Мистер Поттер

Автор: tenera
Бета:нет
Рейтинг:G
Пейринг:ГП, СС
Жанр:General
Отказ:все права принадлежат Ролинг
Аннотация:Снейп бросил на стол между ними свою печально известную трость.
— Ты уверен, Поттер? — спросил он насмешливо.
Гарри посмотрел на страшное орудие, затем собрался с духом и спросил, хотя и довольно тихо:
— Сколько?
Комментарии:никак не связано с "Да будет так!", точнее, представляет собой альтернативное видение ситуации с более уравновешенными героями
Каталог:Книги 1-7
Предупреждения:нет
Статус:Закончен
Выложен:2010-11-30 21:23:09 (последнее обновление: 2010.11.30 21:23:18)
  просмотреть/оставить комментарии
— Мистер Поттер, — властный голос резко окликнул юношу, и Гарри встрепенулся. Прямо перед ним возвышался живой и, как кажется, здоровый профессор Снейп. Точнее, директор Снейп, восстановленный в правах хозяина Хогвартса. Конечно же, Гарри знал, что Снейп выжил — более того, он сам регулярно справлялся о здоровье бывшего врага, когда тот лежал в Мунго. Однако своими глазами он видел Снейпа в первый раз с тех пор, как оставил его на полу в Визжащей хижине.
— Сэр, — ответил Гарри, и Мерлин ведает, что еще кроме приветствия он вложил в это короткое обращение, в котором он больше никогда не посмеет отказать Снейпу. Тот смотрел на него в упор, и Гарри покраснел, вспомнив свою дурацкую выходку на шестом курсе, когда Снейп, тогда преподаватель защиты, очередной раз поправил его. Потом Гарри покраснел еще больше, осознав, как много личного он знает об этом холодном и надменном человеке. Как ни странно, знакомство с тем, что он про себя назвал второй серий воспоминаний Снейпа, вызывало у него такой же мучительный стыд, как и давнее происшествие с омутом памяти. Хотя на этот раз воспоминание были отданы ему добровольно, Гарри понимал, что ничего подобного не произошло бы при нормальных обстоятельствах, и жалел, что не узнал об истинной роли Снейпа другим путем.
Они стояли в коридоре хогвартского замка, смотря друг на друга, и Гарри, не в состоянии оторвать взгляда от холодных черных глаз, все сильнее заливался румянцем. Он знал, что должен принести Снейпу свои извинения или хотя бы что-то сказать, но боялся, что любые его слова будут превратно истолкованы.
— Профессор МакГонагалл пригласила меня, сэр, — неловко произнес Гарри в конце концов, ощущая необходимость оправдать свое присутствие на подвластной Снейпу территории.
— Полагаю, вы помните, где находится ее кабинет, Поттер.
— Да, сэр.
— В таком случае, не заставляйте ждать себя. У профессора МакГонагалл много дел, и вы не единственный второгодник.
Небрежным жестом Северус дал понять, что не задерживает мальчишку. Тот почти бегом бросился в знакомом направлении, однако спустя несколько шагов нерешительно оглянулся — он так и не попросил прощения. Снейп стоял на прежнем месте, также смотря на бывшего и, возможно, будущего ученика. Втянув голову в плечи, Поттер исчез за поворотом.

Гарри Поттер, Гермиона Грейнджер и даже Рональд Уизли вернулись доучиваться в Хогвартс, оказавшись на одном курсе с младшей сестрой Рональда Джиневрой. МакГонагалл был довольна и по возможности старалась вести себя так, словно они никуда не исчезали и не были героями войны. Тем не менее, даже она была обескуражена, когда однажды в середине осени между детьми случился серьезный конфликт. Привлеченная шумом, профессор пробралась через толпу учеников, которые при ее поспешном приближении затихали и отскакивали в сторону. В середине круга Гарри Поттер с искаженным от ярости лицом бил кулаками истекающего кровью Рональда Уизли, тогда как мисс Грейнджер с мисс Уизли безрезультатно пытались их растащить.
— Мистер Поттер! — при виде Минервы ярость на лице Поттера сменилась растерянностью. Он слез с Уизли и молча встал перед ней, ожидая приговора. Уизли также поднялся на ноги, пошатываясь и опираясь на руки сестры и мисс Грейнджер. Кажется, у него был сломан нос.
— Мисс Уизли, отведите своего брата к мадам Помфри. Я побеседую с ним позже. А вы, мистер Поттер, — она снова повернула к нему разневанное лицо, — немедленно отправитесь со мной к директору!
Толпа учеников, все еще окружающая их, ахнула и принялась шептаться. За последние пару месяцев выражение «пойти к директору» приобрело в Хогвартсе особый смысл, потому что Снейп вытащил из какого-то запыленного ящика старую школьную трость и стал применять ее по назначению, то есть, к задницам провинившихся учеников. В последний раз тростью, должно быть, пользовались при Диппите, и грезивший о кандалах и кнутах мистер Филч даже не подозревал о ее существовании. Когда Снейп объявил, что телесное наказание в Хогварсте на самом деле никто никогда не отменял, эконом заметно оживился, однако его немедленно постигло жестокое разочарование, потому что директор дал понять, что порка — это крайняя мера, и право прибегать к ней он оставляет за собой.
Парадоксальным образом новое министерство во главе с Кингсли отнеслось к решению Снейпа довольно безучастно, а послевоенный «Пророк» пришел в восторг от идеи «перенять опыт маггловских школ». Гермионе Грейнджер показалось странным, что волшебное сообщество усматривает большую разницу между использованием пыточных заклятий и механическими ударами тростью, однако, побеседовав с немногочисленными жертвами директорского гнева, девушка убедилась, что их состояние, каким бы жалким оно не казалось, весьма далеко от того, что ей самой пришлось пережить под палочкой Беллатрикс. Ученики, пострадавшие в прошлом году от Кэрроу, говорили то же самое. «Наверно, он понимает, что мы порядочно разболтались и угроза оставить после уроков на нас больше не подействует», — спокойно предположил Невилл Лонгботтом, который, впрочем, все время проводил в теплицах за изучением любимой гербологии. Тем не менее, когда угроза порки нависла над самим Гарри Поттером, ученики заметно оживились.
— Но профессор МагГонагалл, — запинаясь возразил Гарри. — Еще никого не водили к директору за обычную драку в коридоре!
Действительно, Снейп гораздо чаще порол учеников за употребление слова «грязнокровка».
— Это правда, мистер Поттер, однако вы, полагаю, не удивитесь, что на счет вас существует специальное распоряжение?
— Нет, мэм, — ответил он, покоряясь судьбе. Ирония состояла в том, что Рон получил по морде за то, что по старой привычке обозвал Снейпа «сальноволосым ублюдком» и не пожелал брать свои слова обратно. Но Гарри, конечно же, не собирался посвящать присутствующих в столь щекотливые обстоятельства.

— Я виноват, сэр, — сказал юноша, стоя перед директором и пытаясь держаться спокойно и вежливо. — Мы с Роном повздорили по личному поводу, и я первый ударил его. Этого больше не повторится. Пожалуйста, не исключайте меня. Я приму любое наказание, какое вы посчитаете нужным назначить мне.
Он смотрел на Снейпа, говоря это, и оба они понимали, что речь идет не только о драке с Уизли.
Снейп бросил на стол между ними свою печально известную трость.
— Ты уверен, Поттер? — спросил он насмешливо.
Гарри посмотрел на страшное орудие, затем собрался с духом и спросил, хотя и довольно тихо:
— Сколько?
Он был уверен, что Снейп скажет «шесть», в конце концов, все товарищи Гарри по несчастью, побывавшие в кабинете директора раньше, получали не больше шести. Шесть были хорошо известным числом в маггловском мире, на который Снейп так явно ориентировался в этом пункте.
— Двенадцать.
Гарри содрогнулся, зная, что по окончании экзекуции будет плакать и кричать от боли, как бы ему не хотелось пройти через это испытание без единого звука. Снейп усмехнулся, ожидая, что мальчишка начнет торговаться. Побледневший Гарри снова взглянул ему в лицо.
— Я буду считать, что легко отделался, сэр.
Они опять посмотрели друг на друга.
— Наклонись над столом, — велел Северус. Взяв трость, он обошел стол, остановившись сбоку от Поттера, который поспешил подчиниться его приказу.
Процесс занял не больше минуты, по прошествии которой Поттер вытирал слезы рукавом, борясь с желанием схватиться руками за больное место, а Северус убирал трость обратно в шкаф.
— Я могу идти, сэр? — спросил Гарри хриплым голосом.
Снейп кивнул, и юноша, неловко переставляя ноги, двинулся к дверям. Но его внезапно окликнули.
— Мистер Поттер.
Гарри обернулся.
— Сэр?
У Снейпа было такое лицо, словно он колебался. Затем он сделал шаг в сторону Гарри и протянул руку так, словно предлагал Гарри пожать ее.
— Сэр, вы серьезно? — воскликнул мальчик, мгновенно забыв о неприятных ощущениях в собственном теле. Опомнившись, он бросился обратно и схватил руку Северуса.
— О сэр, вы... — проговорил он, сияя.
— Вы свободны, мистер Поттер, — сказал директор, но Гарри мол поклясться, что на его бесстрастном лице мелькнула тень довольной улыбки.

"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"