Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Вместе по принуждению?

Автор: Тёмная Нимфа
Бета:Я стесняюсь
Рейтинг:NC-17
Пейринг:ГП/ДМ
Жанр:Romance
Отказ:Как жаль, что мальчики принадлежат не мне!
Аннотация:- Постой, - хватаю его лицо и смотрю в глаза, наполненные до краёв таким желанием, что мне становится плохо, - постой, Поттер, постой, я хотел тебе сказать, я тебя…я…
- Я знаю, - он целует меня в нос, - я это уже давно знаю.
- Откуда, - глупо спрашиваю я.
- Потому что я тебя тоже, - пожимает он плечами, - и давай поговорим потом, что-то ты раньше не был таким болтливым в постели.
Комментарии:
Каталог:нет
Предупреждения:нет
Статус:Закончен
Выложен:2010-07-31 22:25:17 (последнее обновление: 2010.07.31 22:24:19)
  просмотреть/оставить комментарии


Глава 1. Глава 1

Я стою, прислонившись спиной к холодному кафелю ванной комнаты, затягиваюсь сигаретой и смотрю на Поттера. Дым щиплет горло – надо бросать эту поганую привычку, пока не втянулся. Курю я только от нечего делать, потому что сигареты и выпивка, в отличие от нормальной еды, доступны в изобилии. Выдыхаю дым в лицо герою магического мира. Дым не долетает до Поттера, растворяется в пару от горячей воды. Стекло запотело, и я смотрю на размытые силуэты, по отражению моего лица стекает капля воды, как будто я плачу. Машинально подношу ладонь к лицу, трогая щёку. Нет, это лишь игра воды и температуры. Кажется, плакать я разучился очень давно, когда-то в прошлой жизни. Моё сердце и мои чувства после стольких пережитых смертей близких и не очень мне людей уже ничего не трогает. Странно, что в груди ещё что-то бьётся, если поднести ладонь к её левой стороне. Я-то думал, что там у меня уже кусок льда, как у Кая в детской маггловской сказке. Снова затягиваюсь и отворачиваюсь от зеркала к ванной. Поттер лежит с закрытыми глазами и медленно водит пальцем по бортику. Мокрые волосы прилипли ко лбу, с них стекают капли воды, струятся по бровям, по закрытым векам, по щекам, по губам. Поттер чуть приоткрывает рот и слизывает воду кончиком языка. Смуглое тощее тело, по нему можно анатомию изучать, пересчитывать все позвонки на спине и рёбра на груди (впрочем, я не толще, тут даже на аристократическую худобу не спишешь – просто едим мы два раза – по вторникам и четвергам). Прямые худые ноги. Руки с длинными пальцами - представляю, какое применение им можно найти. Видимо, это гормоны и отсутствие регулярной половой жизни, но я думаю, что ничего более сексуального я никогда не видел. «Регулярная половая жизнь» - хорошее словосочетание. Последний раз нормальный секс с живым человеком, а не с собственной рукой был у меня два года назад, летом, на каникулах после пятого курса. Потом посвящение и задание Волдеморта – тут уж не до отношений – я пожрать забывал, не мог ложкой в рот попасть за обедом, ну а седьмой курс я вообще просидел в поместье, как в тюрьме. Волдеморт сдох, а ни черта не поменялось! Я всё так же заперт в Малфой-меноре.
Спросите, что Поттер делает в моей ванной. Отвечу – моется. А вот почему он моется в моей ванной – это уже интереснее. После того, как мальчик-который-выжил выжил в очередной раз и победил Тёмного Лорда, война не окончилась. Пожиратели слишком хорошо знали, что им теперь светит: конфискация имущества и изгнание из страны – это в лучшем случае, в худшем – тюрьма и поцелуй. Большинство предпочло подохнуть с палочкой на поле боя, забрав с собой на тот свет несколько авроров. Мой отец собрал вокруг себя лучших тёмных магов, которые ещё остались в живых, и мы укрылись в Малфой-меноре, который защищают мощнейшие древние заклинания. Нас осаждает аврорат в полном составе. Они пытаются прорвать магическую защиту замка, которая уже трещит по швам, и никто не скажет точно, сколько нам ещё осталось – месяц, неделя, день… Мне даже вспоминать страшно тот день, когда упивающиеся с боем прорывались сюда, в этом сражении принимал участие и Поттер, его подвела гриффиндорская храбрость и глупость (а нечего было рваться в одиночку в самое пекло) – он попал в плен с десятком других магов. Их мы тут же убили, а Поттер – Поттер наша козырная карта. Вот уже месяц я охраняю его – мы живём в одной комнате (моя кровать, диван, стол и лежанка Поттера – вот и весь наш скудный скарб). На неё наложено персональное ограничение магии – даже если у Поттера будет палочка, он не сможет колдовать, за дверью постоянно находятся двое упивающихся, да и вообще сбежать – самая глупая идея в этой ситуации. Мы находимся на самом нижнем уровне менора, чтобы пробраться наверх, надо знать путь по многосплетению коридоров, тоннелей и комнат с ловушками. Однако моя жизнь ничем не отличается от жизни Поттера – я такой же пленник, как и он. Отец велел мне практически постоянно быть с ним рядом, исключения составляют лишь те часы, когда я хожу к нему на аудиенцию или на кухню за двумя мисками помоечной похлёбки или прогоркой каши. Но больше всего меня угнетает отсутствие солнечного света и свежего воздуха. Всё бы отдал, лишь бы выйти на улицу… и тут же получить аваду в лоб, хотя нет - десяток авад!
Чувствую, что уже курю фильтр. С отвращением сплёвываю и прикуриваю другую сигарету.
- Малфой, дай покурить, - просит Поттер, не открывая глаз.
С удивлением поднимаю на него глаза – это первый случай за месяц, когда он первый заговорил со мной. Обычно все мои попытки растормошить его оканчиваются ничем. Он всегда молчалив и сосредоточен.
Открываю пачку и протягиваю ему сигарету.
- Прикури, - он открывает глаза и улыбается, - я не умею.
Прикуриваю и протягиваю ему зажженную сигарету. Он затягивается, краснеет и кашляет, но всё равно продолжает упорно курить. Он во всём такой упорный.
- Малфой, - он неумело стряхивает пепел на пол, - ты девственник?
Фыркаю, вот уж какого вопроса точно не ожидал, впрочем, можно и на эту тему поговорить.
- Не, - ухмыляюсь я, - а что тебя это так заинтересовало.
- Да я вот задумался, вот сдохну я завтра, а я даже толком целоваться не умею, - затягивается Поттер, - подумал, вдруг ты в такой же ситуации.
- Ну, что ты, - смеюсь я, - пока ты мир спасал, я думал о плотских утехах.
- И много у тебя было девушек? – интересуется Поттер.
- У меня вообще не было девушек, - отвечаю я, - меня мужчины привлекают.
Из-под ресниц смотрю на его реакцию, но Поттер безразличен.
- Хорошо, и много у тебя было мужчин? – переспрашивает он.
- Ну, не так чтобы уж очень много, - задумываюсь я, - но сдохнуть уже не жалко.
- А я всего с двумя целовался, - Поттер поднимает на меня свои зелёные глазищи – очки он снял, - с Чоу, но она всё время рыдала в это время, а с Джинни мы больше за ручки держались и уроки вместе делали, зато она теперь моя невеста, ждёт меня. Может, дождётся, как думаешь? - он топит окурок в ванной.
- Не знаю, - пожимаю плечами, достаю ещё две сигареты, одновременно прикуриваю и протягиваю одну Поттеру.
- Вам ведь тут немного осталось, - он кивает в знак благодарности и затягивается.
- Ну, пока рано говорить, кто кого переживёт, - хмурюсь я.
- Брось, Малфой, ты прекрасно знаешь, что защита замка падёт, и вас всех перебьют, как крыс, - говорит Поттер.
- Ну, ты же тогда замолвишь за меня словечко, - смеюсь я, хотя мне совсем не смешно.
-Возможно, - Поттер закидывает руки за голову и потягивается, из-под воды показываются рёбра и часть живота – в пупке перекатываются капельки воды – и это чертовски соблазнительно.
- Малфой, а я тебе нравлюсь? – Поттер прищуривает глаза - я же вижу, как ты иногда на меня смотришь.
- Ах, Поттер, - кокетливо хлопаю я ресницами, - а я и не знал, что ты постоянно смотришь, на кого я обращаю внимание.
Он ухмыляется, потом погружается глубже в воду, раздвигает ноги и кладёт их на бортики ванны. Вот сууука, я задыхаюсь от этого зрелища, но виду стараюсь не подать. Больше всего сейчас мне хочется вытащить его за волосы из ванны, прижать к холодной кафельной стене и трахать до потери пульса, пока он не свалится к моим ногам, а потом поставить раком и оттрахать по новому кругу. Но надо держать себя в руках – отец меня за такое по голове не погладит.
- Драко, - Поттер судорожно комкает сигарету, закусывает губу, обнажая белые зубы, опускает глаза и шепчет, - а поцелуй меня.
- Иди ты, Поттер, - шиплю я, - ты не в моём вкусе.
- Ну, Малфой, всего лишь один невинный поцелуй, - он нервно ёрзает из стороны в сторону, вода колышется и выплёскивается из ванны на пол, - не хочется прожить свою жизнь, целовавшись всего с одной китаянкой-истеричкой.
Я сжимаю кулаки – не смей Малфой.
- Драко, ну, пожалуйста, - чуть слышно шепчет он.
Зажмуриваюсь, приближаюсь к ванной, наклоняюсь над Поттером и прикасаюсь губами к его губам, он приоткрывает рот, позволяя моему языку проникнуть внутрь, отвечает мне, ласкает мои губы своим языком. Я обхватываю рукой его затылок, наклоняя голову в более удобную мне позу. Он подчиняется, и я веду в поцелуе, наслаждаюсь моментом, – у Поттера мягкие, горячие, нежные губы. Он весь такой жаркий и доступный. Плохо соображая, что делаю, обнимаю его за шею, и в этот момент он хватает меня за воротник рубашки и рывком переворачивает в ванну. Я оказываюсь под водой, пытаюсь выбраться, но он крепко держит меня, придавливая всем телом. Глотаю воду, как вдруг он убирает руки, и я выныриваю, откашливаясь и отплёвываясь.
- Сдурел, Поттер, - шиплю я, - утопить меня захотел?
Тот сидит рядом и смотрит мне прямо в глаза.
- Захотел бы – утопил, - криво усмехается он. И вдруг хватает моё лицо ладонями и впивается в губы поцелуем. Сладко, нежно. Мокрая рубашка липнет к телу, руки Поттера скользят по спине, он уже стоит передо мной на коленях и страстно отдаётся мне в поцелуе, льнёт ко мне всем телом. Возбуждение накатывает на меня волнами. Я теряю остатки мыслей, но понимаю, что, если не остановлюсь сейчас, то потом уже будет поздно. С силой отталкиваю Поттера, вылезаю из ванной, закутываюсь в полотенце, второе кидаю ему.
- Мытьё окончено, вылезай, - произношу чуть дрожащим голосом, - ну, Поттер, теперь будет, что вспомнить на смертном одре?
Он молчит и странно смотрит на меня, покусывая нижнюю губу, алую и распухшую от поцелуев. Встаёт в ванной, такой гибкий, худой, красивый, желанный… К чёрту! Вылетаю из ванной, хлопая дверью, и, как есть мокрый, заваливаюсь на кровать. Поттер выходит через некоторое время и идёт на свою лежанку.



Глава 2. Глава 2

Пару дней мы снова проводим в молчании. Поттер о чём-то усиленно думает, я усиленно думаю о его губах и разгорячённом теле. Мне нужна разрядка, но в замке получить её негде. Тут все вдвое старше меня – педофилия какая-то получается, к тому же я учился вместе с их детьми.
На третий день иду на кухню за ужином. Возвращаясь, замечаю неладное – у двери стоит только один охранник.
- Где МакНейер? - спрашиваю я у незнакомого мне упивающегося.
- Развлекается с Поттером, - скалит гнилые зубы тот.
Медленно вхожу в комнату. МакНейер уже затащил Поттера на мою кровать и стягивает с него джинсы. Гарри отбивается ногами, но весовые категории явно не равны.
- Ну не упрямься, - шипит упивающийся, - тебе понравится, будешь хорошенькой маленькой шлюшкой! – он пытается раздвинуть Поттеру колени.
Поттер поворачивается в мою сторону и смотрит на меня таким взглядом, что даже не думая, что делаю, выхватываю палочку и прикладываю МакНейер ступефаем к стене.
- Ах, ты, щенок! – орёт он и тянется за своей палочкой, но я проворнее, двумя взмахами связываю его и щёлкаю пальцами. Передо мной появляется домовой эльф. Я беру клочок пергамента и пишу отцу короткую записку, протягиваю её эльфу.
- Доставь письмо и этого, - киваю в сторону МакНейера, - лорду Малфою!
- Ты мне за всё ответишь! – шипит упивающийся, эльф берёт его за шкирку и они исчезают.
Я подхожу к Поттеру – у того истерика – он всхлипывает и резко вздрагивает всем телом.
- Прекрати ныть, и без тебя тошно! – даю ему пощёчину, он замолкает и смотрит на меня широко распахнутыми глазами.
Возникает эльф.
- Лорд Малфой велел зайти к нему через час, - пищит он, склоняясь в поклоне.
Я киваю. Эх, Поттер, получу я сегодня из-за тебя.
Вдруг чувствую, что меня сзади обнимают руки – Поттер прижимается ко мне всем телом, неумело, как щенок, тычется губами в шею, покрывая её мокрыми поцелуями.
- Драко, - еле слышно шепчет он, - возьми меня… не хочу, чтобы так… пусть будешь ты… пожалуйста, Драко!
Его руки проникают в вырез моей рубашки, горячие пальцы гладят грудь, задевают соски, ласкают живот. Нельзя, Драко! Он целует и покусывает мою шею, трётся об меня сзади. Нельзя, Драко!! От возбуждения мне рвёт крышу, зажмуриваюсь, закусываю губу, сжимаю пальцами простыню. Нельзя, Драко!!! Нельзя!!!
Поттер перебирается на мои колени, трётся пахом о мой пах, целует мои губы. С силой спихиваю его с себя.
- Ты похож на суку во время течки! – с отвращением говорю я.
- Но тебя это возбуждает! – констатирует он и сжимает руку на моём паху.
- Нет! – вскакиваю с кровати.
- Что же мне делать? – Поттер указывает глазами на выпуклость на джинсах.
- Подрочишь, Поттер, - шиплю я.
- Ок, - легко соглашается он.
Поттер встаёт и начинает медленно расстегивать рубашку, пуговица за пуговицей – это гипнотизирует меня не хуже, чем взгляд змеи – кролика. Рубашка летит в сторону, обнажая смуглую кожу с мелкими капельками пота. Гарри расстёгивает джинсы и, выгибаясь, стягивает их с себя вместе с трусами. Он ложится на мою кровать, сгибает ноги в коленях и начинает медленно ласкать свой член. Он стонет и извивается передо мной, а я…
У меня всё плывёт перед глазами, возбуждение настолько сильное, что, кажется, брюки сейчас порвутся. Вот же блядь! И это мальчик, который целовался несколько раз в жизни? Да опытнейшим хастлерам лучших публичных домов далеко до него.
- Драко, мне ещё долго тебя ждать? – хрипло спрашивает он.
Я не слышу его слов – кровь шумит в ушах – скорее угадываю по движению губ. Бежать! Куда? Мы живём вместе, никуда я от него не денусь.
Поттер медленно ведёт ладонью по своему животу, по груди, пальцами чертит по шее, обводит губы, облизывает палец – язык, как змея скользит вокруг него. Всё… финиш. К чёрту этот грёбаный мир с его правилами и условиями. В голове остаётся только одно слово – ХОЧУ! Да и, собственно говоря, мира не остаётся, он рушится, осыпается осколками битого стекла вокруг нас – остаёмся только мы двое: я и Поттер, его пальцы, зелёные глаза с расширенными зрачками, губы, которые шепчут моё имя, гибкое молодое тело, на котором пляшут языки пламени от камина. Я сдаюсь…
Два взмаха палочкой – запирающее на дверь и заглушающее на комнату. Стягиваю футболку, с силой дёргаю Поттера за лодыжки, подтаскивая его к себе, сажусь на него сверху, сжимая бёдрами талию. Его руки тут же лезут в мои брюки, расстёгивают ширинку. Обеими руками вцепляюсь ему в волосы, с силой прижимая голову к постели, наклоняюсь к самым губам.
- Поттер, ублюдок, ты ещё пожалеешь об этом! – обещаю ему.
Он ухмыляется и тянется к моим губам. Сейчас, как же! Я, удерживая его голову за волосы, наклоняюсь и кусаю его губы, целую, не углубляя поцелуй, облизываю языком – он стонет и пытается приподняться, ему надо большего, но я не умолим, дразню его – ты сам хотел этого, Поттер. Ты мой! Я везде – губами по губам, языком по шее, зубами по груди, пальцами по простате. Он насаживается на мои пальцы, приподнимает зад. Закидываю его ноги себе на плечи и медленно вхожу в него. Ему больно, вижу, но боль мешается с острым чувством удовольствия. Сжимаю его член – несколько движений и он кончает мне в руку, царапая спину ногтями. Трахаю его с размахом, вдавливая в пружины кровати – меня хватает на пару минут, оргазм накрывает волной, оглушает, топит… Я валюсь на Поттера и думаю, что это лучший секс в моей жизни…
Поттер водит пальцем по моей спине, очерчивая острые лопатки – приятно… Мыслями я где-то далеко, Поттер что-то говорит мне, но я не въезжаю, наконец, до меня доходит.
- Малфой, тебя отец ждёт! – он уже толкает меня.
Чёрт! Отец! Твою ж мать, Поттер.
Вскакиваю – очищающее на себя, на одежду, на Поттера, на простыни. Натягиваю футболку, приглаживаю волосы, хватаю мантию с дивана – пальцы не слушаются, никак не могу застегнуть. Сверху вниз смотрю на героя магического мира. Хорош! На нём уже появляются мои отметины – так оставлять нельзя! Ещё две минуты вожу над ним палочкой, убирая засосы и укусы. Подхожу к двери. Так… Ровное дыхание, маска безразличия на лицо…Выхожу и, на всякий случай, запираю дверь на личный магический замок.
Через десять минут путешествия по промозглым коридорам стучу в дверь отцовского кабинета.
- Войдите, - раздаётся властный голос.
Захожу. Отец сидит в кресле за письменным столом, жестом указывает мне на кресло перед ним. Сажусь. На столе початая бутылка огневиски. Он наливает мне полстакана и протягивает. Я залпом выпиваю его – в голове шумит, горло дерёт, из глаз слёзы. Отец приподнимает бровь и внимательно смотрит на меня. А мне начинает казаться, что от меня за версту несёт сексом, запахом Поттера, только что пережитым оргазмом. Машинально отодвигаюсь подальше. Отец наливает ещё полстакана – опрокидываю в рот и соображаю, что сейчас так развезёт на голодный желудок… Надо быстро валить отсюда.
- Зачем ты звал меня, отец? – спрашиваю я.
- Я хотел уточнить детали инцидента с МакНейером, - отец смотрит на меня.
- Послушай, папа, - я подаюсь вперёд, - ты же понимаешь, нам всем тут недолго осталось, максимум месяц. Поттер – он благородный, однажды он спас меня из горящей выручай-комнаты, рискуя собственной жизнью, и это при том, что мы ненавидели друг друга, а уж за спасение собственной задницы он замолвит за меня словечко, если я всё ещё останусь в живых…
- Уверен?- усмехается отец.
- Да! – киваю я и произношу с призрением, - он же гриффиндооорец.
- Ну что ж, - отец наливает мне ещё полстакана – я велел МакНейеру держаться от вас подальше, да и вообще сделаю всем замечание, совсем дисциплина ни к чёрту! Иди, - он кивает головой в сторону двери.
Осушаю бокал, ставлю его на стол и поднимаюсь, иду к двери. У самой двери меня останавливает голос отца.
- Ты стал совсем взрослый, сын, - грустно говорит он, - делай, как считаешь нужным. Только смотри, чтобы это не затянуло тебя.
Киваю головой и вываливаюсь за дверь. Закрываю её и прижимаюсь спиной. Достаю сигарету – ломаю, вторую удаётся прикурить только с четвёртой попытки. Затягиваюсь – что это было? Карт-бланш на задницу Поттера?
Пока тащусь до комнаты, алкоголь сильно даёт в голову, ноги уже не слушаются. Вхожу, швыряя мантию на диван – душно. В комнате полумрак – почти все факелы догорели. Подхожу к кровати, валюсь на неё и понимаю, что Поттер, скотина, сладко спит на ней, сопя в мою подушку. Стаскиваю с него одеяло и пихаю в бок.
- Совсем обнаглел, Поттер, брысь к себе! – шиплю я.
Он вздрагивает спросонья, но быстро успокаивается и прижимается упругим задом к моему паху. Дотрагиваюсь пальцами до его бедра – такой горячий, такой мягкий, такой податливый… Возбуждение - как лезвие бритвы.
Обнимаю его за живот и пододвигаю к себе, целую в пушистый затылок. Он стонет и прижимается ко мне. Вставляю в него один палец – Поттер внутри горячий, чуть влажный и мышцы ещё не успели сжаться. Надавливаю одной рукой на спину, другой – подтаскиваю за бёдра к себе, заставляя лечь под определённым углом, и резко вхожу в него. Начинаю двигаться в рваном ритме, прижимаю его за грудь к себе. Поттер наклоняет голову, ловит мои пальцы губами, втягивает их в рот, облизывает подушечки языком. Возбуждаюсь ещё больше, если это, конечно, возможно. В комнате абсолютная тишина – слышно лишь наше прерывистое дыхание и стоны сквозь зубы. Ласкаю Поттера рукой, давай дружочек. Кончаем мы практически одновременно – вначале Поттер, выгибаясь и толкаясь мне в руку, затем я – плотно прижимаясь пахом к его ягодицам.
Двигаться лень, лежу минут пять, уткнувшись носом ему в спину. Наконец встаю. Делаю пару шагов к ванной комнате, но понимаю – в падлу. Палочка – очищающее – обнимаю Поттера – спать! Всё остальное завтра.



Глава 3. Глава 3

А на завтра я просыпаюсь с жуткой головной болью – похмелье! А ещё – вот удивительно – с жутким утренним стояком. Пытаюсь рукой нащупать Поттера – его нет, ну, и где эта дрянь гриффиндорская! Открываю глаза – тут, сидит рядом на кровати, подтянул колени к подбородку, положил на них голову и разглядывает меня.
- Поттер, - откидываю одеяло и указываю глазами на стояк, - это по твоей вине!
Он пожимает плечами и отводит глаза. Какого чёрта! Ты ещё не понял, кто тут главный что ли? Так я тебе сейчас объясню. Дёргаю его за руку к себе, хватаю за волосы.
- Бери в рот! – приказываю.
Поттер послушно нагибается и заглатывает мой член – мда, минет он делать явно не умеет – чавкает, задевает зубами, губы сжаты не плотно. Отталкиваю его, прижимаю к стене и подношу член ко рту – открывай. Трахаю его в рот, глубоко – он давится, но не отстраняется, размашисто – по самые гланды. Вот тааак, дааа. Нет! Мне мало. Переворачиваю его на живот, тяну за бёдра, ставлю на колени, утыкаю лицом в подушку. Какой вид! Раздвигаю ягодицы, облизываю палец, ввожу, несколько раз двигаю им вперёд-назад, затем вставляю второй, сгибаю. Хватит с него. Пытаюсь резко войти – чёрт, самому больно! Поттер мычит и пытается отстраниться, ну уж нет, голубчик, крепко держу его за бёдра. Наконец, он привыкает. И начинает сам подмахивать мне задом, шалава! Кладу руку ему на член и он теряется в ощущениях – не знает, куда двигаться. Тяну его за волосы, принуждая подняться на вытянутые руки, он запрокидывает голову, глаза шальные, острый кадык. Поттер кончает и хрипит, падает лицом в подушку, а я никак не могу кончить. Ну же, вот, чуть-чуть… вцепляюсь зубами ему в лопатку. Валюсь на его спину, потом отталкиваю его в сторону и переворачиваюсь на спину на кровать. Мутными глазами созерцаю потолок. Достаю сигарету, прикуриваю, затягиваюсь, передаю Поттеру.
- Я и не думал, что ты такой, Поттер, - ухмыляюсь я.
- Я и сам не думал, - Поттер возвращает сигарету.
- А ты хорош снизу, и как подмахиваешь! – выпускаю дым.
- Не понимаю, зачем люди курят после секса, - говорит Поттер, отбирает у меня сигарету, затягивается и выкидывает её, - сейчас бы пожрать!
- Конечно, Поттер, тебе пожрать, а мне тащиться на кухню! – злюсь я.
Однако идея не плохая, надо идти и захватить заодно пару бутылок – опохмелиться. Иду в ванную, умываюсь холодной водой, приглаживаю волосы.
На кухне получаю от эльфа две миски какой-то бурды и буханку чёрного хлеба. Беру две бутылки коллекционного вина и иду обратно.
Едим мы молча. Пожрав, Поттер встаёт, тянется и заваливается на мою кровать. Нет, ну надо же!!!
- Поттер, ты что забыл кто ебёт и кормит? – дёргаю его за ногу, стаскивая с кровати. Он смеётся и отбивается, хватает подушку и лупит меня ею. Вырываю у него подушку и всё-таки стаскиваю его с кровати. Он хватает меня и начинает щекотать, я смеюсь и катаюсь по полу. Мы боремся и, наконец, он опрокидывает меня на спину, садится сверху, держит мои руки за головой, нагибается близко к моим губам и шепчет.
- Я сильнее тебя, Малфой, никогда не забывай об этом! – и нежно целует меня, так слааадко. Я зажмуриваюсь, он отпускает мои руки, я обвиваю его шею и мы целуемся, пока не становится трудно дышать. Тогда Поттер отрывается, смотрит мне в глаза, проворно встаёт и снова ложится на мою постель. Я фыркаю, встаю, беру книгу по запрещённым зельям со стола – чтение – это единственное моё развлечение - залезаю на кровать и ложусь Поттеру на грудь, свешивая ноги на пол. Он пропускает мои волосы сквозь пальцы и о чём-то думает. Через некоторое время он пытается заглянуть в книгу.
- Поттер, там нет картинок, - ухмыляюсь я.
- Как ты можешь такое читать? – не понимает он.
- Ну, это не для средних умов, - я углубляюсь обратно в книгу, а Поттер в свои мысли.
Вечером мы ужинаем чем-то вроде мяса (по вкусу смахивает на дохлого гиппогрифа).
- Тогда… в ванной, - поднимает на меня глаза Поттер, - мне понравилось.
- Идём! – соглашаюсь я.
Беру две бутылки вина и иду в ванную комнату. Наполняю ванну водой, подогреваю её и оборачиваюсь к Поттеру. Он стаскивает майку и джинсы, смешно прыгает, стягивая носок. Залезает в ванну и блаженно вытягивается. Я глаз отвести от него не могу.
- Тебе нужно персональное приглашение или снова затащить в воду в одежде? – интересуется он, - хватит пялиться.
- Поттер, а ты считаешь меня привлекательным? – я медленно раздеваюсь.
- Ты – как ангел, - серьёзно говорит он, - только если рот не открываешь, конечно.
- Правда? - мне почему-то приятно, что я нравлюсь Поттеру. Забираюсь в ванну к нему.
- Да, ты очень красивый, - он нежно дотрагивается до моей груди – там еле заметен шрам от его сектумсемпры, - прости меня за это, я не хотел.
- Проехали! – я откупориваю вино, - держи, Поттер, ты такого никогда не пил и навряд ли когда-нибудь будешь пить. Извини, стаканов нет.
Мы молча пьём вино из горла. Поттер совсем не умеет ценить дорогие напитки – выпивает чуть не залпом, эх, ну куда ему со своим свиным рылом в наш калашный ряд. Отставляет свою бутылку в сторону и тянется за моей. Он уже навеселе.
- Малфой, - он пихает меня ногой, - а что ты будешь делать, когда война кончится?
- Лежать в гробу, - мрачно шучу я.
- Не, ну серьёзно? – не отстаёт Поттер.
- Да откуда я знаю! – отталкиваю я его ногу, - я теперь вообще ничего не знаю!
- Ну, а раньше чего хотел? – не отстаёт Поттер.
- Раньше, - я прикрываю глаза, - раньше я бы окончил школу, занялся бы семейным бизнесом, отец нашёл бы мне породистую невесту, женил бы меня, завели бы наследника.
- Что бы ты со своей невестой делал? – смеётся Поттер, - через задницу наследника не заведёшь!
- Ну, переспал бы с ней один раз, - пожимаю плечами я, - а потом бы нашёл себе смазливого любовника. Поттер, пойдёшь ко мне в любовники?
- Я подумаю, - улыбается он.
- А ты вот что теперь будешь с Уизли делать? – спрашиваю я.
- Не знаю, - отворачивается Поттер и закусывает губу, - а знаешь, я вообще хочу уйти из магического мира, я тут подумал – я больше потерял, чем приобрёл, когда узнал, что я волшебник.
- И чего ты будешь там делать? – интересуюсь я.
- Пойду в цирк работать, буду фокусы показывать, - Поттер отбирает у меня бутылку, делает глоток, притягивает меня к себе, целует и поит вином изо рта. Капли стекают по подбородку, текут по груди. Поттер нагибается и слизывает их языком.
- Поттер, хрипло говорю я, - я тебе сейчас бутылку в задницу засуну.
- Бутылку не хочу, - шепчет Поттер, - хочу тебя… внутри…
Он обвивает меня ногами за талию, придвигается ко мне, целует. Горячие руки скользят по влажному телу, вылизываю шею и ключицы Поттера, он изгибается и стонет. Ласкает рукой мой член, я просовываю в него палец – в воде он с лёгкостью входит, Поттер стонет и извивается. Вытаскиваю его из ванны, прижимаю к холодному кафелю стены, Поттер прогибается в пояснице, хлопаю его по внутренней стороне бёдер, чтобы раздвинул ноги шире, вхожу. Двигаться не удобно – ноги скользят по мокрому полу, но это ничего, потому что чертовски хорошо.
- Драааако, - стонет Поттер в руку.
Даааа, прижимаюсь к его спине.
Тащу его за руку в комнату, падаем на постель – спать!



Глава 4. Глава 4

Утром меня будит домовой эльф.
- Лорд Малфой велел быть через полчаса в его кабинете, экстренное собрание, - он кланяется и исчезает.
Тянусь. Так лень вставать – под боком лежит Поттер, такой сонный и тёплый весь ещё. Вздыхаю, с сожалением выползаю из кровати и иду умываться.
Видимо, всё очень серьёзно, потому что до этого момента я никогда не присутствовал на собраниях. Все сидят с траурным видом. Слушаю вполуха, мыслями я в постели рядом с Поттером. Ля-ля-бля про тополя. Наступление провалено по всем фронтам, пути заграницу отрезаны, финансовые счета заморожены. Группа, которая должна была доставить нам продовольствие, убита. Значит, теперь мы будем жрать ещё меньше.
- Давайте, обменяем Поттера на возможность уйти, - предлагает кто-то.
- Нет, отрезает Люциус, - они не обменяют одного героя магического мира на несколько десятков тёмных магов.
- Конечно, - бубнит МакНейер, - ты припас Поттера, чтобы спасти шкуру своего сынка. Мне только одно не понятно, кто из них кого трахает? Давайте просто прикончим его – нам еды больше достанется.
Стискиваю пальцами палочку, да как он смеет!
- Тихо! – отец встаёт из-за стола, - пока Поттера не трогать, это вообще не вариант, надо думать. Думать, я сказал! Пошли все вон!
Я вылетаю из кабинета и быстрым шагом иду к себе. Ну, МакНейер, только попадись мне где-нибудь в тёмном коридоре!
Захожу в комнату – Поттер в одних боксерах и накинутой на плечи рубашке лежит на диване, закинув одну ногу на спинку. С усмешкой смотрит на меня. Пинаю ножку дивана, проходя мимо. Только молчи сейчас, гнида! Ага, как же.
- Ну, Драко, - ухмыляется он, - сколько вам ещё осталось? Агония близка?
- Заткнись, Поттер, - цежу я сквозь зубы!
- Что, всё совсем плохо? – сочувствующим голосом произносит он.
Ну, ты у меня сейчас дождёшься!
- Поттер, - подхожу к кровати и снимаю рубашку, - иди сюда, быстро!
- Зачем? – интересуется он и хлопает глазками.
- Я хочу! – приподнимаю бровь.
- А я не хочу, - Поттер отворачивается и глядит в потолок.
От такой наглости забываю, как расстёгивать ремень. Хватаю палочку и направляю её на Поттера .
- Сам подойдёшь или под Империо?- я зол до чёртиков.
- Я умею сопротивляться Империо, - равнодушно отвечает Поттер.
Вышвыриваю палочку, подскакиваю к дивану, стаскиваю Поттера на пол – злость придаёт мне силы. Собственно говоря, он и не сопротивляется. Покорно встаёт на колени и выпячивает зад. Я беру его грубо, так грубо, что самому больно, но, трахая сейчас Поттера, я трахаю весь этот грёбаный мир. Встаю – на коленках ссадины – сажусь на диван и смотрю на своего героя. Поттер морщится, встаёт, аккуратно садится рядом и вдруг утыкается мне в шею и крепко обнимает руками. Потом закидывает на меня ногу и перемещается ко мне на колени. Кладу руки на его ягодицы, он покрывает поцелуями моё лицо, шею. Кружу пальцем вокруг его входа. Он выгибается назад и сам насаживается на мой палец.
- Ты что хочешь ещё? – шепчу я.
Поттер молча кивает мне в плечо.
- Поттер, ты псих, ты больной извращенец, - убеждённо заявляю я, - я только что поимел тебя в самой унизительной позе, и ты хочешь ещё?
Поттер смотрит мне в глаза, встаёт и за руки, не отрывая взгляда, тянет меня на кровать.

Отныне наша жизнь стала прекрасной и разнообразной, мать её. Поттер каждую ночь спит в моей кровати – сворачивается клубочком и сопит мне в бок. Почти каждый день я хожу на собрания, где всех разговоров только о том, что всё хуже и хуже. После этих собраний я прихожу злой и получаю разрядку в виде Поттера. Он никогда не отказывается. Я хочу быть с ним нежным, но с ужасом осознаю, что не могу быть нежным просто физически. Это грубый животный секс, после которого я падаю и больше не думаю уже ни о чём. Иногда Поттер сам лезет ко мне, он, как кошка, тычется мне в шею, целует в губы, смотрит в глаза щенячьим взглядом и ложится – и мне рвёт крышу, потому что ничего более сексуального и возбуждающего я не могу представить. Мерлин, сколько же любви не додали ему его родственники, если он может наслаждаться тем, что происходит между нами. Да и сколько любви не додали мне самому. И тогда я более нежен с ним, и это секс губы в губы, глаза в глаза, тело в тело.
- Драко, - как-то спрашивает он после секса – мы лежим на мятых простынях и курим одну сигарету на двоих, - а что между нами?
- В смысле? – спрашиваю я.
- Ну, что ты ко мне испытываешь, какие чувства? – уточняет Поттер.
- Между нами неплохой секс, Поттер, - грубо говорю я, - и, если бы ты был более опытен, секс был бы ещё лучше!
- Ну, ты что, вообще ничего ко мне не испытываешь?- тихо спрашивает Поттер.
- А что я должен к тебе испытывать? – уточняю я.
- Ничего… - Поттер встаёт и уходит в ванную комнату.
Чёртов гриффиндорец, ну, что ты в душу ко мне лезешь-то? И что ты хотел услышать, что я хочу с тобой ходить за ручки и делать вместе уроки? Я никогда не признаюсь Поттеру, что он как наркотик для меня – меня возбуждает его взгляд, его запах, случайное прикосновение его кожи к моей, его близость. Сколько я его уже трахаю, но хочу только ещё больше. Его присутствие в моей постели по ночам необходимо мне так же, как необходим кислород.



Глава 5. Глава 5

На очередном собрании герой вечера (точнее утра) – Теодор Нотт. Он остался относительно чистеньким перед законом – в связях с Лордом замечен не был, а на отца, который сейчас находится в Малфой-меноре, он получил свидетельство о смерти ещё в самом начале войны – победили белые маги, а всё равно всё решают деньги. Естественно, все их счета экспроприировали, все земли и весь бизнес отобрали, короче оставили только то, что было на самом Теодоре одето, зато теперь он сознательный гражданин. Он сумел миновать посты авроров и доставить продовольствие в Малфой-менор – честь и хвала ему!
После собрания он хватает меня за руку.
- Привет, - улыбается он.
- Привет, - отвечаю я.
- Я сейчас к отцу, а потом забегу к тебе? – спрашивает он.
- Давай, - соглашаюсь я.
Иду в свою комнату. Поттер вопросительно смотрит на меня с кровати. Нет, малыш, не сейчас.
- Ко мне сейчас Теодор Нотт придёт, - я сажусь на диван, - слезь с кровати, а?
Поттер фыркает, однако слезает на свою лежанку.
Тео приходит через полчаса. Садимся на диван. Поттер краем глаза наблюдает за нами. Нотт явно не в духе. Принёс бутылку огневиски и два стакана. Разливает до краёв. Свой опрокидывает залпом. Я отпиваю глоток и приподнимаю бровь.
- Был у отца, - говорит Тео, - я всё подготовил, заплатил почти всё, что у меня было, чтобы обеспечить ему безопасную отправку на континент, уговариваю уйти со мной и бежать из страны – не хочет!
- Кто бы мне такое предложил, - улыбаюсь я, - я бы даже не раздумывал!
Дальше пьём в молчании. Теодор уговаривает примерно половину бутылки.
- Чёрт, - произносит он безнадёжно, - ну, как мне уговорить его? А всё из-за тебя, сууука! – он швыряет стакан в голову Поттера. Тот уклоняется, и стакан разбивается о стену мириадами осколков, осыпая пол и Гарри.
Репаро возвращаю стакану нормальный вид и левитирую его на стол.
- Малфой, - поворачивается ко мне Тео, - а правда поговаривают, что ты трахаешь Поттера?
- Тео, друг мой, - поджимаю губы – ну, что ты, как базарная ведьма сплетни собираешь?
Нотт встаёт и направляется к Поттеру, скрещивает руки на груди и окидывает его оценивающим взглядом. Гарри смотрит на него с вызовом.
- А он ничего, - сам себе говорит Тео, - у него полные губы, наверное, он хорошо сосёт, а, Малфой, да и бёдра узкие, он тесный внутри?
- Я же тебе сказал, - злюсь я, - это только сплетни.
-Ну, сплетни так сплетни, - ухмыляется Нотт, присаживается на корточки перед Поттером и берёт его за подбородок, - Драко, а давай его трахнем на пару, можешь даже быть первым, я после тебя не побрезгую.
Поттер рывком головы скидывает руку Тео. Сжимаю палочку в кармане мантии – а ну убери от него руки. Теодор насмешливо смотрит на меня.
- Спроси на это разрешения у моего отца, - зло говорю я.
- Значит только сплетни? Драко, теряешь квалификацию – у тебя всё на лице написано! – Теодор встаёт и смотрит на меня, - не хочешь поделиться с другом! Раньше ты не был таким жадным.
- В слизерине нет друзей, - криво усмехаюсь я.
- Возможно, - наклоняет голову Нотт, - впрочем, на твоём месте я бы тоже не стал делиться Поттером, таким сладким мальчиком хочется обладать лично. Ну, ладно!
Теодор пьяной походкой приближается ко мне.
- Драко, - улыбается он, - ну, раз с Поттером не вышло, может, развлечёмся между собой? Помнишь четвёртый курс, как ты подо мной извивался, тебе нравилось.
Вот урод! Вижу, как Поттер прищуривает глаза.
- Тео, дорогой, - отвечаю я, - это было давно и почти не правда, с тех пор я кардинально пересмотрел свои взгляды на секс.
Однако Тео садится мне на колени, обдавая запахом перегара, и вдруг впивается мне в губы грубым поцелуем. Противно! Уже хочу оттолкнуть его, как вдруг он сам сваливается с моих колен! Поттер за волосы стащил его на пол и успел приложить головой о каменные плиты.
- Слушай меня внимательно, гадина слизеринская, - шипит он практически на парсултанге, - если я тебя ещё раз увижу рядом с Драко, то я, клянусь, выйду отсюда, найду тебя и буду убивать так медленно и мучительно, что тебе круциатус покажется наслаждением!
Тео медленно поднимается, ощупывает затылок и смотрит на кровь на своей руке.
- Ах, ты… - он выхватывает палочку.
Быстро вскакиваю и оттаскиваю Поттера к себе за спину.
- Тео, - на всякий случай тоже достаю палочку, - ты ведь не хочешь проблем с моим отцом? Лучше уйди, ты пьян сейчас.
Нотт сплёвывает, разворачивается и идёт к двери.
- Знаешь, Поттер, - произносит он, выходя, - а ты спроси у Малфоя, скольким он ещё задницу тут подставляет.
Вот же ты, урод! Слизеринец! Захлопываю дверь заклинанием и оборачиваюсь к Поттеру – его кулак врезается мне в скулу. Отшатываюсь. Больно, но больше обидно – за что? Вытираю кровь тыльной стороной ладони.
- Малфой, это правда? – глаза Поттера мечут авады.
- А ты как сам думаешь? – злюсь я.
- Я думаю – правда!
- Да, ну и прекрасно, раз ты так думаешь! – разворачиваюсь и сажусь на диван.
- Малфой, сука ты, - мне кажется или Поттер сейчас заплачет, - тебе что меня мало?
Я молчу. Гарри идёт и ложится на свою лежанку, плотно сжимает губы и отворачивается. Ничего, подуешься и перестанешь!
Однако Поттер весь день ставит меня в игнор. Вечером ложусь в постель и хлопаю ладонью по простыне рядом с собой.
- Поттер, кончай ломаться, иди сюда!
Он молчит и не смотрит на меня. Ну и спи на холодном полу! Какие мы гордые.



Глава 6. Глава 6

Проходит день, второй, я медленно схожу с ума – Поттер рядом, протяни руку и вот он, но в то же время так далеко! На третий день не выдерживаю – затаскиваю его на постель, раздеваю, ласкаю – он не сопротивляется, только смотрит в сторону безжизненным взглядом. Трахаю его и понимаю выражение «резиновая женщина». Когда я кончаю, он молча встаёт и идёт в ванную. А я отворачиваюсь к стене и закусываю угол одеяла.
На четвёртый день к вечеру я сдаюсь.
- Поттер, - тяну его за вихор на макушке, - ну, что ты хочешь от меня услышать, что ты – единственный у меня за два года? Никого у меня не было кроме тебя, ну, что ты, как дурак, поверил Нотту.
- Правда? – Поттер поднимает на меня свои зелёные глазищи.
- Правда, - киваю я, - иди ко мне, мне без тебя плохо!
Ладно, герой, ты вытащил счастливый билетик.
Укладываю Поттера на спину, сажусь сверху, глажу пальцами его щёку.
- Сейчас я покажу тебе, как надо делать нормальный минет, - улыбаюсь я.
И вдруг понимаю, что быть нежным очень легко – надо просто любить. Я хочу любить Поттера, поэтому я прикасаюсь к его губам, целую, облизываю ушную раковину и скольжу языком вниз по шее. Покрываю грудь поцелуями и лёгкими укусами, вылизываю пупок. Гарри весь дрожит под моими руками, сгорает в пламени желания. Опускаюсь ещё ниже, дую на волоски в паху.
- Щекотно, - шепчет Поттер.
Беру его член в руку, облизываю головку, провожу языком вверх-вниз, ласкаю рукой, беру в рот. Поттер выгибается мне навстречу, вцепляется в волосы. Так просто любить его! Да, Поттер, я хорош, я знаю, спасибо. Он стонет, мечется подо мной, не знает, куда деть руки – комкает простыни, касается меня, прикусывает кожу на руке. Беру в руку его ладонь и переплетаю пальцы. Он вцепляется в меня так, что суставы хрустят. Да! Горячим языком по самому кончику – и Поттер толкается мне в рот. Как обычно, быстро приходит к финишу. Лежу на его животе и смотрю в шальные зелёные глаза.
- Знаешь, Малфой, - произносит он через некоторое время, - я тут думал о нас и о том, что я к тебе чувствую, и, мне кажется, что это…
Что это мне не суждено узнать, потому что в это время раздаётся жуткий грохот, стены дрожат, на нас сыплется каменная крошка с потолка.
- Что это? – вскакивает Поттер.
- Нападение, - равнодушно говорю я, - магическая защита пала.
- И что теперь? – спрашивает Поттер.
- Ничего, - пожимаю плечами, - нас похоронят в братской могиле, потому что не отдерут от пола, когда на нас рухнет потолок.
- Чего? – округляет глаза Поттер.
- Да ничего! – я вскакиваю, кидаю Поттеру его одежду и хватаю свои джинсы и майку, - слушай, Поттер, когда я был маленьким, у меня был домовой эльф, типа няньки, я попросил его прорыть для меня туннель за пределы поместья и велел никому об этом не говорить, он как раз находится на этом уровне в самом конце коридора, если доберёмся и его ещё не завалило, то у нас есть шанс.
Беру палочку со стола и тащу Поттера к двери. В это время дверь распахивается и влетает МакНейер.
- Нападение, - тяжело дышит он, - отец велел тебе привести Поттера.
- Хорошо, свяжи его, на всякий случай, - пропускаю упивающегося в комнату. Он входит, вскидываю палочку.
- Авада Кедавра! – зелёная вспышка освещает комнату. МакНейер падает к ногам ошарашенного Поттера, - А что? Я у тебя учился, - пожимаю плечами и перетаскиваю Гарри через труп, - Бежим!
Мы несёмся по коридору – над нами идёт битва – дальше, дальше, дальше. Чуть не врезаемся в стену. Так, тут где-то должен быть кирпич с гравировкой DM. Вожу пальцами по стене – ну же! Вот он. Стучу три раза по кирпичу палочкой, и стена расступается. Втаскиваю Поттера внутрь и закрываю вход. Зажигаю Люмос. Вроде, туннель цел, но он весь дрожит, и с потолка падают комья земли. Бежим по подземному ходу – сердце бьётся уже где-то в горле, кажется, ещё чуть-чуть и оно вывалится изо рта. Наконец добегаем до выхода. Отодвигаю взмахом палочки огромный валун, прикрывающий вход, вытаскиваю Поттера за руку и молюсь, чтобы мы были за пределами антиаппарационного барьера. Поттер падает на землю у моих ног – рано ещё. Краем глаза замечаю какое-то движение в кустах. Поднимаю Поттера, прижимаю к себе, концентрируюсь, и мы аппарируем.
Больно падаю спиной на пол комнаты, сверху на меня приземляется Поттер. Минут пять так и лежим, выравнивая дыхание. Затем Поттер слезает с меня и оглядывается.
- Где мы? – спрашивает он.
- У меня дома, - улыбаюсь я.
- В смысле?
- Ну, когда после четвёртого курса Тёмный Лорд возродился, я понял, что, кто бы не победил в конечном итоге, всегда надо иметь денежную заначку и уютную норку, где можно укрыться. Я купил себе эту квартиру, никому не сказав об этом. Мы в маггловской части Лондона, это почти самая окраина, вшивый район, но для конспирации – самое оно. Ладно, я в душ, а ты поройся на кухне, там, кажется, должен быть где-то чай.
Иду в ванную и встаю под струи воды. Какой кайф. Капли стекает по моему лицу и волосам. Вылезаю, вытираюсь, иду в комнату и вытаскиваю из гардероба чистую одежду – она велика. Беру комплект для Поттера. Он сидит на кухне и пьёт чай. Протягивает мне вторую кружку. Даю ему одежду.
- Сходи в душ, - советую я, он кивает и встаёт.
Минут через тридцать он возвращается, застёгивая мою рубашку.
- Спасибо! – говорит он.
- Пожалуйста, - отвечаю я, - для тебя Поттер не последней рубашки не жалко.
- Я не о том, спасибо, ты мне жизнь спас.
- Ну, значит, мы квиты. И что теперь? – интересуюсь я.
- Ну, я должен идти, - он опускает глаза, - там за меня все волнуются.
- Ага, должен, - мне почему-то становится очень погано. Я роюсь в ящике комода, достаю с десяток фунтов и протягиваю Поттеру, - вот, доберёшься отсюда на метро.
- Спасибо, - он кивает, - не провожай, я сам найду выход.
Хлопает входная дверь, а я встаю и иду в коридор. Где-то внутри теплится надежда, что Поттер не ушёл, что я сейчас выйду из комнаты, а он стоит и глупо улыбается, но нет – в коридоре пусто, пусто в душе.



Глава 7. Глава 7

Вот уже неделю я живу один. Поттера ждали и он ушёл, а меня никогда никто не будет ждать и мне некуда идти. Я не знаю, что случилось с моими родителями, но это не самое страшное (уверен, что у отца всегда был запасной план отступления). Самое страшное – я не могу без Поттера. Каждую ночь мне снится, что он рядом, я чувствую его дыхание на своей коже, его запах, я ощущаю его, кажется, протяни руку и вот он - пальцы коснуться тёплого тела, но нет! Сон рассеивается, мираж исчезает, и я просыпаюсь один в холодной постели. Я не живу, я существую. Выхожу в магазин, покупаю готовую еду, разогреваю её в микроволновке, машинально подношу вилку ко рту, жую, даже не чувствуя вкуса. Я ем, сплю, перемещаюсь по квартире – это всё по инерции.
На седьмой день решаю, что пора бы забыть о Поттере. Одеваюсь и иду на улицу – сниму хастлера, развеюсь. Найти публичный дом в этом районе не проблема. Очень скоро замечаю симпатичного рыженького паренька с накрашенными глазами в цветастой футболке и коротеньких шортах. Подхожу к нему, протягиваю пять фунтов.
- Красавчик, - обворожительно улыбаюсь я, - не подскажешь, где тут публичный дом поприличней?
- А я тебя не устрою, - вызывающе улыбается он.
- Извини, нет, - усмехаюсь я, - ты слишком похож на человека, которого я бы предпочёл не видеть до конца дней моих.
Он пожимает плечами и показывает, куда нужно идти. Заведение я нахожу быстро, вхожу во внутрь – пошлая обстановка, всё в бордовых тонах с золотом, почти гриффиндор, мать его. Ко мне приближается расфуфыренная хозяйка.
- Девочку, - она окидывает меня оценивающим взглядом, - или мальчика?
- Брюнета, худого, зеленоглазого, моего возраста и опытного – есть?
- Конечно, всё к вашим услугам! Лили, приведи! – мадам кивает кому-то в соседней комнате.
Минут через пять передо мной возникает брюнет лет восемнадцати, стройный, глаза зелёные – линзы, молодцы, всё для клиента.
- Пройдёмте, - он жестом приглашает меня подняться по лестнице.
Заходим в спальню. Ложусь на кровать – начинай! Паренёк залезает сверху, начинает целовать меня, расстёгивает рубашку. Опыт у него, действительно, большой! Пытаюсь представить, что это Поттер – и не могу! Всё моё тело вопит о том, что это не те руки, не те губы, не то тело! Хочу Поттера! Чтоб ты сдох, грёбаный герой грёбаного магического мира!
Отталкиваю хастлера, встаю, кидаю на кровать деньги.
- Извини, но не то! – беру рубашку и иду к двери.
- А ты, видимо, очень сильно любишь этого своего зеленоглазого, - произносит хастлер, - от меня ещё никто вот так не уходил, ты первый.
- Да, - киваю я, - я его очень люблю, только не успел ему об этом сказать.
Иду домой, чёрт, под машину что ли кинуться или с небоскрёба прыгнуть, хотя какие в этом районе небоскрёбы? Поднимаюсь по лестнице и встаю как вкопанный. Под моей дверью на корточках сидит Поттер.
- Поттер? – у меня, наверное, уже галлюцинации начались.
- Привет, - галлюцинация улыбается, - а я боялся, что ты уже не придёшь.
- Поттер, ты чего тут делаешь? – спрашиваю я.
- В гости пришёл, - пожимает он плечами, - у тебя чай был вкусный. Может, впустишь?
Я судорожно роюсь в кармане в поисках ключей, никак не могу вставить ключ в замок, наконец, открываю дверь и пропускаю Поттера. Он заходит и оборачивается, я закрываю дверь и прижимаюсь к ней спиной. И вдруг Поттер опускается передо мной на колени, утыкается мне лицом в пах, вцепляется в мои коленки руками.
- Драко, - шепчет он и его горячее дыхание проникает сквозь ширинку, - возьми меня, прямо тут, пожалуйста, до спальни я не доживу!
Простые слова и дыхание Поттера на моей коже - это возбуждает так, как и в десять раз меньше не удалось самому опытному хастлеру района. Возбуждение такое сильное, что больно. Я хватаю Гарри в охапку и усаживаю на тумбочку для обуви. Он обхватывает моё лицо руками, гладит лоб, брови, щёки, покрывает поцелуями. Я целую его пальцы – мой, только мой. Он впивается мне в губы, пальцы теребят пуговицы на рубашке, у него никак не получается расстегнуть их. Я помогаю ему и стаскиваю с него футболку – обнажённое тело к телу, хочу каждой клеткой ощущать его близость! Он расстёгивает мои брюки, стягивает их ногой, я вожусь с ремнём на его джинсах, он приподнимается, давая мне возможность стащить эту абсолютно не нужную в данный момент деталь одежды. Я глажу его везде, он обнимает меня руками за шею и ногами за талию. Притягивает к себе, хотя ближе уже некуда. Целую его шею, плечи, грудь. Вцепляюсь в него пальцами, боясь, что он сейчас исчезнет, что это всего лишь очередной сон.
- Драко, - стонет он, - заканчивай с прелюдией… не мучай меня…больше не могу… ждать! Хочу тебя в себе… хочу грубо… больно… страстно… ну же, Драко!
- Постой, - хватаю его лицо и смотрю в глаза, наполненные до краёв таким желанием, что мне становится плохо, - постой, Поттер, постой, я хотел тебе сказать, я тебя…я…
- Я знаю, - он целует меня в нос, - я это уже давно знаю.
- Откуда, - глупо спрашиваю я.
- Потому что я тебя тоже, - пожимает он плечами, - и давай поговорим потом, что-то ты раньше не был таким болтливым в постели.
Целую его в губы, просовываю руку вниз, вхожу в него одним пальцем, ласкаю, он стонет, добавляю второй.
- Драко, давай уже! – Поттер приподнимается ко мне навстречу.
Вхожу в него – каждая клетка тела орёт от возбуждения. Поттер так прижимается ко мне, что двигаться практически не возможно, но это не важно, важно то – что мы вместе. Через десять минут умопомрачительного секса мы сидим на полу в коридоре, прислонившись к тумбочке.
- Ты бросил курить? – спрашивает Поттер.
- Ага, - отвечаю я.
- Хорошо, - говорит Гарри, - это была плохая привычка, она нужна только тем, у кого нет хорошего секса.
- Как Джинни? – задаю самый главный для меня вопрос. Поттер молчит и хмурится, сердце пропускает пару ударов.
- Нормально, - наконец говорит он, - просто у неё есть один недостаток – у неё нет члена. Слушай, а ты не в курсе – тут поблизости есть цирк?


"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"