его последствия...
Она может сохранить жизнь родителям Гарри.



Глава 2.

Гермиона совершенно не выспалась - ей никак не давали уснуть тягостные назойливые мысли. Наконец, около четырех часов утра, девушка твердо решила, что ей следует свести к минимуму свое общение с Лили, Джеймсом, Ремусом, Сириусом и даже Питером, дабы не возникало соблазна рассказать им о том, что случится с ними в будущем. Поэтому, когда Лили предложила прогуляться по Хогсмиду, Гермиона ответила отказом, сославшись на необходимость ещё позаниматься. Лили разочарованно вздохнула, постояла немного в надежде, что Гермиона передумает, а затем, так и не дождавшись другого решения, убежала к мародерам, которые довольно быстро подняли ей настроение.
Гермиона дождалась, пока шумные компании учеников уйдут из школы, а затем тихо вышла из комнаты. Девушке было необходимо побыть одной, и она решила просто побродить по этажам школы, размышляя о том, что сделает в первую очередь, вернувшись в свое время.
Спускаясь по лестнице второго этажа, Гермиона услышала голоса. Говорившие стояли за углом и не могли её видеть, как, впрочем, и она их. Но один из голосов Гермиона тут же узнала.
- Он опять куда-то исчезал, - послышался вкрадчивый, чуть хрипловатый голос Северуса Снейпа. – Интересно, куда это Люпин ходит каждый месяц?
От неожиданности Гермиона потеряла дар речи.
- Да кто ж его знает, - ответил другой человек.
- А я тебе скажу, кто знает, Рудольфус, - сказал Снейп. - Поттер, Блэк, этот мелкий идиот Питтегрю и грязнокровка Эванс.
- И Дамблдор, - добавил ледяной женский голос. Гермиона раньше его точно где-то слышала, но не смогла вспомнить, когда именно.
- Блэк – твой кузен, Беллатрикс, так почему бы тебе просто не спросить его об этом? – предложил юноша, которого Снейп назвал Рудольфусом.
- Никакой он мне не кузен! Моя милая тетя отреклась от него прошлым летом, когда он сбежал из дома, - фыркнула Белла. - Он живет с грязнокровками и этим Поттером.
- Следует проучить изменников, - раздался новый голос.
- Я тоже так считаю, Эйвери, - согласился Снейп. – Они сейчас в Хогсмиде. Может, встретим их и ... - все засмеялись.
Гермиона бросилась бежать. Её колотило от страха. Девушка старалась успокоиться, но в голову настойчиво лезли воспоминания о том, как Сириус говорил им, что Снейп был Пожирателем Смерти, также как и почти все слизеринцы, с которыми он общался.
Гермионе хотелось как можно скорее найти Джеймса и остальных мародеров, чтобы предупредить их, но она не могла себе этого позволить.
«Я не вправе менять пути развития будущего, - твердо сказала она себе. - Если я попытаюсь что-нибудь изменить тут, то что-то, скорее всего, изменится и в будущем… А вдруг от этого Гарри будет только хуже?! Но, с другой стороны, я же могу спасти Джеймса и Лили, Сириуса и Ремуса... О… что бы Гарри сказал мне, если б я предложила ему вернуть родителей?! Ведь он потерял почти всех людей, когда-либо любивших его, а я могу изменить… Изменить все! Я могу вернуть Гарри родителей! Могу!» - окончательно решила Гермиона.
Девушка остановилась около коридора, ведущего к выходу из замка. Если она хочет сохранить жизнь родителям Гарри, почему бы не приступить к этому прямо сейчас?..
Добежав до Хогсмида, Гермиона никак не могла найти ни Лили с мародерами, ни Снейпа со слизеринцами.
«Да где же они!?» – подумала Гермиона. Но вскоре заметила Снейпа: на вид он был младше и выглядел более худым, чем остальные в его компании, но всё его поведение указывало на то, что именно он у них лидер. Он командовал четырьмя парнями и девушкой, одетыми в мантии слизеринцев. Гермиона все ещё не видела мародеров и Лили. «Наверное, они их ещё не нашли», - догадалась Грейнджер и решила последовать за слизеринцами, держась на безопасном расстоянии.
Они прошли магазин «Зонко» и направились в «Три метлы», но мародеров по-прежнему нигде не было. Гермиона, стараясь не упустить слизеринцев из виду, осторожно шла за ними
Наконец, пройдя яркие витрины магазинов и кафе, они подошли к Воющей Хижине. Неподалеку от дома сидели Лили, Джеймс, Сириус, Ремус и Питер. Все пятеро громко смеялись. Гермиона вспомнила слова Ремуса в будущем о том, что для него это было самое лучшее время.
Люпин был ошеломляюще красив, когда смеялся. Такой взгляд, добрый и простой, бывает только у очень хороших людей. Гермиона, не отрываясь, смотрела на Ремуса, забыв о слизеринцах, уже максимально приблизившихся к своей цели.
Шестеро молодых людей, облаченных в изумрудно-зеленые мантии, подняли свои волшебные палочки и нацелили их на гриффиндорцев. Гермиона заметила это и, не успели слизеринцы прошептать заклинание, как она закричала:
- ОСТОРОЖНО!
Джеймс сразу же толкнул Лили и накрыл её своим телом, а Сириус и Ремус моментально вытащили волшебные палочки. Два заклинания пролетели над Поттером и Эванс. Одно из заклинаний попало в Ремуса, другое в Питера, который все ещё пытался вытащить из кармана свою палочку. Питтегрю упал на землю и больше не двигался. Сириусу удалось отклониться от двух летевших в него заклинаний и самому атаковать.
Гермиона вытащила свою палочку и наставила её на слизеринцев :
- Петрификус Тоталус, - заклинание попало в цель и поразило сразу троих. Увидев это, Гермиона спряталась за дерево. У девушки перехватило дыхание, и она медленно опустилась на землю.
Заметив, что трое слизеринцев упали, остальные бежали с поля боя и направились в сторону Хогвартса.
- С тобой все в порядке? – спросил Ремус, опускаясь перед Гермионой на колени. - Ты можешь встать?
- Да, - ответила Гермиона и поднялась, опираясь на руку Ремуса. - Спасибо.
- С ней все в порядке, Рем, - сказал Сириус, отменяя заклинание ватных ног, которым атаковали Питера.
Ремус молча встал, продолжая держать Гермиону за руку.
- Рем!!! С ней все нормально!!! – закричал Сириус другу прямо в ухо.
- О, да! – Ремус будто только очнулся. Он встал, но так и не выпустил ладонь девушки.
- А с вами все в порядке? – спросила Гермиона у мальчиков.
- Снейп ещё пожалеет о том, что связался с нами, - прорычал Сириус.
- Мне жаль, что я предупредила вас в самый последний момент, - сказала Гермиона
- Ты шутишь? – изумился Ремус. - Да ты одним ударом свала троих! Это было впечатляюще!!!
- Нет, я была недостаточно быстра, - Гермиона покраснела.
- Это Розье, Вилкес и Эйвери. Думаю, нам стоит оставить их тут, пока их кто-нибудь не обнаружит, - сказал Джеймс.
- Джеймс, мы не вправе так поступать, они могут пролежать здесь всю ночь, - заметила Лили.
- Думаю, они этого заслуживают, - усмехнулся Джеймс.
- Это только усугубит дело! Не понимаю, почему все мальчишки такие? Вам лишь бы подраться, да силой померяться!
- Лили, но они же первые начали! – закричал Джеймс.
- Надо быть более человечным, в конце концов!
- Не беспокойся Лили, я буду более человечным, как только отомщу Нюниусу, - ответил Джеймс с улыбкой.
- Ты так говоришь уже семь лет! А все ещё не вырос.
- Лили, ты слишком строга, - усмехнулся Сириус.
- Заткнись, Блэк! Вам всем давно пора вырасти! – вспылила Лили и убежала в замок.
Джеймс бросил вслед удаляющейся девушке сердитый взгляд, затем развернулся и вместе с Сириусом и Питером пошел в совершенно другую сторону. Около хижины остались только Ремус и Гермиона.
Они одновременно вздохнули и переглянулись.
- Если хочешь, мы можем вернуться в Хогвартс... – предложил Ремус.
- Ну... если ты этого хочешь, - он все ещё держал Гермиону за руку, и это начинало настораживать.
- Или я могу показать тебе Хогсмид. Ты была тут раньше?
- Нет, - солгала Гермиона.
- Это классное место! Единственная деревенька волшебников во всей Великобритании.
Гермиона кивнула.
- Или все же пойдем в замок? У тебя сегодня был довольно трудный день…
- Нет, со мной все в порядке, просто мне надо бы посидеть...
- Ну, тогда, может, пойдем в бар «Три Метлы»?
- Отлично.

Они сидели за столиком в баре.
Когда Ремус отошел за напитками, Гермиона мысленно отругала себя: «Ну вот, сейчас я подружусь с Ремусом Люпином... Но я никогда не вернусь сюда, а в моем времени ему уже почти 40», - и она грустно улыбнулась своим мыслям.
- Ты какая-то странная, - Ремус поставил на стол Сливочное пиво.
- Нет, я просто вспомнила своих друзей.
- Какие они?
- Просто замечательные! Вы мне очень их напоминаете, особенно Джеймс, он похож на Гарри.
- Гарри? Это твой парень? – Ремус пристально посмотрел на Гермиону.
- Нет, - Гермиона улыбнулась, - он лишь лучший друг. Он и Рон – самые близкие для меня люди...
- Я понимаю. Я тоже чувствую к Джеймсу, Сириусу и Питеру нечто подобное.
- Я знаю, - мягко сказала Гермиона.
- Знаешь? Откуда? – удивился Ремус.
- Я заметила, - быстро сказала Гермиона.
Они посидели некоторое время молча. Затем, Люпин, сделав глоток пива, спросил:
- А как ты узнала, что те люди собираются напасть на нас?
- Я услышала их разговор, гуляя по замку.
- И что они говорили?
- Ничего особенного, Снейп интересовался, куда это вы ходите ночью каждый месяц. А потом они назвали всех вас предателями, потому что вы общаетесь с детьми из семей магглов. Так куда ты уходил прошлой ночью? – Гермионе почему-то хотелось, чтобы Ремус раскрыл ей свой секрет.
- Это не тайна, - Люпин улыбнулся. - Просто моя мать иногда плохо себя чувствует, и я уезжаю домой, чтобы повидать её.
Гермиона кивнула: «А что ещё я хотела услышать в ответ? Он знает меня всего пару дней».
Они просидели в баре несколько часов. Казалось, что Гермиона знает Ремуса всю жизнь. Они говорили о родителях, о школе, о прошлом, точнее, о его прошлом. Гермиона чувствовала, что ее с Ремусом связывает что-то особое… Такого она не испытывала ранее ни к Гарри, ни к Рону.

К тому же, они с Люпином любили читать и их знания часто простирались даже за пределы школьной программы, поэтому найти тему для разговора им было совсем не трудно.
Наконец, когда начало темнеть, Гермиона и Ремус вернулись в замок. Они пришли как раз к ужину. Лили в Большом зале не было, зато Сириус, Питер и Джеймс о чем-то шептались в самом конце стола. Но стоило к ним подойти, как мальчишки сразу замолкли. Казалось, что Сириус и Питер просто не хотят продолжать свой разговор в присутствии Гермионы.

Дни и недели, проведенные с мародерами в Хогвартсе, пролетали для Гермионы совсем незаметно. Она уже привыкла к своей новой жизни, подружилась с Лили, Джеймсом, Сириусом, Питером, а особенно с Ремусом. Дамблдор все никак не мог найти способ, чтобы вернуть ее домой, но Гермиона была настолько погружена в учебу и завалена домашними заданиями, что едва находила время на то, чтобы думать об этом. Да и новые друзья не оставляли времени на грустные мысли.
Она знала, что скоро состоится новый «визит» Ремуса к своей матери. В день перед полнолунием юноша подошел к Гермионе.
- Я снова должен съездить к матери, - грустно сказал он.
- С ней все в порядке? – Гермиона с интересом посмотрела на Ремуса.
- Да, просто немного нездоровится... Она слишком чувствительна к переменам погоды. Я просто хотел тебе сказать, что уезжаю.
- Спасибо, увидимся, когда вернешься, - Гермиона улыбнулась.
Ремус ушел сразу после ужина, а Гермиона с оставшимися мародерами пошла в башню Гриффиндора. Лили и Джеймс помирились, но их отношения оставались немного напряженными: Эванс старалась проводить почти все свое свободное время в библиотеке.
Гермиона посидела немного в общей гостиной, а потом пошла в свою комнату за учебником по Травологии. Поднимаясь по лестнице, она услышала голос Питера:
- Это будет великолепно, Снейп никогда не узнает, кто это сделал!
- Да, - сказал Сириус, - он навсегда запомнит, что не надо связываться с Бродягой, Сохатым, Хвостом и Лунатиком! - Блэк засмеялся.
- Он описается от страха! – к смеху Сириуса присоединился и Питер. - И больше никогда не будет спрашивать, где Лунатик пропадает...
Девушка была взбешена! Идея Сириуса была настолько глупа и опасна. К тому же Гермиона знала, к чему все это приведет – эта затея испортит жизнь многим! Ведь именно этой ночью Снейп попытается увидеть Люпина...
«Я не позволю, чтобы это произошло», - подумала Гермиона. – «Да, Снейп ненавидит Джеймса, но я должна остановить эту глупую шутку Сириуса. Должна! Ради Гарри».
Она быстро спустилась по ступенькам:
- Когда вы рассказали об этом Снейпу? - спросила Гермиона.
- Я не знаю о чем ты, - Сириус невинно улыбнулся.
- Не делай из меня дуру! Когда вы сказали Снейпу, чтобы он шел к Гремучей иве?
Мальчики молчали.
- Черт возьми! Говорите! Вы не представляете себе, какие у вас будут проблемы!
Все молчали, Гермиона посмотрел на Питера:
- Я знаю, что Джеймс попытается сохранить ему жизнь, но вдруг будет слишком поздно? Мы должны предотвратить эти события! Я не позволю, чтобы это повторилось вновь.
- Ты говоришь о... – робко начал Питер.
- Я говорю о вашей глупой шутке со Снейпом! – перебила его Гермиона. - Лили права, он не заслуживает этого.
- Да ладно, - глаза Сириусу злобно сверкнули.
Гермиона в ярости переводила взгляд с одного мальчика на другого:
- А вы думаете, Ремус заслуживает того, что он оборотень?
Все в ужасе затихли, затем Сириус посмотрел на Гермиону и тихо сказал:
- Откуда ты знаешь?



Мне прекрасно известно, что у Роулинг в книгах все школьные мантии черного цвета, а у автора этого фанфика мантии слизеринцев зеленые. Не знаю, может они надели свои выходные мантии для похода в Хогсмид, а может и нет. – Прим. Переводчика и беты.




Глава 3.

Гермиона в ярости переводила взгляд с одного мальчика на другого:
- А вы думаете, Ремус заслуживает того, что он оборотень?
Все в ужасе затихли, затем Сириус посмотрел на Гермиону и тихо сказал:
- Откуда ты знаешь?
Но девушка больше никого не слушала, она повернулась на каблуках и быстро вышла из комнаты. Гермиона побежала к Гремучей иве, но Снейпа там не было. Затем в голову девушки пришла ужасная мысль, что, возможно, Снейп уже там. «Может, никто и не собирался его спасать? Может, это я должна помочь ему?»
Гермиона решила спуститься вниз и посмотреть. Она не нашла ни одной подходящей палки, которой смогла бы дотронуться до останавливающего Иву сучка, и поэтому решила попытаться пробраться в туннель без ее помощи. Ива начала бить ветками по земле, стараясь попасть по девушке, но Гермионе удалось довольно ловко отпрыгнуть от хлестких прутов. Одна ветка все же ударила по плечу девушку, которая, несмотря на боль, смогла изловчиться и прыгнуть в яму у корней дерева.
Ива сразу же замерла. Гермиона прошептала: «Люмос», - и на конце её палочки появилось слабое сияние, осветившее часть длинного туннеля.
- Снейп, ты тут? – позвала она, стараясь поподробнее вспомнить этот проход, знакомый ей еще по третьему курсу в её времени. Она осторожно двинулась вперед, и постепенно туннель становился все шире и шире. Сердце Гермионы колотилось с бешеной скоростью.
- Проклятье! – выругалась девушка. Ей было не по себе, ведь раньше рядом были Гарри и Рон, а теперь она находилась там совершенно одна. Нет, Гермиона не раз попадала в сложные ситуации, но сейчас она была действительно напугана.
Девушка всматривалась в темноту туннеля.
- Джеймс! Где вы? – прошептала она, чуть не плача. Вдруг послышалось тихое рычание. «Наверно, там Снейп», - решила она. Хотя Гермиона и не любила профессора Зельеварения, все же она никогда бы не простила себе, если б с ним что-нибудь случилось. Поэтому девушка поспешила в глубь прохода. «Если б не Снейп, Гарри умер бы ещё на первом курсе», - в ужасе подумала она.
Гермиона была уже в конце туннеля, когда увидела... оборотня. Она видела превращенного Люпина еще на третьем курсе, но теперь, оказавшись с ним один на один, в темном коридоре, тускло освещенном светом её волшебной палочки, девушка была охвачена неведомым ранее ужасом.
Ремус-оборотень оскалил зубы, и весь будто сжался, готовясь к прыжку. Гермиона закричала и закрыла лицо руками. Неожиданно она почувствовала, что кто-то обхватил её за талию и рывком прижал к стене. Мимо пробежал кто-то еще, явно огромный.
- Уходи, мы его задержим, - услышала девушка голос Джеймса около самого уха. Но Гермиона все ещё пребывала в оцепенении. Джеймс поволок ее к выходу из тоннеля, продолжая придерживать за талию. Он вытащил Гермиону из ямы у корней Ивы и положил на траву. Девушка услышала визг какого-то животного, и звон разбитого стекла.
- Питер, - позвал Поттер, - побудь с Гермионой. Я должен посмотреть все ли в порядке с Сириусом.
Питтегрю послушно кивнул, и сел около девушки. Джеймс исчез в отверстии и вскоре появился снова, на этот раз вместе с Сириусом, у которого вся рука была в крови. Они опустились на землю около Гермионы.
Через несколько минут Питер позвал:
- Джеймс, - он кивнул головой в сторону Гермионы - девушка глубоко, но часто дышала, её трясло, как в лихорадке. Поттер кивнул, снял с себя мантию и укрыл ею Гермиону.
- Пойдем, - сказал он, помогая девушке встать. – Потом ты нам все расскажешь.
Они вернулись в общую гостиную Гриффиндора, которая в столь позднее время уже была пуста.
Сириус сидел на диване, держа на весу все еще кровоточащую руку. Питер сбегал в спальню и принес мокрое полотенце, которым Блэк сразу же обмотал себе руку.
- Это сделал он? – беспокойно спросил Джеймс
- Нет, я немного поранился о разбитое стекло, - ответил Сириус.
- Ясно.
Джеймс сел в одно из кресел напротив Гермионы и в ожидании уставился на неё. Девушка больше не тряслась от страха, но все же старалась не встречаться с юношей взглядом.
- Гермиона, - мягко сказал Поттер. Она посмотрела на него, но все же продолжила молчать.
- Откуда ты узнала?
- Я не могу... – девушка покачала головой.
- Что ты не можешь?.. Почему?
- Я обещала молчать...
- Обещала? Кому?
- Дблдыру, - пробормотала она.
- Кому? – переспросил Джеймс.
- Дамблдору, - произнесла Гермиона более внятно.
- Мне все равно, кому ты и что обещала! – прорычал Сириус, - Говори, как ты узнала о Ремусе!!!
- Я уже сказала: я не могу вам об этом рассказать – так же громко сказала Гермиона.
- Джеймс был прав, ты очень странная....
- Сириус, - Поттер попытался остановить друга жестом.
- Сначала, - Сириус не обратил на это никакого внимания, - ты появляешься из ниоткуда, потом остаешься учиться в Хогвартсе! Потом ты говоришь нам о тайне Ремуса, хотя все в этой комнате знают, что он ничего тебе об этом не говорил! – Сириус угрожающе посмотрел на девушку. - Ты работаешь на Ежедневный Пророк?
- Нет! - возмутилась Гермиона.
- А может, ты работаешь на Него?
Сириус, Джеймс и Гермиона внимательно смотрели друг на друга. Лицо Гермионы было искажено гневом, уж она-то знала, кто тут работает на НЕГО.
Гермиона тратила почти все свое свободное время на то, чтобы узнать как можно больше о Волан-де-Морте тех лет, но, к сожалению, большую часть информации составляли слухи, явно придуманные лишь для того, чтобы испугать публику. Она знала, что Темный Лорд к тому времени успел доставить немало хлопот Министерству Магии, к тому же у Лорда стали появляться довольно многочисленные последователи. Сириус должен был знать это, ведь почти все семейство Блэков было в их числе.
- Да как ты смеешь, - прошептала Гермиона. Никто ничего и сказать не успел, как она прыгнула на Питера и начала его душить. - Он предатель! Вы все мертвы из-за него! Он предатель! Предатель! Предатель! Он убийца!!! - Сириус и Джеймс попытались оттащить её от Питера, но у них ничего не получилось.
- Джеймс, сходи за помощью, - крикнул Сириус, пытаясь удержать Гермиону.
- Я не позволю тебе сделать это снова! – кричала девушка.
В гостиной Гриффиндора поднялся шум, мальчики и девочки выбежали из своих спален.
- Сириус, что ты делаешь?! – воскликнула Лили, пытаясь растащить Гермиону и ребят.
- Лили, отойди подальше - она сумасшедшая! – предупредил Сириус.
- Я не сумасшедшая, - заплакала Гермиона, обняв Лили. Эванс осуждающе посмотрела на Джеймса и Питера.
- Все по постелям! – в гостиную вошел Дамблдор в сопровождении Джеймса. – Все, кроме вас четверых, - директор указал на Питера, Гермиону, Сириуса и Джеймса. Лили нехотя побрела в свою комнату. – Кто-нибудь объяснит мне, что тут произошло? – Ребята молчали. - Мисс Грейнджер? – В ответ Гермиона лишь смущенно посмотрела на директора. - Сириус, что с твоей рукой?
- Я порезался о стекло, - легко солгал Блэк.
- Действительно?
Сириус молчал, с невозмутимым видом рассматривая свои ботинки.
- Мальчики, вы можете идти спать, - Мародеры направились в свою комнату, оставляя Гермиону и Дамблдора наедине.
Директор посмотрел на девушку:
- Мистер Поттер сказал, что вы бились в истерике, но в данный момент я вижу, что с вами все в полном порядке.
- Да, теперь все хорошо, сэр, - ответила девушка.
- Что же с вами случилось?
- А можно я не буду отвечать, сэр?
- Почему?
- Я не могу сказать вам правду, но и лгать тоже не хочу.
- Ну что ж, не буду вас заставлять. Если вы не можете, то не надо. Идите спать.
- Эмм... сэр, вы все ещё не знаете, как меня вернуть в будущее?
Дамблдор грустно посмотрел на ученицу:
- Думаю, нам надо отложить этот разговор до утра.
- Профессор, я не могу оставаться здесь больше, - в отчаянии произнесла Гермиона. - Я должна сказать вам, что я совсем не хочу изменять будущее, но я знаю, что произойдет с Лили, Джеймсом, Сириусом, Питером и Ремусом. Думаю, что сегодня вечером, я изменила временную нить... Боюсь, если останусь тут, я изменю её ещё больше. Может, мне все же стоит предупредить их всех?
Дамблдор взял Гермиону за руку и сел на диван:
- Мне жаль, мисс Грейнджер, но мне кажется, я не смогу вернуть вас назад.
- Что? – прошептала Гермиона.
- Возможно, вам придется остаться тут навсегда.
Гермиона медленно встала.
- Вы знакомы с маховиками времени?
- Да, я использовала один на третьем курсе.
- Значит, вы понимаете, что можете вернуть свое время, то есть нагнать свое будущее. К несчастью, я не могу найти ваш жизненный путь в будущем, потому как он находится в прошлом. Но я хочу повторить – не пытайтесь изменить ход времени. Вы несете на своих плечах груз серьезной ответственности, будьте более мудрой и не идите на поводу у чувств. Я знаю, это трудно, но хотя бы попытайтесь. Если вам что-то понадобится, двери моего кабинета всегда открыты для вас, - Дамблдор пристально посмотрел на Гермиону.
Девушка еще долго сидела в гостиной после ухода директора, потрясенная услышанными словами. Неужели она никогда не увидит Рона и Гарри, никогда не встретится со своими родителями... Все, кого она любила, могут остаться для неё навсегда в прошлом…
Гермиона не пошла в свою комнату, и до пяти часов утра просидела в гостиной, потом решила прогуляться около озера. Неподалеку от замка, она увидела домик Хагрида. В этом времени она видела полувеликана всего несколько раз: он исполнял обязанности лесника при школе. Но Гермиона не поддалась первоначальному порыву пойти к Хагриду, потому как не хотела ничем больше рисковать. Девушка чувствовала себя безумно одинокой.
Гермиона стояла у озера и о чем-то думала, когда заметила Дамблдора, направлявшегося к Гремучей иве. Он обошел дерево и исчез в яме у его корней. Минут через пятнадцать директор снова появился, вместе с заметно уставшим Люпином. Гермиона, увидев его измученное лицо, подумала о том, как много сил отнимает у Ремуса трасформация.
Гермиону не ужасала мысль о том, что сегодня Ремусу расскажут о прошлой ночи, она была слишком утомлена для этого. Ей не хотелось сейчас ни с кем встречаться: ни с Джеймсом, ни с Сириусом, ни с Питером, ни с Лили, ни, тем более, с Ремусом. Она совершенно не желала столкнуться с директором или профессорами, ей лишь хотелось побыть одной. Совсем одной.
Немного подумав, Гермиона решила пойти в Воющую Хижину: никто не будет искать её там, и ей, наконец-то, удастся побыть в одиночестве. Довольно удачно пробравшись мимо веток дерева, которые старались не пустить её, девушка прыгнула в яму.
- Прохождение мимо Ивы дается мне с каждым разом все лучше, - усмехнулась Гермиона, скользя вниз по туннелю. Вскоре она уже стояла в небольшой комнате Воющей Хижины. Девушка осмотрелась: мебель была сломана, стекла разбиты. В углу стояла кровать, на которой сидел Рон, когда они на третьем курсе впервые побывали тут. Воспоминания нахлынули на Гермиону, и она легла на кровать, закрыв голову руками. Вскоре девушка уснула.



Глава 4.

Ремус тщетно пытался уснуть, лежа на кровати, в больничном крыле. Но этому слишком мешали мысли о событиях прошлой ночи. Он старался вспомнить, что именно произошло, но не мог. С тех пор, как его друзья стали анимагами, ежемесячные ликантропные перевоплощения проходили намного веселее. Но в этот раз было что-то не так, как обычно, и это пугало.

Он знал, что в хижину кто-то приходил, но это точно не был один из мародеров. Запах этого человека был определенно знакомым, но Ремусу никак не удавалось вспомнить, кому он мог бы принадлежать. Потом, как Люпин помнил, он дрался с каким-то большим животным, это был либо Сириус, либо Джеймс. Может быть, он покалечил кого-то из них? От этой мысли Люпин пришел в ужас. «Я должен узнать, что произошло!» - твердо решил он.

Ремус сел на кровати и огляделся - рядом никого не было, мадам Помфри, должно быть, находилась в своем кабинете. Дамблдор всегда просил Ремуса провести день после полнолуния в больничном крыле, чтобы мальчик мог восстановить свои силы после трудной ночи, но в этот раз Люпин просто не мог бездействовать. Он ещё раз посмотрел на прикрытую дверь кабинета мадам Помфри и тихо выбежал из больничного крыла.

Ремус нашел своих друзей по дороге на урок Чар:

- Нам надо поговорить, - твердым, уверенным голосом сказал он.

- Но мы опаздываем на Чары, - заметил Питер.

- Прогуляйте их, - оборвал его Люпин.

Джеймс и Сириус обеспокоено переглянулись, но все же пошли с Ремусом в свободный класс, чтобы поговорить.

- Я хочу знать, что произошло вчера ночью, - сказал Люпин. - Что-то случилось? Я убегал от вас?

- Нет, - спокойно ответил Джеймс. - Ничего такого не было. Ты же знаешь, мы бы не позволили тебе сделать что-нибудь в таком духе.

- А что же произошло? – Ремус нервничал. - Я помню, что дрался с кем-то...

- Это долго рассказывать... – сказал Сириус мрачно. – Ну... В основном, это моя вина, - Сириус и Джеймс сделали все возможное, чтобы хоть как-то смягчить впечатления от событий прошлой ночи, Питер тоже вставлял словечко время от времени. Когда они закончили, Сириус добавил:

- Мне действительно жаль, Лунатик, я переборщил.

- Все нормально, Бродяга. Я понимаю, вы просто не подумали о последствиях.

- Нет, не нормально! Она могла увидеть, как мы превращаемся в животных, и это означало бы конец нашей тайне.

- Так, с ней всё понятно, хватит об этом. А что со Снейпом?

- Джеймс остановил его прежде, чем он дошел до Ивы. Мы изменили ему память так, что он забудет обо всем, что связанно с этой ночью. Вот только, пока мы занимались Нюниусом, Гермиона успела оказаться внизу.

- Как она узнала? – нервно спросил Ремус.

- Она занимается черной магией! – пропищал Питер.

- Нет, не может быть, - Люпин покачал головой.

- Я знаю, что все мы полюбили её, особенно ты, Ремус, но вчера вечером... Она действительно удивила нас, - начал Сириус. - Она говорила что-то о Питере... Мы не рассказывали Джеймсу, так как не хотели, чтобы об этом слышала Лили.

- Она сумасшедшая! – всхлипнул Питер. - Она набросилась сначала на Сириуса, а потом и на меня. Кричала, что я убийца!

- Она не набрасывалась на меня, Хвост, - перебил Сириус. - Она ударила меня, но не накинулась, как на Питера! Да и то, просто потому, что мы с Джеймсом пытались растащить их.

- Да! Я же говорю, она сумасшедшая! – настаивал Питер.

- Нет, это неправда, - не согласился Ремус.

- Почему ты нам не веришь? – спросил Джеймс

- Всё просто, она специально прикидывалась милой девочкой, - предложил свою версию Питер.

- А на самом деле вытягивала из нас информацию, - продолжил за ним Сириус.

- Но, - Ремус был поражен, - она хотела спасти Снейпа, не допустить, чтобы он увидел меня. Она спустилась вниз, хотя прекрасно знала, что там я! Она рисковала жизнью, чтобы сохранить мою тайну.

- Но почему она пошла вниз? Она могла подождать Снейпа снаружи, – заметил Джеймс.

- Она боялась, что ты придешь слишком поздно, - прошептал Сириус.

- Что?

- Мерлин, я, кажется, понял. Я не говорил ей, что хотел спасти Снейпа, поэтому она обвинила во всем Питера, назвав его убийцей. Она боялась, что Джеймс не успеет.

- Да, - подтвердил Хвост. - Но она сумасшедшая!

- Заткнись, Питер, - процедил Ремус. - Что ещё она говорила?

- Она говорила, что хочет предотвратить события... что не хочет, чтобы это повторилось снова, - попытался вспомнить Сириус, взлохмачивая свои черные волосы.

Ребята уставились друг на друга, никто из них не понимал, что бы это могло значить.

- Где она сейчас? – спросил Ремус, но мародеры только пожали плечами в ответ.

- Её не было сегодня на завтраке, - добавил Джеймс.

- Она вернется, в конце концов, - уверенно сказал Сириус.

Мародеры полностью пропустили Чары, но пошли на Зельеварение, а потом на обед. После они посидели в общей гостиной Гриффиндора, в шесть пошли на ужин, но Гермиона так и не появилась.

- Вы не знаете, где Гермиона? – спросила Лили, садясь рядом с мальчиками.

Сириус, Джеймс и Ремус обеспокоено переглянулись. Питер мрачно посмотрел на Лили:

- Нет, а ты?

- Последний раз я видела её вчера вечером. Я специально не засыпала, дожидаясь, пока она поговорит с Дамблдором, но она так и не пришла спать. Если вы увидите её, скажите мне, ладно?

- Хорошо, Лили, - кивнул Джеймс.

- А давайте лучше попробуем её найти, - предложил Сириус. - Это я виноват в том, что она пропала. Наверное, думает, что теперь все обвинят её в том, что она работает на НЕГО.

- Хорошо, - согласился Джеймс. - Я схожу пока, возьму свою мантию-невидимку. Мы с Ремусом поищем в подземельях, Сириус и Питер пусть обыщут замок. Лили, а ты посмотри в комнатах для девочек, туалетах и ваннах. Встретимся в гостиной Гриффиндора через пару часов.

Спустя пятнадцать минут Ремус и Джеймс уже шли по подземельям, укрытые мантией-невидимкой.

- Может, стоит поискать у озера? - предложил Ремус.

- Нет, я, кажется, догадываюсь, где она, - прошептал Джеймс. - Ставлю свою новую метлу на то, что она в Воющей Хижине. Я не сказал об этом в Большом Зале, так как подумал, что Гермиона, возможно, не захочет видеть Сириуса и Питера. А вдвоем мы сможем поговорить с ней.

- Хорошая идея, - кивнул Ремус. - Но как мы попадем в Воющую Хижину без Питера? Это будет намного сложнее.

- Ты прав, но мы можем пойти через Хогсмид. Для этого я и взял мантию-невидимку.

Мальчики вышли за пределы замка и поспешили к Воющей Хижине.

- Стой, Рем, - сказал Джеймс. - А как мы попадем внутрь? Дамблдор, наверняка, наложил какое-то заклинание, чтобы туда нельзя было поникнуть со стороны Хогсмида.

Ремус вытащил палочку:

- Думаю, ничего сложного. Алохомора, - окно открылось, и Ремус с Джеймсом залезли внутрь.

Гермиона всё ещё спала. Она лежала на кровати, положив одну руку под голову. Ремус тихо подошел к ней.

- Гермиона, - прошептал он. Девушка не пошевелилась. Он осторожно провел рукой по её лицу, оно было чуть влажным от слез.

- Гермиона, - позвал Люпин громче и потряс её за плечо.

Она медленно открыла глаза.

- Ремус, - Гермиона сонно улыбнулась.

- Да, это я, - он улыбнулся ей в ответ.

- Уходите, - Гермиона заметила, что Ремус не один. - Я хочу побыть одна, - она закрыла лицо руками.

- Мы не уйдем, - сказал Джеймс, подходя ближе. - К тому же ты не можешь остаться тут навсегда.

- Не сомневайся, могу, - грустно ответила Гермиона. - Это происходит с тобой каждый месяц, - Грейнджер посмотрела на Люпина, - мне так жаль тебя.

- Ты должна нам все рассказать, - Джеймс сел на кровать рядом с Гермионой.

- Я не могу этого сделать.

- Ты говорила это вчера, объясняла, что дала Дамблдору слово, - Гермиона кивнула в ответ.

- Но ты должна высказаться, мы же видим, что тебе больно. От этого секрета тебе только хуже, он делает тебя несчастной, - убеждал её Джеймс.

- Ты можешь доверять нам, - произнес Ремус, садясь с другой стороны от девушки и осторожно касаясь её руки. От его прикосновения Гермиона вздрогнула, сердце Ремуса сжалось.

- Я так тебе неприятен, что ты вздрагиваешь, даже когда я просто дотрагиваюсь до тебя?

Гермиона встала и посмотрела Ремусу в глаза:

- Нет, - сказала она твердо. – Ты никогда не был мне противен или неприятен, - девушка опустилась перед ним на колени и взяла его за руку.

Такой жест удивил Ремуса, его рука слегка дрогнула.

- Все это время ты был тем человеком, который помогал мне чувствовать себя здесь, как дома. И все это время, я знала твою тайну.

- Откуда? Пожалуйста, расскажи мне, - попросил Ремус.

- Это связанно с тем местом, откуда я приехала.

- Это связанно с Шармбатоном? – изумленно переспросил Джеймс.

- Нет, я не из Шармбатона. Я учусь в Хогвартсе с первого курса.

- Что это значит? – не понял Ремус.

- Я сейчас всё объясню, - Гермиона вздохнула. - Я из будущего. Из будущего, которое наступит через 20 лет.

- Будущее? – недоверчиво сказал Джеймс. - Если ты не хочешь нам ничего говорить – не надо, но и врать тоже не стоит.

- Я не лгу, и, кстати, я не сумасшедшая, - заметила Гермиона.

- Я не думаю, что ты врешь или что ты сумасшедшая, - осторожно проговорил Ремус. - Но то, что ты сказала - невозможно.

- Да, - согласилась Гермиона, - но всё же я тут.

- Я знаю о маховиках времени, я читал о них в Истории Магии, но ты не смогла бы перенестись на столько лет назад, - продолжил Ремус.

- Я не использовала маховик времени, я даже не хотела переноситься в это время... Я была в Хогвартсе, открыла одну из дверей - и вот я тут.

Джеймс и Ремус недоверчиво переглянулись.

- Я могу это доказать, - Гермиона, рассказав о своей тайне, теперь хотела, чтобы ей непременно поверили. - Во-первых, я знала, что ты, Ремус, оборотень. Ты стал им, когда был ребенком, и поэтому понимал, что путь в Хогвартс для тебя закрыт, но Дамблдор все равно пригласил тебя. И когда тебя зачислили, ты боялся, что если все узнают правду, то с тобой никто не захочет общаться. Но твои друзья узнали и нашли способ, чтобы не покидать тебя в трудные моменты, - Гермиона замолчала. - Мне продолжать?

Мальчики кивнули.

- Во всяком случае, мне кажется, придумали это Джеймс и Сириус, - она посмотрела на Джеймса. - Я сомневаюсь, что Питер как-то вам помогал. Он даже не смог назвать пять отличительных черт оборотня, когда писал С.О.В.

Джеймс от удивления разинул рот, но все ещё с интересом продолжал разглядывать Гермиону.

- Смотрю, я заинтересовала вас, - Гермиона усмехнулась. - На пятом курсе вы уже смогли осуществить свой план.

Джеймс лишь качал головой, слушая Гермиону.

- И знаете что, - добавила Гермиона, - я согласна с Дамблдором: это, действительно, фантастика. Три незарегистрированных анимага на территории школы - и об этом никто не знает.

- Невероятно, - изумился Джеймс. - Что ещё ты знаешь о нас?

- Стой, - вдруг сказал Ремус, - тебе не стоит говорить дальше.

- Почему? – не понял Джеймс.

- Потому, что ей нельзя сообщать нам о будущем слишком много.

- Да, я не могу ничего больше рассказать, - грустно ответила Гермиона.

- Почему?

- Потому, что я застряла тут и не могу вернуться назад, - Гермиона помолчала немного и вдруг заплакала. - Я больше никогда не увижу родителей, Гарри и Рона. У меня теперь никого нет. Никого…

Ремус обнял девушку.

- Мне очень жаль, - сказал он. - Но ты не будешь одинока.

- Да, Гермиона, - добавил Джеймс, - мы позаботимся о тебе.

Гермиона улыбнулась, выскользнула из объятий Ремуса, вытерла глаза рукой, затем подбежала к Поттеру и крепко обняла его. Джеймс неуклюже похлопал девушку по спине.

Гермиона засмеялась:

- Ты обнимаешься, совсем как твой сын.

Джеймс отстранил от себя Гермиону:

- Мой сын?

Она кивнула.

- У меня есть сын?

- Ну, прямо сейчас нет... но будет, - они улыбнулись друг другу. - Он – один из самых замечательных людей, которых я знаю. Как-нибудь потом я расскажу тебе о нём.

- Думаю, пора возвращаться, - прервал их Ремус. - Все нас давно ждут.

- Пойдем.

- И ещё, - добавила Гермиона, - мне кажется, нам не стоит рассказывать об этом кому-либо... особенно Питеру и Лили.

- Почему именно им?

- Я могу рассказать Сириусу? – спросили Ремус и Джеймс одновременно.

Гермиона засмеялась:

- Им просто не надо знать об этом, поверьте мне. Джеймс, ты можешь рассказать Сириусу. Вы с ним такие же друзья как я, Гарри и Рон, а Гарри нам всегда всё рассказывал...

- Гарри? – переспросил Джеймс. - Наверно, это имя ему дала его мать, - Джеймс подошел к окну и выбрался через него, затем помог спуститься Гермионе: - Ты не расскажешь мне, кто она?

- Эмм... есть такие вещи, о которых знать совсем не обязательно.

- Просто ты сама не хочешь говорить, - мрачно заметил Джеймс.

Ремус вылез из окна последним, в руках он держал манию-невидимку:

- Не знаю, уместимся ли мы под ней втроем...

- Не беспокойся, - сказала Гермиона, задорно улыбнувшись, - я уже пряталась под ней с двумя парнями.



Глава 5.

Для Гермионы несколько следующих дней прошли просто замечательно. Грусть и депрессия сошли на нет, как будто их и не было вовсе. Когда бы Джеймс, Сириус или Ремус ни встречали Гермиону, она всегда пребывала в хорошем настроении. После того, как она столько времени провела в Воющей Хижине совсем одна, её старались никуда не отпускать в одиночестве. Даже в туалет или ванну она вынуждена была ходить с Лили. Эванс прилипла к ней как банный лист, и Гермиона подозревала, что это по просьбе Джеймса. Если девушке хоть на минуту становилось грустно, к ней подбегала Лили и обнимала, или Джеймс с Сириусом отпускали очередную шутку. Ремус тоже часто общался с Гермионой, он всегда находил для неё время. Грейнджер была уверена, что Поттер и Люпин ничего не рассказали Лили и Питеру, но они как-то объяснили им её появление в Хогвартсе, что отгородило её от ненужных расспросов. На следующий же день она подошла к Питеру и извинилась. Он простил её, но всё же продолжал смотреть настороженно.

В тот же день к Гермионе подошел Сириус и положил ей руку на плечо:

- Ты ведь из будущего? – прошептал он ей на ухо. – Тогда, может, скажешь, кто выиграет в следующем Кубке мира по квиддичу?

Гермиона засмеялась. Этот вопрос мог означать только одно – Сириус ей поверил, и эта правда не разрушила их дружбу.

За несколько недель до Рождества Джеймс, Ремус и Сириус, прогуливаясь в окрестностях замка, болтали о своей новой подруге.

- А где сейчас Гермиона? – спросил Рем, как можно равнодушнее. Поттер и Блэк переглянулись.

- Она с Питером, - ответил Сириус. - Пытается хоть что-то вбить в его пустую голову. У Хвоста куча заданий по Зельеварению и Чарам, к тому же она хочет, чтобы у него всё получилось на практике по Т.Р.И.Т.О.Нам завтра. Она жутко умная, - Джеймс в подтверждение кивнул.

- Как вы думаете, она ещё что-нибудь расскажет о нашем будущем?

- Кто ж её знает? - пожал плечами Сириус. - Всякий раз, когда я спрашиваю, она говорит, что думает на эту тему.

- Я считаю, что она должна рассказать нам всё о нас. Я хочу знать, как много ей известно.

- Наверное, мы знаменитые люди в будущем, раз она знает о наших подвигах...

- Она знакома с моим сыном, они друзья, - заметил Джеймс.

- Да, - согласился Ремус. - Но я заметил, что она иногда наблюдает за нами, например, когда мы сидим в библиотеке или в гостиной. Думаю, она сопоставляет всё, что знает о нас, с тем, что видит.

- Кстати, - напомнил Сириус, - нам следует остаться в Хогвартсе на Рождество. Вы ведь не хотите оставить её одну?

- Конечно, нет! – ответил Джеймс. - Я написал маме и папе, чтобы они приготовили место для всех нас. Думаю, девушки могут спать в нашей с Сириусом комнате, а нам хватит места и на террасе. Что ты об этом думаешь, Лунатик? Твои родители тебя отпустят?

- Да, - Ремус покраснел. - Я уже сообщил им, что не поеду на каникулы домой.

- Я так и знал, - Сириус засмеялся.

- Что знал? Я просто подумал, что было бы не плохо остаться на каникулы и получше подготовиться к Т.Р.И.Т.О.Нам.

- Да ладно, скажи ещё, что хотел остаться, чтобы учиться, а не ради неё...

- Чтобы учиться, - Ремус покраснел ещё сильнее.

- Перестань, Лунатик, мы и так знаем, что ты её любишь.

- Конечно, я люблю её, как друга...

- Так же как меня? – поддразнил его Сириус. - Но почему-то на меня ты не смотришь с таким обожанием...

- Ну и что, я, вообще, сомневаюсь, что она думает обо мне как-то по-особому, - признался Ремус.

- Ладно, хватит об этом!

- А что касается каникул, я считаю, что это классная идея, провести их у Джеймса, - закончил разговор Ремус и поспешил к замку.

- Что это с ним? – прошептал Сириус.

- Может, он думает... что Гермиона... не хочет... ведь она знает... – заикаясь, начал Джеймс.

- Что?

- Он боится, что она не полюбит его, потому что он оборотень. Что тут непонятного? Может, ты хочешь, чтобы я произнес это по слогам?

Сириус усмехнулся:

- Думаю, твое приглашение на каникулы очень поможет этой парочке. У Ремуса появится возможность пожить с ней под одной крышей около недели, - Джеймс тоже улыбнулся и похлопал друга по плечу.


Оказалось, что к Джеймсу и Сириусу могут поехать только Гермиона и Ремус. Мама Лили посчитала, что такая компания не самая лучшая для её дочки, а миссис Питтегрю просто не захотела отпускать Питера на Рождество, считая, что это семейный праздник.

Всю дорогу до Лондона Джеймс ехал в плохом настроении, скорее всего, из-за того, что его не устраивала перспектива столь долгой разлуки с Лили, и не было никакой возможности что-то изменить. На вокзале Кинг-Кросс, пройдя через платформу 9 ¾, Гермиона снова попала в мир магглов. Девушка бросила быстрый взгляд на семейство Эванс.

Родители и родственники обнимали Лили и приветствовали Джеймса, но всё же среди них был один человек, который совсем не радовался. Чуть поодаль стояла темноволосая девушка с кислым выражением лица. Это была Петунья Дурсль, точнее будущая Петунья Дурсль, а пока лишь Эванс. Гермиона удивилась: тетя Гарри была совсем не такая, как в будущем.

- Гермиона, пойдем. Поттер, мы уходим, - крикнул Ремус другу и, взяв девушку за руку, повел её к улыбающейся семейной паре.

- А Джеймс? – Гермиона оглянулась на Поттера.

- Пусть попрощается со своей Лили. Мерлин, надеюсь, что он закончит до ужина, - Сириус закатил глаза.

- Сириус! – миссис Поттер подбежала к нему и начала тискать его в своих объятиях. Воспоминания снова захватили Гермиону: вот так же встречала Гарри миссис Уизли. Мама Джеймса очень напомнила Гермионе мать Рона, всегда крайне радушно относившуюся к Поттеру-младшему.

- Мальчики, без вас эти четыре месяца в доме было слишком уж тихо, - сказала она.

- Добро пожаловать домой, сынок, - подойдя к компании, сказал Сириусу мистер Поттер.

- Спасибо, сэр. Это просто замечательно - снова быть дома.

- Я вижу, мой сын занят, не мог бы ты представить нас своим друзьям?

- Вы помните Ремуса? – спросил Сириус, указывая рукой на Люпина, и мистер Поттер пожал руку представленному молодому человеку.

- Рад видеть тебя, Ремус.

- А это Гермиона, - Сириус кивнул в сторону девушки. - Гермиона, это родители Джеймса - мистер и миссис Поттер.

- Приятно познакомиться, - Гермиона застенчиво улыбнулась.

- Мне тоже, дорогая, - сказала миссис Поттер.

- Мальчики, почему бы вам не забрать багаж из поезда? А мы пока пойдем к автомобилю. Думаю, вы нас догоните.


Когда они приехали в Годрикову лощину, миссис Поттер, выйдя из машины, сказала Гермионе:

- Пусть мальчики пока займутся автомобилем, а мы можем пойти в дом и познакомиться поближе.

- Хорошо, - Гермиона сразу согласилась, и миссис Поттер провела её на кухню.

- Садись, дорогая, - сказала женщина.

Гермиона села за стол. Это был второй дом волшебников, не считая штаба Ордена Феникса, где она когда-либо бывала. Дом Поттеров был похож на дом семьи Уизли. Кухня в светлых тонах, очень чистая и довольно свободная. Маггловских приспособлений, которые обычно можно встретить в этом месте, тут не было.

Миссис Поттер взмахнула палочкой, и перед Гермионой появились две чашки чая. Женщина села напротив девушки и улыбнулась.

- Спасибо, - Гермиона тоже улыбнулась в ответ.

- Мы рады, что ты приехала. Джеймс сказал, что иначе бы тебе пришлось остаться в школе одной.

- Да, мои родители уехали в Америку, - солгала Гермиона, - а я не захотела.

- Вы жили во Франции?

- Эмм... да.

- И ты училась в Шармбатоне? – миссис Поттер улыбнулась.

- Да, - ответила Гермиона, конфузясь ещё больше.

- У тебя почти нет акцента, - заметила женщина.

- Э... да.

- Мама, - в кухню влетел Джеймс, - мы всё сделали.

- Вы отнесли вещи Гермионы в комнату Сириуса? – спросила она.

- Да. Я тут подумал… Гермиона, не хочешь осмотреть окрестности Годриковой лощины? – предложил Джеймс.

- Сходите, только ненадолго, ужин через час.

- Мы не долго, - уверенно сказал Джеймс. – Пойдем, Гермиона.

- Спасибо, - поблагодарила девушка, когда они вышли из кухни. - В следующий раз я трижды подумаю, прежде, чем отвечать на вопросы твоей мамы.

Джеймс рассмеялся и пошел быстрее. Вскоре на улице к ним присоединились Ремус и Сириус.

- Гермиона, сейчас мы будем показывать тебе окрестности, - скомандовал Джеймс.

- Джеймс! – позвал сына мистер Поттер. Юноша обернулся, удивленно посмотрев на отца.

- Не заходите слишком далеко, - попросил мистер Поттер, и Джеймс кивнул.

Ребята с Гермионой прогуливались по огромной территории, принадлежавшей семейству Поттеров. Небольшой домик стоял на самом краю их владений. Он примостился у самого леса, неподалеку от поляны средней величины.

- Мой прапрадед расчищал это место от леса специально для квиддича, - пояснил Джеймс. - У него даже есть антимаггловская защита.

Зайдя поглубже в лес, они увидели небольшую хижину.

- Дядя и отец построили этот штаб, когда были мальчишками, - сказал Джеймс.

- Штаб? – переспросила Гермиона недоверчиво. - Да тут жить можно.

Девушка всегда знала, что Гарри из богатой семьи, но она никогда не догадывалась, сколько же денег было у него на самом деле.

Ребята продолжали свой путь, пока совсем не стемнело. Над лесом взошла луна – полумесяц. Как будто прочитав её мысли, Ремус сказал:

- Не беспокойся, следующие 13 дней всё будет в полном порядке.

- Я знаю, - нежно сказала она. - Я проверила перед тем, как ехать.

- Ты беспокоилась? – Ремус удивился.

- Нет, я просто хотела узнать, сможешь ли ты хорошо провести Рождество, или это будет больно для тебя.

Ремус отвернулся, пряча улыбку.

- Думаю, пора возвращаться, - сказал Джеймс. - А то мама ждет нас к ужину.

Они повернули в сторону дома. После ужина большую часть вечера они провели в приятных разговорах. Гермиона очень устала, поэтому сразу же заснула, едва коснувшись головой подушки.

Неделя подготовки к Рождеству проходила очень весело. Гермиона старалась, правда безуспешно, заставить мальчиков сесть за книги, но ребята всегда отнекивались, говоря, что после Рождества будет ещё много времени для подготовки к экзаменам. Поэтому Гермиона постоянно упрекала их в несерьезном отношении к Т.Р.И.Т.О.Нам.

- Вы не сдадите экзамен, если не будете учиться, - почти каждое утро повторяла она им за завтраком.

- Нет, мы сдадим, - усмехался Сириус. - Сдадим, правда.

- Ты не сдашь! – сказала Гермиона однажды, стараясь придать своему лицу серьезное выражение.

Сириус озабоченно взглянул на девушку, а Ремус, наблюдавший эту сцену, засмеялся.

- Это неправда, - Сириус пристально посмотрел на Гермиону.

- Может – да, а может – нет, - поддразнила его она.

- Теперь я точно знаю, что ты говоришь неправду, - сказал Сириус.

- Гермиона, Т.Р.И.Т.О.Ны – часть учёбы в школе, - сказал Джеймс. - Мы же сдали С.О.В.

- Гермиона, - прервал друга Ремус, - мы обещаем, что будем всё это учить, но после Рождества. Ты должна нас понять, да и тебе, думаю, стоит отдохнуть от уроков.

- Ну ладно, - проворчала Гермиона.

- Он обещал, а мы нет... – прошептал Сириус Джеймсу на ухо.

- Я всё слышу! – Гермиона бросила испепеляющий взгляд на мальчиков.

- Я ничего не говорил, - шутливо оправдался Сириус.

Гермиона промолчала. Ремус был прав, ей тоже необходимо отдохнуть от уроков. В кухню вошла миссис Поттер:

- Чем вы собираетесь сегодня заняться? – спросила она.

- Квиддич, - ответил Джеймс, откусывая тост.

- Гермиона, ты тоже будешь играть? – поинтересовалась миссис Поттер.

- Нет, - сказала Гермиона быстро. - Но я бы хотела прогуляться, повнимательнее осмотреть окрестности.

- Одна? – обеспокоено спросила миссис Поттер.

- Я не знаю... – медленно ответила девушка.

- Я пойду с ней, - перебил её Ремус. Джеймс и Сириус подавили смешки, делая большие глотки чая.

- Если не хочешь, то не надо, - улыбнулась Гермиона.

- Нет, я с удовольствием прогуляюсь, - уверенно произнес Ремус.

- Ну, если так...

Минут через пять все уже встали из-за стола. Сириус и Джеймс, взяв свои метлы, направились к полю для квиддича. Ремус и Гермиона пошли в противоположном направлении.

- Спасибо, за то, что решил прогуляться со мной, - поблагодарила Гермиона.

- Без проблем.

Они медленно шли по тропинке. Гермиона краем глаза поглядывала на Люпина. Ей нравилось быть рядом с ним, они были так схожи. И её удивляло, как же он изменился за эти двадцать лет. Сириус был похож на себя в будущем, конечно, 12 лет, проведенных в Азкабане, давали о себе знать, но всё же его можно было узнать. Гермиона никогда не видела взрослого Джеймса, но его сходство с Гарри поражало. Сын был просто копией отца. Но Гермиона постаралась не думать больше о Гарри – это было слишком больно для неё.

- О чём ты задумалась? - прервал Ремус её размышления.

- Что? – переспросила Гермиона, Люпин покраснел.

- Ты выглядела настолько погруженной в свои мысли… Вот я и спросил, о чём ты думала.

- Я думала о Гарри, - честно сказала девушка.

- Сыне Джеймса? - скорее с утвердительной, чем с вопросительной интонацией сказал Люпин. Гермиона кивнула в ответ.

- Ты очень скучаешь по нему, - она ещё раз кивнула и немного напрягалась.

- Ты думаешь, что сможешь вернуться? – задал вопрос Ремус.

Она лишь пожала плечами:

- Дамблдор, похоже, так не считает. А если он не сможет меня вернуть, то и никто другой не сможет.

Ремус заметил, что подобные расспросы не нравятся Гермионе, поэтому тактично перевел разговор на другую тему:

- Я часто думал об этом... Джеймс, Сириус, Питер и я - друзья в будущем? Или мы поссоримся и не будем общаться?

- Эмм....

Внезапно он рассмеялся:

- Ты, наверное, хорошо знакома с Годриковой лощиной. Ведь если ты дружишь с сыном Джеймса, значит, часто приезжаешь сюда на летние каникулы. Я думал, что ты расскажешь об этом во время нашей прогулки в день приезда. Держу пари, вы с друзьями постоянно тусуетесь в том штабе.

- Я не думаю, что это хорошая тема для разговора, - смущенно сказала Гермиона.

- Почему? –уставился на неё Ремус.

- Просто плохая идея и всё.

- Ты когда-нибудь расскажешь нам о нашем будущем?

- Не знаю, - честно ответила девушка. - Это может быть опасно. Законы волшебников, связанные с переходами во времени, очень строги.

- Да ладно, всё в порядке, - уверил её юноша. - Ты похожа на человека, который всегда всё делает правильно.

- Да, - сказала Гермиона слегка встревожено. Она вспомнила конец третьего курса, когда они с Гарри вернулись в прошлое, чтобы спасти Сириуса.


«- Гарри, мы должны быть незаметными. Мы не вправе делать что-то, что изменит ход времени, - вспомнила она свои же слова.

- Значит, ты хочешь, чтобы Питтегрю удалось уйти снова? - ответил ей тогда Гарри».


- Гермиона, - Ремус легонько потряс её за плечо. - О чём ты задумалась на этот раз?

Девушка уставилась на Люпина, вспоминая, какое решение приняли тогда они с Гарри. Они решили не искать Питера. И ровно два года спустя Сириуса убили. Девушка часто задавалась вопросом: а правильно ли она поступила тогда, ещё на третьем курсе?

- Знаешь, - наконец сказала она, - правильное решение не всегда бывает понятным. Иногда оно влечёт последствия, которых хотелось бы избежать.

- Я не понимаю тебя.

- Неважно, это неважно, - встряхнула головой Гермиона.

Они погуляли ещё с полчаса, но мысли Гермионы блуждали где-то далеко, и она решила вернуться в дом. Ремус сначала хотел составить ей компанию, но Гермиона настояла на том, чтобы он пошел играть в квиддич с мальчиками. Юноша неохотно оставил её одну.

Гермиона бродила по дому Поттеров. Миссис Поттер уехала за покупками на Диагон Аллею, а мистер Поттер был на работе. Неожиданно для себя, девушка нашла маленькую комнатку с длинными массивными книжными шкафами. Гермиона решила взять что-нибудь почитать, она почти любовно провела пальцем по ряду корешков толстых книг в старинных переплетах.

- Гермиона?

Девушка резко обернулась. Неподалеку от неё стоял мистер Поттер. К тому времени она уже успела достать одну из книг и теперь прижимала её к груди.

- Извините, я просто хотела взять что-нибудь почитать...

Мистер Поттер ласково улыбнулся:

- Всё нормально. Можешь брать всё, что тебе понравится.

- Я не знала, что в доме ещё кто-то есть.

- Я только что пришел. Решил поработать дома. – Гермиона смущенно опустила глаза.

- Не буду вам мешать.

- Я не возражаю против твоей компании, можешь почитать здесь, пока мальчики не вернутся.

- Спасибо, - Гермиона села в большое кожаное кресло около камина, а мистер Поттер занял дубовый стол. До прихода мальчиков он работал, а девушка читала.

Вскоре Гермиона услышала, как ребята вбежали в дом.

- Вот и конец нашему спокойному вечеру, - с улыбкой сказал мистер Поттер, убирая бумаги в центральный ящик стола. Гермиона засмеялась и захлопнула книгу, затем поставила её на книжную полку.

- Если хочешь, можешь взять с собой, - предложил мистер Поттер.

- Спасибо, я её уже прочитала.

Мистер Поттер взял книгу, которую читала Гермиона, и покрутил её в руках.

- Алхимия. Ты прочла её так быстро? – переспросил он, приподнимая одну бровь.

- Я интересовалась алхимией, когда училась на втором курсе, - пожав плечами, сказала Гермиона. - «Это было необходимо для оборотного зелья», - добавила она про себя. - Я книжный червь, - пояснила девушка извиняющимся тоном.

- Я заметил, - ответил с улыбкой мистер Поттер, ставя книгу на место. - Почему бы тебе не предложить мальчикам помыться, а потом позвать их к ужину?

Гермиона кивнула и выбежала из комнаты, оставив там мистера Поттера, усмехающегося ей вслед.

Ужин был замечательным. Даже в семнадцать лет ребята не утратили того взволнованного предощущения Рождества.

Гермиона проснулась солнечным Рождественским утром, взяла подарки, которые упаковала вечером, и побежала в гостиную. К её удивлению, мальчики уже сидели там.

- Счастливого Рождества! – сказали они по очереди.

- Счастливого Рождества! – ответила Гермиона с улыбкой.

- Отлично. Гермиона, давай разворачивать подарки! – сказал Джеймс.

- Подожди, а разве не надо подождать твоих родителей?

- Они будут спать вечно, - заскулил Поттер.

- Когда ты так говоришь, тебе не дашь и одиннадцати лет, - засмеялась Гермиона.

- Ну ладно. Но давай, хотя бы, откроем те, что ты нам сейчас подаришь! – не отступал Джеймс.

- Хорошо, - неохотно согласилась Гермиона, раздавая подарки Сириусу, Джеймсу и Ремусу, те тут же зашуршали обертками.

- Если вам не понравится, скажите сразу. Только не лгите.

- Они великолепны, Гермиона, - сказал Сириус, рассматривая свой свитер.

- Правда?

- Да, - улыбнулся Джеймс.

- Я очень старалась, делая их.

- Ты сделала их сама? - засомневался Сириус, девушка кивнула. - Я не знал, что ты умеешь вязать...

- Да, сначала у меня получалось ужасно. Но потом на пятом курсе, когда я вязала шапки и шарфы для домовых эльфов Хогвартса, я научилась делать это намного лучше.

- Шапки и шарфы для эльфов? – переспросил Джеймс.

- Да, для моей организации ГАВНЭ.

- ГАВНЭ? Что за ерунда? – Сириус усмехнулся.

- Это не ерунда. Так называлась Гражданская Ассоциация по Восстановлению Независимости Эльфов.

Джеймс и Сириус переглянулись.

- Неважно, - буркнула девушка и посмотрела на Ремуса. - А тебе понравилось? Я правильно выбрала цвет? Я просто думала, что синий под цвет твоих глаз...

- Спасибо, Гермиона, Это замечательный свитер, - мягко перебил её Люпин. Девушка просияла. Ремус достал что-то из-за спины.

- А это от меня, - сказал он.

Гермиона догадалась, что это книга. Девушка разорвала оберточную бумагу, затаив дыхание.

- История Хогвартса, - прошептала она.

- Это не новая книга, но, насколько я помню, ты говорила, что твоя самая любимая. Раньше она принадлежала мне...

Она провела рукой по книге, затем обняла Ремуса.

- Да книга – моя любимая, - сказала она. - Спасибо.

Они обнимались довольно долго, поэтому, когда Ремус отстранился от Гермионы, Сириус и Джеймс уже открыто усмехались, глядя на них.

- Мы тоже кое-что приготовили для тебя, - сказал Джеймс. - Но это кое-что мы не могли взять с собой... Так что, нам придется туда пойти...

- Я думаю, мы отправимся туда после завтрака, - добавил Сириус.

- Что вы задумали? – прищурилась Гермиона. Сириус и Джеймс хитро захихикали.

- Не волнуйся, тебе понравится, клянусь, - сказал Джеймс.

Часа через четыре они, одевшись в самую теплую одежду, пошли на задний двор, где одиноко стоял зимний сапог.

- Это и есть мой подарок? – усмехнулась Гермиона, подняв и разглядывая обувь.

- Почти, - улыбнулся Сириус.

Гермиона поёжилась от холода.

- У вас замечательное чувство юмора.

- Держись, - сказал Сириус, взявшись за другой конец ботинка. Вскоре Гермиона почувствовала знакомый рывок. «Ботинок – это портал», - догадалась Гермиона. Когда они оказались в нужном месте, Ремус успел подхватить девушку, чтобы она не упала.

- Как вы сделали портал? – спросила она.

- Есть способ, - важно сказал Сириус.

- О, пожалуйста, скажи мне, что это законно, - попросила Гермиона.

- Не беспокойся, у нас есть друг в Министерстве, который работает в отделе магического транспорта, он нам и помог, - объяснил Джеймс.

- Кто? – поинтересовался Ремус.

- Назем, - отмахнулся Сириус.

- Наземникус Флетчер, - в ужасе сказала Гермиона, - теперь я точно знаю, что это незаконно.

- Ты знаешь Назема? - усмехнулся Джеймс.

- Э... немного, - смущенно сказала Гермиона.

- Это очень полезно, иметь такого человека в своем окружении, - сказал Сириус.

- Тебе не интересно, где мы? – перевел разговор на другую тему Джеймс.

- Интересно, - сказала Гермиона.

Джеймс и Сириус, едва сдерживая ликование, потащили Гермиону на небольшую маггловскую улицу с почти одинаковыми домиками с обеих сторон.

Джеймс указал на четвертый дом слева.

- Видишь этот дом? – спросил он. - С дверью цвета персика.

- Да, - кивнула Гермиона.

- Там живут твои родители.

- Мои мама и папа? – прошептала девушка.

- Угу... – кивнул Джеймс, - мы нашли их.

Слезы подступили к глазам Гермионы:

- Как вы нашли их? – прошептала она.

- Ты говорила, что они занимаются зубной практикой, а, зная это, найти их было не так уж и сложно.

- Если хочешь, можем зайти, - предложил Сириус.

- Нельзя… Что мы им скажем?! - покачала головой Гермиона

- Мы с Джеймсом уже всё продумали. Ты можешь спросить, нельзя ли воспользоваться их телефоном. Тебе ведь будет приятно увидеть их.

- Я не знаю, - неуверенно ответила девушка.

- Гермиона, что ты теряешь? – сказал Ремус. - Ты ведь не будешь нарушать тем самым ход времени. Да, и сама прекрасно понимаешь, что тебе хочется увидеть их.

- Хорошо, - согласилась Гермиона.

- Джеймс, и ты, Ремус, оставайтесь здесь, а я пойду с ней, - сказал Сириус, беря девушку за руку и направляясь к дверям дома.

Гермиона с шумом втянула воздух, когда Сириус позвонил в дверь. Высокая светловолосая женщина с такими же вьющимися волосами, как и у Гермионы, открыла дверь. Девушка потеряла дар речи. Это была её мать, но она была всего на пару лет старше самой Гермионы. Видимо, её родители только недавно поженились.

- Простите за беспокойство, мэм, - сказал Сириус, - у нас сломался автомобиль. Вы не позволите воспользоваться вашим телефоном?

- Да, конечно, - сказала она, открывая дверь шире, чтобы впустить Гермиону и Сириуса. - Телефон вон там, - добавила она, указывая Блэку путь на кухню.

- Спасибо, - поблагодарил он, оставляя Гермиону с её матерью наедине.

- Не хотите ли выпить что-нибудь? - предложила женщина.

- Нет, спасибо, - Гермиона постаралась не смотреть ей в глаза. - Мне жаль, что мы отрываем вас от праздника.

- О, не беспокойтесь, - мама Гермионы улыбнулась. - Меня зовут Элизабет. Элизабет Грейнджер.

- Гермиона, - младшая Грейнджер пожала протянутую руку. - Гермиона Гр... э... – Гермиона на секунду задумалась, затем сказала первое, что пришло на ум. - Люпин, - в глубине души, она радовалась, что Сириус этого не слышал.

- У вас красивое имя, - улыбнулась Элизабет.

- Лиз, - в комнату вошел мужчина. У Гермионы перехватило дыхание от вида своего отца в молодости. - О, я и не знал, что у нас гости.

- Дэвид, это Гермиона Люпин. У них с мужем сломалась машина. Он сейчас звонит по нашему телефону...

- О, это так ужасно в Рождество, - сочувствующе произнес Дэвид. - Хотите, чтобы я осмотрел автомобиль?

- Нет, спасибо, - улыбнулась Гермиона, встряхивая копной своих волос. - Думаю, мужу удалось дозвониться в аварийную службу.

Сириус, слушавший их разговор из кухни, бодро вошел в комнату:

- Всё в порядке, спасатели скоро приедут, - он положил руку Гермионе на плечо. - Пожалуй, нам с женой пора идти.

Гермиона улыбнулась, слегка подталкивая Сириуса к выходу.

- Я уверена, что вам будет холодно ждать машины спасателей снаружи, можете остаться, - предложила Элизабет.

Сириус посмотрел на Гермиону, оставляя за ней право выбора.

- Нет, спасибо, - сказала девушка неохотно. - Вы и так были очень любезны, и мы не хотим больше этим злоупотреблять. Нам пора.

- Было приятно познакомиться, - сказал Сириус, выходя на улицу.

- Неужели мы сделали это? - пробормотала Гермиона, когда они уже встретились с Джеймсом и Ремусом. - Мерлин, если бы Дамблдор знал...

- Не беспокойся по пустякам, Гермиона, - улыбнулся Сириус.

- Как все прошло? – поинтересовался Ремус.

- Замечательно, - честно сказала Гермиона. - Мне действительно было приятно встретиться с моими родителями.

- Порт снова заработает через 15 минут, - сообщил Джеймс. - Надо найти безлюдное место, чтобы нас никто не заметил, - они отыскали пустынный переулок и вскоре перенеслись с помощью портала в Годрикову лощину.

Гермиона была безмерно счастлива весь оставшийся день. Миссис Поттер приготовила очень вкусный ужин, и они прекрасно провели вечер, разговаривая и играя в разные игры. Это был самый замечательный и спокойный вечер, который когда-либо у них был.

На следующий день после Рождества Гермиона встала довольно поздно. Она, смущаясь, последней спустилась к завтраку. Миссис Поттер взволнованно ходила из угла в угол, что-то бормоча себе под нос. Грейнджер вошла в столовую.

Мальчики все вместе изучали свежий выпуск Ежедневного пророка.

- Что-то случилось? – спросила Гермиона.

Ребята разом на неё посмотрели. Джеймс постарался спрятать газету.

- Что произошло? – повторила Гермиона, Джеймс неохотно передал ей Пророк. Заголовок гласил:

«Массовое нападение на магглов. 23 человека убиты.

В Министерстве считают, что это самое ужасное нападение на магглов за последние 50 лет. 23 маггла убиты, 47 ранены и взяты в плен Пожирателями Смерти. Пожиратели Смерти – это приспешники Того-Кого-Нельзя-Называть. Тот-Кого-Нельзя-Назвать уже был связан с нападениями на магглов и волшебников...»

Гермиона прекратила читать, газета выпала из её рук. Девушка, в ужасе взглянув на ребят, выбежала из дома.

- Гермиона! Гермиона! Подожди! – крикнул ей вслед Ремус.

Она остановилась недалеко от дома, но не поворачивалась.

- Я понимаю, что ты чувствуешь. Никто не знал, что это случится... – начал он. - Но ты не права, не было способа помешать этому нападению. Никто не знал о том, что это произойдет.

- Никто, кроме меня, - девушка заплакала.

- Гермиона, я понимаю, что ты чувствуешь...

- Ты не можешь этого понять, - сердито сказала она.

- Но мы все расстроены.

- Я не расстроена, - упрямо покачала головой Гермиона.

- Тогда почему ты плачешь? – Ремус повернул её к себе лицом. - Скажи мне, а если не хочешь говорить со мной, скажи Джеймсу или Сириусу.

- Я не хочу говорить об этом, - сказала Гермиона, освобождаясь из его объятий. - Просто ты не знаешь, что это! – девушка сорвалась на крик. - Ты не можешь этого понять! Я начала бороться с Темными Силами, когда мне было всего одиннадцать! Я видела, как люди умирали только оттого, что не хотели встать на Его сторону! Я видела, как из-за этого рушатся семьи, а люди пытаются хоть как-то защититься. Ты расстроился из-за одного нападения, а я жила в мире, где каждый год случается что-то ужасное, а ты стараешься всё равно бороться. Не опуская рук! Но Темных Сил становится всё больше и больше! А теперь это начинается и тут, в вашем времени, и никто не может этому помешать!!!

- Гермиона, ты права, я не знаю ничего ни о твоем прошлом, ни о своем будущем. Но на земле живут и добрые люди, они не дадут победить Тому-Кого-Нельзя-Называть.

- Эти люди уйдут первыми из... – Гермиона грустно покачала головой и тяжело вздохнула. - Каждый раз, когда я смотрю на вас, всё внутри меня сжимается. Знаешь почему? - Ремус с ужасом посмотрел на неё. Он очень хотел, чтобы она продолжала, но в глубине души боялся этих слов. - Просто потому, что я знаю, что будет с вами через 20 лет.

- Я не боюсь будущего, - сказал Ремус. - Пока есть люди, которые любят меня, и которых люблю я. Я буду на стороне добра. К тому же с нами Дамблдор! Пока он на нашей стороне, всё хорошо! Я уверен, ничего страшного не случится, - Гермиона грустно усмехнулась:

- Я хочу тебе сказать кое-что, Дамблдор не может помещать будущему. Он не может остановить смерть или спасти хоть кого-то… Джеймса, Лили, Сириуса... хоть одного....

- Что ты хочешь этим сказать? – Ремус в ужасе отшатнулся.

- Я хочу сказать, что они все мертвы! – голос Гермионы был чересчур тонким.

Гермиона посмотрела на что-то позади Ремуса. Люпин тоже обернулся и увидел Джеймса и Сириуса.




Глава 6.

Сириус втащил Гермиону в спальню мальчиков, Джеймс и Ремус последовали за ними.
Блэк крепко держал девушку за руку, и, как только Джеймс закрыл дверь, зарычал:
- Теперь говори! – он больно сжал руку Гермионы.
- Сириус! – закричал Джеймс, но Блэк не обращал на друга никакого внимания. Он ещё сильнее сдавил пальцы девушки, чтобы она уж точно не могла вырваться.
- Я не шучу, Гермиона.
- Отойди от неё, - Ремус попытался высвободить руку Гермионы из захвата. - Какого черта ты делаешь?
- Я хочу, чтобы она ответила мне на кое-какие вопросы! - закричал Сириус.
- ТЫ хочешь получить ответы ТАК?
- Да, именно ТАК. Она мне всё расскажет.
- Сириус, успокойся, - Джеймс положил руку другу на плечо, но Блэк, поведя плечом, смахнул её:
- Я спокоен.
- Да ты неуправляем! – прокричал Джеймс с яростным блеском в глазах.
- Стойте! – закричала Гермиона. Мальчики разом повернули головы в её сторону. - Пожалуйста, перестаньте! Я не должна была этого говорить. Это было безответственно с моей стороны.
- Ах, безответственно, - Сириус засмеялся, но от его смеха веяло арктическим холодом. - Безответственно то, что ты не рассказала нам этого раньше!
- Это нельзя... я не могла... я не имела права, - Гермиона пыталась правильно сформулировать свою мысль.
- Ты не можешь просто так всё оставить. Расскажи нам, ты ведь сама понимаешь, что должна это сделать, - убеждал её Джеймс.
- Если будущее так ужасно, как ты говоришь, - тихо произнес Ремус, - какой вред ты можешь причинить, рассказав нам всё?
- Я знаю, но боюсь... А если вообще весь мир исчезнет?
- Но ведь он всё ещё существует, а ты рассказала нам уже немало, - Ремус положил руку ей на плечо и глубоко вздохнул. - Что сказал бы тебе Гарри, если б узнал, что ты можешь спасти его отца? – Гермиона опустила глаза, полные слез. У неё было такое чувство, будто Люпин ударил её.
- Ты не вправе так говорить, - ответила Гермиона. Ремус подошел к ней ещё ближе, и теперь стоял совсем вплотную. Она попыталась его оттолкнуть, но он твердо упирался ногами в пол.
- Конечно, не вправе, - согласился Люпин. - Просто, я хочу, чтобы ты поняла, что это не только твой выбор: рассказать нам всё.
Через мгновение она всё же решилась и глубоко вздохнула.
- Что сказал бы Гарри? – повторила она мягко и закрыла глаза, вспоминая конец пятого курса:

«Она проснулась в Больничном крыле, хотя не помнила, как там оказалась. Недалеко от неё на кроватях находились два её лучших друга. Гарри сидел, положив руки на колени и склонив голову на грудь.
- Гарри, что случилось? – тихо спросила Гермиона.
- В вас попали какими-то заклинаниями, - шепотом ответил он. - Но не беспокойтесь, скоро вас отсюда выпустят.
- Нет, я о другом, - девушка покачала головой. - Чем закончилось всё в Министерстве?
Гарри медленно поднял голову.
- Мерлин, кто?… – она мельком посмотрела на Рона, чтобы успокоить себя, затем скользнула взглядом по Больничному крылу. В кроватях лежали Джинни, Луна и Невилл.
- Гарри? – повторила она.
- Орден вернулся, - голос Гарри звучал приглушенно. - Но Сириус ушел навсегда.
Гермиона посмотрела на него и не смогла произнести ни слова.
- Гарри, - выдавила она, от ужаса поднеся руку ко рту. Гермиона пристально посмотрела другу в глаза, она никогда не видела, чтобы его взгляд был столь безразличным. Не говоря ни слова, он встал и вышел из Больничного крыла».

Гермиона оглядела Джеймса, Сириуса и Ремуса:
- Я расскажу вам всё, - сказала она решительно и вздохнула.
- Может, вы сядете? - спросила она, и мальчики расселись. – Я не знаю с чего начать.
- Начни с того места, когда мы умерли, - Сириус саркастически усмехнулся, Гермиона не обратила это никакого внимания, а Ремус бросил на него укоризненный взгляд.
- Вчерашнее нападение было началом, вернее концом начала. Вы все прочитали статью о массовом убийстве магглов. Их убивали в течение десятилетий, но, пожалуй, этот рекорд по численности сохранится ещё надолго. Волан-де-Морт...
- Молчи, - шикнул Джеймс.
- Это глупо бояться имени человека. Я не хочу называть его Сам-знаешь-кто или Тот-кого-нельзя-называть… И я не буду говорить «Темный Лорд». Я не боюсь его имени. Волан-де-Морт! – глаза Гермионы светились гневом. - И никто не запретит мне этого!
Мальчики выглядели немного удивленными. Гермиона продолжила:
- Волан-де-Морт и Пожиратели Смерти начнут набирать силу, и скоро не останется ни одного надежного места, где можно было бы скрыться от них. Даже Хогвартс не так уж и безопасен. Дамблдор создаст Орден Феникса, все вы будете в него входить. Главная задача Ордена – бороться с Темными Силами.
- А как мы узнаем, что Дамблдор уже не создал Орден? – прервал её Джеймс.
- Вы всё равно не можете состоять в Ордене, пока учитесь в школе. Я не знаю, когда именно он будет создан, но это случится довольно поздно. Вам было уже по двадцать к тому времени, - голос Гермионы понизился до шепота. - Умрет очень много людей, и если бы не Гарри...- она замолчала.
- Всё в порядке, Гермиона? - Ремус посмотрел ей в глаза. – Может, тебе надо дать время, чтобы собраться с мыслями?..
Кивнув, она несколько раз глубоко вздохнула.
- Волан-де-Морт был очень могуществен, Министерство – почти разгромлено. Никто не знал кому верить, а кому нет. Семьи рушились.
Гермиона посмотрела в упор на Джеймса:
- Я говорила тебе, что знаю много о вас, потому что дружу с твоим сыном, но я не говорила, что Гарри –единственный уцелевший член семейства Поттеров.
Мальчики ужаснулись.
- Я лично не в курсе, но Дамблдор и Гарри знают, почему Волан-де-Морт решил 31 октября 1981 года собственноручно убить Гарри. Он пришел к вам домой. Сначала он убил тебя, Джеймс, потом мать твоего сына, затем подошел к кроватке Гарри. Но убить ребенка ему не удалось, твоя жена дала сыну защиту – материнскую любовь. Она сохранила Гарри жизнь, а Волан-де-Морт исчез, после того, как произнес смертельное заклятье.
- 1981 год, это меньше, чем через 4 года, - прошептал Джеймс.
- Да, - грустно кивнула Гермиона. - Вы знаете, что такое Непреложный Обет?
Ремус кивнул. Джеймс и Сириус отрицательно покачали головами.
- Это чары Хранения тайны, чары которые невозможно нарушить, - быстро объяснил Ремус друзьям.
- Но если этот секрет был скрыт, как ты о нем узнала?
- Сейчас объясню. Джеймс сказал Дамблдору, что Сириус стал Хранителем тайны...
- Что? Ложь! – вскочил Сириус, Ремус и Джеймс ловко поймали его и усадили на место.
- Успокойся, я ещё не закончила, - прорычала Гермиона. - У тебя ужасный характер, из-за этого ты и провел 12 лет в Азкабане! Ну так вот... – Гермиона сделала вид, что не заметила удивление, отразившееся на лицах мальчиков. - В последний момент Сириус предложил сделать другого человека Хранителем тайны, но всем говорить, что Хранитель он. А настоящим Хранителем стал совершенно иной волшебник.
- Питер? Это был Питер? – спросил Ремус.
Гермиона молчала.
- Это был он, Гермиона?
Девушка неуверенно кивнула.
- Так вот почему ты тогда набросилась на него, - сказал Сириус. - Ты тогда назвала его убийцей, потому что он убил нас всех. Ты хотела спасти нас?
- Не может быть, - перебил Джеймс, - я бы не выбрал Питера Хранителем тайны. К тому же, он наш друг, по крайней мере, я так думал. Нет, я бы выбрал Ремуса...
- Нет, - Гермиона покачала головой, - им оказался Питер.
- Не может быть, - всё ещё не верил Джеймс. Гермиона взглянула на Ремуса, тот был мрачнее тучи.
- Джеймс, но важно не это, - твердо сказала девушка. - Дай мне закончить. Итак, Питер стал Хранителем вашей тайны и сообщил Волан-де-Морту, где вы находитесь. На следующий день Сириус нашел Питера, но всё пошло наперекосяк. Хвост громко кричал, что Сириус предал Джеймса, - Гермиона посмотрела на Поттера. - Потом он устроил взрыв и исчез. Питтегрю убил 12 магглов.
- Что? – в голосе Джеймса звучало отвращение.
- Люди поверили Питеру. Они подумали, что Сириус – сумасшедший убийца, и Питера посмертно наградили Орденом Мерлина I степени. Сириус просидел в тюрьме 12 лет, - Гермиона замолкла, ей было очень трудно говорить дальше. Она присела на диван, а мальчики молча смотрели на неё ещё примерно минут пять.
- Лили его мать, так? – Джеймс первым нарушил молчание. Гермиона ничего не ответила.
- Ты рассказала нам не всё? Просто тебе сложно говорить это, да?
- Просто очень важно, чтобы Гарри родился, а если я скажу, кто его мать, вы попробуете остановить события, - объяснила девушка. - Я не скажу, кто станет твоей женой.
- Отлично, если это зависит от наличия у меня семьи, я буду жить один, - сказал Джеймс. Гермиона пораженно посмотрела на него:
- Джеймс, это сложно объяснить, но необходимо, чтобы Гарри родился! Просто... – она со свистом втянула в себя воздух. - Он удивительный! Я никогда не видела настолько смелого человека. Он к своим семнадцати годам пережил больше, чем любой взрослый в течение всей своей жизни. Он прошел через такие вещи, которые могли запросто сломить обычного человека. Он шесть раз сражался с Волан-де-Мортом и его слугами.
- Шесть раз, - удивленно повторил Ремус.
- Да, - с гордостью в голосе подтвердила Гермиона. - Впервые, когда он только пошел в школу. И так на каждом курсе, - голос Гермионы звучал тихо, будто она говорила сама с собой. - Последний раз ему помогал Рон, если бы не он, было бы уже поздно, - по щекам Гермионы потекли слезы. Мальчики не знали, как реагировать на это, они были потрясены её словами. Гермиона собралась с мыслями и глубоко вздохнула. - Я жива сейчас только благодаря ему. Он не раз спасал меня. И я хочу сказать вам: если я смогу, то подарю Гарри счастливую жизнь с его родителями и крестным отцом. Если мы сможем остановить Волан-де-Морта сейчас, то в будущем Гарри никогда не узнает одиночества, которое преследовало его всю жизнь.
- Но как? – спросил Ремус.
- Мы атакуем Волан-де-Морта первыми, мы не будем ждать нападения с его стороны. Я знаю кое-что важное о том, что случится, и это может помочь нам. Я знаю то, чего не знает ни один человек. Я знаю, кто скрывается под масками Пожирателей Смерти.
- Таков твой план? – спросил Сириус.
- Мы пойдем к Дамблдору, и настоим, чтобы Орден Феникса был создан в самое ближайшее время. Мы не будем ждать окончания школы. Мы начнем бороться уже сейчас, пока ещё учимся.
- Я за, - тихо сказал Джеймс. Гермиона пожала ему руку:
- Я знала, что ты согласишься.
- Мы все за! – Сириус подошел к ним и положил свою руку сверху.
- Да, - Ремус накрыл руку Сириуса своей. - Мы сделаем это вместе.
Джеймс и Сириус вышли из комнаты, чтобы оставить Гермиону и Ремуса наедине. Гермиона была ещё возбуждена происшедшим, но спокойствие Ремуса быстро передалось и ей.
- Ты чувствуешь себя лучше? – спросил Ремус. Гермиона пожала плечами.
- Я догадывалась, что так получится. Понимаешь, я не верю, что смогу вернуться назад, но в то же время осознаю, что это очень жестоко и больно.
- Я понимаю, - сочувствующе произнес Ремус.
- Рон и Гарри были первыми мальчиками, которых я полюбила. Они были моими лучшими друзьями. То же самое ты, думаю, чувствуешь к Джеймсу и Сириусу.
- У меня не было друзей до Джеймса и Сириуса, - произнес Ремус, - никто не хотел дружить со мной.
- Я тоже ни с кем не дружила до Гарри и Рона, - Гермиона рассмеялась. - Я так была увлечена чтением, что люди для меня просто не существовали. Это ужасно.
Ремус мягко засмеялся.
- Не смейся надо мной, - строго сказала Гермиона. - Просто книги понимают меня гораздо лучше людей.
- Я и не смеюсь над тобой, - уверенно произнес Ремус. – Мне знакомо то, о чём ты говоришь. Я сам такой же.
- Да... Мы два сапога пара, - согласилась Гермиона.
- И поэтому мы так хорошо понимаем друг друга.
Оба улыбнулись.
- Я чувствую себя намного лучше, - наконец произнесла Гермиона.
- Прекрасно. Пойдем вниз?
- Иди первым, я скоро спущусь.
- Ты уверена?
- Да, теперь всё будет хорошо.

Мальчики с нетерпением ждали возвращения в Хогвартс, чтобы начать действовать. В последний день пребывания в гостях у семьи Поттеров, Гермиона до ужина не спускалась вниз, раздумывая над грузом ответственности, который взвалила на свои плечи.
- Ты плохо себя чувствуешь, дорогуша? – обеспокоено спросила миссис Поттер за ужином.
- Нет, просто устала немного, - ответила Гермиона.
- Неудивительно, ты всё учишься и учишься, а теперь вы все хотите вернуться в Хогвартс раньше времени.
- Я же говорил тебе, мама, - сказал Джеймс, - для подготовки к Т.Р.И.Т.О.Ну нам нужна библиотека.
- Да знаю я, просто люблю, когда вы дома, - проворчала миссис Поттер.
- Не беспокойся, мы ведь едем в Хогвартс, а там Дамблдор, с нами ничего не случится.
- Я знаю, - миссис Поттер положила руку на плечо сыну. - Просто никак не могу вспомнить, когда ты успел так вырасти, что перестал играться с лягушками и жуками и постоянно таскать в дом всякую пакость.
- Мама, - остановил женщину Джеймс, так как Ремус и Сириус уже начали тихонечко похихикивать.

Гермиона не спала всю ночь. В Хогвартс они решили отправиться следующим утром на «Ночном Рыцаре». Девушка очень нервничала перед поездкой и волновалась о предстоящем разговоре с Дамблдором. Он просил молчать её о будущем, а она всё рассказала. Также она боялась той ответственности, что обрушилась на неё.
Вдруг девушка услышала чьи-то шаги. Дверь тихонько скрипнула и приоткрылась.
- Гермиона, - прошептал Сириус, входя, - ты спишь?
- Да, - сказала девушка, натягивая одеяло повыше. - Что-то случилось?
- Нет, просто не спится. Не могла бы ты ответить мне на один вопрос?
Гермиона села в кровати:
- Заходи, а то весь дом перебудишь.
Сириус вошел, закрывая за собой дверь. Комнату освещал только тусклый свет неполной луны. Блэк сел на край кровати девушки.
- Гермиона, расскажи мне о моём будущем? – попросил он после недолгого молчания. Грейнджер вздохнула.
- Будем надеяться, что теперь всё изменится.
- Да, просто мне надо знать... Ты сказала, что я буду сидеть 12 лет в Азкабане. Я умру там?
- Нет, - ответила Гермиона, - Ты сбежишь из Азкабана. Ты будешь первым, кто убежит оттуда, но, увы, не последним, - Сириус с интересом посмотрел на неё, и Гермиона продолжила. - Ты совершил свой побег, когда я училась на третьем курсе, чтобы найти Питтегрю. В это время он был в Хогвартсе в обличии домашней крысы моего друга Рона, и, узнав об этом, ты решил спасти Гарри. Ты сделал всё возможное, но Питер скрылся от нас. Я, Гарри, Рон и Ремус рассказали всё Дамблдору. Он помог тебе бежать. Через 2 года после этого, Волан-де-Морт решил заманить Гарри в ловушку. Ты, спасая Гарри, был убит. Это очень, очень опечалило его.
- Кого?
- Твоего крестника. Ты оставил его тогда, как и его отец. Когда ты умер, ему было очень больно. Мы с Роном потом больше никогда не говорили на эту тему, чтобы не причинять Гарри лишнюю боль. Он часто срывался на нас после этого...
- Почему?
- Тогда ты рисковал своей жизнью ради него. Мне рассказывала Тонкс, что Ремус тоже на несколько месяцев погрузился в депрессию.
- Тонкс? Ты знаешь Нимфадору?
- О, я и забыла, что она твоя кузина.
- Она младше меня, я никогда не видел её. Моя семья....
- Расскажи мне об этом.
- Нет, я не люблю говорить на эту тему, - грубо ответил Сириус.
Гермиона усмехнулась, но Сириус не увидел этого, в комнате было слишком темно.
- Ладно, я пойду спать, - тихо сказал он, вставая с кровати. Гермиона поймала его руку:
- С тобой все в порядке?
- Да, - медленно произнес он, - просто, как можно быть уверенным, что всё это не случится со мной опять.
- Нельзя, - согласилась Гермиона, - но мы будем стараться. Всё будет хорошо, - Гермиона улыбнулась. - Не беспокойся, - она обняла парня и собиралась поцеловать в щеку, но в последнюю секунду Сириус повернул голову, и их губы встретились.
Гермиона смущенно отодвинулась от Блэка, но Сириус уверенно обнял её и снова поцеловал. Гермиона обвила руками его шею и ответила на поцелуй, он провел рукой по её щеке, продолжая целовать девушку. Сириус нежно раздвинул своим языком её губы, углубляя поцелуй. Через несколько секунд Сириус резко отстранился.
- Черт возьми, - пробормотал он.
- Извини, - сказала Гермиона в ту же секунду.
- Я лучше пойду.
- Да, - Гермиона проводила его взглядом до двери. - Спокойной ночи.



Глава 7.

На следующее утро Гермиона выглядела ужасно. Она легла сразу после того, как Сириус ушел, но долго не могла заснуть. Самые разные мысли лезли ей в голову. Каждый раз, когда она почти засыпала, вдруг начинала думать о чем-то новом. В результате, той ночью ей удалось поспать не более двух часов.

- Не выспалась? – спросил Ремус утром, заметив темные круги у неё под глазами. Гермиона кивнула.

- Нет. А как ты догадался?

- Судил по внешнему виду. Я тоже не мог уснуть. По-моему, только Джеймс и выспался. Когда я зашел к ним в комнату, чтобы разбудить их с Сириусом, последнего там вообще не было.

Гермиона промолчала, но почувствовала себя ещё хуже. Ей не хотелось думать о Сириусе, об их поцелуе и вообще обо всем, что произошло между ними ночью. Она и так все последние часы пыталась забыть об этом. Гермиона чувствовала себя виноватой, хотя сама не знала почему, вроде бы она не сделала ничего такого... Но Сириус избегал её с самого утра.

По настоящему удобно она чувствовала себя только с Ремусом. Наверное, потому что из троих ребят, Гермиона знала его лучше, чем остальных, и у неё с ним было много общего. Ей всегда нравился профессор Люпин. Гермиона считала его хорошим человеком, но теперь она видела другого, совершенно нового Ремуса Люпина. Семнадцатилетний Ремус был приятным, умным, образованным, в нем было то, чего никогда не было у Гарри или Рона. Гермиона чувствовала некое сходство с ним.

- Эй, Ремус! Нам пора идти, - крикнул Сириус. Миссис Поттер обнимала Джеймса и Сириуса на прощанье, и, когда Гермиона с Ремусом спустились, она обняла и их.

- Будьте осторожны, и не забудьте послать мне сову, как только доедете.

- Обязательно, мам, - сказал Джеймс, целуя её в щеку.

Сириус спрятал палочку в карман, стоило на улице появиться автобусу «Ночной рыцарь».

Сириус, Джеймс, Ремус и Гермиона попрощались с мистером Поттером и пошли занимать места. Автобус был заполнен, поэтому они не смогли сесть все вместе. Гермиона и Ремус заняли два свободных места в начале автобуса, а Сириус и Джеймс - на втором этаже. Автобус тронулся.

Сириус смотрел в окно, провожая глазами уносящиеся вдаль деревья.

- Что-то случилось, Бродяга? – Джеймс взглянул на друга.

- Ничего, Сохатый, а почему ты спрашиваешь?

- Потому, что ты был каким-то странным всё утро. Это как-то связанно с Лунатиком, Хвостом или Лили?

- Конечно, нет, - Сириус на секунду замолчал. - Эмм... Я поцеловал Гермиону вчера вечером, - всё же закончил он с горечью в голосе.

- Что?! – воскликнул Джеймс, Сириус успокаивающе похлопал его по плечу.

- И мне жаль, что так получилось, - честно добавил он.

- Когда это произошло?

- Вчера вечером в её комнате, - мрачно ответил Сириус.

- Что ты там делал?!?!

- Я хотел задать ей пару вопросов.

- И... – Джеймс прищурил глаза, - она сама поцеловала тебя?

- Я не знаю... Я не знаю, что это означало... Но, по-моему, да.

- Вау, - изумился Джеймс.

- Это всё, что ты можешь сказать? - иронично спросил Блэк.

- Что ещё можно сказать? Ты любишь её?

- Не знаю, она какая-то... другая.

- В смысле?

- Она не такая, как все остальные девушки, с которыми я когда-либо был знаком. Она много читает...

- … к тому же она из будущего, - подсказал Джеймс.

- И это тоже, но Лунатик...

Джеймс промолчал. Он тоже знал, что Люпин любит Гермиону не как друга.

- Ну и что ты будешь делать? – спросил он.

- Не знаю...

- Ты не знаешь, что чувствуешь к ней, ты не знаешь, что чувствует она... Так что, я считаю, что случилось, то случилось.

- Да, ты прав.

- Конечно. Не беспокойся, думаю, всё разрешится само собой.

- Надеюсь...


Тем временем Ремус и Гермиона оживленно болтали о нелепости выбора Прорицания в качестве предмета для изучения, когда можно выбрать Древние Руны или Нумерологию.

- Ты прав, - смеялась Гермиона. – Но у меня никак не получалось убедить в этом Рона и Гарри, они готовились к Прорицаниям по полдня.

- А я не могу поверить, что ты вышла из класса посреди урока, - восхищенно сказал Ремус.

- Не думаю, что требуется много ума, чтобы поступить так. Просто наша преподавательница была старой мошенницей, она сообщала Гарри о его трагической гибели примерно по два раза за урок. Это только отнимало время.

- Да, - засмеялся Ремус. - Но всё же я считаю, что ЗОТИ намного интересней Нумерологии.

- Ты хотел бы преподавать этот предмет?

- Да, – уверенно сказал Ремус.

- О, на первом курсе у нас был профессор, который был слугой Волан-де-Морта, на втором – мошенник, присвоивший чужие подвиги. Не было и дня, чтобы он не раздал, по меньшей мере, пятьдесят автографов. На четвертом – ещё один приспешник Волан-де-Морта, он похитил настоящего учителя и постоянно пил оборотное зелье. А на пятом у нас был глупый шпион из Министерства.

- Ты пропустила третий курс, - прервал её Ремус.

- Да, - усмехнулась Гермиона, - на третьем курсе у нас был самый лучший профессор. Вот только он исчезал раз в месяц...

- Исчезал? Почему?

Гермиона наклонилась и прошептала ему на ухо:

- Потому что он был оборотнем.

Ремус посмотрел ей в глаза, а потом засмеялся:

- Я восхищен.

- Чем?

- Тем, как ты познакомилась со мной в своей прежней жизни, и тем, что ты узнала о моей... э... проблеме.

- Ладно, теперь ты знаешь, что был моим преподавателем по ЗОТИ.

- Это приятно слышать...

- Что?

- То, что люди изменяют со временем своё отношение к некоторым вещам, - ответил Ремус. Улыбка исчезла с лица Гермионы. - Все относятся ко мне по-другому, когда узнают кто я.

- Ты не прав, Ремус, - грустно сказала Гермиона. - Никто не знал об этом до конца года. Но даже после того, как студенты узнали, они всё равно считали тебя лучшим учителем Защиты от Темных Искусств, из всех, что у нас когда-либо были. Ладно, кроме слизеринцев, но ты сам знаешь, какие они...

Ремус грустно улыбнулся. Они проехали немного молча, затем Ремус сказал:

- Значит, ты должна называть меня профессором Люпином.

- Да, сэр, - улыбнулась Гермиона.


Когда они приехали в Хогвартс, Гермиона заволновалась ещё сильнее – она не знала, как на всё это отреагирует Дамблдор.

- Не будем мешкать, пойдем к нему прямо сейчас, - предложил Джеймс. Остальные согласились и поспешили к кабинету директора.

- Приветствую вас, - сказал Дамблдор. - Вижу, вы рано.

- Да, сэр, нам надо поговорить с вами. Это очень важно.

Они устроились вокруг стола, и, наконец, вздохнув, Гермиона сказала:

- Мы хотим поговорить с вами об Ордене Феникса.

Дамблдор посмотрел на девушку. Его взгляд был холодным и пронизывающим. Гермиона почувствовала, как чья-то рука обняла её за талию. Оглянувшись, слева от себя она заметила улыбающегося Ремуса.

- Мы должны вступить в Орден прямо сейчас, мы не можем ждать.

Дамблдор продолжал пристально смотреть на неё:

- Я полагаю, что не должен спрашивать, откуда вам об этом известно, и мне очень жаль, что услуги Ордена потребуются и через двадцать лет.

- В мое время они нужны более, чем когда-либо. Поэтому мы и хотели встретиться с вами. Я думаю… Нет, я уверена, что мы сможем остановить Волан-де-Морта навсегда.

- Мисс Грейнджер, - сказал Дамблдор, поднимаясь из-за стола, - я ценю ваше желание помогать Ордену, но, увы, оно останется безответным. Мы не можем, используя будущее, влиять на ход войны.

- Почему?

- Прежде всего, - объяснил Дамблдор, - это изменение поставит под угрозу вашу жизнь.

- Я готова рискнуть.

- Я так и думал, но другие могут не быть готовы к этому. Никто не захочет рисковать вашей жизнью.

- Профессор, я не согласна с вами - мы потеряем людей и можем проиграть войну, а вы не хотите воспользоваться информацией, которой я располагаю?

Дамблдор молчал.

- Я не хочу держаться в стороне, я не хочу, чтобы то, что произошло, повторилось вновь.

- Вновь? – переспросил Дамблдор.

Гермиона кивнула.

- Это способ помешать, это шанс… Для этого меня и отправили в прошлое, - Гермиона почувствовала, что мальчики с любопытством уставились на неё, даже Дамблдор теперь смотрел с нескрываемым интересом. - На третьем курсе я использовала маховик времени, чтобы посещать несколько уроков одновременно. В конце того же курса, вы отправили меня и Гарри (это сын Джеймса) в прошлое, чтобы помочь одному человеку, чтобы изменить то, что должно было произойти. Но у меня была возможность сделать ещё кое-что, но я не сделала этого, и в итоге Волан-де-Морт возродился, - Гермиона замолчала. - Если вы не поможете мне сейчас, то в будущем сами ощутите всю тяжесть ответственности, что лежит у меня на плечах.

- Мисс Грейнджер, я верю вам. Я понимаю ваше желание сохранить чьи-то жизни, но это может иметь трагические последствия, которые вы просто не в силах предвидеть.

- В тот раз вы отправили меня в прошлое, чтобы спасти Сириуса, - отрезала Гермиона. - Теперь я хочу воспользоваться обстоятельствами, чтобы спасти и Джеймса. Я не вижу разницы между этими ситуациями. Единственное отличие – тогда я спасала одного человека, теперь могу сохранить жизни многим: Блэк, Поттеры, Крауч, Дигори, Боунс. Я могу продолжать... Трудно найти другое такое время, в котором умрет больше волшебников, чем сейчас. Пожалуйста, позвольте мне помочь вам.

Все в комнате затихли.

- Профессор... – начал Джеймс, но Дамблдор остановил его жестом.

- Мисс Грейнджер, - наконец сказал директор, - всё очень серьезно. Дайте мне время, чтобы обдумать сказанное вами.

- Спасибо, - Гермиона облегченно вздохнула.

- Также прошу и вас обдумать всё хорошенько...

- Обязательно, сэр.

- И ещё, вы не должны никому ничего рассказывать в целях безопасности, мисс Грейнджер, - он повернулся к Гермионе. - Думаю, у вас были причины, чтобы рассказать всё вашим друзьям, но помните, если кто-то раскроет ваш секрет не тому человеку, ваша жизнь будет в большой опасности.

Ребята направились к выходу. Около самой двери Гермиона обернулась:

- Сэр, - осторожно сказала она, - я хочу, чтобы вы знали: я всегда уважала вас и доверяла вам. Теперь я хочу, чтобы и вы верили мне, как верили двадцать лет… вперед.

- Я буду очень польщен, независимо от вашего решения, если вы будете бороться со мной на одной стороне, Гермиона, - сказал Дамблдор, любезно улыбаясь. - Ваша смелость и доброта заслуживают того, чтобы ими гордились.

- Спасибо, сэр, - сказала Гермиона, покидая кабинет директора.




Глава 8.

После разговора с Дамблдором Сириус, Джеймс, Гермиона и Ремус сидели около камина в общей гостиной Гриффиндора.

- И что теперь? – спросил Сириус.

- Надо ждать, - спокойно ответила Гермиона.

- По-моему, всё прошло хорошо, - сказал Ремус.

- Да, - согласилась Гермиона. – По крайней мере, Дамблдор не выгнал нас сразу же.

- А ты думала, он так поступит? – удивился Ремус.

- Я не знаю, просто я не хочу сидеть сложа руки, в такой ситуации, - девушка пожала плечами.

- А почему ты сразу не рассказала нам, что ты из будущего? – спросил Сириус.

- Не знаю, я до сих пор не уверена, что поступила правильно, сделав это. Дамблдор говорил, что это очень опасно.

- Кстати, а что ты там говорила насчет того, как возвращалась как-то в прошлое, чтобы спасти мне жизнь? - напомнил Сириус.

- Да... – девушка поморщилась.

- Может, хватит расспрашивать Гермиону, - пришел на помощь девушке Ремус. Она благодарно улыбнулась ему.

Сириус резко встал с дивана. «Она могла бы и рассказать об этом», - отметил он про себя.

- Что-то я проголодался, - сказал Джеймс. - Как насчет того, чтобы сгонять на кухню и перекусить?

- Отлично, - легко согласился Сириус. - Идем?

- Я не голодна, - отказалась Гермиона.

- Я тоже, - тут же добавил Ремус.

- Ну, как хотите, - Джеймс вышел из гостиной. На секунду Сириус задержался, переводя взгляд с Гермионы на Ремуса, но потом вышел из комнаты вслед за другом.

- Ты точно не голоден? – спросила Гермиона, когда мальчики вышли.

- Нет, спасибо.

- Ну, ладно, - Гермиона усмехнулась.

- Что? – вдруг спросил Ремус.

- Нет, ничего, - Гермиона покачала головой. - Они прямо как Джеймс и Сириус.

- Кто они?

- О, просто Джеймс и Сириус очень напоминают мне Гарри и Рона.

- Ты скучаешь по ним?

- Да, - Гермиона кивнула, её голос дрогнул.

- Расскажи мне о них, о твоей семье...

- Они – моя семья, - Гермиона чувствовала, что готова вот-вот разреветься.

- Ты проводила с ними много времени?

- Почти всё свое время, - призналась Гермиона. – Я была дома 4-5 недель в году в течение последних двух лет. Рождество и Пасху я проводила с Гарри и Роном в Хогвартсе. Последние каникулы - в штабе Ордена или в Норе. Я видела маму Рона чаще, чем свою. Я была плохой дочерью, - грустно закончила она.

- Я уверен, что это неправда, - сказал Ремус, подвигаясь поближе к девушке.

- Это было очень жестоко с моей стороны, так редко бывать дома. Мои мама и папа – великие люди, хотя они сами и не догадываются об этом.

- Они магглы?

- Да, - нежно ответила Гермиона. - Наверное, большинство родителей магглорожденных волшебников проходят через это.

- Это трудно - взрослеть в другом мире...

- Да нет, я бы не стала так говорить, - начала Гермиона. – Это совсем не так, просто я устала врать. Я догадывалась, что им одиноко без меня. Нет, я знала это! - голос Гермионы задрожал, - Просто, если бы я рассказала им правду, они бы не отпустили меня в школу. Начали бы слишком волноваться. Быть дома для меня – это быть в тишине, отдыхать. Родители не знали, что в том, другом мире, вся моя жизнь связанна с выживанием.

- Тебе было очень трудно.

Гермиона подперла рукой голову:

- Да, иногда я очень уставала.

- Ты и сейчас выглядишь утомленной, - обеспокоено сказал Ремус. - Может, тебе стоит пойти в свою комнату, отдохнуть, поспать?

- Нет, - воскликнула Гермиона. - Я должна всё обдумать, собраться с мыслями. Я хочу быть готовой, когда Дамблдор позовет нас в Орден Феникса.

- А что если он откажет нам?

- Он этого не сделает, - уверенно сказала Гермиона, - слишком многое поставлено на карту.

- Может и сделает, Гермиона, - покачал головой Люпин. - Он прав в том, что это слишком опасно для тебя. Тебе надо быть очень осторожной.

- Это стоит того, если мы сможем остановить Волан-де-Морта, - твердо ответила Гермиона. - Кроме того, я не зря очутилась здесь. Мерлин, я ведь даже не родилась ещё в этом времени. Теперь многое зависит и от моих родителей...

- Гермиона, - Ремус кашлянул, - я хочу, чтобы ты знала, я сделаю всё ради тебя. Я хочу, чтобы с тобой ничего не случилось.

- Ремус, я... – Гермиона умолкла.

- Что? – голос Люпина звучал тихо.

- Спасибо тебе, - Гермиона смущенно наклонила голову. - Знаешь, ты совсем другой в моем времени, - Гермиона засмеялась.

- Расскажи, каким я буду, - Ремус улыбнулся.

- Ну... ты был намного старше меня, но я всегда тобой восхищалась. Я говорила, что ты был моим самым любимым учителем, - Гермиона откинулась на спинку дивана, - но я никогда близко с тобой не общалась. Ты тратил почти всё свое время на Гарри.

- Трудно тебе не поверить, - Ремус пожал плечами.

- Но сейчас, мне кажется, что ты совершенно другой, - Гермиона робко дотронулась пальцами до его ладони. Ремус опустил глаза, смотря на руку Гермионы.

- Ремус?

- А, - Люпин повернул голову.

- Ты ведь веришь мне?

- Да, да, я тебе верю, - мягко ответил Ремус.

- Я рада, - Гермиона улыбнулась.

Она медленно опустила свою кисть, накрыв ею руку Ремуса. Люпин легонько сжал её. Они молча сидели, держась за руки и застенчиво улыбаясь.

- Я действительно рад, что ты здесь, Гермиона, - сказал Ремус, после недлительного молчания.

Их разговор был прерван, портрет отодвинулся, и в комнату влетели Джеймс и Сириус.

- Мы вернулись, - сказал Джеймс, держа в руках коричневый мешок и бутылку тыквенного сока. Ремус немного отодвинулся от Гермионы.

- Мы вас не отрываем ни от чего? – холодно поинтересовался Блэк, смотря на Гермиону и Ремуса.

- Я собирался сходить в библиотеку, - пробормотал Ремус, вставая. – Гермиона, не хочешь сходить со мной?

- Хочу, - Гермиона пошла за Ремусом.

- Эй, а как насчет ваших книг?! – крикнул им вслед Сириус, но Гермиона и Ремус уже скрылись из виду. Блэк хмуро оглядел комнату, Джеймс попытался скрыть усмешку.

- Что? – Сириус остановил взгляд на Джеймсе.

- Ничего, - Джеймс развел руками.

- Итак, - Сириус развалился на диване, - о чем бы нам поговорить?.. – парень пытался придать своему голосу равнодушный оттенок.

- Не знаю, - ответил Джеймс, кидая мешок с едой Сириусу, но Блэк не обратил на это никакого внимания. Мешочек ударился о грудь Блэка и упал ему на колени.

- Что это?

- Извини, - голос Джеймса не звучал извиняющимся. - Может, сходим на поле для квиддича?

Сириус молчал.

- Эй! Бродяга!

- Что? – раздраженно переспросил Сириус.

- Не хочешь ли ты сходить на поле для квиддича? – медленно повторил Джеймс.

- Да, прекрасная идея, – ответил Блэк, вставая.

Мальчики вышли из гостиной Гриффиндора, и направились к выходу из замка. Они решили сократить путь, поэтому пошли более короткой дорогой, мимо озера. Неожиданно для себя, они увидели там Ремуса и Гермиону.

Они сидели невдалеке от озера совсем близко друг к другу. Ремус наклонился и что-то тихо говорил Гермионе. Она смеялась. Джеймс и Сириус были потрясены: Ремус осторожно дотронулся до лица Гермионы...

Поттер тут же решил пойти с Бродягой другой дорогой. Он потянул друга в сторону, но Сириус оттолкнул Джеймса и пошел к парочке.

- Эй, вы двое, - крикнул им Сириус. - Что-то я не вижу тут библиотеки...

- Мы тоже, - сказал Ремус, улыбаясь. Гермиона с ужасом переводила взгляд с одного мальчика на другого.

- Куда вы идете? – спросил Ремус, вставая, затем он протянул руку Гермионе, чтобы помочь ей встать.

- На поле для квиддича, - ответил Сириус. - Почему бы и тебе не пойти с нами? Мы хотим полетать.

- Хочешь, Гермиона? – спросил Ремус.

- Нет, я не умею летать. У меня не получается с первого курса.

- Ты не умеешь летать? – переспросил Сириус недоверчиво.

- Мы научим тебя, - кивнул Поттер.

- Нет, - запротестовала Гермиона.

- Пошли, пошли, - улыбнулся Джеймс, - у тебя все получится.

- Нет, правда, я плохо чувствую себя на метле, если хотите, можете идти, а я посмотрю.

- Ты уверена? – осведомился Ремус.

- Конечно, - Гермиона улыбнулась, и они пошли на поле для квиддича все вместе. Мальчики сходили за метлами, а Гермиона устроилась на скамейке для болельщиков. Девушка с интересом наблюдала, как ребята пасуют друг другу квоффл. Они все играли хорошо, но Гермиона не могла не обратить внимания на то, как хорошо летал Джеймс. Теперь, она не сомневалась, откуда у Гарри такой талант.

- Гермиона, - сказал профессор Дамблдор, незаметно подошедший к девушке.

- Профессор, - она встала.

- Садись, Гермиона, могу ли я присоединиться к тебе?

- Да, конечно.

Дамблдор сел на скамейку около девушки. Она следила за игрой ребят, в то время как директор наблюдал за ней.

Они летали так быстро, что Гермиона боялась – вот-вот сейчас кто-нибудь из них столкнется.

- Они хорошо летают, - Дамблдор посмотрел на ребят.

- Да, - проговорила Гермиона, кусая губы. - Я очень волнуюсь за них.

- Поэтому ты сама не летаешь? – спросил Дамблдор.

- Я вряд ли смогу помочь им, я плохо летаю.

- Ты не похожа на человека, который боится чего-то, - сказал Дамблдор.

- Эмм... возможно, - Гермиона посмотрела на Дамблдора. - На третьем курсе я видела, как мой лучший друг упал с метлы, до земли было, по меньшей мере, 50 футов. Он чуть не умер. После этого я чувствую себя не очень уютно, когда наблюдаю за чьим-то полетом, - Гермиона рассмеялась. - А тот мальчик совсем не испугался, он продолжил свои полеты на другой метле. Он очень смелый.

- Ты говоришь о своих друзьях с такой страстью. Ты, наверное, с радостью вернулась бы назад, если б смогла.

- Почему «если»? – Гермиона сверлила Дамблдора глазами.

- Моя дорогая, я имел в виду...

- Забудьте, - быстро сказала Гермиона. - Мне кажется, что хотя я и была рождена в том мире, моё место здесь. Я смогу увидеть моих друзей, оставаясь тут. И даже если б у меня был выбор, я бы все равно осталась здесь, - слова сами сорвались с губ девушки.

- Ты тут уже почти 4 месяца, когда ты стала называть это место своим домом?

Гермиона посмотрела в небо. Ремус на метле пронесся мимо девушки, чуть не задев её. Гермиона улыбнулась ему и, взглянув на Дамблдора, сказала:

- Сегодня.

Дамблдору понадобилось некоторое время, чтобы проследить направление мыслей Гермионы, наконец, он задумчиво произнес:

- Мистер Люпин очень интересен.

- Они все такие, - девушка покраснела.

- Гермиона, - сказал Дамблдор серьезно. - Тебе не кажется, что твоя эмоциональная привязанность к ребятам могла повлиять на твоё решение?

- Это так, профессор, - честно сказала Гермиона. - Но поверьте мне, я пыталась делать всё по правилам, я действительно так делала. Я знаю законы времени, законы перемещения во времени, но, сэр, - Гермиона встала и посмотрела Дамблдору в глаза, - зачем жить по правилам, если их никто не соблюдает? Вы старше меня, гораздо мудрее и больше знаете, вы должны понимать, что правил в жизни не существует. Нет границ между правдой и ложью, эти границы мы, люди, устанавливаем сами.

- Да, - согласился Дамблдор, - но именно это и делает нас людьми.

Гермиона промолчала, ей нечего было сказать.

- Я сидел в своем кабинете и думал о нашем разговоре. И у меня появилось много вопросов к тебе.

- Задавайте любой, - предложила Гермиона.

- Спасибо, - директор улыбнулся. - Мне очень любопытно, что связывает тебя, Джеймса, Сириуса и Ремуса в будущем.

Гермиона на секунду задумалась:

- Джеймс – отец моего лучшего друга, но Джеймс умер, когда Гарри был младенцем. Я никогда не видела его до этого. Сириус – крестный отец Гарри. Скажу честно, я была знакома с ним. Но только через Гарри.

- Была?

- Да, Сириус был убит Пожирателями Смерти два года тому назад.

- А Ремус?

- Ремус был моим учителем, - Гермиона улыбнулась.

- Да, - медленно произнес Дамблдор. - Гермиона, почему… зачем? Зачем ты это делаешь? Ты хочешь уничтожить весь мир, который знаешь? Точнее, ты уже уничтожила его.

- Я понимаю, - согласилась девушка, - но я не могу спокойно смотреть, как они умирают. Я должна сделать что-то, что сохранит им жизнь, даже если мне самой придется погибнуть.

- Меня беспокоит, что ты так легко готова расстаться с жизнью ради них.

- Это не слишком сложно, если кто-то тоже готов сделать это ради тебя.

- Кто?

- Рон, думавший, что я невыносимая всезнайка и Гарри, который считал примерно так же, - Гермиона грустно улыбнулась. - Я иногда удивляюсь, мы тогда не были ещё друзьями, а Гарри и Рон рисковали своими жизнями, чтобы спасти меня от горного тролля. А может, мы бы и не подружились, если б не тролль?

Дамблдор улыбнулся, но промолчал.

- Не поймите меня неправильно, - продолжила Гермиона, - но я не хочу умирать. Я хочу прожить длинную, счастливую жизнь, то есть...

- Просто ты хочешь, чтобы твоя жизнь имела хоть какой-то смысл, - с улыбкой подсказал Дамблдор.

- К тому же я жуткая эгоистка, - улыбнулась девушка. - Я устала от войны и хочу, чтобы она поскорее закончилась, - Гермиона вновь посмотрела на мальчиков. - Ох, смотрите! - Люпин резко повернул и пронесся между Сириусом и Джеймсом. Дамблдор заметил, с каким восхищением она смотрит на Ремуса. - Кроме того, я уже успела полюбить их всех. Вы думаете, это плохо, что я так привязалась к ним?

- Нет, любить кого-то совсем не плохо. Пойми, Гермиона, не только ты, но и я беспокоюсь за них. Я беспокоюсь о том, что с ними случится, если мы изменим ход времени. Я чувствую, что должен дать защиту этим мальчикам, особенно Ремусу. Он и так прошел через многое.

- У вас есть какие-нибудь идеи? - девушка снова улыбнулась, когда Ремус пролетел прямо над ней.

- Гермиона, я решил, что не позволю тебе участвовать в каких-либо сложных операциях, пока ты не закончишь школу. Но не использовать твои знания, было бы просто глупо с моей стороны.

- Правда?! – Гермиона с восторгом посмотрела на Дамблдора.

- Да, - Дамблдор грустно улыбнулся. - Хотя я очень волнуюсь, поступая так. Но ты, пожалуй, единственный человек, который знает, что делать в данной ситуации.

- Да, я знаю, я знаю, что надо делать, - сердце девушки начало биться в два раза быстрее. - Я могу рассказать всё, что вы хотите: что сейчас делают Пожиратели Смерти, как они собираются атаковать, кто они. Среди них есть несколько человек и в Хогвартсе.

- Я понимаю твое желание помочь, но мы не можем использовать твои знания непосредственно против Пожирателей Смерти.

- Но вы же сами только что сказали...

- Гермиона, - прервал её Дамблдор, - я не могу свидетельствовать против них, у меня нет доказательств, а рассказать о тебе всему миру мы не можем – слишком велик риск для тебя.

- Я не боюсь, - запротестовала Гермиона.

- Пока Волан-де-Морт не знает о тебе, ты в безопасности, ты обладаешь такими знаниями, которые могут очень помещать ему. Ты понимаешь, что я имею в виду, Гермиона? Волан-де-Морт убивает всех, кто встает у него на пути.

- Всех… Я знаю, - медленно произнесла Гермиона. - Но если мы не можем использовать мои знания против Пожирателей Смерти, то что мы можем?

- Очень многое, ведь мы знаем, где они ударят, и будем готовы к этому...

- Я даже не знаю, как вас благодарить, сэр, - прошептала Гермиона.

- Тебе не в чем быть благодарной, это я должен сказать тебе «спасибо», - Дамблдор встал. - Мы обсудим детали завтра. Не гуляйте слишком долго, а то скоро стемнеет.

- Хорошо, спокойной ночи, сэр.

- Спокойной ночи, Гермиона.

Мальчики полетали ещё не более 15 минут, затем стали медленно спускаться на землю, усталые и потные.

- Пойдемте? – спросила девушка.

- Ага, - ответил Сириус и они вчетвером направились в замок.

- Ко мне подходил Дамблдор, пока вы летали, - сказала Гермиона. Мальчики резко затормозили, Грейнджер засмеялась, продолжая идти вперед. Вскоре они нагнали её.

- Что он говорил? – поинтересовался Джеймс.

- Он согласился использовать информацию, которая у меня есть, - счастливо выдохнула Гермиона.

- Значит, мы в Ордене? – радостно спросил Сириус.

- Нет, - призналась Гермиона. - Он сказал, что не доверит нам серьезные дела, пока мы учимся в школе, но, по крайней мере, он согласился хоть что-то делать. Он сказал, что расскажет об этом утром.

Молча, они дошли до башни Гриффиндора.

- Не плохо бы отдохнуть. Сегодня был сложный день, - сказала Гермиона по дороге в свою комнату.

- Спокойной ночи, - пожелали ей все три мальчика.

- Это изумительно, - сказал Сириус.

- Да, – согласился с ним Джеймс. - Такое ощущение, что я сплю.

- Это пока, - горько усмехнулся Ремус. - Когда начнется открытая война, вы почувствуете, что это вовсе не сон.

- Что с тобой, Лунатик? – удивился Джеймс.

- Вы считаете это игрой, а Гермиона очень рискует, взяв на себя такую ответственность. Она ходит по лезвию бритвы.

- Эй, - прервал его Сириус. - Мы не думаем, что это игра.

- Даже если так, это все равно очень большая опасность для Гермионы.

- Она - великая девушка, Лунатик. Она знает, что делает, - ответил Сириус.

- Хотел бы я быть таким уверенным, как ты, - резко произнес Ремус. - Но я на самом деле волнуюсь за неё.

Сириус посмотрел на Джеймса, приподняв бровь.

- Можешь успокоиться, она сможет рискнуть ради нас жизнью, Бродяга, - сказал Ремус.

- Я и не волновался, Лунатик.

- Разговор окончен, - Ремус отвернулся от друга.

- Ремус, - Сириус смотрел на Люпина, - можно я тебя спрошу...

- Да, - вздохнул Ремус.

- Между тобой и Гермионой что-нибудь есть? – кашлянув, сказал Блэк.

- То же самое, что и между вами двумя, - сказал Ремус. – То есть абсолютно ничего особенного.

Люпин пытался говорить с той же интонацией, что и всегда, но Джеймс с Сириусом всё же заметили нечто странное в его голосе, чего раньше никогда не слышали.

- А сейчас я бы хотел принять душ, – добавил он перед тем как скрыться за дверью, ведущей в ванную комнату.

- Парень, а ведь что-то тут не так.

- Я тоже собираюсь принять душ, - произнес Сириус, не обращая внимания на слова Джеймса.





Глава 9.

У Гермионы оставшаяся часть Рождественских каникул была заполнена делами. Она почти каждый день встречалась с Дамблдором, а мальчики были очень огорчены, что их не пускают на эти собрания. Когда они спрашивали об этом, Гермиона всегда давала им один и тот же ответ:

- Вы всё скоро узнаете.

В свободное от встреч с Дамблдором время Гермиона готовилась к Т.Р.И.Т.О.Нам. Она постоянно была занята, часто уходила в библиотеку, когда мальчики ещё спали.

- Мы ведь всё ещё на каникулах, - сказал как-то утром Сириус, садясь перед Гермионой в библиотеке.

- До экзамена осталось меньше пяти месяцев, вам тоже стоило бы начать готовиться. Я не собираюсь заниматься ничегонеделанием, как вы, - заметила девушка.

- Ты не права. Скажи ещё, что ты учишь что-то новое... – Джеймс поддержал Сириуса.

- Да, существует множество вещей, о которых вы ещё и не догадываетесь, - Гермиона обвела взглядом мальчиков. - А где Ремус?

- Вчера было полнолуние, - ответил Джеймс, - он в Больничном крыле, отдыхает.

Гермиона нахмурилась, листая календарь. Она проверила – действительно, вчера было полнолуние.

- Не может быть. Не могу поверить, что он не напомнил мне об этом, - она посмотрела на Джеймса и Сириуса. - Чем вы занимались вчера ночью?

Джеймс и Сириус ухмыльнулись, переглянувшись:

- Это тайна мародеров, дорогуша.

- Он не казался вам странным в последнее время?

- Он всегда немного странный перед полнолунием, - промолвил Джеймс.

- Нет, я имею в виду другое. Вам не кажется, что он… избегает меня?

- Нет, я не заметил, - Сириус пожал плечами.

- А мне показалось, что он стал раздражительным, - заметил Джеймс.

- Но раньше-то он таким не был, - добавила Гермиона.

- Не был, - согласился Джеймс.

- Может быть, вам стоит поговорить с ним? - предложила Гермиона. - Как-никак, вы его лучшие друзья.

- Я уверен, с ним всё будет в порядке, - отмахнулся Сириус.

- Мерлин, мальчики, тем не менее, - вспылила Гермиона, - неужели это так сложно?! Ладно, забудьте, я сама узнаю, что с ним, - она покидала книги в портфель и вышла из библиотеки.

Она направилась прямо в Больничное крыло. На одной из кроватей лежал Ремус. Девушка подошла к нему, поставила сумку на пол и села на край его кровати.

- Привет, - сказал он улыбнувшись. - Не думал, что кто-то зайдет.

- Я подумала, что тебе может быть одиноко, - ответила она. - Я забыла, что вчера было полнолуние.

- Хотелось бы мне об этом забыть, - усмехнулся Ремус.

- Ты не сердишься? - Гермиона засмеялась.

- Нет, всё нормально.

- Ты, наверное, уже привык к этому...

Они посидели молча, затем начали говорить в один и тот же момент.

- Гермиона...

- Ремус, я...

И засмеялись.

- Продолжай, - кивнула Гермиона.

- Только после тебя, - с улыбкой сказал Ремус.

- Ладно, просто меня удивляет... это... Ты совсем не обиделся на меня?

- Нет, - удивленно ответил Ремус. - А почему ты спрашиваешь?

- Ты был каким-то тихим в последнее время, я подумала, что ты не хочешь общаться со мной, или что-то типа этого, - неловко закончила девушка. - Глупо, да?

- Нет, не глупо, - быстро проговорил Ремус. - Я, действительно, мало общался с тобой в последнее время. Ты ведь была почти всегда занята, да и я тоже что-нибудь делал. Ты ни в чем не виновата.

- О, ну, хорошо, - улыбнулась Гермиона. - Можешь приходить, говорить со мной, ты мне ничуть не мешаешь.

- Ты мне тоже, - Ремус улыбнулся.

Они опять посидели в тишине.

- Ты что-то хотел сказать мне? – спросила Гермиона.

- Да... я... я забыл.

- Эмм... ну, ладно, - Гермиона обвела взглядом помещение Больничного крыла. - Наверное, ты хочешь отдохнуть, мне стоит уйти...

- Увидимся за обедом, - голос Ремуса звучал разочарованно.

- Да, - Гермиона взяла свою сумку и пошла в сторону двери, - увидимся за обедом, - повторила она, обернувшись.

- Гермиона, - окликнул её Ремус, девушка остановилась, - хочешь, я научу тебя летать?

- Хочу, - сказала она, на секунду задумавшись.

- Великолепно, как насчет завтра?

- Хорошо, - согласилась Гермиона. Когда она покидала Больничное крыло, сердце её бешено билось. «Странно, - подумала она, - а ведь, я только согласилась завтра полетать с ним на метле».


На следующий день Ремус и Гермиона стояли посреди квиддичного поля. Гермиона нервно осматривалась, стараясь не пересечься взглядом с Ремусом.

- Не нервничай так, - засмеялся Люпин.

- Я не могу, - простонала девушка. - Я не могу поверить, что согласилась, чтобы ты научил меня летать. Я сошла с ума!

- До такой степени, что доверилась мне?

- Нет, я доверяю тебе, но я совсем не верю метле.

- Давай я буду управлять метлой.

- Я не знаю, - не уверенно сказал она.

- Ну же, - Ремус приблизился к Гермионе, - я не позволю, чтобы с тобой что-то случилось.

Он установил метлу так, чтобы Гермиона могла на неё забраться.

- Сначала я буду впереди, так ты сможешь, не боясь, привыкнуть к высоте, но потом поменяемся местами.

- Ну, ладно, - она обвила руками его талию и уткнулась лбом в спину Ремуса. - Я готова, - голос Гермионы звучал натянуто.

Ремус улыбнулся и плавно оттолкнулся от земли. Они взлетели высоко над квиддичным полем. Гермиона ещё сильнее обхватила талию Ремуса.

- Как ты там? – спросил он.

- Мм... хм... – невнятно ответила Гермиона.

- Открой глаза...

- Они открыты, - засмеялась Гермиона.

- Ты себя хорошо чувствуешь?

- Да, но, надеюсь, что ты не собираешься сделать нечто сумасшедшее?

- Типа этого? – спросил Ремус, переворачиваясь на метле в воздухе.

- Да! Что это было - финт или вонки?

Ремус засмеялся, позволив метле пролететь несколько футов без управления - Гермиона завизжала.

- Ремус, - завопила она.

- Что ты говоришь?

- Это не смешно! – ответила девушка. - Что это за финт?

- Финт? Что за финт? – переспросил Ремус, перемещаясь между обручами.

- Это перемещение в Квиддиче. Оно какое-то другое, не такое, как ты делал.

- Можем попробовать и другое, - предложил Ремус шутя.

- Нет, нет, нет,- смеясь, запротестовала Гермиона.

Потом некоторое время они летали довольно спокойно. Хотя один раз случайно, а может и специально, Ремус сделал резкий переворот в воздухе, что заставило Гермиону снова вцепиться в него. Вскоре после этого они опустились на землю.

- Ну что, Гермиона, готова поменяться местами?

- Нет, - ответила девушка, но Ремус уже слезал с метлы.

- Отлично, - Ремус, казалось, не замечает слов Гермионы. - Садись впереди, а я сяду за тобой.

Гермиона оседлала метлу и вскоре почувствовала, что Ремус сел сзади неё. Он обвил её талию руками. Не подумав, Гермиона оттолкнулась от земли, и метла начала медленно набирать высоту.

- Отлично, - подбодрил девушку Ремус, - теперь постарайся плавно выровнять метлу.

Гермиона подвинула метловище, но вместо того, чтобы удерживать высоту, они поднялись в воздух ещё на несколько футов.

- Не так, - сказал Ремус. – Это делается вот так, - он положил свою руку на руку Гермионы и выровнял метлу. - Попробуй.

- У меня ничего не получится, - покачала головой Гермиона.

- Ты делаешь всё прекрасно, просто расслабься.

Гермиона вздохнула, она почувствовала дыхание Ремуса за своей спиной. Он отодвинул волосы Гермионы в сторону, голова его находилась прямо над её плечом. Они никогда не были так близко друг к другу, на секунду Гермиона подумала, что они сейчас находятся в крайне недвусмысленном положении.

- Если хочешь лететь вниз, - голос Ремуса раздался прямо около её уха, - просто наклони метлу, - он наклонил корпус вперед, метла медленно начала снижаться. - Если хочешь остановиться, то сделай так, - он повернул метловище чуть-чуть влево, немного надавливая на руку и талию Гермионы. Метла остановилась. Их тела двигались совершенно синхронно. Они были одним целым сейчас, даже их сердца в этот момент бились в унисон.

- Видишь, у тебя всё получается, - мягко сказал Ремус, когда они уже около получаса прокружили над полем. – Может, пора спускаться?

- Да, - Гермиона почувствовала, что очень устала.

- У тебя действительно хорошо получалось, - сказал Люпин. Приземлившись, Ремус и Гермиона решили побродить вокруг озера.

- Да ладно, - засмеялась Гермиона, - я чуть не описалась от страха.

- Ты просто сама не хочешь верить, что я прав, - ответил Люпин. - И меня это очень удивляет.

- Почему?

Ремус пожал плечами:

- Ты редко сомневаешься в чем-то, а на метле чересчур волнуешься.

- Я не волнуюсь, - нетерпеливо сказала Гермиона, - просто не люблю летать и всё.

Ремус засмеялся.

- Не любишь или боишься? Я не могу поверить. Это говорит девушка, которая готова бросить вызов Сама-Знаешь-Кому. А если он догадается, чего ты боишься?

Гермиона закусила губу:

- Ты думаешь, я не боюсь ЕГО?

- Похоже на то, - ответил Ремус.

Гермиона не понимала внезапную перемену в его настроении.

- Что с тобой такое? Если хочешь, можешь вернуться в школу. Или ты хочешь поссориться со мной?

- Нет, - сразу ответил Ремус, – это будет слишком глупо с моей стороны. Обижаться на девушку, которая собирается рисковать жизнью, чтобы сохранить мир.

- Стой, - сердито перебила его Гермиона. - Почему ты так говоришь? Ты правда думаешь, что у меня есть выбор? Или ты хочешь, чтобы я позволила им снова умереть?

- Нет, но ты же уже изменила ход истории, почему бы просто не оставить всё как есть?

- Потому что я не могу! – закричала Гермиона.

- Но я не понимаю почему?! – Ремус тоже повысил голос.

- Правда, не понимаешь, – Гермиона, вздохнув, нахмурилась.

Ремус опустил плечи.

- Извини, - сказал он, удивляясь тому, что начал кричать на неё, - я не хотел ссориться с тобой.

- Забудь, - Гермиона продолжила путь вокруг озера.

- Нет, подожди, - Ремус подбежал к ней. - Мне действительно очень жаль.

Гермиона не останавливалась.

- Я сказала, забудь!

Ремус догнал её и обнял за талию. Он удивился: глаза Гермионы были полны слез, хотя она отчаянно старалась не заплакать. Ремус потупился, не зная, что сказать. Гермиона глубоко вздохнула, и слезинка покатилась по её щеке, но она тут же смахнула её рукой. Девушка закрыла глаза и опустила голову. Ремус посмотрел на Гермиону – она была такой красивой сейчас, стоя рядом. Ему захотелось поцеловать её, но он, не в силах пошевелиться, просто стоял и пристально смотрел на Гермиону.

Через несколько секунд Грейнджер открыла глаза и пошла прочь. Она была смущена.

- Подожди, - крикнул Ремус. Он подбежал к ней, притянул к себе и нежно поцеловал. После поцелуя, он неуверенно посмотрел на девушку. Она улыбнулась.

- Я думала, что ты никогда не решишься, - сказав это, Гермиона сама поцеловала Ремуса.

- Пошли со мной, - проговорила девушка, отойдя от него. Она взяла Ремуса за руку и побежала прочь от озера к замку.

- Куда ты меня ведёшь? – спросил Ремус.

- Хочу показать тебе кое-что, - просто ответила девушка. Они поднялись на седьмой этаж.– Подожди тут.

- Гермиона, - начал Люпин.

- Жди, - перебила его Гермиона. - Я не уверена, получится ли у меня...

- Что?

Гермиона сосредоточилась и прошла три раза перед стеной, напротив которой висел гобелен, где Барнабаса Безбашенного били тролли. Ремус очень удивился, увидев, что перед ним появилась большая дверь с медной ручкой.

Гермиона потянула его за собой, они зашли в комнату за дверью. Девушка радостно захлопала в ладоши, в то время как Ремус неуверенно осматривался вокруг.

- Получилось, - счастливо прошептала она. - Я просто не была уверена, что всё получится.

- Я не понимаю, о чём ты говоришь, – засмеялся Ремус. - Где мы? Я никогда не был в этой комнате.

- Это Выручай-комната, - радостно ответила Гермиона. Она медленно начала прохаживаться вокруг вещей, находящихся в комнате. Стол был полон всяких устройств, которые обычно находятся в кабинетах ЗОТИ – это были вредноскопы, детекторы лжи, треснутый проявитель врагов; пол комнаты был усыпан подушками.

- Мм... – нараспев промычала Гермиона.

- Гермиона, почему ты привела меня сюда?

Гермиона пересекла помещение, взяла Ремуса за руку, отвела на середину комнаты и остановилась около одной из подушек.

- Сядь, - приказала девушка.

- Расскажи мне об этом месте, - попросил юноша.

- Насколько мне известно, это единственная комната в замке, которая есть не всегда.

- Почему?

- Потому, что эта комната появляется только в том случае, если она действительно нужна.

- А зачем тебе комната полная книг по Защите и детекторов?

- Я хотела, чтобы ты увидел это. Я хочу, чтобы ты понял, почему я стремлюсь участвовать в войне с Волан-де-Мортом.

- И почему?

- Когда война только началась (это было на пятом курсе, через год после того, как Волан-де-Морт возродился), Министерство начало очень активно вмешиваться в дела школы. Министр Магии сам назначил нам нового преподавателя Защиты от Темных Искусств. Она была лишь марионеткой, не учила нас защитным заклинаниям… - Гермиона рассмеялась. - Наши уроки были настолько ужасными... Как можно бороться, не используя магию?! И я решила, что нам надо учиться ЗОТИ самим. Я убедила Гарри, что он должен собрать группу людей, которые согласятся учиться под его началом, и мы начали тренироваться. Мы встречались тайно, потому что Министерство выпустило новый декрет о том, что нельзя создавать организации или общества без особого на то разрешения.

- Мерлин, - потрясенно воскликнул Ремус, - неужели всё было так плохо, как ты говоришь?

- Да, - кивнула Гермиона. – Летом перед пятым курсом мы потеряли одного студента, он был убит Волан-де-Мортом, а Гарри вернулся еле живой. А Министерство запретило нам изучать то, что могло спасти нам жизнь. Это был самый ужасный год в школе. А последние два года были... – Гермиона искала подходящее слово, - трудными, - закончила она просто.

- Так ты научилась Защите тут?

- Не совсем, - Гермиона улыбнулась. - Мы создали свой мини–орден, ОД, я вступила в него. Мы все были студентами, поэтому не могли состоять в Ордене Феникса. Не считая меня, Гарри, Рона, Джинни, Фреда и Джорджа никто вообще не знал о существовании Ордена Феникса.

- А кто эти люди? – как-то странно спросил Ремус. - Ты рассказывала о Гарри и Роне, но сейчас ты перечислила и других. Что представляет собой ОД?

- Джинни, Фред и Джордж Уизли – это сестра и братья Рона. ОД – это Отряд Дамблдора. Летом после пятого курса на наш отряд начались нападения, - Гермиона нахмурилась, её голос дрожал. - Троих из нас убили.

- Мне жаль, - Ремус осторожно сжал её плечо. Девушка глубоко вздохнула:

- Волан-де-Морт убил их, пока они были ещё очень молоды и неопытны. Но он не рассчитывал, что мы будем так ожесточенно сопротивляться.

- Что случилось с остальной частью отряда?

- Мы были возвращены в школу, для нашей же защиты.

- Я не знал, - Ремус говорил извиняющимся тоном. - Я и подумать не мог, что твоя жизнь была настолько... сложна. Я представлял её совершенно иначе.

- Нет причин извиняться. Даже если в самом страшном отрезке войны было хоть какое-то маленькое счастье, маленькая радость, я делала всё возможное, чтобы Рон и Гарри обратили на него внимание.

Я всегда так живу. Я концентрирую внимание на позитивных сторонах своей жизни.

- Теперь я понимаю, почему ты хочешь вступить в войну, но всё ещё считаю, что это не самая лучшая идея.

- Я знаю, что ты чувствуешь. Я то же самое чувствовала по отношению к Гарри, который постоянно сражался с Волан-де-Мортом.

Ремус покачал головой и улыбнулся:

- Ты один из самых замечательных людей, с которыми я был знаком.

Гермиона покраснела, а Ремус немного нагнулся вперед и поцеловал девушку.

- Я хотел поцеловать тебя ещё тогда, в Хогсмиде.

- Почему же не поцеловал? – Гермиона застенчиво улыбнулась.

- Я не был уверен, что нравлюсь тебе, - Ремус пожал плечами.

- Нравишься, нравишься, - Гермиона засмеялась. - Я никогда не чувствовала такого прежде.

- Я тоже. Ну а чем ты теперь предлагаешь заняться?

- Ты можешь проводить меня в гостиную Гриффиндора.

Парень взял её за руку.

- С удовольствием, - улыбнулся он. Гермиона напоследок ещё раз оглядела комнату.


Они всё ещё держались за руки, когда пришли в гостиную. Джеймс и Сириус в это время играли в плюй-камни. Они оба с интересом посмотрели на Гермиону и Ремуса, когда те вошли. В глазах Сириуса сверкнула какая-то странная искра, когда он увидел, что Гермиона держит за руку Люпина. Она быстро выпустила руку юноши и произнесла:

- Пойду, подготовлюсь к ужину, - и скрылась в комнате для девочек.

- Ну... – медленно начал Джеймс, стараясь скрыть усмешку, - что ты нам расскажешь, Лунатик?

- Она сказала, что я ей нравлюсь.

- Ты говоришь, как девчонка, – поддразнивая, произнес Джеймс.

- Мне всё равно, - ответил Ремус. - Она самый удивительный человек из тех, кого я когда-либо знал.

- Вы целовались? – тихо спросил Сириус.

- Да.

Джеймс беспокойно переводил взгляд с одного мальчика на другого.

- Замечательно, - сказал он не в тему. - Теперь вы будете встречаться?

- Я не знаю, - неопределенно ответил Ремус.

- Как не знаешь? – удивился Джеймс. - Она сказала, что ты ей нравишься, вы целовались, какие проблемы?

- Может, она не захочет встречаться со мной, - Ремус нахмурился.

- Почему это? – поинтересовался Сириус.

- Ну, а если она ей нельзя... – Ремус пожал плечами.

- Слушай, - начал Сириус, - бери пример с меня: мне нравится девушка, я нравлюсь девушке – мы встречаемся.

- Но что я буду делать? - неуверенно спросил Ремус. – Я ни с кем не встречался до этого.

- Ходите куда-нибудь вместе, почаще оставайтесь наедине...

- Оставайтесь наедине, - повторил Ремус, в его голосе звучали нотки раздражения. - Но где?

- Пошли, я тебе покажу места, где провожу время с Лили, - Джеймс засмеялся и встал с дивана. - Сириус, пойдешь с нами?

- Нет, думаю, вы и вдвоем прекрасно справитесь.

- Ну, ладно, - Джеймс и Ремус направились к выходу. Как только Сириус остался один, он повернулся лицом к лестнице, ведущей в спальни для девочек, и начал ждать Гермиону. Она появилась примерно через пять минут.

- О, Сириус, - промолвила девушка, - а где все?

- Гермиона, нам надо поговорить, - сказал Сириус, вставая с дивана.

- Сейчас? Но мы можем опоздать на ужин, - девушка сделала шаг в сторону.

- Нет, я хочу поговорить с тобой именно сейчас, - Сириус схватил Гермиону за руку. - Я не могу ждать.



Глава 10.

- Гермиона, нам надо поговорить, - сказал Сириус, поднимаясь с дивана.

- Сейчас? Но мы можем опоздать на ужин, - девушка сделала шаг в сторону.

- Нет, я хочу поговорить с тобой именно сейчас, - Сириус схватил её за руку. - Я не могу ждать, - Гермиона попыталась вырваться, но Блэк ещё крепче сжал её руку.

- Прекрасно, - Гермиона смягчилась. - Я тебя слушаю.

- Я не тот человек, который ходит вокруг да около, - начал Сириус.

- Я знаю, какой ты.

- Поэтому спрашиваю сразу, почему мы с тобой ни разу не говорили о том, что случилось той ночью? - прямо спросил Сириус. Гермионе не надо было переспрашивать, о чем он, она и так прекрасно понимала, о какой ночи идет речь.

- Я не знаю, - Гермиона почувствовала себя неуютно.

- Я бы не хотел, чтобы тебе было неприятно, - сказал парень тихо, - но я просто хочу узнать, что ты думаешь о наших отношениях.

- Ты и я? - переспросила Гермиона.

- Да, особенно теперь, когда ты и Ремус... вместе...

- Ох, - вздохнула девушка, - слушай, я не уверена, что я и Ремус вместе. Но знай, я не хочу его ранить.

- И тебе всё равно, что чувствую я, - голос Сириуса звучал обиженно.

Гермиона побледнела:

- Сириус, я... Просто это не самая хорошая идея. Я люблю тебя, но как друга. Наши отношения всё равно ни к чему не приведут. Мы слишком разные. Я люблю книги и школу, а ты... – девушка покраснела, не зная как закончить предложение. - Это не значит, что я не хочу заботиться о тебе...

Лицо Сириуса сразу переменилось, из серьезного оно стало почти высмеивающим.

- Гермиона, - сказал он с легкой усмешкой, - не старайся угодить всем, самой же хуже будет. Я тебе ничего не предлагаю. Напротив, я очень рад за тебя и Лунатика. Просто, я хотел убедиться, что не стану помехой между вами.

- Ох, - удивленно вздохнула Гермиона.

- Ремус на самом деле любит тебя, - сказал Сириус. - Он один из моих лучших друзей. Я думаю, ты права. В тот вечер мы немного забылись. Никто никогда об этом не узнает.

- Хорошо, - ответила Гермиона с облегчением. Она молча встала и покинула общую гостиную. Выйдя, она начала искать комнату, где могла побыть бы одна. Вскоре она зашла в какой-то пустой класс и тут же закрыла за собой двери.

Гермиона села на пол и прикрыла глаза. Она никогда не хотела к маме сильнее, чем сейчас. Мыслей в голове было настолько много, что было просто необходимо поговорить с кем-то, кто сказал бы, что она поступила правильно, кто знал бы её очень давно.

Она поссорилась с Сириусом: независимо от того, что он сказал, Гермиона понимала, что он думал о другом. Гарри был лучшим актером, но Гермиона всегда знала, что он чувствует.

Девушка понимала, что тот поцелуй означал для Сириуса больше, чем просто поцелуй. Если бы она поняла это раньше, возможно, сейчас было бы все иначе. Она чувствовала к Ремусу то, чего не чувствовала ни к одному парню до этого, но в глазах Сириуса было что-то яркое, живое, и это очень притягивало Гермиону.



Через два дня большая часть студентов, в том числе Лили и Питер, вернулись в школу. Как только Лили снова приехала в Хогвартс, Гермиона обрела в её лице нового союзника, и мальчишки больше не находили оправданий, чтобы тянуть с подготовкой к экзаменам. Хотя Джеймс и Сириус нередко придумывали новые поводы, всё же девочкам иногда удавалось заставить их сесть за уроки.

Примерно два раза в неделю семикурсники собирались в библиотеке, вокруг большого стола, заваленного книгами.

Но тем не менее, Гермиона находила время и на личную жизнь. После того дня Выручай-комнате они с Ремусом стали неразлучны. Чувства, новые для них обоих, захватили их. Они могли провести вдвоем всю ночь, уходя после ужина, гуляя и беседуя обо всем на свете.

Иногда Гермиона ловила на себе взгляд Ремуса, и если он замечал это, они начинали хихикать.

- Что это вы такие странные? – спросил Джеймс, взглянув поверх книги по трансфигурации.

- Разве мы странные? – Гермиона сделала вид, что удивилась. И сделав сосредоточенное лицо, уткнулась в книгу. Вздохнув, она попыталась продолжить читать. Ремус протянул ей кусок пергамента, на котором он записывал важные для себя факты из книг. Гермиона взглянула на него и прочитала: «Приходи через 2 минуты в Запретную секцию».

Ремус медленно встал из-за стола, все были так заняты чтением книг, что никто не заметил, как юноша вышел. Гермиона посидела ещё около минуты, затем пошла к Запретной секции, где увидела Ремуса, прислонившегося к стене.

- Тебе чем-нибудь помочь? – спросила Гермиона, придавая своему голосу серьезность.

- Да, помоги мне немного отдохнуть, - произнес Ремус с усмешкой. Гермиона подошла к нему и страстно поцеловала.

- Я никогда не занималась этим в Запретной секции, - хитро улыбнулась Гермиона.

- А в каких секциях ты этим занималась? – Ремус засмеялся.

- Осторожней, - прошептала Гермиона, услышав голос библиотекаря совсем недалеко от них.

Они перешли в другую секцию. Гермиона нахмурилась.

- Вот то, что ты искал, Ремус, - сказала она громче обычного и подтолкнула Ремуса к столу, так как библиотекарь всё ещё смотрел на них.

Гермиона и Ремус дошли до стола и плюхнулись на стулья, хихикая.

- Что на этот раз? – нетерпеливо спросил Джеймс.

- Забудь, - ответил Ремус, притягивая к себе книгу, на его лице всё ещё играла довольная улыбка. Гермиона взглянула на книгу, которую вытянула наугад из книжного шкафа. Она называлась «Экспериментальные Зелья».

Она открыла её и начала листать. Девушка не могла не улыбнуться некоторым зельям, описанным в книге. Многие из них очень изменились к её времени.

Гермиона уже собиралась отложить книгу, как вдруг её осенило. Она снова открыла сборник и начала бешено перелистывать страницы. Она просмотрела книгу дважды, но не нашла зелье, которое надо пить оборотням в полнолуние. Гермиона захлопнула сборник. Мысли в голове пролетали со скоростью света.

Это зелье ещё не изобретено в это время, догадалась Гермиона. Но ведь ей всего-то нужно найти необходимые компоненты и вспомнить состав. Гермиона схватила чистый лист пергамента и начала что-то там строчить.

Когда Гермиона закончила рецепт, её сердце уже не билось с такой бешеной скоростью. В составе зелья было шесть ингредиентов, которые Гермионе надо было где-то найти, потому что они не продавались студентам. Девушка взглянула на Джеймса и Сириуса и улыбнулась. По крайней мере, она знает, кто может помочь ей достать нужные ингредиенты.


На следующий день, когда все отправились на тренировку по Квиддичу, Гермиона догнала Джеймса и Сириуса.

- Эй, парни, подождите, - окликнула она их.

Джеймс и Сириус, остановившись, обернулись.

- Что случилось, Гермиона? - нетерпеливо спросил Джеймс. - Мы можем опоздать на тренировку.

- Это не займет много времени, - девушка порылась в кармане и вытащила пергамент. - Вы можете найти эти ингредиенты для меня? - Гермиона отдала пергамент Сириусу и в ожидании уставилась на мальчиков.

- Для чего тебе это нужно? – глаза Сириуса расширились от удивления.

- Я не могу вам этого сказать, - ответила Гермиона. – По крайней мере, не сейчас.

- Это имеет отношение к Ордену? – поинтересовался Блэк.

- Нет, это для меня лично, - уверенно сказала девушка.

- Ты точно не хочешь сказать для чего тебе всё это надо? – дразнящим голосом повторил Сириус.

- Вы, двое, поможете мне найти это или нет?

Джеймс снова просмотрел список:

- Я не знаю… Некоторые ингредиенты очень дорогие.

- Я боялась этого, - лицо девушки тут же омрачилось, плечи опустились. - Забудьте всё, о чём я вас просила, вам пора на тренировку, - она пошла в сторону замка.

- Гермиона, постой, - окликнул её Сириус, она обернулась, - я сделаю всё, что в моих силах, - быстро проговорил он. - Я не могу обещать, но...

Гермиона не дала ему закончить, она подбежала к нему и крепко обняла.

- Сириус, большое спасибо, я знала, что могу рассчитывать на тебя.

- Нет проблем, - пробормотал он, чувствуя, что его уши заливаются краской.

- Да и ещё, мальчики, я надеюсь, что это между нами. Я не хочу, чтобы Ремусу стало известно о моей просьбе. Заранее спасибо, - поблагодарила Гермиона и убежала.

Джеймс и Сириус переглянулись.

- Что? – настороженно спросил Сириус. Джеймс продолжал пристально смотреть вслед девушке. - Джеймс, - повторил Сириус.

Джеймс ничего не ответил, и они вместе пошли на поле для Квиддича. Сириус шел быстро, он ничего не говорил, потому что знал, сейчас Джеймс обязательно начнет первым, тот просто не мог долго идти молча.

- Знаешь, - начал Джеймс, Сириус усмехнулся своим мыслям: Джеймс-таки первым нарушил тишину, - Ремус и Гермиона отдалились от нас.

- Да, - подтвердил Сириус.

- Ты мой самый лучший друг, Бродяга.

Сириус нахмурился, удивляясь теме разговора, выбранной Джеймсом. Джеймс глубоко вздохнул:

- Я думаю, что ты должен оставить Гермиону. Ремус очень любит её, и, в конце концов, она станет его девушкой.

- Я понимаю, к чему ты клонишь, - без единой эмоции ответил Сириус, - но я ничего не делаю в отношении Гермионы. Я понимаю, что Ремус чувствует к ней и, - добавил Сириус немного обиженным голосом,- что она чувствует к нему.

- Я вижу, как ты смотришь на неё,- спокойно сказал Джеймс. - К тому же ты сам рассказывал, как целовался с ней всего пару недель назад.

- Мы с ней уже поговорили на эту тему, - Сириус вздохнул.

- И?..

- Договорились, что не будем никому рассказывать об этом. И я буду благодарен, если и ты не будешь упоминать об этом.

- Эй, - возразил Джеймс, - я просто пытаюсь...

- Я прекрасно понимаю, что ты пытаешься, - голос Сириуса дрогнул, он глубоко вздохнул. - Ты прав, она просто совершенно другая, она больше подходит Лунатику. А у него не так уж и много девушек, - последние слова Сириус произнес несколько высокомерно.

- Так ты ничего не чувствуешь к ней?

- Сохатый, эй! Ты сам попросил меня оставить её. Она просто одна из тех многих девушек, которые мне симпатичны. Я целовался с ней? Да, и что? Я счастлив за неё и Ремуса. Но, честно говоря, меня не очень волнует, с кем она встречается, - Сириус дошел до квиддичного поля и поспешил к раздевалке.

Джеймс проводил его взглядом, он прекрасно понимал, что Сириус обманывает его как никогда.



Сириус принес Гермионе всё, что требовалось для зелья, даже раньше, чем она ожидала. Девушка едва скрывала волнение.

- Теперь расскажи мне, что ты собираешься с этим делать, - спросил Сириус, когда они вдвоем сидели вечером в одной из классных комнат.

Гермиона закусила нижнюю губу.

- Ну, ладно, - медленно произнесла она. - Только пообещай, что никому не скажешь.

- Обещаю, - сказал Сириус с усмешкой и наклонился к ней в ожидании.

- Это зелье поможет Ремусу.

- Оно из будущего? - насмешливо поинтересовался парень

- Да, оно называется Вольчьелычное зелье.

- Он больше не будет перевоплощаться? – спросил Сириус, заинтересовавшись.

- Нет, будет, - грустно ответила девушка. - Но это поможет ему сохранять сознание даже в обличии волка.

- Правда? - слова произвели на Сириуса впечатление. - Значит, он будет неопасен?

- Да, он будет неопасен.

- Это изумительно! - Сириус сел на стол.

- Ага, - Гермиона широко улыбнулась.

- Изумительно, - повторил Сириус. - Ты понимаешь, как это важно для него в будущем?

- Понимаю.

- Когда зелье будет готово?

- Думаю, что я успею к полнолунию.

- А когда расскажешь об этом Ремусу?

- Как только зелье будет готово, - Гермиона пожала плечами.

- Оно опасно?

- Зелье? Нет, если я сделаю его правильно.

- А если ты ошибешься? – осторожно спросил Сириус. Гермиона промолчала. Блэк присвистнул.

- Я не могу сделать его неправильно, - уверенно произнесла Гермиона. - Я не дам ему зелье, если оно может навредить.

- О, у тебя всё получится, - быстро проговорил Сириус. - Тебе не нужна помощь?

На самом деле Гермионе не нужна была помощь, но Сириус смотрел на неё с таким воодушевлением, что она не смогла отказать.

- Нужна, - любезно сказала девушка. - Я планирую приступить завтра после ужина.

- Где?

- В замке есть одна комната… - с улыбкой сказала Гермиона. - Встретимся на седьмом этаже.

- Я буду там, - заверил Блэк.



Следующим вечером Сириус и Гермиона сидели в Выручай-комнате. Гермиона работала, а Сириус ходил кругами, рассматривая помещение, которое теперь напоминало темницу, где в шкафах стояли зелья.

- Это удивительно, - повторял Сириус. - Мне не верится, что мы на седьмом этаже.

Гермиона склонилась над шипящим котлом, перемешивая его содержимое.

- Сириус, не мог бы ты передать мне крылья пикси?

- Ох, да, - Сириус вспомнил, что вызвался помогать Гермионе. Он взял одну из бутылочек и протянул девушке. - Пожалуйста.

Она высыпала немного из бутылочки себе на руку, затем стряхнула это в котел.

- Хорошо, - пробормотала она сама себе. - Теперь подождем 15 минут и добавим следующий компонент.

Девушка сняла котел с огня и вытерла лоб, на котором выступили капельки пота, тыльной стороной ладони.

- Ты хорошо помнишь, как готовить это зелье? – спросил Сириус.- Я вот никогда не могу запомнить что-то типа этого.

- У меня фотографическая память, - произнесла Гермиона извиняющимся тоном.

- И ты помнишь каждое зелье, которое готовила? – недоверчиво поинтересовался Сириуса.

- Да, - ответила Гермиона. - Но я никогда не делала это зелье прежде.

- Но как ты можешь его помнить? - Сириус был поражен.

- Я знаю, что делаю, - сказала Гермиона. - Я запомнила рецепт этого зелья ещё на третьем курсе, когда узнала, что профессор Люпин... то есть Ремус – оборотень. Тогда я прочитала всё, что касается оборотней.

- Зачем?

- Это было необходимо. Я не знала, был ли кто-то ещё осведомлен о том, что он оборотень. А он проводил много времени с Гарри, и я хотела понять его.

- Ты не доверяла ему?

- Я этого не говорила, - Гермиона насупилась. - Ты должен меня понять. Нет, не важно, ты не поймешь, даже если захочешь.

- А ты попробуй объяснить.

Гермиона покачала головой:

- Это слишком длинная история. Я попытаюсь объяснить в двух словах. Для меня было важно, чтобы Гарри окружали надежные люди. Зная секрет Ремуса, я начала беспокоиться, поэтому решила узнать всё, что связанно с этим. И, слава Мерлину, я узнала о существовании одного зелья.

- Его ты сейчас и готовишь.

- Именно, - счастливо ответила Гермиона. - Теперь, я смогу быть рядом, когда он превращается.

- Ты действительно думаешь, что это хорошая идея? – Сириус прищурил глаза.

- Конечно, почему нет? Действие зелья продлится всю ночь в полнолуние, поэтому его разум будет с ним, а следовательно, я смогу находиться рядом, как ты, Джеймс и Питер, ведь Ремус не будет опасен.

- Ну, а если он не захочет, чтобы ты была с ним?

- Почему это не захочет?

- Ну, мало ли, - Сириус пожал плечами, Гермиона открыла рот, чтобы ответить, но тут заметила, что пятнадцать минут истекло, и зелье пора снимать с огня.

- Мерлин, я чуть не проворонила, зелье могло перекипеть! – девушка сняла котел с огня, добавила что-то и снова поставила на огонь. - По-моему, готово.

Сириус подошел к ней и взглянул на зелье:

- Не выглядит аппетитным.

- Оно и не должно быть аппетитным, - Гермиона сморщила нос, зелье пахло не приятней, чем выглядело. - Я так думаю, - добавила она.

- Теперь мы должны рассказать об этом Ремусу и заставить его выпить эту гадость? - поинтересовался Сириус.

- Он выпьет, - уверено ответила девушка. - Но нам не стоит трепаться об этом. Зелье пока не изобретено, и Дамблдор не обрадуется, узнав, чем я тут занимаюсь.

Сириус приподнял одну бровь:

- Так ты не спрашивала у Дамблдора разрешение? – Гермиона покачала головой, Сириус усмехнулся. - Удивила, я и не думал, что у тебя есть смелость на безрассудные поступки.

- Они не безрассудные, - запротестовала Гермиона. - Я должна была сделать что-то для Ремуса. Я не хотела упускать шанс, а профессор Дамблдор просто не узнает об этом.

- Легче просить прощение, чем разрешение.

- Примерно это я и имела в виду. Пошли.

- Что будешь делать с остальной частью зелья?

- Не беспокойся, - успокоила девушка, - оно будет здесь, возьму, когда понадобится ещё.

- Ага, а когда расскажешь Ремусу?

- Завтра ночью, - Гермиона спокойно улыбнулась, хотя ей самой не терпелось поделиться с Ремусом.


***

Гермиона и Ремус молча сидели на краю кровати Люпина, наклонившись друг к другу. Гермиона попросила Сириуса увести мальчишек, чтобы они ей не мешали. Она уже протянула Ремусу зелье и теперь ждала его ответ.

Ремус вертел бутылку в руках, будто не верил, что зелье действительно способно помочь ему.

- Ну, - начала Гермиона после нескольких минут тишины, - что ты думаешь?

- Я не знаю, что и думать, - мягко ответил Ремус. - Я не могу выразить это словами.

Гермиона улыбнулась, рассматривая его профиль.

- Ты рад? – в голосе девушки звучала надежда.

Он посмотрел на неё и закрыл глаза

- Это самая замечательная вещь, которую кто-либо делал для меня. Мне жаль, что я не могу объяснить, что чувствую.

- Ты можешь ничего не говорить, - улыбнулась девушка. - Я счастлива, что сварила его для тебя. Я хотела бы сделать для тебя большее, - девушка прижалась губами к его щеке. – Полнолуние через два дня. Ты должен начать принимать это зелье уже сейчас.

Ремус откупорил бутылку и сделал глоток:

- Фу, какая гадость!

- Я знаю, - мягко рассмеялась Гермиона.

- Может мне перемешать его с сахаром или с чем-то другим...

- Нет, - Гермиона продолжала улыбаться, - тогда оно будет сладким, но бесполезным.

- Фу, ужасно, - Ремус сморщил нос. - Это действительно поможет мне... ну, сама понимаешь как?

- Да, и значит, что я смогу быть с тобой во время твоих превращений! – Ремус с испугом посмотрел на неё, но Гермиона, казалось, не замечала его взгляда. - Я знаю, что мальчики думают, что это большой риск, они убегают из Хогвартса в Хогсмид... А теперь я могу пойти с вами.

- Эмм... Гермиона, - попытался перебить девушку Ремус.

- Скажу по правде, - продолжала Гермиона, не слыша его, - я не откажусь от ночных приключений, - усмехнулась она, - по которым очень скучаю. Мы с Гарри и Роном не раз делали ночные вылазки.

- Гермиона...

- Я так волнуюсь, - Гермиона улыбнулась. Она наклонилась и быстро поцеловала Ремуса. - Я лучше пойду, не хочу, чтобы меня увидели в спальне мальчиков с тобой наедине, - резво спрыгнула с кровати и побежала к двери. Она выбежала из комнаты, а Ремус так и не успел сказать ни слова.

Он не знал, сколько просидел в одиночестве, пока мальчики не вернулись.

- Надеюсь, мы не помешаем? - крикнул Джеймс из-за закрытой двери.

- Нет, она уже ушла, - Ремус повернулся в сторону двери.

- Она отдала тебе его? – спросил Сириус.

- Да, - Ремус показал наполовину отпитую бутылку.

Сириус усмехнулся.

- Что это? – странным голосом поинтересовался Питер.

Ремус нахмурился и поставил бутылку в свой шкаф:

- Ничего.

Питер взглянул на Сириуса, потом перевел взгляд на Джеймса. Джеймс и Сириус улыбались.

- Они знают, - обиженно сказал Питтегрю, - а я нет, почему?

- Это не важно, Питер, - сказал Сириус раздраженным голосом.

- Всё ясно. Вы втроем знаете, но не хотите говорить мне. С тех пор, как я вернулся с каникул, вы стали очень странными.

Три мальчика переглянулись, затем одновременно достали из своих чемоданов пижамы и начали переодеваться.

- Что вы делаете? – заныл Питер. - Я сделал что-то не так?

- Нет, - в голосе Джеймса чувствовалась досада, - просто мы не хотим ссориться.

- Это значит, не хотим ссориться? Когда три твоих лучших друга одновременно отворачиваются от тебя? – Питер переводил взгляд с одного мальчика на другого, но ни один из них не посмотрел на него. - Это она? Да? Она наговаривает на меня, чтобы мы поссорились?

Ремус напрягся и медленно повернулся к Питеру:

- Почему ты так думаешь?

Питер немного остыл, но он все ещё был очень обижен.

- Вы знаете, кто она.

Ремус подошел к Питеру.

- Ремус, - громко сказал Джеймс и покачал головой. Питер отошел в сторону от Люпина. Питтегрю посмотрел в спину своим друзьям, которые опять занялись своими делами.

- Я хочу, чтобы эта грязнокровка вернулась туда, откуда пришла!!! – закричал Питтегрю и выбежал из комнаты.

Джеймс, Сириус и Питер переглянулись

- Это не очень хорошо, - громко сказал Джеймс, - Питер пока ничего не сделал.

- Пока, - заметил Сириус.

- Но... – настаивал Джеймс, - мы не должны так себя вести с ним, это неправильно!

- Джеймс, он виноват в твоей смерти. Он расскажет всё Тому-Кого-Нельзя-Называть.

- Но я жив! – ответил Джеймс.

- Пока, - повторил Сириус.

- Мы наказываем его за то, чего он пока не делал, - настаивал на своем Джеймс. - Мы поступаем неправильно, я уверен, Гермиона согласится со мной.

- Я так не думаю, - покачал головой Сириус.

- Нет, Сириус, Джеймс прав. Гермиона не одобрит то, что мы сделали, - заметил Ремус.

- Он только что назвал твою девушку грязнокровкой, - закричал Сириус, - а ты защищаешь его?!

- Он был сердит, - рассуждал Ремус.

- Ну и что, я тоже, - ответил Сириус. - Но я не могу забыть, что она рассказала нам, я уверен, так же это не может забыть ни один из вас.

- Я не говорю об этом, - покачал головой Джеймс, - но мы должны хотя бы попытаться вести себя с Питером нормально.

- Что? После того, как узнали, что Питер в будущем будет виноват в смерти многих из нас? Я не могу сделать это.

- Попытайся, - попросил Ремус, - а то будет только хуже. Если мы все отвернемся от него, он пойдет прямо к Сам-Знаешь-Кому. Если мы останемся друзьями сейчас, то можем сохранить нашу дружбу и в будущем.

В это время Питер стоял, прижавшись ухом к двери, и слушал разговор, открыв рот.



Глава 11.

Гермиона сидела за своим конспектом по зельеварению и занималась, она хотела повторить все, что было пройдено к этому времени. Девушка закрыла глаза и потерла их руками, отгоняя сон. Снова открыв глаза, она вскрикнула от неожиданности - прямо перед ней стоял Питер.
- Ты испугал меня, Питер, - сказала Гермиона, невольно поднося руку к сердцу. - Что ты тут делаешь?
- Я подумал, что мне надо повторить кое-что перед завтрашними уроками, - ответил он, садясь.
- А… - протянула Гермиона.
- Да, - Питер открыл перед собой книгу. - Но я вряд ли хорошо сдам Ж.А.Б.А. Хотя я не должен был тебе этого говорить...
- Нет, Питер, - как можно вежливей сказала Гермиона, - тебе просто не хватает веры в себя.
- О нет, - грустно возразил Питтегрю. - Похоже, я безнадежный случай. К тому же, в отличие от всех, я не испытываю к тебе особой симпатии, а ты, видимо, знаешь все обо всех.
Сузив глаза, Гермиона, посмотрела на Питера, который, склонившись над учебником, быстро листал его.
- Например, ты знала секрет Ремуса, - заметил Питер как бы между прочим. Гермиона напряглась и, не мигая, посмотрела на Питера, ожидая, что он еще скажет.
- Это было что-то, - продолжил он, стараясь не встречаться с ней взглядом. - Это очень подействовало на Джеймса, Сириуса, да и на меня тоже. Я всегда считал, что это навсегда останется тайной только мародеров, - Питер замолчал, но Гермиона ничего не ответила, поэтому он заговорил дальше. - Теперь все должны быть осторожны со своими секретами, ведь ты неподалеку
- Я никогда не обижаю людей, которых люблю, - тихо сказала Гермиона, её голос был совершенно серьезен, - им нечего бояться.
- О, я представляю, как счастлив Ремус. Мне плохо даже от мысли о том, что бы ты сделала, если не любила его так сильно, - сказал Питер, вставая.
Гермиона наблюдала, как Питер ходит по комнате. Питтегрю был совершенно спокоен, и даже по его голосу было невозможно угадать, что именно он чувствует. Сейчас он был холоден и расчетлив. Каждое слово, произнесенное им, имело определенный смысл, каждый жест что-то значил. Впервые Гермиона увидела Питера без его обычного притворства, сейчас перед ней был настоящий Питер Питтегрю. Он действительно был хорошим актером.
После нескольких минут тишины, он поднял глаза на Гермиону:
- Я говорю, что-то неправильно? – спросил он невинным тоном.
- Нет, - Гермиона быстро отвела взгляд, и посмотрела в книгу. Питер сделал то же самое, и они оба довольно долго читали молча.
- Гермиона, - громко сказал Питер, - я хотел бы полюбопытствовать, ты собираешься уехать во Францию после окончания школы или остаться в Англии?
Гермиона наклонила голову так, чтобы видеть, чем он занимается.
- Я не решила.
- Я уверен, твои друзья и родители очень скучают.
- Да, я тоже так думаю, - Гермиона заставила себя не отрывать взгляд от конспекта.
- Они не пишут тебе, не так ли? Я имею в виду, что ты никогда не получаешь письма за завтраком, а на Рождество ты поехала не домой, а гостила у Джеймса. Такое ощущение, что у тебя нет знакомых вообще.
Гермиона открыла рот, чтобы ответить, но тут она увидела Ремуса, идущего к их столу. Она никогда не была так рада ему. Питер обернулся, чтобы проследить, куда она смотрит, затем взглянул на Гермиону и, склонившись над свитком пергамента, начал что-то строчить там.
- Я знал, что смогу найти тебя здесь, - улыбнувшись, сказал Ремус, потом, заметив взволнованное лицо Гермионы, обеспокоено спросил. - Что-то произошло? – Ремус угрожающе посмотрел на Питера, но если Питтегрю и заметил этот взгляд, то вида не подал.
- Ничего, - Гермиона широко улыбнулась. - Ты пришел, чтобы похитить меня из библиотеки? – голос Гермионы звучал наигранно оживленно.
- Да, - медленно сказал Ремус. Юноша нахмурился, и Гермиона обратила внимание на слегка обеспокоенное выражение его лица.
- Хорошо, я пойду с тобой, - Гермиона начала собирать учебники в сумку.
- Я тоже, - голос Питера звучал так же оживленно, как и у Гермионы. Он встал, но взгляд Гермионы остановил его.
- Нет, тебе, пожалуй, лучше остаться. Ты же сам говорил, что тебе надо получше подготовиться к экзаменам, - голос Гермионы звучал властно и уверенно. Девушка вышла из-за стола и взяла предложенную Ремусом руку, оставляя хмурого Питера в библиотеке одного.
- Что-то произошло? – спросил Ремус, когда они отошли достаточно далеко.
Гермиона обернулась, чтобы убедиться, что за ними никто не идет.
- Питер что-то узнал, - тихо ответила она. Она явно была чем-то озабочена, и Ремус почувствовал еле уловимую дрожь её руки.
- Что он тебе говорил? – спросил Ремус свирепо, поворачиваясь к библиотеке, будто собирался вернуться и набросится на Питтегрю.
Гермиона схватила его за руку и потянула к себе.
- Ничего он не сказал, - Гермиона была явно взволнована. - Он говорил намеками, это так необычно. У меня создалось впечатление, будто он пытался прочесть мои мысли, - Гермиона нерешительно рассмеялась. - Теперь я не смогу уснуть, ты должен помочь мне в этом.
- Пошли, - Ремус повел её прочь от библиотеки. По пути они остановились в каком-то темном коридоре.
- Ремус, - прошептала Гермиона, - возможно, мне будет жаль, что я рассказала тебе об этом, я не хочу, чтобы ты беспокоился, но... Питер действительно очень испугал меня. Если Питер узнает, откуда я... – Гермиона задрожала.
Ремус обнял ее за талию и притянул поближе к себе. Девушка закрыла глаза, положив голову ему на грудь.
Он прекрасно понимал, что произойдет, если Питер узнает, откуда Гермиона. Он понимал, почему это её так сильно напугало, и был испуган сам.
- Почему сейчас? – спросила она нетерпеливо. - Что заставило его спрашивать об этом именно сейчас?
- Я думаю, это наша вина. Сириуса, Джеймса и моя, - с сожалением проговорил Ремус.
- Что произошло?
- Просто, мы были необоснованно жестоки с ним вчера. Мы должны были вести себя, словно ничего не знаем, но не смогли. Питер, думаю, почувствовал, будто мы его предали. Он обвинил нас в измене, сказал, что это ты виновата. Мы поссорились вчера вечером.
Гермиона кивнула, слегка успокаиваясь.
- У меня уже паранойя, мне мерещаться вещи, которых нет. Наверное, он делал это из ревности.
- Наверно, - согласился Ремус. - Он ревнив. Мне жаль, что он напугал тебя.
- Я не хочу больше вспоминать об этом, - сказала Гермиона, обвивая руками его шею, и поцеловала, осторожно касаясь холодными пальцами его щеки, Ремус вздрогнул.
Он мягко провел рукой по её спине, расстегнул верхние пуговицы на блузке, притянул Гермиону к себе и легко поцеловал в плечо. Девушка тяжело и часто задышала и запустила пальцы в волосы Ремуса. Гермиона томно застонала, что заставило Ремуса резко отстраниться от неё. Юноша ужаснулся силе их страсти.
Он отодвинулся от неё, стараясь перевести дух. Гермиона почувствовала, что ей сразу стало холодно.
- Что такое? – спросила она
- Ничего, - сказал Ремус, отходя ещё на шаг от неё, - уже довольно поздно.
- Ты хочешь назвать это время ночью? – насмешливо посмотрела на него Гермиона.
- Не важно.
- Но нам же хорошо вместе, - Гермиона улыбнулась, - тебе так не кажется?
- Слишком хорошо, - юноша попытался отшутиться в ответ.
- Так в чем проблема? – девушка сделала шаг к Ремусу, он тут же отступил ещё дальше. - Ремус?
- Позволь мне проводить тебя в башню Гриффиндора? – с мольбой в голосе сказал Люпин.
- Хорошо, - медленно проговорила Гермиона, - если ты этого хочешь...
Он кивнул и поспешил в сторону Гриффиндорской башни, Гермиона еле поспевала за ним. Когда они дошли до лестницы, ведущей в спальню мальчиков, Ремус быстро чмокнул Гермиону в щеку и поспешил наверх.
Джеймс и Сириус уже лежали в своих кроватях, но не спали, а о чем-то беседовали. Когда Ремус вошел, ребята посмотрели на него с любопытством.
- Ну что, Лунатик? – спросил Джеймс.
- Ничего, - Ремус постарался восстановить дыхание, - просто я устал перед полнолунием, оно ведь завтра.
- Ты поговорил с Гермионой об этом? – поинтересовался Сириус.
- Черт, - выругался Ремус. - Я забыл, она отвлекла меня...
Джеймс и Сириус, переглянувшись, понимающе усмехнулись.
- Это не смешно, - заметил Ремус. - Зачем ей идти туда?
- Лунатик, это сделка, - ответил Джеймс. - Она дала тебе зелье из будущего, чтобы ты был безопасен, теперь она хочет идти с нами, а почему бы и нет?
- Как насчет Питера? – ответил вопросом на вопрос Ремус. - Он ведь не знает, что ей известно, что мы анимаги.
- Мы позаботимся об этом. Питер не пойдет с нами завтра.
- Это не имеет значения. Я не хочу, чтобы она шла, особенно после того, что произошло между нами сегодня вечером.
- Да? И что произошло? – Сириус подпер голову рукой, чтобы лучше видеть выражение лица Ремуса.
- Я почти потерял контроль, - проворчал Ремус, ложась на свою кровать. - Она иногда ведет себя так, что забываешь обо всем на свете.
Джеймс и Сириус переглянулись
- Что ты имеешь в виду? – спросил Сириус.
Ремус покраснел при мысли, что он вынужден говорить об этом с кем-то, пусть даже со своими лучшими друзьями.
- Вы должны понять, как это для меня трудно. Я должен быть более сдержан перед полнолунием.
Оба мальчика кивнули. Когда Ремус был младше, он становился очень раздражительным перед полнолунием, но с возрастом он научился это контролировать. И с тех пор он редко бывал неадекватен.
- Да, мой характер... Я должен научиться держать себя в руках.
Сириус и Джеймс смотрели на него с пониманием.
- Я повел себя как дурак. Хорошо хоть, я смог вовремя остановиться, - добавил Ремус горько.
- Я уверен, что все не так плохо, как ты говоришь, - сочувствующе сказал Джеймс.
- Что ты имеешь в виду под словами «вел себя как дурак», - спросил Сириус. Он сел прямо. - Ты не сделал ничего такого, что могло бы её обидеть?
- Нет, конечно, нет, - Ремус повысил голос. - Я бы никогда... хватит об этом! Я просто не хочу, чтобы она видела меня оборотнем.
- Позволь ей, - Сириус снова лег, – это придаст ей веру в себя.
- Я и не ждал, что вы поймете, - его голос дрожал. - Как ты можешь так говорить?
Сириус и Джеймс не знали, что на это ответить.
- Если хочешь, я могу поговорить с ней,- предложил Сириус.
Ремус посмотрел на него с благодарностью, ему стало неловко за свою грубость.
- Спасибо, - ответил он тихо, в глубине души радуясь, что у него есть такие замечательные друзья.
Ремус упал на кровать.
- Кстати, где Питер? – спросил он.
- Кто его знает, - махнул рукой Джеймс.
- И кого это интересует, - добавил Сириус.
- Он был в библиотеке с Гермионой, и я подумал, что он мог вернуться, - продолжил Ремус. - Гермиона очень нервничала, он задавал ей разные вопросы, намекая на её прошлое. Мы должны быть осторожнее.
- С ней все в порядке? – спросил Сириус, снова садясь на кровати.
- Она сказала, что с ней все отлично, но я уверен, что он действительно очень напугал её своими словами.
- Давайте не будем париться из-за Питера сегодня, - предложил Джеймс, зевая. - Я очень устал, а завтра утром у нас сдвоенное Зельеварение, - он пробормотал заклинание, чтобы выключить свет, и поудобнее устроился в кровати. Джеймс и Сириус уснули почти сразу, а Ремус еще долго ворочался. Он вспоминал все, что случилось вечером, а потом, не дождавшись Питера, около полуночи, наконец, уснул.

*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*

У Сириуса не было шанса поговорить с Гермионой между завтраком и первым уроком. Они с Джеймсом, как обычно, прибежали в последнюю минуту и еле успели съесть по тосту и выпить стакан сока. Сириус решил поговорить с девушкой за обедом, но на него она не явилась.
- Ты поговорил с ней?- шепотом спросил Ремус.
- Утром не получилось. Я собирался сделать это за обедом, но она не пришла. Не знаешь, где она?
- Наверное, учится в библиотеке, - Ремус улыбнулся сам себе. - Она постоянно что-то учит. Но, думаю, что она поужинает тут, не пропустит же она и обед, и ужин.
- Да–да, - задумчиво согласился Сириус, он должен успеть поговорить с Гермионой до наступления темноты.
На уроках после обеда ребята были очень заняты. Сириус, Джеймс и Питер спешили на маггловедение, когда их остановил профессор Дамблдор
- Мистер Блэк, мистер Поттер, могу я поговорить с вами?
- Иди, Питер, - стараясь, чтобы это звучало достаточно любезно, сказал Джеймс. - Мы догоним тебя.
Питер пожал плечами, будто ему было все равно, и продолжил путь на урок.
Джеймс и Сириус виновато посмотрели на Дамблдора, который загадочно улыбался. Они не доставляли много проблем директору последнее время, но довольно часто попадали в разные ситуации раньше, поэтому то, что Дамблдор захотел поговорить с ними с глазу на глаз, не было хорошим знаком.
Чтобы скрыть смешок, Дамблдор прокашлялся:
- Я надеялся, что вы сможете помочь мне в одном деле.
Джеймс и Сириус удивленно переглянулись, но тут же кивнули.
- Не могли бы вы проводить мистера Люпина сегодня вечером. Я не могу этим заняться, потому что меня вызывают по неотложному делу в Министерство Магии.
- Конечно, - тут же согласился Джеймс, хотя и был удивлен.
- Почему этим не могут заняться другие учителя? – спросил Сириус.
- Профессора, которые знают тайну мистера Люпина, очень заняты сегодня вечером. Я верю вам, вы знаете об этом давно и думаю, что у вас все получится, - закончил директор серьезно.
Ребята явно гордились оказанным доверием.
- Мы позаботимся о нем, сэр, - заверил Сириус.
- Но прошу вас уйти из Воющей Хижины, до того, как он начнет трансформироваться. Никаких шуток, - строго добавил Дамблдор.
Они кивнули.
- Хорошо, - улыбнулся Дамблдор, - можете идти.
Мальчики переглянулись и поспешили на маггловедение.

*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*

Сириус и Джеймс встретились с Ремусом перед закатом.

Ремус пристально посмотрел на садящееся солнце и решил, что пора спускаться вниз. Он не нервничал перед превращением уже несколько лет, но сегодня все же немного волновался. Если зелье Гермионы действительно сработает, то сегодня перед ним откроются новые возможности. Он не должен будет прятаться раз в месяц от семьи и друзей. Об этом он раньше и не мечтал.

Вдруг Ремус услышал шаги за собой, обернулся и увидел двух своих лучших друзей.
- Джеймс, Сириус, что вы тут делаете?
- Дамблдор попросил, чтобы мы тебя проводили, - тихо объяснил Сириус. - У него сегодня какое-то собрание.
- Ладно, - легко согласился Ремус, - поспешим, солнце почти село.
Джеймс вытащил плащ-невидимку и оглянулся, чтобы убедиться, что поблизости никого нет. Практически все ученики были на ужине, поэтому поблизости действительно было пусто. Поттер накинул на друзей плащ так, что они были укрыты им полностью.
Ребята медленно подошли к Гремучей Иве, коснулись определенного сучка, обездвижив дерево, и беспрепятственно смогли попасть внутрь. Джеймс снял плащ как только они оказались в коридоре. Ремус прислонился к стене, он чувствовал приближение полной луны.
- С тобой все в порядке? – спросил Джеймс.
Ремус устало кивнул.
- Просто помогите мне дойти до хижины, – попросил он слабым голосом.
Джеймс помог Ремусу опереться на него, а Сириус шел в нескольких шагах от них, освещая путь с помощью волшебной палочки.
- Быстрее, - сказал Ремус, стиснув зубы. Он уже почувствовал знакомую тесноту в теле, будто что-то, сидящее в нем, было готово вырваться наружу.
- Ремус!
Ребята обернулись на голос и разом побледнели. Гермиона с озабоченным видом спешила к ним. Ремус в ужасе посмотрел сначала на неё, потом на Сириуса.
- Извини, - в шоке прошептал Сириус, - я не успел поговорить с ней.
- Гермиона, что ты здесь делаешь? – спросил Ремус.
Гермиона удивленно взглянула на него:
- Что это значит? Я же говорила тебе об этом. Я хочу убедиться, что зелье работает.
Новая волна боли накатила на Ремуса. Он чуть не упал, но Джеймс вовремя помог ему. Гермиона протянула Ремусу руку, но тот оттолкнул её.
- Я не хочу, чтобы ты тут оставалась, - с трудом проговорил он.
- Что? – в голосе девушки звучала обида. - Почему?
- Я не хочу, чтобы ты видела меня в этот момент, - сердито ответил Люпин.
- Но я беспокоюсь...
- Давайте вы поговорите об этом позже, - сказал Джеймс. - Мы должны отвести Ремуса в Воющую Хижину как можно скорее, - Джеймс дал Ремусу опереться на него, и они пошли вперед. Гермиона поспешила за ними, но Сириус, поймав за руку, остановил её.
- Гермиона, он не хочет, чтобы ты шла туда.
- У него нет причин стыдиться. Мне все равно, что он оборотень, - сказала Гермиона, пытаясь вырвать руку.
- Но ему не все равно, - сказал Сириус, отпуская её руку. - Ты же сама видела, что он не хочет этого, и ты должна уважать его, и его решения.
Гермиона сердито посмотрела на Сириуса, потирая слегка ноющую руку. Девушка оттолкнула его и направилась к выходу из тоннеля. Сириус сначала собирался побежать за ней, но, вспомнив, что Джеймсу может понадобиться помощь, поспешил в сторону Воющей Хижины.
Гермиона вышла из тоннеля, легко преодолела ветки Ивы и поспешила к замку. Девушка осталась ждать их, сев неподалеку от входа в Хогвартс. Она закрыла глаза и безмолвно молилась лишь о том, чтобы зелье подействовало.
Погрузившись в свои мысли, она чуть не подпрыгнула от страха, когда чья-то рука коснулась её плеча. Увидев, что Сириус радостно улыбается, она поняла, что её молитвы были услышаны. Гермиона вскочила на ноги, игнорируя руку, предложенную Сириусом. Блэк засмеялся.
- Получилось? – спросила она, хотя вопрос был совсем необязателен.
- Да, - усмехнулся Сириус. - Ты - просто гений!
Она рассмеялась, склонив голову.
- Пошли, - Гермиона взяла Сириуса за руку и потянула к Иве, но тот не сделал ни шагу. - Сириус, пошли, я хочу видеть его.
- Гермиона, он не хочет, чтобы ты приходила, - Сириус покачал головой.
- Но он же не опасен и может не бояться за меня, - она непонимающе посмотрела на юношу.
- Он просто не хочет, - твердо повторил Сириус, - мне жаль.
Гермиона задумчиво кивнула, радость только что наполнявшая её, испарилась без следа.
Сириус нахмурился:
- Пойми, такой он человек. Ты ни в чем не виновата.
- Видимо, немного виновата, - грустно ответила девушка. - Вам же он позволяет быть с ним.
- Он не чувствует к нам того, что чувствует к тебе, - пояснил Сириус
Гермиона улыбнулась:
- Ты прав. Я вечно забываю все на свете. Сложно быть оторванной от жизни.
- Ты не такая.
- Я просто хотела помочь ему.
- И ты это сделала.
Гермиона снова кивнула
- Тебе пора вниз. Для вас троих это будет длинная ночь.
- Если хочешь, я останусь с тобой, - предложил Сириус.
- Нет, Гермиона отодвинула его руку. - Иди, вы там отлично проведете время.
Сириус усмехнулся и пошел к Иве. Гермиона смотрела ему вслед и не заметила, как мимо неё пробежала серая крыса и сразу скрылась за углом.



Глава 12.

Когда Сириус и Джеймс тихо вошли в гостиную Гриффиндора, на часах было 5:30 утра. Мальчики устали от полной опасностей и риска ночи. Они уже было собирались пойти в свою комнату, чтобы лечь спать, как заметили Гермиону. Она лежала на одном из диванов около камина.
Сириус легонько потряс её за плечо. Девушка открыла глаза и сонно улыбнулась, увидев ребят.
- Утро, - пробормотала она, - который час?
- Примерно полшестого, - тихо ответил Сириус.
- Ну, как все прошло? – Гермиона потянулась. Сириус в ответ лишь ухмыльнулся.
- Мы только что проводили Ремуса в больничное крыло, - громко сказал Джеймс.
- Как он?
- Нормально, - ответил Джеймс, - устал как обычно.
- Вы тоже выглядите уставшими, - улыбнулась Гермиона, - идите спать.
- Да, мамочка, - передразнил ее Сириус и тут же зевнул.
Гермиона хихикнула.
- Идите спать, - повторила она. Девушка дождалась, пока мальчики скроются в своей комнате, встала, поправила покрывало на диване и поспешила в больничное крыло. Она хотела успеть повидать Ремуса прежде, чем тот уснет.
Выйдя из башни Гриффиндора, она повернула к коридору, который вел в больничное крыло. На лестнице сидел Питер. Гермиона не смогла бы пройти незамеченной, как ей бы этого не хотелось. Питер выглядел утомленным.
Гермиона глубоко вздохнула и тихо позвала:
- Питер.
Мальчик обернулся, посмотрев на нее воспаленными покрасневшими глазами.
- Чего тебе? – сердито спросил он.
- С тобой все в порядке?
- С каких пор это тебя интересует? – огрызнулся Питер.
- Почему ты так говоришь? – прошептала Гермиона. - Можно мне сесть рядом?
Питер ничего не ответил. Гермиона села недалеко от него, но все же на безопасном расстоянии.
- Почему ты не идешь спать? – спросила Гермиона, Питер молчал. Девушка уже было собиралась продолжить свой путь в больничное крыло, как Питер медленно повернул к ней голову и произнес:
- Это несправедливо. Они были моими друзьями дольше, чем твоими.
- Они все ещё твои друзья, - девушка опустила глаза.
- Нет, - горько сказал Питтегрю, - они даже не разговаривают со мной из-за тебя.
- Это неправда, - возразила Гермиона, прекрасно понимая, что Питер прав.
- Правда, - мальчик холодно рассмеялся. - Я просто хочу знать, за что? Что я тебе сделал?
- Ничего, - Гермионе стало страшно. Питер был прав, это она была виновна в их ссоре. Она совсем не не подумала о Питере. Никто не имел права осуждать его за те поступки, которые он еще не совершил. Поступки, которые она может помочь не допустить, исправить, и тогда причин для ссор не будет вовсе.
- Знаешь, все сейчас очень волнуются перед Ж.А.Б.А - стресс, нервы… Я уверена, они не хотели тебя обидеть.
Питер, с сомнением посмотрел на Гермиону.
- Если хочешь, я поговорю с мальчиками, - предложила Гермиона.
- Правда? – Питер посмотрел на девушку с возросшим интересом..
- Конечно, - улыбнулась она.
Питер улыбнулся в ответ.
- Спасибо, - сказал он гораздо мягче. – Возможно, я был не прав.
- Наверно, и я была не права, - кивнула Гермиона. - Может, стоит начать все с начала?
- Отлично, - охотно согласился Питер. - А теперь я пойду спать, а ты иди в больничное крыло.
Гермиона удивленно уставилась на него.
Питер улыбнулся:
- Ты же хотела повидать Ремуса, не так ли?
- Так, - медленно ответила Гермиона. - Спокойной ночи.
- И тебе, Гермиона.
Питер направился в сторону спальни. Он улыбался, радуясь тому, как легко у него получилось провести девчонку. Как только она скрылась из виду, Питер превратился в крысу и побежал за ней.
Гермиона тихо вошла в больничное крыло, увидев её, Ремус заулыбался.
- Хватит пробираться сюда как шпион, - прошептал юноша, когда она была совсем рядом.
Гермиона зарделась:
- Ну, если ты против, я могла бы остаться у себя и вообще не приходить- игривым тоном сказала Гермиона. Ремус поймал её руку.
- Нет, я просто пошутил, - поспешно сказал Люпин. Он сел и быстро поцеловал девушку.
Счастливо улыбаясь, она присела рядом.
- Извини, что все так вышло прошлой ночью, - Ремус приобнял ее за талию.
- Нет, это я должна извиняться, - ответила Гермиона, - я не должна была идти туда, не предупредив тебя. Кстати, Сириус сказал, что зелье подействовало.
- Да, все прошло великолепно. Джеймс и Сириус не превращались в животных, пока мы были в Воющей Хижине. Когда я смотрел на них, то понимал кто они, и у меня не было желания наброситься, растерзать их. Мне сложно объяснить это... это было просто великолепно, - опять повторился Ремус. - Большое спасибо! Я даже не знаю, как тебя толком отблагодарить.
- Не стоит, - нежно произнесла Гермиона. - Ты счастлив, а это все, чего я хочу.
- Я счастлив, - Ремус провел рукой по щеке девушки, - я счастливее, чем был когда-либо.
Гермиона улыбнулась и наклонилась к Ремусу.
- А ты счастлива? – тихо спросил он.
- Да, - Гермиону немного удивил его вопрос.
- Правда?
Гермиона отвела взгляд:
- Здесь у меня были и хорошие, и плохие дни, но позитива было все же больше.
- Знаешь, тебе никто не заменит того, что ты потеряла. Я никогда не смогу заменить тебе твоих старых друзей и родителей, но я сделаю все, что в моих силах. Я попытаюсь сделать все, чтобы ты не чувствовала себя одинокой.
Гермиона удивилась словам Ремуса, на глаза девушки набежали слезы, и она, смутившись, быстро вытерла их. В горле пересохло, и девушка не могла произнести ни слова. Так они посидели несколько минут в тишине. После чего Ремус поцеловал Гермиону в лоб:
- Не беспокойся ни о чем.
Гермиона почувствовала прилив нежности. Он смог подобрать нужные слова, интонацию, которые не обидели и не расстроили ее и от этого ей стало значительно лучше.
- Ты, наверное, хочешь улыбнуться? – шутя, произнес Ремус.
Гермиона мягко рассмеялась.
- Да, именно это я и хотела сделать, - Гермиона улыбнулась. – Думаю, мне уже пора... Ты ведь хочешь отдохнуть?
- Не уходи, - попросил Ремус, - я совсем не устал.
Гермиона с сомнением посмотрела на него.
- Правда, ничуть не устал, - добавил он. - Побудь со мной, давай поговорим.
- Ну ладно, - Гермиона снова опустилась на кровать. - О чем ты хочешь поговорить?
- Эмм... – Ремус на секунду задумался. – О, я, кажется, придумал.
- Да?
- Чем ты собираешься заняться, когда мы окончим школу?
Гермиона пожала плечами.
- Я бы хотела получить работу в Министерстве, хотя, скорее всего, это будет сложно. Они ведь захотят проверить мое прошлое. А его нет. Я уже думала об этом. Тут все не так просто.
Ремус грустно улыбнулся:
- Ты говорила об этом с Дамблдором?
- Я не хочу просить его о помощи, он и так уже довольно много сделал для меня.
- Я понимаю.
- Да, ведь Дамблдор очень помог и тебе.
- Я никогда не смогу отблагодарить его, - сказал Ремус. - Ни один другой директор не позволил бы мне ходить в школу, зная, кто я такой.
- А ты сам уже думал, чем будешь заниматься после окончания школы?
- Хм, - хмыкнул Ремус, - выбор невелик. Я не могу идти в Министерство, но сомневаюсь, что и частные фирмы с охотой примут на работу оборотня.
- Почему ты не можешь работать в Министерстве? Ведь нет закона, запрещающего это!
Гермиона искренне удивилась, она совершенно точно не помнила ни одного закона запрещающего оборотням свободно наниматься на работу.
- В принципе, это так, как ты и говоришь, - согласился Ремус, - но работодатели могут проверить мое прошлое и узнать, что я оборотень…
- Быть оборотнем – не значит быть плохим человеком! – порывисто прервала его Гермиона. - А ты замечательный человек!
- Спасибо, - скромно пробормотал Ремус. Он прочистил горло и продолжил. - Я бы стал работать на Министерство, если бы у меня получилось сохранить свою тайну. Я видел анкеты, которые заполняли Джеймс и Сириус. Они должны были ответить на множество вопросов, которые мне следует избегать.
- Анкеты для чего? – поинтересовалась девушка.
- Анкеты для того, чтобы стать Мракоборцем, - заявил Ремус. - Они получили их только после Рождества.
- О, это же замечательно. А почему они ничего об этом не говорили?
Ремус пожал плечами:
- Наверное, подумали, что тебе это уже известно. Они уедут на месяц раньше, чем мы окончим школу, - Ремус пытался скрыть горечь в своем голосе.
- Ты бы хотел поехать с ними?
Ремус снова пожал плечами, но ничего не ответил.
- А Питер? – поинтересовалась Гермиона. Ремус рассмеялся:
- Он пытался поступить, но его не приняли.
- Бедный, - посочувствовала Гермиона, - он расстроился?
- Скорее наоборот, он почувствовал облегчение. У Питера нет таланта, чтобы стать Мракоборцем, и он это прекрасно понимает.
- Тогда зачем он пытался поступить?
- Потому что так делали все. Когда Джеймс и Сириус отправили в Министерство заявление, он сделал то же самое, - ответил юноша.
- Знаешь, я бы хотела поговорить с тобой о Питере.
- Что именно тебя интересует? – устало спросил Ремус.
- Ремус, - начала девушка, - это серьезно. Ему очень больно, он не понимает, почему вы так резко отвернулись от него.
- Гермиона,- перебил её Люпин.
- Я серьезно, Ремус, это не правильно. Он пока ничего плохого не сделал.
- А пару дней назад в библиотеке? – напомнил Ремус, - Ты не защищала его тогда.
- Я знаю, но я была очень напугана и расстроена. Я говорила с ним сегодня…
- Что? – перебил её юноша. - Когда это ты говорила с ним?
- Перед тем, как прийти к тебе…
- Гермиона, я не хочу, чтобы ты оставалась с ним наедине. Он не любит тебя, и ты прекрасно знаешь, на что он способен.
- Ремус, я не маленькая и сама могу о себе позаботиться.
- Я нисколько в этом не сомневаюсь, но все же…
- Ну, Ремус, ты же знаешь, что поступаешь не правильно. Я так надеялась, что ты поговоришь с Джеймсом и Сириусом, и если ты этого не сделаешь, то это сделаю я!
Ремус нахмурился, но промолчал.
- Ну и отлично, - раздраженно сказала Гермиона.
- Ладно, я поговорю с ними, - нехотя согласился Ремус.
Гермиона просияла.
- Спасибо, - девушка чмокнула Ремуса в щеку.
- Пожалуй, я слишком быстро согласился…
Гермиона рассмеялась:
- Я всегда побеждаю.
- Держу пари, что тебе не раз удавалось обвести Гарри и Рона вокруг пальца.
- Если я не хотела, чтобы они что-то узнали, они никогда не узнавали об этом, - с достоинством произнесла Гермиона. Они оба рассмеялись, затем Гермиона снова наклонилась и поцеловала Ремуса. Они все ещё целовались, когда в комнату вошел третий.

- Кхм…
Ремус и Гермиона немедленно обернулись и тут же оба покраснели, а Гермиона спрыгнула с кровати.
- Профессор Дамблдор, - сказала пораженная Гермиона.
Глаза директора таинственно мерцали:
- Я не хотел мешать вам, - сказал он, загадочно улыбаясь, - я просто хотел дать мисс Грейнджер вот это.
Директор протянул девушке утренний «Ежедневный Пророк».
Гермиона взяла газету и посмотрела на титульный лист. Глаза девушки тут же расширились от удивления, а на лице появилась улыбка. Она ликующе взглянула на Дамблдора.
- Что там? – поинтересовался Ремус.
Она вручила ему газету.
- Это о Пожирателях Смерти.
Ремус быстро просмотрел статью.
- Тут написано, что задержали трех Пожирателей, которые пытались проникнуть в Министерство Магии.
Дамблдор понизил голос.
- Это те трое Пожирателей Смерти, о которых нам рассказала Гермиона, - в словах директора слышалась легкая гордость, и Гермиона засияла ещё сильнее. - Несколько моих друзей следили за ними и, когда Пожиратели вошли в Министерство, мои люди сообщили Мракоборцам. Пожирателей арестовали через несколько минут. Мы гордимся тобой, Гермиона.
Гермиона смущено опустила глаза.
- Я очень рада, что помогла вам, сэр.
Дамблдор пожал руку девушки.
- Вы очень много для нас значите.
- Спасибо, сэр, - прошептала Гермиона. Дамблдор улыбнулся и вышел из больничного крыла.
- Я и не знал, что ты рассказываешь что-то Дамблдору, - мягко сказал Ремус, когда директор ушел. - Ты никогда нам об этом не говорила.
- Дамблдор посчитал, что опасно для тебя, Джеймса и Сириуса, - нежно ответила Гермиона.
- А ты думаешь так же? – поинтересовался Ремус.
- Мне кажется, - начала Гермиона, - что было бы здорово сходить на одну из наших бесед с директором вместе с кем-то из вас. Тогда я бы не чувствовала себя такой одинокой.
- Но ты не одна, - возразил Ремус.
- Нет, - настаивала на своем девушка, - там я одна. Дамблдор объяснил мне, что если бы кто-то из вас узнал, о чем там мы говорим, вы все были бы в опасности. Поэтому будет лучше, если я продолжу ходить туда одна.
- Мне жаль, что я не могу защитить тебя, - голос Ремуса звучал расстроено.
- Ты не можешь защитить меня от самой себя. Это так, - вздохнула Гермиона, но тут же рассмеялась. - Послушай, давай не будем говорить о плохом. Сегодня прекрасный день. У нас первая маленькая победа, и я уверена, что это только начало.
- Ты права, - устало согласился Ремус, - поздравляю.
- Спасибо, - с улыбкой ответила Гермиона, - а сейчас, думаю, тебе и вправду пора отдохнуть.
Ремус открыл рот, чтобы возразить, но вместо этого зевнул.
- Смотри, - поддела его Гермиона, - я всегда права!
Ремус лег в кровать и закрыл глаза.
- Сладких снов, - прошептала Гермиона, затем наклонилась и мягко поцеловала Ремуса. Юноша приобнял ее за талию, притягивая к себе на кровать. Гермиона улыбнулась, все ещё прикасаясь своими губами к губам Ремуса. - Сладких снов, - повторила она, - увидимся вечером.
- Хорошо, - засыпая, пробормотал Ремус. – Приятных снов.
Гермиона смотрела на него ещё несколько секунд, прежде чем уйти.

Вечером все друзья, кроме Гермионы, сидели в гостиной Гриффиндора, болтая, шутя и смеясь. Гермиона пришла за несколько минут до отбоя, она тут же заметила компанию и направилась к ним.
Ремус увидел девушку и подвинулся, освобождая ей место. Гермиона улыбнулась всем собравшимся и села рядом с ним. Она устала, к тому же мало спала прошлой ночью, поэтому склонила голову на плечо обнявшего ее Люпина.
- Вы выглядите так мило, - улыбнувшись, сказала Лили.
Гермиона засмеялась.
- Я имею в виду, заметно, как сильно вы любите друг друга…
Ремус почувствовал, что Гермиона напряглась после этих слов, и они оба слегка покраснели. Сириус резко посмотрел на Лили, потом перевел взгляд на Гермиону и Ремуса.
Лили поняла свою ошибку и почувствовала себя не в своей тарелке. Джеймс переводил взгляд с Гермионы, которая больше не выглядела умиротворенной, на Сириуса, который выглядел обиженным.
Наступила неловкая тишина, которую нарушил вошедший в гостинную Питер. Джеймс тут же предложил ему присоединиться к ним.
Питер удивленно посмотрел на друга, но все же подсел к ним.
Ремус наклонился и прошептал на ухо Гермионе:
- Я поговорил с Джеймсом и Сириусом. Они пообещали, что не будут открыто показывать свою неприязнь.
- Спасибо, - улыбнувшись, тихо сказала Гермиона, - я знала, что могу рассчитывать на тебя.
После того, как к ним присоединился Питер, они просто болтали ни о чем. Инцидент с комментарием Лили был благополучно забыт.
Наступила ночь, друзья друг за другом покидали гостиную, направляясь в спальни. В гостиной Гриффиндора остались только Гермиона и Ремус. Они сидели, тесно прижавшись друг к другу, и Ремус нежно прикасался к ее ладоням. Девушка зевнула.
- Ты устала? – сонно спросил Ремус.
Она кивнула.
- Мне, наверно, пора спать, но, честно говоря, мне тут так хорошо и уютно…
- Тогда оставайся, - мягко предложил Ремус.
- Хорошо, - пробормотала Гермиона.
- Гермиона, - произнес Ремус через несколько секунд, девушка молчала, но по её дыханию он понял, что она ждет продолжения. Люпин крепче сжал руку девушки:
- я люблю тебя.

На площадке у спальни мальчиков, опершись на перила, стоял Сириус и молча смотрел вниз. Спустя некоторое время он развернулся и тихо ушел обратно в спальню.



Глава 13.

Гермиона и Лили сидели в библиотеке. Лили смотрела на Гермиону и явно хотела ей что-то сказать, но все никак не решалась. Гермиона в третий раз поймала на себе её взгляд.
- Лили, что-то не так? – спокойно поинтересовалась она.
- Я не хочу беспокоить тебя, - неопределенно ответила Лили.
Гермиона мягко рассмеялась:
- Ты уже беспокоишь, когда смотришь на меня так.
Лили нахмурилась.
- Извини, - Эванс раскрыла книгу и углубилась в чтение.
- Лили, - улыбнулась Грейнджер, - я пошутила. Что случилось?
Лили глубоко вздохнула:
- Я хотела поговорить о вчерашнем вечере… Мне очень жаль.
- Вчера вечером? А что случилось вчера вечером?
- Ты сама знаешь, - продолжила Лили. – То, что я сказала о тебе и Ремусе. Ну, то, что вы влюбленные.
- О, - Гермиона покраснела, - не беспокойся, я знаю, что ты не имела в виду ничего особенного.
И прежде чем Гермиона закончила, глаза Лили загорелись любопытством.
- А что ты к нему чувствуешь?
- Лили, - сказала она предупреждающим тоном.
- Да ладно, Гермиона, мы же друзья.
Гермиона улыбнулась.
- Если б я знала, я бы сказала тебе, - Гермиона собиралась вернуться к учебе, но Лили все еще с интересом смотрела на девушку. Такой ответ её явно не устраивал. - Мне приятно быть с ним, ему приятно быть со мной. И ничего больше.
- Но…
- Никаких но. Ремус не любит меня, за такой короткий срок невозможно полюбить.
- Ремус любит тебя, - сказала Лили, - даже если сейчас он это не осознает. Важно, что ты чувствуешь к нему.
Гермиона молчала.
- У тебя есть кто-то еще? – предположила Лили.
Грейнджер засмеялась.
- Кто-то еще? Парни постоянно ходят вокруг меня кругами и ежесекундно признаются в любви.
Лили не обратила внимания на шутку:
- А дома? Наверняка, у тебя дома есть парень.
- Нет, у меня дома нет парня, - уверенно ответила Гермиона.
- Ты имеешь в виду, что никогда ни с кем не встречалась?
- Я этого не говорила. Я сказала, что у меня не было парня на этот момент.
Лили взволнованно наклонилась вперед.
- Ага, значит, кто-то все же был до этого! Кто именно?
- А ты? У тебя был кто-то до Джеймса?
- Конечно, был, - легко ответила Лили. - Я и не собиралась встречаться с Джеймсом до этого года. Нет, он ухаживал за мной и давно предлагал встречаться, но я тогда была другая, да и он был другим.
Гермиона улыбнулась:
- А теперь?
- А сейчас я не могу и представить рядом с собой кого-то другого, - с улыбкой ответила Лили. - Гермиона, я могу доверить тебе тайну?
- Конечно, - тут же сказала Гермиона.
- Это настоящая тайна. Ты не должна рассказывать о ней никому, даже Ремусу. Сама знаешь мальчишек, они обо всем говорят друг другу.
- Обещаю, - Гермиона наклонилась к Лили.
Лили глубоко вздохнула:
- Я бы вышла замуж за Джеймса, если бы он сделал мне предложение.
- О, Лили, это же замечательно!
- Ты правда так думаешь? Это, наверно, звучит глупо! Мне всего 17, и еще рано думать об этом.
- Нет, - сказала Гермиона. - Ты будешь счастлива с Джеймсом, а то, что ты молода… Это ничего не значит.
Обе девушки засмеялись и откинулись на спинки стульев.
- Хорошо, теперь твоя очередь, - снова настаивала Лили.
- Что?
Лили раздраженно вздохнула:
- Разве это так трудно понять? Хорошо, скажи мне, последним мальчиком, с которым ты целовалась, был Ремус?
Гермиона покраснела.
- О, это был и в самом деле был он. Я еще никогда не встречала настолько смущенного человека, – слегка поддела ее Лили.
- Нам пора, - сказала Гермиона, собирая книги. Лили рассмеялась, но тоже начала собираться. Хотя эта тема и была любопытна для Эванс, она не хотела ставить подругу в неловкое положение.
Гермиона и Лили вместе вышли из библиотеки, и когда они дошли до второго этажа, девушки уже беззаботно смеялись и болтали на разные темы.
Когда они вошли в гостиную Гриффиндора, четверка мальчишек в сидела в углу и о чем-то взволнованно перешептывалась.
- Ставлю десять галеонов – они что-то замышляют, - прошептала Лили.
- Десять – ставка для слабаков, - усмехнулась в ответ Гермиона.
- Чем занимаетесь? – спросила Лили, садясь рядом с Джеймсом.
Гермиона села около Ремуса, который тут же взял её за руку.
Джеймс огляделся, чтобы удостовериться, что никто не сможет подслушать их разговор.
- Мы планируем, как отметить день рождения Сириуса, - заговорщицки прошептал Поттер.
- А когда у тебя день рождения? – поинтересовалась Гермиона.
- Через две недели, в пятницу, - ответил Блэк.
- Так или иначе, - продолжал Джеймс, - мы хотим устроить что-нибудь грандиозное.
- Что? – осторожно поинтересовалась Лили.
- Мы хотим поехать в Лондон! – радостно сообщил Сириус.
- Что? – воскликнула Лили.
- Да, - подтвердил Джеймс, - мы хотим уехать в пятницу после отбоя и вернуться в субботу утром.
- То есть, вы хотите отсутствовать всю ночь? – переспросила Лили, все ещё не веря, что это правда.
- Точно, - беззаботно кивнул Джеймс. - И мы хотели бы, чтобы вы с Гермионой отправились с нами.
- Джеймс, я даже не знаю… У нас могут быть проблемы.
- Это и делает приключение еще более захватывающим и интересным, - улыбнулся Сириус.
- Однако… - медленно произнесла Лили, и можно было заметить, что её глаза загорелись желанием действительно отправиться в Лондон на всю ночь.
- Лили! – громко сказала Гермиона. - Только не говори мне, что собираешься согласиться на это!
- Эмм… Гермиона, но подумай сама. Да, этот поступок несколько рискованный, но мы ведь через пару месяцев окончим школу, то есть официально будем взрослыми.
- А ты что об этом думаешь? – Гермиона повернулась к Ремусу.
- Я думаю, что будет весело, - Люпин пожал плечами.
- Ну, не знаю, - Гермиона все ещё колебалась.
- Соглашайся, Гермиона, - сказал Сириус, - все-таки это мой день рождения!
Гермиона обвела взглядом пятерку гриффиндорцев, нетерпеливо уставившихся на неё.
- Ладно, - согласилась она, и все взволнованно (а может по смыслу лучше «Облегченно» ) рассмеялись, - но есть одно «но», как мы попадем в Лондон?
- Мы хотим туда лететь, - ответил Питер.
- А, - голос Гермионы был довольно спокойным.
Ремус сжал её руку.
- Все будет прекрасно, я полечу с тобой, - Гермиона улыбнулась, чувствуя себя защищенной.
Две недели никогда не проходили так быстро. Совсем скоро наступил день рождения Сириуса. Все шестеро едва сдерживали волнение. Гермиона с нетерпением ждала этой прогулки по ночному Лондону с Ремусом и остальными друзьями.
В эту ночь Гермиона и Лили тихо вышли из спальни, стараясь не разбудить остальных девочек. Ремус уже ждал их внизу.
- Вы готовы? – улыбнулся он.
Они взволнованно кивнули.
- Джеймс решил, что нам надо разделиться на случай, если встретим кого-нибудь по пути. Остальные уже спустились вниз с Картой Мародеров, а нам оставили плащ-невидимку, - он вытащил плащ, давая возможность девушкам укрыться под ним.
- Вы полностью спрятались? – спросил Люпин.
- Да, - шепотом ответили Лили и Гермиона.
- Хорошо, тогда пошли, - они медленно двинулись к выходу из башни Гриффиндора.
- Я до сих пор не могу поверить, что согласилась на это, - прошептала Лили.
- Я тоже, - ответила ей Гермиона, чувствуя себя не менее возбужденной, чем её подруга.
- Хватит болтать о ерунде, если не хотите, чтобы нас поймали, - нервно пробормотал Ремус. Девушки усмехнулись.
Вскоре они завернули за угол замка и увидели Джеймса, Сириуса и Питера.
- Что так долго? – сердито спросил Сириус
- Мы уже здесь, так что пошли скорее, - сказала Лили, обведя собравшихся взглядом.
- Питер, ты принес метлы для Лили и Гермионы? – спросил Сириус.
- Я уже давно спрятал их в тех кустах, - сказал мальчик, поворачиваясь к северной стороне замка, - я сбегаю за ними, - вскоре он вернулся, неся в руках две метлы. Он дал одну Лили, а вторую протянул Гермионе.
- Знаешь, Гермиона, - начал Ремус, - может, лучше полетишь на моей метле? Ты уже летала на ней до этого, и поэтому лучше с ней знакома.
- Не знаю, - заколебалась Гермиона.
- Нет! – воскликнул Питер. Ремус и Гермиона тут же повернулись к нему. - Школьные метлы медленнее, - неловко объяснил Питер, - а метла Ремуса с ускорением, и Гермиона может потерять управление.
- Наверное, ты прав, Питер, - согласилась Гермиона. - Но спасибо за предложение, Ремус, - девушка чмокнула Люпина в щеку.
- Может, все-таки пойдем, - нетерпеливо напомнил о своем присутствии Джеймс.
Гермиона подавила смешок, и взлетела раньше, чем остальные. Порыв ветра ударил ей в лицо, и девушка внутренне обрадовалась, что не забыла надеть свитер под мантию.
Сириус, Джеймс и Лили летели впереди, а Гермиона, Ремус и Питер за ними.
Они подлетели к озеру и увидели вдали Запретный лес, путь к которому лежал через воду. Гермиона чувствовала себя на метле довольно свободно. Но вдруг девушка ощутила какую-то вибрацию, метла опустилась примерно на десять футов. Гермиона сделала глубокий вдох и покрепче сжала древко, пытаясь слегка приподнять его, как учил Ремус.
Ремус резко затормозил и подлетел к Гермионе так близко, что их мантии соприкасались друг с другом.
- Что-то случилось? – громко спросил он. - С тобой все в порядке?
- Да, - кивнула девушка, - просто я… - Но закончить предложение ей не удалось. Метла с треском ушла из-под неё, и Гермиона, вскрикнув, начала падать в озеро.
- Гермиона! – закричал Ремус, спикировав за ней.
Гермиона смотрела, как темная вода озера становилась все ближе и ближе… Через несколько секунд с громким всплеском, она упала в озеро.
Гермиона не знала, как долго она находилась в воде, ей было холодно, а в легких не хватало воздуха. Вода была повсюду. Её промокшая одежда не давала пошевелиться, в панике она пыталась вздохнуть, но вокруг была только вода, только вода…
- Я тону, - промелькнуло в голове у Гермионы, пока вода заполняла её легкие, - это…
Девушка пыталась рукой дотянуться до чего-нибудь, чтобы попытаться всплыть, но вокруг была пустота. Она пыталась плыть вверх, все выше и выше, когда темная завеса исчезла…
- Гермиона, - прошептал знакомый голос. Гермиона чувствовала, что голос обволакивает её, как теплое одеяло.
- Гермиона, открывай глаза сейчас же! – скомандовал голос. Девушка медленно повиновалась.
Она открыла глаза и часто-часто заморгала, но ничего не смогла разглядеть, потому что все вокруг было словно размыто.
- Эй, кто здесь? – прошептала она. С каждым словом окружающая действительность становилась более четкой, и уже вскоре Гермиона смогла все рассмотреть.
Она находилась в Хогвартсе, лежала под деревом у озера, где обычно проводила много времени с Гарри и Роном на выходных.
- Эй, - повторила она, её голос дрожал от страха.
- Все хорошо, Гермиона, - сказал другой голос, - мы здесь, ты в безопасности.
Гермиона медленно повернула голову, не веря своим ушам:
- Гарри? Рон? – часто дыша, прошептала она.
Они оба улыбнулись и опустились на колени рядом с ней.
- Я думала, что никогда не увижу вас снова, - воскликнула она, поочередно заключая их в объятия.
Мальчики молчали несколько минут, пока Гермиона их обнимала. Наконец, она отошла и стала придирчиво рассматривать друзей.
- Вы какие-то слишком молодые, - заключила она. И точно, перед ней сидели не семнадцатилетние парни, с которыми она рассталась, а мальчишки, которых она впервые увидела в Хогвартс-экспрессе.
- Я ничего не понимаю…
- Ты видишь нас именно такими, потому что так мы выглядим в твоих самых счастливых воспоминаниях. Нам по одиннадцать.
- Где мы? – взволнованно спросила она.
- Это сложнее, - ответил Рон.
- Мы в Хогвартсе, ведь так?
- Да, а если быть более точным, мы находимся у озера, - добавил Рон.
Глаза Гермионы расширились:
- Я умерла?
Гарри и Рон переглянулись.
- Да?! – вскричала девушка.
- Успокойся, Гермиона, - мягко проговорил Гарри. - Ты жива. И мы не позволим, чтобы с тобой что-то произошло. Понимаешь? Именно поэтому нам надо спешить!
- А что вы тут делаете вместе?
- Мы всегда вместе, Гермиона, - спокойно сказал Гарри.
- Но почему тут? И, вообще, где мы?
- Видишь ли, Гермиона, люди путешествуют по жизни парами или в группах. Так выходит, что некоторые должны быть вместе, они должны встречаться. И по моим скромным подсчетам, мы с Роном закадычные друзья.
- Закадычные друзья? – с сомнением в голосе переспросила девушка.
- Да, и вопреки популярному мнению, быть задушевными друзьями не значит быть романтической парочкой.
- Мы вместе так же, как и Сириус, Джеймс, Питер и Ремус, - пояснил Рон.
- Я сначала подумала, что как-то вернулась назад к вам, но ведь это не так? Я все ещё с ними? – мягко спросила Гермиона.
- Да, - ответил Гарри, - но это твое предназначение – вернуться на столько лет назад.
- Предназначение? Как это?
- Мы не можем тебе это объяснить, - проговорил Рон, - мы просто хотим сообщить тебе, что ты все делаешь правильно. Независимо от того, что может случиться, ты должна помнить это, даже если последствия будут ужасными.
- Какие последствия? О чем вы говорите? Что может произойти?
- Рон, - резко сказал Гарри, он предупреждающе посмотрел на друга, затем снова обратился к Гермионе,- не волнуйся, то, что ты делаешь, прекрасно. Все будет хорошо.
- Как вы можете быть так уверены в этом?
- Потому что такое уже случалось.
- Что ты имеешь в виду?
- Помнишь Отдел Тайн?
- Конечно.
- А ту комнату с часами?
- Да.
- В той комнате есть дверь позади…
Гарри был прерван, приступом яростного кашля Гермионы. Оба мальчика вскочили на ноги.
- Нам пора, - напряженно сказал Рон.
Гермиона наклонилась вперед, судорожно хватая ртом воздух.
- Я… не… могу… дышать, - задыхаясь, прошептала она.
- Это нормально, - успокаивающе произнес Гарри, дотрагиваясь рукой до щеки девушки. - Мы позаботимся о тебе, доверься нам. Ложись и закрой глаза.
Гермиона поступила так, как ей сказали. Она легла, сжимая руку Гарри.
- Я когда-нибудь… увижу… вас снова? – медленно спросила она, борясь с удушьем.
- Тсс… - успокаивал её Гарри, убирая волосы со лба девушки. Рон подвинулся ближе и взял ее за вторую руку.
По щекам Гермионы потекли слезы:
- Я забываю ваши лица… - прошептала она прежде, чем закрыла глаза.

- Она тут! - закричал Сириус. - Ремус, сюда!
Ремус спикировал вниз. Не раздеваясь, парень спрыгнул в воду.
Холод, как тысяча острых ножей, пронзал насквозь. Ремус сделал глубокий вдох и нырнул под воду, чтобы достать Гермиону. С девушкой он всплыл на поверхность, но из-за темноты не мог видеть её лицо. Парень попытался услышать, наклоняясь ухом ко рту девушки, дышит ли Гермиона, но она не дышала.
Стараясь не обращать на это внимание, Люпин поплыл к берегу. Остальные уже ждали его там, и когда Ремус был совсем близко, Джеймс и Сириус кинулись ему на помощь.
Ее одежда, впитавшая воду, была очень тяжелой, поэтому ребята с трудом положили девушку на песок.
- Она не дышит, - взволнованно сказал Ремус.
- Пусть кто-нибудь сбегает за помощью, - скомандовал Джеймс и Лили тут же побежала в замок.
- Нам нужен свет, - Ремус разорвал мантию на Гермионе и приложил ухо к её сердцу.
- Люмос, - хором произнесли Джеймс и Сириус, вытаскивая волшебные палочки.
Ремус услышал слабые удары сердца Гермионы.
- Она умерла, - воскликнул Питер, - что нам теперь делать?
- Заткнись, Питер, - остановил его Ремус, стараясь отогнать от себя плохие мысли. - Она не умрет.
Ремус, наконец, смог разглядеть смертельно бледное лицо Гермионы, освещаемое слабым светом волшебных палочек, губы девушки посинели.
- Ремус, подвинься, - Сириус опустился на колени перед Гермионой. Блэк попытался сделать ей искусственное дыхание, накрыв её губы своими.
- Что ты делаешь? – спросил Ремус.
Сириус положил свою руку на грудь девушки.
- Черт! - выругался он, - ничего не чувствую из-за свитера.
Парень вытащил палочку, произнес заклинание и свитер исчез, теперь Гермиона была только в лифчике.
- Что ты делаешь? – в ужасе закричал Ремус.
- Искусственное дыхание, - массируя грудь Гермионы, ответил Сириус. - Нам рассказывали об этом на маггловедении, - Сириус снова наклонился, закрыв рот Гермионы своим.
- Очнись, Гермиона, - просил он девушку. - Дыши, - повторял Сириус, то делая искусственное дыхание рот-в-рот, то снова массируя грудь девушки.
Ремус отошел в сторону, он не мог на это смотреть. Сириус продолжал делать искусственное дыхание, а Джеймс стоял, не двигаясь, и тихо повторял: «дыши, дыши, дыши…»
- Гермиона, сделай это ради нас! - кричал Сириус - Дыши, черт побери! - Слезы текли по его лицу, но он не останавливался. Парень снова склонился над ней, Гермиона вздрогнула, а затем начала кашлять.
Вода потекла из уголочка её рта, поэтому Сириус быстро перевернул девушку, чтобы она не задохнулась опять. Гермиона начала яростно выплевывать воду, судорожно кашляя.
Обнадеженные и обрадованные этим Ремус и Джеймс быстро подошли ближе к Сириусу и Гермионе.
- Правильно, Гермиона, - сказал Сириус, нежно проводя рукой по её спине, - попробуй дышать глубоко, но медленно.
Откашлявшись, Гермиона легла на спину. Мальчики, не отрываясь, смотрели, как поднимается и опускается грудь девушки – Гермиона дышала! Дав ей немного отдохнуть, ребята продолжили действовать.
- Джеймс, дай мне твою мантию, - скомандовал Ремус.
Джеймс снял мантию и протянул её Ремусу. Приподняв девушку за плечи, Люпин укутал ее мантией.
- Все хорошо, Миона, - пробормотал он, - мы снова вместе, с тобой все будет хорошо.
Гермиона склонила голову на грудь юноши и он приобнял её.
- Гарри… - прошептала она. Ремус посмотрел на неё сверху вниз, но он не увидел выражения её лица.
- Нет, - нерешительно сказал он, - я не Гарри, я Ремус.
- Отдел Тайн… Гарри, Рон, не оставляйте меня… номер… Отдел Тайн… - глаза Гермионы были закрыты, она продолжала бессвязно бормотать.
- Пошли, Ремус, мы должны отвести её в больничное крыло, - быстро сказал Сириус, - хочешь, я отнесу её сам?
- Это могу сделать я, - резко отозвался Люпин, поднимая девушку. Он не хотел отпускать её от себя ни на шаг.
Они двинулись в замок: Джеймс и Сириус шли впереди, а Ремус нес Гермиону и шептал ей что-то успокаивающее.

В больничном крыле было тихо. Мадам Помфри дремала на стуле, а на двух из больничных коек спали студенты.
- Мадам Помфри, - позвал Сириус, пытаясь разбудить женщину.
Она сразу проснулась и, увидев мальчиков, вздрогнула от неожиданности,.
- Мерлин! - воскликнула она, когда остатки сна окончательно слетели с неё. - Сириус Блэк! Что вы себе позволяете? Зачем шумите в больничном крыле среди ночи? – затем женщина перевела взгляд на Ремуса и Гермиону. - Что произошло? Почему вы такие мокрые?
- Она упала в озеро, - объяснил Ремус, укладывая девушку на соседнюю кровать.
- Упала в озеро? Но как? – изумилась мадам Помфри.
- Эмм… видите ли, - медленно начал Джеймс, взглянув на Сириуса, - мы летели над озером, и она упала с метлы.
- Джеймс Поттер, зачем вы это делали? – отчитывала мадам Помфри ребят, осматривая Гермиону, - Ремус, - резко сказала она, взглянув на мальчика, - переоденьтесь сейчас же!
Её прервал Дамблдор, вошедший в больничное крыло.
- Как она? – спросил директор, подходя ближе к девушке. К этому моменту подоспели Лили и МакГонагалл.
- О, с ней все будет хорошо, - сказала мадам Помфри, успокаивающе подняв руку, - она просто замерзла и испугалась.
- Но мисс Эванс сказала, что у неё была остановка дыхания, - заметила профессор МакГонагалл.
- Остановка дыхания? – в ужасе переспросила мадам Помфри. - Вы должны были сразу сообщить мне об этом!
Гермиона смотрела куда-то в сторону, взгляд ее был совершенно безразличным. Мадам Помфри принесла из подсобки какую-то микстуру и, открыв девушке рот, влила туда жидкость. Гермиона вздрогнула, закашлялась, но осталась безучастной.
- Думаю, что вы вчетвером должны мне все объяснить! – серьезно сказал Дамблдор. Он строго посмотрел на Лили, Джеймса, Сириуса и Ремуса.
Сириус смущенно опустил глаза:
- Это я виноват.
- Нет, - перебил его Джеймс, - это была моя идея.
Дамблдор поднял руку, призывая ребят к тишине.
- Я уверен, что вы все в этом виноваты, но меня интересует не это. Что именно случилось?
Все четверо опустили головы.
- Мы хотели улететь в Лондон ночью, - признался Джеймс.
- Я догадался, - серьезно произнес Дамблдор. - И я так понимаю, что мисс Грейнджер упала с метлы, когда вы собирались вылететь за пределы Хогвартса?
Ребята кивнули.
- А так же, я предполагаю, вы все знали, что мисс Грейнджер плохо летает на метле.
- Мы подумали, что она научилась. Ремус дал ей урок… - оправдывалась Лили.
- Понятно, - перебил её Дамблдор.
- Но мы оказались не правы, поэтому она упала с метлы прямо в озеро, - неловко закончил Сириус.
- Как долго она пробыла в воде? – спросила мадам Помфри, продолжая заниматься девушкой.
- Не знаю, всего несколько минут. После мы с Ремусом нашли и вытащили её. Она к этому времени уже не дышала.
- Но Сириус сделал Гермионе искусственное дыхание, - перебил друга Джеймс, - и она снова начала дышать. А потом мы принесли её сюда.
- Ей будет лучше? – в отчаянье спросила Лили.
- Будет или не будет, а виноваты в этом вы!, - сердито посмотрела на собравшихся мадам Помфри.
Лили тихо заплакала, да и у мальчиков вид был такой, словно они сейчас тоже готовы расплакаться.
- Как вы могли на такое пойти! - отчитывала ребят профессор МакГонагалл.
Все молчали, они осознавали свою вину в происшествии, случившемся сегодня ночью, и груз этой ответственности давил на них.
- Профессор МакГонагалл, - наконец заговорила Гермиона, и все сразу повернулись в её сторону, - не будьте слишком строги к ним, ведь это и моя вина тоже.
- Я это прекрасно знаю, - голос МакГонагалл зазвучал гораздо мягче, чем прежде.
- Минерва, думаю, что тебе следует проводить их в башню Гриффиндора. Мы продолжим наш разговор завтра утром.
- Вы совершенно правы, Альбус, - согласилась с директором мадам Помфри. - Вы слышали, что вам сказал директор? – теперь она обращалась к Джеймсу, Сириусу, Лили и Ремусу.
Лили, Джеймс и Сириус послушно направились к двери, а Ремус подошел поближе к кровати Гермионы.
- Вас это тоже касается, мистер Люпин, - строго остановила мальчика МакГонагалл.
Гермиона закрыла глаза:
- Иди, Ремус, со мной все будет хорошо, - Люпин неуверенно кивнул, услышав эти слова, но все же направился к дверям.
Профессор МакГонагалл проводила их в башню Гриффиндора и дождалась, пока ребята разойдутся по своим спальням.
Сириус подошел к кровати Питера и резко отдернул полог над кроватью Питтегрю. Питера там не было.
- Куда делась эта крыса! - прорычал Блэк.
- Кто знает, - сердито пробурчал Джеймс. - Никто не заметил, когда он ушел?
Сириус покачал головой:
- Я был сосредоточен на Гермионе, но клянусь, когда я его найду.… Почему он ушел? Он испугался, что ему достанется наравне с нами?
- Точнее, ему одному, - спокойно исправил Ремус.
- Что ты хочешь этим сказать? – резко спросил Джеймс.
- Гермиона не сама упала с метлы, я был рядом с ней и все видел. Метла сама по себе начала вибрировать.
- Подожди, Ремус, не хочешь ли ты сказать, что это Питер заговорил метлу? – переспросил Джеймс.
- Именно это я и хочу сказать, - кивнул Люпин. - Это ведь он дал ей метлу.
- Однако, - с сомненьем в голосе произнес Джеймс, - а ты что думаешь об этом, Бродяга?
Сириус уклонился от ответа на вопрос Джеймса и лег на кровать:
- Я не знаю, что и думать, - сказал он. - Но прямо сейчас меня волнует другое. - И парень задернул занавески.
Ремус и Джеймс молча переглянулись.
- Джеймс, - прошептал Ремус, - не мог бы ты дать мне мантию?
- Куда ты пойдешь? – поинтересовался Джеймс, протягивая мантию-невидимку.
- Проведаю Гермиону, - ответил Ремус, выходя из спальни.
Ремус направился в больничное крыло. Он вошел тихо, но Гермиона, увидев, что дверь открылась, приподнялась на кровати. Люпин убедился, что мадам Помфри спит, затем снял мантию.
- Ремус, - прошептала Гермиона.
- Тсс, - он быстро подошел к девушке, желая сразу заключить её в объятия, но, когда очутился около кровати, сдержался.
- Что ты тут делаешь? – спросила Гермиона. - У тебя могут быть неприятности.
- Меня это не волнует, - упрямо ответил Ремус.
- Но мне приятно, что ты пришел, - призналась Гермиона.
Ремус взял стул и сел около кровати:
- Ты хорошо себя чувствуешь?
Гермиона кивнула в ответ. Их глаза встретились, и каждый мог увидеть в глазах другого следы пережитого страха и отчаянья. Наконец, Гермиона вытащила руку из-под одеяла и коснулась лица Ремуса, парень вскочил и крепко обнял девушку. Она обвила руками его шею.
- Я так испугалась, - прошептала Грейнджер.
- Я тоже, я испугался, что потерял тебя.
Гермиона закрыла глаза и обняла Ремуса ещё крепче.
- Если бы ты умерла… - Ремус замолчал и отодвинул от себя Гермиону, девушка недовольно всхлипнула. Люпин дотронулся до её лица, - Гермиона, я люблю тебя. Раньше я боялся говорить это тебе, потому что думал, что ты не поймешь меня. Но теперь это меня не волнует, я люблю тебя.
- Ремус, - вздохнула Гермиона.
- Ты можешь ничего не отвечать, - быстро продолжил юноша, - я все понимаю, но я просто должен был сказать тебе это.
- Ремус, - повторила Гермиона.
- Нет, когда я говорю так, это вовсе не значит, что меня не волнует, любишь ли ты меня. Это значит, что даже если ты меня никогда не полюбишь, это не изменит моего отношения к тебе.
- Ремус, - громко перебила его девушка.
- Тсс, - они оба оглянулись на мадам Помфри, но та крепко спала.
- Ремус, - прошептала Гермиона, - может, ты дашь мне высказаться?
- Извини, - пробормотал Люпин.
- Я тоже тебя люблю, - нежно улыбнулась Гермиона.
- Правда? – Ремус расплылся в улыбке.
Сердце Гермионе екнуло, она понимала, что он чувствует:
- Ты имеешь на это такое же право, как и все. Ты имеешь право любить и быть любимым!
Он наклонился и медленно нежно поцеловал её.
- Я люблю тебя, - снова пробормотал он.
Они долго сидели обнявшись, и Ремус не заметил, как пролетело время. Когда он отстранился от Гермионы, в глазах у нее были слезы. Он мягко поцеловал каждое веко девушки и прошептал:
- Я пойду, а ты спи, - Ремус поднялся с кровати, но Гермиона усадила его обратно.
- Побудь со мной, пока я не усну, - попросила она.
Ремус улыбнулся и кивнул.
Люпин сидел, поглаживая её руку, пока девушка, наконец, не уснула.



Глава 14.

Ремус, Сириус, Джеймс и Лили стояли в кабинете Дамблдора, директор сидел за столом, разочарованно глядя на собравшихся.
- Я, надеюсь, вы осознаете всю опасность произошедшего прошлой ночью?! Если учесть настоящее положение в волшебном мире - а вам о нем отлично известно - то с вашей стороны было просто глупо покидать школу без сопровождения взрослых волшебников. За такое поведение, я снимаю 200 баллов с вашего факультета, а так же запрещаю вам покидать башню Гриффиндора, кроме как для посещения уроков и приема пищи.
Дамблдор в ожидании ответа посмотрел на учеников, но те лишь молча опустили глаза.
- Вы меня очень разочаровали, - вздохнув, сказал он. - Если вам нечего сказать мне, можете идти.
Четверо гриффиндорцев медленно вышли из кабинета директора и направились к своей башне, но на полпути Ремус свернул в другую сторону.
- Ты куда? – спросил Джеймс.
- Проведать Гермиону.
- Нет, ты не можешь этого сделать, - вспылила Лили, - ты же сам слышал, что сказал Дамблдор.
- Меня это не волнует, - упрямо возразил Люпин. - Кто-то пытался убить Гермиону прошлой ночью, и я должен удостовериться, что с ней все в порядке.
- Но, Ремус, - перебила его Лили, - это был несчастный случай. Мы все знаем, что Гермиона плохо летает, она сама это не раз говорила.
- Не обвиняй её, - сердито сказал Ремус.
- Успокойся, Ремус, - улыбнулся Джеймс, - Лили не хотела этим сказать что-то…
- Ладно, - буркнул Люпин, - идите в гостиную, а я пойду, навещу Гермиону.
Джеймс лишь пожал плечами в ответ, потом приобнял Лили за талию, и они вместе пошли в сторону башни Гриффиндора.
- А я, пожалуй, схожу с Ремусом, - сказал Сириус и поспешил за Люпином.

Мальчики без приключений добрались до больничного крыла.
Гермиона, закрыв глаза, лежала в кровати.
- Гермиона, - тихо позвал Ремус, - ты спишь?
Она повернула голову в их сторону и улыбнулась:
- Привет, мальчики.
- Как ты себя чувствуешь? – спокойно поинтересовался Сириус.
- Мадам Помфри сказала, что все будет хорошо, - так же спокойно ответила девушка.
- Это хорошо, - Ремус сел на край её кровати и взял Гермиону за руку, - ты действительно нормально себя чувствуешь?
Они кивнула в ответ и посмотрела на Сириуса:
- Нам сильно досталось от Дамблдора?
- Ну… - неопределенно ответил юноша.
- Гермиона, тебя не должно это волновать, - прервал его Ремус. - Главное, что с тобой все в порядке.
- Ремус, я хочу знать, - перебила его Грейнджер, - Сириус…
- С нас сняли 200 баллов, а так же запретили выходить из башни Гриффиндора ближайшие две недели кроме как на уроки.
Гермиона присвистнула:
- Ну что ж, это превышает мой рекорд, - усмехнулась она.
- Правда? – улыбнулся Сириус.
- Да, на первом курсе с нас сняли 150 баллов, но тогда нас было трое, а теперь шестеро.
- Пятеро, - поправил Ремус.
- Что? – не поняла Гермиона.
- Двести баллов сняли не с шести, а с пяти человек.
Гермиона вопросительно уставилась на Ремуса.
- Вчера, когда мы вытащили тебя из озера, Питер куда-то исчез. После этого мы его не видели, - объяснил Люпин.
- Не могу сказать, что это меня сильно удивило, - ответила Гермиона. - Хотя… Меньше нас – меньше баллов с Гриффиндора. Мальчики, не хотите рассказать мне поподробнее о том, что случилось ночью? - перевела она разговор на другую тему. - Я ничего не помню.
- С какого места начать? – спросил Сириус.
Гермиона задумалась, последним, что она помнила, был разговор с Гарри и Роном.
- Я не помню с того момента, когда я свалилась с метлы, - наконец солгала она.
- Ты упала в озеро, мы не сразу нашли тебя, - ответил Блэк. - Когда же, мы все-таки увидели твое тело, Ремус прыгнул в воду и вытащил его на берег.
- Ты не дышала, - продолжил Люпин, - поэтому Сириус сделал тебе искусственное дыхание.
- И как только мы убедились, что ты можешь дышать самостоятельно, сразу принесли тебя в больничное крыло.
Гермиона ехидно улыбнулась:
- Вы кое-что пропустили. В каком месте истории вы сняли с меня свитер? - Ремус и Сириус густо покраснели. - Неужели вы подумали, что я этого не замечу?
- Мы… то есть я… не мог, - заикаясь, начал оправдываться Сириус.
- Я просто шучу, - улыбнулась девушка. - Спасибо, что спасли мне жизнь.
- Это Ремус вытащил тебя из воды, - потупился Сириус.
- Я его уже поблагодарила вчера, - Гермиона улыбнулась, глядя на Люпина, а он улыбнулся ей в ответ. - Вас ждут большие неприятности, если вас кто-нибудь тут заметит.
- Да, - согласился Ремус, - но мы хотели удостовериться, что с тобой все в порядке.
- Спасибо, - поблагодарила девушка, - я действительно хорошо себя чувствую. Надеюсь, мадам Помфри разрешит мне уйти из больничного крыла сегодня вечером.
- Это будет замечательно, - Ремус наклонился и нежно поцеловал Гермиону.
- Пока, - попрощалась с мальчиками Грейнджер.
- До свиданья, Гермиона, - ответил Сириус.
- Постарайтесь не ввязываться в неприятности, - предостерегла их она.
- Ничего не могу обещать, - усмехнулся Блэк в ответ.
Гермиона понимала, что должна поспать, но, когда мальчики ушли, её мысли вернулись к событиям прошлой ночи и она уже не смогла уснуть.
Хуже всего было то, что она не до конца понимала, на самом ли деле она видела Рона и Гарри, и чем больше проходило времени, тем больше у нее получалось убедить себя, что все это ей лишь привиделось.
«Они почти умерли», - говорила она сама себе, - «точнее еще не родились». Но в тоже время девушке было очень трудно поверить, что это были лишь галлюцинации - слишком реальными они были.
Гермиона лежала с закрытыми глазами, пытаясь вспомнить во всех подробностях свое «видение», в памяти всплывали лица Гарри и Рона. Гарри, что-то говорил об Отделе тайн, но что это значило? У Гермионы накопилось множество вопросов, ответы на которые были ей просто необходимы.
Вздохнув, она открыла глаза.


- Ой, - удивившись, воскликнула девушка - в нескольких шагах от её кровати стоял Дамблдор.
- Я не хотел пугать тебя, Гермиона, - извиняясь, произнес директор, - я только хотел узнать, как ты себя чувствуешь.
- Хорошо, сэр, - быстро ответила девушка, - я чувствую себя прекрасно.
- Ты всех очень напугала вчера ночью, - серьезно сказал директор.
- Я знаю, - Гермиона кивнула, - мне очень жаль.
- Поверь мне, Гермиона, я действительно начинаю забывать, что значит быть молодым, но уж ты то прекрасно должна осознавать всю опасность вчерашнего происшествия.
- Я понимаю, - голос девушки звучал спокойно, - это была глупая идея, очень глупая. Я просто хотела… - девушка на мгновенье замолчала, - не знаю, как сказать… я просто хотела забыть о войне, о том, что это все очень опасно, и хотя бы на один вечер стать обычной девушкой.
- В таком случае это - моя ошибка, - грустно вздохнул Дамблдор.
- Как это может быть вашей ошибкой? - резко перебила его девушка.
- Ты ведешь себя совсем как взрослая, и я уже почти позабыл, что ты всего лишь подросток,- с улыбкой ответил директор. - Мало того, ты – молодая девушка, ты должна любить, совершать глупости…
- Я осознаю, что прошлой ночью мы вели себя безответственно, но я не хочу, чтобы вы думали, что я поступила так из-за того, что я устала чувствовать себя ответственной за все.
- Ты не должна этого стыдиться, - мягко произнес Дамблдор.
- Что вы имеете в виду?
- Я думаю, что мы должны сделать небольшую паузу в наших встречах.
- Нет! – возразила Гермиона.
- Мисс Грейнджер, я уже все решил. Вам все-таки стоит попытаться быть обычным подростком и проводить свое свободное время так, как это делают другие, не обремененные вашими знаниями ученики. Когда вы окончите школу, мы, возможно, вернемся к этому разговору, - Дамблдор перешел на «вы».
- Но сэр, мы не можем прекратить войну с Волан-де-Мортом.
- Она не будет остановлена. Информации, которой вы нас уже обеспечили, вполне достаточно.
- Не достаточно! – закричала Гермиона. - Я не хочу останавливаться сейчас, когда мы только начали! Я не буду!
- Гермиона, вы и так сделали многое, гораздо большее, чем я имел право от вас требовать.
- Пожалуйста, - попросила Гермиона.
- Мне жаль, но я не буду менять свое решение.
Гермиона сердито отвернулась:
- А если люди будут умирать?! - в голосе Гермионы звучал вызов.
- То это будет не ваша вина, - спокойно возразил директор. - Ты и так слишком много взвалила себе на плечи, теперь предоставь нести это бремя другим. А сейчас отдыхай.
Гермиона стиснула зубы, ее глаза сердито сверкали. Девушка была в бешенстве: ей хотелось кричать, швырять вещи, но она прекрасно понимала, что это ничего не решит. Она не могла позволить Дамблдору прекратить их встречи сейчас, когда наметился такой прогресс.
Гермиона спрыгнула с кровати, но тут же пожалела об этом – у нее закружилась голова, и ей пришлось схватиться за край кровати, чтобы не упасть. Слегка придя в себя, Гермиона схватила свои вещи и начала одеваться.
Гермиона хотела как можно быстрее попасть в гостиную Гриффиндора. Как только она вошла в комнату, её окружили друзья.
- Гермиона, тебя уже выписали? – радостно спросила Лили. - Как ты себя чувствуешь?
- В принципе, меня не выписали, я сама ушла. Не хочется валяться в больничном крыле весь день.
- О, это очень смело, - удивился Джеймс, - мадам Помфри набросится на тебя как коршун, когда узнает об этом.
- Я знаю, - согласилась Гермиона, - я прекрасно понимала, как мадам Помфри отреагирует на мой уход, но это меня не удержало.
- Что-то случилось? – медленно спросил Ремус.
- Ничего, не важно, - отмахнулась Гермиона, теперь, когда она стояла в гостиной Гриффиндора в окружении друзей, ей хотелось побыть одной. - Я думаю, мне лучше пойти наверх и лечь.
- Хочешь, чтобы кто-то помог тебе?
- Нет, - ответила Гермиона, - я сама справлюсь, мне хочется побыть одной.
Все, не отрываясь, смотрели, как Гермиона поднимается по лестнице в комнату девочек, когда она скрылась из вида, Ремус произнес:
- Лили, может тебе стоит пойти за ней, Гермиона выглядела очень бледной.
- Она же сказала, что хочет побыть одна, - мягко возразила Лили, - думаю, мы должны предоставить ей это возможность. Давайте посидим, это ночь была длинной, и я очень устала.
Все расселись около камина. Джеймс положил голову на колени Лили, и она рассеянно играла его волосами, Сириус сел в большое кресло, а Ремус сидел прямо напротив него и, не отрываясь, смотрел на лестницу, ведущую в спальню девочек.
- Кто-нибудь видел Питера? – поинтересовалась Лили.
- Нет, - ответил Джеймс.
- Он не посмел вернуться после вчерашнего, - прорычал Сириус.
- Вы же не думаете, что это он во всем виноват? – ни Джеймс, ни Сириус не ответили, Ремус, казалось, вообще не слушал её. - Это просто смешно, Питер никогда бы не сделал ничего подобного, - Лили почувствовала, что Джеймс напрягся, - Джеймс?
- Лили, давай не будем говорить о Питере. Он, скорее всего, не вернется в ближайшее время. Он будет ждать, пока все уляжется.
Лили вздохнула, но изменила тему разговора:
- Сириус, мы не подарили тебе подарки.
- Все нормально, Лили, - улыбнулся Блэк.
- Нет, это твой день рождения, и ты должен получить подарки, - девушка встала. - Я сейчас вернусь, - Лили поспешила наверх в комнату девочек. Гермиона неподвижно лежала на кровати.
- С тобой все в порядке? – нерешительно поинтересовалась Эванс.
- Мне бы хотелось, чтобы меня перестали постоянно об этом спрашивать.
- Извини.
- Это ты извини, просто у меня плохое настроение, - Гермиона смутилась.
Лили села на кровати рядом с ней:
- Ты имеешь на это полное право. То, что случилось с тобой, было по-настоящему страшно. Тебе нужно поговорить об этом, не пытайся держать это внутри себя.
- Это тебя Ремус подослал, чтобы ты меня проведала?
- Нет, я пришла за подарками, мы так и не вручили их Сириусу.
- О, это хорошая идея, - поддержала Гермиона, - вручи ему заодно и мой.
- Разве ты не подаришь его сама? – удивилась Лили.
- Нет, я хочу побыть сейчас одна.
- Ты можешь подарить его позже.
- Нет, подарите сейчас, - Гермиона наклонилась к тумбочке, стоящей около её кровати и достала оттуда небольшой сверток. – Ну, думаю, его родители уже дарили ему что-нибудь в этом духе… - Гермиона сделала паузу, потому как Лили очень странно покосилась на нее. - Что?
- Ничего, это не важно.
- Что, Лили? – не отставала Гермиона.
- Просто иногда кажется, что ты знаешь нас с самого рождения, а не всего полгода, - смущенно ответила Лили, затем поднялась с кровати и пошла к двери. - Я зайду попозже, чтобы проведать тебя, - спокойно произнесла девушка, - отдыхай.
Гермиона снова легла на кровать. Она очень устала от всех этих разговоров, сейчас она не была уверенна ни в чем. Впервые за эти месяцы, она действительно захотела домой.

оooooooooooooooooooooooooooooooooooooooooooooooooooooooooooooooooooooo

- Снейп, нам надо поговорить, - спокойно сказал Питер. Они стояли в библиотеке скрытые от посторонних глаз книжными стеллажами.
- Ты не должен быть здесь, - сквозь зубы процедил Снейп.
- У меня не получилось, - буркнул Питер. – Что мне теперь делать?
Снейп уставился на Питера:
- Идиот, - сплюнул Северус, - мы дали тебе все, что надо. Что не сработало?
- Они пролетали над озером, - с гневом в голосе ответил Питтегрю, - я не мог там управлять. Снейп, что мне теперь делать?
- Ничего, ты уже сделал все, что мог.
- Нет, - воскликнул Питер, и Снейп резко схватил его за руку.
- Говори шепотом, - зашипел он, отпуская руку.
- Они не глупы, они поймут, что я что-то сделал с метлой.
- Но ты говорил, что они не заподозрили тебя.
- Они не подозревали до прошлой ночи, - ответил Питер, опустив глаза.
- И что же ты сделал? – раздраженно спросил Снейп.
- Я убежал, после того как они достали её из озера, - пробормотал Питер.
- А еще говорят, что Гриффиндорцы славятся своей храбростью, - насмешливо сказал Северус. - Ты уверен, что не должен был попасть в Хаффелпафф, Питтегрю?
Питер сердито сверкнул глазами, но воздержался от ответа.
- Ты должен сделать так, чтобы они простили тебя, - после недолгого молчания продолжил Снейп. - Скажи, что испугался, попроси прощения, они должны снова стать твоими друзьями.
- Они никогда не простят меня, - заскулил Питер.
Снейп схватил Питера за грудки и прислонил к стене:
- Ты думаешь, что это игра, Питтегрю? Темный Лорд не играет. Если Грейнджер действительно известно настолько много, как ты говоришь, она должна быть устранена. Темный Лорд не хочет убить её после Хогвартса, за пределами школы, её необходимо устранить сейчас, пока она еще тут. Или ты лгал о Грейнджер? – настороженно спросил Снейп, отпуская Питера.
- Нет, - быстро проговорил Питер, - я подслушал её разговор с Джеймсом, Сириусом и Ремусом, она говорила даже с Дамблдором, ей действительно много известно о Пожирателях Смерти и Темном Лорде.
- Ты узнал, откуда она об этом знает?
- Нет, - признался Питтегрю, - но я уверен, что об этом известно остальным. Вы должны быть более терпеливы.
- Надеюсь, мы не ошиблись в тебе. Ты должен наконец решить на чей ты стороне. Кроме того, ты же понимаешь, что Поттер, Блэк и Люпин никогда не подружились бы с тобой, не попади ты в Гриффиндор! Они уже доказали это, променяв тебя на Грейнджер. Смотри, как они быстро забыли тебя. Служи Темному Лорду и он никогда не оставит тебя, как это сделали твои, так называемые, друзья. На чьей ты стороне?
- На твоей.
- Это не моя сторона, Питтегрю, - ухмыльнулся Снейп и серьезно добавил. - Это ЕГО сторона.




Глава 15.

Питер медленно шел в башню Гриффиндора. Он не знал, как будет объяснять свое поведение, но понимал, что как-то это сделать надо. Он пообещал Снейпу и другим слизеринцам, а теперь даже вздрагивал от мысли о том, что они с ним сделают, если он посмеет их ослушаться.
Питтегрю сказал пароль Полной Даме и прошел в гостиную. Там никого не было, и у него забрезжила надежда, что получится отложить объяснения. Питер вошел в спальню и все его мечты тут же улетучились, как только он заметил Сириуса, сидящего на своей кровати.
- Привет, Сириус, - робко поздоровался Питер, направляясь к собственной кровати, которая, к счастью, располагалась на другом конце комнаты. Сириус не шелохнулся, он сидел, не сводя глаз с Питера. - Где остальные? – Питера угнетало молчание Сириуса.
- Где ты был? – ответил вопросом на вопрос Сириус.
- Поблизости, - робко отозвался Питер.
- Поблизости? – переспросил Сириус. – И что? Много нового узнал? - теперь его голос звучал саркастически.
Питер нервно вздохнул, придумывая себе алиби:
- Эмм… Я был в библиотеке, читал. Ты же сам знаешь, я должен много учиться, чтобы сдать Ж.А.Б.А. Я совсем безнадежен, - Питер издал нервный смешок и тут же продолжил бессмысленную болтовню. - Я никогда не был хорошим учеником, таким, как ты, Джеймс или Ремус. Я надеюсь, вы мне поможете…
- Ты что, думаешь, я идиот, Питер? – холодно спросил Сириус. Питер осторожно взглянул на него - Сириус по-прежнему сидел на кровати, но его тело было напряжено, будто он готовился к прыжку.
- Нет, - медленно произнес Питер, - Я… - и замолк, с опаской посматривая на Сириуса, который выглядел так, словно был готов убить его.
- Что случилось прошлой ночью? – спросил Сириус, чеканя каждое слово.
Питер глубоко вздохнул и смело поднял глаза:
- Как Гермиона? – поинтересовался он, стараясь выглядеть заботливым.
Секунда - и Сириус вскочил, мгновенно оказался возле Питера и схватил его за ворот мантии:
- Как ты смеешь! - выплюнул он. - Как ты смеешь спрашивать это?
- Сириус, пожалуйста… - Питер попытался вырваться, но это было бесполезно.
- Что ты сделал с её метлой? – закричал Сириус. - Зачем ты это сделал?
- Ничего, я ничего не делал, - задыхаясь, прохрипел Питер. - Как ты мог подумать, что я сделал это?
Сириус посмотрел Питеру в глаза, в попытке найти правду. После недолгого молчания, он сказал сквозь зубы:
- Я не верю тебе, - Сириус потащил его через всю комнату к площадке перед лестницей.
Блэк так сильно сжимал воротник Питтегрю, что последний стал задыхаться, он брыкался, плевался и всячески старался помешать Сириусу.
Питер в страхе сказал, что понял, что замышляет Сириус, и попытался отпихнуть его. Но злость и адреналин настолько ударили в голову Сириусу, что он даже не чувствовал сопротивления. Сириус толкнул Питера к довольно низким перилам площадки перед спальней, и Питтегрю испугался еще больше.
- Сириус, - проговорил в оцепенении он.
- Скажи мне правду, Питер, что ты сделал с метлой?
- Ничего, - захныкал Питтегрю, стараясь вырваться из рук Сириуса. Тут Питер услышал, как кто-то вошел в гостиную, - Помогите!
Как раз в этот момент Джеймс, Лили, Ремус и Гермиона возвращались с ужина. Гермиона, которая до сих пор чувствовала себя разбитой и опустошенной после событий прошедшей ночи, сонно прислонилась к Ремусу. Все четверо испуганно посмотрели на Сириуса и Питера, почти свисающего с перил.
- Помогите,- прохрипел он и захныкал.
В комнате все мгновенно замерли. Гермиона, стараясь сохранять спокойствие, достала волшебную палочку и быстро произнесла заклинание, которое отбросило Сириуса и Питера подальше от перил. Все ринулись вверх по лестнице.
Лили сразу подбежала к Питеру, который до сих пор не мог откашляться и продолжал всхлипывать. Джеймс и Ремус помогли Сириусу встать. Заклинание Гермионы было не слишком мощным - оно просто сильным порывом ветра сбило с ног Сириуса.
Гермиона подбежала к Сириусу, посмотрела на его лицо и руки, ощупала голову, а затем произнесла:
- Извини, я немного не рассчитала.
- Ты помешала мне скинуть его с лестницы, - проворчал Сириус, потирая голову. – Но не беспокойся, со мной все нормально.
- Что случилось, Бродяга? – поинтересовался Джеймс. - Что это ты делал?
- Делал? – захныкал Питер, поднимаясь на ноги с помощью Лили. - Я не сделал ему ничего такого, - мальчик все еще всхлипывал. - С тех пор как она тут, - он взглянул на Гермиону, - он постоянно нападает на меня безо всяких причин.
- Не строй из себя жертву, Питер, - строго сказал Ремус. - Нам всем известно, что ты сделал с метлой Гермионы.
- Но я ничего не делал, - взвыл Питер. - На каких основаниях вы обвиняете меня в том, чего я не совершал?
- Питер прав, - грустно произнесла Лили, - он ваш друг. Просто мальчики словно с цепи сорвались из-за того, что ты убежал вчера ночью. Я ведь права?
Джеймс, Сириус и Ремус ничего не сделали, чтобы подтвердить версию Лили.
- Все нормально, Лили, - голос Питера звучал жалобно. - Я знаю, что был не прав, - он посмотрел на остальных мальчиков и Гермиону. - Я прошу прощения за это, но я испугался. Вы же знаете, я никогда не был таким храбрым, как вы. Распределяющая шляпа хотела отправить меня в Хаффлпафф или же вообще вышвырнуть из школы, - грустно закончил Питер.
- Джеймс, ну почему ты считаешь, что он не прав? - умоляюще посмотрела на парня Лили.- Пожалуйста, давайте не будем ссориться.
Питер опустил глаза:
- Простите меня, я поступил не правильно. Я никогда не причиню боль ни одному из вас. Вы мои единственные друзья, конечно, если вы позволите мне и дальше дружить с вами.
- Ты маленькая крыса, Питтегрю, - бросил Ремус.
- Ремус, - быстро произнесла Гермиона, беря его за руку, - не надо…
Ремус беспомощно посмотрел на девушку:
- Гермиона, ты сама прекрасно знаешь, на что он способен, - прошептал Люпин ей на ухо. - Не стоит давать ему еще один шанс навредить тебе.
- Ремус, я хочу попробовать спасти и его тоже, - произнесла тихо Гермиона. Она взглянула на Питера, - Питер, если ты поклянешься, что не причастен к ночному инциденту, я поверю тебе.
- Я клянусь.
Гермиона с шумом втянула воздух и повернулась к мальчикам:
- Я единственная, кто пострадал во время вчерашней ночи, и я не хочу мстить Питеру, - заявила она, все продолжили молчать. - Питер, дай нам немного времени, мы все очень устали, перенервничали. Я обещаю, что это больше не повторится, ведь так, парни?
- Как ты можешь так говорить, Гермиона? – возмутился Сириус.
- Да, Гермиона, конечно, - проговорил Джеймс.
Ремус лишь сжал ее руку в знак согласия. Больше никто не шелохнулся.
- Эмм… Питер, мы не можем покидать башню Гриффиндора, это часть нашего наказания, - грустно сказала Гермиона, - может, ты сходишь и принесешь чего-нибудь поесть? - быстро проговорила она.
Питер кивнул и сразу направился к выходу, улыбнувшись Гермионе:
- Спасибо.
Гермиона повернулась к Сириусу и снова улыбнулась:
- Ты бы действительно сбросил его оттуда? – в ответ Сириус оскалил зубы, но ничего не сказал. - Пообещай мне, что не попытаешься сделать это снова.
- Я не могу тебе этого обещать, – Сириус отвел взгляд.
- Тогда я обещаю, что буду с тобой повсюду, - торжественно проговорил Ремус и засмеялся.
- Стойте, - сквозь смех произнесла девушка, - я говорю совершенно серьезно. Тебе следует научиться контролировать свои эмоции, - она ткнула Сириуса пальцем в грудь, - пока это не стало слишком не поздно ни для Питера, ни для тебя.
- Я могу контролировать свои эмоции, - порывисто возразил Сириус.
- Я заметила, - усмехнулась Гермиона, и тут же рассмеялась вместе с Сириусом. Они продолжили свой разговор, подтрунивая и подшучивая друг над другом.
Лили, наблюдая за смеющейся компанией, почувствовала себя неуютно, она подошла к Джеймсу и прошептала:
- Могу я поговорить с тобой?
Когда они отошли от друзей на расстояние, достаточное чтобы их никто не мог услышать, Лили начала говорить:
- Какого черта тут творится, Джеймс?
- Что ты имеешь в виду? – Поттер сконфузился.
- Что происходит? Питер, который и мухи не обидит, по-вашему мнению, хочет и способен убить Гермиону?! Сириус собирается сбросить его с лестницы?! – выговорившись, девушка слегка успокоилась, перевела дыхание и с недоверием покачала головой, - Сириус ведь не хотел убивать Питера?
- Ты же знаешь Сириуса, он очень эмоциональный.
- Джеймс Поттер, не увиливай от ответа! Скажи мне, что происходит?
- Ничего, Лили, ничего. Гермиона права, мы все перенервничали…
- Я не знаю как, - медленно начала Лили, - но Гермиона держит вас троих на коротком поводке.
- Она не держит нас ни на каком поводке, Лили, - улыбнулся Джеймс. - А может, ты просто ревнуешь? А?
- А я должна? – со страхом и сомнением в голосе спросила Лили.
- Нет, - спокойно ответил Джеймс, нежно целуя Лили. - Никогда Гермиона Грейнджер не сможет удержать меня на «поводке». Ты единственная девушка, способная на это.
Лили заметно успокоилась, и на ее лицо слова вернулась милая улыбка:
- Джеймс, ты доверяешь Гермионе? – Джеймс не ответил на этот вопрос, он снова накрыл губы девушки долгим, страстным поцелуем. - Не меняй тему разговора, - проворчала Лили, когда юноша отстранился от нее.
- Я доверил бы ей свою жизнь, - серьезно ответил Джеймс. Он пристально посмотрел Лили в глаза, - Если ты доверяешь мне, значит, ты доверяешь и ей.
- Я не сомневаюсь в ней, - объяснила Лили. - Просто, где Гермиона, там и неприятности, а я не хочу, чтобы с тобой что-нибудь случилось.
- Лили, со мной ничего не случится. Обещаю.
Лили крепко обняла Джеймса. Она безоговорочно верила ему, но все же решила приглядывать за Гермионой и держать ухо востро.

Позже, вечером, когда все отправились спать, Ремус и Гермиона стояли у камина и разговаривали, держась за руки. Иногда Ремус подносил руку девушки к губам и нежно целовал её.
- Ты устала? – спросил он мягко.
- Да, - ответила Гермиона, зевнув, - но я еще не готова пойти наверх и лечь спать.
- Нет, иди спать! – строго сказал Люпин, но на самом деле ни один из них не хотел расставаться.
- Я устала, - пробормотала Гермиона, - уже глаза слипаются, - Ремус посмотрел на девушку, чтобы убедиться в этом, а затем наклонился и поцеловал её. Гермиона удивленно открыла глаза и улыбнулась, она покрепче обняла Люпина и вернула ему поцелуй с большей страстью.
- Мерлин, как же я тебя люблю, - прошептал Ремус. Гермиона простонала в ответ и снова притянула к его себе, поцелуй был не слишком долгим, но довольно страстным. Ремус нежно толкнул Гермиону на диван, а сам сел на неё сверху.
Гермиона задержала дыхание, когда Ремус замер, рассматривая тело девушки, словно видел ее впервые. Гермиона притянула юношу к себе, обхватив руками и ногами, и их губы слились в жарком, страстном поцелуе.
Ремус одной рукой придерживал её голову, а второй поглаживал бедро. Все мысли вылетели из головы девушки, она знала только одно, что хочет его… его руки, губы… Гермиона потянулась к рубашке Ремуса и начала судорожно расстегивать пуговицы. В этот момент они услышали, как кто-то вошел в гостиную.
Мгновенно в голову парочки пришла мысль, что они в общей гостиной. От неожиданности Ремус подскочил и свалился с дивана. Гермиона хихикнула, глядя на юношу, и начала приглаживать юбку и волосы, Ремус же застегнул рубашку и встал.

Питер вернулся в башню Гриффиндора и увидел парочку.
- Привет! – робко сказал мальчик, подходя к ним.
- Привет, - ответила Гермиона и взглянула на Ремуса, который старался взять себя в руки.
- Привет, Питер, - наконец, сказал он. Ремус подошел поближе к Гермионе и положил руки ей на плечи, - И спокойной ночи, - сказал Ремус, повернувшись к Питеру.
- Спокойной ночи, - Питер покраснел, - увидимся завтра утром.
Ремус и Гермиона дождались, пока Питер скроется из виду, после чего снова переключили внимание друг на друга.
- Нам следовало найти более уединенное место, - с улыбкой произнес Ремус.
- Да, ты прав, - спокойно ответила Гермиона и добавила после небольшой паузы: - О, Ремус, это было… страстно.
- Да… - мечтательно согласился Ремус, проводя рукой по её щеке, - удивительно…
Гермиона улыбнулась и прижалась к нему, Ремус снова поцеловал ее.
- Подожди, - порывисто оборвала его Гермиона, отодвигаясь.
- Что-то не так?
Гермиона прикусила губу и наморщила лоб в беспокойстве:
- Ремус, мы не можем. Я не знаю, но мы… - Гермиона покраснела, не зная, как закончить предложение, но Ремус понял её и так, он осторожно улыбнулся и сказал:
- Гермиона, мы не будем делать что-либо, если ты этого не захочешь.
- В этом то и проблема, я хочу.
- Хочешь? – удивился Ремус.
- Да, но не знаю, можем ли мы.
- Хорошо, - смущенно пробормотал Ремус.
- Кажется, что это слишком рано для меня. Мне жаль, что так получилось, - Гермиона замолчала, не зная, как продолжить.
Ремус взял её руку и осторожно поцеловал.
- Я не хочу делать что-то, о чем мы потом пожалеем. Думаю, когда мы будем готовы, мы сами это поймем.
- Ну, тогда нам, наверное, пора пойти спать, - с улыбкой предложила Гермиона.
- Да, действительно, - Ремус встал и проводил Гермиону до лестницы, около которой нежно поцеловал девушку. - Спокойной ночи.
- Спокойной ночи, - прошептала Гермиона, - я люблю тебя.
- Я тоже тебя люблю, - ответил Ремус, потом легонько подтолкнул Гермиону к лестнице, - увидимся утром.
Гермиона улыбнулась, после чего скрылась за дверью, ведущей в спальню девочек. Ремус несколько минут, не двигаясь, постоял у лестницы, а потом тоже пошел к себе.




Глава 16.

С того самого дня как Гермиона чуть не утонула, ей никак не удавалось нормально выспаться, но об этом никто не догадывался. Стараясь уснуть, она ворочалась в кровати до двух-трех часов ночи, да и потом часто просыпалась из-за неясных, незапоминающихся кошмаров. Так или иначе, Гермионе не удавалось поспать более трех часов за ночь.

Когда девушка помогала Дамблдору в войне против Волан-де-Морта и Пожирателей смерти, она чувствовала себя нужной и полезной, и тогда она спала хорошо, но сейчас, когда Дамблдор перестал нуждаться в её помощи, она чувствовала постоянную тревогу и пустоту из-за, как ей казалось, никчёмности её существования. А ещё Гермиона очень боялась. Боялась, что ей не удастся предотвратить то, что должно произойти уже так скоро.

Она делала всё возможное, чтобы к концу дня буквально валиться с ног от усталости: проводила много часов в библиотеке, подолгу гуляла с Ремусом после уроков и даже допоздна оставалась в гостиной, чтобы поиграть в шахматы или посплетничать с друзьями, но как только её голова касалась подушки, усталость мгновенно улетучивалась.

Гермиона раз за разом прокручивала в голове то видение - свою встречу с Гарри и Роном. И чем больше она об этом думала, тем сильнее убеждала себя в том, что действительно виделась с ними той ночью. Это немного её успокаивало. Девушка отчетливо помнила, что Гарри что-то говорил о комнате с маховиками времени в Отделе Тайн, и прекрасно понимала, что ответы на все вопросы она сможет найти только там. Проблема же была в том, так ли ей необходимо узнать эти ответы теперь.

Гермиона, как могла, старалась скрыть от друзей то, что её мучает бессонница. И когда дикая усталость все же накатывала на неё, девушка извинялась и пыталась как можно скорее оказаться в одиночестве, чтобы собраться с мыслями. А еще ей часто приходилось использовать специальное заклинание, чтобы скрыть темные круги под глазами.

Казалось, это срабатывало. Никто не замечал, что Гермиона на грани нервного срыва. Никто, кроме Сириуса. Он наблюдал за ней уже целую неделю после того происшествия и заметил, что её яркие глаза потускнели, она стала реже улыбаться. Гермиона смеялась над всеми шутками, но никогда не улыбалась, открыто и искренне как раньше, а смех, казалось, никогда не отражался в её глазах, которые оставались тусклыми и унылыми.

Однажды ночью, когда почти все уже легли спать, Гермиона и Сириус остались в гостиной одни. Девушка, держа перо в руке, сидела на полу, сгорбившись над длинным свитком пергамента.
- Гермиона, - попробовал начать разговор юноша.
- Да? – она подняла голову, стараясь сохранить бодрые интонации в голосе.
- Зачем ты делаешь это ночью, ты же выглядишь смертельно усталой?
- Мне надо закончить эссе по Трансфигурации.
- Но ведь его надо сдавать только через неделю, - заметил Сириус.
- Я не собираюсь откладывать на завтра то, что можно сделать сегодня, - раздраженно ответила Гермиона.
Сириус сел почти вплотную к девушке и стал молча наблюдать за ней, через несколько минут она не выдержала и отложила перо:
- Ну, что на этот раз?
Сириус неловко отодвинулся от неё.
- Ты сама расскажешь, что с тобой происходит или мне следует попросить тебя об этом?
- Сириус, - произнесла Гермиона, стараясь скрыть раздражение в голосе, - я не понимаю, о чем ты?! А сейчас, не позволишь ли ты мне закончить эссе?
Сириус воздержался от колкого комментария, пришедшего ему на ум.
- Я просто волнуюсь за тебя, ты выглядишь какой-то потерянной в последнее время.
Гермиона осторожно взглянула на друга:
- Со мной все хорошо, - она снова взяла перо, чтобы продолжить работу. Сириус резко наклонился и выхватил у неё перо.
- Эй! – запротестовала она. – Верни его!
- Нет! – упрямо возразил Сириус. - Я отдам его только тогда, когда ты скажешь, что с тобой происходит.
В ответ Гермиона сильно толкнула парня и пнула его по лодыжке. Сириус ахнул от боли и рухнул на колени, она подошла, вырвала у него перо и снова села.
Сириус, не отрываясь, смотрел на девушку. Он был поражен ее поступком. Нет, конечно, они иногда дрались, но шутя, и Гермиона всегда старалась быть как можно более осторожной. Такие вещи, как грубость и Гермиона были совершенно несовместимы! Сейчас же в ее глазах была лишь пустота, ни тени прежней Гермионы.
Сириус медленно отошел, не сводя глаз с девушки, и устроился на диване, продолжая внимательно наблюдать за ней до тех пор, пока она не собрала свои вещи и не ушла из комнаты, даже не обернувшись.

***********************************************************

Ремус и Гермиона гуляли во внутреннем дворике замка. Когда же Ремус предложил вернуться к остальным, девушка отказалась.

- Гермиона, - мягко произнес Ремус, - ты меня слушаешь?

- Да.

- У тебя что-то случилось?

- Нет, ничего, - быстро ответила она. Слишком быстро.
Ремус поднес её руку к губам и мягко поцеловал.

- Ты такая тихая последнее время. Я помню тот случай на день рождения Сириуса и могу понять тебя, но ведь это было почти месяц назад. Я начинаю думать, что ты такая из-за меня.

- Ты тут совершенно ни при чем, - заверила его Гермиона. - Дело во мне, – девушка нервно рассмеялась: – Жизнь такая странная штука… Дело не в тебе, а во мне.

Ремус не смеялся.

- Это я во всем виноват, точно, это из-за меня ты стала такой.

Гермиона остановилась и притянула Ремуса к себе.

- Сейчас не время для подобных разговоров, - вздохнула она. Ей очень хотелось рассказать обо всем Ремусу, но она не представляла, как он всё это воспримет и что скажет. Она боялась, что не сможет объяснить ему всё. - Я люблю тебя, - начала Гермиона.

- Я тоже тебя люблю, - ответил Ремус, но его голос дрожал, будто Люпин боялся, что Гермиона собирается уйти от него.

Она грустно улыбнулась и обняла Ремуса. Он осторожно положил руки ей на плечи.

- Я разговаривал сегодня утром с Сириусом, - мягко произнес он и почувствовал, что Гермиона напряглась. - Ты не хочешь мне ничего рассказать? – спросил он, прижимая её к себе ещё крепче.

- Нет. Просто иногда Сириус бывает слишком надоедливым, - Гермиона высвободилась из объятий Ремуса.

- Да, - согласился юноша, - но ведь он твой друг и беспокоится о тебе.

Гермиона накрыла губы Ремуса рукой:

- Ты можешь долго мне рассказывать о нем, и всё это действительно так, но я не люблю, когда меня отвлекают от работы.

Ремус приподнял бровь:

- Он сказал, что ты ударила его.

- Всего лишь оттолкнула, - ответила Гермиона, отводя взгляд.

- Он не единственный, с кем ты бываешь груба последнее время, - продолжил Ремус. - Теперь вы с Лили выглядите не как лучшие подруги, а просто как малознакомые люди. Ты даже не смотришь Джеймсу в глаза, когда говоришь с ним. Единственный человек, с которым ты продолжаешь общаться как прежде - это Питер. Но я считаю, что он заслуживает этого меньше всех.

- Я общаюсь с Питером потому, что никто из вас этого не делает! – резко ответила Гермиона. Она хотела бы опровергнуть и другие обвинения, но не смогла. Девушка прекрасно понимала, что Ремус прав. Она не знала точно, из-за чего это произошло и когда всё началось, но теперь она старалась держаться подальше от Лили и не могла смотреть на Джеймса, потому что сразу вспоминала то, о чём ей так хотелось забыть.

- Я просто устала, - неубедительно ответила девушка.

- И это тоже, но Лили говорит, что ты не ложишься спать всю ночь, а рано утром я прихожу за тобой в библиотеку, чтобы отправиться вместе на завтрак.

- Я готовлюсь к Т.Р.И.Т.О.Н.У., – оправдывалась Гермиона.

- Нет, - возразил Ремус, - здесь явно есть ещё какие-то проблемы, и мне бы хотелось, чтобы ты рассказала о них.

Гермиона замолчала, в воспоминаниях промелькнули все бессонные ночи и беспокойство, которое постоянно преследовало её.
- Я хочу тебе рассказать, но… я боюсь, что ты подумаешь, будто я уже совершенно свихнулась.

- Я никогда так не подумаю, ты можешь рассказать мне всё, - Ремус улыбнулся.

- Будь осторожен в своих желаниях, - шутя, произнесла девушка.

- Ты лучше продолжай.

- Хорошо, - Гермиона вздохнула. - Я видела кое-что той ночью в озере и никак не могу прекратить думать об этом с тех пор.

- Что ты имеешь в виду, говоря «кое-что»?

- Прежде, чем вы вытащили меня из озера… - Гермиона снова запнулась. – Я думаю, что это действительно было так. О, Мерлин! Я видела Гарри и Рона, я говорила с ними...

Ремус подошел ближе и увидел в глазах Гермионы неуверенность.

- Ты чуть не умерла той ночью, - мягко произнес он. – Думаю, это были галлюцинации или что-то в этом роде.

Гермиона помотала головой:

- Пойми, я тоже сначала так думала. Но вот уже несколько недель я не могу выкинуть это из головы. Я чувствую, что должна что-то сделать…

- Что? – Ремус отвел от неё взгляд, чувствуя, что ему как-то не по себе.

- Что? – переспросила Гермиона.

- Может, ты просто ищешь какой-нибудь повод, чтобы снова начать работать с Дамблдором? Но ведь он не зря запретил тебе это. Тебе надо научиться просто жить и просто отдыхать.

- Как ты можешь так говорить? – возмутилась Гермиона. - Я отдыхаю, например, сейчас, когда мы гуляем вокруг озера.

- Извини, - произнес Ремус, стараясь сдержать улыбку. - Ты права, мы сейчас прекрасно отдыхаем. Дорогая, я всего лишь хочу, чтобы ты была счастлива.

- Я не могу быть счастлива, пока не узнаю ответы на свои бесконечные вопросы. Ты можешь это понять?

- Я так понимаю, что ты уже приняла решение. Ну, о том, как действовать дальше?

Гермиона посмотрела Ремусу в глаза и в этот момент всё поняла. Поняла, что действительно уже приняла это решение. Она не сможет нормально жить, пока не узнает ответы на все мучившие её вопросы. Её путь - дорога борьбы. Девушка глубоко вздохнула:

– Я должна пойти в Отдел Тайн.

- Отдел Тайн? - переспросил Ремус. В его памяти мгновенно вспыхнула картинка: он держит Гермиону за руку, а она бессвязно бормочет что-то о Гарри, Роне и Отделе Тайн. Почему-то он вспомнил об этом только сейчас. - А что находится в Отделе Тайн?
- Ответы, - коротко пояснила Гермиона.

- На какие вопросы?

Гермиона немного отошла от Ремуса и начала говорить:

- Видишь ли, ты должен понять, что…

- Понять что? – сердито перебил её Ремус. – То, что ты хочешь вернуться? Не так ли? Именно поэтому ты так отдалилась от нас. Ты хочешь пойти в Отдел Тайн, чтобы узнать, сможет ли это помочь тебе вернуться домой! – в глазах Ремуса блеснули слезы. – После того, как мы вытащили тебя из озера, ты звала Гарри. Мы с тобой почти всегда говорим о Гарри. Ты изменила будущее, чтобы спасти Гарри. Ты помогаешь Дамблдору победить Волан-де-Морта опять же ради Гарри. Ты не раз говорила, что готова умереть за него. Хорошо, теперь я понимаю, что ты любишь его, и ты тоже это поняла. Ты поняла, что не можешь жить без него.

- Дело не в Гарри! – перебила его девушка.

- Нет! Всё дело в Гарри, - сердито продолжил Ремус. - Когда я обнимал тебя и молил Бога, чтобы он не забирал тебя у меня, ты звала Гарри!
- Ты ревнуешь совершенно без причины. Я никогда не любила Гарри, я люблю тебя!

- Тогда почему ты не хочешь остаться здесь со мной?

- Я никогда не говорила, что не хочу этого. Ты сам это придумал!

- Ну, а зачем тебе в Отдел Тайн?

- Потому что, - Гермиона не могла заставить себя посмотреть Ремусу в глаза, - мне сказали об этом в видении. Гарри и Рон сказали, что я должна туда пойти, и я знаю, что мне необходимо это сделать. Я чувствую это.

Ремус посмотрел на девушку, в глазах его были боль и отчаянье. Он повернулся и направился в замок.

- Ты сам спросил, - крикнула ему вслед Гермиона. – Если мне не следует быть честной с тобой, тогда скажи мне об этом. Если всё, что ты хочешь слышать от меня это то, как все вокруг чудесно и как я счастлива, просто скажи, - она отчаянно хотела, чтобы он вернулся, но Ремус продолжал удаляться.

Гермиона сжала руки в кулаки так сильно, что почувствовала, как ногти впились ладони.
Все краски вокруг вдруг померкли, а чувства, наоборот, стали ярче и отчетливее. Только сейчас она осознала, насколько для неё была важна любовь Ремуса. Головокружение от того, что он рядом, разговоры с ним: всё это делало её счастливой. Гермиона понимала, что в мире сейчас идет война и из дня в день жить становится все опаснее. Она не хотела терять любовь к жизни, а основой этой любви было её чувство к Ремусу и сам Ремус.
Она только один раз действительно была влюблена в кого-то до этого. Это был Рон Уизли, но теперь она понимала, что чувства к Рону были ни чем иным, как дружбой по сравнению с чувствами к Ремусу.
Гермиона понимала, что здесь она наконец-то начала жить для себя и пора бы ей оставить в прошлом всё, что было, но она не могла этого сделать, не найдя ответы на все мучившие ее вопросы. И даже если это не понравится Ремусу, она должна была пойти в Отдел Тайн. Главное, чтобы Ремус простил ее потом, когда она вернется.





Глава 17.

Гермиона ещё долго стояла на берегу озера после того, как Ремус ушёл. Затем она подошла к ближайшему дереву и присела, устроившись поудобнее у его корней. Было ещё по-зимнему холодно, но своим стволом дерево будто защищало её от непогоды. Девушке было тепло и уютно, но несмотря на это, она чувствовала себя совершенно разбитой. Гермиона всегда думала, что может положиться на Ремуса в трудную минуту, что он всё поймет, но сейчас она была глубоко несчастна из-за пронизывающего её ощущения неизбежности и тоски.
Гермионе действительно нужны были ответы на все её вопросы, чтобы снова стать счастливой. Ей очень хотелось знать, как бы на её месте поступил Джеймс? Или Гарри? Ее родители? А Дамблдор?
- И всё равно это мне не поможет! – громко сказала она и в отчаянии ударила кулаком по стволу.
- Гермиона?
Девушка подскочила от неожиданности и, обернувшись, увидела Сириуса.
- Ты напугал меня до смерти, - строго сказала Гермиона, поднося руку к сердцу.
- Извини, - искренне ответил парень, садясь рядом. - С тобой все в порядке?
- Ты говорил с Ремусом, - угадала Гермиона.
- Да, - подтвердил Сириус. - Он очень расстроен. Мы все расстроены, - Блэк глубоко вздохнул. - Ты, правда, хочешь уехать от нас?
- Ремус рассказал тебе всё? – спросила Гермиона. - Если да, то тогда зачем ты спрашиваешь? – Сириус почувствовал себя немного неуютно. - Нет, вы действительно думаете, что я хочу уехать от вас?
- Ответь мне на один вопрос. Зачем ты собираешься идти в Отдел Тайн? Разве не для того, чтобы вернуться? Ведь если Дамблдор не может этого сделать, то, возможно, ты хочешь попробовать вернуться домой своими силами?
- Ты когда-нибудь был в Отделе Тайн? – спросила Гермиона, Сириус покачал головой. - А я была. И если бы ты видел те вещи, что видела там я, тебе бы и в голову не пришло задавать подобные вопросы.
- Так ты хочешь туда отправиться не для того, чтобы вернуться домой?
Гермиона глубоко вздохнула:
- Я не думаю об этом. Я уже давно свыклась с мыслью о том, что никогда больше не увижу свою семью.
Глаза Сириуса загорелись:
- Ну… если дело в этом, то я, Джеймс и Ремус можем снова вернуть тебя в домик твоих родителей. И ты сможешь увидеть их ещё раз, если захочешь.
- Нет, - Гермиона грустно покачала головой, - они не совсем мои родители. Я хочу сказать, что сейчас я - только мысль в их головах. Меня нет. Кроме того, я хотела бы повидаться с Гарри и Роном. Они для меня как братья, да и все остальные Уизли стали для нас с Гарри практически семьей.
- А что будет с нами? Что мы будем делать, когда потеряем тебя? Если ты уедешь?
- Я не говорила, что уезжаю.
- Ты же сама знаешь, что если сможешь вернуться, то вернешься.
- Не совсем. Мои слова не означали, что если у меня будет шанс вернуться, я непременно воспользуюсь им.
- А ты уверена, что они оставят тебе возможность выбора? - с вызовом спросил Сириус. – Ты действительно считаешь, что они позволят тебе остаться в этом времени? А что произойдет, если они узнают, что ты изменила здесь почти всё, что только могла? Гермиона, ты хотя бы можешь себе представить, сколько существует правил и инструкций для людей, путешествующих во времени?!
- Конечно, я все это знаю! Но и ты знай, что для меня ваши жизни гораздо важнее каких-то чертовых правил!
- Я-то понимаю, Гермиона, - согласился Сириус. – Но этого могут не понять они. Я даже уверен, что не поймут. И еще, тебе стоит учитывать, что времени, которое ты помнишь, уже не существует!
Осознание жестокой действительности немного отрезвило Гермиону. Как много раз Дамблдор просил её выбирать и тщательно обдумывать факты, которые она ему сообщала, но Гермиона этого не делала. Она не могла позволить Джеймсу, Лили и Сириусу умереть, когда была возможность спасти их.
- У Гарри будут и мама, и папа, - более мягко продолжил Сириус. – Возможно, теперь это совершенно другой человек. И теперь ты, скорее всего, даже не будешь его другом.
- И Рон тоже, - прошептала она. Гермиона постепенно начинала осознавать, что могло произойти в том мире. Если она и Гарри не подружились бы, то она не стала бы так дружна с Роном. Она бы никогда не сблизилась с остальными Уизли, и тем более с Джинни. Гермиона вспомнила, какой она была до того, как попала сюда, и вздрогнула.
- Я совсем не думал пугать тебя, - Сириус приобнял Гермиону. – Я просто хочу, чтобы ты всё поняла.
Несколько минут они сидели в тишине, затем Гермиона поднялась на ноги.
- Я поняла всё, что ты хотел сказать мне, Сириус, - сказала она. – Но я учусь в Гриффиндоре. И что бы там ни произошло, я должна кое-что сделать.
- Когда ты собираешься пойти туда? – спросил Сириус, медленно вставая.
- Как можно скорее. Но прежде мне надо всё хорошенько обдумать.
- У нас будут большие неприятности, когда Дамблдор узнает об этом.
- У нас? – Гермиона приподняла одну бровь.
- Неужели ты думаешь, что я позволю тебе идти в Министерство одной?
- О, Сириус! – Гермиона бросилась к нему на шею. – Ремус, наверное, никогда не простит тебе этого, когда узнает, что ты помогал мне. Но как же я тебе благодарна!
По дороге в замок Сириус положил руку на плечо Гермионе, ему было приятно даже просто дружески касаться ее.
- Итак, когда ты думаешь пойти туда? Сегодня вечером?
- Нет. Лучше в пятницу. Уроки кончаются рано, и мы ничего не пропустим.
- О, а я так надеялся, что мне не надо будет делать эссе по Трансфигурации на завтра.
- Ты его всё ещё не сделал? – строго спросила Гермиона.
- Эй, тебе ли говорить об этом? За этот месяц ты уже второй раз собираешься смыться из школы!
Гермиона улыбнулась. Сириусу всегда удавалось развеселить ее. К тому времени, как они подошли к башне Гриффиндора, Сириус уже не обнимал девушку. Зайдя в гостиную, Гермиона задумчиво посмотрела в сторону комнат мальчиков.
- Не волнуйся, утром он успокоится, - произнес Сириус, будто читая ее мысли. - Дай ему немного времени.
- Ты прав, - кивнула Гермиона, – Ремус не может долго дуться. Я поговорю с ним за завтраком. Спокойной ночи, Сириус.
- И тебе, Гермиона.

Но за завтраком Ремус не появился. Он подошел только к первому уроку, опоздав на две минуты, в результате чего Гриффиндор лишился десяти баллов. Зато Ремус сумел избежать разговора с Гермионой.
За обедом Гермиона тоже не смогла поговорить с ним. Она сидела в окружении Джеймса. Сириуса, Питера и Лили, рассеянно ковыряя вилкой свой обед. Остальные сначала попробовали втянуть её в разговор, но, заметив, что Гермионе это не интересно, продолжили беседу между собой.
В середине обеда Питер извинился и ушел. Но, похоже, никто, кроме Лили, особо не расстроился. Хотя мальчики и обещали Гермионе вести себя с Питером так же, как раньше, у них это совершенно не получалось, особенно у Джеймса и Сириуса, с их-то взрывными характерами. Да и сам Питер находил массу причин, чтобы урезать время общения с бывшими друзьями.
Спустя минут пять, Гермиона отодвинула от себя тарелку и встала.
- Гермиона, ты же ничего не съела, - сказала Лили.
- Извини, но я не голодна.
- Почему бы тебе не дождаться Ремуса и не поговорить с ним? - предложила Лили, чувствуя себя не в своей тарелке из-за ссоры друзей.
- Мы поговорим, - ответила Гермиона. – Просто он не хочет разговаривать со мной прямо сейчас. Извините… - Гермиона развернулась и пошла мимо длинных рядов столов к выходу из Большого Зала. Пройдя две трети пути, Гермиона увидела Ремуса. Их глаза встретились. Взгляд юноши выдавал его желание скрыться куда-нибудь сию же секунду.
- Привет, - нежно сказала Гермиона.
- Здравствуй, - произнес Ремус, явно стесняясь. Наступила неловкая тишина, которую нарушил юноша. – Я думал, что ты уже уедешь к этому времени.
- Нет.
- Ты решила остаться? – с надеждой спросил Ремус.
- Нет, - так же спокойно произнесла девушка. – Я пойду туда в пятницу.
- А-а, - протянул он.
- Ремус, я…
- Удачи, Гермиона, - Ремус продолжил свой путь к столу, за которым сидели его друзья.
Гермиона сердито стиснула зубы и молча поспешила из Большого Зала.
Джеймс, Сириус и Лили уставились на севшего рядом с ними Ремуса.
- Я так полагаю, мы должны поинтересоваться, что она тебе сказала, - произнес Сириус с сарказмом в голосе.
- Отвали, Бродяга, - буркнул Ремус.
- Ремус, - мягко произнесла Лили, - если бы ты только поговорил с…
- Не надо, Лили, - перебил ее Люпин. – Ты совершенно не знаешь причин нашей ссоры, а если бы знала, то не стала бы что-либо говорить.
- Мне не важны причины, - обиженно ответила девушка. – Просто объявлять Гермионе бойкот глупо с твоей стороны. Ты ведешь себя как маленький ребенок.
- Я не объявлял ей бойкот. Она сама…
- Она хочет поговорить с тобой, - продолжала Лили, не замечая его протеста. – Она не хочет ссоры.
Ремус посмотрел на Джеймса, который молча слушал перепалку.
- Извини, друг, - Поттер встряхнул головой, взлохмачивая волосы. – Лили права. Зная всё, я думаю, что ты действительно должен поговорить с Гермионой. И, чем скорее, тем лучше.
- Да что вы втроем понимаете? – Ремус, явно обидевшись, положил руки на стол и опустил на них голову. Через пять минут он быстро встал и вышел из Большого Зала.
- На твоем месте, я бы в первую очередь посмотрел в библиотеке, - крикнул ему вслед Сириус. Но Ремус ответил ему лишь грубым жестом, прежде чем скрыться за дверью.
- А сейчас, - Лили повернулась к Сириусу и Джеймсу, - вы расскажете мне, из-за чего они поссорились.

~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~

Гермиона действительно шла в библиотеку, хотя, скорее, делала это по привычке, чем из-за необходимости выполнить домашнее задание. Все мысли Гермионы были заняты Ремусом. Она так хотела поговорить с ним, всё объяснить. Ей совершенно не хотелось с ним ссориться, и всё это очень её угнетало.
- И как я могла позволить себе влюбиться в него, - прошептала Гермиона. Она уже не раз думала об этом и считала, что это был один из её самых дерзких поступков, хотя, если быть честной, в то же время этот поступок был самым лучшим и правильным. Гермиона вздохнула. Теперь просто бесполезно размышлять об этом. Она полюбила его и, видимо, всегда уже будет любить.
Гермиона повернула за угол и направилась к коридору, ведущему в библиотеку. «Я могу повторить кое-какой материал, - подумала девушка. – Нет никакого смысла сидеть одной в комнате».
Подойдя к библиотеке, Гермиона услышала два голоса, которые тут же узнала: Питер и Снейп. Девушка вытащила палочку и пошла к тому месту, откуда доносились голоса. Если Снейп издевается над Питером, она положит этому конец.
Гермиона подошла поближе и прислушалась, теперь она могла разобрать, о чем они говорили.
- Я сказал, меня это не волнует, Питтегрю, - резко произнес Снейп.
- Но я же говорил тебе, Северус. Это что-то значит. Я уверен, - убеждал его Питер.
- Хватит, - перебил Снейп, - если тебе больше нечего сказать, то я возвращаюсь в подземелье к слизеринцам.
Гермиона сделала несколько шагов назад, ожидая, что сейчас оттуда появится Снейп.
- Подожди, Снейп, - попросил Питер. – Выслушай меня, - Гермиона не расслышала, как отреагировал Снейп, но, скорее всего, остановился, потому что Питер продолжал. - Я узнал, что она идет в Отдел Тайн. Именно поэтому они поссорились.
- И ты говоришь мне об этом только сейчас?! Это не игра, Питтегрю. Говори, что ещё ты знаешь.
- Он не хочет её отпускать, - неуверенно сказал Питер.
- Ну, - нетерпеливо подгонял его Северус, - почему?
- Я не знаю.
- От тебя нет никакого толку, Питтегрю, - бросил Снейп. – Зачем она идет в Министерство?
- Не знаю.
- Ну так узнай, – холодно указал Снейп. – Нам необходимо знать всё как можно скорее, вдруг Темному Лорду понадобится изменить план.
У Гермионы на миг перехватило дыхание, она в ужасе поднесла руку ко рту. Девушка начала медленно пятиться назад, но Питер и Снейп всё же услышали её. Снейп быстро обезоружил Гермиону, а затем они с Питером прижали её к стене.
- Как долго ты тут подслушиваешь? – прорычал Снейп.
- Как ты мог, Питер, - прошептала Гермиона, игнорируя вопрос.
Снейп бросил взгляд в сторону коридора.
- Все уже, наверное, пообедали. Я не хочу быть замечен в вашей компании. Питер, ты способен стереть ей память? - Питер закивал, Снейп всунул ему в руку палочку Гермионы. - Жаль, но у нас нет времени приготовить Сыворотку Правды. Питер, не забудь удостовериться, что она всё забыла.
Оба парня медленно начали отходить от нее, не опуская палочек. Гермиона понимала, что у нее будет шанс сбежать, когда Снейп уйдет, поэтому не двигалась.
Снейп ушёл, но теперь Гермиона боялась, что вероятность закончить жизнь, как и профессор Локхарт, в больнице Святого Мунго, слишком уж велика. Питер был совершенно безнадежен в заклинаниях.
- Питер, пожалуйста… - начала Гермиона.
- Заткнись, - перебил её парень. Гермиона видела, что он наслаждается этим моментом. – Что, сейчас ты не можешь поумничать?
- Питер, ты хоть понимаешь, что ты делаешь?
- Прекрасно понимаю, - Питер ухмыльнулся. Он приподнял палочку, целясь Гермионе в грудь. Девушка зажмурилась, готовясь к худшему. Неожиданно слева от нее раздался какой-то шум. Приоткрыв глаза, Гермиона увидела, как какой-то человек прыгнул на Питера, и они, сцепившись, покатились по полу.
Ремус не воспользовался волшебной палочкой, чтобы обезоружить Питтегрю, он просто повалил его на пол, а затем со всей силы ударил кулаком в челюсть.
Палочка выпала из рук Питера, Гермиона тут же схватила её и направила на него. Но, оказалось, что девушка не могла послать заклятие в Питтергрю, потому что боялась случайно ранить Ремуса. Тот, сидя на противнике, продолжал его бить. Один раз Питеру удалось извернуться и нанести ответный удар, но это только привело Люпина в еще большую ярость.
- Ремус, хватит! – закричала Гермиона. Она услышала, что по коридору идут люди, а среди них могли быть и преподаватели. Но Ремус не слышал ее, он встал и теперь бил Питтегрю ногами.
- Ты хотел убить ее! - рычал он в ярости.
- Драка! – крикнул кто-то в коридоре, и библиотека наполнилась людьми.
Гермиона дотронулась до руки Ремуса. Питер тяжело поднялся и, выглянув из-за плеча Люпина, заметил человек пятнадцать, двигавшихся в их сторону.
- Убирайся, оборотень! - закричал он.
В библиотеке повисла тишина. Гермиона, тяжело дыша, сжала руку Ремуса. На губах Питера играла самодовольная улыбка. Ремус чувствовал спиной взгляды вошедших.
Питер отошел к стене и опустился на пол:
- Ты можешь избить меня, Ремус, но это не помешает мне сообщить всей школе, кто ты на самом деле.
Ремус снова ринулся вперед, но Гермиона удержала его.
- Не стоит, - прошептала она. – От этого будет только хуже.
Гермиона оттащила Ремуса немного в сторону, а потом наклонилась к Питтегрю так, чтобы их никто не мог слышать:
- Я клянусь, что заставлю тебя заплатить за это. Причем так, что даже Волан-де-Морт не в силах будет помочь тебе.
Глаза Питера расширились, но Гермиона не поняла от чего: от ее угрозы или из-за имени Темного Лорда, хотя сейчас это ее совершенно не волновало. Гермиона взяла Ремуса за руку и повела подальше от этого места. Ученики, когда Люпин приблизился к ним, разошлись в разные стороны, но Ремус, похоже, не заметил этого.

- Это конец, - спокойно произнес Ремус, - завтра или послезавтра полетят письма, а в понедельник меня выгонят.
- Нет, - уверено возразила Гермиона, садясь рядом с ним, она взяла его руку и нежно поцеловала. Ремус вздрогнул. – Тебя не выгонят. Дамблдор не позволит, ведь это не правильно.
- Никто не захочет, чтобы его ребенок учился в одной школе с оборотнем, - голос Ремуса был совершенно безучастным. – Я знал, что это когда-нибудь случится. Я был готов к этому.
- Не говори так, - попросила Гермиона. – Мы преодолеем и эти трудности. Все не так плохо, как ты думаешь. Ты очень популярен, Джеймс и Сириус поддержат тебя. Да и я прокляну любого, кто посмеет обидеть тебя.
Ремус слабо улыбнулся.
- И в итоге, я буду скрываться за спиной своей девушки и двух лучших друзей всю свою жизнь.
- Хватит говорить глупости, - голос Гермионы сорвался до крика. - Всё это моя ошибка!
- Нет, - покачал головой Люпин и притянул девушку к себе. – Он не причинил тебе никакого вреда?
- Нет, Ремус. Но он не тот, за кого себя выдает. Я подслушала его разговор со Снейпом. Питер – Пожиратель Смерти. Они помогают Волан-де-Морту.
- Помогают в чем?
- Я не знаю, но Питер шпионит за нами. Он знает, что я собираюсь идти в Министерство. Он сообщил об этом Снейпу.
- Ты думаешь, он знает, откуда ты?
- Нет, об этом ему вроде не известно. Ремус, что нам делать?
- Не знаю, - Ремус прижал Гермиону к себе еще сильнее. Их прервал звук громких шагов, вскоре дверь открылась, и на пороге появились Джеймс, Сириус и Лили.
- Вы уже в курсе, - спокойно произнес Ремус.
- Все в гостиной только об этом и говорят, - подтвердил Джеймс.
- Слухи разлетаются быстро, - грустно сказал Ремус.
- Скорее всего, там было четыре-пять Гриффиндорцев, которые видели, как ты мочил Питера. Они слышали, что он назвал тебя оборотнем, и теперь в гостиной все это обсуждают.
- Нас засыпали вопросами, как только мы туда вошли, - добавила Лили.
- Но нам удалось смыться.
- Из-за чего вы подрались? – требовательно спросила Лили.
- Он собирался напасть на Гермиону, - ответил Ремус. – Питер – Пожиратель Смерти.
Лили удивленно, с недоверием в глазах, посмотрела на Гермиону.
- С чего вы взяли?
- Я подслушала его разговор со Снейпом, - ответила Гермиона. – Они что-то замышляют по указу Темного Лорда.
- Глупости, - с сомнением в голосе произнесла Лили.
- Поверь, Лили, - кивнул Джеймс. – Тем более, мы знаем, чем всё это закончится.
- Так расскажи мне, Джеймс! – воскликнула Лили. – Почему вам всё об этом известно, а мне ничего!?
Джеймс взглянул на Гермиону, та отрицательно покачала головой.
Лили прищурилась:
- Так тебе надо её разрешение, - холодно произнесла она. – Вот уж не думала, что у нас есть тайны друг от друга.
- Это не его тайна, - перебил ее Сириус.
- Мне очень жаль, Лили, - сказала Гермиона. – Но я не могу… - Гермиона сделала паузу, а затем соврала. - Дамблдор запретил мне рассказывать об этом.
- Так Дамблдор знает?
- Да, - тут же ответила Гермиона, заметив, что эта новость немного успокоила Лили.
- Не хочу менять тему разговора, но что нам делать с Ремусом? – прервал их Сириус.
Лили и Джеймс сочувствующе посмотрели на Люпина. Тот сердито встал и отошел.
- Хватит. Я не нуждаюсь в вашей жалости. Я не хочу этого.
- Это не жалость, Лунатик, - спокойно возразил Джеймс. – Мы просто волнуемся за тебя.
- Хорошо, хватит! - резко произнес Ремус. – Я не позволю Питеру разрушить мою жизнь.
Гермиона улыбнулась. Уж лучше злость, чем жалость к себе и депрессия.
- Правильно, - согласилась она. – Мы не дадим ему победить. Что бы ни случилось, мы вместе.
- Вместе? - переспросил Ремус.
Гермиона кивнула.
- Я никуда не уйду. Обещаю… - Ремус обнял девушку, - обещаю, - повторила она.
Пятеро друзей проговорили в спальне мальчиков до поздней ночи. Пару раз Лили и Джеймс говорили, что им пора спать и уходили, но вскоре возвращались назад. Часа в два Лили, неохотно пожелав всем спокойной ночи, отправилась спать, Джеймс и Сириус вскоре тоже ушли, оставив Ремуса и Гермиону одних.
- Наверное, мне надо идти к себе, - прошептала Гермиона.
- Побудь еще, - попросил Ремус.
- Нельзя, - улыбнулась Гермиона.
Юноша взял ее за руку и стал нежно перебирать тонкие пальцы, переплетая их со своими.
- Я не хочу сегодня оставаться один.
- Ну, хорошо, - неохотно согласилась Гермиона. – Я только сбегаю к себе в комнату, переоденусь.
- Если хочешь, можешь одеть вот это. – Ремус подошел к сундуку со своими вещами, достал оттуда рубашку и протянул Гермионе.
Она с улыбкой взяла ее.
- Отвернись. – Ремус покорно сделал то, о чем его попросили. Теперь он слышал только шуршание за спиной. - Все, я переоделась.
Ремус повернулся и посмотрел на лежащую на кровати Гермиону в его рубашке. Он глубоко вздохнул и лег рядом, затем зашторил полог вокруг них.
- Ты не против? – спросил Люпин, держась за полы надетой на нем рубашки. Гермиона покачала головой, Ремус стянул с себя эту одежду и выбросил за занавески. Он лег на подушку рядом с девушкой и обнял ее.
- Я люблю тебя, - прошептал он в темноту.
- Не так сильно, как я тебя.




Глава 18.

Гермиона почувствовала, что кто-то яростно трясет её за плечо. После такой замечательной ночи, ей хотелось проснуться совершенно иначе.
- Просыпайся, Гермиона! – требовательно звучал голос Джеймса.
Она медленно приоткрыла один глаз:
- Что-то случилось? – над девушкой склонились Джеймс и Сириус. Ремус, только что севший в кровати рядом с Гермионой, зевнул.
- Сейчас сюда придет Дамблдор, - хором произнесли Джеймс и Сириус. Ремус и Гермиона тут же скинули с себя одеяло и спрыгнули с кровати.
- Держи, Гермиона, - Джеймс сунул ей в руки плащ-неведимку. Через несколько секунд в комнату вошел директор.
- Это хорошо, что вы уже проснулись, - мрачно сказал он. – Как ты, Ремус? – директор подошел к мальчику.
- Всё хорошо, сэр.
- Ну, теперь твоя тайна раскрыта, - Дамблдор вздохнул.
- Да, сэр.
- Её раскрыл мистер Питтегрю, не так ли?
- Да, сэр.
- И это хуже всего, - директор покачал головой.
- Что теперь будет? – спросил Ремус.
- Что?
- Меня ведь выгонят из школы…
- Конечно же, нет, - быстро проговорил Дамблдор. - Ты ведь ни в чём не виноват, мой мальчик.
Ремус широко улыбнулся, поддержка директора была очень важна для него.
- Боюсь, это будут очень трудные дни для тебя.
Ремус кивнул.
- Я всегда понимал, что это может случиться.
- Хорошо ещё, - Дамблдор дотронулся рукой до плеча Люпина, - что осталось всего несколько месяцев до Т.Р.И.Т.О.Нов. И я уверен, что ты со всей ответственностью подойдешь к подготовке к экзаменам. Также я очень прошу не обращать внимания на то, что будут говорить тебе остальные ученики. Ты сам понимаешь, теперь к тебе будут относиться более настороженно, и спрос с тебя будет гораздо строже.
- Я всё понимаю, сэр. Я вас не подведу, - твердо сказал Ремус.
Дамблдор ласково провел рукой по плечу Ремуса.
- Я знаю. Ты никогда не давал мне повода в тебе сомневаться, - сказал Дамблдор и покинул спальню. Сразу после этого Гермиона сбросила с себя плащ-невидимку и, поблагодарив, протянула его Джеймсу.
- Всегда пожалуйста, - ответил он.
Гермиона собрала свою одежду, которую бросила около кровати прошлой ночью, и пошла к дверям.
- Ты куда? – спросил Ремус.
- Назад, в свою комнату. Но я вернусь через двадцать минут, так что вам лучше поторопиться.
- Зачем? – не понял Джеймс.
- Чтобы успеть на завтрак, - заявила Гермиона.
- Нет, - протянул Ремус. – Я никуда не пойду.
- Ремус, - Гермиона повернулась к нему. – Ты ведь не собираешься просидеть тут до конца учебного года? Сейчас мы пойдем на завтрак, а потом, как обычно, на уроки, как будто ничего не случилось. Тебе нечего стыдиться.
- Гермиона, - возразил Люпин, - все будут говорить…
- Они будут говорить ещё больше, если ты запрешься тут, - ответила девушка. – Послушай, я знаю, что ты расстроен, но мы не должны пасовать перед неприятностями. Если ты запрешься тут, то остальные напридумывают всяких глупостей, а от этого будет только хуже, - Ремус немного успокоился, Гермиона подбежала к нему и быстро чмокнула в щёку. – А теперь собирайтесь быстрее. Вот увидите, я права, – девушка быстро выбежала из комнаты, оставив ребят одних.
Первым тишину нарушил Сириус.
- Сегодня, определенно, будет весело, - с сарказмом произнес он. Все засмеялись, его комментарий, казалось, мигом разрядил напряженность обстановки.
- Думаю, нам пора одеваться, - сказал Джеймс. – Зная Гермиону, думаю, она может, и правда, прийти минут через двадцать.
Действительно, ровно через двадцать минут Гермиона заглянула в комнату. Она была не одна, рядом с ней стояла Лили, поправляя волосы, собранные в конский хвост.
- Готовы?
Джеймс всё ещё расчесывался.
- Они всё равно никогда не будут лежать аккуратно, - пошутила Лили. Джеймс ухмыльнулся и кинул расческу под кровать, затем рукой взъерошил волосы.
- Хватит, - засмеялась Лили, стараясь заставить его убрать руку от головы. – Ты ведь знаешь, что я не люблю, когда ты так делаешь.
- Именно поэтому я и делаю так, - Джеймс обнял Лили за талию и притянул к себе, чтобы поцеловать. – С добрым утром.
- С добрым утром, - прошептала в ответ девушка.
Гермиона повернулась к Ремусу:
- Ты готов? – в ответ Люпин кивнул, но весь его внешний вид говорил скорее об обратном. Гермиона нежно поцеловала его. – Всё будет хорошо. Я обещаю.
- А меня никто не хочет поцеловать, - проворчал Сириус. Джеймс, как можно громче, послал ему воздушный поцелуй. Все снова засмеялись.
Компания вошла в гостиную Гриффиндора. Там было всего лишь несколько первокурсников и второкурсников, но, увидев учеников самого старшего курса, они быстро покинули гостиную.
- Ремус, - произнесла Гермиона, – я, кажется, забыла свитер в вашей комнате вчера ночью. Не мог бы ты принести его?
- Хорошо, - пробормотал парень и быстро пошел наверх.
Как только он скрылся из виду, Гермиона начала быстро говорить:
- Слушайте, у меня есть план. Если мы его осуществим, то после этого к Ремусу никто не будет приставать.
- Какой?
- Любой из нас заколдует каждого, кто хоть слово скажет против Ремуса, или хотя бы не так на него посмотрит.
- Ты ведь не серьёзно, да? – Джеймс улыбнулся во весь рот.
- Я совершенно серьёзна, - ответила Гермиона. – Если мы сегодня заколдуем всех, кто посмеет обидеть Ремуса, то завтра таких смельчаков уже не останется.
- Гермиона, ты понимаешь, сколько у нас будет неприятностей после того? – сказал Сириус.
- Да, но я готова рискнуть.
- И я, - добавила Лили. Все разом обернулись в её сторону. – Почему вас это так удивляет? Как иначе мы сможем остановить тех, кто будет докучать ему? – Гермиона в душе была очень благодарна ей, и тут же обняла девушку. – Не ты одна, любишь его, Гермиона.
- Я знаю, - улыбнулась Гермиона. – И я очень рада этому.
- Секундочку, - прервал их Джеймс. – Ты слышала, что сказал Дамблдор? Не надо провоцировать противников Ремуса ещё больше. Мы сделаем только хуже.
- Нет, он сказал, что Ремус не должен никого провоцировать. Но он не будет даже доставать свою волшебную палочку. Всё сделаем мы, – ответила Гермиона
- Вы не знаете Ремуса, - продолжил Сириус. – Если мы достанем наши палочки, то и он сделает это.
- Тогда я разоружу его. И вообще, он не собирался колдовать сегодня, - заметила Гермиона. – Это займет всего один день, ну максимум два, - девушка с надеждой взглянула на друзей.
- Я согласен, - улыбнулся Сириус, как будто план Гермионы доставлял ему удовольствие.
- И мы, - добавил Джеймс, ответив и за Лили тоже.
- Я знала, что могу на вас рассчитывать, - Гермиона повернула голову немного влево, чтобы увидеть Люпина, который уже подходил к ним. – Ни слова Ремусу, - добавила девушка шепотом.
- Гермиона, я не нашел твой свитер. Ты уверенна, что оставила его там?
- Странно, я думала, он там. Ну ладно, это не важно. Пойдем скорее на завтрак, я умираю с голоду.
Друзья вошли в Большой Зал, окружая Ремуса, будто он был главой какого-то государства. Сириус, Джеймс, Лили и Гермиона сжимали в карманах волшебные палочки.
В Большом Зале никогда не было настолько тихо. Это немного выбивало из колеи, но друзья сумели проигнорировать тишину. К тому же, как только они заняли свои места за столом, ученики снова продолжили свои разговоры, и Большой Зал заполнился голосами. Гермиона пыталась уловить суть того, о чем говорили, но у неё ничего не получилось.
У Гермионы, Лили, Джеймса, Сириуса и Ремуса совершенно не было аппетита, все они были слишком напряжены. Спустя двадцать минут неловкой беседы и ковыряния в своих тарелках, они решили пораньше прийти на урок.
Когда друзья дошли до выхода из Большого Зала, кто-то сзади них попытался спародировать длинный протяжный вой. Первая среагировала Лили, она произнесла заклинание, направив палочку в сторону стола слизеринцев. Обидчиком оказался мальчик слегка придурковатого вида. Его каштановые волосы начали с бешеной скоростью отрастать не только на голове, но и на лице и руках.
- Мисс Эванс, - услышала Лили сердитый голос одного из профессоров.
- Если он разговаривает, как животное, то он и выглядеть должен соответствующе, - резонно заметила Лили, а потом повернулась к друзьям. – Не ждите меня, парни. Я догоню вас в классе, - Джеймс пожал ей руку и первым направился к выходу из Большого Зала. Гермиона, едва сдерживая усмешку, направилась за мальчиками в коридор.
- Это моя девушка, - гордо сказал Джеймс. Сириус и Гермиона тоже похвалили её.
Ремус был удивлен:
- Она получит взыскание из-за того, что колдовала в Большом Зале.
- Скорее всего, - Гермиона положила руку Ремусу на плечо. – Мы узнаем об этом, когда встретимся в классе.
Они первые вошли в класс Трансфигурации и, как обычно, заняли свои места в самом конце класса. Раньше Гермионе это не нравилось, но сейчас она была даже благодарна этому факту. Сидя на задних партах, удобнее следить за другими учениками.
Вскоре остальные семикурсники начали медленно заполнять класс. Некоторые проходили мимо Джеймса, Сириуса, Ремуса и Гермионы быстро, а некоторые специально задерживались около их парт, чтобы ободряюще улыбнуться. Лили вошла в класс вместе с профессором МакГонагалл. Девушка заняла свое место рядом с Джеймсом, а остальные друзья наклонились к ней поближе, чтобы услышать какое наказание ей назначили.
- Один вечер отработки, - почти гордо сказала она. – Это не так много.
- О чем ты думала? – прошипел Ремус. – Это было глупо…
Лили серьезно посмотрела на Ремуса:
- Нет. То, что он сделал, было глупо, и он больше никогда не будет так делать.
- Мисс Эванс, мистер Люпин, урок уже начался, - громко сказала МакГонагалл. Они повернулись в ее строну. Друзья были готовы рискнуть многим, но не гневом МакГонагалл.
Все остальные уроки прошли без каких-либо происшествий. Гермиона подумала, что ответ Лили за завтраком закрыл рот даже самым отчаянным смельчакам. Под конец обеда, когда усталость, накопившаяся за день, окончательно настигла их, Ремус встал и протянул Гермионе руку:
- Ты готова?
- К чему? – переспросила Гермиона, краснея.
- В это время мы всегда гуляем вместе, - улыбаясь, пояснил он.
- Может, не сегодня? - Гермиона выглядела обеспокоено. – Лучше проведем это вечер все вместе.
- Сегодня четверг. Джеймс и Сириус уходят на тренировку по квиддичу, - напомнил Ремус, всё ещё протягивая руку.
- Мы можем не пойти, - предложил Джеймс. – Мне кажется, Гермиона права. Проведем это вечер все вместе. Может, сходим в библиотеку.
Ремус недоверчиво оглядел друзей.
- Вы хотите пойти в библиотеку, а не на квиддичное поле? Я понимаю, что вы хотите сделать, и ценю это. Но вы вчетвером не можете быть моими телохранителями до конца жизни. Я не хочу этого. И кроме того, - парень повернулся к Гермионе, - разве ты не говорила, что мы должны действовать так, будто ничего не произошло. Помнишь?
- Ты прав, - согласилась Гермиона, всё ещё нервничая.
- Конечно, я прав. Пошли, - Ремус взял за руку Гермиону, и она, неохотно, позволила ему увести себя из Большого Зала.

Они, как обычно, гуляли вокруг озера.
- Сегодняшний день был не так уж и плох. Всё могло быть и хуже, - сказал Ремус.
- Да, - согласилась Гермиона. – Могло быть и хуже…
- Ты вела себя сегодня просто великолепно по отношению ко мне, - произнес юноша. – Лучше, чем я по отношению к тебе.
- Что ты имеешь в виду?
- Разве ты не помнишь, что произошло сорок восемь часов назад на этом самом месте?
- Мы разговаривали, - Гермиона пожала плечами.
- Это не лучший способ сказать мне, что я вел себя, как свинья, - засмеялся Ремус.
- Ремус, - сквозь смех произнесла девушка. – Я понимаю, о чем ты. Ты вовсе не свинья. Это я думала только о себе.
- Это не так, - перебил ее Люпин. – Ты такой человек, что не можешь думать только о себе. Ты тогда нуждалась во мне, в моей поддержке, но я был настолько эгоистичен, что не смог дать тебе это.
- Это не настолько важно. Я совершенно не нуждалась в этом.
- Что?
Гермиона собралась с мыслями и произнесла:
- Я решила, что не пойду в Отдел Тайн.
- Почему? Я не понимаю. Из-за чего ты передумала?
Девушка пожала плечами:
- Это уже не важно для меня, - Ремус непонимающе уставился на нее. Девушка притянула его поближе, чтобы он стоял прямо перед ней. – Ты важен для меня. Я не хочу расставаться с тобой. Я люблю тебя.
Парень нежно улыбнулся в ответ:
- Я знаю. Я люблю тебя тоже.
- Нет, я люблю тебя ещё сильнее, чем раньше. Я думала о том, что будет, когда я вернусь домой, и поняла, что если вернусь, то буду несчастна. Я не хочу расставаться с тобой. Но я так боюсь.
Ремус обнял ее и притянул к себе.
- Чего ты боишься?
- Потерять тебя, - прошептала Гермиона.
- Я никуда не уйду, Гермиона, - заверил ее юноша.
- Ремус, с волшебниками, которые пытаются изменить время, случались ужасные вещи. Я изменила время, и теперь, кажется, теряю ту грань, за которую переступать уже нельзя, - Гермиона почувствовала, что Ремус сейчас засмеется. – Что?
- У тебя никогда не было этой грани, - улыбаясь, сказал парень.
- Это не смешно, - ответила она. Ее голос дрожал, когда она продолжила говорить: - Что-то случится. Я не знаю, что или когда это произойдет, но я чувствую это. И когда-нибудь, я должна буду заплатить за всё, что сделала.



"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"