Неприятный разговор

Автор: valley
Бета:Altea&Algine
Рейтинг:G
Пейринг:Тони Блэр/Скримджер
Жанр:General
Отказ:Все, что уже встречалось, – не мое. Коммерческие цели не преследуются.
Цикл:Новогодний гербарий [6]
Аннотация:После очередного выступления Упивающихся Смертью Руфус Скримджер пришел к Тони Блэру. Объясняться.
Комментарии:
Каталог:нет
Предупреждения:нет
Статус:Закончен
Выложен:2005-12-28 00:00:00
  просмотреть/оставить комментарии
- Да, я вас помню. Так понимаю, что это по вашей вине у нас постоянные катаклизмы?
- Нет. Постоянные катаклизмы - сами по себе. За нами только конкретный взорванный мост.
- Вы – террористическая организация?
- Нет… С чего вы взяли?
- Ну, как? Вы приходите ко мне посреди ночи и заявляете, что «за вами взорванный мост». То есть, вы берете на себя ответственность?
- Я не могу не брать на себя ответственность. Я министр.
- Какой страны?
- Вы должны быть в курсе. Я – английский министр магии.
- Я уже сказал, что помню вас. Но мы не договаривались, что вы станете взрывать наши мосты.
- Я ничего не взрывал. И это вы Фаджа помните, а не меня.
- Очень извиняюсь, но когда со мной знакомится человек в блестящем изумрудном костюме, да еще и представляется министром, а не поп-звездой, я запоминаю только костюм. Изволите видеть – на вас такой же.
- Это к делу не относится.
- Да как вам сказать…
- Это попытка соответствовать вашим представлениям. Обычно мы ходим в мантиях.
- Да вы не волнуйтесь. Я и так сразу понял, что вы просто религиозная секта.
- Мы не секта! Мы христиане.
- К сожалению, я не могу обсуждать религиозные вопросы без предварительной подготовки.
- Мы. Британское. Магическое. Сообщество.
- Я знаю. Так что там про мост?
- Ну, что про мост? Взорвали мы его. Скажите спасибо, что ночью. Можем помочь восстановить, если хотите.
- Спасибо. Мы уж как-нибудь сами справимся. Без магии. Надежнее будет. А то потом все ваши волшебники перемрут, и мост опять рухнет.
- Что за чушь!
- Ну, как. Я что, по-вашему, в детстве сказок не читал? Если волшебник умирает, то все, что он наколдовал, исчезает. Разве не так?
- Нет, конечно!
- Но мы отвлеклись. А взрывы в метро – это тоже ваша работа?
- Нет.
- А вы уверены?
- Абсолютно.
- А я – нет. И, честно говоря, у меня в последнее время появилось серьезное желание вашу секту разогнать.
- Что?..
- И эту свалку под Эдинбургом ликвидировать.
- Вы не можете!..
- Еще как можем. И построим там торговый центр. Или магистраль проведем. Скоростную.
- Этой школе более тысячи лет! Говорить о постройке на ее месте базара могут только варвары!
- Мы варвары? Это мы, наверное, живем при свечах и любые торговые отношения называем базаром, потому что других форм не знаем?
- Мы говорили про мост. Вы же знаете, что у нас гражданская война. Этот несчастный случай – результат военных действий. И я прошу вас набраться терпения. Вы же слышали о Волдеморте?
- Конечно. Если бы вы не забрали ребенка из государственного приюта в вашу сомнительную секту, он вырос бы достойным гражданином своей страны. И теперь, воспитав банального террориста, вы приходите ко мне и просите нас подождать, пока вы исправите ситуацию своими силами? Вас сколько? Три тысячи? Вы вообще имеете представление о том, какое в Англии население? Ваша секта – это один небоскреб.
- Один...
- Ну, два. И из-за двух небоскребов я, по-вашему, стану терпеть все эти безобразия? Хотите жить в нашей стране - живите как все!
- Мы такие же граждане, как и…
- Нет, вы не такие же граждане. Каков в вашей секте процент голосовавших за меня?
- Что?..
- Вот именно! И вы смеете называть себя гражданами?
- Вы не правы. Мы сторонники мирного сосуществования…
- Да?! Мы взрываем ваши мосты? Вон как вы разорались, когда я сказал, что надо уничтожить вашу свалку.
- Это не свалка!
- Я был там. Свалка - она и в Африке свалка.
- Вы и не должны видеть там ничего другого!
- Так я и не вижу. А показывать мне свалку, заявляя, что я ничего другого увидеть и не могу, а потом уверять меня, что это тысячелетний раритет, согласитесь, – это немного странно. Сообщество из трех тысяч человек диктует всей стране свои условия! Да у меня ирландских террористов больше, чем вас. С ними же мы не считаемся. Почему должны считаться с вами?
- Наверное, потому, что мы не террористы.
- Они тоже взрывают мосты.
- У нас временные трудности.
- Вы сказали мне в начале разговора, что у вас гражданская война. После этого вы назвали себя гражданами нашей страны. Вы уж определитесь.
- С вами невозможно разговаривать!
- Вот вы сначала разберитесь с вашими временными трудностями, последние двадцать лет плавно перетекающими в тяжелые времена и обратно, а потом приходите указывать мне, сносить свалку под Эдинбургом или нет.
- Я не указывал…
- На весь Лондон одна улица! Одна! И эти люди называют себя сообществом.
- Только посмейте еще раз назвать нас сектой!
- Да называйтесь вы как хотите. Еще один теракт - и мы мигом разберемся с вашей «гражданской войной». Вы вообще представляете, что это такое? У вас там банальная поножовщина, как в негритянских кварталах, а не война.
- Я понял. Разрешите откланяться.
- И начну с той свалки! Она мне сразу не понравилась. Чует мое сердце, вся ваша дурь оттуда.
Конец

"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"