Эпоха конца. Мистерии смерти

Автор: чирелли
Бета:Dashutka гамма , Jalina бета
Рейтинг:R
Пейринг:ГП/АГ
Жанр:AU, Action/ Adventure, Darkfic, Detective
Отказ:не претендую
Аннотация:Но я-то был жив...Жив, Невилл! Слышишь? И я одиннадцать лет провел в Азкабане. Знаешь, каково это? Каково это каждый день ждать и верить, что тебя спасут? Представлять себе в мельчайших подробностях этот миг, а потом однажды проснуться и понять, что этого не произойдет? Когда остается только медленно сходить с ума, мечтая о быстрой смерти и не находя ее? Да, я выжил, я смог выбраться оттуда, но до сих пор не могу понять, сколько осталось от моей души... и осталась ли она у меня вообще.
Комментарии:Моя вариация на тему "Гарри после Азкабана"
Каталог:AU, Альтернативные концовки
Предупреждения:AU, OOC, смерть персонажа
Статус:Не закончен
Выложен:2011-03-06 21:52:34 (последнее обновление: 2012.08.02 14:57:54)
  просмотреть/оставить комментарии


Глава 1. Освобождение

Ночь. В серебристом свете луны едва видны окружающие предметы. В маленькой камере с облупленными стенами почти нет мебели: кровать заменяет груда тряпья, сваленная в углу, стол — небольшая табуретка с погнутыми ножками и затертой поверхностью, туалет — зловонная дыра. На полу, к которому, похоже, еще ни разу не прикасались с водой и тряпкой, сидит, прижав колени к груди, очень худой мужчина. В неверном свете пугающе блестят его большие глаза, резко выделяющиеся на бледном, как будто высохшем лице. Длинные спутанные волосы, которые, вероятно, когда-то были черны как смоль, сейчас тонкими седыми прядями спадают на острые плечи. Узник бездумно смотрит в маленькое зарешеченное окошко…

Луна и солнце — вот его единственные проводники в мир живых, помогающие выживать в этом ужасном месте. Глядя на них, он знает, что там, снаружи, до сих пор что-то существует! Там живут люди, поют птицы… там есть мир, в котором он когда-то был свободен.

Он — Гарри Джеймс Поттер… Осужденный за убийство Седрика Диггори.

Когда-то он учился в школе Чародейства и волшебства Хогвартс, у него были преданные друзья, первая любовь, мечты и планы… Все кончилось на четвертом курсе: судьба сыграла с ним злую шутку, сделав одним из Чемпионов Тремудрого турнира. В конце концов, его обвинили в смерти одного из участников и заточили сюда, в самую жуткую тюрьму — Азкабан. С тех пор Гарри больше ничего не знал о происходящем снаружи этих стен.

Одиночество стало его постоянным спутником. Единственными собеседниками были крысы и молчаливые стражники, лиц которых за это время он так ни разу и не увидел. Хотя, если вспомнить первые годы в этом месте, то можно сказать, что Поттеру еще повезло.

Когда его привезли сюда после суда, Азкабан находился во власти дементоров. Гарри плохо запомнил те дни, наполненные всепоглощающим и разрывающим душу на части страхом. Это было время боли… Но она прошла также внезапно, как и началась. Просто однажды он вынырнул из этого ада, открыл глаза и понял, что ужасные стражники, от которых веяло могильным холодом, исчезли. Дементоров заменили другие, такие же беззвучные охранники. С тех пор Гарри стал считать дни, отмечая их на грязной стене камеры. Сейчас с момента заключения прошло около десяти лет.

Вздрогнув от легкого сквозняка, Гарри поднялся и, пройдя пару кругов, остановился напротив изъеденной временем стены. Он никогда не терял надежды на то, что сможет освободиться, всеми силами поддерживая в себе жажду жизни, не давая телу потерять силу и ловкость, а разуму — ясность. Как бы этого ни хотели его враги, он не позволил обстоятельствам сломить себя.

А еще у него была магия… Его верная помощница в этом жутком месте. Гарри поднял руку к глазам. Магия без проблем возникла на кончиках пальцев: теплая, живая, немного обжигающая. Она приносила с собой успокоение и уверенность. Именно магия не позволила ему соскользнуть в пучину безумия, поддержала в трудный момент, спасла от смерти, появившись неожиданно, словно сказочная фея, которая приходит только тогда, когда уже, казалось бы, ничего не может помочь.

Это произошло пять лет назад. Стояли страшные холода, и камера промерзала настолько, что, просыпаясь, Гарри приходилось буквально отдирать себя от ледяного пола, а похлебку необходимо было откалывать погнутой ложкой. В результате, он заболел… Жар был таким сильным, что Поттер впал в беспамятство, на несколько дней потеряв связь с реальностью. Вот тогда-то впервые и появилась она… Магия мягко окутала его, создавая непроницаемую оболочку, оберегая от холода и постепенно излечивая. А когда Гарри выздоровел, то обнаружил, что теперь может колдовать без палочки. Конечно, это не было настоящим волшебством, но на уровне третьего класса он худо-бедно справлялся…

Спустя какое-то время Гарри попробовал раздробить стену. И пусть не сразу, по чуть-чуть и очень медленно, но она поддавалась.

Гарри залюбовался маленькими искорками, перепрыгивающими с пальца на палец. Он любил создавать при помощи своей магии иллюзии: странные существа, похожие на призраков. Они обладали разумом, и с ними можно было разговаривать, чтобы не забыть человеческий язык.

Сконцентрировавшись, Гарри приготовился ударить в стену, но в это время за толстой дубовой дверью послышались тяжелые шаги. Он удивленно покосился на окошечко. Для завтрака было еще рано.

— Правда, что у вас тут призрак умершего Гарри Поттера разгуливает?

У говорившего был высокий молодой голос, резко контрастирующий с окружающей обстановкой.

— Может, и разгуливает… — голос второго был хриплым, простуженным, словно его хозяин очень редко разговаривал. — Сдох-то он здесь.

Раздался пронзительный звон ключей и невнятные ругательства.

— Это последний заключенный… с ним поступим также, как и с остальными?

— Да, просто выпустим и все…

Гарри, на всякий случай, отошел подальше в угол и замер, прислушиваясь.

— Как его имя-то?

— Никто не знает. Когда десять лет назад сгорел архив, все данные были утеряны. Но он, как видите, сидит в отсеке для пожизненных заключенных.

Гарри нахмурился и нерешительно подполз чуть ближе.

— И что? Никаких данных?

В ответ раздался хриплый смех.

— Предыдущий охранник был убит восемь лет назад при побеге заключенных, сейчас никто уже не скажет вам о том, кто это такой и почему он сидит здесь.

Его собеседник ненадолго задумался.

— Тогда откуда вы знаете, что он нам подходит?

— Он здесь уже очень давно и был заточен до победы Темного лорда. В то время сюда сажали только верных слуг Милорда, так что узник вполне соответствует вашим требованиям.

В ответ раздалось едва различимое хмыканье.

— Но он точно жив?

Ключи загремели громче, и в замке раздался противный скрежет.

— Конечно жив, он ведь ест… Хотя у нас тут был случай: целый месяц труп кормили, а обедали вместо него крысы.

Гарри криво усмехнулся.

— О! Давайте уже быстрее… — раздалось за дверью. — Я не собираюсь ждать до утра. Мне еще необходимо на аудиенцию к Лорду успеть.

Ключ загремел еще громче. Замок неохотно поддался, и дверь с протестующим скрипом отворилась. Гарри бросился в темный угол и спрятался там, попытавшись стать как можно незаметнее. В камеру вошли два волшебника. Одним из них был грузный лысый смотритель, одетый в грязную поношенную мантию. А вторым — совсем еще юный светловолосый мальчишка, которому на вид было не больше двадцати лет. На его черной щеголеватой мантии красовался значок, изображающий Знак Мрака, а на длинных пальцах блестели кольца с драгоценными камнями. Парнишка всеми силами пытался показать, что он влиятельный и богатый человек, но со стороны это смотрелось смешно.

Смотритель отыскал глазами Гарри и, подойдя, брезгливо ткнул его сапогом.

— Я же говорю вам! Жив… — прохрипел он. — Вставай, Темный Лорд дарует тебе свободу.

Юноша, пришедший с ним, замахал руками:

— Подождите! Мы должны проверить, действительно ли он верный слуга Лорда!

— А как мы это проверим? — недовольно поинтересовался толстяк, сплевывая на пол.

Гарри замер. Он уже понял, что судьба дает ему шанс выбраться из этого гиблого места, и собирался воспользоваться им в полной мере. Паренек деловито прошелся по камере.

— Давайте, спросим у него самого, — предложил он, радостно улыбаясь от осознания того, что придумал такой прекрасный выход из создавшегося положения.

Смотритель кинул на него недоверчивый взгляд и жестом предложил приступить к допросу, отступая на шаг. Юноша подошел ближе к заключенному и наклонился к нему.

— Мистер… эй! Мистер! Вы меня слышите?

Гарри вздохнул и перевел на него взгляд.

— Конечно, слышу. Вы кричите очень громко.

Охранник хмыкнул и, схватив заключенного за шиворот, поднял его на ноги.

— С начальством надо разговаривать стоя, — пояснил он.

За это время второй посетитель окончательно пришел в себя и гордо выпрямился.

— Ваше имя?

Гарри поморщился, громкий голос был непривычен для его слуха и доставлял определенные неудобства.

— Г… — он закашлялся, — Гарольд Паркер.

Надзиратель задумчиво оглядел его с головы до ног.

— Американец, что ли? Что-то я не слышал такой фамилии.

— Да, я приехал из Америки, — тут же закивал Гарри.

Толстяк недоверчиво нахмурился.

— Я что-то такое помню, — воскликнул в это время юный аристократ. — Отец рассказывал, что какой-то Паркер спас ему жизнь много лет назад.

Он выпятил грудь, на которой зловеще поблескивал значок и оттеснил смотрителя в сторону.

— Мистер Паркер, прошу прощения за неудобный вопрос, но вы чистокровный?

— Естественно! — скопировав его позу, ответил Гарри оскорбленным тоном.

— Не подумайте ничего плохого, — смущенно пробормотал юноша, — но это обязательный вопрос…

— Я все понимаю, — отмахнулся Гарри.

— Являетесь ли вы верным и преданным слугой Темного Лорда? — прищурился надзиратель, стараясь вернуть допрос в свои руки.

— Да, конечно! — не задумываясь, ответил Гарри, понимая, что от него ждут именно этого.

— Вас заключили за то, что вы поддерживали его?

— Да.

Гарри склонился, скрывая лицо за длинными прядями, чтобы нельзя было разглядеть его выражения. Паренек даже подпрыгнул на месте.

— Я думаю, что мы все выяснили, — объявил он. — Мистер Паркер, Темный Лорд дарует свободу всем, кто был незаконно заключен за службу ему.

Гарри склонился еще ниже и, схватив полу мантии юноши, прижал к ее губам.

— Спасибо, — страстно проговорил он, стараясь избежать пристального взгляда смотрителя. — Я самый верный слуга нашего Лорда!

— Тогда вы будете рады узнать, что он победил и вот уже три года единолично правит Магической Британией!

Гарри сглотнул, чтобы не пустить наружу слова, которые рвались из него помимо воли.

— Я счастлив…

Охранник только покачал головой.

— И вы готовы отпустить его только на основании его же слов? — неуверенно уточнил он.

Гарри замер, ожидая реакции гостя, но тот лишь самодовольно усмехнулся.

— У вас есть другие предложения? Темный Лорд потребовал, чтобы заключенных освободили сегодня же, вы смеете ему перечить?

Толстяк моментально побледнел и стремительно отступил на шаг.

— Нет, конечно же! Я верный слуга Милорда… мой долг — подчиняться его приказам.

— Тогда будьте добры, проводите нас. Это ведь последний узник?

Смотритель неуклюже поклонился и, подхватив Гарри за локоть, вытолкал из камеры. Пройдя через длинные коридоры Азкабана, они вышли к одному из выходов. Оказавшись на деревянной пристани, охранник остановился.

— Вы возьмете освобожденного в свою лодку? Или оставите его дожидаться следующей?

Парень видимо задумался.

— Пожалуй, я заберу его с собой, — решил он. — Мистер Паркер, вы не будете против?

Гарри кивнул, ему до сих пор не очень верилось, что все это происходит на самом деле. Неуклюже забравшись в лодку, он сел напротив своего спасителя и старательно пригладил волосы на лбу, чтобы через них невозможно было рассмотреть шрам.

Смотритель откашлялся.

— Мистер Малфой, вы уверены?

Гарри так резко отшатнулся от аристократа, что лодка зачерпнула одним бортом воду и едва не перевернулась.

— Что вы делаете?

Взяв себя в руки, Гарри забормотал извиняющимся тоном, что он случайно и совсем не хотел, чтобы что-то случилось.

— Ничего, все в порядке, — уверил юноша. — Просто я немного намочил свою мантию, но это не страшно. У меня их много…

Он повернулся к надзирателю.

— Да, я уверен, — объявил он. — А теперь, извините, мне пора.

Лодка, управляемая магией, медленно отчалила и заскользила в сторону берега. Луна зашла за огромную грозовую тучу, и мир погрузился во тьму. Гарри пристально наблюдал за тем, как Азкабан быстро скрывается в ночной мгле, словно его и не было вовсе.

— Вы плохо выглядите. Сколько вы провели в заточении? — участливо поинтересовался Малфой.

Гарри постарался улыбнуться.

— Не знаю, — признался он. — В Азкабане время течет не так, как на воле. Но последнее, что я помню — это Тремудрый турнир в школе Хогвартс.

Он резко оборвал рассказ, боясь, что выдал себя, но его собеседник ничего не заметил и только всплеснул руками.

— Вы пропустили более десяти лет своей жизни. Темный Лорд просто обязан наградить вас за мучения. Кстати, совсем забыл! Вы должны в течение трех дней придти в Министерство, чтобы вам выдали новые документы и вернули палочку, конечно, если они смогут ее найти.

— Не волнуйтесь, я обязательно приду… — криво усмехнулся Гарри.

Малфой внимательно вгляделся в его лицо.

— У вас есть куда пойти? — спросил он. — Если хотите, то я мог бы предложить вам один из своих особняков. Наша семья одна из богатейших в Британии.

Гарри покачал головой.

— Благодарю, но не стоит беспокоиться, — уверил он. — Я привык справляться со своими проблемами сам.

— Если вам все же что-то понадобится, то прошу вас не стесняться и обращаться ко мне, — юноша всплеснул руками. — Мы ведь даже не познакомились по-настоящему. Я Абрахас Малфой.

Он протянул тонкую элегантную ладонь. Гарри прикусил губу и пожал ее, удержав на лице благодушное выражение.

— Гарольд Паркер… спасибо за заботу.

— Не стоит.

В это время лодка причалила, и Малфой легко выпрыгнул на каменный берег.

— До встречи, — крикнул он на прощание и аппарировал.

Гарри очень осторожно выбрался из лодки. Постояв некоторое время, вдыхая свежий и немного морозный осенний воздух, он двинулся вдоль побережья, мечтая побыстрее оказаться подальше отсюда. Ему все еще казалось, что за ним вот-вот бросятся в погоню. А бывший узник не готов был расстаться с долгожданной свободой.


Глава 2. У моря

Гарри шел вдоль линии прибоя, пока очертания Азкабана окончательно не скрылись во тьме, и непогода не стерла все возможные упоминания о нем. Сердце, радуясь свободе, бешено стучало, подгоняя застоявшуюся кровь. Легкие, казалось, никак не могли вдоволь насладиться необычайно свежим воздухом. Чтобы удовлетворить эту страстную потребность, приходилось вдыхать все глубже и глубже, отчего кружилась голова, тряслись руки.

Найдя уединенную бухту, отгороженную от всего остального мира острыми скалами, изъеденными штормами и временем, Гарри опустился на гладкий и мокрый песок.

Разгулявшийся ветер яростно трепал его волосы и остатки тюремной одежды. Поттер провел рукой по прогнившей ткани. Она показалась сейчас чем-то лишним, отвратительно мерзким, мешающим жить дальше. Захотелось срочно сорвать с себя все то, что мешало в полной мере насладиться новорожденной свободой. Ветер усилился, постепенно переходя в вихрь. И, подчиняясь молчаливому требованию, услужливо содрал одежду…

Этого оказалось недостаточно. Поттер все еще чувствовал запах тюремной камеры, ощущал на губах вкус испортившейся еды, а тело помнило каждый камушек холодного пола. На горячий призыв откликнулась природа: торжествующе загрохотал гром, прорвав массивные черные тучи и выпустив на волю потоки дождя, казалось, смывавшего всю грязь и боль.

Бывший узник лег спиной на песок и замер, наслаждаясь каждой секундой бушующего урагана. Мысленно мужчина благодарил своего невидимого спасителя, создавшего это необыкновенное чудо. Вспенившиеся волны ласково омывали разгоряченное тело вместе с дождем. Совершенно не было холодно, наоборот, магия словно согревала изнутри, даря успокоение и защиту. Положив руку под голову, Гарри заснул…


* * *



Просыпаться было неуютно. Шелковая ткань прилипла к телу, и легкий бриз, гуляющий по берегу, заставлял ежиться от неприятного холодка. Гарри открыл глаза и удивленно осмотрелся. Бухты не было. С одной стороны от него раскинулось спокойное темно-зеленое море, а с другой — каменистый берег, ограниченный густым лесом.

Поттер приподнялся на локтях и с интересом оглядел себя. Вместо тюремной одежды на нем оказались простые черные брюки и белая рубашка. Они не спасали от холодного ветра, но были приятны на ощупь.

Мужчина, поднявшись на ноги, попытался высушиться, но магия слушалась плохо, обжигая пальцы и заставляя морщиться от боли. Бросив это бесполезное занятие, он направился дальше вдоль линии прибоя. Через пару миль показались роскошные летние домики, стоящие прямо на берегу моря. Сейчас, судя по погоде, была уже середина осени, поэтому только в одном из них горел свет. Помедлив лишь секунду, Гарри направился к нему и, спрятавшись за забором, внимательно прислушался.

— Нортон, ты идешь? Нас уже ждут!

На аккуратном крыльце появилась длинноногая блондинка, одетая в дорогой плащ. Судя по произношению, девушка не была британкой, но всеми силами старалась это скрыть. В руках у нее тявкала карманная собачка.

— Сейчас-сейчас, дорогая. Не нервничай, я снял яхту на целый день, она от нас никуда не сбежит.

Мужчина, появившийся вслед за девушкой, производил впечатление богатого директора какой-нибудь преуспевающей фирмы.

— Надо проверить все окна и двери, — напомнил он. — Как не вовремя у нас сломалась сигнализация!

Блондинке, видимо, надоело ждать, и она топнула маленькой ножкой, обутой в дорогую туфельку.

— Нортон, пойдем скорее!

И, прижав к себе собачку, направилась к стоящему неподалеку мерседесу. Ее спутнику ничего не оставалось, кроме того, как, пробормотав что-то о глупых женщинах, броситься следом.

Гарри дождался, пока машина скроется за поворотом, и осторожно подобрался к двери. Он не был уверен, что «Alohomora» сработает без палочки. Во всяком случае, в камере Азкабана это заклинание никогда не удавалось. Но на сей раз удача решила не бросать бывшего заключенного на произвол судьбы и дала шанс. Чары сработали идеально.

Поттер был голоден, и, естественно, первым местом, куда он направился, стала кухня. Там он нашел несколько бутербродов, молоко и пару йогуртов, которые и стали его завтраком, пусть и легким.

В комнате второго этажа мужчине посчастливилось обнаружить дорогие джинсы и свитер, которые пришлись как раз впору. Уже выходя, Гарри заметил на стене огромное зеркало, висевшее прямо напротив кровати. Он с любопытством приблизился к гладкой поверхности. Время изменило его… настолько, что он сам с трудом узнал себя в отражении: худое тело потеряло детские формы, лицо осунулось и побледнело, абсолютно белые волосы аккуратно спадали на плечи. И только яркие зеленые глаза все также блестели, резко контрастируя с остальным обликом.

Приподняв челку, мужчина вгляделся в шрам, едва заметный на белой коже. После того как Гарри едва не замерз пять лет назад, Волдеморт ни разу не пытался проникнуть в его разум. Сначала это очень беспокоило, но постепенно впечатления от внезапно появившейся магии обесцветили все дурные воспоминания, загнав их в самые дальние закоулки сознания.

Пошарив в карманах чужих вещей, Поттер обнаружил несколько сотен долларов и, посомневавшись несколько мгновений, присвоил их себе. Теперь у него было все самое необходимое, чтобы продолжить путь. Возле двери на резной вешалке висел длинный черный плащ. Он тоже стал полезной «добычей» бывшего узника.

— Да, теперь меня точно можно сажать, — пробормотал Гарри. — Есть, за что.

Но, поскольку он уже отсидел гораздо больше, чем ему могли бы дать за кражу, Поттер без особых угрызений совести вышел из дома.

Море неохотно начинало волноваться. Пока еще небольшие волны устало лизали берег, но к обеду они должны были перерасти в полноценный шторм. Об этом свидетельствовали и появившиеся тяжелые грозовые тучи. Оглядевшись по сторонам, Поттер решил пройтись еще немного вдоль кромки прибоя, а потом свернуть куда-нибудь. Планы пока строить не имело смысла. Для начала надо было узнать, какой сейчас день, что произошло за время заключения.

Победа Волдеморта была очевидной. Сразу же возникал вопрос о том, каким образом он добился своего, к каким последствиям это привело. Гарри хорошо помнил: у него когда-то были друзья. Его интересовала их дальнейшая судьба, но сейчас не существовало ни единого способа связаться с ними. К тому же были сомнения, что все они остались друзьями. Время меняет людей…

Он гулял до тех пор, пока мышцы не потребовали отдыха. Впереди показался прибрежный поселок, состоящий из простых маленьких домиков. Входить в него Поттер не решился. Расположившись на большом камне, скрытом ото всех густым кустарником, он достал бутерброд, прихваченный из обворованного им дома, и принялся за скромный обед.

На пляже появились люди. Это была пожилая пара с маленькой девочкой лет пяти. Необыкновенно хорошенькая малютка с пушистыми рыжими волосами бегала по каменистому пляжу, собирала маленькие ракушки и бросала их в морскую воду. Счастливый смех звенел серебряным колокольчиком, долетая до Гарри и вызывая в его сердце ответную радость.

— Бабушка, посмотри, какая! Она похожа на сердечко, давай оставим ее, чтобы показать маме?

— Конечно, родная…

Женщина была немолода. Ее лицо все еще хранило остатки былой красоты, но в скованных движениях читалась печать времени. Ее муж — седовласый строгий джентльмен — хромал на одну ногу и передвигался при помощи костыля. Они остановились недалеко от того места, где сидел Гарри, и устроились на одной из узеньких лавочек, стоящих вдоль берега.

— Бабушка, посмотри, там еще много таких ракушек.

Девочка подбежала к воде и показала куда-то на вспенивающиеся волны.

— Не подходи близко, Роза, — прокричала женщина. — Там глубоко. Упадешь!

— Не упаду!

Малышка легкомысленно не обратила внимания на предупреждение и продолжила играть в опасной близости от моря. Но ее бабушка уже отвлеклась на разговор с супругом.

— Писем нет до сих пор, — вздохнул мужчина, — и я уже начинаю волноваться. Вдруг с ними что-то случилось.

— О, Альберт! Наша дочь, скорее всего, просто сильно занята, — она поправила шерстяной шарф на шее мужа. — К тому же, писать нам не безопасно.

Тот в ответ покачал головой:

— Вот это-то мне и не нравится. Сколько еще будут продолжаться эти игры в прятки?..

— Альберт!

Гарри отвернулся от них: разговор перестал его интересовать. Скорее всего, нерадивая мать бросила дочку на попечение своих родителей и отправилась на поиски приключений. Стряхнув с себя крошки, он поднялся, чтобы незаметно уйти.

Внезапно раздался громкий плеск воды и испуганный девичий крик. Малышка все же соскользнула со скользкого берега в море и сейчас барахталась в ледяной воде. Пальто намокло и теперь тянуло девочку ко дну. Гарри метнул взгляд на ее бабушку и дедушку: они уже поднялись и спешили на помощь, но были еще далеко и передвигались слишком медленно.

— Помогите! — захлебываясь, всхлипнула девочка.

Раздумывать дальше не имело смысла. Скинув с себя пальто, Поттер бросился на помощь. Берег в этом месте резко обрывался, и, прыгнув в воду, он не смог нащупать дно. Быстро схватив ребенка, он вытолкнул ее на камни и вылез сам.

Как раз в это время подоспели бабушка и дедушка малышки.

— Роза!

Женщина крепко схватила внучку и прижала к себе.

— Тебе же говорили, что нельзя близко подходить к воде, — мужчина, держась за сердце, задыхался. — Как же ты нас напугала.

Его жена повернулась к Гарри:

— Спасибо, вам большое. Вы спасли ее.

— Да-да, спасибо, — закивал старик, — мистер…

— Паркер. Гарольд Паркер, — Поттер решил, что не имеет смысла отказываться от столь удобно подвернувшегося имени.

— Мы вам так благодарны, мистер Паркер, — продолжил мужчина.

Гарри кивнул в ответ, не особенно вслушиваясь в слова и думая больше о том, как теперь высушиться.

— Вы совсем промокли, — участливо сказала пожилая леди. — Как и Роза. Не хотели бы Вы посетить наш дом, где есть теплая ванна и горячий кофе?

Отказываться было глупо, и Поттер согласился.

— Благодарю, — вздохнул он, — мне бы это сейчас очень пригодилось.

— Я — Альберт, — представился мужчина, помогая ему подняться. — А это моя жена Джин. Мы живем здесь неподалеку.

Гарри нахмурился. Его насторожило то, что новый знакомый не назвал свою фамилию, но уточнять было рискованно.

— Давайте я помогу, — предложил он, видя, как старик пытается поднять всхлипывающую девочку на руки.

— Спасибо, — благодарно улыбнулся Альберт.

Они направились в сторону поселка.

— Что занесло вас в наши края? — поинтересовалась Джин.

— Я путешествую, — Гарри постарался улыбнуться как можно доброжелательнее. — Я приехал из Америки.

Она подозрительно прищурилась, рассматривая его:

— У вас нет акцента…

— Мои родители англичане, — быстро нашелся Поттер, вспомнив один из фильмов, о которых слышал в детстве, — я и приехал-то сюда, чтобы посмотреть на родину предков.

Альберт неодобрительно покачал головой:

— Вы выбрали не самое удобное время для путешествий…

Гарри пожал плечами, демонстрируя свое безразличие.

— Я не боюсь.

— А где вы остановились, мистер Паркер? — спросила леди. — Я не слышала, чтобы в наших местах появился кто-нибудь новый.

— Я только приехал, — вздохнул Гарри. — И как раз шел к поселку, чтобы найти себе приют.

Женщина недоверчиво посмотрела на него.

— Надолго?

— Дня на три, — расплывчато ответил Поттер. — А там как получится.

У него сложилось впечатление, что на этом импровизированном допросе из него пытаются вытянуть какие-то сведения. Хотелось бы еще знать, какие…

— А почему у вас нет багажа?

— Люблю путешествовать налегке, — все это уже начинало раздражать. — Знаете, когда в кармане только бумажник и все.

Они подошли к маленькому уютному домику, стоящему на самом краю поселка. Альберт, открыв дверь, первым вошел внутрь.

— Успокойся, — строго одернул он жену. — Мистер Паркер не производит впечатления человека, который желает нам зла.

Он повернулся к гостю:

— Я прошу прощения, мистер Паркер, время сейчас неспокойное, сами понимаете. Нужно быть начеку.

— Ничего страшного, — отмахнулся Поттер, — все в порядке. И можете называть меня просто Гарри.

Альберт кивнул:

— Если вы хотите, то можете снять комнату у нас, — предложил он. — В доме есть несколько незанятых.

— Это было бы замечательно.

Гарри не мог поверить в свое везение. Поднявшись вслед за хозяином на второй этаж, он вошел в свое новое жилище. Спальня была небольшой, но очень уютной. А самым главным оказалось то, что украденных денег было более чем достаточно для оплаты.

Горячая вода смыла усталость и остатки холода, а кофе и аппетитные французские булочки придали жизненных сил. После легкого перекуса Джин выгнала всех с кухни, и Альберт предложил гостю переместиться в гостиную. Роза, уже полностью оправившаяся от произошедшего, разместилась у их ног на большом мягком ковре с кипой разнообразных игрушек.

— У вас прекрасная внучка, — улыбнулся Поттер, стараясь сделать хозяину приятное.

Старик задумчиво кивнул.

— Она у меня золото. Впрочем, как и ее мать.

Гарри удивленно приподнял брови, очень хотелось спросить, куда же делась эта золотая родительница, но он не решился. Альберт зажег сигарету и устало затянулся.

— Не хотите?

— Нет-нет, спасибо, не люблю.

Его собеседник одобрительно улыбнулся:

— И правильно, очень портит зубы. Я вот знаю об этом, но отказаться от вредной привычки никак не могу.

Он удобнее устроился в кресле:

— А вы, Гарри? У вас есть семья?

Поттер покачал головой.

— Нет, я живу один.

Это, казалось, насторожило Альберта, и они какое-то время сидели в полной тишине. Все это время Поттер пытался придумать достаточно правдивое оправдание, чтобы взять газеты, лежащие на столе. В них он надеялся отыскать хоть какую-то информацию о том, что происходило в последнее время.

— Альбер, — послышался из кухни голос Джин, — помоги мне, пожалуйста.

Гарри проследил за тем, как пожилой мужчина с трудом поднимается со своего места и, прихрамывая, направляется к жене. Как только он скрылся за дверью, Поттер притянул к себе одну из газет. Первое, что бросилось ему в глаза, была дата: седьмое октября две тысячи шестого года. Азкабан отнял у него больше одиннадцати лет жизни. Видимо, время, проведенное в компании с дементорами, оказалось значительно дольше, чем можно было себе представить. Мужчина криво усмехнулся: он пропустил свое двадцатипятилетние…

В газетах обнаружились множество заметок о террористических актах, убийствах и природных катаклизмах.

— Дедушка говорит, что они все врут, — доверчиво сообщила Роза.

Гарри вздрогнул: он не заметил, когда девочка успела подойти к нему.

— Да, но всегда можно отыскать что-то полезное даже во вранье.

— Мама говорит, что верить можно только себе и своим близким.

— В чем-то она права, — согласился мужчина.

Роза улыбнулась, рассматривая его большими карими глазами.

— Я тебе верю, — заявила она. — Ты добрый.

— С чего ты взяла?

— У тебя глаза добрые… и ты меня спас. А так мог сделать только хороший человек.

— Так сделал бы любой на моем месте.

— Нет, — Роза упрямо тряхнула кудряшками, — сейчас люди всего боятся, они только о себе думают. Любой бы мимо прошел, а ты остановился.

Поттер удивленно приподнял брови. Он не был уверен, что такие умозаключения свойственны маленьким девочкам.

— Я думаю, что ты ошибаешься, Роза. Не насчет людей… насчет меня.

Малышка пожала плечами.

— А еще ты напоминаешь одного человека, которого мне показывала мама на фотографии. Он, правда, давно уже умер, но ты на него похож.

Она снова улыбнулась ему и занялась игрушками. А Гарри, откинувшись на спинку дивана, с интересом следил за ее действиями и думал о произошедшем только что разговоре.

Вскоре появилась Джин и пригласила всех на обед. Как и предполагал Поттер, разразилась гроза. Ветер яростно трепал деревья, прижимая их к самой земле, а волны набрасывались на берег так яростно, словно хотели утащить его за собой в глубины. Альберт, качая головой, сообщил, что яхта, вышедшая, вопреки предупреждениям метеорологов, перевернулась и разбилась о подводные камни.

— Вот глупцы-то! — всплеснула руками Джин. — И о чем только думали…

Гарри согласно покивал, он подозревал, что погибшие — пара из обворованного им дома. Получается, случившееся было ему на руку: мертвые никому не расскажут, что их дом обокрали.

Остаток дня прошел быстро, незаметно и без приключений.

— Я прошу прощения, если обидела вас, — извиняющимся тоном сказала Джин, передавая ему постельное белье. — Я иногда бываю слишком подозрительна.

— И правильно делаете, — уверил ее Поттер. — Сейчас не то время, чтобы держать дверь нараспашку.

Женщина повернулась, чтобы уйти, но возле самого порога остановилась.

— Знаете, Гарри, мы, вообще-то, никого не пускаем к себе в дом, но есть в вас что-то такое… в глазах, что я вам верю, — она по-матерински улыбнулась ему и вышла.

Поттер некоторое время смотрел на закрытую дверь. Происходящее не нравилось ему: все складывалось слишком странно и легко. Покачав головой, он решил не думать пока на эту тему. В углу висел украденный плащ. В карманах обнаружились документы…

Весь вечер Гарри потратил на то, чтобы при помощи магии поменять буквы и фотографию. Как ни странно, у него это получилось. Удовлетворенно улыбнувшись, он лег спать.


* * *


Утром Гарри спустился к столу в приподнятом настроении. Несмотря на то, что пока все получалось гладко, он никак не мог отделаться от неприятного предчувствия. Возможно, это была обычная паранойя бывшего заключенного, но гадкое ощущение никак не хотело отпускать его.

Джин не было. Проходя мимо комнат на первом этаже, Поттер слышал, как она будила Розу. Купание в море не прошло для девочки бесследно, у нее поднялась температура, появился хрипящий кашель. На кухне сидел только Альберт. Он устало прислонился к спинке кресла и курил. Сигарета нервно подрагивала в руке старика.

— А, Гарри, доброе утро, — поздоровался он. — Как спалось?

— Необыкновенно, — признался мужчина, присаживаясь за стол и беря в руки чашку с горячим терпким кофе, — я уже давно так не отдыхал.

Альберт улыбнулся.

— У вас есть какие-нибудь особые планы на сегодняшний день?

Поттер задумался. Вообще, планов у него было много, но далеко не все из них можно было рассказывать.

— Я собираюсь дойти до ближайшего городка, — сообщил он. — Мне необходимо купить некоторые вещи.

— Джин хотела ехать за лекарствами, если хотите, она могла бы захватить и вас.

Гарри отрицательно покачал головой:

— Спасибо за предложение, но я хотел бы прогуляться. Какой прок в путешествии, если все время сидеть в машине?

— Да, может быть, вы и правы. Тогда вам будет удобнее идти вдоль берега, там короче путь и очень красивые места.

— Я так и сделаю.

— Да, Гарри, я бы на вашем месте взял плащ, надвигается новый шторм.

Поттер ответил благодарной улыбкой. Ему нравилась эта пара. Было в них что-то близкое, как будто знакомое, отчего на сердце становилось тепло.

Вниз спустились Роза и Джин. Малышка выглядела очень плохо, она сильно кашляла, порой начиная задыхаться, на лбу выступил пот и, скорее всего, у нее был сильнейший жар. Бабушка обеспокоенно бегала вокруг, стараясь облегчить страдания внучки.

Чтобы не мешать, Гарри попрощался и быстро вышел из дома, накинув на себя плащ. Для начала он решил еще немного пройтись по побережью и направился к кромке воды.

Море было абсолютно спокойно, шторм, если и должен был начаться, то не раньше обеда. Ветер сменился и принес с собой теплый, немного тяжелый воздух. Гарри поплотнее укутался в плащ и направился дальше, пиная попадающиеся ему на пути разноцветные камушки.

Он не успел пройти и двух десятков метров, как сзади раздался громкий лай. Обернувшись, Гарри увидел, что к нему бежит черный лохматый пес. На животном не было ошейника, но смоляная шерсть лоснилась, словно за ней ухаживают каждый день. Подбежав, он, радостно виляя хвостом, попробовал влезть на мужчину, но тот не позволил.

— Ты чей? — спросил он, поглаживая собаку по спине. — Сбежал от хозяина?

Пес внимательно посмотрел на него, словно не понимая, о чем речь.

— Ты извини, но я спешу.

Решив, что животное само отвяжется через пару километров, Гарри не стал его прогонять. Постепенно камни под ногами сменились на песок, и идти стало сложнее. А собака и не думала отставать. Она довольно бежала рядом, все так же радостно виляя хвостом.

— Погоди! Так не пойдет… — не выдержал, наконец, Поттер, — я не могу взять тебя с собой! Ты должен остаться здесь!

Пес мгновенно поник и замер. Удовлетворившись этим, Гарри продолжил путь, но сделал всего несколько шагов. Он спиной почувствовал упрекающий, разочарованный взгляд. Помедлив немного, мужчина все же обернулся.

— Я, конечно, всегда мечтал завести собаку, — признался он, сам не понимая, почему разговаривает с животным. — Но пока я живу у чужих людей и не могу позволить себе домашнего любимца. Так что прости, но не сейчас. Может быть, потом, когда у меня будет свое жилье.

Пес радостно завилял хвостом. Улыбнувшись ему, Поттер направился дальше, но практически сразу обернулся, чтобы посмотреть, как там его новый друг. Увиденное заставило его замереть. Животное исчезло, словно его и не было вовсе.

Гарри огляделся по сторонам. Вокруг, насколько хватало глаз, раскинулся пустынный берег. Спрятаться где-то за такое короткое время было невозможно. Нахмурившись, он подошел к тому месту, где оставил собаку. Следов не было… Поттер на всякий случай даже потрогал песок.

— Плохой признак…

Еще раз осмотрев все вокруг, он продолжил путь.

Городок находился в нескольких километрах от поселка, где жили новые знакомые Гарри, и был абсолютно ничем не примечателен. Такие же аккуратные домики, ровные заборы и идеальные лужайки. И только пустые кварталы и наглухо закрытые окна говорили о том, что все здесь отнюдь не так безоблачно, как может показаться вначале.

Пройдя по главной улице, Поттер не нашел ни одного открытого кафе, хотя потухшие вывески блестели в лучах солнца. Пришлось отправиться по магазинам. В тихом переулке отыскался магазин оптики.

— Доброе утро, — поздоровался пожилой продавец. — Что-нибудь желаете?

— Да, я бы хотел купить очки.

Мужчина засуетился вокруг стенда с различными оправами.

— У нас огромный выбор, все формы и размеры…

Гарри растерянно оглядел представленный ассортимент. Покупать очки, похожие на те, что были в детстве, не хотелось. Более того, он предпочел бы совсем избавиться от них.

— А, может быть, вы хотите линзы, — словно услышав его мысли, предложил продавец. — У нас богатый выбор.

— Давайте посмотрим, — согласился Поттер.

Следующие полчаса он слушал лекцию о том, какие бывают линзы и как с ними надо обращаться. Выбрав себе те, что показались ему самыми подходящими, мужчина хотел уже уйти, но тут заметил вывеску, изображающую цветные линзы. Он отлично понимал, что глаза — это слабое место его нового облика. Люди, знавшие Гарри Поттера достаточно долго, вполне могли догадаться о том, кто перед ними. А это было ему пока не нужно.

— Я хочу цветные, — объявил он.

— У вас такой прекрасный цвет глаз. Зачем его скрывать?

Гарри недовольно поджал губы:

— Черные, пожалуйста.

Продавец только развел руками.

Выйдя из оптики, Поттер еще немного побродил по магазинам. Он купил себе брюки, рубашку, белье. Денег оставалось совсем немного. Чтобы заплатить за один день проживания и уехать куда-нибудь подальше.

Снова воровать Гарри не хотел. Значит, надо было как-то выходить из положения. Но там, где он сейчас ночевал, ему оставаться не стоило.

Вернуться в дом Поттер успел до того, как началась гроза.

— Что-то последнее время шторма к нам зачастили, — проворчал Альберт, впуская его внутрь. — Раньше такое редко случалось. А тут три дня подряд…

Гарри кивнул:

— Да, погодка отвратительная, — согласился он. — Надеюсь, что завтра все разойдется.

— А что, вы куда-то собираетесь?

— Да, я завтра уезжаю, — уверенно объявил мужчина и поспешил подняться к себе, чтобы не отвечать на вопросы хозяина.

Проходя мимо комнаты Розы, Поттер остановился. Девочка металась в бреду. Бледная Джин бегала вокруг нее с лекарствами.

Гарри помялся у входа, но так и не найдя, что сказать, ушел к себе. Ужинать он тоже не стал, понимая, что хозяевам сейчас не до него. Перекусив печеньями, которые купил в городе, мужчина завернулся в одеяло и закрыл глаза.


* * *



Ветер яростно трепал ветви деревьев, будто пытаясь ими разбить окно. Молнии то и дело освещали небо. Тени бестолково метались по потолку, словно сумасшедшие бабочки. Гарри лежал на спине и рассматривал эти мистические рисунки, стараясь определить их тайный смысл. Он так и не смог заснуть и теперь коротал время до утра. Всю ночь Джин и Альберт шумели внизу, звенела посуда, плакала Роза. Тишина наступила совсем недавно. Поттер подозревал, что что-то случилось, но не решился спуститься вниз, чтобы проверить.

Сердце тревожно стучало в груди. Так бывает, когда беда находится совсем рядом. Это нервировало и раздражало. Гарри поежился и откинул одеяло. Было душно, хотя в открытое окно проникал холодный грозовой воздух.

Дождь уже залил подоконник, и вода тонкой струйкой стекала на пол. Часть капель долетала до хозяина комнаты и, попадая на разгоряченную кожу, холодила ее, заставляя вздрагивать. В конце концов, мужчина не выдержал и при помощи магии захлопнул оконную раму. Правда, тут же пожалел об этом: заклинание сработало гораздо сильнее, чем обычно, и обожгло пальцы.

Повисла неприятная, нервирующая тишина. Воздух перестал циркулировать, и по комнате распространился незнакомый сладковатый аромат. Во рту появился странный терпкий привкус, напоминающий кровь. Гарри с трудом сглотнул, но ощущение не пропало. Наоборот, оно стало ярче, и нестерпимо захотелось пить.

Нахмурившись, Поттер встал с постели. Запах сильнее ударил в нос, голова закружилась, и пришлось схватиться за край кровати.

Немного подождав, мужчина отыскал дверь и вышел в коридор. Ему показалось, что стены стали выше, а пространство между ними сузилось, но он решил не обращать на это внимания. Запах еще больше усилился, а вместе с ним увеличилась и жажда. И чем дальше он шел по коридору, тем пронзительнее она становилась.

Напряжение возрастало… своего пика оно достигло возле комнаты Розы. Гарри зашатало, и он неуверенным шагом вошел внутрь. Девочка лежала на постели. Даже не подходя ближе, можно было с уверенностью сказать — она мертва.

Поттер покачал головой: малышку было жалко. Она ему нравилась своей детской непосредственностью. А еще он точно знал, что ей еще рано…

Чтобы вызвать свою магию, ему не пришлось прилагать никаких усилий. Она появилась сама, замерцав на кончиках пальцев маленькими горячими огоньками. Повинуясь наитию, Гарри положил ладонь на грудь ребенка, позволяя неведомой силе проникнуть внутрь худенького тельца.

Сначала он не почувствовал никаких изменений, но продолжал ждать. Внезапно под его ладонью что-то дрогнуло. Сердце! Забилось сердце малышки! Запах ударил в нос с новой силой, быстро заполнил всю комнату, достиг максимума и исчез также внезапно, как и появился.

Поттер почувствовал, как рука заныла, и спешно отдернул ее. Она обвисла и отказывалась слушаться. Застонав, мужчина подхватил ее другой рукой. В это время Роза пошевелилась и приоткрыла глаза.

— Ты меня спас? — хрипло спросила она.

Гарри зашипел от боли, в кончики пальцев стала поступать кровь.

— Ммм, нет, — пробормотал он, — я просто проходил мимо.

Девочка замотала головой:

— Нет, ты волшебник!

Гарри боялся напугать малышку, поэтому стиснул зубы, чтобы не застонать. Но боль продолжала усиливаться, и терпеть ее становилось все труднее.

— Роза, ложись спать, — попросил он. — Все это тебе просто снится.

— Нет, это не сон! Это правда…

Магия все еще обжигала пальцы, требуя выхода. Мужчина вздохнул и положил здоровую руку на лоб ребенка.

— Засыпай, Роза.

Он действовал интуитивно, но все получилось удачно. Секунда — и девочка спит. Рука снова заныла. Не дожидаясь, когда она онемеет, Гарри бросился вон из комнаты.

Поднявшись к себе, он рухнул на постель и сдавленно застонал. На глазах выступили слезы. Боль постепенно распространилась по всему телу и терзала его в течение нескольких часов.

Облегчение пришло только с рассветом. Новорожденное солнце окрасило потолок в нежно-розовые тона, когда мучения, наконец, отступили, и Поттер смог спокойно вздохнуть. С трудом поднявшись, он поспешил собрать свои вещи. Оставаться здесь дальше было опасно. Когда Роза проснется, она обязательно захочет рассказать о ночном происшествии. И неизвестно, как ее бабушка и дедушка отреагируют на это.

Тащить с собой сумку не хотелось. Немного посомневавшись, Гарри попробовал ее уменьшить. Магия подчинилась беспрекословно. Засунув маленький сверток в карман, мужчина осторожно вышел из комнаты.

Тело все еще помнило о ночном испытании, поэтому идти было сложно. Поттер с трудом преодолел ступеньки и, стараясь не шуметь, заглянул к Розе. Малышка мирно спала, положив ладошку под розовую щечку. Она, несомненно, была здорова.

Хозяева нашлись в гостиной: Джин лежала на полу, а Альберт сидел в кресле, откинувшись на спинку. Гарри поспешил проверить их пульс. Оба оказались живы, но были в глубоком обмороке. Видимо, на них подействовал странный запах…

Была мысль оставить их так, как есть, но совесть перевесила. Мужчина перетащил Джин к мужу и разместил ее на диване, словно она просто заснула от усталости.

В последний раз окинув взглядом комнату, Поттер вышел из дома и, не оборачиваясь, направился вдоль берега в сторону городка. Ему предстояло многое обдумать…


Глава 3. Литтл Хэнглтон

Пройдя несколько миль вдоль берега, Гарри решил, что однообразный пейзаж ему надоел, и продолжать путь в том же направлении не интересно. К тому же, впереди показалась небольшая дорога, ведущая вглубь острова. И, так как идти по асфальту было намного удобнее, мужчина свернул к ней.

Утро было прекрасно. Солнце, словно извиняясь за ночной шторм, тепло согревало землю. Тонкие лучики перепрыгивали с одного пожухлого листка на другой, игрались с паутинками, прятались за полуголыми ветвями деревьев. Легкий ветерок, дразня, обдувал со всех сторон, проникая сквозь плащ и щекоча тело. Начинался прекрасный день, какой бывает только осенью: чистый и прозрачный.

Гарри медленно брел по краю дороги, играя с опавшими листьями. На душе, словно в противопоставление прекрасной погоде, было пасмурно. Второпях он забыл оставить деньги за проживание, и теперь совесть настойчиво мучила его. Возвращаться назад не имело смысла, а других доступных способов вернуть долг не существовало. Пришлось смириться…

В одном из попавшихся по пути городков Поттер решил сесть на автобус. На билет до Лондона денег не хватило, пришлось ограничиться деревушкой Литтл Хэнглтон. Справедливо решив, что могло быть и хуже, мужчина влез в полупустой салон, наполненный непривычными запахами.

Рассчитывая в одиночестве и спокойствии доехать до места, Гарри сел на сидение, находящееся в самом конце. Но рядом с ним тут же устроилась молодая девушка с рыжими косичками и узким конопатым лицом. Как только автобус тронулся, она тут же повернулась к соседу:

— Вы к нам в Литтл Хэнглтон?

Гарри неуютно поежился, но, так как деваться было некуда, пришлось ответить.

— Да.

— Меня зовут Энни Крейк, а вас?

— Гарольд Паркер.

— Вы путешествуете, наверное.

— С чего вы взяли?

Девушка невинно захлопала длинными ресницами.

— Вы не из наших мест, — пояснила она. — А чужаки приезжают в Литтл Хэнглтон только чтобы отыскать старый дом Мраксов.

И она начала рассказывать, что существует легенда о том, что в лесу, окружающем деревню есть дом, в котором когда-то жил колдун. За долгую жизнь он скопил несметные горы сокровищ. Ну, и как водится в таких случаях, умер. Все его богатство теперь якобы охраняют привидения, которые по ночам устраивают шабаши. Люди много лет пытались отыскать это место, но пока безрезультатно.

Поттер слушал краем уха. Сказки, которыми обычно ничем непримечательные маленькие деревушки заманивают туристов, его не интересовали. Он даже попытался заснуть, но довольно громкий голос соседки не позволил ему это сделать.

— Недавно у нас появился один человек, который тоже собирался искать клад Мракса, — рассказывала она. — Странный такой. Представляете, на дворе двадцать первый век, а он в сюртуке ходит, будто сам из девятнадцатого.

Гарри заинтересованно повернулся к соседке.

— Он как-нибудь представился?

Энни пожала плечами.

— У него странная такая фамилия… Грин… Грандер, — она задумалась. — Нет, Гриндельвальд, кажется. А вы знакомы?

Поттер покачал головой.

— Нет, первый раз слышу.

Это была правда. Такую фамилию он слышал в первый раз, но это не исключало того, что неизвестный искатель кладов мог оказаться магом. А пересекаться с кем-то из Волшебного мира Гарри пока не планировал. Из задумчивости его вывел задорный голос девушки.

— Говорят, он известный коллекционер. Ищет разные редкие вещи, а потом делает выставки и за это получает огромные деньги… Да вы с ним встретитесь!

— Почему?

— В Литтл Хэнглтон всего одна гостиница, — улыбнулась Энни. — Вам больше негде будет остановиться.

Мужчина с сомнением пожал плечами. О том, что будет, когда он приедет в деревню, Поттер пока не думал, но по всему выходило, что ему придется снова воровать. Больше деньги взять было неоткуда.

— К тому же, если вы собираетесь найти дом Мраксов, то вам лучше работать вдвоем, — с видом знатока сказала девушка. — В нашем лесу очень легко заблудиться. Я слышала, этот Гриндельвальд подыскивает себе помощника.

Гарри кивнул.

— Спасибо, я подумаю.

Энни еще долго что-то рассказывала, но все ее слова проходили мимо сознания соседа, так как не несли в себе никакой полезной информации.

Поттер рассматривал пробегающий мимо пейзаж и думал о незнакомом искателе приключений. Если это действительно маг, то существовала реальная возможность узнать у него об обстановке в волшебном мире. Но как это сделать, не привлекая к себе лишнего внимания и не раскрывая своего инкогнито? Над этим стоило поломать голову.

Через несколько часов Энни радостно сообщила, что они практически на месте. Гарри посмотрел в окно. Густой непроходимый лес покрывал горбатые холмы, среди которых пряталась маленькая деревушка. Да, в таком буреломе вполне можно было спрятать какое-нибудь сокровище. Естественные преграды хорошо сохранили бы его от незваных гостей.

— Погода прекрасная, — крикнул водитель. — Никто не хочет пройтись пешком?

— Да, подождите, я выйду.

Поттер поднялся.

— Спасибо за компанию, — поблагодарил он Энни.

Девушка забавно покраснела.

— Еще встретимся, — пообещала она.

Гарри легко спрыгнул с подножки автобуса. Пройтись пешком показалось ему отличной идеей. Тело, получившее, наконец, свободу движений, требовало активности, и мужчина ускорил шаг. Идти было легко и удобно, ощущения пьянили, и он поймал себя на том, что глупо улыбается, купаясь в теплых лучах солнца.

Громкий лай раздался откуда-то из-за кустов, заставив сердце подпрыгнуть от неожиданности. Обернувшись на источник шума, Поттер увидел черного пса. То, что это был его вчерашний знакомый, сомневаться не приходилось. Собака радостно виляла хвостом, призывно заглядывая в глаза.

— Нет! Я же сказал, что не могу взять тебя с собой!

Гарри отвернулся и направился дальше. Пса это не остановило: он схватил зубами край плаща и потянул за собой в лес.

— Фу! Что ты делаешь?

Мужчина попробовал вырвать свою одежду из цепкой хватки. Но упрямое животное только удвоило усилия.

— Я не собираюсь идти туда.

Поттер десять раз успел пожалеть, что решил прогуляться. Он уже понял, что собака не отстанет, пока он не последует за ней.

— Хорошо. Но если на меня кто-то нападет в этом лесу, сам будешь защищать.

Пес посмотрел на него с легким недоумением, но плащ отпустил. Довольный, что его услышали, он потрусил куда-то вглубь леса. Как ни странно, Поттеру даже в голову не пришло, что можно нарушить обещание и просто уйти.

Они шли довольно долго. Деревья становились выше, кустарник непроходимее, а ветви колючее. Опавшая листва мешала идти, но собака вела его все дальше, изредка оглядываясь, чтобы проверить, не отстал ли хозяин.

Наконец, впереди показалась небольшая поляна, в центре которой расположилась маленькая лачуга с прохудившейся крышей и стенами, нещадно потрепанными ветрами и временем. Поттер огляделся по сторонам. Это место производило странное впечатление. Здесь не было звуков, привычных для лесной чащи. Нос не улавливал ни одного знакомого запаха. Даже цвета казались невыразительными, приглушенными, словно художник, рисуя, использовал старые, выцветшие краски. Вся обстановка говорила случайно забредшему путнику: «Пошел вон! Тебя здесь не ждут!» Впрочем, Гарри сомневался, что кто-то случайный мог найти это место.

— Только не говори мне, что это дом Мракса, — пробормотал он. — Я не собирался впутываться в приключения!

Пес в ответ только радостно завилял хвостом.

Выругавшись себе под нос, мужчина подошел ближе к полуразвалившемуся строению. Неожиданно откликнулась магия. Она заискрилась на пальцах, обжигая их и словно предупреждая хозяина об опасности.

Обойдя дом, Поттер обнаружил дверь. Точнее — необработанный кусок древесины, висящий на одной петле. Пес ткнулся носом в спину Гарри, побуждая его войти внутрь.

Дверь жалобно скрипнула, но поддалась, открыв вход в полутемную комнату. Грязь здесь была повсюду: на полу, стенах, древней мебели и старой почерневшей посуде.

— Что-то не очень похоже на жилище миллионера, — покачал головой Поттер.

Он обернулся в поисках своего провожатого. Пес бегал по поляне за разлетающимися от ветра пожухлыми листьями. Радостный лай разносился по лесу, заполняя его пугающую тишину.

— Эй, зачем ты меня сюда привел?

Собака и не подумала реагировать. Гарри показалось, что животное его просто не услышало. Он хотел уже выйти из дома, но что-то резко потянуло его назад. Сопротивляться было невозможно, и мужчина неохотно двинулся туда, куда влекла его неведомая сила.

Голова закружилась, а носом пошла кровь. Чтобы не запачкать одежду, Гарри наколдовал себе платок из какой-то старой тряпки, подвернувшейся под руку. И стоило магии блеснуть в темноте, как давление исчезло.

Он был в маленьком, примыкавшем к основной комнате, чулане. Раньше здесь, скорее всего, хранили продукты, потому что все стены были увешаны покосившимися полками. С них свисали длинные нити паутины, по которым сновали потревоженные чужаком пауки. В самом дальнем углу располагался небольшой алтарь. Именно к нему сейчас неудержимо тянуло Поттера.

На каменном ложе едва заметно в окружающем полумраке сверкало кольцо. Обыкновенное кольцо с черным камнем, на котором было выбито странное изображение: круг, заключённый в пересечённый вертикальной линией треугольник.

Гарри почувствовал, как задрожали руки. Откуда-то он точно знал, что эта драгоценность должна принадлежать ему. Он схватил украшение и сжал его в ладони. Это было неописуемое ощущение, словно частичка души возвратилась к своему хозяину и встала на свое законное место.

Магия выплеснулась наружу, обжигая пальцы и руку. Но эта боль не приносила страданий и воспринималась, как часть происходящего. Поттер вдоволь насладился счастьем, которое дарило его новое приобретение, и осторожно разжал ладонь, чтобы полюбоваться им.

Что-то было не так… в магии кольца существовал какой-то изъян, мешающий и уродующий ее. Гарри почувствовал, как внутри зарождается злость. Так бывает у ювелира, когда в чистейшем алмазе вдруг обнаруживается трещинка, которую сделал бездарь-ученик. В такие моменты для мастера существенна лишь одна мысль: это надо исправить!

Действуя интуитивно, Поттер направил свою магию к кольцу, стараясь поправить ущерб, нанесенный ему неизвестным врагом. Постепенно все окружающее пространство заполнилось волшебством. Его можно было почувствовать, потрогать, ощутить. Напряжение достигло предела и внезапно взорвалось тысячами маленьких фейерверков.

Кольцо стало горячим, практически обжигающим. Гарри надавил еще сильнее… Кровь потекла неожиданно. Она сочилась из самого камня и тонкими струйками стекала по руке мужчины, тяжелыми каплями падая на грязный пол. И вместе с ней исчезал изъян.

Поттер почувствовал, как стремительно уходят силы. Собрав всю волю в кулак, он медленно выбрался из каморки, прижимая к себе окровавленную руку. Еще несколько шагов в сторону двери, и все поглотила тьма.

Гарри очнулся от странного ощущения чего-то мокрого на лице. Застонав, он открыл глаза. Оказалось, это его новый друг таким образом пытался привести хозяина в чувство. Увидев, что тот очнулся, пес начал радостно бегать вокруг него.

Поттер осторожно приподнялся, чтобы оглядеться по сторонам. В комнате ничего не изменилось, если не считать лужи крови, растекшейся по полу. А еще вокруг стоял все тот же странный запах, что совсем недавно был в доме Джин и Альберта.

Пальцы руки болели и противно липли друг к другу. Приготовившись к худшему, мужчина поднес ладонь к лицу. Она вся была в крови, хотя на ней не было ни одного повреждения.

Гарри нахмурился:

— А где кольцо?

Он спросил это, ни к кому конкретно не обращаясь, но украшение моментально появилось на пальце. Мужчина попробовал снять его, но золотой ободок так сильно прилегал к коже, что становилось понятно — он уже оттуда никуда не денется.

Пес, подскочив к хозяину, преданно посмотрел ему в глаза.

— Да… — пробормотал Поттер, — впутал ты меня во что-то.

Он вздохнул. Его новый друг на все обращенные к нему фразы отвечал довольным вилянием хвоста.

— Как звать-то тебя?

Собака залаяла.

— Ну, раз все равно, то будешь Джерри… — Гарри потрепал питомца по голове. — Только кормить мне тебя нечем.

Пса это заявление, казалось, совершенно не расстроило, он, все также счастливо виляя хвостом, вприпрыжку бросился на улицу.

Мужчина, оставшись в одиночестве, некоторое время собирался с силами, чтобы встать. Не сразу, но это у него получилось. Чтобы окончательно придти в себя, он прошелся по комнате. Оказалось, что кольцо постепенно возвращает ему силы. Через несколько минут он уже не чувствовал боли и усталости. Осталась лишь легкая тяжесть в голове, но и она тоже быстро прошла.

Поттер оглядел себя: плащ был весь в крови и вряд ли подлежал восстановлению. Идея использовать магию пришла случайно.

Гарри сосредоточился и произнес заклинание, запомнившееся ему еще со школьной скамьи. Неяркая вспышка на мгновение озарила комнату, и на одежде не осталось ни единого пятнышка.

Поттер с интересом взглянул на кольцо, уверенный — именно оно увеличило его силы. К сожалению, он отлично понимал и то, что этого явно не достаточно: пока нет волшебной палочки, его уровень владения магией оставался слабее обычного волшебника. Да, у него появилось волшебство, но пока оно было чем-то непредсказуемым и непривычным.

Новые силы надо было пробовать, изучать, оттачивать. Кольцо ярко вспыхнуло в проникающих сквозь грязное окно солнечных лучах.

— Такое сокровище нельзя выставлять напоказ…

Камень медленно начал тускнеть, пока от украшения не остался только тонкий золотой ободок. Гарри усмехнулся:

— Ну, вот я и женат…

Покачав головой, он вышел из дома. Джерри тут же подскочил к нему и попытался выразить свою благодарность, положив на плечи хозяина передние лапы.

— Фу! Нельзя!

Собака тут же успокоилась и замерла, словно ожидая следующего приказа.

— Пошли в город, что ли? — вздохнул Поттер.

Пес, утвердительно гавкнув, одним прыжком преодолел расстояние от дома до границы леса и уже из кустов призывно залаял. Мужчина с улыбкой последовал за ним. Обернуться он так и не решился.


* * *



До деревни они добрались сравнительно быстро. Пройдясь вдоль улиц и заглянув в пару магазинов, Гарри, в конце концов, устроился в небольшом центральном парке. Разместившись на уютной лавочке, он достал из кармана пару хот-догов, которые удалось украсть в одной из лавочек.

— Иди есть, — позвал он бегающего за листьями пса.

Джерри, понюхав протянутую ему еду, забавно замотал головой и отвернулся, демонстрируя свое презрение к человеческой пище.

Гарри пожал плечами:

— Ну, сиди тогда голодный! Все равно ничего другого нет!

Пса это высказывание, судя по всему, не интересовало. Большие кучи листьев, в которых можно вдоволь наваляться, занимали его гораздо больше.

Жуя хот-дог, Поттер задумался. Ему необходимо было составить план… но идеи никак не хотели приходить в голову. Деньги! Все упиралось в деньги. Без них он не мог ехать дальше. Вариант идти пешком до Лондона не представлялся удачным.

Можно было бы попробовать найти работу. Но никто не возьмет человека без документов. Да, Гарри не обманывался на этот счет. Четыре курса Хогвартса вряд ли могли дать достаточное для выживания в маггловском мире образование.

Связаться с кем-нибудь из друзей? А кто знает, где они сейчас и как их найти?

Красть? Это был, наверное, самый реальный вариант, но именно он коробил Поттера больше всего.

— Добрый вечер…

Гарри вздрогнул и обернулся на звук. Перед ним стояла девушка, с которой он разговаривал утром.

— Я же говорила, что мы с вами встретимся, — улыбнулась она, присаживаясь рядом.

Мужчина нахмурился. Но не успел он открыть рот, чтобы ответить, как Энни уже продолжила речь.

— А вы уже виделись с Гриндельвальдом?

— Нет…

— Моя соседка, миссис Прув, говорила, что он все еще ищет помощника. Мне, кажется, вы идеально подошли бы ему. В вас есть что-то похожее.

Гарри, стремясь отделаться от назойливой собеседницы, поднялся с лавки.

— Я как раз иду к нему, — сказал он, стараясь сохранить вежливое выражение лица. — Спасибо за помощь.

Энни расстроено всплеснула руками:

— Как жаль… с вами так приятно разговаривать. В наших местах редко бывают такие люди.

Поттер натянуто улыбнулся, оглядываясь по сторонам в поисках Джерри, но тот куда-то исчез.

— Вы что-то потеряли, мистер Паркер?

— Да, своего пса.

Девушка удивленно посмотрела на него.

— Что вы! Какого пса? На территорию парка с животными не пускают. Вы что-то перепутали.

Гарри нахмурился, но отвечать ничего не стал и, плотнее запахнувшись в плащ, направился к выходу. Он не сомневался, что Джерри появится, когда это будет необходимо.

Выйдя за ворота, мужчина нерешительно огляделся вокруг. Энни сказала, что Гриндельвальд живет в единственной гостинице Литтл Хэнглтона, оставалось дело за малым: найти, где она находится.

Обойдя несколько улиц, Поттер, наконец, набрел на невысокое кирпичное здание, оплетенное голыми виноградными прутьями. Над дубовой дверью висела едва заметная надпись: «Гостиница».

Обходительная консьержка сообщила, что мистер Гриндельвальд находится в своем номере.

— Как вас представить? — поинтересовалась она.

— Гарольд Паркер, я пришел по поводу дома Мракса.

Глаза женщины сверкнули интересом, но она удержалась от дальнейших расспросов и позвонила куда-то.

— Вас ждут, мистер Паркер. Второй этаж, тринадцатый номер.

Гарри благодарно кивнул и легко взбежал по лестнице. Дверь открыли, не дожидаясь стука. На пороге стоял высокий, очень худой мужчина. Прямая осанка и надменный взгляд черных глаз выдавали в нем человека, принадлежащего к аристократии. Тонкие черты лица и не по годам хорошая фигура делали его привлекательным для женского пола. При всем желании Поттер не смог бы сказать, сколько ему лет. Незнакомец был явно старше пятидесяти, но вот насколько…

— Вы что-то хотели?

Гарри встрепенулся, вспоминая, зачем пришел.

— Меня зовут Гарольд Паркер, — представился он. — Я слышал, что вы ищите помощника.

Гриндельвальд внимательно вгляделся в лицо посетителя и отошел в сторону, пропуская его.

— Ну что ж, проходите.

Поттер скользнул внутрь номера, оформленного в аскетичных серо-зеленых тонах. Из приоткрытого окна доносились звуки улицы.

— Прошу, присаживайтесь, — предложил хозяин.

Дождавшись, когда гость устроится на большом кожаном диване, он продолжил.

— Итак, вы хотите стать моим помощником…

Гарри кивнул.

— Да, я слышал, вы занимаетесь поиском различных редких вещей. Я мог бы быть вам полезным.

— Самоуверенно, — усмехнулся хозяин.

Они некоторое время молчали, словно проверяя нервы друг друга. Первым сдался Гриндельвальд.

— Вы знаете, зачем он мне нужен?

Поттер облегченно выдохнул, решив, что почти победил.

— Да, вы хотите найти дом Марволо Мракса…

— И чем вы можете мне помочь?

— Я знаю, где он находится.

В комнате на мгновение снова повисла тишина. Хозяин подозрительно прищурился:

— Молодой человек, знаете, сколько раз я слышал подобное?

Гарри кивнул:

— Думаю, часто. Но я говорю правду.

Гриндельвальд поднялся и, подойдя к окну, захлопнул его.

— И вы можете отвести меня туда?

Поттер неуютно поерзал в кресле.

— Да, — уверенно объявил он. — Даже прямо сейчас.

Старик задумчиво провел рукой по спинке дивана, на котором сидел гость.

— И вы хотите за это стать моим помощником, не так ли?

Гарри выпрямился.

— Да.

— А вы понимаете, что я постоянно переезжаю с места на место? Что работа со мной связана с постоянным риском для жизни?

— Да. Понимаю…

Гриндельвальд вздохнул, подошел к бару, налил себе виски, видимо, попутно взвешивая в уме все за и против. Поттер уже смирился с отказом, когда хозяин внезапно резко повернулся к нему.

— Хорошо, мистер Паркер, — объявил он. — Если сегодня вы действительно отведете меня к дому Марволо Мракса, я возьму вас к себе.

Гарри торжествующе улыбнулся.

— Вы хотите выйти прямо сейчас?

— Конечно…

Вскоре они уже шли в сторону леса, провожаемые несколькими десятками любопытствующих взглядов. Поттер все время исподтишка рассматривал своего спутника. Гриндельвальд действительно был немного странным. Он носил сюртук и выглядел так, словно сошел с какой-нибудь картины девятнадцатого века.

— Откуда вы? — поинтересовался внезапно старик.

Гарри вздрогнул, но быстро взял себя в руки.

— Из Америки. Мои родители уехали из Британии, когда я был совсем маленьким. Я вырос там. А теперь вот вернулся на историческую родину.

Заученная история легко слетела с губ. Гриндельвальд улыбнулся: было видно, что он не поверил ни единому слову. На этом разговор замолк сам собой. В полной тишине мужчины пробирались через лесные кущи.

Поттер уверенно шел к дому. Он не сомневался, что сможет без проблем отыскать дорогу. Она хорошо отпечаталась в памяти, даже несмотря на то, что в прошлый раз его вел Джерри. Наконец, впереди показалась знакомая поляна. Дом Мракса все также понуро стоял посреди леса, как и несколько часов назад. Гриндельвальд, увидев его, прибавил шагу и первым ворвался внутрь.

Гарри входил осторожно, словно ожидая, что из таинственного полумрака на него кто-нибудь набросится. Воспоминания рисовали в его воображении яркие картинки, вызывая на теле противные мурашки.

Комната все еще хранила странный аромат, хотя сейчас он практически не ощущался, ведь его перебивал сногсшибательный запах крови. Черная лужа пугающим пятном растеклась по полу. Если хорошо приглядеться, то можно было угадать очертания тела, которое лежало в ней.

Гриндельвальд быстро обошел все помещения, какие были в доме. Цепким взглядом профессионала он осматривал попадающиеся предметы.

Поттер откашлялся, привлекая к себе внимание.

— Это то, что вы искали?

Старик, прищурившись, всмотрелся в лицо собеседника.

— Да, это абсолютно точно дом Марволо Мракса, — он показал на разбитые черепки чашки. — На посуде выбит его герб.

Гарри взял в руки осколок. На нем было видно изображение змеи — Герба Слизерина. Значит, здесь жил волшебник.

— Интересно…

Гриндельвальд его не услышал.

— Мистер Паркер, — позвал он. — Как вы нашли этот дом? И откуда здесь кровь?

Поттер нахмурился, вспоминая заранее заготовленную историю.

— Я гулял по лесу, увидел дом и решил заглянуть внутрь. Кровь уже была. Видимо, кто-то побывал здесь раньше. Возможно не один. Так как никаких сокровищ я не нашел, можно предположить, что сообщники передрались из-за добычи. И тот, кто победил, взял себе все.

— А как же труп?

Гарри скрипнул зубами:

— Наверное, забрали с собой. Ответа на этот вопрос у меня нет.

Старик кивнул.

— А почему вы решили рассказать об этом месте мне?

— У меня украли все документы и деньги, — пробормотал Поттер. — Мне некуда идти, но я готов работать.

Гриндельвальд проницательно рассматривал мужчину, стоявшего перед ним.

— Ну что ж, — вздохнул он. — Я думаю, вы мне подходите. Мистер Паркер, с этого дня вы — мой помощник.


Глава 4. Первые шаги

До Литтл-Хэнглтона Гарри и Гриндельвальд добирались в полной тишине. Вечерние сумерки, опустившиеся на землю и пустые улицы деревушки, которые, к тому же, усиливали каждый звук в несколько раз, тоже не располагали к приятной беседе. Поэтому только луна, единолично властвующая в небе, могла наблюдать за молчаливыми спутниками.

Поттер задумчиво брел по улицам, изредка кидая на своего босса подозрительные взгляды. Что-то подсказывало ему, что отнюдь не удачу надо благодарить за помощь в решении проблем. Старик производил впечатление умного и расчетливого человека, который ничего не делает просто так. А, значит, у него были какие-то планы на нового помощника. И Гарри очень хотелось знать, какие. Конечно, сейчас у него не было выхода, но он не собирался отдаваться на волю этого странного человека. Осторожность никогда не помешает.

Добравшись до гостиницы, Гриндельвальд еще раз внимательно осмотрел своего спутника, потом, так и не сказав ни слова, вошел внутрь.

— Приготовьте комнату моему новому помощнику, — холодно сообщил он консьержке, испуганно вскочившей при их появлении. — Завтра мы уезжаем, поэтому к утру должны быть готовы все необходимые документы.

Женщина побледнела. Видимо, подобные требования постояльца вызывали определенные проблемы.

— Конечно, мистер Гриндельвальд, все будет исполнено.

Старик высокомерно ей кивнул и повернулся к Гарри.

— Мистер Паркер, надеюсь, вы не будете против нашего отъезда?

Поттер постарался улыбнуться как можно более приветливо.

— Конечно же, нет, — уверил он. — Вы меня предупреждали.

— Тогда утром, в восемь, я жду вас у себя в комнате, обсудим наши дальнейшие планы.

— Я приду…

— Очень хорошо.

Гриндельвальд едва заметно улыбнулся и стремительно поднялся к себе. Гарри прищурившись, посмотрел ему вслед.

— Какой строгий, — покачала головой консьержка, проследив за его взглядом, и тут же с интересом спросила. — Как это вы смогли убедить его взять вас? За последние дни было человек двадцать соискателей, и ни один из них ему не подошел.

Поттер недовольно поморщился.

— Ничего особенного, — и тут же добавил, пока женщина не успела спросить еще что-нибудь. — Вы покажете мне комнату?

Консьержка недовольно поджала губы.

— Ваши документы, мистер..?

— Паркер, Гарольд Паркер.

Женщина внимательно осмотрела протянутые Гарри бумаги. Видимо, они ее вполне удовлетворили, потому что она быстро записала что-то у себя в журнале, сняла с полочки один из ключей и направилась к лестнице, не особо заботясь о том, идет ли за ней постоялец. Пожав плечами, Поттер поспешил ее догнать.

Его комната оказалась прямо напротив апартаментов Гриневальда. Это было небольшое, но весьма уютное помещение. Не тратя времени на разглядывание, Гарри разделся, принял ванну и лег в кровать. Сон пришел мгновенно, едва только голова коснулась подушки.


* * *



Холодно. Зимой в камере всегда холодно. Ледяной ветер, проникающий сюда сквозь щели в двери и стенах, гуляет по полу, заставляя вздрагивать от каждого порыва. Стены промерзли и покрылись слоем инея. Еда, которую в это время года приносят только один раз в день, покрылась тонкой корочкой, скрипящей на зубах при попытке съесть что-нибудь.

Гарри, укрывшись старой ветошью, которую стащил в центр комнаты из углов, согревается своим собственным теплом. Он медленно замерзает: ноги и руки уже подчиняются неохотно, губы трясутся, а тело практически не ощущается от холода. Жизнь еще теплится в неуверенно бьющемся сердце… пока не приходят дементоры. Они проникают сквозь закрытую дверь, просачиваются через едва различимые щели. Их так много, что создается впечатление, будто все пространство камеры заполняется самой тьмой.

Смертельные стражи безжалостно нападают на несчастного узника, раздирая душу на части, уничтожая его существо, забирая все хорошее, что еще осталось в глубине памяти… Оставляя боль, страх, отчаяние! Смерть...


* * *


Гарри выдохнул и резко открыл глаза. Его трясло, на лбу выступил пот, а сознание никак не хотело возвращаться в нормальное состояние. Только спустя несколько минут он понял, что это был всего лишь сон. Азкабан никак не желал оставлять в покое своего пленника.

Не выдержав, Поттер вскочил и быстро прошелся по комнате. За каждой тенью ему сейчас мерещился призрак тюрьмы. Казалось, сам воздух душит его. Резко раздвинув шторы, мужчина открыл окно и с наслаждением втянул в себя свежий воздух улицы.

Заставив себя успокоиться, Гарри присел на подоконник и дрожащими руками обхватил себя за плечи.

Радостный лай раздался совершенно неожиданно.

— Джерри…

Пес, подвывая от возбуждения, выскочил из-за угла соседнего дома и попробовал с разбегу допрыгнуть до окна хозяина. У него, конечно, ничего не вышло. Однако, судя по его настойчивости, он не собирался прекращать свои попытки.

— Джерри, — прошептал Поттер. — Тише, ты кого-нибудь разбудишь!

Пес резко замер и, раздраженно гавкнув, лег на землю, демонстрируя крайнюю степень обиженности.

— Перестань, — улыбнулся его хозяин. — Ты же понимаешь, что я прав.

Джерри только глубоко вздохнул в ответ и спрятал голову под лапу.

— Я тоже рад тебя видеть, но сейчас еще не время. Пока что мне некуда тебя деть.

Пес подпрыгнул на месте и быстро скрылся за ближайшим домом. Вместе с ним окончательно растворилось и беспокойство. Гарри, все еще улыбаясь, начал закрывать окно, но, увидев высокую темную фигуру, идущую по улице, замер.

Человек, укутанный в черное пальто, быстро пересек небольшую площадь и, не задерживаясь более ни на секунду, скользнул внутрь гостиницы. Только услышав звук закрывающейся двери, Поттер решился выдохнуть.

— Значит, не доверяете, мистер Гриндевальд…

Снова внимательно оглядев пустынную улицу, он покачал головой и отошел от окна. До утра оставалось еще много времени, но ему было о чем подумать.


* * *



Утро Гарри встретил, сидя на подоконнике. Согревая руки об чашку с чаем, он рассматривал пробегающих по улице прохожих и пытался продумать хоть какой-то план дальнейших действий. К сожалению, ему это никак не удавалось: слишком много существовало всяких «но» и возможных вариантов развития событий.

Несколько раз Поттер порывался сбежать, но, как только вспоминал, что у него нет денег и взять их неоткуда, откладывал эту идею на потом. В какой-то момент он даже хотел залезть в комнату к Гриндевальду, чтобы хотя бы примерно представлять, с кем он имеет дело, но вовремя остановил себя, решив не рисковать.

Зазвонил телефон, резко разорвав тишину комнаты и оторвав Поттера от его мрачных раздумий.

— Да?

— Мистер Паркер, мистер Гриндевальд просит вас присоединиться к нему через пять минут на завтраке у него в номере.

— Хорошо, я сейчас подойду к нему.

Поттер повесил трубку и задумчиво посмотрел на остатки чая в чашке. Трелони сейчас бы билась в экстазе. Грим был четко виден на белоснежном фарфоре. При определенном уровне фантазии можно было рассмотреть даже маленькие глаза животного.

Покачав головой, Гарри отставил чашку в сторону и вышел из комнаты.

Гриндевальд сидел за большим круглым столом, на котором стояло множество блюд, источающих потрясающий аромат.

— Доброе утро, — поприветствовал Гарри своего нового начальника.

— А, мистер Паркер, прошу вас, присоединяйтесь. — Гриндевальд указал на кресло, стоящее с противоположной стороны стола. — Как вам спалось?

Поттер поспешил натянуть на лицо улыбку.

— Прекрасно. Благодарю…

Старик пристально взглянул на своего помощника, словно пытаясь прочитать его сокровенные мысли. Гарри в какой-то момент показалось даже, что он чувствует чужое присутствие в своей голове. Картинка ледяной тьмы, навеянной дементорами, сама возникла перед глазами. Гриндевальд слегка вздрогнул и отвел взгляд.

Завтрак прошел в полной тишине. Поттер не решался начать разговор, боясь сказать что-нибудь не то и все испортить, а его собеседника явно устраивала молчаливая компания. Лишь положив приборы на стол, старик поинтересовался, словно продолжая давний разговор:

— Так, и где же ваша палочка?

Поттер вздрогнул, но быстро взял себя в руки.

— О чем вы говорите? Какая палочка?

Гриндевальд усмехнулся и, поднявшись с места, обошел стол. Оказавшись напротив своего гостя, он неспешно вытащил из кармана волшебную палочку.

— Мистер Паркер, вчера ночью я вернулся в дом Марволо Мракса и хорошенько проверил его.

Гарри не оставалось ничего другого, кроме как доигрывать роль до конца.

— Я не понимаю, о чем вы.

— На доме была защита от магглов, — улыбаясь, продолжил его собеседник. — Вы, кажется, сказали, что случайно на него наткнулись, не так ли? Так вот, для этого вы как минимум должны быть магом.

В комнате повисла напряженная тишина.

— Мистер Паркер, если вы все еще рассчитываете на наше дальнейшее сотрудничество, то вам лучше быть честным.

В глубине черных глаз мелькнуло что-то угрожающее.

— Хорошо, — кивнул, наконец, Поттер, на ходу придумывая новую историю. — Да, я маг. Два дня назад я прибыл в Великобританию. Здесь на меня напали, отобрали палочку, деньги и документы. Кто это сделал, я не знаю. Но, фактически, сейчас я абсолютно беззащитен и полностью нахожусь в вашей власти.

Он очень надеялся на то, что ложь, немного сдобренная истиной, будет казаться правдоподобной. Старик подозрительно прищурился:

— Вы чистокровны?

— Да.

Гриндевальд нагнулся ниже к своему собеседнику, ловя его взгляд. При этом палочка ткнулась тому в грудь.

— Вы поддерживаете Темного Лорда?

Гарри прикусил язык, не давая сорваться с губ резкому ответу. Сейчас его жизнь зависела от следующих слов.

— Да, конечно. Для этого я и приехал в Британию.

— Чтобы сражаться за него?

— Да.

— Вам известна организация под названием Орден Феникса?

Поттер спокойно выдержал испытующий взгляд.

— Нет. Я прибыл из Америки, у нас практически нет информации о том, что здесь происходит.

— Тем не менее, вы готовы отдать за Темного Лорда жизнь?

Гарри сглотнул.

— Я поддерживаю его идеи, — тихо произнес он, стараясь, чтобы голос звучал уверенно.

Гриндевальд нахмурился.

— Вы могли бы подтвердить это под сывороткой правды?

Терять было уже нечего, поэтому Поттер внешне невозмутимо ответил:

— Да.

Его собеседник довольно кивнул и убрал палочку.

— Хорошо, мистер Паркер. Я не могу сказать, что стопроцентно поверил вам, но сейчас у меня под рукой нет сыворотки, поэтому сразу по прибытии в Лондон мы поговорим снова. Вы же не возражаете?

Гарри покачал головой.

— Я рад, что смог встретить в этом забытом всеми месте волшебника, — продолжил Гриндевальд. — Несмотря на то, что мы мало знакомы, вы мне нравитесь. Надеюсь, что все пойдет хорошо, и мы продолжим нашу совместную деятельность.

— Я согласен, — неохотно ответил Поттер.

— А вашего согласия никто и не спрашивал, — усмехнулся старик. — Это мое условие.

Гарри замер и нерешительно кивнул.

Через полчаса они уже сидели в вагоне поезда, везущего их в Лондон.

— Не люблю аппарацию и камины, — признался Гриндевальд. — Это слишком резкий способ перемещения в пространстве. В мои годы подобное чревато неприятными последствиями.

Поттер недоверчиво окинул взглядом своего спутника.

— Вы прекрасно выглядите.

— О! Мистер Паркер, спасибо, конечно, за комплимент, но это всего лишь видимость. Дамблдор тоже не производит впечатления человека, разменявшего полторы сотни лет.

Гарри едва успел одернуть себя. Сейчас ему представился реальный шанс узнать что-нибудь о своих близких и знакомых, но следовало быть крайне осторожным.

— О, я слышал об этом волшебнике и его приспешниках, — сообщил он. — Они ведь противостоят Темному Лорду?

— Да, пытаются это делать.

— Э… Он, наверное, великий волшебник, раз решается на такое.

Гриндевальд брезгливо поморщился.

— Дамблдор никогда не был великим. Он простой интриган, который никогда в жизни не признается, что слишком заигрался с человеческими жизнями и уже давно перепутал все нити.

Гарри прищурился, ожидая продолжения рассказа. Старик задумчиво рассматривал пробегающий за окном пейзаж. Судя по всему, воспоминания не приносили хороших впечатлений.

— Дамблдор допустил слишком много ошибок в своей жизни, — наконец, сказал он, — и самую главную из них он совершил одиннадцать лет назад, когда допустил смерть Гарри Поттера.

К счастью, Гриндевальд был слишком занят своими мыслями и не заметил, как вздрогнул его собеседник.

— Да, у нас что-то такое говорили, — немного севшим голосом сообщил Гарри. — Мальчик-который-выжил, так ведь, кажется? Он умер?

Губы Гриндевальда скривились.

— Да. На самом деле, мне его даже жаль. Бедный мальчик был всего лишь пешкой в этой Большой Игре. Дамблдор запудрил ему мозги, сделал из него символ, за которым готовы были идти люди, а потом, не задумываясь, пожертвовал им, когда пришло время.

Он перевел взгляд на собеседника.

— Поттер умер в Азкабане, куда его отправили за убийство своего одноклассника.

Гарри сглотнул.

— А он его действительно убил?

— Конечно же, нет, — засмеялся старик. — Это была одна из самых лучших комбинаций, устроенных Темным лордом. Люди даже не задумались о том, что ребенок вряд ли мог использовать “Avada Kedavra”. Расследование и суд завершились через два дня.

Гарри замер, ощущая, как сердце начинает бешено колотиться.

— Справедливости ради следует сказать, что Дамблдор пытался спасти своего Золотого мальчика, — продолжил Гриндевальд, не сводя глаз со своего собеседника. — Но у него ничего не вышло. Впрочем, убивался он недолго.

Старик замолчал на некоторое время. Поттер воспользовался этой заминкой, чтобы перевести дыхание.

— А… вы знакомы с Темным Лордом? — осторожно поинтересовался он.

Гриндевальд ответил с легкой улыбкой:

— Я бы не сказал, что мы близкие друзья, но вы с ним еще увидитесь. Это я вам гарантирую. Тем более, что вы собирались служить ему.

Гарри натянуто улыбнулся. От необходимости искать правильный ответ его спас стук в дверь. Вошедшая девушка предложила им напитки и легкие закуски. Услышав отказ, она быстро скрылась.

— В Лондоне вам понадобится палочка, — сурово напомнил Гриндевальд. — Вы мой помощник, и я хотел бы постоянно держать вас при себе, поэтому предлагаю жить в моем доме. Я дам вам немного денег на первое время. В дальнейшем жалование будет зависеть от качества вашей работы.

— Я постараюсь вас не разочаровать, — кивнул Гарри.

— Вот и хорошо, мистер Паркер.

Таким образом, подведя итог разговору, старик достал из саквояжа книгу и, открыв ее, углубился в чтение. Гарри некоторое время разглядывал его, но это занятие ему быстро наскучило и, прислонившись к стенке купе, он заснул под убаюкивающий стук колес...


* * *


Стучат колеса Хогвартс-экспресса. Громко, протяжно, весело… Они словно наперебой рассказывают пассажирам поезда о чем-то своем. Только их никто не замечает, ведь все ученики слишком заняты разговорами, чтобы вслушиваться в этот рассказ.

Маленький Гарри едет навстречу своему первому дню в Хогвартсе. Ему и страшно, и весело. Перед ним новая жизнь, которая, он уверен, будет намного лучше предыдущей.

Рядом его новый друг — Рон Уизли. Маленькая шоколадушка появляется в руке ребенка. Ее вкус такой необыкновенный. Кажется, угощение слаще, чем обычный шоколад, и уж точно намного волшебнее! А это что? Карточка!

Гарри нетерпеливо достает небольшую картинку и с интересом вглядывается в изображение. На мальчика смотрит лицо незнакомого человека в очках в форме полумесяца, с развевающимися серебряными волосами, бородой и усами.

«Альбус Дамблдор: в настоящее время директор школы Чародейства и Волшебства Хогвартс. Признанный многими величайший чародей современного мира. Дамблдор особенно прославился своей победой над злым колдуном Гриндевальдом…»

Гарри резко открыл глаза. Теперь он знал, с кем имеет дело.

— Мистер Паркер, мы практически приехали.


Глава 5. Лондон

Гарри сонно прищурился, стараясь не выдать чувств, захвативших его, и выиграть время, чтобы прийти в себя.

— Что?

— Мы практически приехали, — холодно сообщил Гриндевальд, поморщившись от того, что ему приходится повторять. — Через несколько минут будем в Лондоне. Мне необходимо срочно уйти, проследите, чтобы наш багаж остался в целости и сохранности.

— Х…хорошо.

— Что хорошо?

— Я все выполню.

Поттер внимательно наблюдал за лицом своего собеседника и вовремя заметил его недовольство.

— И что же вы выполните, мистер Паркер?

Гарри сглотнул.

— Я прослежу за сохранностью багажа, — спокойно ответил он, не разрывая зрительного контакта с боссом. — А если вы скажете адрес, то и за тем, как его доставят.

На мгновение в глазах старика мелькнуло что-то похожее на одобрение. Достав из кармана несколько долларов, Гриндевальд положил их на стол.

— Заберете багаж, возьмете такси и доедите до Гриммаулдплейс. Я буду ждать вас там. Если я вдруг не успею, просто оставайтесь на месте.

Гарри ошеломленно застыл. Он был уверен, что не слышал раньше этого названия, но оно почему-то вызывало внутри бурю эмоций: от беспокойства до совершенно неуместной радости.

— Куда?

— Гриммаулдплейс.

Гриндевальд натянул перчатки.

— Вы ведь знаете, что такое такси?

Поттер кивнул.

— Тогда скажите адрес таксисту, он вас отвезет.

И, не дав помощнику времени опомниться, стремительно вышел из купе. Практически сразу раздался звук аппарации.

Гарри, все еще не совсем придя в себя, на автомате встал с дивана и тут же едва не упал обратно, сбитый ударившим в нос знакомым резким запахом, который стремительно заполнял купе, просачиваясь через щели в двери. На этот раз аромат был не сладковатым, а скорее тошнотворно горьким, вяжущим, и в тоже время узнаваемым и знакомым…

Помотав головой для того, чтобы прийти в себя, Поттер медленно вышел в тамбур. Здесь запах был сильнее, и безраздельно властвовал над окружающим пространством: пол, потолок, окна… даже одежда и кожа, казалось, мгновенно пропитывались им.

Гарри вытер тыльной стороной ладони потекшую из носа кровь, и, поежившись от неприятного предчувствия, сделал шаг в ту сторону, где, как ему казалось, находился источник запаха.

— Помогите! Помогите же кто-нибудь! Человек умирает!

Одна из дверей стремительно отъехала, и в тамбур выскочила растрепанная женщина с обезумевшим взглядом. Увидев человека, она схватила его за одежду и начала трясти.

— Прошу вас! Помогите ему!

— Хорошо-хорошо, только отпустите меня.

Поттер попытался оторвать руки несчастной от своего плаща, но отчаяние, видимо, придавало ей сил, и она только еще сильнее вцепилась в ткань.

— Все было в порядке, — прошептала женщина. — Ехали тихо. А потом вдруг он упал и начал задыхаться.

— Тогда давайте вернемся.

Гарри ободряюще приобнял незнакомку за плечи. На секунду в ее глазах появилось понимание, и она неуверенно разжала ладони, позволив увести себя обратно в купе.

— Помогите… помогите ему…

Темноволосый худощавый мужчина лежал ничком на полу и не подавал никаких признаков жизни. Поттер быстро проверил пульс...

— У него что-то болело?

— Не знаю…

— Он на что-нибудь жаловался?

— Не знаю!

— Это ваш муж?

Женщина отчаянно всплеснула руками.

— Нет, что вы! Мы даже не знакомы, просто ехали в одном купе. Я ведь и имени-то его не знаю!

Гарри нахмурился.

— Прошу вас, сходите в соседний вагон, там, кажется, был врач.

На самом деле никакого врача, конечно, не было, но... лишние свидетели здесь не нужны. То, что сюда не сбежалось полпоезда, уже большая удача.

Как только женщина скрылась, Поттер бросился к умирающему человеку. С трудом перевернув практически бездыханное тело, он положил руку ему на грудь, чтобы сделать то же, что и с маленькой Розой, и… замер, не в силах заставить себя сдвинуться с места. Не могло такого быть!.. Но было.

Перед ним лежал изрядно постаревший, но не сильно изменившийся профессор Зельеварения Северус Снейп… Гарри сжал пальцы с такой силой, что хрустнули костяшки, и отодвинулся в сторону, намереваясь встать и уйти. Как только он подумал о бегстве, запах немедленно с новой силой ударил в ноздри, парализуя и приковывая к полу.

Поттер нерешительно двинулся к двери, все еще заворожено глядя на человека, который, словно призрак, явился из его прошлого. На того, кто когда-то всеми силами старался сделать его жизнь невыносимой, и все же… Эта встреча могла помочь. Снейп когда-то был шпионом, а значит, от него можно многое узнать. К тому же, враг, связанный долгом жизни, уже и не враг, а практически союзник.

— Надеюсь, что не пожалею об этом, — хрипло прошептал Гарри, вновь опускаясь на колени.

Магия щекотала пальцы, заставляя руку подрагивать от нервного напряжения. Не оставив себе времени на то, чтобы передумать, Гарри положил ладонь на грудь Снейпа и направил магию туда, где едва билось сердце. Волшебство мягко окружило их обоих, пронизывая собой всё и вся, словно проверяя окружающий мир на прочность и соответствие себе.

Пот выступил на лбу Гарри, и тот пошевелился, чтобы стереть его. Мышцы снова ныли и плохо слушались своего хозяина, но на этот раз боль воспринималась как данность.

Спасенный вздрогнул, шипя, втянул в себя воздух и открыл глаза. Увидев, склонившегося над ним человека, он нахмурился и попытался подняться.

— Не стоит этого делать, — Поттер неодобрительно покачал головой, спешно стирая капли крови со своего лица. — Совсем недавно вы едва не умерли… Лучше будет спокойно полежать.

— Кто вы?

Черные глаза бывшего, а может быть, что и нынешнего профессора Зельеварения внимательно следили за каждым движением своего спасителя. Снейп явно еще не до конца осознал, что произошло.

— Я врач, — спокойно ответил Гарри, сам не понимая, зачем лжет.

— Что со мной случилось?

— Вам стало плохо. Скорее всего, это был сердечный приступ.

Поттер поднялся с пола и незаметно встряхнул рукой, пытаясь вернуть ей работоспособность.

— На вашем месте, я по приезду в Лондон обязательно посетил бы кардиолога. В следующий раз меня может не оказаться рядом.

Он отвернулся, что бы уйти.

— Вы маг?!

Поттер медленно обернулся, приподнял одну бровь, ненадолго задержал взгляд на только что спасенном им человеке и стремительно вышел, решив, что лучше всего будет не отвечать. Он хотел, чтобы профессор был у него в должниках, и он этого добился.

Поезд начал медленно замедлять ход, поэтому Гарри поспешил в свое купе. Быстро собравшись и избавившись при помощи магии от следов крови на плаще, он подхватил багаж, выскользнул в быстро наполняющийся людьми коридор и начал пробираться к выходу. В какой-то момент послышались стенания соседки Снейпа, которая вернулась, так и не найдя врача, но толпа уже подхватила Поттера и вынесла на перрон…


* * *



— Хорошего вечера.

Таксист окинул любопытным взглядом своего недавнего пассажира, застывшего посреди пустынной улицы с большими чемоданами в руках.

— И вам тоже, — пожелал Гарри, пряча за вежливой улыбкой свое раздражение.

— Вы уверены, что вам сюда?

— Уверен.

Таксист пожал плечами и, захлопнув дверь, поспешил уехать из неблагополучного района города.

Улица немедленно погрузилась в вязкую напряженную тишину, от которой по телу пробегал неприятный озноб. Поттер огляделся по сторонам, пытаясь понять, что же его так настораживает.

Легкий ветерок гонял по тротуару старую листву и мусор, редкие фонари, скрывающиеся в ветвях по-осеннему голых деревьев, таинственно перемигивались друг с другом, а старые дома казались картонными декорациями для какого-то спектакля. Даже разноцветные окна были тусклыми, неживыми, словно нарисованными на этом нереальном полотне мира. И ни души, словно это место было проклято для человека…

Несколько раз обойдя вокруг чемоданов, Гарри уселся на маленькую лавочку и приготовился ждать. Через какое-то время он поймал себя на том, что нервно теребит кольцо Мракса, и усилием воли заставил себя успокоиться...

Ожидание раздражало. Он, наконец-то, был в Лондоне, где-то здесь, совсем рядом, могли находиться близкие ему люди. Воспоминания, окутанные туманом, то и дело всплывали в памяти: вокзал Кинг-кросс, Министерство, Косой переулок… Все это было так близко и в то же время так далеко. Звук аппарации вывел его из оцепенения и заставил вскочить с места.

— Какой вы, оказывается, нервный, мистер Паркер.

Гриндевальд успокаивающе улыбнулся своему подчиненному.

— Прошу прощения, — пробормотал Поттер, сам не зная, за что именно извиняется. — Просто, я не ожидал, что вы так неожиданно появитесь.

— А стоило бы…

Гриндевальд при помощи магии поднял чемоданы и направился вдоль дороги.

— Сейчас обстановка в Лондоне крайне опасная. Я не удивлюсь, если из-за угла выскочит какой-нибудь сумасшедший и попробует убить нас на месте. Причем, ему будет совершенно все равно, на чьей мы стороне.

Гарри нахмурился, внимательнее вглядевшись в темноту переулка, мимо которого они только что проходили.

— С этой войной все уже немного чокнулись, — Гриндевальд натянуто улыбнулся и неожиданно остановился. — Итак, мистер Паркер, адрес моего, а теперь и вашего жилища –Гриммаулдплейс, 5.

Поттер быстро пробежал взглядом улицу, пытаясь отыскать необходимое здание, однако, нумерация в этом месте явно не поддавалась пониманию: здесь не было ни пятого, ни двенадцатого дома.

— Мы стоим прямо перед ним, — объявил Гриндевальд, понимающе улыбнувшись кончиками губ. — Прошу, мистер Паркер, я приглашаю вас...

Гарри прищурился, вглядываясь в темные здания. Вдруг воздух задрожал, пространство едва заметно исказилось, фонари одновременно потухли, а когда свет вновь озарил пустынную улицу, между двух домов, стоявших раньше впритык друг к другу, появился красивый двухэтажный особняк.

— Вы собираетесь входить? — раздраженно поинтересовался хозяин, который уже успел дойти до двери и распахнуть ее.

— Конечно.

Поттер поспешил догнать своего начальника и быстро скользнул внутрь. Перед ними с негромким хлопком появился старый длинноносый эльф, одетый в чистенькую наволочку. Увидев пришедших, он подобострастно склонился перед ними.

— Хозяин...

— Трини, чемоданы отнеси наверх и разбери, — приказал Гриндевальд. — Рядом с моей комнатой приготовь спальню для мистера Паркера. Он мой помощник и будет теперь жить здесь.

Дождавшись испуганного кивка, он продолжил.

— Через два часа придет гость, приготовь ужин на троих.

Эльф еще раз поклонился и, поняв, что больше поручений не будет, быстро исчез.

— Глупые создания, — вздохнул Гриндевальд, — но незаменимые в хозяйстве… Если вам что-то будет нужно, просто позовите его.

Гарри не нашел ничего лучше, кроме как кивнуть.

— Гость, которого я жду, это довольно близкий мне человек, — продолжил хозяин дома. — Однако я не хочу, чтобы вы оставались без защиты.

Он быстро пересек коридор и вошел в просторную, ярко освещенную гостиную.

— Я дам вам палочку, мистер Паркер. Конечно, она не будет работать совершенно, но для защиты вполне сгодится.

Поттер с замиранием сердца следил, как старик вытаскивает из небольшого секретера, притаившегося в углу, футляр.

— Это своеобразный раритет, — Гриндевальд осторожно достал палочку и протянул ее помощнику. — Мало кто знает, что она еще существует. Это палочка самого Гарри Поттера. В поезде вас очень заинтересовала судьба этого юноши, думаю, что вам будет интересно прикоснуться к чему-то, что было ему дорого.

Гарри почувствовал, что ему не хватает воздуха, и поспешил отступить в тень, туда, где не было бы видно его лица. Гриндевальд пристально следил за своим собеседником.

— У вас проблемы, мистер Паркер?

Поттер впился ногтями в ладонь, заставляя себя успокоиться, и покачал головой.

— Нет… — он откашлялся, прогоняя из голоса неуместную хрипоту.

— Тогда в чем же дело?

Мысли в голове Гарри судорожно заметались в поисках правильного поведения.

— Просто, вы же сказали, что мальчик умер в Азкабане, — нашелся он. — Я не суеверен, но…

Гриндевальд осторожно провел рукой по палочке.

— Что ж… возможно, вы правы.

Поттер напряженно следил, как его палочка снова возвращается в футляр и занимает свое место на полке. Собравшись с духом, он решил поинтересоваться.

— Если его осудили и посадили в Азкабан… Разве палочки таких волшебников не уничтожают?

— Деньги способны на многое, мистер Паркер. — усмехнулся старик. — Платите кому надо, и палочка ваша.

— Но зачем она вам?

— Я коллекционер, разве я мог пройти мимо подобной вещи? Попробуйте вот эту.

Гриндевальд достал еще один футляр и протянул его собеседнику. Гарри осторожно достал длинную легкую палочку с удобной рукоятью.

— А эта чья? — поинтересовался он.

В ответ раздался хриплый смех.

— Моя, мистер Паркер, берите.

— Спасибо.

Поттер поспешил поклониться.

— В ближайшее время я постараюсь обзавестись новой.

— Да, завтра же я дам вам денег.

Гриндевальд указал на камин.

— Прошу вас, мистер Паркер, разожгите огонь.

Гарри кивнул и направил палочку на дрова. Пламя ярко вспыхнуло, повинуясь его магии. В комнате сразу стало теплее.

— Можете идти в свою комнату, мистер Паркер… Я позову, когда вы понадобитесь.

Поттер поклонился и направился к выходу.

— И наденьте мантию, наш гость весьма консервативен. Эльф принесет вам мою.


* * *


Поттер внимательно рассматривал себя в отражении окна, выходившего на улицу. Он уже давно переоделся в мантию, которую ему прислал Гриндевальд. Черная ткань резко контрастировала с бледной, отвыкшей за годы заключения от солнечного света кожей и абсолютно белыми волосами.

Устав от бесполезного занятия, он направился к одному из книжных шкафов, которыми его комната была заставлена в избытке. Здесь стояло множество книг по ЗОТС, Трансфигурации и Чарам. Вытащив первую попавшуюся, Гарри раскрыл ее на середине. Заголовок мгновенно привлек его внимание

— Заклинания памяти…

Погрузившись в чтение, он не заметил, сколько прошло времени. Из этого состояния его вывел негромкий хлопок.

— Мастер Гриндевальд желает видеть вас… — писклявым голосом сообщил эльф и, не дожидаясь ответа, исчез.

Отложив книгу в сторону, Поттер проверил палочку и вышел. Спускаясь вниз, он услышал тихие напряженные голоса и тут же узнал говорящих. Чувство самосохранения заставило его замереть на месте.

— Люциус, ты же понимаешь, что подобное поведение Драко не приведет ни к чему хорошему.

— Я не думаю, что осуждать действия Темного Лорда в данной ситуации — это правильное решение…

Голос Люциуса Малфоя был хриплым и уставшим, словно он совсем недавно много говорил.

— Отец прав, мистер Гриндевальд, вы заставляете сомневаться в вашей лояльности Правительству!

В интонациях второго посетителя было что-то знакомое. Гарри уже слышал его раньше и, кажется, догадывался, когда… Он спустился еще на несколько ступенек, чтобы увидеть пришедших и подтвердить свою догадку. Да, так и есть. Люциус Малфой и его сын — Абрахас. Юноша сейчас выглядел очень довольным собой.

Гриндевальд покачал головой.

— Мистер Малфой, не вы решаете, кому Темному Лорду доверять, а кому — нет. Мне не хотелось бы напоминать вам, что именно ваша семья сейчас под подозрением. И из-за вас в том числе!

Старик явно был раздражен. Он внешне ничем не выдавал этого, но Поттер достаточно изучил его, чтобы уловить в холодном тоне угрозу. Однако на юного Малфоя скрытое предупреждение не подействовало, он только больше завелся.

— Это не я, а мой брат разгневал Темного Лорда!

— Защищая вас…

— Неправда!

Люциус опустил руку на плечо сына, заставляя его замолчать.

— Успокойся, Абрахас! И немедленно извинись!

Не ожидавший подобного поворота, юноша недовольно нахмурился.

— Но он оскорбил нашу семью!

— Абрахас! Не забывай, зачем мы сюда пришли!

Окрик подействовал.

— Прошу прощения, мистер Гриндевальд, — смущенно пробормотал младший Малфой, опуская голову.

Хозяин дома, наблюдающий за всем происходящим со снисходительно-презрительным видом, кивнул.

— Вы прощены, — он повернулся к старшему. — Итак, Люциус, прошу пройти ко мне в кабинет. У тебя не больше пяти минут, я жду кое-кого.

Малфой замялся, покосившись на сына.

— Юный Абрахас может остаться здесь, — в глазах старика вспыхнула ирония. — Сейчас должен спуститься мой новый помощник, он развлечет его, а заодно встретит гостя.

Гарри нахмурился.

— Жди меня здесь, — грозно приказал Люциус сыну и быстро скрылся вслед за хозяином.

Абрахас прошелся по комнате, видимо, раздраженный тем, что его не позвали. В конце концов, он оказался возле камина и замер, рассматривая языки пламени.

Палочка сама оказалась в руке Поттера. Он медленно спустился с лестницы, не сводя взгляда с белобрысого затылка. Пространство в комнате зазвенело от напряжения. Казалось, даже настенные часы забыли о движении.

— Малфой…

Абрахас вздрогнул и резко обернулся. Но Гарри был быстрее…

— Obliviate!


Глава 6. Дом Гриндевальда

Абрахас громко ахнул и осел на пол. Гарри едва успел подхватить его и удержать от удара об стол. Уложив юного Малфоя на пол, он растерянно огляделся, проверяя, не привлек ли совершенно ненужного сейчас внимания. Голоса слышавшиеся из-за двери кабинета, куда ушли Гриндевальд и Люциус, были едва различимы. Судя по всему, они ничего не услышали.
Поттер склонился над бессознательным юношей. В книге детально расписавались действия при применении заклятия памяти, и подобные последствия оно явно не должно было вызывать. Покосившись на новую палочку, Гарри отложил ее в сторону и, недолго думая, бросился к секретеру.
Палочка с пером феникса привычно легла в руку. Магия горячей волной пробежала по телу, обожгла пальцы, разноцветные искры ярко осветили гостиную, подтверждая, что хозяин обрел свое имущество.
Вернув пустой футляр на место, Поттер снова подошел к Абрахасу. Страницы книги послушно всплывали в памяти, помогая и направляя. Взмах палочкой, заклинание… и вот уже вся жизнь юного Малфоя перестает быть его собственностью.
Гарри подавил в себе искушение заглянуть глубже. Времени не было, Гриндевальд и Люциус в любой момент могли вернуться и застать его за сложно объяснимым занятием. Еще один взмах… и воспоминания о заключенном Паркере полностью исчезают из памяти юноши.
- Энервейт.
Абрахас с хрипом втянул в себя воздух, открыл глаза и вздрогнул, испуганно глядя на нависшего над ним мужчину.
- Кто вы?
Гарри пожал плечами и с невозмутимым видом убрал палочку во внутренний карман пиджака.
- Гарольд Паркер. Я новый помощник мистера Гриндевальда, в доме которого вы сейчас и находитесь.
Абрахас устало помассировал виски.
- А да… помню, - он нахмурился. – А… что случилось?
Поттер пожал плечами.
- Когда я спустился вниз, вы лежали на полу без сознания, - он протянул юноше руку. – Давайте, я помогу вам подняться.
Малфой с благодарностью принял помощь и встал, слегка пошатываясь.
- Странно, раньше такого никогда не было.
- Вы нервничали в последнее время?
- Ну… да, немного. А что?
- Вот вам и ответ.
Гарри развел руками. Подойдя к небольшому бару, стоящему в углу рядом с секретером, он отыскал там бутылку виски и бокалы. Абрахас все еще подозрительно косился на него.
- Вы колдомедик?
- Не совсем, - Поттер протянул юноше спиртное. – Выпейте, вам должно стать легче.
Малфой недоверчиво понюхал жидкость, но все же отпил.
- А как это «не совсем»?
- Колдоедицина – мое хобби, - Гарри сделал вид, что тоже отпил из своего бокала. – Но я нигде специально не учился.
Абрахас казалось, немного расслабился.
- Спасибо большое вам за помощь, – он покачал головой. – Значит, нервы… Ну, конечно, это вполне логично, за последнее время столько всего произошло. Я прошу прощения, что вы стали свидетелем моей слабости…
- Поверьте, ничего страшного, такое со всеми случается.
- Мой брат всегда говорил, что вместо меня должна была родиться девочка.
- Вы слишком строги к себе…
- Думаете?
Гарри не успел ответить, потому что из кабинета, все еще переговариваясь, вышли Гриндевальд и Люциус. Малфой был хмур и явно чем-то расстроен. А вот хозяин дома наоборот, судя по всему, остался доволен разговором. Оказавшись в гостиной, он быстрым взглядом окинул все помещение. Поттер не сомневался, что от его внимания не ускользнули ни сдвинутая мебель, ни помятый диван, ни бледное лицо гостя.
- Я вижу, молодые люди успели познакомиться…
Гарри покачал головой.
- К сожалению, я не успел узнать имени нашего гостя, - он улыбнулся. – Мы заговорились о посторонних вещах.
Люциус бросил на отпрыска раздраженный взгляд и протянул руку Поттеру.
- Я – Люциус Малфой. Прошу прощения за невоспитанность моего сына.
Гарри невозмутимо пожал холеную ладонь.
- Гарольд Паркер, приятно познакомиться, мистер Малфой.
- Мне тоже… мне тоже.
Люциус, рассеянно кивнув, отвернулся к Гриндевальду, захваченный своими мыслями.
- Абрахас Малфой…
Поттер посмотрел на юношу, смущенно замершего возле него.
- Что?
- Я не представился. Очень приятно с вами познакомиться и еще раз спасибо.
Гарри приветливо улыбнулся ему.
- Все в порядке, не стоит.
- Поверьте, я такого не забуду.
- Абрахас! - Старший Малфой был уже возле камина.
- Иду, отец, - юноша повернулся к Гарри. - Я всегда буду рад видеть вас в Малфой-менор.
Дождавшись кивка, он поспешил к Люциусу, который как раз благодарил хозяина дома.
- Спасибо, что выслушал. Надеюсь, что наш разговор не пройдет даром.
Гриндевальд понимающе улыбнулся и снисходительно кивнул в ответ.
- Конечно.
Через несколько секунд оба гостя исчезли в каминном пламени. Гриндевальд поморщился, с отвращением отбрасывая носком ботинка пепел с ковра.
- Жалкое зрелище, - вздохнул он.
Поттер с интересом посмотрел на него:
- Почему?
- Потому что нет ничего более отвратительного, чем отец, который просит спасти своего сына-предателя.
Гарри насторожился.
- Абрахас - предатель?
Гриндевальд покачал головой.
- Нет, Абрахас так предан идеям Темного лорда, что, не задумываясь, пойдет на смерть ради него. Я говорю о старшем сыне Люциуса – Драко.
- Он предал Темного лорда?
Как ни старался Поттер, у него не получилось скрыть своего удивления. Ему оставалось надеяться только на то, что Гриндевальд решит, будто он возмущен тем, что кто-то посмел выступить против Волдеморта.
Старик пожал плечами и взял в руки бокал Малфоя, все еще стоявший на столе.
- Драко уже давно находился под подозрением. Он постоянно проваливал задания, вел свою какую-то тайную игру, говорят, даже шпионил для дамблдоровского Ордена Феникса. Это не могло понравиться Темному лорду и, насколько я знаю, он собирался в ближайшее время хорошенько заняться младшим Малфоем. Ну, вы сами понимаете, как…
Гарри кивнул, показывая, что понимает.
- Видимо, Драко это почувствовал, - продолжил Гриндевальд, рассматривая огонь через рубиновую жидкость в стакане. - На прошлой неделе Абрахас провалил какое-то поручение. Естественно, Темный лорд наложил на него круцио. Ну, а Драко за брата заступился.
Старик выплеснул спиртное в камин. Языки пламени ярко вспыхнули, лизнув каминную решетку.
- Он высказал в лицо милорду все, что он об этом думает и… трусливо сбежал, - Гриндевальд развел руками. - Теперь Темный лорд ищет его по всей Британии, чтобы заавадить наглеца.
Гарри задумчиво прикусил губу.
- Но, получается, что и остальные члены семьи Малфой находятся под подозрением?
Гриндевальд пожал плечами.
- Вполне возможно, - он направился к зашипевшему камину. - Но думаю, что пока есть Астория, им ничего не грозит.
Поттер не успел уточнить, кто такая эта Астория. Из камина уже вышел новый гость.
- Геллерт, давно не виделись.
- А, Северус! Ну, наконец-то. Я уже начал волноваться.
Гарри почувствовал, как по телу пробежали тысячи мурашек.
- Немного задержали дела…
Гриндевальд обнял прибывшего.
- Ничего. Я все понимаю… Сейчас я тебя познакомлю с моим новым помощником. Замечательный мальчик. Он должен тебе понравиться.
- Ну, если уж ты так говоришь…
Снейп повернулся к молодому человеку и ошеломленно застыл.
- Вы?
Он быстро подошел к Поттеру.
- Да, точно! Это ведь вы были сегодня в поезде!
Гарри слегка отстранился и покосился на Гриндевальда. Тот с интересом наблюдал за развертывающейся перед ним сценой.
- Эээ, да, - пробормотал Поттер, натянуто улыбаясь. – Как вы себя чувствуете? Вы обратились к врачу?
Снейп недовольно поджал губы.
- Нет, времени не было.
- Но это серьезно…
Зельевар пристально вгляделся в лицо собеседника.
- А мы с вами раньше не встречались до утреннего происшествия?
- Нет, не приходилось.
Снейп нахмурился, на мгновение в его глазах мелькнуло что-то похожее на подозрение.
- Странно.
- Я же не представился! – спохватился Гарри. – Меня зовут Гарольд Паркер, я приехал из Америки, чтобы сражаться за Темного лорда.
Зельевар приподнял одну бровь.
- Северус Снейп, рад нашему знакомству, - он повернулся к Гриндевальду. - Твой новый помощник утром спас мне жизнь. Еще одно доказательство того, что ты прекрасно разбираешься в людях, Геллерт.
Хозяин дома с интересом посмотрел на Гарри.
- Мистер Паркер, а в вас, оказывается, еще многое скрыто, - усмехнулся он.
Поттер растерянно замер. Но ответа от него и не ждали. Гриндевальд уже озабоченно рассматривал лицо друга.
- Что-то серьезное?
- Нет, все банально, - Снейп раздраженно передернул плечами. – Мои прошлые болезни дают о себе знать.
- Ты считаешь свое здоровье банальным?
- Я считаю, что оно в норме и вовсе не заслуживает столько внимания! - Снейп отмахнулся. - Давайте уже перейдем к ужину. У меня мало времени, а я хочу успеть поесть.
Гриндевальд покачал головой, но возражать не стал. Неспешно пройдя через всю гостиную, он открыл одну из боковых дверей и жестом пригласил гостей войти.
- Прошу вас, мистер Паркер, - позвал он Гарри, заметив, что тот нерешительно замер на месте. - Вы мой помощник и должны быть осведомлены обо всех моих делах.
Поттер кивнул и поспешил за ним. Он не сомневался: ему еще предстоит объяснить, каким образом он смог спасти человека без волшебной палочки.
Оказалось, что за дверью скрывалась небольшая столовая. Стол, накрытый на троих, занимал большую часть пространства. Стены, обитые шелковыми обоями, окна, занавешенные бархатными шторами, великолепные картины на стенах – все это демонстрировало богатство и знатность хозяев.
- Мистер Паркер будет помогать тебе в выполнении задания? - поинтересовался Снейп, когда они расселись по местам и немного удовлетворили голод.
- Да, конечно, - кивнул Гриндевальд. – Мне явно нужны свежие мозги.
Гарри с интересом посмотрел на него, но не решился ничего уточнять. Тем временем зельевар продолжил разговор.
- Когда ты представишь своего помощника милорду?
На несколько мгновений Гриндевальд задумался.
- Завтра, - решительно заявил он. – У мистера Паркера случилась беда. Его ограбили и украли палочку. Я дал ему одну из своих, но, сам понимаешь, это временная мера.
Снейп удивленно повернулся к Гарри.
- То есть… утром вы спасали меня без палочки?
Поттер замялся.
- Да, некоторые заклятия колдомедицины у меня получаются без нее.
Зельевар кивнул.
- Да, Геллерт, ты действительно прекрасно разбираешься в людях. Этот молодой человек – такая находка…
Гриндевальд отсалютовал ему бокалом.
- Только попробуй засомневаться в этом, - улыбнулся он.
На несколько минут в комнате повисла выжидающая тишина, которую прервал вкрадчивый голос хозяина дома.
- Северус, что там творится у Темного лорда? – поинтересовался он.
Зельевар нахмурился, недовольно покосился на Гарри, но, тем не менее, ответил.
- Если ты спрашиваешь о текущем состоянии, то сейчас его больше всего интересует исчезновение Драко. Астория, конечно, сдерживает его, но я не уверен, что на этот раз она сможет спасти семью Малфой. К тому же Люциус, бегающий по всему городу в поисках покровителя для сына, этому никак не способствует.
Гриндевальд кивнул.
- Каков расклад сил?
Снейп дожевал кусок мяса и, отложив вилку, ответил.
- Все то же. Темный лорд намного опережает своих оппонентов. В его руках Министерство и Аврорат. У Дамблдора кучка фанатиков, которые готовы умереть с именем его и Поттера на губах, и молчаливая поддержка магического населения. Но их все меньше…
- А твое задание? Ты нашел плащ?
- Нет. – Снейп отпил из высокого бокала вино. – Плащ исчез, словно Поттер его с собой в могилу унес.
Гарри замер, со всей силы стиснув вилку и внимательно вслушиваясь в каждое слово. Гриндевальд засмеялся.
- Северус, не говори чушь. К смерти человек приходит с пустыми руками.
- Я ничему не удивлюсь… это ведь Поттер.
Хозяин дома внезапно посерьезнел.
- Вещи ей не нужны... ей нужны души.
Гарри почувствовал, как сердце забилось сильнее.
- И, по-прежнему, никто ничего не знает? – поинтересовался тем временем Гриндевальд.
Снейп откинулся на спинку стула.
- Никто и ничего, - он вздохнул. – Палочка, плащ, личные вещи – все исчезло.
- А друзья?
- Недавно был захвачен Лонгботтом, но я еще не видел его. Хотя, насколько я знаю, Дамблдор тоже ищет плащ. Значит, им ничего не известно.
Внезапно он судорожно вдохнул и схватился за предплечье. Гриндевальд тут же подскочил к другу.
- Он вызывает?
- Да, что-то случилось.
Снейп со свистом втянул воздух через зубы, вставая из-за стола.
- Все в порядке, я потом еще приду, - пообещал он и через секунду аппарировал.
В комнате воцарилась тишина.
- Это был мой лучший друг, мистер Паркер, - спокойно сообщил, наконец, Гриндевальд. – Это единственный человек, кроме меня, который может аппарировать сюда и отсюда.
Гарри хмуро посмотрел на него.
- Если он ваш друг, то почему вы ему врете?
- С чего вы взяли?
- Он ведь не знает, что палочка Поттера у вас…
Гриндевальд задумчиво отпил немного вина.
- Я ему доверяю, - уверил он. – Но и у Северуса, и у меня есть своя личная жизнь… что-то скрывает он, что-то - я.
Гарри иронично изогнул бровь, скопировав этот жест у Снейпа.
- Но вы ведь знаете, что он утаивает от вас, не так ли?
- Ваша проницательность иногда пугает, мистер Паркер, - усмехнулся старик и похлопал в ладоши. – Вот что мне в вас нравится. Вы далеко пойдете…
Он довольно вздохнул.
- Все что-то скрывают. Вот вы, например, тоже… - он сделал небольшую паузу. - Но это не причина для того, чтобы не общаться с вами и в какой-то мере не доверять. Чтобы доказать вам это, я не буду допрашивать вас под сывороткой правды, как обещал, но оставлю за собой право сделать это в любой момент.
Гарри замер под пристальным взглядом хозяина дома.
- Странная у вас логика, - пробормотал он.
Гриндевальд поднялся.
- Логика? Нет. Это просто навыки выживания… Завтра к вечеру вы должны быть готовы к встрече с Темным лордом.
Он кивнул на прощание и быстро вышел из столовой.



Глава 7. Парвати Патил

Заперев за собой дверь комнаты на ключ, Гарри быстро разделся и лег в постель. Но заснуть у него так и не получилось. Переживания прошедшего дня то и дело всплывали в памяти, раздражая. Палочка, Малфои, Снейп, непонятное поведение Гриндевальда, который совершенно точно что-то подозревал… Но весь вопрос в том, что именно? Все эти сумбурные мысли вертелись в голове несчастного, порождая собой все новые и новые вопросы.
Поворочавшись с боку на бок, Гарри, в конце концов, встал и решительно направился к своему любимому месту в каждом доме – окну. Распахнув его настежь, он с удовольствием уселся на подоконник, не обращая внимания на ледяной ветер, мгновенно ворвавшийся в комнату и опаливший кожу холодом.
Пустынная улица, словно королева, купалась в золотом свете фонарей. Лужи, оставшиеся после недавнего дождя, поблескивали тонкими корочками осеннего льда. И даже тонкие ветви полуголых деревьев казались украшением какого-то богатого праздника. Все окна в окружающих домах были темными… Город спал, отдыхая от напряженного дня. И никто, кроме одинокого мужчины, замершего на узком неудобном подоконнике, не мог наблюдать этого великолепия.
Гарри откинулся на оконный откос и закрыл глаза. Вспоминался почему-то ледяной пол камеры и жестокое одиночество, сводившее с ума. Да, сейчас все было не так. Сейчас свобода окружала его, казалось, что ее можно потрогать руками, но страх, глубоко въевшийся в душу, никак не хотел сдавать свои позиции. Страх, с которым он смирился за время заточения, с которым привык жить… И который теперь ни в какую не хотел отпускать свою добычу.
Поттер не особо удивился, когда увидел Джерри, появившегося из ниоткуда прямо посреди улицы. Пес вприпрыжку подбежал к дому и быстро завертелся на месте, не переставая заливисто лаять.
- Тише! Тише же!
Гарри нервно оглянулся на дверь. Окна комнаты Гриндевальда выходили на противоположную сторону улицы, но это вовсе не значило, что он не услышит шума в комнате помощника.
- Джерри, немедленно замолчи!
Пес жалобно заскулил, но, тем не менее, лаять перестал. Вместо этого он попытался допрыгнуть до хозяина. Гарри закатил глаза.
- Чего ты хочешь?
Джерри завертелся на месте, то отскакивая куда-то в сторону, то возвращаясь на место.
- Ты хочешь, чтобы я куда-то с тобой пошел? – догадался Поттер.
Пес радостно завилял хвостом, показывая, что догадка абсолютно верна. Гарри натянул брюки и футболку, накинул плащ и вылез на подоконник. Второй этаж находился довольно высоко от земли, но прямо напротив стены здания росла внушительного вида ива. Недолго думая, Поттер перепрыгнул на нее и быстро спустился вниз.
Джерри радостно обежал хозяина кругом и носом подтолкнул к одному из проулков.
- Давай, веди уже, - улыбнулся Гарри.
Следуя за псом, он прошел несколько кварталов Лондона. Идя по пустым унылым улицам города, Поттер невольно вспоминал, какими они были десять лет назад. Днем, когда они приехали, изменения были не так заметны. Но сейчас… Везде чувствовалась какая-то подавленность, напряженность, осторожность. Казалось, даже дома стали хмурыми и неприветливыми, и их окна напряженно наблюдали за поздними прохожими. Джерри повернул за угол… и исчез.
- Куда ты?…
Гарри растерянно последовал за ним и едва успел отпрыгнуть обратно.
- Ааа! Нет, отпустите… Мне больно!
Крик послышался из-за угла, за которым и исчез Джерри. Этот голос был знаком Гарри… Несмотря на десятилетие, прошедшее после последней встречи с этим человеком, он помнил его очень хорошо... Точнее, ее.
- Ааа… Пощадите…
Поттер вжался спиной в стену, стараясь слиться с ней, хотя место, где он стоял, было практически не освещено, и его невозможно было заметить. Осторожно приблизившись к углу, он выглянул.
Их было четверо. Четверо мужчин, одетых в плащи и маски Пожирателей стояли с палочками наготове напротив красивой молодой женщины, лежащей перед ними распростертой в луже крови.
- Что, Патил, без муженька-то никак?
Гарри показалось, что и этот голос он уже когда-то слышал… Только тогда он был чистым, не таким хриплым, словно прокуренным или сорванным. Поттер, прищурившись, попытался разглядеть нападавших, но маски хорошо хранили их тайну.
- Урод… - Парвати Патил, несмотря на то, что на ней практически не было живого места, все еще пыталась подняться. – Урод! Ты заплатишь за это, предатель.
В ответ она получила размашистую пощечину, от которой снова упала на гранитный камень мостовой.
- Спрашиваю еще раз, где чаша?
- Не знаю.
Следующий удар пришелся по животу.
- Последний раз: где чаша?
- Не скажу!
Парвати, в тщетной надежде на спасение, попыталась прикрыться рукой, но у нее ничего не вышло. Один из мучителей жестко пнул ее сапогом, отчего она захрипела и, упав лицом в грязь, замерла, тихо постанывая.
- Давай уже прикончим ее?
До сих пор молчавший Пожиратель скучающе поднял палочку, но его сосед, исполняющий роль палача, тут же вырвал ее у него из рук.
- Ты чего? Она знает! Что, не видишь?
- Она ничего не говорит!
- Темный лорд убьет нас, если мы не принесем сегодня хороших новостей.
Пожиратель направил обе палочки на жертву.
- Ну, Патил? У тебя есть последний шанс на легкую смерть.
- Симус, ты ведь не такой…
Шепот Парвати был совсем тих, но Гарри услышал. Палача эти слова не тронули.
- Именно такой, Патил. Круцио!
Девушка завизжала, извиваясь от боли, разрывающей внутренности. Поттер сжал посильнее палочку и шагнул за поворот, готовясь вступить в схватку. В это время где-то громко завыли собаки. Много собак… Их вой раздавался сразу со всех сторон, а в воздухе мгновенно появился терпкий запах опасности, запах, вызывающий животный страх в любом, кто может оказаться добычей безжалостного охотника.
Пытка тут же прекратилась.
- Что это?
Пожиратели растерянно заозирались по сторонам.
- Это собаки… - пробормотал один из них. - Кажется.
- Кажется? – другой боязливо попятился. – Так много?
- Последнее время их тут целые стаи развелись…
- Где они? Я их не вижу!
Вместо ответа его товарищ показал дрожащим пальцем вверх по улице. Там из-за угла неспешно появлялись десятки собак. Всех мастей и окрасок, большие и маленькие, породистые и дворовые, и в глазах каждой горело только одно… жажда смерти.
Гарри сразу заметил Джерри. Его пес возглавлял стаю. Он единственный был абсолютно спокоен и хладнокровен. Сильный вожак, способный увлечь за собой сотни… И он ждал приказа хозяина.
- Там! Они и там тоже!
Один из Пожирателей испуганно кивнул, указывая на противоположную сторону улицы. Туда, где стоял Гарри.
Поттер обернулся. Его все еще надежно скрывал мрак… А вот собак, неспешно подходящих к месту сбора, нет. Ни одна из них не обращала на него внимания, но он заметил, что животные не приближались к нему ближе, чем на пару метров.
- Уходим! - крикнул кто-то из Пожирателей. – Их слишком много…
- А девка?
- Давай, заберем ее с собой.
Один из них двинулся к Парвати, но в это время Поттер кивнул Джерри и поспешил закрыть тело бывшей одноклассницы магическим щитом.
Собаки рванули изо всех прилегающих улиц. Справа, слева… Они были везде. Бешенные, разъяренные и требующие крови. Пожиратели не успели во время среагировать, и животные буквально накинулись на них.
Двое из мужчин, крича и отбрыкиваясь, успели аппарировать.
- Стой! Моя палочка!
Оставшийся Пожиратель попытался отбросить псов, висящих на руках и ногах, и поймать сообщников, но не успел. На него с разбегу прыгнул разъяренный терьер, который безошибочно нашел горло своей жертвы.
Гарри был уверен, что крик разбудит как минимум половину жителей окрестных домов, но никто так и не решился выглянуть.
Подождав несколько минут, он вышел из своего убежища и направился к месту преступления. Собаки, расправившиеся со своей жертвой, мирно сидели вокруг и с обожанием глядели на подходящего к ним мужчину.
- Молодцы, - пробормотал тот.
Джерри довольно залаял, и через секунду все псы исчезли, словно их и не было вовсе.
Патил хрипло застонала, и Поттер поспешил к ней. Опустившись на колени, он помог девушке приподняться и облокотиться на него.
- Кто вы? – тихо поинтересовалась Парвати, пытаясь рассмотреть лицо спасителя.
- Не важно.
Гарри покачал головой и втянул носом воздух. Запаха не было, внутри ничто не шевельнулось, и его пальцы оставались так же холодны… Но Парвати явно умирала. Он нервно вытер ладонь о подол плаща и внимательно посмотрел на нее, пытаясь одним своим желанием заставить непокорную силу появиться. Ничего…
- Куда тебя доставить? – спросил он, не желая тратить время.
Девушка сдавленно всхлипнула.
- Оливандер… Лавка Оливандера.
Поттер выпрямился и, быстро подхватив ее на руки, поспешил вдоль улиц, на память выбирая маршрут.
- Аппарируй… Просто аппарируй, – губы Патил уже посинели, а на щеках появилась мертвенная бледность.
Гарри раздраженно мотнул головой, откидывая волосы со лба.
- Я не умею!
- Ты же волшебник...
- Значит, меня забыли этому научить.
Девушка ненадолго замолчала. Поттеру даже показалось, что она потеряла сознание. Но внезапно Парвати дернулась и вцепилась в рукав его плаща.
- Тогда стой…
Поттер продолжал двигаться дальше.
- Стой… Гарри, стой.
Мужчина замер посреди улицы, едва не выронив свою ношу.
- Что?
Парвати сжала его руку.
- Опусти меня… Пожалуйста.
Ее голос то и дело прерывался, воздух уже не приносил с собой жизни. Каждый вздох только приближал смерть. Поттер нахмурился и медленно опустил ее на землю.
Патил, все еще судорожно сжимая ткань плаща, приподнялась и внимательно вгляделась в его лицо.
- Гарри, - она с облегчением опустилась обратно на землю. – Значит… Я умираю…
Поттер поежился и не стал отвечать. Не потому что не хотел, просто его собственное имя сейчас казалось ему проклятым.
Девушка закрыла глаза, словно собирая последние силы для чего-то очень важного.
- Теперь все изменится, - она облизала пересохшие губы. – Никто не верил… Даже Уизли… Но я знала… Я всегда знала, что пророчество не может врать.
Гарри бережно погладил ее по голове.
- Конечно, изменится.
- Ты спасешь нас…
- Конечно…
Внезапно Парвати вскрикнула и изогнулась, словно от боли, по телу пробежала мелкая дрожь, а изо рта и носа потекли тонкие струйки крови. Вцепившись в воротник плаща Поттера, она притянула его к себе.
- Хоркруксы… Чаша… Оливандер… Все у него!.. Доверять можно только ему… Все предатели!.. Даже Дамблдор… Он первый предаст… Не доверяй никому… Уничтожь их, Гарри!
Последние слова она уже прокаркала, потому что кровь полностью заполнила даже горло. Еще несколько раз дернувшись в бесплотной попытке сбежать от смерти, Парвати затихла.
Разжав стремительно деревенеющие пальцы, Поттер некоторое время сидел рядом с трупом, переживая все снова и снова. Он хорошо понимал, что произошедшее не случайно. И судьба дает ему шанс узнать что-то очень важное.
- Хоркруксы, - тихо повторил он.
Слово было незнакомое, но от этого не менее притягательное. В нем ощущалось что-то таинственное, завораживающее… То, от чего внутри все сжималось, словно в предчувствии неизвестной беды.
Внезапно пальцы вновь обожгла магия, а в нос ударил стойкий запах смерти. Гарри покосился на Патил и нервно встряхнул рукой, прогоняя теперь уже ненужное ощущение. Тяжело вздохнув, он встал и, подхватив тело одноклассницы на руки, быстро направился вдоль улицы.
***
Лавка Оливандера нашлась быстро. В Азкабане именно воспоминания детства помогали Гарри переживать встречи с дементорами. Он сотни раз прокручивал в голове тот самый путь от Дурслей до Косого переулка с его волшебными лавочками и немного странными обитателями. Порой ему даже казалось, что Хагрид снова рядом и готов защитить его от любых несчастий.
Но сейчас эта улица вряд ли оставила бы такие же приятные впечатления. Грязь, вонь, забитые фанерами окна магазинов, потускневшие, облезлые вывески – все здесь говорило об упадке и разрушении. Лавочка Оливандера казалась во всем этом хаосе единственным островком порядка и спокойствия.
Замерев на пороге на пару секунд, Гарри повернулся спиной к двери и ударил по ней ногой несколько раз. Сначала на стук никто не отреагировал, и только после того, как мужчина повторил свой маневр еще несколько раз, в доме послышались осторожные шаги.
- Кто там?
- Мистер Оливандер, откройте.
За дверью послышался какой-то шорох, видимо, старый мастер подошел ближе.
- Молодой человек, вы что, думаете, будто я совсем сошел с ума? Я не открываю двери незнакомым людям, приходящим посреди ночи. Кто вы, и что вам от меня нужно?
Гарри раздраженно передернул плечами.
- Я принес тело Парвати Патил. Она умерла несколько минут назад от руки Пожирателей.
Ответом ему стала тишина. Поттер уже практически решил уходить, когда внезапно замок скрипнул, и дверь неохотно приоткрылась.
- Проходите…
Бледный, изрядно постаревший Оливандер отступил в сторону, пропуская внутрь гостя с его ношей.
- Куда можно ее положить?
- Наверх… Да, пойдемте, я вас провожу.
Мастер быстро закрыл дверь и, хромая, направился к полутемной лестнице, ведущей на второй этаж. За все время пути они не сказали друг другу ни слова. Лишь когда Гарри положил тело Парвати на потрепанный старый диван, Оливандер решил снова заговорить.
- Что произошло?
- Пожиратели… Я не знаю, что конкретно случилось. Она уже умирала, когда я подошел.
Мастер нахмурился.
- Да, она говорила, что на нее охотятся, - он устало провел рукой по волосам. – Хотите чаю?
На некоторое время Поттер задумался, но потом все же согласился.
- Да… Пожалуй.
Пока Оливандер гремел чем-то внизу, Гарри рассматривал одноклассницу. Парвати не сильно изменилась, хотя стала намного взрослее, а в ее лице появилось что-то зрелое, показывающее, что девушка успела за свою недолгую жизнь пережить очень многое.
- Молодой человек, спускайтесь сюда. Негоже пить чай рядом с мертвыми.
Гарри с трудом оторвался от рассматривания и поспешил присоединиться к хозяину дома, что-то колдовавшему над плитой в полутемной кухне.
- Зажгите побольше свечей… - попросил Оливандер.
- Да, конечно.
Поттер достал палочку и осторожно зажег свечи, стоящие на каминной полке. Внезапно раздался звон бьющейся посуды, и он быстро обернулся.
Осколки чашки валялись на полу, а бледный Оливандер спешно собирал их.
- Вам помочь? – предложил Гарри.
Мастер замотал головой.
- Нет-нет… Я и сам справлюсь. Прошу вас, присаживайтесь. Чай уже готов.
Все еще подозрительно косясь на хозяина дома, Поттер медленно сел за стол, ютившийся в самом углу кухни.
- Итак? - Оливандер поставил поднос с чашками и печеньем перед гостем. – Что понадобилось от меня самому Гарри Поттеру?
Гарри вздрогнул и резко вскинул голову.
- Как?!
- О… Не волнуйтесь, - отмахнулся Мастер. – Вас практически невозможно узнать внешне. Но… Ее я узнаю всегда.
Он кивнул на палочку, лежащую под рукой гостя.
- А если я ее просто украл? – осторожно предположил Поттер.
Оливандер на мгновение задумался.
- Нет, - вздохнул он, наконец, - палочка в руках хозяина. Это точно.
Гарри пожал плечами, то ли подтверждая слова мастера, то ли опровергая их.
- Вы сказали, что за Парвати охотились… Из-за чего?
Оливандер наполнил чашки ароматным чаем и только после этого ответил.
- К сожалению, я не знаю… Парвати появилась на пороге моего дома два года назад. Вся в крови и грязи. Все, что я понял из ее сбивчивых объяснений, это только то, что она ушла от Дамблдора, потому что тот собирался сделать что-то неправильное.
Он отпил немного.
- Я не верю ни Дамблдору, ни Темному лорду, мистер Поттер. И стараюсь не вмешиваться в эту страшную войну, в которой погибли уже сотни ни в чем не повинных магов. И убивали их не только Пожиратели, но и Фениковцы… Впрочем, сейчас уже и не знаешь, чему можно верить.
Оливандер поежился.
- Ваша мнимая смерть сильно подкосила многих людей…
Гарри сжал палочку.
- Я не мог вернуться раньше.
В комнате повисла напряженная тишина.
- Мистер Поттер, вы не просто так появились в Лондоне, не так ли?
Поттер медленно кивнул.
- Вам понадобится моя помощь… - Оливандер пристально вгляделся в лицо собеседника. – И я хотел бы понимать, из-за чего должен рисковать. Что заставило вас вернуться именно сейчас?
Гарри вздохнул и поймал взгляд мастера.
- Мне практически нечего вам рассказать, - признался он. – Все эти годы я был заключенным Азкабана, и только удачное стечение обстоятельств помогло мне бежать из тюрьмы несколько недель назад…
Откашлявшись, он рассказал все, что произошло с ним за это время.
- Вы не похожи на человека, - Оливандер подозрительно прищурился, - который больше десяти лет провел в Азкабане.
Поттер развел руками.
- Я не знаю, что вам на это ответить. Я многого не помню из того, что происходило в тюрьме. Все урывками… Я чуть не умер, а может быть, и умер. Но моя магия…
Он поднял ладонь, на которой засверкали маленькие искры.
- Она всегда была рядом… Она меня спасала.
Оливандер некоторое время неотрывно смотрел на необычную магию, потом встал и быстро направился куда-то наверх. Вернулся он с небольшим предметом, завернутым в грязную тряпицу.
- Это… Парвати оставила мне на хранение. Она не объяснила, зачем оно нужно, но сказала, что это что-то очень важное, то, что поможет одолеть Темного лорда.
Гарри осторожно взял предмет и покосился на настенные часы.
- Сейчас мне уже пора уходить, - вздохнул он, - но я приду еще.
Оливандер хмуро кивнул и проводил гостя до двери.
- До встречи, мистер Поттер.
Он хотел захлопнуть дверь, но Гарри его остановил.
- Вы со мной? – спросил он, испытующе глядя на собеседника. – Или мне стоит прямо сейчас стереть вам память?
Оливандер едва заметно улыбнулся и покачал головой.
– Вы начали очень опасную игру, мистер Поттер… Ставка в которой - многие жизни и моя в том числе.
Гарри усмехнулся и отступил в тень.
- У вас есть время до полудня, - предупредил он. – Я приду, чтобы узнать ваш ответ.




Глава 8. Ночные прогулки

Гарри плотнее завернулся в плащ и быстрым шагом направился в сторону дома Гриндевальда. Джерри практически сразу присоединился к нему. Подбежав к хозяину, пес ткнулся мордой ему в ладонь, требуя заслуженной ласки.

— Ну что? На сегодня больше приключений не будет? — хмуро поинтересовался Поттер. — Надеюсь, что нет.

Он погладил питомца.

— Ты молодец. Жаль, что мы не смогли спасти Парвати, она могла бы многое нам рассказать… Конечно, Оливандер — это тоже хорошо, но, боюсь, он слишком осторожен и не станет рисковать своей никчемной жизнью.

Сверток, который отдал мастер волшебных палочек, неожиданно потяжелел.

— Хотя… я могу и ошибаться, — пробормотал Гарри, перекладывая свою в карман. — Пока не разберусь в том, что происходит, выводы делать не стоит.

Джерри носом подтолкнул его вперед.

— Да… Пора возвращаться.

Поттер, еще раз потрепав питомца по голове, двинулся дальше.

Они неспешно шли по пустынным улицам, заваленным кучками гниющих осенних листьев, и шаги гулко отзывались в тишине сонного города. Таинственные, серые, словно сгорбленные дома старого Лондона настороженно выглядывали из едва освещенной тусклыми фонарями ночи. Поблескивающие пыльные витрины магазинов то и дело выныривали из темноты, будто были привидениями. Все это нервировало, раздражало, заставляло подозрительно вглядываться в окружающие предметы. И, тем не менее, Гарри едва не пропустил момент, когда в одном из переулков мелькнул силуэт человека с палочкой.

— Stupefy!

Огонек заклинания метнулся в сторону Поттера, но тот успел увернуться и выхватить свою палочку.

— Expelliarmus!

Яркая вспышка на секунду осветила окружающие дома, но своей цели не достигла. Пока незнакомец не опомнился, Гарри метнул еще одно обезоруживающее и быстро нырнул за подвернувшийся мусорный бак, в который тут же попало ответное проклятие.

Оба противника замерли — ни один не решался напасть первым. Поттер осторожно выглянул из своего убежища.

— Что тебе надо?

Вместо ответа он услышал:

— Bombarda!

Гарри едва успел отскочить в сторону, как бак, за которым он прятался, разлетелся на мелкие кусочки. Раздумывать было некогда. Он упал на тротуар, спасаясь от еще одного неизвестного проклятия противника, которое, скорее всего, не несло в себе ничего хорошего и, заметив место, откуда оно было отправлено, метнул туда свое:

— Stupefy!

Раздался вскрик и шум падающего тела. Поттер секунду помедлил, ожидая нового нападения, и, когда его не последовало, быстро вскочив на ноги, бросился к противнику, распластавшемуся посреди улицы.

— Кто тут у нас? Lumos!

Огонек ярко вспыхнул на кончике палочки, освещая мокрый тротуар и лицо мужчины, лежащего на нем. Гарри узнал его сразу…

— Сразу три Малфоя в один вечер — это уже слишком, — пробормотал он, заклинанием связывая бывшего однокашника и приводя его в сознание.

Драко, лишенный возможности двигаться, раздраженно зашипел.

— Кто вы? — требовательно поинтересовался он.

Гарри удивленно изогнул бровь.

— А ты всегда нападаешь на незнакомых людей?

— Кто вы? — упрямо повторил Малфой.

Поттер покачал головой.

— Я думаю, что вопросы сейчас буду задавать я, — сообщил он, гася огонь и отступая в тень. — Итак, зачем ты напал на меня?

Малфой только недовольно поджал губы. Не дождавшись ответа, Гарри пожал плечами и продолжил допрос:

— Ты следил за мной?

Драко молчал.

Поттер недовольно покосился на часы, расположенные на одном из домов. Он понятия не имел, во сколько просыпается Гриндевальд, а рассвет уже был близок. К тому же Джерри опять куда-то исчез...

Гарри решительно направил палочку на поверженного противника.

— Так, Малфой, слушай меня внимательно!

Драко вздрогнул и удивленно вскинул голову.

— Мне некогда с тобой тут нянчиться, — жестко продолжил Поттер. — У тебя два варианта: либо ты мне сейчас четко и конкретно отвечаешь на вопросы, либо… я просто выбиваю у тебя все необходимые мне сведения, но тогда за твою жизнь и рассудок я уже не ручаюсь.

Малфой некоторое время хмуро вглядывался в лицо собеседника.

— Откуда вы меня знаете? — хрипло поинтересовался он, наконец.

Поттер вместо ответа медленно направил палочку на лоб бывшего слизеринца и вдохнул, готовясь произнести нужное ему заклинание.

— Не-ет! Подождите! — Драко бессильно застонал. — Да кто вы такой?! На чьей вы стороне? Что вы делали у Оливандера?

Гарри поморщился.

— Так, уже лучше… — вздохнул он. — Значит, ты следил за мной от дома Оливандера. И что же ты еще видел?

Малфой до крови прикусил губу.

— Ничего…

— Или слышал?

— Ничего!

Поттер раздраженно передернул плечами.

— Ты сам этого хотел. Legilimens!

Заклинание вошло точно в лоб противника, легко прорвало его мысленный блок и безжалостно вторглось в воспоминания. Оказалось, что Малфой просто пришел к Оливандеру и увидел, как Гарри выходит от него со свертком в руке, но, что самое интересное, бывшему слизеринцу нужен был именно сверток, а вовсе не тот, кто его нес, ведь там должна была быть...

Откуда-то из-за угла раздались негромкие голоса людей… Гарри немедленно опустил палочку. Драко свирепо смотрел на него.

— Я найду и убью тебя.

— Сначала найди, — усмехнулся Поттер. — Stupefy!

Малфой мгновенно отключился.

Гарри огляделся по сторонам, говорящие приближались. Бросив на Драко последний взгляд, он скрылся в ближайшем переулке. Однако не удержался и все же решил остаться и дождаться продолжения.

Вскоре голоса стали громче. Разговаривали двое мужчин.

— У моей дочери день рождения, а я даже не могу ее поздравить!

— Рон, ты же знаешь, что сейчас не лучшее время.

— Знаю и именно поэтому молчу.

— Сейчас ты болтаешь об этом безумолку. Куда могла деться Парвати?

— Симус, ты спрашиваешь это в пятый раз за последние полчаса. Не знаю! Может быть, осталась у Оливандера… мало ли что. Прекрати паниковать! Сам знаешь, у свихнувшегося мастера и твоей жены свои секреты.

— Она предупредила бы меня.

Гарри хотел выйти из своего укрытия, но внезапно почувствовал, что кто-то тянет его за плащ. Резко развернувшись, он увидел перед собой Джерри.

— Думаешь, пока не стоит?

Пес недовольно зарычал, все еще не выпуская ткань из зубов. Поттер кивнул.

— Хорошо, я никуда не пойду, — согласился он. — Но посмотреть-то мне никто не мешает. Правда?

Джерри обреченно вздохнул и улегся на тротуар, демонстрируя свое неодобрение поведением хозяина.

Тем временем, разговаривающие приблизились к месту, где лежал Малфой. Оттуда их уже можно было рассмотреть. Оба были одеты в длинные плащи, скрывающие их с ног до головы, но Гарри не сомневался, что это были именно они: его бывшие друзья, его одноклассники, с которыми он много лет жил в одной спальне Хогвартса. Выглянув из-за угла, он внимательно всматривался в силуэты, стараясь запомнить хотя бы очертания фигур.

В это время мужчины заметили лежащего Драко.

— Рон, смотри!

— Вижу.

— Это что? Малфой?

— Да.

— Что он здесь делает? Он мертв?

— Не знаю.

Рон и Симус подбежали к Драко.

— Он просто без сознания…

В голосе лучшего друга Гарри послышалось облегчение. Неяркая вспышка контрзаклинания на мгновение осветила узкий переулок. Малфой застонал и медленно повернулся на бок.

— Где он?

— Кто?

— Человек в плаще. Странный такой.

— Когда мы наши тебя, здесь никого больше не было.

— Он напал на меня.

— Чего хотел?

Драко помогли подняться на ноги.

— Не знаю, — хрипло ответил он. — Я следил за ним от дома Оливандера, он что-то нес в руках. Мне показалось, что это чаша…

— И ты, конечно же, решил ее забрать.

Малфой раздраженно оттолкнул помогающего ему человека.

— Я просто хотел проверить! Вдруг Оливандер предал нас?

На несколько секунд все трое замолчали.

— Мы не можем найти Парвати, — наконец, тихо сообщил Рон. — Возможно, что у Оливандера нет чаши, потому что она к нему не попала. Ты сможешь описать нападавшего?

Драко покачал головой.

— Он стоял в тени и был в плаще, но... Он очень худой, словно его не кормили много лет, кажется, у него длинные седые волосы, а еще глаза… странные такие…

Мужчины задумчиво переглянулись.

— Надо идти к Оливандеру, — твердо заявил Симус. — Он может знать, где Парвати. А заодно и про этого незнакомца спросим.

— Ага, так он и ответил. Он же нас на дух не переносит.

— Но попробовать-то стоит. Дамблдор не простит, если мы потеряем чашу.

Драко поморщился.

— Он и так нас не простит за то, что мы ее у твоей жены не отобрали.

— Я верю Парвати, — раздраженно прервал его Симус. — Она считала, что чаше лучше оставаться у Оливандера. Значит, так и должно было быть!

— А еще она утверждала, будто Поттер жив! В это нам тоже верить?

— Успокойтесь! — Рон поспешил встать между спорщиками. — Пойдемте к Оливандеру, там все решим.

Как ни странно, его послушались. Через минуту улица уже была пуста.

Джерри снова призывно потянул хозяина за плащ.

— Да, — задумчиво согласился Гарри. — Ты прав, нам пора…


* * *



Заснуть в эту ночь у Гарри так и не получилось, поэтому рассвет он опять встретил, сидя на подоконнике.

Сверток отданный Оливандером, был надежно упрятан под кровать и защищен несколькими заклинаниями. С ним Гарри решил разобраться позже, сейчас существовали намного более важные проблемы. Разложив перед собой новоприобретенные палочки, он пытался решить, что делать. Первой мыслью было просто использовать палочку с пером Феникса и надеяться на то, что Гриндевальд не заметит подмены. К сожалению, надежда эта была крайне призрачна, и Гарри это прекрасно понимал. Палочки слишком заметно отличались друг от друга. К тому же, вряд ли человек, который не побоялся подкупить охранников Азкабана и забрать себе имущество погибшего узника, не обратит внимания на то, чем колдует его помощник.

Возможно, Оливандер мог бы помочь, но прошедшая ночь оставила после себя слишком много вопросов. Гарри никак не мог понять, что происходит… кто на чьей стороне, кто против кого воюет. Судя по всему, противоположными сторонами были Волдеморт и Дамблдор, но тогда Парвати никак не вписывалась в эту схему, потому что она не доверяла ни тому, ни другому… Еще больше вопросов вызывала роль во всем этом Гриндевальда. Поттер уже успел понять: его шеф не станет ничего делать, если заранее не будет уверен: дело принесет ему пользу… А это значит, Гриндевальд что-то искал.

Больше всего Гарри боялся оступиться, сделать неправильный шаг и погубить себя. Он твердо решил: пока не узнает все, что произошло двенадцать лет назад, никому открываться не станет. Сейчас на его стороне была внезапность и неузнаваемость, и он собирался этим пользоваться.

Внезапный стук в дверь заставил его вздрогнуть и спешно закрыть собой палочки. Гриндевальд, войдя, окинул комнату внимательным взглядом.

— Мистер Паркер, вот ваше жалование, — он перебросил Гарри увесистый кошелек. — Я сейчас уезжаю. Буду к вечеру. Вы мне, вообще-то, нужны, но я оставляю вам сегодняшний день, чтобы вы могли приготовиться.

— Я буду готов, — кивнул Поттер.

— Не сомневаюсь…

Гриндевальд уже закрыл дверь, а Гарри все не решался двинуться с места. Только спустя несколько минут он, наконец, облегченно вздохнул и отошел от окна. Натянув плащ, Поттер спрятал палочки во внутренний карман и отправился за покупками.

При свете дня Косой переулок выглядел не лучшем образом. Шум, грязь, толкотня… Люди спешили куда-то по своим делам, затравленно озираясь по сторонам. У каждого наготове была палочка, а на языке, скорее всего, вертелась пара-тройка защитных заклинаний.

На Гарри сложно было не обратить внимания, и он постоянно ловил на себе настороженные взгляды, которые, впрочем, с успехом игнорировал. Пару раз ему встречались знакомые лица, но ни разу его не узнали. Пройдя по лавкам и закупив одежду, необходимую для вечерней встречи, он направился в книжный магазин.

«Флориш и Блоттс» неприветливо встречал посетителей пустой пыльной витриной. Поттеру сначала даже показалось, что лавка закрыта, но приглядевшись, он заметил, что внутри есть посетители.

Войдя, Гарри направился к стеллажам, расположенным вдоль дальней стены магазина. Раньше там находились учебники по ЗОТС, сейчас над полками невзрачными зелеными буквами значилось «Темные силы». «Заклинания по самообороне», «Магия темных сил», «Теория защиты и нападения»… Поттер быстро пролистал книги. Все они были ни о чем, Волдеморт не нуждался в сильных, умеющих защищать себя волшебниках, поэтому студентов Хогвартса обучали только самым простейшим и малодейственным заклинаниям.

— Вы не похожи на человека, который нуждается в учебниках…

Поттер удивленно обернулся на звонкий мелодичный голос. Перед ним стояла стройная, элегантно одетая девушка. Первым, что бросалось в глаза в ее образе, были темно-каштановые, с проблесками рыжего, волосы, а также пронзительные карие глаза, резко контрастирующие с неестественно белой кожей…

Гарри огляделся по сторонам: кроме него и незнакомки в этом отделе больше никого не было.

— Порой стоит освежить в памяти некоторые моменты школьной программы, — неохотно ответил он.

Девушка с интересом посмотрела на книги.

— В этом? — она с презрением поморщилась. — В этих учебниках вы ничего интересного не найдете. Единственное, о чем они могут вам напомнить, так это о том, что раньше образование было лучше.

Поттер нахмурился.

— Интересный вывод…

— Просто реальный.

— Не боитесь?

— Чего?

— Говорить подобные вещи в общественном месте.

Девушка усмехнулась.

— Нет…

Гарри слегка опешил, не зная, что ответить.

— Я, пожалуй, пойду, — пробормотал он, отступая к выходу.

Однако девушка последовала за ним.

— Вы даже не представитесь? — поинтересовалась она.

— Предпочитаю оставаться инкогнито, — натянуто улыбнулся Поттер.

— Жаль… вы очень интересная личность.

— Правда?

— Я вас никогда раньше не видела.

Они дошли до двери и остановились. Гарри поклонился собеседнице.

— Возможно, что никогда больше и не увидите, — уверил он. — Но мне приятно было пообщаться.

— Мне тоже. Если захотите продолжить наш разговор, я всегда к вашим услугам.

Девушка протянула Гарри узкую карточку и, таинственно подмигнув, скрылась за стеллажами.

Поттер огляделся, отметив про себя, что многие посетители магазина наблюдали за его разговором с незнакомкой. Люди с интересом рассматривали его, словно ожидая дальнейших действий. Гарри неспешно покинул магазин, прошел мимо нескольких домов и, только когда книжная лавка оказалась достаточно далеко, чтобы никто не мог его увидеть, посмотрел на карточку. Серебряные буквы блеснули на солнце.

«Астория Элен Малфой»

Гарри нахмурился.

— Интересно… — пробормотал он и, спрятав визитку в карман, поспешил к лавке Оливандера.


Глава 9. Лавка Оливандера

Дойдя до места, Гарри внимательно оглядел практически пустую улицу. Редкие прохожие быстро переходили от одного магазина к другому, постоянно оглядываясь по сторонам, словно боялись, что при свете дня на них могут напасть. Из толпы выделялись своим странным поведением лишь несколько магов. Они точно не были приспешниками Темного Лорда, которые ходили с гордо поднятой головой, не скрываясь и ничего не опасаясь. Скорее, наоборот, они будто прятались по темным углам улиц, пристально наблюдая за людьми.

Гарри заметил, что и на него обратили внимание. Как только он вышел из «Флориш и Блоттс», то буквально почувствовал на себе подозрительный взгляд. Гарри был уверен, что в этом виновата Астория Малфой, так невовремя решившая с ним поговорить.

Правда, пока никто не осмелился подойти, но Гарри был уверен, что эти люди от него теперь не отстанут. Слежка совершенно не входила в его планы, но на данный момент вариантов избежать ее не существовало. Он, на всякий случай, покрепче сжал палочку с пером феникса, лежащую в кармане плаща, и глубже надвинул капюшон, скрывая свое лицо.

Подойдя к магазину Оливандера, Гарри еще раз огляделся по сторонам и осторожно приоткрыл дверь, входя внутрь лавки.

Оказалось, что у старого мастера посетители: возле прилавка стоял высокий хмурый мужчина, показавшийся смутно знакомым, и испуганный курносый мальчик, чем-то напоминающий маленького Невилла. Сначала Гарри подумал, что это отец и сын, но быстро отмел эту мысль: уж очень непохожими они были.

Оливандер отвлекся на звон колокольчика и, увидев нового посетителя, уважительно поклонился ему. Гарри в ответ кивнул и отступил в сторону.

— Я подожду.

Стоящий возле прилавка незнакомец толкнул мальчика.

— Давайте уже быстрее! Мне еще этого, — он, скривившись, кивнул в сторону ребенка, — надо обратно в Хогвартс доставить.

— Да-да, — закивал старый мастер, — секундочку.

— Быстрее!

Гарри нахмурился.

— Попробуйте вот эту, — Оливандер протянул мальчику палочку. — Она должна подойти: лиственница и зуб дракона…

— Без разницы, — отмахнулся незнакомец и, выхватив палочку, сунул ее мальчику. — На, держи!

Ребенок нерешительно покосился на Оливандера, потом — на своего сопровождающего, явно опасаясь подвоха.

— Бери, тебе сказали! — рявкнул тот.

— Но, профессор, — малыш, почти плача, взял в руки палочку. — А если я не смогу?

— Тогда начинай придумывать последнее слово, — отрезал мужчина, которого назвали профессором. — Темный Лорд не потерпит сквиба в своей школе! А я не собираюсь терпеть, пока ты отнимаешь у меня время!

На глаза ребенка навернулись слезы. Гарри уже хотел было вмешаться, но в последнюю секунду передумал, решив понаблюдать. Мальчик дрожащими руками взял палочку и нерешительно взмахнул ею. Ничего не произошло.

— Все! — Профессор схватил мальчика за шиворот и приподнял. — Ты сломал свою палочку, и новой у тебя нет, идем к профессорам Кэрроу, они решат, что с тобой делать.

Ребенок заплакал.

— Нет, пожалуйста, нет, — он попытался вырваться, но ничего не получилось. — Пожалуйста! Я не ломал ее. Ее сломал…

— Я сказал! Пошли!

Оливандер быстро покосился на Гарри и выступил вперед. Было видно, что он предпочел бы не вмешиваться.

— Мистер Томас… — Гарри едва сдержал удивление, услышав имя незнакомца. — Прошу прощения, но можно я попробую еще одну палочку?

Дин Томас, сильно изменившийся с того времени, как Гарри видел его последний раз, прищурившись, осмотрел испуганно замершего мальчика.

— Не заслужил, — бросил он, направляясь к двери и толкая ребенка перед собой.

Пора было вмешаться, и Гарри решительно выступил вперед.

— Мистер Томас! — позвал он и, дождавшись, когда тот обернется, вежливо улыбнулся. — Мистер Томас, я думаю, Темному Лорду будет выгоднее иметь хорошего мага, а не бесполезного сквиба.

Томас недовольно нахмурившись, грозно шагнул к Гарри.

— А вы, простите, кто? — поинтересовался он. — И с какой стати вы думаете о том, что будет выгоднее Темному Лорду?

Гарри спокойно выдержал его натиск.

— Я верный слуга нашего господина. Как и вы, надеюсь.

— Что-то я не помню у него таких вот слуг.

— А вы знаете всех? — усмехнулся Гарри, гордо выпрямившись. — Ну, перестаньте. Вы же знаете, что этот мальчик способен колдовать. Зачем же его лишать такой возможности? Гораздо умнее будет дать ему шанс.

Дин поджал губы.

— Он магглокровка, — выплюнул он.

— Вы тоже.

Слова вырвались у Гарри прежде, чем он смог себя остановить. Томас стремительно побледнел и, оттолкнув от себя мальчика, выхватил палочку.

— С чего вы взяли?

— Слышал от Темного лорда, — нашелся Гарри.

— Мои родители… — Дин прервал сам себя. — Какая разница? Я доказал свою преданность Темному Лорду многими годами службы!

Гарри пожал плечами.

— Хорошо-хорошо, — кивнул он. — Но, может быть, этот ребенок станет для Темного Лорда столь же верным слугой?

Томас медленно опустил палочку.

— Кто вы?

— Гарольд Паркер, — заучено сообщил Гарри. — Я приехал из Америки, чтобы поддержать Темного Лорда. Остановился у Геллерта Гриндевальда, надеюсь, вы его знаете.

Он протянул руку для пожатия, но Томас ее проигнорировал. Хотя имя Гриндевальда на него явно произвело впечатление.

— Хорошо, мистер Паркер, — кивнул Томас. — Попробуем.

Он повернулся к Оливандеру.

— Дайте ему еще одну палочку!

Бледный мастер быстро кивнул и направился к полкам.

— Постарайтесь, мистер Оливандер, — крикнул ему вслед Гарри. — Эта палочка будет служить господину.

Оливандер кивнул и быстро вытащил один из ящичков. Потом ненадолго задумался, достал другой. Несколько минут рассматривал футляры и, все-таки выбрав первый, протянул его мальчику.

Малыш с надеждой посмотрел на Гарри и, получив от него одобрительный кивок, взял палочку. Взмах, и яркий сноп искр срывается с острого кончика.

В наступившей тишине голос Оливандера прозвучал неестественно громко:

— Ну вот! Вот и хорошо.

Дин злобно поджав губы, бросил на прилавок несколько монет.

— Все! Пошли! — Он схватил мальчика за руку и потащил его к выходу. — Прощайте, мистер Паркер!

— До свидания, мистер Томас, — усмехнулся Гарри.

Как только дверь за посетителями закрылась, Оливандер повернулся к Гарри.

— Еще раз приветствую вас, мистер Поттер. Прошу прощения за этот инцидент.

— Ничего страшного, — отмахнулся Гарри. — Сам виноват, что пришел раньше.

В это время где-то на улице пробили часы.

— Как видите, вы точны, — улыбнулся Оливандер.

— Я, как и смерть, предпочитаю приходить вовремя.

Гарри сам не понял, зачем это сказал. Скорее всего, события последних недель оставили на нем своеобразный отпечаток. А может, просто хотел припугнуть старого мастера палочек… Но произведенный эффект превысил все возможные ожидания: Оливандер отступил на шаг, резко побледнел, его руки затряслись...

— Странная шутка, — пробормотал он.

Поттер пожал плечами:

— Да, глуповатая, — согласился он. — Томас работает в Хогвартсе?

— Можно и так сказать! — Оливандер махнул рукой. — Хотя, правильнее было бы — прислуживает.

— Я думал, что Темный Лорд, придя к власти, уничтожит всех магглокровок.

—¬¬¬¬¬¬ Ну, Темный Лорд пока захватил еще не всю власть, — Оливандер прищурился. — Идет война, не забывайте.

— На данный момент я вижу, что всем управляет Волдеморт.

Оливандер слегка вздрогнул, услышав имя.

— Министерство, Аврорат, Хогвартс — все это было захвачено еще в первый год после вашего заключения, — тихо сообщил он. — Люди, потеряв веру в мальчика-который-всех-спасет, практически добровольно сдались на милость сильнейшего. Этому способствовало и то, что Дамблдор на некоторое время исчез.

— Куда? — тут же поинтересовался Гарри.

Оливандер пожал плечами:

— Никто не знает. Сразу после суда он не вернулся в школу. Учителя пробовали отбиваться, но… — мастер сглотнул. — Темный Лорд был сильнее, и Хогвартс перешел под его контроль. А за ним — Министерство и Аврорат. Захватив самые жизненно важные пункты, Темный Лорд провозгласил себя властелином всего... Если бы не вернулся Дамблдор, не собрал вокруг себя людей и не начал борьбу против, то так оно и было бы.

Гарри кивнул.

— Почти всех грязнокровок, — Оливандер запнулся, — всех магглокровок он либо убил, либо, стерев память и сломав палочку, изгнал из магического мира. Мистера Томаса должна была постигнуть та же участь, что и всех остальных, но он смог предложить Темному Лорду что-то, спасшее его.

Гарри недовольно поджал губы.

— И что? Кто он теперь?

— О! Конечно, он не профессор, — усмехнулся Оливандер, — но он работает с детьми из полукровных семей. Отыскивает их, приводит в Хогвартс и следит за тем, чтобы из них выросли достойные слуги Темного Лорда.

Гарри хмуро покосился на дверь.

— И много таких?

— Каких? — не понял Оливандер. — Предателей? Каждый второй из тех, кого вы знали. Я уже говорил вам, что не вмешиваюсь в происходящее и даже почти не интересуюсь им. Это Парвати рассказывала мне все это.

— Но…

Гарри вздохнул. О предателе Дине Томасе и прочих он еще успеет подумать, сейчас были задачи поважнее.

— Итак, мистер Оливандер, вы мне поможете? — поинтересовался он, пристально глядя в глаза старому мастеру.

Тот нервно сглотнул.

— Я… я постараюсь.

Но Гарри видел: Оливандером движет один только страх. Страх перед ним, Гарри, восставшим из мертвых и пришедшим мстить. А это означало, что если найдется нечто более ужасное, Оливандер может предать. Но сейчас выхода не было…

Гарри закрыл дверь и опустил занавеску. Достав палочку с пером Феникса и ту, что дал ему Гриндевальд, он положил их перед мастером.

— Это моя палочка, — сказал Поттер, указав на палочку с пером Феникса. — А эту мне дали. Чья она?

Оливандер внимательно посмотрел на обе палочки.

— Гибкая. Яблоня и струны дракона… — он задумался. — Сделана не мной, а значит, и куплена не у меня, мистер Поттер. Это творение Григоровича, у него надо спрашивать.

— Григоровича?

— Да, это великий мастер палочек... был. — Оливандер откашлялся. — Темный Лорд убил его около десяти лет назад, — он опустил глаза. — До этого Григорович в течение многих лет скрывался, прятался по лесам. Говорят, что последнее свое изделие он продал в тысяча девятьсот девяносто четвертом году. Так что бывший владелец этой палочки должен быть старше вас.

— Бывший? — заинтересовался Гарри.

— Да, бывший, — кивнул Оливандер. — Палочка была отнята у него в бою и поменяла хозяина.

— В каком смысле поменяла?

— В прямом, — мастер осторожно положил палочку на прилавок и, прищурившись, оглядел ее. — Вообще, у палочки странная аура, словно обожженная.

— То есть?

— Создается впечатление, что на палочку воздействовали сильнейшей магией, которая ее и повредила, — Оливандер удивленно покачал головой. — Я не знаю что это, мистер Поттер, но могу одно сказать точно: сила, которая смогла изменить ауру палочки, должна быть величайшей.

Гарри задумался, в голове у него вертелись сотни вопросов, но времени для удовлетворения своего любопытства было слишком мало. Убрав эту палочку в карман, он пододвинул свою ближе к мастеру.

— Вы сможете сделать так, чтобы внешне моя палочка стала выглядеть иначе?

Оливандер пристально посмотрел на него.

— Если я скажу, что нет, вы, конечно, не поверите.

— Разумеется, — кивнул Гарри. — Но вы ведь не скажите. Верно?

Он постарался вложить в свой голос как можно больше злости. Оливандер нервно отступил на шаг.

— Да, — нерешительно заявил он, наконец. — Я могу наложить на вашу палочку чары видимости. Но это сложно. Очень сложно.

Гарри уверенно кивнул:

— Сколько времени вам требуется?

Старый мастер внимательно оглядел палочку со всех сторон, еще раз попробовав ее гибкость.

— Полчаса.

— Делайте. И мне нужна еще одна, которая бы в точности копировала мою.

— Но…

— И учтите: чары должны быть достаточно сильны, чтобы их не снял даже Волдеморт.

Оливандер вздрогнул.

— Темный Лорд — великий маг, — нахмурился он.

Гарри почувствовал, как магия, реагируя на его раздражение, обжигает пальцы. Не найдя ничего лучшего, он направил ее на ряды палочек. Ближайший стеллаж с грохотом взорвался, разлетевшись в щепки, а коробки, лежавшие на нем, оказались разбросаны по всему полу.

— Итак?

Гарри угрожающе посмотрел на Оливандера. Тот мелко дрожал, перекладывая палочку из одной руки в другую.

— Я… я все сделаю, мистер Поттер, — пообещал он, наконец.

— Очень хорошо, — одобрил Гарри, усаживаясь на небольшой табурет, стоящий рядом с прилавком.

Больше получаса Поттер просидел, ожидая мастера. От нечего делать Гарри поднял с пола одну из коробок и, достав оттуда палочку, начал с ней играться. При помощи своей магии он то подбрасывал ее вверх, то выписывал ею на воздухе узоры, то просто заставлял летать по магазину.

Наконец, Оливандер вернулся. В руках он нес две палочки.

— Прошу вас, мистер Поттер, все готово.

Гарри по привычке потянулся к своей, но тут же почувствовал, что это не его палочка. Одобрительно кивнув, он взял в руки вторую и подозрительно оглядел со всех сторон. Знакомое тепло мягко разлилось по телу. Палочка стала темнее, на ней появились небольшие трещинки, изменилась рукоятка.

— Превосходно. Благодарю, мистер Оливандер.

Мастер быстро кивнул, косясь на изуродованный шкаф.

— Что-нибудь еще?

— Нет, — Гарри убрал палочки в карман. — Сколько я вам должен?

— Нисколько, — тут же ответил Оливандер. — Я дарю их вам.

Эта идея Гарри не нравилась, он не хотел быть никому ничем обязан. Поэтому, достав кошелек, он отсчитал ту же сумму, что недавно заплатил за палочку Томас, и положил деньги на прилавок.

— Благодарю за помощь, — натянуто улыбнулся Гарри, — сейчас мне необходимо срочно уйти. Но я зайду к вам потом. Позже.

И, не дожидаясь ответа, вышел. Однако, отойдя на несколько метров, он остановился и обернулся. Сквозь пыльное стекло было видно, как Оливандер вытирает со лба пот и устало подходит к креслу, чтобы поправить накидку. Внезапно старый мастер отшатнулся и едва не упал. Гарри не видел, чего же так испугался Оливандера, но готов был поспорить, что это была палочка, с которой он игрался, пока ждал.

Гарри нервно передернул плечом. Времени не было, поэтому развернувшись, он почти бегом направился на Гримаулд плейс.


Глава 10. Темный лорд

Войдя в дом, Гарри тут же наткнулся на домового эльфа, подобострастно взирающего на него.

— Мистер Паркер вернулся с прогулки. Что угодно, мистеру Паркеру? — затараторил он, низко кланяясь.

Гарри досадливо поморщился.

— Нет, Трини, ничего. Скажи только, где мистер Гриндевальд?

Трини забавно подпрыгнул на месте, словно ответить гостю для него было самой счастливой вещью на свете.

— Хозяин ушел, сэр, — сообщил он. — Хозяин приказал Трини проследить, чтобы вы были накормлены и ни в чем не нуждались, — эльф отвесил поклон.

— Да-да, — Гарри задумчиво кивнул. — Он не сказал, когда будет?

Трини затрясся.

— Нет-нет, мистер Паркер! Трини не смеет задавать хозяину подобные вопросы. Трини — хороший эльф.

— Тогда иди, отдыхай, — вздохнул Гарри. — Пока что ты мне не нужен.

Эльф мгновенно исчез.

Радуясь тому, что у Гриндевальда очень послушные слуги, Гарри быстро направился к гостиной, намереваясь положить поддельную палочку с пером Феникса в секретер, откуда он похитил оригинал. Однако, как только он коснулся ручки двери, рядом с ним тут же возник Трини.

— Что желает мистер Паркер? — как ни в чем не бывало, поинтересовался он, кланяясь.

Гарри прикусил губу.

— Я хотел… — он нахмурился, пытаясь придумать, зачем ему понадобилась эта комната, — отдохнуть в Гостиной.

Трини удивленно посмотрел на него, потом на дверь.

— Но это совершенно невозможно, — пискнул он. — Хозяин всегда закрывает Главную Гостиную, когда уходит. — Эльфс мольбой посмотрел на Гарри. — Может быть, мистер Паркер захочет отдохнуть в другой комнате?

— Нет, — Гарри отмахнулся. — Я пойду лучше переоденусь.

Эльф облегченно вздохнул.

Войдя в свою комнату, Гарри быстро вынул из кармана покупки, увеличил их и кучей свалил на кровати. Необходимо было быстро все разобрать, пока Гриндевальд еще не пришел. Перья, пергамент и прочие писчие принадлежности отправились в ящик стола. Мантии и другую одежду Гарри развесил в шкафу. Там же спрятал книги, укрыв их своей старой одеждой. Остались…

Гарри хмуро посмотрел на три палочки, лежащие на покрывале. Одну из них надо было вернуть в секретер, пока хозяин не обнаружил пропажи. Гарри никак не мог придумать безопасный способ проникнуть в гостиную, но что-то подсказывало ему, что сделать это надо в ближайшее время. Сейчас бы ему очень пригодился кинжал Сириуса, который открывал все двери. К сожалению, его конфисковали так же, как и все остальные вещи перед судом…

Где-то внизу послышались голоса: пришел Гриндевальд, и Тринки сейчас что-то ему объяснял. Решив, что поиском решений он займется попозже, Гарри быстро спрятал одну из палочек в шкаф, к книгам.

Как только он натянул на себя новую мантию, перед ним с громким хлопком возник Тринки.

— Мистер Пакрер, мистер Гриндевальд ждет вас в библиотеке.

— Уже иду.

— Я провожу вас, — заявил эльф. — Мистер Паркер не знает, где в доме находится библиотека.

Гарри подозрительно прищурился, решив, что эльф рассказал Гриндевальду о его попытке пробраться в гостиную, и тот приказал ему следить за гостем. Но Трини был все также предельно вежлив и внимателен.

Пройдя через весь дом, они спустились по длинной винтовой лестнице на первый этаж, а потом и в холодный, темный подвал. Гарри внимательно смотрел по сторонам, стараясь запомнить обратную дорогу и, одновременно, избежать каких-либо неприятностей.

— Библиотека мистера Гриндевальда! — объявил эльф, остановившись напротив стеллажа, уставленного древнего вида бутылками.

Гарри нерешительно нахмурился.

— Э-э, что я должен сделать? — поинтересовался он.

— Всего лишь пройти сквозь стену, — послышался приглушенный голос Гриндевальда. Тот явно развлекался. — Прошу, мистер Паркер. Не бойтесь.

Гарри понял, что стена была проходом, подобным проходу на платформе девять и три четверти на вокзале Кинг-кросс. Покрепче сжав палочку, он откашлялся и решительно направился на стену из бутылок. Секунда, и перед ним уже огромная библиотека, освещаемая одним лишь камином и парой свечей на нем. Стеллажи книг терялись в темноте, но Гарри не сомневался, что эта библиотека вполне могла бы потягаться в размерах с хогвартской.

—Впечатляет, не так ли?

Гарри удивленно вздрогнул, услышав голос у себя за спиной.

Обернувшись, он увидел Гриндевальда одетого в красивую темно зеленую мантию.

— Да, — признался Гарри. — Мне редко удавалось встретить подобное.

Гриндевальд кивнул:

— Не сомневаюсь, — он любовно провел рукой по старым потрепанным корешкам. — Здесь собраны самые редкие экземпляры. Их уже не найдешь даже в Великой Лондонской библиотеке. А у меня есть, — его глаза опасно блеснули. — Многие книги я буквально спас. Представляете, мистер Паркер, мне пришлось своими руками вытаскивать из огня историю Хогвартса.

Гарри вовремя успел остановить себя.

— Историю Хогвартса, — хмуро повторил он, делая вид, что рассматривает ближайшую к нему полку. — Это же школа, не так ли? Зачем она-то вам?

— А вы что-нибудь слышали о ней у себя там? В Америке?

Гарри закивал.

— Да, говорят, это великая школа.

Гриндевальд, вытащил толстый том, на обложке которого мелькнул герб Хогвартса.

— Это то, что осталось от великой школы, — злорадно усмехнулся он. — Вот эта старая книжонка и название. И все!

— Почему? — удивился Гарри.

— Потому что Дамблдор собственными руками уничтожил ее! Он, со своими идиотскими идеями, превратил Хогвартс в летний лагерь, наводненный магглокровками и полукровками и практически уничтожил систему обучения!

Гриндевальд отбросил от себя книгу, но она, вопреки всем законам гравитации, не упала на пол, а, подскочив, вернулась на полку.

— Сегодня, бродя по магазинам, я слышал, что Хогвартс в руках Темного Лорда, — осторожно сказал Гарри, всеми силами надеясь на то, что не разозлит Гриндевальда еще больше. Но тот, казалось, уже полностью успокоился. Его лицо вновь стало невозмутимым, а глазах появилась привычная холодность.

— Да, вы правы, — согласился он. — И Темный Лорд всеми силами пытается восстановить утраченное. Но во время осады школы пострадало очень многое, библиотека была разрушена и практически вся сгорела. Вы видите, то немногое, что я смог спасти.

Гарри вовремя сообразил, что от него ждут.

— Но разве вы не должны вернуть все это Темному Лорду? — горячо заговорил он, мысленно проклиная себя за эти слова. — Ему сейчас эти книги, наверное, необходимы!

Гриндевальд поднял руку, прерывая его.

— Мистер Паркер, — улыбнулся он. — Эти книги находятся здесь по его приказу.

Гарри застыл.

— Меня радует ваша преданность идеям Темного Лорда, — одобрил Гриндевальд. — Но, уверяю вас, он в курсе, и как только Хогвартсу перестанет угрожать опасность, я верну ему библиотеку в целости и сохранности.

Гарри собеседнику не очень поверил.

— Я вижу, вы переоделись, — заговорил тем временем Гриндевальд, внимательно оглядывая своего спутника. — Превосходно выглядите, — похвалил он. — Я начинаю вам завидовать.

— Спасибо, — Гарри учтиво поклонился.

Но Гриндевальд его уже не слушал. Подойдя к камину, он замер возле него.

— Я не просто так попросил вас прийти сюда, — объявил он, дождавшись, когда Гарри подойдет ближе. — Вы, конечно, можете приходить сюда и брать любые книги, какие вздумается, при условии, что читать их будете тут же. Но мы здесь не для этого, — он повернулся к серовато-желтому пламени и вытащил палочку. — Дело в том, что эта комната является единственной в доме, которая защищена всеми возможными способами и имеет прямой доступ к дому, где сейчас находится Темный Лорд. Вы приобрели себе палочку?

Гарри напрягся всем телом. Ему не очень понравилась идея о том, что Волдеморт находится где-то совсем рядом, и мог подслушать их разговор.

— Да, — хрипло произнес он, вытаскивая две палочки. — Я могу вам вернуть ту, которую вы мне одолжили.

— Прекрасно-прекрасно, — усмехнулся Гриндевальд, отмахиваясь. — Оставьте пока у себя. Поверьте, она вам может пригодиться.

Гарри, все еще хмурясь, спрятал одну из палочек во внутренний карман.

— За мной, — приказал Гриндевальд и стремительно шагнул в огонь.

Гарри, не дав себе времени задуматься, бросился следом. Дохнуло жаром, пламя объяло его всего на секунду, и вот он уже стоит прямо в центре небольшого каменного зала. Помещение было довольно большое, но из-за нескольких десятков людей казалось тесным. Высокие створчатые окна были надежно закрыты ставнями, на стенах, где видимо раньше висели картины, сейчас остались только светлые следы от их рам, в углах едва заметно поблескивала паутина.

— А-а, мистер Гриндевальд, — к ним подошел хмурый, неприятный на вид мужчина с бледным, длинным, искривлённым лицом. — Не ожидал вас здесь увидеть.

Гриндевальд поморщился так, словно испытывал к подошедшему глубочайшую неприязнь, но быстро справился с собой, вернув лицу непроницаемое выражение.

— Странно, Антонин, — он немного натянуто улыбнулся, — я был приглашен лично Господином.

— Он ничего об этом не говорил.

— А с каких пор он перед вами отчитывается?

Долохов хотел было еще что-то возразить, но в этот момент ему на глаза попался Гарри.

— А это еще кто?! — воскликнул он, выхватывая палочку.

Все быстро обернулись к ним. Гарри почувствовал, что на него направлено несколько десятков подозрительных взглядов. И он не сомневался, что каждый из присутствующих Пожирателей готовился заавадить его на месте.

— А, мистер Паркер! — Снейп стремительно подошел к ним с другого конца зала. Он приветственно кивнул Гриндевальду и обратился к Гарри. — Рад вас видеть.

— Взаимно, — выдавил из себя Гарри, все еще напряженно косясь на окружающих.

Снейп подхватил его под локоть и повернулся к Антонину.

— В чем проблема? — мрачно поинтересовался он. — Этот человек намеревается служить Темному Лорду.

— Да что ты? — злорадно усмехнулся один из зрителей. Этого человека Гарри знал: Эйвери практически не изменился за прошедшие годы. — А если к тебе на улице подойдет кто-нибудь из ордена Феникса и скажет, что он хочет служить Темному Лорду, ты тоже его сюда притащишь?

— Я его знаю.

В голосе Снейпа отчетливо звучала угроза.

— Если ты его знаешь, Северус, — прошипел Эйвери, — это еще не значит, что он не опасен, и его можно приводить на собрание приближенных. Я хочу знать, кто этот человек!

— Это мой личный помощник, — сказал Гриндевальд.

Гарри уже и не надеялся, что он что-то скажет. Гриндевальд все это время преспокойненько стоял рядом, ему явно нравилось наблюдать за происходящим.

— Он приехал издалека и собирается сражаться вместе с нами.

На толпу это заявление явно не подействовало. Но в этот момент среди темных мантий мелькнуло что-то светлое, и из-за спин Пожирателей вышла Астория Малфой.

— Что за шум? — поинтересовалась она, и тут же увидела Гарри. — Вы!

Гарри смущенно поклонился.

— Миссис Малфой, рад вас снова увидеть.

— Вот мы и встретились, — радостно заулыбалась девушка. — Вы так таинственны. Может, теперь представитесь?

— Гарольд Паркер, — заучено повторил Гарри. — К вашим услугам.

Казалось, появление юной Астории мгновенно разрядило обстановку. Толпа отступила и даже Эйвери, сделал несколько шагов в сторону, хотя все еще продолжал подозрительно коситься на Гарри.

— Мистер Гриндевальд, — Астория повернулась к Гриндевальду. — Вас так давно не было! Я уже начинала волноваться!

— Не стоило, моя дорогая, — отмахнулся Гриндевальд. — У меня было долгое путешествие.

— О котором вы, конечно, мне ничего не расскажите, — в глубине глаз Астории мелькнуло что-то хитроватое.

— К сожалению, — Гриндевальд развел руками. — Это поручение Темного Лорда.

От дальнейших объяснений его спасло появление самого Волдеморта. Он материализовался совершенно бесшумно, прямо посреди Зала, неподалеку от того места, где они стояли. Облик Темного Лорда совершенно не изменился с тех пор, как Гарри его не видел. Казалось, время над ним совершенно не властно.

Все Пожиратели немедленно приклонили колени. Гарри немного замешкался, но быстро опустился следом за всеми. Он не сомневался, что Темный Лорд успел его заметить, но опасался поднять глаза, чтобы удостовериться в этом. Гарри боялся, что Волдеморт мгновенно прочтет в них злость и ненависть, которые проснулись внутри него. Сердце бешено стучало, гоняя кровь по венам, уши заложило, и Гарри прослушал начало речи. Только немного успокоившись, он смог, наконец, услышать то, что говорил Волдеморт.

— …недоволен! — зловеще шипел тот. — Вы уже три месяца не можете изловить их! Джордан! Объясни мне, каким образом ты умудрился не просто упустить девчонку, но еще и потерять Макферсона?

Гарри не выдержал и покосился на неуверенно встающего человека. Да, это был Ли Джордан. Тощий, ободранный, усталый, лишенный своей обычной улыбки, но это был он. Гарри не верил своим собственным глазам: не мог лучший друг близнецов Уизли, быть Пожирателем смерти и безжалостным убийцей Парватти! Не мог!

— Мой Л..лорд, — Джордан мелко дрожал от нервного напряжения. — Я говорил вам, там были собаки. Много собак. Они напали на нас.

— Какие собаки?! — раздраженно воскликнул Волдеморт. — Ты волшебник! Зачем тебе палочка?

Джордан задрожал сильнее.

—Там… их было слишком много, — тихо, почти шепотом ответил он. — Кто-то натравил их на нас.

Лицо Волдеморта мгновенно вытянулось.

— Кто?

— Я… я не знаю, — казалось, Ли готов провалиться на месте. — Когда мы вернулись, там уже никого не было, кроме растерзанного Макферсона.

— Там были следы?

— Нет. Мы все проверили. Никаких следов аппарации или другого волшебства. Только собаки.

— Вы узнали, где сейчас находится чаша?

Ли опустил голову.

— Нет, мой Лорд…

— Плохо!

Волдеморт поднял палочку. Гарри ожидал, что он нашлет на Джордана круцио, но его не последовало. Вместо этого Темный лорд повернулся к Гриндевальду.

— А, Геллерт, ты вернулся. Надеюсь, с хорошими новостями?

Гриндевальд с достоинством поднялся, а Ли немедленно опустился на колени. Гарри показалось, что на секунду в лице Джордана мелькнуло выражение глубочайшей ненависти, но он вовсе не был уверен, что это не его собственное воображение сыграло с ним дурную шутку.

— Мой Лорд, — Гриндевальд поклонился. — У меня есть прекрасная новость! Я нашел для вас еще одного слугу.

Он подтолкнул Гарри, понуждая его встать. Волдеморт недовольно прищурился, но ответить не успел.

Внезапно пол содрогнулся, послышались крики заклинаний, и деревянные ставни взорвались, разлетевшись на мелкие щепки. В толпе стали появляться люди с палочками. Не теряя времени, они стали нападать на присутствующих.

Астория закричала. Гарри, действуя по наитию, бросился к ней, увлекая за собой на пол и тем самым спасая от проклятий пролетевших прямо у нее над головой. Только на полу он заметил, что кроме девушки, повалил еще и Волдеморта.

Темный Лорд что-то прорычал и, отбросив Гарри от себя, вскочил на ноги. Со всех сторон слышались заклинания. Гриндевальда нигде не было. Астория тоже словно испарилась.

— Expelliarmus!

Гарри почувствовал, что его палочка вылетела из рук. Подняв голову, он увидел, что ее держит…

— Сириус? — прошептал Гарри, не в силах справиться с собой при виде живого и здорового крестного.

В следующий момент он едва успел увернуться от заклятия оцепенения. Сириус его не узнал, и явно собирался захватить.

— Как ты смеешь называть меня по имени? — взревел он, пытаясь оглушить Гарри.

Но тот уже успел отойти от потрясения. Спрятаться в зале было некуда, и Гарри и быстро нырнул за ближайшего к нему человека. Это оказался Эйвери. Сраженный заклинанием он рухнул на пол.

— Stupefy!

Гарри вынужден был снова упасть на пол, чтобы избежать проклятия. Рухнув рядом с Эйвери, он почувствовал, что наткнулся на что-то твердое. «Палочка!» — вспомнил Гарри, поспешно вытаскивая палочку из кармана. К сожалению, она застряла.

Сириус, заметив его попытки, снова бросился в атаку.

— Levicorpus!

Гарри едва успел отпрянуть в сторону.

— Мы так и будем бегать! — закричал Сириус. — Выйди и сражайся, трус!

Пока он это говорил, Гарри успел вытащить палочку.

— Expelliarmus! — палочки: и его, и Сириуса оказались у него в руке.

Гарри с удивлением посмотрел на них, словно не ожидал, что все окажется так просто. Отбросив от себя палочку крестного, словно она обожгла его, он быстро нырнул в толпу, стремясь оказаться как можно дальше от этого места.

Уворачиваясь от заклинаний, Гарри пытался отыскать глазами Гриндевальда, чтобы узнать, что делать дальше. В этот момент он очень хорошо понимал, как ему не хватает знаний в аппарации. В какой-то момент он вынырнул из-за чьей-то спины и на всей скорости столкнулся с кем-то.

— Diffindo!

Боль пронзила все внутренности Гарри, она словно рвала его на куски. Он даже не успел закричать, мгновенно лишившись сознания.


Глава 11. Ближе...

Придя в себя, Гарри тут же попытался вскочить, чтобы продолжить сражение. Но не смог этого сделать, оказалось, что его надежно держат сильные заклинания. Ожидая самого худшего, он с трудом приоткрыл, мгновенно заслезившиеся, глаза. И только поняв, что лежит в теплой постели, накрытый мягким пуховым одеялом, а вовсе не в кандалах где-нибудь в подземелье, немного успокоился.

Комната была небольшая и уютная. Сквозь приоткрытые шторы проникал яркий солнечный свет. Диковинные цветы с красивыми голубовато-сиреневыми бутонами украшали подоконник, большой старинный шкаф и секретер. На стенах висели волшебные картины, изображающие отдыхающих волшебников.

— Вам у нас нравится?

Гарри вздрогнул, услышав мелодичный голос Астории. Осторожно повернув голову в другую сторону, он увидел, что девушка сидит в кресле рядом с его кроватью. На коленях у нее лежала небольшая потрепанная книга, недовольно шелестящая страницами из-за того что о ней незаслуженно забыли.

— Ммм, — Гарри задумался, пытаясь понять, что происходит. Судя по всему, он был в доме Малфоев. Иначе, откуда еще могла взяться жена Драко. Хотя… Он решил отложить пока свои догадки. — Очень мило.

— Хотите пить?

Гарри покачал головой.

— Что случилось? — поинтересовался он.

Астория заботливо поправила на нем одеяло, как бы случайно дотронувшись до щеки. Руки у нее были мягкие и теплые.

— Вы бросились под заклинание, чтобы защитить Господина. — гордо сообщила она. — Вы — герой.

— Но, — Гарри показалось, что голова у него сейчас лопнет от тысяч мыслей одновременно возникших в ней. Он глубоко вдохнул, стараясь взять себя в руки. — Кто это был? Кто напал на нас? Что с ними стало?

— Это были фениковцы — люди Дамблдора, — тихо пояснила Астория, крепко стиснув книжку. Было видно, что она сильно недолюбливает всех врагов Темного лорда. — Вы же знаете, кто такой Дамблдор?

Гарри кивнул, стараясь выглядеть таким же недовольным, как его собеседница.

— Да, я слышал.

— Предатели крови, магглолюбцы и простое отрепье, — брезгливо поморщилась девушка. — Видимо, они как-то узнали, что состоится совет и решили воспользоваться моментом. Такого уже очень давно не было. Господин в бешенстве. К счастью, практически никто сильно не пострадал. И вы своим потрясающе смелым поступком дважды защитили Темного лорда.

Астория снова заулыбалась. Почему-то Гарри казалось, что она очень редко улыбалась, и это было ей не свойственно. Он не сомневался, что нравится девушке и понимал, что это играет ему на руку.

— А наши противники? — Гарри задержал дыхание, ожидая ответа.

— К сожалению, они тоже практически все скрылись, как только поняли, что сила не на их стороне, — Астория раздраженно пожала плечиками. Гарри уже облегченно вздохнул, когда она внезапно продолжила. — Но нам удалось захватить парочку, их сейчас допрашивают.

Гарри уже хотел спросить кого именно, но вовремя вспомнил, что не должен знать этих имен. А потому постарался как можно спокойнее спросить.

— А когда мне разрешат встать с постели? Я себя прекрасно чувствую.

— Неужели, вам так не интересно мое общество? — слегка обиженно фыркнула Астория.

Гарри сразу понял, что допустил ошибку и поспешил ее исправить.

— Нет-нет, — уверил он. — Вы прекрасны, и ваше общество мне приносит только удовольствие, но... — он прищурился. — Я приехал, чтобы сражаться за Темного лорда, а не лежать в постели.

Астория некоторое время молчала.

— Господину нужны такие верные люди, — неожиданно серьезно заявила она, мгновенно становясь холодной и высокомерной. — Я сейчас спрошу можно ли снять с вас заклинания...

И быстро вышла из комнаты. Проследив за ней взглядом, Гарри хотел уже дать волю эмоциям, но вовремя заметил легкое движение на стене. Картина, изображающая светлокожего седого волшебника, уже замерла, но Гарри не сомневался, что за ним следят. Поэтому, проклиная про себя заклинания, не позволяющие ему двигаться, он ожидающе уставился на дверь.

Ждать пришлось долго. Гарри успел придумать сотню возможных вариантов развития событий, когда дверь наконец-то отворилась, и в комнату вошли Астория и Волдеморт. Темный Лорд взмахнул палочкой, и заклинания, сдерживающие Гарри мгновенно исчезли, Гарри тут же попытался встать.

— Господин… — прошептал он, изображая уважение и страх и давя в себе ненависть.

— Не вставайте.

Гарри все равно вскочил и опустился на колени. Волдеморт, судя по всему, воспринял его поведение, как должное. Но на самом деле, Гарри так было проще спрятать глаза. К тому же, находясь как можно дальше от кровати, он чувствовал себя свободнее.

— Прощу прощения, что обездвижил вас, — продолжил Волдеморт, внимательно рассматривая Гарри. — Последнее время вокруг меня очень много предателей и, даже несмотря на то, что вы дважды доказали, что достойны доверия, я предпочел перестраховаться.

Гарри смиренно кивнул.

— Как пожелаете.

На некоторое время в комнате повисла тишина.

— Поднимайтесь, — произнес, наконец, Волдеморт. — Нам необходимо переговорить, а я предпочитаю видеть глаза собеседника, а не его затылок.

Этого-то Гарри и боялся. Но делать было нечего. Выпрямившись и, заставив все свои эмоции замереть, как когда-то делал это в камере Азкабана, чтобы спасти их от дементоров, он встал. Их взгляды с Волдемортом мгновенно встретились. На долю секунды Гарри показалось, что Темный Лорд смог проникнуть в его сознание и сейчас убьет его, но он быстро понял, что это не так.

Волдеморт наколдовал пару высоких кресел и повернулся к Астории.

— Принести нам чаю, — мягко попросил он.

Гарри даже не поверил, что этот голос мог принадлежать одному из жесточайших убийц мира. Стараясь скрыть свое удивление, он отошел к своему креслу, сделав вид, что изучает его.

— Конечно, мой господин, — Астория почтительно поклонилась и вышла из комнаты.

— Присаживайтесь, — настойчиво повторил Волдеморт. — Разговор может затянуться.

Гарри послушно сел. Прятать глаза от собеседника было невозможно, поэтому он мысленно отбросил все эмоции и посмотрел ему в лицо.

— Благодарю…

Темный Лорд кивнул.

— Замечательно, прошу вас представьтесь, а то мы не успели по-настоящему познакомиться на Совете, а я хотел бы знать о своем спасителе все.

Гарри никак не мог отделаться от ощущения, что идет по краю пропасти и вот-вот может сорваться. Это ощущение, однако, неожиданно успокоило его. Сердце билось ровно и спокойно, мозг думал четко и ясно, эмоции исчезли, оставив только расчет и что-то вроде уверенности.

— Меня зовут Гарольд Паркер, — собственный голос показался Гарри сейчас чужим. — Я приехал недавно из Америки, лелея надежду о том, что смогу когда-нибудь присоединиться к вам, мой лорд. К сожалению, сразу по прибытии, на меня напали бандиты, и моя палочка была сломана. В небольшой деревушке на окраине Британии я встретил мистера Гриндевальда, и попросился к нему на службу.

Волдеморт слушал внимательно. Гарри не сомневался, что он уже слышал эту историю от самого Грендевальда и теперь хочет сравнить версии, посмотреть не оступится ли кто-то из них.

— Он принял меня, и вот я здесь, — закончил Гарри.

— И вы настолько хотите служить мне, что вчера бросились под заклинание, чтобы спасти?

Гарри растерялся, не зная, что ответить.

— Да, — тихо сказал он, наконец.

— Впечатляет, — одобрил Волдеморт. — Геллерт мне так и не сказал, почему решил взять именно вас. Но теперь я начинаю догадываться…

— О, возможно, тут нет ничего особенного, — усмехнулся Гарри, слегка успокаиваясь. — Я был единственным волшебником в округе.

— Даже если бы вы были единственным на свете волшебником, Геллерт Гриндевальд взял бы вас на службу, только в том случае, если вы не обладаете какими-то очень необычными навыками и мастерством. — шипяще продолжил Волдеморт. — Уж я-то его знаю.

Гарри вовремя сообразил, что он обратился к нему на серпентаго, и изобразил непонимание.

— Что? Простите, мой лорд..

— …Северус утверждает, что у вас потрясающие способности к колдомедицине, — продолжил Вольдеморт, как ни в чем не бывало.

Гарри напрягся, про Снейпа то он и забыл.

— Да, — поспешно кивнул он. — Я изучал колдомедицину.

— Профессионально?

— Нет-нет, на уровне книг и интуиции.

— И насколько хорошо?

— Ну… кое что, — неохотно ответил Гарри. Отпираться было бессмысленно, Снейп, скорее всего, уже рассказал о своем чудесном спасении.

Волдеморт нахмурился.

— Не прибедняйтесь, — сурово сказал он. — Излишняя скромность тут ни к чему. Особенно, если вы все еще хотите служить мне. Северус сказал, что вы колдовали без палочки.

— Да, некоторые заклятия медицины получаются у меня без палочки.

— Замечательно…

Волдеморт одобрительно кивнул и Гарри слегка расслабился. За время этого короткого допроса он ни разу не решился отвести глаза и подумать о чем-то, кроме выдуманной легенды.

Положив локти на подлокотник, и соединив кончики пальцев вместе, Волдеморт поинтересовался.

— И что? Там… откуда вы приехали, много волшебников, которые меня поддерживают?

Гарри запнулся всего на секунду.

— У нас мало, что известно о происходящем в этой части континента, — осторожно сообщил он. — Мы получаем новости с большим опозданием. Сами понимаете, расстояние не маленькое. Но мои родители говорили, что вы — самый великий маг в мире, и воспитали во мне почтение к вашим учениям. Ваши идеи уничтожения маглорожденных и превосходства чистой крови всегда интересовали меня. Поэтому, как только я смог, собрал вещи и отправился сюда.

— Хорошо, — одобрил Волдеморт. По его лицу совершенно невозможно было понять: поверил он или нет. — Очень похвально. Мне было бы очень интересно узнать о том, как живут на других континентах.

Гарри уже придумывал, как бы отвертеться от неудобного вопроса, но его спасло появление Астории. Она практически беззвучно вошла в комнату, перед ней по воздуху плыл большой поднос с чашками, небольшим фарфоровым чайником и вазочкой, в которой лежали какие-то сладости.

Волдеморт тут же наколдовал небольшой столик, на который Астория и опустила поднос.

— Желаете ли еще что-нибудь, мой господин?

Волдеморт отмахнулся.

— Нет, Астория. Спасибо.

Девушка, едва заметно улыбнулась, отошла в сторону. Волдеморт взял две чашки, наполнил их чаем и протянул одну Гарри.

— Я как раз говорил мистеру Паркеру о том, что если он хочет служить мне, ему еще придется доказать, что он способен на это.

Рука Гарри дрогнула, и он едва не разлил горячий чай. Астория удивленно вскинула брови.

— Но разве он не доказал это, когда бросился вместо вас под заклинание?

Волдеморт оценивающе посмотрел на Гарри.

— Я готов служить вам, — поспешил сказать тот.

В комнате повисла напряженная тишина.

— Хорошо… — произнес, наконец, Темный Лорд, отпивая из своей чашки. — Я обещал Геллерту, что не стану отбирать вас у него насовсем. Он не отел бы остаться без помощника. Но я готов посмотреть, на что вы способны.

— Все что прикажете, — спокойно ответил Гарри, стиснув чашку так, что казалось она вот-вот разобьется.

— Тогда я хотел бы, чтобы вы помогали Северусу лечить раненых. К сожалению, найти хорошего колдомедика сейчас очень сложно, а если уж у вас к этому есть талант…Глупо не воспользоваться ситуацией. Согласны?

Гарри готов был к чему-то подобному. Он и не ожидал, что Волдеморт вот так прям сразу возьмет его на задание и посвятит в свои тайны. Естественно, он захочет немного понаблюдать за своим новым подчиненным, оценить его силы и проверить верность.

— Конечно.

Волдеморт отставил чашку в сторону.

— Прекрасно, тогда я свяжусь с вами через Геллерта.

— Как скажите, мой лорд.

Но Волдеморт последних слов Гарри уже не услышал. В это время он уже вышел из комнаты.

— Наш Господин очень умен, не так ли?

Гарри едва не вздрогнул, услышав мягкий голосок Астории. Она стояла позади кресла Волдеморта, и ее легко было не заметить.

— Еще чаю? — поинтересовалась она.

Гарри покачал головой.

— Нет, спасибо, — поблагодарил он. — У вас прекрасный чай, но я хотел бы найти мистера Гриндевальда и обрадовать его новостями.

Астория слегка нахмурилась.

— Жаль, я надеялась, что вы еще немного скрасите мое одиночество.

— Я с удовольствием, — уверил ее Гарри. — Но…

— Но дела Господина важнее, — кивнула Астория, взмахом палочки убирая поднос с чашками и лишние кресла. — Что же… вы, безусловно, правы. Прошу вас, одевайтесь, я провожу.

Гарри огляделся. Он был практически полностью одет. Его плащ висел на спинке кровати, ботинки стояли рядом. Но палочек нигде не было.

— А моя палочка? — с беспокойством спросил он.

— Ваши палочки у мистера Гриндевальда, — прохладно ответила Астория. — Он забрал их сразу после боя.

Эта новость не обрадовала Гарри, он не был уверен, что Гриндевальд не решит проверить палочки своего помощника. Вероятность того, что он сможет снять заклинание наложенное Оливандером на палочку с пером Феникса была очень высока.

— Но как же я доберусь до дома?

— Мистер Гриндевальд ждет вас внизу, — ответила Астория. — Он помогал Северусу лечить вас.

Гарри нахмурился.

— Я готов, — поспешил объявить он, мечтая как можно скорее взять в руки свою палочку.

Астория внимательно оглядела его.

— Ну что же… пойдемте. — она приглашающе махнула, предлагая ему следовать за собой. — Это недалеко.

Они быстро вышли из комнаты, спустились по лестнице, и вскоре вышли в широкий светлый коридор. Идя вдоль стен, завешенных разнообразными картинами и портретами, Гарри невольно ловил на себе заинтересованные взгляды их обитателей. Он старался не обращать на них внимания, но ощущения слежки сопровождало его всю дорогу.

На одном из поворотов они едва не столкнулись с двумя Пожирателями, тащившими что-то по полу. Приглядевшись, Гарри с ужасом обнаружил, что это Сириус.

— Вы опять портите мне ковры! — раздраженно воскликнула Астория.

— Прошу прощения, миссис Малфой, — пробасил один из Пожирателей, в котором Гарри узнал бывшего своего одноклассника Гойла.

— Надеюсь. Куда вы его тащите?

— В подземелья.

— Тогда используйте магию, болваны, — возмутилась Астория. — Вам еще через весь дом идти!

Гойл что-то заворчал, но послушно достал палочку.

— Никаких мозгов, — поморщилась Астория и быстро направилась дальше.

Гарри молча шел следом.

Ему казалось, что они прошли уже все возможные коридоры, когда он, наконец, увидел Гриндевальда. Тот стоял в одной из гостиных, возле большого камина, и с отсутствующим выражением лица читал книгу в потрепанной обложке.

— Возвращаю вам вашего помощника, мистер Гриндевальд, — гордо объявила Астория, входя вслед за Гарри.

— Это радует, — хмуро уверил Гриндервальд. — Как себя чувствуете, мистер Паркер?

Гарри заметил, что пренебрежение ее персоной Астории не понравилось.

— Отлично, — поспешил уверить он. — Мы можем отправляться домой.

Гриндевальд, словно не очень доверяя его словам, быстро оглядел его с головы до ног и только после этого протянул Гарри его палочки и небольшую горстку порошка.

— Вернемся через камин, прямо в библиотеку, — пояснил он. — Так быстрее.

Гарри послушно кивнул и повернулся, чтобы попрощаться с Асторией, но той уже не было. Она словно испарилась.

— Очень симпатичная девушка, не так ли? — улыбнулся Гриндевальд.

Гарри пожал плечами и повернулся к камину и бросил в огонь порошок.

— Гриммаулдплейс, 5, — громко проговорил он, вступая в пламя.

Через секунду он уже стоял в библиотеке дома Гриндевальда


Глава 12. Связи...

Старый, угрюмый дом неожиданно показался приветливым и уютным. Облегченно выдохнув, Гарри отступил в сторону, пропуская появившегося следом Гриндевальда.

— Приятно оказаться дома, не так ли, мистер Паркер? — безмятежно поинтересовался хозяин дома, жестом отпуская домового эльфа. — Здесь намного безопаснее… согласитесь.

— Что? — запнулся Гарри. — Не понимаю, о чем вы...

Гриндевальд небрежно отмахнулся.

- Я очень уважаю нашего Господина, мистер Паркер, — уверил он спокойным, ровным голосом. – Возможно больше всех, просто потому, что знаю о нем такие вещи, которые больше не знает никто. Он один из самых великих и могущественных волшебников этого мира, его жизнь непредсказуема, и эта непредсказуемость благодаря его неординарной силе распространяется на все вокруг, включая тех, кто находится рядом. Это закон природы: более слабая особь интуитивно понимает, что рядом кто-то сильнейший, и у нее возникает естественное желание избежать опасности.

Гарри промолчал. Все еще не понимая куда клонит Гриндевальд, он опасался сказать что-нибудь не то и разрушить слабое взаимопонимание возникшее между ними. Однако, повисшая тишина тоже никак не способствовала его укреплению.

— А вы молодец, — одобрительно улыбнулся, наконец, Гриндевальд.

Гарри растерянно улыбнулся, поспешно отступая в тень, туда где его лицо не было бы видно собеседнику.

— Меня ранили, — хрипло напомнил он, надеясь, что голос звучит хоть немного расстроенным. – Я не смог захватить ни одного врага Темного лорда, да даже ранить никого не сумел. За что вы меня хвалите?

Гриндевальд нахмурился.

— Вы переигрываете, мистер Паркер, — строго заявил он.

Гарри всем телом напрягся, а его рука непроизвольно дернулась к карману, где лежали палочки. Гриндевальд, естественно, это движение заметил.

— О! Перестаньте, мой друг, — он едва заметно улыбнулся. – Мы ведь оба с вами знаем, что теперь, когда вы спасли Темному лорду жизнь и навеки связаны с ним долгом этой самой жизни, вы в один момент оказались к нему ближе, чем кто бы то ни было, — он сделал небольшую паузу. — Мне, правда, не совсем понятно, зачем вы сейчас передо мной разыгрываете этот спектакль. Но некоторые мои наблюдения за вашими эмоциями и поведением позволяют мне сделать вывод о вашем недоверии к моей персоне…

С трудом вникнув в смысл сказанного, Гарри замотал головой.

— Нет-нет. Уверяю вас, что никогда не забуду того, чем вам обязан. Но… — он замер, не в силах придумать достойного объяснения своему поступку. – Но я еще сам не до конца осознал все, что произошло сегодня. Все случилось так неожиданно.

— Плохо, мистер Паркер, — вздохнул Гриндевальд. – Я вам снова не верю.

Напряжение в комнате снова возросло. Тысячи разных отговорок вертелись в голове Гарри, но ни одна из них не была достоверной настолько, чтобы убедить хитрого и умного Гриндевальда. Это была проверка. Очень важная и значимая проверка, от которой зависело их дальнейшее сотрудничество. И Гарри это отлично знал. Глубоко вздохнув, он выпрямился и посмотрел прямо в глаза собеседника.

— Я помню все, что вы для меня сделали, мистер Гриндевальд. Уверяю вас, чтобы не случилось, и какой бы не была моя дальнейшая судьба, я всегда буду вашим самым преданным слугой.

Гриндевальд слегка прищурился:

— Почему?

— Потому что ваше могущество мне кажется намного большим, чем могущество Темного лорда, — на одном дыхании заявил Гарри. — Все что я вижу вокруг, — он выразительно обвел взглядом огромные полки с книгами теряющиеся в темноте потолка. — Все что с нами произошло в последнее время, все что я узнал, все это свидетельствует о величии, достойном преданного служения ему.

Горячая речь видимо произвела должное впечатление. Хотя Гарри не был уверен, что ему поверили, в комнате стало значительно уютнее.

— А как же Темный лорд? — поинтересовался Гриндевальд. — Вы же приехали ради того, чтобы служить ему.

— Я буду служить Темному лорду, если вы мне это позволите, — в порыве артистических чувств Гарри опустился на колено и достал палочку. – Если хотите, я могу принести вам магическую клятву.

Гриндевальд вздрогнул и резко отшатнулся. Гарри с ужасом понял, что чувствует, как по чужой коже пробегают мелкие мурашки, заставляющие позвоночник судорожно выпрямиться. Ощущение длилось не больше нескольких секунд, но оставило после себя неприятный озноб. Гриндевальд быстро взял себя в руки и хрипло спросил:

— О чем вы хотите принести клятву, мистер Паркер?

— О том, что буду всегда служить вам, — Гарри небрежно пожал плечами. – Это было бы достойным доказательством того, что мне можно доверять.

Гриндевальд на секунду задумался.

— Нет, мистер Паркер, — уверенно покачал он головой. – Не надо. Любая клятва, а тем более произнесенная магом, очень опасна. Я не хочу быть связан с кем-то подобными узами. К тому же мой отказ будет достойным доказательством того, насколько сильно я вам доверяю.

Они снова ненадолго замолчали. Гарри уже придумывал, как бы ему скорее попрощаться, чтобы подняться в свою комнату, когда Гриндевальд вздохнул и с грустной улыбкой продолжил.

— Вы правы, мистер Паркер. Вы приехали, чтобы сражаться за Темного лорда, и конечно же будете это делать. Однако, я смею надеяться, что вы не забудете того человека, который помог вам осуществить свою мечту. Как вы видели, я приближен к Темному лорду, он мне доверяет и даже уважает. Не буду сравнивать наши с ним силы и могущество, оставлю это на ваше усмотрение, но смею надеяться, что имею достаточно влияния на положение в обществе. Буду с вами откровенен, так уж получается, что я очень занят и редко могу посещать приемы Господина, а потому очень надеялся на то, что вы сможете держать меня в курсе дел. Уверяю вас, ни одна из наших бесед не выйдет за пределы этого здания. Я же в свою очередь обещаю вам всяческую помощь и поддержку. Как вы правильно заметили, в некоторых вещах я немного опережаю Темного лорда.

Гарри облегченно выдохнул.

— Конечно, я буду держать вас в курсе! Я и не собирался ничего скрывать.

— Вот и хорошо, — одобрительно кивнул Гриндевальд. — А теперь я думаю, нам обоим нужно выспаться, — он направился к выходу. – Как попасть в эту комнату вы знаете, можете пользоваться ею сколько захотите.

— Спасибо, — Гарри повернулся к стеллажам. – Я, пожалуй, возьму что-нибудь почитать на ночь.

Ему уже никто не ответил.

Убедившись, что Гриндевальд ушел, Гарри быстро нашел полку с книгами по аппарации, схватил первую попавшуюся и быстро поднялся к себе в комнату. Закрыв дверь на ключ, он засунул книгу в карман и открыл окно. Джерри уже ждал его внизу, приветливо помахивая хвостом. Увидев хозяина, он радостно заурчал, но Гарри поспешил прервать его.

— Тихо, Джерри, — прошептал он. – Не разбуди кого-нибудь.

Пес обиженно фыркнул, но урчать перестал. Спрыгнув на тротуар, Гарри запахнулся в плащ.

— Пошли, Джерри, нам надо найти место, где можно было бы попрактиковаться и не рисковать при этом быть замеченным.

Словно поняв, что сейчас надо быть серьезным, пес тихо засеменил рядом с хозяином.

Бесшумно крадясь по пустынным улицам Лондона, Гарри размышлял о разговоре с Гриндевальдом. Джерри довольно семенил рядом, то и дело с обожанием посматривая на хозяина.

Возле одного из поворотов пес внезапно повернул. Гарри едва успел заметить, куда именно делся его питомец.

— Стой! Ты куда?

Джерри уже успел скрыться за следующим поворотом. До Гарри донесся только его призывный лай.

— У меня мало времени! Стой!

Раздраженно пнув ногой мусорный бак, Гарри тем не менее направился следом. Джерри вел его по темным, грязным улицам, уводя все глубже и глубже в самые неблагоприятные районы города. Решив, что пора побеспокоится о своей безопасности, Гарри достал палочку.

Джерри свернул в узкий переулок заканчивающийся глухим тупиком и уселся на тротуар ожидая запыхавшегося хозяина.

— И что? — Гарри внимательно осмотрел кирпичную кладку стены. — Куда ты меня притащил? Что на этот раз?

Джерри призывно подтолкнул его вперед.

— Ходить сквозь камень я не умею, — мрачно напомнил Гарри. — Ты понимаешь, что отнимаешь у меня время, которого и так очень мало.

Джерри жалобно заскулил, но упрямо продолжал толкать хозяина по направлению к стене.

— Хорошо-хорошо, — Гарри легонько оттолкнул от себя мокрую морду. — Давай посмотрим, что тут можно сделать. Там ведь что-то есть? За ней?

Не обращая внимания на радостно залаявшего пса, он осторожно пробежал пальцами по кирпичам. Все камни были одинаково холодными, пыльными и грязными, ничем не отличающимися друг от друга. Досконально исследовав каждый кирпичик, Гарри отступил и, подняв палочку, прошептал:

— Алохомора...

Заклинание на мгновение осветило тупик, кирпичи вспыхнули по краям, но стена никуда не делась.

— Что-то тут не так, Джерри, — вздохнул Гарри. — Я верю, что за стеной находится что-то очень важное и интересное, но боюсь, что моих знаний не хватит, чтобы пройти внутрь.

Как только он это договорил, в конце проулка послышались тихие шаги. Гарри быстро скользнул в небольшую выемку в стене. Джерри послушно улегся у его ног.

Из темноты показалась маленькая фигурка оказавшаяся мальчиком лет двеннадцати-четырнадцати. Затравленно оглядываясь по сторонам и вздрагивая от каждого громкого звука, он бегом добрался до стены. Остановившись возле нее, он начал что-то спешно искать в кармане дрожащими руками.

— Ну же! Да где же ты, блин!

И прыгнул в тень, словно испугавшись звука своего собственного голоса. Джерри недовольно зарычал, и Гарри предупреждающе погладил его по голове.

Тем временем мальчик, видимо, придя немного в себя, достал из кармана волшебную палочку и направил ее на стену.

— Гарри Поттер!

Гарри вздрогнул, услышав свое имя, но быстро взял себя в руки. Внимательно прищурившись, он наблюдал за тем, как камни исчезли, и вместо них появился узкий, уходящий куда-то под землю проход, освещенный редкими факелами. Мальчик, бросив последний испуганный взгляд на переулок, скользнул в него, и стена вернула свой неприступный вид.

— Забавно, — пробормотал Гарри, подходя к стене и оглядывая ее с усиленным вниманием. — Они используют в качестве пароля мое имя.

Джерри тихо заскулил в ответ.

— Давай-ка заглянем к ним на огонек... — предложил Гарри, касаясь палочкой стены. — Гарри Поттер.

Гарри слегка дотронулся палочкой до стены и та послушно открылась. Джерри скользнул в проем следом за ним.




* * *



Длинный проход заканчивался большим залом, который очертаниями чем-то напоминал Хогвартский Большой Зал так хорошо знакомый Гарри. Вдоль стен располагались множество скамеек и стульев, кривобокие столы на сломанных ножках, валялись кучи тряпья, осколки от посуды и стопки книг. Оплывшие свечи висели над всем этим беспорядком едва-едва освещая его, стыдливым, неровным светом.

В центре зала на полу сидели несколько подростков. Они что-то оживленно обсуждали и спорили. Мальчик, за которым пришли Гарри и Джерри, войдя сразу бросился к ним.

— Ребята, ребята! Я пришел!

На звук его голоса все сразу обернулись.

— А, Картен, ну наконец-то! – вперед вышел высокий круглолицый мальчик, который судя по виду был в этой компании предводителем. – Где ты шлялся? Мы уже собирались собирать поисковую операцию!

Картен смущенно потупился.

— Я… Дерек, меня немного задержали. За мной увязались несколько надсмотрщиков, сами знаете, как они сейчас внимательно следят за домом родителей. Мне пришлось несколько раз пройти мимо, чтобы запутать их.

На лицах остальных детей появилось озабоченное выражение.

— За тобой точно никто не следил? – испуганно спросила одна из девочек.

— Нет-нет, Валери, — лицо Картера покрылось красными пятнами. – Я ж говорю, я вовремя заметил слежку и ушел от нее!

Девочка недоверчиво нахмурилась.

— Ладно, будем надеяться, что защита достаточно сильна и не пропустит никого чужого, — Дерек махнул рукой. – Давай сюда палочку.

Картер послушно протянул ему волшебную палочку.

— Я тренировался, — гордо объявил он. – У меня практически получилось вызвать патронуса… почти. Просто пришла мама, и пришлось прятаться.

— И кто же у тебя патронус? – ехидно поинтересовался рыжеволосый паренек, стоящий немного в стороне.

Картер еще больше покраснел.

— Крыса… кажется, — пробормотал он. – Я не понял.

— Вот сейчас и посмотрим! — Гарри вздрогнул, услышав этот новый голос, прозвучавший откуда-то из-за груды исписанных пергаментов, валяющихся в углу. – Надеюсь, что вы все готовы немного позаниматься?

— Профессор! – радостно закричали дети.

— А кого вы еще ждали? – поинтересовался голос.

— Идите к нам!

Внезапно свет ярко вспыхнул, осветив всю комнату. Прямо в центре зала появился мужчина. Поняв, что тень больше его не скрывает, Гарри вскинул палочку, готовясь произнести заклинание и… замер, увидев глаза противника.

— Невилл?

— Гарри…

— Как ты меня узнал?


Глава 13. Я рад, что ты вернулся, Гарри...

Гарри опустил палочку и растерянно отступил в сторону. Рукой он попытался найти Джерри, ища поддержку, но тот уже исчез.

— Невилл? — еще раз повторил он, не в силах поверить, что перед ним действительно стоит его одноклассник.

Вся жизнь прожитая в Хогвартсе в одно мгновение пролетела перед глазами Гарри. Это совершенно точно был Невилл Лонгботтом. Да постаревший, похудевший, осунувшийся, судя по одежде изрядно потрепанный жизнью, но все тот же, с его неповторимым мягким, добрым, но все-таки смелым взглядом, улыбкой, немного неуклюжими движениями...

Невилл с ужасом смотрел на Гарри, словно перед ним появился призрак восставший из мертвых. Он даже не поднял свою палочку, замерев в неестественной позе, и только беззвучно открывал и закрывал рот, не в силах что-то произнести. Дети не понимающие, что происходит, сгрудились позади него в тесную кучку.

— Как ты меня узнал? — хрипло повторил свой вопрос Гарри немного придя в себя. — До тебя это никому не удавалось.

Невилл закрыл рот, быстро заморгал и неохотно отвел взгляд в сторону.

— Ты... я... я не знаю.. я... — он выдохнул. — Блин, Гарри, да не знаю я, как тебя узнал! Да какая разница-то? — он медленно подошел ближе. — Неужели это правда ты? Ты вернулся! Ты с нами!

Он дрожащими руками схватил Гарри за плечи и жадно вгляделся в его лицо:

— Я знал! Я знал, что ты жив! Все клялись, что ты умер, даже Рон и Гермиона, даже Джинни поверила, но я-то знал! Всегда знал!

Гарри смущенно улыбнулся в ответ:

— Это я, Невилл. Но я не хотел бы, чтобы об этом стало всем известно.

Невилл замотал головой:

— Нет-нет, никогда. Я никому ничего не скажу. Да и некому мне говорить, все давным-давно от меня отвернулись, — он махнул рукой. — Теперь все изменится, теперь все будет хорошо. Ты сможешь победить.

— Невилл, погоди, — Гарри успокаивающе сжал плечи друга. — Погоди. Давай успокоимся и спокойно поговорим. Расскажи мне, что это за место и что здесь происходит. Скоро утро, и я должен буду уйти, у нас очень мало времени.

Невилл возбужденно закивал.

— Да-да, конечно, я все понимаю, — он повернулся к детям. — Это мои воспитанники. Они волшебники, но их не взяли в школу из-за того, что они маглокровки.

— Что? — Гарри нахмурился. — Погоди, Хогвартс ведь под контролем Темного лорда. Я недавно видел Дина Томаса, он приводил мальчика-маглокровку к Оливандеру, чтобы тот купил палочку.

Невилл печально вздохнул:

— Не совсем так. Только один из десяти детей рожденных в магловских семьях и проявивших свои способности в детстве попадает в Хогвартс. Обычно это самые сильные, те кого Волдеморт может воспитать лично для себя и использовать как слуг. Таких малышей забирают из семей и прививают ненависть ко всему магловскому. Участь остальных не завидна: их магию блокируют еще в детстве и стирают память. Естественно, ни о каком обучении и речи не идет.

Гарри посмотрел на детишек, внимательно слушающих каждое слово.

— А ты их отыскиваешь и обучаешь...

— Да, они очень смышленые, — Невилл слегка улыбнулся. — Многие из них будут посильнее чистокровных. Волдеморт просчитался, магия, как бы ее ни блокировали, не может долго сдерживаться и так или иначе прорывается. У меня есть человек в отделе отслеживания незаконного использования магии. Он передает мне информацию о таких детишках, я их отыскиваю и обучаю потихонечку.

Гарри подозрительно огляделся вокруг:

— Погоди, но они все-таки несовершеннолетние, почему никто не находит их по магии? Нам же запрещали колдовать до семнадцати лет вне Хогвартса.

Невилл смущенно покраснел:

— Ну, я снимаю с них заклинание слежения.

— А это возможно? — недоверчиво прищурился Гарри. — Нет, я понимаю, что любое заклинание можно снять, но ведь это очень древняя магия, наложенная еще основателями, наверное, это сложно.

— Во время битвы за Хогвартс мне удалось спасти от огня несколько книг из Запретной секции, в одной из них я и нашел необходимое заклинание, — признался Невилл. — На этом здании тоже магическая защита подобная той, которая была наложена на Нужную Комнату. Пока что мне удавалось скрываться самому и прятать своих воспитанников от надзирателей. У нас, правда, нет палочек, но мы справляемся...

Гарри задумчиво кивнул:

— Отлично, Невилл. Ты молодец, — он встал перед детьми. — Всем привет!

Дети еще ближе придвинулись друг к другу, но все же поздоровались:

— Здравствуйте...

— Вы знаете, кто я?

— Нет...

Гарри с интересом покосился на Невилла.

— Ты используешь мое имя в качестве пароля, но они не знают, кто я?

Невилл ни слова не говоря, подошел к большому холсту, висящему в углу, и дернул его на себя. Полотно упало на пол, открывая огромную картину, на которой был изображен Гарри в полный рост времен Тремудрого турнира, в форме Гриффиндорфа.

— Они знают тебя, просто не узнают.

На несколько секунд повисла тишина. Потом Картер испуганно вскрикнул:

— Вы Гарри Поттер!

Его слова произвели большое впечатление.

— Гарри Поттер!

— Сам Гарри Поттер? Он вернулся! Он с нами! Мы победим!

Дети так искренне радовались, были такими открытыми и доверчивыми, что Гарри несколько опешил. Он даже отступил под напором давно забытых эмоций. Эти чувства ему были неясны, пугающе опасны, они могли нарушить его хрупкое душевное равновесие, достигнутое с таким трудом. Он поднял руку призывая к тишине.

— Погодите. Да это я. Я вернулся и теперь уже никуда не уйду.

— Ура!

— Погодите. Мое возвращение — большая тайна. Я прошу вас, вы не должны ничего и никому рассказывать. От того, насколько хорошо вы умеете хранить секреты, зависят многие жизни и судьбы. Понимаете?

— Конечно, — радостно загомонили дети, хотя Гарри не сомневался, что они не совсем осознают всю серьезность ситуации. — Мы никому и ничего не расскажем. Мы не подведем вас и профессора!

— Вот и молодцы, — похвалил Невилл. — А теперь будьте добры, займитесь отработкой Экспелиармуса, мы потом проверим.

Дети послушно разошлись, все еще возбужденно обсуждая новость. Как только Невилл остался наедине с Гарри, он предложил:

— Пойдем поговорим в другом месте. Сейчас они начнут заниматься, и тут будет стоять жуткий гвалт. У меня, конечно, не настоящий кабинет, но свой маленький укромный уголок, где можно поговорить в тишине, все-таки есть.

Он подошел к портрету и слегка надавил на раму. Картина послушно отъехала в сторону, открыв небольшой темный чуланчик, вся обстановка которого состояла из низенького стола заваленного пыльными бумагами, и старого дивана почти вплотную придвинутого к нему. Невилл вошел внутрь и легким взмахом палочки зажег свечи, висящие под потолком.

— Проходи, Гарри. Мне, правда, нечего тебе предложить. Ни чая, ни кофе у меня нет.

Гарри отмахнулся:

— Успокойся, это не важно, — подойдя к дивану, он уселся на него. — Я давно отвык от их вкуса. Поверь мне, нет ничего прекраснее чистой, свежей воды.

Невилл пожал плечами, наколдовал стакан с водой и подал его Гарри.

— Я не знаю, имею ли право спрашивать об этом, но может быть, расскажешь, что с тобой было? Нам сказали, что ты умер в Азкабане.

— Кто сказал?

Невилл ответил не сразу. Но когда он начал говорить, Гарри почувствовал, как изменился его голос, зазвенев от напряжения и скрытой неприязни.

— Дамблдор. Он приехал из Азкабана, объявил, что ты мертв и призвал всех на священную войну.

— И никто не усомнился в его словах?

Гарри не мог поверить, что все его друзья так просто и легко согласились с его смертью. Не могли они так поступить! Просто не могли! Друзья так не поступают, а тем более лучшие. Или могли?..

— Я не верил, — хрипло ответил Невилл, опустив глаза. — Не верил ни секунды. А еще сестры Патил не верили, они даже ушли из школы из-за этого. Луна тоже, она иногда помогает мне здесь, ты ее еще увидишь. А остальные... остальные тоже не сразу поверили. Рон и Гермиона даже потребовали показать им тело.

— И?..

Невилл промолчал.

— Им показали его? — настойчиво спросил Гарри, чувствуя как внутри поднимается смутное беспокойство, похожее на предчувствие бури среди белого дня.

— Я не знаю, — расстроенно ответил Невилл с трудом подбирая слова. — Меня не было с ними! Но вернувшись они клялись, что видели твое мертвое тело, что тебя похоронили у них на глазах, испепелив и развеяв пепел по морю со всеми необходимыми ритуалами.

Гарри поморщился:

— Не будь наивным, в Азкабане так не хоронят. Там никто не станет возиться с мертвым телом и хоронить его с почестями, тебя просто засунут в мешок и выкинут в море подальше от любопытных глаз, — он закрыл глаза, вспоминая долгие мучительные ночи проведенные в компании с дементорами. — Может быть, ты и прав, и я действительно умер, — тихо прошептал он. — Там по другому никак не выжить...

Невилл сочувствующе посмотрел на него.

— Я не знаю, Гарри. Рон и Гермиона были очень убедительны.

Гарри зло ударил кулаком по дивану, подняв в воздух тысячи пылинок заискрившихся в неярком свете свечей.

— Убедительны? Но я-то был жив... Жив, Невилл! Слышишь? И я одиннадцать лет провел в Азкабане, — он встал и быстро прошелся по комнате из угла в угол. — Знаешь, каково это? Каково это каждый день ждать и верить, что тебя спасут? Представлять себе в мельчайших подробностях этот миг. А потом однажды проснуться и понять, что этого не произойдет, и тебе остается только медленно сходить с ума, мечтая о быстрой смерти и не находя ее? Да, я выжил, я смог выбраться оттуда, но до сих пор не могу понять сколько осталось от моей души и осталась ли она у меня вообще.

Невилл ободряюще коснулся его плеча.

— Может быть их обманули? Рона и Гермиону? Знаешь, я не удивлюсь этому, Дамблдор оказался тем еще добряком. Он очень любит прикрываться твоим именем. Сколько людей он уже угробил во имя мести за твою смерть.

Гарри пожал плечами.

— Но ты-то не поверил.

— Я не мог, — тепло улыбнулся Невилл. — Когда объявили о твоей смерти, сестры Патил отказались возвращаться в школу. Мы с Луной решили все-таки попробовать остаться. Дамблдор куда-то исчез и уже через полгода Хогвартс оказался в руках Пожирателей, — он расстроенно провел рукой по лбу, словно отгоняя неприятные воспоминания. — Хогвартс практически не защищался. Люди не понимали, что происходит, кто-то конечно пытался сопротивляться, но они были разобщены, их действия никто не координировал и они были обречены на провал. Я смог спасти несколько книг из библиотеки, но большая часть все равно сгорела.

Гарри не надо было сильно стараться, чтобы представить себе все, что происходило с людьми и миром. Он покачал головой, отгоняя мучительные образы.

— Я был еще мальчишкой, — мрачно продолжил Невилл. — А тут вдруг такое. Я и сам потерялся. Мы поссорились с Роном и Гермионой, и вместе с Луной и сестрами Патил ушли в подполье, — он криво усмехнулся. — Некоторое время у нас даже получалось играть в шпионов, мы даже смогли устроить несколько диверсий и украсть у Волдеморта чашу Пуффендуя. А потом... потом все пошло как-то не так.

— Зачем ему эта чаша? — перебил Гарри.

Невилл задумчиво пожал плечами.

— К сожалению, я не знаю. Этим занималась Парвати, и даже что-то нашла, — он передернул плечами. — Тоже к сожалению... Потому что все это привело к нашей с ней ссоре. Она почему-то решила, что помочь ей сможет только Дамблдор. Я был против, мы сильно поругались, наговорили друг другу глупостей. В результате, Парвати вспылила и ушла. Я ее уже больше трех лет не видел. Знаю только, что она вышла замуж за Симуса, но вроде как, так и не стала своей в Ордене Феникса.

Гарри одним глотком осушил стакан. Ледяная вода обожгла горло и внутренности, но свое дело сделала — вернула мыслям стройность и порядок.

— Парвати мертва.

— Что?

Невилл резко замер.

— Парвати мертва, — терпеливо повторил Гарри. — Ее убили несколько дней назад Пожиратели. Перед смертью она успела передать мне чашу.

Невилл резко выдохнул.

— Ох... это будет страшная новость для Падмы. Она так переживала, когда Парвати ушла. Да и для нас для всех эта новость как снег на голову. Что произошло?

Гарри помедлил несколько секунд:

— Я не видел всего, — извиняющимся тоном пробормотал он. — Когда я оказался на месте, Парвати уже умирала, а возле нее лежал мертвый Пожиратель. Она отдала мне чашу, но ничего объяснить не успела.

— Плохо, — понурился Невилл. — И Парвати очень жаль, она была хорошим человеком.

Они замолчали на некоторое время, выражая таким образом свое почтение мертвой подруге.

— Что ты будешь делать теперь? — тихо спросил наконец Невилл. — Что с тобой вообще сейчас происходит? Как ты освободился из Азкабана?

Гарри поджал губы. Рассказать другу, который много лет борется против Темного лорда, что он, Гарри Поттер, сейчас работает на одного из его преданных слуг? А что еще хуже, спас Волдеморту жизь? Разбить все его надежды?

— Невилл, я... — он замолчал на секунду. — Не обижайся, пожалуйста, но я не могу тебе все рассказать.

Увидев, как побледнело лицо друга, он поспешил добавить:

— Не в тебе дело. Я очень благодарен тебе, что ты все это время верил в меня. Просто... — Гарри бессильно замолчал, не зная как объяснить, что интуитивно чувствует: эти знания не принесут ничего хорошего Невиллу, они вообще опасны для любого человека. — Можно я пока ничего не буду тебе рассказывать? Пока?

Невилл понимающе кивнул:

— Все в порядке, Гарри. Что бы ни случилось, я с тобой.

Гарри благодарно улыбнулся.

— Вот и хорошо. Ты знаешь, где сейчас находятся Падма и Луна?

— Конечно. Они собирались сегодня отправиться на поиски специального оборудования. Ну там манекенов разных. Еда опять же кончается. Наши ученики живут в обычных семьях, многие из них бедны. Мы стараемся подкармливать их по мере возможности.

— Почему они называют тебя профессором?

— Не знаю, — покраснел Невилл. — Просто надо было как-то назваться и имя свое использовать не хотелось в открытую. Ну Луна и придумала «профессора». Вроде мы тут обучаем их, они ведь как в школе.

— И как они справляются?

— Отлично, — Невилл гордо выпрямился. — Они молодцы. Схватывают быстро, запоминают хорошо. Конечно есть проблемы. У нас всего две палочки. Одна моя, вторую мы отобрали у одного из Пожирателей. Но выбирать не приходится, поэтому учимся на них.

Гарри отмахнулся.

— Будут у вас палочки, все будет!

Невилл радостно улыбнулся:

— Я очень рад, что ты вернулся, Гарри.


Глава 14. Эльфы и люди

Гарри и Невилл проговорили еще долго. Невилл рассказывал про своих учеников, про то как он нашел здание, как его обустраивал, как накладывал защитные заклинания, как прятал детей от надсмотрщиков, а Гарри слушал и неожиданно для себя завидовал. Завидовал тому, что Невилл все это время жил полной жизнью. Да тяжелой, полной лишений и невзгод, порой смертельно опасной, но при всем при этом настоящей...

Гарри слушал друга и наблюдал за игрой теней на облезлой, покрытой плесенью стене. Языки пламени рисовали какие-то странные узоры, а воображение дорисовывало их по своему усмотрению, создавая образы из жизни маленькой подпольной школы. Внезапно одна из теней отделилась от остальных, выросла в размерах и неожиданно приобрела форму большой собаки призывно махающей хвостом.

— Джерри?

Гарри вздрогнул и зажмурился. На секунду ему показалось, будто Джерри появился позади Невилла и собирается на него наброситься, но когда он открыл глаза, пес исчез.

— Гарри? — Невилл удивленно нахмурился. — Ты чего? Что-то случилось? — он обернулся и подозрительно посмотрел на стену.

Гарри покачал головой.

— Нет-нет, все в порядке. Просто показалось.

— Ой, здесь что только не покажется, — усмехнулся Невилл. — Мне вон сегодня показалось, что я собаку увидел. Представляешь? Прямо в здании. А ведь здесь стоит защита от животных, они сюда даже войти не могут.

Гарри показалось, что в комнате похолодало, а в тени на секунду мелькнула мохнатая черная голова.

— Но я-то вошел, — хрипло напомнил он.

Невилл слегка напрягся.

— Кстати, как ты это сделал?

— Услышал пароль от одного из твоих учеников, Картера, кажется. Не очень-то надежный способ уберечься от врагов.

— Нет, пароль — это лишь одна из степеней защиты, — задумчиво пробормотал Невилл. — Причем самая слабая. Я не знаю, как ты сумел пробраться... надо теперь все еще раз проверять, видимо, где-то что-то мы пропустили.

— Лучше проверить, — согласился Гарри. — Мало ли что.

— Странно все это...

Они замолчали. Невилл нервно забарабанил пальцами по крышке стола, было видно, что он готов прямо сейчас броситься проверять. Гарри встал, обошел диван и встал с другой стороны от него, спиной к злосчастной стене.

— Мне нужна будет твоя помощь, — решительно заявил он.

— Конечно, все что от меня зависит, сделаю, — улыбнулся Невилл. — Теперь, когда ты с нами, все будет по-другому...

Гарри решил сделать вид, что не услышал последней фразы.

- Мне нужны твои учительские таланты, — заявил он. — Научи меня аппарировать.

Невилл удивленно вскинул брови.

— Что?

— Научи меня аппарировать, — терпеливо повторил Гарри. — Я же не доучился в Хогвартсе, аппарировать не умею, а мне очень нужно.

Невилл послушно поднялся.

— На словах это просто, — предупредил он. — Надо представить себе место аппарации и произнести заклинание...

Он еще не закончил говорить, а Гарри уже зажмурился, представил себе лавку Оливандера и приготовился произнести заклинание... но не услышал его. Вместо спокойной тишины каморки внезапно появился занудливый шум ночного города, а немного затхлый запах сменился легким ветерком, наполненным осенними ароматами. Осторожно открыв глаза, Гарри увидел перед собой пыльную вывеску лавки мастера палочек. Не веря в происходящее, он шагнул к ней и едва не упал, споткнувшись о мягкий бок своего пса.

— Джерри! — выругался Гарри. — Откуда ты всегда так внезапно появляешься?

Джерри радостно завилял хвостом, словно это не его только что едва не пнули. Гарри погладил его по голове.

— Вау... я только что аппарировал сам. Представляешь? Это и, правда, просто.

Джерри восторженно залаял.

— Все-все! Мне надо вернуться к Невиллу, попозже встретимся.

Гарри закрыл глаза, представил себе каморку и... переместился. Открыв глаза, он обнаружил перед собой бледного Невилла, замершего посреди комнаты.

— Что-то случилось? — поинтересовался Гарри. — У меня все получилось! Ты гений.

Невилл замотал головой.

— Не может быть, — он опасливо отступил. — Во-первых, я еще не сказал тебе заклинание, во-вторых, так быстро еще никто не осваивался с аппарацией, ну а в третьих... — он перевел дыхание. — Здесь стоит антиаппарационная защита, и она совершенно точно работает! Ее невозможно обойти ни одному живому человеку! — Он упал на диван, все еще тяжело дыша. — Это невозможно!

Гарри вспомнил, как за мгновение до перемещения его пальцев коснулось знакомое покалывание. Поняв, что его магия снова помогла ему, он смущенно потупился.

— Наверное, мне снова повезло.

Невилл открыл рот, чтобы возразить, потом закрыл его и согласно кивнул.

— Хорошо, как скажешь...

Но подозрительность из его взгляда никуда не исчезла.

— Мне пора, — заявил Гарри, стараясь увести разговор в иное русло. — Скоро рассвет, и мне необходимо быть в другом месте.

Невилл послушно кивнул.

— Да, ты прав, время поджимает, — он поднялся. — Когда мы сможем тебя теперь увидеть?

— Завтра, — уверенно пообещал Гарри. — Мне хотелось бы повидаться с Падмой и Луной, к тому же надо что-то решить с палочками. Почему ты не обратился к Оливандеру?

— Потому что Оливандер — лицемер, — зло пробормотал Невилл. — Он может сегодня продать палочку Пожирателю, а завтра члену Ордена Феникса. И при этом ему будет совершенно наплевать на то, что через неделю эти палочки скрестятся друг с другом в бою!

— В чем-то он прав, — спокойно улыбнулся Гарри. — Он же мастер палочек, а не судья.

— Он может предать!

Гарри вспомнилась встреча с Оливандером.

— Не предаст. Как мне его сюда провести?

— Что? — Невилл нахмурился. — Ты хочешь привести сюда человека, который каждый день общается с приспешниками Волдеморта? Да он может и не захочет предавать, а сделает это под пыткой! Стоит хоть кому-то усомниться в его честности, и Пожиратели набросятся на него, как стая волков!

Гарри отмахнулся.

— Не предаст, я позабочусь об этом, — пообещал он. — Просто постарайся сделать так, чтобы все дети завтра были здесь. И извинись перед ними за то, что я не попрощался.

Невилл вдохнул, чтобы что-то возразить, но Гарри уже перенесся обратно к входу в здание. Джерри приветливо залаял подбегая.

— А, ты снова здесь, — Гарри присел на корточки и ласково потрепал пса по холке. — Что же ты у меня такое? Ты ведь не обычный, правда?

Джерри вместо ответа с удовольствием облизал лицо хозяина.

— Ладно-ладно, пойдем-ка обратно, — улыбнулся Гарри. — Нам пора возвращаться, а то еще заметят наше отсутствие.

Джерри доверчиво ткнулся ему в ухо и побежал вперед, поминутно оглядываясь, чтобы проверить не отстал ли хозяин. Добравшись до дома Оливандера, Гарри попрощался с питомцем, влез обратно в свою комнату, стараясь ни о чем не думать, разделся, забрался в кровать и мгновенно заснул.




* * *



Гарри проснулся весь липкий от пота, мокрое одеяло опутывало его, словно вторая кожа, противно прилипая к телу. Ему опять снились угрюмые стены Азкабана, иссушающие душу любого живого существа находящегося внутри. Он снова был в своей камере... он снова умирал!

Сердце словно безумное билось в груди, бешено гоняя кровь по венам, мешая дышать и путая мысли. Мышцы сводило болезненной судорогой, от которой на глаза наворачивались слезы. Заставив себя немного успокоиться, Гарри с трудом перекатился на другую сторону кровати и сполз на пол. Голова кружилась, руки тряслись и не слушались, воздуха не хватало. «Я сейчас просто задохнусь!» Эта мысль не успела еще до конца сформироваться у него в голове, а Гарри уже понял, что она ошибочна. Нет, не воздуха. Не хватало чего-то еще. Он не смог бы даже самому себе объяснить, чего же конкретно. Это было просто жгучее ощущение того, что он потерял часть себя. Какую-то очень важную и нужную часть себя. Там, в Азкабане? Нет. Тогда ее уже не было с ним. Если бы была, его никогда не сломили бы... потому что он был бы целым.

Палочка. Ему нужна его палочка. Магия поможет, она всегда помогала. Гарри собрался с силами и подполз к окну, там, на подоконнике, лежала она, его палочка с пером Феникса. Хрипло втянув воздух, он схватился за подоконник и с усилием подтянулся на нем. В глазах потемнело и на несколько минут пришлось замереть, чтобы дать измученному телу отдохнуть.

Палочка как магнит притягивала к себе взгляд, такая близкая и одновременно такая далекая. Гарри сжал зубы, дернулся, судорожно вцепился в нее, и упал.

Он не запомнил, сколько пролежал на холодном полу. Очнувшись, Гарри уже чувствовал себя прекрасно, и только где-то глубоко внутри осталось тянущее ощущение неудовлетворенности, словно от обезболивающего, которое блокирует боль, но не убирает ее причины.

Поднявшись с пола, Гарри быстро привел себя в порядок, оделся и вышел из комнаты. Как только он переступил порог, перед ним появился эльф. Судя по виду, это был самый старший из всех эльфов Гриндевальда. Старая кожа свисала на щеках и подбородке, седые волосы торчали во все стороны, словно пакля.

— Доброго утра, мистер Паркер, — взвизгнул он, подобострастно заглядывая Гарри в глаза. — Чего-нибудь желаете?

— Нет-нет, скажите мне только, где мистер Гриндевальд?

— Хозяин уехал, мистер Паркер, просил передать вам, что вы на сегодня свободны.

Гарри нахмурился:

— Куда уехал?

Эльф затрясся весь словно осиновый листик и начал усиленно кланятся.

— Простите, простите, мистер Паркер, я знаю, что должен отвечать вам честно на все вопросы, я знаю! Я знаю... — он громко всхлипнул. — Татти видел, как вы возвращались ночью с ним! — он затрясся так, что у него застучали зубы. — Татти хороший эльф, он знает свои обязанности служить первейшему, он знает! Он расскажет все, что ему запретил хозяин, он все расскажет, а потом накажет себя... а потом спокойно умрет.

Эльф схватил в руки большой подсвечник и примерился ударить им себе по голове, но Гарри успел перехватить его руку.

— Стой! Я ничего не понял. С кем ты там меня видел? — нахмурился Гарри.

— С НИМ!

Поняв, что большего он не добьется, Гарри решил больше не допытываться, тем более что он уже догадался, что речь идет о Джерри.

— Погоди, ты сам сказал, что обязан подчиняться мне, — напомнил он. — Так что я запрещаю тебе себя наказывать!

Эльф тут же расцепил пальцы и уронил подсвечник на пол.

— Как пожелаете.

— Да-да, желаю... я желаю, чтобы ты отправился к себе и не показывался мне на глаза, пока я не позову. И не вздумай ни за что себя наказывать!

Татти жалобно заскулил.

— Я сделаю все, что желает Первейший. И я умру достойным эльфом.

— Да с чего ты собрался умирать! — рассердился Гарри. — Я же сказал, чтобы ты себя не наказывал!

Эльф в ответ разразился слезами.

— Я знаю, что умру. Я знаю... я видел вас с НИМ! Я умру! Умру!

— Значит, я запрещаю тебе умирать!

Эльф ахнул, схватился за сердце, упал на колени и обхватил колени Гарри.

— Добрый-добрый, мистер Паркер, за что вы злитесь на меня? Что Татти сделал плохого? Почему ему нельзя спокойно умереть? Он всегда верно служил своему хозяину! Он выполнял все-все поручения...

Гарри устало вздохнул:

— Что ж мне с тобой делать? Хорошо, ты можешь умереть, когда захочешь, только сейчас иди на кухню, а?.. и не показывайся мне на глаза.

Татти восторженно пискнул и исчез с громким хлопком. Гарри, оглядевшись по сторонам, быстро вернулся в комнату, залез в шкаф и достал оттуда палочку, которую Оливандер подделал под палочку с пером Феникса. Спрятав ее под складками плаща, он вышел в коридор и, не спеша проследовал до Гостиной. Никаких запирающих заклинаний на двери не обнаружилось, и он скользнул внутрь.

В два шага преодолев расстояние до секретера, он открыл его, схватил футляр, вложил в него подложную палочку и быстро закрыл. Одновременно с этим в комнате раздался громкий хлопок, и появился Гриндевальд.

— Мистер Паркер? Что-то случилось?

Гарри поспешил взять себя в руки и вымученно улыбнулся.

— Я решил вернуть вашу палочку, — невинно заявил он, протягивая Гриндевальду палочку, которую тот ему одолжил. — Мне неудобно так навязчиво пользоваться вашей добротой и доверием.

— Отчего же вы не вернули ее мне в руки? — прищурившись поинтересовался Гриндевальд.

Гарри пожал плечами.

— Мне сказали, что вас нет, — пояснил он. — К тому же в прошлый раз вы отказались забирать палочку.

— Ну что же, раз моя палочка кажется вам настолько обременительной... — Гриндевальд забрал палочку и положил ее в секретер. — Я не стану вас заставлять, пользуйтесь своей. И давайте закроем эту тему. Только в следующий раз постарайтесь не заходить в эту комнату без разрешения. Нет-нет, — воскликнул он, увидев, как изменилось лицо Гарри. — Я это говорю не из-за того, что вам не доверяю. Вы сами должны понимать, что здесь находится очень много близких и дорогих мне вещей..

— Я все понимаю. Этого больше не повторится.

Гарри кивнул и отступил к двери.

— Я вам сегодня нужен?

Гриндевальд удивленно приподнял бровь.

— А у вас есть какие-то планы?

— Да, я хотел бы сходить в Косой переулок, купить некоторые медицинские ингредиенты, — нашелся Гарри. — Если мне предстоит служить Темному лорду, я хотел бы оправдать его доверие.

Гриндевальд некоторое время внимательно изучал лицо своего помощника, но потом все же отступил в сторону, освобождая ему проход.

— Идите, у меня сегодня все равно другие планы.

— Благодарю.

И Гарри, не дожидаясь продолжения, выскользнул из комнаты. Запахнувшись в черное пальто, он быстрым шагом вышел из здания и свернул на первом же повороте. До самого Косого переулка Гарри не оставляло ощущение, что за ним следят. Решив не рисковать, он зашел в аптеку и набрал первых попавшихся ингредиентов, не особо задумываясь, от чего они лечат, потом перебросился парой ничего не значащих слов с продавцом амулетов и оберегов, купил несколько книг по колдомедицине и, наконец, направился к магазину Оливандера. Однако, в сам магазин не вошел, а на несколько минут задержался у входа и как бы случайно уронил на землю несколько пакетов. Поднимая их, Гарри успел внимательно осмотреться на сторонам, ничего подозрительного он не заметил, но противное ощущение все же осталось.

— Мистер Паркер, какая встреча!

Гарри мысленно выругался, но послушно натянул на лицо приветливую улыбку и обернулся, чтобы встретиться взглядом с прекрасной Асторией Малфой.

— Я же говорила, что мы с вами будем часто встречаться, — радостно сообщила она. — Вы так быстро прошлый раз ушли... я много о вас думала все это время.

— Мне очень приятно это слышать, — уверил Гарри, целуя ее руку.

— Почему? — Астория кокетливо опустила глаза.

— Внимание такой прекрасной девушки всегда льстит...

Гарри еще раз поцеловал ладонь девушки и отступил в сторону, надеясь, что улыбка не кажется слишком вымученной. Но Астория видимо видела только себя.

— Что вы здесь делаете? — беспечно поинтересовалась она. — Вряд ли вам необходима еще палочка, у вас их и так две, — она подмигнула. — Может быть, вы заблудились? Вы же, наверное, плохо знаете город. Давайте, я устрою для вас маленькую экскурсию по магическому Лондону?

— Благодарю, но в этом нет необходимости, я уже побывал практически во всех магазинах Косого переулка, — Гарри поднял вверх покупки. — и как раз собирался пойти домой, когда вы так внезапно появились.

Астория разочарованно вздохнула.

— Какой вы таинственный, мистер Паркер, наверное, это аура мистера Гриндевальда так на всех действует. Рядом с ним всегда какие-то тайны.

Гарри смущенно пожал плечами, не зная, что ответить. Астория всплеснула руками.

— Ах, уже так поздно. Не проводите меня до дома?

— Да-да, конечно. — Гарри послушно достал палочку, уменьшил свои пакеты и подал руку Астории. — Только вам придется меня вести, ведь я не знаю, где вы живете.

— Я вам покажу...

Через минуту их уже не было. Оливандер выглянул в окно, повесил табличку «Закрыто» и быстро скрылся в глубине лавки.


Глава 15. Палочки Оливандера

Гарри любезно беседовал с Асторией, а мысленно пытался разобраться: нравится ему или нет эта необычная девушка. Безусловно, она была избалованной, взбалмошной, высокомерной, порой чрезмерно жестокой. В тоже время в ней чувствовалась такая наивная любовь к жизни и вера в завтрашний день, что недостатки отступали на второй план.

— Вы даже не представляете себе, какое это было счастье, — щебетала она. — Бедный мальчик не знал, куда деваться. Он так и стоял перед грифоном, в ужасе открыв рот и закрыв глаза руками. Все-таки милорд правильно сомневается в том, что маглокровок стоит принимать в Хогвартс. Они совершенно не приспособлены к магическому миру, не знают его традиций, не умеют общаться, не признают наших законов, а порой открыто выступают против них. Они опасны для себя и окружающих...

— Но ведь они могут быть полезны, — осторожно перебил ее Гарри. — Они такие же волшебники и могли бы пригодиться.

Астория слегка передернула плечом.

— Вы правы, некоторые из них вырастают в очень даже неплохих магов, но, мне кажется, что данная ситуация относится к тем, когда стоит тщательно взвесить все «за» и «против». Согласитесь, запрет на использование магии при магглах введен не просто так. Маглы воспитывают своих детей в атмосфере нелюбви к магии.

— Ну отчего же, магию они как раз очень любят, — усмехнулся Гарри, вспоминая рождественские традиции и Санта Клауса. — Вспомнить те же сказки.

— Это в которых плохие колдуны околдовывают хороших принцесс, а добрые смелые принцы спасают их, попутно пронзив врага мечом? — Астория театрально изобразила, как вонзает лезвие прямо в сердце. — Ой, перестаньте! Это именно сказки! Где вы видели, чтобы волшебники влюблялись в магглов? Да еще при этом и настолько теряли голову, чтобы околдовать кого-то!

Гарри пожал плечами:

— Нет, я о тех сказках, где все наоборот. Например, добрые феи спасают бедных девушек от злых мачех.

Астория презрительно поморщилась:

— Да-да, при этом девушка, чем-то отличается от остальных: сказочной красотой, невероятным умом или неординарными способностями, — она махнула рукой. — Эти бедняжки напоминают скорее бедных полукровок, чем обычных маглов. Да возьмите хотя бы Гарри Поттера!

Гарри вздрогнул и едва сдержался, чтобы не отшатнуться от собеседницы.

— А что с ним не так? — спросил он слегка охрипшим голосом.

— Ну как же, это лучший пример, подтверждающий мою теорию. Бедный мальчик, которого не понимали в магловском мире, потому что он отличался от всех, — она отогнула один пальчик. — Появившись в нашем мире, он попал под влияние не тех людей, которые вместо того, чтобы помочь ему адаптироваться запудрили бедняге мозги и убедили в том, что он обладает сверхспособностями, — она отогнула второй пальчик. — А кончилось все это трагической смертью единственного сына одной из древнейших семей магической Британии.

— Но он ведь и сам умер...

— Не думаю, что чистая кровь Диггори равна крови полукровки Поттера.

Гнев на секунду захватил Гарри, вскружив голову и перекрыв дыхание, но он справился с ним и, овладев своим голосом, беспечно произнес:

— Что ж. Пожалуй, я с вами соглашусь... в общих чертах.

Астория гордо улыбнулась.

— Я всегда права. Знаете, мистер Паркер, мне так приятно с вами общаться, вы так меня понимаете.

— Поверьте, мне тоже, — Гарри галантно поклонился. — Общение с такой прекрасной девушкой, как вы, не может не приносить удовольствия.

Астория слегка покраснела.

— Вы мне незаслуженно льстите, — она остановилась и огляделась по сторонам. — Ах, как жаль, что мы уже пришли. Но теперь мне будет, о чем подумать на досуге, вы подняли очень интересную тему. Надеюсь, что мы еще продолжим наш разговор, поэтому до встречи...

— Всегда рад.

Астория одарила его еще одной поощряющей улыбкой и, взойдя по узкой, практически стертой в камень лестнице, исчезла. Гарри с интересом окинул взглядом аккуратный кирпичный домик с забитыми окнами и дверьми. Поборов в себе желание исследовать его, он развернулся и быстрым шагом направился обратно к Косому переулку.

Практически сразу Гарри снова почувствовал, что за ним наблюдают. Резко свернув в боковой переулок, он прошел несколько улиц в одну сторону, потом в другую, пока не вышел на сильно оживленный проспект. Смешавшись с толпой, Гарри быстро затерялся в ней и, скользнув в какой-то темный проулок, аппарировал оттуда прямо к Лавке Оливандера.

Колокольчик, висящий над дверью, слегка колыхнуло воздухом, и он переливисто зазвенел, оповещая о гостях.

— Закрыто!

Гарри с удивлением повернулся ко входу в подсобное помещение, откуда раздался истерический крик.

— Это я, мистер Оливандер, у вас что-то случилось?

Ему никто не ответил.

— Мистер Оливандер, выходите, — настойчиво повторил Гарри. – Или я сам вас найду, но тогда пеняйте на себя!

Оливандер с опаской выглянул из-за косяка двери. Увидев посетителя, он слегка успокоился и, поправив мантию, вышел из убежища.

— Вокруг вас много крайне опасных людей, мистер Поттер, — неодобрительно заявил он.

— Я знаю, — пожал плечами Гарри, решив, что старый мастер говорит об Астории.

Оливандер покачал головой и, оглядевшись, прошептал:

— Нет… нет… мистер Поттер, боюсь, что не знаете, — он быстро подошел к окну и суетливо начал задергивать шторы. – Вы вот думаете, что я так испугался миссис Малфой, не так ли. Но нет! Нет! – он торжествующе поднял вверх указательный палец. – Я видел. Я заметил, что за вами следили. И сейчас, скорее всего, следят!

— Успокойтесь. Не следят, — Гарри успокаивающе похлопал Оливандера по плечу. – Я ушел от них. И оставьте, пожалуйста, шторы в покое. Вы так только больше привлекаете к себе внимание.

Оливандер резко отпустил длинный шнурок, за который только что судорожно дергал, пытаясь закрыть шторы.

— Уходите, — умоляюще попросил он. – Вы навлечете на меня неприятности!

— Ничего я на вас не навлеку, — отмахнулся Гарри и вальяжно развалился в выцветшем, провалившемся в нескольких местах кресле. – Что вы нервничаете? Вы же видели, что мы с Асторией в хороших отношениях. Если бы меня опасались, разве я был бы столь благодушно принят? Темный лорд не узнал меня, он считает, что приобрел верного слугу, и я пока не собираюсь его переубеждать.

— Не рассказывайте! Не рассказывайте мне всего этого!

Гарри подозрительно прищурился:

— Что-то мне не нравится ваш настрой. В прошлый раз вы обещали мне помочь. Разве что-то изменилось? Может быть, вы хотите, чтобы я стер вам память и сделал вид, что меня тут никогда не было?

Оливандер бросился к нему.

— Хочу! Очень хочу!

Гарри недовольно поджал губы. Злость сама преобразилась в магию, которая за не имением лучшего, обожгла ладони и пальцы Оливандера. Тот громко всхлипнул и в ужасе отскочил в сторону.

— К сожалению, мы не можем сейчас делать того, что хотим, — строго напомнил Гарри. – Вам придется подчиняться мне и лучше это сделать по собственному желанию.

— Конечно, мне придется вам подчиняться, — обреченно пробормотал Оливандер, баюкая поврежденную руку. – У меня нет выбора. А завтра снова придут люди из Ордена Феникса и просто выбьют из меня всю информацию о вас.

Гарри резко встал.

— Что? Здесь были люди из Ордена?

— Да, — Оливандер с надеждой посмотрел на него. – Они забрали у меня тело Парвати, они обыскали здесь все в поисках той чаши, что я отдал вам, они грозились убить меня, — он поднял дрожащие руки. – Они обещали сегодня вернуться с Дамблдором, поэтому, мистер Поттер, вам лучше стереть мне память.

Гарри задумчиво посмотрел на закрытую дверь.

— Почему они не забрали вас сразу?

Оливандер громко всхлипнул.

— Патруль… патруль услышал шум и пришел проверить. Фениковцам пришлось срочно уходить, но они вернуться.

Гарри посмотрел на ладонь, где маленькие искры магии, перепрыгивали с одного пальца на другой.

— Собирайтесь, — решительно приказал он.

Оливандер непонимающе нахмурился.

— Что вы! Мистер Поттер, если Тот-кого-нельзя-называть узнает, что я сбежал, да еще и прячусь где-то, он меня убьет! И поверьте, простой авадой это не обойдется.

Гарри устало отмахнулся:

— Собирайтесь, — повторил он. – У вас есть пять минут, — он снова посмотрел на искры магии. — Или убить вас придется мне.

Оливандер испуганно отскочил и едва не врезался в стену.

— Даже если я сотру вам память, никто не сможет поручиться за то, что такой могущественный маг, как Дамблдор, не сможет ее восстановить, — пояснил Гарри. – Возьмите как можно больше волшебных палочек, они пригодятся нам в том месте, где вы будете прятаться.

— Но… — Оливандер обреченно покачал головой. – Вам видимо, придется меня убить, мистер Поттер, потому что я не могу покинуть своей лавки. Темный лорд уже давно наложил на меня заклинание слежения.

Гарри с интересом покосился на старого мастера.

— Почему он это сделал?

— Ему нужна была информация, об одной палочке. Мне пришлось ему все рассказать. Темный лорд за это оставил мне жизнь, но наложил заклинание слежения, из-за которого я не могу покидать своей лавки.

Гарри ничего не ответил ему. Отвернувшись, он аппарировал к убежищу Невилла.

Стена все так же неприступно прятала свои тайны за камнем и пылью. Пробормотав свое имя Гарри шагнул внутрь появившегося коридора и быстро спустился к Залу.

— Невилл! Невилл, ты тут?

— Что такое? — Невилла быстро вышел откуда-то из-за груды книг сваленной в углу. — Гарри? Что случилось?

Гарри подошел к нему.

— Ты говорил, что можешь снять заклинание слежения!

Невилл недоуменно нахмурился.

— Ну да, могу...

— Отлично! — Гарри подхватил друга за локоть и потащил его к выходу. — Нам надо снять заклинание с Оливандера, чтобы он смог спокойно придти сюда.

— Эй, нет! — Невилл резко остановился. — Я не для того столько времени создавал и защищал это место, чтобы впускать сюда предателей!

Гарри сильнее потянул его за собой:

— Перестань! Оливандер поможет нам, сделает палочки для детей, а мы за это спрячем его у себя в убежище.

— И он согласится? — удивленно спросил Невилл. — Сам? Ведь это означает открытое неповиновение! Перестань, он никогда не примет ничью сторону.

Решив, что ему надоело спорить, Гарри крепко сжал руку Невилла и аппарировал вместе с ним в лавку Оливандера. Старый мастер все еще сидел на полу и потерянно смотрел в угол, будто надеялся увидеть там что-то очень важное. Услышав хлопок аппарации, он вскрикнул и поднял руки, загораживая лицо и голову.

— Это мы, — спокойно уверил его Гарри. — Мы с мистером Лонгботтомом поможем вам собраться.

Оливандер недоверчиво фыркнул:

— Вы безумны, если надеетесь обмануть самого Темного лорда.

— Конечно-конечно, — закивал Гарри. — Невилл, делай свое дело, а я пока тут разберусь.

Невилл неохотно кивнул и решительно подошел к старому мастеру. Тот обреченно опустил голову, подчиняясь чужой воле.

— Расслабьтесь, — посоветовал Невилл.

Бормоча заклинание, он слегка взмахнул палочкой и на ее кончике засветился бледный, едва заметный огонек. Дождавшись, когда свечение станет чуть заметнее, Невилл несколько раз провел палочкой вокруг головы старого мастера, рисуя прямо в воздухе аккуратную спираль. Рукой оборвав светящуюся нить, он завязал ее на узел и резко дернул на себя. Оливандер громко вскрикнул и упал ничком на пол.

— Все, — объявилл Невилл. — Сейчас минут через пять он придет в себя. На самом здании следы заклинания останутся, поэтому некоторое время никто не догадается, что он исчез.

— Спасибо, — поблагодарил Гарри. — Теперь помоги мистеру Оливандеру собрать все необходимые вещи, чем больше мы отсюда вынесем, тем лучше.

Невилл кивнул и молча направился к лестнице, притаившейся в самом темном углу. Проводив его взглядом, Гарри направился к полкам. Наколдовав большой вместительный мешок, он скинул в него все попавшие под руку палочки, книги, какие-то инструменты, лежавшие на столе, все, что было в ящиках... Судя по шуму, Невилл занимался тем же самым в верхних комнатах.

Оливандер все это время лежал на полу, тяжело дыша и то и дело слегка вздрагивая. Подойдя, Гарри осторожно перевернул его и помог подняться.

— Скажите, что вам больше всего нужно. Здесь не должно оставаться ничего важного, что может попасть в руки к Волдеморту.

— Ящик, — Оливандер с трудом кивнул на самый дальний комод. — Возьмите оттуда мои ингредиенты. Прошу вас. Только не наколдовывайте мешок, ингредиенты не должны прикасаться к вашей магии.

— Хорошо.

Гарри помог Оливандеру дойти до кресла и бросился к комоду. Ничего подходящего на роль мешка рядом не нашлось, и он просто вытащил ящик. В это время вниз спустился Невилл, таща за собой огромный тюк с какими-то вещами, книгами и коробками.

— Все готово, — крикнул он. — Можно уходить.

Гарри огляделся по сторонам, на полках лежало еще много палочек.

— Мы еще вернемся за ними, — предложил Невилл. — И перенесем все к себе, чтобы тут ничего не осталось.

Гарри покачал головой.

— Мы больше сюда не вернемся. У нас времени мало, мы и так слишком рискуем оставаясь здесь. Если дом под наблюдением, подозрительное поведение хозяина, скорее всего, уже заметили. Учитывая то, что за мной тоже следили... придется оставить как есть.

— Тогда все достанется Пожирателям, — мрачно напомнил Невилл. — Мы оставляем им целый арсенал.

Они растерянно переглянулись.

— Просто приложи к ним свою магию, — едва слышно прошептал Оливандер.

— Что? — Гарри поспешил подойти к нему. — Что вы сказали?

— Просто приложи к ним свою магию, — повторил Оливандер. — Она уничтожит их изнутри. Просто дотронься.

Гарри медленно перевел взгляд на свою ладонь. Магия послушно вернулась к пальцам, заискрившись и заиграв в полутьме помещения. Когда-то она спасла его. Разве может что-то подобное уничтожать?

— Гарри, нам лучше поторопиться, вон те люди очень странно себя ведут.

Тихий голос Невилла вырвал Гарри из задумчивости, он вздрогнул и резко обернулся к окну. Там, в нескольких метрах напротив, стояли двое мужчин. Они разговаривали друг с другом, но то и дело поглядывали в сторону лавки. Порадовавшись, что день был солнечный, Гарри кивнул Невиллу на мешок.

— Переноси все в убежище и захвати Оливандера. Я сейчас приду.

Невилл беспрекословно подчинился, через несколько секунд его уже не было. Как только он исчез, Гарри начал обход лавки. Стараясь оставаться незамеченным с улицы, он прикладывал ладонь к каждой коробке с палочкой.

Сначала Гарри ничего не чувствовал, у него даже мелькнула мысль о том, что Оливандер их обманул и все действия бессмысленны. Но постепенно, с каждой новой и новой палочкой, он всем телом начал ощущать магию палочек. Живая, пульсирующая, немного теплая, будто человеческая душа, она медленно угасала, сливаясь с его собственной. Это было так похоже на убийство... бессмысленное, глупое, никому не нужное убийство, вытягивающее из совершающего его все силы, выматывающее, иссушающее изнутри. Гарри едва дышал, когда коснулся последней палочки. Ладонь горела, по лбу стекали крупные капли пота, сердце бешено билось, словно пытаясь сломать ребра.

Пьяно покачнувшись, Гарри медленно опустился на пол, стараясь собрать силы для аппарационного рывка, но не успел, колокольчик на двери громко звякнул, оповещая о новых посетителях.


Глава 16. Старшая палочка

Распластавшись на полу, Гарри замер, стараясь не дышать и не двигаться. Ему показалось, что сейчас самый громкий звук в комнате — это его сердце, бешено бьющееся по ребрам. Перед глазами мгновенно пронеслись тысячи ночей, когда он вот так же беспомощно лежал на холодных камнях азкабанского пола и притворялся мертвым, чтобы дементоры не заметили его слабых чувств и не набросились, безжалостно уничтожая все те эмоции, которые помогали ему выживать. Тогда было проще. Там, в безликой темноте, существовал открытый враг, не скрывающий своих намерений, а здесь только сплошная неизвестность. Гарри подавил не известно откуда возникший приступ паники и прижал к себе палочку.

— Странно видеть табличку «Закрыто» на торговой лавке в самый разгар рабочего дня, — глубокий, уверенный голос с хрипотцой, прервавший тишину, был хорошо знаком, вот только его Гарри хотел бы услышать сейчас в последнюю очередь.

— Перестань, Северус, на дворе октябрь, все школьники давным-давно купили палочки и уехали в Хогвартс, а обычные волшебники заходят сюда редко. Возможно, мистер Оливандер просто решил немного передохнуть...

Снейп в ответ с сомнением хмыкнул.

Гарри едва не застонал вслух. Отлично! Только Гриндевальда и Снейпа одновременно ему сейчас и не хватало. Вдруг он почувствовал легкое касание чего-то мокрого к руке. Оказалось, что это Джерри улегся рядом с ним и радостно виляет хвостом, словно приглашая к игре. Гарри попробовал отпихнуть его, но пес оказался сильнее и не позволил сдвинуть себя с места.

— Мистер Оливандер! — громко позвал Снейп. — Мистер Оливандер!

— Может быть, он где-то в глубине дома и не слышит?

— Да нет, дом не такой большой... мистер Оливандер!

— В конце концов, он мог и уйти.

— Не мог, ему запрещено выходить из лавки. Мальсибер недавно жаловался, что ему приходится покупать еду для Оливандера и предметы первой необходимости, словно домовому эльфу. Может быть, осмотримся? Извиниться всегда успеем.

— Можно...

Гарри вжался спиной в стену, позади себя. Джерри, словно понимая безвыходность ситуации, внимательно огляделся, потом бодро лизнул руку хозяина и залез под диван, накрытый теплым шерстяным одеялом. Поняв, что это приглашение, Гарри собрался с силами и, стараясь не дышать и производить как можно меньше шума, заполз следом. Мысль о том, что на двоих места там не хватит, даже не мелькнула у него в голове. Впрочем, Джерри все равно уже исчез.

— Его здесь нет, — голос Гриндевальда раздался совсем рядом с диваном. – И, судя по беспорядку, уже не появится.

Снейп негромко выругался.

— Куда он мог запропаститься? Может на него напали? Последнее время Орден Феникса проявлял повышенный интерес к Оливандеру. Патруль недавно засек их неподалеку. Учитывая их наглость, они вполне могли заявиться сюда прямо посреди дня и выкрасть старого маразматика из под носа у нас.

Гриндевальд ненадолго задумался.

— Сомневаюсь. Во-первых, наблюдатели сказали, что сегодня никто подозрительный в лавку не входил, то что их удивило поведение Оливандера, еще ни о чем не говорит. Мне вообще кажется, что старый мастер начал сходить с ума. Во-вторых, члены ордена Феникса не настолько глупы, как ты думаешь, да и Дамблдор не стал бы так рисковать.

— Даже ради Старшей палочки?

Гарри, внимательно вслушивающийся в каждое слово, вздрогнул. Он никогда не слышал этого словосочетания. Вообще было не понятно, как палочка может быть старшей, она же не растет, не взрослеет. Однако, оно неожиданно приятно согрело изнутри, словно знакомая с детства мелодия.

— Дамблдору не нужен Оливандер, чтобы узнать о Старшей палочке, — резко ответил Гриндевальд. — Он знает о ней гораздо больше, чем старый мастер.

— Это если палочка, действительно, у Дамблдора, — с сомнением усмехнулся Снейп. — А в это веришь только ты.

— Она у него!

— Ты не предоставил ни одного доказательства своей теории. Перестань, Геллерт, если бы у Дамблдора была старшая палочка, он бы давно победил в этой войне! А если бы ты на самом деле верил в это, то сказал бы о своих подозрениях Темному лорду, а не смотрел со стороны за тем, как он рыщет по всей стране в поисках ее следов!

Грендевальд некоторое время задумчиво молчал.

— Нет, Северус, я ничего не скажу Темному лорду, пока не буду полностью уверен, что Дамблдор все еще хозяин Старшей палочки.

— Ну, он явно ближе подобрался к разгадке, чем мы...

— С чего ты взял? — Гарри показалось, что в интонациях Гриндевальда мелькнула обеспокоенность. — Когда мы с ним последний раз разговаривали, он сказал, что Оливандер никакой пользы не принес.

Снейп громко хмыкнул.

— Странно, Макнейру он приказал срочно найти Грегоровича. Правда, я так понимаю, что этот мастер палочек оказался умнее нашего и успел испариться раньше, чем его нашли.

— Давно?

— Что давно?

— Давно Темный лорд дал приказ найти Грегоровича?

— Ну, дня два назад.

Они ненадолго замолчали. Гарри устало опустил голову на пол и закрыл глаза, стараясь успокоиться и собраться с силами для аппарационного рывка.

— Ладно, сейчас это неважно, — голос Гриндевальда был спокоен, но Гарри показалось, что он заметил в нем нотки напряжения. — Оливандер куда-то скрылся, его здесь нет. Как он обошел заклинание слежения тоже уже не интересно, в конце концов, он же не просто так стал мастером. Надо прислать сюда команду Надсмотрщиков, пусть все обследуют и заберут то, что можно забрать.

— Да, не стоит оставлять ничего нашим противникам, а тем более палочки.

— Тогда пойдем отсюда, нам еще директору обо всем докладывать.

— Секунду, я хочу кое-что проверить.

Гарри с того места, где он прятался, было хорошо видно, как Снейп прошел вдоль стеллажей внимательно рассматривая палочки. Достав одну из них, он с интересом осмотрел ее, направил на свечку и попытался зажечь огонь. Ничего не произошло...

— Здесь что-то не так, Геллерт, — обеспокоенно заявил он. — Палочки словно мертвые, они не создают магии...

Гриндевальд подошел к Снейпу и забрал у него палочку:

— Да, она мертва, магический наполнитель испорчен.

— Оливандер уничтожил все свои палочки?

— Не думаю, — Гриндевальд с сомнением покачал головой. — У Оливандера не хватило бы на это сил. Да и сбежать без посторонней помощи он не смог бы!

— Тогда кто ему помог? Дамблдор?

Гриндевальд вздохнул:

— Нет. Дамблдор находится в Шотландии. Пока наши шпионы не сообщали, что он вернулся. Ты знаешь кого-нибудь еще достаточно сильного, чтобы уничтожить такое количество палочек, снять одно из сильнейших заклинаний современности и забрать мастера так, что этого никто не заметил?

Снейп пожал плечами.

— Ты?

Гриндевальд прищурился и улыбнулся легкой приятной улыбкой, которой Гарри у него никогда не видел.

— Я же был с тобой. Да и не стал бы я рисковать расположением Темного лорда.

— Уверен, что для тебя это не проблема, но, тем не менее, верю и не настаиваю, - Снейп развел руками. — Темный лорд тоже не стал бы вскрывать свою же защиту. А других настолько сильных магов я не знаю, но мне все это не нравится...

— Мне тоже.

Гриндевальд направился к выходу.

— Старшая палочка снова ускользнула из наших рук, — вздохнул Снейп. — Придется начинать все сначала.

— Не все потерянно, мой друг. Не все потерянно...

Дверь закрылась, и колокольчик громко оповестил об этом пустую комнату. Вздохнув, Гарри медленно выполз из-под дивана. Сил для рывка все еще не хватало, и он, перевернувшись на спину, постарался расслабиться, чтобы не напрягать еще больше уставшие мышцы.

Джерри выполз из-под дивана, улегся возле хозяина и сочувствующе заскулил. Гарри потрепал его по холке и пообещал:

— Сейчас. Сейчас я немного полежу и уйду. Я знаю, надо поторопиться, они могут вернуться...

Он устало закрыл глаза, чувствуя, что засыпает. Джерри вместо ответа начал облизывать его лицо и тыкаться мордой в бок, словно пытаясь поднять.

— Спасибо, — пробормотал Гарри, отворачиваясь от настойчивой ласки. — Ты прав...

Глубоко вдохнув и задержав дыхание, он мысленно произнес заклинание и с облегчением почувствовал, что магия послушно переместила его в Убежище. Но на ноги он так и не встал, голова закружилась, тело потеряло ориентацию, и Гарри обязательно упал бы, если б не сильные цепкие руки неожиданно подхватившие его.

— Что случилось?

Гарри почувствовал, что его куда-то перенесли и положили на ровную, мягкую поверхность. Вяло отмахнувшись от чего-то, оне попробовал подняться.

— Невилл, все в порядке, я здоров.

— Ага, оно и видно, — Невилл легко надавил на плечи Гарри, укладывая его обратно. — Полежи немного, сейчас мы тебе поможем, — и громко крикнул куда-то в сторону. — Дай ему быстрее что-нибудь! Только посильнее!

Гарри не понял, к кому именно обратился Невилл, но почти сразу же уловил терпкий аромат зелья, которое поднесли к лицу. В голове почему-то мелькнула паническая мысль, что это Снейп пытается напоить его какой-нибудь отравой. Животный инстинкт самосохранения заставил судорожно выгнуться дугой, едва не упав на пол. Но все те же надежные руки крепко сжали его плечи и вернули обратно.

— Тихо! Сейчас все кончится, потерпи.

Гарри почувствовал, как по зубам стукнулся край керамической чашки.

— Вот, выпей, это очень сильное восстанавливающее средство моего собственного приготовления... - новый голос был Гарри знаком, словно звонкий колокольчик он был добрым, ласковым, нежным и неожиданно успокаивающим. — Здесь только полезные и добрые травки, собранные на утренней зорьке. Они пропитаны сладкой росой и молоденькими солнечными лучиками.

Поняв, что это не Снейп, и никто его травить не собирается, Гарри приоткрыл рот и послушно отпил. Зелье приятно согрело горло и внутренности, возвращая телу легкость и гибкость.

С удовольствием потянувшись, Гарри встал с дивана, слегка пошатнулся и спешно схватился за первое попавшееся под руку. Оказалось, что под руку ему попалось плечо незнакомой молоденькой девушки. Пышные, отливающие золотом кудри обрамляли худенькое личико с подростково острым подбородком, маленьким носиком и огромными влажными глазами.

— Привет, — поздоровалась она. — Рада, что ты вернулся к нам...

— Ммм, — Гарри нахмурился. — Ты, наверное, Луна?

Девушка радостно заулыбалась:

— Да! Я — Луна Лавгуд, а ты — Гарри Поттер, хотя на него совершенно и не похож! Ты много лет отсутствовал, потому что не мог вернуться, но потом стремление к свободе, справедливости и равноправию победило, и ты переборол все препятствия, чтобы присоединиться к нам!

Гарри криво усмехнулся:

— Ну, если в общих чертах, то да...

Луна счастливо захлопала в ладоши.

— Отлично! Теперь, когда ты с нами, мы победим! Наши враги просто отступят, когда узнают, что Великий Гарри Поттер снова выжил!

Гарри возмущенно вдохнул воздух, намереваясь напомнить этой странной девушке о том, что вообще-то для всех Гарри Поттер еще мертв, но в этот момент в горле сильно запершило, он закашлялся, и смог только протестующе поднять руку. На помощь ему пришел Невилл.

— Луна, мы решили, что пока никому и ничего не расскажем, — ласково заявил он и повернувшись к Гарри предложил, — Может помочь тебе подняться? Силы сейчас вернуться, но следующие пару часов надо быть очень осторожным. Если в тебя попадет хоть одно заклинание средней силы, сердце может не выдержать.

— Все в порядке, — отмахнулся Гарри, отпивая еще немного зелья, чтобы побороть першение. — Не думаю, что мне встретится что-то по-настоящему опасное. Да и мое сердце переживало и не такое.

С благодарностью приняв предложенную Невиллом руку, он поднялся на ноги и аккуратно поправил примявшуюся одежду. Луна, все это время пристально наблюдавшая за ним, поинтересовалась:

— Почему мы должны что-то скрывать?

— Потому что так надо... — осадил ее Невилл. — Мы же доверяем Гарри, правда?

Луна наклонила голову к плечу, оценивающе рассматривая их.

— Да, наверное...

Гарри почувствовал себя неуютно под ее открытым честным взглядом и невольно отступил чуть в сторону, едва не врезавшись в Невилла.

— Где Оливандер? — спросил он у него.

— Там, с детьми, — Невилл махнул рукой в сторону двери. — Если хочешь, я могу его привести сюда.

Гарри покачал головой:

— Нет, сейчас мне надо вернуться, — он устало вздохнул. — У меня нет сил, чтобы с ним разговаривать. Не выпускайте его из Убежища и постарайтесь особо ни во что не посвящать. Не будем рисковать.

Невилл кивнул в знак того, что все понял и Гарри, не дожидаясь дальнейших разговоров, аппарировал к дому Гриндевальда. Еще раз внимательно оглядев себя с ног до головы, он смахнул несколько пылинок с плаща и вошел внутрь.

— А, мистер Паркер, ну наконец-то! Я уже собирался вас искать!

Гарри вздрогнул и, сделав удивленный вид, повернулся к Гриндевавльду.

— Прошу прощения, мистер Гриндевальд. Ваш эльф предупредил меня, что сегодня вы заняты, и я решил воспользоваться свободным временем, чтобы еще немного погулять по городу и сделать несколько покупок, — он демонстративно достал из кармана уменьшенные покупки, приобретенные в Косом переулке.

Гриндевальд отмахнулся.

— Оставьте все здесь, — приказал он. — Вы мне нужны для очень важного дела...


Глава 17. Первая смерть

Гарри удивленно нахмурился. Ему не понравилась подобная поспешность, совершенно не свойственная разумному, холодному Гриндевальду, всегда знающему наперед, что будет дальше.

— Ну же, мистер Паркер, у нас мало времени. Мне нужна помощь человека, которому я могу доверять.

— А как же мистер Снейп?

Гарри резко оборвал себя. Ему показалось, что вопрос прозвучал слишком подозрительно. Однако, Гриндевальд, слишком занятый своими мыслями, не обратил на него внимания.

— Мистер Снейп занят, — мрачно заявил он, проверяя легко ли достается палочка. — К тому же я не хотел бы посвящать его в свои дела, — он пристально посмотрел на Гарри. — Не потому, что не доверяю, просто так будет безопаснее для него самого.

— То есть, это какое-то опасное задание?

— Да.

— И секретное?

— Да.

— Задание от Темного лорда?

Гриндевальд недовольно поджал губы:

— Не слишком ли много вопросов, мистер Паркер? — поинтересовался он тоном, в котором четко прозвучали нотки угрозы. — Позвольте напомнить, что вы мой помощник, а потому должны подчиняться любым моим приказам. Желательно беспрекословно! Мы теряем время...

Не смотря на то, что его отругали, Гарри облегченно выдохнул. Если бы Гриндевальд что-то заподозрил об Оливандере, он вел бы себя иначе. Спешно вытащив из кармана остальные покупки, он направился к лестнице, чтобы отнести их в комнату.

— Оставьте все здесь, — остановил его Гриндевальд. — Эльфы отнесут их в вашу комнату и позаботятся о сохранности.

Гарри послушно кивнул и положил свертки на маленький столик, стоящий возле двери.

— Куда мы идем? — решился все-таки уточнить он.

— Увидите...

Гриндевальд, явно не собирающийся делиться информацией со своим помощником, развернулся и быстро направился в сторону библиотеки. Гарри ничего не оставалось, кроме как поспешить следом, на всякий случай, приготовив палочку. В полной тишине они прошли в библиотеку и остановились возле камина.

— Переправляемся в Дырявый Котел, — безапелляционно приказал Гриндевальд. — Оттуда будем аппарировать. Не тяните, я вас жду!

И первым ступил в огонь. Гарри на секунду замер, решая, не стоит ли сейчас отступить. Отступать было некуда, и он, кинув в камин горсть порошка, перенесся в Дырявый котел.

— Долго, мистер Паркер.

Гриндевальд неодобрительно покачал головой и, подхватив помощника за локоть, аппарировал.

Гарри не успел даже сообразить, что происходит. Тело, не ожидавшее аппарационного рывка, отреагировало резко неодобрительно: дыхание мгновенно перехватило, грудь сдавило словно клещами, мышцы свело болезненной судорогой, но уже через несколько секунд все пришло в норму.

Когда мир перед глазами перестал бешено вертеться, а сердце более или менее вошло в нормальный ритм, Гарри осторожно огляделся по сторонам. Тут же мелькнула мысль, что если они все еще и находились в Лондоне, то, скорее всего, это была самая неблагоприятная его часть. Все здесь дышало опасностью и какой-то отчаянной злобной обреченностью. Влажный, затхлый воздух, вызывающий тошноту, казался густым и осязаемым. Отвратительный запах то ли гнили, то ли старья пропитывал каждый сантиметр дороги, так сильно усыпанной мусором и грязью, что из-под них практически невозможно было разглядеть обшарпанные камни. Улицы настолько узкие, что темные унылые дома казалось низко нависали над прохожими, будто намереваясь вот-вот обрушиться на бедняг, петляли среди всего этого мусора, явно не обладая ни логикой, ни смыслом.

— Милое местечко, — хмуро пробормотал Гарри.

Он и сам не мог понять, почему ему так не нравится это место. Да оно было неприветливым, жутким, противным. Но ему, прожившему много лет в Азкабане, было не привыкать к подобному, там встречалось и похуже. Отчего-то темные тени, в которых, словно призраки, прятались тощие деревья и давно не крашеные стены домов вызывали внутри неприятную дрожь, а от промозглого сквозняка волосы на затылке вставали дыбом и по спине пробегали тысячи мурашек.

Гриндевальд не обратил внимания на случайную фразу своего помощника и быстро направился к маленькому полуразвалившемуся домику, притаившемуся в дальнем углу улицы. Толкнув хлипкую изъеденную влагой дверь, он шагнул внутрь с уверенностью, говорившей о том, что это место ему хорошо знакомо.

— За мной, мистер Паркер, мы пришли…

Дом изнутри полностью дополнял свой внешний вид. Темные картины, словно пустые глазницы, уныло встречали незваных гостей. Их обитатели даже не показались из-за потускневших, растрескавшихся от времени рам. Пыль вперемешку с грязью толстым слоем покрывала все горизонтальные поверхности, находящиеся в комнате: давно нечищеный камин, изъеденный молью диван и перила лестницы ведущей на второй этаж, куда немешкая и направился Гриндевальд.

Гарри шел следом, отстав на несколько шагов, чтобы шеф не почувствовал его смятения и напряжения, сковавшего тело. Лестница оканчивалась дверью. Судя по негромкому потрескиванию и маленьким искоркам то и дело вспыхивающим по краям, закрыта она была не только на тяжелый амбарный замок, висящий на цепи возле ручки.

— Приготовьте палочку, — приказал Гриндевальд, поднимая свою. — Что бы ни случилось, ваша обязанность защищать меня.

Гарри кивнул, демонстративно вскидывая руку с палочкой.

— Мне было бы проще, если бы я знал, против кого придется иметь дело, — осторожно заявил он.

Но Гриндевальд его уже не услышал. Сняв заклятие с легкостью, наводившей на определенные мысли о его авторстве, он открыл дверь, впуская воздух в очень душное, отвратительно пахнущее человеческими экскрементами, помещение.

Не привыкшие к темноте глаза сначала не могли ничего разглядеть в темноте, но постепенно Гарри смог различить оконные проемы, заколоченные деревянными балками, сквозь маленькие щели которых пробивались слабые лучики света. Возле входа прямо рядом с ведром наполненном до краев помоями лежали остатки пищи и чашка с мутной водой. У дальней от входа стены на полу валялся матрас, на котором скорчился маленький сухой старичок, одетый в вонючую поношенную мантию. Увидев посетителей, он злобно зарычал и бросился на Гриндевальда с явным намерением прокусить ему горло.

Гарри едва успел сообразить, что происходит, и практически на автомате вскинул палочку, произнося заклинание. Старик замер в сантиметре от Гриндевальда, покачнулся и рухнул на пол, подняв облако пыли. Гриндевальд, как ни в чем не бывало, наклонился к нему и брезгливо повернул на спину.

— Знаете, кто это? – поинтересовался он.

Гарри внимательно вгляделся в иссохшие, острые черты лица, изрезанные морщинами и мелкими шрамами, искусанные в кровь губы и безумные глаза, бешено вращающиеся в запавших глазницах.

— Нет, я… я не знаю этого человека, — неуверенно пробормотал он.

Гриндевальд кивнул, словно подтверждая его ответ.

— Об этом человеке известно крайне мало, он умело скрывается и никто никогда не заподозрил бы его в чем-то плохом, — заявил он. – Однако, это один из самых злейших врагов Темного лорда.

Гарри с сомнением нахмурился и еще внимательнее вгляделся в лицо поверженного, перебирая в уме всех людей боровшихся против Волдеморта,, кого когда-либо знал. Но никого даже смутно знакомого не нашел.

— Ээ… и кто это?

— Какая разница, — Гриндевальд небрежно переступил через старика и прошелся по комнате. – Разве его имя так уж важно?

Гарри пожал плечами:

— А что он сделал?

— Это тоже сейчас лишняя информация, мистер Паркер, — объявил Гриндевальд. – Этот человек – враг, и я хочу, чтобы вы его убили. Прямо сейчас!

Гарри вздрогнул и резко отступил на шаг назад:

— Что сделал?

— Убили, — спокойно повторил Гриндевальд. – Вы же, кажется, собирались служить Темному лорду, не так ли? Ну, так уничтожать его врагов – одна из главных задач его преданных слуг. Считайте это первым заданием.

Гарри сглотнул и крепче сжал палочку.

— Но… я никогда никого не убивал, — осторожно сообщил он. – Может быть правильнее будет отправить пленника к Темному лорду, чтобы он мог сам расправиться с ним?

Гриндевальд недовольно прищурился:

— Вы мне не доверяете?

— Конечно, доверяю.

— Вы не доверяете Темному лорду?

— Доверяю! — горячо возмутился Гарри. – Но если бы это был мой враг, я бы предпочел убить его собственноручно.

— У вас будет такая возможность, — пообещал Гриндевальд. – Если врага найдете. А сейчас перед вами враг Темного лорда, и я совершенно не понимаю, почему он еще жив.

Гарри перевел взгляд на старика, скорчившегося на полу. На секунду ему показалось, что во взгляде мутных глаз мелькнул осмысленный страх, но безумная злоба быстро вытеснила это чувство. Убивать? Гарри не был готов к подобному, он не хотел никого убивать, не хотел брать на себя ничью смерть. Да, лежа в темнице Азкабана, он часто представлял себе, как уничтожает своих врагов, но всегда это был просто смутный образ чего-то неопределенного, просто не до конца оформившаяся мысль. Он даже не знал, как это делается… В голове предательски мелькнул образ мертвого Дигорри, и Гарри будто сдаваясь отступил еще на шаг. Все он знал. Сам Темный лорд показал ему все необходимые движения и слова.

— Ну же, мистер Паркер, — Гриндевальд холодно напомнил о себе. – Представьте, что это проверка. Я хочу полностью доверять своему помощнику, а для этого мне нужно знать, что он выполнит любое!.. Слышите? Любое поручение.

Гарри стиснул палочку так, что побелели костяшки пальцев. Сейчас все висело на волоске, он либо подчинится и заслужит доверие Гриндевальда, а значит, получит прямую дорогу к Волдеморту, либо нет – и тогда его дальнейшая судьба становилась весьма смутной и неопределенной.

— Я не стану долго ждать, — безжалостно закончил Гриндевальд. – У вас минута на принятие решения…

Гарри растерянно оглянулся по сторонам, ища помощь в окружающих предметах. Словно в ответ на его призыв, за спиной Гриндевальда из темноты вынырнул, виляя хвостом Джерри. Он внимательно посмотрел в глаза хозяину и улегся на пол, словно демонстрируя, что всегда находится рядом. И тут же Гарри почувствовал, что пальцы обожгла знакомая магия. Хаотично мелькающие в голове мысли послушно упорядочились, выстраиваясь в четкую логическую цепь.

— Я хотел бы кое-что попробовать, — уверенно заявил он, глядя прямо в глаза Гриндевальду.

— Что же?

Гарри не надо было даже напрягаться, чтобы заметить мгновенный интерес, мелькнувший в глазах шефа.

— Я говорил вам, что некоторые заклятья колдомедицины у меня получаются без палочки, — спокойно продолжил он. – Один раз у меня получилось запустить сердце, возможно, получится его и остановить...

Гарри не знал, что именно пытается сейчас сделать, но чувствовал, что идет в верном направлении. Гриндевальд, действительно, пристально посмотрел на него и, слегка прищурившись, поинтересовался:

— К чему такие сложности?

— Мне очень сложно найти добровольцев для своих опытов, — Гарри бесстрастно пожал плечами. – А этому человеку все равно умирать, так не все ли ему равно, если я извлеку из его смерти немного пользы для себя?

Гриндевальд на некоторое время задумался, но потом все же одобрительно кивнул.

— Ну вот, сразу бы так, а то я уже начал сомневаться…

Гарри натянуто улыбнулся в ответ:

— Ну, так я могу попробовать?

— Темный лорд любит талантливых людей развивающих свои способности, — Гриндевальд развел руками. – Я думаю, он не будет против.

— Ааа, не могли бы вы подождать снаружи? – смущенно попросил Гарри. – Боюсь, что у меня может не получится… при свидетелях.

— Даже при мне?

— Особенно при вас…

Гриндевальд снова недовольно нахмурился.

— Просто, мне очень важно ваше мнение обо мне, — поспешил уверить его Гарри. – Мне не хотелось бы разочаровывать вас.

— Опять врете, — Гриндевальд усмехнулся. – Могли бы сразу сказать, что не хотите делиться своими открытиями, и вовсе незачем было так откровенно лгать. Я все понимаю, и даже в некотором смысле одобряю, – и, не дав Гарри времени оправдаться, направился к двери. – У вас три минуты.

Как только дверь за ним закрылась, Гарри бросился к старику. Джерри тоже подошел ближе. Увидев его, старик, даже не смотря на парализующее заклинание, содрогнулся всем телом и тихо заскулил.

— Что мне делать? – устало спросил Гарри у своего питомца.

Пес внимательно обнюхал тело и недовольно зарычал.

— Думаешь, ему еще рано?

Джерри одобрительно завилял хвостом.

— Ладно, попробуем, — обреченно пообещал Гарри, опустился на колени и слегка встряхнул рукой, чтобы магия не так сильно жгла пальцы, — Я не знаю, что я делаю, — с отчаянием прошептал он, глядя в испуганные глаза старика. – Мне надо, чтобы вы умерли ненадолго. Я постараюсь, чтобы все было хорошо. У меня получалось раньше оживлять. Мне кажется, что я умею… Простите меня…

Гарри зажмурился, чтобы больше ничего не видеть, и положил ладонь на грудь старика, туда, где едва заметно билось его сердце. Сначала магия не слушалась, отказываясь выполнять его команды и не желая течь в указанном направлении. Только тогда, когда невидимое кольцо Марволо Мракса накалилось до предела, обжигая пальцы, а сердце самого Гарри словно настроилось на сердце старика, повторяя за ним каждый удар, сопротивление, наконец, было сломлено.

Тук-тук-тук… магия обжигающим потоком перешла с ладони к чужому телу. Тук-тук-тук…

— Остановись, — приказал Гарри.

Оглушающая тишина, наступившая после этого, заставила его широко раскрыть глаза. Старик словно тряпичная кукла лежал перед ним: глаза остекленели, кожа побледнела… он был мертв. Гарри не успел даже осознать произошедшее, как дверь распахнулась, и вошел Гриндевальд.

— Три минуты прошли, — торжественно объявил он и, внимательно окинув взглядом комнату, направился к старику. – Вижу, вы уже закончили.

Слегка уняв нервную дрожь и засунув покалеченную руку в карман, Гарри кивнул.

— Да, вроде бы.

Гриндевальд проверил у старика пульс и довольно сообщил:

— Браво, мистер Паркер, у вас все прекрасно получилось. Вы молодец! Он мертв.

Гарри едва не передернуло от этой странной похвалы, но он сдержался и благодарно кивнул в ответ.

— Ну что же. Давайте на всякий случай закрепим наш результат. — Гриндевальд направил палочку на мертвого. – Авада кедавра!

Гарри только сдавленно вскрикнул и резко отшатнулся от зеленого луча, пролетевшего в нескольких сантиметрах от его лица. Мертвое тело забавно подпрыгнуло на месте и снова безвольно распласталось на полу.

— Замечательно, — кивнул Гринднвальд. – Теперь уходим, не стоит долго находиться рядом с мертвецом.

Гарри послушно кивнул и на автомате проследовал за ним на улицу. Как только они оказались вне дома, Гриндевальд сжал его руку и аппарировал обратно на Гримаулд-плейс. Гарри успел только кинуть быстрый взгляд вокруг, стараясь запомнить каждую мелочь.


Глава 18. Спасение старика

— Вы не боитесь, что кто-нибудь может вычислить нас по магическому следу? — хмуро поинтересовался Гарри и слегка отступил в сторону от шефа, стараясь взять себя в руки и расслабиться, чтобы не выдать того, как побелели пальцы сжимающие палочку.

Гриндевальд беспечно отмахнулся и направился к бару:

— Конечно, не боюсь, мистер Паркер. С чего вы решили, что кто-то станет нас искать? А тем более по магическому следу?

— Но ведь тот человек… вы сказали, что он враг Темного лорда. Значит, его могут искать те, кто воюет против нас, не так ли?

— Так, — согласился Гриндевальд. – Но можете не волноваться, это уже моя проблема.

Гарри прищурившись, посмотрел на собеседника:

— То есть такой вариант развития событий все же возможен?

— Какой вы все-таки осторожный, мистер Паркер, — засмеялся Гриндевальд и плеснул себе немного виски в стакан. – Где безумство молодости? Где драйв? Стремление к осуществлению неосуществимого? – он подмигнул. – Я в вашем возрасте был более бесстрашен.

— Я предпочитаю не рисковать, — спокойно ответил Гарри. – Тактика бесстрашия – это тактика проигрыша. Она заставляет решать сердцем, а не умом. Многие люди в запале совершали такие поступки, за которые потом всю жизнь расплачивались.

— Вы правы, — задумчиво кивнул Гриндевальд и надолго замолчал, поднеся бокал к губам, но так и не отпив из него ни капли.

Гарри, поняв, что отвечать ему на вопрос не собираются, осторожно поинтересовался:

— Так почему мы ушли, оставив такие явные следы?

Неожиданно Гриндевальд вздрогнул, едва не опрокинув на себя виски:

— Что? Ах, да… ваши страхи, — он быстро справился с эмоциями, аккуратно убрал с мантии пролившиеся капли и допил оставшуюся жидкость. – Я вам повторяю, не волнуйтесь! И вам придется поверить мне на слово.

Гарри сдаваясь, кивнул:

— Хорошо. Я вам еще нужен?

— Нет, можете идти, вы свободны.

Стараясь не выглядеть подозрительно поспешным, Гарри поднялся к себе в комнату и крепко закрыл дверь. Он уже собирался броситься к окну, как перед ним с громким хлопком возник старый эльф, одетый в аккуратную наволочку.

— Мистер Паркер что-нибудь желает?

Эльф подобострастно зашевелил ушами и несколько раз поклонился до пола. Гарри досадливо прикусил губу, но сдержался и приветливо, хотя и немного криво, улыбнулся.

— Нет, мне ничего не нужно.

— Совсем-совсем?

— Совсем!

Эльф разочарованно опустил плечи и уже собирался исчезнуть, но внезапно Гарри пришла в голову странная мысль.

— Погоди, скажи-ка мне вот что…

Эльф с радостью подпрыгнул.

— Все, что пожелает первейший.

— Куда делся Татти, который утром приходил?

Лицо эльфа мгновенно омрачилось, и он грустно опустил глаза в пол.

— Татти сейчас счастлив, — уверенно заявил он. – Татти наконец-то смог умереть спокойно. Вы ему разрешили.

Гарри недоуменно нахмурился:

— Нет, погоди. Что значит, я ему разрешил? Я же сказал, что он может умереть, когда придет время!

— Его время пришло, — закивал эльф. – Спасибо вам!

— Но я не приказывал ему этого!

— Первейший разрешил Татти умереть, и он умер.

— Первейший? Почему ты называешь меня первейшим? Что это значит? — Гарри понимал, что ему нужно как можно скорее вернуться на место смерти старика, но разговор с эльфом казался сейчас не менее важным. – Расскажи мне…

Эльф затрясся, словно осиновый лист, и испуганно вжал голову в плечи.

— Первейший – это вы, первейший.

— Это я уже понял! С чего ты это взял?

— Потому, что Татти видел рядом с вами Его!!!! – Эльф округлил глаза и схватился за голову. – Динни хороший эльф, он подчиняется первейшему.

— Погоди, вы видели моего пса? Джерри? Да? – догадался Гарри.

— Татти видел, — закивал эльф. – Динни не видел, Динни еще рано.

Гарри устало вздохнул.

— Ладно, Динни, больше вопросов у меня нет.

— И я точно ничем не могу помочь первейшему? – с надеждой поинтересовался эльф.

— Можешь, — решился Гарри после нескольких минут раздумий. – Ты останешься в комнате, и если вдруг мистер Гриндевальд решит прийти сюда, немедленно меня найдешь и предупредишь. Понял?

Динни закивал:

— Конечно-конечно, Динни все понял! Динни найдет!

Гарри с сомнением посмотрел на него, но все же решил оставить все, как есть. Взобравшись на подоконник, он перелез на дерево и быстро спустился вниз. Приходилось спешить, Гарри совершенно не был уверен в том, что сможет оживить старика через столь долгое время. К тому же он все еще помнил яркую зеленую вспышку мелькнувшую совсем рядом. Сможет ли он бороться с Авадой? Помогут ли ему его силы?

Он сам не заметил, как оказался на месте: то ли аппарация получилась так хорошо, то ли это ноги смоли так быстро донести хозяина. Гарри отбросил эти мысли и бегом бросился наверх. Только счастливый случай спас его… Он зацепился краем плаща за какой-то гвоздь, и это на несколько мгновений замедлило его. Но именно этих мгновений хватило Гарри, чтобы услышать, что в комнате кто-то есть, отпрыгнуть в сторону, выхватить палочку и резко замереть.

— Ты ничего не слышал?

— Что? Нет. Ничего не слышно. Тебе показалось.

В комнате были двое.

— Мы опоздали, Дамблдор будет недоволен.

— Ты уверена, что он мертв?

— Мертвее не бывает.

— И что же нам теперь делать?

— Не знаю.

Гарри удивленно замер. Рон и Гермиона. Точно! Это были они. Его друзья. Точнее когда-то они были его друзьями. Он хорошо запомнил слова Невилла о том, что «они были очень убедительны, говоря о его смерти». В голове мелькнула безумная мысль выйти сейчас к ним и потребовать ответа. Но Гарри сдержался и приник ухом к щелочке между косяком и дверью, стараясь не пропустить ни слова.

— Думаешь, это Авада? – с сомнением поинтересовался Рон. – Что-то не похоже. Смотри, какой он древний. Может он умер сам по себе.

В комнате послышались звуки какой-то возни, видимо, они осматривали тело.

— Не говори глупостей, Рон. Он не так уж стар для волшебника, — уверенно заявила Гермиона. – Обычных признаков смерти от каких-то болезней я не вижу. Диагностическое заклинание показало, что он был сильно ослаблен, но не смертельно. Получается, что сердце остановилось у него само… Хотя… Странно. Тут вроде бы есть следы Авады, но умер он не от нее. Очень странно. Да и остальные магические следы какие-то странные. Стертые что ли? Я даже не могу понять, что это за заклинания.

Рон хмыкнул.

— Выглядит этот старик очень даже трухляво... – проворчал он, видимо остальную часть фразы подруги он пропустил мимо ушей.

— Я же сказала, что он не так уж стар!

— Ты еще скажи, что знаешь кто это!

— Конечно знаю, Рон. А если бы ты внимательнее слушал то, что тебе говорит Дамблдор, то тоже бы знал.

— Зачем, если ты мне сейчас все расскажешь.

Гарри весь обратился во внимание и еще крепче вжался щекой к щелке.

— Это величайший мастер палочек, Рон, — с укором пояснила Гермиона. — Его зовут Грегорович. Звали… И между прочим, теперь с отсутствием и Оливандера, и Григоровича найти палочку станет очень сложно.

— Грегорович, — задумчиво повторил Рон. – Да, я о нем что-то слышал. Кажется какая-то история с непобедимыми палочками.

— Ты мог слышать о нем во время Тремудрого турнира. У учеников Дурмстранга были его палочки, — напомнила Гермиона. – У Виктора точно! Я помню, мы с ним даже поспорили, какой из мастеров лучше.

— Я кажется говорил, чтобы ты при мне не вспоминала этого имени!

— Все, молчу.

Они ненадолго замолчали, и Гарри немного пошевелился, разминая затекшую спину.

— Что будем теперь делать? – спросил, наконец, Рон. – Ты права, Дамблдор будет очень недоволен. Хотя, в общем-то, злиться ему не на что. Как только мы получили его сову, тут же отправились на место. Никто не виноват, что нас уже опередили.

Гермиона вздохнула.

— Боюсь, что для Дамблдора это не оправдание, сам знаешь, какой он нервный в последнее время, — она передвинулась чуть ближе к двери. — Надо позвать кого-нибудь, чтобы проверить сам он умер или нет.

— И кого же это? Задание-то было секретное. Дамблдор по головке не погладит, если мы посвятим в него кого-то еще.

— Мы ему не скажем. Я думаю, Ремус нам поможет, заодно отвлечется от мыслей о том, как помочь Сириусу.

— Хорошо, как скажешь.

Поняв, что собеседники сейчас выйдут, Гарри отшатнулся и спрятался в тени. Дверь тут же отворилась и на лестничной площадке показались две фигуры, закутанные в плащи.

— Почему бы не аппарировать отсюда? – возмутился Рон.

— Потому что если сюда явится кто-нибудь из Пожирателей, они могут отследить наши следы! Я же говорила!

— И все равно я не понимаю…

Они быстро спустились вниз по лестнице, так и не заметив Гарри. Дождавшись, когда стихнут звуки их шагов, он вышел из своего укрытия и быстро вошел в комнату. Старик все так же лежал на полу, неестественно повернув голову на бок.

— Ну здравствуйте, мистер Грегорович, — усмехнулся Гарри.

Магия, не дожидаясь зова хозяина, сама появилась в кончиках пальцев. Гарри внимательно посмотрел на искорки, любуясь их необычными переливами, и осторожно приложил руку к груди покойника. Это было не так, как раньше. Роза все еще была жива, когда он оживлял ее. Снейп тоже. Тогда все действия Гарри были скорее импульсом, неосознанной эмоцией, интуитивной реакцией на происходящее. Он не до конца понимал, что делает и какие последствия будут иметь его поступки. Сейчас же оживление являлось необходимостью, последствием, за которое он в ответе.

Магия обвила сердце умершего и осторожно сжала его. Гарри всю свою силу мысли, все горячее желание направил туда. Безрезультатно.

«Он мертв. Ничего не получится». — мелькнула мысль.

— Ну же... давай!

Сердце нервно трепыхнулось и снова замерло.

— Ну уж нет! Я упрямее, — прорычал Гарри.

Перстень на пальце раскалился, обжигая тонкую кожу и оставляя на ней темные следы. От напряжения потемнело в глазах.

— Давай!

И магия, словно испугавшись гнева хозяина, потекла бурным потоком, снося все преграды на своем пути. Сердце сжалось, неохотно вздрогнуло раз, чуть увереннее другой, третий... и, наконец-то забилось по-настоящему, уступая чужой воле. Вдох! И легкие медленно расправились, наполняясь живительным воздухом.

Силы оставили Гарри, он пошатнулся и бессильно ткнулся лбом в пока еще холодное плечо спасенного им человека.

— Мы сомневаемся в том, что этот человек умер своей смертью.

— Вообще-то это Гермиона сомневается, я как раз таки уверен, что такой древний старик мог умереть даже от дуновения ветра.

— Помолчи, Рон!

Гарри застонал, услышав голоса из-за двери.

— Сейчас все посмотрим и разберемся, Гермиона.

— Спасибо тебе, Ремус.

Несколько мгновений понадобилось на то, чтобы собраться с силами, представить себе место, произнести заклинание и... дверь распахнулась настежь, на пороге показался Рон... но в комнате уже никого не было.


Глава 19. Падма Патил

Ноги коснулись пола, и тут же подогнулись не выдержав тяжести чужого тела. Гарри с трудом удержал равновесие, пошатнулся, сделал несколько шагов по направлению к первой попавшейся горизонтальной поверхности, оказавшейся диваном, и медленно опустил свою ношу на нее.

— Ну и тяжелый же вы, мистер Грегорович, — пробормотал Гарри. — Надеюсь, что ваше спасение стоило того.

Внезапно за спиной у него раздался шум открывающейся двери и практически сразу прозвучал тихий удивленный вскрик:

— Вы кто?

Гарри вздрогнул и, резко обернувшись, столкнулся лицом к лицу с Падмой Патил. На секунду перед глазами мелькнуло то же лицо, но страшно обезображенное смертью и непереносимой болью. Гарри с трудом отогнал наваждение и осторожно выпрямился, стараясь не делать резких движений.

— Привет.

Падма испуганно вскинула палочку.

— Я кажется спросила, кто вы!

— Погоди, давай поговорим!

— Отвечайте!

— Падма!

Гарри поднял руки, намереваясь объяснить бывшей однокласснице, что не представляет для нее опасности, но совершенно забыл, что все еще держит палочку. Глаза Падмы в ужасе распахнулись, и она закричала:

— Экспелиармус!

Палочка выскользнула из рук Гарри, пролетела мимо растерявшейся девушки, с громким стуком ударилась в стену, отскочила и упала на пол в нескольких метрах от них. Падма быстро опомнилась и поспешила встать так, чтобы оказаться между палочкой и ее хозяином.

Потеря возможности защищаться неожиданно успокоила Гарри. Он выпрямился и приветливо улыбнулся.

— Ну вот, видишь, теперь я безоружен. Что дальше?

Падма опасливо отступила на шаг назад.

— Не стоит, — остановил ее Гарри. — Если ты побежишь, то откроешь для меня спину. Я могу бросить тебе вслед какое-нибудь заклинание.

— У вас нет палочки...

— Колдовать можно и без нее, — с усмешкой напомнил Гарри. — К тому же мою палочку ты так и оставила лежать на полу, думаешь я не успею до нее добраться, пока ты будешь бежать к двери?

Падма отступила еще на шаг назад. Было видно, что она все больше и больше теряется.

— Да кто вы такой!? — дрожащим голосом спросила она. — Почему вы мне все это говорите?

— А ты меня не узнаешь? — Гарри наклонился вперед, уверенно ловя взгляд собеседницы. — Присмотрись внимательнее. Ты же меня знаешь.

— Я вас не знаю...

— Знаешь. Мы много лет жили рядом. Помнишь? Парвати узнала меня сразу.

Глаза Падмы на секунду заледенели, потом с ужасом распахнулись, она выронила палочку и прижала руки к щекам.

— Гарри! Гарри, это ты! — Она бросилась к нему. — Как я рада тебя видеть.

Гарри обнял ее, погладил по спине и крепко прижал к себе, словно она была самым дорогим воспоминанием детства. Они почти не знали друг друга, но одно то, что Падма Патил, одноклассница, которая даже не училась с ним на одном факультете, не поверила в его смерть, не объявила заочно мертвым, не бросила поисков, когда отступили самые близкие, заставляло Гарри относиться к ней как к давнему близкому другу. Он даже на секунду забыл о том, сколько всего произошло с тех пор, как они с Роном пригласили сестер Патил на Бал Тремудрого Турнира.

— Все в порядке, — прошептал Гарри. — Я тут, и теперь никуда уже не уйду.

Падма кивнула и осторожно отстранилась.

— Где ты был?

— Неважно, главное, что я здесь.

— Неважно? — Глаза Падмы на секунду вспыхнули гневом. — Мы столько лет разыскивали тебя по всей Британии и за ее пределами! Столько перепробовали ритуалов разных, столько заклинаний! Невилл чуть не погиб, когда пытался пробраться на заседание к Пожирателям, в надежде узнать что-нибудь о тебе!

Гарри в очередной раз почувствовал прилив благодарности к друзьям и стыд за то, что ему приходится что-то скрывать от них.

— Вы долго ждали, я знаю...

— Очень долго.

— Но придется подождать еще немного, — Гарри успокаивающе улыбнулся. — Когда-нибудь я вам все расскажу, но не сейчас. Ты столько времени терпела, потерпи еще чуть-чуть.

Падма недовольно поджала губы, но покорно кивнула в ответ. Подняв с пола палочки, она протянула одну из них Гарри, а свою засунула за пояс.

— Ты сказал, что видел Парвати, — тихо спросила наконец, Падма. — Она пропала, и я никак не могу ее отыскать. С ней что-то случилось?

Гарри запнулся, прежде, чем ответить.

— Да...

— Она умерла?

Губы Падмы слегка задрожали, но она сдержалась и с трудом сглотнула.

— Да. Ее убили Пожиратели. — Гарри очень хотел бы смягчить новость, оградить подругу от горя. Но слова все равно получились сухими и какими-то неестественными. — Я не смог ей ничем помочь.

— Я знала, — обреченно прошептала она. — Парвати не бросила бы меня. Мы могли поссориться, она сбегала к Дамблдору, пряталась у Оливандера, искала что-то по всей стране, рискуя жизнью. Но она всегда находила возможность сообщить мне, что с ней все в порядке. Даже тогда, когда Невилл запрещал нам общаться.

Гарри сжал кулаки.

— Я отомстил за нее.

Падма пожала плечами:

— Спасибо, но самой страшной местью за смерть моей сестры было бы уничтожение Волдеморта. Именно ради этого она боролась всю жизнь.

— Все будет, — страстно пообещал Гарри. — Обязательно будет. Мы вместе уничтожим его. Вот увидишь, Парвати умерла не напрасно.

— И как мы это сделаем? У тебя есть какое-то сверхоружие? — Падма устало покачала головой. — Гарри, на нашей стороне никого нет, кроме горстки перепуганных детишек, каждый день рискующих своей жизнью. Они не скажут, но они боятся, я вижу это в их глазах! И я так не могу больше. Невилл и Луна все еще верят в победу, а у меня нет сил. — Она села на диван и опустила голову. — Нет сил больше жить в постоянном ожидании смерти. Знаешь, смерть Парвати не единственная. Вчера погиб один из моих учеников. Маленький мальчик, которому всего неделю назад исполнилось двеннадцать лет. Его поймали Пожиратели за использование магии и выпотрошили словно курицу...

Гарри с жалостью посмотрел на нее.

— Не вини себя, — посоветовал он. — Если бы вы не нашли этого мальчика, он мог оказаться в руках Пожирателей намного раньше.

— Его убили, чтобы понять, почему заклинание слежения не сработало, — вздохнула Падма. — Заклинание, которое мы с Невиллом собственными руками сняли два года назад! Мы его научили колдовать, и мы его во все это впутали.

Она раздраженно ударила кулаком по обивке дивана. Гарри схватил ее руку и крепко сжал.

— Ты не виновата, — уверенно повторил он. — Ни ты, ни Невилл. Вы сражаетесь за правду, вы спасаете этих детей! Магию нельзя блокировать, они все равно бы погибли, как только она вырвалась бы наружу. Единственный, кто действительно виновен — это Волдеморт, который безжалостно уничтожает детей! Против него надо сражаться, даже если ты останешься одна. Ты не должна сдаваться... хотя бы ради этого мальчика.

Падма послушно кивнула, но было видно, что горячая пафосная речь Гарри не произвела на нее никакого эффекта. Она слишком устала, чтобы бороться.

— Надо что-то делать, — прошептала она. — Ученики теперь в опасности, Волдеморт давно догадывается, что что-то не так, но раньше у него не было достаточных доказательств. Нам повезло... что Пожиратели поспешили, и убили ребенка, а не пытали его, чтобы узнать информацию, — она сглотнула и поморщилась, словно последняя фраза была самой горькой на вкус.

Гарри задумчиво нахмурился:

— Найдо собрать всех ученико здесь, — решил он, наконец. — У нас нет другого выхода.

Падма не успела ничего ответить, потому что старик, лежащий на диване, напомнил о своем присутствии громким, протяжным стоном, и она резко отпрыгнула в сторону, снова выхватывая палочку.

— Кто это?

Гарри быстро подошел к дивану и осторожно проверил у старика пульс. Биение было неровным, судорожно резким, словно кровь еще не определилась с тем, в какую сторону ей течь и течь ли вообще. Впрочем, главное, что оно было, а значит, у Гарри получилось оживить мертвого человека... Это открытие отчего-то не вызвало у него ни страха, ни гордости. Оно казалось логичным, словно он знал об этом всегда.

— Вы спасены, мистер Грегорович. Вы умерли и возродились снова, благодаря чему избежали страшной участи и сейчас находитесь в безопасном месте. Надеюсь, что вы запомните, благодаря кому это произошло.

Грегорович медленно, словно неверя, приоткрыл сначала один глаз, потом другой, жадно, с хрипом втянул в себя воздух и тут же закашлялся. Падма спешно наколдовала стакан с водой и осторожно напоила беднягу.

— Не пытайтесь пока говорить. Я не знаю, как произошедшее отразится на вашем здоровье, — остановил его Гарри. — Конечно, главное, что вы дышите, но лучше не рисковать.

Старик слабо отмахнулся, потом жадно напился, судорожно трясясь всем телом и расплескивая воду, и резко оттолкнул стакан. Падма отдернула руку и с отвращением отвернулась в сторону.

— Риск — это прекрасно, мистер, особенно, когда ты жив, — Грегорович морщась осмотрел себя и безрезультатно попытался приподняться. — За спасение я, конечно, благодарю... Но как же я запомню, если не знаю вашего имени?

Гарри заметил хитрый прищур глаз, лукаво приподнятве брови и явный интерес промелькнувший во взгляде старика — мастер палочек явно был не так прост. Гарри даже засомневался, так ли страшен был плен Гриндевальда. Старик уже не казался таким уж измученным.

Гарри предупреждающе кивнул Падме, чтобы она не убирала палочку.

— Вам не нужно мое имя.

— Мне придется к вам как-то обращаться, мистер.

— Вы с этим вполне справляетесь.

Старик вытянулся на диване, закинул руку за голову и с интересом огляделся по сторонам. Гарри тут же захотелось завязать ему глаза, чтобы он увидел как можно меньше, но было уже поздно.

— А тут уютненько, — похвалил Грегорович.

— Вам предоставят комнату, где вы сможете восстановить силы и подлечиться, — мрачно заявил Гарри. — Само собой разумеется, что вам не стоит выходить за пределы убежища, во избежание неоднозначных ситуаций.

— То есть я вырвался из одного плена, чтобы попасть в другой? — криво усмехнулся старик, обнажив почерневшие, неровные зубы.

Гарри пристально посмотрел на него.

— Вы скоро поправитесь, — пообещал он, проигнорировав вопрос. — Здесь у вас есть крыша над головой, еда, лекарственные зелья...

— Но нет свободы.

— Зато есть жизнь. Разве этого мало?

— Конечно.

Гарри почувствовал, что начинает злиться. Раздражение на ходу материализуясь в магию и, не находя для себя новых источников, зачерпнуло часть чужой и без того не очень сильной энергии. Грегорович моментально сник, его дыхание участилось, мышцы задрожали от напряжения, и он устало откинулся на спинку дивана. Решив, что это хорошая идея, Гарри выбрал из него как можно больше сил, оставив минимум для поддержания жизнедеятельности.

— Вы передо мной в долгу, — жестко напомнил Гарри. — и живы, пока этого хочу я. Надеюсь, что вы запомнили это.

Грегорович с трудом опустил голову, что означало скорее всего кивок. Гарри повернулся к Падме:

— Это Грегорович — мастер палочек.

Падма нахмурилась:

— Я не знаю его, слышала что-то в детстве...

— Этот человек останется здесь. Его разыскивает Волдеморт, так что нужно спрятать его как можно лучше. И я не хочу, чтобы у него была даже малейшая возможность вырваться. Ты можешь найти какую-нибудь закрытую комнату?

Падма нервно кивнула:

— Да, есть одна, рядом с Оливандером, на ней хорошие защитные чары и замки.

Гарри направил палочку на старика и поднял его в воздух.

— Веди.

Падма, не мешкая, направилась к двери. Гарри последовал за ней, левитируя Грегоровича перед собой и, на всякий случай, накрыв его лицо тряпкой.

— Вот она, — Падма открыла маленькую неприметную дверь, ведущую в просторную пустую комнату без окон. — Тут правда нет мебели.

— Не беда, — отмахнулся Гарри. — Мистеру Грегоровичу не привыкать к скромной обстановке. Просто наколдуй ему какой-нибудь матрас.

Падма, не споря, достала из кармана старых поношеных джинсов, в которых была одета, платок, положила его на пол и трансфигурировала в мягкий матрас. Гарри одобрительно ей улыбнулся и, не особо церемонясь, опустил свою ношу на импровезированное ложе.

— Проследи, пожалуйста, за тем, чтобы его закрыли, — попросил он у Падмы, — лучше сама наложи дополнительные заклинания. И пусть никто сюда не заходит, особенно дети. Я сам принесу ему еду и все необходимое.

Падма с сомнением нахмурилась.

— Если он опасен, может его лучше вообще здесь не держать?

Гарри и сам об этом думал. Ему совершенно не хотелось рисковать детьми и друзьями, но другого места, где можно было бы держать пленника у него не было.

— Пусть пока останется здесь, — решил он, наконец. — Надеюсь, что это не на долго.

— Хорошо, как скажешь, — согласилась Падма.

Они вышли, и она закрыла дверь на ключ, повесила замок и наколдовала несколько защитных заклинаний.

— Готово. Что дальше?

Вдруг посреди корридора с громким хлопком возник домовой эльф Гриндевальда.

— Мистер Паркер! Мистер Паркер! Хозяин дома! Хозяин вернулся!

— Спасибо, — кивнул Гарри. — Можешь идти. — он обернулся к Падме. — Невилл здесь?

— Нет, никого нет.

— А когда будет?

— Не знаю, мы стараемся не говорить друг другу направления, куда уходим, чтобы если попадешь в плен...

Она замолчала, но Гарри и так понял.

— Найди Невилла, если сможешь, — попросил он. — Скажи, что надо срочно отыскать всех детей и собрать их здесь. Постарайтесь укрепить защиту и ждите меня здесь!

И не дожидаясь ответа аппарировал.


Глава 20. Первый шаг

Оказавшись в небольшом проулке, возле дома на Гримаулд-плейс, Гарри внимательно огляделся по сторонам. Не заметив ничего подозрительного, он скользнул мимо спящих домов и ловко перебрался по уже знакомому дереву в свою комнату. Здесь тоже все вещи были на своих местах, так же как он и оставил их перед уходом. Гарри скинул обувь, швырнул плащ в угол, не раздеваясь, нырнул под одеяло и накрылся им с головой. Некоторое время в комнате стояла густая, гулкая тишина, лишь изредка нарушаемая тяжелым, неспокойным дыханием.

Постепенно Гарри успокоился, дыхание выровнялось, тело расслабилось, а тишину дома так и не нарушил ни один звук. Он уже решил, что либо эльф ошибся, и в доме никого нет, либо Гриндевальда вовсе не интересовал его помощник. Однако, через некоторое время, в коридоре, за закрытой дверью послышался легкий шелест мантии и приглушенный коврами звук шагов. Человек прошелся мимо комнаты один раз, потом развернулся, прошел еще раз. Послышалось хриплое ворчание, в котором невозможно было разобрать ни слова. Гарри даже показалось, что дверь в комнату приоткрылась на несколько мгновений. Он напрягся всем телом, интуитивно вжался в подушку, словно она могла его спасти в случае чего, и почувствовал, как по волосам, едва касаясь их, прошла прохладная волна магии. Вздох — и шаги быстро проследовали в сторону лестницы.

— Когда же вы спите, мистер Гриндевальд, — проворчал Гарри, позволяя телу, наконец, расслабиться.

Ему, естественно, никто не ответил. Куда-то идти было опасно. Никто не мешал Гриндевальду вернуться через некоторое время и еще раз проверить, на месте ли помощник. Поэтому, хотя все внутри Гарри требовало аппарировать к Невиллу и помочь ему собирать детей, он сдержался и, быстро переодевшись, вернулся в кровать.

Несмотря на переживания, сон пришел к нему почти мгновенно. Впрочем, не надолго. Уже через несколько часов в комнате раздался громкий хлопок, и Гарри спешно вскочил на ноги, выхватывая палочку.

— Да что ж вы такой нервный-то!

Вспыхнул свет, ослепляющий своей яркостью. Но Гарри уже успокоился, поняв, что это шеф решил навестить его под утро. Спокойно дождавшись, когда глаза привыкнут к освещению, он поклонился. Гриндевальд, полностью одетый, с палочкой наготове, неодобрительно покачал головой.

— Доброе утро, мистер Паркер.

— Оу, доброе утро, — извиняющимся тоном пробормотал Гарри, косясь на едва освещенные фонарями, темные улицы за окном. — Просто никак не ожидал, что вы меня так внезапно разбудите.

Гриндевальд понимающе улыбнулся:

— Все в порядке, это мог быть и не я. Хотя вы потратили довольно много времени, чтобы разобраться, что к чему.

— Если бы это были не вы, я бы оглушил противника или уничтожил его, — спокойно заявил Гарри, выпрямляясь и оглядываясь по сторонам, в поисках одежды.

— И как бы вы определили, что это не я? Вы ж меня только по голосу узнали, у вас это на лице было написано. А если бы я не произнес ни слова? Свет вас полностью обезоружил. — Гарри промолчал, решив не нарываться на дальнейшие нравоучения. — Надо ставить защиту, мистер Паркер. И покрепче...

— Против вас в вашем же доме? — усмехнулся Гарри. — Не вежливо как-то. И, честно говоря, я не ожидал, что здесь мне может что-то угрожать.

— Против врагов, они есть везде.

Гарри замер, не решаясь как-то реагировать на последнюю фразу собеседника и ожидая дальнейших действий собеседника, но тот только внимательно рассматривал его. Молчание затянулось.

— Эээ, — Гарри нахмурился. — Вы что-то хотели?

Гриндевальд, словно очнувшись, вздрогнул.

— Да-да. Конечно. Мы срочно нужны Темному лорду, у вас есть несколько минут, — он посмотрел на настенные часы. — Хотя, уже, наверное, секунд.

Не дожидаясь окончания фразы, Гарри начал быстро одеваться. Натянув на себя брюки, потом рубашку, он накинул сверху плащ и наглухо застегнулся на все пуговицы.

— Я готов, — объявил он.

Гриндевальд, ни слова не говоря, развернулся и быстро спустился в библиотеку. Гарри почти бегом следовал за ним. Он не успел даже опомниться, а пламя камина уже перенесло его в знакомый зал.

— А, Геллерт и его чудесноодаренный помощник!

Гарри обернулся на звук хриплого шипящего голоса.

— Мой лорд, — он поклонился Волдеморту, пряча глаза. — Я очень рад вашей похвале, но боюсь, что не заслужил ее пока ничем.

— Все в порядке, мой мальчик, — отмахнулся тот. — Уверен, что еще заслужите.

Гарри почтительно склонил голову, не зная, что ответить. Ему было противно, что Волдеморт хвалит его, но в тоже время он отлично понимал, что это очередная победа в борьбе за влияние при дворе Темного лорда. К счастью, в этот момент в разговор вступил Гриндевальд.

— Мы прибыли сразу, как только смогли, — заявил он.

Волдеморт недоверчиво пожал плечами, но больше касаться этой темы не стал.

— Мне нужны ваши умения, — объявил он. — Как вы знаете, недавно между моими верными Пожирателями и остатками приспешников Дамблдора произошла небольшая битва. Враги были повержены и бежали с поля боя. Многие мои слуги пострадали...

Он сделал небольшую паузу, будто ожидая, что собеседники продолжат фразу.

— Вы хотите, чтобы мы вылечили ваших верных слуг, — предположил Гриндевальд. — И я, и мой помощник, конечно же, с радостью послужим вам.

Волдеморт отрицательно покачал головой.

— Нет, с ними вполне справится Северус, раны не настолько серьезны, — его голос слегка понизился, став более глубоким и зловещим. — Но, согласитесь, как справедливый и благодарный предводитель, я обязан отомстить за любую боль, причиненную моим подчиненным.

Гриндевальд согласно кивнул.

— Для того, чтобы отомстить, мне необходима информация, — сказал Волдеморт, продолжая логическую цепочку. — Вот тут-то вы мне и поможете. Мы смогли захватить несколько пленников, среди них множество личностей, особенно приближенных к Дамблдору. Например, предатель крови Сириус Блек...

У Гарри резко перехватило дыхание. Сначала почему-то вспомнилось маленькое сердце Григоровича, послушно замедляющее свой бег. Тогда он подчинился Гриндевальду, желая приблизиться ко двору Волдеморта. Сейчас он был еще ближе к этой цели. Но! Волдеморт требовал намного более жестокой уступки. Гарри не составило особого труда представить, как его заставляют пытать собственного крестного. Безжалостно. Жестоко. Долго. По коже пробежал рой противных мурашек...

Гриндевальд, словно почувствовав его смятение, сделал несколько шагов по направлению к Волдеморту.

— Мы с мистером Паркером во всем подчиняемся вам, — невозмутимо пообещал он. — Какого рода вам нужна помощь с пленниками?

Волдеморт задумчиво посмотрел на него, потом перевел взгляд на все еще бледного Гарри.

— Я хочу, чтобы вы вылечили их, — заявил он, наконец, выдержав небольшую паузу. — Потом они будут направлены на допрос. Потом снова вернутся к вам. И снова допрос. И так до бесконечности, пока я либо не получу ответы на все вопросы, либо они не умрут сами.

Холодное лицо на мгновение обезобразилось кровожадным оскалом. Гарри недовольно поджал губы, но промолчал, решив предоставить право действия начальнику. Гриндевальд, выдержки которого можно было только позавидовать, поклонился.

- Мы с удовольствием.

Волдеморт, явно довольный ответом, повернулся к двери, и Гарри с удивлением обнаружил, что там, незамеченная никем, расположилась огромная змея. Рептилия лениво подняла голову и внимательно посмотрела на хозяина.

— Позови мне Асторию.

Не сразу, но Гарри все же догадался, что Волдеморт сказал эти слова на парселонге. Змея послушно расправила свое длинное, влажное тело и быстро выползла из Зала. Через некоторое время в ту же дверь вошла Астория Малфой. Увидев Гарри, она смущенно покраснела и приветливо заулыбалась.

— Ты все сделала, что я просил? — голос Волдеморта слегка потеплел. С натяжкой его даже можно было бы назвать ласковым, но от этого изменения по телу Гарри пробежали неприятные мурашки — настолько неестественно было понимать, что чудовище тоже может к кому-то привязываться.

— Конечно, мой господин.

Казалось, что для Астории нет ничего более важного, чем выполнить поручение своего обожаемого «господина». Гарри на секунду почувствовал болезненный укол зависти, настолько явно в ее глазах горели восторг и обожание.

— Проводи наших гостей к пленникам, предоставь им все необходимое и увеличь, на всякий случай, стражу.

Волдеморт покосился на Гриндевальда, но тот только кивнул, демонстрируя, что понимает мотивы подобных распоряжений.

— Все сделаю, мой господин, — пообещала Астория и, поманив Гарри за собой, последовала к одной из дверей.

Следуя за ней по темным петляющим коридорам, Гарри безрезультатно пытался запомнить маршрут. Но быстро понял, что это бесполезно — одни и те же вазы встречались за каждым вторым поворотом, а мимо картины, изображающей кровавую сцену битвы, они казалось, прошли десятки раз.

— Здесь все зачаровано, — с улыбкой пояснила Астория, заметив его напряженный взгляд. - Чтобы ходить здесь, надо знать секрет.

Она лукаво подмигнула и направилась дальше.

— Забавно, — тихо усмехнулся Гриндевальд. — За один взгляд этой девушки многие мужчины отдали бы свои жизни, а вам ее внимание не стоило никакого труда. Вот она сила молодости и тайны...

— Я ничего для этого не делал.

— А вам и не надо было. В вас есть все, что любят женщины. Суровая мужская привлекательность, неординарная сила и мощь, а самое главное, как я уже сказал, тайна, поддерживающая вокруг вас ореол загадочности.

— Я думаю, вы преувеличиваете, — поморщился Гарри, но про себя заметку сделал.

Наконец, они оказались перед длинным коридором с множеством выходящих в него дверей. Астория приглашающе махнула рукой и приоткрыла одну из них.

— Нам сюда...

Гарри послушно шагнул следом. Коридор с дверьми мгновенно исчез, и на его месте появились мокрые облезлые стены камеры без окон и дверей. Прямо на полу в неестественных позах, видимо обездвиженные заклинанием, изломанные и изуродованные, лежали люди. У многих из них были переломаны руки и ноги. От крови пол казался одной большой лужей густой черной жижи.

Гарри замер. Нет, вовсе не кровь напугала его. Камера. Он хорошо помнил этот удушливый запах плесени, постепенно врастающей в тело, это тяжелое, сводящее с ума, ощущение замкнутого пространства, давящего со всех сторон... эту непрекращающуюся пытку отчаянием, от которой невозможно избавиться.

Гриндевальд, проходя мимо Гарри, нечаянно задел его плечом, едва не опрокинув на пол.

— Мистер Паркер, не зевайте, у нас много работы.

Гарри, резко вырванный из своих темных мыслей, извинился и послушно направился к первому попавшемуся телу, про себя благодаря Гриндевальда за его неловкость. Оглядевшись вокруг себя и не заметив ни одного знакомого лица, он немного успокоился и опустился на колени, не обращая внимания на то, что пачкает в крови плащ.

Астория аккуратно присела рядом на корточки.

— Мистер Паркер, вы не против, если я посижу рядом?

— Сожалею, миссис Малфой, — Гарри расстроенно покачал головой. — Но я пока что только разрабатываю свою технику лечения... и боюсь сглазить.

Девушка обиженно надула губки.

— Я еще не замечала за собой дурного взгляда. Возможно, я могла бы наоборот стать вашей музой и принести удачу?

— А если я вдруг ошибусь? — игриво улыбнулся Гарри, стараясь перевести все в шутку. — Разве я смогу пережить такой позор?

— Но я могла бы помочь...

— Я был бы счастлив, но привык работать один.

Астория гордо вскинула свой носик.

— Мистер Паркер, не надо юлить, я этого не люблю, да и вы не похожи на человека, который принимает ложь за меру общения. Я отлично понимаю, что вы не хотите делиться со мной своими секретами, — она отвернулась. — Смею надеяться, что это свидетельствует о том, что вы действительно умеете делать что-то уникальное.

Гарри внимательно проследил, как она отходит к Гриндевальду и заводит с ним ничего не значащий разговор о травах и только после этого отвернулся к больному. Конечно, злить Асторию в его планы не входило, но и показывать всем вокруг свою силу он не собирался.

Человек, лежавший перед Гарри, был без сознания. Его ноги изломанные в нескольких местах лежали на полу, вывернутые в обратную сторону, на груди виднелись длинные рваные раны, из которых лилась кровь.

Первым делом Гарри остановил кровь, для этого ему даже не пришлось использовать свою силу, хватило пары заклинаний прочитанных в книгах. А вот с переломами было сложнее...

— У нас есть костерост или что-то подобное? — нерешительно поинтересовался Гарри, гадая про себя, не изменились ли за время его заключения зелья.

— Да, конечно, — прохладно кивнула Астория. — Вам стоит обратиться к мистеру Снейпу, у него был целый запас.

Гарри огляделся по сторонам.

— Вы не поможете мне найти его?

— Оу, а как же ваша самостоятельность? Вы вроде привыкли работать одни.

— В этом я без вас не справлюсь, — Гарри, будто сдаваясь, поднял руки. — Будьте приветливой хозяйкой, проводите меня.

Астория победно улыбнулась и, с достоинством развернувшись, прошла прямо сквозь стену. Гарри шагнул за ней. Помещение, в котором они оказались, представляло собой полную противоположность тому, откуда они пришли. Огромный зал, освещенный со всех сторон высокими мозайчатыми окнами, был уставлен чистенькими постелями, на которых лежали пострадавшие в бою Пожиратели. Среди них сновал Снейп, то и дело смешивая какие-то зелья, поправляя повязки и проверяя больных. Астория направилась прямо к нему.

— Мистер Снейп, нам необходим костерост для пленников, не могли бы вы поделиться? — попросила она.

Снейп, с неохотой оторвавшись от больного, посмотрел сначала на нее, потом на Гарри.

— Видимо, этот пленник очень важен Темному лорду, раз он решил его вылечить.

Астория пожала плечами.

— Не задавайте вопросов, мистер Снейп, вы же знаете, я не отвечу.

Снейп недовольно поджал губы, но ничего больше говорить не стал, а просто развернулся резко на каблуках и направился к кладовке, расположенной в углу. Астория секунду помедлила, но потом поспешила следом.

Гарри остался стоять посреди Зала, не решаясь двигаться. Он не был уверен, что все происходящее не проверка, и за ним сейчас кто-нибудь не наблюдает из укрытия. Поэтому решил не рисковать, чтобы не навлечь на себя подозрений. Вокруг раздавалось тяжелое дыхание больных, болезненные хрипы, несвязный шепот. Если закрыть глаза, эта комната ничем не отличалась от камеры, поэтому Гарри старался даже не моргать, чтобы лишний раз не вспоминать неприятное место и ощущения, которое оно вызывало внутри.

Внезапно рядом с ним раздался громкий стон. Гарри резко обернулся на звук, и в нос тут же ударил знакомый запах смерти. Один из больных с трудом перевернулся на бок, и устало открыл глаза, посмотрев прямо на него. Несколько безумно долгих секунд они не отрывали взгляда друг от друга.

— Помоги...

Гарри привычно ощутил, как магия возрождается на кончиках пальцев, но он не обратил на нее внимания.

— Сейчас придет мистер Снейп и сделает что-нибудь...

Челюсть изуродованного человека затряслась.

— Тогда убей меня, — попросил он. — Убей, чтобы я больше не мучался. Снейп не спасет, он не сможет.

— Я думаю все не так страшно...

Но стоило Гарри сказать эти слова, как внутренне он ощутил такую боль, что согнулся пополам. Боль, которую ощущал сейчас раненый, проклятие безжалостно рвало его внутренние органы, не давая умереть, но и не оставляя шансов на жизнь. Наваждение исчезло — магия отреагировала мгновенно, защитив своего хозяина, Гарри даже не успел по-настоящему испугаться.

— Убей...

Магия все больше жгла пальцы, не давая шансов на размышления. Гарри положил руку на грудь мужчины.

— Простите, но вам придется жить, — пробормотал он.

Проклятие само исчезло, чуть только соприкоснувшись с чужеродной магией. Боль отступила...

— Браво, мистер Паркер, вы поистине чудесноодаренный волшебник!

Гарри досадливо поморщился и обернулся к Волдеморту.


Глава 21. Не время рисковать

Волдеморт, не смотря даже на не самый высокий рост, умудрялся горделиво возвышаться над всей комнатой, одним своим присутствием заставляя пространство почтительно отступать перед ним. Его руки были свободно опущены вдоль тела, но эта демонстративная открытость не обманула Гарри, он интуитивно чувствовал, что не пройдет и секунды, как палочка окажется в цепких пальцах, при первом же намеке на угрозу для хозяина, а губам не потребуется даже размыкаться. Что-что а уж беспалочковая магия точно не была проблемой для одного из сильнейших магов мира. Мощная магия почти материально ощущалась за несколько метров от него.

Гарри встряхнул головой, словно откидывая непослушные волосы, но на самом деле пытаясь привести мысли в порядок. Он что, только что восхищался могуществом Волдеморта? Не к добру это... Гарри непринужденно улыбнулся.

— Я рад, что смог вам угодить, мой лорд.

Волдеморт слегка наклонил голову, словно хищная птица, заметившая добычу и прищурился, рассматривая собеседника.

— Вы же не могли знать, что я рядом...

— Я не люблю представлений и притворства, мой лорд, и служу вам и вашим идеям не только у вас на виду.

Гарри очень надеялся, что получилось не слишком вычурно.

— Похвальное рвение...

Волдеморт откинул мешавшуюся под ногами кучу мусора, состоящую из остатков окровавленных бинтов, осколков и каких-то лекарственных растений, и неспешно приблизился к Гарри. Тот с большим трудом заставил себя замереть и не отступить под колючим взглядом черных, слегка водянистых глаз, в которых горел явный интерес. Интерес безумного гения, увидевшего перед собой что-то новое, никогда не изученное ранее. Губы Волдеморта судорожно подрагивали, нахмуренные брови сошлись в сплошную линию, руки тряслись от жгучего желания немедленно выхватить палочку, наложить на жертву обездвиживающее заклинание, распотрошить ее и изучить каждый сантиметр. Все это Гарри заметил моментально, почувствовав угрозу на уровне животных инстинктов. Однако, подавив в себе ненужную сейчас панику, он только гордо выпрямил спину и посмотрел прямо в глаза Волдеморту, демонстрируя свою открытость и честность:

— Я всегда готов служить вам, мой лорд. Этот человек, — он кивнул на спасенного пожирателя, спокойно спящего на кровати. — Ваш слуга. Я, надеюсь, что верный... А если он служит вам, то я считаю своим долгом воспользоваться всеми доступными мне средствами и как можно быстрее вылечить его, чтобы он мог вернуться в строй и с новыми силами отстаивать правое дело.

— Согласен, — одобрительно кивнул Волдеморт, наклоняясь к бывшему больному и внимательно исследуя его, словно подопытную лягушку: со смесью интереса и отвращения одновременно. — Вы совершенно правы, мистер Паркер, идет война, и нам важен любой мало-мальски сильный волшебник, способный держать палочку.

Гарри поклонился.

— Надеюсь, что я достаточно убедительно доказал, что мои... скромные знания могли бы принести пользу вам и вашему великому делу!

Волдеморт неохотно отвлекся от пожирателя и выпрямился:

— Осторожнее, мистер Паркер, вы только что сказали, что никому ничего не доказывали.

— Это правда, — Гарри смущенно опустил глаза, одновременно и пряча взгляд, и давая себе небольшую передышку — все таки выдерживать напряжение ситуации, глядя глаза в глаза противнику и держа при этом подобострастное выражение лица, было нелегко. — Ну раз уж подвернулся такой удобный случай...

— Почему бы им не воспользоваться, — с улыбкой закончил за него Волдеморт. — Ну о «скромных» знаниях это вы явно приуменьшили...

— Я предпочитаю не обещать больше необходимого.

— Вы собирались умереть за меня, разве это не предполагает, что усилий надо будет приложить намного больше «необходимого»?

Гарри поджал губы. Опять эти игры в слова. Игры — правил которых он не знал, а потому играл вслепую, наощупь находя ответы на сложные вопросы. Даже удивительно, что пока Волдеморт ни разу еще не подловил его на чем-нибудь серьезном.

— Все что я знаю в ваших руках, — произнес наконец Гарри, чувствуя, что этот кон остался за собеседником, и исправить ситуацию уже невозможно.

Волдеморт промолчал, видимо подчеркивая, что хозяин здесь он, и ему решать когда продолжать беседу. Гарри решил больше не поддаваться на провокации и тоже молчал, почтительно опустив голову, тем самым демонстрируя, что смирится с любым решением. Так в полной тишине они простояли напротив друг друга несколько секунд.

— Чтож, мистер Паркер, — милостиво кивнул Волдеморт. — Я принимаю ваше служение и буду рад увидеть вас среди моих воинов.

Гарри облегченно выдохнул. «Главное не сорваться теперь, когда все уже почти получилось» — мелькнуло у него в голове. Но Волдеморт еще не все сказал.

— Конечно, вы должны понимать, что в моем окружении присутствуют очень разные люди. Многие из них недоверчиво относятся к чужакам, им мало подобной, — он выразительно указал на спасенного. — Демонстрации... Поэтому ближайшее время за вами будут внимательно следить, и вам предстоит доказать еще и им вашу верность. Я, со своей стороны, постараюсь всеми силами оказывать вам поддержку.

Гарри едва сдержался, чтобы не усмехнуться, но вовремя сообразил, что это очередная проверка. Уж кто-кто, а Волдеморт точно не стал бы прислушиваться к мнению своих прихлебателей. Доказывать верность Гарри придется прежде всего ему.

— Я сделаю все необходимое, мой лорд.

Волдеморт пожал плечами и недовольно нахмурился.

— Только не переусердствуйте, — хмуро предупредил он. — Я не давал вам распоряжения лечить кого-то кроме пленников.

Гарри на секунду растерялся.

— Но...

— Я помню ваши объяснения, мистер Паркер, — отмахнулся Волдеморт. — Можете их не повторять. На первый раз прощаю, но будьте в следующий раз внимательнее.

Гарри послушно кивнул.

В это время, крайне удачно для зашедшего в тупик разговора, дверь, в которую совсем недавно вышел Снейп, открылась, и в больничное крыло бабочкой впорхнула Астория. В руках она несла костерост и радовалась ему так, словно это был огромный букет цветов. Увидев Волдеморта она еще больше обрадовалась и направилась прямо к нему.

— Мой Господин, что-то случилось?

Волдеморт едва заметно улыбнулся, слегка приподняв уголки губ, видимо, это было самое явное выражения эмоций, которое он мог себе позволить.

— Нет-нет, милая, все в порядке. Я просто решил проведать наших верных героев, и встретил тут мистера Паркера, которого ты бросила совсем одного, — недовольно пожурил он свою воспитанницу. — Это неосторожный поступок с твоей стороны.

Гарри на месте Астории уже готовился бы к скорой смерти, но девушка лишь смущенно покраснела.

— О, мы с мистером Паркером зашли за костеростом, — Астория продемонстрировала в доказательство своих слов флакон с неприятно пахнущей жидкостью. — Мистер Снейп его нам любезно предоставил.

— Хорошо, милая, можете идти, — разрешил Волдеморт, словно родитель, который разрешает своему любимому дитя что-то, что заведомо вредно. — И все же не стоит отвлекать мистера Паркера и мистера Гриндевальда от их работы. Если они не выполнят моего задания и подведут меня, я буду вынужден наказать их. Разве ты не будешь чувствовать себя виноватой?

Астория испуганно вскрикнула:

— Конечно, мой Господин, уже уходим! — И схватив за руку Гарри потащила его к двери. — Все будет готово!

— Иди, дитя мое. Я жду вас мистер Паркер завтра, сразу после того, как выполните задание. У меня будет для вас пара новых.

Позволяя девушке вести себя по запутанным коридорам, Гарри раздумывал о произошедшем. Он не сомневался, что часть предпоследней фразы Волдеморта предназначалось именно ему. Это его, Гарольда Паркера предупреждали, что за милость оказанную ему, в виде разрешения служить при дворе Темного лорда, надо плати беспрекословным подчинением. Иначе... последует неминуемое наказание.

Гриндевальд встретил их подозрительным взглядом, но ничего не спросил. Забрав у Астории костерост, Гарри поблагодарил ее и принялся за лечение пленников. Оказалось, что с большинством ран Гриндевальд уже успел справиться самостоятельно, помощь помощника ему явно не требовалась, и Гарри воспользовавшись ситуацией решил внимательно осмотреть пленников. Искал он конечно же знакомые лица, а прежде всего Сириуса. Но ни крестного, ни кого бы то ни было еще знакомого из прошлой жизни не было.

Астория, стоявшая в тени и внимательно наблюдавшая за действиями Гриндевальда, заметила интерес Гарри, но неверно истолковала его:

— Вы кого-то узнали, мистер Паркер?

— Нет-нет, — отмахнулся Гарри. — Как же я могу знать кого-то из здесь присутствующих, если совсем недавно прибыл в Англию.

— Тогда что же вы ищите? — удивленно поинтересовалась Астория.

Гарри пожал плечами:

— Честно говоря, я искал одного человека, который напал на меня во время... ну вы знаете... — он сделал вид, что ему стыдно даже вспоминать тот день. — Мы не закончили дуэль в тот раз, и я не хотел бы остаться в долгу.

Астория сочувственно посмотрела на него.

— Я все понимаю, — уверила она. — Вы благородны, для вас, как и для любого чистокровного волшебника важно отстоять свою честь. Это похвальное стремление, сейчас большинство молодых людей забывают об этом. Господин всегда приветствует и ценит таких, как вы. А я уж этому поспособствую.

Гарри благодарно пожал ей руку, радуясь, что сам того не желая, смог угодить Астории и еще больше упрочить свое положение. Решив рискнуть, он осторожно поинтересовался, стараясь вложить в голос побольше трагизма.

— Ваши слова для меня, как бальзам, леди Малфой, но моего врага нет в этой комнате. Значит, его либо убили, а так как я этого не делал, долг мой остался неоплаченным. Либо он сбежал, что еще страшнее, потому что искать неизвестного человека, которого видел всего раз в жизни, в чужой стране, подобно поискам пресловутой иголки в стоге сена.

Астория ободряюще улыбнулась.

— Вы не расстраивайтесь. Возможно, его просто нет в этой комнате.

— Как разве это не все пленники? — встрепенулся Гарри.

— Конечно нет! — тихо засмеялась Астория и таинственно прошептала. — Нескольких Господин держит в другом месте. Я думаю, что это самые важные и опасные из пленников, скорее всего близкие к Дамблдору.

Имя бывшего директора Хогвартса прозвучало в ее устах, как самое отвратительное ругательство. Астория даже прижала пальчики к губам, словно испугавшись собственной дерзости.

— Вы очень сильный волшебник, — продолжила она, едва слышно. — Я уверена, что сражались вы с достойным противником и, если его захватили, он находится там. Если вы расскажете, как он выглядел, я бы попробовала пробраться в ту камеру и проверить...

Гарри прикусил губу, чтобы не дать поспешному ответу вырваться.

— Не стоит, — гордо уверил он. — Я не хочу, чтобы Господин рассердился, и у вас из-за меня возникли проблемы.

Астория отмахнулась.

— Не волнуйтесь, я умею быть незаметной. Да и отношение ко мне Господина, смею надеяться, позволяет некоторые вольности. Расскажите!

Гарри задумчиво нахмурился, не зная рисковать или нет. С одной стороны Астория, которая могла проникнуть в любую часть замка, без проблем выяснила бы местонахождение Сириуса, а возможно и привела бы к нему. Но с другой... кто мог ручаться, что это не ловушка. Перед глазами снова всплыл израненый Сириус, которого тащили по коридору, и Гарри решился.

— Я не люблю быть кому-то должен, — хмуро сообщил он. — А тем более долг мести... Я не успел его хорошо разглядеть, но он довольно высок, худощав, длинноволос...

Гарри запнулся не зная, как еще описать Сириуса, больше в голову ничего не приходило. Астория покачала головой.

— Не густо, — вздохнула она. — С таким описанием можно пол Ордена Феникса переубивать...

Гарри развел руками:

— Это все что я помню, — вдруг он стукнул себя по лбу. — Ах да!! Вспоимнил!! Кто-то назвал его Сирос... нет.. Сурус.. да нет же! Забыл...

— Сириус, — радостно вскрикнула Астория. — Сириус! Конечно! Это он — самый отъявленный из предателей! Я ненавижу его больше Дамблдора!

— Да? Он и вам что-то сделал?

Гарри удивленно отступил на шаг и благодаря этому заметил, что Гриндевальд резко склоняется к больному. Не оставляло сомнений, что старый маг подслушивал разговор. Впрочем, теперь уже было поздно.

Астория ничего не заметила и еще ближе прижалась к Гарри.

— Сириус Блек — предатель крови, мистер Паркер. Он запятнал свою фамилию, еще в ранней юности примкнув к Дамблдору. Предал семью! Свою семью, самых близких на свете людей! — она опустила глаза. — Он приходится моему мужу родным дядей по матери. А значит, его позор в некоторой степени и сой позор. Теперь вы понимаете, почему я его ненавижу.

Гарри согласно закивал, бормоча какие-то сожаления. Он решил не упоминать о том, что и сам Драко, муж Астории, находится в бегах и по слухам примкнул к Ордену Феникса. Сейчас это было лишнее.

— Сириус Блек здесь, — произнесла, наконец, Астория. — Мы его даже видели с вами, но вы, наверное, не обратили внимание. Так что ваша месть еще может свершиться. Попробуйте обратиться к Господину. Сейчас он к вам благоволит и вполне мог бы помочь.

Гарри понял, что разговор окончен и поспешил вернуться к больным. Астория некоторое время задумчиво рассматривала его из под полуопущенных ресниц, потом развернулась и быстро вышла. Гарри уже собирался последовать за ней под каким-нибудь предлогом, но Гриндевальд резко окликнул его.

— Мистер Паркер! Вы уже закончили? А то мне здесь необходима ваша помощь.

Гарри обреченно кивнул и направился к нему. Помощь Гриндевальду, как и ожидалось, на самом деле не требовалась, но он быстро нашел для помощника новую работу и вместе они до рассвета провозились с ранеными.

К радости Гарри, ему ни разу не пришлось применять свою силу. Умирающих не было, а с самыми тяжелыми ранами Гриндевальд справлялся сам, объяснив это тем, что он не хочет огорчать Темного лорда и пока сам не убедится в возможностях помощника, не станет рисковать своим положением.

Гарри подобное положение вещей вполне устраивало. Он поил больных костеростом и обезболивающим, перевязывал раны и исподтишка наблюдал за начальником, учась у него сложному искусству колдомедицины. За окном начало светать, когда вернувшаяся Астория объявила, что на сегодня они могут быть свободны, а завтра Гриндевальд должен вернуться к лечению пленников, а Гарри ждут к десяти часам на частную беседу.

— Господин будет рад выслушать любую вашу просьбу, мистер Паркер, — таинственно добавила Астория.

Гарри только настороженно покосился на начальника. Гриндевальд не выказал ни малейшего удивления к тому, что его не пригласили, но информация явно не прошла мимо его ушей.

Астория вывели их зачарованными коридорами к большой комнате с несколькими каминами и, кинув на Гарри еще один многозначительный взгляд, вышла.

— Ну что, мистер Паркер, домой? — иронично поинтересовался Гриндевальд.

— Да, конечно, — кивнул Гарри. — Сегодняшний день был очень утомительным.

Через пару минут они уже перенеслись при помощи каминной сети в дом на Гримаулд-плейс. Гарри уже хотел направиться к себе в комнату, когда его остановило деловитое покашливание начальника.

— Мистер Паркер, вы помните о нашем недавнем разговоре? Ничего не хотели бы мне рассказать?

Гарри обреченно вздохнул.

— Я все помню, — уверил он. — Просто, думал, что сейчас не самое удобное время для разговоров.

— Ничего страшного, — Гриндевальд грациозным движением палочки разжег огонь в камине, наколдовал два удобных кресла, сел в одно из них и жестом предложил Гарри последовать его примеру. — Ну же! Откуда такая неуверенность? Мы все равно не успеем поспать, проще не ложиться.

Гарри послушно сел в свое кресло и нервно забарабанил пальцами по подлокотнику. Заметив, что Гриндевальд наблюдает за ним, он быстро сцепил пальцы в замок.

— Итак? Я вас слушаю, мистер Паркер. Что там случилось у вас сегодня?

— Ничего особенного, — отмахнулся Гарри. — Просто, когда мы с миссис Малфой пришли к мистеру Снейпу за костеростом, мне посчастливилось вылечить одного из верных слуг Темного лорда. Как оказалось, сам Темный лорд за мной в это время наблюдал...

Гриндевальд насмешливо вскинул брови.

— Вы конечно, этого не заметили и оказались там вместе с ним совершенно случайно, — иронично улыбнулся он, но было видно что он одобряет подобное поведение своего помощника. Гарри его разочаровывать не стал.

— Совершенно случайно, — с такой же хитрой улыбкой подтвердил он. — Так уж получилось, что Темного лорда впечатлили мои умения настолько, что он согласился дать мне индивидуальное задание.

Гриндевальд задумался.

— Браво, мистер Паркер, — пробормотал он наконец. — Ваши способности поражают. Темный лорд конечно же не мог не обратить на них внимания. Господин славиться своим умом, он отлично понимает, что талантливых людей надо держать при себе.

Гарри пожал плечами.

— Но удержаться будет нелегко, — тихо продолжил Гриндевальд, глядя в каминное пламя. — За место возле Темного лорда борются очень многие, некоторые готовы за него перегрызть глотки своим оппонентам... в прямом смысле этого слова. Да и сам Темный лорд вряд ли так быстро приблизит вас к себе.

— Надеюсь, что вы слегка преувеличиваете, — усмехнулся Гарри.

— Возможно, — согласился Гриндевальд. — Но все же советую вам крайне внимательно следить за тем, что вы говорите, с кем говорите и о чем, а так же что пьете и на что наступаете. Помните, в доме Темного лорда даже потолок может быть ловушкой, предназначенной для проверки новых слуг.

Гарри благодарно кивнул.

— Я запомню.

Гриндевальд откинулся на спинку кресла.

— Вот и хорошо, вот и хорошо, мой мальчик... и забудьте на время обо всем остальном, ваша задача закрепиться возле Господина, внушить ему доверие. Все остальные цели ложны, как бы благородны они не были... — он сделал многозначительную паузу. — Запомните это и не разбрасывайтесь по пустякам. Сейчас не время рисковать. А теперь давайте ка поужинаем, а точнее уже позавтракаем. У нас обоих впереди сложный день, надо набраться сил.

Гарри машинально согласился и погрузился в свои мысли. Разговор оставил после себя слишком много вопросов. Намекал ли Гриндевальд о Сириусе, когда предупреждал «не разбрасываться по пустякам»? Возможно, конечно, что старый маг говорил о мести, он же слышал разговор с Асторией... А эти предостережения? Неужели проверки Волдеморта не закончились? Чего опасаться? Не ходить же всегда с поднятой к потолку головой! Гарри вздохнул и потянулся за дымящейся чашкой кофе, которая только что появилась на столике принесенном эльфами.

"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"