Вояж с вампирами

Автор: Wiage
Бета:Читерабоб, Диана Шипилова
Рейтинг:G
Пейринг:Локхарт, НМП
Жанр:General, Humor
Отказ:Не моё, увы.
Аннотация:"Моя настоящая история и поклёп вампира" (с) Г.Локхарт . Написано для Магических СМИ, издаваемых АБ.
Комментарии:
Каталог:нет
Предупреждения:нет
Статус:Закончен
Выложен:2010-07-07 18:21:09 (последнее обновление: 2010.07.07 18:19:30)
  просмотреть/оставить комментарии


Глава 1.

— Инте-ре-е-есно… Говорите, вампиры?

Я отхлебнул глоток чая, осторожно разглядывая молодого человека, внезапно возникшего передо мной. Он не был похож на обычных туристов, которые приезжают сюда покататься на лыжах. Стоило хотя бы взглянуть на его костюм: дорогой, щегольской, светло-кремового оттенка. В таких обычно ходят в театр или прогуливаются по набережной в хорошую, и, что главное, более тёплую погоду.

— Да, именно о них и говорю. — Молодой человек ослепительно улыбнулся, и улыбка на его лице… зафиксировалась. Зубы неестественно ярко сияли. В них, казалось, я мог бы увидеть собственное отражение. Возможно.

— Вампиры... — Я не выдержал и на миг отвёл взгляд на белое марево, полностью скрывшее верхушки гор. Утром их разглядеть было невозможно, а днём… днём меня не волновали красоты природы.

— Вы не знаете, где мне найти хотя бы одного? — Он умудрился спросить, не переставая улыбаться. По тону — будто бы осведомился о жирном карпе на завтрак, чем об относительно живом существе.

К слову, мне сразу стало интересно, можно ли было сейчас заказать рыбу.

— Говорят, что они уже здесь не обитают, — сказал я, притягивая к себе меню. — И всё из-за туристов. Сами посудите, сколько их приезжает каждый день. Вы бы смогли выдержать такое внимание?

— Я? — Он искренне удивился. — Безусловно.


«Я со всей, присущей мне, скромностью считал, что меня не узнают в Трансильвании.

Не смотря на все достоинства моих книг (список положительных рецензий вы можете найти на странице 235), я разумно полагал, что моя слава гремит только на территории Британских остров. Зарубежный читатель был лишён возможности наслаждаться настоящей литературой. Причина, разумеется, была не во мне и не в качестве моих текстов, а в политике некоторых издательств.

Однако, как только моя нога ступила на землю забытой Мерлином Трансильвании, я тут же встретил своего поклонника: уже не мальчика, с чуть тронутыми благородной сединой висками, но с юношеским блеском в глазах, сразу же возникшем при виде моей скромной персоны. Трепет, который он испытал при встрече со мной, ни с чем нельзя было сравнить.

Он был обыкновенным туристом — жителем Лондона, решившим посмотреть на страну, где когда-то жили вампиры, и, по слухам (которые я собирался развеять или подтвердить), живут до сих пор. Ох уж эти праздные волшебники, странствующие по миру в поисках приключений. Они не задумываются ни на мгновение, какой опасности себя подвергают. Лезут в пещеры, осматривают леса, не обладая и десятой части тех знаний в области защиты от всякой нечисти, которыми обладаю я. Можно сказать, этому волшебнику несказанно повезло, ведь на его пути встретился я.

Он тут же попросил мой автограф…»



— Хм… Гилдоролд Локхарт…

— Гилдерой. — Его улыбка слегка потухла.

— Я давно не был в Англии, поэтому я мог и не слышать… — тут же извинился я.

— Это единственное, что служит вам оправданием, — он издал смешок. Хотя… казалось, был абсолютно серьёзен. — Но знаете ли вы, я даже рад, что могу побыть в вынужденной тишине и одиночестве. В Лондоне я не могу спокойно выйти на улицу… Поклонники, — он просиял, — не знают ничего святого.

— Вот как? Правда? — Я давно не общался с разного рода знаменитостями. Уже лет двести, наверное. Но, как помнил, всем им было приятно повышенное внимание.

— Представьте, сторожат возле особняка. Могу выйти из дома, только окружив себя защитными чарами. Камин перекрыт, — ответил он на мой немой вопрос. — Пару раз ко мне проникали ведьмы, и только счастливая случайность меня спасла от них. Вы можете себе представить, что они могли со мной сделать?

— Вряд ли могу… А аппарация?

— Не очень люблю… — Он устало откинулся на спинке стула. — Что вы рассказывали насчёт вампиров?

— Их здесь нет. Если только приезжают на экскурсии. Под видом обыкновенных туристов, — я улыбнулся.

— Нет, — он отрицательно покачал головой. — Зачем?

— Если не посмотреть на знаменитые места, то просто отдохнуть. Все существа отдыхают, даже вампиры.

Локхарт в ответ на мою реплику усмехнулся:

— Вы ничего не знаете о вампирах.

«Слух обо мне пронёсся с поистине астрономической скоростью. Вскоре вся местность знала, что знаменитый писатель и борец с тёмными существами появился в этой округе.

Я не хотел огласки, но не учёл одну вещь. Мой не юный, но очень пылкий поклонник не справился с распирающей его чудовищной гордостью от встречи с такой знаменитой персоной, как я. Он рассказал обо мне и моей славной миссии всем волшебникам, населявшим эту страну. А я был вынужден смириться.

Мой страстный поклонник, поняв свою ошибку, смог вымолить у меня прощение.

Я не только простил его, но и позволил иногда наносить мне визиты. Моё сердце было огромным, а сострадание переполняло всё моё нутро, и я не мог отвергнуть этого маленького, нуждающегося в моём внимании, волшебника».



— Этого не может быть. Вы что-то мне недоговариваете.

— С чего бы? — Я поморщился.

Не знаю, почему, но Локхарт решил, что я нуждался в его компании. Но я не давал никакого повода.

В этот месяц я собирался ограничить своё общение с людьми до минимума. Они не только умеют утомлять, но и провоцировать на действия, которых я очень стыжусь.

Поэтому каждый год я выбирал самое тихое место, не пользующееся популярностью среди волшебников. Если брать во внимание Румынию, то маги предпочитали центр страны, где можно посмотреть на драконов. Трансильванией же никто не интересуется, так как вампиры уже давно поменяли место жительства, от греха подальше.

— Здесь должны быть вампиры. Я же не смогу без них написать книгу. Несомненно, я могу поставить себя на их место. Это не так сложно. Они уступают нам в развитии.

— В развитии? — удивился я.

— В развитии. Возьмите хотя бы культурный уровень. Вы не будете спорить со мной?

— Нет, что вы.

Он удовлетворённо кивнул.

— Я мог бы обойтись без них. Но лучше всего писать с натуры. Найдите мне хотя бы одного, — он снова ослепительно улыбнулся, — дорогой друг.


«На второй день моего пребывания в этой забытой Мерлином стране, ко мне явился представитель местной вампирском общины. Он предложил заключить пакт о ненападении.

Праведный гнев охватил меня. Никаких договоров с тёмными магическими существами я никогда не заключал и сейчас не был намерен переступать через свои незыблемые принципы!

Я указал на дверь этой отвергнутой миром твари. Вампир посмотрел на меня со слезами на глазах. Он догадывался, что спасения ему и его общине не светит. Я буду сражаться с ними до победного конца».



— Вампиры есть, — вместо приветствия сказал я Локхарту. Намедни я понял: лучший способ избавиться от моего назойливого друга, дать ему то, что он так хочет. — Сегодня вечером я познакомлю их с вами.

— Вы обеспечите мне безопасность? — Локхарт просиял.

Я на мгновение потерял дар речи.

— Я? Вам? Безопасность? Разве не вы бесстрашный борец со всякой нечистью?

— Я, но я должен беречь силы. Для главного сражения.

— Вот как. — Если так, всё, что я задумал, пройдёт как нельзя лучше.


Глава 2.

Кровожадные монстры ночи. Чудовища, от вида которых бросает в дрожь и кровь стынет в венах. Ужас охватывает всю твою сущность…

Не мою, разумеется.

Дорогой читатель, я, наверное, немного завидую тем неопытным, неискушённым волшебникам, которые не общались с тварями тьмы так часто и так близко, как я. Опасность для которых — не повседневность, иногда однообразная до скрежета зубов.

Страх. Я давно забыл это первобытное чувство, и вряд ли что-то сейчас сможет мне его напомнить. Я не преувеличиваю, дорогой читатель. Я говорю чистую правду.

Я, идущий на встречу со злом с горстью чеснока в кармане, не ведаю страха.



Сучок, попавший ему под ноги, с треском переломился. Стайка птиц испуганно спорхнула с соседнего куста, а где-то рядом зло ухнула сова. Локхарт возвёл глаза к полной луне, освещавшей наш путь, прижал руки к груди и громко вздохнул.

— Мой друг, вы не поверите… Нет, вы точно не поверите в то, что случилось. Готов спорить на что угодно, что вы не поверите.

— Говорите, — сказал ему я. — Я постараюсь вам поверить.

— Я забыл волшебную палочку.

Он успел перейти на кочку и взирал на меня сверху вниз. Луна, как софит, освещала его лицо.

— Мы недалеко ушли. Если вернёмся, то успеем. — Я взглянул на часы, и циферблат вспыхнул матовым светом. — У нас есть время. При необходимости можно аппарировать.

— Что вы, — возмутился он и махнул на меня рукой. — Возвращаться — дурная примета, а если дело касается этих тварей, приметам нужно верить. Про аппарацию в незнакомой местности я даже не заикаюсь. Но вы понимаете, друг мой, я волнуюсь только о вас.

— Разумеется, обо мне, — невозмутимо ответил я. — Я одолжу вам свою волшебную палочку.

Локхарт в ужасе распахнул глаза и отшатнулся, чуть было не слетев с кочки.

— Вашу волшебную палочку? Вашу?! Волшебную?! Палочку?!

— Я понимаю, что вам будет непривычно… — Поняв, что мой спутник на грани обморока, я извинился: — Простите, Гилдерой. Да, это было не самой умной идеей с моей стороны. Чужая волшебная палочка может не отреагировать на заклинание как нужно.

— Она как часть меня, — возгласил он.

— Возвращаемся в отель, — вздохнул я. Сегодня поход к «самому страшному вампиру Трансильвании» откладывался. Из отеля я решил послать к нему летучую мышь с извинениями.

Локхарт, просияв, бодро ринулся назад.


— Я самый древний вампир! Сотни лет я держу в страхе эту землю! Как смел ты ворваться в мою обитель, презренный смертный? — Он взвыл, пытаясь напугать меня, но в этом вое было только ОТЧАЯНИЕ.

И СТРАХ.

Самый древний вампир Трансильвании стоял перед лицом своей ПОГИБЕЛИ.

Мой друг, который слёзно умолял взять его с собой, спрятался за моей спиной и трясся от ужаса.

— Гилдерой, Гил… — Он вцепился в мой рукав, как в последнее спасение. — Он опасен. Он чудовище во плоти! Взгляни на него! В эти страшные, горящие яростью глаза! Он может меня убить!

— Я знаю, — усмехнулся я, глядя на кровожадного монстра бесстрашно и с лёгкой иронией.

— Хотя я слышал о тебе! — возопил вампир, вжавшись в стену. — О твоей славе известно всему миру, но меня тебе не запугать! Я самый древний вампир! Я!

— О боги, Гил! — У моего друга подкосились ноги, и он, свалившись на пол, затих.

Я легко и непринуждённо достал из кармана волшебную палочку.

— Да. Ты известный вампир, о тебе говорят в каждом доме со страхом, непонятным мне, но что вся твоя сила против моей? — Я взглянул на него с презрением.

— Нет! Нет! Пожалуйста, пощади. — Вампир упал на колени. — Ты слишком велик, чтобы убивать меня. Имя твоё запишут в историю, как имя самого благородного из живущих.

— Моё имя и так записано, — усмехнулся я, рукой убрав золотистые пряди со лба. — Но я сохраню твою ничтожную жизнь. Однако я лишу тебя магических сил, чтобы ты не смог обидеть никого из живущих.

Глаза вампира загорелись красным огнём. И в тот миг, когда мой друг, очнувшись, застонал, презренная тварь взмахнула полой плаща, и ко мне устремилась тьма летучих мышей.

Так — подло — вампиру удалось от меня скрыться.



— Заметили, какая сегодня погода? — Локхарт ослепительно, как обычно, улыбнулся. — Так славно! Посмотрите, какое солнце!

— Я не особо люблю такую погоду, — ответил я.

— Погода как раз для прогулок! Довольно спать днём. Пойдёмте сейчас к вашему вампиру.

Я сглотнул набежавшую слюну.

— Я не люблю солнце, — повторил я. У нас всегда с ним были напряжённые отношения. — Да и спит вампир…

— Вот-вот! — воскликнул Локхарт. — Мы заколем его во сне! — Он отвернул полу пиджака и показал осиновый кол, завернутый в кусок белой ткани.

— Вы же… герой, — напомнил ему я, поморщившись от мысли, как мой знакомый отнёсся бы к идее заколоть его во сне. — И что вы напишете в своей книге? Разве читателю понравится такое?

Локхарт, фыркнув, откинулся на стуле.

— Ладно-ладно, уговорили. Это будет слишком легко. Нет противостояния, борьбы. Я не смогу проявить себя во всей красе.

— Хорошо, что вы это понимаете.

Солнце не позднее, чем через полчаса оказалось бы на террасе, и я свернул газету, вознамерившись уйти в свою комнату.

— Прощу прощения, но мне пора.

— А как же вампир? Вы же обещали. В прошлый раз мы не смогли к нему попасть из-за вас.

— Из-за меня? — удивился я.

— Вы же отговорили меня идти к вампиру без волшебной палочки.

— Хм… — Похоже, у меня впервые за многие столетия начались проблемы с памятью, и стоило навестить целителя.


Мой уже не молодой, но пылкий друг понимал, что виноват в нашем проигрыше. Свою вину он ощущал болезненно остро, ведь не оправдал моего доверия.

— Прости, Гил… Ты пойми, я переоценил свои силы… — Он закрыл лицо ладонями. Плечи задрожали от рыданий. — Я думал… я думал… что это не так страшно…

— Ты же обыкновенный волшебник, — ответил я, осознавая всю силу своего благородства. — Подобная слабость тебе простительна. Я извиняю тебя, ибо я всё равно настигну презренную тварь и одержу над ней победу.

Мой друг отнял пальцы от лица. Глаза его были раскрасневшиеся от слёз, но сейчас светились от счастья.

— Что я могу сделать для тебя? — спросил он дрожащим голосом. — Проси что угодно. Я всё сделаю.

Он сложил ладони в молитвенном жесте.

— Нам нужно узнать, где спряталась тварь.

— Я опрошу всех в округе, чтобы узнать это для вас, Гил? Каждого-каждого, кто встретится на моём пути? Никто не сможет ничего от меня утаить.

Я кивнул.



— Мне кажется, вы побледнели, — неожиданно сказал Локхарт, пристально вглядываясь мне в лицо.

— Природная бледность, — ответил я.

— Если вам страшно, мы можем вернуться назад.

— Мне не страшно.

— Вы боитесь вампиров.

— Я не боюсь.

Молча мы шли недолго.

— Вся эта бравада меня не обманет! — Локхарт хитро прищурился. — Вам страшно, и вам сложно это признать. Я могу понять вас. Не в том смысле, что мне страшно, а в том, что я могу представить себя на месте простого человека.

— Не хочу вас обидеть, Гилдерой. — Я остановился. — Но мне кажется, что боитесь вы.

— Как вы смеете, — высокомерно ответил он. — Я не боюсь ничего.

— Но вы пытаетесь найти способ не идти к вампиру…

— Вам именно кажется! — усмехнулся он.

— Как скажете. Но… Хм…

— Что вы хотите сказать?

— Сегодня мы должны всё-таки дойти. Хм…

— Говорите так, будто бы мы договаривались о встрече, а если не придёт, это отвлечёт его от дел.

— Да нет, это не так, но всё же…

Мой старый знакомый Игнат уже не первый день ждал нас у себя в гостях, отвлекаясь от работы в библиотеке. Конечно, о личности Лохкарта и его страхе перед вампирами он был уведомлен. К тому же я обещал ему за каждую неудачную попытку бутылку французского коньяка. Но всё же…

— Эй, осторожно, Гилдерой! — крикнул я, но было поздно. Локхарт, оступившись, свалился в овраг.


Я долго размышлял, что послужило причиной моего ранения…

Наверное, всё дело в благородстве… Или в отчаянной, той самой гриффиндорской смелости, над которой мы так смеялись в школе.

Мне стоило учиться в Гриффиндоре… Что за ирония…

О беде, в которую попал мой друг, я узнал от хозяйки таверны. Среди белого дня, в чёрных плащах, защищающих от солнца, вероломно, они атаковали его прямо за обеденным столом между сменами блюд. Мой друг истошно кричал и отчаянно сопротивлялся, но что он, простой волшебник, мог сделать против банды вампиров?

Я бросился в погоню, как только узнал об этом ужасном происшествии.

За день до этого я составил карту местности и отметил район, где могли прятаться вампиры. Я кинулся прямиком туда, понадеявшись на удачу. Возможно, я нагоню их на пути в логово.

Меня не пугало, а даже подстёгивало, что я встречусь с бандой вампиров один на один.

Я настиг их вовремя. Мой друг без сознания лежал на земле, а один из вампиров, потерявший остатки совести, разрывал его рубашку, чтобы совершить ЗЛОДЕЯНИЕ прямо здесь.

— Стойте! Не трогайте его!

Я не оценил всю силу их коварства. Один из них спрятался за деревом и с диким рыком накинулся на меня. Я выхватил волшебную палочку, но отбиться от вампира было не так-то просто. Тот впился мне в ногу длинными когтями и с рычанием пытался дотянуться до неё зубами, чтобы укусить. Чудом я ударил его свободной ногой по лбу и отшвырнул от себя. Он покатился по земле, плащ сорвало. Вампир закричал от боли и ужаса, когда солнечные лучи сделали своё дело.

Второй вампир убрал руки от рубашки моего друга и рванул в сторону леса.

Я кинул заклинание, но в глазах помутнело. Нога невыносимо болела, и я опустился на землю.

— О боги, Гил! — Мой друг очнулся. — Где я? Что произошло?..

— Долго рассказывать, — ответил я. Это всё, на что мне хватило сил. Боль в ноге была невыносимой.

Сознание покинуло меня.



— Рад, что с вами всё в порядке, Гилдерой. Как я вижу.

Он, слегка прихрамывая, дошёл до моего столика и тяжело опустился на свободный стул.

— Да, травма оказалась не так опасна, как я предполагал. Сегодня мы точно дойдём до вампира.

— Может, не стоит? — поинтересовался я. — Вы ещё не выздоровели.

— Нет! Что значит эта травма, если нас дожидается вампир. Идём сегодня.

— Как скажете, — вздохнул я.

— Мне немного не хватает материала для моей книги… Я обязан познакомиться с вампиром.

— Немного? — переспросил я. Может быть, у него не было вообще ничего?

— Немного. Я же работал и днём, пока вы, по вашей глупой привычке, спали. К тому же, признаюсь, я имею склонностью чуть-чуть приукрашать, но самую малость, так что даже свидетель истории не заметит это. Кстати, как вас зовут, мой друг? Я совсем призабыл.

Он достал из кармана золотистое перо и листок пергамента.

— Зигфрид Брун.

— Ага… — Он записал. — Зигфрид… Ну и имя…

— Когда я родился, оно было довольно популярно.

— Понятно. — Он спрятал пергамент и ослепительно улыбнулся.


— Вы Гилдерой Локхарт? — Прекрасная голубоглазая аборигенка всплеснула руками. — Вы тот бесстрашный герой, о котором все говорят вокруг?

— Да, — скромно ответил я.

— Позвольте… Позвольте…

— Да, милое дитя, говори же.

— Можно… Можно просто дотронуться до вас?

Я улыбнулся. Я всегда с пониманием относился к собственной славе, и она меня не могла испортить. Я знал, что эта юная дева восхищалась не просто мной, а геройством и благородством, воплощением которых я являлся.

— Пожалуйста, юное дитя.

Мой друг недовольно насупился. Я давно подозревал, что он был тайно влюблён в меня. Это не шокировало, я привык к вниманию как женщин, так и мужчин.

— Спасибо, сэр Локхарт.

— Можешь звать меня Гилдероем, — благосклонно ответил я. — А теперь я должен идти.

Мы двинулись с Зигом в путь, а она ещё долго смотрела мне вслед, не в силах поверить в то, что произошло.



— Что случится с этим вампиром? Он же, может, столетия ждал встречи со мной… Подождёт ещё.

— Он сопьётся, а я обанкрочусь.

— Что?

— Не обращайте внимания.

— У меня дурное предчувствие…

— Нам стоит вернуться назад?

— Обратите внимание, дорогой друг, это предложили вы.


— Стой, где стоишь! — крикнул я, нацелив на него волшебную палочку.

— А… Старый знакомый… — Вампир начал отползать к стене пещеры. — Как ты нашёл меня? — Его голос дрожал от страха.

— Твои мысли для меня не загадка, — победно улыбнулся я. — С тварями тьмы я сталкивался не раз. Ты думал, сможешь обмануть меня?

— Пощади...

— В прошлый раз ты так же молил о пощаде, но вероломно нанёс удар мне в спину!

Он отвёл глаза.

— А сейчас, — продолжил я, — решу судьбу твою, вампир.

Он бросился бежать, но моё заклинание сбило его с ног. Он распластался на земле.

— Ты знаешь, вампир, я иногда не рад, что мне была уготовлена судьба героя. Я жертвую многим ради других. Я иногда думаю, что, может, стоит мне пожить для себя? Стать хоть на день обычным волшебником, ничем не примечательным… Но потом я вглядываюсь в лица волшебников, которые улыбаются мне на улице, тянут ко мне руки, просят автографы, просто хотят сказать, как благодарны они мне, как любят меня… Я понимаю, что не смогу быть простым волшебником, что должен я БЫТЬ ГЕРОЕМ. Я расскажу тебе об этом.

— Убей меня… — прошептал он.

— Нет. Я пощажу тебя и только лишу магических сил, но перед этим расскажу, что значит БЫТЬ ГЕРОЕМ.

— Убей меня… — повторил вампир.



— Вы не поверите, мой друг…

— Вы опять забыли волшебную палочку?

— Нет, вы что. Просто холодно. Надо было взять пальто.

— Вы же герой.

— Но это не значит, что я должен мучить себя.

— Возьмите моё.

— Нет.

— Мы возвращаемся?

— Конечно. И опять это предложили вы.


Дорогой читатель, я до сих пор помню, как шёл поверженный вампир по улице маленького городка в Трансильвании. Он скалился, грубое, грязное, как и все вампиры, создание, но был уже не в силах что-то сделать.

Люди аплодировали мне, а девушки дарили цветы.

Мой верный оруженосец, Зигмунд Брун, шёл рядом, сияя от гордости.

День был необыкновенно ярким и светлым. Наверное, не только от солнечного света, но и от счастливых улыбок.



Я прождал под дверью достаточно много времени, пока Локхарт не соизволил её открыть.

Он помолчал, окинул меня взглядом и, зевнув, спросил:

— Простите?..

С нашей последней встречи прошло не так много времени, чтобы не узнать меня.

— Мы с вами познакомились в Румынии. Верный оруженосец. — Я раскланялся.

— А… Друг мой. — Он опять зевнул. — Сейчас уже поздно.

Он попытался закрыть дверь, но я поставил в дверной проход ногу.

— Я не задержу вас, Гилдерой. Просто хочу, наконец-то, сделать то, что мы так и не смогли в Трансильвании. Познакомить вас с вампиром. Прямо здесь и сейчас.

— Что за глупые шутки? — Он фыркнул. — Где вы найдёте вампира?

— Предоставьте это мне.

Я втолкнул его внутрь и вошёл следом.

"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"