Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Взаимовыгодная сделка

Автор: Катори Киса
Бета:Diamond
Рейтинг:NC-17
Пейринг:ДМ/ГП
Жанр:PWP, Romance
Отказ:Герои не мои, текст мой
Аннотация:Первоначальное название этого миника - "Ненасытная задница Поттера", и оно явно говорит само за себя )))
Комментарии:
Каталог:нет
Предупреждения:нет
Статус:Закончен
Выложен:2010-10-12 01:10:17 (последнее обновление: 2010.10.10 20:04:17)
  просмотреть/оставить комментарии
Гарри казалось, что на него все смотрят. Небольшой, почти невесомый свёрток оттягивал и жёг карман, как раскалённая докрасна кочерга, и Поттер был совершенно уверен, что абсолютно все вокруг осведомлены о том, что именно покоится в недрах самого обычного маггловского целлофанового пакета.

Джинни вернулась раньше него – редкое событие в их семье, но как раз сегодня Гарри этому почти совсем не обрадовался.

– Милый, ты прости, но я так устала…

Томный вздох, опущенные глаза, виноватый взгляд из-под ресниц. В переводе с языка Джиневры Поттер это означало примерно следующее: «Секса не будет! Не будет, я сказала! И вообще, вали-ка ты, милый, в другую спальню». Гарри знал эти ужимки уже наизусть и спорить даже не пытался. Впрочем, сегодня ему это было даже на руку.

Быстро пообедав наскоро приготовленным ужином, супруги церемонно чмокнулись в щёчки, несколько формально пообнимались на лестнице и разошлись по разным комнатам. Гарри хотелось выждать немного для приличия, но желание поскорее осуществить задуманное оказалось сильнее. Палочка подрагивала в едва заметно трясущихся от нетерпения пальцах, когда он накладывал на дверь запирающие и заглушающие заклинания, ладони вспотели, когда он аккуратно разворачивал пакет.

– Чёрт, я извращенец… – удручённо прошептал Поттер, достав из шуршащих недр относительно небольшой, глянцевито поблёскивающий в приглушённом свете резиновый дилдо.

Гарри повертел дилдо в руках, чувствуя себя ужасно смелым, порочным и отчего-то глупым одновременно, и с ужасом обнаружил, что возбуждается от одной только мысли, куда его можно будет сейчас засунуть.
А ведь ещё каких-то несчастных два месяца назад Гарри Джеймс Поттер считал себя примерным семьянином с абсолютно нормальными сексуальными предпочтениями!
Подумав об этом, он едва не отказался от своей затеи, но в паху уже ныло, а распалённое воображение не оставляло никаких надежд сохранить мужскую честь и достоинство в целости, а задницу в неприкосновенности.
Помедлив ещё секундочку, Поттер, чертыхаясь и матерясь сквозь зубы, стянул с себя одежду, отыскал на дне нижнего ящика тумбочки тщательно припрятанную смазку и забрался на кровать.
Положив дилдо рядом с собой, он закрыл глаза и постарался расслабиться, лаская рукой член и привычно вызывая в памяти ту картину, которая, собственно, и привела к тому, что сейчас он лежит с раздвинутыми ногами, мечтая как можно скорее засунуть в себя искусственный член.

Это случилось два месяца назад. Рейд был типовой, хорошо подготовленный и никаких осечек не произошло – главаря банды, за которым Гарри охотился почти полгода, удалось взять тёпленьким и без малейшего сопротивления. Авроры под предводительством Поттера ворвались в его логово, когда тот меньше всего этого ожидал, предаваясь сладостным утехам. И всё бы ничего, если бы этот самый главарь не оказался гомиком. Когда Гарри выбил дверь слабеньким Бомбардо, любовники были на самой грани, и он успел увидеть, как главарь резким толчком вбивается в тело ошалевшего от ужаса и испытываемого удовольствия партнёра и кончает с хриплым криком страха и наслаждения, глядя на Поттера круглыми глазами. В следующую секунду парни стащили главаря с обмякшего тела, и на секунду перед глазами мелькнула розовая не закрывшаяся дырка с тонкой ниткой вытекающей спермы и всё ещё налитый кровью член с крупной головкой.
Тогда Гарри посмеялся вместе со всеми над незадачливым главарём-пидорасом и ситуацией в целом. А недели через две стало не до смеха.

Впервые Поттер поймал себя на мысли о члене в заднице, когда дрочил в душе. И стоило ему об этом подумать, как в заднице будто что-то засвербело – так нестерпимо захотелось погладить, потереть анус, потянуть ягодицы в стороны, как бы проверяя, сможет ли он так же раскрыться, как тот.
В тот раз Гарри эти мысли отогнал. И в следующий тоже. И… В общем, сдался он только раз на пятый. Или даже на шестой. Желания покатились по нарастающей, и в один прекрасный момент Поттер обнаружил себя перемазанным смазкой, с тремя пальцами в заднице, усердно трущим собственную простату и хрипло стонущим в такт движению пальцев. Сказать, что открытие его не обрадовало, будет явным преуменьшением, но ощущения были настолько острыми, а получаемое удовольствие настолько сильным, что отказаться от них он уже не смог.
А потом пальцев стало мало…

В заднице уже пульсировало от предвкушения, когда Гарри наконец взялся за дилдо. Приятно холодный, он легко скользнул в расслабленный анус – этому Поттер уже давно научился – и легонько коснулся набухшей возбуждённой простаты.

– О, бля! – выдохнул Поттер и зажмурился. – О! – повторил он, осторожно толкнув дилдо пальцем.

Он подвигал рукой туда-сюда, привыкая, вытащил дилдо из себя наполовину, толкнул обратно и…

– О ДА!!!

Чёрт побери, это стоило того! Поттер орал, хрипел и катался по кровати, с остервенением двигая рукой, сжимавшей дилдо, забыв о второй на члене. Вспомнив, резко двинул ею, стискивая головку, и тут же оргазм буквально подбросил его на простынях. Оргазм длился так долго и был таким сильным, что стало уже ощутимо не хватать кислорода, когда судорога наконец отпустила и Поттер смог сделать вдох.

– Вау! – обессилено прошептал он, раскинув руки. – Вау.

Вытаскивать дилдо оказалось гораздо неприятнее, чем засовывать, но Поттер решил, что уж с этим как-нибудь смирится. В том, что это повторится, и далеко не один раз, он нисколько не сомневался и глубоко-глубоко в душе очень боялся, что рано или поздно и дилдо его испорченной душе покажется мало.

Разумеется, Гарри оказался прав: дилдо его ненасытной заднице хватило ненадолго.
Вот уже пару месяцев организм главного аврора отчаянно требовал гладкого, упругого и желательно молодого члена, который не нужно будет самостоятельно пихать в прямую кишку. В очередной раз сжимая рукой уже опостылевший холодный пластик, Гарри мечтал о том, как встанет на колени, уткнётся лицом в подушку и будет получать удовольствие, ожесточённо подмахивая в такт чужим мощным толчкам.
Дело оставалось за малым – найти того, кому можно будет подмахивать.

То, что быть геем, – это сложно, Поттер уяснил в самом начале. Быть женатым геем сложнее вдвойне, это тоже факт. Ну а быть одновременно женатым геем, Героем магического мира и главой аврората… Ну, в общем, то, что с партнёрами был полный штиль, объяснять не приходится. Даже в маггловский мир податься было невозможно – в связи с нынешней политикой сотрудничества магов и магглов соглядатаев там хватало.

Уже больше четырёх месяцев личная жизнь Поттера трещала по швам, и был единственный способ исправить ситуацию – срочно найти любовника. Такого, который мог удовлетворить аппетиты его грёбаной гейской задницы. Такого, у кого есть неприступная личная территория с такими охранными чарами, что ни одно хреново следящее заклятие не пролезет. А главное, такого, который будет молчать.

Поисками возможного сексуального раба – ну, или господина, это с какой стороны посмотреть! – Гарри занимался чуть ли не с большей тщательностью, чем поиском преступников, в кои-то веки переложив львиную долю забот на плечи заместителей. Хотя, справедливости ради, это давно следовало сделать. Он уже совсем было отчаялся, почти смирившись с перспективой всю жизнь тыкать себя искусственным членом, когда случилось одно долгожданное событие, разом перетасовавшее все карты. Озвучил это событие Рон, ввалившись дождливым августовским вечером в кабинет Гарри без стука и других сопроводительных сигналов.

– Малфой попался! – ликующе выдохнул он, тяжело плюхаясь на стул для посетителей. – Дай воды!

Гарри неодобрительно покосился на него, плеснул воды из графина в высокий стакан и бухнул его перед Уизли.

– С чем взяли? – поинтересовался он.

Рон сделал жест мол «ща расскажу», схватил стакан и одним махом опрокинул его в себя, как виски.

– В общем, мы с ребятами один притон накрыли – давно уже пасли, да вот только сейчас на хозяев вышли. Ты бы видел, что за мразь там ошивается! Сплошные пидорасы! – последнее слово Рон презрительно выплюнул, а Гарри, в свою очередь, весь подобрался. – Ну и среди прочего нашли мы журналы со списками постоянных клиентов. Угадай, кто там значится как VIP-персона номер один?

Вопрос был риторическим и ответа не требовал. Поттер изобразил на лице понимающую ухмылку, а сам крепко задумался.
После войны Люциуса Малфоя выслали из страны без права возвращения, Нарцисса уехала с ним, а амнистированный – не без помощи Гарри – Драко стал по мере сил рулить семейными делами, да так успешно, что фактически вернул прежнее влияние и умудрился прослыть человеком деловым и кристально честным. Впрочем, дельцы и бизнесмены могли верить в честность Малфоев сколько хотели, а вот Рон с молчаливого попустительства Гарри уже много лет пытался взять Драко за яйца.

– Бордель для геев, говоришь? – Гарри задумчиво почесал подбородок; Уизли радостно кивнул. – Вот что, не трепи пока об этом, а я подумаю, как нам это использовать. – Улыбка Рона поугасла, но он послушно кивнул. – И да, пошли Малфою повестку – пусть явится завтра ближе к вечеру ко мне в кабинет. Думаю, мне есть о чём его спросить…

***

За ночь план вызрел, налился соком, и теперь Гарри нетерпеливо мерил пальцами стол. Малфой был идеальной кандидатурой на роль его тайного любовника, и если пару месяцев назад эта мысль вызвала бы лишь тошноту, то в настоящий момент Поттер буквально умирал от желания поскорее подставить ему зад. Да что там Малфою! Он бы сейчас перед самим Снейпом на карачки встал бы, коли тот жив был, так припёрло. А Драко хоть и не красавец, но, безусловно, хорош собой. А ещё небось ухоженный с ног до головы, судя по школьным воспоминаниям…
Гарри аж икнул, вызвав в памяти пару интересных моментов в квиддичных раздевалках. Жаль, он тогда о своей ориентации ничего не подозревал – авось картинки поотчётливее бы запечатлелись.

Малфой пришёл под самый конец рабочего дня, когда Поттер уже успел аппарировать на несколько минут домой и быстренько подрочить, а то ждать стало совсем невмоготу.

– Ну, здравствуй, Поттер, – почти радушно поздоровался он, без приглашения присаживаясь на стул. – Или я должен обращаться к тебе на вы?

– Не нужно, – отмахнулся Гарри – в свете предстоящих событий это было бы несколько странно. – И тебе не хворать, Малфой.

На некоторое время воцарилось молчание: Драко явно ждал, что ему объяснят причину, по которой его дёрнули в аврорат, а Гарри внимательно его рассматривал, собираясь с духом. Когда пауза уже неприлично затянулась и взгляд Малфоя стал откровенно недоумевающим, Поттер толкнул к нему трофейную папку из притона.

– Что это? – Драко знакомым отцовским жестом приподнял одну бровь. Чувствовалось, что он абсолютно уверен в том, что у Гарри на него ничего не может быть.

– Открой и узнаешь, – Поттер предвкушающее ухмыльнулся. – Далеко копать не надо, начни прямо с первой страницы.

Малфой захлопнул папку, едва открыв. Вслух он не произнёс ничего, но вся кровь, казалось, мигом отхлынула от его лица.

– И что? – Он быстро пришёл в себя и уже смотрел на главного аврора презрительно-насмешливо, но Поттеру было достаточно первой реакции.

– И то! – припечатал Гарри, подаваясь вперёд. – Мне ничего не стоит обнародовать эту информацию, и твою репутацию уже ничто не спасёт!

Крыть Малфою было нечем.

– Не понимаю… – медленно сказал он. – Чего ты хочешь добиться? Я чист, как стёклышко, мне нечего дать тебе взамен.

Драко говорил тихо и, как было известно Поттеру, искренне – ни одной незаконной сделки Малфой просто-напросто не мог провернуть, так тщательно его пасли. И всё же он ошибался: было кое-что, что Гарри было нужно.

– Так чего ты хочешь, Поттер? Чтобы я крысятничал для тебя? – Драко скривил губы и посмотрел на Поттера с нескрываемым отвращением, что тому очень не понравилось.

– Нет, Малфой, этого я не хочу, – несколько более поспешно, чем следовало, ответил Гарри. – А ты бы стал?

– А у меня есть выбор?

Теперь серые глаза смотрели с настоящей ненавистью, и Поттер поспешил озвучить своё предложение, прежде чем Малфой окончательно разозлится.

– Нет, Малфой, выбора у тебя нет, – усмешка вышла больше похожей на торжествующую улыбку. – Поэтому я накладываю на тебя неофициальный домашний арест – днём можешь ходить куда хочешь, а вечером что б был как штык. И камин для меня открой.

Изумлённый взгляд Драко на последней фразе сменился понимающим, а ещё секундой позже – брезгливым.

– Когда я начал заниматься бизнесом, то всё гадал, когда же придётся вместо взятки зад подставить – был почему-то уверен, что рано или поздно придётся. И ведь угадал, а, Поттер? – злая усмешка исказила острые черты, а в голосе послышалась горечь.

«Не угадал!» – мысленно ответил ему Гарри, внутренне ликуя.

– Всё, свободен, – сказал он вслух. – Завтра в восемь.

– Да пошёл ты! – в сердцах выкрикнул Драко, поднимаясь на ноги.

– Завтра. В восемь, – с нажимом повторил Гарри и удовлетворённо откинулся на спинку кресла.

Каких усилий стоили Поттеру сутки с небольшим ожидания, знает только великий повелитель времени, который, по стойкому убеждению Гарри, оказался к тому же отъявленным садистом, растягивающим каждую секунду раз этак в пятьсот. К счастью, остановить время совсем он так и не догадался, и ровно в восемь вечера Поттер трясущимися пальцами откупорил банку дымолётного порошка, зачерпнул солидную горсть и швырнул её в камин.

Малфой ждал его, сидя на диване в самой неприступной позе из всех возможных. Он открыл было рот – Гарри, правда, был не уверен, что для того, чтобы поздороваться, – но подавился словами, наткнувшись на поттеровкий взгляд.

– Твою мать… – только и смог выговорить Драко, живо сметаясь с дивана и трусливо прячась за его спинкой.

Гарри хмыкнул и медленно пошёл вперёд.

– Поттер, подожди! – Малфой испуганно вскинул руки. – Мы же договорились – я всё сделаю! Ты только не спеши! Поттер, мы же цивилизованные люди! Да погоди же ты!!! – по мере приближения Гарри его голос звучал всё громче.

Когда помимо дивана их разделяла всего пара шагов, Драко даже схватился за палочку, но Поттер играючи выбил её у него из рук волной стихийной магии, сейчас в десятки раз усиленной давно сдерживаемым возбуждением и предвкушением. Малфой в ужасе отступил ещё на шаг, буквально влезая задницей на высокий подоконник узкого окна.

– Я НИКОГДА НЕ БЫЛ СНИЗУ!!! – заорал он панически. – Слышишь, ты, животное?!

Малфой был так искренне испуган, что Гарри стало его даже жалко. С некоторой досадой отказавшись от идеи ещё немного помучить несчастного Драко, раз уж всё так замечательно обернулось, Поттер ещё раз ухмыльнулся и остановился.

– Не дрейфь, Малфой, я не собираюсь тебя насиловать, – хрипло сообщил он.

Драко смерил его недоверчивым взглядом и осторожно отлип от окна.

– Ты похож на маньяка-убийцу, – необыкновенно быстро придя в себя, скривился он. – Что, жена совсем не даёт?

– Договоришься сейчас, – спокойно предупредил Гарри, но осмелевший Малфой только презрительно поджал губы.

Пару секунд они буравили друг друга взглядами, и сгустившееся в воздухе напряжение подпитывало поттеровское возбуждение, пока терпеть не осталось сил.

– Где спальня?! – прорычал он сквозь зубы.

Драко, видимо, тоже успел проникнуться моментом и потому коротко кивнул на одну из дверей, бросив лаконичное:
– Пошли!

Гарри ожидал, что Малфой пойдёт первым, но тот сделал приглашающий жест и гаденько ухмыльнулся:
– Только после вас!

Вспомнив, что Малфой попросту опасается за свою задницу, Поттер громко фыркнул и уверенно пересёк комнату.
Спальня обнаружилась сразу за дверью, отчего Гарри фыркнул ещё раз.

– Что, Малфой, самому невтерпёж? – спросил он, без спроса присаживаясь на кровать.

– Думаешь, мне без тебя трахаться не с кем? – зло огрызнулся Драко, вставая посреди комнаты и скрещивая руки на груди.

– Я ничего не думаю, – пожал плечами Поттер, жадно поедая взглядом его фигуру. – Раздевайся! – тут же безо всякого перехода приказал он.

– Ненавижу суку, – тихо, но очень отчётливо пробормотал Малфой и начал расстёгивать тонкую рубашку.

Всё оказалось даже лучше, чем Гарри представлялось.
Драко явно следил за состоянием своего тела и, вопреки ожиданиям Поттера, вовсе не выглядел тощим и неказистым – скорее, жилистым и спортивным. С гулко бухающим в груди сердцем Гарри наблюдал, как он медленно избавляется от одежды, и впервые почувствовал, что был бы не прочь не только подставить задницу, но и сам…

Отогнав непрошеные мысли как неуместные – Малфой всего лишь выступит в роли усовершенствованного вибратора! – Поттер дождался, пока Драко разденется до конца и выпрямится, выжидающе глядя на него.
По позвоночнику прошлась волна сладкой дрожи, когда Гарри взялся за полы своего свитера, медленно потянув его вверх. Злость в серых глазах Малфоя постепенно сменилась заинтересованностью, а когда Поттер тихо вжикнул молнией на ширинке, безучастно висевший до этого член медленно начал подниматься.

Этого зрелища Гарри вынести уже не смог. С остервенением стянув с себя джинсы, он одним длинным движением подлетел к Драко, сгрёб того в охапку и рухнул вместе с ним на диван. Малфой злобно зашипел и, к величайшей радости Гарри, вывернулся, наваливаясь на Поттера сверху и прижимая его к дивану.

– ДА! – с восторгом выдохнул Гарри, зажмуриваясь, в то время как его бёдра совершенно самовольно рванули вверх, и лишь по тому, как напрягся Малфой, он понял, что что-то пошло не по плану.

Открыв глаза, Поттер увидел потрясённое лицо Драко прямо перед собой.
Можно сказать, даже шокированное.
Повисла пауза, во время которой они вновь молча пялились друг на друга, не двигаясь и, кажется, отчасти не дыша.

– Поттер? – будто осипшим и очень удивлённым голосом нарушил тишину Малфой.

– Да делай уже что-нибудь! – недовольно отозвался Гарри.

Будто не веря собственным ушам, Драко осторожно двинул бёдрами, от чего Поттер вновь довольно зажмурился… и тут же опять распахнул глаза, когда Малфой вдруг бесцеремонно раздвинул его ноги и, прежде чем Гарри успел воспротивиться, с размаху вогнал в него сразу два пальца. Замечательно растянутый и скользкий от смазки – Поттер же готовился! – вход беспрепятственно пропустил их, и Малфой торжествующе хмыкнул.

– Так ты хочешь, чтобы я тебя тра-ахнул! – протянул он, буквально лучась самодовольством. – Неужто всё так хуёво, что только под угрозой шантажа… – фразу он благоразумно не закончил, но глаза Поттера засверкали такой яростью, что Драко поспешил вспомнить, где сейчас находятся его пальцы и воспользоваться этим преимуществом. – Знаешь, а ведь ты вполне мог бы и просто попросить, – доверительно прошептал он, когда Гарри снова расслабился и завертел тазом, стараясь насадиться поглубже. – Думаю, я бы согласился – ты стал очень аппетитной штучкой, Поттер.

– Ты тоже ничего, – кое-как прохрипел Гарри, – только болтаешь много…

Драко ухмыльнулся и вытащил пальцы.

– Эй, куда? – запротестовал Поттер, не сразу поняв, что происходит.

– Туда, Поттер, туда! – усмехнулся Малфой и вогнал в него член.

В ту короткую в общем-то секунду Гарри понял сразу три вещи. Во-первых, он никогда больше не будет пользоваться фаллоимитаторами. Во-вторых, всё, что он раньше знал о сексе, хуйня по сравнению с ощущением живого горячего малфоевского члена внутри. И, в-третьих, Малфой попал. Не в простату, хотя и в неё, конечно, тоже, а в принципе.

Никуда он теперь от Поттера не денется.

"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"