Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

A Life Half Lived

Оригинальное название:A Life Half Lived
Автор: Mione5, пер.: Voldemort
Бета:Day
Рейтинг:NC-17
Пейринг:СС/ГП
Жанр:AU, Angst, Drama, Romance
Отказ:Не моё. Все благодарности JKR и Mione5
Разрешение на перевод отправлено
Аннотация:Снейп, как и обещал, находит Гарри и возвращает обратно в Хогвартс. Но сможет ли он выполнить все свои обещания?
Комментарии: Предупреждение переводчика: перевод приблизительный. Текст творчески обработан бетой.
Перевод названия: "Жизнь, прожитая наполовину"
Каталог:Пост-Хогвартс
Предупреждения:слэш, суицид, смерть персонажа, нон-кон/изнасилование, ненормативная лексика, OOC, AU
Статус:Закончен
Выложен:2011-03-05 21:59:53 (последнее обновление: 2011.03.29 20:37:52)
  просмотреть/оставить комментарии


Глава 1.

Дряхлый дом, стоящий в конце переулка, многие считали заброшенным. Никто никогда не входил в него, и никто никогда не выходил. Но из его окон лился свет, зимой из дымоходов валил дым, и иногда слышались шедшие изнутри звуки.

Иногда более храбрые, или возможно более любопытные соседи подумывали постучать в дверь или позвонить, но эта мысль внезапно исчезала до следующего раза, только мелькнув на периферии сознания. Местные дети на спор отваживались было залезть в окно, но войдя во внутренний двор дома, они резко вспоминали о неотложных делах.

Мужчина в черном наблюдал за домом в течение нескольких дней, но ни разу так и не увидел его хозяина. Наконец, он решил, что если житель не собирается выходить, то он оказывается перед необходимостью войти. С этими мыслями он покинул свое укрытие и перешел на другую сторону улицы.
Охранные заклинания сдавили его, удерживая на месте. Сохраняя спокойствие, он начал Окклюменцией пробиваться через чары. В изумлении мужчина поднял бровь. Заклинания были намного мощнее тех, что окружали Хогвартс. Мужчина очистил свой ум, сосредотачивая все внимание на дверной ручке, и быстро произнеся отпирающее заклятие, шагнул через порог. Дверь за ним захлопнулась, и он с удовольствием почувствовал, что давление защитных чар осталось позади.

- Какого дьявола вы здесь забыли? - прорычал голос из тени.

Мужчина осклабился.
- Попридержите язык, Поттер.

- Отъебись Снейп, и свали из моего дома, - парировал Гарри.

- Нет.

- Выметайся сам, пока Охранные не вышвырнули тебя.

- Я уже крайне далеко от ваших Охранных чар, не так ли? А теперь послушайте меня, вы - маленький, надоедливый мальчишка. Я не уйду, пока не скажу, зачем сюда пришел.

Гарри вышел на свет и скрестил руки на груди.
- Прекрасно, рассказывайте свою сказку, а затем выметайтесь, - и резко развернувшись на пятках, он пошел дальше по коридору.

Снейп на несколько секунд застыл в удивлении, но быстро взяв себя в руки, направился за молодым человеком.

- Поттер, немедленно вернитесь и выслушайте меня, - шипел он.

- Вы сказали, что выскажете то, что хотели, и уйдете. Вы не говорили, что я должен буду слушать. - Растягивая слова, Гарри, с легкой непринужденностью, прошел в дверной проем, повернул налево и спустился по крутой лестнице. Незваный гость последовал за ним немного более нерешительно и застыл на последней ступеньке при виде Гарри Поттера в окружении алхимических приспособлений и пара, поднимающегося над зельями в котлах.

- Что во имя Мерлина... - Снейп резко закрыл рот.

- Вы хотели что-то сказать перед уходом, - Гарри не поднимал взгляда.

Снейп в течение нескольких секунд наблюдал за руками Поттера.

- Да, Поттер. Дамблдор хочет видеть вас. Я должен доставить вас в Хогвартс.

Гарри махнул рукой, регулируя пламя под одним из котлов.
- Я так не думаю, - сказал он коротко. - Я оставил все это в прошлом.

Снейп изогнул бровь: - Я вижу. - Растягивая слова, он махнул рукой в сторону волшебно помешивающихся котлов, заполненных зельями.

Гарри поглядел в указанном направлении и со вздохом продолжил свою работу.
- Я не могу вернуться. Почему вы не можете этого понять? Альбус понимает.

Голос Гарри был настолько заполнен болью, что Снейп не мог не шагнуть вперед.
- Поттер... - Снейп попробовал еще раз. - Гарри... Он умирает.

Рука молодого человека дрогнула, прозрачные капли, сорвавшись с кончика ножа, пролетели мимо котла и упали на ладонь, разъедая кожу.

- Черт, - зашипел он, хватая первую попавшуюся тряпку, и пытаясь остановить капающую на стол кровь.

Снейп сам не заметил, как оказался рядом с Гарри, выдергивая пропитанную кровью тряпку из его рук. Он потянул молодого человека к раковине в углу и, повернув кран, сунул окровавленную ладонь под воду. Гарри на несколько мгновений прижался горячим лбом к его плечу, прежде чем, опомнившись, отстраниться.

Мужчина бросил Сохнущее и Заживляющее заклинания и разжал пальцы. Гарри вернулся к приготовлению компонентов, даже взял нож, но в последний момент отложил его и вцепился побелевшими руками в край стола, ссутулившись и тяжело дыша.

- Зачем вы пришли? - прошептал юноша.

Снейп скрестив руки на груди, прислонился к стене.

- Потому что ОН попросил меня, - ответил он спокойно.

Гарри поднял голову, его глаза сверкали то ли непролитыми слезами, то ли сдерживаемым гневом. Северус не мог сказать определенно.

- Почему сейчас? Почему он послал вас именно сейчас?

- Я уже сказал вам, Поттер. Он умирает.

- Почему он просто не послал Фоукса? Почему вы?

Снейп смотрел, как юноша борется со своими эмоциями.

- Фоукс поддерживает в нем жизнь, - сказал он спокойно.

Гарри отвел взгляд и зашагал к двери, попутно, одним щелчком пальцев туша огонь под котлами и удаляя из них еще недавно булькающие зелья. Подождав его несколько минут, Снейп отправился следом, и нашел на кухне готовящим салат. Он наблюдал, как юноша ловким движением бросил несколько кусков мяса на горячий гриль и вернулся к нарезке помидоров. Несколько минут спустя стейки нашли свое место на двух тарелках, которые Гарри сунул в руки Снейпу. А сам взял два бокала и бутылку вина, и жестом пригласив мужчину следовать за ним, вышел из кухни.

Они сидели за столом на заднем крыльце дома, наслаждаясь едой и закатным солнцем, бросающим на небо пурпурную вуаль. Северус хотел было спросить у притихшего Поттера, что он думает делать, но не решился нарушить хрупкое перемирие, установившееся между ними. Пока они ели, Гарри молчал: он сидел в тишине и потягивал вино, наблюдая, как солнце прячется за горизонт. Он казался спокойным, но следящий за юношей Северус заметил, как в выразительных зеленых глазах на несколько секунд проскользнула тень.

Уже стемнело, когда профессор решился возобновить разговор. У директора школы заканчивалось время.

- Гарри, я понимаю, что это трудно для вас, но вы должны пойти… Если не для себя, так для него. Он нуждается в вас. - Юноша с трудом сглотнул.

- Я не хочу видеть его таким, - прошептал он.

- Гарри, пожалуйста, он просит вас. Пожалуйста, не разочаровывайте его, - Северус даже подумать не мог, что ему придется опуститься до мольбы.

Гарри поставил стакан на стол. Его лицо исказила гримаса ярости.

- Почему все должно быть настолько тяжелым? - пробормотал он скорее себе, нежели Снейпу. Тот также поставил стакан и немного наклонился вперед.

- Не должно быть, Гарри.

Гарри поднял взгляд.
- Я не хочу, - сказал он прямо.

- Я знаю, - кивнул Снейп, - но если вы не придете, то будете жалеть об этом всю оставшуюся жизнь, - убежденно сказал он.

Зеленые глаза Гарри неотрывно следили за мужчиной, но, в конце концов, кивнул соглашаясь.

- Вы правы, - вздохнул он.

Уголки губ Северуса дернулись.
- Мистер Поттер, могу ли я получить согласие в письменном виде? - саркастично растягивая слова, произнес он.
Гарри закатил глаза.

- Прекращайте, Снейп. Дайте мне пару минут. Я только возьму кое-что.

Северус кивнул: - Я подожду.

Вздохнув, Гарри встал из-за стола и, магией отправив посуду на кухню, зашел в дом, в котором зажегся свет, сопровождающий юношу из комнаты в комнату. Снейп ждал снаружи в наступившей темноте. Он понимал, насколько трудно было это решение для молодого человека.

"Мальчик-Который-Выжил" бежал с позором из волшебного мира почти десять лет назад. Гарри покончил с Темным Лордом, как обещал, но вместе с ним в тот день, он безжалостно убил более трехсот Пожирателей Смерти. Если у человека была метка, то он был обречен. Юноша не позволял ни захватить их в плен, ни допросить. И наступление ночи не пережил ни один.
Реакция общественности была ужасной. Многие призывали бросить мальчика в Азкабан и приговорить к Поцелую Дементора. Связи Дамблдора помогли Гарри выехать в Штаты, пережидая, пока не утихнет буря. Но молодой человек отказался возвращаться обратно. Нежелание иметь дело с волшебным миром, разорвало все прошлые связи.
Это было десять лет назад и сегодня "Мальчик-Который-Выжил" был почти забыт. Снейп знал, что это ненадолго.

- Готовы? - Услышав голос Гарри, он поднял взгляд. Глубокий капюшон черной мантии, скрывал в своей тени почти все лицо, но Снейпу был виден горячечный блеск его глаз.

- Как вы добрались сюда? - спросил молодой человек у застывшего Снейпа.

- Портключ от Министерства, а затем аппарировал.

- Это слишком долго. - Гарри схватил запястье профессора Зельеварения с обманчивой решительностью, потянул его вглубь сада. Снейп догадывался, что юноша не захочет иметь дело с Министерством. Но был совершенно не готов к тому, что Гарри остановившись, притянет его к себе.

- Держитесь, - прошептал он, и через несколько мгновений дизаппарировал их с тихим хлопком.
_________
Удивление не отпустило профессора даже тогда, когда они оказались в вестибюле Хогвартса.

- Как...?

Гарри покачал головой.
- Не спрашивайте, - твердо произнес он и жестом пригласил профессора его сопроводить.

Снейп смотрел на него несколько долгих мгновений, но только покачал головой и устремился к Больничному крылу, зная, что там все так же продолжается бессменная вахта у постели больного. Он не успел и порога переступить, как был атакован Молли Уизли.

- Где Вы были, Северус? Мы искали Вас по всему замку. Он совсем ослаб и звал Вас, - отрывисто выговорила она.

Снейп просто посмотрел и отошел в сторону, давая Гарри пройти вперед. Раздалось несколько вздохов, пока молодой человек стремительно подходил к кровати пожилого волшебника. Слезы блеснули в глазах Гарри, когда он узнал в этом хилом, бледном человеке директора. Так не похожего на прежнего Дамблдора, в котором всегда была внутренняя сила, на которого в любой момент можно было положиться и не быть преданным.

- Гарри. - Голос Дамблдора был столь же слаб, как и он сам. Гарри присел на край, игнорируя недовольные возгласы собравшихся в комнате людей. Снейп повел палочкой, показывая, что даст возможность Гарри спокойно попрощаться.

- Альбус, - дрожь от нахлынувших эмоций прерывала голос Гарри, когда он сжал протянутую ему ладонь. Рука Дамблдора была ледяной, и было понятно, что старик долго не протянет. Прижав ладонь к щеке, Гарри почувствовал сухую и тонкую, как пергамент, кожу. - Альбус, мне очень жаль, - прошептал он.

- Вы ничего не сделали, за чтобы стоило просить прощения, мой мальчик, - прохрипел Дамблдор.

- Есть за что. Вы верили в меня, а я подвел Вас. Мне жаль… я, возможно, мог бы быть более сильным, - слезы катились по щекам Гарри, прочерчивая блестящие дорожки.

- Вы были более сильным, чем мы имели права просить об этом, - уверил его старик и его глаза закрылись. Фоукс залился трелью, и Гарри понял, что директор школы страдал от боли.

- Гарри, я люблю вас, мой мальчик. Пожалуйста, поверьте мне, что все, что я сделал, я сделал только ради Вашей безопасности. Мне жаль, если я сделал что-то не так, но я не мог перенести и мысли о Вашей гибели.

- Я тоже люблю вас, Альбус, - судорожно прошептал Гарри.
Внезапно Дамблдор схватил другую руку Гарри и притянул ее к своей груди, закрывая глаза. Гарри понадобилось несколько мгновений, чтобы понять, что хотел сделать старик, и он воскликнул:
- Альбус, нет. Пожалуйста, нет. Я прошу вас.

- Гарри, вы должны, - Альбус вздохнул, его голубые глаза открылись и с тоской посмотрели на Гарри. - Только вы сможете.

- Альбус, я не могу. Пожалуйста, не заставляйте меня, - Гарри попытался вырваться, но директор сжал его руки стальной хваткой человека, убежденного в своей правоте.

- Гарри, пожалуйста. Никому больше, только тебе я могу доверить это.

Гарри не мог отвести взгляд от единственного человека, которого он считал своей семьей. - Я не могу. Я не могу, - как заклинание повторял он.

- Я люблю тебя, Гарри, - задыхался Дамблдор. - Я знаю, что ты можешь сделать это. Достойнее тебя не найти.

- Альбус, пожалуйста, не надо, - в последний раз попросил юноша, но было уже слишком поздно, его голова упала на их скрещенные руки. Грохот прокатился по замку, и казалось, что древние камни сдвигаются со своих мест. Но все быстро смолкло и внимание начавших в ужасе озираться людей быстро вернулось к рыдающему человеку, сгорбившемуся над покойным. Их сочувственно сжавшиеся сердца не посмели усомниться в том, что для него утрата Альбуса Дамблдора была невыразимо горестной. Стало очевидно, что директор поддерживал тесные контакты с Мальчиком-Который-Выжил, хотя никто об этом ранее не догадывался.

Тихие всхлипы заполнили комнату. Здесь были почти все учителя и близкие соратники из Ордена, который был расформирован вскоре после падения Воландеморта. Макгонагалл утешали Флитвик и старший Уизли. Поппи бросила сканирующие чары на покойного, просто чтобы подтвердить очевидное.

Снейп приблизился и положил руку на плечо Гарри, который продолжал оплакивать единственного человека, который верил в него. Глаза профессора зельеварения были подозрительно блестящи, но он не поддавался эмоциям. Он сделает это позже, в одиночестве.

- Пойдемте, Гарри, - сказал он тихо.

Гарри медленно встал. Не осталось и следа от прежней его грации, которую наблюдал Снейп несколько часов назад. Складывалось впечатление, что молодой человек постарел на столетие за эти несколько минут. Северус чуть не отстранился, когда увидел потускневшие глаза наконец-то поднявшего голову Гарри. Если бы он не знал, что молодой человек в начале третьего десятка лет, то он бы дал ему в два раза больше.

- Идемте, - мягко повторил Северус и подтолкнул юношу к двери.

- Подождите, - внезапно сказала Макгонагалл, опасливо озираясь на стены замка, как будто они в любой момент могли рухнуть. - Что с Охранными чарами?

Гарри оглянулся и посмотрел на нее тусклыми от горя глазами.

- Я принял их, - пробормотал он прежде, чем выйти из комнаты.
________________________________________
Гарри медленно бродил по пустующим залам и коридорам. Время от времени он прикасался кончиками пальцев к стенам и тяжело вздыхал. Северус следовал за ним на расстоянии, пока они не подошли к горгульи закрывающей вход в кабинет директора. Он не мог понять, как они тут очутились.

Макгонагалл, Флитвик и другие сотрудники подбирали названия различных сладостей, но каменная статуя так и не сдвинулась с места. Изумление отразилось на их лицах при виде молодого человека, но тот не обращая на них ровным счетом никакого внимания, прошел к статуе и прикоснулся к ней. Горгулья послушно отъехала в сторону, пропуская Гарри вперед.

Он зашел в такой знакомый кабинет. Прошло десять лет с того момента, когда он был здесь последний раз. Десять лет с момента поспешной отправки его из замка в Соединенные Штаты, где он и оставался до сегодняшнего дня. Он знал, что это Дамблдор сказал Снейпу, где его искать, и что тот и теперь будет приглядывать за ним из-за гипертрофированного чувства долга перед пожилым директором.

Но Дамблдор не понимал, как это будет трудно для Гарри, иначе он не стал бы навязывать ему подобную задачу. Поддержание Охранных чар замка было ответственным делом. Это означало, что он должен остаться в Великобритании, где в лучшем случае к нему относились подозрительно, а в худшем с открытой неприязнью. О чем же, спрашивается, думал старик? Именно с этой мыслью он натолкнулся взглядом на конверт, лежавший на столе. Его имя было начертано знакомым размашистым почерком. Юноша надеялся, что там будут ответы на многочисленные вопросы, ставившие его в тупик.
Гарри обошел вокруг стола и, взяв конверт, вытащил из него лист бумаги.


Мой самый дорогой мальчик,
Если ты читаешь это письмо, значит Хогвартс выбрал тебя, как я и предполагал. Прости, пожалуйста, старику его обман, я знаю, ты не поверишь мне, но ты самая лучшая кандидатура на эту должность.

Я знал, что не протяну долго и должен был действовать незамедлительно, чтобы Охранные чары Хогвартса не спали после моей смерти.

С основания школы каждый директор добавлял свои заклинания к Охранным чарам, пока они не стали настолько тяжелыми, что требуется воистину сильный волшебник, что бы их удержать. Армандо Диппет не был особо сильным волшебником, и после первого восхождения Лорда Волдеморта, когда к Охранным чарам добавилось много сильных заклинаний, опека над школой перешла мне. На данный момент они слишком мощные, и именно поэтому я выбрал тебя, как единственного человека, который в состоянии поддерживать их.

Несколько лет назад я начал снимать те из них, что больше не пригодились бы, но это долгий и трудоемкий процесс. Когда эта работа будет завершена, ты сможешь передать опеку, но в настоящий момент Хогвартс нуждается в твоей поддержке.

Я искренне прошу меня простить, Гарри. Я знаю, что это не то чего бы ты хотел, но я в последний раз прошу твоей помощи. Отчаянно. Пожалуйста, не держи зла на невежество волшебного мира. Сделай все что в твоих силах, чтобы доказать новому поколению волшебников, какой ты замечательный человек на самом деле. Я верю, что они увидят правду, так же как и я в свое время.

Я люблю тебя, Гарри, и хотел бы оказаться в этот трудный момент с тобой, чтобы помочь и поддержать. Запомни, что если ты захочешь, то сможешь в любой момент поговорить со мной.

Удачи, мой мальчик.

Альбус.


Лицо Гарри резко побледнело, и он опустился в кресло директора.
- Альбус, как ты мог? - прошептал он, устало потирая глаза. Письмо, выпавшее из рук, медленно спланировало обратно на стол, сложилось вчетверо и залезло в конверт.

- Мистер Поттер?

Гарри поднял голову и увидел, что большинство сотрудников школы находилось в кабинете.

- Здравствуйте, профессора, - сказал он тихо.

- Что вы здесь делаете, мистер Поттер? - нетерпеливо спросила Макгонагалл. - Мы думали, что вы мертвы.

Гарри изогнул бровь.
- О, мне не могло так сильно повезти, - пробормотал он.

- Поттер, - предостерегающе зарычал Снейп. Гарри не заметил, в какой момент профессор зельеварения оказался рядом с ним, но он был единственным, кто услышал его бормотание.

Гарри вздохнул и снова оглядел присутствующих. За прошедшие десять лет так ничего и не изменилось. Всё те же преподаватели учили студентов, ни один из них, кажется, даже и не постарел за эти годы.

- Как вы сами можете видеть, я жив, и я здесь. Это все, что я могу сказать на данный момент. На меня свалилось много дел, которые не могут ждать.

- Что вы здесь делаете? - спросила прямо мадам Хуч.

Гарри потер переносицу.
- Альбус попросил меня прийти, - он посмотрел вниз и увидел, на чем именно сидит. С визгом, который при любых других обстоятельствах показался бы смешным, он отпрыгнул от кресла на несколько шагов. Макгонагалл и другие потрясенно замерли. Гарри же тяжело дыша, с печалью взирал на кресло.

- Это был трудный день для всех нас, - вежливо вмешался Снейп. – Я предлагаю всем нам отдохнуть, а завтра утром продолжить разговор.

Преподаватели, казалось, хотели возразить, но кислая физиономия Снейпа и меланхоличный взгляд Гарри, все также устремленный на кресло директора, заставили их направиться к выходу, что-то тихо бормоча.

Только комната опустела, как Снейп подошел к юноше и несильно сжал его плечо, поразившись, когда тот вздрогнул от прикосновения.

- Попытайтесь хоть немного отдохнуть. Я вернусь завтра утром.

Молодой человек кивнул, но Северус был абсолютно уверен, что Гарри не услышал ни единого его слова. В последний раз сжав плечо юноши, он направился к двери.

- Доброй ночи, профессор, - тихо сказал Гарри, тем самым давая понять, что его слова все же были услышаны.
Обернувшись, Снейп увидел, как он прислонился к стене, плотнее завернувшись в мантию. Глаза неотрывно смотрели на пустое кресло.

- Доброй ночи, Директор, - ответил мужчина и быстро спустился по лестнице, прежде чем смог лицезреть в глазах Поттера шок.

После слов профессора оторопь Гарри разбилась о пришедшее понимание свершившегося.

- О, Боже, Альбус, - прошептал он. - Что ты наделал?


Глава 2.

Несмотря на навалившуюся усталость, сон к Снейпу никак не шел. Зато хорошо шло огневиски: Огденское выдержанное водой текло по горлу, с каждым глотком подтачивая многолетний контроль, и вот уже первая попавшаяся бутылка полетела в стену. Полетела, сверкнув темным стеклом, ударилась о полку, упала на пол, не разбившись, и подкатилась к его ногам. Он с трудом подавил в себе иррациональное желание, продиктованное гневом и болью, поднять бутылку и швырнуть ее еще раз. С силой, что бы на осколки...

Подступающий рассвет вырвал профессора из уныния, заставив принять антипохмельное зелье и привести себя в порядок. Он должен был проинформировать о создавшейся ситуации учителей, Министерство и студентов. Мужчина был уверен, что они будут далеко не в восторге, и не постесняются выказать свое недовольство, но у них не было выбора. Это было такое же решение Хогвартса, как и при выборе других директоров. Новость, преподнесенная неделю назад, когда Дамблдор, наконец, соизволил уведомить его о решении замка, повергла Мастера зельеварения в шок. Он прекрасно знал, что чувствовал молодой человек, покидая Великобританию. Также он понимал, насколько. Гарри претит мысль о возвращении обратно в магический мир, к тем людям, которых он покинул десять лет назад. Северус предвидел реакцию окружающих, поэтому невольно задавался вопросом, сможет ли нынешний Гарри Поттер противостоять ей. Быть достаточно сильным, чтобы выдержать многочисленных сов с вопиллерами, которые потоком устремятся сюда, как только новость появится на первых полосах газет. Даже зная, насколько безмерно Альбус доверял мальчику, сам Северус не был до конца в нем уверен.
Тяжело вздохнув, Мастер зельеварения вспомнил о своем обещании, данном перед отъездом в Соединенные Штаты.

- Будь ты проклят, Альбус, - тихо прошипел он.

_____
Гарри уже который час сидел на холодном каменном полу и пялился на пустое кресло, с которым было связанно так много воспоминаний.

За окном ночной сумрак уступил место утреннему свету, а он по прежнему сидел с неподвижностью статуи. Тысячи мыслей снитчами вились в его голове, но наиболее значимая заставляла его задохнуться.

Директор школы.

Директор школы!

О чем же, спрашивается, думал Альбус?

Он не мог быть директором школы Хогвартс. В конце концов, ему только тридцать!

Мысли Гарри путались, да еще и голова начала кружиться. Тошнота подступила к горлу и он, не раздумывая, призвал беспалочковой магией мусорную корзину.

Невозможность смириться с тем фактом, что он здесь надолго, заставляла его чувствовать себя жалким. Но Гарри не хотел тут оставаться, не хотел видеть всех этих людей.

- Будь ты проклят, Альбус, - юноша задохнулся, и комната снова расплылась перед глазами мутью непрошенных слез. - Ты оставил меня. Ублюдок, ты оставил меня…

Сильные руки схватили его за плечи.

- Гарри, успокойся, - мягкий голос Снейпа слышался где-то на краю сознания.

- Он оставил меня. Он оставил меня, - рыдал молодой человек.

- Все наладится.

- Нет, - кричал Поттер, вырываясь из рук мужчины, который непонятно когда успел зайти в кабинет. – Он был всем для меня, но все равно оставил. Заставил вернуться, а потом бросил. Я не хочу всего этого. Я просто не могу понять, почему… за что он так со мной поступил, - закончил Гарри. Он даже не заметил, как задержал дыхание на протяжении своей речи, и теперь стоял тяжело дыша.

- Он сделал это только ради вас, - спокойно произнес профессор. - Такому молодому человеку как вы нельзя жить настолько изолированно от мира.

Горький смех слетел с губ Гарри: - Ха, как интересно. У меня есть пара слов для вас, Снейп, вы должны понять - колбы и мрак, - никого не напоминает?

Но Снейп не обратил внимания на резкий сарказм.
- Верно. Вы что же, хотите превратиться в одинокого и мрачного старика?!

Гарри резко вскинул голову, и под его неистовым взглядом профессор почувствовал себя весьма неуютно.
- А вы, или Альбус не задумывались, что и ЭТО не то о чем я мечтал? Боже, - молодой человек отвернулся. - Десять гребанных лет я жил, так как мне нравилось…

Снейп подождал в тишине, пока Гарри посмотрит на него.
- Вы никогда не задумывались, что все это время жили не полной жизнью?

Если до этого момента молодой человек был просто сердит, то сейчас он пребывал в ярости, вспыхнувшей в его остром взгляде.

- Снейп, как вы не можете понять элементарного - я хотел так жить. Десять чертовых лет он пытался заставить меня вернуться. Он приезжал каждую неделю, оставался на праздники, намекая на то, что пора уже возвратиться. Я отказал. Знаете почему? - зло бросил Гарри, на что Снейп мудро промолчал. – ПОТОМУ ЧТО Я НЕ ХОТЕЛ, - сорвался он на крик. - ОНИ НЕНАВИДЯТ МЕНЯ. КАЖДЫЙ ИЗ НИХ. ОНИ ИСПОЛЬЗОВАЛИ МЕНЯ И ВЫКИНУЛИ, ПРЕВРАТИВ В УБИЙЦУ, - Гарри повернулся к окну, бездумно скользя взглядом ко Квиддичному полю, залитому золотистыми лучами восходящего солнца. - Я похоронил все свои чувства. Любовь, счастье, горечь вины и боль потери, понимание правильного и неправильного. Все. Мое сердце кричало, что я делаю что-то неверно, что-то не так, но это было именно то, чего все от меня ожидали. Они сами научили меня быть таким. Вы просто не можете понять, что происходит с тобой, когда в пятнадцать лет узнаешь, что ты должен убить или быть убитым. Никто даже не представляет, что я тогда чувствовал, - к концу монолога, слова стихли почти до шепота. Гарри закрыл глаза и с трудом сглотнул.

- И все же какие-то чувства остались, иначе вы не убежали бы.

Молодой человек вздохнул и судорожно переплел пальцы. - Я больше двух лет ломал себя, свой характер, подстраивая под образ того Избранного, каким хотели меня видеть. Два года, а затем, после того как все закончилось, после того как я увидел, что натворил, я все потерял. Альбус позаботился обо мне. Я сначала даже не понимал, что произошло, но когда узнал, мне было уже все равно. У меня был Альбус. Я не нуждался больше ни в ком.

- Он действительно любил вас, Гарри. Вы должны это знать. Альбус сделал то, что считал правильным. Но самое главное - Вы были его семьей.

- И он был моей семьей, - печально прошептал юноша, крепко зажмурившись, будто испытывая физическую боль.
До этого момента Снейп не понимал, насколько глубоки были чувства Гарри. Он догадывался, что Альбус регулярно навещал мальчика, однако подтверждение со слов самого директора получил лишь несколько недель назад. И только сейчас ему стало понятно, как сильно молодой человек нуждался в почившем волшебнике.

- Гарри, что вы собираетесь делать? - спросил он осторожно.
Поттер вздохнул.

- Не имею ни малейшего понятия. Вы сами можете представить, что произойдет, когда все узнают? Нам сильно повезет, если в ближайшее время у ворот не соберется разгневанная толпа линчевателей, - пробормотал он.

- Хогвартс не позволит навредить вам. Да вы и сами об этом знаете.

- Вы действительно думаете, что это имеет для меня какое-то значение? - Гарри резко отвернулся. - Снейп, я думал, что вы знаете об этом. Я не могу умереть. Бог свидетель, я перепробовал все. Неоднократно, - добавил он резко, поднимая руки и демонстрируя запястья. - Я могу спрыгнуть с Астрономической башни, и мне ничего не будет. Не считая боли в заднице и голове.

- Мерлин, - выдохнул Снейп.

Усмешка, искривившая губы обернувшегося юноши, сделала его лицо почти незнакомым.
- Что? Альбус не упомянул об этом маленьком факте моей биографии, когда заставил пообещать присматривать за мной? - саркастично протянул он.

- Я не обещал присматривать за вами, - холодно ответил Снейп.

Но смех Гарри был еще холоднее.
- Ну да, конечно. Вы здесь по велению сердца, - парировал он. - Снейп, вы же ненавидите меня. Забыли? Вы бы обходили меня стороной по окружности в несколько миль, только б не пересекаться. Признайтесь, чем вас Альбус подкупил? Я-то думал, что вы будете в первых рядах толпы жаждущей моей крови. Что же он пообещал в обмен на вашу поддержку?

Снейп увидел, как через эмоции взрослого Гарри проглянул тот мальчишка, которым он был когда-то, и ему, этому мальчику, было страшно и больно. И профессор заставил себя немного успокоиться.

- Я не буду лгать вам.

- Для разнообразия, - пробормотал Поттер.

Снейп зарычал.
- Я никогда не лгал вам, Поттер, - сказал он с вызовом. Молодой человек встретил его взгляд и через несколько мгновений кивнул. - Откровенно говоря, я дал обещание Альбусу, - медленно сказал Северус, но быстро продолжил, увидев, что молодой человек собирается заговорить. - Я обещал ему, что дам вам шанс. Я обещал ему, что буду поддерживать вас до конца года. Конечно, после того, как получил достаточно информации, способствующей моему выбору.

Глаза Гарри удивленно распахнулись.
- Вы собираетесь уехать?

Первой мыслью Снейпа было солгать, но он отмел ее.
- Нет. Не собираюсь. Альбус только хотел быть уверенным, что рядом с вами будет кто-то способный помочь.

Гарри, немного наклонив голову, пристально изучал мужчину.
- Вы сильно... изменились, профессор.

Губы Снейпа дернулись.
- Хотите сказать, стал терпимее, мистер Поттер? - растягивал он слова, привычно изогнув бровь.

Юноша слабо улыбнулся.
- Может быть.

- Сейчас над нами ежедневно не висит Дамоклов меч, - сказал Северус спокойно. - И мы благодарны вам за это.

Лицо Гарри стало далеким, будто мыслями он вернулся в прошлое.

- Как думаете, что я сделал не так? - прозвучал тихий голос.
Снейп хорошо помнил ту неделю перед последним сражением.
"Мальчик-Который-Выжил", был похищен прямо с Квиддичного поля. Наплевав на все охранные чары, портключ перенес его в то мгновение, как он поймал снитч. Всю следующую неделю его подвергали изощренным пыткам. К тому моменту, когда профессору, все еще принимаемому за своего, удалось продумать план спасения и стащить палочку мальчика, было уже слишком поздно. В Гарри что-то сломалось, трансформировалось и возродилось в идеальном солдате войны. Он стал таким, каким его растили. И пусть Снейп не видел дуэли между двумя сильнейшими магами, но он навсегда запомнил бесконечное удивление мертвого змеиного лица. Как запомнил и того Поттера. Идущего через взрывы чужих заклинаний с абсолютно спокойным лицом. Посылающего волны своей магии во всех Пожирателей смерти, что стояли у него на пути, и в тех, что пытались бежать – тоже. Поттера, вышедшего далеко за пределы мыслимой магии, и потому не просто горящего, а выгорающего дотла. Это не был бой, это была бойня. Снейп был единственным уцелевшим свидетелем. Именно он доставил коматозного двадцатилетнего мальчишку к директору школы прежде, чем до него добрались бы Авроры.

Профессор покачал головой.
- Ничего, Гарри. Я думаю, что вы сделали то, что должны были сделать. Там не было ни одного невинного человека. Вы все сделали правильно, - закончил он тихо.

Эти слова, казалось, немного успокоили Гарри. Его взгляд скользнул по пустому кабинету, по спящим портретам и, в конечном счете, остановился на большом столе красного дерева.

- Я не думаю, что у меня что-то получится, профессор, - Шепотом.

- Гарри, вы должны. Кроме вас никто больше не сможет.
"Мальчик-Который-Выжил" тяжело вздохнул.

- Почему все всегда сводится к этому?

- К чему?

- К тому, что именно я - тот чертов Избранный, который сможет и обязан сделать то, что другие не смогут, - язвительно ответил Гарри.

Губы Снейпа вновь дернулись.
- Потому что с величием приходит и ответственность, мой мальчик.

Гарри несколько секунд смотрел на мужчину, пытающегося сохранить серьезный вид, прежде чем тихо фыркнуть.

- Вы такой же больной, как и он, - сказал он мягко, вспоминая, сколько раз до этого так говорил.

- Повторите это еще раз и узнаете насколько мы разные, - жестко произнес Снейп, но между тем в сумраке его глаз плескалось веселье.

Стук прервал их, и Гарри бросил нервный взгляд на дверь.

- Расслабьтесь, Гарри, - мягко сказал зельевар. - Это остальные учителя. Они желают знать, что будет дальше.

- А что будет дальше?

Снейп зло ухмыльнулся.
- Вы - директор. Вы мне и скажите, - фыркнул он.

- Ублюдок, - невнятно пробормотал Гарри.

Снейп еще раз ухмыльнулся, прежде чем, закаменев лицом, пойти открывать дверь.

Гарри обошел стол и встал перед ним, не в силах преодолеть себя и сесть в кресло Дамблдора. Просто стоял и смотрел, как входят в кабинет профессора. Опомнившись, он заклинанием призвал больше стульев и чай, походу незаметно вытирая щеки от следов недавней истерики.

- Доброе утро, профессора, - вежливо сказал Гарри, разливая чай.

- Доброе утро, Директор, - кратко отозвалась Макгонагалл, заставив Гарри громко звякнуть чайником о чашку.

Он быстро поставил заварочный чайник на стол и учителя взяли свои чашки, но скорее для того, чтобы хоть чем-то занять руки. Самому Гарри было жаль, что он не может поступить так же из боязни выдать свое волнение. Замявшись, он в очередной раз скользнул взглядом по знакомым лицам и почувствовал на своем плече руку: Снейп легко толкнул его в кресло, затем прошел мимо и подал чашку.

- Это теперь ваше кресло, - прошептал он.

Гарри кивнул и устроился удобнее, закрывая глаза и чувствуя, как запахи - такие знакомые и родные, - окутывают его.

- Мистер Поттер, - снова заговорила Макгонагалл, но на этот раз ее голос был намного мягче.

Гарри моргнул.
- Прошу прошения, - начал он, решительно выдохнув. - Этим утром я даю вам полную свободу в своих вопросах ко мне. Это временное предложение, и в дальнейшем оно не повториться, так что я рекомендую с умом воспользоваться предоставленной возможностью.

Учителя нерешительно переглядывались, прежде чем Флитвик спросил.
- Где вы были?

- В Соединенных Штатах. Точнее в Северной Каролине, - ответил Гарри, отпивая немного чая из кружки, которую поставил перед ним Снейп.

- Как долго Альбус знал, где вы находитесь? - задала вопрос Поппи.

Молодой человек глянул на Снейпа.

- С самого начала, - спокойно произнес он. - Именно он вытащил меня из Англии и заботился обо мне все это время.

- Альбус знал, где вы находитесь в течение всех этих лет? - взвилась Хуч. - В то время как Министерство и Аврорат искали вас?

- Да.

- Почему Альбус поступил так? - спросила Синистра.

Гарри закрыл глаза и глубоко вздохнул, позволяя привычному запаху окутать его еще раз.

- Потому что он верил в меня.

- Как часто вы видели Альбуса, мистер Поттер?

Гарри открыл глаза, и профессора увидели боль и горе, что еще вчера печатью легли на его лицо.

- Все время. Мы обедали вместе каждую неделю, и почти все праздники проводили вдвоем, - последовал ответ.

- Получается, когда он был в Испании, якобы посещая племянницу…

- Он был в Штатах со мной, - закончил Гарри за старым профессором.

- Хмм, я знал, что он изворотливый, но…

С милой усмешкой, Гарри продолжил.
- Мы всегда недооценивали его хитрость, - пробормотал он с теплотой.

- Почему вы вернулись, мистер Поттер? Вам, находящемуся здесь, будущее не сулит ничего хорошего, - отражаясь от стен комнаты, вещал глухой голос Сибиллы Трелони.

Гарри воздержался от закатывания глаз в ответ на очередное нелепое предсказание.
- Я вернулся, потому что он попросил меня, - последовал простой ответ. - Он сделал очень многое для меня, и я был не вправе отказать ему.

- Почему он передал вам свои полномочия? Почему он выбрал вас? - Макгонагалл поставила свою, теперь уже пустую, чашку на стол.

Гарри покачал головой.
- Не он выбрал меня, - через секунду он добавил. - Полагаю, это сделал Хогвартс.

- Хогвартс?

Гарри вздохнул, устало проведя рукой по лицу.
- Понятия не имею, как это работает. Все, что я знаю - он попросил меня приехать, что я и сделал. Он передал мне защитные чары школы, и теперь я должен остаться до того момента, пока некоторые из них не будут сняты. Только тогда я смогу передать управление школой кому-нибудь другому.

- Вы не останетесь?

- Я здесь только до тех пор, пока я нужен, - подтвердил Гарри, вставая. - Я знаю, когда меня не хотят видеть. Я не напрашивался на эту должность, но я буду выполнять все возложенные на меня обязательства, вплоть до того момента, когда смогу вернуться в свою мирную жизнь.

Эта маленькая речь ошеломила всех, и Гарри воспользовался возможностью, чтобы сменить тему.

- Я заметил, что некоторых профессоров не хватает. Кто сможет просветить меня об отсутствующих?

Макгонагалл вежливо кашлянула.
- Хагрид занят. Я уверена, что он подойдет немного позже. Эмилия Вектор была неожиданно вызвана из школы. Я даже не уверена, знает ли она о смерти Альбуса, - пояснила профессор трансфигурации.

Гарри кивнул.
- А что насчет ЗОТС? Какой очередной абсолютный идиот преподает сейчас предмет?

Все возбужденно зашевелились, а откуда-то справа раздалось тихое рычание.

- Это я тот очередной идиот, о котором вы так любезно ведете речь, Поттер, - усмехнулся Снейп.

Глаза Гарри широко распахнулись, и он покраснел.
- Извините, профессор, - проговорил он смущенно. - Как долго вы преподаете ЗОТС?

Снейп изогнул бровь.
- Пять лет. Я удивлен: Альбус никогда об этом не упоминал?
Гарри отвел взгляд.

- Мы никогда не говорили о Хогвартсе, - пробормотал он. Внезапно молодой человек обернулся со странным выражением лица. - Подождите, если вы учите Защите, кто тогда преподает Зелья?

- Я, - послышался знакомый голос со стороны открытой двери.


Глава 3.

Кровь отхлынула от лица Гарри, когда он увидел вошедшего.

- Гермиона? - задохнулся он

- И тебе привет, - коротко ответила девушка.

- Ч... что ты здесь делаешь?

- Преподаю зельеварение. Я думала, мы уже это выяснили, - она прошла в комнату и скрестила руки на груди.

- Что произошло с работой в Министерстве? Я думал, что к этому времени ты уже станешь Министром.

- Грязнокровка в Министерском кресле? Ты, должно быть, шутишь, Поттер, - Гарри узнал этот самодовольный голос прежде, чем его владелец зашел в кабинет, и глаза его нехорошо сузились. Он вскочил бы с кресла, но рука Снейпа твердо удержала на месте, упираясь в грудь.

- А ЭТОТ какого соплохвоста здесь забыл? - зарычал он.

Снейп перевел взгляд с Поттера на Драко и обратно. - Мистер Малфой был одним из любимых проектов Альбуса, - пробормотал он, понимая, что остальные учителя с интересом следят за их разговором.

Гарри задумчиво посмотрел на отчитывающую слизеринца Гермиону.

- Полагаю, есть определенные условия для его нахождения в замке? - с большой долей сомнения прошептал он.

Снейп кивнул, и лицо Гарри исказила явно слизеринская ухмылка.

- Обсудим это позже. - Северус кивнул еще раз, и Поттер отстранился, отыскивая взглядом давнего недруга.

- Ты. Вон из этого кабинета. Тебе здесь более не рады, - сказал он прямо.

- Подожди, - начал Малфой. - Ты не можешь этого сделать.

- Думаю, что могу, - парировал Гарри. - Ты можешь остаться в замке… пока… Но если я увижу в тебе угрозу для преподавателей или студентов, то вышвырну не раздумывая.

- Гарри, ты не можешь просто так устанавливать здесь свои правила, - вмешалась Гермиона. - Альбус подписал соглашение с Министерством о нахождении здесь Драко.

- Драко? - медленно произнес Поттер. - Что произошло с Малфоем?

Снейп наклонился к Гарри и что-то прошептал ему на ухо. Зеленые глаза недоверчиво распахнулись.

- ЧТО?

- Она вышла за него замуж, - повторил Северус.

Молодой директор открывал и закрывал рот, напоминая золотую рыбку, за хвост вытащенную из аквариума проказливым ребенком.

- Я... Я... Прошу меня простить, - вскочив со своего места, проговорил он, обошел стол и скрылся за дверью, ведущей в небольшую гостиную.

- Боже, Альбус, чем ты думал? - бормотал себе под нос новоиспеченный директор, нервно расхаживая перед камином. - Черт побери, ты не можешь исправить всех.

- Гарри?

Поттер резко развернулся на голос Гермионы.
- Как ты могла? Как ты могла?

- Я люблю его, - призналась девушка.

- Но он же Пожиратель Смерти. У него есть метка. Я видел ее.

- Знаю, я тоже видела.

- Он убивал людей. Там были даже дети, - Гарри запустил руку в волосы и взлохматил их по привычке.

- Он убил не так много, как ты, Гарри, - произнесла она тихо.

Поттер побледнел.
- Я думаю, Ваше замечание было неуместно, миссис Малфой, - послышался холодный голос Снейпа из-за спины девушки. - Если Вы не возражаете, - мужчина жестом указал на дверь, намекая, что ей лучше выйти. Гермиона фыркнула и, развернувшись на каблуках, оставила мужчин наедине.

- Гарри… - попытался начать зельевар.

- Они так думают обо мне? - хриплый от сдерживаемой ярости голос Поттера прервал его. - Что я ничем не лучше Пожирателей Смерти? Но все, кто умер в тот день, сами сделали свой выбор. Они решили следовать за безумцем, разрушая свои жизни, свои семьи. Все, что я сделал, так это убрал грязь за другими. И каждое мгновение происходящего было мне ненавистно. Кто дал ей право сравнивать меня с этим... этим..., - Гарри резко замолчал не в состоянии подобрать слово, чтобы описать всю глубину своего отвращения. - Я видел, как он пытает детей. Я видел, как он насилует женщин. И они приравнивают меня к НЕМУ? Я... Я... Как же мне хочется сейчас просто уйти и позволить охранным чарам пасть... Всем до одной.

- Гарри, вы не можете. Охранные чары Хогвартса привязаны ко всем тем, что защищают Магический мир. Если вы позволите им пасть... - обеспокоенно выдохнул Снейп

- Знаю, - с болью в голосе произнес молодой человек. - Ради них я стал убийцей, но Альбус говорил: поступи я иначе, спасенных было бы гораздо меньше; и это поддерживало мой дух... Поэтому я нахожусь в последнем месте, в котором хотел бы оказаться и с людьми, которых не надеялся когда-либо увидеть снова.

- Это только первый день, Гарри, - пробормотал Снейп, осторожно сжимая его плечо. - Дайте Драко шанс. Альбус, должно быть, видел в нем что-то хорошее.

- Профессор, Альбус видел хорошее в Томе Риддле, - голос Гарри был полон истинно слизеринского сарказма. Профессор фыркнул.

- Вам лучше знать, - согласился он. - Дайте ему несколько недель и если почувствуете от него угрозу, то пересмотрите договоренность с Министерством.

Гарри откровенно уставился на мужчину.
- Я ожидал, что именно вы вступитесь за него.

- Обещаю рассказать вам эту интересную историю позже. - Губы Снейпа изогнулись в подобии улыбки.

- Буду с нетерпением ждать.

- Пойдемте, - Северус мягко подтолкнул молодого человека к двери. Они оба прекрасно понимали, что в кабинете была слышна большая часть их беседы. Оставшиеся там профессора выглядели крайне возбужденными, по-видимому, ожидая, что новый директор снимет охранные чары и аппарирует в неизвестном направлении. Гарри улыбнулся про себя.

- Приношу прощения, что заставил вас ждать. Как я уже ранее говорил, мистер Малфой, Вам здесь не рады. Соглашение с Министерством это конечно хорошо, но я не Альбус Дамблдор, и я не верю во вторые шансы. Со временем Вы сможете изменить моё мнение, но это будет не просто.

- Что насчет студентов? - спросила Макгонагалл.

- Я сообщу им во время обеда, - Гарри тихо вздохнул.

- Тебе не кажется, что это может их немного напугать? - вставила свои пять кнатов Гермиона.

- Надеюсь, что дети достаточно молоды, чтобы не разделять предубеждение своих родителей, - сказал он спокойно. - В любом случае, мы скоро все сами увидим.

- Что насчет завтрашних занятий? - пропищал Флитвик.

- Они пройдут в обычном режиме, - уверил Гарри.

- А как же служба для Альбуса?

Гарри закрыл глаза и тихо вздохнул.

- Для семьи Альбуса, - вставил Снейп прежде, чем Гарри успел заговорить.

- Но у Альбуса не было семьи. Его брат умер несколько лет назад, - настаивала Макгонагалл.

Снейп проникновенно смотрел на юношу, пока до того не дошло, что пытался сказать профессор.

- Но я не был..., - Поттер резко замолчал.

- Отнюдь. Проверьте верхний ящик стола.

Поттер все еще хмурился, открывая ящик и медленно в нем копошась, пока не наткнулся кончиками пальцев на свиток пергамента. Каллиграфическим почерком на нем было написано его полное имя. Осторожно взломав сургучную печать, он развернул пергамент, и, бегло пробежав взглядом по сухим официальным словам документа, ошеломленно уставился на Снейпа.

- Когда? - его хватило только на еле слышный шепот.

- За три недели до вашего семнадцатилетия, - так же тихо ответил профессор.

Молодой человек сглотнул.
- Я... Я не знал.

- Он никогда не говорил вам? - спросил Северус.

Гарри покачал головой.
- Нет. Я и не нуждался в этом. Он и без всяких бумаг был для меня как отец.

- Что происходит? - спросила раздраженно Поппи.

- Альбус, он... он, - молодой человек был все еще ошеломлен новостью. Он тихо сидел в кресле и неотрывно смотрел на пергамент в своих руках.

- Альбус усыновил Гарри по всем законам Магического мира , - закончил за него Северус. Это заявление обескуражило присутствующих, их взгляды устремились на Мальчика-Который-Выжил.

- Служба будет во вторник, - тихо сказал Гарри. - Уроки в этот день отменяются. Спасибо, - он встал с кресла и вышел из комнаты, явно переживая и не желая далее говорить с учителями. Попытавшийся проследовать за ним Снейп нашел дверь запертой.

Гарри щелкнул пальцами, запечатывая магией дверь, и почти бегом кинулся через комнаты, пока не оказался в спальне.

- Гарри? - Поттер решил, что сошел с ума, услышав такой знакомый голос. Едва не споткнувшись о журнальный столик, он остановился, уставившись на висящий над камином портрет.

- Альбус? - недоверчиво прохрипел он.

Портрет пожилого директора школы одарил Гарри любящей улыбкой.

- Как ты там, мой мальчик? - спросил он мягко.

Поттер изумленно уставился на портрет широко распахнутыми глазами.

- Как я? Как я? - кричал он. - Вы вообще понимаете что наделали? Сначала Вы возвращаете меня обратно в Хогвартс и насильно передаете Охранные чары, не ставя в известность никого кроме Снейпа. Позже я узнаю, что Драко Малфой, каким-то образом выживший, не пребывает в Азкабане, а разгуливает по залам школы. А потом, в довершение всему прочему, я узнаю, что Вы магически усыновили меня. Когда Вы собирались мне все это рассказать? Вы хоть понимаете, насколько для меня все это тяжело? Я понятия не имею, чего мне еще ожидать! - к концу своей речи, Гарри сорвался на крик, тяжело дыша и яростно сверкая глазами.

Улыбка Дамблдора растаяла, старческие глаза помутнели.
- Прости, что оставил тебя, мой мальчик, - прошептал он.

Гарри отвел взгляд. Он намеревался больше не плакать. Он дал себе слово больше не плакать.

- Альбус, - прошептал молодой человек, оглядываясь и впиваясь взглядом в единственного своего близкого человека. - Мне не справиться с этим. Они ненавидят меня. Все они. Я предупреждал Вас, что все так и будет. Они никогда не примут меня, уверяю Вас.

- Гарри, пожалуйста, послушай меня. Ты - сильный одаренный молодой человек. Хогвартс не выбрал бы Вас, будь Вы черны душой. Сожалею, что не сказал Вам о документах раньше, но я не думал, что это имело значение.

- Почему Вы сделали это? Почему именно тогда? Почему не раньше? – спросил Гарри. - И не говорите мне, что это было из-за Дурслей. Мне было почти семнадцать, я не должен был возвращаться к ним.

- Да, ты совершенно прав, не это было причиной, - вздохнул маг в портрете.

- Тогда, почему?

- Присядь, Гарри, - Дамблдор указал на ближайший стул и молодой человек автоматически сел. – Прости меня, что не рассказал тебе раньше, но я не думал, что это было так важно. Изначально, я сделал это по политическим причинам, а потом, когда все утихло, я уже не хотел что-либо менять.

- Политические? - спросил Гарри нерешительно.

- Мой мальчик, ты влиятельный волшебник, и в то время многие люди в Министерстве все бы отдали, чтобы оказаться поближе к тебе. Ходили слухи, что Дурслей посетил Корнелиус Фадж. И я решил опередить его и зарегистрировал бумаги, - объяснил старик.

- А как же Дурсли? Вы тоже к ним приходили?

Альбус покачал головой.
- Я послал письмо совой твоей тетушке, в котором объяснил ситуацию. Она согласилась, что это оптимальный выход из данной ситуации. В течение дня документы были оформлены должным образом, и Министр ничего с этим уже не мог поделать. Во всей этой шумихе я и забыл о бумагах, вплоть до прошлой недели, когда все рассказал Северусу. Я не хотел утаивать это от тебя, Гарри. Действительно не хотел.

Гарри задумчиво и нервно теребил пуговицу на своей рубашке.
- Знаю, - шепотом сказал он и добавил чуть громче. - Спасибо.

Дамблдор улыбнулся. - Я не мог позволить Фаджу достать тебя, мой мальчик. Один Мерлин знает, чтобы произошло тогда.

Молодой человек вымучено улыбнулся.
- Могу это представить... Извините.

Альбус фыркнул. - Как ты устроился, Гарри?

- Я не знаю. Все так запутано.

- Я всегда буду здесь, Гарри. В любое время ты сможешь поговорить со мной, - пообещал Дамблдор.

- Знаю, - пробормотал юноша, нервно проводя рукой по и так торчащим во все стороны волосам - Но это не одно и то же.

Пожилой маг приблизился к раме, как будто хотел успокоить его, но опомнившись, остановился. Тяжело вздохнув, он посмотрел на Гарри полными горя глазами.

- Гарри, пожалуйста, прости мне за то, что заставил тебя покинуть Штаты. Я знал про страх, сидящий глубоко внутри тебя, и надеялся сам уговорить тебя вернуться, но смерть мне этого не позволила.

- Все в порядке, Альбус. Я действительно понимаю. Вы же не могли обмануть смерть, как это удается мне, - вздохнул Гарри.

Дамблдор пристально смотрел на молодого человека.
- Однажды ты умрешь, Гарри. Ты не будешь жить вечно, уверяю тебя.

- Да правильно, - согласился без энтузиазма молодой человек.

- Только, потому, что никто, в том числе и ты сам, не может тебя убить, не означает, что ты не будешь стареть, как все обычные люди.

- Как Вы можете быть в этом уверены? - протестовал Гарри.

- Не уверен, - спокойно согласился старик. - Но поскольку ты не являешься вампиром, и у тебя нет Философского камня, я прихожу к логическому выводу и высказываю свое компетентное мнение.

- Вы говорите, как профессор Снейп, - молодой человек тихо фыркнул.

- Как вы с ним поладили? - глаза Дамблдора засияли, но Гарри скептически поднял бровь.

- Вы считаете, шантажировать его было правильно, Альбус? - упрекнул он.

Директор школы имел совесть покраснеть.
- Я только хотел удостовериться, что рядом с тобой будет человек готовый помочь, мой мальчик.

- Именно так он и сказал.

- Верно. Я понимал, что другие учителя не будут изначально к тебе благосклонны, поэтому я понадеялся, что если Северус, который ненавидел твоего отца, поверит в тебя, то и они смирятся быстрее, - пояснил Альбус. Гарри глубокомысленно кивнул.

- Это имеет некий смысл, - согласился он. - Но Вы не должны были его шантажировать.

Дамблдор от души рассмеялся.
- Он тебе так сказал?

- Ну... нет. Он сказал, что пообещал. Но я предполагаю, что это было больше чем обещание.

Альбус покачал головой. - Нет. Я всего лишь попросил у него обещание взамен на то, которое я дал ему много лет назад.

Гарри несколько секунд непонимающе смотрел на пожилого волшебника.

- Не буду спрашивать, что за обещание. Я действительно Вам благодарен. Он сделал все намного легче... и это немного меня беспокоит.

Альбус снова рассмеялся, и ему ничего не оставалось, как тоже ухмыльнутся.

- Гарри, ты выглядишь ужасно. Я хочу, чтобы ты расслабился в горячей ванне и затем нормально поел. А я пока попрошу Северуса зайти к тебе попозже. Ты же хотел знать про своего вечного слизеринского недруга.

Гарри закатил глаза.
- Я уже не ребенок, Альбус.

- Ты мой ребенок, и это никогда уже не изменяться. Теперь иди, - Дамблдор жестом показал на дверь, и Гарри снова фыркнул. Он встал и направился в ванную комнату, но у двери обернулся.

- Я люблю Вас, Альбус, - пробормотал он и улыбнулся, когда получил то же утверждение в ответ.
______________________________
- Заставляете Альбуса делать за вас всю грязную работу, директор? - Снейп растягивал слова, заходя в кабинет. - Вы, очевидно, провели намного больше времени с ним, чем я предполагал, - добавил он, сев перед директорским столом и взяв предлагаемую чашку чая.

- Вы даже не представляете насколько это верно, - фыркнул Гарри. - Лимонную дольку?

Снейп закашлялся, поперхнувшись.
- Не думал, что они вам нравятся.

- Почему? - невинно спросил Гарри. - Я люблю их. Они напоминают мне об Альбусе, в его отсутствие я ел их пакетами.

Снейп видел, что молодой человек говорит правду - печальное выражение его лица немного смягчалось, когда он сосал лимонную дольку.

- Вы точно хотите обсудить то, что произошло ранее? - с долей сомнения спросил он.

Гарри кивнул, его глаза потемнели.
- Да, как этот ублюдок смог спастись в тот день?

- Его там не было, - ответил прямо Северус, отпивая глоток и тайком наслаждаясь терпким вкусом без примеси Успокаивающего зелья или Веритасерума, которые добавлял иногда Дамблдор. - Он разозлил Люциуса, и тот держал его в темницах поместья.

- Что должен был сделать наследник могущественного рода Малфоев, чтоб разозлить Патриарха? - саркастично спросил Гарри.

Снейп нахмурился.
- Был пойман, применяя Crucio на восьмилетней девочке.

- Правда? Я думал, что дорогой папочка будет рад тому, что сынуля пошел по его стопам.

- Вы понимаете, что стали намного более саркастичным, чем раньше? - Губы Снейпа дернулись.

- Не саркастичным... циничным, - поправил Гарри, засовывая в рот очередную лимонную дольку. Профессор фыркнул. - Так, что с Малфоем? Люциус был расстроен, что Хорек применил проклятие на ребенке? Мне в это трудно поверить.

- Нет, он был расстроен тем, что сына поймали. Полагаю, подкуп нужных людей для оправдания Малфоя-младшего ударил его по карману.

- Представляю, - сказал молодой человек, ухмыльнувшись.- Так что, когда Драко приполз к Альбусу?

- Когда Авроры нашли его, то доставили в Хогвартс. Очевидно, он умолял Альбуса о поручительстве.

- Позвольте предположить, что Альбус поверил ему, - сказал Гарри сухо.

- Да, Драко придумал историю о том, как Люциус заточил его в подземелье, узнав, что он шпион.

- Надеюсь, вы не поверили ему?

- Нет, - покачал головой Снейп. - Я достаточно видел его в деле, чтобы поверить в это.

- Почему Альбус не прислушался к вам?

- Вы знаете, Альбуса, - сказал мягко Снейп. - Будь его воля, он и Фаджу дал бы второй шанс.

- А как Гермиона ввязалась во все это? И в чем заключаются условия Министерства?

- Предполагаю, что мисс Грейнджер пожалела Малфоя, когда он прибыл в школу, и захотела изменить его поведение и взгляды на жизнь. Она отвечала перед Министерством за его домашний арест в Хогвартсе. Я думаю, что она отнеслась к этому с той же самоотдачей, как в школьные годы к учебе. По условиям ареста, он не имеет право выходить за пределы школы и оставаться наедине с учениками. Так же, два раза в год, он должен проходить проверку в св. Мунго и в Департаменте Магического Правопорядка.

Гарри фыркнул.
- Интересно, составляла ли она расписание для него, - хихикнул он.

Снейп недоверчиво вздернул брови: молодой человек невероятно быстро оправился от утреннего разговора. Вместе с очередным глотком чая пришло понимание того, что именно помогло ему успокоиться.

- Вы говорили с ним? - сказал он спокойно, не уточняя о ком идет речь. И так все было понятно.

Поттер улыбнулся.
- Да. Вы хотите поговорить с ним?

- Нет. Не сейчас. Возможно, позже, если предложение останется в силе?

- Конечно. Он хотел бы поговорить с вами, и здесь вам всегда будут рады.

- Я очень ценю ваше предложение, Гарри, - искренне сказал Снейп.

- Профессор, я... Я хотел поблагодарить вас, - тихо сказал молодой человек, и продолжил в ответ на недоуменно приподнятые брови. - За то, что приняли мою сторону, хоть это было весьма не просто для вас. Вы должны знать, я бесконечно признателен вам за это, пусть и не могу в полной мере отблагодарить за поддержку, оказанную за эти два дня и перед другими, и наедине.

- Если вы благодарите, директор, - сказал Снейп с кривой ухмылкой. - То возможно, следует называть меня Северусом. Должен признаться, меня немного смущает настолько формальное обращение человека, который по сути своей является моим работодателем.

- Спасибо, Северус.

- Всегда рад помочь, Гарри.


Глава 4.

К Большому залу Гарри подходил во главе остальных учителей, и только Снейп шел рядом. Не Снейп, поправил он себя, Северус.

Несколькими минутами раньше они вышли из кабинета директора - заглянувшая туда Макгонагалл предложила пойти в зал всем вместе; Гарри с благодарностью улыбнулся ей и быстро переоделся.

- Ты не должен носить так много черного, Гарри. А то становишься похожим на Северуса, - неприязненно фыркнула Гермиона, когда они встретились с ней и Малфоем в коридоре.

- В отличие от некоторых… семейных пар, я помню о подобающем в ближайшие двенадцать месяцев времени траура, - сказал он спокойно прежде, чем развернуться и продолжить свой путь.

Снейп быстро проследовал за ним, пряча ухмылку и неуместное веселье, блеснувшее в глазах. Но добавить свои комментарии он не успел - в этот момент они подошли к обеденному залу. Гарри глубоко вдохнул, чуть задержав дыхание, и выдохнул, пропуская Макгонагалл вперед.

- Расслабьтесь, Гарри. Они не собираются вас убивать, - прошептал Снейп.

Гарри тихо фыркнул.
- Они не смогут, даже если захотят, не так ли? - пробормотал он сухо, шагнув за Макгонагалл в двери.

При его появлении на зал штормовой волной налетела тишина, и рухнула, напряженная, звонкая, осязаемая, казалось, всеми органами чувств. Только за столом Хаффлпаффа еще пару секунд заливался бубенчиком голосок кудрявой первокурсницы, но и ее тут же одернули старшие.

На лицах детей - общее, одно на всех, выражение. Узнавание. Было бы странно, окажись по-другому, в конце концов, его колдография была в учебнике "Взлет и падение Темных Искусств".

Мальчик-Который-Выжил.

Гарри Поттер.

Его знал каждый.

В следующее мгновение это узнавание разлетелось на осколки, открывая другие эмоции - удивление, уважение, страх, ненависть.

Все они выросли на историях - реальных и вымышленных, о спасителе Волшебного мира, совершившего так много ужасного, и загадочным образом исчезнувшего в никуда. Его жизнь стала легендой. Каждый факт его биографии многократно обмусоливался и перевирался на страницах «Пророка» - от встречи его родителей, до того момента, когда захваченный армией Пожирателей Смерти, он не только выжил, но и уничтожил всех их меньше чем за час.

В стоящей тишине шуршание мантий и перестук каблуков казались особенно громкими.

Пока они шли, Гарри упорно не опускал взгляда. Профессора заняли свои места, а Гарри замер около директорского кресла, но через несколько мгновений нерешительности все же, опомнившись, сел. По залу зазвучали удивленные вздохи и перешептывания старшекурсников, первыми догадавшихся о происходящем.

- Внимание, - Макгонагалл ребром ножа постучала по хрустальному бокалу, тем самым успокаивая студентов. Она посмотрела на Гарри и, дождавшись от него кивка, продолжила. - Вы, вероятно, заметили изменение в преподавательском составе. Мне очень тяжело говорить вам об этом, но минувшей ночью потух один из самых ярких огней Волшебного мира, - Макгонагалл несколько раз моргнула. - Альбус Дамблдор перешел к своему следующему Большому приключению. Уверена, мы все будем скучать по нему. Я хочу, чтобы вы почтили его память минутой молчания, как одного из величайших магов, увы, потерянного для Волшебного мира.

Макгонагалл склонила голову, и студенты последовали ее примеру, но Гарри этого уже не заметил. Его голова и так была склонена и кружилась от нахлынувшего знакомого запаха лимонных долек. Глаза защипало от непролитых слез, и он плотно их закрыл, благодаря Мерлина за возможность не поднимать головы. Прийти в себя ему помогла рука Снейпа, легшая на предплечье - длинные пальцы чуть сжались, успокаивая: «Ты не один, я рядом», и останавливая его нервное теребление одной из пуговиц дрожащими пальцами.

Макгонагалл подняла голову, и профессор немедленно убрал руку.

- Спасибо, - сказала ведьма спокойно, подождав, пока студенты снова обратят на нее внимание. - Как вы сами можете видеть - Хогвартс выбрал очередного Директора, и надеюсь, все присоединяться ко мне в искреннем поздравлении мистера Поттера.

- Преподаватели тут же захлопали, но остановились, как только Гарри поднял взгляд. Макгонагалл быстро продолжила: - Сын Альбуса Дамблдора любезно согласился провести похороны и поминальную церемонию во вторник в десять часов. Соответственно, уроки в этот день будут отменены, что бы дать возможность присутствовать всем, - закончила она и села, а Гарри застонал про себя: он точно знал, что эта новость к утру уже будет в Пророке.

Зал опять наполнился шепотками, пока Гарри не встал. Он мельком взглянул на Макгонагалл, и хотел было что-то сказать, но только покачал головой и, склонившись, оперся руками о стол, мысленно вызывая еду от кухонь. Увидев блюда и кувшины, полные до краев, Гарри кивнул и сел обратно в кресло. И ученики, и профессора замерли, неуверенные в том, могли ли они начинать.

- Можете приступать, - сказал Гарри тихо, но четко, и студенты последовали его совету. Сам же молодой директор сидел и рассматривал зал, не испытывая не только голода, но и какого-либо аппетита.

Казалось почти сюрреалистичным сидеть в этом зале, куда он столько лет ожесточенно клялся никогда не возвращаться. Тут мало что изменилось, и Гарри с удовольствием наблюдал, как зачарованный потолок медленно меняет цвет под влиянием наступающей ночи с предзакатно-розового на темно-синий; как повинуясь движению его руки, вспыхивают светильники на стенах и сотни парящих в воздухе свечей.

Невероятно красиво, он мог бы любоваться бесконечно, лишь бы только не смотреть на блестящую поверхность длинного гриффиндорского стола, за который садился год за годом со своими друзьями. Лишь бы только не терять внезапной иллюзии, что он все еще там, на жесткой скамье, а не на золоченом кресле, так похожем на трон.

Ни в страшных снах, ни в сладких мечтах он не мог представить себя, оглядывающего Большой зал с этого места.
Он помнил тот вечер, когда впервые оказался здесь - взволнованный до тошноты и глупых мыслей, он слышал гулом пролетевшее «Она сказала Поттер? Тот самый Гарри Поттер?» и спорил с распределяющей Шляпой, а потом впервые увидел голубые глаза, светящиеся из-под очков со стёклами в форме полумесяца, - веселые глаза Альбуса Дамблдора.

Тяжело сглотнув появившийся невесть откуда ком в горле, он перевел взгляд на кубок с тыквенным соком.

- Вы должны поесть, Гарри, - сказал Снейп спокойно, но Гарри покачал головой.

- Я не голоден, - так же равнодушно ответил он, и только для успокоения Северуса немного отпил из своего кубка. - Не хотите ли сразиться в шахматы после ужина? - спросил новый директор, пытаясь сменить тему.

Снейп поднял бровь и фыркнул.
- Определенно, слишком много времени с Альбусом, - вынес он свой вердикт, вспомнив привычку пожилого волшебника резко менять тему разговора всякий раз, когда это было ему выгодно.

Гарри вздохнул и опять опустил взгляд на свою пустую тарелку.
- Не думаю, что можно было провести слишком много времени с Альбусом, - тихо пробормотал он, опуская кубок на стол и перемещая руки на колени. - Вы знаете, он действительно был невероятен. Он знал много и о многом, и всегда пытался учить вас чему-то, независимо от того, просили вы его об этом или нет. Иногда мы сидели на заднем крыльце, и он рассказывал мне о Хогвартсе времен его молодости. Порой, накинув чары невидимости, бродили по магловским улицам, и он говорил о различных деревьях, растениях, и даже людях. Полагаю, он любил маглов. Без фанатичности Артура Уизли, но с уважением к их уму, их способности так многого добиваться без волшебства. - Руки Гарри вернулись к истерзанной пуговице, когда он понял, что не только Снейп, но и Макгонагалл внимательно его слушают. - И он всегда с сожалением говорил о невозможности жить с ними в согласии, взаимопомощи, рядом. Учил меня играть в шахматы… И подсказал, что зельеварение - неплохой способ снять напряжение и усмирить злость.

Брови Макгонагалл взлетели вверх, когда она поймала такой же удивленный взгляд Снейпа.

- Он показал мне, что даже такая жизнь стоила того чтобы жить. И со временем я понял, что он был прав. Он всегда был прав.

- Гарри? - Голос Макгонагалл был мягок, и на сей раз это ее рука остановила его нервные движения.

- Профессор, как такой человек, как он может просто так умереть? - прошептал Гарри. - Это просто невозможно. Невозможно, - настаивал он.

Макгонагалл посмотрела на Снейпа, перед тем как ответить:
- Гарри, полагаю, вы сделали достаточно на сегодня. Северус проводит вас обратно в кабинет, и я настоятельно рекомендую вам принять зелье Сна без сновидений. Завтра будет очень трудный день. - Как для Снейпа, так и для Макгонагалл, было очевидно что, несмотря на гордо расправленные плечи, Гарри и разумом, и сердцем все еще не может осмыслить и принять внезапную кончину своего наставника, и вероятнее всего, не сможет до окончания похорон во вторник. Минерва хоть и была шокирована выбором Хогвартса и Дамблдора, но чувствовала за собой обязанность помогать Гарри, по крайней мере, до тех пор, пока он сам не сможет бороться со своим горем. Ответный кивок последовал, как раз когда Снейпу начало казаться, что новый директор не услышал ни слова.

- Идемте, Гарри, - пробормотал он и, взяв под локоть, легко потянул на себя, пока тот не встал. Большинство студентов откровенно уставились на них, но Северус только гневно впивался в них взглядом, когда положив руку на поясницу Гарри, выводил его из зала. Гораздо больше любопытства учеников, его волновали легкие судороги, ощущаемые ладонью, испарина на висках, прерывистое дыхание - явные и весьма пугающие признаки длительных психологических потрясений. Его все больше беспокоило и то, как резко молодой человек переходил от показного или искреннего спокойствия к состоянию предельного отчаяния. Профессор запомнил его весьма импульсивным и эмоциональным юношей, и прошедшие десять лет, похоже, мало что изменили… и при этом изменили все. Его глаза по-прежнему зелены, но светятся уже не задором и лукавством, а болью и острой тоской; от природы чуть смугловатая кожа, потеплела в свете свечей, но при дневном - кажется болезненно блеклой, будто никогда и не знала ровного загара игроков в квиддич; несмотря на то, что волосы заметно отрасли, непослушный вихор все так же торчит на макушке: вот только Снейпу больше не хочется хлопнуть по нему «Трактатом о зельях» - то ли потому, что сам он давно не злится, то ли потому, что юноша уже не грубит и не дерзит, а лишь тихо усмехается: «Я стал циничным…».
Простых побед не бывает, Снейп понимает это, пожалуй, как никто другой. Но обычно тяжесть победы делится на всех, кто добивался ее, и становится легче. Эта же в одиночку завоеванная, легла на плечи Мальчика-Который-Снова-Выжил всем весом могильных плит его врагов.

Такое бесследно не проходит, да и вряд ли вообще может пройти. И потому у Снейпа есть вопросы, и он знает, кому их задать.

________________________________________

Было уже поздно.

Намного позже полуночи.

Гарри отказался от зелья Сна без сновидений, и потому провел больше часа в полузабытьи, ворочаясь с боку на бок, плача и горестно вскрикивая. Наконец, Снейп, сидевший в гостиной и потому все слышавший, не выдержал и практически силком влил в него сонное зелье.

- Я так и думал, что вы остались, Северус, - сказал тихо Дамблдор, но даже этот шепот заставил Снейпа резко повернуться.

- Альбус, - приветствовал он, немного хрипло.

- Спасибо, дорогой мальчик. Спасибо за то, что приглядываете за Гарри. Вы не можете представить, какое для меня облегчение видеть вас рядом с ним.

- Я дал вам обещание, Альбус. И я намереваюсь сдержать его, - сказал Снейп тихо, но искренне.

- Знаю, и потому благодарен вам. Гарри нуждается во всей помощи, которую может получить. Это будет намного тяжелее для него, чем вы могли бы ожидать. Есть нечто, что я никогда вам не говорил.

- Продолжайте.

Рассказ пожилого волшебника занял немало времени, но Северус сидел и напряженно слушал, изредка задавая вопросы. Это было невероятно. Сам факт, что молодой человек был жив и здоров – был невероятным.

Два часа спустя он встал и прошел к кровати, чтобы пристально окинуть взглядом спящего. - Я буду внимательно следить за ним, Альбус, - заверил он директора, делая вид, что не замел облегченного вздоха.

- Спасибо, мой мальчик. Спасибо, - с благодарностью произнес Альбус. - Но теперь вы должны пойти отдохнуть, или слухи о вашей вампирской сущности, вновь появятся.

Снейп закатил глаза. - Студенты распространяли их с тех времен, как я сюда устроился работать, Альбус. И ни один новый поток не обходился без попыток доказать их - то зельями, то заклинаньями…

- Я знаю, знаю, но можно ведь старику пофантазировать, не так ли? - нарисованные глаза пожилого волшебника мерцали.
В ответ, Снейп, чтобы не противиться искушению проклясть картину, махнул рукой и вышел.
________________________________________

- Вы хотите сказать, что Альбус был единственным, кто контактировал с Гарри все эти десять лет? - недоверчиво выдохнула Поппи.

Снейп в ответ кивнул, потягивая чай и наблюдая через стол за двумя ведьмами.

- Но это невозможно, - вспыхнула Макгонагалл. - Конечно, он выходил, говорил с людьми.

Северус покачал головой.
- Выходил, да, но только с Альбусом. Больше он ни с кем не общался, да и случайно никто к нему не забредал. Охранные чары на его доме были просто невероятные, более сильные, чем в Хогвартсе. Альбус, посещал его раз в неделю, а то и чаще, приносил продукты и вещи. Очевидно, этого было достаточно для мальчика.

- Но что именно произошло после того, как умер В.. Волдеморт? - запнулась на имени Минерва.

Снейп поставил чашку на стол, и устало потер глаза.

- Я никогда никому не рассказывал о произошедшем в тот день. Никому, кроме Альбуса. Не уверен, должен ли я вам говорить.

- Это помогло бы нам понять, Северус, - объяснила Поппи.

Снейп, в течение нескольких минут, отстраненно на них смотрел, прежде чем коротко кивнуть.

- Я не стану сообщать подробности сражения, но это было… страшно. Когда последние звуки заклинаний отзвучали, я нашел его стоящим посередине побоища, всего покрытого кровью и застывшего в диком напряжении. Он не отвечал, ничего не говорил, казалось даже, что он не дышал. Я попытался заговорить с ним, но он продолжал смотреть с абсолютным ужасом в глазах на все это… месиво вокруг, - Снейп тяжело вздохнул.

- Его дыхание начало убыстряться, и я попытался вновь с ним заговорить, но это не дало никаких результатов. Поэтому я бросил в него Ошеломляющим заклятием и воспользовался портключем до Хогвартса.

- Он был в замке? - Глаза Макгонагалл широко раскрылись в удивлении. - Но Министерство сообщило, что он исчез, и Альбус этого не опроверг.

- Он лучше знал. Министерство, в ходе расследования убийства Пожирателей Смерти, поняло, как именно те были уничтожены. Беспалочковая магия, которой обладал только один человек. Способности Поттера были, вероятно, одной из худших тайн Министерства.

- Но как Альбус узнал, что они скажут?

Снейп нахмурился.
- Альбус всегда знал. Он знал то, что произошедшее породит страх, страх неизведанного. И он знал, что Поттер не будет в безопасности, если останется здесь, если вообще когда-нибудь будет.

- Что произошло с Гарри? - спросил любопытно Поппи.

- Он не говорил в течении двух лет... ни с кем... даже с Альбусом.

- Что?

- Сильный шок. Альбус пользовался каминной сетью, навещая его несколько раз в неделю, да и Добби постоянно следил за ним. Мальчик не мог жить с мыслью о том, что он совершил и несколько раз пытался покончить с собой.

- О, Мерлин, - выдохнула Макгонагалл.

- Летом третьего года Гарри наконец-то заговорил. Альбус был все себя от радости. Это было то лето, которое он в отличие от предыдущих, провел полностью с ним. Как только Гарри начал нормально общаться, то немедленно попросил отправить Добби обратно в Хогвартс. Он говорил, что не хочет никаких напоминаний о Волшебном мире.

- Что насчет магической силы?

- Он не использовал ее больше пяти лет. И вернулся к ней только тогда, когда Альбус посоветовал снимать нервное напряжение зельеварением. Очевидно, зелье взорвалось, и он автоматически выставил магический барьер, защищая себя и директора.

- Как... как это могло произойти? Почему Альбус был единственным, кто навещал его? Как же его друзья? - спросила Поппи, взмахнув палочкой и повторно нагревая чай.

- Предполагаю, что они посылали несколько раз сов, но, не дождавшись ответа, подумали о худшем, что могло произойти. Как только Министерство закончило свое, так называемое расследование, все решили, что Гарри мертв. Пусть тело и не было найдено, но никто не мог с полной уверенностью сказать, что именно случилось с мальчиком.

- Я не могу поверить, что он скрывал это от нас в течение стольких лет, - с недоверием качая головой, произнесла Макгонагалл.

- У него не было выбора. Он любил мальчика на столько, что загородил бы его и от смертельного проклятия, - прошептал Снейп.

Некоторое время все трое молчали. Наконец Поппи неуверенно произнесла:
- Полагаю, этот вторник будет для него не из легких.

Снейп покачал головой.
- Да, я в этом уверен.


Глава 5.

Все, присутствовавшие на завтраке в тот день, запомнили его надолго.

Первые полосы «Ежедневного пророка», доставленного утром совиной почтой, сообщали о смерти Альбуса Дамблдора и последующем назначении мистера Поттера на пост директора школы Хогвартс. Далее следовали статьи журналистов и видных историков, своими словами излагающих результаты расследования дела «Последней битвы», и участии Гарри Поттера в ней. А также шквал предположений относительно его возвращения в Магический мир, о том, где и почему он скрывался все эти годы, и о чем он думал, согласившись занять эту должность, не имея никакого опыта.

Гарри не обращая внимания на шуршание газетных страниц и нервный гул студенческих голосов, спокойно завтракал.
Уже к окончанию трапезы пожаловали гости, чье появление, не являясь неожиданным, было при этом весьма неприятным. Насупленные лица Министерских чинов выглядели весьма внушительно на фоне сливовых мантий визенгамотских служащих.

- Мистер Поттер, будьте любезны объяснить происходящее!! - голос Перси Уизли, привычно наполненный пафосом и осознанием собственной важности, отразился от стен, вернувшись эхом; ученики замерли и навострили уши.

Неторопливо поставив кубок, Гарри поднялся, улыбнулся настороженным детским лицам и пошел по проходу к двери. Остановившись, он посмотрел на старшего брата своего когда-то лучшего друга.

- Доброе утро, Министр Уизли, - сказал Гарри вежливо. - Если вы позволите, то я хотел бы пригласить вас пройти в более уединенное место, где мы бы могли спокойно обсудить создавшуюся ситуацию. - И Гарри не дожидаясь ответа, прошел дальше, мимо группы слегка отпрянувших людей, и стал подниматься по лестнице.

Привычными коридорами он дошел до горгульи и положил руку на ее голову, в очередной раз напоминая себе, что пора бы уже установить пароль.

Непрошеные гости поднялись в кабинет вслед за ним, и новоиспеченный директор, наколдовав недостающие стулья, ожидал, пока они рассядутся. Равнодушно-спокойный взгляд скользил над их головами, пока не наткнулся на Снейпа. Профессор выжидающе поднял бровь, но Гарри только покачал головой.

- Все нормально, Северус, - сказал он одними губами, мужчина кивнул и скрылся за поворотом лестницы, спускаясь вниз.

- Министр, что я могу сделать для вас? - спокойно спросил Гарри, занимая по должности принадлежащее ему кресло.

- Послушайте меня, Поттер. Я не собираюсь терпеть весь этот фарс, тем более что вас все еще ждет обвинение, - сходу завелся Перси.

Гарри откинулся на спинку кресла, снисходительно посматривая сквозь стекла очков, барабаня пальцами по столу и прекрасно понимая, что любой студент, учившийся в Хогвартсе в последние лет пятьдесят, не сможет не признать эту позу. И она возымела желаемый эффект: глаза Перси широко распахнулись, и он с клацаньем закрыл рот, в то время, как оба представителя Визингамота и два Аврора, открыли свои, удивленно задохнувшись.

Он фыркнул про себя, но лицо его по-прежнему было безмятежным.

- Я понятия не имею, о каких обвинениях идет речь, Министр. Альбус попросил меня приехать. По прибытии я узнал, что был избран Хогвартсом для поддержания Охранных чар.

- Хогвартс выбрал вас? Вы не можете говорить это всерьез, мистер Поттер.

- Защитные чары школы чрезвычайно мощны, - вздохнул молодой человек. - Они постоянно усиливались новыми заклинаниями, и потому далеко не каждый волшебник в состоянии их удержать. А тот факт, что они вплетены в общую защиту Волшебного мира, совсем их не облегчает.

- Вы хотите мне сказать, что являетесь единственным человеком способным выдержать давление Охранных чар, мистер Поттер? – усмехнулся Перси с издевкой. - Я требую, чтобы вы немедленно их передали.

- Я хотел бы, Министр. Честное слово. Но думаю, вы и сами понимаете, почему Хогвартс не примет никого кроме меня, - Гарри не двигался, даже не моргал, так же, как и Перси, уставившийся на него в размышлении.

- Я не верю вам, мистер Поттер. Я настаиваю на том, чтобы вы передали их мистеру Абакусу. Немедленно.

Директор пожал плечами и встал.

- Прекрасно. Я исполню вашу просьбу, но заявляю со всей определенностью, что за все, здесь произошедшее, я не буду нести никакой ответственности.

- Подождите, что вы имеете ввиду? - Перси остановил его взмахом руки.

- Министр, как я уже сказал ранее, защита Хогвартса вплетена во ВСЕ Охранные чары Магического мира. И потому, если она падет, падут и чары, хранящие волшебников от любопытства маглов. И не только они…

Перси уставился на него.

- Вы что, серьезно?

- Серьезней не бывает, Министр. Но это ваше решение.

Рыжий выпрямился и самодовольно ухмыльнулся.

- Правильно, Поттер. Это мое решение. Начинайте.
Гарри обогнул стол и схватил руки другого человека, крепко удерживая.

- Вы будете чувствовать нарастающее давление, не вздумайте ему сопротивляться. Вы поймете, если Хогвартс примет вас, а до тех пор постарайтесь успокоиться и расслабиться, - посоветовал ему Гарри, прекрасно понимая всю бесполезность данной затеи.

Высокий лысеющий человек кивнул.

- Это сработает?

- Понятия не имею, - все же постарался не солгать Гарри. - Замок сам решает, кого выбирать себе в хранители.

Абакус кивнул, и он закрыл глаза, пытаясь сосредоточиться.
Особая магия замка чувствовалась искрящим теплом – нечто верное, вечное, гораздо более сложное, чем можно было бы себе представить. Он выделил те тонкие связи, что скрепляли их, связи дружбы и служения, позволявшие магии Гарри поддерживать чары замка, а магии Хогвартса – подстраиваться под директора, помогая ему, и попытался осторожно переложить на чиновника.

Результат был незамедлительным.

Хогвартс не обрадовался перспективе потерять эту связь: он уже выбрал своего Директора и не сомневался в правильности решения.

Потолок в Большом зале начал потрескивать, сверкая невесть откуда взявшимися на безоблачном небе молниями, лестницы, дернувшись, замерли под нестройные голоса растерявшихся учеников, портреты завопили и забегали из рамы в раму, ища укрытие. Раздался грохот, исходящий из самих недр, как будто замок намеревался сойти со своего места.

Пот выступил на лбу, и заломило виски, но Гарри лишь крепче зажмурился, пытаясь все же уговорить Хогвартс принять на его место другого хранителя чар. Он почувствовал, как руки чиновника протестующее дернулись, силясь вырваться, но не отступил от задуманного.

- Остановитесь, Гарри. Вы не сможете этого сделать, - от порога послышался голос Снейпа. Гарри отстранился, тяжело переводя дыхание и покачиваясь на месте. - Вы окончательно свихнулись? - прорычал профессор и в мгновение ока оказался возле него, легонько подталкивая к креслу директора и усаживая одним резким движением руки.

- Профессор Снейп, вы не имеете права вмешиваться, - отрезал Перси, но быстро стушевался под пронзительным взглядом своего бывшего преподавателя.

- Министр Уизли, - протянул Снейп. - Могу предположить, что вы ничего не знаете об истории Хогвартса. Вы не можете вынудить носителя Защиты передать ее. Это просто не возможно: их передает непосредственно сам замок, а не директор. Хогвартс выбрал мистера Поттера, потому что только он способен поддержать тысячелетнюю Защиту.

- Но на Поттере лежат несколько обвинений, - настаивал на своем Перси. - Охранные чары не могут опираться на него. А если его отправят в Азкабан?

Только болезненное сжатие пальцев Снейпа на плече удержало Гарри от резких действий и необдуманных слов.

- Если бы вы, Министр, соизволили, хоть немного ознакомиться с вопросом, прежде чем так… эффектно являться сюда, - легкий кивок профессора в сторону оробевших представителей Министерства и суда заставил Уизли насупиться, - вы бы обнаружили, что все эти обвинения были сняты после смерти Корнелиуса Фаджа на специальной сессии Визенгамота. Не так ли? - спросил Снейп Абакуса, все еще стоящего в недоумении.

- Он прав, Министр, - подтвердил тот.

- Перси, я здесь не для того, чтобы доставлять неприятности, - добавил Гарри тихо. - Я здесь только до тех пор, пока не сниму ненужные уже заклятия и не передам Охранные чары кому-нибудь другому. Я не просил этой должности, и не хотел ее. Но все же, выполню долг перед Хогвартсом, перед Волшебным миром, и сделаю это только из-за просьбы Альбуса, а не по каким либо иным причинам. Могу я еще что-нибудь для вас сделать? У меня много незаконченных дел, необходимо послать сов и связаться с Гринготс.

Перси несколько секунд пристально смотрел на Гарри, прежде чем медленно покачать головой.

- Чтоб вы знали, Поттер, Попечительский Совет будет по-прежнему контролировать все изменения происходящие в Школе.

- Я ничего не планирую менять, - пробормотал Гарри.

Перси фыркнул, и резко развернувшись на каблуках, вылетел из кабинета директора, «свита» быстро вышла следом за ним.

- Вы поступили невероятно глупо, Гарри, - принялся ругать его Снейп, как только они остались одни.

- Хмммм, - промычал тот, слишком уставший даже для внятного ответа. Силы, потраченные на бессмысленную попытку, не спешили к нему возвращаться.

Профессор достал небольшой кошелек с зельями, который он всегда носил с собой на поясе, и вытащил несколько пузырьков. Поднеся их ко рту Гарри, он подождал, пока тот выпьет содержимое.

- Они будут работать в течение одного часа, но после вы должны будете немного поспать.

Гарри подождал, пока зелья начнут действовать, прежде чем медленно кивнуть.

- Хорошо, - пообещал он.

- Лучше вам сдержать слово, - сказал Снейп уже с порога. - Я проверю.

Гарри закатил глаза.

- Ладно, мамочка, - проворчал он, чувствуя прилив сил, и поспешил магией запечатать дверь, чтобы тот не успел ему ничего ответить.

Десять минут спустя он разорвал каминную связь с Гринготс, договорившись о встрече в среду с управляющим счетов Дамблдора. Возвратившись к столу, он призвал перо, пергамент и сел сочинять письма в «Пророк» и «Придиру», а также тем людям, которых хотел бы видеть, сообщая день и время прощальной панихиды. Поставив сургучную печать он передал письма терпеливо ожидающему Фоуксу, попутно замечая, что выпитые раннее зелья, перестают действовать. Голова сама откинулась на мягкий подголовник, глаза неудержимо закрывались, и он поджал ноги и свернулся калачиком, пытаясь уместиться в кресле, и клятвенно обещая себе, что отдохнет всего пару минут, а потом сразу пойдет к Поппи.
________________________________________
Снейп тихо фыркнул, переступая порог кабинета несколько часов спустя.

- Ну, по крайней мере, он послушался, - пробормотал он сухо. Подняв на руки спящего Гарри, он пронес его через гостиную дальше, в спальню и аккуратно опустил на кровать, призывая движением палочки плед и зашторивая окна.

- Северус, что произошло? - спросил Альбус в беспокойстве. - Он хорошо спал этой ночью после приема Сонного зелья и не должен был обессилеть так скоро.

Северус отошел от кровати.

- Уизли был здесь. Он вынуждал Гарри отказаться от Охранных чар, - тихо прорычал он. - Полагаю, вы и сами почувствовали, как на это отреагировал Хогвартс.

- ЧТО?

- Альбус? - нетвердо сказал Гарри.

- Все в порядке, мой мальчик. Ты здесь в безопасности. Спи, - напевно прошептал, приблизившись к раме, его предшественник.

- Альбус?

- Спи, Гарри. Я буду здесь, когда ты проснешься, - пообещал старик. - Северус, пожалуйста, проведите несколько раз пальцами по его волосам, он скорее заснет, - прошептал он.

Снейп недоверчиво вскинул брови.

- Пожалуйста, - настаивал бывший Директор.

- Альбус, где вы? - позвал Гарри снова.

Дамблдор с мольбой посмотрел на Снейпа, и тот, театрально вздохнув, повиновался. Сделав пару шагов вперед, он сел на самый край кровати. - Я здесь, Гарри, - сказал он тихо, протянув руку и зарываясь пальцами в смоляные волосы парня.

- Альбус?

- Ммммм, - ответил Снейп.

- Как же мне хочется уйти к вам, - пробормотал Гарри сонно. - Не хочу больше здесь оставаться.

Рука Снейпа застыла, и Гарри недовольно заворочался.

- Я знаю, что вы так не сделаете, - сказал Снейп мягко.

Было очевидно, что Гарри все так же спит, потому зельевар продолжил гладить его по волосам.

- Альбус?

- Да?

- Не оставляйте меня.

Голос Гарри звучал жалобно, но Снейп знал, что на следующий день он будет гораздо более ожесточенным.

- Не оставлю, - пробормотал он, бездумно глядя, как ознобе вздрагивают плечи под пушистым пледом.

- Когда похороны? - Голос Альбуса заставил Северуса вздрогнуть. Он покачал головой, освобождаясь от ненужных эмоций, невыраженных мыслей.

- Завтра.

Портрет Дамблдора посмотрел на кровать глазами полными тоски, глазами человека отчаянно желающего, но не способного помочь.

- Северус...

- Я знаю, - прошептал Снейп. - Я не оставлю его одного.

- Спасибо.
________________________________________

Утренняя суматоха продолжилась на ужине, когда Вопиллеры один за другим начали взрываться перед директорским креслом. Сохраняя невозмутимость, Гарри бросил заклинание глушения, отгородившись им от остальных, и с каменным лицом продолжал слушать гневно дрожащие письма, ругательства и претензии которых становились все более эмоциональными и менее рассудочными.

Снейп не поверил в демонстративную выдержку Гарри и, как и большинство находившихся в Большом зале, и ждал, если не явного взрыва, то дальнейших действий с его стороны. И, как и все, был разочарован.

Как только последний Вопиллер прокричал свои ругательства и разорвался в клочья, дополнив собой и без того внушительную горку порванных писем, Гарри небрежным щелчком пальцев убрал весь этот мусор.

Спокойно промокнув губы салфеткой, он бросил ее на стол и встал.

- Приятного вам вечера, - сказал он вежливо, прежде чем выйти из зала.
________________________________________

Все были здесь.

Участники Ордена, чиновники Министерства, выпускники Хогвартса и разнообразные волшебные существа. Все они пришли, чтобы почтить память одного из самых великих волшебников столетия. По крайней мере, большинство из них приехало именно за этим, но Гарри прекрасно осознавал, что некоторые прибыли исключительно за тем, чтобы увидеть сына Альбуса Дамблдора. Эта новость пролетела по всем газетам, вызвав вспышку самых нелепых предположений, настолько необоснованных и бездоказательных, что поверили в нее далеко не все.

Гроб с телом Альбуса Дамблдора был выставлен для прощания в Большом зале с шести часов утра. Потом Хагрид, непрестанно шмыгая носом, отнес его вниз к каменному алтарю возле озера. Он поставил гроб, громко высморкался в огромный платок, и отошел в сторону.

Гарри спустился к озеру в самый последний момент. Он сидел в переднем ряду, потерявшись взглядом в заозерной дали и чувствуя щекой мягкие и горячие перышки Фоукса, роняющего бесценные слезы на черный рукав его мантии. И лишь нервно сжимал кулаки, слушая прощальную речь Перси Уизли, Макгонагалл, и нескольких выпускников Хогвартса рассказывающих о том, каким Дамблдор был человеком и как много он для них значил. Но смысл слов ускользал от него, и только некоторые цепляли сознание: «ушел навсегда», «оставил нас», «невосполнимая утрата»; он не сводил пристального взгляда с тела самого близкого своего человека, который никогда не подводил его, которого он искренне любил.

- Альбус, - прошептал он.

Внезапно тело вспыхнуло и загорелось ровным пламенем.

- НЕТ! - закричал Гарри, борясь с руками, обхватившими его в попытке удержать от безрассудства. - Нет, нет, нет, нет…
Фоукс запел, провожая в последний путь великого героя ушедшей эпохи, но Гарри этого уже не воспринимал, чувствуя только, как израненная душа разлетается на ошметки в невыполнимом стремлении сбежать туда, в огонь, сгореть дотла - может быть тогда будет не так больно.

Глубина его горя потрясла присутствующих.

- Гарри, Гарри, - повторял Снейп пытаясь удержать Гарри и подобрать слова, которые могли бы его успокоить. - Ваш отец любил вас, Гарри. Он так сильно вас любил.

- Альбус. Не оставляй меня. Пожалуйста, пожалуйста, не оставляй меня, - кричал Гарри. Услышанную фразу подхватили те, кто находился поблизости, и пустили ее дальше в толпу.

Гарри вырвался из рук Снейпа и упал на землю. Взгляды чужих и знакомых, но все равно не узнаваемых лиц не волновали его. Единственная мысль колоколом бухала в его голове: «Это - реальность». Непрекращающийся кошмар последних дней, от которого он был не в силах очнуться – реальность. И то, что он никогда снова не почувствует ласковых, успокаивающих объятий, никогда не увидит мерцания глаз, смотрящих на него с безусловной любовью - тоже.

Из пепла, серым сугробом легшего на мраморные плиты алтаря, - никто не воскреснет.

Альбус ушел. Окончательно и бесповоротно.

Он оставил Хогвартс.

Оставил Волшебный мир.

Он оставил Гарри.

Подчиняясь заклинанию сотен палочек, взметнулся сильный ветер, подхватил невесомые хлопья пепла и развеял их над Озером и Запретным лесом, открыв надпись - золотом на мраморе - «Альбус Персиваль Вулфрик Брайан Дамблдор».


Глава 6.

Ветер, нагнавший облаков на серое небо, рвал мантию, и Снейп автоматически придерживал ее судорожно сжавшимися пальцами. День давно перевалил за полдень, а они все также были там – присевшая на скамейку, Поппи с маленьким медицинским саквояжиком у ног, не сводящая глаз с Поттера, которого считала, по-видимому, своим пациентом; сам Гарри, скрючившийся на ступеньках постамента, окаменевший в своем нежелании что-то делать, что-то говорить; и он, чьи мысли устали метаться между невыносимой потребностью остановить происходящее и пониманием невозможности это сделать. Невозможности успокоить сломленного юношу, найти для него слова утешения. Все, что приходило ему в голову, было нелепым, плоским и только оскорбило бы его: «Время лечит…», «Я понимаю вашу боль…»? Чушь. Не возможно было сказать подобное, слыша горький голос: «Верните его… пожалуйста, верните… Я все отдам… Я что угодно сделаю, только верните…». Единственное, чем он мог помочь Гарри – это дать ему выговориться, выплакаться, потерять надежду на чудо. И быть рядом, ожидая момента, когда он все же позволит о себе позаботиться.

Тоскующий шепот оборвался больше часа назад, но Снейп пока так и не решился что-либо предпринять, хотя ждать было уже нечего.

Большинство присутствующих давно разошлось. Первыми за пределы антиаппарационного барьера рванули репортеры, на ходу диктуя сенсационные заметки прыткопишущим перьям. За ними не спеша, тревожно оглядываясь, замедляя ход и объединяясь в небольшие группки, потянулись остальные. И сейчас, по прошествии долгих холодных часов, осталась только горстка особенно близких Альбусу и Гарри людей - несколько членов Ордена, включая Люпина, Уизли, Тонкс, и преподавательский состав Хогвартса. Собравшись в Большом зале, они, в ожидании Гарри, пили чай с булочками и мирно разговаривали.

В конце концов, Снейп коснулся плеча молодого человека.

- Пойдемте, Гарри. Вы еще вернетесь сюда, но сейчас вам лучше здесь не оставаться.

Он ничего не ответил, но позволил мужчине поднять его на ноги, а Поппи - взять за руку. Они медленно шли к замку, и Гарри, пытаясь отвлечься от переполняющей его глухой и горькой пустоты, усиленно сосредотачивался на на том, как сделать каждый следующий шаг.

Присутствовавшие в Зале немедленно затихли при виде них. Снейп подвел его к столу и усадил, тем временем Минерва налила чай и протянула чашку.

- Там капелька успокоительного, Северус, - сказала она.

Профессор кивнул и присел перед Гарри, передавая чашку и придерживая, чтоб безвольные руки не уронили ее.

- Гарри, прошу вас, выпейте немного, - обратился он тихо, но юноша совершенно не реагировал. - Гарри?

- Северус, я не уверена, что он должен здесь оставаться, - пробормотала Макгонагалл оборачиваясь. Остальные делали вид, будто происходящее абсолютно их не касается.

- Вы правы, - согласился профессор, вглядываясь в застывшее лицо. - Я отведу его наверх.

Он забрал все еще полную чашку и тихонько смахнул слезы с бледных щек Гарри. В очередной раз Северус задался вопросом, сколько же времени потребуется Мальчику-Который-Выжил, чтобы смириться с кончиной своего наставника.

Заметив, что остальные начинают вставать, собираясь, очевидно, подойти к ним, он поспешил поставить чашку и поднять молодого человека на ноги.

Взрыв голосов раздался, как только за ними закрылась дверь. Казалось странным, что настолько маленькая группа людей издает больше шума, чем четыре факультета в полном составе.

________________________________________

- АЛЬБУС! - закричал Гарри, резко садясь в кровати. Пот и слезы лились по его лицу. Он никак не мог отдышаться.

- Шшш, Гарри. Все в порядке. Несколько раз вдохните глубоко и выдохните, - Снейп уже стоял возле кровати. Несколькими мгновениями ранее, в гостиной, куда он левитировал портрет Дамблдора, полагая, что Гарри будет тяжело его видеть, стали слышны стоны - ему снился кошмар.

- Нет, нет. Я должен догнать его. Иначе он уйдет, и я никогда его не найду, - всхлипывал молодой человек, откидывая одеяло и вскакивая с кровати. Снейп в течение нескольких моментов наблюдал, как он пытается одеться, прежде чем крепко схватить за плечи.

- Гарри, остановитесь. Послушайте меня, - серьезно сказал он. - Вы не можете догнать его. Помните - он ушел, и вы должны позволить ему уйти.

- Нет, нет. Вы не понимаете. Я должен идти, - Гарри попытался вырваться из профессорских рук.

- Остановитесь, - встряхнул его Снейп. - Помните это утро? Вы помните службу?

Испуганный взгляд перестал метаться по комнате и остановился на знакомом, ненавидимом в детстве лице.

- Альбус? - выдохнул юноша.

- Он ушел, Гарри. Мне жаль.

- Ушел?

Снейп смотрел, как опустошение возвращается, мутной пленкой ложась на зеленые глаза, и очень жалел, что не может солгать.

- Да, - прошептал он.

Гарри поморщился и закрыл глаза, как будто страдая от физической боли.

- Оххх, - выдохнул он, покачнувшись.

Снейп скользнул ладонями по напряженным плечам и притянул его ближе.
- Все нормально, Гарри. Знаю, вы сейчас страдаете, но когда-нибудь боль станет меньше.

- Мне так не хватает его, - всхлипнул Гарри, разрешая себя успокоить.

- Знаю, Гарри. Знаю, - пробормотал профессор: молодой человек крепко держался за него, будто испугавшись, что и он тоже уйдет.

Они простояли так долгое время, Снейп никак не решался разомкнуть своих рук.

- Вы не он, - прошептал Гарри, подняв голову; его зеленые глаза блестели от непролитых слез. - Никто и никогда не будет похож на него.

Снейп нежно вытер слезы с его щек.

- Я не собираюсь его заменять. Конечно, никто не будет так много значить для вас, как Альбус. Я просто хочу, чтоб вы знали, что я здесь, рядом и всегда помогу.

Гарри слабо улыбнулся.

- Спасибо, Северус.
________________________________________

Гарри появился в Большом зале к середине завтрака. Когда начали прибывать совы с утренней почтой, он невольно напрягся. Шепотки, прокатившиеся по залу, ясно дали понять, что не осталось человека, не осведомленного об истории взаимоотношений двух директоров - бывшего и настоящего. Альбуса Дамблдора и Гарри Поттера.

- Пожалуйста, Гарри, вам необходимо поесть, - Макгонагалл переместила тост на тарелку молодого человека, и он чисто механически положил его в рот.

Студенты продолжали бросать внимательные взгляды на нового директора, ожидая, по-видимому, опровержения или подтверждения тех нелепых историй, что появились в газетах благодаря неисчерпаемой фантазии репортеров, но холодное молчание было единственным ответом на их любопытство.

- Северус, я договорился о встрече в Гринготс сегодня во второй половине дня, и был бы весьма признателен, если бы вы нашли возможность сопровождать меня. Можете попросить Ремуса заменить вас? Полагаю, он прибудет сюда уже к ленчу?

Снейп, промолчавший о своем намерении пойти туда, просто кивнул, и увидел в ответ неуверенную улыбку.

- Благодарю вас, - сказал Гарри спокойно, вставая из-за стола.

- Гарри? – окликнула его Гермиона, сидящая слева от Макгонагалл. Молодой человек обернулся к ней. - Молли, Артур и Рон спрашивали, могут ли встретиться с вами немного позже?

Гарри услышал резкий вдох Снейпа, но, так или иначе, кивнул.

- После уроков в кабинете директора, - сказал он твердо; никто за столом не пропустил слова, которым он обозначил свой кабинет. Снейп хотел было тоже встать, но рука Гарри удержала его на месте.

- Все в порядке, Северус, - сказал он тихо, вглядываясь в омут черных глаз, выискивающих на его лице правду. - У вас есть занятия, и вы не хуже меня знаете, что утром некому вас заменить. Было бы упущением не сказать вам, что они имеют более приоритетное место.

Краешки губ Снейпа дернулись в намеке на улыбку, он кивнул.

- Я провожу вас, - и демонстративно встал, показывая, что возражения юноши не поколеблют его решение.

Они шли к директорскому кабинету в уютной тишине. Мчащиеся на завтрак или занятия, студенты вежливо кивали и улыбались им.

- Вы в скором времени накачаете себе груду мышц, ходя по два раза на дню сюда из подземелий и обратно, - прокомментировал Гарри.

Снейп фыркнул.

- Я уверен, вы слышали о таком гениальном изобретении как летучий порох, - сказал он сухо.

Гарри закатил глаза.

- Зануда.

Губы профессора дернулись, но он промолчал.

Гарри остановился, подойдя к горгульи.

- Увидимся после обеда? - спросил он нерешительно.

Его собеседник кивнул.

- Я приду.

- Спасибо, Северус.

- Всегда пожалуйста, Гарри.
________________________________________

Снейп тихо стоял в углу комнаты для посетителей, куда провел их гоблин, вежливо попросив подождать управляющего состоянием банковского счета Дамблдора, и наблюдал за Гарри. Пытаясь удержать свои эмоции под контролем, молодой человек сосредоточился на осанке, вытянувшись и напряженно замерев. Этому способу его научили в долгие годы подготовки к последнему этапу противостояния двух великих волшебников, того самого противостояния, начало которому положило одно маленькое пророчество вечно растрепанной Трелони.

Напряжение Гарри чувствовалось уже тогда, когда он, обняв профессора, аппарировал их из кабинета директора в затемненный переулок недалеко от банка. Они стояли там несколько минут - Гарри не торопился разрывать объятья.

- Вы собираетесь когда-нибудь объяснить мне, как это делаете? - прошептал профессор.

Гарри утвердительно пробормотал что-то и кивнул в обтянутое черной мантией плечо, в котором скрывалась его лицо.

Глубоко вздохнув, он поднял голову.

- Может быть немного позже?

Звук открываемой двери, вывел Северуса из раздумий. В помещение прошел старый, респектабельно одетый гоблин.

- Добрый день, мистер Поттер. Меня зовут Флэндит, я управлял состоянием семьи Дамблдоров более двухсот лет, - представился он.

- Очень рад знакомству, Флэндит, - ответил Гарри, вызывая явное недоумение гоблина.

- Ах, да, я не уверен в том, насколько вы осведомлены о состоянии счета своего отца.

- Я ничего не знаю, - просто ответил Гарри.

- Он никогда не говорил с вами об этом?

Молодой человек отвел взгляд.

- До некоторых пор я вообще не знал, что он юридически меня усыновил, - прошептал он.

- О... Я искренне сожалею о вашей потере, мистер Поттер, - сказал Флэндит, чем удивил Снейпа, никогда не видевшего, чтобы гоблин так вежливо общался с волшебником.

- Спасибо, Флэндит, - пробормотал Гарри.

- Итак, на данный момент, есть пять домов - все в разных странах, включая тот в Штатах, в котором вы проживали последние десять лет.

Гарри бросил пристальный взгляд на гоблина.

- О да, мистер Поттер. Альбус Дамблдор полностью нам доверял. Мы все это время знали, где вы находитесь, - улыбнулся он.

Даже в самом наклоне головы Гарри читалось любопытство.

- Вы хорошо знали Альбуса? - спросил он спокойно.

Флэндит снова улыбнулся.

- Да, мистер Поттер. Я знал вашего отца очень хорошо.

Гарри, наконец, позволил себе улыбнуться и жестом попросил гоблина продолжить.

- Есть три хранилища здесь в Лондоне, одно в Соединенных Штатах и одно в Риме.

- Пять хранилищ? - спросил Гарри недоверчиво. В затененном углу Снейп улыбнулся недоверию на лице молодого человека. - Кому могут потребоваться пять хранилищ?

- Семья Дамблдора ведет свою историю со времен Основателей. В них не только золото - за эти годы было собрано много бесценных артефактов, - объяснил Флэндит.

- Что может быть настолько ценным, чтобы хранить это в банке?

Гоблин бросил на Снейпа удивленный взгляд.

- Старые и весьма ценные вещи, такие, например, как дневники Мерлина, - сказал он просто.

Глаза Гарри широко распахнулись, и Северус грешным делом подумал, что они сейчас выпадут из его головы.

- Я вправе взять их почитать?

- Они ваши, мистер Поттер, точнее - будут вашими, как только мы закончим с формальностями.

Гарри несколько раз открыл и закрыл рот.

- Черт побери.

Флэндит опять покосился на Снейпа.

- Магловское воспитание, - пояснил профессор зельеварения, на что гоблин тихо фыркнул.

- Мистер Поттер, - сказал он, возвращая к себе все внимание Гарри. - Альбус объяснил мне, что вы сами решите носить или нет семейный перстень.

- Сам решу?

- Да, ношение перстня не является обязательным для принятия наследства - оно в любом случае перейдет вам, - но показывает вашу принадлежность к роду Дамблдор. Как следствие, добавляя вторую фамилию.

Гарри протянул руку без колебаний, и Флэндит улыбнулся ему. Он открыл сверкающую коробочку и, достав из ее недр перстень, положил его на раскрытую ладонь молодого человека. Замысловатая резьба окружала выгравированных льва и шмеля. Гарри понимал, что этот перстень носили все наследники рода Дамблдоров… кроме последнего. Слезы блеснули в его глазах, и он склонил голову.

- Альбус, - прошептал он, надевая перстень на палец, и на короткое мгновение почувствовал жар, исходящий от металла.

- Мои поздравления, мистер Поттер-Дамблдор, - спокойно сказал Флэндит.

- Лучше просто Дамблдор, - пробормотал Гарри. Принятием чужой фамилии, как официального статуса, он чтил память близкого человека. Он всегда будет Гарри Поттером, но фамилия «Дамблдор» согреет его сердце, подчеркивая нерушимость их связи даже после смерти. Кроме того, фамилия Поттер-Дамблдор была какой-то уж слишком длинной.

- Есть также сообщение в Омуте памяти, которое Альбус оставил для вас, - сказал Флэндит. - Вы хотите посмотреть его сегодня, или в другое, более удобное для вас время?

Гарри покосился на Снейпа, прежде чем выпрямиться в кресле. - Пожалуй, я хотел бы услышать его сейчас. Конечно, если это вас не затруднит, - сказал он твердо. Гоблин потянулся и похлопал Гарри по колену. Это действительно потрясло Снейпа, заставив задуматься, что именно было причиной подобного поведения и непомерно большого количества улыбок - столько, гоблин, наверное, не использовал и за год. Было ли его теплое отношение продиктовано уважением памяти Дамблдора, или симпатию вызывал Поттер сам по себе?

Флэндит левитировал небольшой Омут памяти из ящика стола и постучал по его краю ногтем: изображение Дамблдора всплыло на поверхность и увеличилось.

- Здравствуй, мой мальчик, - сказал Альбус мягко, и Снейп услышал прерывистый вздох Гарри. - Несколько недель назад, почувствовав, что конец моей жизни близок, я решил привести свои дела в порядок, чтобы не обременять ими тебя. К счастью, Флэндит так хорошо потрудился, что проблем с этим у меня не возникло.

Гоблин засиял от гордости при лестных словах Дамблдора. В это время Альбус продолжал. - Фактически, ты единственный мой наследник, но я не мог рассказать тебе этого раньше. Знаю, ты запомнил мои слова о том, что смерть всего лишь следующее Большое приключение. Но это - последнее приключение, и я должен был пойти один. Надеюсь, ты понимаешь, что был для меня ярким лучиком света в моей старости. Наблюдать, как ты растешь, становясь тем человеком, которым являешься сегодня, было самой большой радостью для старика. И я благодарен тебе за доверие, оказанное мне, когда ты в отчаянии думал, что уже никому нельзя доверять.

Гарри тихо фыркнул, закусывая губу, чтобы не расплакаться.

- Я хочу, чтобы ты знал, Гарри, - моя любовь сильнее, чем ты можешь себе представить, сильнее, чем я смог бы тебе показать. Каждый божий день я проклинал себя за произошедшее в твоей юности, и клялся, что этого никогда больше не повториться, и ты никогда не окажешься снова один. К сожалению, я не сумел сдержать свое обещание, и это разрывает мне сердце. Пожалуйста, мой мальчик, не живи тем, что было бы и что могло бы быть. Оглянись вокруг себя. Есть люди, которые могут тебе помочь и готовы это сделать. Не отталкивай их.

Гарри автоматически кивнул, как будто память Альбуса могла его увидеть.

- Я передал тебе свою фамилию, Гарри, в надежде, что ты будешь носить ее с гордостью. Что в трудное время она поможет тебе, воскрешая мысли обо мне и о том, как я тебя люблю. Надеюсь, этого будет достаточно, чтоб вывести тебя из темноты к свету, назад к тем, кто рядом с тобой.

Гарри отвел взгляд, как будто ему было стыдно, и Снейп увидел, как он с трудом сглотнул.

- Помни, мой дорогой мальчик, что ты не одинок, что я всегда с тобой в твоем сердце, в твоих воспоминаниях. Я люблю тебя, Гарри, - изображение начало падать на дно Омута, и Гарри инстинктивно протянул руку.

- Вы хотите взять его с собой, или поместить в хранилище? - любезно спросил Флэндит.

- В хранилище, пожалуй, - прошептал Гарри, не в состоянии держать столь болезненное воспоминание у себя, но понимая, что однажды настанет момент, когда он захочет достать его и просмотреть.

Флэндит кивнул и поставил Омут обратно в ящик стола. Потом, внимательно посмотрев на молодого человека, достал из кармана идеально выглаженный носовой платок и протянул ему. Гарри покачал головой.

- Спасибо, Флэндит. Я в порядке.

На морщинистом лице гоблина читалось сомнение, но вернул платок на свое место и, вытащив маленький свиток, вручил его юноше.

- Здесь список всех активов и адреса домов. Я советую вам выделить время, посетить их и решить, что будете делать с ними дальше. Некоторые уже начали разрушаться, и их надлежит отремонтировать.

Гарри кивнул.

- Это все, Флэндит?

- Да, мистер Дамблдор. Если вы будете нуждаться в чем-либо еще, пожалуйста, свяжитесь со мной.

Гарри улыбнулся гоблину, вставая.

- Договорились, - пообещал он, снова чувствуя руку профессора на своем плече. Когда они были уже в дверях, гоблин вновь заговорил.

- Для меня честь управлять состоянием Дамблдоров в течение многих лет, и я уверен, что вы - достойный наследник, - сказал Флэндит торжественно.

- Благодарю вас, - хрипло прошептал Гарри, прежде чем позволить Северусу вывести его.



Глава 7.

К затемненному переулку они подошли в тишине, уже привычно разделенной на двоих. Снейп притянул юношу к себе и обнял, ожидая аппарации возвращающей их в Хогвартс. Прошло несколько мгновений, но по-прежнему молчащий директор так и не предпринял попытки переместить их.

- Гарри? - произнес Снейп мягко.

Прижатыми к черному сукну ладонями, он вдруг почувствовал, что Гарри дрожит и икает, будто пытаясь сдержать рыдания, не дать им сорваться с губ. Находясь в таком состоянии, он явно не смог бы аппарировать даже самого себя, не говоря уже о попутчике. Прислонившись к стене, профессор крепче обнял юношу и провел рукой по его спине, пытаясь утешить.

- Шшшш, все в порядке, Гарри. Здесь никто вас не увидит. Отпустите себя... Вы и так держались очень долго, - печально вздохнув, прошептал Снейп. Он почувствовал, как молодой человек расслабляется в его руках и, уткнувшись в плечо, тихо плачет. Северусу ничего больше не оставалось, как просто обнимать его, давая время выплакаться и прийти в себя. Успокоившись, он немного отпрянул, вглядываясь в лицо Снейпа и забавно мигая за запотевшими стеклами очков.

- Я… - начал Гарри.

- Вы бесконечно мне признательны, - перебил его Снейп с мягкой иронией. - Я знаю, и - не стоит благодарностей…

- А мне кажется, что стоит.

Профессор кивнул и опять прижал его к себе: руки, плавно скользнув, переместились на спину, а голова Гарри устроилась на плече, щекоча подбородок непослушными вихрами.

Игнорируя молоточками застучавшее сердце, он тихо произнес: - Пойдем домой, Гарри.

Глубоко вздохнув, тот сосредоточился и аппарировал их.

________________________________________

Как только они оказались в кабинете директора, Гарри быстро отскочил от профессора. Опустив голову, он пристально изучал ковер, но Северус уловил румянец, заливший щеки. Зельевар удержался от комментариев, но для себя отметил эту маленькую деталь.

- Итак, - сказал он преувеличенно бодро. - Настало время раскрыть одну из ваших тайн. Как вам удается аппарировать в пределах Хогвартса и Косого переулка? Ведь в обоих местах стоит сильное антиаппарационное поле.

Гарри вскинул голову, на его губах заиграла озорная улыбка. Это была первая настоящая улыбка, которую он видел у молодого человека с самого момента его появления в Хогвартсе. Гарри поднял руку, поворачивая ладонью к зельевару, и расстегнув манжету, оголил запястье.

- Мерлин, - задохнулся Северус при виде витиеватой золотистой татуировки. - Вы - Маг? - выдохнул он, охватывая предплечье пальцами обеих рук и оголяя его полностью, чтобы внимательней разглядеть.

- Да, - сказал Гарри просто.

- Альбус знал?

Гарри посмотрел на него, как на умалишенного.

- Конечно. Он же все время был со мной рядом.

- А как давно вы узнали?

- С того дня, как мне исполнилось семнадцать.

- Кто-нибудь еще в курсе?

- Муди, Шеклбот и Фадж. Предполагаю, что больше никто.

- Но почему об этом знал Фадж?

Гарри вздохнул.

- Я был Невыразимцем, Северус. Он был там, когда Муди и Альбус регистрировали меня.

Глаза Снейпа удивленно распахнулись.

- Именно поэтому они не смогли вас найти. Ни Авроры, ни другие, что занимались поисками после заключительного сражения.

- Да, после регистрации мое нахождение невозможно отследить. Нет таких чар, артефактов или зелий, что могли бы найти меня, если я сам того не желаю.

Снейп покачал головой.

- Директор, вы полны сюрпризов, - протянул он.

Губы Гарри изогнулись в улыбке.

- Вы даже не представляете насколько, - фыркнул он.

Северус мельком взглянул на запястье Поттера еще раз.

- Могу я? - спросил он нерешительно.

Кивнув, Гарри опять поднял руку. Ему было понятно любопытство зельевара - метка Мага была чрезвычайно редким явлением. Настолько редким, что ее носили всего пять человек со времен Основателей. Само изображение метки потрясало. Столбы огня, переплетаясь, образовывали классическое написание большой буквы М, над которой парил феникс. Она мерцала, постепенно исчезая, будто пряталась от чужих глаз.

Снейп все еще держал Гарри за тонкое запястье, и когда метка начала мерцать, он невольно поднес руку ближе к глазам. Его дыхание мягко обдавало кожу, и Северус почувствовал дрожь молодого человека. Бросив взгляд на лицо Гарри, он увидел, что тот закрыл глаза и сильно прикусил нижнюю губу. И вдруг стало очевидно, что худощавый мальчишка с вечно взъерошенными волосами превратился в очаровательного юношу. Следующая мысль была четкой и однозначной: «Северус, ты попал!». Так и не отпустив запястья, он шагнул к Гарри и большим пальцем мягко освободил закушенную губу. Зеленые глаза распахнулись, и у Северуса перехватило дыхание от их теплоты и сияния.

- Гарри, - он поднял его руку к своим губам. Глаза юноши опять закрылись, как только он почувствовал на коже горячее дыхание, а за ним и мягкие губы.

Стук в дверь заставил их на мгновение замереть, а потом Гарри, вздрогнув, отшатнулся назад, будто чего-то устыдившись.

- Войдите, - сказал он резко, не в состоянии скрыть дрожь в голосе.

- Гарри? - нерешительно позвала Молли Уизли и открыла дверь.

- Войдите, - повторил Гарри. Он быстро сел за стол, вцепившись пальцами в подлокотники, чтобы никто не мог увидеть, как трясутся его руки. В кабинет вошли Артур, Молли и Рон Уизли.

- Директор, увидимся на обеде, - сказал Снейп кратко.

- Да, спасибо, Северус, - крикнул Гарри вслед успевшему выйти за дверь профессору. - Прошу, располагайтесь, - он жестом указал на стоящие рядом со столом кресла и поднос с чаем на нем. К счастью, Молли тут же принялась разливать чай, и Гарри почувствовал прилив благодарности. Сам он был не в состоянии выполнить эти обязанности хозяина из-за нервной дрожи в руках, что никак не хотела успокаиваться. Пытаясь отвлечься, он заговорил с Роном.

- Как дела? - спросил он спокойно.

Рон пожал плечами.

- Хорошо.

- Чем ты занимаешься?

Рыжий опустил голову, будто пытаясь скрыть хмурое выражение лица.

- Я работаю с отцом в Отделе по борьбе с незаконным использованием изобретений маглов, - ответил Рон.

- Правда? - удивился Гарри. Его старый друг никогда не питал к Министерству особой любви, и было удивительно, что он там работал. Рон кивнул и вгрызся в булочку, запивая ее чаем.

- Гарри, как ты, дорогой? - спросила Молли, догадавшись, что ее сын не собирается продолжать разговор.

- Спасибо, все хорошо, миссис Уизли, - ответил вежливо молодой директор.

Решив, что успокоился достаточно для того, чтобы руки больше не дрожали, он потянулся к блюду с лимонными дольками и услышал ее судорожный вдох.

- Значит, это правда. Ты - Дамблдор? - напрямую спросила она.

Гарри кивнул, доставая леденец и засовывая его в рот. Откинувшись назад в кресле, он позволил знакомым запахам окутать его.

- Я – Дамблдор, - наконец подтвердил он.

- Где ты был, Гарри? - прошамкал Рон, так и не дожевав очередную булочку. - Мы везде тебя искали…

Гарри вздохнул.

- Я был в Штатах. Альбус знал о месте моего проживания. Если бы он посчитал необходимым для меня встретиться с кем-нибудь, он бы на этой встрече настоял.

- Если бы посчитал? А как насчет того, чего хотелось нам? Мы думали, ты умер.

- Рон, - предостерегающе сказал Артур Уизли.

Гарри холодно взглянул на бывшего однокурсника.

- Я никого не хотел видеть, и Альбус уважал мое решение. Я достаточно времени посвятил, тому, чего желали остальные, и после случившегося… я решил, что с меня хватит. Если вы не можете этого понять и отнестись к моему выбору с уважением, значит, решение мое было правильным.

- Гарри, прости, - вмешалась Молли, сжимая руку сына. - Я не могу сказать, что мы понимаем все произошедшее в тот день и… после, но мы действительно уважаем твой выбор, - сказала она спокойно.

Гарри распознал скрытый вопрос, но говорить о том, как он провел эти десять лет, не хотел. И ему было не важно, принесли они извинения или нет. Вместо того, чтобы давать объяснения, удовлетворяя чужое любопытство, он перешел в наступление, скрестив руки на груди и приподняв бровь.

- С какой целью вы здесь?

- Ну, гм, мы только хотели убедиться, что с тобой все в порядке, - сказала быстро Молли.

Гарри улыбнулся и встал, показывая этим, что считает встречу законченной.

- Ну, вы увидели, что все хорошо. Прошу простить, но меня ждут дела. Доброго дня, - сухо попрощался он, наблюдая, как все трое покидают его кабинет.
________________________________________

- Гарри?

От неожиданности он дернулся, но когда понял, кто это, с облегчением вздохнул.

- Альбус.

- Все хорошо, мой мальчик?

Гарри кивнул и плюхнулся на диван стоящий напротив камина.

- Да. Нормально. Только что меня навестила чета Уизли, и Рон вместе с ними.

- Надеюсь, они ничем не расстроили тебя? - Альбус выглядел обеспокоенным, на что Гарри тихо фыркнул.

- Ничего серьезного, - ответил он. - Думаю, они хотели получить ответы, которые я пока не готов им дать.

- Ты никому ничего не обязан говорить, мой мальчик. Помни это.

- Знаю, - пробормотал он и в нервном жесте запустил пальцы в волосы.
Глаза Дамблдора блеснули.

- Вижу, ты побывал в Гринготсе.

Гарри мельком взглянул на перстень, чувствуя теплоту, исходящую от него, и улыбнулся.

- Да. Спасибо.

- Ты этого заслуживаешь, мой мальчик. Твоя сила духа перед лицом таких проблем заставила бы и моего сварливого старого дядюшку Гэстиуса с удовольствием принять тебя в семью.

- Хорошо принадлежать семье, чувствовать себя частью чего-то большего, - признался Гарри.

- Ты - Поттер, Гарри. Ты всегда принадлежал семье.

Гарри покачал головой.

- Нет. Я принадлежал умершим, и фамилия была чем-то официальным, вроде как титулом, званием. Я никогда не был просто Гарри, или Гарри Поттером. Я всегда был Гарри Поттером, Мальчиком-Который-Выжил. Я люблю своих родителей, но порой жалею, что не был кем-то другим. Не Гарри Поттером, - честно ответил он.

Дамблдор задумчиво кивнул.

- Понимаю, Гарри. Тебя тревожит еще что-нибудь?

- Вы слишком хорошо меня изучили, - фыркнул он.

Глаза Дамблдора хитро щурились за очками-половинками.

- Продолжай, я же вижу, ты чем-то обеспокоен, - настаивал старик.

Гарри закатил глаза.

- Малфой. Я не могу понять, почему вы доверяли ему. И как он сблизился с Гермионой.

Дамблдор рассмеялся.

- Неплохая попытка, Гарри. А теперь расскажи мне, что в действительности тебя беспокоит.

Гарри нахмурился.

- Я серьезно.

- Нет. Это не так, - возразил Дамблдор. - То есть, ситуация с Малфоем и в самом деле тебя озадачивает, но это явно не главное твое беспокойство.

Гарри глубоко вздохнул и поднялся с дивана, подойдя ближе к портрету.

- Северус, - сказал он тихо.

- Что наш дорогой профессор зельеварения сделал на этот раз?

- Он не сделал... он попробовал...

- Гарри, прекращай мельтешить перед глазами и остановись, наконец, а то ты вызываешь головокружение. Кстати, в твоих словах нет никакого смысла, - сказал Дамблдор строго. - Так что сделал Северус?

Юноша остановился и пристально посмотрел на наставника в картине.

- Поцеловал меня, - прошептал он.

Глаза Дамблдора распахнулись в удивлении, а рот немного приоткрылся.

- Прошу прощения?

- Он поцеловал меня, - повторил Гарри. - Я показывал ему свою метку, а он стоял так близко, и он... он... поцеловал меня, - запнувшись, закончил он тихо.

- Поцеловал тебя? - повторил Дамблдор.

- Еще нет, но я собираюсь исправить это упущение, - шелковистый голос Снейпа шел от двери, и Гарри обернулся.

Профессор в несколько шагов пересек комнату и оказался совсем рядом. Сжав тонкими пальцами ладонь Гарри, он поднес ее к губам и нежно поцеловал. Ресницы молодого человека затрепетали и сомкнулись, полукружьями бросая тень на нежную кожу щек. Он чувствовал как под кожей, от ладони и вверх, теплым дыханием ветра растекается наслаждение.

- Это не было поцелуем, Гарри, - прошептал Снейп. - А вот это - поцелуй.

Властные и нежные руки Северуса обхватили его за талию и прижали еще теснее к высокому худощавому телу. Через несколько мгновений чужие губы накрыли его, уговаривая их приоткрыться. Гарри таял в объятьях Северуса и ничего не мог с собой поделать. Тяжело дыша, они прервали поцелуй.

Гарри уткнулся лбом в плечо профессора, пытаясь выровнять дыхание и успокоить бешено и сладостно бьющееся сердце. Он помнил силу Северуса, с которой тот обнимал его, и вдруг понял, что чувствовал себя в безопасности в этих объятиях. Более того, чувствовал себя живым. Подняв голову, он посмотрел в блестящие черные глаза.

- Почему?

Снейп не отвел взгляда.

- Понятия не имею, - прошептал он в ответ.

Запустив ладони в длинные волосы партнера, Гарри мягко наклонил его голову, тихонько лаская кожу кончиками пальцев. На сей раз поцелуй был медленный, вдумчивый, вкрадчивый. Шанс исследовать друг друга, который закончился только вместе с воздухом в легких.

- Северус...

- Медленно, Гарри. Очень, очень медленно, - прошептал Снейп тихо.

Гарри кивнул и с благодарностью улыбнулся.

- Хорошо, - в этот момент он вспомнил о Дамблдоре, но резко обернувшись, увидел лишь фон пустого полотна.

- Забавно, а я всегда считал его вуайеристом, - заметил Снейп.

Гарри фыркнул.

- О, он вполне может им быть, ведь он исчез не из-за нас. Он просто не желает объяснять присутствие в замке одного Хорька, - протянул Гарри.

Северус рассмеялся. Глубоким, красивым смехом, которого Гарри никогда раньше не слышал.

- Уверен, что когда-нибудь, ты все же вытянешь из него эту историю.
Гарри по-детски надул губы.

- Колись, Северус. Я просто уверен, что ты знаешь всю подноготную. Просвети меня.

Снейп медленно покачал головой.

- О нет. У меня нет никакого желания быть где-то поблизости, когда ты узнаешь правду, - сказал он сухо. - Все решения принимал Альбус, вот пусть он тебе о них и рассказывает, а потом справляется с последствиями твоей осведомленности.

- Звучит весьма зловеще, - сказал Гарри, приподнимая брови.

Северус снова рассмеялся.

- Ты даже не представляешь, насколько прав. А теперь пойдем. Сейчас обеденное время, и вся школа, вероятно, задается вопросом, куда ты пропал.

Гарри мученически застонал, и направился было в Зал, но остановил мужчину, слегка коснувшись его рукава.

- Северус, я признателен тебе за поддержку. Мне страшно даже подумать, в каком я был бы сейчас состоянии, если бы не ты.

Снейп искренне улыбнулся.

- Всегда рад помочь, Гарри.



Глава 8.

Гарри пронесся через гостиную и, рывком распахнув дверь, направил волшебную палочку на портрет Дамблдора. Повинуясь молниеносному движению руки, чары прилипания окутали картину.

- Это не очень-то справедливо, мой мальчик, - упрекнул его Дамблдор, после безуспешной попытки сбежать с этого полотна на какое-нибудь другое.

Но он только насмешливо изогнул бровь, останавливаясь перед портретом.

- Вы не учили меня справедливости, Альбус. Вы учили меня использовать любые средства для достижения цели. И прямо сейчас я хочу получить от вас ответы. Скажите спасибо, что это были всего лишь чары прилипания, - добавил он сухо.

Дамблдор предостерегающе нахмурился, будто советуя не сердить его, но Гарри на это только фыркнул.

- Продолжайте так смотреть, и я случайно забуду их снять.

Лицо Дамблдора вспыхнуло улыбкой, отразившейся в глазах.

- О, было бы просто замечательно почаще видеть тебя и Северуса… вместе, - сказал он бодро.

- Прекратите менять тему и объясните мне, по какой причине я должен терпеть этого слизеринского ублюдка, а не вышвырнуть его за стены Хогвартса прямо сейчас? - зарычал Гарри.

- Ситуация не достаточно остра для этого. Ты должен понять.

- Я ничего не должен понимать, Альбус. Вы позволяете насильнику и убийце оставаться в замке полном детей. Я хочу знать почему. Я имею на это право.

Дамблдор выглядел немного озадаченным резким тоном Гарри, но выражение старческого лица смягчилось, когда он осознал правоту его слов.

- Возможно. Присядь, пожалуйста, мой мальчик, - предложил он, и Гарри неохотно подчинился. - Я разговаривал с Драко сразу после того, как его нашли в подземельях поместья Малфоев. Выглядел он просто ужасно: был избит и страдал последствиями от многочисленных Cruciatus. Свое плачевное состояние он объяснил реакцией старшего Малфоя: якобы, Люциус узнал о том, что он был шпионом.

- И вы ему поверили? - вспыхнул Гарри.

Альбус нахмурился.

- Ну, да, в тот момент я поверил. Доказательства его слов казались неопровержимыми. У него были многочисленные переломы, ссадины и синяки. Он был истощен и страдал от обезвоживания. После обследования Поппи сказала, что он переносил Crucio по меньшей мере пять-шесть раз за неделю.

- Разве вы не спросили Северуса, что произошло?

- Спросил, - вздохнул Дамблдор. - Но было слишком поздно. Соглашение было подписано, и Драко находился в замке.

- Но почему Министерство заперло его в Хогвартсе? Почему не в поместье Малфоев? И как Гермиона во все это ввязалась?

- Охранные чары Хогвартса должны препятствовать противозаконным действиям кого бы то ни было в пределах замка.

- Должны? - спросил Гарри.

Дамблдор долго молчал, подбирая слова.

- Однажды они потерпели неудачу.

Задохнувшись, Гарри вытаращился на портрет.

- ЧТО?

- В подземельях была найдена третьекурсница. Она понятия не имела, как туда попала. Как выяснилось позже, она подверглась нападению и заклинанию Obliviate.

- Что относительно Веритасерума? Полагаю, Министерство разрешило бы его использовать.

Альбус кивнул.

- Конечно, они разрешили, но на представителей рода Малфоев это зелье не действует. Что-то связанное с кровью вейлы.

Гарри фыркнул.

- Чистокровный, мать его... - пробормотал он. - А что насчет Priory Incantatum? Или других чар? Вы обязаны были сделать все возможное. Он совершил преступление и должен сидеть в Азкабане.

- Я многое перепробовал, мой мальчик. Каким-то образом, Драко смог обойти все мои ухищрения, - уверял Альбус. - Я не чувствовал себя настолько несведущим с Того Самого Дня, - ему не было необходимости уточнять, какой именно день имелся ввиду. Было достаточно того, как дрогнул голос, произнося эти слова.

Гарри молчал около минуты, расхаживая по комнате из угла в угол.

- А Гермиона? - спросил он.

Альбус нахмурился.

- Да, это было неожиданно. Молодой Малфой, как и его отец, обладает даром убеждения. Моя интуиция подсказывает, что решение держать поближе к себе Гермиону продиктовано его желанием выглядеть лучше в глазах общественности. Поэтому он и использовал все свои таланты для ее завоевания.

Гарри покачал головой.

- Я не могу поверить, что Гермиона влюбилась в него. Она была самой умной из нас.

Дамблдор улыбнулся.

- Да, но когда она берется за что-либо, то всегда доводит дело до конца и ничего не делает наполовину. Вспомни, хотя бы, ее преданность домовым эльфам.

Гарри вздохнул.

- И все же, у меня в голове не укладывается, как эта ситуация могла зайти так далеко и привести к браку с этим мерзавцем. Она позволяет ему называть ее грязнокровкой. Как такое может быть?

- Полагаю, ей кажется, что легче промолчать, чем доказывать ему что-либо, - сказал Дамблдор. - Кроме того, в голосе Драко слышалась большая привязанность, возможно любовь, ты не мог не заметить этого.

Гарри фыркнул и плюхнулся на диван. Скрестив руки на груди, он возразил:
- Все равно, эта ситуация весьма меня тревожит.

Альбус добродушно усмехнулся.

- Ты скоро привыкнешь.

- Я не хочу к этому привыкать, - ответил Гарри резко. - Этот человек просто ждет часа, когда он снова сможет творить свои козни. Он уже делал это и повторит опять.

Лицо Дамблдора стало серьезным.

- Не знаю, что и сказать тебе, мой мальчик. Я все перепробовал, и Министерство, в свою очередь, накладывало заклинания слежения на его палочку, но Малфой обходит их очень легко. Даже мной поставленные чары взламывались им через несколько дней.

Глаза Гарри нехорошо сощурились, и он ухмыльнулся.

- Так давайте посмотрим, сколько потребуется ему времени, чтобы сломать мое заклятие, - сказал он тихо.
________________________________________

Следующим утром Гарри практически ворвался в Большой зал во время завтрака.

Профессор зельеваренья отметил про себя, что последний раз видел это лицо таким сосредоточенным незадолго до похищения на квиддичном поле, и было это давным-давно. Студенты на мгновение перестали шуметь, провожая глазами директора, идущего между рядами. Вместо того, чтобы завернуть налево и обойти вокруг стола для преподавателей, направляясь к своему месту, он повернул направо и остановился прямо напротив Драко Малфоя. Выдержав небольшую паузу, он спокойно встретил холодный взгляд блондина и протянул руку.

- Вашу палочку, Малфой, - беспристрастно сказал он. Учителя начали перешептываться, и только ладонь Макгонагалл на рукаве мантии удержала Гермиону от высказываний, готовых сорваться с губ.

Малфой вскинул голову и дерзко ухмыльнулся Гарри.

- Я не обязан вам что-либо давать, Поттер.

Взгляд Гарри стал ледяным: неуловимо взмахнув рукой, он заставил палочку Малфоя вылететь из его кармана. Ловко поймав ее, Гарри зло посмотрел на слизеринца.

- Согласно параграфу № 13 «Договора», заключенного между Хогвартсом и Министерством, директор школы имеет право осмотреть вашу палочку в любое время.

- Верните мне мою палочку, Поттер, - зарычал Малфой.

Гарри зажал оба конца палочки в руках, и Драко вскрикнул, решив, что он намеревается сломать ее. Но вместо того, чтобы треснуть под сильными пальцами, она ярко засветилась. Несколькими мгновениями позже, директор с ухмылкой протянул Драко его собственность. Тот схватил ее и принялся осматривать.

- Удачи, - протянул Гарри, приблизив к нему лицо, и замечая краем глаза легкое смятение всех, кроме Снейпа, вызванное его поступком.
Драко уставился на него, в ответ Гарри также пристально всматривался в серые глаза своего недруга, пока блондин не отвел взгляда. Только после этого он обошел стол и прошел к своему креслу.

- Вижу, ты поговорил с Альбусом относительно произошедшего, - тихо сказал Снейп, намазывая маслом тост и незаметно подкладывая его на тарелку Гарри. На что получил благодарную улыбку.

- Да. Так не похоже на Альбуса…но, я могу его понять… Главное, теперь мне все известно, и Драко Малфой не окажется без внимательного присмотра, уверяю тебя.

- Рад это слышать. Надеюсь, ты поместил в его палочку не простое отслеживающее заклинание?

На губах Гарри появилась кривая ухмылка.

- Совсем не простое, - хмыкнул он.

Снейп помолчал немного, ожидая, что Гарри продолжит.

- Сам увидишь, - только добавил тот.
________________________________________

Тьма постепенно вступала в свои права, окутывая небо.

Гарри сидел в гостиной, слушал тихое потрескивание углей в камине и задумчиво смотрел на задремавшего Дамблдора. Он чувствовал себя уставшим и совершенно вымотанным, будто дрался на магической дуэли последние несколько часов без перерыва. Но понимал, затаившаяся в дневной суете директорских будней нервозность, не даст ему сегодня быстро уснуть. Если вообще даст. День был мучительно долгим, и Гарри, пожалев профессора зельеварения, не стал просить его остаться для игры в шахматы, так что способ, которым они с Альбусом занимали длинные вечера, был сейчас не доступен.

Он снова посмотрел на спящий портрет.

- Я скучаю, Альбус, - еле слышный шепот растворился в тишине.

Его взгляд стал отстраненным: он вспоминал улыбающиеся голубые глаза и добрые руки, сжимавшие его в сильном утешительном объятии, когда ему это было необходимо. Альбус никогда не отказывал в своей поддержке, хотя порой трудности, встающие перед Гарри, казались непреодолимыми. Но бывший директор никогда не подводил его. Никогда надолго не оставлял его один на один с самим собой.

Никогда.

До сих пор.

Гарри ненавидел вечера.

Сейчас, когда они стали невыносимо холодными и одинокими, - особенно сильно. Раньше все вечернее время, с того момента, как солнце касалось горизонта, и до того, как глаза начинали закрываться сами, - самое тяжелое для Гарри время, когда его начинали мучить воспоминания, - было занято Альбусом. Он не раз засыпал в кресле перед шахматным столиком, заботливо укрытый пледом, или на ковре, обняв диванную подушку и слушая тихий старческий голос по каминной сети.

А теперь никого нет.

Его глаза наполнились слезами, но он зашмыгал носом и запрокинул голову, не давая им пролиться.

Он не мог больше оставаться здесь. Не в этих комнатах. Не в этом кабинете. Не сейчас.

Резко встав с дивана, Гарри пробежал через комнату и кабинет и быстро спустился по лестнице. Сейчас он ни о чем не думал - пугающая темнота заволокла его мысли, выползая из самых отдаленных уголков сознания, пытаясь утянуть его в свою трясину. Темнота была его погибелью, сумеречным гостем у дверей, и он был не уверен, что когда-либо освободится от ее гнета.

Ноги сами принесли его к краю.

Он стоял на Астрономической башне и проклинал свое существование, всматриваясь в чернильную пустоту, где, он был уверен, ждет его земля. Любому другому достаточно было просто шагнуть вперед, и все было бы кончено. Для Гарри это означало лишь две недели под присмотром Поппи и еще одна неудавшаяся попытка в его и без того длинном списке.

- Почему я? - прошептал он и взглянул на небо. Небо, непроглядно черное, без месяца и звезд, казалось мертвым. - За что, черт возьми? Я никогда не хотел убивать их, - кричал он. - У меня не было выбора. Почему вы не можете понять это? - Сильный ветер закружил вокруг него, будто нашептывая ответы. - Нет. Я не хочу этого, - прокричал Гарри. - Я не хочу такой жизни. Пожалуйста, позвольте мне уйти. ПОЗВОЛЬТЕ МНЕ УЙТИ...

Ветер хлестнул яростно, повел его с места и потянул вперед в темноту. Но резко изменив направление, бросил назад на стену, выбивая воздух из легких.

Гарри лежал, чувствуя щекой шершавость камней, и всюду ему мерещился Альбус, даже когда он закрывал слезящиеся глаза. Потом видение изменилось, и вот уже жадные языки огня поглощают тело его последнего родного человека. В отчаянии вскрикнув, он принялся тереть глаза, пытаясь избавиться от наваждения, но оно не пропадало. Сильно стиснув челюсти и замотав головой, он постарался прийти в себя, вытряхнуть из разума наступающую тьму, но все было напрасно. В этот момент кто-то закричал, знакомо и страшно, и Гарри незамедлительно кинулся вперед, на голос, отмечая боковым зрением мелькнувшую кромку Запретного леса.
________________________________________

- Поппи?

- С ним все будет в порядке, Северус. Серьезных повреждений, не совместимых с жизнью, нет. Я не знаю, почему и как такое может быть, но это действительно так, - сказала она тихо Снейпу, только что зашедшему в директорские апартаменты. - У него сотрясение мозга, сломана нога, и небольшая опухоль на левом плече, которая упрямо не реагирует ни на заклинания, ни на зелья.

- Как же это произошло? - пробормотал Снейп, потирая переносицу.

- По-видимому, он упал с Астрономической башни. Защитные чары Хогвартса дрогнули минут двадцать назад, - странным голосом добавила она.

Взгляд профессора впился в поломанного, окровавленного молодого человека, который, несмотря на все ушибы и царапины, казался белее укрывавшей его простыни.

- О Мерлин, Альбус меня убьет, - выдохнул он.

- Северус, не будьте смешны, - отрезала Поппи, убирая палочку.

Снейп перевел взгляд на ведьму.

- Он не упал случайно, но при этом и не был скинут нарочно, - сказал он.

Поппи открыла было рот, пытаясь возразить, но смысл фразы дошел до нее, и она ахнула, зажимая рот ладонью. В шоке уставившись на зельевара, она все же решилась произнести:
- О нет. Мне казалось, что он готов был оставить все в прошлом и идти дальше.

Снейп покачал головой.

- Никому не слова Поппи.

- Минерва должна знать, - возразила медведьма.

Еще один взгляд на Гарри и медленный кивок.

- Но больше никто, - согласился он. Помфри, тяжело вздохнув и посмотрев на пациента, вышла из комнаты.

Снейп подошел к кровати и аккуратно, боясь потревожить, сел.
Он весь будто замерз изнутри с того момента, как голова Поппи показалась в камине и попросила его поспешить. Секундная паника, рванувшая сердце, диким напряжением прокатилась до кончиков пальцев и отхлынула: Гарри жив. Все-таки жив. На смену облегчению пришло онемение. Он смотрел на удивительно молодое лицо, на левый висок, расцвеченный синевой, и пытался понять, что же творилось этим вечером в вихрастой голове, невесомо лежащей сейчас на подушке. Он же знал, что не добьется желаемого, так почему решился совершить этот фактически бессмысленный поступок? И как удержать его в дальнейшем? У Снейпа были вопросы, но некому было их задать - Гарри был в коме и, вероятно, останется в таком состоянии в течение ближайших пары дней.
С этим мыслями он вышел из комнаты обратно в гостиную для разговора с Альбусом.
________________________________________

- Северус?

Снейп вздрогнул от сквозивших в голосе старика беспокойства и разочарования.

- Северус, что произошло? Я попросил вас приглядывать за ним. Я доверял вам.

- Альбус, пожалуйста, - пробормотал Снейп. - Простите. Я пытался. Знаю, недостаточно хорошо, но... это было все, что я мог на тот момент сделать.

Дамблдор внимательно посмотрел на него.

- Я должен увидеть его, - сказал он тихо.

Снейп поднял палочку, но старик покачал головой.

- Вчера Гарри бросил в меня чары прилипания и забыл убрать их. А кроме него никто не в состоянии это сделать.

Северус задумчиво глянул сначала на портрет, потом на дверь. Убрав палочку, он прошел обратно в спальню. Он обернул Гарри одеялом, аккуратно поднимая на руки и позволяя черноволосой голове устроиться у него на плече, и вернулся с ним в гостиную.

- Ох, мой мальчик, - выдохнул Альбус при виде названного сына. Снейп держал его так близко от картины как мог, и старик, опустившись на колени, протянул руку, будто желая дотронуться до бледной поцарапанной щеки. Отчаяние мелькнуло в глазах за стеклами очков-половинок, когда пальцы наткнулись на полотно картины. - Мой мальчик. Прости. Это я виноват в том, что случилось.

- Альбус, вы ничего не могли поделать. Вы должны понять это, - прошептал Северус. - Простите, что подвел вас, но даю слово, что этого не повториться. Я обещаю, что всегда буду с ним. Я заставлю его понять, что он может в любое время прийти ко мне. Я клянусь, - с жаром пообещал Снейп.

Альбус сидел на коленях с опущенными руками и, не замечая катившихся по щекам слез, смотрел на Гарри. Он так и не успел ответить: в этот момент в гостиную зашли Поппи и Минерва.

- Северус Снейп, что же, спрашивается, вы делаете? - прошипела медведьма, памятуя о бессознательном молодом человеке в руках зельевара, даже если он сейчас и не слышал их. Она мельком посмотрела за плечо Снейпа и увидела Дамблдора, стоящего на коленях. - Альбус?
Дамблдор склонил голову и тяжело вздохнул.

- Не ругайте Северуса, Поппи. Я попросил его об этом, - сказал он тихо, потом повернулся, чтобы опереться на ручку кресла, и тяжело поднялся на ноги.

- Альбус? - удивленно произнесла Минерва. Она полагала, что портрет находится в кабинете, вместе с другими.

Дамблдор посмотрел на них. Вечно мерцающие глаза потухли и из голубых выцвели в серые.

- У меня есть единственная просьба для вас троих. Прошу, умоляю, присматривайте за ним, - тихо прошептал он. - Он самый сильный человек из всех, когда-либо встреченных мною, но он не сможет справиться с этим один.

- Мы присмотрим, - пообещал Снейп, и его взгляд вернулся к лицу Гарри, он даже не заметил, как Поппи и Минерва закивали, соглашаясь.

- Спасибо, - выдохнул Дамблдор, садясь в кресло. Женщины обменялись недоуменными взглядами при виде могущественного волшебника, выглядевшего на портрете более старым, чем был при жизни.

- Северус, отнесите его, пожалуйста, обратно в постель, - снова заворчала Поппи. Снейп обернулся к Альбусу, прекрасно понимая все эмоции, отразившиеся на лице старика.

- Я клянусь, - сказал он тихо.

- Спасибо, - Дамблдор одарил профессора зельеварения благодарной улыбкой и устало закрыл глаза. Снейп осторожно развернулся и, пройдя обратно в спальню, аккуратно положил Гарри на кровать. Он заметил, что Поппи и Минерва последовали за ним, но всем его вниманием по-прежнему владел молодой человек.

- Никогда больше, Гарри, - прошептал он, склоняясь и откидывая отросшую челку с разбитого лица. - Ты слышишь меня? Никогда больше…
Он отошел от постели и расположился в глубине мягкого сумрака, затаившегося по углам комнаты. Женщины поняли, что он там так и останется, выполняя свое обещание никогда не покидать Гарри.



Глава 9.

Пульсирующая головная боль не отпускала, даже после многочисленных принятых зелий. А боль в плече не давала ему даже перевернуться на бок, заставляя задыхаться и стонать.

- Успокойся, - прошептал шелковистый голос, и Гарри почувствовал прохладное прикосновение стекла к нижней губе. Он приоткрыл рот, пытаясь не скривиться от неприятного вкуса зелья, и с трудом проглотил все, что было в пузырьке.

Гарри тихо застонал, чувствуя, что зелье хоть и унимает боль в плече, но не действует на стадо гиппогрифов в голове.

- Северус, - прохрипел он и открыл глаза, тут же наткнувшись на обеспокоенный взгляд профессора.

- Помолчи и расслабься. У меня для тебя есть еще несколько зелий, - пробормотал Снейп.

- Кто бы в этом сомневался, - губы Гарри скривились в ухмылке.

Северус изогнул бровь и даже хотел ответить поязвительнее, но только покачал головой, улыбнувшись, - если Гарри не потерял чувство юмора, значит все будет в порядке.

- Помолчи, маленький негодник, - сухо произнес он. - Или я оставлю тебя и дальше мучиться от боли.

Гарри улыбнулся, но промолчал, закрыл глаза и безропотно выпил одно за другим все предлагаемые зелья. Почувствовав мягкие, осторожные прикосновения к щеке, он снова открыл глаза.

- Лучше? - тихо спросил Снейп, и Гарри кивнул.

- Спасибо, - прошептал он.

Северус пристально смотрел на него в течение нескольких минут. Гарри прочел невысказанный вопрос на его обеспокоенном лице и нерешительно отвел взгляд.

- Я не знаю почему, - прошептал он, ожидая, что профессор отдернет руку в гневе, но тот лишь легким движением подтолкнул его подбородок вверх, и их взгляды встретились.

Мужчина нежно провел пальцами по его щеке и, склонившись, легко поцеловал.

- Не имеет значение почему, главное, что ты никогда больше так не сделаешь. Обещай мне, Гарри, - сказал Снейп тихо. - Обещай мне, что в независимости от времени суток или каких-нибудь иных обстоятельств, если ты будешь нуждаться в чем-либо, то найдешь меня. Я останусь с тобой. Ты больше никогда не совершишь подобного.

Слезы стояли в глазах Гарри.

- Прости, - судорожно прошептал он. - Я сопротивлялся. Правда. Но воспоминания… Их было так много, и они не хотели меня оставлять… А потом, все что я мог видеть... это был Альбус… Он умер… он умер и пламя… Я не мог его спасти… А затем он исчез.

Северус остановил поток бессвязных, истеричных слов и, осторожно обняв Гарри, притянул его к себе на колени.

- Шшшш, Гарри. Все хорошо, - говорил он мягко, пытаясь успокоить рыдания молодого человека.

Он понятия не имел о том, сколько времени они так просидели, но, в конечном счете, Гарри забылся опустошенным сном. Аккуратно опустив молодого человека обратно на постель, Северус вернулся в свое кресло, все также стоявшее в самом темном углу. Он благодарил Мерлина, что сегодня суббота и завтрашний день был свободен от занятий.
________________________________________

Гарри и Снейп медленно шли в подземелья, машинально кивая студентам в ответ на их приветствия.

Завтрак только что закончился, и молодой человек возмущенно кипел, не в силах успокоиться: Минерва и Поппи непрестанно тряслись над ним, начиная с минуты его пробуждения. Произошедшее в пятницу вечером осталось секретом и не вышло за пределы их маленькой компании. А потому и ученики, и остальные преподаватели в недоумении смотрели, как две взрослые ведьмы квохчут над бледноватым директором и пытаются накормить его чуть ли не с ложечки; Гарри недовольно сопел, вяло ковыряя в тарелке, но прекрасно понимал, что его не отпустят, пока не будет съедена последняя крошка.

Северус сидел по правую руку от Гарри и откровенно ухмылялся, находя ситуацию забавной. Молодой человек уже раздумывал, как бы половчее стереть это выражение с его лица, когда тот решительно встал и, подняв Гарри на ноги, вывел его из Большого зала.

- С тебя достаточно, - сказал он прямо. - Пошевеливайся, я хочу кое-что тебе показать.

Но Гарри шел медленно, оберегая ногу (место недавнего перелома отзывалось тупой болью), и Снейп непроизвольно подстраивался под него. Зайдя в пустующий класс Зельеварения, профессор открыл дверь в свою личную лабораторию. Проследовавший за ним Гарри остановился на пороге в изумлении, осматривая полки с многочисленными котлами, змеевиками, ретортами и шкафы с ингредиентами.
Он перевел взгляд на Снейпа.

- Северус?

- Помню, ты как-то говорил, что зельеварение помогает расслабиться и успокоиться, когда ты разозлен или же просто сердит.

Гарри уже более внимательно осмотрел лабораторию. Очевидно, это была личная, неприкосновенная территория Снейпа. И он был готов разделить ее с ним. Для Гарри, прекрасно помнившего трепетное отношение профессора к зельям вообще и к своим запасам в частности, это стало наглядным доказательством зарождающейся привязанности, в которой было место доверию.

- Спасибо, Северус, - прошептал он.

Бледные губы, запомнившиеся многим поколениям учащихся Хогвартса своими ехидными усмешками и брезгливым подергиванием, сложились в улыбку, искреннюю и теплую, предназначенную исключительно Гарри.
Снейп, пройдя по комнате, достал один из котлов.

- Дверь всегда будет открыта для тебя, Гарри. Всякий раз, когда ты почувствуешь потребность в этом, - сказал Снейп, попутно доставая банку с корнями Мандрагоры.

Гарри промолчал, и Северус бросил на него взгляд, продолжая попутно подготавливать рабочее место. Молодой человек пристально наблюдал за его действиями, зеленые глаза лихорадочно блестели. Немного поколебавшись, будто желая что-то сказать, но не находя нужных слов, Гарри пересек комнату и подошел к нему.

Он поднял руку и осторожно прижал ладонь к щеке Северуса, наклоняя его голову и нежно целуя. Слова были не нужны. Снейп на ощупь поставил банку на стол и обнял Гарри, углубляя поцелуй, лаская, но не настаивая. Немного погодя, Гарри отстранился, мягко улыбнулся ему и, отступив на шаг, снял с полки котел.

На лабораторию опустилась тишина, нарушаемая только бульканьем зелий, стуком ножа о разделочную доску да тихим скрипом пестика, перетирающего ингредиенты. Настолько привычные звуки, что казалось, будто они рождаются сами по себе, без участия ловких рук зельеваров.

Через несколько часов Снейп, быстрей закончивший свое зелье, нарушил уютное молчание, тихим Accio призвав чашку чая. Попивая его маленькими глотками, он наблюдал за привычно выверенными движениями Гарри, варящего по памяти зелье, весьма сложное, судя по составу. К первому котлу присоединилось еще несколько, поменьше. От быстрых и гибких пальцев, было невозможно отвести взгляд, когда они, уверенно управляясь с ножом и пестиком, подготавливали необходимые компоненты.

Гарри добавил заключительный ингредиент и махнул рукой, магией возвращая банки, колбочки и коробочки по своим местам. Маленькие котлы взлетели и перевернулись, выливая свое содержимое в главный котел; зелье громко зашипело, помешиваясь.

Брови Снейпа удивленно вздернулись, а Гарри отослав котлы, достал черпачок на длинной ручке и, набрав в него зелье, тонкой струйкой вылил его обратно, проверяя качество по внешним признакам.

- Это... - начал было Снейп.

Прежде чем начать переливать зелье по колбочкам, Гарри на мгновение обернулся, на его губах играла озорная ухмылка.

- Да.

- И оно эффективно?

Гарри пожал плечами, но ухмылка так и не оставила его губ.

- У меня нет подопытного кролика, чтобы проверить его на пригодность. Теперь оно должно настаиваться три дня.

Покачав головой, Снейп поставил чашку на стол и, поднявшись, подошел к молодому человеку. Его ладони обхватили лицо Гарри.

- Умный, Гарри. Очень умный, - не удержался он от поддразнивания перед тем, как накрыть его губы своими.

Время замерло, даруя им мимолетные мгновенья счастья.

Уронив покатившийся пузырек на стол, Гарри зарылся пальцами в тяжелые пряди, почувствовав, как ладони скользнули на пояс, большими пальцами пощекотав ему ребра. Не выдержав, он засмеялся, и язык Северуса тут же метнулся вглубь, лаская небо. Смех быстро сменился долгим горловым стоном, и Гарри удивленно заморгал – до сих пор такого он от себя не слышал.

- Охренеть, - непроизвольно выдохнул он, прикрывая в удовольствии глаза и чувствуя, как поцелуи ложатся на нежную кожу щеки и шеи. Осторожно, стараясь не оставить засосов. Язык прошелся вдоль горла, поиграл с судорожно дернувшимся кадыком и вернулся обратно к припухшим губам.

Рты ласкали и дразнились, руки гладили одинаково черное сукно, изучая; запотевшие очки соскользнули на кончик носа, придавая Гарри забавный вид, и грозили вот-вот упасть, но им было плевать.
Немного отстранившись, они смотрели, невольно запечатлевая друг друга в памяти именно такими - слегка растрепанными, раскрасневшимися, жаждущими.

И не заметили, что были не одни. Чьи-то гневно прищуренные глаза следили за ними от открытой двери.
________________________________________

Тени сгущались, предвосхищая наступление сумерек, когда Гарри медленно брел вокруг замка в поисках центра Охранных чар школы. Обед прошел на удивление спокойно, Помфри и Макгонагалл немного ослабили натиск и больше уже не ассоциировались у него с Хагридом, нежно воркующим над очередным любимцем. Часы, проведенные в лаборатории, наполнили его одежду привычным запахом зелий, мышцы рук – приятной усталостью, а душу - безмятежностью.

Давно он не чувствовал себя в ладу со всем миром.

Он стащил с плеч мантию и, разложив ее на земле, сел.

Скрестить ноги и положить на них руки, ладонями вверх, закрыть глаза, расслабить спину. И выпустить магию.

Как и учил его Муди, Гарри мысленно принялся изучать многочисленные наслоения Охранных чар. Полностью осмотрев их, он пришел в тихий ужас. Их было настолько много, что на снятие лишних уйдет не один месяц, а то и намного больше.

Он должен быть предельно осторожен, чтобы не сделать что-то не то.
Молча посетовав, он постарался взять мысли под контроль и сосредоточиться, очищая от них свой разум. Когда ему это удалось, Гарри начал просеивать все заклинания, отделяя огромное количество охранных от повседневных, наподобие контролирующих потолок в Большом зале или защищающих домовых эльфов. Мощь этих заклинаний поражала своей глобальностью и хитросплетением, и он задался вопросом, сколько же лет понадобилось, чтобы их все сюда напихать.

Со вздохом он медленно начал чистку - слой за слоем. При этом, он пропускал те заклинания, чья необходимость не вызывала сомнений, а также те, точное назначение которых он не знал. Мало ли, что может случиться, если он уберет их. Поэтому неизвестные заклинания откладывались до лучших времен, пока он не узнает о них все. Однако, он прекрасно понимал, что и тянуть с этим не стоит - чем дольше его магия взаимодействовала с магией Хогвартса, тем болезненней предполагался разрыв.

С этими мыслями он еще усерднее продолжил работать над чарами, пока солнце окончательно не скрылось за горизонт. За это время ему удалось выполнить всего лишь крошечную толику от общего объема работы, но это было только начало. Подумав об этом, он улыбнулся и, отряхнув мантию, направился к замку.
________________________________________

Следующая учебная неделя не прошла, а пролетела.

Голоса учеников становились все веселее и звонче, когда они дразнили Кальмара, выплывавшего погреться на мелководье, когда мчались, перепрыгивая через ступеньки, по неповоротливым лестницам, когда трепались перед сном о девчонках. И все с нетерпением ждали того момента, когда можно будет запихнуть чемоданы под сиденья скамеек Экспресса и сыграть в подрывного дурака, поставив на кон последнюю шоколадную лягушку.

Больше самих учеников, их отъезда ждал только директор.
Причин для этого было достаточно. Например, он мог бы проводить больше времени, работая над Охранными чарами, не волнуясь о посторонних взглядах. А еще он больше времени мог бы проводить с преподавателем ЗОТС, когда тому уже не надо будет проверять бесконечные эссе и контролировать отработки. Они и так все свободное время проводили вместе, что не осталось незамеченным некой медведьмой, которая, впрочем, списала их поведение на данное Снейпом обещание. Конечно, они держали дистанцию на людях, но все запреты летели Норвежскому горбатому под хвост, стоило им остаться наедине.
Все это время Гермиона по-прежнему пыталась наладить отношения с Гарри, но ее едкие слова при первой встрече в кабинете директора сводили на нет все попытки. Драко Малфой все так же расхаживал по школе с самодовольным видом, как будто это был и не Хогвартс вовсе, а личная вотчина Малфоев. Гарри считал дни, когда Хорек попадется на какой-нибудь пакости.

Ожидание продлилось недолго.

Три дня спустя, во время ужина, Гарри почувствовал, что одна из охранных чар тонко завибрировала, как случайно задетая струна. Вскочив, он пристально впился взглядом в неожиданно появившегося Малфоя. Тот стоял, ошарашенный, перед столом для преподавателей и не понимал, как тут оказался. Его пальцы крепко вцепились в палочку, из которой продолжало литься проклятие, впиваясь красными нитями в корчившуюся второкурсницу, перенесенную на каменные плиты Большого Зала вместе с Малфоем.

Окаменев лицом, Гарри мгновенно выхватил палочку и выставил щит перед двенадцатилетнем ребенком. Взмахом свободной руки, он вырвал из рук Малфоя его палочку.

Малфой застыл под яростным взглядом Гарри. Он начал дико озираться вокруг, бросая взгляды то на преподавателей, то на учеников, но в ответ встречал смесь ужаса и отвращения. Гермиона, сидящая за учительским столом, задыхалась, пытаясь осознать увиденное.
Глаза Гарри опасно сузились, когда он обошел стол и встал между Драко и девочкой. Его взгляд ни на минуту не отпускал Малфоя, как будто он боялся, что тот сбежит.

- Поппи, будьте любезны, - сказал Гарри абсолютно спокойно, тщательно контролируя свой голос, и медведьма обойдя стол, поспешила забрать кричащего ребенка в лазарет.

- Префекты, пожалуйста, проводите ваши факультеты к их спальням. Никто сегодня не должен выходить за пределы своих гостиных, - добавил Гарри, и студенты быстро поднялись, спеша выйти из зала, будто боялись, что директор обрушит на них свой гнев. Через несколько минут, преподаватели остались одни.

- Гарри, - начала Гермиона, но была остановлена Минервой, вцепившейся ей в руку.

- Северус, сделайте одолжение, вызовете мадам Боунс и Министра Уизли, - приказал Гарри, и профессор зельеварения поспешил повиноваться.

Успевший прийти в себя, Драко вздернул подбородок и с усмешкой произнес.

- Я не знаю, что вы там себе выдумали, Поттер. Но вы ничего не докажете.

Равнодушно приподняв бровь, Гарри проигнорировал выпад, призывая, тем временем, стул и усаживая на него Малфоя. И судя по побагровевшему лицу блондина, заклинания связывания и молчания пришлись как раз кстати.

Несколько минут спустя вернулся Снейп в сопровождении Эмилии Боунс и Перси Уизли. За ними шли четыре аврора.

- Ну, директор Дамблдор, - начала Эмилия, решив придерживаться традиций. - Что за проблема? Что Драко Малфой сделал на этот раз?

В ее голосе явственно звучали саркастические нотки. Но Гарри догадывался, что это не имеет отношения к нему лично или к событиям его прошлого. Просто ей казалось, что это будет очередная попытка осуществления несбыточной мечты под названием «засадить Малфоя».

- Мадам Боунс, полагаю, вы разбираетесь в чарах, помещенных в палочку? - спросил Гарри вежливо.

Взглянув на Перси, она кивнула, и Гарри вручил палочку Малфоя главе Отдела Магического Правопорядка. Боунс положила ее на стол и начала тихо бормотать что-то на латыни. Через несколько секунд из палочки вырвался синий луч света, который оставил после себя дюжину рун, медленно тающих в воздухе. Гарри видел, как брови Эмилии взлетают в недоумении, и внутренне застонал, предвидя череду навязчивых вопросов.

- Они... это два самых сильных заклинания из когда-либо виденных мной… - выдохнула Боунс.

- Эмилия! - отрезал Перси. - Просто скажи, что это.

- Извините, - ведьма покраснела под сердитым взглядом волшебника, который был, по существу, ее боссом. - Первое заклятие обнаруживает Темную магию. Иначе говоря, оно реагирует на любое проклятие, брошенное с намерением навредить человеку. Второе заклятие еще более невероятно, - Эмилия покачала головой, будто не доверяла собственным глазам. - Оно привязывает хозяина палочки к Магу, наложившему данное заклинание, по сути, превращая ее в портключ, который активизируется при срабатывании первого заклинания.

- Но это не перенесло их к Магу, - Гермиона вскочила. - Они оказались здесь. Заклинание, по-видимому, сработало неправильно, - добавила она, хватаясь за соломинку.

Эмилия нахмурилась и посмотрела на Гарри, который в поисках поддержки повернулся к Снейпу.

- Вам решать, Гарри, - сказал спокойно Северус.

Тот вздохнул и поднял руку, сдвигая рукав и обнажая запястье.

- Заклинание было наложено правильно. Мои чары просто не могут быть наложены неверно, - сказал он твердо, разрешая метке вспыхнуть и стать видимой для всех присутствовавших в комнате.




Глава 10.

- О, Моргана! - ошарашено ахнули Макгонагалл и Боунс. Они, как и все находившиеся в зале, уставились на золотую татуировку Гарри.

- Я... Я... - Перси замолчал, неспособный даже сформулировать мысль.

Гарри, в свою очередь, не спускал пристального взгляда со Снейпа; юноша явно был в замешательстве и не знал, куда себя деть. Подойдя к нему, Северус осторожно взял его все еще поднятую руку и, натянув рукав, скрыл метку от любопытных глаз. Нежно сжав напоследок тонкое запястье, он отпустил руку и отстранился.

- Мои заклинания всегда наложены правильно, - повторил Гарри. Он хорошо знал, что обнародование этого факта совсем не облегчит его жизнь. Но если оно поможет избавить Хогвартс от присутствия Малфоя, значит это того стоило.

- Мистер Поттер… - к Персивалю вернулся голос.

- Дамблдор, - хором поправили его Гарри, Северус и Минерва, а Эмилия еще и добавила. - Директор.

- Прошу прощения, я имел ввиду: директор Дамблдор, - сказал министр, демонстрируя больше почтения, чем раньше. - Перед судебным процессом нам необходимо провести расследование. Случившееся не должно отразиться на Министерстве. Хотя, конечно, нельзя отрицать, что именно мы принимали решение о нахождении Малфоя в Хогвартсе.

- Министр, позвольте мне просветить вас. Тот факт, что вы позволили этому маленькому злобному Хорьку остаться на свободе, уже сам по себе ужасен, - тихо прорычал Гарри. - И если сейчас вы попытаетесь покрыть все его злодеяния, то авторитет Министерства и лично Ваш будут подорваны окончательно. Это я могу вам гарантировать.

Уизли выглядел озадаченным. Боунс улыбнулась Гарри.

- Хорошо сказано, директор.

- Минуточку, - вспыхнула Гермиона. - Вы даже не хотите выслушать его версию произошедшего. Драко, расскажи им, что произошло на самом деле.

Но Драко, разумеется, ничего сказать не мог, поскольку никто за исключением, возможно, самого Мерлина, не снял бы заклинание Silencio наложенное Гарри.

- Полагаю, дальнейшая судьба мистера Малфоя определится после расследования, - сказала твердо Эмилия. - Сейчас же мы его забираем с собой для дальнейших выяснений обстоятельств.

Малфой с маниакальным упорством боролся с оплетающими его заклятиями. Было ясно, что он хочет что-то сказать, и Гарри оказал ему эту услугу, щелчком пальцев снимая чары немоты.

- Я требую немедленного судебного разбирательства. У вас нет никаких прямых доказательств, и я не намерен давать Поттеру время для их фальсифицирования, - зло бросил блондин.

- Мистер Малфой, сейчас почти девять часов вечера. Вы не можете требовать заседания суда сегодня. Дождитесь утра, - отрезала Эмилия Боунс.

- Нет, вы нарушаете мои права, - парировал Драко.

- Малфой, - сказал Гарри тихо, - ваши права простираются в разумных пределах. Устраивать судебное разбирательство в воскресенье в такое время не разумно. Вы подождете до утра, нравится вам это или нет.

- О, я знаю, чего ты добиваешься, Поттер. Вот только не дождешься, - выплюнул Драко. - Дай тебе время, и ты сочинишь свою историю.

- В этом нет необходимости, Малфой, - нахмурился Гарри. - Думаю, вы в курсе, что заклинания Мага не могут быть подделаны или искажены. Они сами по себе являются доказательством моих слов и их должно быть достаточно. Хотя, веритасерум, полагаю, будет использоваться для завершающего этапа подтверждения истины.

При этих словах Малфой зло ухмыльнулся.

- Удачи, - протянул он саркастически, те же слова Поттера, что слышал неделю назад.

Бросив взгляд на зельевара, Гарри опять повернулся к Эмилии Боунс.

- Полагаю, это дело будет слушаться в зале суда?

Эмилия кивнула.

- Да, я предупрежу Визенгамот.

- Вы намереваетесь выступить в роли свидетеля, и рассказать о том, что увидели при перенесении мистера Малфоя портключом в Большой зал? - с сомнением предположил Перси.

Гарри кивнул в ответ.

- Как и я, - предложил свою кандидатуру Снейп.

- О, кто бы сомневался, - Малфой впился взглядом в своего бывшего декана. Его серые глаза горели безумной смесью эмоций, которых Гарри не мог в данный момент определить.

- Хорошо. Полагаю, на сегодня мы закончили. Господа, не могли бы вы… - Эмилия указала на все еще связанного слизеринца, тут же принявшегося вопить.

- Ты ответишь за это, Поттер. Вот увидишь. Все узнают, кто ты! - авроры силком тащили упирающегося Хорька. - Ты еще пожалеешь, что вернулся!

На этот раз заклинание немоты вылетело из палочки Снейпа, но это не отменило сказанных слов. Он посмотрел на закаменевшего лицом Гарри, будучи в полной уверенности, что знает, о чем тот сейчас думает.

- Мадам Боунс, Министр Уизли, это все? - спросил директор вежливо, но как-то отстраненно.

Перси, как обычно ничего не заметил, но Боунс, уловившая в словах Малфоя скрытую угрозу, поспешила ответить.

- Да, Директор, это все. Надеемся, на сей раз у нас будет достаточно доказательств, чтобы приговорить его к Поцелую, что следовало бы сделать уже давно, - добавила она шепотом.

Кивнув, Гарри попрощался с ними крепким рукопожатием. Минерва предложила пройти в ее кабинет, камин которого был подключен к Дымолетной сети. Стоило дверям закрыться за ними, как тишину вспорол крик Гермионы.

- Как ты мог! Ты, ублюдок, как ты мог!

Гарри медленно повернулся и поднял пустой взгляд на девушку, которая когда-то была его другом.

- Ты что не можешь отличить правду ото лжи? - пробормотал он, качая головой.

- Он не лжет, - выплюнула Гермиона. - Это все только потому, что ты его ненавидишь. Ты всегда его ненавидел и не мог понять, кто он на самом деле.

Взгляд Гарри стал ледяным.

- Я понимаю, что он - зловредный паразит, который живет за счет доброты другого человека и любит мучить детей. И больше здесь понимать нечего.

Глаза Гермионы недобро вспыхнули, и резко подскочив к Гарри, она хлестнула его по щеке.

Одно незаметное глазу движение, и палочка Северуса снова оказалась у него в руке, однако Гарри удержал его от дальнейших действий.

- Доброй ночи, Гермиона, - голос его был спокоен. Кивнув остальным учителям и бросив строгий взгляд на Снейпа, он дизаппарировал.
________________________________________

- Приветствую, мой мальчик, - улыбнулся Альбус, наблюдая, как Гарри влетел в гостиную и рухнул в кресло с тяжелым вздохом.

- Здравствуйте, Альбус, - пробормотал тот, откидывая голову на спинку кресла. Его глаза медленно закрылись.

- Что-то случилось? Ты кажешься расстроенным…

Гарри снова вздохнул.

- Малфоя задержали.

- Задержали?

- Утром будет рассмотрение в суде. Мы поймали его за пытками второкурсницы, - объяснил молодой человек. Ему необязательно было смотреть, чтобы догадаться, насколько удивленным выглядел сейчас Альбус.

- Как, во имя Мерлина, тебе это удалось?

Гарри открыл глаза.

- Deprehensio Scelus и Accersitus.

Дамблдор восхищенно улыбнулся.

- Отлично сработано, мой мальчик. Просто отлично.

- Согласен с этим, - послышался голос Северуса от дверного проема, заставивший собеседников обернуться.

Позволив себе беглую улыбку, Гарри вздрогнул от легкой боли в щеке.

- Гарри?

- Все в порядке, Альбус. Жить буду, - усмехнулся тот, и потрогал горячую щеку. - Гермиона немного расстроилась.

- Расстроилась! - проворчал Северус. - Вот маленький недоумок…

Сев на подлокотник директорского кресла, он придержал подбородок Гарри и, нахмурившись, осмотрел красный отпечаток руки.

- Все нормально, Северус. Правда, - настаивал тот, пытаясь уклониться от пристального взгляда и сильных пальцев.

- Хммм, - Снейп опустил руку в один из своих потайных карманов и достал маленький пузырек. Откупорив его, он нанес маслянистую жидкость на пальцы и начал нежно втирать ее в поврежденную щеку.

Гарри нахмурился: боль от зелья на мгновение усилилась, а потом неожиданно пропала. Он чувствовал, как пальцы профессора зельеварения продолжают мягко поглаживать его щеку, и с тихим стоном прикрыл глаза, наслаждаясь прикосновением. Пальцы мужчины переместились от щеки и нежным поглаживанием прошлись по губам Гарри. Северус опустился на колени перед ним, и тонкие губы пришли на место пальцев.

- Кажется, меня зовет Финеас, - жизнерадостно сказал Альбус и поспешил ретироваться с полотна. Но увлеченные Гарри и Северус, слишком занятые друг другом, не заметили ни передвижений его, ни слов. Гарри сполз немного ниже и шире развел ноги, чтобы Северусу было удобнее. Так они практически полулежали в кресле. Профессор навис над молодым человеком и резкими движениями расстегивал его рубашку.

- Северус, - всхлипнул Гарри. Тот уже успел развести полы рубашки и языком исследовал упругие горошинки сосков. Что-то неразборчиво пробормотав, он скользнул руками за спину Гарри и притянул его к себе на колени. В ответ тот склонил голову и нежно прикусил кожу на подбородке Северуса, чувствуя губами и языком отросшую за день щетину. Его руки двигались, изучая мышцы под плотной тканью мантии в тщетной попытке найти доступ к обнаженной коже. Непослушные пальцы подергали пуговицы и пробежались вниз по их бесконечному ряду, легли на пах. Короткий всхлип Северуса подстегнул желание поскорее избавиться от мешавшей одежды, и на секунду вспомнив, что он все-таки Маг, Гарри беспалочковой магией убрал эту преграду.

- Нечестно, - задохнулся Северус: жадные губы захватили мочку его уха, а ладони огладили бока.

- Плевать, - ответил Гарри, нежно толкнув его на мягкий коврик перед камином.

- Мерлин, Гарри, - стон сам вырвался из горла, когда зубы задели сосок, нога молодого человека протиснулась между его ногами, а шаловливая рука снова двинулась вниз и кончики пальцев пробрались под ремень брюк. Ставшей сверхчувствительной кожей груди Северус ощутил, что на губах Гарри играла озорная ухмылка.

Внезапно Снейп перевернулся, подмяв Гарри под себя. Его глаза горели страстью, жаждой и неожиданным опасением.

- Ты к этому пока не готов, - прошептал Северус и легко провел ладонью по бедру юноши.

- Северус?

- Доверься мне. Прошу тебя…

Гарри смотрел в его глаза и видел в них тревогу. Ему стало понятно волнение Северуса - слишком скоро развивались события. Он кивнул, и лицо Снейпа смягчилось, разгладилась складочка у губ. Склонившись, профессор нежно поцеловал Гарри и скользнул вбок, устраиваясь рядом и обнимая его.

Гарри продолжал изучать взглядом своего бывшего преподавателя, угловатые черты его лица, тонкие губы и насупленные брови. Он наслаждался его нежными прикосновениями - руками, скользящими по груди, шее, лицу.

- Северус, я..., - начал он, но споткнулся на половине фразы, не зная как до конца сформулировать мысль.

Снейп снова склонился и прижался к мягким губам вполне невинным поцелуем.

- Я никогда не сделаю тебе больно, Гарри, - прошептал он.

- Я знаю, - так же шепотом ответил тот.

________________________________________

Напряженно выпрямивший спину Гарри сидел между Снейпом и Помфри на жесткой скамье зала Суда. Макгонагалл осталась в Хогвартсе присматривать за студентами. Уроки Зелья и ЗОТС были на сегодня отменены.

С первой минуты появления здесь, он кожей чувствовал ненависть, исходящую от Гермионы, сидевшей неподалеку от своего мужа. И внутренне вздрагивал каждый раз, когда взгляды их пересекались - пусть она и стала совсем иной, но эти до боли знакомые глаза били своей яростью по тому, что еще осталось в нем от наивного школьника, которым он был когда-то. Гермиона, похоже, тоже не забыла их дружбы - всю прошедшую ночь она пыталась убедить учителей в невиновности своего мужа, утверждая, что Поттер подставляет его из-за застарелой ненависти.

Ну а сам он провел все оставшееся время после ухода Северуса и до заседания, выслушивая лекции от Дамблдора. Бывший директор долго вещал перед подросшей сменой, перемывая все косточки ему, Снейпу и их зарождающимся отношениям, подробно останавливаясь на всех за и против. В конце концов, Альбус признал, что зельевар – лучший объект для Гарриной влюбленности.

Недоуменно заморгав, Гарри посмотрел на него.

- А кто говорит о любви? - спросил он прямо, приводя этим Дамблдора в изумление. Последовало продолжение лекции, настолько эмоциональной и занудной, что Гарри снова воспользовался чарами прилипания и глушения. Но вскоре, не выдержав осуждающе-ласкового взгляда из-под очков-половинок, снял их.

Дверь в дальнем конце зала открылась, вырывая Гарри из воспоминаний. Тем временем, Председатели Визенгамота расселись по своим местам.

- Сегодня рассматривается Соглашение между Драко Люциусом Малфоем и Министерством Магии. Обе стороны присутствуют? - Эмилия Боунс посмотрела вниз на два стола, за которыми сидели Перси и Малфой. - Хорошо. Мы возобновляем судебное расследование, приостановленное десять лет назад. Согласно установленным правилам, на данном заседании будет достаточно выслушать по одному свидетельскому показанию от каждой из Сторон. Этого должно хватить для установления виновности или отсутствия таковой. Всем все понятно? - глава отдела Магического Правопорядка посмотрела вниз с высоты судейской платформы, отмечая кивок Перси. - Мистер Малфой? - холодно произнесла она.

Малфой резко вздохнул.

- Прекрасно, - выплюнул он. - Поттер может высказаться первым.

Эмилия снисходительно улыбнулась, но по ее взгляду было ясно, что она всей душой жаждала увидеть его в Азкабане.

- Директор Дамблдор, если вы не возражаете, - она указала на стул посреди зала. Прекрасно помнивший всю процедуру по собственному суду, Гарри подчинился без промедления, сел на место для свидетелей и молча ждал, пока с ним заговорят.

- Директор, расскажите суду в точности то, что вы видели вчера вечером и события, предшествующие и приведшие к этому, - попросила Эмилия, прежде чем сесть.

Гарри окинул взглядом настороженные лица и начал:
- Около двух недель назад мне стали известны детали Соглашения и события, произошедшие в Хогвартсе три года назад в ноябре. Естественно, я счел необходимым взять у Драко Малфоя его волшебную палочку и поместить в нее два заклинания: Accersitus и Deprehensio Scelus.

- Что это за заклинания? Я никогда не слышал о них, - лениво растягивая слова, заинтересовался толстый лысеющий человек неопределенного возраста.

- Accersitus - разновидность призывного заклинания, а Deprehensio Scelus - обнаруживает проклятие, брошенное со злым умыслом.

- С какой целью были наложены эти заклинания на палочку мистера Малфоя? - спросила Гризельда Марчбэнкс.

- Второе, что очевидно, обнаруживает не только Темную магию, но и любое заклинание, накладываемое мистером Малфоем с намерением навредить другому человеку. Роль первого - призвать его и жертву непосредственно ко мне, превратив палочку в портключ. Эти заклинания доступны только Магу и не изучаются ни в школе, ни в училище авроров, - в общих чертах пояснил Гарри.

- Тогда как вы могли о них узнать? - проворчал тот же толстый мужчина, что и раньше. - Я допускаю, что миссис Малфой права. Возможно, эти заклинания сработали неверно.

Гарри в изумлении вытаращился на него - закрадывалось подозрение, что учителя были не единственными, с кем успела побеседовать Гермиона. Вздохнув, он уже привычным жестом вздернул рукав, обнажая запястье. Последовало короткое затишье и ожидаемый взрыв голосов.

- Спасибо, Директор, - Эмилия Боунс пыталась перекричать шум. - Что произошло непосредственно после того, как мистер Малфой был перенесен к вам портключом?

- Я защитил ребенка, забрал палочку у мистера Малфоя, очистил зал и позвал Министра с аврорами, - четко изложил Гарри.

Члены Визенгамота о чем-то тихо посовещались, затем мадам Боунс, поблагодарив его, предложила вернуться на свое место. Проводив его задумчивым взглядом, она вызвала Малфоя, который с непринужденной грацией опустился на тот же стул, где минуту назад восседал Гарри.

- Мистер Малфой, согласно действующему Закону, суд имеет право настаивать на применении Веритасерума.

Кивок Драко сопровождался самодовольной ухмылкой. Он явно полагал, что ему нечего опасаться. Но Снейп и Гарри не зря проводили столько времени в лаборатории - новый вариант зелья Истины заранее был передан Перси Уизли, который сейчас вручил бутылочку одному из авроров.

Три капли упали на язык Малфоя и через несколько секунд его глаза остекленели, но Боунс успела заметить вспышку паники, проскочившую в них. Он понял, что на этот раз зелье сработает.

- Мистер Малфой, намеревались ли вы причинить вред Эмили Витэрс вчера вечером в пятнадцать минут восьмого? - задал прямой вопрос Перси.

- Да, - произнес Драко спокойно, но все присутствующие могли видеть, как дрожат его плечи в тщетной попытке побороть зелье.

- Почему вы напали на нее?

- Я хотел причинить ей боль.

- Почему?

- Потому что она грязная, маленькая полукровка, которая не достойна жить.

В секундной тишине, упавшей на зал, было слышно только задыхающуюся от ужаса Гермиону: она сидела скрючившись, крепко зажмурившись, и прижимала ко рту ладонь, пытаясь удержать судорожные всхлипы.

- Подвергли ли вы три года назад ученицу Хогвартса Сару Трентон серии пыточных проклятий, которые должны были привести к ее гибели, а затем стерли память девочки заклинанием Obliviate?

- Да.

- О мой бог, - на Гермиону обрушилось понимание того, что ее маленький уютный мирок не просто разрушается, растаптывается в пыль на ее глазах.

- Мистер Малфой, действительно ли вы были добровольным Пожирателем Смерти? - Напряжение в зале Суда возросло многократно.

- Да.

- Нет, - прошептала Гермиона. - Нет. Драко, нет.

Гарри бросил сочувствующий взгляд на своего старого друга и покачал головой. Будь она столь же умна, как и раньше, подобный исход ситуации был бы давно ею предугадан.

- Полагаю, этого достаточно. Противоядие, пожалуйста, - велела Эмилия.

После принятия противоядия, Малфой несколько раз мотнул головой, приводя мысли в порядок, и осмотрел зал. Члены Визенгамота смотрели на него со смесью отвращения и разочарования, Уизли торжествующе ухмылялся, а Гермиона была безутешна. Переведя взгляд на бесстрастное лицо Поттера, он как будто до конца осознал, что выложил всю правду и чем ему теперь это грозит, и озверел. Он бросился было в сторону Гарри, но два одновременных Stupefy, брошенных Персивалем и Снейпом, остановили его.

Повинуясь жесту Министра, авроры подхватили обездвиженное тело и вынесли его из зала.

- Полученных ответов, по мнению Суда, достаточно для принятия решения. Суд находит, что вина Драко Малфоя доказана, Соглашение между сторонами аннулируется, и Закон вступает в полную силу, - сказала Эмилия твердо.

Помфри помогла рыдающей Гермионе выйти из зала, в то время как Уизли и Боунс подошли пожать руку Гарри.

- Спасибо, Директор.

- Пожалуйста, - ответил Гарри. - Мадам, Министр, - добавил он и, резко развернувшись, вышел, зная, что Северус последует за ним.
________________________________________

Директорский кабинет уже стал для Гарри привычным местом аппарации. Но в этот раз, он быстро отстранился от Северуса и подошел к окну. Почувствовавшие скорую свободу, ученики играли во взрывного дурака, кидались навозными бомбочками и запускали фейерверки. Он не видел их лиц, но знал, что они смеются, поддразнивая друг друга, прощаясь на летние месяцы, - открыто, весело, беззаботно.

- Гарри? - неуверенно окликнул Северус.

- Какой ущерб, - пробормотал Гарри в ответ.

Неуверенно замявшись, не зная, что на это сказать, Снейп просто шагнул вперед и обнял молодого человека, притягивая к себе.

- Северус?

- Хм?

- Почему он сделал это? Что толкнуло его на этот путь? Как мог он стать настолько жестоким, что причинил боль ребенку? - тихий шепот был пронизан печалью.

Снейп вздохнул.

- Не знаю, Гарри. Я не могу говорить за него, но когда я был моложе, тоже был зол. Злился на весь мир. На моих родителей, Дамблдора, Риддла, на всех. Именно эта злость заставила меня совершить многие ужасные вещи, воспоминание о которых ежедневно будит во мне сожаление.

- Но он не сожалеет.

Северус покачал головой и еще сильнее прижал Гарри к себе.

- У него нет совести. Без нее не может быть сожаления, не может быть раскаяния.

- Жизнь Гермионы, жизнь этих девочек, - пробормотал Гарри. - Какой ущерб им нанесен.

- Ты не можешь спасти всех, Гарри. Так же, как Альбус не мог всех исправить, - сказал Снейп мягко.

- Я знаю.

- Да, но веришь ли ты в это? - поддразнил его профессор. Гарри повернул голову и фыркнул, вглядевшись в лицо Северуса, прежде чем опять вернуться в крепкие утешительные объятья.
________________________________________

«Как они могут», - думал человек, наблюдавший через приоткрытую дверь за двумя фигурами в черном, неразделимо слившимися на фоне ясного неба за окном.

Он всегда считал, что между ними возможна только ненависть. И никогда такая лютая ненависть не переросла бы во что-то светлое. Когда Гарри учился в школе, то они, казалось, готовы были поубивать друг друга при встрече, если, конечно, подобное отношение не было спланированной игрой с целью ввести всех в заблуждение, чтобы самим быть вместе. Ему безумно хотелось вмешаться в их идиллию и вырвать Гарри из цепких рук профессора зельеварения, но время пока не пришло. Еще осталось слишком много незаконченных дел, прежде чем все будет готово. И тогда Гарри станет его. И тогда никто больше не посмеет к нему прикоснуться. Никто, кроме него. Десять бесконечно долгих лет он ждал возвращения своего Снова-Чудом-Выжившего-Мальчика. Иногда ему начинало казаться, что это все пустое, что Гарри никогда не вернется, но сейчас он все же был тут, и эта мысль затмевала остальные.

Он увидел, как Снейп, притянув Гарри ближе, целует его в висок, ласкает скулы. Ярость и ревность обожгли его вены, прокатившись огнем. От греха подальше, он резко развернулся на каблуках и бесшумно спустился по лестнице вниз. Удостоверившись, что мантия-невидимка надежно скрывает его от посторонних взглядов, он вышел из замка и направился к границе антиаппарационного барьера.

Время на исходе. Он не был уверен, что сможет и дальше держать себя в руках, особенно наблюдая такие сцены, как сегодня.

Выйдя за ворота, он аппарировал с громким хлопком.
________________________________________

- Пожалуйста, Гарри, могли бы мы поговорить? - вежливо спросила Гермиона тем вечером во время ужина. Ее глаза покраснели, и лицо припухло, было очевидно, что она проплакала весь день.

Он коротко кивнул и, бросив салфетку на стол, поспешил выйти из зала. В полной тишине, неуверенной и напряженной, они подошли к кабинету и, поднявшись по лестнице, сели: Гарри в ставшее уже привычным директорское кресло, Гермиона - на предложенный стул. Девушка явно волновалась, но старалась держать себя в руках. Она сглотнула и переплела побелевшие пальцы.

- Я прошу тебя, Гарри, пожалуйста, - начала севшим голосом она, и запнулась, переводя дыхание.

Откинувшись в кресле в ожидании дальнейших слов, Гарри постарался подавить в себе нехорошее предчувствие.

- Пожалуйста, мог бы ты походатайствовать за него? Завтра его будут судить всем составом Визенгамота и собираются приговорить к Поцелую. Прошу тебя, ты сможешь помочь, я знаю, сделай это хотя бы ради меня. Я нуждаюсь в нем. Пожалуйста, Министерство послушает тебя, - запинающийся голос Гермионы был глух от сдерживаемых слез.

Гарри в течение нескольких минут пристально, будто не узнавая, смотрел на нее в полной тишине.

- Прошу тебя, остановись и подумай, - медленно начал он. - Вспомни о том, каким я был в школьные годы, когда мы были друзьями. Я когда-либо прощал таких, как Малфой, или боролся за тех, кто совершал нечто подобное? Я никак не могу понять, что ты вообще могла в нем увидеть, не говоря уже о том, как можно все еще любить его, зная, что он совершил.

- Но директор любил тебя, не так ли? - вызывающе вскинула голову Гермиона, моментально изменившая свой настрой.

Глаза Гарри потемнели.

- Не думаю, что нас можно сравнивать, Гермиона.

- А мне кажется, можно.

Устало потерев лицо, Гарри скрестил руки на груди и решил попробовать ей объяснить, хотя бы ради давней дружбы.

- Меня учили побеждать, Гермиона. И это не было моим выбором. Если я хотел выжить сам и спасти тех, кого любил, я должен был бороться. Каждый, погибший в тот день, имел возможность выбирать и свой выбор сделал. Они добровольно убивали и пытали других. И кто-то должен был их остановить, раз они не собирались останавливаться сами…У них был выбор, а у меня - нет.

- Что ты можешь знать об их выборе? - парировала Гермиона, и Гарри задался вопросом, куда подевалась та умная всезнайка, которую он когда-то знал. - Возможно, некоторых привел туда страх за свою жизнь и жизнь близких.

Молодой директор прищурился.

- Ты точно также сейчас мечешься от негодования к отчаянью, - сказал Гарри спокойно. - И надеешься, что я в состоянии помочь, но боишься, что не сумеешь его спасти.

Гермиона сердито вспыхнула.

- Я помню Гарри, который имел обыкновение говорить, что школьные обиды смешны. Что вражда Северуса с твоим крестным была нелепой. Я не могу поверить, что она стоит человеческой жизни.

Лицо Гарри замкнулось, и взгляд наполнился холодом.

- Думаю, ты сказала достаточно, Гермиона. Я уверен, что и Эмили Витэрс и Сара Трентон, согласились бы со мной. Ну, Сара точно согласилась бы, если бы могла говорить после того, как твой муж сжег ей голосовые связки, - добавил он мрачно. - Не считай это личной неприязнью к Малфою. Я думаю, что совершенное им не заслуживает какой-либо снисходительности и это, даже не затрагивая Последнюю битву. Я палец о палец не ударю, чтобы помочь Малфою после его злодеяний. Он сам вырыл себе могилу, Гермиона. Он сделал это в тот момент, когда мучил наших учениц. В тот момент, когда оставил Сару умирать в подземельях, истекающую кровью, неспособную позвать на помощь, просто чудо, что ее во время нашли! Он вырыл собственную могилу, когда поднял свою палочку на тех маленьких девочек, Гермиона. И теперь его в ней похоронят.

Вероятно, это были не самые утешительные слова, особенно накануне казни Драко Малфоя, но он хотел донести до Гермионы весь ужас содеянного ее мужем, чтоб она, наконец, поняла, что ей никто не сможет помочь, да и не захочет этого делать.

В дверь постучали, и Гарри вскинул голову.

- Входите, Северус, - крикнул он.

Дверь открылась, и профессор зельеварения глянул на него насмешливо.

- Вижу, вам удалось унаследовать этот особый талант, - сказал он сухо.

Гарри ухмыльнулся в ответ, вспоминая привычку Альбуса видеть сквозь двери, и вновь обернулся к Гермионе.

- Ты получила мой ответ, - сказал он прямо. - И он не изменится.

Девушка посмотрела на него, как будто хотела что-то сказать, но в последний момент передумала, и встала. Бросив задумчивый взгляд на директора, она вышла из кабинета, после чего Гарри с облегчением вздохнул, поудобнее устраиваясь в кресле, но подошедший Снейп за руку вытащил его оттуда.

- Идем, у меня есть несколько незавершенных зелий, необходимых Поппи, и полагаю, ты мне должен в этом помочь.

Гарри покачал головой и фыркнул. Каким бы хорошим легилиментом ни был Снейп, но пробраться в его голову он точно не мог, так откуда же так хорошо знал, что надо сказать или сделать именно в эту минуту? Обдумывая эту мысль, он шел рядом с Северусом в подземелья и улыбался.
________________________________________

Они уже работали больше часа, когда Снейп решился заговорить.

- Ты не сделал ничего плохого, Гарри, - сказал он мягко.

- Знаю, - вздохнул Гарри. - Просто ненавижу это чувство.

Северус нахмурился.

- Какое чувство? - Возможно, он и не всегда все знает, подумал Поттер.
Он немного помолчал, прежде чем ответить.

- Чувство, что я подвел кого-то, - прошептал он, не отрывая взгляда от своих рук.

Шокированный Снейп, чуть не отрезал себе фалангу пальца.

- Прошу прощения?

- Забудь, - сказал быстро Гарри, легко читая холодный гнев и недоумение, которые звучали в голосе зельевара.

- Гарри, - начал Северус мрачно, поворачиваясь к нему лицом.

- Ничего особенного, - отмахнулся тот, чувствуя, как поднявшееся раздражение будит его собственный гнев. - Не имеет значения. Проехали.

- Ты действительно так думаешь? Что подвел ее? - произнес недоверчиво Снейп. - Ты рехнулся?

- Я уже сказал, Северус, что это не имеет значения! - закричал Гарри. Напряжение прошедших часов достигло кульминации. Он нервно бросил нож на стол, и нарезанные им ингредиенты посыпались на пол.

- А я думаю, имеет, - отрезал Северус. - Тебе необходимо перестать так сильно беспокоиться о чувствах других. Это похоже на комплекс Спасителя, но ты не можешь всем помочь и должен научиться жить с этим. Мерлин, ты такой же, как и твой долбанный Альбус.

Глаза Гарри потухли и с его лица схлынули все краски, кроме гневных алых пятен на его щеках.

- Не смей так говорить о нем, - зло прошептал он, прежде чем аппарировать с громким хлопком.

Снейп обхватил голову руками и вздохнул. Его тревожили всплески неконтролируемой агрессии молодого человека. После смерти Альбуса, он был опустошен, и это было понятно. Но потом он пришел в себя и иногда казался вполне довольным жизнью, или, вероятнее, он смирился с этими новыми обстоятельствами, приспособился к ним. Однако все чаще он приходил в ярость от простых слов. В одно мгновение он был спокоен, в следующее - разгневан, а потом его настроение вновь менялось на совершенно противоположное, и приятными эти скачки назвать никак было нельзя.

Северус подумал, что надо с этим что-то делать, иначе Гарри закончит свои дни в Сент-Мунго.

Решение этого вопроса не могло ждать, и он, погасив огонь под котлами, отправился на поиски неугомонного молодого директора.

Заперев дверь в класс зельеварения, Снейп успел сделать лишь шаг, как почувствовал, что грудь его окатила огненная боль, словно в ней разорвался один из фейерверков близнецов Уизли. Тяжело прислонившись к холодной стене, он попытался выровнять дыхание.

- Гарри! - мысленно крикнул он, падая на колени. Серый камень пола резко приблизился, и темнота окутала Снейпа, лишая сознания.


_______
от переводчика: Мы приносим свои извинения за столь долгое ожидание.


Глава 11.

Оказавшись в своих апартаментах, Гарри нервно заметался по гостиной, взлохмачивая волосы, теребя на пальце кольцо и бессмысленно переставляя магические безделушки на каминной полке. Все смешалось в его голове – разум боролся с эмоциями, с так некстати захлестнувшим его гневом. Вполуха он слушал увещевания Альбуса, но они приводили его в еще большее смятение, и, в конце концов, он остановился перед портретом.

- Альбус, я не хочу обсуждать это, хорошо? - отрезал он.

- Мой мальчик, в этом всегда была твоя проблема. Держа все в себе, ты просто идешь к саморазрушению. И я уверен, поделиться со мной будет правильным, - я, конечно, портрет, но все еще твой отец, - сказал Альбус строго.

Гарри вздохнул и закатил глаза, опускаясь в кресло.

- Замечательно.

- Расскажи мне, что произошло, - сказал Альбус бодро. - И не опуская ни одной детали, что ты обычно любишь делать.

Гарри посмотрел в мерцающие голубые глаза.

- Я скучаю по вас, Альбус, - прошептал он мягко.

Дамблдор печально улыбнулся.

- И я по тебе тоже, мой мальчик. Но я заметил, как ты всегда пытаешься сменить тему разговора, хоть и знаешь, что я тебе этого не позволю. А теперь выкладывай.

Гарри позволил себе маленькую улыбку и рассказал о произошедшем споре и высказывании Снейпа. Альбус покачал головой и задорно рассмеялся.

- Ты должен понять, в словах Северуса не было ничего дурного. Он всегда с большим скептицизмом относился к тому, что я называл чувством долга, а он - гриффиндорской глупостью.

- Потому что у него самого этого чувства нет, - пробормотал Гарри.

Дамблдор улыбнулся, покачав головой.

- С этим у него все в порядке. Если бы было иначе, то он не остался бы здесь после моей смерти.

- У него был долг перед вами. Поэтому и не ушел.
Дамблдор нахмурился.

- Гарри, Северус ничего мне не был должен. Он остался, потому что я просто его попросил.

- Тогда, это было одолжение. Это одно и то же.

- Я не уверен, что поступал правильно, держа тебя отрезанным от всего мира в течение долгого времени.

- Вы не виноваты в этом, Альбус. Это было мое решение. Именно я не хотел возвращаться, - запротестовал Гарри.

- Да, но полагаю, моего общения для тебя было не достаточно. Сейчас, сталкиваясь со многими другими людьми, ты совершенно не понимаешь мотивов их поведения.

- Это звучит так, как будто я отстал в развитии, - проворчал Гарри.

- Так и есть, - прямое заявление Альбуса заставило глаза Гарри удивленно распахнуться.

- Ну, спасибо, - отрезал он.

- Не обижайся, мой мальчик, пожалуйста, лучше выслушай, - попросил Альбус. - Ты ни с кем не контактировал, кроме меня, в течение десяти лет. Твоя дружба с другими людьми, твоими ровесниками, ограничилась школой, и сейчас это не дает тебе налаживать нормальное общение.

- Это не так, - резко возразил Гарри.

Дамблдор пристально следил за молодым человеком.

- Не обманывай меня, Гарри. И не обманывай себя, - сказал он мягко.

Гарри сглотнул и отвел взгляд.

- Поговори со мной, сын.

- Я... Я не знаю, что делать, - Гарри почувствовал колючую влагу на глазах и поспешил быстрым жестом смахнуть слезы. - Иногда я начинаю чувствовать себя в безопасности рядом с ним. Почти так, как с вами, но потом в голове появляется навязчивая мысль, что я должен быть осторожным, что никому нельзя доверять. И тогда я ругаюсь с ним, чтобы найти оправдание своему уходу.

- Почему, как тебе кажется, ты чувствуешь себя спокойно рядом с ним? - с любопытством спросил Альбус.

- Думаю... потому что он напоминает мне вас, - ответил тихо Гарри, уставившись на свои руки.

- Чем?

- Он всегда рядом. Всегда, когда я нуждаюсь в нем, - юноша обхватил себя за плечи, будто пытаясь защититься от окружающей его реальности. - Он знает, что я нуждаюсь в поддержке, особенно когда тьма подступает ко мне. У него нет никаких иллюзий относительно того, кем я являюсь, но не смотря на это, он принимает весь багаж моего прошлого, - голос Гарри постепенно стих и он закрыл глаза.

- Посмотри на меня, - сказал Альбус мягко, и он послушался. - Северус заботится о тебе больше, чем я мог надеяться. Полагаю, что он любит тебя, пусть даже он сам себе не признается в этом. Но он никогда не имел дело с подобными чувствами, и ему требуется время, чтобы понять и принять их. И он всегда будет честен с тобой, пусть иногда тебе придется самому догадываться о причинах тех или иных его высказываний. Ведь и в этой ситуации он разозлился не на тебя, а на твою реакцию, на твое чувство вины, возникшее в связи со всей этой историей с Драко и Гермионой. И на то, что не в его силах, оказалось, заставить тебя понять, что это не твоя вина. Бесполезно убеждать Северуса в неважности твоих чувств и твоих реакций на события, которые тебе не нравится, - именно это его и рассердило. Ты должен быть признателен, ведь его гнев направлен не на тебя, а от твоего имени, в твою защиту.

- Я... Я знаю, - вздохнул Гарри.

- Ты доверяешь ему?

- Да, - не раздумывая, ответил он.

Дамблдор поколебался.

- Ты любишь его?

- Я... Я не знаю, - неуверенность сквозила в его голосе, срывающемся на шепот.

- Думаю, что любишь, мой мальчик, - Дамблдор улыбнулся. - И я предполагаю, что ты так же, как и Северус, просто боишься в этом признаться.

Внезапно Гарри услышал чей-то крик и вскочил с кресла.

- Что...?

- Гарри?

- Разве вы не слышали? - спросил Гарри, оглядываясь.

Ему показалось, что это был голос Северуса, но не мог же он долететь до сюда из подземелий…

- Гарри, в чем дело?

- Северус. Думаю, что он звал меня. Но я не понимаю, как…

- Я ничего не слышал.

- Альбус, что...? - Гарри замолчал, так и не закончив.

- Иди и найди его. Раз ты услышал его зов, значит, между вами действительно что-то есть. И это «что-то» весьма сильно.

В этот момент по кабинету директора резким вибрирующим звоном прокатились Охранные чары школы.

- Черт, - задохнулся Гарри.

- Иди, Гарри. Быстро, - настаивал Альбус, а тот, уже не слушая его, аппарировал в пустую лабораторию Снейпа.

- Северус? - прокричал Гарри, но в ответ услышал только эхо.

Было ясно, что лаборатория пуста. Пробежав через классную комнату, он рывком открыл дверь и чуть ли не споткнулся о профессора зельеварения, лежавшего в нескольких метрах от двери.

- О, Мерлин, Северус, - выдохнул Гарри и, схватив Снейпа за плечо, перевернул его на спину. - Ennervate! - закричал он, увидев бледное лицо и посиневшие губы. Заклинание не сработало, и, не медля больше, он обхватил неподвижное тело и аппарировал их в больничное крыло. Уложив мужчину на кровать, он заорал:
- Поппи!

- Гарри, что случилось? - сонно спросила медведьма, выглянув из кабинета. - Я почувствовала вибрацию Охранных чар…

- Поппи, пожалуйста, помогите ему. Он не дышит. Я попробовал привести его в чувство, но ничего не вышло, - отчаянно всхлипнул Гарри, и на секунду застывшая в шоке Поппи бросилась к койке.

Застыв соляным столбом у изголовья, Гарри наблюдал, как она мечется туда-сюда со склянками, взмахивает палочкой, шепча какие-то заклинания. Минут через десять удалось стабилизировать состояние Северуса, и она, опустив волшебную палочку, утерла пот со лба.

- Это все, что я могу сделать, Гарри. Не уверена, сколько времени он не дышал, а потому, не могу сказать, поврежден ли мозг или нет. Придется подождать, мы узнаем это только, когда он очнется.

- Но он очнется? - нерешительно спросил Гарри.

Медведьма сделала паузу, прежде чем ответить.

- Надеюсь, что да.

Гарри посмотрел на Северуса.

- Что же с ним произошло?

- Остановка сердца.

Гарри нахмурился.

- Я и не предполагал, что это так скажется на нем. Это на моей совести, - добавил он шепотом.

- Вы неправильно меня поняли, Гарри, - сказала Поппи странным напряженным голосом. - Причина случившегося - не стресс. На него напали. Ему намеренно остановили сердце.

Гарри в ужасе перевел взгляд с Северуса на нее.

- Что?

- Viscus Quiesco.

Гарри смотрел на нее все также недоумевающее, не в состоянии понять смысла ее слов.

- Проклятие, останавливающее сердце? - Поппи кивнула.

- Намеренно? - еще кивок.

- Кто-то попытался его убить? Кто-то в школе?

- Да, - твердо сказала Поппи.

Взгляд Гарри полыхнул обжигающей яростью.

- Кто? - зарычал он, и Поппи поняла, что бросившему проклятие не поздоровиться.

- Не знаю, - честно ответила она.

Гарри опять посмотрел на спящего мужчину.

- Я узнаю, Северус, - прошептал он. - Я найду того, кто это сделал и не отступлю, пока он не заплатит, - поклялся он, поражая Поппи чрезвычайной уверенностью, сквозившей в словах.

Но гораздо больше ее удивил следующий поступок Гарри, севшего на край кровати и прижавшего ладонь Снейпа к своей щеке.

- Только не покидай меня, Северус, - прошептал он, склоняясь над мужчиной и нежно целуя его в губы. Тонкие пальцы ласкали щеку Снейпа. - Пожалуйста, не покидай меня. Я не выдержу этого.

Но Снейп ожидаемо молчал, и Гарри прижался лбом к их переплетенным пальцам. Прошло несколько минут в звенящей тишине, прежде чем молодой человек вскочил на ноги и вылетел из лазарета, даже не глянув на ошарашенную Поппи.

Медведьма посмотрела на захлопнувшуюся дверь и перевела взгляд на Снейпа.

- О, Мерлин! - прошептала она.

Это было плохо.

Это было очень плохо.

С этой мыслью она метнулась к камину.

- Вам, должно быть, показалось, - проворчала разбуженная ею Минерва устало.

- Нет. Я видела это своими глазами. Он поцеловал его, - Помфри затрясла головой, поджимая губы.

- Я спущусь через несколько минут, только оденусь.
Медведьма кивнула, и ее голова исчезла из камина. Быстро одевшись, профессор трансфигурации поспешила перенестись вслед за ней по каминной сети в лазарет.

Тем временем, Гарри добежал темными коридорами подземелья туда, где нашел Снейпа. Осмотревшись, он увидел волшебные нити Охранных чар Хогвартса, вплетающиеся в каменную кладку стены. Закрыв глаза, Гарри выпустил свою магию, пытаясь отыскать на них магический отпечаток.

Поиски не продлились долго. Несколькими мгновениями спустя нужный след был найден; он был до странности знакомым, но определить, кому он принадлежит, не представлялось возможным - отпечаток был слишком слаб. Единственное, в чем Гарри был уверен - это был не студент. Это был кто-то взрослый. Магическая подпись была сильно искажена, можно сказать деформирована, никто из студентов не справился бы с таким заклинанием. Перебирая в голове все знакомые магические подписи, Гарри возвращался в лазарет.
________________________________________

- Что будет, если он не очнется? - нерешительно спросила Минерва, впившись пристальным взглядом в бледное лицо.

Прежде чем ответить, Поппи сделала паузу.

- Полагаю, тогда все будет кончено, - пробормотала она. - Гарри не сможет справиться еще с и этой потерей. Он уйдет, не смотря на принятые обязательства.

- Как это могло произойти? Ведь все Пожиратели Смерти мертвы. Война закончилась десять лет назад. Кто мог сделать такое?

Поппи пожала плечами.

- Я понятия не имею. Но, кто бы это ни был, чувствую, мы его еще пожалеем, когда Гарри докопается до правды.

- Кстати, как он?

- В ярости, - Поппи передернуло при воспоминании о взгляде Поттера, наполненном злостью.

Минерва опять мельком взглянула на Северуса.

- Мерлин, Поппи, что мы будем делать, если он не очнется?

- Он очнется, - голос Гарри, был холодным, резким и полным осуждения. Проигнорировав подскочивших от неожиданности женщин, он пристально посмотрел на Снейпа, надеясь уловить изменения в его состоянии.

- Гарри... - начала Минерва.

- Все хорошо, - оборвал ее он.

- Вы нашли что-нибудь? - спросила нерешительно Поппи.

- Только след. Я не уверен, кто это. Но кто-то знакомый, - сказал он тихо.

Поппи и Минерва обменялись взглядами.

- И нет, это не был студент, - добавил Гарри, предполагая, какие у них возникли мысли.

Медведьма положила руку на его плечо.

- Гарри, дорогой, почему бы вам не пойти отдохнуть. Этот день был совсем не прост для вас.

- Нет, спасибо, Поппи. Я остался бы здесь, если не возражаете, - устало покачал головой он.

Поппи некоторое время колебалась, а потом погладила его плечо.

- Хорошо, но попытайтесь немного отдохнуть.

Гарри кивнул и, наколдовав себе возле кровати Северуса стул, сел, - было понятно, что спать он не собирается, и все уговоры будут бесполезны.

Минерва, также погладив его по плечу, схватила за руку Помфри и утащила ее в кабинет, оставляя Гарри наедине со Снейпом. Но он едва это заметил, продолжая неотрывно следить за мерно подымающейся грудью Северуса под больничным одеялом.

- Боже, Северус, - прошептал он и сжал ладонь мужчины в своих руках. - Прости. Это моя вина. Если бы я не вернулся, ты не оказался бы здесь. Прошло не так много времени, а уже начали происходить настолько ужасные вещи, - слезы катились по щекам молодого человека, но он даже не потрудился их вытереть. - Прошу тебя, Северус, ты должен очнуться, ты не имеешь права оставлять меня одного. Я… пожалуйста…пожалуйста проснись, - просил Гарри и немного наклонившись прижал ладонь Северуса к своей щеке. Ему было ужасно страшно смотреть на это замершее лицо, гадая, появятся ли на нем когда-нибудь до боли знакомые выражения - насмешка, презрение, брезгливость… нежность. Он не знал, слышит ли его Северус или нет, но ему так хотелось верить, что слышит. А потому последующие часы он провел, рассказывая об Альбусе, их совместно проведенных вечерах, неспешных разговорах, выигранных партиях, а когда голос сел - молча держа за руку, чувствуя подушечками пальцев осторожный пульс на запястье.

Через полуоткрытую дверь кабинета за ним некоторое время наблюдали Минерва и Помфри. Они надеялись перенести его на соседнюю койку, когда он уснет, но вскоре стало очевидно, что этого не случится. Гарри не спал, они тоже. Где-то посреди его ночного бдения, когда молодой человек затих, и Макгонагалл подошла к нему проверить, не уснул ли, он подозвал ее.

- Минерва, раз уж вы все равно не спите, могу я попросить вас связаться с родителям? Полагаю, по причине всех произошедших событий, правильнее будет отправить учеников по домам уже завтра, необходимо сообщить их близким, что Хогвартс Экспресс прибудет на станцию Кинг-Кросс следующим вечером, в то же время, что и обычно.

Минерва в течение нескольких мгновений смотрела на него, но потом кивнула.

- Я все сделаю, Гарри, - сказала она тихо.

Гарри слабо улыбнулся ей.

- Спасибо, - прошептал он, прежде чем снова опустить взгляд. Макгонагалл еще секунду постояла, всматриваясь в молодого человека, но опомнившись, резко развернулась и вышла из лазарета.

Вскоре он почувствовал, как просыпается Хогвартс. Первыми, как всегда, оживились домовики, активизируя кухонные чары и нагревая в котлах воду. И вот уже по старым трубам горячая вода побежала в ванные учителей, а вскоре - старост. Просыпались портреты, ворча на яркий утренний свет и обмениваясь новостями. Продирали заспанные глазенки первокурсники. Какой-то равенкловец в ночном колпаке бегал по всем этажам, топоча босыми пятками, и спрашивал у приведений, не видели ли они кота. Призрак Кровавого Барона точно знал, что наглый котяра, всю ночь пугавший золотых рыбок на старом гобелене, дрыхнет без задних лап на шкафу в кабинете ЗОТС, но разве будет слизеринец помогать босоногому умнику?

Гарри нежно провел кончиками пальцев по бледной щеке Северуса.

- Я вернусь, - тихо пообещал он, вставая.

Сегодняшнее утро уже наступило, и ему было необходимо поговорить с учителями и студентами.
________________________________________

Под задумчивым взглядом Гарри ученики нетерпеливо отвязывали Ежедневный пророк от лапок сов, торопясь узнать, чем же закончилось «Дело Малфоя», сам же директор чувствовал смутное удовлетворение от того, что не его фотография красовалась на первой странице. Он дал студентам время прочитать газету и только потом встал, привлекая к себе внимание.

Через пару минут студенты уже успокоились и смотрели на Гарри с беспокойством и робостью в глазах. По-видимому, новость о том, что он Маг, просочилась в прессу.

- Доброе утро, - сказал он спокойно. - Как вы заметили, двух из наших профессоров на данный момент нет в зале. Не распространяясь о событиях, ставших этому причиной, я объявляю о преждевременном завершении летнего семестра. Ваши родители были уведомлены о том, что вы этим вечером прибудете в Лондон. Прошу вас сразу после завтрака пойти и собрать свои вещи, при необходимости воспользуйтесь помощью хогвартских домовиков. Через час все должны быть готовы к отбытию в Хогсмид, обязанность старост – проследить за сборами младших курсов. Результаты экзаменов все курсы получат совиной почтой. Это все. Спасибо.

Ученики были удивлены его заявлением, но Гарри, проигнорировав их любопытные взгляды, устремился к боковой двери. Он торопился поскорее вернуться в лазарет и даже не обратил внимания на зашумевших детей.
________________________________________

- Есть изменения? - с надеждой в голосе спросил он, когда все же добрался до больничного крыла.

Помфри обернулась и тяжело вздохнула.

- Нет. Боюсь, что ничего нового. Возможно, следует обратиться в Сент-Мунго?

Он посмотрел на Северуса и покачал головой.

- Не думаю, что это повлияет на ситуацию. Вы прекрасный врач. Но если вы нуждаетесь в специалисте, то пригласите его сюда. Не надо перемещать Северуса, а то Хогвартс не сможет помочь ему, - прошептал он последние слова, вызвав удивленный взгляд Поппи.

Гарри проигнорировал его так же, как и взгляды студентов несколькими минутами ранее. Подойдя ближе к кровати, он протянул руку, чтобы отбросить прядь волос с лица профессора.

- Ты не оставишь меня, ублюдок. Слышишь меня? - прошипел он. - Я тебе этого не позволю, - добавил он, почти охрипнув от отчаяния. Поппи, сообразив тем временем, что это не ее дело, удалилась в свой кабинет. - Даже не вздумай, понял! Мы ведь не выяснили пока, что происходит между нами. Ты же сильный, Северус, так борись…. Борись с темнотой и возвращайся, пожалуйста.

Эхо последних слов не успело отзвучать, как Гарри встал и аппарировал прочь из лазарета. Услышав хлопок, Помфри тихо вышла из своего кабинета, ей еще предстояло закончить прерванное появлением директора обследование. Она подняла волшебную палочку и только тут заметила влажные дорожки слез на висках своего пациента.

- О Мерлин, Северус, вы слышите меня? - вскрикнула она. Убрав в карман палочку, она импульсивно схватила прохладную ладонь. - Северус, если ты меня слышишь, то сожми мою руку.
Есть!

Это не было похоже на пожатие, но он шевельнул пальцами. Поппи почти по-девчоночьи подпрыгнула у кровати с победным воплем, но быстро взяла себя в руки. Наклонившись, она мягко проговорила.

- Расслабьтесь, Северус. Вы в безопасности. Просто расслабьтесь. Я сейчас же позову Гарри. Держитесь.
________________________________________

- Мой мальчик, что случилось? Я ждал тебя, - сказал встревожено Альбус, когда задыхающийся под наплывом эмоций Гарри практически ввалился в комнату.

Неспособный говорить, тот только покачал головой.

- Сядь. Глубоко вдохни и выдохни, - бывший директор пытался успокоить Гарри, находящегося где-то на краю нервного срыва.

- Альбус... - прошептал тот.

- Что произошло?

Гарри зажмурился, как будто испытывая боль.

- Северус. Он.. он..

- Просто скажи.

- Кто-то напал на него.

- Прошу прощения?

- Кто-то пытался его убить, остановив сердце проклятием.

Брови Альбуса взлетели.

- Нет!

Гарри кивнул.

- Да. Он находится в коме, Альбус. Возможно, он не проснется, - мрачно прошептал он. - Я не могу и его потерять. Просто не могу.

Дамблдор наклонился вперед в своем кресле.

- Этого не случиться мой мальчик. Я обещаю тебе. Если ты услышал его зов прежде, чем сработали Охранные чары, то между вами что-то есть, что-то связывает вас. И это удержит его по эту сторону. Ты должен в него верить, Гарри.

- Пытаюсь, но мне страшно, - признал Гарри. - Что, если он никогда не очнется? Что, если я опять останусь один? Я не хочу этого.

Альбус в течение нескольких мгновений просто смотрел на Гарри, принимая какое-то решение.

- Если что-то такое произойдет, хотя я и не верю в это, то ты должен прийти ко мне.

- Что толку-то? - внезапно рассердился Гарри. - Как вы можете помочь мне? Вы мертвы, Альбус. Вы оставили меня, и теперь Северус тоже это сделает.

- Гарри! - прорычал Альбус, и этим удивил молодого человека. - Прекрати молоть чушь и выслушай меня. Северус не оставит тебя. Он будет подле тебя еще очень долго. Но когда настанет время, когда ты, все же, останешься один, то придешь ко мне.

- Как? - с изрядной долей удивления произнес Гарри.

Альбус прищурился.

- Есть кое-что, что поможет тебе продолжить путь, несмотря на то, сколько тебе отпущено, - загадочно сказал он. - То, что Николас Фламель создал много лет назад. Гарри изогнул бровь.

- Фламель создал Философский камень, Альбус. Он работал над продлением жизни, - протянул он.

- Нужно сжечь оба конца свечи, чтобы добраться до середины, - все так же загадочно сказал Альбус.

Гарри несколько минут смотрел на старика, прежде чем понимание отразилось в его глазах.

- У вас есть что-то, что может оборвать мою жизнь, - выдохнул он. - И это было у вас в течение многих лет.

Альбус кивнул.

- Ублюдок, - прошипел Гарри и встал. В его глазах блеснул гнев. - У вас было нечто, способное мне помочь, избавить от боли и кошмаров, а вы скрыли это от меня.

- Смерть не выход, Гарри. Так поступают только трусы.

Гарри вздрогнул от этих слов, вспомнив, что не раз пробовал убить себя. Это то, что Альбус думал о нем? Что он был трусом?

- Гарри, - сказал Альбус мягко, но Гарри покачал головой.

- Не надо.

- Мальчик мой, пожалуйста. Это не то, о чем ты подумал, - умолял Дамблдор.

Гарри отвел взгляд.

- Это то, что вы думаете обо мне, Альбус? - спросил Гарри спокойно. - Вы думаете, что я трус?

- Нет, Гарри, нет, - быстро сказал Альбус. - На тебя, такого юного, свалилось слишком многое. Я даже не могу тебе передать, как горжусь тобой. Единственное, чего я хочу, это чтобы ты был счастлив. Хочу, чтоб ты жил, любил и был любим. Просто, я хотел сказать, что предпочтение смерти перед жизнью, не является выходом. У тебя должна быть храбрость, чтобы изменить некоторые обстоятельства, терпение, чтобы смириться с ними и мудрость, чтобы познать разницу между ними. В тебе уже есть храбрость и мудрость, осталось научиться терпению, мой мальчик. Конечно, ты не сможешь изменить все и сразу. Лучше жить, Гарри. Уверяю.

Гарри стоял и смотрел в блестящие от слез старческие глаза.

- А если Северус у… умрет? - запнулся он.

Альбус на мгновение закрыл глаза не в состоянии даже подумать об этом, но внезапно открыл их. Во взгляде, направленном на Гарри, сверкнула решимость.

- Тогда ты сможешь пойти за ним.
________________________________________

Северус плыл в каком-то неясном тумане, постепенно возвращаясь в сознание. Он слышал голос Гарри. Его грудь болела при каждом вздохе, но он, не обращая внимания, вслушивался в родной голос, пока постепенно не уснул.

Когда он вынырнул из темноты в следующий раз, то почувствовал нежную руку, убирающую прядь его волос за ухо. Он слышал слова. Слова, заполненные сильными эмоциями, яростью, горем. Он хотел пошевелиться, сжать молодого человека в бережном объятии и успокоить его душевную боль и страдания. Он слышал, как Гарри просит его бороться, и он пробовал. Но попытка открыть глаза ни к чему не привела. Невыносимо было слышать этот голос, исполненный тоски и отчаяния, он попытался сказать хоть слово, чтоб успокоить его, но все было бесполезно. Его глаза наполнились слезами, когда он понял, что Гарри аппарировал прочь.

Северус почувствовал, что к кровати подошла Поппи. Тихий вскрик и его ладонь осторожно схватили. Он слышал, что она говорила, и пошевелил пальцами, но у него никак не получалось открыть глаза, как бы он ни старался. Даже на то, чтобы пошевелить пальцами у него ушли практически все силы. Услышав, что ему стоит расслабиться и, что он в безопасности, Северус задумался. Почему он должен быть в опасности? Ему показалась странной сама мысль об этом, но тут Поппи отошла от кровати. Наступила тишина
В этой тишине он услышал тихое шуршание одежды, и инстинктивно потянулся было за волшебной палочкой. Но тут же понял, что не может пошевелить и пальцем, ему остается только молча проклинать собственную беспомощность.

- Почему же ты не сдох, Снейп, ведь должен был, - прошептал смутно знакомый голос. - И это должно было быть несчастным случаем. А потом он будет свободен и придет ко мне. Но не беспокойся, на этот раз я удостоверюсь, что сделал все правильно.


Глава 12.

Снейп услышал тихий шорох вынимаемой палочки и понял, что его собираются проклясть. «Нет!», - мысленно закричал он, отчаянно надеясь, что хоть звук прорвется между непослушных губ. И внезапно почувствовал, как оживились чары вокруг него, - будто солнце взошло в комнате и спеленало его своими лучами.

- Что это? - воскликнул тот же голос, что шептал ему о скорой смерти.

- Что здесь происходит? - послышался удивленный голос Помфри.

Растерявшийся незнакомец так и стоял с поднятой палочкой, виднеющейся из разреза мантии-невидимки. Но, вмиг опомнившись, он резко развернулся и практически вылетел из лазарета, прежде чем Поппи додумалась кинуть в него Stupefy или что похуже.

- Северус? - медведьма подбежала к койке и схватила его руку. - Все в порядке. Я заперла дверь и закрыла вход через камин. Кто бы это ни был, он не сможет вернуться, - уверила она его. - Однако, раз не получится воспользоваться каминной сетью, мне придется идти до кабинета директора так, - секунду она поколебалась, а потом добавила, - Не знаю, слышите ли вы меня, но пожалуйста, держитесь.

Снейп попытался было подать знак, что он ее понял, но она уже отпустила его руку и поспешила к двери.

Гул в голове все никак не прекращался, но Северус попытался услышать за ним еще хоть что-нибудь. Никогда раннее он не чувствовал себя настолько беспомощным. Даже стоя на коленях под направленной на него палочкой Темного Лорда, он не был напуган так сильно, как сейчас, когда, лежа слепым в лазарете, отчаянно пытался не думать о том, что произошло, если бы незнакомец напал на Поппи.

Как он ни напрягал память, но так и не смог опознать владельца этого тревожно-знакомого голоса, из чьих слов стало вполне очевидным, что этот человек хотел заполучить Гарри. Снейп снова тяжело задышал, стараясь не подпустить к себе панику. Гарри в опасности!

Он должен его предупредить.

Он должен его защитить.
________________________________________

- Гарри! - звала Помфри, стуча в запертую дверь.

Гарри поспешил впустить медведьму, на ходу вытирая слезы, и отмечая краем сознания, что выплакивать горе в нарисованную мантию Дамблдора становится уже традицией.

- Да, Поппи? Что случилось?

- Сев... Северус. Он плакал, - произнесла она, запинаясь, не в состоянии отдышаться.

Глаза Гарри удивленно распахнулись.

- Плакал? Почему он плакал? Он проснулся?

Поппи покачала головой.

- Нет, но мне кажется, он все слышит. Он сжимал мою руку.

Не слушая ее более, Гарри аппарировал в ту же секунду.

- Поппи! - укоризненно воскликнул Альбус, услышав ругательства возмущенной медведьмы. Поппи потупилась, и уши ее заалели.

- По крайней мере, он мог бы взять меня с собой, - проворчала в оправдание она, и подхватив подол мантии, направилась обратно в лазарет. Альбус только мягко рассмеялся вслед.

- Северус, - Гарри упал на колени возле кровати профессора. - Ты слышишь меня?

Он ждал от Снейпа хоть какого-то знака, что тот его слышит.

- Северус, пожалуйста, - умолял он, осторожно сжимая ладонь.

- Гар.., - проскрипел профессор.

- О, слава Богу! - воскликнул он. - Северус, не беспокойся. Все будет хорошо.

Снейп внезапно сильно сжал руку Гарри, изо всех сил пытаясь открыть глаза. Несколько раз моргнув, он зажмурился от яркого света. Его пристальный взгляд задержался на юноше, отмечая последствия тревожных часов - глаза покраснели от слез, волосы растрепались больше обычного, но как же приятно было его видеть.

- Гарри, - хрипло прошептал он, и тот засопел, сдерживая слезы, наклонился вперед и нежно прижался к губам. Северус чувствовал, как с каждым движением робких губ к нему возвращаются силы, будто Гарри незримо вливал их. Через минуту-другую он уже смог поднять руки и обнять молодого человека.

- Прости, Северус. Мне так жаль, - прошептал тот.

Снейп мягко его отстранил.

- Почему? Это ты проклял меня? - ехидно поинтересовался он.

Гарри бросил на него сердитый взгляд.

- Конечно, нет.

- Тогда за что тебе извиняться?

- Северус, тебя не пытались проклясть последние десять лет, - прямо сказал Гарри. - А теперь кто-то настойчиво пытается тебя убить.

- Как это относится к тебе, Поттер? Ты слишком много о себе воображаешь, - Снейп выгнул бровь.

- Нет. Не то чтобы очень, - заколебался Гарри.

- Дай сказать, - прервал его Снейп.

- Северус, я...

- О, заткнись и выслушай меня, - голос его звучал совершенно беззлобно, а руки сжимали ладони Гарри в своих. - Я полагаю, Альбус с тобой уже об этом говорил, тебе необходимо перестать ощущать себя ответственным за действия других людей.

- Северус, - Гарри попробовал возразить, но тот жестом попросил его замолчать.

- Послушай меня, - повторил он. - Я прекрасно осознавал, насколько рискованно быть рядом с тобой. Но никакие твои слова не убедят меня в твоей вине.

- Но Северус, - опять попытался Гарри, и, заставляя его замолчать, тот притянул его к себе и неистово поцеловал, скользя руками по широкой спине.

- Вы согласны со мной, директор? - прошептал он, когда они отстранились друг от друга, тяжело дыша.

Ошеломленному Гарри оставалось только кивнуть.

- Да, профессор, - подтвердил он тихо.

Снейп улыбнулся и, наплевав на тот факт, что они находятся в лазарете, потянул Гарри на себя, укладывая рядом, обнимая. Его глаза медленно закрылись.

- Тебе надо отдохнуть, краше в гроб кладут, - пробормотал он.
Гарри довольно вздохнул, тая улыбку и чувствуя себя в безопасности в этих теплых и надежных руках.

Так и застала их Помфри, добравшаяся, наконец, до своих вотчин. Она не стала их тревожить, уверенная, что Северус пришел в себя - его руки с силой обнимали Гарри, а голова склонилась, упираясь подбородком в лохматую макушку. Ей оставалось лишь удивленно покачать головой, глядя на их счастливые лица, и заперев за собой дверь заклятием, пройти в свой кабинет.
________________________________________
Незнакомец выбежал из замка и аппарировал домой. Напряжение схлынуло, и его трясло так, что впервые за много лет он побоялся расщепления. Настойчивые расспросы, возникшие при виде его рассерженного лица, подлили масла в огонь. Проигнорировав всех вместе с их беспокойством, он поднялся в свою комнату.

До сих пор не верилось, как жестоко посмеялась над ним удача! Сначала этот мерзкий ублюдок каким-то образом не сдох, а только он придумал, как исправить это упущение, как вмешались щитовые чары, обламывая его во второй раз. К тому же его чуть не поймали, что было совсем не допустимо! Он просто не имел права попасться именно сейчас. Еще оставались незаконченные дела.

Несколько дней и Гарри будет его.
________________________________________
Гарри почувствовал, как его волосы перебирают осторожные тонкие пальцы, и вздохнул, жмурясь от удовольствия. Мягкие губы прошлись легкими поцелуями по его щеке, замерли на губах. Настойчивый язык провел сначала по нижней, а потом по верхней губе, спрашивая разрешение. Гарри не смог отказать в такой заманчивой просьбе и приоткрыл рот, впуская язык Северуса и отвечая на его чувственные игры. Жалобный стон прокатился по его горлу, когда ловкие пальцы забрались под рубашку и сжали сосок.

- Северус, - выдохнул он, открывая глаза и натыкаясь на пристальный блестящий взгляд.

- Да, Гарри, ты хотел что-то сказать? - с ласковой насмешкой протянул профессор.

Гарри кивнул и обернул руки вокруг его шеи.

- Да, хочу, чтоб ты не останавливался, - прошептал он перед тем, как припасть поцелуем к припухшим губам.

Северус охотно ответил на поцелуй, но через несколько минут слегка отстранился под недовольный стон молодого человека.

- Полагаю, что продолжать нам лучше в более удобном месте, где нас никто не потревожит, - пробормотал он.

- Должна согласиться. Однако, Северус Снейп, в ближайшем будущем вам это не светит, - внезапно раздавшийся голос медведьмы заставил их вздрогнуть от неожиданности.

- Можете убедиться, Поппи, я в полном порядке, - настаивал Снейп, еще сильнее прижимая Гарри к себе.

Поппи смотрела на них с легкой улыбкой и смешинками в глазах. Гарри засомневался в том, что ему нравится настолько пристальное внимание.

- Надеюсь, что это действительно так, Северус. Однако вы никуда не пойдете, пока я не буду абсолютно уверена. А для этого, Гарри, хорошо бы вам отпустить моего пациента.

Гарри вскочил с больничной койки, смущенно краснея и пряча взгляд.

- Хорошо, мадам Помфри, - пробормотал он, чувствуя себя нашкодившим первоклашкой. Снейп на это громко фыркнул и со стоном сел.

- Приступай, женщина. Чем скорее с этим покончим, тем скорее я смогу отделаться от вашей чертовой заботы.

- Вы могли бы говорить и повежливее, Северус, с человеком, спасшим вашу жизнь, - протянула саркастично Поппи. - Но я и не ожидала нормальных слов от такого человека как вы.

- Прошу прощения? - Снейп изогнул бровь и выглядел настолько невинно оскорбленным, что заставил Гарри тихо хмыкнуть, пряча усмешку.

- Вы все прекрасно слышали, - Поппи подняла палочку и бросила на Северуса несколько сканирующих заклинаний. - Прекрасно. Теперь вы можете идти, и постарайтесь не появляться в этих стенах хотя бы до конца лета.

Гарри поднял руки в защитном жесте.

- Эй, я тут ни при чем.

- Конечно, нет, Гарри. Я попрошу эльфов принести завтрак в твои комнаты, - легко согласилась Поппи и, подмигнув, скрылась в своем кабинете.

- С чего это она предположила, что мы будем у меня? - проворчал Гарри. - Может, мы собирались пойти к тебе?

- Потому что она знает, что Альбус хотел бы со мной поговорить, - объяснил Северус, одеваясь.

- Точно, - выдохнул Гарри и направился к двери, зная, что Северус последует за ним.
________________________________________

- Северус, мальчик мой, - старик на портрете с облегчением выдохнул, и Северус улыбнулся.

- Доброе утро, Альбус, - ответил он мягко.

- Как я рад видеть, что с вами все в порядке.

- Спасибо, - Северус смутился от искреннего переживания в словах Дамблдора.

- Вы видели, кто бросил проклятие?

Гарри, только что понявший, что сам он совсем забыл спросить об этом, также посмотрел на Северуса, но тот покачал головой.

- Нет. Помню только, что напали после ухода Гарри, - пробормотал он и сжал ладонь Гарри.

- Зачем это вообще кому-то потребовалось? Ведь все сторонники Пожирателей Смерти, как и они сами, были пойманы, - нахмурился Гарри.

- Это был не Пожиратель Смерти, - возразил ему Снейп. - Это был тот, кто хочет заполучить тебя, Гарри.

- Что?

- Он хочет тебя, - повторил Северус, внимательно наблюдая за реакцией молодого человека. Потребовалась пара минут, чтобы до Гарри дошел смысл сказанного, и он побледнел.

- Нет.

Снейп притянул его ближе и крепко обнял.

- Пожалуйста, будь предельно осторожен. Это не Пожиратель Смерти, Охранные чары школы его бы не пропустили.

Гарри кивнул.

- Полагаю, это может быть знакомый тебе человек. Кто-то для кого не составит труда выследить тебя. Пожалуйста, будь всегда настороже.

- Хорошо, - пообещал Гарри.

Черные глаза пристально вглядывались в его лицо, пока Гарри не почувствовал себя неуютно. Северус немного наклонился и захватил в поцелуе его губы.

- Пойду, пообщаюсь с портретами, - сказал жизнерадостно Альбус. - Меня не будет часа два, а то и дольше.

Снейп прервал поцелуй и посмотрел на Дамблдора.

- Спасибо, Альбус, - сказал он тихо.

Старик еще раз окинул их любящим взглядом и ушел с картины. Северус обратил свое внимание на Гарри.

- Я так волновался, что ты не очнешься, - прошептал тот и нежно проследил кончиками пальцев линию челюсти Северуса.

- Знаю. Я слышал тебя, - пробормотал он.

- Пока мы не узнаем, кто это сделал, тебе небезопасно находиться в подземельях, Северус.

Северус позволил себе ухмыльнуться.

- Директор, это ваш способ попросить меня остаться? - протянул он.

- Что? Нет... Я хотел сказать... Я...

Северус изогнул бровь.

- Да, - выпалил Гарри, краснея, и опустил голову. - Я думаю, что ты будешь в большей безопасности здесь, среди людей.

- Рядом с тобой, - закончил за него Северус.

Гарри окинул его беспокойным взглядом.

- Не хочу потерять тебя, Северус, - прошептал он. - Я не выдержу этого.

Профессор осторожно провел пальцами по морщинке между бровями Гарри, как будто пытаясь ее разгладить, и взглянул в глаза, полные страха.

- Ты не потеряешь меня. Обещаю, - поклялся он, обнимая Гарри сильнее. Молодого человека била крупная дрожь, и дыхание его было прерывистым - Северус вспомнил, что примерно в таком же нервном напряжении он находился после смерти Альбуса, и пообещал себе, что не позволит Гарри психологически вернуться к тому состоянию, даже если придется переехать из подземелий сюда. Отстранившись, он подождал, пока Гарри посмотрит на него и, склонившись, нежно поцеловал.

- Идем. Ты должен отдохнуть, - сказал он тихо.

- Со мной все в порядке, - возразил Гарри.

- Знаю, но ты же мне не откажешь?! - Северус мягко потянул молодого человека в направлении спальни, по пути стянул с него одежду и, уложив на кровать, быстро разделся сам, что бы присоединиться к нему. Он придвинул Гарри ближе, и позволив удобнее устроиться у него под боком.

К Гарри снова вернулись ощущения теплоты и безопасности, и он спокойно закрыл глаза. До этого момента он не понимал, насколько сильно устал и теперь расслабился, зная, что Северус разбудит его, если что-то случится. Легкий поцелуй в висок заставил его улыбнуться, покачиваясь на грани яви и сна.

- Люблю тебя, - пробормотал он сонно, прежде чем позволить дремоте навалиться на него.

Следующие часы Снейп провел лежа без сна, перебирая непослушные вихры притулившегося рядом Гарри и прокручивая в голове эти два слова, сказанные им. Он конечно, слышал их и раньше, но никогда они не были обращены ему. Никто: ни его мать, ни отец, ни друзья, ни даже Альбус, - не говорил ему подобного.

Только он.

- Мерлин, Гарри, - прошептал Снейп, пропуская через пальцы шелковистые пряди. - Что ты делаешь со мной?
________________________________________

Следующим утром Минерва вместе с остальными учителями приветствовала Северуса улыбкой, как только они с Гарри вошли в Большой зал. За завтраком она шепнула Гарри, что все портреты в школе были проинструктированы относительно нападения, и теперь следят за каждым проходящим мимо них. Он с благодарностью кивнул и поднял взгляд, привлекая внимание остальных сотрудников школы.

- Прошу вас не покидать сегодня пределов замка до тех пор, пока я не закончу работу с Охранными чарами.

- А как насчет меня, Гарри? - пробасил громко Хагрид.

- Хагрид, если вас не затруднит, могли бы вы сходить в Косой переулок и купить для меня кое-какие ингредиенты? - спросил Северус.

Хагрид засиял, услышав эту просьбу. Снейп никогда никому не доверял в таком деле и полувеликан был горд удостоиться такой чести. Конечно, Хагрид не знал, что Северусу попросту запретили покидать территорию школы. Но никто и не должен был догадаться об этом.

Утром, пытаясь пригладить расческой непослушные вихры и косясь на странно притихшего Северуса, молодой директор твердо заявил, что пока нападавший не обнаружен, сидеть зельевару в Хогвартсе. Тот совсем не пришел в восторг от подобного решения, на что получил недвусмысленный ответ, дескать, его и так трудно держать в безопасности, а в Косом переулке и подавно. Северус догадался, что за начальственными нотками скрывается панический страх и, сжалившись, согласился.

Он не покинет замка.

Тем более что из Косого переулка присматривать за Гарри было бы совсем нелегко.

По окончании завтрака, Гарри вышел из-за стола, направляясь к боковой двери.

- Гарри.

Молодой человек остановился, когда его окрикнули, и обернулся, ожидая, пока его догонит Северус.

- Пожалуйста, будь осторожен, - прошептал тот.

- Обещаю, - сказал Гарри и легко поцеловал любовника. Опомнившись, он осмотрел зал и, убедившись, что он пуст, продолжил. - Ты сможешь меня увидеть с третьего этажа западной башни. Только дверь закроешь, как войдешь, - добавил он, прежде чем выйти из зала. Он знал, что Северус захочет за ним приглядеть.

Он медленно прошел мимо Дракучей Ивы, приближаясь к центру Охранных чар. Стены замка были не далеко, буквально в двадцати ярдах, но он никак не мог подавить в себе неловкость, оставляющую после себя ощущение незащищенности.

Сев на траву, он положил руки на колени. Быстрый взгляд на высокое окно башни придал сил - Северус пристально наблюдал за ним. Улыбнувшись, Гарри кивнул, и, закрыв глаза, приступил к работе.

Охранные чары совершенно не изменились с прошлого раза, а это было неделю назад. Все так же было очень много слоев заклинаний, которые необходимо было убрать, но теперь он не чувствовал потребности побыстрее завершить этот процесс. Северус был здесь, и Гарри решил, что его место именно с ним. Раньше он стремился вернуться в Ленгсингтон, но теперь уже не был уверен, а там ли его дом. Альбус как всегда был прав. Дом там, где сердце, а сейчас его сердце было в заботливых руках профессора зельеварения. Несколько раз у него мелькала мысль, а захочет ли Северус поехать с ним в Штаты, Гарри был не уверен, сможет ли остаться в Хогвартсе.

Охранным чарам будто не понравилось, что он отвлекся, и они его легонько толкнули, требуя концентрации. Придя в себя, молодой человек заметил, что остановился на одном из важных заклятий. Это была защита, запрещающая вход любому, имеющему Темную Метку на предплечье. Конечно, стояло исключение для Северуса и Драко Малфоя. Гарри поднял бровь, распознав магический почерк Альбуса на запрещение выходить Хорьку за пределы Охранных чар. Жаль, что Малфой не испробовал этот запрет на своей шкуре.

Опять защита его ментально подтолкнула, и Гарри оставил заклинание до лучших времен, берясь за следующее.

Он работал несколько часов и за это время отсортировал невообразимое количество заклинаний, аккуратно снимая почти половину из них. К этому времени он устал и проголодался. Вес Охранных чар выматывал его, так же как и их сортировка. Теперь становилось очевидным утверждение Альбуса, что только он в состоянии справится с этой задачей.

С тяжелым вздохом, он медленно освободился от чар.

Краем глаза он заметил движение в окне западной башни, и, приглядевшись, убедился, что это Северус. Было понятно, что он там просидел все это время, и Гарри задавался вопросом, почему это наполнило его таким щенячьим восторгом.

Со стоном распрямив ноги, Гарри встал и потянулся, расправляя затекшие мышцы. Помахав Северусу, он жестом указал на главную дверь и направился к ней, все еще морщась от боли в ногах и опустошенности сознания.

Он как раз проходил мимо любезно замершей ивы, когда услышал шорох позади. Гарри резко обернулся, но не успел ни разглядеть человека, стоящего в проеме дерева, ни защитится от летящего в него проклятия.
________________________________________

И без того тяжелая после многих часов напряженной работы, голова кружилась после проклятия так, что его начало мутить. Он хотел было перевернуться, но тут заметил, что его запястья и лодыжки привязаны к старой скрипучей кровати.

- О, черт, - выдохнул Гарри, вспоминая слова Северуса. Распахнув глаза, он начал дергаться в путах, пока не освободился. Вскочив на ноги, Гарри осмотрел комнату, продумывая дальнейший план.

- Расслабься, Гарри. Ты в безопасности, - послышался ужасно знакомый голос от дверного проема. Обернувшись, он увидел огненно рыжие волосы.

- Рон? - с сомнением спросил Гарри, даже будучи уверенным в том, кто перед ним.

- Я попросил тебя не беспокоиться, - мягко сказал рыжий, подходя ближе к Гарри и протягивая ему очки. Тот быстро взял их и надел, впиваясь уже более ясным взглядом в Уизли.

- Дай мне пройти, Рон, - сказал он холодно.

Рон ухмыльнулся, и Гарри подумал, что впервые видит такое выражение лица у своего старого друга.

- А мне не хочется этого делать, Гарри, - рыжий поднял палочку и бросил запирающее заклинание на дверь. - Я ждал этого момента слишком долго. Теперь ты никуда от меня не уйдешь.

Глаза Гарри сверкнули в гневе.

- Уйди с дороги, Рон, или пожалеешь.

- Да неужели? Давай, попробуй снять мое заклинание, - снова ухмыльнулся рыжий.

Гарри поднял руку и бросил самое сильное отпирающее заклинание, которое знал. Вспышка ослепительной боли согнула его пополам, заставив упасть на колени. Потребовалось несколько минут, прежде чем волны боли стихли. Рон с триумфом смотрел на задыхающегося Гарри, даже и не думая ему помогать.

- Я тебя предупреждал.

Гарри впился в него ненавидящим взглядом, вставая на непослушные ноги.

- Что, черт возьми, здесь происходит?

- Сейчас-сейчас, Гарри. Только спокойно. Почему бы тебе не сесть?

Злобно сверкнув глазами, тот скрестил руки на груди, но так и не сдвинулся с места. Рон рассмеялся. Подойдя к нему, рыжий схватил его за плечи и с силой толкнул на кровать. Будучи от природы тонкокостным, Гарри, со своим ростом и весом, просто не мог физически сопротивляться такому хамскому обращению. А с его магией творилось что-то неладное.

Подумав об этом, он ощутил напрягшимся горлом охвативший шею предмет. Его рука взметнулась вверх прослеживая очертания ошейника. Пробежав по нему пальцами, Гарри понял, что это - странный ошейник, испещренный рунами, - последняя вещь, которую он мог ожидать. Ведь никто не знал о том, кто он, тем более Рон… Конечно, кроме Альбуса… и Северуса… и сотрудников школы… Министерства… министра…

Внезапно кровь отхлынула от его лица.

- Мерлин, - прошептал Гарри.

Все знали.

Об этой сенсации не один день кричали страницы Пророка, но забегавшись, он совершенно об этом забыл. А у Рона было время изучить все особенности Магов и найти и купить то, что должно было его подчинить. Это было ужасно.

- Рон, что ты сделал? - выдохнул Гарри.

- Я сделал то, что должно было быть сделанным, Гарри. Я приходил, чтобы увидеть тебя, поговорить с тобой, попытаться все вернуть, но ты меня проигнорировал, и я решил - надо подождать. А ты начал встречаться с этим сальноволосым ублюдком. Я не мог в это поверить, я не мог этого вынести. Но все образуется, тебе просто надо побыть вдали от него, и ты поймешь, как сильно я люблю тебя… обожаю тебя… хочу тебя…

- Рон, ты спятил? - заорал Гарри. - Немедленно дай мне уйти. Если ты кого-то любишь, то не будешь удерживать насильно.

Рон покачал головой и протянул руку, чтоб погладить Гарри по щеке, и нахмурился, когда тот отклонился.

- Ты не прав. Любимых надо держать крепко-крепко, рядом с собой. Ты и сам скоро поймешь это, оставшись здесь со мной, - рыжий наклонился и запустил пальцы в волосы Гарри.

- Можешь попробовать, но Северус найдет меня, не сомневайся, - после ощутимого удара в челюсть, он понял, что сейчас Рон контролирует себя намного хуже, чем во времена их учебы. Гарри провел рукой по разбитой губе и задумался, куда же слетели его очки.

- Он найдет меня, - упрямо повторил он и опять был атакован, отчего оба свалились с кровати на пол. Не в состоянии использовать свою магию, Гарри пинал и кусал все, до чего мог дотянуться, отчаянно сопротивляясь. Но Рон оказался сильнее, опять повалив его на кровать и заведя его руки за спину.

- Он не найдет тебя, а даже если это и случится, то будет уже поздно… ты станешь моим. Вот увидишь.

Каким-то образом изловчившись, Гарри сумел вырваться из стального захвата и откатиться подальше. Но радость свободы продлилась недолго, Рон, достав палочку, магией распластал Гарри на кровати, привязав его руки и ноги. Голодный взгляд заскользил по его телу, не скрывая желания обладать.

- Пожалуйста, - прошептал Гарри.

Лицо Рона смягчилось, и он встал на колени около Гарри.

- О, еще не время просить, - сказал он мягко, снимая с юноши рубашку.
Жадные пальцы прошлись по его груди, пощипывая, жестко оглаживая, и это было так не похоже на прохладные руки зельевара, что Гарри готов был вопить от бессильной ярости. Он зажмурился, когда рыжий зажал между пальцев горошинку его соска.

- Не надо! - вырвался шепот сквозь стиснутые зубы.

Но Рон, казалось, не слышал его, чертя влажными губами полоску от пупка по груди и ключице к его рту. Отвернувшись, Гарри резко дернул подбородком, но тут же задохнулся, когда его сильно укусили за нижнюю губу. Этим и воспользовался его насильник, проталкивая наглый язык в его рот, и Гарри резко стиснул челюсти, до крови прикусывая его. Рон отстранился, по его подбородку текла кровь.

- Черт побери, - прошипел рыжий и коротко размахнувшись, врезал под ребра - раз и еще раз. - Снова так сделаешь и очень сильно пожалеешь. Успокойся. Все равно это произойдет. Я ждал гребанных десять лет, и больше не буду ждать ни секунды, - Рон опять наклонил голову и стал вылизывать грудь Гарри, пачкая ее кровью. - Ты хоть представляешь, как сильно я желал тебя во время учебы? Последний курс стал настоящим испытанием, ты вырос и стал таким красивым, Гарри.

- Нет, - выдохнул тот, почувствовав язык на правом соске.

- Да, был. Многие парни в Хогвартсе хотели тебя. Конечно, девчонок было больше. Ты был таким взрослым и сильным, но в глазах была невинность. Это пьянило тогда, пьянит и сейчас. Но никто не ждал тебя, Гарри, только я.

Гарри зажмурился и истошно закричал, отчаянно дергая руками, пытаясь вырваться, - мокрые губы Рона поцелуями начали спускаться ниже, ставя метки на бледной коже. Безумие. Это безумие, Этого просто не может быть. Рон не мог всерьез полагать, что Гарри хотел ЭТОГО. Конечно, Северус был исключением.

Грубая, в жестких мозолях, рука пробралась под ремень его брюк и сжала член. И Гарри бессильно взвыл.

- Мерлин, Гарри, - рвано выдохнул Рон в его шею. - Ты такой сладкий, как я и представлял, - язык Рона вылизывал чувствительную кожу пупка, направляясь вниз. Гарри понял, чем ему грозит это движение и слезы накатились на глаза.

- Рон, пожалуйста, не надо, - умоляюще прохрипел Гарри, но Рон его не слушал, тихо шепча заклинания, магией снимая с него брюки вместе с нижним бельем.

- О, Гарри, - воскликнул он и одним длинным движением втянул его член, ладони жестко легли на бедра, фиксируя, мешая Гарри яростно рваться из пут.

- Нет, нет, нет! - повторял он, пытаясь унять разбушевавшиеся гормоны; его сексуальность, ласково разбуженная Северусом этой весной, работала против него.

Рон нежно погладил мошонку, не останавливаясь и вбирая до самого основания почти уже твердый член. Даже не смотря на всю ненависть и омерзение, Гарри не удалось усмирить свое тело. Рот Рона, его пальцы творили что-то невероятное. Когда член Гарри затвердел, нахально поднявшись, Рон отстранился с торжествующей ухмылкой.

- Посмотри, Гарри, ты любишь меня! Меня, а не этого сальноволосого ублюдка, - искренне радовался Рон, не останавливая ритмичных поглаживаний по налитому кровью члену Гарри.

Гарри опять зажмурился.

- Это не любовь, Рон.

Лицо рыжего потемнело, и он придвинулся ближе, практически нависая над Гарри.

- Ты полюбишь меня. И дня не пройдет, а Снейп уже будет мертв, и ты станешь моим навсегда.

Глаза Гарри в ужасе распахнулись.

- Что? Нет, ты не можешь! - прокричал он, осознавая, как отвращение захлестывается отчаянием.

Рон засмеялся и, отменив заклинание, перевернул Гарри на живот, придавив его своим весом так, что тот не мог даже свободно вздохнуть.

- Поздно, Гарри. План в стадии реализации. Он получил от меня презент тогда же, когда ты - свой, - Рон любовно провел пальцами по ошейнику. - Их связывает один и тот же пароль. Только вот боюсь, что тебе я его сказать не могу.

- Пожалуйста, не делай этого, - глухо попросил Гарри, уткнувшись лицом в покрывало, вытирая об него бессмысленные слезы.

Рон облизнул ушную раковину Гарри и нежно прикусил мочку, тихо хихикая.

- Не могу, Гарри. Это должно произойти. И как только это случится, ты станешь искать утешение в объятиях близкого человека, так же как ты сделал после смерти Дамблдора. На этот раз, я буду этим человеком. Уверяю, ты полюбишь меня.

- Никогда! - рыдая, прокричал Гарри. - Я никогда тебе не прощу смерть Северуса. И никогда не полюблю тебя!

Лицо Рона приобрело некрасивый багровый оттенок. Гарри еще успел подумать, что не стоило говорить это человеку, перед которым он сейчас бессилен, а надо было б потянуть время, но тут в него ворвался ничем не смазанный палец. Захлебнувшемуся болью Гарри, показалось, что его разрывают на части.

- Ты любишь меня, Гарри. Скажи это, - рычал Рон.

Гарри замотал головой. Его тело, пытаясь освободиться от безумной боли, заходилось судорогой; а сознание, не понимающее, как все, что происходит с ним, может быть правдой, колебалось где-то на краю. Придавленный весом тела Рона, он едва дышал.

- Нет, Рон!

- Скажи это!

Но Гарри продолжил качать головой, взвыв от боли, когда в него вошли уже два пальца.

- СКАЖИ ЭТО! - проревел Рон в его ухо.

- Avada...

- НЕТ!



Глава 13.

Далекий, заоконный Гарри поднял лицо и кивнул ему, махнув в сторону Главного входа. Встав со стула, Северус потянулся, и потер уставшие глаза. Зря он взял книгу, все равно прочел только пару строк, да и то сейчас их и не вспомнит, - взгляд сам отрывался от пожелтевшего пергамента и бежал по сочной траве туда, где сидел обласканный солнцем директор Хогвартса, его мальчик.

Быстро спустившись, он остановился в холле, дожидаясь звука легких шагов, но не через десять минут, ни через пятнадцать, так их и не услышал. Пытаясь убедить себя, что паниковать рано, Снейп поднял весь штат школы: преподаватели, приведения и портреты обыскивали замок сверху донизу. И возвращались к нему ни с чем.

- Очевидно, что последним его видели вы, Северус, когда он встал и направился к замку. Охранные чары все еще держатся, значит, он пока жив, - подвела итог Минерва.

Мысль, обезумевшим бладжером раз за разом возвращавшаяся к нему, та самая, которую он, с не свойственной ему верой в лучшее, отгонял снова и снова, пробила защиту и ухнула по вискам своей очевидностью. Кровь отлила от лица Северуса.

- Мерлин, - выдохнул он. - Его похитили.

- О чем вы говорите, Северус? Кто его похитил? - занервничала профессор трансфигурации.

- Тот человек, что проклял меня, - ответил Снейп тихо.

- Вы в этом уверены? - воскликнула Поппи.

- Ну, как Минерва сказала, он все еще жив, - закричал Северус. - Однако в пределах замка его не нашли. Видимо, его подстерегли по пути сюда, когда он возвращался.

Поппи многозначительно глянула на Минерву, и та, поняв, что от нее требуется, поспешила очистить кабинет от посторонних.

- Северус, с Гарри все будет хорошо. Он сильный волшебник. Но ты же понимаешь, что сейчас мы ни чем не можем помочь ему. Если его похитили, то могли портключом перенести куда угодно, мы никогда его не найдем. Он справится с этим сам, ты должен верить в это. Верить в него, - тихо уговаривала тем временем, Поппи и насильно усаживая Снейпа в кресло перед директорским столом.

- Я не могу просто сидеть здесь и ждать! - возмутился Северус.

- Тогда почему бы вам не пойти и не сварить несколько заживляющих зелий. Полагаю, что в лазарете они закончились, - Минерва посмотрела на Поппи, и та кивнула. - Это займет вас, пока мы будем ждать вестей.

- Вы с ума посходили? - взвился тот.

- Нет, нет, это хорошая идея, - говорила убежденно Поппи, подталкивая Северуса к двери. - Думаю, Гарри будет нуждаться в зельях, когда вернется.

Снейп на секунду впился взглядом в двух ведьм, прежде чем резко развернуться и спуститься по лестнице. Голова горела, во рту пересохло, и хотелось завыть от беспомощности - трудно даже предположить, куда могли перенести Гарри. Всем своим существом он рвался куда-то бежать, да хотя бы в Хогсмид, разбрасывая широким полукругами Поисковые чары, или в Министерство - проверить списки зарегистрированных владельцев портключей, но понимал всю бессмысленность этих действий, - не будет преступник оставаться так близко от Хогвартса, и ему хватит ума воспользоваться «серым» портключом. Как ни дико это звучит, но единственное, что ему остается, - успокоиться и ждать, и попытаться быть полезным тем, что он действительно умеет.

Прибавив шагу, Снейп почти побежал по бесконечным лестницам вниз, в родные подземелья.

Пинком открыв дверь в лабораторию, он пересек комнату и снял с полки самый большой котел. Привычные, доведенные до совершенного автоматизма, движения срабатывали, не смотря на заметную дрожь палочки в руке. Взмах - котел установился над горелкой, взмах - и под ним затеплился огонек, еще - и он наполнился водой до половины. Методично разложив перед собой ингредиенты, зельевар понял, что не хватает самого главного составляющего - крови дракона, и как он мог о ней забыть? Развернувшись, он подошел к двери и уже протянул руку, но был остановлен внезапным криком.

- НЕ ТРОГАЙТЕ ЕЁ!

- Что, черт возьми, вы тут делаете? - прорычал Снейп.

Гермиона уставилась на него заплаканными глазами и подняла волшебную палочку. Он напрягся, проклиная себя за то, что оставил свою на столе.

- Aeternus, - отрывисто прошептала Гермиона и, к удивлению Снейпа, луч заклинания пролетел мимо него, врезаясь в дверную ручку. От яркой вспышки заболели глаза.

- Что во имя Мерлина?...

Гермиона подошла к двери, и легко открутив ручку, вручила ее профессору зельеварения.

- Она была проклята, - заикалась она, сдерживая рыдание. - Он специально это сделал, зная, что вы обязательно коснетесь ее. Ваша смерть дала бы ему шанс на расположение Гарри.

Горло Снейпа сжалось, с хрипом втягивая воздух, и он, схватив Гермиону за плечи, несколько раз ее встряхнул.

- Где он?! Кто это сделал?!

Она даже не пыталась вырваться, заходясь слезами.

- Простите. Я разозлилась на Гарри за то, что он не захотел помочь Драко. Я…я только что поняла, что он может быть в опасности… Ему… ему могут причинить боль.

Снейпу захотелось ее придушить.

- Во имя Мерлина, женщина, возьмите себя в руки! Где Гарри?! Кто его похитил?!

Гермиона громко перевела дыхание, успокаиваясь.

- Рон… Рон утащил его, - она запнулась. - В Визжащую хижину.
Северус чуть не сбил ее с ног, промчавшись мимо и задев плечом. Быстро взяв палочку, он вылетел из лаборатории.
________________________________________

Голова Гарри дернулась, когда он увидел ворвавшегося Северуса, с искаженным яростью лицом и палочкой направленной на Рона.

- Avada…

- НЕТ! - выкрикнул Гарри, зная, что если Рон будет мертв, то он никогда не избавится от ошейника.

- Kedavra, - закончил Снейп, и зеленый луч, врезавшись в Рона, сбросил того с кровати.

Гарри не знал, обрадоваться ли, что пытка закончилась, или ужаснуться тому, что ошейник навсегда оставит его без магии. Эта эмоциональная неразбериха на фоне безумного облегчения, - Северус жив, жив! - окончательно его доконала, и, свернувшись калачиком, он тихо заплакал.

- Гарри, - пробормотал Северус, садясь на кровать, но не решаясь дотронуться до обнаженной кожи. Было очевидно, что его чуть не изнасиловали, но не знавшему, как далеко зашел Уизли, Северусу трудно было предположить, как будут восприняты его утешительные объятия. Гарри решил за него эту дилемму, придвинувшись ближе и уткнувшись в мантию мокрым лицом.

- Северус, - рыдал он, заикаясь, и тот быстро сгреб его, прижимая к себе. - Он сказал, что ты умрешь. Он поставил ловушку.

- Знаю, - пробормотал тот, укачивая Гарри, как ребенка. - Все в порядке, все уже закончилось.

Гарри замотал головой.

- Нет, это не так. У меня нет магии. Ни капли!

Снейп положил руку на плечо молодого человека и немного отстранил его, пристально вглядываясь в заплаканные глаза.

- О чем ты говоришь?

Дрожащие пальцы вцепились в ошейник, царапая кожу.

- Он забрал мою магию. Любую попытку создать волшебство он превращает в боль… - лепетал Гарри, и Северус опять притянул его к себе.

- Все будет хорошо, Гарри. Это не лишило тебя магии. Ошейник только ее заблокировал. Охранные чары Хогвартса все еще держатся, значит, магия внутри тебя.

- Да, но я не могу снять его. Пароль знал только Рон, а теперь ОН МЕРТВ, - прокричал Гарри. - Теперь я никогда не верну свою магию!

И он опять заплакал, пряча в ладонях лицо.

Снейп вытащил палочку и указал ею на ошейник.

- Aeternus, - прошептал он.

Ошейник щелкнул замком и упал. Магия, вырвавшаяся на свободу, заполнила комнату, проходя разрядами по телу Гарри, морозным дыханием - по коже Северуса.

- Боже, - выдохнул Гарри со смесью страха и удивления, смотря то на ошейник, то на Северуса. - Как?

- Миссис Малфой, - пробормотал Снейп. - Её совесть взяла верх над желанием отомстить.

Понимание распахнуло глаза Гарри.

- Она помогла ему. Именно с ее помощью он нашел то, в чем так нуждался, и смог это купить.

Снейп кивнул.

- Да, похоже, так все и было. Очевидно, она очень злилась на тебя.

Лицо Гарри потемнело.

- Полагаю, это расстроит ее еще больше, - прорычал он и, отшвырнув от себя ошейник, сжег его Incendio.

Снейп посмотрел в сердито потемневшую зелень глаз и улыбнулся. Да, после такого Гарри должно немного полегчать. Он поднял руку и большим пальцем стер капельку слезы, никак не хотевшую покинуть щеку Гарри
- Поднимайся, нужно вернуться в Хогвартс.

Гарри заколебался, нервно покусывая губу.

- Северус, я...

Профессор пристально посмотрел на него.

- Мы позже поговорим. А сейчас надо вернуться в школу, успокоить всех. К тому же, я хочу, чтобы ты принял несколько зелий и отдохнул, - отрезал он, снимая свою мантию и накидывая ее на плечи юноши.
Гарри все еще сомневался.

- Ты не уйдешь? - прошептал он.

Северус обнял его.

- Никогда, Гарри, - поклялся он и нежно поцеловал дрожащие губы.
Слезы опять появились в глазах Гарри, когда он позволил помочь себе, поднимаясь со скрипящей кровати. Каждый шаг приносил неимоверную боль, от которой, казалось, плавятся мышцы, но Гарри упорно отказывался от предложений взять его на руки. Он не доставит Рону удовольствие наблюдать за его беспомощностью, даже если тот был уже мертв.

Выйдя из комнаты, он позволил Северусу притянуть его в объятия и аппарировал их.
________________________________________

- О, Гарри, - воскликнула Поппи при их появлении в лазарете.

Гарри остановился в раздумьи, и открыл было уже рот, собираясь запротестовать, но был поднят на руки и осторожно уложен на больничную койку. Полнота понимания произошедшего с ним накатила на Гарри, когда с него стали снимать мантию Северуса. Мертвой хваткой вцепившись в материю, он резко сел и затравленным взглядом уставился на Поппи.

- Не трогайте меня, - прошептал он.

Рот Поппи удивленно приоткрылся, во взгляде читалось сомнение.

- Северус?

Снейп обнял юношу и зарылся пальцами в торчащие во все стороны волосы.

- Думаю, сейчас можно ограничиться несколькими зельями от боли и мазью от ушибов.

Поппи кивнула и, бросив последний пристальный взгляд на дрожавшего в его объятиях Гарри, вышла из помещения.

- Шшш… Ты в безопасности, - бормотал Снейп.

Медведьма вернулась быстро, неся в руках несколько склянок с зельями, и он по одному подавал их Гарри, уговаривая выпить. Потом нанес заживляющую мазь на синяки и ссадины.

Осталось последнее зелье в знакомом синем пузырьке, когда Гарри напрягся, отказываясь его принимать.

- Пожалуйста, Гарри. Выпей это ради меня, - тихо уговаривал его Снейп. - Тебе необходимо отдохнуть, но вряд ли получится сделать это без зелья.

- Северус, не надо, пожалуйста, - Гарри покачал головой.

Снейп прекрасно понимал, какие страхи скрываются за этим отказом. Он нежно обхватил ладонями лицо Гарри и пристально посмотрел ему в глаза.

- Ты не останешься один, Гарри. Ни на секунду. Мы будем в безопасности в твоих комнатах. Я запру дверь и никого не впущу, пока ты не проснешься. Обещаю тебе.

Казалось, целую вечность смотрел Гарри в темную глубину его глаз, решая для себя вопрос доверия, прежде чем неуверенно кивнуть и взять пузырек.

- Я обещаю, - повторил Снейп, когда увидел, что Гарри все еще колеблется.

Услышав это, молодой человек все же выпил зелье Сна-без-сновидений и закрыл глаза.

Северус мягко уложил уснувшего Гарри удобнее на кровати.

- Что же произошло, Северус? - спросила Поппи, потянувшись погладить Гарри по голове.

- Рон Уизли произошел, - мрачно произнес Снейп, он все еще тревожно щурился, пряча гнев. - Он похитил его.

Поппи ахнула, прижимая руку к губам.

- Что?

- Он привязал его к кровати и блокировал его магию с помощью рунического ошейника. Этим самым он пытался доказать Гарри, что любит его. Он чуть… чуть не изнасиловал его! - Северус тяжело сглотнул, заново прокручивая в голове картину, которую недавно увидел: Гарри - голый, лежащий на кровати, придавленный Уизли, кричащий от боли, умоляющий его прекратить.

- Северус, вы же не серьезно?

- Абсолютно серьезно, Поппи. Тело этой рыжей мрази сейчас валяется в Визжащей хижине, там, где я нашел Гарри. Я бы был благодарен, если бы вы сообщили об этом Минерве, пусть она свяжется с аврорами.

- Конечно, Северус. Я поговорю с ней незамедлительно, - пообещала Помфри.

Северус кивнул и, подняв Гарри на руки, стремительно прошел к двери. Что-то решив для себя, он резко остановился и обернулся.

- Вы могли бы передать аврорам также сообщение от меня? - на кивок Поппи он продолжил. - Скажите, что я выдвигаю обвинение против миссис Малфой.

- Обвинение?

- Подстрекание, похищение и покушение на убийство, - четко проговорил Снейп.

- Северус, вы же не серьезно? - повторила свой вопрос Поппи, и на этот раз голос ее был гораздо более взволнованным.

Снейп мельком взглянул на Гарри и его глаза ярко заблестели.

- Смертельно серьезно, Поппи, - прорычал он угрожающе, прежде чем развернуться и исчезнуть за дверью. Медведьма обессилено опустилась на больничную койку и с недоверием покачала головой.

Осторожно, стараясь не разбудить и не потревожить заживающие синяки и царапины, Северус уложил Гарри на постель в его покоях. Нежно коснувшись кончиками пальцев синеватой скулы, он отметил, что физическое исцеление происходит достаточно быстро, иной вопрос, сколько понадобиться времени, что бы изгнать душевную боль, поселившуюся в нем сегодня.

Переодев Гарри в пижаму, он разделся сам и лег рядом, крепко обнимая.
Нервная дрожь пробежала по позвоночнику, отозвалась в пальцах рук и ног. Он все еще не мог поверить, что опять чуть было его не потерял. Если бы Гермиона не помешала прикоснуться к дверной ручке, он бы к утру умер. И Гарри опять бы остался один. Северус не хотел даже думать, как он справился бы с этим.

Гарри немного пошевелился, устраиваясь в надежных руках, и Северус, наклонив голову, нежно поцеловал его в висок.

- Ты в безопасности. Я здесь, я с тобой, - прошептал он, и Гарри затих.

Закат охватил небо розовым перламутром, заалел, загустел и пропал, поглощенный подступающей ночью, легкий ветерок врывался через приоткрытое окно, раздувая занавеску, а Северус все также лежал, чувствуя как шею греет ровное дыхание, и пытаясь найти ответы в лунном свете на каменном потолке. Его мысли путались, ускользали юркими змейками, наконец, он ухватил одну, ту самую, одновременно и сложную, и очевидную. Он несколько раз проговорил ее про себя, и только потом решился повторить вслух.

- Я люблю тебя, Гарри Поттер, - склонившись, Северус целомудренно прикоснулся к приоткрытым губам.

И позволил себе уснуть.
________________________________________

Что бы не смущать спящего Гарри, Северус встал чуть раньше, чем должно было кончиться зелье Сна-без-сновидений, оделся и, призвав чай, устроился в кресле у камина.

- Северус? - получасом позже послышался немного испуганный голос.

- Я здесь, - он встал с кресла и Гарри облегченно выдохнул, отводя взгляд.

Снейп поставил чашку на кофейный столик, подошел к кровати.

- Как ты себя чувствуешь? - спросил он мягко, садясь на край.

- Все хорошо, - автоматически ответил Гарри. - Боль прошла.

Снейп закатил глаза.

- Замечательно, а теперь прекрати строить из себя великого героя, и расскажи, как ты на самом деле себя чувствуешь.

Гарри снова отвел взгляд.

- Я в порядке... Я только... Я...

- Гарри? - Северус не мог скрыть свое беспокойство - юноша, казалось, был чем-то ужасно смущен.

- Я... Северус... Прости, - выдохнул тот, зажмурился и сжался, ожидая, что его оттолкнут.

Снейп в изумлении отпрянул.

- Объясни мне, за что же ты просишь прощения? - спросил он, пересаживаясь ближе.

Гарри вздрогнул.

- Я не хотел… то есть, он делал такие вещи... Но для меня это ничего не значит, - запинался он. - Я к нему ничего не испытывал… просто он что-то делал со мной, и оно было сильнее меня...

Путаные фразы объяснили профессору, что твориться в этой, еще больше взлохмаченной со сна, голове. Мягко поглаживая вздрагивающие плечи, Северус произнес:
- Тебе нечего стыдится, Гарри, - он притянул молодого человека ближе, усаживая его на своих коленях. - То, что произошло, не имеет никакого сравнения с тем, что делали мы. Вполне естественно, что ты, молодой и здоровый, не смог сопротивляться гормональному всплеску. Нет необходимости этого стыдиться, - повторил Северус, приподнимая указательным пальцем подбородок Гарри, заглядывая в его глаза. - Все, что произошло в хижине - не твоя ошибка: ты не мог это остановить, не мог предотвратить.

Гарри пристально смотрел на него, будто пытаясь понять, насколько он был правдив в своих заверениях. Очевидно, удовлетворившись увиденным, он обвил руками шею Северуса, перебирая пальцами тяжелые пряди, и сначала провел по его губам языком, а потом поцеловал со всей проснувшейся страстью. Мужчина с удовольствием ему ответил, чувствуя, как горячие волны желания прокатываются по телу и отдаются в паху. Опасаясь окончательно потерять контроль, он отстранился.

- Гарри, я не уверен, что нам стоит это делать.

Тот заставил его замолчать, прижав ладонь к его губам.

- Пожалуйста, Северус, - прошептал он. - Мне необходимо понять, как это бывает, по-другому…

- Это слишком скоро, - настаивал Северус.

Гарри с мольбой посмотрел на него.

- Боюсь, если мы затянем, то потом будет гораздо сложнее.

На лице его читался страх. Но не страх перед чужими прикосновениями, а страх запомнить причиненную боль, страх, что со временем она разрастется, заполнит потаенные уголки его души и ее будет уже невозможно вытравить оттуда.

- Ты узнаешь, насколько возбуждающа истинная любовная прелюдия. Но при одном условии, - прошептал он.

- Все что угодно, - выдохнул Гарри.

- Скажи, глядя мне в глаза, что действительно к этому готов. Беря во внимание, все произошедшее вчера, я понимаю, мысли у тебя путаются. Пожалуйста, подумай.

Гарри немного поколебался под пристальным взглядом Северуса.

- Я хочу, чтобы ты занялся со мной любовью, Северус. Хочу, чтобы ты показал мне, как это действительно должно быть между любящими людьми, - уверенным голосом произнес он.

Это все, что нужно было Северусу. Он склонил голову и возобновил горячий, голодный поцелуй, от которого Гарри выгнулся, сладко застонав. Он прошелся легкими поцелуями по зажившей щеке молодого человека и вниз по шее, где уже язык вступил в свою игру, чертя замысловатые узоры на тонкой, хрупкой ключице. Руки его, желая почувствовать гладкость и упругость юной кожи, быстро расстегивали пуговицы пижамной куртки. Окинув взглядом такое желанное и теперь уже доступное тело, Северус задохнулся от возбуждения, сладко занывшего в паху.

- Мерлин, Гарри, - хрипло выдохнул Северус, нетерпеливо освобождаясь от ставших тесными брюк, и ложась рядом. - Как ты красив.

Гарри задержал дыхание, широко распахнув глаза.

- Что такое? - немедленно спросил Снейп.

Гарри трудно сглотнул. - Рон, он... он тоже так говорил...

Северус нежно очертил кончиком указательного пальца скулу молодого человека и улыбнулся.

- Это не значит, что он врал, Гарри.

- Так это он все потому… Из-за того, что я…

- Это все из-за того, что он обезумел, и не пытайся найти свою вину…

- Хорошо… Я только... Я никогда...

- Ты доверяешь мне?

- Да, - без колебаний выдохнул Гарри, и Северус улыбнулся такому рвению. Снова наклонившись, он поцеловал молодого человека, нежно прикусывая нижнюю губу.

- Тогда позволь себе расслабиться, - хрипло пробормотал Северус, отрываясь от соблазнительных губ и переходя на гладкую шею. Лаская языком выступающий кадык, профессор позволил руке скользить по бедру Гарри.

Юноша расслабился, закрывая глаза. Он знал, что Северус никогда не причинит ему боли, так же как знал, что мужчина его любит, даже если и не признается в этом, и именно это позволило Гарри полностью отдаться чувствам.

Он задохнулся, когда Северус горячими поцелуями спустился к его животу и начал исследовать влажным языком пупок. Следующей своей целью нахальный рот выбрал внутреннюю сторону бедер, заставив Гарри засмеяться. Но через мгновение он захныкал, - горячей влагой обволокло член, язык заскользил по головке, дразня и лаская. Это ощущение было настолько потрясающим, что Гарри не мог долго продержаться. После нескольких ритмичных движений, от которых в сладкой судороге напрягались мышцы пресса, его яички подтянулись и он выплеснулся глубоко в горло Северуса, заглотнувшего его член до основания.

Прошло несколько минут перед тем, как он выплыл из полузабытья и решился открыть глаза. Черные глаза смотрели со смесью желания, нежности и чего-то еще, что Гарри не смог определить.

- Прости, - застенчиво прошептал молодой человек.

Северус подтянулся выше, нависая над ним.

- Шшш, - его язык вернулся к груди, играя с горошинкой соска, а руки тем временем обласкали горячую кожу груди, живота и спускаясь к бедрам. Гарри выгнулся и застонал, чувствуя, как его член опять пульсирует, поднимаясь.

Второй оргазм поднял его на неведомую высоту и сбросил с нее, разбив на тысячи дрожащих в восторге осколков. Ему потребовалось больше времени, чтобы прийти в себя и открыть тяжелые веки. Северус наблюдал за ним с мягкой улыбкой, а потом начал ласкать сверхчувствительную кожу плеч, локтевых сгибов, запястий, тяжело вздымавшихся боков, доводя его до исступления. Гарри чувствовал пробегающие по телу волны жаркого удовольствия, спускающиеся и концентрирующиеся в подрагивающем члене. Невероятно, но он опять начал возбуждаться. Любое даже мимолетное прикосновение вызывало непроизвольную дрожь желания. Северус будто поклонялся каждому дюйму его тела, пока Гарри не стал плавится, как масло рядом с огнем.

- Северус, пожалуйста, - простонал он и услышал в ответ глубокое рычание, но почувствовав пальцы немного ниже яичек, напрягся.

- Спокойно, - прошептал Северус, и он, не в силах сопротивляться чарующему шелковистому голосу, позволил пальцам зайти дальше в своем исследовании. Эти тонкие гладкие пальцы были совершенно не похожи на грубые мозолистые руки Рона. С раздражением выкинув такие сравнения из головы, он отдался ласкам своего любовника, который уже успел смазать пальцы и ввести один через узкое колечко мышц. Было немного некомфортно от ощущения чего-то постороннего и скользкого, но когда палец пошевелившись, согнулся и дотронулся до местечка спрятанного внутри, Гарри застонал и уже сам подался вперед, пытаясь глубже насадится, и стонами прося большего.

- Северус… Северус, пожалуйста, - уже вслух застонал Гарри, и наконец, тот соизволил послушаться. Медленно вытащив пальцы из горячей разработанной дырочки любовника, Северус быстро смазал свой болезненно эрегированный член. Приставив головку к входу, он, медленно покачивая бедрами, полностью вошел внутрь и замер, давая привыкнуть к чувству заполненности.

- О Мерлин, Гарри, - прошипел Северус, когда Гарри сжал мышцы, приноравливаясь.

- Северус… пожалуйста, сделай что-нибудь… - умолял Гарри и Северус лег на него, придавливая к кровати. Жадно поцелуя припухшие губы, он начал медленно двигаться.

Гарри не мог поверить чувству завершенности и целостности, разливавшимся теплым потоком по его измученной душе, заживляя раны, даря покой и надежду. Глубокий сильный толчок, задевающий простату, отвлек его и вырвал из горла хриплый стон. Сильнее обхватив ногами бедра Северуса и впившись пальцами в плечи, он сжал внутренние мышцы, вырывая у любовника долгий стон и заставляя его двигаться быстрее и резче. В отместку тот обхватил скользкой от смазки рукой, налитый до боли член и принялся дрочить в такт своим движениям. Чувствуя приближение оргазма, Гарри зажмурился и со стоном подался вперед, сбиваясь с ритма и выплескиваясь молочными каплями на ласкающую руку и свой живот. Северус застыл на секунду, давая ему время прийти в себя, а потом, резко толкнувшись вперед, с глухим рычанием кончил глубоко внутри своего мальчика.

Голову окутал туман, а тело - томная усталость. Медленно приходя в себя, Гарри поморгал, дожидаясь, пока перестанут мельтешить черные точки, и наткнулся на пристальный тревожный взгляд. Он улыбнулся и, запустив руку в волосы Северуса, притянул его в благодарный поцелуй.

- Спасибо, - прошептал Гарри, любовник вернул ему улыбку и, скатившись вбок, притянул его ближе, крепко обнимая.

Много позже, присоединившись к учителям за обедом, они подверглись осаждению целого шквала вопросов. Минерва рассказала Северусу, что авроры забрали тело Рона Уизли, а Гермиона пришла с повинной прежде, чем ее начали искать.

- Эмилия Боунс хочет завтра поговорить с Гарри. Он готов к этому? - спросила она нерешительно.

Снейп просмотрел на молодого директора, отбивающегося от расспросов других учителей. Как будто почувствовав, что на него смотрят, он обернулся к Северусу и лучезарно улыбнулся.

- Да, Минерва, - ответил Снейп спокойно.
________________________________________

На следующий день Гарри стоически сидел в кресле директора, рассказывая свою версию произошедшего.

- Ошейник?

Он опустил голову и уставился на свои руки, лежащие на столе.

- Я его уничтожил, - ответил он немного застенчиво и его щеки покрыл нежный румянец.

Эмилия покачала головой.

- Все в порядке, директор. Полагаю, на вашем месте я бы сделала тоже самое.

Гарри поднял голову и окинул взглядом присутствующих авроров, МакГонагалл и Северуса, прежде чем остановить взгляд на Боунс.

- Мадам Боунс, что теперь будет с Гермионой? - спросил он тихо, игнорируя резкий недовольный вздох сидевшего рядом зельевара.

- Ее будут судить по тому же обвинению, что и мистера Уизли, если бы он был жив.

Гарри опять опустил голову.

- Это никак нельзя избежать? - прошептал он.

- Гарри! - прошипел Снейп. - Что ты творишь?

Гарри повернулся к нему.

- Северус, пожалуйста, она и так проиграла. Она не заслуживает этого.

- Но и ты не заслужил того, что произошло, а она как-никак помогала этому случиться, - тихо парировал Снейп.

- Она была расстроена, Северус. Сильные переживания часто толкают нас на ошибки.

Северус потянулся было погладить Гарри по щеке, но опомнившись, уронил руку на колено.

- Она виновата в причиненной тебе боли, пусть косвенно, но виновата! - прошептал мужчина яростно, но так тихо, что только Гарри смог его услышать.

- Пожалуйста, Северус. Она спасла тебе жизнь, и это намного значимее, чем помощь Рону. Даже без нее Уизли воплотил бы свой план в жизнь. Только он бы сосредоточил все свое внимание не на ошейнике, а на твоем убийстве.

Несколько мгновений под просительным взглядом любовника, и Снейп, сдавшись, медленно кивнул.

- Прекрасно. Но больше она здесь не появится.

- Хорошо, - со вздохом согласился Гарри и повернулся к Эмили, которая с любопытством прислушивалась к их перешептываниям. - Мадам Боунс, можно ли как-то обойти судебное слушание?

Эмилия Боунс нахмурилась.

- Обвинения против Гермионы Малфой выдвигаются на основании гражданского иска профессора Снейпа. Прямых улик против нее нет, кроме ее чистосердечного признания, - объяснила она.

- А если Северус заберет иск? - с надеждой спросил Гарри.

Эмилия поглядела на Снейпа.

- Тогда она отправится в Сент-Мунго для проведения психологической экспертизы.

Гарри опять посмотрел на Северуса.

- Пожалуйста, - прошептал он.

Мужчина прищурился, обдумывая, но через несколько секунд вздохнул.

- Прекрасно. Прошу снять с нее все обвинения.

Гарри радостно засиял и обернулся к Боунс.

- Я бы предпочел не обнародовать случившееся, особенно это касается представителей прессы, - немного помолчав, он добавил: - Кстати, осталось еще три рунических ошейника, было бы хорошо, найди вы их.

- Непременно, директор, - пообещала Эмилия, на что Гарри улыбнулся.

- Спасибо, - выдохнул он и встал. Пожав руку Боунс, он проводил ее до камина и протянул горшочек с дымолетным порохом.
________________________________________

Яркое солнце било в незащищенную шею - она точно покраснеет к вечеру. Впрочем, у Северуса наверняка есть какая-нибудь мазь от ожогов, или зелье. Лучше мазь - прохладная, освежающая, наносимая чуткими пальцами зельевара… Гарри вздрогнул, отвлекаясь от Чар.

Он сидел на траве во все тех же двадцати ярдах от замка. Предмет его грез сидел где-то рядом, пусть он и не видел его, но магия признавала издалека. В последнее время они почти не расставались, и соответственно, их магия переплелась между собой. Романтически настроенный Альбус назвал это Связью душ, и Гарри с Северусом не могли не признать, что так оно и есть. Их чувства друг к другу перешли все те границы, что раньше казались незыблемыми. Иногда он даже задавался вопросом, а не чувствовал ли Северус любовь к нему еще во время обучения, возможно, ненависть к Джеймсу была просто прикрытием нежелательных чувств.

Охранные чары Хогвартса толкнули его, требуя концентрации.

Прошел почти месяц с того дня, как Рон его похитил, а Северус спас. Все это время он проводил, днем - работая над Охранными чарами, а ночью - в объятиях своего профессора. Большинство сотрудников покинуло школу на время летних каникул. Остались только Минерва, Поппи, Хагрид и Флитвик, ну и они двое.

Гарри старательно работал над Охраной, просеивая заклинания одно за другим. Хогвартс, кажется, одобрял его рвение.

Окончание работ уже виделось Гарри как ближайшее будущее.
Еще несколько дней, и груз Охранных чар снизится до приемлемого минимума, и можно будет передать управление школой. Гарри задумался, а примет ли Хогвартс Минерву как нового директора. Однако, он нарочно стал работать медленнее. Гарри колебался между нежеланием оставаться здесь после того, как закончит, и нежеланием покидать Северуса. Много времени провел он с Альбусом обсуждая эту дилемму, но так и не смог определиться, ведь присутствовала неизвестная переменная, - он не знал, как поступит Северус, и это беспокоило его все сильней.

Сумерки уже сгущались, когда он, привычно утомленный и слегка выпавший из реальности, позволил Снейпу увести себя сначала на ужин, а после - в их комнаты. И было все так, как ему хотелось там, под палящим солнцем – нежные руки, аккуратно наносящие мазь и делающие расслабляющий массаж, переходящий сначала в легкие дразнящие поглаживания, а потом уже и в откровенные ласки.

Но сегодня Гарри никак не мог заснуть - смутное беспокойство, придавленное суетой дня, показало свою зубастую пасть, его снова тянуло на Башню. Подождав пока Северус уснет, он тихо, боясь потревожить любовника, встал, оделся и вышел из комнаты.

Ноги сами вели его в сторону Астрономической башни.

Там было неожиданно тихо - ни ветра, ни криков мимо пролетающих птиц, и даже звезды помигивали как-то робко, будто нехотя.

Он оперся руками о холодный камень, и замер на несколько часов, пытаясь упорядочить переплетающиеся мысли, жалея, что в этом вопросе даже Альбус не в состоянии ему помочь. Гарри должен был принять это решение сам.

Уйти? Остаться?

Когда он прибыл в Хогвартс, то дал себе зарок, что не пробудет здесь и лишнего дня, после завершения работы над Охранными чарами.

Уйти?

Но это было до того, как он влюбился в Северуса, до того, как этот невозможный человек стал частью его жизни, такой же необходимой, как солнечный свет…

Остаться?

Как ему быть?

Он вздрогнул, когда теплые руки обернулись вокруг его талии, спина прижалась к крепкой груди.

- Больно громко думаешь, - прошептал Северус ему в ухо, и Гарри немного повернул голову, заглядывая любовнику в глаза и приподнимая бровь. - Ты весь день был сам не свой.

- О, - сказал он тихо, опуская взгляд.

- Это имеет какое-то отношение к тому, что ты замедлил работу над Охраной школы?

- Что?

Северус повернул его лицом к себе и сильно сжал в объятиях, не давая отстраниться.

- Последние несколько дней ты занимаешься ими медленнее, будто хочешь отложить окончание работы. Полагаю, ты обдумываешь дальнейшую свою жизнь после передачи директорских обязанностей.

Гарри с нескрываемым изумлением уставился на любовника.

- Откуда ты это знаешь? - прошептал он.

Северус поднял руку и убрал отросшую челку Гарри за ухо.

- Просто знаю, - ответил он и буркнул неохотно: - Я думаю о том же. И мне важно знать, что ты решил?

Гарри вздохнул и закрыл глаза.

- Я не знаю.

Северус изогнул бровь и подождал, когда Гарри откроет глаза.

- Думаю, ты боишься, - после этих слов молодой человек попытался отвернуться, и Северусу пришлось придержать его за подбородок. - Будь честным со мной. Ты должен сказать мне правду.

- Я должен тебе намного больше, чем это, - прошептал Гарри.

- Гарри?

Одинокая слеза скатилась из уголка глаза.

- Я не знаю, что делать, - всхлипнул он. - Я всегда говорил, что не останусь, но я очень тебя люблю. И не могу выбрать… Это разрывает меня на части. Я не могу жить в этом мире, но и не могу жить без тебя.
Северус изогнул уже вторую бровь.

- Ты не думал попросить меня уйти с тобой? - с любопытством поинтересовался он.

Гарри кивнул.

- У меня была такая мысль, но разве я могу просить тебя оставить своих близких и привычную размеренную жизнь ради меня? Это было бы несправедливо.

- Но ты думаешь, что я попрошу тебя об этом?

Гарри отстранился и подошел к краю башни. Секундная паника прокатилась по позвоночнику Северуса - слишком свежи и горьки были его воспоминания, - он в ужасе вздохнул, но молодой человек, казалось, этого не заметил.

- У меня нет семьи, кроме Альбуса, - прошептал он.

- У тебя есть я, Гарри. Я - твоя семья.

- Которую я вынуждаю уйти со мной, - мрачно дополнил Гарри.

- Кто сказал о принуждении?

Плечи Гарри задрожали, и он обхватил себя руками.

- Я не могу остаться, Северус. Это слишком трудно.

- Никто в этом не сомневается.

- Но я не думаю, что смогу уйти один.

- Я не оставлю тебя.

- Боже, я не знаю, что делать, - выдохнул Гарри, отходя от края.

Северус обошел его и встал между ним и пропастью, показывая, что не признает такой легкий способ уйти от проблемы.

- Гарри, ты не слышишь меня?! - спросил он тихо, но твердо.

Из кармана мантии он вытащил маленькую шкатулочку, семейную реликвию, за которой посылал Хагрида в хранилище в день, когда Гарри похитили, и открыв ее, продемонстрировал два золотых кольца. - Несколько дней назад я предупредил Минерву и Поппи, что мы уедем из Хогвартса в течение недели. Кажется, они даже не были удивлены.

Гарри пристально смотрел на шкатулочку в руке Северуса.

- Я… Я не понимаю, - запнулся он.

Северус подошел ближе и, вытащив одно из колец, одел его на безымянный палец молодого человека.

- Я люблю тебя, Гарри, - прошептал он. - И, куда бы ты ни пошел, я последую за тобой.

Слезы заполнили глаза Гарри, дыхание перехватило, и оказалось просто невозможно произнести даже слово. Вместо этого он счастливо улыбнулся и сжал любовника в объятиях.

- Я тебя тоже люблю, Северус, - всхлипнул он.

Северус в ответ так же сильно обнял Гарри и понял, что принял правильное решение. Его работа в Хогвартсе была закончена, и настало время окунуться во все радости жизни.

Жизни с Гарри.

Альбус был прав, как всегда.

Настоящую любовь можно найти в самом необычном месте.

И в самом необычном из людей.


____
Примечание переводчика: Хочу поблагодарить свою любимую бету. Спасибо тебе за титанический труд по облагораживанию перевода и за терпение. Я, как и обещал, скажу: Я ТЕБЯ ЛЮБЛЮ!)))
Так же, я благодарю всех кто читал сие творение и оставлял отзывы) Ребята, я вас всех люблю!


"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"