Деловые люди

Автор: Мерри
Бета:нет
Рейтинг:PG
Пейринг:СС, ЛМ, АД, ГП и все-все-все
Жанр:General, Humor
Отказ:HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2007 and J.K. Rowling. Узнаваемые цитаты из книг Дж.К. Роулинг принадлежат Дж.К. Роулинг. Перевод мой.
Цикл:Партизаны Запретного леса [2]
Аннотация:Множество отдельных историй, случившихся с героями «Партизан Запретного леса» в разное время и в разных местах.

Драгоценным читателям предлагается оставлять заказы на эпизоды.

Условия игры

1. Вписанность в канон вплоть до 6 книги включительно. Разумеется, формальная вписанность. Но АУ мы делать не будем.
2. Учет уже написанного в этой серии.
3. Давайте обойдемся без дополнительных драбблов по событиям 7 книги, "Партизаны..." и так уже большие и связные.
4. Пост-партизан (то есть послевоенные) можно и нужно.

Оставляем заказы прямо в комментариях!
Комментарии:Читать «Партизан Запретного леса» для понимания этого фика не обязательно, но желательно. Особенно для некоторых историй.
Убедительная просьба НЕ размещать данный текст на других Интернет-ресурсах.
Каталог:Пост-Хогвартс, Пре-Хогвартс, Книги 1-6
Предупреждения:нет
Статус:Не закончен
Выложен:2011-01-14 17:04:54 (последнее обновление: 2014.12.05 00:32:07)
  просмотреть/оставить комментарии


Глава 1. Дело принципа

Без принсипов жить в наше время могут
одни безнравственные или пустые люди.

Иван Тургенев

        Северус Снейп был очень несчастным человеком.
        Зато с принципами.
        Именно поэтому он сейчас сидел на пеньке в Запретном лесу под проливным дождем и ждал неизвестно чего по указанию человека, которого убил четыре дня назад.
        И страдал от всей души.
        «Обещай мне, Северус».
        Он и обещал. Как всегда.
        Сначала, конечно, долго орал, а потом обещал.
        Над головой сверкнула огнем яркая вспышка, и грянул гром.
        — Северус, мальчик мой, прости, что заставил ждать. Меня слегка задержали.

~ * ~ * ~ * ~

        Люциус Малфой был очень счастливым человеком.
        И совершенно без принципов.
        Именно поэтому он сейчас сидел в тюрьме и думал о том, какая Нарцисса умница.
        А еще о том, что когда он выберется отсюда, Темный Лорд сильно об этом пожалеет.
        Может быть, не сразу.
        Но пожалеет обязательно.
        Осталось придумать, как устроить так, чтобы Темный Лорд организовал им побег как можно быстрее.

~ * ~ * ~ * ~

        К тому времени, когда Северус перестал орать и бегать кругами, начало смеркаться.
        — Согрелся? — участливо спросил Альбус, вокруг которого он бегал.
        — Нет! — буркнул Северус и снова сел на пенек. — Скажите, почему я при общении с вами все время выхожу полным идиотом?
        — Совсем даже не полным, — утешил Альбус. — И не всегда.
        — Значит, через раз.
        — Северус...
        — Что, чаще?
        — Мальчик мой, незачем так расстраиваться. Ты очень умный человек. А я очень рад, что всегда могу на тебя положиться.
        — Зато я на вас...
        — Перестань дуться. Давай, я для тебя что-нибудь сделаю? — вздохнул Альбус. — Тогда ты меня наконец простишь, и мы займемся делом. А то Томми за эти три дня от радости всякий стыд потерял.
        Северус задумался.
        — Вы серьезно? — наконец с подозрением спросил он.
        — Вполне. Могу даже поклясться, — Альбус засмеялся. — Обещаю выполнить любую твою просьбу. Если тебе от этого легче станет. Чего ты хочешь?
        — Хочу, чтобы вы вытащили Люциуса Малфоя из Азкабана.
        Альбус перестал смеяться и внимательно посмотрел на него.
        — А ты точно уверен, что тебе от этого станет легче?

~ * ~ * ~ * ~

        К тому времени, когда Люциус перестал хохотать, Северус уже вырыл полземлянки.
        — Это гениально, Сев. Наш Лорд думает, что я в Азкабане, а в Азкабане думают, что я у Лорда. Осталось найти подходящий сеновал.
        — Что?
        — Неважно. Анекдот такой был.
        — А.
        — Кстати, а зачем ты мне глаза завязывал? Я не боюсь высоты, ты меня с кем-то перепутал.
        — Из принципа, — буркнул Северус. Еще не хватало, чтобы Люциус узнал о том, кто именно похитил его среди бела дня из самой неприступной крепости в Британии.
        Люциус тем временем опять принялся смеяться.
        — Смех без причины — признак знаешь чего?
        — Чаще всего радости.
        — Ну и чему ты радуешься в данный момент?
        — О, у меня масса причин. Например, еще немного, и наше экстравагантное жилье будет готово.
        Северус выругался и бросил лопату. Не в Люциуса, хотя очень хотелось.
        И тогда ему действительно стало легче.


Глава 2. Дело случая

Чего-таки не думают,
Чего-таки не пробуют,
Чего-таки не делают
Из чего хотите.

Юлий Ким

        Николя Фламель с интересом рассматривал незваного гостя, расположившегося в его гостиной. Молодой человек сперва уселся с таким видом, будто весь мир принадлежит ему, а теперь выглядел так, словно кресло в любую секунду могло его укусить.
        — Так о чем же вы меня все-таки просите?
        — Я был бы вам очень благодарен, если бы вы напомнили многоуважаемому Альбусу Дамблдору о моем друге. Который сейчас ждет суда в одной из камер Азкабана.
        — Однако. Этот небезразличный вам юноша, случайно, не из этих... как они называются?.. ах да, Упивающиеся. Чем-то. Смертью, если не ошибаюсь.
        — Не ошибаетесь.
        — Любопытно. Насколько я понимаю, вы и сами принадлежите к этой любопытной молодежной организации?
        Гость помедлил, затем кивнул.
        — В таком случае, — продолжил Фламель, — отчего же вы сами ничего не предпринимаете? Судя по тому, что вы на свободе, у вас должно быть достаточно возможностей.
        — К сожалению, — вежливо возразил его собеседник, — у меня связаны руки. Мой друг имел неосторожность обратиться за помощью к... другим людям. В результате он уже третью неделю сидит в тюрьме. Что вряд ли может хорошо отразиться на его здоровье.
        — Это очень печально. Но при чем здесь я?
        — Я уверен, вы по-прежнему обладаете большим влиянием. И был бы вам очень благодарен, если бы вы немного... поторопили события.
        — Назовите хоть одну серьезную причину, почему мне следует согласиться, и я... подумаю, — Фламель в упор посмотрел на молодого человека.
        Тот нахмурился.
        — Пребывание в Азкабане, — наконец твердо заявил он, — окажет неблаготворное воздействие не только на моего друга. Мне кажется, избежать этого было бы наилучшим выходом. Для всех... заинтересованных лиц.

~ * ~ * ~ * ~

        — Альбус, мальчик мой, ты никогда не угадаешь, кто ко мне сегодня приходил.
        — И пробовать не стану. Кто?
        — Вот ты всегда так. Даже развлечь меня не хочешь.
        — Хорошо. Пусть будет... Миллисента Бэгнольд?
        — Холодно. Что, по-твоему, эта милая леди у меня забыла?
        — Гм. Крауч-старший?
        — Еще холоднее.
        — Сдаюсь.
        — Я так и знал... Ладно, не стану тебя мучить. Молодой Малфой.
        Пауза.
        — Кто?
        — Малфой-младший. Люциус.
        — Зачем?
        — Поговорить, конечно. Зачем же еще.
        — Николя, ты преждевременно сведешь меня в могилу. Я и так понимаю, что поговорить. О чем?
        — Глупости. Я уже полвека повторяю, что преждевременная могила тебе если и грозит, то очень ненадолго. А приходил он похлопотать за еще одного известного тебе юношу, который, оказывается, уже третью неделю почем зря мучается в Азкабане.
        Пауза.
        — Ты-то здесь при чем?
        — Да я всегда ни при чем. Но видишь, меня просили побеседовать с тобой.
        — Ну и?
        — Вот, беседую.
        — Гм. И как ты мне предлагаешь поступить?
        — Как обычно. Так, как тебе представляется наилучшим.
        — Боже милостивый. Ник, между прочим, я тут тоже не сижу сложа руки. И, кстати, из-за Северуса Снейпа в том числе, хоть он того и не слишком заслуживает. Но Бартемиус очень, очень упрямый человек. Без суда Уизенгамота в полном составе, пусть даже тайного, ничего не получится.
        — Так бы и сказал сразу. Хорошо, я понял. Если он еще раз придет, я объясню.
        — Думаешь, придет?
        — С большой вероятностью. Особенно если процесс затянется.
        — У него... какие-то планы?
        — Что? А, понял. Нет, вряд ли. Он просто очень волнуется.
        — Кто бы мог подумать.
        — Нелли говорит, у него замечательная улыбка.
        — Да?
        — Да.
        — А он что?
        Фламель засмеялся.
        — Он ее не заметил.
        Пауза.
        — Ник, я видел Нелли. Такого просто не может быть. Ее нельзя не заметить.
        — Представь себе.
        — Он что, ненормальный?
        Фламель снова засмеялся.
        — Абсолютно нормальный. Ему просто немного не до того. У него дома молодая жена и капризный полуторагодовалый сын, а друг сидит в Азкабане.
        — Откуда тебе всё это известно?
        — Я люблю интересоваться своими гостями. Ты же знаешь.
        Долгое молчание.
        — Значит так. Если я правильно понял, он тебе понравился и ты хочешь, чтобы я присмотрел не только за Северусом, но и за ним тоже.
        — Альбус, я уже очень давно от тебя ничего не хочу.
        — Угу. Я помню. Хорошо, Ник, я всё сделаю.

~ * ~ * ~ * ~

        — Ты плохо выглядишь. Надо больше гулять.
        Зеленый луч смертельного проклятья разнес в щепки деревянную притолоку над головой Люциуса.
        — Вот видишь, — укорил он, — даже в человека с трех ярдов попасть не можешь. Нельзя столько лежать. Тебе явно нужен свежий воздух.
        Северус Снейп пробормотал что-то, из чего следовало, что ему явно нужен чей-то уход. В известном направлении и желательно побыстрее.
        — Кончай валяться. Вставай и одевайся. Если хочешь выглядеть жалобно, щетину, так и быть, можешь оставить. Шевелись давай, нас ждут.
        — Кто? — Северус сел на постели.
        — Я случайно познакомился с одной потрясающей женщиной. Можно сказать, влюбился с первого взгляда.
        — С ума сошел? Цисси тебя убьет.
        — Не убьет. Ей шестьсот шестьдесят лет.
        Северус с ужасом посмотрел на друга.
        — И она умеет превращать в золото практически что угодно.
        — Этот фокус знает любой не очень тупой третьекурсник.
        — Ты не понимаешь, Сев, — нежно и мечтательно сказал Люциус. — Она умеет это делать насовсем.


Глава 3. Дело в имени

Что значит имя? Роза пахнет розой,
Хоть розой назови ее, хоть нет.

Уильям Шекспир

Авторское примечание: все не мое, у очаровательного ребенка есть прототип. Разрешение матери очаровательного ребенка тоже получено.
~ * ~ * ~ * ~

— Это все Цисси виновата, — мрачно заявил Люциус, глядя на своего единственного отпрыска.
— В чем?
— А ты не видишь?
Северус окинул взором детскую. Если не считать неимоверного количества игрушек на всех мыслимых поверхностях, ничего особенно скверного он не обнаружил.
— Нет, — неохотно признал он.
— Драконы, — пробормотал Люциус. — Везде сплошные драконы.
Северус посмотрел еще раз. Потом фыркнул.
— Ну допустим. И что из этого?
— Да ничего, — огорченно вздохнул Люциус. — Говорил я ей: назови ребенка нормальным именем. В честь дедушки, например, или прадедушки. Абрахас, скажем. Или там Аврелий. Да что там, я бы и на Калигулу согласился. Нет же, заладила: традиция, астрология-шмастрология... И что? — он махнул рукой. — Помешательство сплошное. Сейчас-то они плюшевые, а потом?..
— Люци, — осторожно заметил Северус, — он же маленький еще. Не понимает. К тому же, какой английский мальчик не хочет побеждать драконов?
Люциус посмотрел на него с сожалением, а потом снова вздохнул.
— Если бы.
~ * ~ * ~ * ~

— Ты мне пьинесла подалок?
— Что-что, милый?
Трехлетний Драко Малфой уставился на гостью огромными серыми глазами и по слогам повторил:
— Ты мне пьинесла подалок?
~ * ~ * ~ * ~

— Очаровательный ребенок!
Северус с трудом сдержал смешок: Люциус с ужасом посмотрел сперва на гостью, потом на «очаровательного ребенка». Сидя на ковре в гостиной, трехлетний Драко с увлечением засовывал игрушечного Альбуса Дамблдора — тот самый вытребованный подарок — головой в пасть зеленому плюшевому дракону. Дракон чихал и плевался.
— Он пока не очень понимает, что делает, — дипломатично вставила Нарцисса.
— Вы так думаете? — улыбаясь, спросила Перенелль Фламель.
В эту минуту Драко вытащил из драконьей пасти пожеванного Дамблдора, ласково заглянул ему в лицо и поинтересовался:
— Тебе не больно?
Люциус поперхнулся.
Перенелль рассмеялась.
— Вот видите, он все прекрасно понимает.
~ * ~ * ~ * ~

— Я же говорил, что это ненормально! — возмущался Люциус, когда Нарцисса ушла провожать Перенелль. — Что ты ржешь? Нет, что ты ржешь?!
— Люци, — выдавил Северус. — Это самый нормальный ребенок, какого я когда-либо видел.


Глава 4. Великое делание

Зачем тебе деньги, Генри? У тебя и так все есть.
К/ф «Сердца трех»

        Люциус Малфой лежал на диване в гостиной, заложив руки за голову, и дулся.
        — Это нечестно, — ворчал он. — Она спрятала его туда, откуда я не могу его достать.
        Нарцисса покачала головой.
        — Люци, может быть, тебе просто хватит? Ты его три раза уже находил.
        Он возмущенно фыркнул, не сводя глаз с потолка.
        — Что значит «хватит»? Так не бывает. И потом, она бы сказала.
        Нарцисса слегка нахмурилась.
        — Не вижу другого объяснения, милый. Если она его спрятала так, что ты не можешь достать, значит, она не хочет, чтобы ты его достал.
         Повисла пауза. Потом Люциус вдруг встрепенулся и вскочил. Глаза его сияли.
        — Цисси, ты прелесть! — он поцеловал ее в губы. — Если...
        И умчался в неизвестном направлении.

~ * ~ * ~ * ~

        ВЗЛОМ «ГРИНГОТТСА»: САМАЯ ПОСЛЕДНЯЯ ИНФОРМАЦИЯ
        Расследование обстоятельств проникновения неизвестных лиц в «Гринготтс» 31 июля продолжается. Наиболее популярная версия событий предполагает, что взлом был совершен Темными магами или ведьмами.
        Гоблины продолжают утверждать, что ничего не похищено, поскольку содержимое единственного взломанного сейфа было изъято владельцами чуть раньше в тот же день.
        «Мы все равно не скажем, что там было, — заявил представитель «Гринготтса». — И если вы дорожите своим носом, не суйте его не в свое дело!»


~ * ~ * ~ * ~

        — Люци, — осторожно позвала Нарцисса, — ты не спишь? Нелли хочет тебя видеть.
        Люциус, лелеявший на диване забинтованную ногу, тихо застонал.
        — Ну конечно. Пришла сыпать соль на раны.
        — По-моему, — вздохнула Нарцисса, — она расстроена.
        Люциус поморщился.
        — Это унизительно. Мало того, что я проиграл, она еще и пришла меня утешать. Ну хорошо, пусть... утешает.
        Нарцисса тихонько засмеялась и пошла за гостьей.

~ * ~ * ~ * ~

        — Люциус, — мягко сказала Перенелль, — мне и в голову не пришло, что вы решитесь на такую авантюру. Иначе я бы вас предупредила.
        — Да что уж там, — проворчал он.
        — Сильно вы пострадали?
        — Пустяки. Несколько ожогов. Пройдет.
        Перенелль кивнула.
        — Возможно, вам станет легче, если я скажу, что его туда спрятал Ник. И уж точно не от вас.
        — Да? — заинтересовался Люциус. — А от кого?
        Перенелль молча смотрела на него, чуть склонив голову набок.
        — Не может быть, — тихо пробормотал он.
        — Почему же нет?
        — Не может быть, — повторил Люциус, фыркнув. — Зачем Лорду такая вещь? Он все равно не сумеет ей воспользоваться. Он никогда не понимал, зачем человеку деньги.


Глава 5. Деловая хватка

— Ну, как у нас по линии генлинии?
— Все то же направление — в лоб!

Юлий Ким


         Мой отец тут в соседней лавке покупает мне учебники, а мама смотрит волшебные палочки. Потом потащу их смотреть гоночные метлы. Никак не пойму, почему первокурсникам нельзя иметь свои. Я точно буду донимать отца, пока он мне не купит, а потом уж как-нибудь да протащу в школу.

~ * ~ * ~ * ~

        Люциус Малфой стоял у витрины лавки мадам Малкин и сквозь стекло приглядывал за своим единственным отпрыском.
        — Не понимаю, — пожаловался он жене, отменив подслушивающие чары.
        — Что именно?
        — Вот скажи мне, пожалуйста, я что, его слишком ограничиваю?
        — Вроде бы нет, — удивилась Нарцисса. — Уж скорее наоборот.
        — То есть мы его избаловали? Думаешь, в этом все дело?
        — Да что случилось?
        — Ты слышала, что он говорил этому замухрышке в очках?
        Нарцисса улыбнулась краешками губ.
        — Слышала. Не самое успешное выступление нашего ребенка.
        — Не то слово, — Люциус огорченно вздохнул. — Это чудовищно. Зачем он столько врет?
        — По-моему, он просто хотел подружиться с этим мальчиком.
        — Это я понимаю. Но врать-то зачем?.. И ладно бы еще врал складно. Он же нагородил столько ерунды за три минуты, что ни один нормальный человек не поверит!
        — Люци, он маленький. Не переживай, научится еще.
        — Ему уже одиннадцать! А сочиняет глупо, как пятилетний. Мол, варенье без спросу слопал чужой домовой эльф — прилетел на метле, съел и улетел в окно. И потом, зачем так выставляться перед кем попало? У него что, комплексы?!
        Нарцисса внимательно посмотрела на расстроенного мальчика в чиненых очках, который вышел из лавки, взял протянутое хогвартским лесничим мороженое и ушел с ним куда-то — наверное, дальше по магазинам.
        — Он тебе никого не напоминает?
        — Кто, Драко? Ты на что это намекаешь?!
        Нарцисса засмеялась.
        — Не Драко, а этот мальчик, с которым он разговаривал.
        — Не знаю, — Люциус пожал плечами. — Не обратил внимания. А что?
        — Неважно. Не переживай, все образуется. Ну поговори с ним, если тебя все это так волнует.

~ * ~ * ~ * ~

         Ты скоро поймешь, что одни волшебные семьи намного лучше других, Поттер. И вовсе незачем дружить с теми, кто этого недостоин. Я могу помочь тебе во всем разобраться.

~ * ~ * ~ * ~

        — Цисси! Цисси!
        — Что стряслось?
        — Ты посмотри, — простонал Люциус, протягивая подробное письмо от сына, — что он вытворяет. Это невозможно!
        Нарцисса взяла помятый кусок пергамента, исписанный неровными строчками и усеянный кляксами, и углубилась в чтение.
        — Скажи, пожалуйста, — задумчиво начала она, дочитав, — а что ты ему тогда сказал?
        — Видишь ли, — печально сообщил Люциус, — я пытался донести до него, что друзьям следует предлагать помощь или услуги. И что Драко обладает достаточным воспитанием и общественным положением, чтобы подружиться, допустим, с Гарри Поттером. Или еще с кем-нибудь поприличнее.
        Нарцисса расхохоталась.
        — Так чего же ты хочешь? Он честно попытался последовать твоим советам!
        — Я не ожидал от него такой... прямолинейности! — ужасался Люциус. — Таран, а не мальчик. И все в стену лбом.
        — Ничего, — смеялась Нарцисса, — зато какая хватка!
        — Да, — угрюмо согласился ее муж, — это точно. Образец деловой хватки и изящества — хватать за горло со словами: я хочу с тобой дружить!
        — Не расстраивайся так, — Нарцисса нежно поцеловала его в висок, — он же еще ребенок. Подрастет и поумнеет.
        — Ну в кого, — вздохнул Люциус, — в кого он такой нетерпеливый и непрактичный?!




Глава 6. Точный расчет

        На заказ Ланки Фэйт: реакция Люциуса на членство Драко в Инспекционной дружине Амбридж.

~ * ~ * ~ * ~

Будущее должно быть заложено в настоящем.
Это называется планом.

Георг Лихтенберг


        — Я даже не знаю, радоваться или огорчаться, — задумчиво произнес Люциус.
        — А что случилось?
        — Вот, полюбуйся, — Люциус протянул жене последнее письмо Драко.
        Нарцисса бегло прочитала, вздохнула, а потом прочла еще раз, уже не торопясь.
        — Да, действительно.
        — С одной стороны, — размышлял Люциус вслух, — ребенок в кои-то веки занят делом. Опять же, звучит красиво. Инспекционная дружина, не ерунда какая-нибудь. В резюме бы неплохо смотрелось. С другой стороны, тебе не кажется, что это как-то... мелочно? «Поттер, пять баллов с Гриффиндора за то, что ты мне не нравишься!» Мстить надо зрелищно и масштабно, а это что? Стыдно даже.
        — Не хочешь же ты, чтобы они начали выяснять отношения всерьез?
        — Не хочу! — с чувством согласился Люциус. — У меня сейчас и без этого забот хватает. Если они всерьез примутся выяснять отношения, я вообще с ума сойду. Но знаешь, что меня больше всего огорчает? Он чудовищно недальновиден. Ведь эта милая женщина с котятами там только до июня продержится. Максимум. Он хоть бы задумался на секундочку, чем станет заниматься в следующем году!


Глава 7. Black Affair

        Заказ belana: какие-нибудь подробности о том, как Нарцисса вытащила Блэка из-за занавески.

Не играй в мои игрушки,
Не садись на мой горшок!
Детская песня


        — ...кончилось тем, что он вышел из себя и устроил, как выразился один наш друг, безобразный скандал.
        — Да, действительно нехорошо получилось, — задумчиво согласился Люциус.
        Нарцисса держалась превосходно. По холодному презрению на ее лице никто чужой не догадался бы, что она очень расстроена и взволнована, разговаривая с арестованным мужем в присутствии двух авроров. Один из них, темнокожий и бритый, был Люциусу незнаком; зато другой — точнее другая, с ярко-фиолетовой шевелюрой, — следила за ними с тем цепким вниманием, с каким смотрят на врагов и некоторых родственников.
        — Возможно, — медленно произнесла Нарцисса, — я сумею что-нибудь сделать.

~ * ~ * ~ * ~

        — Сев, ты должен мне помочь. Его надо оттуда вытащить. Мне нужны всего пара волосков...
        Северус в полной растерянности уставился на жену своего друга.
        — Цисси, даже не думай. После истории с Краучем это совершенно невозможно.
        — Ты не понял. Я не про Люци.
        — Что?
        — Всё ужасно неудачно сложилось, но Люци сейчас лучше не трогать. Лучшее, что для него можно было сделать, я уже сделала.
        — Его же судили буквально на следующий день! — Зельевар перестал понимать что бы то ни было.
        — Именно, — Нарцисса коротко улыбнулась. — Знаешь за что? За несанкционированное проникновение в засекреченные помещения министерского департамента, злостное хулиганство и порчу государственного имущества в особо крупных размерах.
        Северус потерял дар речи.
        — Два года заключения — приемлемый вариант, — преспокойно продолжала Нарцисса. — Фадж предлагал ограничиться крупным штрафом, но мы решили не рисковать. Скримджер наверняка в таком случае приказал бы снова открыть дело. А так... Неприятно, конечно, но дементоров там нет. К тому же, — она понизила голос до шепота, — Лорд очень недоволен. Очень. Конечно, рано или поздно он доберется и до Азкабана, но, надеюсь, к тому времени успеет немного остыть. Если бы я могла, я бы и Драко куда-нибудь упрятала. Но, во-первых, он, в отличие от Поттера, в министерство не помчался, а во-вторых, он все равно несовершеннолетний. Ума не приложу, что теперь делать. Белла его, правда, учит, как себя вести с повелителем, и все такое, но ты же знаешь... — она огорченно вздохнула. — Ладно, я что-нибудь придумаю. Ты мне поможешь?
        — Разумеется. — Северус постарался собраться с мыслями. — Только я не понял, кого именно, в таком случае, надо вытаскивать. И откуда.
        Нарцисса смерила его очень странным взглядом.
        — Я знаю, что вы не ладите. Но, видишь ли, он все-таки родственник.
        Несколько долгих секунд Северус смотрел на нее, ничего не понимая. А потом понял.
        — Нет, — холодея, выговорил он. — Нет. Только этого еще не хватало. Мало нам одного некроманта-недоучки...
        — Кто говорит о некромантии? — удивилась Нарцисса.
        — Тогда я не понимаю, чего ты хочешь.
        Она задумалась.
        — Знаешь, а тебе не надо понимать. Ты можешь просто выполнить мою просьбу?
        — Могу, но...
        — Вот и прекрасно. Ты же наверняка найдешь предлог заглянуть в старую развалюху моей тетки? Отлично. Пожалуйста, обшарь его комнату и добудь мне столько волосков, сколько получится. А еще мне понадобится вот что...
        Северус взглянул на протянутый ему список.
        — Ты издеваешься? Где я это возьму?!
        — Под кроватью. — Видимо, у него на лице отразилось нечто совсем уж неописуемое, потому что Нарцисса поспешно прибавила: — Часть половицы у дальней стены вынимается. Я еще девочкой знала. Достанешь?
        Он вздохнул и сдался.
        — Попытаюсь.

~ * ~ * ~ * ~

        — Дорогая моя, вы играете с огнем.
        Нарцисса гордо выпрямилась и посмотрела Перенелль прямо в глаза.
        — Я знаю. Но, по-моему, играть с этим огнем гораздо лучше, чем бояться. К тому же вы и сами с ним играете уже не первую сотню лет.
        — Это правда, — согласилась Перенелль. — Но мы-то с Ником никогда не умирали.
        — В этом все и дело, — кивнула Нарцисса и протянула на ладони странный предмет, смутно напоминающий компас, только со множеством стрелок. Стрелки были разных форм и размеров; узкие и широкие, ажурные и литые, длинные и совсем коротенькие. Одна из них металась как сумасшедшая.
        — Что это?
        — Универсальный Находитель Блэков. Фамильная реликвия. Находит всех живых кровных родственников вплоть до седьмого колена. Прапрадедушка Финеас был гениальным человеком, несмотря на довольно скверный характер.
        Перенелль с интересом склонилась над Находителем.
        — Это стрелка вашего кузена.
        — Да.
        — И мечется она потому...
        — ...что его статус на данный момент не определен.
        — Может быть, он призрак?
        — Нет. Призраков эта вещь не показывает. В конце концов, их обычно нет необходимости убивать.
        — Оригинальный человек был ваш прапрадедушка. Так чем же я могу вам помочь?
        — Я хотела бы попробовать сделать вот что...

~ * ~ * ~ * ~

        Великобритания
        Уилтшир
        Малфой-мэнор
        Нарциссе Малфой

        Дорогая Нарцисса!
        Все готово для эксперимента. Жду Вас вечером.

        Ваша,
        Нелли Ф.

~ * ~ * ~ * ~

        В подвальной лаборатории четы Фламель Нарцисса и Перенелль заканчивали последние приготовления к «эксперименту». На каменном полу серебристым фосфоресцирующим составом была начертана септаграмма, в центре которой лежал Находитель. На кончик каждого из семи лучей Нарцисса поместила маленький предмет: черный плюй-камень, вредноскоп, гриффиндорский галстук с прожженной в нем дыркой, вечное перо тех же цветов, золотую запонку в виде головы Грима, истрепанную колоду волшебных карт и зеркальце в серебряной оправе.
        — Почему именно семь? — поинтересовалась Перенелль.
        — Для надежности. Одного раза ему всегда было мало. Да и пятого, если на то пошло. Я бы больше сделала, но это все его «сокровища», которые удалось достать.
        Нарцисса выпрямилась, отступила на шаг и кивнула. На счет три они вместе с Перенелль хором принялись читать длинный текст на древнеанглийском, основной смысл которого сводился к «Вернись домой сейчас же, негодник, не то хуже будет».
        Когда заклинание кончилось, семь предметов в углах септаграммы вспыхнули ярко-синим пламенем. Воздух в центре как будто сгустился, замерцал, и в нем постепенно начали проступать какие-то очертания. Нарцисса едва подумала: «Надо же, получилось!», как вдруг вскрикнула, не сдержавшись: фигура была совсем не человеческая. Из серебристого тумана соткался огромный собачий хвост. Он раз или два вильнул, потом у него появились мохнатые ляжки, а затем большие когтистые лапы. Задние.
        — Мерлин, что это?
        — Зовите Николя, быстро, — распорядилась Перенелль, держа палочку наготове и не спуская глаз с невероятного зрелища.
        К тому моменту когда Николя Фламель спустился в лабораторию, серебристый Грим успел появиться целиком, гавкнуть на Нарциссу, а потом начать пропадать. Тоже частями, начиная с левой передней лапы.
        Нарцисса угрюмо наблюдала, как призрак ее кузена-анимага исчезает совсем.
        — Какой-то он у вас неустойчивый, — заметил Николя.
        — Он всегда такой был, — мрачно отозвалась Нарцисса. — И упрямый как невесть кто. Я не удивлюсь, если он нарочно сопротивляется, чтобы меня позлить.
        Однако не прошло и минуты, как серебристый туман замерцал снова. На этот раз первой появилась голова. И опять гавкнула.
        — Я вас поздравляю, дорогие дамы, — усмехнулся Николя. — Вам, кажется, удалось создать чеширского пса.
        — И что нам теперь с ним делать? — расстроилась Нарцисса. — Это ужасно.
        Серебристый Сириус-Грим медленно проявился целиком, а потом опять начал таять.
        Николя задумался.
        — Пожалуй, — сказал он, — можно попробовать его поить.
        — Эликсиром?
        — Ну не «Огденским» же. Конечно эликсиром.
        — И что тогда? — нахмурилась Нарцисса.
        — Не знаю, — легкомысленно пожал плечами великий алхимик. — Если повезет, закрепится тут. Как колдография.
        — А если нет?
        — Тогда мы с Нелли обзавелись уникальным чеширским привидением. Но вы не волнуйтесь. Думаю, все будет как надо. Месяцев через девять-десять.
        — Сколько? — Нарцисса ахнула.
        — Судя по тому, как он мелькает, не раньше. А то и позже может получиться. Главное, уговорить его лакать, а не лаять.

~ * ~ * ~ * ~

         «Ну погоди, — мрачно думал Сириус Блэк, исчезая по частям в пятый раз. — Дай только собраться с силами. Я тебе устрою, дорогая сестрица. Я тебе покажу, как шарить под чужими половицами!»
        ——————————
        Перевод названия: «Черная афера», «Афера Блэка» или «Афера Блэков».


Глава 8. Размер имеет значение

Трудно быть храбрым, когда ты всего лишь Очень Маленькое Существо.
Алан Александр Милн


        Стоял прекрасный майский день. Гарри Поттер лежал в саду Норы под цветущей яблоней и глядел в небо. Он был счастлив.
        По траве прошуршали приближающиеся шаги.
        — Ты опять тут.
        — М-м.
        Рон вздохнул и сел рядом.
        — Как ты только его терпишь. Дрянь же.
        В ответ раздался тихий оскорбленный писк. Гарри скосил глаза: сидевший на его груди прыгунчик печально зажмурился и прижал ушки.
        — Ну вот, ты его опять обидел, — вздохнул Гарри и пощекотал прыгунчика за ушком указательным пальцем. — А он всего лишь Очень Маленькое Существо.
        — Гарри, — взмолился Рон, — а вдруг он все-таки анимаг?
        — Дамблдор же сказал, что нет.
        — И ты ему веришь?!
        — Конечно.
        Рон даже фыркнул с досады.
        — Никогда не думал, что я такое скажу, но очень жалко, что Снейп уехал. Он бы вправил твои свихнутые мозги.
        Гарри засмеялся.
        — Да он верит Дамблдору больше, чем мы все вместе взятые.
        — Что не мешало ему пытаться прикончить эту твою тварь.
        Прыгунчик опять пискнул.
        — Рон!
        — Как ты хочешь, чтобы я его называл? У него и имени-то нет.
        Гарри задумался.
        — Я все никак не мог выбрать что-нибудь подходящее. Но сегодня, кажется, придумал.
        — Ну? — мрачно поинтересовался Рон.
        — Я назову его Джим. По-моему, он очень похож на Джима. Что ты думаешь, Джим?
        Прыгунчик пискнул и уставился на Гарри с обожанием.

~ * ~ * ~ * ~

        Джим ткнулся носом в ладонь Четырехглазого. В его маленькой голове помещалось всего несколько мыслей одновременно. Пока. Но и они были уже довольно четкие. Например, он твердо знал, что он Очень Маленькое Существо. Двуногие в целом его пугали, хотя, кажется, не представляли большой опасности. Но он все равно старался держаться поближе к Четырехглазому. Он почему-то чувствовал, что при Четырехглазом его никто никогда не обидит. И, наконец, ему нравилось имя Джим. Гораздо лучше, чем Том, это точно.


Глава 9. Высокие отношения

        На заказ bornstrange: очень хочется что-нибудь о дружбе Гарри и Люциуса, как блондин учит молодежь жизни и уму-разуму
— Как тут они дерутся?
— Очень хорошо. Каждый из них вот уже
около восьмидесяти семи раз был сбит с ног!

Льюис Кэрролл

        Темное осеннее небо стекало на лужайку перед Малфой-мэнором мелкой холодной моросью. Холодный ветер гнул полуголые ветви, упрямо пытаясь содрать те листья, которые еще кое-как держались. Словом, ноябрь как ноябрь.
        — Смотри-ка, Джим, они наконец до оранжереи добрались, — заметил Гарри, торопливо шагая по дорожке, ведущей от ворот к парадному входу. Справа, почти у самого угла западного крыла, в стене оранжереи зияла огромная трещина — от крыши до фундамента. Поскольку крыло было нежилое, его ремонтом озаботились в последнюю очередь.
        Джим, сидевший у него на плече, согласно пискнул.
        — Интересно, сколько им понадобится времени, чтобы все заделать? — вслух размышлял Гарри, глядя, как его крестный и Снейп схватились за палочки и от починки трещины перешли к дуэли.
        Джим издал недоуменную трель. Чем дальше, тем больше он производил разнообразных звуков и вообще демонстрировал недюжинный для создания его размеров интеллект, о чем Гарри предпочитал помалкивать. На его питомца и так слишком часто косились.
        Взглянув еще раз в сторону дома, Гарри остановился: Сириус и Снейп развоевались не на шутку. Разноцветные вспышки боевых заклятий так и сверкали: в темноте под дождем это было очень красиво.
        — Чего доброго, так они еще дыр наделают, — задумчиво произнес Гарри и решил, что сейчас приближаться к крыльцу слишком опасно. Оглядевшись по сторонам, он увидел, что в беседке неподалеку расположился Люциус: в шезлонге, под черно-зеленым пледом и с пузатым бокалом в руке — кажется, с коньяком. Беседку освещали золотые и серебряные магические огни.
        — Добрый вечер, — поздоровался Гарри, подходя ближе.
        — И вам добрый вечер, — отозвался Люциус. — Садитесь, — он кивнул в сторону второго шезлонга. — Они еще не скоро остановятся.
        — А вас это не смущает? — удивился Гарри. — По-моему, они так раньше что-нибудь еще разрушат, чем оранжерею починят.
        — Одной дырой больше, одной меньше, — пожал плечами Люциус. — Кроме того, они довольно аккуратны. Как ни странно. Коньяку?
        — Да нет, спасибо.
        Гарри тоже уселся в шезлонг и завернулся в плед. Беседку согревали чары, но сидеть под пледом было гораздо уютнее. Джим шустро спустился с плеча, устроился у него на коленях и задремал.
        Люциус слегка поморщился, но ничего не сказал.
        Гарри вздохнул и посмотрел на дуэлянтов. Судя по доносившимся возгласам, они еще и яростно ругались.
        — Не понимаю, — покачал головой Гарри.
        
~ * ~ * ~ * ~

        Люциус покосился на своего гостя.
        — Чего именно вы не понимаете?
        Поттер мотнул головой в сторону дерущихся.
        — Их. Если они так друг друга не выносят, почему они просто не разойдутся? Подальше друг от друга, я имею в виду. Я думал, может, они там на Мадагаскаре помирятся окончательно, но... — у него сделалось беспомощное выражение, — они ежедневно скандалят. Сириус профессору Снейпу просто проходу не дает!
        — Ваш крестный и в школе Северусу проходу не давал, — усмехнулся Люциус. — Так что можно считать, все в полном порядке.
        — Но им почти сорок лет! Сколько же можно!
        Люциус уставился на собеседника.
        — А что, по-вашему, в сорок лет жизнь кончается?
        Тот слегка смутился.
        — Нет, но... в таком возрасте... как-то недостойно...
        Люциус от души расхохотался.
        — Лет через двадцать, когда вы сделаетесь респектабельным министерским чиновником с тремя детьми, а ваша жена начнет хвастать перед соседями пышным огородом, мы с вами обсудим, что в каком возрасте достойно, а что нет.
        Описанная картина заставила Поттера содрогнуться.
        — Вот всегда вы так. Берете какую-нибудь случайно сказанную ерунду и превращаете во что-то совершенно чудовищное.
        — Так попробуйте не говорить ерунды, даже случайно, — Люциус усмехнулся и покрутил в руке бокал, глядя на игру золотых отблесков в коньяке. — Что касается вашего вопроса... полагаю, им попросту интересно в обществе друг друга.
        — Но у них нет ничего общего! — запротестовал Поттер. — Если не считать идеи, что Джима надо было сразу утопить. — Он заботливо почесал бывшего Темного Лорда за ухом, отчего Люциус с трудом сдержал дрожь отвращения. — Они из-за этого и ссорятся, что никогда ни в чем не согласны!
        — Вы думаете? — лениво спросил Люциус, переводя взгляд на парочку у дома. Те перестали драться и теперь препирались у трещины, яростно жестикулируя и чертя в воздухе какие-то схемы светящимися линиями.
        — А разве нет?
        — По-моему, Гарри, им просто нравится процесс. Кстати, вы неправы насчет того, сколько у них общего. Они оба... неординарные люди.
        — Чокнутые, вы хотели сказать?
        Люциус фыркнул.
        — Я непременно передам им ваше мнение. Я даже не знаю, кому первому: Северусу или вашему крестному.
        Поттер поперхнулся.
        — Эй, я пошутил!
        — Я тоже. Итак, как я говорил, они оба неординарные люди. Явно не склонные к размеренной жизни. Оба заядлые холостяки. И — да простит мне мой друг то, чего он не слышит! — оба любители совать нос не в свое дело. Короче говоря, они до гробовой доски будут разнообразить жизнь себе и окружающим самыми дикими способами. Поверьте моему опыту: тот факт, что хотя бы часть времени они замыкаются друг на друге, можно только приветствовать.
        Поттер задумался, переваривая эту информацию.
        — Ну... не знаю, — наконец сказал он неуверенно. — Как-то это... все равно странно. Взять вот профессора Дамблдора. Он очень неординарный человек и точно не склонен к размеренной жизни. Наверное, заядлый холостяк, раз столько лет не женился. И такого любителя совать нос не в свое дело еще поискать. Но он же не...
        — Не что?.. — поинтересовался Люциус, посмеиваясь про себя.
        — Он же не дерется на дуэли из-за всяких пустяков! И не выясняет отношений у вас на лужайке! Под дождем! В ноябре месяце!
        Люциус вздохнул.
        — Вы даже не представляете, Гарри, как мало вы еще знаете о профессоре Дамблдоре.


Глава 10. Клуб выдающихся джентльменов

Гостей он любил, но он любил знакомых гостей
и предпочитал приглашать их сам.

Джон Рональд Руэл Толкиен

        Люциус Малфой наслаждался в библиотеке тишиной и покоем. В последнее время это случалось не слишком часто: с тех пор как Северус с Блэком вернулись с Мадагаскара, в доме крайне редко бывало тихо. Сейчас, к счастью, они оба куда-то удалились каждый по своим делам, и Малфой-мэнор (по крайней мере, та его часть, куда не добрались ни Темный Лорд, ни ремонт) погрузился в блаженное спокойствие. За окнами шуршал осенний дождь, в камине пылал огонь — словом, жизнь была прекрасна.
        До тех пор пока по дому не прокатился негромкий, но хорошо слышный звон: кто-то у дверей ударил в волшебный гонг.
        Люциус с сожалением отложил «Дневник чумного года» и отправился открывать.
        На крыльце стоял высокий и очень худой — если не сказать истощенный — джентльмен преклонных лет в бледно-голубой мантии. Его слегка вьющиеся седые волосы доходили до плеч и были тщательно уложены по романтической волшебной моде «Поющих двадцатых»; серые глаза глядели пристально и цепко.
        — Чем могу помочь? — доброжелательно поинтересовался Люциус. На фоне оккупировавшего его дом передвижного цирка «Снейп, Блэк и К» все остальные гости, даже незваные, казались приятным разнообразием.
        — Покорнейше прошу прощения за вторжение, — произнес незнакомец на прекрасном английском языке времен Георга V, что с головой выдавало его хорошее образование и иностранное происхождение, — но у меня здесь назначена встреча с одним старым другом, чье имя я предпочел бы не называть.
        — В таком случае, вы ошиблись адресом, — усмехнулся Люциус. — Господин, чье имя предпочитают не называть, обитает в данный момент в Лондоне по адресу площадь Гриммо, 12, а здесь бывает только по выходным. Правда, не думаю, что ваша встреча будет очень познавательной. Насколько я знаю, он теперь способен только пищать.
        Гость нахмурился.
        — Боюсь, я скверно вас понимаю. Прошу простить, я лишь недавно вернулся в Англию и, вероятно, не знаком с современным английским сленгом.
        — Не обращайте внимания, это была просто чересчур злободневная шутка. Неважно, — отмахнулся Люциус. — Будьте любезны, проходите.
         Незнакомец поклонился и с достоинством проследовал в гостиную, где соблаговолил принять из рук хозяина бокал коньяку и усесться в кресло.
        — Я вам невероятно благодарен, — заметил он, пробуя коньяк. — Погода ужасная.
        Люциус пожал плечами.
        — Да, пожалуй. В ноябре вообще лучше всего сидеть дома. Не сочтите за назойливость...
        — Да?
        — ... но я предпочел бы все же знать, кого именно вы ждете.
        К удивлению Люциуса, пожилой джентльмен слегка смутился.
        — Мне не хотелось бы его скомпрометировать...
        Люциус рассмеялся.
        — Поверьте, скомпрометировать кого-либо из посетителей этого дома попросту невозможно. Каждый из нас совершил по меньшей мере одно крупное преступление, а некоторые и более того. Если ваш друг назначил вам здесь встречу, это означает, что чему-чему, а репутации он никакого значения не придает.
        Гость поглядел на него с сомнением; он явно собирался возразить, когда в большое французское окно постучали снаружи.
        Клювом.
        Люциус поднялся.
        — Полагаю, это именно тот, кого вы ждете, — любезно заметил он и отправился открывать окно: — Добрый вечер. И как вы только летаете в такую погоду!
        Феникс влетел внутрь, отряхнулся — отчего по всей гостиной побежали радужные блики — и плавно опустился на ковер, на ходу превращаясь в профессора Дамблдора.
        — И вам добрый вечер, Люциус, — приветливо отозвался он. — Потому и летаю, что ходить пешком по такой погоде совершенно невыносимо. — Затем он перевел взгляд на незнакомца, и лицо Дамблдора сделалось виноватым и недовольным одновременно. — Ну, я здесь. В чем дело?
        Джентльмен в голубой мантии в гневе вскочил на ноги.
        — В чем дело? У тебя вообще совесть есть?!
        — Интересно слышать это от тебя, — сдержанно заметил Дамблдор.
        — А что я? — огрызнулся тот. — Это ты вытаскиваешь меня из Нурменгарда — о чем, заметь, я вовсе не просил! — бросаешь в какой-то шотландской чертовой дыре, а потом исчезаешь на полгода без единого слова!
        — Во-первых, — сухо отвечал Дамблдор, — не смей называть фамильный коттедж моей матери «шотландской чертовой дырой». Во-вторых, тебе не кажется, что, каковы бы ни были мои обязательства перед тобой, я совершенно не обязан при этом с тобой разговаривать?
        — Черта лысого ты не обязан, Альбус!
        Люциус, за все время этого разговора незаметно отступавший к двери, бесшумно выскользнул в коридор, предусмотрительно прихватив свой бокал.
        
~ * ~ * ~ * ~

        — Пап, ты видел, что там делается? — Драко заглянул в библиотеку, куда Люциус удалился коротать время в ожидании развязки.
        — А что такое?
        — У нас на лужайке Дамблдор дерется с каким-то стариком.
        — И кто же побеждает?
        — Понятия не имею. Темно и дождь идет. Одни вспышки видны. А кто это? И что происходит?
        Люциус хмыкнул.
        — Это, детка, два самых выдающихся волшебника современности выясняют отношения. Полвека непредъявленных взаимных претензий — страшная вещь.
        — Но почему они это делают у нас дома?! — возмутился Драко. — Будто нам Блэка мало! И Поттера с компанией!
        — Боюсь, — флегматично ответил Люциус, разглядывая последний глоток коньяка на дне своего бокала, — наше поместье потеряло неприкосновенный статус частного жилища, еще когда сюда вселился Темный Лорд. Нынешний клуб выдающихся джентльменов можно считать значительным достижением, ты не находишь?
        — И леди, — прибавила Нарцисса, входя в комнату.
        — Что? — удивился Драко.
        — Джентльменов и леди, — ответила Нарцисса. — Вчера заглядывала Перенелль, принесла гобелен Мелюзины. Подлинный. Говорит, неплохо помогает от змей.
        — А что, у нас есть змеи? — удивился Люциус.
        — Пока нет, — улыбнулась его жена. — Но никогда ведь не знаешь, кто здесь еще появится.

"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"