Свой выбор

Автор: niddy
Бета:нет
Рейтинг:G
Пейринг:Гарри Поттер, Драко Малфой, Дадли Дурсли, Гермиона Грейнджер, Северус Снейп
Жанр:AU, Action/ Adventure
Отказ:Все принадлежит Роулинг и волшебному миру.
Аннотация:Как часто мы плывём по течению и не задумываемся, что и зачем делаем. Наш выбор определяют события, обстоятельства, другие люди. Мы не замечаем, что лишены права выбора. Гарри пять лет не видел этого, он слепо шёл туда, куда его направляли. Его судьба была определена с его рождением, но он не готов смериться с судьбой. Он сделал свой выбор. Возможно неправильный, но он сделал его, и теперь ему придётся не только принимать решения, но и отвечать за них.Учитываются лишь первые 5 книг тётушки Ро, взяты некоторые идеи из шестой.
Комментарии:Предупреждение: ООС героев, отход от канона, AU
Каталог:AU, Книги 1-5
Предупреждения:OOC, AU
Статус:Закончен
Выложен:2010-06-05 15:42:21 (последнее обновление: 2010.07.22 22:07:01)
  просмотреть/оставить комментарии


Глава 1. Возвращение на Тисовую

Машина свернула на Тисовую улицу и подъехала к дому №4. Из машины вышли четыре человека. Темноволосый подросток открыл багажник и вытащил чемодан и клетку с белой совой, после чего зашёл в дом, вслед за тётей и кузеном.
- Поттер! А кто закрывать багажник будет?! - прокричал вдогонку Вернон Дурсль, но юноша с чемоданом даже не обернулся, - С каждым годом этот мальчишка всё несноснее, - проворчал себе под нос мужчина, закрывая багажник.
А тем временем темноволосый юноша уже поднялся в свою комнату, поставил чемодан и клетку и подошёл к окну. В этом доме ему предстояло провести почти месяц. Он знал, что ближе ко дню рождения его обязательно заберут, а сейчас он хотел просто подумать, отдохнуть от всего. Первый раз, возвращаясь в этот дом, он не чувствовал боли и одиночества, первый раз он был рад сюда вернуться, рад, что тёте и дяде он безразличен, что рядом не будет друзей.
Отойдя от окна, Гарри Поттер подошёл к кровати и открыл чемодан. Он достал одно из главных своих сокровищ – фотоальбом, который подарил ему Хагрид ещё в конце первого курса. Он искал фотографию со свадьбы своих родителей. Вот юноша открыл нужную страницу и провёл рукой по изображённому на фотографии человеку. Слёзы сами выступили из глаз, но юноша этого не замечал, он, не отрываясь, смотрел на шафера отца, на своего крёстного… Всего неделя, всего несколько дней прошло со смерти самого дорогого для него человека, неделю назад он узнал, что он «избран», что именно он должен убить Волан-де-Морта…
- Но почему, почему именно я? Почему он не оставит меня в покое? – юноша закрыл альбом и прижал его к груди, опустив голову. Сердце бешено стучало, он не мог принять такую ответственность, не мог смериться со смертью Сириуса, с тем, что он его больше никогда не увидит…
Юноша сидел и ничего не видел вокруг, слёзы капали на колени, но ему было всё равно. Он не заметил, как приоткрылась дверь, как в комнату заглянул Дадли и удивлённо на него посмотрел, затем дверь закрылась, юноша услышал щелчок замка, но подумал, что это дядя закрыл его на ключ. Положив альбом в чемодан, Гарри лёг на кровать и уставился в потолок, через несколько минут юноша забылся тревожным сном.
***
Дадли, войдя вслед за матерью, остановился в коридоре. Вот мимо прошёл кузен, Дадли услышал, как отец окликнул Поттера, но этот странный парень даже не оглянулся. Было ощущение, что кузен просто ничего не услышал. Пожав плечами и решив, наконец, что будет делать, Дадли направился на кухню. Стащив два только что купленных пончика, чересчур упитанный юноша отправился в гостиную смотреть телевизор.
Дадли не смог бы сказать, почему ему захотелось увидеть кузена. Просто стало любопытно, что Поттер делает, и почему не спустился во двор, когда его окликнули.
Поднимаясь по лестнице, Дадли думал, что скажет этому «ненормальному», но, открыв дверь комнаты, Дадли увидел странную картину: его кузен сидел на кровати, прижимая к себе какую-то книгу, плечи его содрогались от беззвучного плача, а рядом с кроватью лежит открытый чемодан.
Поизучав кузена несколько минут, Дадли как можно тише прикрыл дверь, замок легонько щёлкнул. «Что могло случиться?» - пронеслось в голове, где-то в глубине шелохнулось неведомое доселе чувство жалости, но Дадли тут же загнал его глубоко в себя, ему нужно было подумать, и он отправился в свою комнату.
Закрыв дверь на замок, Дадли достал из ящика стола шоколадный батончик, сел на диван и принялся его есть. Скоро за ним зайдёт Пирс, они собирались сегодня компанией пойти в кино, на новую комедию.
Последний год вообще был для Дадли самым странным. После встречи с дементорами он стал по-другому смотреть на всё: он редко развлекался с друзьями, ему больше не доставляло удовольствия издеваться над малолетками или кидать камни в машины, он бросил сигареты и даже учиться стал лучше, за что родители недавно купили ему новый компьютер, а на день рождения, который будет второго июля, буквально через несколько дней, обещали снять клуб на ночь, где он с друзьями мог бы повеселиться.
Дадли не раз вспоминал кузена, он никак не мог понять, почему Гарри спас его, когда он над ним всю жизнь издевался. Спросить? Он не мог этого сделать, просто не знал, как. Он плохо помнил тот вечер… Они с друзьями сначала где-то гуляли, потом к нему пристал Гарри и они вместе шли домой, а потом…нападение. Оно до сих пор иногда сниться ему, было ужасно страшно. Он действительно сначала думал, что виноват Гарри, пока не увидел их… А потом он видел оленя, который его спас, видел взволнованное лицо кузена, наклонившегося к нему, слышал чей-то голос, но как сквозь вату. Его подняли, куда-то повели, ему было плохо, ужасно мутило, перед глазами всё плыло. А потом родители стали о чём-то расспрашивать, но язык его не слушался, он смог только указать на Гарри. Он не хотел подставлять кузена, он просто не мог сам ничего объяснить. Он плохо помнил тот разговор, в память врезались лишь слова Гарри о дементорах и каком-то тёмном волшебнике, который охотится на кузена…
Дверной звонок прервал размышления Дадли. Спустившись вниз, он открыл входную дверь.
- Большой Дэ, наконец-то! - жизнерадостно воскликнул Пирс, хлопая друга по плечу, - Наши в парке ждут, идём!
- Я не пойду,- неожиданно вырвалось у Дадли. Пирс удивлённо посмотрел на него, Дадли выглядел не менее шокированным от своих слов.
- Ты уверен?
- Идём,- неуверенно исправился Дадли, а затем крикнул в коридор, - Ма, не теряй, меня не будет до вечера!
- Хорошо, Дадличек, сильно не задерживайся! - донеслось из кухни.
- Пошли, - повторил Дадли. Выходя на улицу и захлопывая входную дверь.
В парке к ним присоединились Малкольм и Гордон, и они всей толпой отправились в кинотеатр.
Его друзья смеялись над плоскими шутками, а Дадли не обращал внимания на экран. Смысла комедии он так и не понял. Внутри прочно обосновалось чувство беспокойства, он никак не мог дождаться окончания фильма.
Распрощавшись с друзьями, всю дорогу расхвалявшими фильм, он, наконец, свернул на свою улицу.
- Дадличек, это ты? - послышался голос Петунии, когда он открыл дверь, - Будешь ужинать?
- Не, мам, не хочу! - крикнул Дадли, поднимаясь на второй этаж.
Дадли хотел пойти в свою комнату, но почему-то остановился возле спальни кузена. Приоткрыв дверь, он увидел, что кузен спит на нерасправленной кровати. Вот из уст Гарри вырвался сдавленный стон, руки сжали покрывало кровати.
- Что же произошло, - вслух произнёс юноша, смотря на мечущегося на кровати кузена.
Постояв ещё минуту, Дадли тихо закрыл дверь и направился в свою комнату.
***
В этот день не только Дадли был озадачен поведением темноволосого юноши. Поставив в гараж машину, Вернон Дурсль отправился обедать.
- Дорогая, - войдя на кухню, обратился он к жене, - Нам надо что-то делать с мальчишкой. Это возмутительно! Мало того, что эти угрожали нам на вокзале, да ещё и сам мальчишка совсем отбился от рук!
- Сейчас поест, и пойдёт стричь газон, - ответила Петунья Дурсль, накладывая мужу в тарелку плов, - Эй, Поттер!
- Я же сказал, что он неуправляем, - пробурчал под нос мужчина через пять минут, когда его племянник так и не явился на кухню.
Раздался звонок.
- Это к Дадлику, - улыбнувшись, сказала Петунья. Отпустив сына гулять, она вернулась к прерванному разговору, - Не волнуйся, Вернон, мы разберёмся с мальчишкой. Я его приведу, и пусть только попробует отказаться от работы.
Петуния встала из-за стола и поднялась на второй этаж. Недовольно открыв дверь комнаты, Петуния замерла с открытым ртом, приготовленные слова так и не слетели с её губ. Племянник спал, лицо казалось изнеможённым, на щеках виднелись бороздки слёз. Немного подумав, Петуния не стала будить юношу и, закрыв за собой дверь, спустилась на кухню.
- Вернон, возможно, не будем сегодня трогать его, пусть отдохнёт, - нерешительно сказала Петунья. Вернон в изумлении посмотрел на жену.
- Дорогая, что-то случилось?
- Он спит, и мне показалось, что что-то с ним произошло, и это вряд ли связанно с его возвращением сюда.
- Спит? Спит?! - Вернон в ярости встал и направился было в комнату племянника, но что-то во взгляде Петунии остановило его. Он посмотрел на лестницу, ведущую на второй этаж, затем перевёл взгляд на жену, - Этот мальчишка сведёт меня с ума, - сказал Вернон, возвращаясь к столу.
Вернон и Петуния решили пока не трогать племянника, но они очень надеялись, что его заберут как можно раньше.


Глава 2. Брат

Вот уже неделя, как Гарри Поттер живёт у своих родственников. Он так и не выходил из свой комнаты, еду ему приносили под дверь, но саму дверь никто не запирал. Тётя и дядя так и не дали ему работу, они были рады, что племянник не путается у них под ногами.
Лишь Дадли всё никак не мог отделаться от ощущения, что что-то не так. Он видел, что кузен практически ничего не ест, что совсем не выходит из спальни, и только по стонам, слышным в ночи, можно было сказать, что кузен в доме. Несколько дней назад приходила миссис Фигг и почему-то интересовалась Гарри. Ей сказали, что кузен у себя в комнате, но она не стала подниматься. Дадли долго думал над приходом этой женщины, и неожиданно вспомнил ночь, в которую на них напали. «Там кто-то был… Это ведь голос миссис Фигг! Она сказала… сказала.., что она волшебница..» - Дадли замер у окна, как громом поражённый. Он понял, что эта женщина в курсе того, что приключилось с его кузеном. Но она жила рядом, сколько Дадли себя помнил… За стеной раздался стон, Дадли посмотрел в сторону спальни Гарри. У него появилось множество вопросов, он вдруг совершенно иначе увидел всю их жизнь. Он собирался действовать, впервые в жизни этот упитанный юноша смотрел на мир не глазами малыша, окружённого лаской и заботой, первыми словами которого были «дай!» и «хаччу!», а глазами взрослого человека, который собирался исправить ошибку, совершённую им ещё в раннем детстве…
***
На протяжении всей этой недели Гарри, действительно, практически не покидал комнаты. Проснувшись ранним утром на следующий день по приезду из Хогвартса, юноша чувствовал себя разбитым. Он лежал и смотрел в потолок, когда тётя позвала завтракать, но есть не хотелось. Через полчаса тётя просунула еду в кошачью дверцу, которую дядя сделал ещё после первого года в Хогвартсе. Юноша поднялся и немного поел, после чего вновь вернулся на кровать.
Гарри думал, думал обо всём, что случилось с ним в последние пять лет, да и о всей своей жизни… Почему Дамблдор никогда не говорил ему о крёстном? Почему не сказал о пророчестве? Почему именно Снейпу приказал обучать его окклюменции? Директор ведь отлично знал, как они относятся друг к другу…
В окно постучала сова, Гарри оплатил свежий номер «Пророка» и принялся его читать. Открыв вторую страницу, Гарри в шоке уставился на статью:
«Освобождение Люциуса Малфоя
Сегодня утром из камер предварительного следствия был освобождён лорд Люциус Малфой, задержанный неделю назад в подозрении проникновения в Отдел тайн и покушении на шестерых студентов Хогвартса, оказавшихся там же. Как выяснил наш корреспондент, лорд Малфой оказался на месте преступления абсолютно случайно. Задержавшись в министерстве, он услышал шум на нижних уровнях и спустился посмотреть. Увидя сражающихся, лорд Малфой постарался помочь студентам, но, прибывшие представители так называемого Ордена Феникса, приняли его за Пожирателя. Учитывая, что лорд Малфой был не в мантии Пожирателей, и у него не было при себе маски, вопрос о его виновности с самого начала следствия поставили под сомнение. По данным следствия, предводительницей Пожирателей была Беллатриса Лестрейндж, сумевшая скрыться благодаря Тому-кого-нельзя-называть.
Нашему корреспонденту удалось взять интервью у лорда Малфоя.
- Я рад, что следствие признало свою ошибку, - сказал лорд Малфой нашему корреспонденту, - Не хотелось бы оказаться в тюрьме из-за желания помочь. Министерство в прошлом уже ошибалось и я благодарен, что не стал такой же жертвой, как мистер Блек.
Напомним, что лорд Сириус Блек 13 лет провёл за решёткой из-за ошибки следствия. К сожалению, лорд Блек не дожил до своего оправдания, пав неделю назад в министерстве от руки Беллатрисы Лестрейндж.
Сейчас лорд Малфой уже со своей семьёй. В благодарность за работу следствия, он собирается пожертвовать немалую сумму на благотворительность.
Специальный корреспондент, Эдвард Гелланд»
Гарри в третий раз перечитал статью, пытаясь осознать прочитанное. «Как они могли оправдать Малфоя?! За сколько он их купил?». Гарри очень ясно осознавал, что Малфоя не просто отпустили, его ещё и обелили, представив чуть ли не героем, отправившемся спасать детей. Как он мог ссылаться на Сириуса? Как можно так лицемерить! «Без маски и не в мантии Пожирателя… Что ж, лица Малфой действительно не скрывал. А мантия, - Гарри закрыл глаза, пытаясь вспомнить, - Да, мантия была чёрная, но немного отличающаяся от остальных. Неужели он знал? Или просто не стал рисковать?». Гарри, впервые со дня смерти Сириуса, стал в подробностях вспоминать тот день.
Чем больше подробностей юноша вспоминал, тем мрачнее он становился. Не выдержав, Гарри поднялся с кровати и стал измерять шагами комнату.
Да, Люциус Малфой был Пожирателем, но в Министерстве он старался оградить их от атак остальных. Что это: боязнь за пророчество или что-то другое? Да, Малфой пришёл выполнить задание Лорда, но он не хотел жертв. Гарри вдруг ясно осознал: если бы он отдал пророчество, Малфой не стал бы с ними сражаться, он говорил правду, предлагая обмен, ему нужно было только выполнить задание. А остальные? Не зря Лорд послал с Малфоем Беллатрису…
Наконец, остановившись, Гарри уставился в окно, поражённый своими мыслями. Перед глазами мелькали эпизоды, когда он видел Малфоя-старшего. Да, тот был горд, высокомерен, но он – представитель одного из древнейших магических родов и должен хранить честь рода. Но мог ли Малфой быть недоволен Лордом? Перед глазами предстала сцена на кладбище. Лорд говорит с Малфоем почти на равных, тот прямо смотрит на Волан-де-Морта, в сущности, и не пытаясь оправдаться. «А если гордый лорд, присоединившийся когда-то к тёмному магу, вовсе не рад быть в подчинении?» - внезапно подумал юноша. Голова нещадно заболела, Гарри со стоном опустился на пол.
- Что это, - пытаясь выровнять дыхание, простонал юноша. В следующее мгновение он лишился сознания.
***
Очнулся Гарри только через несколько часов, виски пульсировали болью, но он был точно уверен, что это никак не связанно с Волан-де-Мортом. У двери стояла очередная миска с едой, но он не хотел есть, необходимо было подумать…
Несколько дней Гарри практически ничего не ел, он всё вспоминал и анализировал. Выводы были сделаны весьма странные, но других решений он не видел. Иногда приходили видения от Волан-де-Морта, но, как ни странно, сильной боли в шраме не было.
За эти дни он ещё больше похудел, лицо осунулось, под глазами появились синяки, но он не обращал на это внимания. Последних пару дней он почти не спал, проваливаясь в забытье от крайней усталости. Теперь Гарри мучили лишь два вопроса: «Всё ли в моей жизни - правда?» и «Кому я могу доверять?».
***
Дадли спускался на ужин, обдумывая, как начать разговор с кузеном, когда услышал странный звук в комнате Гарри. Недолго думая, Дадли развернулся на лестнице и пошёл в спальню кузена.
Открыв дверь, Дадли в ужасе уставился на лежащего на полу кузена. Сердце сжала боль, дыхание сбилось.
- Гарри, - еле слышно прошептал Дадли и кинулся к лежащему без сознания юноше.
Опустившись на колени, Дадли с болью смотрел на кузена: изнеможённого, невероятно худого и беззащитного.
- Гарри, очнись, очнись, - шептал Дадли, - Я тебя не дам в обиду, только очнись, я так перед тобой виноват…
На грудь Гарри упала слезинка. Дадли в удивлении провёл по лицу руками, он никогда раньше не плакал, но теперь ему было не до этого.
- Гарри, братишка, - Дадли замер, поняв, что он сейчас сказал. Гарри – его брат, как он мог раньше этого не видеть? У него был настоящий брат, они вместе живут пятнадцать лет, и он всё это время издевался над ним…
Гарри застонал и с усилием открыл глаза. Рядом с ним кто-то сидел. Глаза быстро привыкли к полумраку, и юноша с недоумением посмотрел на сидящего:
- Дадли? - неуверенно позвал Гарри.
- Гарри! Братик, - воскликнул Дадли и обнял шокированного кузена, - Я так испугался!
- Дадли, с тобой всё в порядке? - решил уточнить темноволосый юноша.
- Прости, прости за всё, - прошептал Дадли, глядя на кузена, - Я был дураком и ничего не видел дальше своих желаний.
- Дадли, точно всё хорошо? - Гарри в шоке рассматривал улыбающегося кузена.
- Да, я просто много чего понял с прошлого лета, - пожал плечами полный юноша, глядя в глаза кузену, - Ты спас меня от этих тварей, - юношу невольно передёрнуло от воспоминаний, - А я этого не стоил…
Гарри в ступоре смотрел на кузена, в глазах которого не было ни страха, ни издевательства, а только глубокое раскаяние, желание помочь и… нежность?
- Дадли, объясни, что произошло? - Гарри тряхнул головой, пытаясь отделаться от наваждения.
- Я просто понял, что у меня есть брат, - без тени насмешки ответил Дадли, но, заметив, с каким изумлением и недоверием на него смотрит кузен, добавил, - Я видел твои слёзы, тогда, в первый день каникул, слышал стоны по ночам, видел, что ты почти не ешь и никуда не выходишь…
Гарри напрягся, всматриваясь в лицо кузена, но тот, действительно, говорил серьёзно и искренне.
- Понимаешь, я почувствовал, почувствовал… - Дадли нерешительно посмотрел на Гарри, - Что нежен тебе… Что я не должен был обижать тебя, не должен был издеваться … Что ты ничем не хуже других.
Дадли опустил голову, не решаясь посмотреть на брата. Гарри изумлённо смотрел на кузена, постепенно осознавая смысл сказанного. Глаза широко раскрылись, радость волнами заполняла всё его существо.
- Брат, - еле слышно прошептал юноша, не до конца веря в происходящее. Кузен поднял голову, и столько надежды и нерешительности было во взгляде, что дух захватывало. По телу разлилось невероятное чувство защищённости, в сердце вновь появилась надежда и вера во что-то светлое, - Дадли, я так рад, что…что…
У Гарри не было слов, чтобы выразить свою благодарность, чтобы сказать всё то, что он сейчас чувствовал. Но Дадли понял его и без слов. Искренняя улыбка озарила лицо полного юноши, во взгляде плескались невероятная нежность и любовь. Гарри нерешительно обнял кузена, тот так крепко прижал его к себе, что у Гарри сбилось дыхание.
- Дадличек! - донёсся снизу голос тёти Петунии, - Дорогой, твой ужин давно остыл! Мы с Верноном тебя уже полчаса ждём!
- Иду! - крикнул юноша в сторону двери, затем со счастливой улыбкой повернулся к кузену, - Пошли?
- Пошли, - также искренне улыбнулся Гарри. Впервые за эти дни он почувствовал голод.
Дадли встал, помог подняться кузену. Они дошли до лестницы. Неожиданно голова закружилась, Гарри покачнулся, хватаясь за перила, но сил не хватило, чтобы удержаться. Дадли, шедший рядом, успел поддержать его.
- Гарри? - Дадли взволнованно смотрел на кузена, который пытался унять бешено стучащее сердце.
- Спасибо, - еле выдохнул юноша, садясь на верхнюю ступеньку лестницы и привалившись к перилам.
- Гарри, тебе не хорошо? – Дадли сел на корточки рядом с кузеном, беспокойно вглядываясь ему в лицо.
- Просто слабость, - отмахнулся кузен, пытаясь встать, но ноги плохо слушались.
- Я помогу, - Дадли перекинул руку кузена через плечи и помог подняться. Так они и вошли в гостиную, где был накрыт ужин.
***
Вернон и Петуния Дурсли всю неделю были очень заняты – готовились ко дню рождения Дадли. На племянника они не обращали особого внимания, да тот, к их радости, почти не показывался. За два дня до праздника подарки были выбраны, в честь чего вечером Петуния сделала просто королевский ужин. Позвав Дадли к ужину, Дурсли сели на диван и стали смотреть новости. Выпуск давно подошёл к концу, а Дадли так и не спустился. Петуния ещё раз крикнула сына.
- Иду, - донёсся приглушённый голос сверху.
Подогрев блюда, Петуния вернулась в гостиную как раз тогда, когда входили Дадли и Гарри. Кастрюля чудом не упала, Петуния в шоке смотрела на сына. Очень медленно подойдя к столу, она аккуратно поставила кастрюлю, и опустилась на диван.
Вернон, читавший газету, услышал шаги и посмотрел на дверь. Челюсть сама поплыла вниз. В дверях замер его сын, поддерживающий ни кого иного, как его ненавистного племянника.
- Сынок? - еле выговорил Дурсль-старший, смотря на сына во все глаза.
Дадли в изумлении смотрел на родителей. Он никогда не видел у них таких эмоций. Посмотрев на Гарри, он увидел, что брат тоже крайне изумлён. Гарри вопросительно поднял бровь, заметя, что Дадли на него смотрит, тот лишь пожал плечами. Этот немой разговор не остался без внимания старших Дурслей.
- Дадличек, что происходит,- нерешительно спросила Петуния.
- Гарри надо поесть, - пожал плечами Дадли, усаживая кузена на своё место и накладывая в его тарелку побольше картошки, - Он слишком слаб, - пояснил юноша, увидя, в каком шоке смотрят на него родители.
- Дадли? - тётя подошла и потрогала лоб сына, - С тобой всё в порядке?
- Мам, лучше скажи, что с Гарри, - с беспокойством сказал Дадли, помогая кузену удержать стакан, который грозил выпасть из его рук.
Петуния и Вернон перевели взгляд на племянника. Миссис Дурсль в ужасе прижала руки ко рту, рассматривая мальчика. Что-то внутри перевернулось. Она смотрела на племянника так же, как в прошлом году, когда он сказал о возвращении Волан-де-Морта. Но сейчас во взгляде был не испуг, а тревога. Тётя в мгновение ока оказалась рядом с юношей и бегло осмотрела его.
- С ним всё хорошо, - облегчённо вздохнула Петуния, - Просто нужно как следует поесть и отдохнуть. Через пару дней поправиться.
- Дорогая, ты уверенна? - скептически глядя на племянника, спросил Вернон, - Не лучше ли вызвать врача?
- Не стоит привлекать внимание, мальчик просто ослаб, - Петуния посмотрела сначала на племянника, потом на сына, - А теперь скажите внятно, что происходит?
- Ма, просто мы поняли, что мы – братья, - с улыбкой до ушей, сказал Дадли, приобняв Гарри за плечи.
Вернон и Петуния переглянулись, миссис Дурсль встряхнула головой, словно пытаясь отогнать какую-то мысль.
- Всё, на сегодня с нас хватит. Ешьте и идите спать, завтра будем разбираться, - сказала она, садясь с мужем и наливая в стакан немного вина, - Дадли? - Петуния вопросительно посмотрела на сына, который так и не сел ужинать.
- Спасибо, но я не хочу, - ответил юноша, чем ещё больше шокировал родителей. Чтобы их сын отказывался от еды? Да ещё и говорил «спасибо». На их памяти это было впервые.
Пока Гарри ужинал, Дадли так и стоял за его стулом, готовый поддержать брата, если тому станет плохо. Потом они вместе поднялись наверх и разошлись по своим комнатам, пожелав друг другу спокойной ночи.
В эту ночь Гарри впервые за много лет был счастлив в этом доме. Ему не снились ни привычные кошмары, ни видения от Волан-де-Морта. А Дадли лежал в своей комнате и улыбался. Постепенно дом на Тисовой №4 улице погрузился в тишину. Все спали.


Глава 3. Рассказ Петунии

Проснулся Гарри только после обеда. Давно он не чувствовал себя так хорошо. Он оделся, вспоминая вчерашний вечер, погладил Буклю, и отправился вниз.
Войдя на кухню, он увидел тётю, что-то готовившую у плиты.
- Доброе утро, - улыбнулся юноша.
- Гарри? - тётя повернулась и внимательно посмотрела на племянника, - Дадли всё утро крутился у твоей спальни. Иди в гостиную, я что-нибудь принесу.
Гарри пошёл в соседнюю комнату. Дадли, сидевший на диване, услышал шаги и повернулся к двери.
- Гарри, - улыбка расплылась у него на лице. Кузен выглядел чуть болезненно, но еда и сон явно пошли ему на пользу.
- Значит, мне не почудилось, - облегчённо вздохнул темноволосый юноша, улыбаясь кузену.
- Не, - подтвердил Дадли, - Как спалось?
- Не поверишь, давно так не высыпался, - улыбнулся юноша.
- Мальчики, Вернон приедет только часа через два, кушайте и идите гулять, а то оба бледные, весь день дома сидите. Вечером нам надо будет многое обсудить, - Петуния поставила на столик приготовленные бутерброды и чай, а сама ушла на кухню.
- Кстати, пару дней назад заходила миссис Фигг, - вспомнил вдруг Дадли, - Интересовалась тобой.
- Что?! - Гарри подавился бутербродом и во все глаза посмотрел на кузена, - Она здесь была и не поднялась ко мне?
- Угу, - кивнул Дадли, - Она ведь из ваших?
- Да, но она – сквиб, - подтвердил Гарри, но, заметив непонимающий взгляд кузена, добавил, - Она лишена магии, хотя родители её были волшебниками. Такое бывает.
- И она никогда не говорила тебе, кто она? Раньше, до нападения на нас, - помрачнев, спросил Дадли.
- Нет, - Гарри удивлённо посмотрел на брата, ожидая продолжения.
- Я просто думал, - смутился кузен, - Что как-то всё неправильно. Если она жила рядом всё это время и видела, как мы к тебе относимся, почему ни разу не поддержала, почему не сказала, что ты… другой?
- Ей Дамблдор, директор моей школы, приказал ничего не говорить, чтобы вы не видели, что мне у неё хорошо, и не запретили находиться у неё в гостях, - пожал плечами Гарри. Но слова кузена заставили его задуматься.
- Это ваш директор поместил тебя сюда? - Дадли нахмурился сильнее, Гарри кивнул, - А ты полностью ему веришь?
Гарри изумлённо уставился на кузена. Верит ли он Дамблдору? Раньше бы он тотчас сказал «да», но теперь…
- Не знаю, - честно ответил юноша.
- Что-то произошло? - задал Дадли мучавший его уже больше недели вопрос. Гарри неопределённо повёл плечами, - Расскажи, - попросил он.
- Я не знаю, - немного помолчав, решился Гарри, - Не знаю, кому могу верить. Эту неделю я много думал о своей жизни, учёбе… Я увидел то, что раньше не замечал, как будто моя жизнь очень хорошо спланирована. Мои друзья, возвращение на Тисовую, мои приключения. Я не раз просто чудом оставался жив, мне вечно что-то угрожает…
Гарри говорил и говорил. Ещё вчера он не поверил бы, что будет всё это рассказывать Дадли, но теперь… Кузен же внимательно слушал. Неожиданно для себя Дадли совершенно ясно понял, что это груз не для ребёнка, что брат пережил за свои неполные 16 то, что он никогда бы не пожелал и злейшему врагу. А он, Дадли, ещё и сам превращал жизнь кузена, жизнь брата, в кошмар. Юноши не заметили, как в комнату вернулась Петуния, как хлопнула дверь, и вошёл Дурсль-старший.
- И там, в Министерстве, была засада. Крёстный пришёл на помощь, но в него попало заклятие. Он упал, упал в Арку смерти, - закончил юноша, по щекам которого струились слёзы.
- Он умер? - тихо спросила Петуния. Юноши вздрогнули и обернулись. Гарри посмотрел в глаза тёти и медленно кивнул. Петуния встала из кресла, подошла и обняла племянника, - Гарри, прости, нам не следовало так к тебе относиться, это всё я виновата.
- О чём вы? – непонимающе спросил юноша.
- Я завидовала ей, - призналась тётя, посмотрев в глаза племяннику. Вернон, уже ничему не удивляясь, спокойно слушал жену, - Мы с Лили были очень дружны, пока она не получила письмо… Я писала директору, просила принять и меня, но он отказал… Я видела, как она колдует, раз даже брала её палочку, но у меня ничего не вышло…
- Мама колдовала вне школы? Но это ведь запрещено, - удивлённо воскликнул юноша, смотря на тётю.
- Тогда не было этого закона, ей нельзя было колдовать на улице и при посторонних, но дома она могла тренироваться, - пояснила тётя.
- А когда вы слышали, как мой отец говорил маме о дементорах? - этот вопрос мучил Гарри ещё с того лета, но он никак не решался его задать, да и никогда бы не задал, если бы не последние события.
- О дементорах ей рассказывал не Поттер.
- А кто, - Гарри в шоке смотрел на женщину перед собой.
- Снейп, - ответила Петуния, - Его семья жила на соседней улице, в Паучьем тупике, - пояснила она, увидя выражение лица племянника, - Они с Лили подружились ещё до поездки в школу, он как-то увидел, как она колдует… Они и в школе были друзьями, насколько я знаю, но потом Лили обратила внимание на Джеймса, они стали встречаться. А потом мы переехали, Лили закончила школу, через год она вышла замуж и уехала с Поттером. Я в то время уже встречалась с Верноном. Через несколько месяцев наши с Лили родители попали в аварию… Не знаю, как бы я это пережила без Вернона, - Петуния повернулась к подошедшему мужу и нежно его поцеловала, тот в ответ крепко обнял её за плечи.
- Я не виню вас, тётя, я просто не знал, - Гарри смотрел на своих родственников, ему теперь многое стало понятным.
- А как выглядят ваши «дементоры»? - неожиданно спросил дядя. Гарри в изумлении на него посмотрел, пытаясь сформулировать ответ так, чтобы дядя понял. Но неожиданно на помощь пришёл Дадли:
- Они похожи на людей, но это вряд ли люди. Они в чёрных, порванных плащах…нет, в мантиях. От них исходит такой неприятный запах, а их дыхание… как будто всасывают воздух… хрипло, неприятно. Руки как…как у мертвецов, - Дадли передёрнуло от воспоминаний, - Никогда бы не хотел вновь их увидеть. И это не говоря о ледяном ужасе и видениях, которые они вызывают…
Гарри, открыв рот, смотрел на кузена. Он их видел… Но как?
- Дадли, - еле выговорил юноша, потом вопросительно посмотрел на тётю и дядю.
- Что такое? Мам? - Дадли в недоумении посмотрел на родителей.
- Видеть дементоров могут лишь волшебники или сквибы, - пояснил юноша, не отводя глаз от тёти и дяди, - А ты их видел, - повернулся он к брату.
- Что? - Дадли тоже посмотрел на родителей.
- Гарри, - Петуния медленно вздохнула, садясь на диван и набираясь решимости, - Дело в том, что моя сестра – чистокровная волшебница.
- Но как? - вскочил юноша. Ему показалось, что он ослышался. Такого просто не могло быть.
- Садись, я расскажу.
Дождавшись, пока все усядутся, Петуния налила в бокалы немного вина и предложила мужчинам, после чего начала:
- Наш с Лили отец был потомком древнейшего магического рода. Прародитель рода, Джейсон Де Мелори, был одним из учеников Мерлина. Наш род был одним из самых уважаемых в магическом мире. Во времена Основателей было только пять древних магических родов. Из одного из них, как известно, происходил Салазар Слизерин, отец Хельги Хаффлпафф, по слухам, тоже был представителем древнего рода, а вот Годрик Гриффиндор и Ровена Райвенкло были маглорождёнными. Годрик, насколько известно, был сыном аристократов того времени, служивших ещё королю Артуру. О Ровене мало что известно, но, вероятно, она была дочерью ближайших друзей тогдашнего короля. Учителем Основателей был один из наших предков, Артур Де Мелори, организовавший при замке школу для одарённых детей. Потом Основатели построили Хогвартс. Артур был первым директором школы, потом его сменил Годрик Гриффиндор. В тринадцатом веке волшебники полностью отгородились от немагического населения. Мы скрыли знания и наши возможности. С пятнадцатого по семнадцатый века, когда маглы убивали всех им неугодных, многие маги превращали своих отпрысков в сквибов. Есть заклинание, забирающее у мага его силу, - пояснила Петуния на удивлённый взгляд племянника, - Никто не знал, может ли магия вернуться в эти рода, но так было безопаснее. В конце семнадцатого века наш предок, лорд Себастиан Де Мелори, также решил скрыть от мира своих сыновей. Но он не успел. В стычке с маглами погиб его старший сын. Себастиан не решился лишить магии своего младшего сына, но мальчик сам лишил себя магии: занимаясь в лаборатории, он случайно перепутал ингредиенты зелья и оно взорвалось. К счастью, мальчик не пострадал, но колдовать он уже не мог. Себастиан всю жизнь посвятил поиску зелья, которое могло бы вернуть магию сыну. Зелье было создано, но оно не помогло Уиллу, слишком много прошло времени. Как выяснил Себастиан, взрыв заблокировал магию его единственного наследника. Оставалось только надеется, что в роду когда-нибудь родится ребёнок, который окажется магом. Себастиан приготовил несколько сотен порций своего зелья. Уильям женился, когда его ребёнку исполнилось девять, родители дали ему зелье, но мальчик тоже оказался сквибом. В семье чтили чистоту крови, разрешалось жениться только на сквибах. И вот, когда мне было десять, а Лили – девять, отец дал нам зелье. Когда у Лили проснулась магия, родители были на седьмом небе от счастья. А вот у меня магии нет, - закончила Петуния.
Комната погрузилась в тишину.
- Значит, я – тоже сквиб, - спросил Вернон, глядя на жену, - Мой дед рассказывал, что когда-то очень давно мы обладали великой силой. Отец ему не верил, да и я считал его рассказы вымыслом…
- Да, Вернон, иначе мои родители не разрешили бы мне с тобой встречаться, - кивнула Петуния.
- А я? - Дадли вопросительно посмотрел на мать.
- Не знаю, мой дорогой, мы ведь не проверяли…
Гарри и Дадли в шоке смотрели на миссис Дурсль. НЕ ПРОВЕРЯЛИ?!
- Мам, но почему? Я мог бы учиться с Гарри. Знаешь, что я видел, когда напали дементоры? Я видел, как Гарри уезжает в свою школу! Ты не представляешь, как я хотел учиться в той школе, как завидовал ему!
- Дадли, - Гарри с жалостью посмотрел на брата, - Ну почему ты ни разу ничего не сказал?
- А ты бы сказал? - печально ответил юноша, - Родители считали тебя уродом, представь, что было бы, если бы я сказал, что хочу быть таким же, как ты…
Гарри только кивнул, понимая, что кузен прав. Дадли опустил голову, глаза предательски щипало. Мысль о том, что его мечта могла быть реальность, была невыносима.
- А сейчас, - Гарри повернулся к дяде и тёте, - У вас есть зелье? Мы можем проверить?
Петуния кивнула, поднялась с дивана и направилась в их с Верноном спальню.
- Почему? - еле слышно прошептал Дадли. Гарри подошёл и присел перед ним на корточки:
- Дадли, я тебе помогу, - прошептал он, Дадли приподнял голову и посмотрел на брата, - Обещаю, даже если зелье ничего не изменит…
В комнату вернулась тётя Петуния. Поставив неприметный сундучок на стол, она открыла его и вытащила небольшой бутылёк с янтарной жидкостью. Дадли с благоговением наблюдал за действиями матери. Взяв бутылёк, он заворожено смотрел на него несколько минут, всей душой надеясь на чудо. Вот он открывает его и выпивает горьковатую жидкость. С минуту ничего не происходило, но вдруг Дадли поморщился и его окутал золотистый туман. Все в изумлении смотрели на это, Петуния прижала ладонь ко рту.
- Не может быть, - прошептала женщина.
Туман рассеялся, Дадли непонимающе посмотрел на мать.
- Это всё? - спросил юноша, глядя на пустой бутылёк.
- Дадли, - Петуния посмотрела сначала на сына, потом – на племянника, затем – на мужа, - Вернон, он – волшебник…
Дадли неверяще посмотрел на мать, затем повернулся к брату, лица обоих юношей озарила улыбка.


Глава 4. Необычный день рождения

Второго июля в доме №4 по Тисовой улице было непривычно тихо. Вчера Дурсли и их племянник до поздней ночи разговаривали в гостиной. Петуния дала Гарри и Дадли амулеты, сказав, что те помогут скрыть их магию, они долго говорили об истории их рода, Вернон Дурсль рассказал всё, что ему были известно о своих предках. В три часа ночи Петуния разогнала всех по спальням. Прежде чем уснуть, Гарри отправил Буклю в Хогсмид.
В час дня в окно постучала сова. Гарри открыл глаза и посмотрел на подоконник, на котором сидела Букля. Отвязав пакет и погладив любимицу, Гарри положил подарок Дадли на стол и стал одеваться.
Выйдя из комнаты, Гарри понял, что тётя и дядя уже проснулись, - их голоса были слышны из гостиной. Подойдя к комнате кузена, юноша тихо отварил дверь. Дадли сидел в кровати и рассматривал свой амулет с гербом рода Де Мелори – бронзовый дракон, держащий кинжал. Услышав скрип двери, Дадли поднял голову и улыбнулся, увидя кузена.
- С днём рождения, - Гарри кинул кузену подарок, тот поймал и удивлённо посмотрел на брата.
Гарри же, как ни в чём не бывало, прошёл в комнату и сел рядом с Дадли. Именинник развернул подарок, на его кровать посыпались упаковки с различными магическими сладостями.
- Что это? - спросил Дадли, в ужасе смотря на шипящую и двигающуюся змейку.
- Попробуй, - усмехнулся кузен, беря одну из шоколадных лягушек. Дадли в изумлении смотрел, как Гарри ест лягушку, которая чуть не выпрыгнула из его рук, когда он открывал упаковку.
Через десять минут юноши с увлечением пробовали весь богатый ассортимент необычных сладостей.
Услышав смех, Петуния и Вернон поднялись в спальню сына. Открыв дверь, они в шоке остановились на пороге. Юноши устроили соревнование и теперь с увлечением смотрели, чья змея первая доползёт до края кровати.
- Что это, - наконец пришёл в себя Дурсль-старший.
- Мармеладные змейки, - в унисон ответили юноши, в руках которых были сахарные перья.
- Дадли, с днём рождения! - Петуния, отошедшая от шока, подошла к кровати и чмокнула сына в щёку.
- Спасибо, - ответил Дадли и протянул ей лягушку, - Попробуй.
Тётя с опаской вскрыла упаковку, лягушка выпрыгнула у неё из рук и прыгнула на стол. Юноши рассмеялись. Гарри поймал беглянку и отдал тёте, жестом предлагая попробовать. Тётя нерешительно последовала совету племянника, вкус был изумительным.
- Но что это, - тётя вопросительно посмотрела на сына.
- Подарок от Гарри, - улыбнулся он и пояснил, - Магические сладости.
- Одевайся, мы тебе тоже подарки припасли, - хмыкнул дядя Вернон, потрепав сына по волосам. Захватив жену, он отправился обратно в гостиную.
***
Через полчаса Дадли и Гарри, наконец, спустились, по пути обсуждая, что они будут делать сегодня.
- С днём рожденья, сынок, - дядя Вернон с улыбкой посмотрел на сына, которому исполнилось сегодня шестнадцать лет.
Дадли, окинув взглядом внушительную гору подарков, только хмыкнул.
- Поможешь? - искоса глядя на Гарри, спросил юноша.
- А то, - ухмыльнулся кузен.
В этом году тётя и дядя превзошли самих себя. В основном здесь была дорогая и красивая одежда, - за последние полторы недели Дадли довольно сильно похудел, и вся его прежняя одежда висела на нём. Были здесь и новые наручные часы – на тонком ремешке из крокодильей кожи, с серебряной оправой и двенадцатью изумрудами, обозначающими каждый час. Дадли в восхищении рассматривал обновки, дядя и тётя в умилении смотрели, как мальчики расправляются с обёртками и рассматривают подарки.
- Гарри, - позвала тётя, когда с подарками Дадли было покончено. Юноша вопросительно посмотрел на неё, - У нас для тебя тоже кое-что есть, - сказала Петуния, протягивая племяннику серебряный футляр с замысловатыми узорами.
Юноша в изумлении посмотрел на тётю и взял футляр. Внутри оказались красивые очки в тонкой серебряной оправе. Юноша подошел к зеркалу и снял свои старые очки. Одев новые, Гарри в шоке посмотрел на своё отражение.
- Спасибо, - счастливо улыбаясь, повернулся он к дяде и тёте.
Петуния придирчиво осмотрела его и кивнула.
- Ну вот, а завтра пойдём выбирать тебе нормальную одежду, а эту давно пора выбросить, - сказала она, улыбнувшись поражённому племяннику.
Этот день рождения был лучшим в жизни Дадли. Весь день он провёл с родителями и Гарри. Кузен дал ему свои учебники за первый курс и помогал разобраться в написанном. Вечером тётя приготовила невероятно вкусный удин и испекла шоколадный торт. После ужина семья устроилась в гостиной, у электрического камина.
- Тётя, - Гарри крутил в руках свой амулет, - А он правда может скрыть мою магию?
- Да, - кивнула Петуния, - Себастиан сделал 12 амулетов на случай, если магия пробудится, но потомки не захотят, чтобы кто-либо узнал об этом.
- Почему 12, - спросил Дадли, глядя на мать.
- По числу годовых циклов. Себастиан увлекался нумерологией, - пояснила Петуния.
- А если я воспользуюсь палочкой? - Гарри посмотрел в глаза тёти, та улыбнулась:
- Её не смогут засечь. Даже если будут проводить проверку в доме. Медальон скрывает чары и впитывает любые их следы. Кстати, Дадли, я думаю, тебе тоже понадобится палочка. Да и тебе нужна другая, Гарри, на всякий случай.
- Мне? Палочка? - Дадли с надеждой повернулся к матери. Та подошла к зеркалу, на котором стояла принесённая ею вчера шкатулка, и открыла её.
- Здесь чары, - пояснила она, доставая несколько длинных коробочек чёрного дерева, украшенных слоновой костью.
Дадли подошёл к матери и заглянул в шкатулку, там было ещё около тридцати флакончиков янтарного зелья, какая-то красная бархатная коробочка, шкатулка с медальонами и что-то ещё, что сложно было различить.
- А эти зелья кому-нибудь понадобятся? - спросил Дадли, указывая на пузырьки.
- Нет, Дадли. Наследниками Де Мелори были только мы с Лили. И ты, и Гарри – маги, сквибов в роду больше не будет, конечно если у нас с Верноном не появится ещё один ребенок, - улыбнулась Петуния, лукаво посмотрев на мужа, - А детям обычных сквибов оно не поможет, но мы оставим зелье и рецепт, на всякий случай.
Петуния достала последнюю чёрную коробку и закрыла небольшую с виду шкатулку. На столе перед зеркалом лежало десять одинаковых коробочек с волшебными палочками.
- Эти палочки были сделаны эльфами более тысячи лет назад, как подарок нашему роду. Мы помогли им покинуть Англию. К сожалению, им не удалось спрятаться от вампиров и магов. Последнего из эльфов убили во времена Основателей.
- Но они же бессмертны, - возразил Дадли, прочитавший сегодня учебник по истории магии за первый курс, где в одной из глав упоминались эти создания.
- Так считалось, - кивнул Гарри, - Но они просто живут дольше людей, как, впрочем, и волшебники. Эльфы и есть волшебники, но они специализируются на силах природы, не пользуются палочками, но магия у них есть. Раньше не было палочек, а одарённых детей не всегда принимали в их семьях, они уходили в леса и там развивали свои способности. А внешность – это их дар. Они были мастерами лечебной магии, и однажды заклинание навсегда изменило внешность одного из них. Заклинание забылось, но особенности внешности передавались из поколения в поколение.
- Да, Гарри, ты прав, - кивнула Петуния, - А эти палочки – единственные, сделанные когда-либо ими. Они идеально подходят для светлой магии, особенно лечебной. Но и тёмная магия может повелевать палочкой. В нашей семье они передавались по наследству. Палочка всегда защитит своего владельца, а эти палочки призваны нести мир и правду. Я думаю, что вам обоим надо выбрать по палочке, - Петуния указала рукой на коробки и чуть отошла. Гарри и Дадли, раскрыв рты, смотрели на красивые палочки.
Дадли потянулся к темно-коричневой, рукоять которой была сделана из кости, также узор из кости оплетал саму палочку, подобно лозе, в основании рукояти был красивый овальный янтарь. Палочка отреагировала на прикосновение, из кончика посыпались золотые искры, сформировав в воздухе силуэт волка.
- Хороший выбор, - кивнула Петуния, - Янтарь, ясень, кость волка и волос из гривы единорога. Волк станет твоим защитником.
- Из гривы? - удивлённо поднял голову Гарри.
- Да, эльфы считали, что волос из гривы сильнее волоса из хвоста единорога, - пояснила тётя.
Гарри вернулся к созерцанию палочек. Вот он потянулся к палочке, полностью выполненной из кости. Палочка была тонкая, витая, по рукояти шёл серебряный узор, в основании рукояти был красивый голубой камень. Палочка выпустила сноп серебряных искр, и перед изумлённым взглядом юноши предстал единорог.
- Серебро, рог единорога и аквамарин, - объявила тётя. Дадли с уважением посмотрел на брата.
- Рог? - в шоке посмотрел на палочку Гарри.
- Да, это одна из самых удивительных и сильных палочек. В нашем роду ты – третий, кому она согласна служить и кого, отныне, будет защищать. Твой защитник – единорог.
Дадли и Гарри удивлённо переглянулись. А тётя, тем временем, продолжала:
- Если захотите вызвать защитника, просто представьте его перед собой, и взмахните палочкой.
Дадли и Гарри переглянулись, закрыли глаза, и взмахнули палочками. В то же мгновение пред юношами появились красивый серебряный единорог и белый волк. Юноши в восхищении смотрели на своих защитников. Гарри погладил единорога, Дадли опустился на корточки перед волком. Волк, лизнув Дадли в лицо, рассыпался серебряными искрами, единорог тоже испарился, коснувшись головой плеча Гарри.
- Ничего себе! - Дадли нежно погладил палочку и повернулся к матери, - А остальные палочки из чего?
- Не знаю, - пожала плечами Петуния, юноши недоверчиво посмотрели на неё, - Когда вы коснулись палочек, то увидели своих защитников. Нам с Лили отец рассказывал о палочках, но Лили не хотела выделяться, и купила свою палочку, как все другие ученики. Отец говорил, что старший из рода чувствует, из чего палочка, если она признала при нём кого-то. Когда палочки вас приняли, я просто почувствовала их и всё. Хоть я и сквиб, но я – старшая в роду, - объяснила она, закрывая коробочки и убирая их в шкатулку.
- А палочка и медальон могут служить только потомкам Де Мелори? - вдруг спросил Гарри, с интересом рассматривая шкатулку.
- Нет, однажды палочка признала и одного из друзей нашего рода. Но палочка признает лишь того, кто не может предать, и у кого хватит сил повелевать ею. А медальон скроет магию любого, кому его дал наследник рода. Но если его оденет тот, кому его не давали, медальон не будет действовать.
Дадли вопросительно посмотрел на Гарри, тот кивнул.
- Мам, ты говорила, что у наших предков был замок, - Дадли посмотрел на мать.
- Да, мы с Лили и нашими родителями однажды были там. Он невероятно красив! - тётя задумчиво посмотрела на юношей, - Вы хотите перебраться туда?
- Да, но я бы хотел сначала разобраться, кому я могу доверять, - Гарри посмотрел на кузена, - Дадли, мне нужно вернуться в школу, нужно увидеть друзей.
Дадли грустно посмотрел на брата:
- Когда ты вернёшься? И что буду делать я?
- Прости, Дадли, тебя не возьмут в школу, даже если узнают, что у тебя есть магия... Но ты будешь настоящем волшебником, обещаю, - Гарри с решимостью посмотрел на кузена, - У нас ещё два месяца, а потом я оставлю тебе все учебники с первого по шестой курс, куплю в этом году два комплекта. Дадли, ты сможешь тренироваться и без меня, я буду каждый день писать, честно, - Гарри заискивающе посмотрел на брата.
- Но ты вернёшься? - с мольбой в глазах спросил Дадли.
- Вернусь на Рождество, и мы уедем в замок, и больше я без тебя в Хогвартс не поеду.
- Так, значит, всё решили без меня, - проворчал дядя Вернон, до этого лишь наблюдавший за ними и просматривающий свежий номер «Ежедневного пророка», который теперь читала вся семья. Надо же было знать, что твориться в магическом мире.
- Дорогой, по-моему, у мальчиков неплохая идея. Замок спрятан, нас никто там не найдёт. Лили говорила, что там прекрасная библиотека, они смогут быть вместе и учиться. А если получится, мы отправим их через год в школу уже вместе.
Дадли посмотрел на мать, затем на Гарри, который улыбнулся ему.
- И я смогу тоже поехать туда? - с замиранием сердца спросил юноша.
- Обязательно поедешь, а я постараюсь помочь. Только придётся очень много тренироваться и много чего учить, - кивнул Гарри.
- Я… - Дадли не мог выразить, как он благодарен кузену, но тот и так всё понял, искренне ему улыбнувшись.
Так в доме №4 по Тисовой улице началась новая жизнь. Шторы на окнах были плотно задёрнуты, Дадли перестал встречаться с друзьями, родители забрали документы из школы, сказав, что переводят сына в более престижный колледж, а на самом деле Дадли просто не интересовали магловские предметы, он с головой ушёл в изучение магических наук, а Гарри ему помогал в этом. Тётя Петуния проводила всё свободное время, изучая историю магического мира. Вернон Дурсль тоже увлёкся историей. Они больше не считали магию чем-то скверным, более того, они сами собирались стать частью магического мира…


Глава 5. Подарки

Время летело быстро, Дадли оказался очень способным учеником. С утра до вечера юноши упражнялись в чарах, читали учебники, даже пробовали заняться зельеварением, но когда одно из зелий взорвалось, забрызгав всю кухню, миссис Дурсль запретила им заниматься чем-либо подобным до переезда. За месяц Дадли выучил весь материал первых трёх курсов, он невероятно похудел и был теперь не намного толще Гарри, но значительно крепче и мускулистей, - всё-таки занятия боксом не пропали даром. Дядя Вернон тоже значительно сбросил в весе, мальчики наложили на него какие-то чары, чтобы на работе ничего не заметили, - им не нужны были случайные свидетели.
Приближался день рождения Гарри. Вечером 30 июля в открытое окно впорхнула маленькая сова и закружилась под потолком. Дадли поймал её и отвязал конверт.
- Гляди, твои друзья о тебе вспомнили, - он перекинул конверт брату.
- Ещё бы, никто и не подумал написать до дня рождения. Наверняка хотят забрать отсюда, - скривился Гарри.
- Поедешь, - лукаво посмотрел на него кузен.
- Конечно, уже одеваюсь, - язвительно хмыкнул юноша и развернул письмо, - «Гарри! Орден явится за тобой завтра в 12! Мама не хотела, чтобы я писал, ведь сову могут и перехватить, но я не могу дождаться, когда они тебя заберут! Рон»
- А тебя ждут, - упрекнул Дадли, смотря на кузена.
- Ага, только вот почему за месяц никто не прислал и строчки, а теперь такой риск, «сову же могут перехватить», - Гарри задумчиво вертел конверт в руках, думая, какой ответ лучше отправить.
- Ну мало ли, вдруг других сов перехватили, а эту не заметили, - поддел Дадли, рассматривая крохотную сову.
- Неужели тебе так не терпится спровадить меня, - поднял бровь Гарри, изучающее посмотрев на кузена. Тот слегка побледнел. Весь этот месяц они были неразлучны, и Дадли с тревогой ждал отъезда брата в Хогвартс. Гарри наклонился вперёд и ободряюще сжал ладонь брата, - Не волнуйся, никуда я не денусь, и обязательно вернусь.
- Что с письмом будешь делать? - кивнул Дадли на конверт, с благодарностью посмотрев на кузена.
- Так слушай, - Гарри взял обычную шариковую ручку и повернул письмо Рона обратной стороной, - «Рон, прости, но я не могу поехать. Передай своим родителям, что я очень им благодарен, но пока я хочу побыть один. Гарри». Ну вот, теперь они не приедут, - улыбнулся юноша, выпуская сову в окно.
- Уверен, - скептически посмотрел на него кузен.
- Поверь, - кивнул Гарри, смотря на улетающего Сычика.
В середине ночи прилетел ответ от Рона: «Гарри! Я передал родителям. Они не приедут. Мама расстроилась, но отец что-то ей сказал, и она успокоилась. Захочешь приехать, только напиши. Мы с Гермионой тебя ждём. Рон». Гарри перечитал письмо ещё раз и хмыкнул. У него теперь в запасе целый месяц, и он намеревался провести его с семьёй, которой стали для него за это время Дурсли. Отложив пергамент, юноша закутался в одеяло и вскоре уснул.
***
Дадли в это утро проснулся рано. В дверь кто-то звонил. Поднявшись и наскоро одевшись, он спустился и чуть не столкнулся с отцом.
- И кто может быть в такую рань? - пробурчал невыспавшийся мужчина.
- Наверно, пришёл заказ, - пожал плечами юноша, и пояснил, - У Гарри день рождения, ну я и заказал ему подарок.
Вернон Дурсль внимательно посмотрел на сына. Тот никогда в жизни не тратил своих денег ни на себя, даже для своих друзей он просил купить подарок родителей. Но за последнее время многое изменилось, и Вернон уже ничему не удивлялся.
Дадли открыл дверь. На пороге действительно был курьер. Расплатившись, юноша забрал небольшую коробочку. Вернон Дурсль задумчиво посмотрел на неё, потом перевёл взгляд на сына:
- Что это?
- Я же сказал, подарок, - улыбнулся Дадли и помчался к себе в комнату.
Вернон, проводив взглядом сына, только хмыкнул. Они с Петунией тоже приготовили подарки для племянника. Удивительно, но мальчик стал им очень дорог. А его отношение с Дадли? Юноши с утра до ночи не расставались. Старшие Дурсли уже подумывали переставить кровать племянника в комнату сына, а из спальни Гарри сделать комнату для тренировок, пока юные маги ещё не до конца разгромили гостиную.
Ещё раз взглянув наверх, Вернон Дурсль что-то пробурчал про себя и отправился на кухню, где Петуния уже во всю колдовала над праздничным обедом.
***
Гарри нехотя открыл глаза, в дверь настойчиво звонили. Посмотрев на часы, юноша зевнул и отвернулся к стене. Звонить перестали, через несколько минут юноша вновь уснул.
Но долго проспать ему не удалось. Меньше, чем через час, в окно настойчиво стали стучать. Открыв глаза, юноша увидел несколько сов с посылками – подарки от друзей. Впустив посланниц, Гарри стал отвязывать подарки.
- Привет! - улыбнувшись, сказал Дадли, без стука входя в комнату, - От друзей? - кивнул он на гору коробок. Гарри кинул, - А у меня тоже для тебя подарок, с днём рождения, - Дадли, улыбаясь, перекинул брату небольшую коробочку.
Гарри поймал подарок и, отложив пока посылки друзей, искоса взглянул на Дадли, который уже сел на кровать и рассматривал невзрачный свёрток с подарком Гермионы. Вскрыв подарок Дадли, Гарри в шоке на него посмотрел. Это были часы. Золотые часы, по циферблату которых были вставлены вместо цифр тёмные сапфиры, по тонкому кожаному ремешку шёл золотой узор, стрелки были фигурными, на их соединении был вставлен камушек в виде звезды.
- Нравится? - усмехнулся Дадли, глядя на ошарашенного кузена.
- Не то слово, - в восхищении выдохнул юноша, - Но как? Они, наверно, невероятно дорогие. И мы всё время были вместе. Когда ты успел?
- Заказал с помощью компьютера, - улыбнулся Дадли, - А деньги… Я в последний год мало что тратил, вот и скопились, - пожал он плечами, а потом озорно посмотрел на брата, - Мне ведь родители подарили часы, так почему у тебя их не должно быть.
- Спасибо, - еле выговорил юноша, застёгивая ремешок. Часы на руке смотрелись просто восхитительно. Подняв сияющие глаза на брата, юноша перевёл взгляд на посылки друзей и усмехнулся, - Поможешь?
Дадли посмотрел на свёрток в своей руке, хмыкнул, и стал разворачивать. Гарри тем временем потянулся к подарку Рона. Друг прислал открытку и новую книжку по квиддичу, Гарри только усмехнулся, другого он от друга и не ожидал. Хагрид прислал серебряного дракончика, глаза которого были из невероятно красивых крохотных лунных камней. Гарри с изумлением смотрел на это чудо. Дракончик носился по комнате и извергал огонь в виде золотых искр, повисающих на несколько секунд в воздухе в виде дымки. Гарри взял письмо от лесничего:
«С днём рождения, Гарри!
Этого малыша я нашёл у одного торговца. Он в точности, как живой! Я решил, что с ним тебе будет не так скучно. Чтобы малыш к тебе вернулся, постучи палочкой по коробке, и он будет там спать. Внутри этого чуда волос единорога, а в его сердечке осколок когтя дракона. В случае опасности, если малыш будет с тобой, он нападёт. Кроме того, он никогда не потеряет магию. До встречи, не грусти. Хагрид».
Гарри ещё раз перечитал письмо и восхищённо посмотрел на летающее чудо. Взяв коробочку, выполненную в виде яйца из слоновой кости с серебряным узором из рун, Гарри коснулся её своей палочкой. Дракончик, издав забавную трель, камнем полетел вниз. Затормозив у самого пола, он взлетел вверх и спланировал на золотую атласную подушечку внутри яйца. Забавно зевнув, дракончик свернулся, закрыл глаза и замер.
- Вау, вот так подарок! – восхищённо воскликнул Дадли, смотря на спящее чудо. Гарри только кивнул, заворожено глядя на дракончика.
Закрыв яйцо и положив его на стол, Гарри взял подарок от миссис Уизли. Она прислала коробку печенья и новый свитер. Дадли скептически посмотрел на это:
- И это подарок?
- Ну, они не богаты, - пожал плечами Гарри. Дадли лишь покачал головой.
- А это что, - Дадли уже несколько минут рассматривал небольшую каменную чашу, покрытую рунами.
- Омут памяти? - удивлённо посмотрел на чашу Гарри, - От кого он?
- От твоей подруги, - пожал плечами Дадли, - А для чего он.
- Позволяет просматривать воспоминания, - пояснил Гарри, взяв открытку Гермионы:
«Гарри! Я решила, что он тебе может понадобиться. Конечно, он небольшой, но ты сможешь скрыть некоторые воспоминания. Чтобы поместить в чашу воспоминание, подумай о нём и коснись палочкой виска. Ты почувствуешь лёгкость. Кстати, даже забрав у себя воспоминание, ты его не потеряешь. Просто сможешь заново пережить, если захочешь, и остальные не смогут его узнать, даже применив сыворотку. Палочкой ты забираешь лишь образ прошлого, запомни это. Чтобы вернуть воспоминание себе, начерти руну памяти. Она выгравирована на дне Омута. Содержимое чаши исчезнет, а твои воспоминания смогут прочитать. С днём рождения, до встречи. Гермиона»
Гарри протянул открытку Дадли, разрешая прочитать, а сам посмотрел на дно Омута, запоминая находящуюся там руну. Оставалось ещё два невскрытых подарка. Гарри взял подарок от Фреда и Джорджа. Открыв, он непонимающе уставился на восемь одинаковых зеркал. Они были небольшие, круглые, в оправе из чёрного дерева. Дадли, задумчиво смотря на этот подарок, потянулся к открытке и стал читать вслух:
- «Гарри! Раздай эти зеркала тем, кому доверяешь. Мы раз видели, как Сириус пробует тебя вызвать через сквозное зеркало, ну и решили поэкспериментировать! Мы не смогли подключить больше зеркал, только восемь. У нас с Джорджем тоже есть, только для себя мы сделали два. В продаже их не будет. Мы не хотим рисковать, мало ли к кому они попадут. Чтобы зеркало было твоим, прикоснись палочкой и скажи вслух своё имя. Если тебе нужен кто-нибудь, кому ты дал зеркало, просто назови имя того человека. Зеркало при вызове чуть светится и нагревается. Ты можешь общаться и сразу со всеми, кому раздал зеркала, назвав их имена. В этом случае поверхность зеркала разделиться на нужное количество частей. Кроме того, ты можешь послать сообщение (эту идею мы взяли у Гермионы, помнишь наши галеоны для ОД?). Коснись палочкой обратной стороны зеркала и мысленно составь послание. У остальных на зеркалах появиться серебряная гравировка с твоим сообщением. С днём рождения! Заходи к нам в магазинчик, Фред и Джордж», - Дадли отложил открытку и посмотрел на зеркала, - «Поэкспериментировали»? Они их что, сами сделали?
- Очень похоже на то, - согласился Гарри, вертя одно из зеркал в руках, - По крайней мере, это отличный способ общаться, пока я буду в Хогвартсе, - он протянул одно из зеркал Дадли и задумался.
- Что такое? - Дадли посмотрел на помрачневшего брата.
- Думаю, когда мы вернёмся в Хогвартс, нам нужны будут другие имена, - задумчиво произнёс он, - Надо посоветоваться с твоими родителями. Да и зеркалам не следует называть наших имён, чтобы нас не вычислили.
- Что предлагаешь? - Дадли с интересом посмотрел на кузена, - Можем использовать наших защитников.
Гарри удивлённо посмотрел на брата:
- Это мысль, - он коснулся зеркала палочкой и произнёс, - Единорог.
- Волк, - коснулся своего зеркала Дадли.
Оба зеркала окутала голубая дымка, на рамке появилась серебряная надпись.
- Кому отдашь остальные, - кивнул Дадли на оставшиеся шесть зеркал.
- Думаю, одно надо дать твоим родителям, - Гарри взял ещё одно зеркало и, коснувшись палочкой, произнёс, - «Дом».
- Думаешь, будет работать? - Дадли посмотрел на серебряную надпись на зеркале.
- Ну, Фред с Джорджем не говорили, что для связи нужна палочка. Имя зеркалу я дал, должно работать, - пожал плечами Гарри, добавив, - Сегодня проверим.
Оставался последний подарок. Гарри с удивлением рассматривал старинную книгу, присланную Люпином. Книга посвящалась древним способам защиты.
- Кто прислал? - заинтересованно спросил Дадли, взглянув на название.
- Профессор Люпин. Он преподавал в Хогвартсе Защиту, друг моего отца и крёстного, - Гарри осторожно погладил корешок книги и посмотрел на Дадли, - Когда закончим со школьной программой, займёмся ею. Думаю, книге несколько сотен лет. Не удивлюсь, если это единственная ценная вещь Ремуса.
- Даже так, - Дадли почтительно посмотрел на вещь в руках брата, подарок действительно был очень ценен.
- Мальчики! Проснулись? Мы вас ждём, - донеслось из гостиной. Гарри и Дадли сложили на кровати подарки и отправились вниз.
Никогда ещё Гарри не получал ничего подобного в свой день рождения! Друзья превзошли сами себя. Что касается Дурслей, то они шокировали юношу не меньше. Кроме невероятного количества дорогой одежды, они подарили племяннику новую кровать из тёмного дерева и предложили переехать в комнату Дадли. Юноши в шоке смотрели друг на друга, удивляясь, что не додумались до этого сами. С этого дня они были вместе и днём и ночью. В их комнате появился большой шкаф, вместивший все их обновки. В бывшей спальне Гарри появились диван и книжный шкаф, в который юноши поместили все учебники Гарри и подаренные ему когда-либо книги. Никто из соседей не заменил перемен, произошедших в доме номер 4, никто из магов не знал, что один из древнейших родов скоро вернётся в магическую Англию.


Глава 6. Неожиданная гостья

Гермиона ходила по комнате, не в силах успокоиться. Мысли бежали, перебивая друг друга. Надо было успокоиться и сосредоточиться на чём-то одном. Невероятным усилием воли, девушка заставила себя сесть в кресло. Вторую неделю она жила вместе с семьёй Уизли на Гриммо, 12. За это время она была свидетельницей нескольких довольно странных разговоров.

«Ретроспектива
Гермиона зашла в гостиную, где в данный момент были миссис Уизли, Рон и Джинни.
- Мам, я вовсе не из-за этого хочу быть с Дином, - возмущалась Джинни.
- Но Гарри ведь тебе нравиться? - спросил Рон, Джинни слегка покраснела, - А Дин учится вместе с нами, вот ты и променяла Корнера на него.
- Что?! Я не виновата, что Майкл обиделся из-за проигрыша своей команды! И, в любом случае, он теперь с Чжоу, - Джинни гневно посмотрела на брата.
- Дорогая, Гарри, правда, хороший мальчик, зачем тебе кто-то другой, - примирительно сказала Молли Уизли.
- Гарри?! Да для него я лишь сестра Рона, он меня никогда не замечал, - вскричала Джинни, - И мне он не нужен! Я буду с Дином!
- Ни за что! - распалился Рон, - Я могу тебя доверить только другу. И я запрещаю тебе встречаться с Томасом!
- Мы ещё посмотрим! - гневно прошипела Джинни и вылетела из комнаты, чуть не сбив Гермиону».

Гермиона закрыла глаза. Пытаясь привести мысли в порядок. Приехав за несколько дней до дня рождения Гарри, она проводила большую часть свободного времени в отведённой ей комнате, читая книги из библиотеки Блеков. Её очень удивило, что Гарри не приехал, но Дамблдор сказал, что Гарри просто нужно время, чтобы прийти в себя. Пару дней назад она нечаянно услышала разговор мистера и миссис Уизли.

«Ретроспектива
Гермиона проснулась рано и решила что-нибудь перекусить. Спустившись на кухню, она услышала голоса мистера и миссис Уизли. Собравшись войти, она потянулась к ручке двери, но замерла, услышав имя друга.
- Почему ты считаешь, что Гарри и Джинни поженятся? - спросила Молли.
- Нам обещал это Дамблдор, он наложил на мальчика чары. Гарри должен быть с нашей дочерью. Не понимаю, как ему удаётся сопротивляться заклятью.
- Дамблдор что сделал, - подозрительно тихо спросила женщина.
- Наложил чары. Наш сын стал юноше лучшим другом, а дочь должна выйти за него замуж, - ответил мужчина.
- Ни за что, - по слогам сказала миссис Уизли, - Я не позволю, чтобы моя дочь вышла за Гарри насильно!
- Разве я говорил, что мы будим заставлять нашу девочку? Она сама решит, - ответил Артур Уизли, - Мы воспитали её так. Она с детства боготворила нашего героя. Заклятие только слегка подтолкнет их друг к другу.
- А как же Гарри, - в голосе миссис Уизли было сомнение.
- Дорогая, мальчик не переживёт эту войну. Ты же знаешь, что это правда, - успокаивающе сказал мужчина, - Так пусть он хоть недолго будет счастлив.
Гермиона в шоке посмотрела на дверь. «Не переживёт»… Плохо понимая, что делает, девушка медленно вернулась в спальню и опустилась на кровать. Сердце бешено стучало».

И вот, буквально полчаса назад, она услышала ещё один разговор. На этот раз между мистером Уизли и профессором Дамблдором.

«Ретроспектива
Гермиона положила на полку прочитанную книгу и стала выбирать новую. Она услышала шаги и инстинктивно шагнула назад, налетев на одну из многочисленных змей, обвивающих книжные полки. Змея ушла вглубь дерева, с тихим шорохом отъехал ничем не приметный книжный шкаф у стены. Недолго думая, девушка нырнула в открывшийся проём, шкаф задвинулся.
Пытаясь выровнять дыхание и успокоиться, Гермиона прислушалась. В библиотеку кто-то зашёл.
- Вы уверенны, директор? - раздался голос мистера Уизли.
- Абсолютно, Артур. Защита дома ещё держится, но без разрешения Гарри она долго не протянет.
- А Гарри даст своё разрешение?
- Несомненно, мальчик удивительно добр. Я поговорю с ним, когда он вернётся в школу.
- Но почему он не приехал?
- Боюсь, он всё ещё оплакивает крёстного, - печально сказал директор Хогвартса.
- Да, Альбус, думаю, вы правы.
- Артур, как дела с дочерью? Через два года Гарри будет готов сразиться с Волан-де-Мортом. К тому времени они должны обвенчаться, тогда Джинни, как его невеста, получит в наследство всё состояние Поттеров и Блеков.
- Вы уверенны, что мальчик умрёт, директор?
- Я в этом не сомневаюсь. Защита матери позволяла ему выпутаться из самых сложных ситуаций, но она не сможет спасать Гарри вечно. Я показал ему пророчество, но немного изменил его.
- Изменили?
- Да. Я дал мальчику надежду, в настоящем пророчестве говориться, что умереть должны оба, - с сожалением произнёс директор.
Гермиона замерла, с трудом осознавая происходящее. Поговорив ещё минут десять, мужчины ушли. Девушка привалилась к стене, приходя в себя. Немного отойдя от шока, девушка оглянулась по сторонам. Она оказалась в тайной библиотеке Блеков. Сириус как-то упоминал о ней, но так и не успел сказать, как сюда попасть. Взяв несколько наиболее старых на вид книг, Гермиона подошла к стене, за которой был выход. С правой стороны в стену был вделан подсвечник в виде распушивший капюшон кобры. Гермиона ощупала его и надавила. Стена отъехала, пропуская девушку».

Гермиона сжала кулаки. Директор хочет, чтобы Гарри привёл пророчество в исполнение, чтобы её друг отдал свою жизнь за их победу… От бессилия и злобы из глаз выступили слёзы, она взяла одну из принесённых книг и замерла. Книга была посвящена истории предсказаний. Гермиона открыла книгу и начала читать. По мере чтения, брови поднимались всё выше.
Прошло несколько часов, девушка отложила книгу и задумалась. «Значит, из всех пророчеств, находящихся в Отделе тайн, сбывались лишь единицы. А чтобы пророчество сбылось, необходимо, чтобы события разворачивались именно так, как в нём описано. Но знает ли это профессор Дамблдор? Знает ли, что пророчество можно обойти? А если знает…».
Гермиона встала и опять принялась расхаживать по комнате. «Когда мы были в Отделе тайн, рядом с именем Гарри был вопрос. Здесь написано, что в таких случаях надо очень постараться, чтобы пророчество осуществилось…». Гермиона остановилась, ей нужно было как можно скорее увидеть друга.
В дверь постучали.
- Гермиона, мама зовёт к ужину, - заглянул в комнату Рон. Девушка кивнула, убрала книжки в сумку и спустилась с другом в кухню.
- Миссис Уизли, - нерешительно начала девушка, когда все приступили к десерту.
- Да, дорогая. Что-то случилось? - женщина посмотрела на Гермиону, голос которой был слегка напряжён.
- Да. Родители просили вернуться домой, - кивнула девушка.
- Гермиона, только ты не уезжай! Я ведь тут от скуки помру, - простонал Рон, посмотрев на подругу.
- Рон, ну я ведь приеду в Хогвартс, - улыбнулась девушка и посмотрела на мистера и миссис Уизли, - Не мог бы кто-нибудь из Ордена меня проводить, - смутилась она.
- Конечно, Гермиона, не переживай, - одобряюще улыбнулся Уизли-старший, - Завтра тебя проводят до дома. Одной отправляться действительно опасно.
На следующий день Аластор Грюм и мистер Уизли отвезли девушку до дома. Попрощавшись, Гермиона зашла в подъезд. Но, услышав хлопок, означающий уход её провожатых, девушка, выждав минут десять, отправилась к остановке. К счастью, у неё было при себе немного магловских денег. Садясь в автобус до Литтл-Уингинга, девушка улыбнулась. Она ничуть не сомневалась, что поступила правильно.
***
А в это время дом №4 по Тисовой улице жил своей жизнью. Петуния накрывала обед, дядя Вернон читал в гостиной новый номер «Пророка», Гарри и Дадли читали вслух учебник трансфигурации за четвёртый курс, отрабатывая встречающиеся в книге заклинания.
Звонок в дверь был неожиданным. Дадли взглянул на отца, тот пожал плечами.
- Я открою, - поднимаясь, сказал Гарри. Подойдя к двери, юноша открыл её и замер. Перед ним стояла Гермиона.
- Гарри, - неуверенно сказала девушка, рассматривая красивого юношу перед собой. Тот резко взял её за руку и втянул в дом.
- Что ты здесь делаешь, - напряжённо спросил юноша.
- Мне нужно было с тобой поговорить, - девушка в шоке смотрела на друга. Тот был одет в светло-серые джинсы и белую футболку, идеально сидящие на его фигуре. Вместо привычных круглых очков, были одеты невероятно идущие ему очки в дорогой оправе. Даже осанка была какая-то королевская, будто её друг был аристократом.
- Гарри, кто там? - из гостиной вышел Дадли и с изумлением посмотрел на девушку.
- Гермиона, - представил Гарри подругу, - А это мой кузен, Дадли.
Дадли слегка поклонился. Девушка, открыв рот, смотрела на атлетически сложенного светловолосого юношу, одетого в тёмно-синие джинсы и ярко-синюю футболку с изображением ворона на груди. Если бы Гарри не сказал, что это его кузен, Гермиона бы в жизни не догадалась, ведь всего полтора месяца назад на вокзале она видела Дадли, и тот был совершенно другим.
- Неужели я так странно выгляжу, - усмехнулся Дадли, глядя на поражённую девушку. Та слегка смутилась. Гарри бросил на кузена укоризненный взгляд и посмотрел на Гермиону:
- Ты как раз к столу, присоединишься?
Девушка лишь кивнула, не в силах вымолвить ни слова. Гарри представил подругу тёте и дяди, все вместе они сели обедать.
- Так что привело вас сюда? - чуть погодя спросила Петуния гостью.
- Я хотела увидеть Гарри, - Гермиона посмотрела на друга, - Я хотела кое-что рассказать…
- Я внимательно слушаю, - Гарри посмотрел в глаза подруге, но, увидя во взгляде неуверенность, добавил, - У меня нет секретов от родных. Обещаю, я всё объясню.
Гермиона кивнула и рассказала подслушанные разговоры и о том, что она прочитала о пророчествах.
- А потом, когда они трансгрессировали, я отправилась сюда, - закончила девушка.
- Интересно, - задумчиво произнёс Дадли, - Значит, мы были правы, - он посмотрел на кузена, тот кивнул.
- В чём правы, - девушка вопросительно посмотрела на говорившего юношу.
- В том, что не всему и не всем можем верить, - ответил Гарри, - Но тебе мы верить можем. Иначе бы ты не приехала, - а потом серьёзно посмотрел на Дурслей, - Думаю, стоит ввести Гермиону в курс дела.
Получив от всех утвердительные кивки, Гарри начал рассказ. В течение нескольких часов Дурсли и Гарри посвящали Гермиону в историю их семьи и в события прошедшего месяца. Гермиона пребывала в шоке, такой информации она никак не ожидала услышать.
- Выходит, твой кузен – маг? - Гермиона посмотрела на Гарри, словно надеясь, что не правильно всё поняла.
- Самый настоящий, - усмехнулся Дадли и взмахнул палочкой. Гермионе на колени опустилась белая роза. Девушка взяла цветок и удивлённо посмотрела на Дадли.
- Поверь, - усмехнулся Гарри, - Ты останешься?
- Если можно, - Гермиона неуверенно посмотрела на Дурслей-старших.
- Думаю, неплохая идея, но надо бы и тебе даль медальон, - задумчиво произнесла Петуния и пояснила, поймав удивлённый взгляд девушки, - Он скроет магию. Никто не узнает, что ты здесь, и ты сможешь без опаски колдовать.
С этого дня в доме номер 4 на одного мага стало больше. Гермиону разместили в гостевой комнате, которую обычно занимала в свои редкие приезды тётушка Мардж. Привезённые ею книги были весьма кстати. Гермиона активно включилась в обучение Дадли, кроме того, она заставляла учить новые заклинания и Гарри. Постепенно приближался день поездки в Хогвартс.


Глава 7. Косой переулок

За несколько дней до конца каникул прилетели совы со списками необходимой литературы и результатами СОВ. У Гермионы по всем предметам стояло «превосходно», а вот у Гарри «превосходно» стояло лишь по Защите, но большинство оценок было «выше ожидаемого». Он даже умудрился получить «удовлетворительно» по истории магии и астрономии.
- А это что? - Дадли с интересом посмотрел на небольшую букву «о» напротив «прорицания».
- «Отвратительно», - нехотя перевёл Гарри под насмешливый взгляд Гермионы. Дадли усмехнулся, за что Гарри кинул в него подушкой.
По настоянию Гермионы, Гарри и Дадли начали изучать древние руны и нумерологию. Дадли уже вполне мог бы сдать СОВ, только зельеварение они так и не прошли. Гермиона полностью согласилась с миссис Дурсль, что в магловском доме варить зелья опасно.
- Надо заказать книги, - задумчиво произнесла девушка, вертя в руках список литературы.
- Зачем? Мы можем и съездить, - усмехнулся Гарри, посмотрев на брата. У того на лице появилась нетерпеливая улыбка.
- Но это опасно, - возразила девушка.
- Для кого? - удивился Гарри, - Медальоны не позволят узнать нас по магии. Меня и ты еле узнала, не думаю, что кто-нибудь догадается. Дадли вообще никто не знает, ну а ты можешь как-нибудь изменить внешность.
- Думаю, внешность нам надо поменять всем, - подумав, сказала Гермиона, - Ещё рано показываться так на людях. Кроме того, меня могут узнать по палочке, - девушка растерянно посмотрела на палочку у себя в руках.
- Ну, это не проблема, - усмехнулся Дадли и посмотрел на Гарри, тот улыбнулся.
Юноши повели Гермиону в гостиную, где сейчас располагались мистер и миссис Дурсль.
- Мам, Гермионе нужна палочка, - с порога заявил Дадли.
Петуния несколько секунд смотрела на молодых людей, затем согласно кивнула. Перед Гермионой разложили восемь футляров с волшебными палочками. Девушка в шоке смотрела на подобную красоту.
- Выбирай, - сделал приглашающий жест в сторону палочек Гарри.
Гермиона пробежала глазами по всем палочкам. Взгляд остановился на красивой тёмно-коричневой палочке с золотым узором по всей длине. Палочка была цельной, рукоять – деревянной, по рукояти шёл узор из маленьких камушков аметиста и золота. Гермиона коснулась рукояти. Из кончика вылетел дождь золотых искр, в воздухе завис силуэт лисицы.
- О, твой защитник – лиса, - произнёс Дадли. Петуния кивнула:
- Вяз, золото, аметист, перо гарпии и волос лисицы.
Гермиона в шоке посмотрела на новую палочку. Следующие полчаса Петуния рассказывала об истории палочек и об их свойствах. Гермиона в восхищении смотрела на рыжую красавицу, появившуюся из палочки. Завтра было решено отправиться за учебниками.
***
В два часа дня в «Дырявый котёл» вошла девушка в сопровождении двух юношей. Молодые люди быстро прошли к черному выходу и направились в Косой переулок. Узнать среди них Гермиону Грейнджер или Гарри Поттера никто бы не смог. Оба юноши и девушка были рыжеволосы, в дорогих костюмах, один из юношей был с тростью из слоновой кости, второй – с чёрной повязкой на волосах. Гарри вместо очков надел голубые линзы, шрам отлично закрывала повязка.
По настоянию Гермионы, внешность все трое меняли в основном магловскими средствами, только волосы пришлось красить с помощью заклинания, чтобы легче было вернуть им нормальный цвет.
Пройдя в переулок, все трое остановились.
- Куда пойдём? - посмотрела на парней Гермиона.
- Давай мы с Дадли пойдём за ингредиентами и писчими принадлежностями, а ты – за учебниками, - предложил Гарри. Гермиона кивнула.
- Тогда сейчас меняем деньги и разделяемся, если что, вызывай нас через зеркало, - подвёл итог Дадли. Гермиона непроизвольно коснулась кармана, где лежал подарок юношей – небольшое зеркало в чёрной оправе.
Поменяв достаточно большое количество денег, данных им Верноном и Петунией, ребята разошлись в разные стороны, договорившись встретиться через час в магазине мадам Малкин. И Гарри, и Гермионе нужны были новые мантии.
Через сорок минут юноши закончили делать покупки. Выйдя из магазина ингредиентов, Дадли повернулся к кузену:
- Куда теперь?
- Можем выбрать тебе и Гермионе сову, - предложил Гарри.
- А кот не съест, - скептически посмотрел на брата Дадли.
- Ну, Буклю ведь он ещё не съел, - усмехнулся Гарри, и они пошли в зоомагазин, находившийся неподалёку.
Выбрав сов, юноши вышли из магазина.
- Привет, Гарри, - прозвучал знакомый голос.
Гарри вздрогнул и в шоке посмотрел на Полумну, подходящую к магазину.
- Моей Тарри нужно купить корма, - как ни в чём не бывало, продолжила девушка, указывая на устроившуюся у неё на плече летучую мышь, - Конечно, она и сама по ночам охотится, но насекомые не так вкусны, как корм для сов.
- Корм для сов? - Гарри непонимающе посмотрел на Полумну, - Ты кормишь летучую мышь хлопьями для сов?
- Ага, ей очень они нравятся, - подтвердила девушка.
- А как ты узнала Гарри? - Дадли с интересом рассматривал невысокую девушку с длинными светлыми волосами, с серёжками в форме полумесяцев и странным ожерельем из ракушек.
- Просто знала, - пожала плечами девушка, - А ты – его брат, да?
Дадли еле удержался на ногах, такого он уж точно не ожидал.
- Да, Луна, это Дадли, - Гарри с усмешкой посмотрел на ошарашенного брата.
- Он мне нравиться, он поедет в Хогвартс? - большие серебристые глаза посмотрели на Дадли, который уже мало понимал, что происходит.
- В следующий раз, - ответил Гарри.
- Хорошо, - кивнула Полумна и улыбнулась, - Пока.
Девушка махнула рукой и вошла в магазин.
- Как она узнала? - еле выговорил Дадли.
- Не знаю, - пожал плечами Гарри и с улыбкой посмотрел на дверь магазина, - Но она никому не расскажет о нас.
- Почему? - Дадли недоверчиво посмотрел на брата.
- Поверь. В этом вся Полумна, - Гарри лукаво посмотрел на брата и подколол, - Да и ты ей понравился.
- Ладно, пошли, - недовольно пробурчал Дадли, - Нас Гермиона уже заждалась.
Подойдя к магазину, юноши не увидели Гермионы, которая должна была быть здесь ещё пятнадцать минут назад. Решив пока не связываться, юноши вошли в магазин мантий. Девушка подошла только через десять минут, таща неподъёмную сумку с книгами.
- Герми! - юноши удивлённо смотрели на сумку, - Ты скупила полмагазина? - Гарри взял у девушки сумку, - Как ты вообще её донесла?!
- Мантии взяли? - Гермиона посмотрела на юношей, те отрицательно покачали головами.
- Мы только пришли, - пояснил Дадли на удивлённый взгляд девушки.
Гермиона посмотрела на Гарри, тот кивнул и одними губами произнёс: «не здесь». Купив мантии, все трое пошли в «Дырявый котёл». Пройдя бар, они вышли на улицу, где их уже дожидались Дурсли.
Погрузив покупки в багажник, все сели в машину. По дороге на Тисовую юноши рассказали о встрече у зоомагазина. К удивлению Дадли, Гермиона согласилась, что Луна ничего никому не расскажет. Так, за разговорами, они доехали до дома. Вернон загнал машину в гараж, и уже оттуда, через дверь, ведущую на задний двор, юноши и девушка прошли в дом. Миссис Фигг, гулявшая неподалёку, видела, как Вернон и Петуния Дурсль вышли из гаража с несколькими пакетами. Никто не знал, что Дурсли ездили не одни. Миссис Фигг, немного посмотрев на дом, покачала головой. Гарри так и не покидал дома, но она получила чёткие инструкции от Дамблдора: не вмешиваться, а только следить, чтобы мальчик ничего не натворил. Постояв ещё с минуту, Арабелла Фигг направилась домой.


Глава 8. Не опоздать

Наступило утро отъезда в школу. Обитатели дома номер 4 по Тисовой улице встали непривычно рано. Ещё с вечера было решено, что на вокзал надо прибыть к десяти, за час до отправки поезда, чтобы никто не заметил, что они приехали вместе.
- Дадли, всего четыре месяца. Мы с Гермионой обязательно вернёмся, да и зеркала будем носить с собой, - утешал Гарри кузена.
- А если вам помешают? Если не отпустят?
- Мы что-нибудь придумаем, - неуверенно сказала Гермиона?
- У вас есть медальоны. Носите их с собой, но не одевайте, - в комнату вошла Петуния, - Мы здесь пока уладим все дела. Никто не должен ничего узнать. В случае необходимости, медальон может перенести вас к замку Де Мелори.
- Что, - ребята в изумлении посмотрели на миссис Дурсль.
- Он действует как портал, - пояснила Петуния, - Нажмите на лапу дракона, держащую кинжал, и произнесите: «Честь и верность до смерти», –это девиз Де Мелори.
- А можно мне взять несколько медальонов, - Гарри вопросительно посмотрел на тётю, - На всякий случай.
- Возьми семь оставшихся, - кивнула Петуния, и добавила, - Конечно, нам с Верноном скрывать нечего, но без медальонов нам не попасть в замок.
- Спасибо, - улыбнулся Гарри, - Я отдам медальоны только тем, в ком буду абсолютно уверен.
- А Рону с Джинни, - Гермиона внимательно посмотрела на юношу.
- Не знаю, - честно сказал Гарри, - Посмотрю, что будет в Хогвартсе.
Через полчаса машина выехала с Тисовой улицы и направилась на вокзал. Гарри выглядел так, как привыкли его видеть в Хогвартсе: в мешковатом свитере, порванных старых джинсах и круглых очках. В кармане была старая волшебная палочка, волосы были растрёпаны. И только в глазах было какое-то новое выражение, и по губам иногда пробегала странная улыбка.
Не доехав до вокзала, Вернон свернул в какой-то проулок.
- Гарри, - Вернон внимательно посмотрел на племянника, - Как ты смотришь на то, чтобы мы с Петунией тебя усыновили?
Гарри потерял дар речи. Он просто не мог поверить в происходящее. Всю жизнь он мечтал о семье, в это лето Дурсли стали ему по-настоящему родными. Но он и представить не мог, что они предложат его усыновить. Дадли посмотрел на брата, в глазах была такая надежда и мольба, что Гарри не смог бы отказать, даже если бы хотел.
- Я…я… - Гарри ни как не мог подобрать нужные слова, чтобы передать, как много это для него значит. Бросив попытку что-то сказать, он просто кивнул и счастливо улыбнулся.
- Хорошо, - просияла Петуния, - Тогда заедем ещё в одно место.
Оформление бумаг заняло не так уж много времени. Мальчик жил с семьёй уже пятнадцать лет, и переход из опекунов в законных родителей был чистой формальностью, тем более мальчик был явно не против. Вернувшись в машину, Петуния достала фамильный перстень рода.
- Гарри, приложи свою настоящую палочку к бумагам, - Петуния надела перстень и приложила рядом с магловскими печатями, Гарри коснулся бумаг палочкой. Синяя дымка окутала документы, и в воздухе появился пергамент с печатями и гербами рода. Миссис Дурсль взяла пергамент и положила его к документам, пояснив, - В магическом мире усыновление происходит иначе, но, благодаря этому небольшому ритуалу, ты теперь наш сын и по магловским, и по магическим законам.
Гарри кивнул, улыбаясь смотря на родителей и брата. Вдруг резкая головная боль чуть не лишила его сознания. Юноша схватился за виски, из губ непроизвольно вырвался стон.
- Гарри? Что с тобой, - встревожилась Петуния, проводя рукой по волосам юноши.
- Не знаю, - сквозь зубы произнёс юноша, - Но это не Лорд.
Неожиданно перстень на руке Петунии вспыхнул красным цветом, из него вылетело несколько искр, одна из которых коснулась головы подростка, а другая – груди. Вокруг головы появился серебристый обод, а юношу окутал чёрно-алый туман. Недолго думая, Дадли взмахнул палочкой, машину окутали чары невидимости, второй взмах – в просторном салоне автомобиля появился волк. Гермиона, быстро сообразив, чего хочет Дадли, призвала лису. Оба животных необъяснимым образом разогнали алый туман. Гарри стало намного легче, но голова по-прежнему нещадно болела.
- Гарри, единорог, - Дадли приобнял брата, тот благодарно кивнул.
Гермиона наложила щит вокруг машины – вряд ли защитник Гарри смог бы поместиться в автомобиле. Гарри взмахнул палочкой, рядом с машиной появился единорог. Наклонившись к Гарри, единорог резким движением разломил обод рогом. Невероятное чувство свободы охватило подростка, боль в голове мгновенно пропала. Защитники посмотрели на своих ребят и испарились серебряной дымкой. Гарри устало откинулся на сидение.
- Что это было? - в шоке спросил Дадли, крепче прижимая к себе брата.
- Кто-то ограничивал магию Гарри, - Петуния никак не могла отойти от шока, - А это означает, что у Гарри был магический опекун. Усыновление разорвало все связи Гарри и его опекуна, но ограничитель не хотел спадать. Если бы не ваши защитники, боюсь, он мог бы и останься.
- Ограничивал магию? - Гермиона потрясённо посмотрела на друга, - Но зачем?!
- Интересный вопрос, - задумчиво произнёс Вернон Дурсль, - Хотел бы я увидеть того, кто сделал это с моим сыном.
- Дорогой, успокойся, - Петуния успокаивающе погладила мужа по руке, - Кто бы это ни был, он больше ничего не сделает нашему сыну. Но это должен быть очень сильный волшебник, - нахмурилась Петуния, - Иначе ограничитель бы спал ещё при обретении ваших новых палочек.
- А что это был за алый туман? - Гермиона вопросительно посмотрела на миссис Дурсль.
- Последствия заклинаний или каких-то зелий. Но теперь они не причинят Гарри вреда, - ответила Петуния, посмотрев на фамильный перстень, который теперь чуть светился золотым.
- Как ты узнал, что надо делать, - слабым голосом спросил Гарри, чуть повернувшись к брату.
- Сердце подсказало, я просто почувствовал, что нужны защитники, и что только твой единорог сможет освободить тебя от этой штуки, - пожал плечами Дадли и с беспокойством посмотрел на брата, - Ты как?
- Бывало и получше, - честно ответил юноша и, улыбнувшись, добавил, - Зато теперь я свободен от этой гадости. Не удивительно, что я так плохо учился…
- Не оправдывайся. Если бы ты не бездельничал, - Гермиона осеклась, посмотрев на часы, - Поезд отходит через пятнадцать минут! - в шоке воскликнула девушка.
К счастью, вокзал находился недалеко, и через восемь минут машина остановилась на парковке рядом с вокзалом. Быстро погрузив в тележки багаж, юноша и девушка побежали к магическому барьеру.
- До встречи, - Дадли крепко обнял брата на прощание.
- Я вернусь, обещаю, - прошептал ему на ухо юноша прежде, чем кинуться вдогонку за Гермионой.
Преодолев барьер, они схватили чемоданы и клетки и побежали к поезду, который уже подал гудок к отправлению. Чудом запрыгнув в последний вагон, они перевели дыхание. Двери закрылись, поезд тронулся.
- Хотели приехать пораньше, - переводя дыхание, усмехнулся Гарри.
- Хорошо хоть вообще успели, - выдохнула Гермиона, держась за бок.
Немного придя в себя, друзья отправились по вагонам в поисках более-менее свободного купе.
***
Рон и Джинни в сопровождении родителей, Грозного Глаза и Тонкс, прибыли на платформу за двадцать минут до отхода поезда. На платформе было полно народу, первогодки жались к родителям, ребята постарше выискивали в толпе друзей.
- Первый раз не опаздываем, - заметил Рон, высматривая в толпе Гарри и Гермиону.
- Будьте осторожны, из Хогвартса ни ногой, - миссис Уизли обняла сначала дочь, потом сына, который попытался вывернуться из объятий.
- Ну мам, а как же Хогсмид, - спросила Джинни.
- Не волнуйся, Молли, мы будем патрулировать территорию школы и деревни, - подмигнув ребятам, сказала Тонкс.
- Ну, не знаю, - неуверенно сказала миссис Уизли, дети умоляюще на неё посмотрели, - Хорошо, - сдалась женщина, - Но будьте очень осторожны.
- И внимательны, - прорычал Грюм, волшебный глаз которого бешено вращался.
- А где Гарри? - Рон ещё раз осмотрел платформу.
- Наверно, в поезде, - пожала плечами Джинни, посмотрев на экспресс.
- Его здесь нет, - мрачно сказал Грюм, который на несколько раз уже просканировал поезд и платформу.
- НЕТ? - Рон и Джинни недоумённо уставились на мракоборца.
- Нет, - повторил Грозный Глаз и добавил, - И Грейнджер тоже.
Рон и Джинни в шоке посмотрели на родителей.
- Так, идите в поезд, если Гарри не появиться, сразу отправляйте Сычика, - подтолкнул детей к дверям поезда мистер Уизли.
- Я же говорила, что надо послать охрану, - расстроено взмахнула руками Молли.
- Ничего, дорогая, если Гарри и Гермиона не появятся, мы будем их искать, - успокаивающе пробормотал мистер Уизли.
Рон и Джинни зашли в вагон, их сопровождающие трансгрессировали.
- А если они не появятся, поезд отходит через пять минут, - начала паниковать Джинни.
- Они успеют, - неуверенно сказал Рон.
Брат с сестрой пошли по вагону, выискивая свободное купе, в то время как на платформе появились Гарри и Гермиона. Несколько человек, оставшихся на платформе проводить своих детей, удивлённо посмотрели на юношу и девушку, несущихся к поезду. Вот молодые люди запрыгнули в вагон, поезд тронулся.
- Привет, Невилл, можно к тебе, - Джинни, наконец, нашла купе, где были свободные места.
- Конечно, - улыбнулся юноша, - А где Гарри и Гермиона?
- Не знаем, - пожал плечами Рон, Невилл недоумённо на него посмотрел.
Экспресс тронулся. За поисками купе и разговором ребята не заметили, что их друзья всё-таки успели на поезд.
- То есть как? Они ведь, обычно, приезжают с вами.
- Гарри остался у родственников, - пояснила Джинни, - А Гермиона уехала к родителям.
В купе установилась тишина. Невилл отстранённо смотрел в окно, о чём-то думая, Рон раскладывал чемоданы на верхней полке, Джинни листала «Придиру». Прошло минут десять, Рон каждую минуту оглядывался на дверь, Джинни тоже была встревожена отсутствием друзей.
- Может, всё-таки написать? - спросила девушка.
- А вдруг они в поезде, - неуверенно ответил Рон.
- А если нет, - упрямо возразила Джинни.
В этот момент двери купе отворились, и на пороге появились Гарри и Гермиона.
- Ну наконец-то, - облегчённо выдохнул Рон.
- Где вы были?! - набросилась на друзей Джинни.
- Попали в пробку, - сказал Гарри первое, что пришло в голову.
- А ты, Гермиона, - посмотрел на подругу Рон.
- Проспала, - зарделась девушка и опустила глаза.
Дальше дорога не принесла никаких неожиданностей. Гарри и Рон играли в шахматы, Гермиона что-то читала, за Джинни через какое-то время зашёл Дин, и она убежала под недовольным взглядом брата. Экспресс набирал обороты. Ребят ждал новый учебный год в Хогвартсе.


Глава 9. Новый преподаватель по ЗОТИ

Выйдя на платформу, Гарри увидел Хагрида, собирающего вокруг себя первогодок. Великан приветственно помахал рукой.
- Привет, Хагрид, - подойдя ближе, улыбнулся юноша.
- Ты как, Гарри? - пробасил великан, хлопнув его по плечу.
- Не плохо, - Гарри еле устоял на ногах, - Спасибо за подарок.
- Понравился, - улыбнулся Хагрид. Гарри кивнул, искренне улыбаясь.
- Что за подарок? - с интересом спросил Рон, когда они сели в карету.
- Да так, - отмахнулся Гарри и переменил тему, - Твоя книга очень интересная.
- Правда, - деланно безразлично спросил Рон.
- Ещё бы, - заверил его Гарри, который, на самом деле, ещё её не открывал.
Рон расплылся в улыбке от похвалы и стал рассказывать, как тщательно он искал подарок. Гермиона только улыбнулась. Она была в восторге, увидев подарок Хагрида, но была согласна с Гарри, что пока рано кому-либо его показывать.
Кареты доехали до крыльца. Войдя в замок, друзья увидели слизеринцев. Драко Малфой что-то объяснял Креббу с Гойлом. Проходя мимо, ребята услышали:
- Да неужели так сложно запомнить пароль?
Гермиона остановилась как вкопанная.
- Рон, мы забыли про собрание старост, - в шоке сказала она. Рон недоумённо посмотрел на девушку.
- Собрание старост? О чём… - Рон замолчал, до него только что дошло, что они с Гермионой – старосты, - И что делать? - растерянно спросил юноша.
- Вас опять избрали старостами? - удивлённо спросил Гарри, который не видел, чтобы Гермионе присылали значок.
- Нет, - помотала головой девушка и пояснила, - Старост выбирают только на пятом курсе и выбранные остаются ими до конца учёбы. Таким образом, на каждом факультете по шесть старост – студенты старших курсов. Кроме того, из семикурсников выбирают старост школы – девушку и юношу, которые уже являются старостами своего факультета. По традиции старост школы берут с разных факультетов. Пошли, Рон, найдём Макмиллана. Эрни должен знать, кого избрали старостами школы.
Рон и Гермиона направились к большой группе хаффлпаффцев. Проводив друзей взглядом, Гарри направился в Большой зал. Минут через десять вернулись и Рон с Гермионой.
- Ну что? - Гарри удивлённо посмотрел на хмурого Рона и перевёл взгляд на Гермиону.
- Нарвались на старосту из Слизерина, - пояснила Гермиона, - Теперь понятно, почему за нами не пришли в поезде.
- Значит, староста школы в этом году – слизеринец? – уточнил юноша.
- Ага, - мрачно сказал Рон, - Монтегю, капитан их команды.
- А девушка?
- С Райвенкло, её мы и искали, - ответила Гермиона, - Но Монтегю нас перехватил.
- И что сказал?
- Что будет жаловаться директору и МакГонагалл, - пожала плечами Гермиона.
- Эрни сказал, что их не опустили на дежурства по поезду, - пробубнил Рон, - Монтегю нарочно это сделал.
В зале уже все собрались, перед преподавательским столом выстроились первогодки, на трёхногом табурете лежала шляпа.
- Мы что, пропустили песню? - Гарри вопросительно посмотрел на Гермиону.
- Похоже, - согласилась та, смотря, как МакГонагалл разворачивает список с именами новых студентов.
- А что делает среди преподавателей Грозный Глаз, - удивлённо спросил Рон.
Гарри и Гермиона в шоке посмотрели на преподавательский стол.
- Чёрт, - простонал Гарри.
- Скорее всего, он опять будет преподавать Защиту, - задумчиво сказала Гермиона, понимающе посмотрев на Гарри.
- Так это же здорово, - обрадовался Рон.
- Ага, - согласился Гарри, пытаясь изобразить улыбку.
Гермиона оказалась права, Дамблдор представил Аластора Грюма как нового преподавателя по Защите от тёмных искусств.
Пир удался на славу, домовики постарались как никогда. Но два человека с нетерпением ждали окончания праздника. Гарри и Гермионе срочно надо было всё обсудить. Слава Мирлину, они не взяли с собой новых палочек и зеркал, а медальоны даже волшебный глаз Грюма не сможет опознать. Наконец поднялся Дамблдор:
- Надеюсь, всем понравились эти замечательные яства, - начал директор, - Запомните, в Запретный лес ученикам заходить строго запрещается. Обо всех запретах вы можете узнать у нашего завхоза, мистера Филча. Третикурсники, не забудьте сдать разрешения на посещение Хогсмида декану своего факультета. Сегодня третий и шестой курсы получат от старост список дополнительных дисциплин. Сдать списки необходимо до завтрака. Хочу обратить внимание, что профессор Снейп любезно согласился допустить до обучения студентов, сдавших СОВ по его предмету на «выше ожидаемого». А теперь всем пора в гостиные, завтра вас ждёт первый учебный день.
В зале началось движение. Старосты созывали первогодок своих факультетов, чтобы показать им, где находится гостиная.
- Бьюсь об заклад, что это Дамблдор уговорил Снейпа «любезно согласиться», - передразнил Гарри директора, посмотрев на зельевара, который выглядел мрачней обычного.
- Ага, - кивнул Рон, не заметив иронии, - Зато теперь мы можем взять предметы, которые необходимы мракоборцам.
- Я просто счастлив, - закатил глаза Гарри, за что получил довольно ощутимый толчок от Гермионы.
Рон и Гермиона, сказав Гарри пароль для портрета, отправились к МакГонагалл за списками дополнительных предметов. Первогодок Гриффиндора собирали старосты с пятого курса. Гарри с удивлением отметил, что ими выбрали Джинни и Колина Криви, который, заметив взгляд Гарри, улыбнулся и помахал рукой.
Пройдя окольными путями, юноша одним из первых оказался у портрета Полной дамы.
- «Мандрагора», - назвав пароль, Гарри вошёл в гостиную.
Гермиона и Рон пришли только через сорок минут.
- Что так долго? - удивлённо спросил Гарри, ждавший друзей в кресле у камина.
- Монтегю успел нажаловаться МакГонагалл. Она нам полчаса читала лекцию о недопустимости такого отношения к своим обязанностям, - упал в соседнее кресло Рон, - Я из её слов и половины не понял.
Гермиона, сев в кресло по другую сторону от Гарри, бросила на него недовольный взгляд. Но юноша всё же не смог скрыть улыбки, он отлично представлял, что могла сказать МакГонагалл на такое вопиющее поведение своих старост.
- А что у нас за новые предметы? - вдруг вспомнил Гарри речь директора.
- Боевая магия, лечебная и бытовая, - перечислила Гермиона, - Ну и все предыдущие предметы остались, но на них нужно было нормально сдать СОВ, - девушка протянула Гарри его список.
- А кто будет вести новые предметы?
- Боевую – Снейп, бытовую – Флитвик, лечебную – мадам Помфри, - на одном дыхании отчеканила Гермиона.
- У вас списки предметов для третьего курса, - подошла к ребятам Джинни.
- Ага, - Рон сунул девушке стопку пергаментов, - Можешь раздать.
- Рон! - возмущённо воскликнула Гермиона.
- Поздравляю с назначением, Джинни, - Гарри посмотрел на девушку.
- Спасибо, - отстранённо ответила она, гневно посмотрев на брата, - Это твоя обязанность, Рон!
- Почему? Ты тоже староста, кроме того, я старше, - как ни в чём не бывало ответил Рон.
Джинни смерила брата уничтожающим взглядом, резко развернулась на каблуках и пошла к Колину, который что-то объяснял третикурсникам, среди которых был и его брат Деннис. Гермиона негодующе посмотрела на Рона.
- Разве я не прав, - Рон удивлённо посмотрел на подругу, - Она староста, так пусть привыкает.
- Тогда ты раздашь списки для нашего курса, - Гермиона передала Рону пергаменты.
- Гермиона, - Рон в шоке посмотрел на неё.
- Я – девушка, так что раздавать придётся тебе, - отрезала Гермиона.
Рон обиженно поднялся и отправился искать сокурсников. Как только Рон оказался за пределами слышимости, Гермиона наклонилась к Гарри.
- Надо срочно поговорить, - еле слышно прошептала она.
- Когда все уснут, - кивнул Гарри и, подумав, добавил, - Думаю, лучше в Выручай-комнате, там нас не смогут подслушать.
- Наверно, - согласилась Гермиона, задумавшись, - А если в Тайной? - неожиданно предложила девушка.
- Чего, - непроизвольно воскликнул Гарри. Несколько человек обернулось в их сторону, Гермиона больно наступила на ногу. - Прости, - шёпотом сказал юноша.
- Ничего, - смягчилась Гермиона, - Через час встречаемся в гостиной. Не забудь мантию.
Юноша кивнул и откинулся на спинку кресла.
- Так какие предметы ты выбрала, - беззаботно спросил Гарри, заметя, что к ним идёт Рон.
- Ну, трансфигурацию и ЗОТИ обязательно, - подыграла Гермиона, ставя галочки напротив указанных предметов.
- Выбираете, - скорее утвердительно сказал Рон, взяв свой листок и задумчиво посмотрев на список предметов.
- Наверно, пора всех отправлять по комнатам, - Гермиона посмотрела на часы.
Понадобилось почти полчаса, чтобы заставить всех разойтись по спальням. Постепенно башня Гриффиндора погрузилась в тишину.


Глава 10. Планы

Накинув мантию-невидимку, двое гриффиндорцев незаметно покинули гостиную. Полная дама спала и лишь сонно что-то пробурчала о неположенном времени. Добравшись до туалета Плаксы Миртл, Гарри и Гермиона скинули мантию. На их счастье, привидения здесь не оказалась.
- Ты уверенна, что Тайная комната нам лучше подходит, - в который раз попытался возразить Гарри.
Девушка уверенно кивнула. Вздохнув, Гарри на парселтанге приказал проходу открыться. Подчиняясь приказу, один из умывальников ушёл вниз, открывая вход в Тайную комнату. Гарри скептически посмотрел в тёмный туннель, вспомнив долгий полёт по трубам, когда он последний раз сюда спускался.
- И как мы оттуда будем выбираться? - Гарри нехотя сел на пол, спустив ноги в трубу.
- А как Реддл выходил из комнаты? - Гермиона решительно посмотрела на Гарри.
- Никто не говорил, что Реддл туда спускался, - возразил Гарри.
- Ну а Слизерин? - не сдавалась Гермиона, - Он ведь построил эту комнату.
- Мало ли какие тогда существовали чары, - пожал плечами юноша и, решившись, оттолкнулся от края.
На этот раз, хотя полёт был долгим, но не таким, как запомнился со второго курса. Достаточно жёстко приземлившись, юноша поднялся и намного отошёл, оттряхивая мантию. Буквально через минуту, из трубы вылетела Гермиона.
- Ну, я же предупреждал, - юноша помог ей подняться.
- А как ты сам тогда выбрался? - запоздало спросила Гермиона.
- Мне помог Фоукс, - пожал плечами Гарри.
Гермиона окинула взглядом каменный коридор, пол которого был усыпан скелетиками грызунов.
- Проход довольно длинный, - начал объяснять Гарри, - Недалеко от входа в комнату завал, вызванный заклинанием Локонса, но Рон тогда достаточно большой проход умудрился сделать. Думаю, пролезем. Ну а дальше – сама комната. Надеюсь, что василиска съели, не хочется видеть его тело.
Гермиона передёрнулась от отвращения. Она была уверена, что это самое безопасное место. Но вот о комфорте девушка не подумала.
- Давай останемся здесь, - умоляюще посмотрела она на друга.
- Давай, - согласился юноша и взмахнул палочкой. Коридор мягко осветился, перед ними появилось два удобных кресла. Гарри чуть поклонился и указал на одно из кресел, - Прошу.
- Где ты научился такому заклинанию, - садясь в предложенное кресло, удивлённо спросила девушка, - Это же из курса бытовой магии.
- Прочитал в твоём учебнике, - пожал плечами юноша, - Мне оно показалось полезным.
На всякий случай наложив заглушающие чары, Гермиона вытащила своё зеркало и вызвала Дадли.
- Ну наконец-то, - раздался голос Дадли, в котором слышалось явное облегчение, - Я вас уже два часа вызываю.
- Прости, мы только выбрались, - извиняющимся тоном сказал Гарри, в зеркале которого также было отражение брата. Дадли же видел отражение и Гарри, и Гермионы, разделённые тонкой серебряной линией, делящей зеркало на две половинки.
- Что у вас происходит? И где вы находитесь, - Дадли с изумлением заметил каменную кладку и потёки воды за спиной кузена, - Это подземелья?
- Мы в Тайной комнате, - смутившись, сказала Гермиона.
- ГДЕ? – Дадли в шоке на них посмотрел. По рассказам брата, он отлично представлял, что это за место, и явно не ожидал такого ответа.
- Гермиона посчитала, что здесь безопасней, - выдал девушку Гарри, за что получил укоризненный взгляд.
- Так что у вас происходит, - отойдя от потрясения, вернулся Дадли к более важной теме.
- Тут нас потеряли, - решил Гарри начать с самого важного, - Боюсь, на Рождество у дома будет охрана. Предупреди родителей, вам надо уехать из дома раньше.
- Хорошо, - кивнул Дадли, - Что ещё?
- У нас большие проблемы с одним преподавателем, - продолжил Гарри.
- Так плохо, - Дадли внимательно посмотрел на брата.
- Это Грозный Глаз, - ответила Гермиона.
- Тот, что был у вас на четвёртом курсе, - уточнил Дурсль-младший, - И пугал отца на вокзале? Мракоборец?
- Притом на этот раз это действительно он, - кивнул Гарри, - Нам повезло, что мы оставили палочки в чемодане. Не представляю, что было бы, если бы он увидел их.
- Так плохо? - спросил Дадли, собеседники кивнули, - А ваши медальоны?
- С нами, их ведь нельзя определить, - неуверенно спросила девушка.
- Мама сказала, что нет, - подтвердил Дадли, - Для других это лишь красивая побрякушка. А вот с зеркалами вы осторожней, вряд ли, если они начнут светится, их примут за обычные. Да и палочки тоже.
- И что нам делать, - растерянно произнесла Гермиона.
- Я посоветуюсь с родителями, они много чего за эти месяцы прочитали. Возможно, в истории упоминаются какие-нибудь артефакты или ритуалы, способные обмануть вашего профессора.
- Давай, - согласился Гарри, - А мы пока поищем что-нибудь в библиотеке.
- Конечно, - Гермиона посмотрела на друга, удивляясь, что впервые в жизни не вспомнила про библиотеку.
- У вас как с остальными, - сменил тему Дадли.
- Насчёт Рона не уверены, с Полумной я ещё не виделся, - ответил Гарри.
- А как у тебя, - спросила Гермиона.
- Скучаю, - состроил жалобную мину Дадли, - Закончил учебник по заклинаниям за пятый, скоро вас догоню.
- Молодец, - улыбнулась Гермиона, - Не забывай про руны. Мы с Гарри обязательно возьмём боевую и лечебную магию. Учебники по ним справа на верхней полке.
- Постараюсь выучить, - улыбнулся Дадли, но потом печально добавил, - Без вас сложнее.
- Не грусти, - Гарри сочувственно посмотрел на брата, - Что бы ни случилось, мы обязательно вернёмся.
- Очень жду, пока, - кивнул Дадли, после чего глаза озорно блеснули, - А то завтра проспите.
- Пока-пока, - улыбнулись Гарри и Гермиона. Зеркала потухли, теперь каждый видел лишь своё отражение.
Гарри задумчиво смотрел на зеркало. Заметив вопросительный взгляд Гермионы, юноша лишь печально улыбнулся:
- Мы здесь застряли. Не надо было возвращаться в Хогвартс.
- Мы приняли решение, - Гермиона сжала ладонь друга, - И давай постараемся, чтобы эти четыре месяца не пропали даром.
Юноша лишь кивнул. Гермиона, посмотрев на друга, решила сменить тему, чтобы хоть немного его отвлечь:
- Гарри, а кого именно мы можем принять? Что ты хотел выяснить?
- Тебя уж точно примем, - усмехнулся юноша, - Но надо спрятать твоих родителей. Не хотелось бы, чтобы они пострадали, а наш замок не доступен для маглов. Кстати, тё… - Гарри запнулся и исправился, - Мама говорила тебе, что палочка не может выбрать человека, который способен предать?
- Правда? - Гермиона с любопытством посмотрела на вторую палочку, которую взяла с собой, и усмехнулась, - Значит, во мне ты уверен?
- Не обижайся, - Гарри заискивающе посмотрел на девушку, - Я поверил тебе, как только увидел на пороге дома. Ты не представляешь, какой шок я испытал.
- Почему же? - улыбнулась Гермиона, - У меня шок был ничуть не меньше, когда я увидела тебя и Дадли. А вот свойство палочек очень нам пригодиться. Конечно, если ты не против.
- Почему бы и нет, - согласился Гарри, - Но только по палочке мы судить не сможем. Возможно, у наших друзей просто не хватит силы ими повелевать.
- Но кто именно у тебя на примете?
- Те, кто был с нами в Министерстве, - ответил Гарри и добавил, - Все мы ужасно рисковали, и я не уверен, что кто-либо ещё из ОД воспринял бы меня всерьёз и отправился с нами.
- Наверно, ты прав, - согласилась Гермиона, задумчиво посмотрев на юношу, - Хотя братья Криви…
- Гермиона, - Гарри укоризненно посмотрел на девушку.
- Шучу, - усмехнулась Гермиона, заметив выражение лица друга, - Что ещё необходимо успеть?
- Надо посмотреть за директором, - задумчиво произнёс юноша, - Я хочу знать, сколько правды было в его словах.
- Хорошо. Тогда наблюдаем за Роном, Невиллом, Джинни и Полумной, ну и шпионим за Дамблдором, - подвела итог Гермиона.
- Как будто так просто, - пробубнил юноша, не зная, с какого конца вообще начинать.
- Ничего, справимся, - усмехнулась Гермиона, - Только вот новый профессор может помешать. Интересно, зачем Дамблдор снова позвал его?
- Постараюсь выяснить, когда директор меня вызовет. Он ведь хотел поговорить насчёт дома?
- Ага, и надеется, что ты дашь согласие, - подтвердила Гермиона.
- Не в этой жизни, - хмыкнул юноша, - Спасибо за Омут, как раз пригодится. По крайней мере, директор не сможет узнать, что мы делали на каникулах.
- Очень надеюсь, - кивнула девушка и осмотрелась, - И как отсюда теперь выбраться?
Около часа молодые люди исследовали трубы, выходившие в каменный коридор. На одной из труб Гермиона заметила сделанную, возможно, самим Слизерином, надпись. Провозившись минут двадцать, они, наконец, прочитали: «Змея поможет».
- И что это значит? - Гермиона устало привалилась к стене.
- Может Реддл поднимался наверх с помощью василиска, - пожал плечами Гарри, - По словам Миртл, Реддл спокойно общался с этой змеёй, - вспомнил юноша и добавил, - Жаль, что для Волан-де-Морта взгляд василиска не смертелен. На одну проблему было бы меньше.
- Не смешно, - девушка строго посмотрела на парня, - Мы здесь застряли. И что теперь делать?
- Ну, можно в трубу покричать, может, кто и услышит.
- Гарри, - укоризненно посмотрела на юношу Гермиона, - Это серьёзно.
- Ну а что ты предлагаешь? Реддл, действительно, мог пользоваться змеёй, а у Слизерина мог быть другой выход. Возможно, существовал туннель, ведущий в Запретный лес или подземелья. Но, судя по надписи, Слизерин не оставил других выходов на случай, если кто попадёт сюда случайно и не является его наследником. Вряд ли он думал, что василиска уничтожат.
- Ну и как быть, - Гермиона закрыла глаза, стараясь успокоиться.
- А нет никаких чар, позволяющих подниматься вверх по трубам? - спросил Гарри, садясь на выступ главной трубы.
Гермиона печально покачала головой.
- «Змея поможет»… А если змеи нет, - проворчал Гарри, представив, как шестнадцатилетний Волан-де-Морт хватается за хвост змеи и приказывает не нести его вверх.
Вдруг неведомая сила подхватила подростка и втянула в трубу. Перед глазами замелькали тоннели ответвлений, тело с бешеной скоростью несло куда-то вверх, сердце испуганно замерло, в голове билась одна только мысль: «когда это закончиться». Вот, скорость чуть замедлилась, и в следующую секунду юношу выбросило на каменный пол.
- О-о-о, Гарри, - Плакса Миртл с интересом смотрела на юношу, который медленно поднялся, потирая плечо.
- Привет, Миртл, - выдохнул Гарри, пытаясь прийти в себя.
- Что ты делал в Тайной комнате, - приведение любопытно посмотрела на него.
- Мы с Гермионой хотели проверить василиска, - сказал первое, что пришло в голову, Гарри.
- У вас свидание, - хихикнула Миртл.
Гарри собирался возразить, но в последнюю секунда передумал.
- Да, Миртл, но, пожалуйста, никому не говори, - заговорщески произнёс юноша.
- О! Тогда не буду мешать, - подмигнула Миртл и прыгнула в унитаз.
Гарри попытался вспомнить, как у него получилось выбраться. Он думал о Волан-де-Морте, как тот в своё время покидал комнату… Ну конечно, должно быть, задумавшись, он вслух произнёс «вверх». А так как он представлял себе змею, то слово произнёс на парселтанге!
Гарри, больше не задумываясь, прыгнул назад в трубу. Бледная и испуганная Гермиона, бросилась к юноше, как только тот вылетел из трубы.
- Гарри, - не своим голосом воскликнула девушка, крепко прижимаясь к другу, - Я так испугалась! Думала, что тебя не туда унесло, что ты не сможешь вернуться… что что-то случилось…
Приподнявшись, Гарри обнял дрожащую Гермиону. Девушка ещё сильнее прижалась к нему, по щекам потекли слёзы, капая на грудь юноше.
- Герми, Мио, не плачь. Всё хорошо. Я ни за что бы тебя здесь не оставил, - тихо прошептал Гарри, гладя девушку по спине, - Ни за что.
- Я знаю, - тихо ответила Гермиона, немного успокоившись, - Я боялась потерять тебя, Гарри, - слёзы снова полились из глаз, - Тебя так долго не было…
- Прости, - прошептал Гарри, проклиная себя, что не вернулся в ту же секунду, как оказался наверху.
Нежно отстранив девушку, юноша поднялся сам и помог Гермионе. Подойдя к главной трубе, Гарри сел на выступ и посадил девушку рядом, обнимая.
- Будет страшно и очень быстро, - предупредил юноша и, представив василиска, произнёс, - вверх.
Мощная волна подхватила обоих, юноша крепче прижал к себе Гермиону. Девушка, закрыв глаза, уткнулась лицом в плечо юноши. Ужас проникал в каждую клеточку тела, но Гарри был рядом. Она чувствовала его тепло, его сильные руки… Какое-то невероятное чувство защищённости охватило девушку, ещё сильнее прижавшуюся к парню.
Наконец, полёт закончился, молодых людей выбросило на твёрдый пол. Гермиона охнула, ударившись при падении.
- Думаю, стоит пораньше заняться лечебной магией, - пробормотал юноша, в который раз ударившись плечом, помогая девушке подняться.
Закрыв тайный проход, Гарри накинул на себя и Гермиону мантию, и они направились в гостиную. Уже светало, до подъёма оставалось лишь несколько часов.


Глава 11. Разговор с директором

Пробуждение было неприятным. Еле разлепив глаза, Гарри недовольно посмотрел на тормошащего его Рона.
- Гарри! Уже почти восемь. Мы так завтрак пропустим, - не унимался Рон, не замечая, что друг проснулся.
- Встаю, встаю, - пробурчал Гарри.
- Наконец-то, - Рон перестал его тормошить, - Я тебя двадцать минут бужу, что ты вообще ночью делал?!
- Не поверишь, - пробубнил под нос юноша, но так, чтобы друг не услышал.
Наскоро умывшись и одевшись, Гарри, зевая, спустился в гостиную, где его уже ждали Рон с Гермионой. Девушка выглядела намного лучше его. «Наверняка встала раньше, чтобы никто ничего не заметил» - подумал юноша.
Друзья дошли до Большого зала. Со сторон слизеринцев полетели язвительные замечания.
- Что, Поттер, кошмары снились?
- Что такое кислое личико. Небось, Уизли тебя достал?
Рон недовольно посмотрел на стол змеиного факультета, но Гарри удержал его от ответных реплик. Сев, юноша быстро обежал глазами преподавательский стол. Все учителя были на месте, Хагрид приветственно помахал рукой. Улыбнувшись великану, юноша перевёл взгляд на стол враждебного факультета. Что-то заставило его задержать взгляд на Драко. Блондин сидел, никого вокруг не замечая, вид у него был сонным.
- Не только нам не спалось, - прошептала на ухо Гермиона, проследив за взглядом юноши. Тот еле заметно кивнул.
В конце завтрака к неразлучной троице подошла декан Гриффиндора.
- Молодые люди, только вы не сдали списки с выбранными предметами, - строго сказала она.
- Не сдали что, - Гарри недоумённо посмотрел на декана.
- Списки, Поттер, - повторила МакГонагалл, - Списки тех предметов, которые вы хотели бы изучать.
- О, простите, профессор, - Гермиона вытащила свой список и перо, - Мы сейчас.
- У вас пять минут, - недовольно посмотрела на них МакГонагалл и отошла.
Гермиона быстро поставила галочки везде, кроме прорицания и магловедения. Гарри, взяв перо, поступил также. Правда, у него не было рун и нумерологии, ведь по этим дисциплинам СОВ он не сдавал. Рон в шоке смотрел на друзей.
- Я, конечно, понимаю, что астрономия у нас закончилась. Но зачем вам история и уход за магическими существами?!
- Для общего развития, - пожал плечами Гарри.
- А травология? Вы ведь не собираетесь выращивать цветы или какие-нибудь жуткие растения из теплиц профессора Стебль!
- МакГонагалл же говорила, что мракоборцу необходимо хорошо разбираться в растениях и зельях, - возразил юноша.
- А боевая? Я, конечно, знаю, что мракоборцу она важна, но два предмета у Снейпа – это слишком.
- Ну мы не виноваты, что боевую ведёт Снейп, - пришла на помощь Гермиона, - Да и лечебная нам с такой профессией пригодиться.
- Ну хоть можно не брать бытовую, - взмолился Рон, смотря на друга, - Гермиона ведь – девушка, а зачем тебе-то она?
- А если мне захочется посидеть на диване или придётся чистить картошку, - хмыкнул Гарри, вспоминая, как они помогали готовить миссис Уизли.
- Ребята, очнитесь! - попытался Рон вразумить друзей, - У вас ведь совсем не будет времени! Гарри, ну зачем тебе ДЕСЯТЬ предметов?!
Гарри посмотрел на свой список и переглянулся с Гермионой. Оба достали опять перья и зачеркнули Защиту от тёмных искусств. Рон выпал в осадок. Такого от друзей он никак не ожидал. А Гарри и Гермиона, улыбнувшись, отдали списки подошедшей МакГонагалл.
- Мистер Уизли? - декан посмотрела на Рона, который так и не заполнил свой пергамент.
Рон, плохо соображая, что делает, отметил галочками ЗОТИ, зелья, трансфигурацию, заклинания и травологию, и отдал пергамент МакГонагалл.
- Отлично, - сказала МакГонагалл, посмотрев на список Рона, - Вот ваше расписание.
Профессор взмахнула палочкой, коснувшись списка, и перед Роном упал пергамент с расписанием. Следующим лежал листок Гермионы. МакГонагалл внимательно посмотрела на девушку.
- Мисс Грейнджер, вы уверены, что вам не нужна Защита? Профессор Грюм с радостью примет вас с оценкой «превосходно».
- Боюсь, что у меня просто не хватит времени, - слегка покраснев, сказала девушка.
- Но вы вполне можете отказаться от Ухода или Истории, - настаивала Минерва.
- Я не хотела бы расстраивать Хагрида, - опустила голову Гермиона, - А история очень важна для понимания настоящего.
- Что ж, - сдалась профессор, - Если передумаете, профессор Грюм наверняка возьмёт вас в свой класс.
Перед Гермионой легло её расписание. МакГонагалл взяла последний листок и в удивлении замерла. Гарри же выжидающе смотрел на профессора, лицо юноши ничего не выражало.
- Мистер Поттер, вы точно уверены, что хотите изучать именно эти предметы, - юноша кивнул, декан в изумлении посмотрела на него, - Тогда посоветую вам взять ЗОТИ. Без него вас вряд ли возьмут в мракоборцы.
- Но, профессор, я не уверен, что буду успевать по всем предметам, если возьму ещё один, - возразил Гарри, смотря на МакГонагалл.
- Так откажитесь от истории. У вас по ней только «удовлетворительно». Конечно, профессор Бинс берёт всех желающих. Но я думала, что вы считаете его предмет не очень интересным.
- Я передумал, - просто ответил юноша, чем вызвал немалое удивление и у профессора, и у Рона, смотрящего на них, раскрыв рот.
- Раз вы настаиваете, - профессор недовольно повела палочкой. Перед Гарри упал пергамент с расписанием.
Прозвенел звонок. Подхватив сумки, друзья понеслись на первый урок зельеварения в этом году.
- Поттер, Уизли и Грейнджер, - Снейп посмотрел на опоздавших, - Неужели вы думаете, что я позволю вам так относится к своему предмету?
- Простите, профессор, нас задержали, - выпалил Гарри.
- Это не оправдание, - презрительно бросил Снейп.
- Профессору МакГонагалл не понравились предметы, которые мы выбрали, - вырвалось у Гермионы.
- Да неужели, мисс Грейнджер, - зельевар окинул девушку взглядом и ядовито добавил, - Что такое вы могли выбрать, что так удивили своего декана.
- Мы взяли боевую магию и отказались от ЗОТИ, - пошёл ва-банк Гарри.
Класс мгновенно накрыла тишина. Студенты всех факультетов смотрели на друзей, как на сумасшедших. Рон незаметно скользнул в класс.
- Что вы сделали, - тихо спросил профессор зельеварения.
- Записались к вам на боевую и отказались от предмета профессора Грюма, - отчеканила Гермиона.
- И что вас подвигло на такой шаг, - впервые в жизни Северус не сдержал любопытства, но голос оставался холодным, глаза выражали лёгкое презрение.
В отличие от декана, Драко Малфой не смог скрыть шока от такого поступка гриффиндорцев. Он с лёгким уважением посмотрел на своих врагов.
Дальше урок прошёл без эксцессов. Снейп, не став дожидаться ответа, разрешил Гарри и Гермионе сесть. Юноша разочарованно посмотрел на Рона, который чуть покраснел, заметив его взгляд. Несмотря на то, что Гарри не практиковался летом, зелье он приготовил удивительно хорошо. Профессор, проходя мимо, лишь хмыкнул. Гарри получил «выше ожидаемого».
Следующие две недели юноша с девушкой не вылезали из библиотеки. Было ощущение, что у преподавателей цель: заставить их отказаться от «лишних» предметов. На свои поиски у Гарри с Гермионой практически не оставалось времени. Но они каждый вечер делились новостями с Дадли, расспрашивали о его успехах, давали советы.
К концу второй недели Гарри, наконец, вызвал для беседы директор.
- Герми, жди меня здесь, - Гарри поставил на стол рядом с девушкой Омут памяти, в который скинул те воспоминания, которые не стоило видеть Дамблдору.
- Будь осторожен, - кивнула девушка.
После их ночных приключений, когда они чудом вернулись в замок, Гарри с Гермионой решили всё же использовать Выручай-комнату. Подумав, они попросили место, где могли бы найти ответы на вопросы. Теперь комната представляла собой небольшую библиотеку с книгами по боевой и защитной магии. В комнате стояли два кресла, появился камин. Самое приятное в данной ситуации было то, что комната не проявлялась на Карте мародёров, а это означало, что их не сможет засечь и Грюм.
Гарри, махнув рукой Гермионе, вышел из комнаты и направился в сторону кабинета директора. Но не успел он свернуть за угол, как чуть не налетел на Малфоя и его телохранителей.
- Поттер, - растягивая слова, надменно произнёс слизеринец, - Опять собираешь свой отряд?
- Небось, сам мечтал вступить в него, - поддел Гарри, пытаясь обойти слизеринцев.
- Мой отец передаёт тебе привет, - ухмыльнулся блондин, - Говорит, что Блек бы порадовался, что Министерство на сей раз не допустило ошибки.
- Точней, оно повторило свою ошибку, только с точностью до наоборот, - процедил юноша, смотря на блондина
- Не зарывайся, Поттер, - глаза Малфоя зло сверкнули. Бросив оценивающий взгляд на подростка, слизеринец гордо пошёл дальше. Кребб и Гойл проследовали за ним.
Никого больше не встретив, Гарри дошёл до каменной горгульи, назвал пароль и поднялся к дверям кабинета директора.
Дамблдор уже ждал юношу. Предложив присесть, он налил две чашки чая и посмотрел на него.
- Гарри, - начал директор, опускаясь в своё кресло и проницательно посмотрев на подростка, - Я знаю, как тебе тяжело после смерти Сириуса. Ты не поехал к друзьям, ушёл с головой в учёбу. Но пойми, так жить нельзя. Ты выглядишь уставшим, совершенно не общаешься с друзьями...
Гарри внимательно слушал проникновенную речь директора. Они с Гермионой, действительно, почти перестали общаться с Роном и Джинни. Просто не было времени.
- Не стоит взваливать на себя всё это, - Дамблдор печально улыбнулся, - Профессор Грюм с удовольствием примет тебя и Гермиону в свой класс. Вам обоим стоило бы больше заниматься Защитой. Пойми, Гарри, для тебя этот предмет чрезвычайно важен.
- Профессор, - Гарри посмотрел на директора, который закончил говорить и теперь смотрел на юношу, скрестив пальцы рук, - Что вы ещё хотели?
Печальный и уставший голос юноши, его какое-то безразличие, встревожили директора. Он посмотрел в глаза подростку, но увидел лишь крайнее смирение и безысходность.
- Мальчик мой, - в голосе появилась теплота и понимание, - Я знаю, как тебе трудно. Всё, чем я смогу помочь, я сделаю. Ты давно не видел видений от Волан-де-Морта?
- Иногда, но теперь они не таки чёткие, - честно сказал Гарри.
- Возможно, связь сильнее, чем я ожидал, - еле слышно произнёс директор, но, обращаясь к юноше, чуть громче сказал, - Реддл не смог овладеть тобой в Министерстве. Думаю, он отгородился от тебя, поэтому видения стали реже.
Гарри напрягся. Он услышал первые слова директора. Но Дамблдор списал это на заинтересованность юноши и продолжил:
- Я хочу подготовить тебя, Гарри. Каждую субботу я буду ждать тебя в шесть вечера. Необходимо, чтобы ты понял, кто такой Том Реддл.
- Вы будите учить меня, - удивление и недоверие проступили на лице юноши, - Но что конкретно мы будем изучать?
- Я покажу тебе воспоминания. Воспоминания, которые мне с невероятным трудом удалось найти за это лето.
- Воспоминания? - Гарри с трудом поборол вздох разочарования. Он ждал от директора большего.
- Пойми, Гарри. Знание – это самое важное. Они помогут нам победить.
- Хорошо, профессор, - кивнул Гарри, с грустью вспоминая рассказ Гермионы о том, что Дамблдор не позволил ему узнать всю правду. Так можно ли рассчитывать, что в воспоминаниях не будет лжи?
- И ещё, Гарри, - оторвал его от размышлений голос директор, - Мы нашли завещание Сириуса Блека. Он оставил тебе всё имущество. В том числе и свой дом.
- Хорошо, - кивнул юноша.
Директор, не дождавшись продолжения, внимательно посмотрел на молодого человека, но решил, что юноша просто слишком вымотан.
- Ты не будешь против, если Орден останется там?
- А вы уверенны, что я – единственный владелец дома? - спросил юноша.
- Сириус с Регулусом мертвы. Дом всегда передавался по мужской линии, а Сириус завещал его тебе, - кивнул Дамблдор и добавил, - Если не веришь, призови Кикимера. Он должен будет подчиниться любому твоему приказу.
- Кикимер, - твёрдо позвал юноша. Старый домовик появился на ковре кабинета Дамблдора и поклонился. На лице у него было написано глубокое отвращение:
- Что желает хозяин? - сквозь силу произнёс домовик, презрительно выделив последнее слово.
- Закрой дом. Никто кроме меня не должен знать о нём, - чётко сказал юноша прежде, чем директор понял, что он делает. Домовик удивленно посмотрел на нового хозяина, а Гарри закончил раньше, чем Дамблдор его остановил, - Выполняй.
Домовик исчез. Дамблдор в шоке смотрел на подростка. Впервые он не смог скрыть эмоций. Откуда юноша мог это знать? Вместо начавшей несколько недель назад рушиться защиты, теперь встанут непробиваемые блоки. На беду, сегодня в доме никого было, и теперь только Гарри может туда попасть. Даже власть Хранителя не поможет ему ничего сделать с защитой. Сириус мёртв, а мальчишка только что отказал ему в праве пребывания в доме.
- Гарри, ты только что разрушил защиту дома, - попытался взять себя в руки директор.
- Я просто не хочу, чтобы в доме кто-то был, - пожал плечами юноша, отлично знавший, что на самом деле он сделал, - Я не хочу, чтобы там что-то менялось. Это единственное место, напоминающее мне о крёстном, - юноша опустил голову.
- Гарри, - тихо и сочувственно произнёс Дамблдор, - Мы нуждаемся в этом доме, нуждаемся в твоей помощи.
- Профессор, - Гарри поднял голову, - Дайте мне время. Возможно, после каникул я смогу дать согласие. А сейчас мне слишком больно думать о том доме.
- Хорошо, - кивнул директор, - Можешь пока вернуться к друзьям. Со следующей недели мы начнём наши занятия.
Сдержав вздох облегчения, юноша поднялся и вышел из кабинета.
***
Вернувшись к Гермионе, юноша бросил заглушающие и запирающие чары. Вызвав Дадли и родителей, он во всех красках описал весь разговор с Дамблдором.
- Он явно не ожидал такого приказа, - усмехнулся Дадли.
- Самое интересное, что я обещал ему дать согласие после каникул, - рассмеялся юноша.
- Ага, когда тебя уже и след простынет, - присоединился к нему Дадли.
- А откуда вы вообще узнали, как заблокировать дом? - Гермиона посмотрела на Дурслей-старших.
- Именно так скрыли от посторонних глаз свой замок Де Мелори, - пояснила Петуния, - Но в нашем случае в замок может пройти любой прямой потомок. А в дом Блеков теперь может попасть только Гарри.
- А если там кто-либо был, - возразила Гермиона.
- Домовик бы сказал, - уверенно произнесла миссис Дурсль.
Так, делясь новостями, обсуждая свои действия, строя планы, Дурсли, Гарри и Гермиона проводили все вечера. Юноша с девушкой не замечали, что совсем отдалились от друзей, что перестали общаться с однокурсниками. Они были опять все вместе, хоть их и отделяли сотни километров.


Глава 12. Невилл и Полумна

- Гарри! Ты что, уснул?
- Что, - Гарри поднял голову и удивлённо посмотрел на недовольную Кэти Белл.
- О чём ты вообще думаешь?! - накинулась на него Кэти, - Матч через неделю, а у нас не хватает охотника и обоих загонщиков! Да у нас вообще в этом году тренировок не было!
- А причём тут я? Это вина капитана, - пожал плечами юноша.
- Так ты и есть капитан, - опешила Кэти, в шоке смотря на парня.
- Капитан, - недоумённо спросил Гарри, смутно вспоминая значок, присланный ему летом.
- Капитан, - язвительно передразнила охотница, и гневно продолжила, - Да что вообще с вами такое! Гермиона пропускает дежурства, ты совсем не думаешь о команде!
В Большом зале раздались смешки со стороны слизеринцев. Гарри посмотрел на Гермиону. Та ответила не менее ошарашенным взглядом – она совсем забыла об обязанностях старосты. Поняв друг друга без слов, юноша с девушкой поднялись и на глазах у всего зала подошли к своему декану.
- Профессор МакГонагалл, мы не можем выполнять своих обязанностей из-за сильной загруженности, - хором произнесли они и положили свои значки перед шокированным деканом.
Зал выпал в осадок. Все глаза были обращены на юношу с девушкой. А следующая фраза окончательно всех добила:
- Также я отказываюсь быть ловцом гриффиндорской команды, - сказал юноша и, взяв под руку Гермиону, вернулся на своё место.
Директор потерял дар речи. Он попросил преподавателей посильнее нагружать Гарри и Гермиону, чтобы те оставили некоторые предметы и вернули себе в расписание ЗОТИ. Но вот такого он никак не предвидел.
- Вы чего? - прошептал Рон, наклонившись к друзьям, - Гарри, без тебя команда проиграет. Ты бросаешь нас, когда мы совсем не готовы.
- Рон, это для вас единственный выход, - попыталась воззвать к здравому смыслу Гермиона, - Команда не готова, а из-за смены капитана вы можете попросить перенести матч на две недели. У вас будет время.
- Но зачем отказываться от места ловца? - Рон непонимающе посмотрел на друга.
- У нас действительно совершенно нет свободного времени, - ответил Гарри извиняющимся голосом.
- Ты предал команду! - не сдержался Рон.
- И факультет, - добавила Кэти и, развернувшись, выбежала из зала.
***
После их небывалого поступка, им стали меньше задавать на дом, появилось свободное время. Гарри не сомневался, что это как-то связанно. Интуиция не подвела. Где-то через неделю его задержала после трансфигурации Минерва МакГонагалл и попросила вернуться в команду. Но юноша наотрез отказался.
Всё свободное время Гарри и Гермиона посвящали учёбе. Они самостоятельно изучали заклинания по ЗОТИ, Гарри продолжил осваивать руны и нумерологию. Команду Гриффиндора возглавила Кэти Белл, но подготовиться к матчу они так и не успели. Впервые за шесть лет Гриффиндор проиграл Слизерину.
Каждую субботу Гарри смотрел воспоминания о Волан-де-Морте. Дамблдор показал свою первую встречу с тёмным волшебником. Гарри с удивлением узнал, что Том Реддл вырос в обычном магловском приюте, что Дамблдор лично привёл мальчика в магический мир. Также было несколько воспоминаний о матери Реддла, о его учёбе в Хогвартсе. Но вся информация не была чем-то особенным. Гарри оставалось только надеяться, что у директора есть что-либо более важное.
В конце октября был назначен первый в этом году поход в Хогсмид. Несмотря на уговоры друзей, Гарри с Гермионой остались в школе.
- Гарри, давай сначала потренируемся, - пыталась убедить юношу Гермиона.
- Я хочу обсудить всё с родителями, - возразил юноша, входя в гостиную, где, по идее, никого не должно было быть.
- Привет, - раздался голос Невилла, грустно смотрящего на огонь в камине.
- Невилл, - Гарри удивлённо посмотрел на однокурсника, - Ты не пошёл в Хогсмид?
- Не хочется, - кивнул головой юноша.
- Что-то случилось? - напряглась Гермиона. Невилл отрицательно помотал головой.
- Ты уверен? - посмотрел на поникшего юношу Гарри. Тот неопределённо пожал плечами.
- Рассказывай, - Гермиона присела рядом с Невиллом и ободряюще сжала его ладонь.
Невилл посмотрел на друзей и кинул взгляд на вход в гостиную.
- Первый курс с мадам Трюк на поле – у них сегодня урок полёта на метле, а второй зачем-то забрал Грюм, - пояснил Гарри, правильно поняв взгляд друга, - Но, если хочешь, пошли в нашу комнату, остальные вряд ли придут рано.
Поднявшись в спальню мальчиков шестого курса, все трое расселись по кроватям. Гарри по привычке наложил запирающие и заглушающие чары. Невилл, наблюдавший за действиями юноши, улыбнулся:
- Значит, Грюм прав.
- Ты о чём, - напряглась Гермиона.
- Он попросил меня и Рона за вами понаблюдать. Говорит, что вы иногда пропадаете из замка, странно себя ведёте, - пожал плечами юноша и уточнил, - Вы ведь в Выручай-комнате прячетесь?
Гарри и Гермиона в шоке уставились на друга. Они никак не могли ожидать, что кто-то за ними следит.
- Ты ведь ничего Грюму не говорил, - в надежде посмотрел на Невилла Гарри.
- Конечно, нет! - возмутился Невилл и, улыбнувшись, посмотрел на друзей, - Грюм считает, что вас могли околдовать. Но, по-моему, вы единственные в этой школе, кого околдовать нельзя.
- Почему? - удивлённо спросила Гермиона.
- Вы не расстаётесь, везде держитесь вместе, - пожал плечами Невилл, - Я уверен, что в случае нападения, вы скорее умрёте, чем дадите себя заклясть.
Гарри посмотрел на Гермиону и понял, что Невилл прав. Они не за что не сдадутся, не теперь.
- А из-за чего ты всё-таки остался? - вернул всех к первоначальной теме Гарри.
- Хотел найти вас, но не знал, как начать, - опустил голову юноша.
- Ты хотел предупредить, - догадалось девушка.
Юноша кивнул и поднял глаза на друзей. Те смотрели с такой благодарностью, что Невилл выдержал. Слова сами полились из уст:
- Понимаете, меня никто не воспринимает всерьёз. Я боялся, что вы просто не поверите, - в голосе прозвучала обида и отчаяние, - В том году я так счастлив был, когда вы собрали ОД, а с побегом Лестрейнджей во мне что-то перевернулось. Я вдруг лучше стал всё запоминать, мне быстрее удавались заклинания. А после лета… ко мне опять все стали относиться по-прежнему, никто не хочет видеть во мне просто человека, даже моя бабушка.
Голос сорвался, на глазах выступили слёзы.
- Невилл, - осторожно позвал Гарри, но юноша не поднял головы, застыв в скорбной позе.
- Почему ты не пришёл к нам, - тихо спросила Гермиона.
- Я хотел… правда хотел, - Невилл в отчаянии посмотрел на друзей, - Но вы вечно куда-то исчезаете, постоянно что-то учите, никого не замечаете. А ещё Дамблдор со своим приказом давать вам невыполнимые задания…
- Что? - Гарри и Гермиона в шоке посмотрели на юношу.
- Я случайно услышал разговор МакГонагалл и Стебль, - пояснил юноша, - Дамблдору не понравилось, что вы отказались от Защиты и взяли курсы Снейпа и мадам Помфри.
- Понятно, - мрачно сказал Гарри и повернулся к Гермионе, - Думаю, Невилл тоже должен исчезнуть.
Девушка согласно кивнула.
- О чём вы? - Невилл удивлённо посмотрел на друзей.
- Пошли, - Гарри снял наложенные чары, и они втроём покинули комнату.
***
Полумна сидела у окно недалеко от Выручай-комнаты и плакала. По дороге в Хогсмид она получила сову. Писала её тётка, - двоюродная сестра отца. Сегодня утром на их дом совершили нападение. Отца убыли, от дома ничего не осталось…
- Луна? Что произошло?
Девушка подняла глаза и сквозь слёзы различила друзей.
- Пожиратели. Они у..у..убили моего отца, - Луна ещё сильнее заплакала и закрыла лицо руками, не в силах говорить.
К ней подошли, взяли на руки. Девушка обняла держащего её парня за шею, тело сотрясали безудержные рыдания.
***
Покинув гостиную факультета, Гарри и Гермиона повели Невилла к Выручай-комнате. Почти дойдя до комнаты, они заметили у окна плачущую девушку. Подойдя ближе, они удивлённо остановились, узнав Луну.
- Луна? Что произошло? - Гермиона коснулась плеча девушки.
Услышав ответ, все в шоке замерли. Первым пришёл в себя Гарри. Он подошёл к Луне и взял её на руки. Девушка, плача, уткнулась ему в плечо. Она казалась удивительно хрупкой и беззащитной.
Войдя в комнату, где появилось ещё несколько кресел и небольшой диванчик, Гарри положил девушку на диван и стал успокаивающе гладить по спине.
- Добби, - позвала Гермиона, надеясь, что домовик откликнется.
Раздался тихий хлопок, Добби удивлённо обвёл глазами комнату и посмотрел на Гермиону.
- Подруга Гарри Поттера хотела видеть Добби, - пискляво спросил домовик, смешно кланяясь.
- Да, Добби, - ответил за девушку Гарри, - Если можешь, принеси, пожалуйста, успокаивающего зелья и что-нибудь перекусить.
- Сейчас, Гарри Поттер, - радостно пискнул домовик и исчез.
Через несколько минут на небольшом столике появилась огромная тарелка с бутербродами и четыре бокала с тыквенным соком.
Напоив Луну зельем, ребята накинулись на бутерброды.
- Луна, когда Пожиратели напали на твоего отца, - мягко спросил Гарри, когда девушка немного успокоилась и поела.
- Сегодня утром, - всхлипнула райвенкловка, посмотрев на друзей, - Они напали, когда он выходил из дома. Когда прибыли авроры, то было уже поздно…
- Но зачем им было нападать на него? Чего они хотели? - Гермиона недоумённо посмотрела на подругу.
- Издательство, - ответила Луна, - Они не раз угрожали отцу, но папа ни за что не отказался бы от выпуска журнала и тем более не стал бы печатать то, что они хотели. Они убили его и разрушали дом…
- Луна, нам жаль, - Гермиона слегка сжала ладонь девушки.
- Поедешь с нами? - неожиданно спросил Гарри.
- Куда? - удивлённо спросила Полумна, посмотрев на него.
- А не всё ли равно, - пожал плечами юноша, - Что тебя держит?
- Поеду, - кивнула девушка, - Тётя всё равно написала, чтобы я пожила у друзей.
- Что?! - Невилл удивлённо посмотрел на Луну.
- Отец с ней не очень общался, - пояснила девушка, - Да и меня считает странной.
- И она не будет тебя искать, - в шоке спросил Гарри, всегда считавший, что волшебники лучше относятся к родственникам, нежели маглы.
- Нет, она будет только рада, что я не приехала, - безразлично ответила девушка.
- А почему ты пришла именно сюда? - выжидающе посмотрел на Луну Невилл.
- Мне хотелось увидеть всех вас, Рона, Джинни. Но потом я вспомнила, что ОД распался, и у меня просто не хватило духу войти в эту комнату, - призналась Луна.
В этот день четырёх подростков никто больше не видел. Гарри с Гермионой кратко посвятили друзей в свои планы, рассказали о летних каникулах. Невилл и Луна в шоке слушали историю Де Мелори. Вечером друзей представили Дурслям. Гарри подарил друзьям медальоны, рассказал о плане бегства. В свои гостиные ребята вернулись глубоко за полночь.
С этого вечера Выручай-комната стала излюбленным местом и хранительницей тайн четырёх подростков. Луна ходила по школе как тень, ни с кем не общалась. В школе быстро прошла весть о гибели её отца, и никто не обращал внимания на изменившееся поведение этой странной девушки. Невилл тоже стал более молчалив, но и на него никто не обратил внимания. Гарри и Гермиона по-прежнему держались вместе, игнорируя любые замашки слизеринцев и профессоров. Но как только кончались уроки, все четверо куда-то исчезали. И только один из домовиков знал, где проводят подростки эти бесконечные часы.


Глава 13. Кто есть кто

Настал декабрь. Всего несколько недель осталось до рождественских каникул. Гарри сидел в кабинете директора.
Сегодня директор показал подростку действительно интересное воспоминания. Выходило, что Волан-де-Морт выжил благодаря предметам, в которые заключил частички своей души. Они назывались крестражами. И Реддл, по всей вероятности, сумел их создать.
- Что ты об этом думаешь, Гарри, - Дамблдор проницательно посмотрел на подростка.
- Кто был тот человек, который рассказал Реддлу о крестражах? - Гарри бросил взгляд на Омут и посмотрел на директора.
- Профессор Слизнорт, - ответил Дамблдор, - Гораций преподавал зельеварение, когда Том учился здесь.
- Но почему он ответил? И откуда сам мог знать, если магия действительно настолько тёмная?
- Гораций со школы увлекался тёмной магией, но потом любовь к зельям всё же победила, - негромко сказал директор и чуть жёстче добавил, - Не суди Горация, Гарри. Он всегда обожал, когда студенты восхищались им. А Том даже с учителями умел быть очень убедительным.
- Но не настолько же, - не удержался юноша.
- Гарри, - в голосе послышалось некое недовольство, - Профессор Слизнорт поступил очень смело, отдав мне это воспоминание. Орден всеми силами пытается защитить его от Пожирателей, и я не думаю, что стоит его осуждать за прошлое.
- Вы правы, профессор, - смиренно сказал юноша и переменил тему, - Так вы считаете, что у Реддла получилось создать крестраж?
- И не один, - кивнул Дамблдор, - Ты помнишь, что он сказал профессору Слизнорту?
- Что лучше было бы использовать что-нибудь очень ценное… реликвии Основателей, - Гарри удивлённо посмотрел на профессора, - Он создал четыре крестража?
- Как минимум пять, - ответил Дамблдор, довольный сообразительностью юноши, - И с одним из них ты уже встречался. Ты уничтожил его.
- Дневник Реддла, - задумчиво сказал юноша, посмотрев в глаза директора, - Но как узнать, что ещё стало крестражами. Были ли у Основателей какие-нибудь особые реликвии, кроме шляпы и меча Гриффиндора.
Гарри мимолётно взглянул на названные предметы. Дамблдор слегка удивлённо посмотрел на юношу. Впервые за месяцы их занятий мальчик проявлял какой-то интерес. Дамблдор удовлетворённо вздохнул. Он показал это воспоминание несколько раньше, чем рассчитывал, но эффект превзошёл все ожидания. Возможно, после каникул мальчик не будет так грустить о крёстном, вернётся к друзьям, перестанет целыми днями учиться.
- Ты прав, Гарри. Шляпа и меч не являются крестражами, - похвалил Дамблдор, - У Годрика был ещё только перстень. Перстень, по праву принадлежащий тебе, Гарри.
- Но почему?
- Как Поттер, ты являешься наследником Гриффиндора.
- Так вы хотите сказать, что Поттеры – потомки Основателя, - Гарри удивлённо посмотрел на Дамблдора, который утвердительно кивнул. - Но почему вы раньше этого не сказали, профессор?
- Ты не был готов, - просто ответил директор.
- Но как перстень Гриффиндора мог оказаться у Волан-де-Морта?
- Он был утерян, и я не знаю, нашёл ли его Реддл, - ответил Дамблдор, - Но это единственный предмет, принадлежащий Гриффиндору, который мог использовать Том. Что касается остальных Основателей, то у Ровены была серебряная корона, подаренная ей её мужем; у Хельги был кубок из хрусталя, украшенный сапфирами, подаренный её друзьями; а Слизерин передал единственной дочери медальон, который ты видел у матери Реддла.
- Но как можно быть уверенным, что Волан-де-Морт использовал именно эти вещи? Не мог ли он сделать больше крестражей? – поддался вперёд Гарри, не отводя глаз от директора.
- Сейчас мы можем только гадать, - ответил директор.
***
- Ну и что это значит, - спросил Дадли, когда Гарри окончил рассказ.
- Хотел бы я знать, - пробубнил в ответ юноша.
- А мне кажется, что профессор хочет, чтобы ты, Гарри, нашёл и уничтожил крестражи, - как бы между прочим сказала Луна.
- Он что, совсем больной, - возмутился Дурсль-младший.
- Ты обо мне или о директоре, - усмехнулся Гарри.
- О вас обоих, - недовольно ответил тот, - О тебе, если будешь заниматься поисками, а о Дамблдоре – в любом случае. Это надо додуматься – имеет в распоряжении целый Орден, а всю работу взвалил на ребёнка.
- Я что-то пропустил? - в комнату ввалился Невилл, чем-то недовольный.
- Где ты был? - набросилась Гермиона, - Мы тебя потеряли!
- Здесь Малфой битый час крутился, - ответил юноша.
- И что ему надо в Выручай-комнате, - удивлённо поднял бровь Гарри.
- Не знаю, но я его тоже несколько раз недалеко видела, - задумчиво произнесла Гермиона.
- И я на днях не могла пройти в комнату, - согласилась Луна.
- Так, хватит, - остановил друзей Гарри, - Ещё нам Малфоя не хватало. Пусть себе шпионит, нам здесь недолго осталось.
- А если он не шпионит, - задумчиво произнесла Полумна, - Если ему тоже нужна эта комната?
- Что бы ваш слизеринец не хотел, будьте осторожны, - предостерёг Дадли, - Вам не нужны неприятности.
***
Поведение Малфоя было странным, но над этим некогда было задумываться. До каникул оставалось всё меньше времени, ребята заметно нервничали. Не хотелось, чтобы возникли какие-то осложнения.
В пятницу за обедом Гарри получил записку. Дамблдор сообщал, что не сможет провести занятие в эту субботу. Гарри облегчённо вздохнул, он не думал, что директор может сказать что-либо новое. Обсудив всё своей компанией, они пришли к выводу, что воспоминание Слизнорта – единственное действительно важное в коллекции Дамблдора. Гарри взял бокал с соком и вздрогнул: его руку кто-то остановил.
- Не пей, - беззаботно сказала Полумна, разжимая руку, которой придержала запястье Гарри.
Гарри и Гермиона недоумённо посмотрели на девушку. Гарри чуть заметно кивнул, показывая, что всё понял, и опустил бокал.
- Это почему же, - вмешался Рон, скептически посмотрев на подошедшую девушку.
- Ты туда что-то насыпал, - просто ответила Полумна.
Гарри очень медленно повернулся к другу. Луне он полностью доверял. Рон слегка смутился, уши покраснели, но сдаваться он явно не собирался.
- О чём ты говоришь, - возмутился рыжеволосый юноша, - Да Гарри – мой лучший друг!
- Как знаешь, - пожала плечами девушка и направилась к столу своего факультета.
- Гарри, не слушай её, она всё врёт, - наклонился к другу Рон, - Неужели ты ей доверяешь больше, чем мне?
- Лучше скажи правду, - негромко произнесла Гермиона. Во взгляде девушки было разочарование.
- Так я не вру, - попытался оправдаться Рон, но наткнулся на такой же разочарованный взгляд друга.
- Ты врёшь, - Гарри повёл палочкой над своим стаканом. Над кубком заклубился сиреневый дымок, складываясь в буквы.
- Ты подлил Гарри любовный напиток, - Гермиона распознала состав довольно редкого зелья. Обернувшись к Джинни, Гермиона повела палочкой над её полупустым стаканом. Результат оказался тем же. - И Джинни тоже, - констатировала Гермиона.
- Да как ты мог! - Джинни выплеснула остатки сока в лицо брата и умчалась прочь из Большого зала.
- Мистер Уизли, что происходит, - заметя происшедшее, спросила МакГонагалл.
- Ничего, профессор, - ответил декану Гарри, - Просто Уизли только что потерял друзей.
Зал замер. Минерва МакГонагалл в шоке посмотрела на юношу, не в силах сказать ни слова. А Гарри, подав руку Гермионе, не торопясь пошёл прочь из Большого зала. Рон ошарашено смотрел в спины друзей.
- Это не я, - чуть не плача прошептал Рон и, посмотрев на полный бокал друга, еле слышно произнёс, - Прости, Гарри… я не хотел…
***
Выйдя из Большого зала, Гарри проводил Гермиону до кабинета нумерологии, где ещё никого не было.
- Ты будешь в комнате? - вопрос был скорей утвердительным.
- А где мне ещё быть, - усмехнулся юноша, - Да и у Невилла нет нумерологии. Будем вместе разбирать древние руны.
- Удачи, - улыбнулась девушка.
Она умудрилась заставить их всех изучать этот невероятно сложный предмет, но юноша был ей благодарен. Теперь они хоть как-то могли разобраться в древних фолиантах, которые обнаружили на одной из полок в Выручай-комнате.
Попрощавшись, юноша отправился на восьмой этаж. Пройдя несколькими потайными коридорами, Гарри оказался около мужского туалета на седьмом этаже. Уже сворачивая, юноша резко остановился. Ему послышался странный звук, доносящийся из-за закрытой двери.
Несколько секунд подумав, Гарри развернулся и, стараясь себя не выдать, тихо вошёл в туалет. Спиной к нему, вцепившись руками в раковину и опустив голову, стоял Драко Малфой. Гарри замер от шока, поняв, что Малфой плачет, плачет по-настоящему. По щекам, стекая в раковину, льются слёзы, тело сотрясали рыдания.
- Я не могу… не получается, - сквозь рыдания еле слышно произнёс юноша, - Он убьет меня… пусть лучше убьёт… я этого не сделаю…
Задыхаясь от слёз, Малфой посмотрел в зеркало. Гарри потрясённо увидел изнеможенное, с кругами под глазами лицо блондина. Малфой замер, на лице промелькнуло какое-то загнанное выражение.
- Малфой, - Гарри впервые в жизни стало жаль слизеринца, он сделал шаг в направлении блондина.
- Что тебе нужно? - зло произнёс слизеринец, в его руке мгновенно появилась палочка, - Почему вы все не можете оставить меня в покое!
- Драко, возможно, я могу помочь тебе, - негромко ответил Гарри.
- Помочь? Ты? - Малфой с презрением окинул его взглядом и резко взмахнул палочкой, - Секо!
- Протего! – Гарри мгновенно выхватил свою и успел отразить заклинание, - Успокойся, я ничего не сделаю, - попытался остановить слизеринца Гарри.
Но Малфой не собирался сдаваться. Заклятия полетели с невероятной скоростью. Умудрившись наложить заглушающие чары, Гарри еле уврачевался от проклятий. Наконец, Малфой пропустил заклинание подножки, и растянулся на полу, выронив палочку. Гарри поднял его палочку и перевёл дух. Кинув запирающие чары, он не спеша подошёл к поверженному противнику.
- Ты победил, Поттер, - бесцветным голосом сказал слизеринец, тяжело дыша, - Меня исключат.
- Исключат? Малфой, я хочу лишь помочь.
- Я всё равно ничего не скажу, - решительно ответил блондин, - Ты зря тратишь своё время.
- Совершенно не зря, - Гарри опустился рядом, приподнял блондина и чуть тряхнул за плечи, - Драко, посмотри на меня. Я, ПРАВДА, ХОЧУ ПОМОЧЬ, - по слогам произнёс юноша.
Слизеринец поднял глаза. В них отражалось лишь смирение, усталость и безысходность. Взгляд был направлен куда-то вдаль.
- ПОСМОТРИ НА МЕНЯ, - Гарри ещё раз легонько встряхнул его.
Малфой посмотрел в глаза юноше. Блондин удивлённо вздрогнул. В глазах не было превосходства или безразличия, не было насмешки и ненависти. Во взгляде было сочувствие и какая-то теплота. Драко задохнулся от спокойствия и силы, исходящих от гриффиндорца.
Гарри снял заклятие и помог Малфою встать.
- Так будет удобнее, - юноша взмахнул палочкой и посреди разгромленной комнаты появился небольшой диванчик, - Я не собираюсь тебя принуждать.
Гарри протянул слизеринцу его палочку и сделал приглашающий жест в сторону дивана. Малфой в ступоре смотрел на свою палочку, затем недоумённо перевёл взгляд на гриффиндорца.
- Не глупи, Малфой. Садись, - Гарри сел на диван и кивнул на место рядом с собой.
- Но почему, - еле выговорил блондин.
- Почему я отдал палочку? Я же сказал, что принуждать не буду. Если хочешь, ты можешь уйти, и никто ничего не узнает, - Гарри изучающее посмотрел на Малфоя, - Впрочем, мы можем поговорить, и, возможно, я смогу чем-нибудь помочь, - без тени усмешки сказал юноша и, под конец усмехнувшись, добавив, - Или можем продолжить нашу дуэль. Я к твоим услугам.
Малфой задумчиво посмотрел на сидящего юношу. Ему уже нечего было терять. Спрятав палочку, блондин нерешительно подошёл к дивану и опустился рядом с Гарри.
- Ну вот и решили, - облегчённо произнёс гриффиндорец. Почему-то он был рад, что Малфой остался. - Так за что тебя хотят убить?
- Ты слышал, - Малфой напрягся.
- Ты не захотел что-то делать. Что именно, - Гарри вопросительно посмотрел на блондина.
Какое-то время стояла тишина. Наконец, блондин решился:
- Он приказал найти способ… Он хочет напасть на Хогвартс.
- Волан-де-Морт хочет, чтобы ты нашёл способ проникнуть в замок, - уточнил Гарри. Блондин кивнул, слегка вздрогнув при имени Тёмного Лорда. - И ты нашёл его? - снова кивок, Гарри неопределённо посмотрел на слизеринца, - Он знает?
Малфой поднял голову и долго смотрел на Гарри прежде, чем ответить.
- Нет, - наконец, тихо произнёс он и добавил, - И я не хочу, чтобы узнал.
- А что это был за способ, - не удержался Гарри, с уважением посмотрев на блондина.
- Исчезательный шкаф, - ответил юноша и пояснил, заметив взгляд Гарри, - Их два. Один находится в Выручай-комнате, а второй – в «Горбин и Бэрк». Между ними существует связь. Но в школе шкаф разбит.
- И ты не смог починить его, - кивнул Гарри, и в упор посмотрел на блондина, - А если бы смог, ты бы сказал ему?
- Я не знаю, - честно ответил Малфой, - Я не хочу, чтобы Пожиратели напали на школу.
- А почему тогда делаешь? Почему пошёл к нему на службу?
- Я не хотел, - опустил голову слизеринец.
- Не хотел? - Гарри внимательно посмотрел на блондина.
- Нет, - Малфой гордо вскинул голову, - Я отказался. Но отец силой привёл меня к Тёмному Лорду. Мне дали задание. Если я выполню, то стану одним из них. А нет, – меня убьют…
- Значит, у тебя нет метки?
Малфой закатал рукав. На левом предплечье была жуткая метка.
- У меня не было выхода. Это не мой выбор.
Повисла тишина. Малфой медленно опустил рукав и опустил взгляд. Его терзали противоречивые мысли. Неожиданно, на плечо положили руку. Гарри слегка сжал плечо блондина и решительно произнёс:
- Я помогу тебе, Малфой. Ты не умрёшь.
Слизеринец поднял голову и изумлённо посмотрел на него. Гарри слегка улыбнулся и продолжил:
- Когда-то ты предлагал мне свою дружбу. В тот раз я отказался. Возможно, ещё можно всё исправить, - Гарри протянул блондину руку. Тот потрясённо посмотрел на руку юноши, потом на искреннюю улыбку:
- Я, правда, хотел стать другом, - Малфой с благодарностью пожал протянутую руку.
Именно такую картину и застал влетевший в ванную комнату профессор зельеварения. Декан Слизерина в шоке замер на пороге. Пол был залит водой, несколько раковин вдребезги разбиты, от заклятий пострадали почти все кабинки, а юноши спокойно сидели, пожимая друг другу руки.
- И что здесь происходит? - вкрадчиво спросил Северус Снейп.
Юноши вздрогнули и испугано посмотрели на профессора.
- Мы уберём, - первым пришёл в себя Драко, оглядев место дуэли.
- Да неужели, - язвительно ответил Снейп, - Вас не было на нумерологии, мистер Малфой.
- Нам надо было поговорить, - усмехнулся Гарри, оценив размер нанесённого ими урона.
Профессор оценивающе посмотрел на подростка и вернулся к созерцанию Малфоя.
- И кто из вас наложил на дверь запирающие чары, - Снейп смерил обоих взглядом, ничего хорошего не предвещающим.
- Мы не хотели, чтобы нам мешали, - искоса взглянув на Гарри, ответил Малфой. Однако этот взгляд не укрылся от его декана.
- Вы пойдёте со мной, мистер Малфой. А вы, мистер Поттер, приведёте комнату в надлежащее состояние. И лучше бы вам не попадаться никому на глаза, - добавил Снейп и подтолкнул Малфоя к выходу.
***
Гарри остался один. Благодаря провидение, что не отказался от изучения бытовой магии, Гарри за несколько минут вернул комнате её первоначальное состояние и отправился в Выручай-комнату.
- Где ты был? - набросилась на него Гермиона, как только он вошёл в комнату.
- Наткнулся на Малфоя, - честно ответил Гарри.
- Но тебя не было больше часа, - возразил Невилл, - Я тебя полчаса уже вызываю.
- Извини, я не почувствовал, - признался юноша.
- Не почувствовал? Да где ты вообще зеркало держишь, - удивилась Луна.
Невиллу с Луной Гарри подарил зеркала совсем недавно. Поскольку у них не было защитников, ребята просто сократили их имена при активации зеркала. Последнюю неделю, несмотря на риск, друзья не расставались с зеркалами. У Гарри оно тоже было в кармане. Но, сражаясь с Малфоем, он не почувствовал, как оно нагрелось.
- Я не заметил, - виновато ответил Гарри.
- Не заметил, - Гермиона внимательно посмотрела на юношу. Зеркало нагревалось ощутимо, и не заметить было довольно-таки трудно. - Да что между вами произошло, что тебя так долго не было?
- Сначала подрались, потом поговорили, - пожал плечами Гарри. Все как-то странно посмотрели на него.
- Гарри, с тобой всё в порядке? - участливо спросил Невилл. Юноша кивнул.
- Так, давайте свяжемся с Дадли, - Гермиона озабоченно посмотрела на друга, - Он тоже тебя потерял, просил, как появишься, сразу связаться.
Через минуту у всех в зеркалах было отражение Дадли.
- И где тебя носило? - Дадли недовольно посмотрел на брата.
- Он разговаривал с Малфоем, - выдала друга Гермиона.
- Что ты делал? - вкрадчиво спросил Дадли, внимательно посмотрев на Гарри.
- Разговаривал с Драко, - подтвердил юноша и добавил, - Обещал помочь ему.
- И каким же образом, - по-прежнему подозрительно тихим голосом спросил Дурсль-младший.
- Ну, я подумал, что можно взять его с нами, - пожал плечами Гарри.
- ЧТО? - Луна, Невилл, Гермиона и Дадли посмотрели на него, как на сумасшедшего.
- Он нам ничего не сделает, - спокойно продолжил юноша, несмотря на взгляды друзей, - И ему правда нужна помощь.
- А если ты был прав? Если Малфой уже стал Пожирателем, - попыталась вразумить его Гермиона.
- Он им не станет, - уверенно ответил юноша.
- Но почему, - Дадли не отводил глаз от брата, - Что мог тебе сказать слизеринец, что ты ему поверил? Разве вы не были всю жизнь врагами?
- Были, - согласился Гарри, - И у него есть метка.
- Ты её видел, - недоверчиво посмотрела на него Луна.
- Он мне сам показал, - кивнул юноша.
- Гарри, если у Малфоя метка, значит, он стал Пожирателем, - как маленькому, медленно стала втолковывать ему Гермиона.
- Он им не будет, - спокойно возразил юноша, перебив подругу.
- Почему ты так уверен, - по слогам произнёс Дадли.
- Это был не его выбор, - ответил юноша и пояснил, - Если мы не поможем, его сломают. Он уже никогда не сможет остановиться, он потеряет себя. А если у него хватит духу сейчас отказаться, его просто убьют.
В комнате наступила тишина. Наконец, Дадли медленно кивнул:
- Я поговорю с родителями, - сказал юноша и отключился.
Зеркала потухли. Гарри, вспомнив слова Малфоя, сосредоточился на исчезательном шкафе. Недалеко от камина появился большой сломанный шкаф.
- И что это, - приподняла бровь Гермиона, посмотрев на странный объёкт.
- Шкаф, - пожал плечами Гарри, - С помощью него можно попасть в «Горбин и Бэрк».
- Это ты его вызвал, - посмотрела на юношу Луна.
- И зачем он тебе, - скептически посмотрел на сей предмет Невилл.
Гарри кратко рассказал о задании Малфоя и о свойстве шкафа.
- Так вот почему Малфой вертелся здесь, - Гермиона уже вторую неделю занималась вопросом странного поведения слизеринца.
- Ты хочешь его уничтожить, - догадалась Луна.
Юноша кивнул. Он был уверен, что не стоит оставлять столь опасную вещь в школе. Подняв палочку, Гарри произнёс заклинание. Шкаф вспыхнул, но огонь мало ему повредил.
- Он магический, - покачала головой Гермиона, - И как его вообще смогли сломать?
- Его свалил с лестницы Пивз, - Гарри вспомнил, как Почти Безголовый Ник уговорил полтергейста сбросить этот шкаф над кабинетом Филча, - Этот шкаф избавил меня от наказания на втором курсе.
- То есть, если бы не Пивз, шкаф был бы цел, - уточнила Луна. Юноша кивнул, посмотрев на девушку. - А это значит, что кто-то оставил Пожирателям свободный проход в школу. Ведь подобные вещи не держат без пары.
- Луна права, - согласился Невилл, - Вряд ли шкаф попал в школу случайно.
- Как он здесь оказался, мы не узнаем. Но как его уничтожить, - вернул друзей к проблеме Гарри.
- Попробуем вместе, - пожала плечами Гермиона.
Четыре палочки взметнулись вверх. Остатки чёрно-золотого шкафа охватил неистовый огонь. Через несколько минут на полу остался лишь пепел.


Глава 14. Возвращение в Лондон

До каникул осталось несколько дней. Гарри уже неделю не мог выловить Драко. Малфоя вечно окружали его дружки, притом блондин явно не был рад такому вниманию. Несколько раз Гарри видел слизеринца с его деканом. Создавалось впечатление, что блондина держат под арестом. Заметя очередной взгляд в свою сторону от стола Слизерина, Гарри вздохнул. Он получил одобрение от родителей и друзей, но понятия не имел, как ему поговорить со слизеринцем.
В Большой зал влетела сова. Гарри посмотрел на севшую перед ним птицу и отвязал послание.
- О, чёрт, - не сдержался юноша.
- Что такое? - наклонилась к нему Гермиона.
Гарри передал ей записку. Он очень надеялся, что сегодня не придётся встречаться с директором. Но он ошибся.
- Этого следовало ожидать, - сказала Гермиона, передавая записку сидящему напротив Невиллу.
- Почему? - удивлённо посмотрел на неё юноша.
- Скоро каникулы. Наверняка Дамблдор попытается помирить вас с Роном.
Гарри посмотрел на девушку. Она редко ошибалась, а, значит, надо срочно связаться с родителями. Благо, Дадли уже неделю жил в замке. А вот успели ли всё закончить Вернон и Петуния?
Неожиданно Гарри заметил какую-то возню у стола соперников. Оглянувшись, он увидел спорящих Малфоя, Кребба и Гойла.
- Да перестаньте вы, я вас в гостиной подожду, - убеждал друзей Малфой.
- Ага, а если на тебя нападут, - возразил Кребб.
- Снейп нам головы снесёт, - поддакнул Гойл.
- Да что со мной случится? - возмутился блондин, - Здесь пять минут до гостиной.
Поспорив ещё минут пять, Малфой смог убедить своих телохранителей, что с ним ничего не случится и, бросив быстрый взгляд на Гарри, пошёл к выходу из Большого зала. Гарри, улыбнувшись друзьям, через минуту последовал за блондином.
Не успел юноша отойти от дверей Большого зала, как его схватили за руку и утянули в небольшую нишу.
- Ты как, - Гарри посмотрел на взволнованного блондина.
- Снейп пристроил ко мне охрану, - недовольно пробормотал он, - Не знаю, что он подумал, когда увидел нас там вместе.
- Что ты сошёл с ума, - усмехнулся юноша, вспомнив реакцию друзей, - Точнее, мы оба.
- Наверно, он прав. Я действительно схожу с ума, - кивнул слизеринец.
Гарри схватил его за руку и потянул в один из потайных проходов. Через пятнадцать минут они уже были в Выручай-комнате. Малфой задумчиво оглядел уютный кабинет.
- Так я не ошибся, комната не открывалась, потому что была занята.
- Ага, уже видел, что стало с исчезательным шкафом, - спросил Гарри, садясь в любимое кресло и кивнув Малфою на второе.
- К счастью, я его не нашёл, - облегчённо вздохнул Малфой, - Кребб с Гойлом три часа по комнате лазили, пытаясь по совету Снейпа помочь мне, - усмехнулся он.
- Ну, удачи им в будущем, - удовлетворённо хмыкнул Гарри.
- То есть, они его найти не смогут, - с интересом посмотрел на гриффиндорца Драко.
- Неа, - беззаботно ответил юноша.
- И почему же, - прищурился блондин.
- Мы его уничтожили, - раздался от дверей голос Невилла.
Малфой удивлённо посмотрел на вошедших.
- Ну, Поттер, - протянул он, переведя взгляд на улыбающегося Гарри, - Что Грейнджер с тобой, - это уже вся школа знает, но чтобы Лавгуд и Долгопупс…
- Добро пожаловать в клуб сумасшедших, - с улыбкой до ушей сказал юноша.
***
Посвятив Малфоя в план их бегства и объяснив, как пользоваться медальоном, Гарри направился на встречу с директором.
- Драко, запомни, в третий день каникул ты должен быть с нами. Постарайся, чтобы никто ничего до этого дня не заподозрил, - шёпотом сказал Гарри, когда они остановились у тайного лаза.
- Я помню, Поттер, - кивнул юноша и, уже ступив на лестницу, резко обернулся, посмотрев Гарри в лицо, - Спасибо, По… Гарри, - прошептал он и отправился в подземелья.
Гарри проводил бывшего врага взглядом и направился к горгулье.
- Гарри, мой мальчик, - поприветствовал его директор, предлагая сесть и наливая чаю, - Как учёба? Друзья?
- Спасибо, профессор, всё хорошо, - сдержанно ответил юноша.
- Я слышал, что ты поссорился с мистером Уизли, - Дамблдор проницательно посмотрел на юношу, - Рон в последнее время даже учиться стал хуже. Уверен, что он будет счастлив, если вы с Гермионой приедете к нему на Рождество.
- Не думаю, профессор, - возразил юноша, не прикоснувшись к чаю.
- Гарри, я же вижу, как ты переживаешь из-за вашей ссоры, - печально посмотрел на него директор, - Неужели каникулы в Хогвартсе лучше, чем Рождество с другом?
- А я не собираюсь оставаться на каникулы в школе, - спокойно сообщил подросток, введя Дамблдора в замешательство.
- Ты поедешь на каникулы к мисс Грейнджер? - чуть удивлённо спросил директор, - Но не думаю, Гарри, что её родители будут согласны.
- Родители Гермионы меня приглашали, - пожал плечами Гарри, - Но мне не хотелось бы сильно их стеснять.
- Но куда ты тогда собираешься? - Дамблдор посмотрел на него сквозь очки-половинки и грустно улыбнулся, - Гарри, ты не можешь поехать в дом крёстного. Ты ещё несовершеннолетний и не можешь находиться там без взрослых.
- Сириус сбежал в шестнадцать, - возразил юноша.
- Да, но он поехал к родителям твоего отца. Он не жил один, пока ему не исполнилось семнадцать.
- В любом случае, профессор, я не собирался в дом Блеков, - спокойно сказал юноша.
- Но куда же ты пойдёшь? - спросил Дамблдор, еле сдерживая изумление. Сейчас перед ним сидел уверенный молодой человек, планы которого, впервые, директор не знал. Дамблдор скрестил пальцы и с лёгким любопытством посмотрел на юношу, ожидая ответа.
- К Дурслям, - выдержав паузу, спокойно произнёс Гарри, - Всего доброго, профессор.
Гарри встал и под ошарашенным взглядом Дамблдора вышел из кабинета.
***
Наступил день отъезда. Гарри с Гермионой вошли в поезд и выбрали купе, минут через десять к ним присоединились Невилл с Полумной. Наложив заглушающие и запирающие чары, они, наконец, смогли расслабиться.
- Не забудьте, исчезаем в разное время, - полушёпотом сказала Гермиона, предостерегающе посмотрев на друзей.
- Невилл, что с твоей бабушкой, - вопросительно посмотрел на друга Гарри.
- Она за себя постоит. Кроме того, она ведь не виновата, что её внук сбежал, - пожал плечами Невилл.
- Луна, выйдешь под мантией-невидимкой. Никто не должен знать, что тебя не встречают, - посмотрел на девушку Гарри.
- А если там будет Грюм? - вдруг вспомнила про мракоборца девушка, - Он меня не увидит?
- Чёрт, мы этого не учли, - в панике посмотрела на друзей Гермиона.
- Грюм не может видеть сквозь барьер платформы, - вспомнил Гарри, - Вряд ли они будут задерживаться.
- Что предлагаешь, - заинтересованно спросила Гермиона.
- Если увидим Грюма, задержись в поезде, Луна, на тебя он не обратит внимания, - извиняющимся голосом сказал Гарри, но Луна нисколько не обиделась. Сейчас было даже на руку, что её многие считали ненормальной. - Возьми только самые ценные вещи и палочку и переносись в замок. Не забудь зеркальце, иначе будешь полдня стоять, пока мы с родителями не переместимся.
- Это будет лучше, - Гермиона задумчиво посмотрела на Луну, - Даже если Грюма не будет.
- Ты предлагаешь, чтобы Луна пошла не с Гарри, а пропала прямо из поезда, оставив вещи, - Невилл удивлённо посмотрел на подругу.
- А что, - пожала плечами Гермиона, - «Студентка пропала прямо из поезда» - неплохой заголовок для вечернего «Пророка».
- Согласен, - кивнул Гарри и бросил лукавый взгляд на девушку, - Пусть хоть разок заметят, а то ишь, моду взяли.
- Спасибо, - зарделась девушка, гладившая по спинке летучую мышь, - Больше ничего не меняем?
- Нет, но нам надо исчезнуть в течении трёх дней, - решительно сказал Гарри, - И чтобы никто не смог собрать факты воедино.
Так, за разговорами, ребята и не заметили, как пролетело время. Поезд стал снижать скорость и остановился.
- Что ж, удачи, - Гарри первый вышел из купе и направился к выходу.
***
На платформе было полно встречающих. Миссис и мистер Уизли, Люпин и Тонкс ждали Джинни и Рона.
- Гарри! - Люпин увидел темноволосого юношу, который вышел из вагона одним из первых.
Юноша замер и посмотрел в золотисто-карие глаза оборотня. Ноги сами пошли в сторону Орденцев.
- Гарри, я так рад тебя видеть, - искренне улыбнулся бывший профессор и крепко обнял подростка.
Неожиданно Гарри стало страшно. Он со всей ясностью осознал, на что пошёл. Он исчезнет, его больше никто не увидит, его не найдут. Он вдруг понял, сколько боли причинит обнимавшему его человеку, который так его любит. Как больно будет мистеру и миссис Уизли, его бывшим друзьям, близнецам и Хагриду… Но они уже всё решили. Назад пути нет.
- Прости, Ремус, прости за всё, - чуть слышно прошептал юноша.
- Гарри, о чём ты? - Люпин чуть отстранил подростка и посмотрел в полные боли и страдания глаза, - Гарри, что с тобой? - Ремус сильнее прижал юношу к себе. Он не мог объяснить почему, но он не хотел отпускать подростка.
- Мне пора, - мягко отстранился юноша, сжав плечо Ремуса, словно прощаясь с самым дорогим для себя человеком.
- Гарри, может, передумаешь, - неуверенно спросил Рон, в его глазах была надежда, что друг не уйдёт.
- Возможно, позже, Рон, не сейчас, - покачал головой Гарри и махнул рукой на прощание.
- Пока, Гарри, - махнула в ответ Джинни.
- Будь осторожен, - улыбаясь, сказала Тонкс.
- Береги себя, - еле слышно прошептал Ремус, ещё раз крепко приобняв юношу.
Гарри кивнул и ещё раз посмотрел на оборотня, запоминая каждую чёрточку его лица.
- До встречи, - сказал юноша и направился к барьеру.


Глава 15. Похищение или побег?

Пока Тонкс, Люпин и чета Уизли встречали детей, несколько орденцев следили за домом Дурслей. Кингсли Бруствер и двое его подопечных видели, как Дурсли покинули дом и направились за племянником. Но ни через час, ни через два, ни к ночи они не вернулись. Оставив своих помощников, Кингсли трансгрессировал в «Нору», ставшую на время их штаб-квартирой.
- Кингсли? Что случилось? - Молли Уизли озабоченно посмотрела на мрачного мракоборца.
- Поттер не приехал, - сухо ответил тот, направляясь к камину.
- То есть как, не приехал, - опешила Молли и вопросительно посмотрела на мужа. Тот лишь пожал плечами.
Через пять минут в доме появились МакГонагалл, Снейп и директор, которые за Кингсли прошли в гостиную, где уже расположились Тонкс, Люпин и все девять Уизли. Остановившись, Дамблдор выжидающе посмотрел на мракоборца:
- Что за спешность, мой мальчик? Что-нибудь с Гарри?
- Он не приехал, - ответил Кингсли.
Дамблдор в шоке посмотрел на него, Рон и Джинни непонимающе переглянулись, Люпин резко побледнел и сильно сжал подлокотники кресла, Тонкс удивлённо смотрела на Кингсли.
- То есть как, - первой очнулась Минерва.
- Мы видели, как его родственники отправились за ним, но их до сих пор нет, - ответил мракоборец.
- А вы уверены, - ядовито спросил профессор зельеварения. Единственный, оставшийся безучастным к такой новости.
- У тебя есть другое объяснение? - повернулся к нему мракоборец.
- Ну мало ли, - протянул зельевар, - Поттер любит выделяться. Возможно, его родственники поехали в отпуск и взяли мальчишку с собой.
- Северус, я не думаю, что его родственники пошли бы на это, - покачал головой директор, - Мы должны немедленно организовать поиски.
- А Луну вы тоже будете искать? - неожиданно задал вопрос Джордж, стоявший у окна вместе с братом.
- Луну? - все удивлённо посмотрели на близнеца.
- Да, Полумну Лавгуд, отца которой убили около месяца назад, - поддержал брата Фред.
- А с ней-то что могло случиться, - презрительно спросил Рон, глядя на братьев.
- Не читал? - вкрадчиво спросил Джордж и перекинул вечернюю газету брату.
Рон, усмехнувшись, перевёл взгляд на первую страницу и замер. Из рук Рона газету взял мистер Уизли и в шоке посмотрел на заголовок. Так газета передавалась от одного к другому. Когда очередь дошла до Люпина, он вслух прочитал небольшую статью:
«Девочка села в поезд и пропала.
Сегодня, возвращаясь домой из Хогвартса на рождественские каникулы, таинственным образом пропала студентка пятого курса факультета Райвенкло Полумна Лавгуд. По свидетельствам очевидцев, девочка села в Хогвартс-экспресс на станции Хогсмид и больше её никто не видел.
Машинист экспресса согласился прокомментировать данную ситуацию:
- Мы решили проверить, не забыли ли студенты какие-нибудь вещи. Такое иногда бывает, - рассказал нашему корреспонденту Боб Эрлан, - И в одном из купе увидели чемодан.
Прибывшие на место авроры выяснили, что из чемодана ничего не пропало. Все мантии, учебники и школьные принадлежности были аккуратно сложены. Связавшись с единственной родственницей пропавшей, авроры выяснили, что девочка не приезжала. Более того, стало известно, что девочка могла поехать к друзьям. Но в настоящее время никто мисс Лавгуд больше не видел, и нет никаких сведений о том, выходила ли она на платформу, после прибытия поезда.
Специальный корреспондент, Рита Скитер»
- Друзья? - Джинни посмотрела на газету в руках Люпина, - У неё не было друзей, к которым она могла бы поехать.
- Вы уверены, мисс Уизли? - посмотрела на неё МакГонагалл, девочка кивнула. Минерва перевела взгляд на Дамблдора, - Альбус, что будем делать?
- Надо найти Гарри. Это первоочередное, - ответил директор. Его очень удивил тот факт, что Фадж до сих пор не сообщил ему о пропаже студентки, - Но, если получится, необходимо искать и мисс Лавгуд.
Близнецы посмотрели на директора и переглянулись. Почему-то они сомневались, что Гарри и Луну так легко будет найти.
***
- Северус, - облегчённо воскликнул Люциус Малфой, когда из камина вышел зельевар.
- Люциус, Нарцисса, - поклонился мастер зелий, - Чем могу помочь?
- Драко пропал, - посмотрела на него чересчур бледная женщина.
- Пропал? - удивился мужчина и недоверчиво посмотрел на Малфоя-старшего.
- Мы его со вчерашнего вечера не видели, - кивнул блондин, продолжая нарезать круги по комнате.
- Почему вы не позвали меня раньше, - недовольно спросил мужчина.
- Мы думали, он с Панси, - неуверенно сказала Нарцисса, - Паркинсоны вчера обедали у нас, и молодые люди куда-то ушли. Мы не стали им мешать, но дети так и не вернулись.
- Вы хотите сказать, что они сбежали вместе? - приподнял бровь декан Слизерина.
- По всей видимости, - кивнул лорд Малфой.
- Северус, они не могли уйти и ничего не сказать, - леди Малфой умоляюще посмотрела на зельевара, - Да ещё так надолго.
- По всей видимости, могли, - пожал плечами Северус, - Хотя от мисс Паркинсон я этого не ожидал.
- А от Драко? - женщина удивлённо на него посмотрела.
- Учитывая его поведение последние две недели, чего-нибудь такого вполне следовало ожидать, - спокойно ответил Северус.
- Сев, но он же твой крестник, - наконец сел в кресло лорд Малфой, - Почему ты спокоен?! Что у вас произошло, что ты так говоришь?
- Люц, я не меньше тебя боюсь за Драко, - на лице зельевара отразилось искреннее переживание и страх, но через секунду вернулась холодная маска безразличия и спокойствия, - Я предлагал ему помощь. Как я понял, он нашёл способ выполнить приказ Лорда, но что-то было не так, он выглядел слишком уставшим последнее время. Ему нужна была помощь, но он отказался.
- Но почему, Северус? Он ведь так тебя уважает, и ты его любишь. Не притворяйся. Ты обманываешь только себя, - Нарцисса в упор посмотрела мастера зелий.
- Я всегда восхищался вашей проницательностью, моя леди, - поклонился женщине Северус и посмотрел на друга, - Я думаю, Люц, что Драко нам не доверяет. Он боится нас.
- Что, - в шоке посмотрел на него лорд Малфой, - С какой стати ему бояться нас?
- Из-за прошлого лета, - поражённая Нарцисса посмотрела расширенными глазами на мужчин и прижала ладонь ко рту.
- Но причём тут это? Драко сам хотел пойти к Лорду на службу, - недоумённо посмотрел на друга Люциус.
- Я согласен с Нарциссой, - возразил Северус, - Люц, Драко боялся. Он не хотел быть Пожирателем, он был не готов.
- Но почему? Мы с тобой приняли метки, когда были лишь на год старше его.
- А вспомни, почему мы пошли к Лорду? - грустно посмотрел на него друг.
- Мы верили в его идеи и хотели… - лорд Малфой затравленно посмотрел на мастера зелий. Он только что осознал, какой опрометчивый поступок они совершили много лет назад.
- Хотели казаться взрослыми, - закончил за него зельевар.
В комнате установилось тишина. Люциус впервые в жизни задумался над правильностью своего поступка. Да, его тогда не воспринимали всерьёз и его это обижало. Он стал совершеннолетним и решил доказать родителям и друзьям, что он сам может за себя решать. Он думал, что метка – знак высокого положения. Он мучил маглов, потому что не считал их людьми, - его так воспитали. Он убивал, сражаясь за Лорда. Он втянул в это Северуса, потому что одному идти к Лорду было страшно. Его сын восхищался им, но Драко никогда не говорил, что тоже хочет иметь метку. Он просил подождать… Перед глазами появилось смертельно испуганное лицо сына, окружённого Пожирателями. Лицо было холодным, ни один мускул не дрогнул от боли от принятия метки. Но глаза… в них была невыносимая боль и отчаяние…
- Что же я наделал, - простонал блондин, обхватив голову руками, - Я ведь сам заставил Драко принять метку. И тебя, Сев…
- Я сам тогда согласился, - с отвращением к самому себе сказал зельевар, - И сам виноват, что стал Пожирателем. А Драко… он не хотел. И у него хватило духу сбежать и спасти подругу от этой участи.
- Так ты думаешь, что он не вернётся, - Нарцисса с болью посмотрела на друга. Она не хотела потерять сына.
- Нет, - покачал головой Снейп, и печально добавил, - Я бы не вернулся.
- Но его убьют, - воскликнул блондин, - Лорд не простит измены.
- Если найдут, - согласился мастер зелий.
- И что делать? - чуть не плача, спросила Нарцисса.
- Организовать поиски, - пожал плечами Снейп, - Я могу прикрыться поисками Поттера и спокойно искать Драко и мисс Паркинсон.
- Поттера? - Люциус с Нарциссой в изумлении уставились на него.
- Он пропал в день приезда из Хогвартса. Маглы видели, как он сел в машину родственников, но до дома они так и не доехали.
- И их не нашли? - Люциус неверяще посмотрел на зельевара.
- Пол-ордена ищет, - усмехнулся он, - Но до сих пор никаких результатов.
Они проговорили ещё около часа, после чего Люциус и Северус отправились на поиски Драко.
***
Прошли каникулы, Гарри так и не был найден. Единственное, что удалось обнаружить – машину Дурслей, припаркованную у одного из магазинчиков в пригороде Лондона. О Полумне тоже не было никаких сведений, хотя её искал не только Орден, но и Министерство.
А в первый учебный день в Хогвартс не вернулось шестеро студентов: Панси Паркинсон, Драко Малфой, Невилл, Гарри, Полумна и Гермиона. Дамблдор был в шоке. Он тут же послал людей в дом Гермионы и к бабушке Невилла. Так выяснилось, что Невилл ушёл на второй день каникул. Августа Долгопупс, несмотря на связи, так и не смогла найти внука. В доме же Грейнджер Кингсли нашёл записку. Судя по ней, Гермиона рассказала родителям о войне в магическом мире, и те решили увезти девочку подальше от опасности. Теперь уже весь Орден занимался поисками четырёх подростков. Директор не сомневался, что сумеет уговорить родителей Гермионы позволить девочке вернуться в школу.
Что касается Панси и Драко, то лорды Паркинсон и Малфой заявили, что отправили детей учиться в Дурмстранг, и их отсутствие у директора не вызвало подозрений. А зря.


Глава 16. Замок

Пройдя барьер, прячущий платформу 9 ¾ от глаз маглов, Гарри увидел тётю, ждущую его.
- Наконец-то, - Петуния быстро подошла и обняла юношу, - Гермиона уже ушла, я тебя потеряла…
- Там был Люпин, я не мог не попрощаться, - поникшим голосом ответил Гарри.
- Ох, дорогой, - Петуния ещё крепче сжала его в своих объятиях, - Тебе будет его не хватать.
- Возможно, когда-нибудь я открою ему правду. Но сейчас нам пора, - юноша посмотрел на барьер, - Иначе нас могут увидеть.
Юноша и женщина быстро пошли к выходу. На стоянке их ждал Вернон. Мужчина был в новом костюме, чары иллюзии всё ещё действовали.
- Вы слишком долго, - проворчал мужчина, - Залезайте.
Сев в машину все трое поехали прочь из Лондона. В пригороде, у небольшого магазинчика, они остановились.
- Почему именно здесь? - удивился юноша, оглядев неприметную улицу.
- А ты предлагаешь исчезнуть посреди Лондона, - с сарказмом посмотрел на него мужчина.
- Ты что-нибудь возьмёшь из вещей? - посмотрела на юношу миссис Дурсль.
- Карту, мантию и подарок Хагрида, - кивнул Гарри, - Остальное у Гермионы.
Через пять минут все трое исчезли. Машина стояла у магазина, в багажнике был школьный чемодан, а на заднем сидении лежала волшебная палочка.
***
Луна смотрела на быстро пустеющую платформу. Тарри сидела у неё на плече и попискивала.
- Нам пора, - девушка ласково погладила летучую мышь, взяла медальон, который дал ей Гарри, и тихо произнесла девиз древнего рода: «Честь и верность до смерти», после чего растворилась в лучах света.
Через несколько секунд девушка оказалась в тёмном лесу, у массивных кованых ворот.
- Хороший способ перемещения. Весьма приятный, - улыбнулась Полумна и огляделась. За воротами виднелся старинный каменный замок.
Достав из кармана небольшое зеркальце, девушка вызвала Дадли.
- Привет, - отозвался светловолосый юноша, - Подожди пять минут. Я быстро.
Луна спрятала зеркальце и стала оглядываться по сторонам. Дорога, на которой она стояла, вела далеко в лес. Тарри, впервые оказавшаяся в настоящем лесу, носилась кругами над головой девушки и возбуждённо пищала. Девушка опять посмотрела на замок и увидела красивого и стройного юношу, быстрым шагом идущего к ней.
- Привет, Дадли, - улыбнулась девушка, когда юноша открыл ворота и сделал приглашающий жест в сторону замка.
- Привет, Луна, - чуть поклонился юноша, - Прости, что заставил ждать. Замок слишком долго пустовал, и нужно время, чтобы открыть доступ в него. Сейчас даже домовики не могут впустить наших гостей, а трансгрессировать я не умею.
- Ничего, - посмотрела ему в глаза девушка, - Ты изменился. Тебе так очень идёт.
- Спасибо, - смутился юноша. Он, действительно, ещё больше похудел с лета. Теперь Дадли еле узнавали даже родители, и уж явно не узнали бы бывшие друзья и учителя.
Юноша и девушка пошли вместе в замок, где домовики уже готовили праздничный обед.
Через час появились старшие Дурсли и Гарри. Юноша в изумлении смотрел на огромный старинный замок.
- Добро пожаловать домой, - улыбнулась Петуния, посмотрев на ошарашенное лицо подростка.
- Спасибо…мама, спасибо за всё, - юноша перевёл счастливый взгляд на женщину.
- О, малыш, - миссис Дурсль нежно обняла своего приёмного сына. Она так надеялась, что мальчик будет воспринимать её и Вернона как настоящих родителей, так боялась, что Гарри не сможет к ним так относиться.
- Пошли в дом, сынок, Дадли тебя уже давно ждёт, - похлопал по плечу сына Вернон. В голосе мужчины тоже слышалось значительное облегчение.
Как только трое прибывших вошли в холл, на Гарри налетел ураган в виде Дадли.
- Братишка, - чуть не сбил брата Дадли, заключая его в объятия, - Ты не представляешь, как без тебя было скучно.
- Вполне представляю, - еле выдохнул юноша, - Как замок?
- Замечательно, - восхищённо сказал Дадли, - Здесь столько всего! Вчера я нашёл лабораторию, но не рискнул варить зелья, - смущённо признался он.
- И правильно, - серьёзно сказал Гарри, - Будем разбираться с зельями вместе и с помощью Гермионы.
- Здравствуй, Полумна, - тем временем обратила внимание на девушку, стоящую чуть в отдалении, Петуния.
- Здравствуйте, - смутилась девушка. Она запросто общалась с Дадли, но его родителей стеснялась. С ними общались всегда только Гарри и Гермиона. Они же с Невиллом лишь слушали, изредка отвечая на вопросы.
- Чувствуй себя, как дома, - улыбнулась Петуния, - И нас с Верноном можешь звать по имени.
- Хорошо, миссис Дурсль, - девушка ещё больше смутилась и робко исправилась, - Петуния.
- Нечего, привыкнешь, - улыбнулся Дадли, посмотрев на подругу.
- Милорд, обед готов, - с лёгким хлопком появился домовик в серебристо-сером одеянии, напоминающем тогу. Домовик поклонился Вернону и исчез.
- Неплохая одежда, - Гарри, как и Луна, был поражён богатой одеждой домовика, - И много здесь эльфов?
- Девять, - ответил Дадли, - Сейчас ты видел Лика, он старший. Кстати, Лик - потомок первых эльфов замка. Есть две молодых пары: Ами и Гирра, у них такая смешная девочка – Карри, маленькая и любопытная. Она обязательно появиться на тебя посмотреть. Вторая пара – Мира и Нолл, у них два пацана. Я бы сказал, что им девять и одиннадцать лет, будь они людьми. Но, уверен, что им больше. Зовут их Кул и Алет, но их я видел только несколько раз. А последняя – Эра, она тоже потомок первых эльфов замка, по виду очень молода и красива для домовика. Я думаю, что эльфийка подружится с нашей Гермионой. Она больше всех рада, что в замок вернулись люди, хотя старается не сильно показываться.
- И эти эльфы жили здесь всегда, - удивлённо посмотрела на юношу Луна.
- Ага, - кивнул Дадли, - Они здесь родились и заботились о замке. Эра сказала, что она от бабушки слышала, что когда-нибудь род Де Мелори возвратиться в свой замок. Они были ужасно рады, когда сюда пришла мама с сестрой и родителями, и очень огорчились, что люди не захотели остаться. Но теперь они, по-моему, на седьмом небе от счастья, - усмехнулся Дадли, - Вы бы видели, как они нас окружили, когда мы пришли! Они с такой радостью мне помогают, когда мне что-то нужно.
- Ладно, ребята, хватит, а то обед остынет, - усмехнулся Вернон и подтолкнул всех в сторону малой столовой, рассчитанной человек на 10-12.
Замок ожил. Более двухсот лет он ждал. Когда последний маг, Себастиан Де Мелори, умер, его сын вместе с семьёй ушёл из замка. И теперь потомки древнего рода вновь вернулись и на этот раз собирались остаться.
***
Гермиона, вернувшись домой, рассказала родителям о своём решении исчезнуть вместе с друзьями. Мистер и миссис Грейнджер, давно переставшие чему-либо удивляться и безоговорочно верящие дочери, полностью её поддержали. Тем более, Гермиона никогда ничего от них не скрывала, и они отлично знали, что в магическом мире сейчас война. Подумав, они решили отправиться к родственникам во Францию. Купив три билета, все трое поехали в аэропорт. Никто не должен был знать, что Гермиона не улетела.
- Будь осторожна, - обняла Гермиону мама.
- И постарайся сообщить о себе, - приобнял её отец.
- Я напишу, но вряд ли смогу когда-нибудь приехать, - грустно посмотрев на родителей, сказала Гермиона.
- Не волнуйся. Мы будем рады, если ты будешь счастлива, - сказала мама, - И всегда будем ждать.
- Я знаю, - кивнула Гермиона, с болью смотря на них, - И надеюсь, что вас не найдут.
- Мы не маги, нас не так просто вычислить, - улыбнулся отец и поцеловал девушку на прощание, - Прощай.
- До встречи, - прошептала девушка и грустно добавила, - Наверно.
Через минуту Гермиона исчезла, а супруги Грейнджер отправились к выходу на посадку.
***
Драко Малфой должен был прибыть в замок последним. Был второй день каникул, он посмотрел на часы. Гермиона должна была уже быть в замке. Вернувшись из Хогвартса, Драко практически не покидал своей комнаты. Он не мог дождаться, когда, наконец, исчезнет отсюда.
Юноше не было жаль родителей, не было жаль и крёстного. Отец с матерью никогда не слушали его. Они его любили, баловали, но видели в нём лишь своего наследника, который должен соответствовать определённым требованиям, быть настоящим Малфоем. С детства он должен был соответственно положению вести себя, контролировать слова и эмоции, «правильно» думать…
Драко бессильно опустился в кресло. Он не хотел, не хотел быть Малфоем… Он так мечтал в детстве просто побыть обычным ребёнком, который может побегать, поиграть, просто побыть собой. Но никто этого не видел. Именно из-за воспитания, привыкший вести себя надменно, привыкший добиваться всего высокомерием подросток получил отказ, когда предлагал дружбу герою магического мира. Тогда он впервые в жизни встретил человека, который не притворяется.
Панси, Блейз, Тео – все они были также воспитаны. Только Грег с Винсом вели себя по-другому. Их дружба всегда поражала Драко. Им никто не был нужен. Он удивился, когда они приняли его. Было ощущение, что они относятся к нему, как к младшему брату. Они ещё до школы старались его защитить. Но Драко не знал, связано ли это с его положением или нет. Отец вполне мог попросить отцов друзей, чтобы их сыновья присмотрели за ним. Это вполне было в духе Малфоя-старшего. А, учитывая, как Кребб с Гойлом выполнили просьбу крёстного его охранять, он ещё сильнее засомневался в искренности их дружбы к нему. Скорее, они просто привыкли, что он их лидер.
А ещё эта помолвка. Он уже в двенадцать был обручён с Панси. Никто его не спрашивал, хочет ли он этого. Родители решили его судьбу и без него. Хотя, стоило признать, что Панси ему нравится. Она единственная ничего не решает за него, лишь благодаря ей, он всё ещё остаётся собой.
- Милорд, - негромкий хлопок отвлёк Драко от размышлений, - Мисс Паркинсон желает вас видеть.
- Панси, - удивился Драко, глядя на домовика, - Она здесь?
- Лорд и леди Паркинсон со своей дочерью были приглашены на обед вашем отцом, милорд, - поклонился домовик и добавил, - Ваш отец встревожен. Он просил спросить, всё ли в порядке, милорд.
- Скажи отцу, что всё хорошо, - ответил юноша, - И пусть Панси поднимется ко мне.
Домовик поклонился и исчез. Через десять минут в дверь негромко постучали.
- Входи, Панси, - разрешил юноша. Девушка вошла и смерила парня задумчивым взглядом:
- Твой отец сказал, что ты почти не выходишь отсюда. Да и Грег с Винсом написали, что ты был не в себе последнее время, - без предисловий выдала девушка и в упор посмотрела на него, - Признавайся, что произошло.
- Панси, всё в порядке, - встал юноша и жестом предложил ей сесть во второе кресло, - Честно.
- И кого ты обманываешь, - Панси недовольно посмотрела на него, - Что-то ведь произошло, и я это вижу.
- Не имеет значения, - попытался уйти от расспросов юноша, но Панси всегда видела его насквозь:
- Драко, ты не забыл, что мы помолвлены, - начала девушка, юноша лишь скривился, - И не надо строить гримасы. Ты можешь обманывать родителей, себя, но только не меня. Ты впервые выглядишь нормально, без той маски, которую я привыкла видеть с детства. И этому должно быть объяснение.
- Что?! - Драко в шоке посмотрел на подругу. Он не думал, что всё так заметно.
- Это вижу лишь я, - как будто прочитала его мысли Панси и презрительно добавила, - Твои родители не захотели увидеть, что ты другой. Они не заметили, что ты не Пожиратель.
- А ты? - в ступоре спросил юноша, во все глаза глядя на девушку.
- А что я, - повела плечами девушка, - Я же видела, какой ты ходил после посвящения. И я испугалась. Испугалась, что ты сломаешься, станешь похожим на своего отца.
- Ты не хочешь, чтобы я был похож на отца?
- Драко, я люблю ТЕБЯ, - девушка подошла и села ему на колени, погладив по волосам, - Но я не знала, как помочь тебе. Боялась, что ты не поймёшь, как ТЫ для меня важен.
- Панси, - волна нежности и любви окатила юношу. Драко взял руку девушки и прижал к сердцу. Он понял, что не может оставить её, - Я не смогу без тебя.
- Ты уходишь? Драко, ты впервые не притворяешься и я… я не хочу потерять тебя.
- Что ты думаешь о Поттере, - решившись, спросил Драко, - И о Грейнджер?
- Поттер… он слишком близорук, - пожала плечами девушка, - Директор манипулирует им, как хочет. Поттер не может заметить элементарных вещей. А Грейнджер слишком желает быть лучшей. Она тоже ничего не видит, уставившись в свои книжки.
- А как же последние полгода, - поднял бровь Малфой, - Ты не могла не заметить, что они ведут себя странно.
- Ты прав, - задумчиво кивнула девушка, - Они очень изменились. Я бы сказала, что они, наконец, стали думать сами. Это Поттер тебя так изменил? Что между вами произошло?
- Он просто включил мои мозги, - усмехнулся юноша, - Я понял, что не один в этом мире.
- А я, значит, не в счёт, - надула губки Панси, насмешливо посмотрев на него.
- Панси, ты – мой ангел, - обнял он девушку за талию, - Просто мне нужна была помощь. А я не думал, что мне кто-то может помочь. Крёстному я боялся поверить, он ведь тоже служит Лорду, а мои друзья меня бы не поняли. А ты, Панси, - но притянул к себе удивительно лёгкую девушку, - Ты такая хрупкая и беззащитная… И я так не хотел тебя втягивать во всё это…
- Мой отец хочет, чтобы я приняла метку, - вздохнула Панси, - Он гордиться, что его будущий зять – Пожиратель. А я... я чувствую, что ты лучше, что ты не похож на них. Убийство – это не для тебя. И мне всё равно: буду я Пожирательницей или нет. Главное, чтобы быть рядом с тобой, хоть на краю земли, хоть в темнице Лорда. Если ты будешь рядом…
- Панси, прости, - юноша нежно поцеловал её руку, - Прости, что хотел оставить тебя.
- Возьми меня с собой, куда бы ты не пошёл, - девушка нежно погладила его по щеке, - Не оставляй меня… Мне не нужна жизнь, если тебя в ней не будет.
Юноша просто не мог уйти без неё. Сказав родителям, что пошли прогуляться, молодые люди вышли за пределы поместья.
- Ты не передумаешь? - посмотрел на Панси юноша, - Если пойдёшь со мной, то уже не вернёшься.
Девушка лишь поцеловала его в щёку и уверенно кивнула. Крепко обняв Панси, Драко воспользовался медальоном, и они переместились.
***
На каменной дороге из неоткуда появились парень и девушка. Буквально в двух шагах от них возвышались ворота, за которыми виднелся старинный замок.
- Где мы? - оглядевшись, посмотрела на парня девушка.
- У замка Поттера, - ответил юноша, посмотрев в сторону ворот.
- Но у Поттеров не было замка. Их семья жила в доме в Годриковой Впадине, - недоумённо произнесла Панси.
- Это замок его матери, - пояснил Драко.
- Но его мать была гряз.. маглорождённой, - возразила Панси, - Да и замок так выглядит, будто принадлежит очень влиятельному и богатому роду.
- Панси, я знаю лишь, что замок принадлежит семье Эванс. У нас с Поттером практически не было времени поговорить. Он объяснил, как сюда попасть, и сказал, что это замок матери.
Панси скептически посмотрела на друга и перевела вновь взгляд на строение, от которого к ним направлялась одинокая фигура.
- Драко, а если меня не пустят? Я ведь не должна была быть здесь. Меня не звали, - Панси вдруг почувствовала необъяснимый страх и волнение.
- Успокойся, - тихо ответил блондин, сжав ладонь девушки, - Я не брошу тебя. Не теперь, когда я понял, что ты для меня значишь. В случае чего, уйдём вместе.
Панси благодарно посмотрела на юношу. В это время к дверям подошёл сам Гарри. Девушка в изумлении посмотрела на богато одетого парня в дорогих очках в серебряной оправе и в тёплой белой мантии. Гарри недоумённо посмотрел на Драко.
- Поттер, это ты? - спросил Малфой, словно пытаясь отделаться от какого-то наваждения.
- Драко, не изволишь объяснить, - приподнял бровь Гарри, красноречиво кинув взгляд на Панси.
- Не мог же я бросить невесту, - высокомерно ответил блондин.
- Что ж, - в тон ему ответил Гарри, - В таком случае, не смею задерживать. Всего хорошего.
Юноша развернулся и не спеша пошёл обратно. Замёрзшая Панси, чуть не плача, смотрела ему в след. Никогда ещё с ней так не поступали. Драко не знал, что делать. Он понял, что своим тоном обидел Поттера. Прокляв свои манеры, он посмотрел на Панси.
- Поттер, я люблю её, - отчаянно крикнул Драко.
Гарри остановился и медленно развернулся в их сторону.
- Не мог сразу сказать? - подходя к воротам и впуская пришедших, ехидно спросил Гарри.
- Прости, привычка, - честно ответил юноша, почувствовав огромное облегчение, когда юноша возвратился.
- Бывает, - кивнул Гарри, принимая извинения.
- Так ты притворялся?! - заметя самодовольную улыбку на лице Поттера, возмущённо воскликнула девушка, - Ты это специально?
- Ну, кто-нибудь же должен Малфоя научить вежливости, - беззаботно улыбаясь, пожал плечами юноша.
- Ах ты, - блондин резко наклонился и взял пригоршню снега, - Да как ты мог?!
- Очень просто, - смеясь, увернулся от снежка Гарри, - Клин клином вышибают.
- Ты знал, что я не один, - бросая второй ком снега, возмущался блондин.
- А ты как думал? - удивленно ответил Гарри, не успев увернуться и бросая ответный снежок, - Что мне сообщили только о тебе?
- Сообщили? - недоумённо посмотрела на него девушка.
- Ну да, здесь живут несколько домовиков, но только члены семьи могут открыть ворота, - пояснил юноша и, открыв двери, сделал приглашающий жест, - Добро пожаловать.
Драко и Панси вошли в красивый холл и шокировано остановились.
- Что, не плохо? - смотря на прибывших, с усмешкой спросил Гарри.
- Но как, - Драко оглянулся на прислонившегося к двери юношу.
- Всё в своё время, Драко, - ответил юноша, - Не думал, что ты так рано прибудешь.
- Панси с родителями приехали на обед. Я не смог оставить её одну, - наплевав на своё воспитание, честно ответил Драко.
- Что ж, в таком случае просим к столу, мистер Малфой и мисс Паркинсон, - раздался с лестницы голос Вернона.
- Здравствуйте, - робко произнесла Панси и шагнула за спину Драко, с интересом смотря на красивого чуть полноватого мужчину.
- Проходите, - усмехнулся Гарри. Сняв чары иллюзии, они с Дадли полчаса изучали изрядно похудевшего отца. Он выглядел теперь намного моложе и привлекательней. Петуния же, наоборот, чуть пополнела, что очень ей шло.
Пройдя вслед за Гарри в небольшую гостиную, Панси ошарашено остановилась на пороге. Гермиону увидеть она ожидала, но Невилла и пропавшую несколько дней назад Полумну...
- Не удивляйся, - буркнул Драко, для которого присутствие в этой комнате данных людей явно не было шоком. Юноша с интересом смотрел на поприветствовавшего их мужчину, севшего рядом с довольно красивой стройной женщиной и на незнакомого парня примерно одного с ним возраста.
- Мои родители – Вернон Грон и Петуния Грон Де Мелори, - представил родителей Гарри, - А так же мой брат, Дадли.
- Родители? Брат? - Панси во все глаза посмотрела на Поттера.
- Грон? Де Мелори? - недоумённо спросил Драко, - Но эти рода давно не существуют.
- А что ты знаешь о наших родах, - с интересом спросил Дадли, изучая блондина.
- Грон – магический род, появившийся в начале тринадцатого века. Последний его представитель был убит на дуэли в середине девятнадцатого века, - ответил Драко, с детства знавший чуть ли не наизусть историю магических родов, - А Де Мелори исчезли где-то в восемнадцатом веке.
- Что ж, ты вполне заслуживаешь «выше ожидаемого», - усмехнулся Гарри, - Только вот рода не исчезли. У Себастиана Де Мелори был сын, а у Джона Грона был младший брат, Николас.
- Но я бы знал, - возразил юноша.
- Вряд ли, - ответила Петуния, - Николас Грон родился сквибом, и мало кто знал о его существовании, а после смерти брата он просто оставил магический мир, уйдя к маглам. Де Мелори тоже остались без магии, и стали жить среди маглов.
- Но как же вы стали родителями Поттера? - не могла понять Панси.
- Представлю по-другому, - усмехнулся юноша, - Мои родственники – Вернон, Петуния и Дадли Дурсль.
- ДУРСЛЬ?! – одновременно воскликнули Панси и Драко, не в силах ничего больше сказать.
- К вашим услугам, - насмешливо поклонился Дадли.
- Но… как? - жалобно спросила Панси.
Следующие несколько часов молодых людей посвящали в историю двух древних родов. Домовики приготовили замечательный обед. Теперь замок стал новым домом и для Панси Паркинсон и Драко Малфоя, которые с огромным облегчением и благодарностью сейчас слушали приютивших и поверивших им людей.
***
Настал вечер. Панси с Драко разместили недалеко от комнат остальных ребят. Петуния и Вернон уехали в Лондон на новой машине, купленной несколько недель назад. Дадли устроил для остальных небольшую экскурсию: показал великолепную лабораторию, древнюю библиотеку и достаточно большой зал, который можно было использовать для тренировок. К вечеру все вновь собрались в малой гостиной.
- И куда вы ездили? - Дадли с интересом посмотрел на родителей, - Мы же, вроде, скрываемся.
- Вы – да, а нам чего бояться, - насмешливо поднял бровь Вернон, - К тому же сегодня Рождество, в Лондоне полно народу.
- Рождество? - семь подростков ошарашено посмотрели на взрослых. Они совершенно забыли, что сегодня праздник.
- Мам, как ты могла не напомнить, - Дадли с укором посмотрел на Петунию.
- Дадли, перестань. Я ведь тоже забыл о празднике, - шепнул Гарри на ухо брату.
- Но ты ведь был занят, волновался, - так же тихо возразил Дадли, - А я сидел здесь и ничего не делал.
- Только не говори, что не ждал меня, - усмехнулся юноша, ободряюще сжав плечо брата.
- Ладно вам, мы все забыли, - Гермиона насмешливо посмотрела на парней, а затем перевела взгляд на слизеринку, - Даже Панси.
- Я помнила, - возмутилась девушка, которая по-прежнему старалась держаться рядом с Малфоем.
- Ага, когда уезжала из Хогвартса, - поддел Гарри.
- Я помнила сегодня утром, - обиженно выдала та.
- Поттер, тебе доставляет особое удовольствие доводить меня и Панси, - уничтожающе посмотрел на юношу Малфой, за что получил благодарный взгляд от своей девушки.
- Ага, - усмехнулся Гарри и чуть ойкнул, получив толчок от брата, - За что?!
- Чтоб меньше важничал, - серьёзно сказал Дадли, вызвав у присутствующих искренний смех, разрядивший обстановку.
- Не волнуйтесь, без подарков не останетесь, - произнёс Вернон, всё ещё улыбаясь.
- Так вот зачем вы ездили, - понял Гарри.
- Не только, мы ездили ещё и в банк, - сказала Петуния.
- В банк, - Гарри удивлённо посмотрел на брата.
- Несколько недель назад родители решили съездить в Гринготс. Помнишь красную коробочку в маминой шкатулке? Там лежал перстень и небольшой ключик. Так вот, ключ этот от сейфа Де Мелори, - пояснил Дадли.
- И вы пошли в Гринготс? Просто так? - Гарри неверяще уставился на родителей.
- А почему бы и нет, - пожала плечами Петуния и принялась рассказывать.

«Ретроспектива
В начале декабря к «Дырявому котлу» подъехала самая обычная магловская машина, из которой вышли два человека. Зимняя одежда не позволяла их хорошо разглядеть. Пройдя сквозь бар, Вернон и Петуния остановились у каменной стены. Палочек у них не было, но женщина притронулась к стене перстнем, который был на её левой руке, и стена тот час образовала проход.
Не останавливаясь, двое взрослых прошли мимо магазинов и вошли в холл банка. Гоблины, сидящие за длинной стойкой, с удивлением посмотрели на вошедших. Клиентов в этот день было немного, и гоблины явно не ожидали увидеть маглов, которые приходили лишь летом и в рождественские каникулы, желая обменять деньги. А в том, что перед ними маглы, гоблины не сомневались, – слишком безупречно была подобрана магловская одежда, да и волшебных палочек у людей не было.
Вернон и Петуния растеряно огляделись. К ним подошёл один из гоблинов, работающих с маглами.
- Господа, могу ли вам чем-нибудь помочь, - вежливо поинтересовался гоблин.
- Нам хотелось бы видеть хранителя нижних уровней, - уверенно произнесла Петуния, обрадованная, что один из гоблинов сам предложил помощь.
- Одну минутку, мадам, - не сумев скрыть удивления, ответил гоблин.
Минут через пять в зал вошёл довольно мрачный на вид гоблин и, недовольно посмотрев на их помощника, направился к клиентам.
- Меня зовут Дорот. Чем могу служить, - представился гоблин.
- Если не возражаете, мы бы хотели поговорить с вами без свидетелей, - недовольно сказал Вернон, заметя очередной взгляд в их сторону.
- Прошу за мной, - поджал губы гоблин. Он был уверен, что эти люди не могут быть его клиентами. На нижнем уровне были только древние сейфы, принадлежащие некогда самым влиятельным волшебникам. Даже сейфы Малфоев были выше.
Войдя в небольшую комнатку, гоблин предложил людям довольно неудобные стулья и сел за стол, посмотрев на «клиентов». Вернон посмотрел на жену, явно недовольную таким пренебрежительным отношением, и перевёл взгляд на гоблина:
- Не могли бы вы сказать, кто был тот гоблин, который вас позвал, - довольно холодно спросил мужчина, усевшись на предложенный стул.
- Гайон? Мальчишка, три года работает в банке, обслуживает маглов, - скривившись, выдал гоблин.
- Мы хотели бы сделать его своим управляющим, - сказал мужчина не терпящим возражения тоном.
- Так вы не маглы? - недоверчиво спросил гоблин.
- Мы сквибы, - ледяным тоном произнесла Петуния.
- И, поскольку в нашей семье родились волшебники, хотели бы подтвердить права на имущество рода, - Вернон успокаивающе взял жену за руку.
- В таком случае, вам необходимо поговорить с хранителем уровня, на котором находится сейф ваших предков, и вы вполне можете выбрать управляющего, если пожелаете, - чуть более дружелюбно отозвался гоблин.
- Это вы и есть. А наш управляющий – господин Гайон, - еле удержалась от крика Петуния. Гоблин изрядно её раздражал.
- Сейфы, находящиеся на моём уровне, принадлежат волшебникам времён Основателей, - возразил гоблин, - Если вы назовёте фамилии последних в вашем роду волшебников, вероятно, я смогу помочь найти ваш сейф. Но вам необходимо будет подтвердить свою принадлежность к роду.
- Мы подтвердим, но лишь в присутствии господина Гайона, - процедил Вернон, - Будьте добры позвать его.
Гоблин, еле сдерживая себя, вышел из комнаты. Минут через десять он вернулся вместе с помогшим им гоблином.
- Мне сказали, что вы желали бы сделать меня управляющим, - сдерживая восторг, произнёс гоблин. Он, действительно, был сравнительно молод, и явно не мечтал, что станет управляющим всего через три года работы. Тем более, он работал с маглами, что считалось самой низшей должностью гоблина, в то время как управляющий, пусть даже только появившегося рода, считался представителем элиты, как мракоборцы среди магов.
- Надеюсь, вы не возражаете, - потеплевшим голосом спросила Петуния.
- Я буду счастлив, - искренне сказал гоблин, на что Дорот, сердито посмотрев на него, пробурчал что-то типа: «В семье не без урода».
- Не могли бы вы немного рассказать о себе. Были ли в вашем роду управляющие, - дружелюбно спросил Вернон.
- Мой дед, - с охотой начал гоблин, - Был последним управляющим семьи Де Мелори. Он до смерти ни кому не раскрывал тайны этого рода, но всегда говорил, что они вернуться. А мой отец работает в отделе безопасности. Отвечает за надёжность защиты сейфов.
- И не строит несбыточные надежды, - проворчал старый гоблин.
- Вы нам подходите, - с улыбкой сказал Вернон. Петуния согласно кивнула.
- Что ж, - недовольно сказал хранитель нижних уровней, - Мы проведём ритуал, и к Рождеству Гайона возведут в ранг управляющих. Вас это устроит?
- Вполне, - кивнула Петуния, - И не могли бы вы уточнить родословную моего мужа?
- Есть соответствующий обряд, это недолго, - молодой гоблин вышел и буквально через несколько минут вернулся с небольшим каменным кубком с прозрачной жидкостью.
Объяснив, что надо делать, гоблин с интересом стал наблюдать за происходящим. Вернон, проколов палец, капнул три капли крови в кубок. Прозрачная жидкость стала синей, а затем фиолетовой. Старый гоблин в изумлении смотрел на это. Такая метаморфоза могла означать, что мужчина принадлежит древнему чистокровному роду, о чём свидетельствовал синий цвет, а фиолетовый говорил, что мужчина – сквиб, притом по-прежнему чистокровный. Кубок окутал синий дым и перед Верноном появился пергамент. Петуния, взяв его, только хмыкнула:
- Мы правильно определили твой род, - улыбнулась она, - Ты действительно Грон.
- Что?! - не выдержал старый гоблин, в шоке посмотрев на клиентов.
- И где же сейф Гронов, - подняв бровь, спросил мужчина.
- Третий уровень, - выдал гоблин, успевший взять себя в руки.
- Тогда, думаю, стоит начать с моего, - удовлетворённо посмотрев на неприветливого гоблина, сказала Петуния.
- Мадам, хотите тоже пройти обряд определения, - вежливо спросил молодой гоблин, который значительно спокойнее воспринял информацию о родословной мужчины. Он всегда верил в чудеса, что часто выходило ему боком.
- Благодарю, но в этом нет необходимости, - улыбнулась Петуния, и лукаво посмотрела на гоблина, - Возможно, вы сможете узнать этот герб.
Женщина сняла кольцо и передала его в руки будущему управляющему. Гайон, посмотрев на перстень, поднял счастливый взгляд на клиентку, улыбка сама расплылась на лице гоблина.
- С возвращением, миледи, - церемониально поклонился гоблин, отдавая кольцо Петунии.
Старый гоблин, кинув взгляд на перстень, замер от неожиданности. До него медленно дошло, что раз женщина смогла надеть перстень, то она – прямая наследница. А это означало, что перед ним леди Де Мелори».

- Значит, у нас есть управляющий? - Дадли вопросительно посмотрел на мать.
- Да, сегодня мы провели ритуал, и Гайон приступил к своим обязанностям, - кивнула Петуния.
- А как другие гоблины, - с интересом спросил Гарри.
- О, они целой толпой нас убеждали, что Гайон слишком молод, что его держат лишь потому, что он нравиться клиентам, что мы должны выбрать кого-нибудь более подходящего, - рассмеялся Вернон.
- Но мы были непреклонны, - поддержала мужа Петуния.
- Представляю, какого им, - улыбнулся Малфой, вспомнив управляющего своей семьи, - Какой-то юнец теперь выше их по рангу. И как вы нашли такого гоблина.
- Это судьба, - вместе сказали супруги и вновь рассмеялись, вспомнив, какие похоронные лица были у гоблинов после завершения ритуала.


Глава 17. Новая сила

После известия о том, что Гермиона не вернулась в Хогвартс, Люпин совсем пал духом. Он не мог объяснить, но он чувствовал, что девушка с Гарри. Но вот где они, никто сказать не мог. Больше всего Люпина тревожило, что в машине нашли палочку Гарри, а это означало, что юноша не сможет себя защитить. Оставалось только надеяться, что Волан-де-Морт не причём. Хотя надежда с каждым днём угасала.
- Люпин, нам необходимо поговорить, - в комнату вошёл человек с угольно-чёрными волосами.
- И кто вы, - безразлично посмотрел на незнакомца Ремус. Он находился в новой штаб-квартире, любезно предоставленной одним из орденцев. «Нора» явно не подходила для штаба, и Дамблдор, наконец-то, нашёл ей замену.
- Ты меня не узнал, - насмешливо изогнул бровь говоривший. Люпин внимательнее посмотрел на него:
- Снейп, - в шоке произнёс мужчина. Он явно не ожидал увидеть зельевара в штабе посреди учебного года.
- А мне показалось, что ты не пил, - язвительно сказал мастер зелий.
- Я и не пил, - ответил Люпин, все мысли которого были заняты Гарри, - И нам явно не о чем с тобой разговаривать.
- Ошибаешься, - спокойно посмотрел на оборотня Снейп.
- И почему же, - Люпин как-то отстранённо посмотрел на него, - Мне всё равно, что ты скажешь.
- Даже если это будет касаться Поттера, - вкрадчиво спросил зельевар.
- Что ты знаешь о Гарри? - Люпин резко выпрямился в кресле, в глазах появилась надежда.
- А говорил, что всё равно, - усмехнулся Снейп.
- Что тебе известно, - не обратил внимания на его слова Люпин.
- Ты в курсе, что сын Малфоя пропал? - вместо ответа спросил Северус.
- А это тут причём? - удивился оборотень.
- Они могут быть вместе, - ответил Снейп.
- Гари и Драко? Да они на дух друг друга не переносят, - возразил Люпин, вспомнив тот год, когда преподавал в школе.
- Да неужели, - Снейп бросил на двери запирающие и заглушающие чары, а также чары недосягаемости, на случай появления чересчур любопытных братьев Уизли.
- Насколько я видел, - уверено сказал оборотень, настороженно следя за действиями зельевара.
- А я вот месяц назад потерял такую уверенность, застав их в ванной комнате посреди погрома и пожимающих друг другу руки.
- Что? Этого быть не может, - явно не поверил Люпин.
- И тем не менее, - спокойно возразил мастер зелий, - Притом оба были целы, а ощущение такое, что хотели убить друг друга.
- Я всё равно не пойму, как Малфой связан с исчезновением Гарри.
- Как раз наоборот, это Поттер виноват, что Драко исчез, - Снейп сел в кресло и изучающее посмотрел на оборотня.
- Зачем ты это рассказываешь, - посмотрел на мастера зелий Ремус.
- Я думал, ты сам придёшь, - ответил Северус.
- Я хотел, - немного помолчав, с болью сказал оборотень, - Но не смог перешагнуть через прошлое.
- И это для тебя важнее мальчишки?
Люпин посмотрел на зельевара и понял, что тот прав. Боль и ощущение своей никчёмности пронзило его сердце. Он не мог верить этому человеку. Он знал, что Снейп – Пожиратель. Он не смог перешагнуть через память друзей, не смог пойти к врагу, даже ради Гарри…
- Для тебя так важно, что было между мной и Джеймсом? Так слушай, - чуть побледнев, начал Снейп, - Всё дело в Лили. Я ЕЁ ЛЮБИЛ. Я жить без неё не мог, а твой друг это знал, за что и ненавидел. А Сириус, как названный брат, вовсю поддерживал Джеймса. Ты не задумывался, почему я тогда полез под иву? Да, я догадался, кто ты, я хотел проверить, а Сириус так любезно сказал, как мне попасть в проход. Я боялся, что Джеймс потащит Лили с собой. Я не подумал, что это был глупый поступок. А Поттер спас меня не потому, что осознал последствия шутки своего друга. Он знал, что я дорог его девушке, он сделал это ради неё.
- Но Лили некогда не говорила о тебе, - неуверенно возразил Люпин.
- Она выбрала Поттера, - с болью сказал зельевар, - Мы жили с ней неподалёку. Она была моей единственной подругой и… любимой. Я никогда не мог простить, что обозвал её тогда «грязнокровкой». Ей не нравился Джеймс, но она на меня обиделась. А потом… потом она действительно полюбила Поттера, а я её потерял. Я не мог вынести этого, я пошёл служить Лорду. Это я услышал то пророчество, я рассказал его Волан-де-Морту.
- Как ты мог, - посмотрел на него Ремус, - Из-за тебя они умерли! И ты ещё говоришь, что любил её?!
- Я не знал. Пророчества редко сбываются, - Северус, заметя, что оборотень потянулся к палочке, резко кинулся вперёд и вжал мужчину в кресло, смотря в глаза, - Я умолял, умолял пощадить её. Я пошёл к Дамблдору, но наш директор ничего не сделал. НИЧЕГО. Ты не представляешь, как мне больно смотреть в глаза их сыну, в ЕЁ глаза.
- Твой Лорд не хотел её убивать, - неожиданно сказал Люпин, перестав сопротивляться, - Когда я обучал Гарри вызову Патронуса, он вспомнил события того дня. Лили сама выбрала смерть. Она готова была на всё, лишь бы Лорд не тронул её сына.
- Теперь ты знаешь правду, - Северус оттолкнулся, освобождая оборотня, и сел обратно в кресло, опустив голову.
- Но зачем? Зачем ты рассказал это, - Люпин был поражён. Теперь всё встало на свои места, и, как ни странно, ему было жаль сидящего напротив человека. Он не винил его в смерти друзей, он просто не мог винить… Это было лишь стечение обстоятельств, теперь Ремус это знал.
- Зачем, - горько усмехнулся Северус и поднял голову, смотря в янтарно-коричневые глаза оборотня, - Из-за Драко, я не могу потерять и его.
- Но я не видел, чтобы сын Малфоя был тебе дорог, - удивлённо посмотрел на него Люпин.
- Он мой крестник, - с нежностью сказал зельевар, - Сын Люца мне дороже жизни. У меня не будет детей, я никогда не забуду Лили, но Драко… Он мне как сын. Он – единственный, кто мне дорог, а Лорд убьет его за предательство.
- Предательство? - непонимающе спросил Ремус, всё больше убеждаясь, что никогда не знал этого человека. Человека, способного на любовь, способного раздавить свою гордость ради малейшего шанса на спасение того, кто ему дорог.
- Люц настоял, чтобы Драко принял метку. Ему дали задание, но Драко его не выполнил. Он осознанно не стал выполнять его. Он сбежал. А Лорд сегодня узнал об этом.
- Лорд узнал, - Люпин похолодел, - А о Гарри?
- Он узнал обо всех пропавших. Ему доложил Эйвери, его сын учится в школе. Люц еле жив остался от Круцио Лорда. Паркер тоже получил за дочь. Он отрёкся от девочки. Лорд обещал убить обоих. Теперь Пожиратели ищут Драко, Панси, ну и Поттера, конечно.
- А Панси причём, - совсем запутался Ремус.
- Она ушла с Драко, - ответил Снейп.
- Но почему ты решил, что они вместе?
- Драко после того случая изменился. Я приставил к нему Кребба с Гойлом, но, видимо, мало помогло. Я предлагал ему помощь, но мальчик мне не верит, - сказал зельевар.
- И неужели ты думаешь, что я могу помочь? - внимательно посмотрел на него Ремус.
- Нет, не думаю, - ответил Снейп, - Просто нет сил смотреть, как ты медленно умираешь. Ты не только себя погубишь, но и свою метаморфиню.
- А Тонкс причём? - удивился оборотень.
- Она любит тебя, - как-то странно посмотрел на него зельевар.
- Меня? Но я же… оборотень.
- Ей всё равно. Когда же ты поймёшь это, - посмотрел в упор Снейп.
Они говорили ещё долго. Ремус рассказал о себе, о последних словах Гарри перед тем, как мальчик пропал. Наконец, Северус поднялся.
- Я предлагаю объединить наши усилия.
- Ты предлагаешь искать их вместе? - уже не удивляясь, спросил Ремус.
- Приходи в следующие выходные в Глоунтон, Паучий тупик, дом 5. Там моя квартира. Можешь взять и Тонкс, если захочешь. Уверен, она пойдёт с тобой.
- Я приду, - решительно сказал Люпин.
Снейп, кивнув, вышел. А Ремус ещё долго обдумывал все слова зельевара.
***
В субботу утром на одной из улочек небольшого магловского городка Глоунтона появились из неоткуда два человека.
- Ремус, ты уверен, что это не ловушка? - спросила худенькая девушка с красно-чёрными волосами.
- Нет, но я не верю, что он стал бы обманывать, - ответил мужчина.
Оглядевшись, они пошли вдоль улицы, читая названия. Наконец, они обнаружили нужный переулок и свернули в Паучий тупик. Пройдя несколько полуразрушенных домов, они остановились у последнего, окна которого были плотно занавешены. Люпин вздохнул и решительно постучал.
- Не думал, что ты будешь так рано, - открывая дверь, произнёс мастер зелий.
Тонкс, прошедшая за Ремусом, инстинктивно держала руку на рукояти палочки и старалась не отходить от мужчины. Они оказались в небольшой темноватой гостиной, полки по стенам были уставлены книгами, большинство из которых были в старинных кожаных переплётах. У небольшого камина был диван и несколько старых кресел, в одном из которых сидел человек.
- Люпин? - Люциус удивлённо посмотрел на вошедших.
- Малфой, - Тонкс моментально выхватила палочку и навела на блондина, но Ремус осторожно опустил её руку и, посмотрев на девушку, чуть заметно качнул головой. Тонкс, удивлённо посмотрев на него, нерешительно убрала палочку.
- Думаю, вы не откажитесь от чая, - насмешливо наблюдая за гостями, сказал Северус. Через минуту на небольшом столике появилось четыре чашки с чаем и небольшая плетёная ваза со сладостями.
- Сев, ты же не хочешь сказать, что они будут с нами, - пристально наблюдая за Люпином и Тонкс, севшими на диване, спросил Малфой.
- А ты против? - изогнул бровь мастер зелий.
- Я не думаю, что это хорошая идея. Они за Дамблдора, - сохраняя ледяное спокойствие, надменно сказал блондин.
- Значит, вы признаёте, что служите Тёмному Лорду, - посмотрела на него Тонкс. Блондин лишь презрительно скривился.
- Ремус рассказал вам, о чём мы с ним говорили? - спросил Северус, садясь в кресло. Чашки, подчиняясь его палочке, остановились перед гостями.
- В двух словах, - сказала Тонкс, подозрительно смотря на чашку.
Северус почувствовал немалое облегчение, поняв, что оборотень не выдал его тайн. Ремус лишь кивнул, заметя взгляд зельевара.
- Так зачем ты с ним говорил, - чуть наклонил голову Малфой, смотря на мастера зелий.
- А разве нам помешает их помощь? - приподнял бровь Северус.
- И они могут помочь, - недоверчиво посмотрел на него Малфой.
- У них та же цель, - кивнул зельевар.
- Ты по-прежнему считаешь, что Драко с Поттером?
- Я не верю в случайности. И не думаю, что исчезновение шестерых подростков – просто совпадение.
- Так вы думаете, что они все вместе? - скептически спросила Тонкс, посмотрев на Снейпа и отставляя от себя нетронутую чашку.
- А у вас есть другое объяснение, - насмешливо глядя на неё, спросил мастер зелий.
- Это слишком неправдоподобно, - гордо выпрямилась девушка, - Гарри ни за что не объединился бы с сыном Малфоя.
- Гарри мог его пожалеть, - возразил молчавший до сих пор Ремус, - Попытаться помочь.
- Помочь? Моему сыну? - насмешливо посмотрел на оборотня Малфой, - Драко не нуждался в помощи. Особенно от Поттера.
- Да неужели, - с сарказмом произнёс Люпин.
- Перестаньте, - Северус обвёл всех недовольным взглядом, - Посмотрите, что мы имеем. В первые несколько дней каникул пропадают шесть старшекурсников. Притом, достойное объяснение есть лишь у мисс Грейнджер, якобы уехавшей с родителями.
- Значит вы, как и Рем, не верите, что Гермиону увезли её родители? - внимательно посмотрела на него Тонкс.
- Более вероятно, что девочка спрятала родных и отправилась с Поттером, либо они где-то все вместе, - кивнул зельевар и продолжил, - Драко, Панси и Гарри ищут теперь все до одного Пожиратели во главе с Тёмным Лордом. С другой стороны, Поттера, Грейнджер, Долгопупса и, за одним, Лавгуд ищет чуть ли не весь наш птичий Орден. И в довершение, Полумну, Невилла и Гарри ищет половина мракоборцев Министерства. И, несмотря на то, что вся магическая Англия занята поисками, их уже месяц не могут найти.
- Вы думаете, они не в Англии? - Тонкс удивлённо на него смотрела.
- Могут быть и в Англии, - пожал плечами Снейп, - Но тогда это должно быть место с невероятно мощной защитой, либо магловкий район, где никто не подумает искать их.
- А если Гриммо, - поражённый догадкой, воскликнул Люпин.
- Гриммо? - удивлённо спросил Люциус, - Там ведь, насколько я знаю, находиться дом Блеков. Мы с Цисси как-то навещали Вальпургу, когда она была жива.
- Это дом Поттера. Ему оставил его в наследство Сириус Блек, - пояснил Северус, задумчиво смотря на Люпина.
- Так это он был штаб-квартирой Ордена Феникса? - не сумел скрыть любопытства Малфой.
- Да. И Поттер не дал разрешение на его использование. Дамблдор потерял власть Хранителя, дом для всех закрыт, - ответил мастер зелий, - И вполне вероятно, что дети именно там.
- Но мы не можем это проверит, - тяжело вздохнул Ремус, - У нас нет доступа в дом.
- А если установить слежку? - Тонкс посмотрела на Снейпа, а затем перевела взгляд на Люпина, - Рем, если он там, и если он тебя увидит, то обязательно свяжется с тобой. Я уверена.
- Надеюсь, - кивнул Ремус.
- Значит, мы вместе? - посмотрел на них Снейп. Люпин и Тонкс согласно кивнули.
- Ну хорошо, - согласился Малфой, - Есть Министерство, Орден и Пожиратели, а мы тогда кто? На чьей будем стороне?
- Ну, явно не на стороне Лорда, - скривилась Тонкс.
- И не за Дамблдора, - тут же сказал Малфой.
- Почему, - возмутилась девушка.
- Возможно, к вам, мисс, директор и благосклонен. А вот всех чистокровных, попавших в Слизерин, он не глядя записывает в изгои. Я сам это прошёл, учась в школе, и не уверен, что Дамблдор изменился.
- Но в Северуса он верит, - упрямо возразила Тонкс.
- Да, верит, - презрительно скривился Снейп, - Он просто считает, что я ему всем обязан, после того, как он спас меня от Азкабана. Он даёт задания, никогда не объясняя своих мотивов, и он ничего не сделал, когда единственный раз я просил его о помощи.
- А почему ты не ушёл, - вдруг спросил Люпин.
- А куда я могу идти? К Лорду? - горько усмехнулся Снейп, - Пока я двойной агент, меня никто не трогает. Но, поверь, стоит мне уйти, как меня будут искать и те, и другие, да ещё и Министерство привяжется. Поттеру в этом случае больше повезло, убить его хочет только Лорд, а вот мне ни от какой стороны ничего хорошего ждать не придётся.
- Хорошо, но не можем же мы быть на стороне Министерства, - посмотрела на мужчин Тонкс, - Дамблдор хоть знает, что делает.
- О да, ваш Дамблдор много что знает, - усмехнулся Малфой, - Особенно это касается вашего юного героя. Вы никогда не думали, мисс, почему первокурсники добрались до философского камня? Почему его спрятали именно в школе? Почему ребёнок сражался с василиском? Почему директор не запретил участвовать ему в Турнире? И почему не рассказал о пророчестве? Знаете, я был крайне удивлён, когда понял, что Поттер понятия не имеет о причине, по которой Тёмный Лорд так настойчиво хочет убить его. Лорд никогда его не обманывал, он говорил вашему герою лишь правду, которой так мало было от директора. Насколько я понимаю, именно Лорд объяснил Поттеру, да и нам, Пожирателям, почему он не смог убить его. Дамблдор не потрудился сказать это сам. И вы будете защищать директора?
- Я… но… - Нимфадора впервые в жизни не знала, что ответить. Она всегда считала директора непогрешимым, она никогда и мысли не могла допустить, что Дамблдор может ошибаться. Но сейчас ей нечего было возразить, Малфой был прав.
- Вот видите, мисс, - удовлетворённо кивнул аристократ, - А Лорд требует от Пожирателей только верности, его приказы всегда предельно ясны. Даже если это просто нападения на маглов, которое у нас считается за развлечение. Любое нападение отвлекает Министерство и Орден, и те на время забывают, чем должны заниматься, и толпами бродят в поисках свидетелей для выяснения всех обстоятельств. И заметьте, когда Министерство так любезно игнорировало возвращение нашего повелителя, не было ни одного нападения. Мы действовали скрытно, привлекая на нашу сторону всех, кого могли. Единственный приказ, который заметило Министерство, был Азкабан. Но тут всё удачно свалили на Блека. Даже дементоры, присоединившиеся к нам, ушли из тюрьмы только после того прискорбного случая в Министерстве, где, к сожалению, министр успел заметить Лорда.
- Да у вашего Лорда просто мания мирового господства, - возмутилась Тонкс, - И, раз он вам так нравиться, почему вы здесь?
- Как я уже сказал, Лорд не терпит предательства. А Драко его предал, - спокойно ответил Люциус, - Лорд прямо сказал, что убьет его. Неужели вы думаете, что я хочу потерять сына?
- А где же лорд Паркинсон? Рем сказал, что Панси тоже хотят убить, - спросила Тонкс.
- Паркер отрёкся от дочери, - вмешался Снейп, - Он полностью на стороне Лорда.
- Значит, мы с Министерством, - подвела итог девушка.
- Ага, и кто нас там примет, - усмехнулся Люпин, - Ладно, ты и Малфой имеете доступ. Северус может стать тройным шпионом, но рано или поздно кто-то из Орденцев или Пожирателей заметит его в Министерстве. Да и Фадж примет его скорее за шпиона Дамблдора. А меня даже на порог не пустят, уж мисс Амбридж постарается.
- Но не можем же мы вчетвером быть против всех? - яростно возразила Тонкс.
- А дети, выходит, могут, - изогнул бровь Снейп, за что получил недовольный взгляд от девушки.
- Тем более, нас пятеро, - согласился Малфой и пояснил, - Нарцисса осталась дома.
- И как ваша жена может помочь? - скептически спросила Тонкс.
- А ты, - усмехнулся Люпин.
- Я работаю в Министерстве, состою в Ордене, - возмутилась девушка, - В конце концов, я – мракоборец.
- Уверен, что Нарцисса нам очень поможет, - примиряющее сказал Снейп, - Она всегда в курсе последних новостей. Даже, зачастую, знает больше, чем мы с Люцем.
- И как же ей это удаётся, - с интересом посмотрел на собеседников Люпин.
- Цисси отлично ладит с женщинами нашего круга. Они нередко устраивают приёмы, где обсуждают последние новости, делятся мнениями, - улыбнувшись, сказал Малфой.
- Сплетничают, - резко сказала Тонкс, - В этом нет ничего хорошего.
- Только женщины бывают так строги, - покачал головой Люциус, - А вы, между прочим, по матери Блек, и тоже могли бы составить Цисси компанию. Тем более, если вы не пожелаете, никто вас не узнает. Вы ведь, насколько я знаю, метаморфиня, что весьма ценно для нас.
- Ни за что! - гордо выпрямилась Тонкс, - Я не опущусь до сплетен и так называемых светских приёмов.
- Как пожелаете, - чуть поклонился Малфой.
- Итак, мы теперь вместе, - прекратил Снейп бессмысленный спор, - Я буду следить за директором, Лордом и Орденом; Люц – за Пожирателями и Министерством; Тонкс – за аврорами и теми, кто в Ордене занят поисками; Нарцисса будет держать под контролем обстановку в обществе; ну а ты, Ремус, следишь за площадью Гриммо. И очень надеюсь, что нам повезёт. Мы должны опередить любую из сторон, дети должны быть с нами.
Так в магическом мире появилась новая сила. Всего пять человек встало на защиту пропавших подростков. Пожиратель, шпион, оборотень, метаморфиня и леди отныне были вместе. На следующий день, собравшись, они провели небольшой обряд, скрывший навсегда их тайны. Теперь ни Дамблдор, ни Лорд, ни сыворотка правды не смогли бы вырвать из их уст признание. Любая тайна, связывающая всех пятерых, могла открыться только с их общего согласия. Так было безопаснее и так теперь будет всегда. Только смерть может освободить человека от связи единства. Откинув прошлое, забыв о ненависти, раздавив свои принципы, они все пошли на это. Они рассказали то, что хотели скрыть, они полностью доверились друг другу, скрыв от посторонних свою жизнь и воспоминания. Теперь они не могут предать, предательство будет стоить им жизни. Они не могут уйти, не могут отказаться. Они связаны, навсегда.


Глава 18. Палочки

Уже три недели жили подростки в замке. За это время они успели сдружиться. Целыми днями они возились в лаборатории. Гермиона помогала освоить зельеварение Дадли, Драко помогал Невиллу, Панси – Полумне, а Гарри, усердно соблюдая все инструкции, сам пытался понять этот сложный предмет.
Неожиданно Драко схватился за стол и резко побледнел, лицо скривилось от боли.
- Драко? - Невилл отвлёкся от зелья, удивлённо посмотрев на блондина.
- Погаси огонь, - сквозь зубы прошипел Малфой.
Невилл погасил пламя, с беспокойством посмотрев на тёмно-зелёное зелье, которое опасно дымилось.
- Что случилось? - Гарри, погасив своё, подошёл к блондину.
- Метка… он вызывает, - еле выговорил Драко, пальцы рук которого побелели от напряжения, а на лбу выступила испарина.
- Он узнал, - испуганно прошептала Панси. Все уже были около блондина.
- Закатай рукав, - решительно вытащила палочку Гермиона.
Драко уже мутило от боли, в глазах темнело. Панси, осторожно обняв его, медленно закатала рукав. Метка ярким пятном выделялась на бледной коже, вокруг метки рука покраснела. Гермиона коснулась палочкой жуткого знака, Драко приглушённо вскрикнул, не в силах терпеть боль. Но вот от палочки распространился блаженный холод. Малфой благодарно посмотрел на девушку, устало прижавшись к Панси, которая так и стояла, обнимая его.
- Спасибо, - чуть дрогнувшим голосом выдохнул он.
- Не за что, - Гермиона убрала палочку, - Будет действовать в течении часа. Обезболивающее заклятие. Обычно применяют при ранениях, вывихах и ожогах. Думаю, надо срочно заняться лечебной магией. Вряд ли Лорд так легко отступит, и мало ли где нам понадобятся лечебные заклинания.
- Ты права, - согласился Гарри, - Лечебная важнее зельеварения. Тем более, за эти недели я устал от зелий.
- Гарри! - возмущённо посмотрела на юношу Гермиона, - Зелья очень важны. Никакое заклятие не спасёт от яда. А противоядия можно научиться готовить, только отлично владея зельеварением. Кроме того, в Лечебной магии тоже есть курс зельеварения, и очень важный.
- Я знаю, но нельзя ли хоть немного отдохнуть, - умоляюще посмотрел он на девушку.
Гермиона, смотря на Гарри, не смогла скрыть улыбки. Остальные тоже рассмеялись, слишком уж забавно выглядел юноша.
- Ладно, - произнесла Гермиона, нежно проведя рукой по щеке парня, - Оставим на время зелья.
- Ты меня спасла, - Гарри поймал её руку и прикоснулся губами к тыльной стороне ладони.
Убрав ингредиенты и котлы, ребята покинули лабораторию. В библиотеке они увидели Вернона и Петунию, которые уже несколько недель изучали родословные и историю родов.
- Как успехи? - поднял голову Вернон, посмотрев на ребят.
- Лорд узнал о побеге, - без предисловий выдал Дадли.
- ЧТО?! - Петуния резко выпрямилась, несколько свитков упали на пол, но женщина не обратила на это внимания, - Откуда такая информация?
- Он вызывал меня через метку, - ответил Драко, всё ещё неестественно бледный.
- Здесь он нас не найдет, - сказал мужчина и посмотрел на блондина, - Теперь ты не можешь вернуться.
- Я знал, на что иду, - кивнул Драко, - И не жалею.
- Что ж, думаю, палочки понадобятся всем, - решительно посмотрела на ребят Петуния, - Спускайтесь в гостиную, мы сходим за шкатулкой.
Петуния, взяв с собой мужа, направилась в сторону их спальни. Ребята вышли следом, направившись в гостиную.
- Что за палочки? - поравнялся с Гарри блондин.
- А ты не заметил мою? - Гарри достал палочку и продемонстрировал Малфою.
- Я такой никогда не видела, - удивилась Панси, тоже посмотрев на палочку.
- Из чего она? - недоумённо спросил Драко.
- Серебро, рог единорога и аквамарин, - улыбнулся Гарри, смотря на ошарашенное лицо Малфоя.
- Но так не бывает, - неуверенно сказала Панси.
- Палочки были подарены нашему роду эльфами. Они не могут выбрать человека, который способен предать. Хотя, до Гермионы только одному другу семьи хватило сил повелевать палочкой.
- Кому? - любопытно спросила Луна, шедшая рядом.
- Мы не знаем имени, - пожал плечами юноша.
- А если спросить у портретов? Возможно, кто-то из них помнит, - предложила девушка.
- Ага, ты их видела? - поравнялся с ними Дадли, - Одни старики. Да у них такой вид, что подходить не хочется. Если бы изредка не моргали, я бы вообще сказал, что портреты не волшебные.
- Ну не скажите, - усмехнулся кто-то с ближайшей картины.
Ребята остановились и с удивлением посмотрели на изображённого юношу. Юноша был одет в костюм начала 17 века, чёрные волосы спускались до плеч, ярко-синие глаза с интересом рассматривали ребят. Достаточно хрупкого телосложения, с тонкими чертами лица, юноша был очень красив и, на вид, лишь немного старше их.
- Кто вы? - первым спросил Дадли.
- Позвольте представится, Самуэль Де Мелори, - изящно поклонился юноша.
- Я – Дадли Грон Де Мелори; это мой брат, Гарри Де Мелори, и наши друзья – Гермиона Грейнджер, Невилл Долгопупс, Полумна Лавгуд, Панси Паркинсон и Драко Малфой, - представил всех Дадли.
- Малфой… интересно, - задумчиво посмотрел на блондина юноша, затем перевёл взгляд на своих потомков, - И давно в наш род вернулась магия?
- Моя мама была волшебницей, - ответил Гарри.
- Это та юная девушка, приходившая сюда лет двадцать назад? - с интересом спросил Самуэль.
- Да, она не осталась, - подтвердил Гарри.
- Значит, вы не родные братья? - уточнил юноша.
- Мы кузены, - ответил Дадли, - Но Гарри мне родной брат, его усыновили. Возможно, вы видели наших родителей. К сожалению, у них нет магии.
- Конечно-конечно, - ответил портрет, - Они вас уже должны ждать.
- Вы следили за нами? - возмущённо спросила Гермиона.
- Что вы, миледи, я лишь хотел немного приглядеться, - смутился юноша, - Не мог же я показаться просто так.
- А почему больше нет портретов молодых представителей рода? - любопытно посмотрела на портрет Луна.
- По традиции нашей семьи, портрета удостаивался лишь по-настоящему достойный. Поэтому получить портрет, если повезёт, можно было лишь к старости, - ответил юноша.
- А вы? - удивился Невилл.
- Здесь есть три семейных портрета. Они в главной гостиной, - пояснил юноша, - Я с одного из них.
- А почему только вы с нами заговорили? - посмотрел на портрет Драко.
- Мы слишком долго не общались с людьми, - пожал плечами юноша, - Мне иногда кажется, что некоторые портреты совсем разучились говорить.
- Но вы не разучились, - возразила Панси.
- Я верил, что Де Мелори вернутся. Моя семья уже потеряла надежду, как и большинство портретов. Особенно после того, как первый родившийся маг не остался в замке. Мы очень обрадовались, когда пришла твоя мама с сестрой и родителями, - посмотрел на Гарри юноша, - А когда ушла… В общем, портреты не верят людям, им нужно время.
- Это поэтому ты не показывался? Боялся, что мы уйдём, - приподнял бровь Дадли.
- Ну, в общем, - покраснел юноша и как-то жалобно добавил, - Ведь вы не уйдёте?
- Нет, Де Мелори возвращаются в магический мир, - сказала Петуния. Никто не заметил, когда она появилась в коридоре.
- Это правда? - неуверенно улыбнулся юноша, посмотрев на стоящих чуть в отдалении взрослых.
- Правда, - подтвердил Вернон, приобняв жену.
- Это замечательно! - радостно воскликнул юноша и исчез с картины.
- Пойдёмте, мы вас потеряли, - позвала Петуния, кинув ещё один взгляд на пустой пейзаж.
Войдя в гостиную, ребята увидели на небольшом столике разложенные палочки.
- Выбирайте, - кивнула Петуния, - Надеюсь, палочки вас примут.
Невилл, Драко и Панси подошли к столу и в восхищении посмотрели на великолепные волшебные палочки. Луна же, безразлично пробежав взглядом по всем палочкам, не задумываясь, протянула руку к самой крайней и с благоговением коснулась её. Палочка была самая странная из всех: она была каменная. Красивый, переливающийся полупрозрачный лунный камень. Палочка была достаточно длинная и тонкая, с удобной рукояткой. Внутри палочки, в самом её сердце, глубокая синева прятала нечто яркое. Было ощущение, что палочка чуть светится изнутри.
Как только девушка коснулась рукояти, перед ней появилось забавное существо с золотистыми крылышками, чет-то напоминающее пикси.
- О, как интересно, - раздалось с картины у камина, - Лунный камень и пыльца озёрных фей.
Все оглянулись на голос. На красивом пейзаже располагалось три человека. Юношу, стоящего сбоку, они уже знали. Два остальных были древними старцами. Поскольку они были лишь портретами, определить в каком веке они жили, было практически невозможно.
- Вы знаете, из чего состоят палочки? - удивлённо спросил Дадли.
- Палочки были подарены моему отцу, я многое могу о них рассказать, - сказал старец с серыми глазами, находившийся в центре полотна.
- Не могли бы вы представиться? - надменно сказал Драко, изучая говорившего.
- Артур Де Мелори, - с интересом посмотрев на дерзкого юношу, ответил портрет.
- Не тот ли, что был учителем Основателей? - в шоке произнесла Гермиона.
- Вы правы, моя леди, - поклонился портрет.
- И что привело вас сюда, - почтительно спросила Петуния, уже догадываясь об ответе.
- Сей славный юноша сообщил мне о возвращении семьи, - улыбнувшись, посмотрел он на пристроившегося с краю Самуэля.
- Разве я мог не сказать, - поклонился в ответ юноша.
- А что вы можете сказать о моей палочке? - Луна, оторвав восхищённый взгляд от палочки, посмотрела на портрет.
- Это единственная в мире палочка, сделанная из камня. Не бойтесь, моя юная леди, палочка никогда не разобьётся, а вашим защитником будет эта прекрасная фея, - с интересом посмотрел портрет на маленькое летающее существо.
- Но камень может отколоться, - возразила Панси, посмотрев на хрупкую красивую палочку в руках Луны.
- Камень прочнее дерева, а деревянные палочки служат веками, - ответил портрет.
- У моего бывшего друга палочка сломалась, - не согласился Гарри, вспомнив второй год обучения.
- Мастера ещё в моё время стали делать палочки индивидуальные для каждого человека, - пояснил третий обитатель картины, - В результате часть их свойств терялось. Вероятно, сейчас палочки не прочнее обычного дерева.
- А эти палочки призваны помогать тому, кто им понравился. Даже если с палочкой что-нибудь случится, она восстановится от прикосновения своего хозяина, либо того, в чьих жилах течёт кровь Де Мелори.
- То есть, они живые, - поражённо спросила Луна. Все недоумённо посмотрели на неё. Однако ответ портрета был положительным:
- Вы правы, моя леди, - улыбнулся Артур Де Мелори, - Благодаря защитникам, каждая палочка может общаться с тем человеком, которого выбрала. А что касается вашей палочки, то до вас её смогла взять только леди Ровена, но она не пожелала оставить палочку себе.
- Ровена? Так это она была тем человеком. Единственным, кто не принадлежал нашему роду, но смог повелевать палочкой, - спросил Дадли.
- Нет, Ровена палочку не взяла, - сказал ещё не представившийся старец, - Тем человеком, кто сумел овладеть палочкой, был мой друг. Но, возможно, вы представитесь.
- Ох, извините, - смутилась Петуния и представила всех, находившихся в гостиной.
- Что ж, а меня зовут Элиот Де Мелори, - поклонился старец.
- Думаю, пора посмотреть, признают ли палочки остальных, - произнёс Артур, - Я бы посоветовал взять именно ту, которую подскажет сердце. Вы можете повелевать несколькими палочками, но только одна будет действительно подходить вам.
Панси, повернувшись к столу, с любовью посмотрела на чёрную палочку с золотым узором, в рукоять которой был вставлен красивый рубин. Когда девушка коснулась рукояти, из палочки вылетела чёрная струйка дыма и образовала силуэт кобры.
- Чёрное дерево, золото, рубин, волос чёрного единорога, - прокомментировал Артур и добавил, - Эта палочка единственная из всех, которую можно назвать тёмной. Защитник меняется в зависимости от человека, которому она досталась.
- То есть, я – кобра, - поражённо спросила девушка, глядя на то место, где секунду назад был силуэт её защитницы.
- Я всегда знал, что ты змейка, - усмехнулся Драко нежно приобняв подругу.
- Кобра – лишь защитник. Самый могучий защитник палочки – сам единорог. Но ни у кого из нашего рода его не было. Чёрный единорог появиться лишь в случае смертельной опасности для хозяина, - сказал Артур.
- А какие защитники были? - любопытно спросил Драко.
- В основном змеи, - ответил Самуэль, - У моей матери была куница. Я слышал, что в защитниках есть чёрный кот, волк и ворон.
- Но кобр ещё не было, - почтительно глядя на девушку, сказал Элиот.
- Значит, я – тёмная, - печально сказала Панси.
- Вовсе нет, - удивлённо сказал Артур, - Тёмной её назовет волшебник, но делали-то их не обычные волшебники. Чёрный единорог считается предводителем единорогов. Он держится отдельно от остальных, но всегда приходит на помощь, готовый отдать свою жизнь за собратьев. Палочка откликается тому, кто одинок, кому нужна помощь. Кобра будет вас защищать, она ни за что не даст вам погибнуть. Кобра – королева змей, символ мудрости и защиты. Вам нечего бояться с этой палочкой, и это не влияет на ваш выбор. Палочка с удовольствием служит и светлым магам и сдерживает тёмную, не давая ей стать чёрной.
- Спасибо, - облегчённо вздохнула Панси.
Драко крепче обнял девушку. Панси с благодарностью прижалась к парню. К палочкам подошёл Невилл и нерешительно посмотрел на них. Вот он потянулся к достаточно толстой коричневой палочке, рукоять которой покрывал чёрно-золотой узор, в основание рукояти был вделан чёрно-оранжевый камень. Однако палочка не отреагировала на прикосновение. Ребята сочувственно посмотрели на друга.
- Возможно, у меня недостаточно сил, - грустно сказал подросток, смотря на палочку.
- Попробуйте ещё, молодой человек, - посоветовал Артур, - Какая палочка вам кажется самой красивой?
- Она, - печально сказал Невилл, погладив отвергнувшую его палочку.
Неожиданно раздался птичий крик, и перед юношей завис призрачный коршун, внимательно его изучая. Ещё мгновение, и коршун пропал, а из палочки вылетел сноп золотистых искр.
- Похоже, палочка оценила вашу верность и настойчивость, - удивлённо посмотрел на юношу Артур, - Никогда не думал, что палочка может изменить решение.
Невилл в восхищении взял свою палочку и ещё раз погладил, изучая её.
- Думаю, она будет вам также предана, - сказал Элиот, посмотрев на подснежник, упавший к ногам юноши.
- Что в ней? - Невилл со счастливой улыбкой посмотрел на картину.
- Сосна, золото, гиацинт, перо коршуна и перо феникса. Защитник – коршун, - ответил Артур и с любовью добавил, - Эта палочка когда-то принадлежала моему сыну.
- А какая палочка была у вас? - спросил Невилл.
- К тому времени, как отцу подарили эти палочки, у меня уже была своя, и я не стал менять её, - ответил портрет, - С тех пор я присутствовал почти при всех выборах палочек. Видимо, вспомнив традицию, Самуэль позвал меня и к вам.
- А у вас? - заинтересованно спросил Дадли, глядя на остальных обитателей картины.
- У меня была палочка волка, - ответил Элиот, нежно посмотрев на палочку Дадли, - Никогда не забуду своего серого защитника.
- А у меня белый волк, - улыбнулся Дадли.
- Что? - в изумлении посмотрели на него портреты.
- Невероятно, - поражённо произнёс Артур, - Белый волк у эльфов был символом жизни. Ещё ни у кого из нашей семьи его не было. Могу лишь сказать, что вы очень сильны, вы сумеете справиться со всем, при этом всегда оставаясь мудрым и рассудительным.
- Хотелось бы, - недоверчиво пробурчал Дадли.
- А у меня была палочка лисы, - лукаво посмотрел на Гермиону Самуэль, - Мой лис всегда помогал избежать неприятностей.
- У меня лисица, - чуть покраснела Гермиона, ответив на взгляд юноши.
- Хорошая палочка, - улыбнулся Артур, - Может быть и мудрой и пронырливой, как наш юный друг, - кивнул он на улыбающегося Самуэля.
- Драко, твоя очередь, - Гарри посмотрел на блондина.
- Не волнуйся, Поттер, выберу, - усмехнулся Малфой и посмотрел на палочки.
Среди оставшихся четырёх, юноше приглянулась изящная тёмная палочка с белым узором по рукояти, в основании был светло-серый камень с тёмными разводами. Палочка отозвалась на прикосновение, серебристая дымка показала защитника Драко. Гарри, Невилл и Гермиона, посмотрев на зверька, громко расхохотались.
- Это судьба, - еле выговорил Гарри, похлопав ошарашенного блондина по плечу.
- Но почему хорёк, - простонал Драко, смотря на тающего белого зверька.
- Это горностай, - исправила Петуния, удивленная реакцией подростков.
- Мне уже легче, - саркастически ответил юноша.
- Что тебе не нравится? - удивлённо посмотрел на блондина Дадли.
- На четвёртом курсе Грюм превратил Драко в хорька, - сквозь смех пояснил Гарри под гневный взгляд блондина, - Причём, белого. Мы с Роном потом его весь год дразнили.
Взрыв хохота был уже всеобщим, даже Панси не смогла удержаться, виновато посмотрев на Драко.
- Весьма благородный зверёк, - покачал головой Элиот, смотря на смеющихся людей и недовольного юношу, - Символ чести и высокого положения.
- Палочка действительно хороша, - кивнул Артур, - Тис, белое золото, агат, шерсть горностая и чешуя дракона. Могу вас поздравить, молодой человек, белый окрас вашего защитника свидетельствует о вашем благородстве.
- Я бы предпочел коричневый, - вздохнул Драко, нежно взяв свою палочку.
- А почему в каждой палочке есть камень? - вдруг спросила Полумна, посмотрев на три оставшиеся, и на палочки друзей.
- Возможно, вы знаете, но каждый камень обладает определённой силой. У вас, моя леди, камень интуиции. И этот камень невероятно подходит вашему имени, - ответил Артур.
- А остальные? - Панси посмотрела на красивый рубин в своей палочке и перевела взгляд на портрет.
- У вас, моя леди, камень любви. Считалось, что этот камень защищает владельца и обещает взаимность в чувствах, - ответил Артур и посмотрел на остальных ребят, - Счастье и защиту олицетворяет янтарь, - кивнул он Дадли, переведя взгляд на Гермиону, - Аметист – камень чистоты и непорочности. Он способен пробудить интуицию и принести любовь, - Гермиона слегка покраснела, портрет же посмотрел на Гарри, - Аквамарин приносит владельцу возможность осмыслить себя, увидеть ошибки, проникнуть в тайны, разоблачить обманы. Это камень дружбы и справедливости. Когда-то его называли «камнем влюблённых».
- Опять выделился, Поттер, - усмехнулся Малфой.
- А ты ещё не привык? - поднял бровь Гарри.
- У вас действительно уникальная палочка, молодой человек. У этой палочки невероятно сильный магический защитник. Она может сравниться лишь с палочкой чёрного единорога, - поклонился Панси портрет и перевёл взгляд на Драко, - Агат – камень здоровья и долголетия. Он способствует доброте, мягкости, спокойствию и уверенности в себе.
- Доброта и мягкость? Тебе это больше всего необходимо, - ухмыльнулся Гарри, получив гневный взгляд от блондина.
- Самуэль, проводи этих молодых людей в комнату с хризолитом. Пусть выберут себе по метле. Думаю, они неплохо летают, - посмотрев на Гарри и Драко, попросил Элиот.
Самуэль, удивлённо посмотрев на предка, кивнул.
- А мой камень? - спросил Невилл, когда Самуэль исчез, а Гарри и Драко, удивлённо переглянувшись, направились к выходу.
- Гиацинт называли «камнем, смягчающим скорбь». Он не даёт впасть в уныние, вселяет уверенность, помогает увидеть ложь…
Больше двое юношей ничего не услышали. Оглянувшись, Гарри и Драко направились к ближайшей картине, на которой их ждал Самуэль.


Глава 19. Комната истины

Следуя указаниям портрета, Гарри и Драко шли по незнакомому коридору.
- Ну и куда мы идём? - недовольно пробурчал Драко.
- Ты тоже считаешь, что дело не в мётлах? - полушёпотом спросил Гарри.
- Поттер, если бы нам хотели подарить метлу, то повели бы скорее на первый этаж или во двор. Не думаю, что кто-то захочет хранить метлу на вершине башни, - ответил Малфой, посмотрев на винтовую лестницу, видневшуюся впереди.
- Ну, мало ли где принято было хранить мётла, - возразил Гарри, - Но я тоже почему-то сомневаюсь, что дело в них.
- Вам сюда, - появился Самуэль на картине перед лестницей и указал на неприметную дверь сбоку.
- Спасибо, что не наверх, - пробурчал Драко, посмотрев на выступ стены. Если бы не портрет, они и не догадались бы, что это и есть дверь.
- И как её открыть? - не увидев и подобия ручки, спросил Гарри.
- Подёргай факел или картину, - посоветовал Драко.
- Коснитесь палочками её середины, - смеясь, сказал Самуэль.
Драко и Гарри коснулись палочками вделанного в середину стены зелёного камня. Камень потемнел, контуры двери озарились неярким светом, стена отъехала вбок.
- Вам туда, - сказал портрет и исчез.
Недоумённо переглянувшись, Гарри и Драко вошли внутрь. Дверь за ними закрылась.
- Ну и что это? - изогнул бровь Драко, оглядевшись.
Комнатка была небольшая, но уютная. Здесь был диван и пара кресел, у стен лежали многочисленные подушки. Комнату освещало пять свечей, расположенных в бронзовых подсвечниках, вделанных в середину каждой стены. Комната представляла собой правильный шестиугольник. На последней стене, где располагалась дверь, висел пустой холст в рамке. Стены и потолок были красивого орехового оттенка, пол покрывал пушистый ковёр.
- И чего от нас хотят? - посмотрев на пустой холст, вслух спросил Гарри.
В то же мгновение на холсте появился Элиот Де Мелори:
- Самуэль сказал, что вы здесь, - улыбнувшись, посмотрел на юношей старец.
- Но что это за место? - спросил Гарри, падая в одно из кресел.
- Комната истины, - ответил портрет.
- И зачем мы здесь? - блондин тоже опустился в кресло.
- Мне показалось, что вы не очень ладите, - ответил портрет, - А это место поможет вам решить все разногласия.
- Но зачем надо было про мётла? - недовольно спросил Гарри.
- Во-первых, я не думаю, что вы бы пошли сюда, узнав правду, - сказал портрет, красноречивые взгляды юношей лишь подтвердили его слова, - А во-вторых, телосложением вы очень подходите для ловцов, вот я и сказал о мётлах.
- Вы правы, мы были ловцами, - кивнул Драко.
- И мы не собираемся тут торчать, - присоединился к блондину Гарри.
- Увы, вы уже ничего не сможете сделать, - развёл руками портрет.
- Что вы хотите этим сказать? - подозрительно прищурился Драко.
- Вы видели камень, что вставлен в дверь? Это хризолит – камень дружбы. Он ограждает от неразумных поступков и избавляет от зависти. Если бы вы были искренни друг с другом, камень остался бы прозрачным и дверь не открылась.
- А теперь? - в упор посмотрел на портрет Гарри.
- Вы вошли, комната вас не выпустит, пока вы не будете честны друг перед другом.
- ЧТО?! - Гарри и Драко одновременно вскочили и в шоке посмотрели на старца.
- Нас потеряют, - возмущённо сказал Малфой.
- Вас не смогут открыть, - спокойно выдал портрет, - Выйти вы можете лишь сами. Когда будете готовы, коснитесь палочками подсвечников по разные стороны от двери. Но дверь не откроется, если вы будете не до конца искренни.
- Но зачем? Ведь Гарри сказал, что палочка не может выбрать предателя. Значит, я не предам, - со стоном опустился в кресло Драко.
- Не быть предателем, мой юный друг, и быть другом – разные вещи. Вы не плохо относитесь друг к другу, но вы не друзья, - наставительно изрёк портрет, - Магия в этой комнате не действует. Счастливо оставаться.
Элиот, поклонившись, исчез, оставив ошарашенных юношей одних.
- И что будем делать? - сел обратно Гарри.
- Рассказывать, - помрачнел блондин, - Ты первый.
Рассказывать… но говорить не хотелось, не хотелось впускать в душу человека, который ещё так недавно был врагом. Элиот прав: помочь врагу и стать другом – не одно и то же. Они привыкли друг к другу, они были по одну сторону в этой войне, но они не могли стать друзьями, просто не могли.
Гарри поднялся и постучал по подсвечнику, Драко последовал его примеру. Дверь не открылась. Гарри бессильно лёг на диван.
- Я не могу, - устало произнёс юноша, виновато посмотрев на блондина.
- Я тоже, Поттер, я тоже, - Малфой рухнул поперёк кресла.
Так они и лежали, каждый думая о своём. Шли минуты, но юноши не думали о времени, они не заметили, как на картине появился и тут же исчез Самуэль, не заметили, как там появился Артур. Старец задумчиво посмотрел на лежащих в скорбных позах юношей и исчез. Он ничего не мог сделать, юноши должны были справиться сами.
Они не знали, сколько прошло времени. Но вот тихий голос блондина нарушил тишину:
- Зачем ты меня спас? Зачем поверил? - приподнялся Малфой, посмотрев на Гарри.
- Я просто не мог поступить иначе, - посмотрел в ответ Гарри, - Когда я тебя увидел… я просто…
- Ты меня пожалел, - подсказал Драко, лицо которого залила красная краска.
- Наверно. Я просто понял, что за этой маской скрывается человек, который тоже чувствует, который страдает, и которого пытаются сломать, - не отводя глаз, ответил юноша, - Я понял, что ты один. Я знал, что ты нападёшь, я бы поступил также… И я был рад, что ты тогда не ушёл, - в глазах юноши появилось тепло. Ему стало намного легче от того, что Драко не перебил, не отвернулся от его слов.
- Мне некуда было идти, - с болью сказал Драко, - Но я не знаю, почему остался. Просто мне никогда искренне, не требуя ничего взамен, не предлагали помощь.
- Я понимаю, и мне действительно жаль, что я тогда отверг твою дружбу. Не зря меня шляпа хотела отправить в Слизерин, а Гермиону – в Райвенкло. Мы оба отказались, - печально сказал Гарри, - Возможно, всё было бы по-другому.
Так они и говорили. Постепенно разговор перетёк на их прошлое, на их жизнь и чувства. Гарри рассказал о детстве, о том, как сильно его ранила потеря крёстного, как Дадли ему буквально силой не дал провалиться во тьму, как он был счастлив, что у него появился брат. Драко тоже рассказал о своём детстве, о чувствах, которые никто не замечал, о желаниях, о мечтах. Рассказал, что хотел спасти его, не дать попасть в Министерство, о том, как переживал за отца.
- А знаешь, - сказал Гарри, - Твой отец ведь не хотел нас убивать. Если бы не Беллатриса, никто бы не напал. Я об этом много думал, когда прочёл ту статью в газете. И, Драко, я рад, что твоего отца освободили.
- Спасибо, - искренне ответил блондин, - И я рад, что ты оказался в Министерстве, - Гарри удивлённо посмотрел на него, Малфой чуть смутился, - Прости, просто, если бы не дементоры, напавшие на вас с Дадли, и не Министерство, у тебя бы никогда так и не было семьи, а я бы стал Пожирателем…
- Я не думал об этом, - негромко сказал Гарри, - Но ты прав. Будь Сириус жив, Гермиона бы не услышала того разговора, я бы по-прежнему верил директору. А если бы не смерть моих родителей, Дадли бы никогда не узнал, что он – маг…
- Не надо, - подошёл к нему Драко, - Магия вернула всё на свои места. Теперь вы вместе. Ты не представляешь, как я мечтал о брате или о друге. Но в моём кругу сложно найти настоящих друзей. Я завидовал тебе, вашей дружбе с Уизли.
- Рон, - с болью произнёс юноша, - Я так надеялся, что он не причём, что он был искренен со мной…
- Хватит, - присел рядом Драко, - Он не стоит этого. Возможно, он поймёт, какого друга он потерял.
- Надеюсь, - поникшим голосом сказал Гарри и посмотрел на блондина, - Комната может делать что хочет, но я не хочу умирать здесь один.
- Мы не умрём. Тебя ждёт Гермиона, меня – Панси. Я не могу оставить любимую, не теперь.
- Ты прав, - у Гарри защемило сердце, при мысли о Гермионе. Он не хотел, чтобы девушка волновалась, а она уже явно волнуется.
- Ты любишь её? - посмотрел на него Малфой.
- Да, - кивнул Гарри, - Больше жизни.
- Ты из-за этого не оставил нас с Панси?
- Я не знал, что ты придёшь с ней. Но я никогда не оставил бы Гермиону. Лучше умереть, нежели бросить её. Ты тоже не оставил Панси. Это многого стоит.
- Спасибо, - улыбнулся Драко, - Здесь я впервые в жизни могу быть собой, не притворяться…
- Мы все, - сказал Гарри и грустно добавил, - Но нам опять придётся надеть маски. Никто не должен будет узнать нас.
- Но теперь мы не одни, - посмотрел в глаза ему блондин.
- Не одни, - улыбнулся Гарри, положив руку ему на плечо.
Вдруг их окутало ярким светом. Несколько секунд, и сияние погасло, а вокруг юношей появился круг из белых лепестков.
- И что это? - Драко, подняв один из лепестков, изучающее на него посмотрел.
- Спросим у Артура. Думаю, нас выпустят, - произнёс Гарри, посмотрев на охваченную белым светом дверь.
Драко поднялся и подал руку Гарри. Не разжимая рук, они одновременно коснулись подсвечников, дверь тут же отъехала в сторону. Выйдя, юноши посмотрели на злополучный камень и в шоке замерли. Сейчас камень был абсолютно прозрачный и ярко сверкал.
- Всё, надо срочно к вашему родственнику, - сказал Драко и потянул Гарри за собой.
***
- Куда вы их отправили? - в шоке спросил Дадли, когда Элиот вернулся и рассказал всё присутствующим.
- А если они не выйдут? - испуганно посмотрела на изображённого мужчину Панси.
- Выйдут, - ответил Артур, - Я эту комнату вместе с другом заколдовывал для Годрика и Салазара. Они вечно спорили, но, побывав там, успокоились.
- Но Салазар ушёл из школы. Они поругались, - возразила Гермиона.
- Я тогда не всё учёл, - признал Артур, - Но не думаю, что Гарри и Драко повторят судьбу моих учеников.
- Это почему же? - ядовито спросил Вернон.
- Они другие. Такое ощущение, что спорят они по привычке, что просто не хотят раскрыться друг перед другом, - сказал Элиот. Артур согласно кивнул.
Через полчаса исчез и сразу вернулся Самуэль.
- Ну что, мой друг? - посмотрел на юношу Артур.
- Они молча лежат и смотрят в потолок, - с беспокойством сказал юноша, - Если бы не глаза, я подумал бы, что они спят.
- И что теперь? - чуть не плача спросила Панси. Гермиона успокаивающе приобняла подругу и недовольно посмотрела на портреты.
- Я уверен, они справятся, - чуть нервно сказал Артур и исчез. Появился он лишь через несколько минут.
- Ну что? - спросила Петуния, посмотрев на портрет.
- Они не заговорят, - в голосе Артура слышались нотки отчаяния.
- И что делать? - посмотрела на портрет Луна.
- Может, вы им поможете, - в надежде посмотрел на старцев Невилл.
- Комнату нельзя насильно открыть, она слишком мала, чтобы можно было применить взрывное заклятие. Внутри магия не действует. Только два человека одновременно могут там быть. Там есть холст, но я заколдовал его таким образом, чтобы портрет мог только объяснить, - виновато сказал старец, - Они не услышат наших голосов, и не смотрят на картину, чтобы можно было хоть что-то показать жестами.
- Но зачем вы так всё заколдовали? - в отчаянии просмотрел на старца Дадли.
- Я подумал, что людям в такой ситуации не нужно лишнее внимание, - как-то неуверенно ответил Артур, - Через час, как в комнату входят, на холсте при всём желании невозможно будет появиться. Я не хотел кого-то смущать.
- То есть, вы теперь и проверить их не сможете, - побледнела Гермиона.
- У меня ещё есть минут десять, а потом – нет, - поникшим голосом произнёс старец.
- Замечательно, - мрачно сказал Вернон, - И скольких человек вы подвергли сей пытке?
- Ваш сын и сын лорда Малфоя – вторые, кто вошёл в эту комнату, - честно сказал Элиот.
- До этого не было такой острой необходимости, - попытался помочь старцам Самуэль.
- А сейчас?! - разозлилась Петуния, юноша смущённо покраснел, - Разве это было так необходимо?!
- Я хотел, чтобы они стали друзьями, - сокрушённо произнёс Элиот, - Я слышал об этой комнате, но не думал, что юноши настолько горды и закрыты.
- Но зачем?! - сквозь слёзы спросила Панси, - Зачем вы сделали это.
- Эдриан Малфой был моим лучшим другом. Это он тот человек, который до вас смог повелевать палочкой. Юный Драко выбрал именно ту палочку, которую когда-то выбрал мой друг. И тоже белый горностай. В нашей семье зверёк лишь однажды становился белым. У Маргарет, младшей сестры Самуэля, - кивнул юноше Эдриан, - Я так хотел, чтобы наши семьи вновь связали узы дружбы.
Гостиная погрузилась в тишину. Ребята устроились на большом кожаном диване, следя за дверью. Дадли утешал Гермиону, дружески обняв и успокаивающе гладя по спине. Панси тоже прижалась к юноше, уткнувшись лицом в его плечо. Невилл неуклюже притянул девушку к себе. Панси с благодарностью посмотрела на него и крепче прижалась к его груди. Луна сидела на широком подлокотнике и о чём-то думала.
Через час домовики накрыли ужин, но есть никому не хотелось. Вернон и Петуния о чём-то негромко говорили с портретами, сев у камина. Минуты текли мучительно долго. Вот Гермиона уснула в объятиях Дадли, Панси свернулась калачиком, положив голову на колени Невилла, который всё ещё продолжал гладить её волосы. Луна устало привалилась к спинке дивана, с сочувствием посмотрев на подруг. Она так и не смогла придумать, как помочь друзьям.
Ребята уже спали, когда Драко и Гарри вбежали в гостиную.
- Гарри! - Петуния бросилась к сыну. Крепко обняв и расцеловав юношу, женщина также крепко обняла и блондина.
- Ну слава Богу, - облегчённо сказал Элиот, смотря на двух юношей.
- Гарри? Драко? - сонно произнесли Панси и Гермиона.
Девушки с секунду смотрели на них, словно не веря, затем бросились к парням. Гермиона, чуть не сбив Гарри с ног, как можно сильнее прижалась к нему, слёзы сами бежали по щекам.
- Я же обещал, что не брошу, - прошептал юноша на ухо девушке, крепко прижимая её к себе. Девушка подняла на него счастливый взгляд, Гарри не дал ей опустить лицо, придержав за подбородок и с любовью запоминая каждую чёрточку, - Ты только моя, - прошептал юноша, чуть наклонившись и нежно впиваясь в её губы. Девушка ответила на поцелуй. Сейчас для неё существовал лишь Гарри.
- Поттер, хватит, а то моей девушке будет завидно, - насмешливо произнёс Драко, возвращая влюблённых в реальность. Панси крепко прижималась к нему, чуть дрожа от перенесённых переживаний.
- Твоей девушке или тебе? - в тон ему ответил Гарри, не отводя взгляда от Гермионы.
- Между прочим, твоя девушка спала с твоим братом, - поддел Драко.
- А я ему доверяю, - парировал Гарри, с благодарностью посмотрев на Дадли, который не оставил Гермиону одну, когда девушка нуждалась в помощи.
- А со мной был Невилл, - лукаво посмотрела на Драко Панси.
- Ну, в отличие от Поттера, я больше доверяю тебе, чем Невиллу, - улыбнулся девушке Драко.
- И как вы оттуда вышли? - в шоке спросил Артур, в ступоре наблюдавший за их разговором.
- Нашлась отмычка, - усмехнулся Гарри.
- Не могли же мы бросить наших дам, - поддержал Драко, за что получил нежный взгляд от Панси.
- Вы не могли сломать дверь, это невозможно, - воскликнул Артур, не отводя от юношей глаз.
- А нас оттуда выгнали, мы надоели вашей комнате, - еле сдерживая смех, смотря на ошарашенные портреты, произнёс Гарри.
- Как?! - удивлённо спросил Элиот.
- Да вот так, - язвительно ответил Драко, - С колокольчиками и цветами, - юноша продемонстрировал портрету лепесток, который взял из комнаты.
- Не может быть! - восхищённо смотря на них, произнёс Элиот.
- Ага, да ещё и ваш чудесный камень потерял цвет. Теперь это не хризолит, а алмаз, - добил их Гарри.
Три портрета, недоверчиво на него посмотрев, исчезли с картины. Через минуту они вернулись, на лицах было крайнее удивление.
- Ну что, проверили? - насмешливо спросил Драко.
- Это невероятно, - благоговейно произнёс Элиот.
- Может, соизволите объяснить? - ядовито спросил Гарри.
- Если бы один из вас был девушкой, то случившееся было бы сродни обряду венчания, - начал Артур, - Но в вашем случае это больше похоже на клятву верности. Другими словами, вы стали братьями.
Гарри и Драко в изумлении посмотрели друг на друга. Друзья смотрели на них с нескрываемым уважением.
- Что ж, Поттер, я всегда знал, что с тобой опасно куда-нибудь ходить, - усмехнулся Драко.
- Я тоже хочу тебя поздравить, - в тон ответил Гарри, улыбнувшись блондину.
- И что вы умудрились такого сделать? - удивлённо посмотрел на них Дадли.
- Не ревнуй, - озорно посмотрел на него Гарри.
- Мы только сказали, что теперь не одни, - извиняющиеся посмотрел на Дадли блондин.
- Только очень искренние слова могли призвать такую магию, - с уважением сказал Артур, - А изменить камень… Я думал, что это невозможно. Камень показывает отношение людей. Вы абсолютно чисты друг перед другом.
С этого дня ребята стали неразлучны. Портреты, понаблюдав за ними пару дней, решили их обучение взять на себя. Удивительно, но под их руководством даже зелья стали очень интересным предметом. Артур учил детей всему, что когда-то рассказывал Основателям, Элиот взялся за обучение их окклюменции, анимагии и некоторых видов беспалочковых заклинаний, Самуэля же поставили вести этикет и фехтование, что он с удовольствием и делал, сдабривая всё весёлыми примерами из своей жизни. Подростки так увлеклись учёбой, что часто забывали и о еде. А что касается родителей, то Вернон и Петуния по-прежнему проводили почти всё время в библиотеке, изучая магические науки, не требующие применения магии. Так неуклонно приближалось лето, а за ним и необходимость возвращаться в школу.


Глава 20. Гриммо, 12

Ремус Люпин уже полгода каждый день приходил на площадь Гриммо, полгода они ничего не слышали о пропавших подростках. Министерство давно оставило свои поиски, в Ордене всем руководил сейчас Грюм, месяц назад вернувшийся из Хогвартса. Для Люпина так и осталось загадкой, каким образом Дамблдор удержал старого мракоборца в школе. Когда пропал Гарри, Грюм рвался оставить преподавание и взяться за руководство поисками, но директор назначил Кингсли. Теперь поиски возобновились с новой силой, но результатов по-прежнему не было.
Пугало и то, что Лорд всё неистовее требовал от Пожирателей найти «мальчишку и предателя». Люциус с содроганием отправлялся на каждый вызов. Снейпу везло больше. Лорд редко трогал своего шпиона, так преданно приносящего сведения из Ордена, которые мало чем помогали, ведь орденцы продвинулись не дальше Пожирателей. Люпин же умудрился получить задание следить за площадью. Дамблдор тоже считал, что Гарри может быть здесь. Ремус с утра до вечера был на посту, ночью его сменял кто-то из орденцев, но намёка, что Гарри тут, за полгода так и не было.
- Рем, - с негромким хлопком рядом с лавкой, на которой расположился оборотень, появился мастер зелий.
- Дамблдор послал? - не отрываясь от газеты, которую якобы читал, спросил Ремус.
- Нет, - сел рядом Снейп.
- Зачем рискуешь? - Люпин взволнованно посмотрел на зельевара.
- Тебе верят, директор никого сюда не пошлёт, а Пожиратели не знают, где дом, - негромко ответил Северус.
- Что-то срочное? - приподнял бровь Люпин.
- Нет преподавателя ЗОТИ, - пожал плечами Снейп.
- А я тут причём? У директора ещё шесть недель, чтобы найти Грюму замену.
- Он назначит тебя, - с сожалением сказал мастер зелий.
- Нет, - с болью закрыл глаза Люпин. Всё это время он жил лишь надеждой, что в один прекрасный день Гарри появится здесь, и даст ему хоть мельком увидеть себя. А директор лишает его этой надежды. Он запирает его в замке.
- Ты не можешь отказаться, - прочитал его мысли Снейп.
- Я так надеялся, - опустил голову Ремус.
- У тебя ещё больше месяца, не унывай, - поднявшись, Снейп дружески сжал оборотню плечо. Через несколько секунд раздался негромкий хлопок, зельевар исчез. Люпин минуту смотрел в пространство, где исчез друг, а потом вернулся к газете.
***
- И где мы там остановимся? В «Дырявом котле», - презрительно скривился Драко.
- Зачем, можем в доме Блеков, - пожал плечами Гарри, Гермиона согласно кивнула.
- Чтобы туда попасть, нужно согласие леди Вальпурги, - покачала головой Панси, - Иначе дом нас не примет.
- Но Гарри же хозяин дома, - удивилась Луна.
- Да, но ты же не хочешь, чтобы дом принял нас как орденцев, - возразил Драко.
- А что с ними было не так? - непонимающе посмотрел на друга Невилл.
- Сириус без согласия матери стал использовать дом. Кикимер и портреты не очень-то были приветливы, да и сам дом мрачноват. Кроме того, один из Блеков был директором, и явно сообщит Дамблдору о нас, - объяснил Гарри.
- И что ты предлагаешь? - посмотрела на сына Петуния.
- Я отправлюсь с ней поговорить, - ответил Гарри.
- Только со мной, - решительно встал Драко, - Леди Блек очень хорошо относилась к моим родителям, но я её плохо помню.
- Надо ещё успеть провести ритуал имён, - напомнил Артур, - Он может повлиять на внешность, и вам нужно будет привыкнуть к новым именам друг друга.
- Успеем, - махнул рукой Гарри, - А то вдруг действительно изменимся, тогда леди Блек нас не узнает, да и в случае неудачи Дамблдор будет знать, как мы выглядим.
- Согласен, - кивнул Драко, - Ритуалом займёмся, как только вернёмся.
- А почему вы решили, что мы можем измениться? - задумчиво спросила Луна.
- Имя влияет на судьбу и внешность. Тем более, на двоих из вас был ограничитель, - ответил портрет.
- А вы уверены? - в который раз спросил Невилл. Ему просто не верилось, что кто-то так мог с ним поступить.
- Мой юный друг, вы сами говорили, что после того, как сбежала одна из Пожирательниц, магия стала вам намного понятнее, - посмотрел на него старец, Невилл кивнул, - А это могло лишь означать, что в вас пробудилась новая сила. Другими словами, вы сбросили свой ограничитель.
- Но почему Гарри и Невилл? - беспомощно спросил Драко.
- Из-за пророчества. Мы оба под него подходим, - ответил Гарри.
- Ты знаешь, что в нём говорилось? - удивлённо посмотрел на юношу Драко.
- О чём вы вообще говорили тогда в комнате? Я думала, это первое, что ты рассказал Драко, - изумлённо произнесла Гермиона.
- Я об этом не подумал, - честно ответил юноша и почти дословно процитировал пророчество.
- Скорее всего, вы правы, - задумчиво сказал старец, дослушав юношу, - Кто-то не хотел рисковать и заколдовал обоих подходящих мальчиков.
- С этим разберёмся потом, - Драко выжидающе посмотрел на брата, - Пойдём?
- Пошли, - встал Гарри.
Юноши взялись за руки и исчезли.
***
Посреди библиотеки дома Блеков появились два красивых молодых человека.
- И почему так плохо, - Драко, часто дыша, схватился за спинку кресла. Элиот научил их перемещаться без того дискомфорта, который обычно испытывают маги при трансгрессии. Отличие было в том, что трансгрессируя, волшебник обычно представляет себе конечный пункт перемещения, в результате происходит резкий рывок. А они представляли себе, как скользят к нужному месту, в результате чего перемещаться было гораздо приятнее, да и звук трансгрессии практически не слышен. Но сейчас Драко еле переместился. Благо, они умудрились удержаться вместе, а то ещё занесло бы куда-нибудь в сторону.
- Прости, - виновато посмотрел на него Гарри, который не почувствовал никакого дискомфорта, кроме страха, когда чуть не выпустил руку друга, - Дом открыт только мне. Вероятно, защита не хотела тебя впускать.
- Похоже, - кивнул Драко, пытаясь прийти в себя.
- Нам пора, - Гарри чуть придержал друга и они вместе пошли вниз, к портрету леди Блек.
Портрет был занавешен, притом ткань была прибита обычными магловскими гвоздями.
- И кто это сделал? - удивлённо посмотрел на гвозди Драко.
- Скорее всего, мистер Уизли, - пожал плечами Гарри, - Они долго не могли закрепить ткань, а отец Рона любит магловские изобретения.
Гарри взмахнул палочкой, гвозди выскочили в мгновение ока, ткань упала. Миссис Блек, собравшаяся отругать домовика, что он так долго искал способ избавить её от этой тряпки, с удивлением посмотрела на юношей.
- Добрый день, леди Блек, - учтиво поздоровался Малфой.
- Драко? Как же ты вырос, - с нежностью посмотрела на парня Вальпурга, - Кикимер сказал, что дом закрыли. Как же ты и твой друг смогли сюда попасть?
Юноши недоумённо переглянулись. Драко придирчиво оглядел брата:
- Похоже, тебе не к чему менять внешность, тебя и так никто не узнает, - усмехнулся блондин.
- Мой дорогой Драко, не хочешь ли ты сказать, - Вальпурга внимательно посмотрела на второго подростка. Юноша держался прямо, элегантная одежда подчёркивала хрупкое телосложение. Чёрные волосы спадали почти до плеч, пряди на лбу вполне могли скрыть шрам. И глаза... Да, изумрудные глаза лишь могли сказать, кто этот юноша.
- Моё почтение, леди Блек, - поклонился темноволосый юноша.
- Вы вместе? - Вальпурга надеялась, что ошиблась, но жест юноши говорил об обратном.
- Мы бы хотели, чтобы вы позволили остаться в доме нам и нашим друзьям, - учтиво сказал Драко.
- Зачем вам моё разрешение? Владелец дома может дать доступ кому хочет, Кикимер обязан будет подчиниться, - надула губки женщина, обиженно посмотрев на Драко, словно не веря, что блондин мог связаться с полукровкой.
- Нам не хотелось бы, чтобы директор узнал о нашем возвращении, - посмотрел на неё Гарри.
- Возвращении? - удивлённо произнесла женщина.
- Мы сбежали, - ответил Драко и пояснил, заметя недоверчивый взгляд леди Блек, - Полгода назад. Директор не должен знать, где мы.
- Полгода? И Дамблдор вас не нашёл, - в голосе появились нотки одобрения, - И где вы были? В Англии?
- Простите, леди Блек, но мы не можем вам сказать, пока не будем уверены, что этого никто не узнает, - твёрдо сказал Гарри.
- Небось, скрывались у маглов, - свысока глянула на молодых людей женщина.
Юноши переглянулись, не зная, как вернуть расположение хозяйки. Но неожиданно на портрете Вальпурги появился Самуэль.
- Добрый день, миледи, - поклонился юноша.
- Сэм, что ты здесь делаешь? - хором воскликнули Драко и Гарри.
- Я единственный был при жизни в этом доме. Его построил отец моего школьного друга. Так что меня послали проверить вас, - лукаво посмотрел на них Самуэль.
- Вы, молодой человек, были знакомы с моим предком? - Вальпурга с интересом посмотрела на гостя.
- Был удостоен этой чести, - кивнул юноша.
- Не могу ли я узнать ваше имя, - улыбнувшись юноше, спросила женщина.
- Самуэль Де Мелори к вашим услугам, мадам, - поклонился молодой человек.
- Де Мелори? - глаза женщины расширились от шока.
- Да, мадам, - подтвердил юноша, - Мои друзья и я пришли просить вас дать разрешение на использование этого дома, пока они не уедут в Хогвартс.
- Конечно-конечно, - тут же сказала Вальпурга, - Я только предупрежу Финеаса.
Вальпурга исчезла. Гарри и Драко переглянулись и посмотрели на оставшегося на портрете юношу.
- Спасибо, Сэм, ты вовремя, - облегчённо сказал Гарри.
- Артур сказал, что вам может потребоваться помощь, - улыбнулся юноша.
- Он как всегда прав, - сказал Драко.
- Сильно не задерживайтесь, - махнув на прощание, Самуэль исчез. Буквально через несколько секунд вернулась хозяйка портрета.
- Найджелус с нами. Дамблдор, действительно, приказал ему следить за домом, но мой приказ в этом доме сильнее, - самодовольно улыбнулась женщина, - Никакие чары директорского кабинета не заставят моего предка сказать о вас.
- Мы вам очень благодарны, - кивнули юноши.
- Когда вы намерены переехать, - деловито посмотрела на них Вальпурга.
- На следующей неделе, - ответил Гарри.
- Кикимер приготовит дом к вашему приезду, - сказала леди Блек.
- Благодарим, - поклонились юноши и направились на второй этаж.
Они не могли сказать, что заставило их подойти к окну. Они просто хотели убедиться, что здесь безопасно. Гарри бросил взгляд на ворота парка неподалёку и резко схватил Драко за руку. На скамейке у парка сидели два человека и о чём-то говорили. Вот один из них встал, положил руку на плечо второго, кивнул и, убрав руку, растворился в воздухе. Второй мужчина какое-то время смотрел в ту сторону, где исчез первый, а потом вернулся к газете, которую держал в руках.
- И что это значит? - Драко в изумлении посмотрел на Гарри. Своего крёстного он узнал сразу, как и бывшего преподавателя ЗОТИ, который по-прежнему сидел на скамейке.
- Хороший вопрос, - Гарри не отводил взгляда от Люпина.
- Хочешь подойти? - понимающе спросил блондин, сочувственно посмотрев на бледного друга.
- Он ждёт меня, - с болью сказал Гарри, смотря на сидящего на скамейке мужчину.
- Пошли, - кивнул Драко в сторону профессора.
- Надо убедиться, что никто больше не следит за домом, - повернулся к нему юноша, поборов желание тотчас отправиться к Люпину, - И понять, что связывает его со Снейпом.
- Да, мне тоже это интересно, - посмотрел в окно Драко.
Словно что-то почувствовав, Ремус посмотрел в ту сторону, где должен был находиться дом под номером 12. Но юноши уже отошли от окна. Через несколько секунд дом снова опустел.


Глава 21. Ритуал имён

За несколько дней до переезда в Лондон, в замок Де Мелори прибыл вызванный из банка управляющий. Гайон уже бывал здесь и прекрасно знал, кто живёт в замке.
- Миледи, - поклонился гоблин Петунии.
- Вы выполнили мою просьбу? - спросила женщина.
- Всё со мной, - кивнул гоблин.
- Отлично, все ждут нас в ритуальном зале, - Петуния повела гоблина туда, где были остальные.
Войдя в достаточно просторный зал, гоблин поприветствовал присутствующих.
- Всё готово, - посмотрел на Петунию Артур, - Документы появятся, как только завершиться ритуал.
Все присутствующие расположились за массивным круглым столом. Перед каждым был серебряный кубок. Гоблин, пройдя вокруг стола, в каждый из кубков влил какой-то жидкости и отошёл к стене, наблюдая за происходящим.
- Начинаете по старшинству. Для определения родословной нужно ровно три капли крови. Чтобы сменить имя, коснитесь проколотым пальцем своего имени на появившимся пергаменте и произнесите то имя, которое отныне будете носить. Второго шанса не будет. Изменить имя в родословной можно лишь раз в жизни, - принялся объяснять Артур, - Каждый должен выбрать по два имени. Первое из имён должно иметь ту же начальную букву, что и ваше теперешнее имя. Не забывайте, для всего мира вы – аристократы. Фамилию можно взять либо по матери, либо по любому из предков отца. В некоторых семьях фамилии менялись, и по мужской линии в родословной можно встретить разные фамилии. Вернон, ты первый. Не забудь взять фамилию и по жене.
Вернон проколол палец и капнул в кубок три капли крови. Перед ним появилась родословная Гронов. Последние имена, и его собственное, были прописаны тёмно-синим и не имели фамилий.
- Синим изображены потомки, не имеющие магии. Фамилия в данном случае всегда скрывалась или менялась, - пояснил Элиот.
- Валентин Адам Грон Де Мелори, - чётко произнёс Вернон, коснувшись своего имени. Капля крови впиталась в пергамент; все буквы, кроме первой, почернели и исчезли. В следующее мгновение внизу пергамента появилось названное имя. Вернон Дурсль перестал существовать, в магический мир вернулся потомок древнего волшебного рода.
- Петуния, - улыбнулся женщине Артур, - Теперь вы.
Петуния проделала те же манипуляции. Перед ней появилась родословная Де Мелори.
- Патриссия Агнесс Грон Де Мелори, - уверенно произнесла женщина. Пергамент навсегда изменил её имя.
- Дадли, - посмотрел на юношу старец.
- Деррен Марк Грон Де Мелори, - произнёс юноша, перед которым появился пергамент рода Грон Де Мелори. Они ещё неделю назад выбрали себе имена и старались друг друга звать только по ним. Но путаница была ужасная. Правда, Артур сказал, что после ритуала они будут воспринимать друг друга по-другому. Тогда Дадли не очень понял, как это может помочь, но сейчас, когда его имя изменилось, он почувствовал, что никогда уже не будет откликаться на имя Дадли. Теперь он Деррен, и больше никто.
Тем временем, настала очередь Гарри. Вот тут-то и произошла заминка. Перед юношей упало три пергамента с родословными.
- Тебе одного мало, - удивлённо посмотрел на друга Драко. Юноша ответил ему непонимающим взглядом и вопросительно посмотрел на портреты.
- Один из пергаментов должен быть с родословной Поттеров, - начал пояснять Артур, - Второй – родословная Грон Де Мелори, она появилась в связи с твоим усыновлением. А третья, я думаю, Блеков, ведь ты – единственный наследник этой семьи и вполне можешь стать её частью, взяв их фамилию.
Гарри отложил два пергамента, взяв родословную Грон Де Мелори.
- Ты уверен, - остановил его руку Деррен, кивнув в сторону пергамента Блеков.
- Я любил Сириуса, как отца. Но теперь вы моя семья, - улыбнувшись, кивнул Гарри, и уверенно произнёс, - Гивент Артиус Уильям Грон Де Мелори.
- Тебе мало двух имён? - прищурился Драко, глядя на юношу.
- Но родословных-то три, - ухмыльнулся Гивент, удивлённо взяв пергамент Поттеров. Там, рядом с его бывшим именем появился вопрос, буквы стали золотыми, - И что это значит? - недоумённо спросил юноша.
- Последний в родословной. Вопрос говорит о том, что ты можешь быть жив, - ответил Артур, - Теперь ты Грон Де Мелори, у Поттеров не осталось наследников, и никто не узнает, что род продолжился.
- А почему здесь нет Гриффиндора? Поттеры ведь его потомки, - взглянув через плечо друга на пергамент, удивился Драко.
- Прародитель рода Поттеров был любимым учеником Годрика Гриффиндора. У Годрика было два сына, но неизвестно, продолжили ли они род. Со временем Поттеров стали считать наследниками Основателя. В моё время только наша семья помнила, что Поттеры не имеют кровных уз с Гриффиндором, - ответил Элиот. Все в изумлении посмотрели на него.
- Значит, Дамблдор ошибся? Нашей семье никогда не принадлежал перстень Гриффиндора, - посмотрел на старца Гивент.
- Почему же, - возразил Артур, - Перстень был подарком Талану Поттеру к окончанию учёбы. Сейчас вряд ли кто знает, что это реликвия Поттеров, а не Основателя.
- Ладно, Драко, твоя очередь, - посмотрел на блондина Гивент.
- Ну и какую мне взять фамилию, - задумчиво посмотрел юноша на появившийся пергамент. Дело было в том, что Малфои никогда фамилию не меняли. Так что весь выбор сводился к фамилии матери, то есть к Блекам.
- Можешь притвориться сыном Регулуса, - посоветовал Гивент.
- Хорошая идея, но, боюсь, Лорд заинтересуется потомком предавшего его Пожирателя, - покачал головой юноша.
- Вы можете создать новый род, - раздался голос гоблина. Все удивлённо посмотрели на него.
- Вы правы, Гайон, - задумчиво кивнул Артур и посмотрел на Панси, - Моя леди, не могли бы вы призвать свою родословную.
Панси, удивлённо посмотрев на портрет, выполнила обряд определения рода. Перед девушкой упал пергамент с родословной Паркинсонов.
- Род Малфоев более древний, так что нам ничего не мешает, - кивнул Элиот.
- Что вы хотите? - Драко подозрительно посмотрел на гоблина и портреты.
- Вы уже были помолвлены, согласны вы с мнением ваших родителей? - вместо ответа спросил Артур.
- Вы же знаете, мы любим друг друга, - сказал Драко, накрывая рукой ладонь девушки. Панси согласно кивнула.
- Не хотите ли вы их поженить, - прищурившись, спросил Валентин Де Мелори.
- Нет, но они могут выйти из рода благодаря небольшому обряду. Если их чувства взаимны и крепки, то появиться пергамент, согласно которому в магическом мире появиться ещё один чистокровный род. Придраться будет не к чему, а на прежних пергаментах магия объединит семью Малфоев и Паркинсонов, но ваших новых имён никто не узнает. Правда, вы не сможете выбрать фамилию и герб, здесь уж придётся довериться магии, - сказал Артур.
Панси и Драко с минуту смотрели друг на друга.
- Мы согласны, - одновременно сказали юноша и девушка, счастливо улыбнувшись.
- Замечательно, - сказал Гайон, - Вы уже держитесь за руки. Коснитесь палочками своих родословных и скажите друг другу первое, что придёт в голову.
Драко и Панси встали и долго смотрели друг на друга.
- Теперь мы будем вместе, - еле слышно сказал юноша.
- Навеки, - улыбнулась Панси. Вокруг них образовалось кольцо из света.
- Назовите имена друг друга, - сказал гоблин, смотря на них.
- Дейвис Альберт, - нежно сказала Панси, смотря на друга.
- Паула Сили, - юноша, не отводя от пергамента палочки и не разжимая руку, легонько коснулся губами губ девушки. Невыносимо захотелось прижать Панси, вдохнуть пьянящий аромат её волос и не отпускать, никогда.
Охватывающий их свет стал невыносимо ярким, и через минуту исчез. На столе появился золотистый пергамент.
- Могу вас поздравить, - сказал Артур, посмотрев на Драко и Панси, - Вы действительно всем сердцем любите друг друга. Не каждой паре удаётся создать новый род.
Драко притянул к себе Панси и взял появившийся пергамент. Первое, что увидел юноша, был герб: свернувшийся вокруг кобры горностай. Кобра стояла, распушив капюшон, горностай чуть приподнял голову. Рядом с этой парой была чёрная роза и белая трость.
- О, роза с нашего герба, - улыбнулась Панси.
- А трость с герба Малфоев, - Драко с интересом рассматривал их с Панси защитников, изображённых на гербе. Приглядевшись, он прочитал девиз, - «Против целого мира». Да, это точно про нас.
- Вы были единственные в своих семьях. Вы всю жизнь носили маски, и только друг с другом немного раскрывались. Герб показал ваше истинное «я», изобразив ваших защитников. Роза и трость, лежащие рядом, означают свержение ваших родов, конец лжи и притворству. Девиз отражает то же самое и как нельзя подходит нам всем, - объяснил Артур, улыбнувшись представителям нового магического рода.
- И какая же у вас фамилия? - приподняв бровь, посмотрел на друзей Гивент.
- Лауэль, - улыбнулась Паула, посмотрев на пергамент. Дейвис сильней прижал к себе девушку, тоже искренне улыбаясь.
- Вам идёт, - хмыкнул темноволосый юноша.
Следующая определение рода прошла Гермиона. Она отлично знала, что на пергаменте должно стоять только её имя, но вместо этого пергамент отобразил длинную цепочку имён, притом только верхние было прописано чёрными чернилами. Девушка недоумённо подняла взгляд на портреты.
- Этого следовало ожидать, - спокойно сказал Артур, но, заметя взгляды людей, пояснил, - Магия не берётся ниоткуда. С начала времён рождались в обычных семьях одарённые дети, но развить способности – дело не простое. Человек мог всю жизнь изучать природу, различные явления, и так и не стать магом. Достаточно сил в роду могло накопиться только через несколько поколений. И этот дар передаётся по наследству, - улыбнулся старец Гермионе, - Хотя был и другой путь обретения силы. Человек, постигший магию, если не имел потомков, мог передать свой дар ученикам. Иначе его талант умирал вместе с ним. Так появился наш род. Мерлин передал силу двум своим ученикам, одного из которых звали Джейсоном Де Мелори. Наш род начался с него. Постепенно магия менялась, приумножалась, но она не появилась из неоткуда. Даже если в семье больше не рождалось волшебников, магия всё равно течёт в крови потомков и всегда есть шанс, что магия проснётся. Вы очень талантлива, моя юная леди, и я знал, что в вашем роду был хоть один сильный волшебник.
- Да, некто Мартин Бост, - прочитала Гермиона верхнее имя.
- ЧТО? - Артур в ступоре посмотрел на девушку.
- Что не так с моим предком, - удивлённо спросила девушка, пробегая взглядом список имён, и останавливаясь на имени своего отца, - Значит, мой папа – сквиб, а я – полукровка?
- Вы правы, моя леди, но кровь вашего предка намного сильнее крови маглов, вас можно считать чуть ли не чистокровной.
- Но почему? Он же единственный волшебник в роду, - Гермиона подняла взгляд на портрет, - Что это был за человек, что его кровь так сильна?
- Именно он был вторым учеником Мерлина. Он погиб в одном из походов, когда его жена была беременна. Девочка родилась без магии. Никто не знал, что стало с семьёй потом, - сказал Артур, все в шоке посмотрели на него.
- По крайней мере, теперь я знаю, как назвать нашего первенца, - еле выговорил Гивент.
- Ну, раз он унаследует всю силу Мерлина, да ещё и приумноженную за полторы тысячи лет, малыша явно следует назвать в честь мага, давшего нашим праотцам эту силу, - посмотрела на друга девушка. Тот улыбнулся, подтверждая её догадку.
- Если вы объедините ваши рода, у вас будут необыкновенно талантливые дети, - посмотрел на них Артур и поклонился Гермионе, - Ваше имя, моя леди.
Гермиона, всё ещё не отошедшая от шока, коснулась своего имени на пергаменте:
- Глория Джули Бост, - произнесла девушка, последнее имя на пергаменте изменилось. В магический мир вернулась давно забытая фамилия одного из учеников Мерлина.
- Невилл, давая ты. Я не выдержу ещё чего-нибудь подобного, - посмотрел на друга Дейвис, всё ещё державший в объятиях свою девушку.
Через минуту перед Невиллом упал пергамент. Невилл с интересом посмотрел на него. Юноша не очень хорошо знал свою родословную. Августа Долгопупс рассказывала, что их род появился где-то в пятнадцатом веке, но подробной информации нигде не сохранилось.
- Нев, ты там что, привидение увидел? - Гивент удивлённо посмотрел на друга, открывшего от изумления рот.
- Ничего себе! - воскликнул Дейвис, подошедший к Невиллу и заглянувший в его пергамент.
- Да что там? - нетерпеливо спросил Деррен.
- Этот умник – прямой потомок Гриффиндора, - ответил Дейвис, просматривая ветви родословной, - Да они меняли фамилию не меньше дести раз! Долгопупсы – их последняя фамилия, появилась в конце пятнадцатого века.
- Так вот почему ничего неизвестно о сыновьях Годрика! Они просто взяли другие фамилии, - восхищённо сказал Элиот.
- Выходит, Волан-де-Морт должен был прийти за мной. Ведь я – потомок Гриффиндора, - печально посмотрев на друга, сказал Невилл.
- Нет, пророчество вообще не должно было сбыться, - отрицательно качнул головой Гивент, - Просто оно было очень удобно. Ведь легче переложить ответственность за всё на «избранного», нежели отвечать самим.
- Гив прав, Невилл, это просто стечение обстоятельств, - положил руку на плечо друга Дейвис, - И всё уже в прошлом. Называй своё имя.
- А какую из фамилий мне взять? - растерянно спросил Невилл.
- Бери вторую или третью, так тебя не найдут, да и не смогут связать с Основателем, - посоветовал Артур.
- Николас Джейк Гифонд, - произнёс юноша. Его прежнее имя исчезло, на его месте остался лишь знак вопроса, а от прародителя семьи Гифонд потянулась еле заметная линия к появившемуся сбоку имени Николаса.
- Теперь вы, молодой человек, наследник семьи Гифонд. Более того, никто не узнает, кто были ваши предки, и куда делся сын Алисы с Фреда Долгопупсов, - сказал Артур, и перевёл взгляд на Луну, - Ваша очередь, моя леди. Посмотрим, не течёт ли в вас кровь Основателей.
- Ровена, - произнесла девушка, задумчиво смотря на кубок.
- Ровена? Ты хочешь сказать, что являешься потомком Ровены Райвенкло и знаешь об этом, - удивлённо спросил Гивент.
- Из-за этого убили мою мать, - сказала девушка, - Кто-то хочет избавиться от всех потомков Основателей.
- Ты же говорила, что твоя мама погибла из-за неудачного эксперимента, - потрясённо произнёс юноша.
- Так всё выглядело, - кивнула Луна, - Но кто-то был в её кабинете, поменял содержимое колб.
- Прости, - сочувственно глядя на девушку, сказал Гивент.
- Ничего, теперь мы вместе. Жаль, что последнего потомка Хельги Хаффлпафф убили, да и Слизерина рано или поздно не станет, - сказала девушка, приступая к ритуалу.
- А кто был потомком Хаффлпафф? - спросил Дейвис.
- Диггори, - ответила Луна, - Не думаю, что его родители ещё решаться иметь детей.
- Седрик? Но откуда ты знаешь, - поражённо спросил Гивент.
- Он был душой факультета, его ум и смелость были достойны и Гриффиндора и Райвенкло, но его распределили на Хаффлпафф. Да и внешность похожа на портреты Хельги из «Истории магии», - ответила Луна, посмотрев на появившийся пергамент, - Если бы он не был её наследником, то никогда не попал бы в её факультет, так же, как и Невилл не попал бы в Гриффиндор, не будь он его потомком. Думаю, у Седрика именно мать является наследницей Хельги.
- Знаешь, ты – единственная, кому я могу поверить на слово, - сказал Деррен, уже привыкший к тому, что рассуждения Луны, какими бы неправдоподобными не казались, всегда приводят к правильным выводам.
- Я тоже верю, вот только переварить столько информации в один день не очень легко, - кивнул Гивент, девушка загадочно улыбнулась обоим юношам.
- Смотрите-ка, Луна права. У неё действительно в предках есть Ровена, - сказал Дейвис, несколько минут уже стоявший рядом с девушкой.
- И не надоело подглядывать в родословные? - поддел Гивент.
- Но у нас-то с Пау только мы, так хоть на другие полюбуюсь, - в тон ответил Дейвис и улыбнулся девушке, - Твоё имя, Полумна.
- Луни Элизабет Линн, - произнесла девушка. Она единственная, по настоянию Артура, не стала менять своё имя, а лишь взяла его давно забытый вариант.
- Но такой фамилии нет в родословной, - удивился Дейвис, однако пергамент вспыхнул и показал часть материнской ветви, берущий начало от Ровены, имя которой было чуть в стороне и до этого пунктиром соединялось с именем матери Луны, показывая, что миссис Лавгуд из рода Райвенкло. Сейчас же родословная стала более подробной.
- Это фамилия моей бабушки, - сказала Луна, смотря, как её новое имя соединяется с родом Линн.
- Что ж, так даже лучше. Теперь вы, моя леди, только из рода Ровены, - кивнул девушке Артур.
- А остался кто-нибудь из рода Линн? - с интересом спросил Николас.
- У бабушки было двое детей, но маминого брата в детстве укусил оборотень и он не пережил своего превращения, - сказала Луна, - Насколько я знаю, Линн – магловская фамилия, так что есть ли у меня родственники среди маглов я не знаю. Вряд ли этой фамилией кто-то заинтересуется. Нет ничего странного, что в семье родился ещё один волшебник.
- Ладно, теперь у нас есть имена, - сказала Патриссия, - Думаю, на днях следует заглянуть в банк и перевести под наш контроль состояние Блеков и Поттеров. Учитывая усыновление, проблем быть не должно. А то, что Гарри Поттер забрал всё и вступил в права наследования ещё до своего совершеннолетие, отвлечёт Орден и Пожирателей от нашей семьи. Мы без проблем уладим все формальности в Министерстве.
- С банком проблем не будет, миледи, - сказал гоблин, - За одним можно создать сейф роду Лауэль. Насколько я выяснил, ваши родители открывали вам сейфы, к тому же, вы совершеннолетние, так что ни у кого вопросов не возникнет.
- А родители поволнуются, - подхватил мысль Дейвис и улыбнулся, - Мы только за.
- Отлично, - кивнул Гайон, - Николас и Луни могут получить наследство родителей с своих родов. С родословной и подтверждением права наследования тоже всё гладко. Остаётся наследство Глории. Я выясню, оставались ли реликвии семьи Бост и можно ли их найти.
- Спасибо, - смутилась девушка. Она никак не могла привыкнуть, что гоблин может быть таким… человечным. В Гринготсе ей ни разу не встречался гоблин, с которым можно было бы просто что-то обсудить, а Гайон был очень открыт, он всем сердцем был предан их огромной семье.
- С этим решили. Благодарю, Гайон, - склонил голову Валентин, - Но как мы объясним в отделе образования, что мы все вместе? Семь детей почти одного возраста и двое взрослых – это довольно странно.
- Ну, мы с Гивентом - ваши дети, - усмехнулся Деррен, посмотрев на мать.
- С вами и так всё ясно, - улыбнулась Патриссия.
- Мы – брат и сестра. Наши родители и вы организовали в замке небольшую школу. Но, так как наши родители погибли, а вы – сквибы, пришлось отправить нас всех в Хогвартс, - внёс своё предложение Дейвис.
- Очень хорошая история, - кивнул Артур, с уважением посмотрев на блондина.
- Ну, тогда я – сирота. Деррен и Гивент увидели, как я колдую, и вы забрали меня к себе, - задумчиво произнесла Луни.
- Ага, а мы с Глорией просто дети ваших знакомых. Наши родители – тоже сквибы, они не захотели возвращаться в мир магии. Думаю, никто не усомниться в этой истории, - сказал Николас.
- Вы правы, придраться не к чему, - кивнул Элиот.
- А если нас узнают? - спросила Луна.
- Это почти невозможно. Все вы очень изменились, а смена имени ещё незначительно подкорректирует вашу внешность. Думаю, недели через две вы окончательно примете свой новый облик и имя, - задумчиво произнёс Элиот, - Министерство принимает СОВ у тех, кто получал домашнее образование, в середине августа. К тому времени изменения уже закончатся. Кроме СОВ, у вас ещё будет небольшая проверка на знание материала шестого курса. Вы все замечательно подготовлены. Проблем не должно возникнуть, даже несмотря на то, что Луни по возрасту не подходит для седьмого курса.
- А Луни точно будет с нами? - с надеждой спросил Деррен.
- Ни что не указывает на обратное, - усмехнулся Самуэль.


Глава 22. Их не ждали

В двадцатых числах июля волшебный мир потрясло известие об объявлении пропавших студентов. Неизвестно каким образом, но некоторые волшебники узнали, что двадцать третьего числа в банке были закрыты счета, принадлежащие Поттеру, Долгопупсу и Лавгуд. Пожиратели также выяснили, что закрыты сейфы Драко Малфоя и дочери Паркинсона. Все три стороны мгновенно активизировались, Министерство возобновило расследование, но никаких свидетелей найти не удалось. И хотя представители банка ходили в последнее время мрачнее обычного, но древний обет никто нарушить без воли клиента не мог, да и не хотел.
Через неделю безуспешных поисков Дамблдор сам решил выяснить, каким образом несовершеннолетний герой магического мира мог закрыть свои счета без ведома опекуна. Вот тут-то директора и поджидал малоприятный сюрприз: мальчик вступил и в права наследования состояния Блеков, а это значило, что в банке он уже мог больше не появиться. Дамблдор тут же направился в Министерство в отдел опекунства.
- Добрый день, профессор, - поприветствовала его пожилая дама, сидевшая за столом в архиве отдела.
- Добрый, Элеонора, - улыбнулся бывшей ученице директор.
- Что привело вас сюда? - спросила женщина.
- Несколько лет назад я взял опекунство над одним мальчиком. Хотелось бы выяснить, где он сейчас, - ответил директор.
- О, конечно, профессор, одну минутку, - женщина встала и скрылась в боковой двери, ведущий в сам архив. Через какое-то время Элеонора вернулась, на её лице было написано крайнее изумление. Посмотрев на директора, женщина неуверенно произнесла, - Опекунство отменено в связи с усыновлением.
- Что?! Усыновлением? Но это невозможно, - директор как-то загнанно посмотрел на женщину.
- Вот,- Элеонора протянула профессору пожелтевший пергамент.
Дамблдор взял бумагу шестнадцатилетней давности. Напротив имени Гарри Поттера он значился опекуном, но ниже достаточно свежими чернилами было написано об отмене опекунства.
- Но кто? Когда? - потрясённо спросил директор, посмотрев на бывшую ученицу.
- Я не нашла. Информация скрыта, - ответила женщина.
- Как такое возможно? - вслух спросил Дамблдор.
- Либо это было магическое усыновление, либо процедура вхождения в род, - ответила женщина, - Но в любом случае узнать это невозможно, - женщина протянула профессору ещё один пергамент, на котором имя Гарри было взято в кавычки и рядом стоял вопрос. Напротив же были размытые синие чернила.
- И что это значит? - недоумённо посмотрел на листок Дамблдор.
- Магия не знает, жив ли мальчик. А его новые родители навсегда исчезли из мира. Магия их стёрла. Но, учитывая, что чернила были синие, могу сказать, что усыновили мальчика либо маглы, либо сквибы, - ответила женщина.
- Благодарю, - Дамблдор отдал даме оба пергамента и, плохо понимая происходящее, направился к выходу.
На следующий день он узнал, что Гарри был усыновлен семьёй Дурсль. Притом усыновление было обычным. Вопросов возникало всё больше. Дамблдор проклинал себя за то, что раньше не занялся расследованием. Полгода назад он был абсолютно уверен, что мальчик вернётся, и не стал афишировать своё опекунство над юношей. Но теперь он понял, что ошибся, что ещё тогда следовало заняться всем лично.
***
А в то время, как весь магический мир крутился у Гринготса в поисках свидетелей, семья Де Мелори готовилась к выходу в свет.
- Вас не узнать, - улыбнулся Артур, который расположился на картине в гостиной дома Блеков.
Почти две недели семья жила в Лондоне. Их внешность действительно изменилась после того ритуала. Самые поразительные изменения произошли с Патриссией: женщина стала просто красавицей. Мышиного цвета волосы стали красивого светло-русого оттенка и густой копной спадали до пояса, фигура стала более изящной и женственной, шея больше не казалась непропорционально большой, лицо приобрело черты истинной аристократки, зубы больше не были лошадиными. Больше всего, как утверждал Самуэль, Патриссия походила на его мать. Валентин тоже приобрёл некоторые черты аристократа, хотя и до этого мужчину никто уже и не мог бы сравнить с бывшим Верноном Дурслем. Сейчас же подтянутый высокий мужчина и вовсе не был похож на себя. Рыжина исчезла из волос, которые стали более тёмного каштанового цвета. От шикарных густых усов, мужчина оставил лишь короткие, аккуратно очерченные усы, придававшие его виду воистину королевский облик.
Что касается детей, то больше всего изменилась Луни. Глаза уже ни казались такими большими и стали тёмно-серыми, волосы стали серебристо-белыми, они струящейся волной ниспадали чуть ниже лопаток. Хрупкая фигурка стала более изящной, лицо, по мнению Артура, напоминало Ровену. Как с улыбкой сказал Элиот, девушка стала настоящей Луной: такой же таинственной и красивой. Николас тоже значительно изменился. Ещё до смены имени он сильно похудел, а теперь стал более грациозным и изящным. Во всём его облике было нечто благородное, черты лица стали чёткими и чуть резкими, волосы тёмно-каштановой гривой обрамляли лицо, глаза стали более яркого карего цвета.
Остальные почти не изменились, но в облике каждого можно было угадать настоящего аристократа. Деррен, светлые волосы которого были почти как у матери, приобрёл лишь темно-синие глаза, в то время как раньше у него были серо-голубые, как у Патриссии. Гивент, невероятно-чёрные волосы которого ниспадали до плеч, теперь имел насыщенного цвета тёмно-зелёные глаза. Как пояснил Элиот, глаза редко сохраняют тот цвет, который был в младенчестве, но ограничитель сыграл свою роль. Теперь же магия вернула всё на свои места. Юноша очень походил на Самуэля, чему их предок был несказанно рад. Дейвис тоже опустил за эти полгода волосы до плеч. Его платиновый цвет волос стал чуть серебристым, серые глаза остались прежними, но весь облик и уверенная осанка никому уже не могли сказать, что он ещё недавно был Малфоем, хотя для ребят это было очевидно.
Хрупкая фигура и черты лица Глории стали утончёнными, карие глаза стали более тёмными и выразительными, тёмно-каштановые волосы стали более светлыми и теперь не лежали непослушной гривой, а красиво струились, ниспадая чуть ниже талии и слегка завиваясь. Облик Паулы стал более резким и решительным, однако грации и изящества ей тоже было не занимать. Чёрные волосы спадали почти до талии, широкие брови придавали лицу грозное выражение, которое усиливалось при взгляде в её абсолютно чёрные глаза. Дейвис всё чаще сравнивал свою девушку с её суровой защитницей, но Паула лишь улыбалась.
- Жаль только, что шрам не убрать, - посмотрел на своё отражение Гивент.
- Почему же, - неожиданно сказал Элиот, - Ваш защитник вполне справиться с этой задачей.
- Что? - Гивент изумлённо посмотрел на старца, затем также недоверчиво взглянул на свою палочку.
- Попробуй, - попросила Глория. Ей нравился шрам юноши, но он мог их выдать, а значит, следует от него избавиться.
Гивент взмахнул палочкой. Посреди гостиной появился белый единорог. Юноша и его защитник несколько минут смотрели друг на друга, затем единорог приблизился и коснулся рогом шрама на лбу подростка. Невероятная боль охватила сознание, в глазах всё поплыло, желудок сжало, дыхание стало прерывистым. Сквозь крепко стиснутые зубы прорвался стон, глаза заволокло пеленой слёз, ноги подкосились. Единорог, заржав, не дал разорвать контакт, опустив голову к осевшему на пол почти бессознательному парню. Вдруг из груди юноши вырвалась чёрная тень. Единорог встал на дыбы и пронзил рогом тёмную дымку, лишь горстка пепла упала на ковёр. Единорог вновь посмотрел на юношу и растворился.
- Гив! - к юноше кинулись все, кто был в гостиной.
- Гивент, очнись, - Глория прижала к себе юношу, нежно гладя по волосам, из глаз девушки текли слёзы. Юноша был без сознания, дыхание было еле заметно и вырывалось из уст с каким-то хрипом.
- Братишка, не уходи, - Деррен положил руку на грудь брата, сердце сковало болью.
- Гив, ну же, ты ведь сильный, - шептал Дейвис, как и Глория, поглаживая мокрые волосы подростка.
- Ты же обещал, я не смогу без тебя. Гив, я люблю тебя, я не вынесу, если ты уйдёшь, - Глория уже плакала навзрыд, крепко прижав к себе парня.
- Я… не брошу… тебя, - еле слышно прохрипел юноша. Сознание уходило, но он слышал друзей, слышал любимую. Он не мог их бросить. Не теперь. Сил не было, но он боролся, боролся с той упоительной тьмой, которая казалась такой желанной. Но он не мог, не мог отдаться невероятному желанию уснуть, уйти навсегда от этого мира, от боли и лжи. Его ждали, ему теперь было, за что сражаться. Он почувствовал, когда тьма отступила, по телу разлилось спокойствие и умиротворение. Сил не было, но он смог прохрипеть эти слова, смог успокоить Глорию.
- Гив, - девушка чудом услышала слова юноши. Невероятное облегчение и радость появились в её глазах, - Он не уйдёт, он сказал, что не бросит.
- Сынок, - Валентин поднял юношу на руки и отнёс в ближайшую спальню.
Несколько дней друзья не отходили от парня. Деррен и Глория так и вовсе не покидали Гивента, проваливаясь в сон прямо в креслах. Юноша очнулся лишь к вечеру третьего дня. Силы вернулись, но он был ещё слаб.
- С возвращением, - облегчённо улыбнулся Артур, заметив, что юноша открыл глаза.
- Что это было? - прохрипел парень, посмотрев на картину.
- Я тоже хотел бы это знать, - сказал Дейвис, улыбнувшись другу и садясь на его кровать.
- Я не ожидал такого результата, - виновато сказал Элиот, который ни на секунду не покидал холста, беспокоясь за юношу.
- А чего ты ожидал? - хрипло спросил Гивент, с благодарностью принимая от Глории стакан с водой.
- Небольшая боль, и шрам должен был исчезнуть, - оправдывался Элиот.
- Я бы не сказал, что боль была «небольшая», - сказал Гивент, проводя по тому месту, где был шрам. Шрама больше не было.
- Ваш Лорд так расколол свою душу, что осколок души откололся, когда заклинание отразилось в него. Вероятно, осколок попал в тебя, Гивент. Поэтому твой защитник и не решался избавить тебя от шрама. Но теперь связь с вашим Лордом больше не существует. Да и со змеями ты разговаривать больше не сможешь, - сказал Артур.
- Это великолепно, - слабо улыбнулся юноша.
- Так вот почему ты должен был умереть. Дамблдор знал, что ты невольно стал крестражем Лорда, а значит, Лорд не умрёт, пока жив ты, - воскликнула Глория, поражённая своей догадкой.
- Вы правы, моя леди, - согласился с девушкой Артур, - Но теперь пророчество не имеет силы. Единорог избавил Гивента от этого проклятия.
- А метка, защитник может избавить от метки? - Дейвис с надеждой посмотрел на свою левую руку.
- Сейчас проверим, - Гивент, чуть приподнявшись, взял свою палочку и взмахнул ею.
Единорог опустил голову на плечо юноши, словно приветствуя, а затем повернулся к блондину и задел руку в районе метки. Резкая боль пронзила руку и тотчас угасла. Дейвис, закатав рукав, с удивлением посмотрел на поблекшую метку. Через секунду на руке осталась лишь чёрная пыль. Паула, подойдя к парню, смахнула с его руки пыль от метки и легонько поцеловала.
- Теперь мы свободны, - нежно сказала девушка.
- Спасибо, - посмотрел на Гивента Дейвис. Он почувствовал невероятное облегчение от того, что больше никогда не придётся вскакивать от невероятной боли в руке, что их с Паулой никто не сможет обвинить в пособничестве Тёмному Лорду, что он никогда не будет слугой этого монстра.
Гивент ещё несколько дней пролежал в постели. Десятого августа Патриссия и Валентин с Гайоном отправились в Министерство. Все документы были оформлены, придраться было не к чему. Магический мир в шоке узнал о возвращении семьи Де Мелори. Через три дня ребята с успехом сдали СОВ и вступительные экзамены. Все были приняты на седьмой курс в Хогвартс. Министр лично вручил ребятам приглашения и список необходимых вещей и литературы, но в Косой переулок отправилось только старшее поколение Де Мелори – не следовало привлекать слишком большое внимание к семье. Так, за хлопотами, приближался и день отъезда.


Глава 23. Снейп и Люпин

До первого сентября осталось три дня. Сборы были закончены, чемоданы собраны. В последние дни решено было просто как следует отдохнуть.
- И на какой факультет мы направимся, - спросил Николас, развалившийся в кресле в гостиной.
- Ты прав, надо бы быть всем вместе, - кивнул Деррен.
- А не слишком это будет для школы? Все семь человек в один факультет. Да им расписание менять придётся, - насмешливо произнёс Дейвис.
- Переживут, - махнула рукой Паула, положив голову на плечо юноши.
- Смотрите, не попадитесь. Вы ведь, по легенде, брат и сестра, - поддел Гивент, обнимавший Глорию.
- Не волнуйся, - в тон ответил Дейвис, демонстративно целуя Паулу.
- Хватит вам, - усмехнулась Луни, - Я предлагаю Райвенкло.
- Ага, где училась Чжоу со своей подругой. Нет уж, увольте, - усмехнулся Гивент.
- Зато там очень красиво и есть своя библиотека, - не согласилась Луни.
- Тогда пусть Слизерин. Снейп за своих глотку перегрызёт, да и в подземельях будем в безопасности, - сказал Дейвис.
- И под пристальным взором Дамблдора, - не согласился Гивент, - Да и вряд ли ваши прежние друзья не приняли метку, а, значит, в подземельях опасно.
- Не хочешь ли ты в Гриффиндор? - изогнул бровь Дейвис.
- Спасибо, но там учатся только будущие орденцы, а меня в Орден не тянет, - покачал головой юноша.
- Ну тогда остаётся Хаффлпафф, нам в него, - рассмеялся Дейвис, но, посмотрев на серьёзное лицо друга, удивлённо продолжил, - Неужели ты хочешь на этот факультет? Да там одни недоумки!
- Я помню, как ты говорил, что уйдёшь из школы, если тебя распределят на этот факультет, - вспомнил Гивент их первую встречу в магазине мадам Малкин шесть лет назад, - И знаю, что чистокровным не пристало там учится. Но, с другой стороны, младшая сестра Самуэля там училась и была потрясающей колдуньей.
- Да она единственная в вашем роду училась на Хаффлпаффе! Уверен, что туда просто попала её подружка. У вас же все предки учились либо в Слизерине, либо в Райвенкло, - попытался достучаться до юноши Дейвис.
- Ну а я был в Гриффиндоре, - возразил юноша.
- По своей глупости, - резко сказал Дейвис, - Ты мог учиться со мной!
- Прости, - Гивенту тоже было жаль, что он тогда выбрал Гриффиндор, и он старался не поднимать эту тему при Дейвисе, - Но Хаффлпафф нам как нельзя подходит. Никто не воспримет всерьёз, а в Гриффиндоре и Слизерине мы окажемся под пристальным вниманием директора и профессоров.
- Ну хотя бы Райвенкло, - взмолился блондин.
- Там и так студентов много. В наш год зачислили девять человек. В Гриффиндор и Слизерин – по восемь. А в Хаффлпафф зачислили меньше всех. Их только шестеро. Правда, сейчас в Слизерине тоже шестеро, а в Гриффиндоре всего пять, но я согласна с Гивентом, нам лучше в Хаффлпафф, - задумчиво сказала Глория.
- За что?! - простонал блондин, состроив просяще-жалобную мордашку. Все рассмеялись.
- Ничего, там кухня рядом. Их вход буквально в двух шагах, на втором этаже, - постарался успокоить друга Гивент, - Да и ребята отличные. Не зря Хельга выбирала добрых и трудолюбивых.
- Да, они не притворяются, им всё равно, что о них думают, - поддержала Глория.
- Ага, иногда даже слишком открыты, - вспомнил Гивент Захарию Смита, который своей непосредственностью и прямотой так раздражал Рона. Однако не Смит их предал Амбридж, а райвенкловка. Юноша улыбнулся и посмотрел на печального друга, - И они не предадут. В них я уверен.
- Ну раз так, то безопасность нам важнее, - страдальчески произнёс блондин, уступая.
- Не забудьте, когда наденут шляпу, думайте о нужном факультете. Иначе она нас раскидает неизвестно куда, - обвёл друзей взглядом Гивент. Он отлично помнил, как быстро иногда шляпа принимает решения, а они должны быть вместе.
- И зеркала лучше назвать нашими вторыми именами. Так мы их быстрее запомним, да и наших защитников скроем, - предложила Луни.
Все недоумённо посмотрели на девушку, но согласились. Достав палочку, каждый прикоснулся к своему зеркалу и произнёс своё второе имя. Зеркала засветились, новые имена были приняты.
- Ну всё, скоро уедем в школу, - убрав зеркало, откинулся на спинку кресла Деррен.
- Да, - Гивент задумчиво посмотрел на окно. Каждый день они видели у парка Люпина. Он неотрывно нёс службу с раннего утра и до позднего вечера, когда его менял кто-то из орденцев. Несколько раз появлялся Снейп. Пожирателей они не видели, но это не означало, что их нет.
- Пошли. Я же вижу, что ты переживаешь. Мы уедем, а он так и будет тут сидеть. Не мучай ни его, ни себя, - на ухо произнёс незаметно подошедший Дейвис.
- А если это опасно, если из-за нас на него нападут, - с болью посмотрел на друга Гивент.
- Мы никого не видели. Нас никто не узнает. Но, в любом случае, мы владеем такой магией, что сможем защитить и себя и его. Мы успеем его увести, - уверенно ответил блондин, смотря в глаза юноши.
- Иди, - поцеловала его Глория, - Он тебя ждёт.
Гивент улыбнулся и посмотрел на Дейвиса:
- Ты со мной?
- Уж не думал ли ты, что я отпущу тебя одного, - хмыкнул блондин, подавая руку.
- Мы вас ждём, - сказал на прощание Деррен.
Юноши кивнули и исчезли. Никто не должен был знать, что они живут в этом доме.
***
Осталось три дня. Три дня, и он не сможет сюда приходить. Дежурство давало хоть какую-то надежду, а в школе он будет как в тюрьме. Вздохнув, Люпин в который раз посмотрел в пространство между одиннадцатым и тринадцатым домами.
- Гарри, где же ты, - прошептал оборотень, с болью опустив взгляд.
Со стороны парка послышались голоса. В ворота вышли два красивых подростка. Люпин напрягся. Он сразу почувствовал, что незнакомцы – маги.
- Не разрешите присесть, - спросил брюнет, садясь на скамейку.
- Не возражаю, - напряжённо ответил Ремус, хотя в его согласии, похоже, не нуждались.
- Не хотите ли прогуляться, профессор? - спросил севший рядом юноша.
- Благодарю, но я бы остался, - посмотрел на него Люпин. В глазах подростка была усмешка, а обращение к нему, как к профессору, настораживало ещё больше.
- Но мы настаиваем, - произнёс блондин, опёршийся о спинку скамейки.
- И можно узнать, кто вы такие? - ядовито произнёс появившийся из ниоткуда Снейп.
- О, чёрт, не учли, - трагическим голосом произнёс Дейвис. Они никак не ожидали, что появиться мастер зелий, а он появился и теперь весьма подозрительно смотрел на них. Вся его поза говорила, что он без раздумий готов напасть, если подростки предпримут хоть какие-то действия.
- Профессор, мы будем рады, если и вы пойдёте с нами, - брюнет в упор посмотрел на зельевара.
- Не пристало разговаривать на улице, - прямо за спиной Снейпа появился ещё один подросток.
Зельевар вздрогнул от неожиданности и резко развернулся. Палочка тотчас оказалась в руках и была нацелена в лицо Деррена. Люпин с невероятной лёгкостью поднялся и встал спиной к спине зельевара, в его руке тоже была палочка, направленная на двух первых подростков.
- Мы ничего вам не сделаем, мы с миром, - сказал блондин, резко взяв друга за плечи и рывком заставив его подняться. Схватив за руку, он притянул брюнета к себе. Теперь юноши стояли за скамейкой плечом к плечу.
Люпин среагировал на это мгновенно, выпустив обездвиживающее заклинание. Блондин успел рукой закрыть друга, благодаря Элиота за то, что научил нескольким защитным беспалочковым заклинаниям. Щит отбил луч, Люпин ближе придвинулся к Снейпу, с удивлением посмотрев на юношей, без палочек отразивших его заклинание.
- Не надо, Ремус, - прошептал брюнет.
Люпин замер, он чудом услышал слова юноши. Ремус поднял взгляд и внимательно посмотрел в глаза незнакомому подростку. Что-то шевельнулось внутри, он видел узнавание и боль в этих тёмно-зелёных глазах. Сердце сжалось, на лице появилась надежда и недоверие. Оборотень тряхнул головой, отгоняя наваждение.
Гивент грустно опустил взгляд, а затем четко и холодно сказал:
- Мы уходим. Простите, что побеспокоили вас.
Снейп и Люпин поражённо замерли. Деррен не спеша, чтобы не спровоцировать зельевара, присоединился к друзьям.
- Всего хорошего, - склонил голову брюнет и юноши направились прочь с площади.
- Гарри! Не уходи, - Люпин не мог сказать, почему эти слова вырвались из его уст, почему подросток вызвал в нём такие чувства. Но он был уверен, что этот брюнет и есть Гарри.
Юноши резко остановились. Гивент со счастливой улыбкой обернулся к Люпину. Надежда в глазах оборотня превратилась в чистое счастье. Он не ошибся.
Гивент бросился к Ремусу. Мужчина поймал его в объятия и крепко прижал к себе.
- Гарри, Гарри. Я так долго тебя ждал. Я так надеялся, - шептал оборотень, из глаз которого текли горячие слёзы.
- Я знаю. Мы боялись, что здесь Пожиратели, что мы подставим тебя, - ответил юноша, смотря в янтарно-карие глаза Люпина.
- Прости, я не сразу тебя узнал. Прости, что бросил заклятие, - не отводил глаз Люпин.
- Но ты узнал, - улыбнулся юноша, уткнувшись лицом в плечо мужчине.
Снейп прирос к земле, когда услышал слова Люпина. А когда этот темноволосый юноша обернулся и бросился к его другу, он открыл рот от изумления. Он не мог поверить, что этот юноша и есть Гарри Поттер. Это невозможно.
- Закрой рот, крёстный, - раздался сбоку насмешливый голос.
Снейп резко повернулся и встретился взглядом с блондином. Слова юноши не сразу дошли до сознания мужчины. Снейп несколько минут смотрел в серебристо-серые глаза подростка.
- Драко? - в шоке вымолвил он. На лице юноши расплылась довольная улыбка.
- Нам пора. Не хотелось бы, чтобы кто-нибудь заметил нас, - оглядываясь, сказал Деррен.
- Пошли, - согласился Гивент, взяв за руку Ремуса. Дейвис взял руку крёстного. Через минуту у парка уже никого не было.
***
В гостиной дома Блеков появилось пять человек. Снейп и Люпин, удивлённые необычно мягким перемещением, переглянулись, затем быстро оглядели комнату, где находились семеро подростков.
- Мы в доме Блеков? - Люпин никогда прежде не видел, чтобы дом так уютно выглядел. Гостиная сверкала чистотой и не была мрачной, как при нахождении здесь орденцев, а вся наполнена светом.
- Добро пожаловать, - улыбнулся брюнет.
- И вы не хотите нам ничего объяснить? - изогнул бровь Снейп, посмотрев на крестника.
- Вообще-то мы хотели поприветствовать Люпина. Надоело смотреть, как он каждый день не отходит от дома, - сказал блондин и усмехнулся, - Но твоё появление, крёстный, не входило в наши планы.
- Весьма сожалею, - ядовито сказал зельевар, - Но что здесь происходит?
- Мы возвращаемся в Хогвартс, - сказала Глория, подходя ближе. Снейп изучающе посмотрел на девушку:
- Мисс Грейнджер, если не ошибаюсь.
- Вы правы, профессор, - учтиво поклонилась Глория. Мастер зелий удивленно приподнял бровь. Девушка безупречно следовала этикету аристократов, что было поразительно, учитывая её происхождение.
- И вы всё это время были здесь? - поражённо спросил Люпин.
- Последний месяц, - пожал плечами Гивент, - Надо было подготовиться к школе.
- Какая школа? Да вас вся Англия ищет, - саркастически воскликнул Снейп.
- Крёстный, ты нас давно видел? Если бы Гив не показал своих чувств, вы бы нас в жизни не узнали, - медленно сказал блондин.
- Гив? - недоумённо посмотрел на брюнета Люпин.
- Так, давайте всё по порядку, - прервал всех Деррен, - Профессора, кого из нас вы знаете?
Люпин и Снейп, переглянувшись, осмотрели ребят. Снейп задержал взгляд на Пауле:
- Мисс Паркинсон?
- Добрый вечер, профессор, - улыбнулась девушка.
- Ну, значит, здесь есть Долгопупс и Лавгуд.
- С логикой у тебя в порядке, крёстный, - усмехнулся Дейвис, смотря на удивлённого зельевара, который смотрел на девушку, которая, по идее, и была Полумной Лавгуд.
- Хорошо, - сказал Николас, - Но мы не знаем, можем ли вам доверять.
- Невилл? - Ремус посмотрел на юношу, которого выдал лишь цвет волос, ведь из двух оставшихся юношей только он был шатеном.
- Ремус, я верю тебе, но никто о нас не должен узнать, - Гивент посмотрел оборотню в глаза.
- Я понимаю, - кивнул Люпин.
- Никто не должен узнать? И как же вы тогда пойдёте в школу, - ядовито спросил Снейп.
- Мы расскажем, если вы скажете, что вас связывает, - чётко сказал Дейвис, посмотрев на профессоров.
- Ваше исчезновение. Мы не можем сказать больше, но мы уже не с Орденом и не с Пожирателями, - сказал Люпин.
- То есть, вы тут дежурили сами по себе? Тогда почему же мы днём не видели орденцев, и зачем они вас сменяли каждую ночь? - приподнял бровь Деррен.
- Вы наблюдательны, - посмотрел Люпин на юношу, - Но Орден не узнает о нашей встрече. Мы вас не выдадим.
- Так, я запутался. Луни, что ты поняла? - обратился Гивент к девушке, которая всегда подмечала даже незначительные нюансы. Девушка улыбнулась, поняв, что он хочет:
- Профессор Люпин и профессор Снейп организовали новое движение, - начала девушка, не обращая внимания на ошарашенные взгляды профессоров, - За эти полгода они стали лучшими друзьями, ведь профессор Снейп сильно рисковал, неоднократно приходя сюда. А дружеские жесты выдают волнение за профессора Люпина. Думаю, учитывая как часто профессор смотрел в последнее время в сторону дома, Дамблдор переводит его в другое место. Я не удивлюсь, если он вернётся в школу на должность преподавателя ЗОТИ.
- Но как вы узнали? - в шоке спросил Люпин.
- Не стоит недооценивать девушек, - усмехнулся Гивент и перевёл лукавый взгляд на подругу, - И сколько человек решили выступить против мира?
- Думаю, с ними Тонкс. Она влюблена в профессора и, на месте профессора Люпина, я бы взяла её с собой. Возможно, ещё твои родители, Дей, - посмотрела она на блондина, - Лорд Малфой всегда оставался более человечным, чем остальные Пожиратели. А твой отец, Пау, вероятнее отречётся от тебя, нежели рискнёт пойти против Лорда. Надеюсь, здесь я не права.
- Мисс Лавгуд, вы правы во всём, - еле выговорил Снейп, опускаясь в ближайшее кресло.
- Что ж, я это знала, - грустно сказала Паула. Дейвис утешительно обнял её:
- Мало кто готов бороться со смертью. А нас обещали убить, - печально сказал юноша.
- Но откуда вы это знаете? - посмотрел на подростков мастер зелий, а потом в догадке перевёл взгляд на брюнета, - Мистер Поттер опять шпионил за Лордом?
- Нет, профессор, мои предки удосужились научить меня окклюменции, да и с Лордом мне не по пути, - усмехнулся подросток.
- Лорд вызывал меня через метку, - пояснил Дейвис, тронув руку в том месте, где ещё совсем недавно была метка.
- О, у нас гости? Добрый вечер, профессора, - в гостиную вошли Патриссия и Валентин, весь день проведшие в Министерстве, подтверждая своё звание профессоров истории, этикета и магического права, которыми они представились при первом визите к министру. Теперь же у них были соответствующие дипломы, что могло стать ещё одним преимуществом в этой политической войне.
- Добрый вечер, мадам, - склонил голову зельевар. Что-то неуловимо знакомое было в облике красивой женщины.
- Кикимер скоро накроет ужин, не останетесь? - учтиво спросил Валентин.
- Кикимер накроет… - Люпин тоже опустился в кресло. Он никак не мог поверить в происходящее. Да чтобы Кикимер хоть что-то полезное сделал – в это сложно было поверить.
- Ладно, не будем вам мешать. Мальчики, слишком не шокируйте профессоров. Им ещё в школу ехать, - усмехнулся Валентин, посмотрев на невменяемых мужчин.
- Хорошо, пап, не будем, - хором ответили Деррен и Гивент, чем повергли профессоров ещё в больший шок.
- Меня усыновили, - пояснил Гивент, посмотрев на Ремуса, когда родители скрылись за дверью.
- Давно? - только и смог произнести мужчина, во все глаза смотря на подростка.
- Год назад, - пожал плечами юноша.
- Ладно, довольно, а то и правда сведём профессоров с ума, - сказала Глория и чётко позвала, - Кикимер!
- Да, миледи, - поклонился появившийся домовик. Северус и Ремус с удивлением посмотрели на старого домовика, впервые на их памяти выглядевшего опрятно. Вокруг тощего тельца было повязано белое с красивой вышивкой полотенце.
- На всех чаю и бутербродов. На ужине будет на два человека больше. И передай Патриссии, что профессора останутся на ужин, - распорядилась девушка. Люпин и Снейп удивлённо смотрели на неё.
Минут через пять на столике выявилось девять кружек с горячим чаем и большая тарелка с бутербродами.
- Угощайтесь, - улыбнулась профессорам Глория.
Пока все ели, никто не произнёс ни слова. Люпин и Снейп обдумывали услышанное, ребята им не мешали. Когда чай был допит, Дейвис с улыбкой посмотрел на зельевара:
- Крёстный, здесь много чего произошло. Я помню, что ты пытался помочь, но я сам не принял помощь. Зато Гив меня спас. Меня и Паулу. Мы за полгода много чего узнали. Мы боремся за себя. Я рад, что мой отец встал на тот же путь, что и я. Значит, наше исчезновение уже не было напрасным. Вы с профессором Люпином стали друзьями, я обрёл настоящую семью. Мы здесь все друг за друга готовы умереть, готовы пойти против всех, лишь бы остаться вместе. И мы вернёмся в школу. Вернёмся гордо и без сожаления. Нас не узнают. У нас другие имена, другое прошлое. Как я понял, вы провели у себя какой-то обряд, иначе бы нам не пришлось строить предположения. Я не хочу, чтобы родители узнали, кто я теперь. Я к этому не готов. Скажите, что мы объявились, что мы скрываемся вместе. Но мы не дадим вам сказать о нас правду, - закончил юноша, твёрдо смотря в глаза крёстного.
- Не дадите? Но наши друзья волнуются о вас, - возразил Люпин, обведя ребят взглядом.
- Волнуются? - скептически спросил Гивент, - Мне нравиться Тонкс, но лишь тебе, Ремус, я полностью доверяю. И я не ошибся. Весь месяц я видел, как ты в надежде смотришь в сторону дома. Ещё на вокзале я понял, как дорог тебе, - тепло улыбнулся юноша мужчине, затем перевёл взгляд на мастера зелий, - Профессор Снейп сегодня готов был пасть в битве с нами. Он полностью на твоей стороне, Ремус. Кроме того, это не он силком тащил Дейвиса к Лорду. Это были его родители. У дома есть одно хорошее свойство. Если хозяин хочет, чтобы сказанное здесь оставалось секретом, так тому и быть. Вам мы доверяем, но мы не готовы довериться вашим соратникам.
- Сириус никогда не говорил о подобной магии, - в шоке сказал Люпин, не отводя глаз от подростка.
- Его дом не принял. Хозяйка дома была против, - ответил Гивент и добавил, - А мне уважаемая Вальпурга весьма благоволит. Она даже сумела убедить Финеаса не рассказывать о нас директору.
- Вы можете задать по вопросу. Мы ответим, но всё мы рассказать не можем, - сказал Дейвис.
Люпин и Снейп задумчиво посмотрели на подростков, потом перевели взгляд друг на друга, о чём-то думая.
- Почему вы так уверены, что вас не узнают? Согласен, к внешности не подкопаться. Однако свиток с именами студентов не может лгать. Даже если вы зовёте друг друга иначе, свиток покажет ваши настоящие имена. К тому же, у мистера Поттера на лбу шрам. И хотя прическа его скрывает, кто-нибудь когда-нибудь может заметить, - произнёс Снейп, посмотрев на всех по очереди.
- Шрам? - Гивент убрал со лба волосы. Шрама не было. Профессора в шоке посмотрели на юношу.
- Нам он не очень нравился, так что решили избавиться, - с усмешкой сказала Глория, нежно погладив юношу по волосам.
- Это невозможно, - еле выговорил Люпин.
- Но факт, - усмехнулся Деррен, бросив взгляд на брата.
- Что касается первой части твоего вопроса, крёстный, - улыбнулся блондин, - То посмотри родословную Малфоев или Поттеров. Нас уже нет. Мы исчезли. Свиток покажет наши имена. Но он покажет только то, кем мы стали.
- Нельзя ли более понятно? - ядовито спросил зельевар.
- Пока всё. Наши имена узнаете в школе. Ну или директор на одним из собраний вам скажет. Но я сомневаюсь. Он всё ещё ищет меня и вряд ли посмотрел, кого ему сунул министр, - усмехнулся брюнет.
- Гарри, кто тебя усыновил? - задал волнующий его вопрос Люпин.
- Дурсли, - спокойно ответил юноша.
- Но как такое возможно? Не хочешь ли ты сказать, что этот юноша, - Люпин кивнул в сторону Деррена, - Твой бывший кузен.
- Он мой брат. Но когда-то его и впрямь звали Дадли Дурслем, - улыбнулся Гивент.
- Но он же магл! - не сдержал удивления Снейп, - А этот юноша определённо волшебник.
- Ну я не виноват, что ваш Дамблдор не разглядел во мне мага, - развёл руками Деррен. Ребята рассмеялись, профессора непонимающе смотрели на них.
Появился Кикимер, позвал их на ужин, накрытый сегодня на кухне. Снейп и Люпин больше ничего важного так и не узнали, несмотря на все свои старания. Через час профессора исчезли. Ребята видели, как Люпина сменил Наземникус. Они не сожалели, что доверились ещё двоим взрослым, и с нетерпением ждали поездки в школу.
Люпин же, отдав свой пост, трансгрессировал в Паучий тупик, где его уже ждали друзья. То, что ребята говорили правду, Снейп с Люпином поняли сразу. Они не смогли сказать и половины из услышанного сегодня. Но Люпин был рад. Несмотря на то, что у них не было секретов друг от друга, он понимал, что рассказать всю правду есть право лишь у ребят. И ещё он был счастлив, что вернётся в школу.


Глава 24. В Хогвартс

Настал день отъезда. Утром вся семья Де Мелори собралась в гостиной дома Блеков.
- Ну и как будем добираться, - спросил Дейвис, посмотрев в окно, - Этот тип всё ещё там.
- Так он и не уйдёт, - усмехнулся Гивент. Они надеялись, что дежурить будет Наземникус, который в основном спал на скамейке, либо куда-то пропадал по делам. Но сегодня дежурил Кингсли, а он с места не сдвинется, выполняя приказ Дамблдора.
- Можем скольжением, - предложила Луни.
- Вряд ли, - возразила Глория, - С чемоданами и клетками будет очень неудобно, и мы можем ошибиться в направлении.
- Ну тогда как родители, воспользуемся камином, - предложил Деррен.
- И куда: в Министерство или в Косой переулок? - усмехнулась Паула, - Будет странно, если семь учеников с чемоданами друг за другом вываляться из камина «Дырявого котла». Очень необычное зрелище, учитывая, что мы тут же уедем в сторону вокзала.
- А если обычная трансгрессия? - спросил Николас.
- Ну уж нет, - содрогнулся Дейвис, вспоминая то весьма неприятное ощущение, которое испытываешь от обычного перемещения.
- Ну тогда как? - спросил Деррен, посмотрев на друзей, - Не портал же создавать? Да мы с таким перемещением всё не утащим, или в дороге потеряем.
- Вы можете переместиться. В нескольких кварталах от вокзала есть пустырь, оттуда можно доехать на автобусе, - задумчиво произнесла Патриссия, смотря на детей.
- А чемоданы? - недоверчиво посмотрел на мать Гивент.
- Мы их за вами отправим, да и проводим вас до вокзала, - спокойно ответил Валентин, улыбнувшись жене.
- И как? Вы же не можете трансгрессировать, - скептически посмотрел на родителей Деррен.
- Мы не только каминами перемещались, - усмехнулся Валентин, - Домовики вполне могут перенести и багаж, и нас с Патриссией. Кстати, перемещаться с ними довольно удобно. Да и никто не узнает, что мы сквибы. Всё выглядит как ваша трансгрессия.
- То есть, никто не знает, что вы не волшебники, - приподнял бровь Деррен.
- Гоблины, дежурный маг, регистрирующий палочки у посетителей Министерства; министр, который никак не мог поверить, что наш род существует, и которому пришлось выдать нашу легенду; и несколько человек, которые усердно пытались доказать, что мы не можем быть профессорами истории и юристами. Правда, последним всё же пришлось признать, что мы отлично владеем историей и правом, и выдать нам дипломы, - усмехнулась Патриссия.
- А мы и не сомневались. Да вы столько всего изучили, что хватило бы на десять дипломов. Наверняка ваша комиссия и половины не знает, - хмыкнул Гивент, - Скорее всего они не чистокровные, иначе бы без слов выдали дипломы представителям столь древнего рода. А вот обычных сквибов маги не очень уважают, поэтому те и уходят к маглам. Сложно, когда не можешь получить хоть какое-то образование. А ведь существуют профессии, для которых магия не нужна. Вы – отличный пример того, что сквиб вполне может владеть и не одной профессией. А на работу добираться можно с помощью каминов или магловским транспортом.
- И будет лучше, если о том, кто вы, узнает как можно меньше народа, - кивнул Деррен.
- Но, мальчики, у нас нет палочек. Этого сложно не заметить. Особенно, если появиться необходимость в волшебстве, - покачал головой Валентин.
- Возьмите мечи, - раздался с картины голос Артура, - При хорошем владении магический меч не хуже щита. Самуэль может научить вас отражать им заклинания, да и нападение с таким оружием будет неожиданным.
- Действительно. Меч будет говорить о вашем положении. А отсутствие палочки никто не заметит, - согласился Дейвис. Самуэль был хорошим учителем. За несколько месяцев ребята научились неплохо фехтовать. У каждого теперь было собственное оружие, которое они выбрали в оружейной замка. Великолепные магические мечи были лёгки и идеально сбалансированы. Гоблины постарались на славу. Каждый меч и ножны просто произведение искусства.
- Хорошо, попробуем и мы овладеть фехтованием, - неохотно сказала Патриссия, посмотрев на ребят, - Но нам пора. Будет лучше, если вас не увидят до приезда в Хогвартс. Не к чему вам лишние расспросы.
Через десять минут в гостиной ни кого уже не было.
***
Двое взрослых и семеро подростков прошли магический барьер и оказались на платформе 9 ¾ . До отхода поезда было больше часа, вокруг никого не было. Попрощавшись с Патриссией и Валентином, ребята пошли к уже стоявшему поезду. Заняв первое купе третьего вагона, они наложили на дверь запирающие и заглушающие чары.
- Ну вот, скоро будем в школе, - улыбнулся Дейвис, садясь у окна, откуда отлично просматривалась вся платформа.
- Интересно, кого поставили старостами вместо нас, - задумчиво произнесла Глория, севшая рядом с Гивентом.
- Ну, вместо тебя – Лаванду. Вряд ли директор выбрал Парвати. Мне интереснее, стал ли Рон капитаном? Я-то ушёл, а Кэти в том году закончила Хогвартс, - приобнял девушку брюнет.
- А в Слизерине? - посмотрела на бывших старост Глория.
- Вместо меня, наверное, назначили Дафну Гринграсс, ну а вместо Дейвиса – Блейза или Тео. Но, думаю, декан выбрал Забини. Блейз лучше учится, да и с обязанностями старосты запросто справиться, - подумав, сказала Паула.
- О, вот и первые студенты, - обратил внимание на семью с маленьким ребёнком Дейвис.
- Наверное, первокурсник, - оценивающе посмотрела на мальчика Паула, - Боялся опоздать.
Ребята смотрели, как прибывают всё новые студенты. Гивент и Дейвис давали для Деррена комментарии, называли имена знакомых.
- Вы только не забудьте, что мы никого здесь не знаем, - усмехнулась Глория, слушая, как друзья вовсю описывают Кребба и Гойла.
- А где Уизли? - когда до отхода поезда осталось минут десять, недоумённо спросил Дейвис.
- Они всегда опаздывают. Хотя Рон утверждал, что в том году они пришли даже рано, - усмехнулся Гивент.
Минуты через три появились и Рон с Джинни в сопровождении родителей, Грюма и Тонкс.
- О, нарисовались, - расплылся в улыбке Дейвис, глядя на них.
- Сделай лицо проще. Грюм и сквозь вагон видит, - осадил друга Гивент. Блондин чуть побледнел и отвернулся от окна. Привлекать внимание мракоборца ему явно не хотелось.
Наконец поезд тронулся. Ребята стали обсуждать последние события. Дейвис крепко обнимал Паулу, понимая, что в школе проявлять излишнее внимание к «сестре» будет неприлично.
- Луни, а почему ты решила, что мои родители заодно с профессорами? - неожиданно спросил блондин, вспомнив разговор с крёстным и Люпином.
- И почему их всего пятеро? Почему ты никого больше не назвала, - поддержал друга брюнет.
- Ну, то, что Люпин и Снейп вместе – это очевидно. Мы месяц за ними наблюдали, - начала пояснять девушка, - Потом Тонкс. Она помогала нам в Министерстве и я узнала её тогда, когда осталась в вагоне. Я видела, как ты, Гив, подошёл к ним. А Тонкс так поддерживала Люпина, что не заметить очевидного было невозможно. Она в него влюблена. Когда же мы встретились с профессорами, я увидела у профессора кольцо. Они обручены, а, значит, они вместе. Не думаю, что Люпин станет обманывать невесту, - продолжила девушка под восхищённые взгляды друзей, - Из Ордена больше никто не мог быть с ними. Орденцы, как и Тонкс, безраздельно доверяют Дамблдору. Ну а их сторона предполагает недоверие директору. Тонкс теперь тоже реально смотрит на вещи, благодаря Люпину. Значит, с ними может быть кто-то из наших родителей. Меня тётя искать не будет, оставит это Министерству. Бабушка Николаса тоже не подходит. Она имеет довольно большую власть и скорее привлечёт связи и будет искать сама, не сильно надеясь на Орден и Министерство.
Николас в шоке посмотрел на подругу. И как по его рассказам она могла сделать такие выводы? Юноша отлично знал бабушку и не сомневался, что Луни права. А девушка тем временем продолжала:
- Что касается твоих родителей, Дей, то я несколько раз видела, как тебя провожают. Твой отец гордиться тобой, но он и не видит тебя. В Министерстве он не хотел нам зла. Тут Гив прав, он лишь должен был выполнить волю Лорда. А когда ты пропал, я думаю, у твоего отца хватило ума понять, что виноват именно он, - посмотрела Луни на блондина, - А Снейп – твой крёстный. Значит, лорд Малфой обязательно ему всё сообщит. Лорд хочет убить тебя. Думаю, твой отец постарается сделать всё, чтобы тебя не тронули. А, значит, он и твоя мать вполне могут быть с профессорами. Остаются только Паркинсоны. Пока в тот раз я ждала, когда все уйдут, я видела, как тебя, Паула, забирают родители. Мне показалось, что твой отец очень строг, и что он всегда прав. Думаю, он скорее откажется от самого дорогого, нежели признает свою ошибку. Но он и горд. Не думаю, что он стал винить Малфоев за то, что ты ушла с их сыном. Лорд Паркинсон будет считать это своей ошибкой, но он не переступит через себя и не пойдёт к Малфоям. Значит, твои родители отпадают. А больше я не знаю, кто мог к ним присоединиться, - закончила девушка.
- Ты права, Луни. Мой отец всегда был таким, - грустно кивнула Паула, тая в объятиях своего парня, - Жаль только маму. Но она никогда не пойдёт против воли отца. Будет страдать, но не уйдёт. Но зато она в безопасности. Думаю, папа лишь за неё готов отдать свою жизнь.
Так они и ехали. Гивент стал рассказывать брату о Хогвартсе: о замке, о профессорах, о привидениях и учёбе. Друзья дополняли и комментировали. Они не замечали времени, а поезд тем временем уже подъезжал к станции Хогсмид.


Глава 25. Распределение

Карета подъехала к Хогвартсу. Удивительно, но из-за суматохи на них никто не обратил внимания. Поднявшись в холл, они задумчиво огляделись.
- Ну и как нас будут распределять? Мы же не первокурсники, - задумчиво протянул Дейвис.
- Скорее всего, кто-то из старост должен был сказать нам в поезде, - пожала плечами Глория.
- А почему не сказали? - недовольно проворчал блондин.
- Так мы же заперлись, умник. А на платформе сразу пошли к каретам, - притворно закатил глаза Гивент. В их сторону уже шёл староста Хаффлпаффа. Гивент, хотевший было его поприветствовать, в последнюю секунду спохватился и изобразил на лице вежливо-безразличное выражение.
- Меня зовут Эрни Макмиллан, - представился их бывший сокурсник, - Я – староста школы. Вы, должно быть, новенькие?
Ребята молча кивнули.
- Простите, что не нашли вас в поезде. Пойдёмте со мной. Вас распределят после первокурсников.
Эрни провёл их в небольшую комнатку.
- Подождите немного. Скоро МакГонагалл приведёт первокурсников, и вы с ними пойдёте в Большой зал. Распределением занимается шляпа. Вы попадёте в тот факультет, которому больше подходите. Удачи, - улыбнулся Эрни и направился к выходу. Но выйти он не успел. У него на пути появилась Лаванда.
- О, новенькие, - с интересом оглядела их девушка, оценивающе посмотрев на юношей, - Я из Гриффиндора, староста школы. Меня зовут Лаванда Браун. Надеюсь, кто-то из вас попадёт к нам.
И девушка убежала. Эрни неодобрительно покачал головой и вышел за нею.
- Староста школы? Она?! - в шоке посмотрел на дверь Дейвис.
- А кого ты предлагаешь? Если бы мы остались, то был бы ты и Глория, а так – кто остался, - развёл руками Гивент. Он тоже надеялся, что это будет не Лаванда.
- Почему ты так решил? - удивился блондин.
- Ну, за тебя Снейп горой, а из девушек только Паула и Глория подходили. Из одного факультета старост школ не назначают, да и Дамблдор отдаст предпочтение моей подруге, - пожал плечами Гивент.
- Эрни – хороший староста. Я рада, что назначили его, - улыбнулась Глория, - А вот как Лаванда получила назначение – большой вопрос. На мой взгляд, ваша Гринграсс подходит куда лучше, или даже Падма Патил. Хотя все они и в подмётки нам с Паулой не годятся.
- Пау, ты плохо влияешь на мою девушку, - шутливо возмутился Гивент. Все рассмеялись.
В этот момент дверь открылась и вошла МакГонагалл с первогодками.
- Я рада, что вам не скучно, молодые люди, - строго сказала профессор. Ребята мгновенно смолкли, глаза стали учтиво-холодные. МакГонагалл вздрогнула от такой резкой перемены. «Не удивлюсь, если они все попадут в Слизерин» - подумала женщина.
Следующие десять минут МакГонагалл объясняла первокурсникам и «новеньким», как проходит распределение, после чего все направились в Большой зал.
Войдя в огромные двери, они тут же привлекли к себе внимание всех находившихся в зале студентов. Первокурсники с МакГонагалл прошли к возвышению, где находился стол преподавателей. Ребята остановились чуть поодаль ближе к стене. Когда все остановились, поднялся Дамблдор. В зале вмиг установилась абсолютная тишина.
- Добро пожаловать в Хогвартс. Сегодня мы не только пополним наши ряды за счёт юных первокурсников, но примем в наш дом семь семикурсников. Они все обучались в замке Де Мелори, но вынуждены были приехать в Лондон, и мы приняли их в Хогвартс. Надеюсь, вы окажете новеньким достойный приём и поможете устроиться в нашем замке, - директор сел, с улыбкой посмотрев на новых студентов.
МакГонагалл вынесла табурет и шляпу. В зале было тихо, и только ближайший стол что-то шёпотом обсуждал.
- Смотри-ка, директор, похоже, не в курсе, что мы за семья, - еле слышно сказал Деррен, кинув взгляд на Дамблдора.
- Не думаю, что он интересуется родословными, - ответил Гивент.
- А должен бы. Вон, все слизеринцы в курсе. Наверняка считают, что мы попадём к ним. Другого от столь чистокровных они не ждут, - прошипел Дейвис.
- Только посмей, - сурово посмотрел на него Гивент.
- Не волнуйся, я помню, - страдальчески произнёс блондин, с укором посмотрев на друга.
Тем временем подошла и их очередь. МакГонагалл взяла шляпу у последнего первокурсника, уже спешащего к столу Гриффиндора, и посмотрела в пергамент:
- Глория Бост, - громко произнесла МакГонагалл.
Девушка гордо подошла к своему бывшему декану и взяла шляпу.
- Гр… Хаффлпафф, - на весь зал объявила шляпа.
Самый левый стол разразился аплодисментами. Остальные студенты и профессора удивлённо замерли. Снейп и Люпин в шоке смотрели, как девушка идёт к своему столу. Оба профессора отлично поняли, где должна была учиться девушка.
- Деррен Де Мелори, - вызвала МакГонагалл следующего.
- Хаффлпафф, - через секунду объявила шляпа.
- Гивент Де Мелори.
Юноша, подмигнув друзьям, направился к шляпе. «И ты туда же» - проворчала шляпа. «Мы все» - мысленно ответил юноша. «А Слизерин был бы намного лучше» - ответила шляпа и прокричала:
- Хаффлпафф!
Гивент прошёл к столу, находившемуся рядом со столом Гриффиндора, и сел у стены рядом с друзьями. В зале уже творилось что-то невероятное. Все новенькие отправлялись за стол Хаффлпаффа! Вот к ним присоединились Николас, Дейвис и Паула. Все студенты были в шоке. Стол Хаффлпафф уже никак не реагировал на прибавление в стане старшекурсников. Они во все глаза смотрели на них.
- Луни Линн, - севшим голосом вызвала МакГонагалл последнюю девушку. Луни почти минуту сидела с шляпой на голове.
- Хаффлпафф, - явно недовольно объявила шляпа.
- Что ж, надеюсь, факультет Хаффлпафф станет вам домом, - прервал гробовую тишину директор, - А теперь пусть начнётся пир!
На столах появилась еда. Студенты постепенно отходили от шока. Профессора о чём-то негромко шептались.
- Он нас убьет, - заметив взгляд крёстного, еле слышно произнёс Дейвис.
- Не сегодня, - усмехнулся Гивент, дружески хлопнув парня по плечу.
- Конечно, не сегодня, - наклонился к ним Деррен, - Сегодня он не успеет, а вот на ближайшем уроке…
Дейвис бросил на друга гневный взгляд. Деррен лишь усмехнулся.
- Мы рады, что вы все попали на наш факультет, - первым пришёл в себя Эрни, - Это Ханна Аббот. Она тоже староста, - решил представить однокурсников юноша, - Сьюзен Боунс, Виктория Мун, капитан нашей команды Захария Смит и Джастин Финч-Флетчли.
- Очень приятно, - вразнобой ответили ребята, юноши пожали новым товарищам руки.
- А кто-то из вас играет в квиддич? Нам не хватает трёх человек, - тут же накинулся на них Захария, - У нас ушли два охотника и загонщик. Они в том году закончила школу. Кстати, я – охотник.
- Мы подумаем, - кинув быстрый взгляд на помрачневшего блондина, ответил Гивент.
- Давайте. Я хочу устроить отборочные на следующей неделе. Чем быстрее начнём тренироваться, тем больше шансов на победу, - с энтузиазмом ответил Смит.
- А где вы спите? - сменила тему Луни, отрешенно смотря на преподавателей.
- На втором этаже, недалеко от кухни. Там есть картина, портрет Пастушки. По слухам, она была невестой Толстого Монаха, нашего приведения, - ответила Ханна.
Когда ужин закончился, Эрни пошёл к первокурсникам.
- Пошли, покажем вам, где наша гостиная, - позвала новеньких Ханна.
Они вышли из Большого зала и свернули вправо, к красивому гобелену.
- Так короче, - пояснил Джастин, первый прошедший к потайной лестнице.
Вышли они в одном из коридоров. Вкусные запахи подсказывали, что кухня совсем рядом. Свернув за угол, ребята увидели картину, на которой была изображена пастушка и несколько овец.
- С возвращением, - улыбнулась девушка и посмотрела на новеньких, - Вы к нам?
- Да, они все распределились на Хаффлпафф, - гордо сказал Захария.
- Добро пожаловать, - произнесла Пастушка, - Вы знаете пароль?
- «Дружба», - произнесла Ханна, портрет отъехал в сторону.
- Наша декан – профессор травологии. У нас все пароли связаны либо с её предметом, либо с едой, либо, как сейчас, с факультетом, - пояснила Сьюзен, усмехнувшись, - Наш факультет считается домом добрых, честных и трудолюбивых. Так что не удивляйтесь, если паролем будет «Добрый день» или «Честное слово».
- Спасибо за предупреждение, - сказал Гивент, оглядываясь.
Гостиная была в жёлтых тонах. Здесь было два камина и невероятное количество мягких кресел и пуфиков. У каминов располагались диванчики. Все столы покрыты белыми салфетками, на некоторых стояли цветы.
- Совсем, как дома, - негромко сказал Николас, вспоминая дом бабушки.
- Да, уютно, - согласился Дейвис. Гостиная была наполнена теплом и светом. Она ничем не напоминала прохладные мрачные подземелья, где располагалась гостиная Слизерина.
- О, вы уже здесь, - в проём вошла невысокая полная женщина в шляпе с заплатками, - Я – декан факультета, профессор Помона Стебль. На каждый курс у нас по четыре спальни: две для девушек в правом крыле, и две для юношей – в левом, - профессор махнула рукой на дальнюю стену, где стоял большой диван. По бокам от дивана располагались арки, завешенные светло-коричневой тканью с золотой вышивкой, красиво вписывающиеся в общий интерьер гостиной. Профессор продолжила, - Туннели идут полукругом, и резко уходят внутрь, где располагается комната собраний факультета. Там ребята отмечают праздники, собираясь курсами. Спальни располагаются по внешнему кругу. Ханна и Эрни переселятся к друзьям, а вы займёте их комнаты. Через полчаса ваши вещи будут доставлены. Ваши комнаты третьи от гостиной.
- Спасибо, профессор Стебль, - за всех ответил Николас.
- Располагайтесь. Возникнут проблемы, приходите. Вы всегда меня можете найти в одной из теплиц, - улыбнулась профессор, посмотрев на юношу.
Когда декан ушла, весь седьмой курс вместе с новенькими расположился у дальнего камина.
- И что за комната собраний? - приподнял бровь Деррен, который ничего подобного не слышал ни от Луни, ни от Гивента, ни от Дейвиса, когда те рассказывали о гостиных своих бывших факультетов.
- Круглая комната с идеально круглым дубовым столом посредине. У стола мягкие стулья. Такое ощущение, что вернулись во времена короля Артура с его рыцарями, - рассказывал Джастин, - Не знаю, для чего она была сделана, но мы там отмечаем дни рождения. Она идеально подходит для пира. Раз даже победу в квиддич однажды там праздновали. Она меньше гостиной, но там все курсы вместятся.
- А зачем вам тогда гостиная? - усмехнулся Дейвис.
- Здесь намного уютнее, и мы в основном здесь и обитаем. А там как-то всё строго, слишком официально, - ответила Сьюзен.
- А как вы распределяли спальни? - заинтересованно спросил Гивент. В Гриффиндоре он на первом курсе попал на самый верхний этаж башни и с каждым годом лишь менялись таблички с номером курса.
- Сейчас ближе всех к гостиной будут первокурсники, потом мы, а дальше к центру – от пятого до второго курса по порядку. Ванные располагаются напротив спален. Первый курс занимает комнаты бывшего седьмого, - пояснил Эрни.
- А вам всем семнадцать? - любопытно спросила Виктория.
- Мне шестнадцать, - улыбнулась Луни.
- А почему ты на седьмом? - удивился Захария.
- Мы вместе учились, так что Луни знает материал не хуже нас. Так зачем ей тратить год на то, что она знает? - приобнял девушку Николас.
- Классно, - уважительно посмотрел на девушку Джастин.
- А вы родные братья? - спросила Сьюзен, глядя на Гивента и Деррена.
- Да, а разве не заметно? - усмехнулся брюнет.
- Почему же, - придирчиво оглядел их Захария, - Это видно: у вас похожие черты лица. А вот вы двое, - Смит перевёл взгляд на Дейвиса и Паулу, как небо и земля отличающихся друг на друга, - У вас тоже одинаковые фамилии и вы одного возраста. Не можете же вы быть родными.
- Можем, - усмехнулся блондин, притянув девушку к себе и «шутливо» обняв.
- Ладно, пора спать. Завтра первый день, а вам ещё и предметы выбирать, - зевнув, сказал Эрни. Было видно, что новенькие не очень хотят рассказывать о себе.
Через полчаса все были в своих спальнях. Переодевшись ко сну, Гивент с улыбкой оглядел уютную комнату с четырьмя кроватями и несколькими креслами. У каждой кровати стоял небольшой резной столик, покрытый кружевной салфеткой. Окно было занавешено белой воздушной тюлью и золотисто-жёлтыми плотными шторами, стянутыми по бокам чёрными лентами. Неправильной формы, чуть изогнутая комната наполняла сердце спокойствием.
- Спокойной ночи, - негромко произнёс юноша, залезая в кровать и задёргивая песочно-золотой полог.
- До завтра, - отозвались друзья.
Улыбнувшись, юноша закрыл глаза. Через десять минут все уже спали.


Глава 26. Первый день

Утром во время завтрака к ребятам подошла профессор Стебль. Вчера вечером, просмотрев их результаты по СОВ, профессор была просто шокирована. Хотя за многие годы она уже ничему не удивлялась, но это! Чары, зелья, травология, трансфигурация, ЗОТИ, история, нумерология и древние руны – всё было сдано на «превосходно»! Из обязательных предметов дети не сдавали лишь астрономию, но, учитывая их результаты, отсутствие одного предмета никак не могло повлиять на зачисление. Кроме того, двое из них сдали прорицания: Луни Линн – на «превосходно», Деррен Де Мелори – «выше ожидаемого».
Профессор не знала, как столь одарённые студенты попали именно к ней. А ребята вовсю веселились, утром связавшись друг с другом с помощью зеркал и обсуждая вчерашние события. Никто из них не должен был оказаться на этом факультете. Шляпа под конец совсем разозлилась, пытаясь доказать Луни, что её место в Райвенкло. Но не зря Дамблдор когда-то сказал Гивенту, что человека определяет его выбор. Шляпа просто не могла пойти против их воли.
А что касается прорицания, то, сдавая СОВ, Деррен поспорил, что сдаст этот предмет куда лучше Гивента. Учитывая, что прорицаниями они не занималась, как и астрономией, Гивент принял пари. Однако результаты Деррена оказались очень высоки. Они все долго смеялись, когда узнали, что Деррен просто воспользовался цыганским опытом: говорил уверенно, абсолютную чушь и пророчил в основном долгую и счастливую жизнь. Луни же отправил на этот экзамен Николас. Экзаменаторы так и не поняли, что сказала им девушка. Та своим заоблачным голосом выдала всё, что было в «Придире» за все годы существования журнала. Мало какие слова вообще были знакомы сидевшей комиссии, и ей поставили высший балл, посчитав, что девушка действительно обладает даром провидения.
На вступительных же экзаменах, они сдали те же предметы, кроме прорицания, и боевую магию. Свои познания в бытовой, лечебной и в уходе за магическими существами, они не стали пока афишировать. И вот теперь, завтракая, они с интересом смотрели на подошедшего декана.
- Молодые люди, у вас на поступлении сдано девять предметов. Вы уверены, что ни от какого не хотите отказаться? - спросила профессор, перечислив сданные ими предметы.
Их новые товарищи с удивлением посмотрели на ребят. Большинство взяли не больше пяти предметов, только у Эрни было семь. У него не было боевой, истории, рун и нумерологии, зато были уход и бытовая. Да и вообще, на бытовую и травологию ходили все хаффлпаффцы. Так что ребята предмет своего декана тоже взяли, тем более Николас обожал травологию. Ну а историю, благодаря Артуру и родителям, они знали просто отлично. И они обязаны были сдать ЖАБА по истории на «превосходно», что будет лучшим доказательством знаний Патриссии и Валентина.
- Мы оставляем все предметы, - ответил за всех Дейвис.
- Хорошо. Вот ваше расписание, - профессор взмахнула палочкой. Перед ребятами упали пергаменты с расписанием. А профессор пошла дальше, раздавая расписание остальным студентам.
- А зачем вам история? - удивлённо спросила Виктория, - Там только Бут, Забини и Нотт. Кстати, вон Нотт, он староста Слизерина, - указала девушка на стол змеиного факультета.
- Только три человека? Неужели предмет настолько скучный? - удивился Деррен. Он никогда не встречал профессора Биннса, в отличие от друзей, а Артур всегда рассказывал очень интересно.
- Поверь. Терри просто сам интересуется историей, а Забини и Нот – из чистокровных. Хотя даже Малфой в том году не взял этот предмет. Зато почему-то его продолжили Поттер и Грейнджер. Гермиону-то я понимаю, а Гарри никогда не любил историю. Не понимаю, как вообще он её мог выбрать, - развёл руками Эрни.
- Ладно, пошли на урок. У нас у всех сейчас ЗОТИ, - произнесла Ханна, поднимаясь из-за стола.
Тринадцать человек отправились на первый в этом году урок ЗОТИ. Люпин был уже в классе. Здесь были все гриффиндорцы и больше половины райвенкловцев, набравших достаточный балл по СОВ и продолживших этот предмет. Из Слизерина была лишь Гринграсс – единственная, в том году записавшаяся к Грюму.
- Садитесь. Учитывая, что в последнее время участились нападения Пожирателей, на сегодняшнем уроке мы будем повторять щитовые чары. Притом, использовать вы их будете невербально, противник не должен слышать ваших заклинаний, - начал Люпин.
Профессор достаточно долго объяснял, как именно действует заклинание, после чего вызвал Рона.
- Мистер Уизли, продемонстрируйте нам владение щитовыми чарами.
Рон встал и уверенно взмахнул палочкой:
- Протего, - между юношей и профессором появилась почти незаметная стена.
- Не плохо, - сказал профессор, - Но я напоминаю, что вы не должны произносить заклинание вслух. Попробуйте ещё раз?
Рон слегка покраснел и вновь взмахнул палочкой, но на этот раз щит не появился. Гриффиндорец, попробовав ещё пару раз, сел на место красный, как рак.
- Ничего страшного, - спокойно произнёс Люпин, - Именно поэтому мы начинаем с самых простых щитовых чар. Кто-нибудь ещё хочет попробовать?
- Позвольте мне, - поднял руку Гивент.
Люпин внимательно посмотрел на юношу, после чего кивнул.
Не произнеся ни звука, юноша призвал достаточно мощный щит. Профессор удовлетворённо улыбнулся:
- Именно такого результата я жду от всех вас к концу урока, десять баллов Хаффлпаффу. Может, вы тоже попробуете? - кинул он взгляд на остальных «новеньких».
- С радостью, - Деррен обвёл друзей вопросительным взглядом. Почти минуту они смотрели друг на друга под недоумённые взгляды остальных студентов и профессора.
- Давайте, - негромко произнёс Гивент, друзья перевели взгляды на него и серьёзно кивнули.
В следующее мгновение ребята оказались друг к другу спинной. Шесть палочек взметнулось в воздух. Ни кто из них не сказал ни слова, но всех накрыл почти прозрачный купол. Внезапно яркая вспышка ослепила присутствующих, и на несколько секунд все увидели силуэт белого дракона.
- Ух ты! Класс! Здорово!!! - неслось со всех сторон.
Всего несколько мгновений, и дракон, издав победный рёв и расправив крылья, испарился, щит растаял.
- Если вас несколько человек, и вы полностью доверяете друг другу, то, призвав щиты, вы вполне можете сделать то же самое, что и мои друзья, - стал пояснять Гивент, улыбнувшись ошарашенному профессору, - Для этого вы должны раствориться друг в друге, стать одним целым. Если вас двое, то можете просто держаться за руки, а если больше, то встаньте в круг спиной друг к другу.
- А у нас тоже будет дракон? - спросила Сьюзен Боунс.
- Всё зависит от вашей силы и количества человек, - ответил Гивент, - Но не важно, дракон это будет или нет. Сможете ли вы объединить щиты, зависит только от того, насколько вы друг другу доверяете и можете ли положиться друг на друга.
- Значит, вы верите друг другу? - спросил Симус.
- Мы отдадим жизнь друг за друга, - серьёзно сказал Деррен, становясь рядом с братом.
В кабинете установилась абсолютная тишина. Студенты с уважением и восхищением смотрели на них. Глория, осмотрев всех, решила немного остудить их пыл.
- Чтобы создать такой щит, вы должны сначала в идеале освоить само заклинание. Не у всех магов удаётся сильный щит, а уж вызвать его невербально ещё сложнее. Но, если вам это удастся, щит защитит не только от простых и средних заклинаний, но и от самых опасных проклятий. Даже от Авады, если у вас хватит на это сил.
Класс был в шоке, раскрыв рты, смотря на новеньких.
- Почему вы не в Райвенкло? - наконец послышался вопрос от Терри Бута.
- Нас ведь отправили в Хаффлпафф, - невинно улыбнулась Глория.
- Тебя хотели отправить в Гриффиндор. Мы слышали шляпу, - возразил Рон, смотря на девушку.
- Но не отправили, - усмехнулась Глория и пояснила, - Мы хотели быть вместе. Вы же только что видели щит. Лишь наши предки помнят о такой магии. Родители Дейвиса и Паулы нас ему обучили, и мы не смогли бы находиться на разных факультетах.
- Но вы могли пойти в Слизерин, - раздался голос Гринграсс, - Зачем вам факультет идиотов?
- А зачем нам факультет Пожирателей? - в тон спросил Дейвис. Дафна чуть покраснела, остальные напряжённо замолчали, Люпин, пришедший в себя от шока, напрягся.
- Мы не такие, - злобно прошептала Дафна.
- Мы и не обвиняем, - спокойно пожал плечами Деррен, чем ввёл слизеринку в ступор.
- Хаффлпафф – факультет честных и упорных. И если у кого-нибудь и получится создать щит, то только у них, - сказал Николас, за что получил благодарные улыбки от новых друзей.
- Но почему не у нас? - возмутился Дин.
- А кому ты доверяешь настолько, что можешь почувствовать себя его частью? - вместо ответа спросил Гивент.
Дин замолчал, опустив голову. Гивент лишь печально улыбнулся. Друзья вернулись на свои места.
- Спасибо. По десять баллов за превосходно выполненные заклинания, сто баллов за демонстрацию щита и сто баллов за подробное объяснение, - сказал профессор. Все опять посмотрели на ребят. Благодаря им, Хаффлпафф в первый же день заработал 270 баллов!
Дальше урок прошёл обычно. Ребята помогали новым друзьям. Невербально вызвать щит смогли не все. Когда урок закончился, у Хаффлпаффа было уже 300 баллов благодаря Ханне, Эрни и Захарии. Райвенкло и Гриффиндор заработали по 30 баллов, а Слизерин – 10. Дафна достаточно быстро призвала свой щит.
Довольные ребята, переговариваясь, пошли на обед. После обеда их ещё ждали нумерология и история.
***
Люпину не удалось поговорить со Снейпом после столь странного урока. На обеде, хоть они и сидели рядом, не стоило привлекать к себе внимания. Пришлось ждать вечера.
Ремус уже хотел отправиться в подземелья, когда к нему в кабинет без стука вошли.
- Ремус! Ты видел очки у Хаффлпаффа? Да они впереди всех на 200 баллов! - влетел в комнату Снейп.
- Я знаю. Я дал им за урок 300 очков, - спокойно ответил Люпин.
- Ты что сделал? - в шоке замер мастер зелий, недоверчиво смотря на друга, - И за какие заслуги?
- У тебя есть Омут памяти? - спросил оборотень.
- Могу взять у Дамблдора, - скривился Снейп, - Но лучше расскажи, - мастер зелий бросил на дверь запирающие и заглушающие чары.
- Боюсь, я не смогу тебе всего передать, - опустился на стул Ремус и посмотрел в глаза зельевару, - Примени Легилименцию, я опущу щиты.
- Ремус, - обеспокоенно произнёс мастер зелий, - Вторжение в мозг ни к чему хорошему не приводит. Я не хочу увидеть то, что мне не предназначается.
- Я буду думать об уроке. В любом случае, тебе я доверяю, - настаивал Ремус, - Поверь, это стоит увидеть. Я готов рискнуть.
- Прости, - прошептал Снейп и поднял палочку, - Легилименс.
Почти полчаса Северус знакомился с воспоминаниями оборотня, после чего вернулся в реальность.
- Ну что? - Люпин часто дышал. Мужчина чувствовал невероятную усталость: всё-таки так долго сдерживать блоки, которые, благодаря друзьям, могли выдержать довольно мощный натиск, было сложно. Даже несмотря на то, что Северус был аккуратен и не стал задерживаться дольше необходимого.
- Ты как? - мастер зелий взволнованно смотрел на бледного друга, - Я принесу укрепляющее зелье.
- Потом, - остановил его немного слабый голос оборотня, - Что думаешь об увиденном?
- Никогда ничего подобного не видел, - признался Снейп, - Да и объяснение. Они словно хотели научить всех, кто там был, но при этом ясно дали понять, что это очень сложно. Вот только зачем они это показали? Чего они добивались?
- Единства, - задумчиво ответил Люпин, - Они хотели показать, как сильны вместе. Никакой Пожиратель этого не сможет, никто в стане Тёмного Лорда не способен на такое доверие.
- Ты считаешь? - недоверчиво поднял бровь Снейп.
- Уверен, - кивнул оборотень и, усмехнувшись, добавил, - За исключением одного блондина и знакомого нам шпиона.
- Ну, мы уже не совсем Пожиратели, - скривил губы в усмешке Снейп, - А вот Хаффлпафф такими темпами скоро будет недосягаем. Надо бы приструнить этих ребят.
- Вот ты и займись, - хмыкнул Ремус, - У тебя завтра зелья с ними. Пригласи их к себе в кабинет после ужина. Скажем, чтобы узнать, насколько они разбираются в твоём предмете. Да и я к вам подойду. Мне весьма интересно, что они скажут.
- Так и поступим, - кивнул Снейп и направился в подземелья за зельем для Ремуса.
***
Вечером ребята связались с родителями и рассказали о зачислении. Как выяснилось, девушки вполне могли пройти в их комнату. А вот юноши не могли преодолеть занавес, скрывающий вход в крыло девушек. Гивент вспомнил, как они с Роном однажды пытались попасть в спальню Глории и как ступеньки превратились в крутую горку, не дав пройти. А Глория без проблем заходила в их комнату. Похоже, на всех факультетах правила были одинаковые, хотя ни Луни, ни Паула с Дейвисом не знали, как обстоят дела в их бывших гостиных. Гивент долго смеялся, говоря, что за шесть лет Дейвис мог хотя бы раз попробовать пробраться к Пауле. Дейвис же с гордостью заявил, что он выше подглядывания за девчонками, чем вызвал взрыв всеобщего хохота. Они ведь всего несколько минут назад пытались пройти в женскую половину спален.
В общем, первый день прошёл замечательно. Ребята только ночью расстались со своими девушками. Надо было поспать. Они знали, что завтра на зельях так легко, как с ЗОТИ, не будет. Наверняка профессор оставит их после урока. А значит, будут расспросы, и надо быть готовыми сказать как можно меньше. Здесь нет заклинаний, как в доме Блеков. Неосторожный разговор может иметь серьёзные последствия.


Глава 27. Зелья и допрос

Утром ребята еле проснулись. Остальные хаффлпаффцы были уже за столом, когда семеро студентов зашли в Большой зал.
- Вы что так долго? Мы хотели вас разбудить, но не смогли достучаться, - обеспокоенно посмотрел на них Эрни.
- Прости. Мы, наверно, забыли снять заглушающие чары, - не подумав, сказал Гивент, за что получил весьма ощутимый толчок от Дейвиса.
- А вам есть, что скрывать? - с интересом посмотрела на них Ханна.
- Вы знаете, что мы можем пройти в ваше крыло, а вы в наше – нет, - сменила тему Глория, посмотрев на парней, сидящих напротив.
- Ну да, - кивнул Эрни и пояснил. - Как-то я был нужен Ханне. Внеочередное собрание старост. Так она меня в комнате и нашла. А вот когда надо было найти её, я так и не смог пройти в их коридор. Занавес как железный: не открыть и не сдвинуть. А девушки вон как запросто открывают. Так я полчаса прождал в гостиной, пока кто-то из девушек не вышел.
- Так вы были вместе? - наклонила голову Виктория, изучающе смотря на новеньких.
- Делились впечатлениями от Хогвартса. Нам замок очень понравился, - сказал Деррен. Друзья кивнули, ведь, в сущности, юноша сказал чистую правду.
- Мы рады, - кивнул Смит и тут же вернулся к любимой теме, - А как насчёт команды? Вы с нами?
- Захария, ну дай нам хоть немного привыкнуть, - взмолился Дейвис, которому не очень хотелось играть против своей бывшей команды. Гивент отлично его понимал, ведь теперь капитаном гриффиндорской команды был Рон, и юноша не хотел играть против бывшего друга.
- А вы хоть летаете? - не отставал Смит, внимательно смотря на них.
- О, да, - уверил его Деррен, искоса взглянув на двух бывших ловцов. Сам он тоже отлично научился летать. Живя в замке, они играли в подобие квиддича, когда уставали от уроков и хотели размяться. Девушки тоже к ним иногда присоединялись, но они больше предпочитали в свободное время гулять по саду или разговаривать в одной из беседок. Юноши же летали сначала у замка, а потом перебрались и в лес. Деревья были отличным препятствием. Четверо молодых людей брали квоффл или несколько снитчей, и, в первом случае, летая меж деревьями, перебрасывали мяч; а во втором, пытались поймать летающие неизвестно где снитчи. С такой подготовкой игра на обычном поле вряд ли покажется сложной, но юноши пока не решили, будут ли они играть.
- У вас сегодня что? - спросил Джастин, изучая своё расписание.
- Руны, чары и после обеда сдвоенные зелья, - ответил Гивент, кинув взгляд на профессора зельеварения.
- Он строгий, но предмет свой знает и требует этого от нас, - проследив за взглядом юноши, сказал Эрни, единственный, продолживший курс зелий. Гивент как-то отстранённо кивнул.
***
К кабинету зелий ребята пришли первыми. Практически сразу за ними пришли Рон и Симус. Из Слизерина курс продолжили лишь Дафна и Блейз, ну и «исчезнувший» Малфой. Из Райвенкло – Терри, Энтони, Падма и Лиза Турпин. Через десять минут все были на месте. Снейп, появившись из-за угла, мрачно осмотрел присутствующих.
- Проходите, - бросил профессор, залетая в кабинет.
- Что-то он не в духе, - пробурчал Рон, зашедший сразу за Гивентом.
Ребята расселись по двое. Глория села с Ником, Паула – с Дерреном, Луни – с Дейвисом, ну а Гивент – с Эрни.
- Почему ты сел не с братом, а Дейвис не с Паулой? - шёпотом спросил брюнета Эрни, пока остальные ещё рассаживались.
- Мы обожаем зелья. Если бы мы сели по-другому, то что-то бы обязательно спутали, - также тихо ответил Гивент, но, увидев непонимающий взгляд Эрни, пояснил, - Мы привыкли работать по нескольку человек с одним котлом. Каждый делает что-то своё, но все в то же время вместе. А тут с разными котлами. Да мы по привычке будем следить за действиями партнёра и просто можем пропустить момент, когда надо добавить новый ингредиент в своё зелье, либо, не посмотрев, бросим что-то не то.
- А как вам поможет подобная рассадка? - не понял сосед.
- Поверь, так мы сможем лучше сосредоточится на своём зелье, - улыбнулся юноша. Не говорить же, что сядь он с Глорией, зелья бы его мало волновали. А с Дерреном или Дейвисом они просто не способны работать в разных котлах.
- Сегодня мы начинаем тему противоядий, - начал Снейп. Класс мгновенно затих, - Данная тема является одной из самых важных во всём курсе зельеварения. Ближайшие несколько недель вы будете учиться определять состав зелья. Только зная, с каким зельем вы имеете дело, вы сможете приготовить к нему противоядие. Определив состав и вид зелья, вы должны приготовить его. Образцы можете взять на столе, - мастер зелий махнул рукой в сторону стола у стены. Там было несколько десятков колб с различными зельями, - Ингредиенты можете взять в шкафу. У вас полтора часа. Приступайте.
Студенты толпой направились к столу, стараясь взять то зелье, которое знали. Гивент выбрал бирюзовое, в котором сразу определил одно из лечебных зелий, которые они готовили в замке.
- Мистер Гивент Де Мелори, вы уверены в выборе зелья? Это одно из самых сложных, представленных здесь, - холодно бросил Снейп, взглянув на колбу в руках юноши.
- Лечебная настойка с добавлением сушёных ягод черники. Применяется для остановки внутренних кровотечений и имеет приятный запах и вкус. Готовиться чуть больше часа, - как бы между прочим ответил юноша, посмотрев на профессора. Студенты, раскрыв рот, смотрели на него.
- Отлично, зелье вы знаете, - еле сдержал удивление Снейп. Он ведь отлично знал, что мальчик не силён в его предмете, - Продемонстрируйте нам, каким образом определяется состав зелья.
Гивент, пожав плечами, открыл колбу. Он и без определения знал, как приготовить это зелье. Юноша провёл над колбой палочкой, как тогда, почти год назад, когда определил, что Рон подлил ему любовный напиток. Над колбой появился состав лечебного зелья.
- Превосходно, - еле проговорил Снейп. Его удивило, что юноша использовал заклинание невербально. Он не думал, что тот на это способен, учитывая весьма неудачные уроки окклюменции, на которых брюнет не проявлял особой силы воли. - Можете приступать.
Рон, наблюдавший за новеньким, поёжился, когда тот, после демонстрации заклинания, кинул быстрый взгляд на него. Почему-то вспомнился тот злополучный день, когда он лишился друзей. Да и Джинни с ним до сих пор почти не разговаривала. Если бы его сестра не была ловцом гриффиндорской команды и не жила с ним в одном доме, они вообще могли перестать общаться.
Все приступили к своим зельям. Новенькие, не утруждая себя проверкой состава, сразу приступили к готовке. Снейп, следивший за ними, видел, что ребята время от времени украдкой бросают взгляды друг на друга. Странным было и то, что все они взяли больше ингредиентов, чем нужно для их зелий, а некоторых ингредиентов не хватало.
Вот Глория, рассеянно смотрит на свой стол. Гивент перекидывает ей недостающий крысиный хвостик. Деррен направляет Луни мелко порезанный корень мандрагоры. В его котёл Паула кидает три глаза тритона. Снейп в шоке наблюдал за их действиями. Самым удивительным было то, что, помогая друг другу, они ни разу не ошиблись со своим зельем.
- Ну что же это, - еле слышно простонал Эрни, который, как и большинство студентов, никак не мог определить точный состав зелья.
- Произносить заклинание следует чуть нараспев, и палочку веди не так резко, - подсказал Гивент, не переставая мешать зелье, в которое упали пять сушёных ягод, посланных Дерреном, и листочек мяты от Дейвиса.
- Структурито, - попробовал Эрни. На этот раз заклинание сработало правильно, - Я так и знал! Это усыпляющая настойка, - обрадовано воскликнул сосед и благодарно посмотрел на брюнета, - Спасибо.
- Не за что, - ответил юноша, посылая Николасу толчённый имбирь в то время, - Тебе надо спешить. Времени впритык.
Эрни отправился за ингредиентами. К концу урока зелья были готовы. Снейп поражённо смотрел на идеального цвета зелья хаффлпаффцев. Эрни тоже смог справиться со своим заданием.
- Все свободны. Наших новых учеников попрошу зайти после ужина ко мне в кабинет. Я хочу выяснить, нуждаетесь ли вы в дополнительных занятиях по зельям, - сказал Снейп, отпуская учеников.
***
После ужина ребята пошли в подземелья. Снейп был уже в кабинете. Там же находился и Люпин.
- Садитесь, - махнул вошедшим Снейп, бросая на дверь заглушающие и запирающие чары.
- Вы хотели нас видеть, профессор? - нарочито удивлённым голосом спросил Дейвис.
- Драко! Я тебя прибью. Как вы могли выбрать Хаффлпафф?! - яростно посмотрел на них Снейп.
- Мы же всё объяснили на ЗОТИ, - состроил Гивент невинное личико.
- С тобой я тоже поговорю, - строго посмотрел на брюнета Снейп, - Что это вы устроили на зельях?
- А что случилось, Северус? - удивлённо посмотрел на него Люпин.
Какое-то время ушло на посвящение в происходящее профессора по ЗОТИ. Люпин восхищённо посмотрел на подростков:
- Это просто невероятно! Как вы умудрились варить семь зелий сразу?
- Ну, в последнее время мы готовили только вместе. Мы не привыкли работать в одиночку, - ответил Николас, - Мы просто не подумали, что кому надо, а, как всегда, взяли ингредиенты для всех зелий, разделив обязанности.
- И кто же вас так учил? - ядовито спросил мастер зелий.
- Наш предок, - ответил Деррен, - Артур Де Мелори. Он был учителем Основателей. Его портрет висит в нашем замке.
- Он был кем? - в шоке воскликнули оба профессора, смотря на ребят.
- Учителем Основателей, - повторил слова брата Гивент, - А у нас ведь только Глория и Дейвис хорошо владели зельевареньем, вот он и предложил работать вместе. Это объединяет и помогает лучше запомнить состав и последовательность действий. А комментарии нашего предка не давали скучать. Нам очень нравиться ваш предмет, профессор.
- В кои-то веки вы, Гивент, сварили нормальное зелье, - ядовито произнёс зельевар. Люпин, стоя у стены, ухмылялся, глядя на друга. - Но я бы попросил вас готовить лишь своё зелье, а не сразу все.
- Мы постараемся, профессор, - улыбнулся юноша.
- Теперь насчёт щитов, - недовольно посмотрел на всех Снейп, - Как вы вообще узнали, что можно подобным образом использовать данное заклинание?
- Нам сказал Элиот, - пожал плечами Николас, но, заметя суровый взгляд профессора, добавил, - Ещё один родственник Дерра и Гива. Жил на рубеже двенадцатого и тринадцатого веков, был лучшим другом Эдриана Малфоя. Он специалист по защитной магии и трансфигурации. Он обучал нас окклюменции.
- Да неужели? - скривился Снейп, посмотрев на Гивента.
- Можете проверить, профессор, - юноша встал и чуть поклонился, как на дуэли.
- С удовольствием. Легилименс, - не смог побороть искушение Снейп.
Волна первобытного ужаса охватила профессора. Он попал во всепоглощающий огонь и не мог выбраться. Уже потеряв надежду спастись, профессор прекратил свои попытки покинуть сознание подростка. Юноша как будто этого и ждал: огонь мгновенно исчез. Теперь профессор стоял на небольшой площадке, залитой серебристым холодным светом. Перед ним появился Гивент в ослепительно-белой мантии. «Я же сказал, профессор», - покачал головой юноша. В следующее мгновение зельевара резким порывом ветра вынесло из сознания подростка. Снейп, тяжело дыша, опустился на стул.
- Нас учили древними методами, с помощью медитаций, - сказал юноша, смотря на профессора, - Элиот сказал, что проникновения в сознание губительны для воли человека, особенно если проникает человек, которому не доверяешь. А я вас ненавидел, профессор.
- Прости, Гивент. Я думал, что ты просто ленишься. Я не смог побороть свою неприязнь к тебе, и своими действиями лишь разрушал твою защиту, - еле проговорил профессор.
- Но почему? Почему вы так ко мне относились, - медленно подходя к мужчине, еле слышно спросил юноша.
- Глаза, у тебя были её глаза. Мне было больно… смотреть, - с трудом заставил произнести себя зельевар. Он почему-то знал, что должен это сказать, иначе юноша никогда не будет ему доверять.
- Вы любили её, - Глория поражённо прижала руки ко рту. Гивент резко обернулся к девушке и встретился с ней взглядом, затем посмотрел в черные глаза профессора:
- Я был похож на отца, но я – её сын. Вы поэтому меня защищали, поэтому не отказались обучать меня? - в глазах был только вопрос. Снейп кивнул. Никто не говорил ни слова. Все понимали, что не должны вмешиваться. Гивент опустил глаза и негромко произнёс, - Простите, профессор. Я не знал.
Снейп поражённо посмотрел на него. Такой реакции он явно не ожидал. Мужчина встал и присел на корточки рядом с юношей.
- Ты не виноват. Во всём виноват лишь я. Это я рассказал Лорду пророчество. Я не знал, что Лили беременна и что ты подойдёшь под него, не знал, что Волан-де-Морт выберет именно вас, - посмотрев в лицо юноши, сказал мужчина.
- Я верю вам, профессор, - посмотрел на него юноша. В его глазах не было больше той боли и недоверия, которые Снейп замечал всякий раз, когда их взгляды пересекались. Там было лишь сожаление, - Я сам был слеп и многого не замечал.
Улыбнувшись, Северус обнял подростка. Тот не отстранился, а лишь доверительно прижался к мужчине.
- Что ж, думаю, крёстный, теперь мы действительно вместе, - облегчённо улыбнулся Дейвис. Ему очень не хотелось, чтобы его доверие крёстному обманулось. Но теперь он со всей ясностью осознал, что их не предадут. Оглянувшись на друзей, он понял, что те думают о том же.
- А вы мне не верили? - Снейп отпустил Гивента и внимательно посмотрел на ребят. Ответ он прочитал на их лицах, - Это поэтому вы не пошли на мой факультет?
- Мы ничего не могли сделать. Распределяла ведь шляпа, - серьёзно посмотрел на него Дейвис.
- Да неужели? - прищурился Снейп, - То-то я не заметил, какой недовольной была ваша шляпа. А уж о распределении Глории я вообще молчу. Вся школа в курсе, что её место на Гриффиндоре.
- Мы не хотели в Гриффиндор, - негромко сказал Гивент, посмотрев ему в глаза, - Шляпа меня уже второй раз посылала в Слизерин. Я должен был ещё на первом курсе попасть к вам, профессор.
Снейп удивлённо посмотрел на него и перевёл вопросительный взгляд на крестника.
- Слизерин считается факультетом тёмных, - пожал плечами Дейвис.
- Но почему не Райвенкло? - спросил Люпин.
- Меня там предали, - ответил Гивент, садясь на первую парту, - Предали ОД, да и мало кому из них я доверяю.
- Ну а Хаффлпафф? - спросил Люпин, положив руки на плечи юноши и посмотрев в глаза.
- С Эрни мы всегда неплохо общались, да и с Ханной и Джастином, - ответил юноша, - На пятом курсе я узнал лучше Захарию и Сьюзен. Только Виктории не было в ОД. Но ни она, ни кто-то из остальных не рассказал о нас Амбридж. Они настоящие, не притворяются, а это мало кто ценит.
- Ладно, живите на своём факультете, - сдался Снейп, - Только не сильно высовывайтесь, а то и так у всех студентов и преподавателей шок от количества ваших очков. Не думаю, что вам так необходимо быть в центре внимания.
- Мы не специально, крёстный, - опустил глаза Дейвис, - Мы хотели научить их защите. Показать, как важно бывает доверие. И это лишь малая часть того, что мы знаем. Мы всё это время жили одни, и вынуждены были учиться защите.
- Дра…Дейвис, - посмотрел на юношу мастер зелий, - Вы теперь не одни. Мы всем, чем сможем, поможем вам.
- Я знаю, - тепло улыбнулся блондин, подняв голову и посмотрев на мужчину.
- Хорошо. Может, теперь вы поведаете нам, как избавились от шрама? – задал мучавший его уже несколько дней вопрос Северус.
- Это сделал мой защитник. Но то, что я всё ещё в этом мире – лишь заслуга моих друзей, - негромко произнёс Гивент, - Вы же видели наш щит, видели, как мы готовим зелья. Многое возможно, если ты не один. В нашу с вами встречу Дейвис даже защитил меня без палочки. Для этого не просто нужно быть сильным магом, но и быть готовым умереть ради того, кого защищаешь. А сам сможешь защититься, если есть, ради кого жить. Только из-за этого я не умер, когда мой защитник избавил меня от шрама. Я не мог уйти и оставить друзей.
- Ты чуть не умер? Но почему? - похолодел Люпин, шокированный словами подростка.
- Во мне был осколок души Волан-де-Морта. Я не должен был выжить в этой войне. И Дамблдор это знал, - печально сказал юноша. Профессора в ужасе смотрели на него. - Но я победил, я выжил, и теперь ни что не связывает меня с этим дурацким пророчеством. И я не собираюсь умирать в угоду директору.
- Мальчик мой, - обнял юношу Люпин. Мысль, что он мог больше никогда не увидеть подростка, была невыносимой, - Я так за тебя боюсь.
- Не надо, Ремус, - посмотрел ему в глаза юноша, - Я тебя не брошу. Но будь осторожен с Дамблдором. Мы не знаем, что за планы в его голове.
- Вы не доверяете директору? - внимательно посмотрел на них Северус.
- Ну, он не сказал Гиву правду, - стал перечислять Дейвис, - Как выяснилось, у Гива был магический опекун. И я не думаю, что директор этого не знал. И, напоследок, на Николасе и Гивенте с детства были ограничители. Не думаю, что после этого нам стоит слишком уж доверять Дамблдору, - закончил блондин.
- Ограничители? - Снейп недоверчиво посмотрел на ребят, все молча кивнули, - А я ещё удивлялся, почему сын Поттера так плохо учиться. Да Джеймс и Лили были отличниками, как и Фред и Алиса. А у первых сын почти по всем предметам учился на «удовлетворительно», а у вторых – почти сквиб. Когда я узнал, что Долгопупс получил «превосходно» на пятом курсе за СОВ по ЗОТИ, меня чуть удар не хватил.
- Ник поборол ограничитель, когда Беллатриса сбежала, ну а занятия ОД помогли подготовиться к экзамену, - улыбнулся Гивент, - А на меня его наложил мой опекун, и я не смог сам его сбросить. Но теперь его нет, и я, наконец, свободен.
- Мы выясним, кто был твоим опекуном, - решительно сказал Снейп, серьёзно посмотрев на юношу, - Люциус в ближайшее время займётся этим вопросом.
- Только, не говорите о нас, - посмотрел на крёстного Дейвис.
- Не скажем, - улыбнулся Люпин, - Идите.
Ребята направились к двери, но Северус их окликнул:
- Будет лучше, если наедине мы будем называть друг друга по именам, - сказал зельевар, убирая наложенные чары, - Вы не против?
- Нет, профессор, - улыбнулись друзья, махнув мужчинам на прощание.


Глава 28. Два капитана

Учёба пошла полным ходом. Ребята вместе выполняли домашние задания, вместе проводили свободное время, через день бывали у профессоров, где обсуждали последние события в школе и магическом мире. Со старшим Малфоем профессора пока так и не встретились – им не удалось в выходные выбраться из школы. На вторую субботу сентября Захария назначил отборочные испытания. Посовещавшись, ребята решили вступить в команду.
В субботу они были уже на поле, когда первые претенденты пришли на стадион. Захария, появившись, несколько минут наблюдал, как четыре юноши просто парят в воздухе, мгновенно перестраиваясь и перебрасывая друг другу квоффл. Они как будто знали, где точно находятся их друзья, и мяч ни разу не выскользнул из их рук.
- Классно! Ух ты, - услышал Захария восхищённые возгласы других претендентов.
Вот юноши заметили капитана и резко спикировали на землю, останавливаясь в метре от Смита.
- Только капитан может выдать инвентарь. Вы не должны были брать мяч, - строго посмотрел на них Смит.
- Да брось, мы лишь хотели размяться, - улыбнулся Дейвис, но Захария смотрел так же сурово:
- Вы должны слушаться капитана, иначе играть в команде нельзя, - возразил Смит. Сейчас он чем-то напоминал Вуда. Тот так же заводился, если кто-то хотел отлынить от тренировки.
- Но мы же неплохо летаем, - посмотрел на него Гивент, - Ты можешь взять меня ловцом, а их – охотниками, мы поможем победить вашей команде.
- Мне нужны только два охотника и загонщик. Я никого не выгоню из команды и не собираюсь играть никем, кроме охотника.
- Но так вам не выиграть. Хаффлпафф проиграет! - возмутился Дейвис.
- Если думаете, что вы лучше, мы готовы проверить, - разозлился Смит, - Через месяц мы встречаемся с Райвенкло. Соберите свою команду, или играйте вместе, если ваши девушки умеют летать. Полчаса будем играть мы, потом я вызову вас, как второй состав. Посмотрим, кто лучше.
- Договорились, - раздражённо принял пари Гивент, - Пусть победит сильнейший.
Захария остался на стадионе, а ребята направились в сторону замка.
- Гив, не надо было, - покачал головой Деррен.
- Паула, Глория и Луни вполне могут стать охотницами, а мы будем их защищать. Я буду ловцом, ты и Дейвис – загонщики, ну а Ник – вратарь. Он ни один мяч не пропустит, - ответил Гивент.
- Ты знаешь, о чём я, - остановился Деррен и в упор посмотрел на брата, - Нам не нужны конфликты.
- Он сам виноват, - упрямо сказал Гивент.
- Очнись. Он не виноват, что Рон и Джинни тебя не узнали.
- А это тут причём? - непонимающе посмотрел на него брюнет.
- Ты не сможешь играть против них. Ты видишь, что ты им дорог, но они не видят тебя. Так же, как и Блейз не видит Дейва. Хотя с Забини всё намного сложнее: он отказался от места старосты, не вылезает из библиотеки. Если бы мы были в Слизерине, он бы давно понял, кто такой Дейвис. Стоит посмотреть Дейву в глаза, они же почти не изменились, - ответил Деррен.
- Ты думаешь, что Блейз страдает из-за меня? - тихо спросил блондин.
- Да, Дейвис. Но он никого вокруг не видит, он замкнулся. Если бы я был уверен, что он не служит Лорду, я бы давно свёл вас вместе, - посмотрел на него Деррен.
- Ты прав, пока это опасно, - кивнул Дейвис.
- Прости, - посмотрел на брата Гивент, - Но я не могу отступить. Я принял вызов.
- Мы с тобой, но не проиграй больше, чем выиграешь, - серьёзно сказал ему Деррен.
***
До самого матча Захария почти не появлялся в гостиной. Но так гонял свою команду, что те буквально на коленях приползали с тренировок. Гивент всё больше сомневался, правильно ли он поступает, но гордость не позволила сдаться. В конце октября назначили матч.
- Добро пожаловать на стадион! Сегодня играют команды Райвенкло и Хаффлпафф, - орал на весь стадион Симус Финниган, - Капитаны, пожмите друг другу руки.
Хаффлпаффцы летали отлично. С начала матча они повели в счёте. Но бесконечные тренировки вымотали их – это Гивент понял сразу. Вот Джастин, взятый за одного из охотников, чуть не свалился с метлы, вот загонщику не хватает сил ударить по бладжеру и мяч чуть не сшибает его самого.
До замены осталось несколько минут. Хаффлпафф уже проигрывал: 130-80. Гивент отправился к своей команде.
- Мы должны победить, - входя в раздевалку, сказал юноша.
- Гив, ты же знаешь, что ребята тебя не простят, - посмотрела на него Глория. Они ещё неделю назад договорились, что будут играть не в полную силу. Смит должен был выиграть.
- Я знаю, - в отчаянии воскликнул парень, - Из-за меня они проиграют!
- Ты не виноват, что Смит так усердно их тренировал. Это его вина, - возразила Луни.
- Это всё я. Мы не должны допустить, чтобы Хаффлпафф проиграл, - сказал юноша. В это время раздался свисток.
- Пошли, мы выиграем, - положил руку ему на плечо Дейвис.
Взяв свои мётла, ребята пошли на поле.
- Счёт 150-90 в пользу Райвенкло! - надрывался комментатор, - Невероятно, Захария Смит полностью заменяет команду! Райвенкловцы тоже вызывают трёх игроков для замены. Но что это? Команда Хаффлпаффа полностью состоит из их новых семикурсников! Что ж, ребята, посмотрим, как вы играете.
Снейп и Люпин в изумлении смотрели на поле. Такого они никак не ожидали.
Никогда ещё Хогвартс не видел такой игры. Невозможно было уследить, у кого из охотниц находится мяч. Дейвис и Деррен посылали бладжеры в любого, кто хотел приблизиться к девушкам. Они бы сами были охотниками, но не ставить же девушек на ворота и на место загонщиков. Когда райвенкловцы, наконец, завладели мячом, счёт был 240-150 в пользу Хаффлпафф и никакие попытки соперников не смогли его изменить: Николас не дал ни одному мячу залететь в ворота. Наконец, Гивент заметил снитч. Быстрый рывок, резкое пике, и мячик у него в ладони. Ловец соперников не успел даже среагировать.
- Хаффлпафф победил с преимуществом в 240 очков! Это фантастика, - в восхищении кричал Симус, в то время как команды спускались на поле.
- А где Смит? - Гивент оглянулся, капитана нигде не было.
- Пошли в гостиную, он должен быть там, - успокаивающе сжав его руку, сказала Глория.
Первый состав команды, действительно оказался в гостиной. Но не успел Гивент ничего сказать, как в проём протиснулась сияющая профессор Стебль.
- Вы молодцы! Поздравляю, - улыбнулась новой команде декан, - Этот матч будет легендой! Никакой факультет так не побеждал.
- Спасибо, профессор, - улыбка сама появилась на лице парня. Для Захарии это было уже слишком.
- Профессор, я думаю, что он больше достоин быть капитаном, - сдерживая боль и слёзы, твёрдо сказал юноша, грубо сорвав значок с мантии и сунув Гивенту, - Он победил, - и парень бросился в сторону своей комнаты. Профессор удивлённо посмотрела ему вслед.
- Не волнуйтесь, профессор, он просто устал, - смерив нового капитана презрительным взглядом, сказал Эрни, направляясь за другом.
Профессор, ещё раз улыбнувшись брюнету, ушла из гостиной, а Гивент, оглянувшись на друзей, бросился за Смитом.
- Эрни, дай мне, - уже у двери остановил он Макмиллана.
- Тебе мало того, что ты сделал? - яростно посмотрел на него Эрни, - Хочешь поиздеваться? Этого я никому не позволю.
- Поверь мне, я не хотел, - посмотрел ему в глаза Гивент.
- Не хотел? Но так не поступают, - осуждающе сказал Эрни. Но он видел в глазах брюнета раскаяние и что-то такое, чего не мог определить.
- Всего полчаса. Если он меня выгонит, я уйду. Но, прошу, дай мне с ним поговорить, - умоляюще посмотрел на него Гивент. Эрни, скрепя сердце, кивнул и направился в гостиную.
Гивент тихо вошёл, кинув на дверь заклинания. Он не хотел, чтобы их услышали. По звуку он понял, что Смит сидит в кресле, повёрнутом к окну.
- Оставь меня, Эрни, - раздался сдавленный голос.
- Захария, это я, - аккуратно произнёс юноша. Курносый блондин медленно встал и посмотрел на него:
- Ты победил. Зачем ты здесь? - Захария встретился с Гивентом взглядом. Глаза были красные, во взгляде лишь готовность выстоять, до конца.
- Я не хотел победы. Но я не мог допустить, чтобы из-за меня проиграл факультет, - тихо ответил брюнет.
- И что с того? Победа твоя. Не надо меня утешать, - Захария еле держался, но выдержал взгляд, - Уходи. Ты – капитан.
- Нет, ты. Я не могу играть, - Гивент не знал, что сказать. Он не знал, как можно всё объяснить.
- Я не вернусь. Не могу, - комок подступил к горлу, глаза защипало. Захария, не смотря на Гивента, быстро направился к выходу.
- Захария! Я не могу играть против СВОЕЙ команды, - в отчаянии воскликнул Гивент. Смит, уже державшийся за ручку двери, повернулся:
- Что ты сказал? - подозрительно посмотрел блондин на него.
- Я не могу играть против Гриффиндора, как и Дейвис не сможет против Слизерина, - опустившись на ближайшую кровать, произнёс Гивент.
- Гарри? - Захария недоверчиво смотрел на сидящего парня, опустившего голову.
- Прости. Я был идиотом, - поднял взгляд юноша, - Я привык, что со мной соглашаются. Не смог остановиться. Мы не хотели побеждать, я видел, как упорно вы тренировались. Из-за меня вы окончательно вымотались, вы не могли сегодня играть, но вы играли. Я видел, как вы чуть не валились с мётел. И виноват лишь я. Я не мог допустить, чтобы Хаффлпафф лишился шанса на победу, и я понял, что не смогу взлететь против бывших друзей.
- Нет, это я виноват, - опустился рядом Захария, - Я гонял команду и велел им играть в полную силу. А они могли разбиться, - блондин только что осознал, как им повезло, что никто не пострадал.
- Захария, только ты можешь быть капитаном. Ты не предал команду, несмотря на то, как мы летали. Только ты достоин этого значка, - Гивент осторожно вложил значок в руку Смита.
- Нам не победить, - покачал головой юноша и посмотрел на брюнета, - Без вас.
- Мы поможем. Потренируем команду, сделаем всё для вашей победы. Но вам надо отдохнуть, я попрошу у Северуса восстанавливающую настойку. Но мы не можем играть. Райвенкло – единственная команда, против которой мы можем пойти. Если бы сегодня играл Гриффиндор, снитч поймала бы Джинни, а Глория не смогла бы забросить не одного мяча в ворота Рона.
- Вы принесли нам победу. У нас в запасе 240 очков. Мы не проиграем, - сжав значок, решительно сказал Захария.
- Так-то лучше, - облегчённо улыбнулся брюнет.
- А как вы попали сюда? - в глазах капитана появился прежний интерес к жизни.
- На поезде, а потом нас отправила к вам шляпа. Ты не представляешь, как она ворчала. Никто из нас не должен был оказаться в Хаффлпаффе, - усмехнулся Гивент.
- Мы заметили. Вы вечно пропадаете, общаетесь в основном между собой, всегда запираетесь. Да вам прямая дорога в Слизерин, - хмыкнул Смит.
- Ладно, я пойду за настойкой. Да и Эрни меня убьёт, я же обещал, что недолго, - поднялся Гивент.
- Постой. А как вы так изменились? У тебя же фамилия волшебного рода, да и Дейвис с Паулой имеют одну фамилию. Дейвис ведь – Драко Малфой? А Паула, наверно, – Панси, - посмотрел на него Захария.
- Ты прав. Я – Де Мелори по матери. К тому же меня усыновили. А Дейвис и Паула создали новый род, вот и имеют одну фамилию, - пояснил Гивент.
- Они женаты? - поражённо посмотрел на него Смит.
- Можно сказать, что обвенчаны, - улыбнулся юноша.
- Ничего себе, - выдохнул Захария и схватил брюнета за руку, решительно смотря прямо в глаза, - Клянусь, что никому не скажу то, что узнал или узнаю о вас. Никогда, - он коснулся их рук своей палочкой. Золотая нить оплела руки.
- Я принимаю твою клятву, - ошарашено сказал Гивент. Нить пропала, закрепляя непреложный обет. Гивент поднял на нового друга удивлённый взгляд, - Зачем?
- Тебе будет спокойнее, да и я не предам, - ответил Смит.
- Спасибо, - Гивент благодарно улыбнулся, - Мы изменимся. Будем более открыты. Просто я так боюсь, что меня предадут, что я подвергну опасности тех, кто мне так дорог.
- Я понимаю, - кивнул Захария и больше уже ничего не успел добавить. Дверь с громким стуком распахнулась, на пороге появились Джастин, Эрни, Деррен и Дейвис. Первые двое были очень бледны.
- Слава Богу, никто не убит, - ядовито сказал Дейвис, за что получил осуждающие взгляды от Джастина и Эрни.
- Братишка, ты же обещал, что недолго. Ты всех в конец изведёшь, - посмотрел на Гивента Деррен.
- Прости, Эрни, мне надо было всё объяснить, - сказал юноша, но Эрни не обратил на него внимания, смотря прямо на Смита:
- Ты как? - озабоченно спросил он у друга.
- Не волнуйся, всё хорошо, - улыбнулся Смит, смотря на него, - И я вновь капитан.
- Но что у вас произошло? - Джастин удивлённо переводил взгляд с одного на другого.
- Я не могу играть, - просто сказал Гивент, Дейвис понимающе посмотрел на него.
- Но мы проиграем, - расстроено сказал какой-то первокурсник, появившись между стоящими в дверях старшекурсниками.
- Нет, - наклонился к нему Гивент, - Не проиграете. Мы поможем.


Глава 29. Круглый стол

Целую неделю после победы ребята ходили задумчивые. Остальные старшекурсники факультета их избегали и не понимали, как Захария мог их защищать. Гивент рассказал друзьям об их с Захарией разговоре. Они решили всё рассказать и остальным. Сейчас была пятница, завтра – Хэллоуин.
- Я согласен, но как ты себе это представляешь? - Дейвис лежал на своей кровати, положив голову на колени Паулы, которая так приятно перебирала его волосы, - Мы же не можем просто подойти к ним. Только представь: я подхожу к Эрни и говорю: «Привет. Ты знаешь, а я – Драко Малфой». Да они сочтут меня психом!
- Захария понял, и остальные смогут, - упрямо сказал Гивент, - Если мы с ними не поговорим, то уже никогда не завоюем их доверия. А так у нас могут появиться друзья.
- Зал собраний! - воскликнула Луни, - Завтра праздничный ужин. Весь факультет будет в Большом зале. Мы можем обойтись без случайных свидетелей.
На том и решили. Ночью они ещё раз отправились осмотреть зал. Он подходил как нельзя лучше. Если воспользоваться ещё и запирающими чарами, то их явно не подслушают. Оставалось только надеяться, что хаффлпаффцы не предадут их доверия. Хотя, насколько они смогли определить, в зале была какая-то магия, скрывающая всё, что здесь происходит.
На следующий день Гивент после обеда отозвал Захарию в сторонку и попросил привести друзей в Зал собраний, когда остальные курсы уйдут.
- И что вы хотите? - посмотрел на него Смит.
- Ты друзьям доверяешь? - вопросом на вопрос ответил Гивент.
- На все сто, - без колебаний ответил блондин.
- Мы хотим им рассказать, - решительно сказал Гивент.
- Уверены? - поднял бровь Захария.
- Потом будет поздно, - ответил юноша.
- Ты прав. Я приведу, - кивнул Смит и вернулся к друзьям.
К семи часам вечера в гостиной никого не осталось. Ребята отправились в Зал собраний. Захария и остальные семикурсники были уже там. Глория незаметно кинула запирающие и заглушающие чары – вдруг кто-то из младшекурсников вздумает вернуться.
- И ты позвал нас из-за этих? - презрительно оглядел вошедших Макмиллан.
- Эрни, не надо, - вступился за них Захария.
- Да что они могут нам сказать? Это не их факультет, - злобно сверкнул глазами подросток.
Гивент посмотрел в глаза старосте и негромко произнёс:
- «…Говорит Хаффлпафф: « Мне равно все близки,
Всех принять под крыло я готова»…».
Макмиллан замер. Это были слова из песни шляпы. Той странной песни, что она пропела два года назад. А юноша тем временем продолжал:
- «…Школе «Хогвартс» грозит внешний бешеный враг,
Врозь не выиграть битву большую.
Чтобы выжить, сплотитесь – иначе развал,
И ничем мы спасенье не купим…»
Эрни непонимающе смотрел на брюнета, а тот уже цитировал его собственные слова:
- «Я хочу, чтобы ты знал, что на твоей стороне не только сумасшедшие…». Ты поддержал меня, - смотрел юноша в его расширенные от шока глаза, - Ты одним их первых понял, что не я наследник Слизерина, вы все были со мною в ОД. Неужели теперь вы не сможете простить мне мою глупость?
- Гарри, - выдохнул Эрни, опустившись на ближайший стул.
- Здравствуй, Эрни, - улыбнулся Гивент.
- Это неправда! Это не может быть он, - возразил Джастин, - Гарри был лучше него!
- А ты сам попробуй, - с болью сказал Гивент, - Попробуй остаться собой после всего, что со мной произошло.
- И что же? - с вызовом посмотрел на него Джастин.
- С первого курса за мной идёт Смерть. Меня выбрали участником смертельного турнира, чего я не хотел. Меня дважды пытался прикончить возродившийся Лорд и его Пожиратели. Меня предал тот, кому я верил. Директор не сказал мне о пророчестве. В результате я потерял самого дорогого для меня человека. Лишь благодаря Деррену я не сломался, - улыбнувшись брату, Гивент снова перевёл взгляд на Джастина, - Глория слышала, как Дамблдор сказал, что я должен умереть. Я не знал, кому верить. Мы всемером сбежали ото всех, мы восемь месяцев были неразлучны. Мы могли доверять лишь друг другу. Я сделал ошибку, ввязавшись в тот спор. Я просто боялся, что нас разделят. Хотел, чтоб все мы оказались в команде. И я был не прав, - закончил юноша и грустно добавил, не отводя взгляда от сокурсника, - Ты прав. Возможно, тогда я был лучше. Но я был наивен и не видел, что меня обманывают.
- Гивент, это мы не видим дальше собственного носа, - сказал Эрни, - И вы так странно себя вели.
- Вы простите меня? - оглядев всех, спросил юноша.
- Мы вместе, - вставая и подавая Гивенту руку, сказал Эрни. Все остальные согласно кивнули.
- Виктория? - пожав протянутую руку, брюнет посмотрел на темноволосую девушку.
- Да, - смутилась девушка и зачем-то добавила, - Я ведь тогда тоже хотела в ОД, но боялась. И зря. Теперь я с вами, я не предам.
- Верю, - улыбнулся Гивент, - Но, думаю, мы должны представиться.
- Вы ведь не брат с сестрой? - посмотрела на Дейвиса и Паулу Сьюзен.
- Нет, а сильно заметно? - несмешливо спросил Дейвис.
- Ну, вы просто смотрите по-другому. С не братской любовью, - слегка покраснела девушка.
- Ну не могли же мы представиться как муж и жена, - хмыкнул юноша. Все, кроме Захарии, в шоке уставились на «брата с сестрой».
- Вы женаты? - первая пришла в себя Ханна.
- Помолвлены, - сдерживая смех, сказал Дейвис.
- Но у вас одна фамилия, - возразила Виктория.
- Мы создали новый род, но ещё не женаты, - улыбнулась Паула и пояснила, - Если род жениха древнее рода невесты, и они искренне любят друг друга, то есть ритуал появления нового рода. Так что мы пока единственные представители своего рода.
- Вы – чистокровные? - спросила Ханна.
- Я ведь говорю, что надо представиться, - опускаясь на стул, сказал Гивент.
- А ты думаешь, что мы их раньше знали? - Эрни замолк, встретившись со взглядом серебристо-серых глаз, в которых на миг промелькнули превосходство и надменность.
- Ну, меня ты точно знал, - улыбнулся Дейвис и, манерно растягивая слова, произнёс, - Драко Малфой к вашим услугам.
- Малфой?! - поражённо воскликнули семикурсники.
- Но как вы оказались по одну сторону? - посмотрел на Гивента Эрни.
- Да, это очень интересная история, - ухмыльнулся Дейвис, стрельнув глазами в брюнета, - Но смысл в том, что я уничтожу любого, кто тронет моего брата.
- Брата? - недоумённо посмотрела на юношей Сьюзен.
- Брата, - задорно улыбнулся Гивента, положа руку ему на плечо, - И только попробуйте с ним что-нибудь сделать. Я Хогвартс по кирпичикам разнесу.
- Вы не можете быть братьями. Ваши рода не пересекаются, - возразил Захария, вопросительно глядя на Гивента.
- Это ничего не значит. Мы тут магию нечаянно призвали, и она нас навеки связала. Так что прошу любить и жаловать, - самодовольно выпятил грудь блондин. Друзья рассмеялись, хаффлпаффцы смотрели непонимающе.
- Это сложно объяснить, - посмотрел на Эрни Гивент, - Но все мы теперь вместе.
В течении нескольких часов ребята заново знакомились. Окончательно добило хаффлпаффцев известие о том, кто же такой Деррен.
- Захария, а почему ты нам ничего не сказал. Ты же знал, - когда все более-менее пришли в себя, спросила Виктория. Смит немного покраснел.
- Он дал мне непреложный обет. Он не мог сказать, - вступился за капитана Гивент.
- Ты заставил его? - насупился Эрни.
- Я сам, - твёрдо возразил Захария, - И я не жалею. Никакая Сыворотка правды не заставит меня предать Гивента, даже Лорд теперь бессилен. Я не знаю другого способа скрыть тайну того, кто мне поверил.
- Ты прав. Это самое правильное, - задумчиво посмотрев на Смита, кивнул Эрни.
А потом произошло самое необычное. Все пятеро хаффлпаффцев дали клятву верности и молчания. А зал как будто этого и ждал. Он озарился золотым светом, над столом вспыхнула старинная бронзовая люстра, которую никто никогда не мог зажечь. Факелы по стенам исчезли, вместо держателей появились красивые подсвечники. По массивному дубовому столу проступил золотой узор, стулья стали напоминать троны. Их было 12, и один трон был с золотым узором в виде меча с внешней стороны спинки. По всему периметру комнаты у стен появились выступы, напоминавшие скамейки, на полу оказался огромный красно-золотой ковёр. По жёлтого оттенка стенам шла роспись из рун.
- Похоже, Джастин, ты был прав, - восхищённо осматривая великолепный зал, сказал Гивент.
- Ты о чём? - не понял Джастин, открыв рот смотря на стол.
- Насчёт Круглого стола и рыцарей, - сказал Деррен, подходя к главному трону.
- Ты думаешь..? - Эрни в шоке перевёл взгляд на ребят.
- Но почему мы? - спросила Виктория.
- Вы дали клятву, - Гивент замолчал на полуслове, в шоке посмотрев на брата.
- Они дали клятву тебе, Гив. Этот стул твой, - Деррен похлопал по спинке главного трона и улыбнулся ошарашенному брату.
- Мне нужен Артур. Он должен знать, - Гивент, не оглядываясь, пошёл к выходу.
- Гив, что это значит? - крикнул вдогонку Захария.
- Больше никто, кроме нас, не сможет зайти в этот зал. Теперь мы – рыцари, это – Зал собраний. И без нашего разрешения зал никого не впустит, - обернувшись, сказал Гивент и скрылся за дверью.
- То есть как? - в ступоре сказал Джастин.
- Какой Артур ему нужен? - посмотрел на Дейвиса Эрни.
- Наш предок, - ответил за друга Деррен и пояснил, - У нас в комнате висит пустой холст, через него можно вызвать в Хогвартс портреты из нашего замка.
Дверь снова открылась. Гивент действительно принёс пустой холст в рамке.
- Артур, мы ждём тебя, - юноша, поставив картину на выступ у стены, коснулся её палочкой. Буквально через несколько секунд на ней появился портрет древнего старца.
- Гивент, что-то случи… - закончить Артур не смог. Юноша отодвинулся, и Артур увидел великолепную круглую комнату и всех ребят, - Это невероятно, - поражённо произнёс Артур.
- Но факт, - с сарказмом сказал Гивент и в двух словах рассказал, что произошло, и какие выводы они сделали. Портрет какое-то время молчал, потом кивнул:
- Вы правы. Вход сюда отныне открыт только вам. Пока в нём будет необходимость, зал останется таким, и вы на это уже никак не можете повлиять. Пока вы не закончите Хогвартс, он не измениться, - твёрдо сказал портрет.
- А почему зал собраний именно у хаффлпаффцев? - спросил Дейвис.
- Гриффиндор хотел, чтобы стол был на его факультете, - стал рассказывать Артур, - Но Слизерин не согласился. Чтобы избежать ссоры, Хельга предложила, сделать зал в башне Ровены, но та стала утверждать, что её ученики будут полностью отданы учёбе, и им некогда будет тратить время на бесполезные игры. Вот зал и сделали на факультете Хельги.
- А почему его не сделать где-нибудь в самом замке? Чтобы им могли пользоваться все студенты, - спросила Сьюзен, глядя на портрет.
- Основатели рассудили, что в этом случае зал будет использован не по назначению. Ведь он был создан для студентов, а в будущем его вполне могли забрать учителя. Кроме того, Хельга была образцом доброты и честности. В этот зал могут пройти студенты любого факультета, и кто бы ни был на входе в гостиную, при всём желании он не сможет сказать, кто из посторонних входил. Конечно при условии, что входящий был принят в Круг.
- А могут в Круг приниматься профессора? - посмотрел на старца Гивент.
- К этому нет никаких препятствий, - ответил Артур.
- Это поэтому вы не возражали против данного факультета? - прищурился Дейвис, смотря на портрет.
- Я бы в любом случае не стал возражать, у меня нет предрассудков по поводу факультетов, - улыбнулся ему Артур, - Но я рад, что именно вы оказались достойны быть рыцарями.
- Да как вообще стол оказался у Основателей? - не веря в происходящее, воскликнул Джастин.
- После смерти короля Артура, Круглый стол какое-то время ещё собирался. Потом рыцарский орден распался, стол, заколдованный Мерлином, потерял свои краски, из 25 стульев осталось 12, и все они стали другими. Что было потом, никто не может сказать. Но этот стол нашли в одном из разрушенных замков во времена Основателей. Вот так и родилась идея создать Зал собраний в одном из факультетов строящегося Хогвартса. Никто не думал, что это и есть тот легендарный стол, но ваши клятвы сегодня разбудили магию, скрытую в нём, и он преобразил комнату. Когда-то 12 рыцарей дали за столом клятву верности своему королю. Теперь вы идёте по их тропе. А появившийся трон короля Артура теперь может занять Гивент.
- Но мы же не давали клятв, - возразил Николас, посмотрев на старца.
- Вы и так едины, любой из вас мог сесть во главе стола, но ваши новые друзья отдали предпочтение Гивенту, принеся клятву именно ему, - поклонился Артур ошарашенным хаффлпаффцем.
- Вы сказали, что было 25 стульев? - заинтересованно спросила Луни.
- За стол могут сесть около 30 человек, может и больше, - сказал Артур, - С королём вначале было только 12 верных рыцарей. Со временем Круглого стола удостоились ещё 12. Каждый раз, когда приходил новый рыцарь, появлялся ещё один стул. Так что, думаю, если вы решите ещё кого-то пригласить, стульев хватит. Тем более у вас тут и скамейки для внешнего Круга, - кивнул в сторону выступов портрет, - Только будите осторожны. Клятва не даст вам предать друг друга, но человек, не произнёсший клятвы, может быть опасен. Не забывайте, что Артура предал его же внебрачный сын, который тоже был за Круглым столом.
- Мы будем осторожны, - кивнул Деррен.
- А откуда вы вообще столько знаете? - Захария скептически смотрел на портрет. Старец бросил взгляд на Гивента, тот, слегка смутившись, посмотрел на капитана:
- Я забыл сказать. Артур Де Мелори – учитель Основателей и первый директор Хогвартса.
Новые друзья в шоке уставились на портрет.
- И насколько же древен ваш род? - еле проговорил Эрни, смотря на Деррена и Гивента.
- Прародитель рода – один из учеников Мерлина, - как-то нерешительно ответил Деррен.
- Дожили, - странно смотря на юношей, произнёс Эрни.
С этого дня в Зал собраний никто не мог пройти. Пришедшая профессор Стебль ничего не смогла сделать. Приходил даже Дамблдор. Директор очень удивился, узнав, что в школе есть подобная комната. Но пройти в неё ему не удалось, несмотря на всю власть над замком.
Вторым удивительным событием было примирение старшекурсников. После того странного матча они друг друга явно игнорировали, а теперь всё время были вместе. Никто не знал, что почти каждую ночь семикурсники появлялись в Зале собраний, где обсуждали всё, что им становилось известно, где семеро ребят обучали друзей магии. Где с помощью Артура Де Мелори они обучались новым способам защиты. Защита, не нападение. Они не хотели влезать в эту войну, но должны были уметь защищаться.





Глава 30. Тринадцатый рыцарь

Дело шло к Рождеству. Тонкий слой снега покрывал землю, дни становились всё короче.
Блейз Забини сидел в библиотеке, всё тело невыносимо болело, мысли путались, но он не мог пойти в Больничное крыло, иначе будет только хуже. Желудок схватило, но юноша смог побороть тошноту. С этим он справиться, он переживёт эти полгода. А что потом? Потом будет ад. Но он выдержит, назло отцу, ради себя. Он выдержит любые пытки и умрет, не проронив ни слова. Но его не сломают, не смогут. Уже пытались, не вышло.
В библиотеку вошли двое из новеньких. Кажется, их звали Дейвис и Гивент, но он мог ошибаться. Вдруг резкая боль в правом боку чуть не лишила его сознания. Неужели всё-таки сломали ребро? Блейз задел рукой бок и чуть не вскрикнул от боли. Всё же придётся идти к мадам Помфри... Блейз попытался встать. Тело почти не слушалось, стало дурно, от сильной боли потемнело в глазах. Он стал падать. Не смог повернуться другим боком. Это конец. Если ребро действительно сломано, это может его убить. Невыносимая боль и тьма… Как же он этого ждал…
***
- Думаешь, она не в Запретной секции? - спросил Дейвис, вместе с Гивентом входя в библиотеку.
- Если не найдём, попросим подписать разрешения Люпина, - пожал плечами Гивент, оглядывая библиотеку, - О, твой друг опять здесь.
- Надо крёстному сказать. Пусть разузнают, принял ли он метку, - вздохнул Дейвис.
Они прошли к полкам в поисках книги: «Ментальные защитники и их свойства». Эту книгу им посоветовал прочитать Элиот, который сказал, что единственный сохранившийся экземпляр находится в Хогвартсе.
В поле зрения вновь попал слизеринец. Он был неестественно бледным. Гивент схватил за плечо друга, Дейвис тоже посмотрел на Забини. Тот как раз вставал.
- Блейз, - прошептал Дейвис, увидев, как боль исказила лицо бывшего друга. Тот медленно начал падать. Дейвис рванул к слизеринцу, Гивент помчался за ним.
Не единого звука не вырвалось из груди Забини, лишь резкий вдох при ударе. Друзья уже были рядом, но слизеринец не подавал признаков жизни.
- Блейз! Нееет, - Дейвис упал на колени рядом с другом, ему было страшно, в глазах щипало, - Нет, - еле слышный всхлип, тело сотрясалась от беззвучного рыдания.
- Дейв, - Гивент с силой отодвинул друга, палочка была в руках.
Дейвис с маниакальной надеждой смотрел за действиями друга.
- Он жив, сломано три ребра, при падении одно из них задело лёгкое. Надо срочно к Северусу, - вынес вердикт юноша, проведя диагностику.
- А если его нет? Сегодня суббота, он может быть на встрече с родителями, - в панике воскликнул блондин.
- В таком случае, нужны будут все наши. К мадам Помфри нельзя, она сразу определит Круциатусы и может увидеть метку, если она есть. Помоги, - Гивент взял командование на себя. На их счастье, в библиотеке больше никого не было. Мадам Пинс тоже куда-то ушла. Но юноша тут же осадил себя, ведь, не окажись они тут, слизеринец мог не успеть дождаться помощи.
- Что делать? - руки Дейвиса дрожали, но он послушно достал палочку.
- Наколдуй носилки, я пока вправлю ребро и остановлю кровотечение. Но ему нужны зелья. И чем скорее, тем лучше, - юноша, что-то шепча на латыни, стал водить палочкой. Дейвис, до боли сжав кулаки, наблюдал за ним. Носилки юноша призвал мгновенно и был безмерно благодарен Гивенту, что тот сам занялся Блейзом.
Когда ребро встало на место, с губ Блейза раздался стон. Слизеринец приоткрыл затуманенные болью глаза и встретился с серебристо-серыми глазами наклонившегося к нему юноши.
- Драко, - прошептал подросток и закашлялся, в уголках губ появилась кровь.
- Блейз, я с тобой. Мы спасём тебя, - шептал блондин, смотря в изнеможённое лицо друга.
- Я знал, что ты придёшь, - прохрипел Блейз, вновь теряя сознание.
- Надо его поднять, - Гивент закончил водить палочкой и посмотрел на друга, - Мы не отдадим его Лорду. Он будет с нами.
Поместив слизеринца на носилки и наложив чары невидимости, юноши быстро направились в подземелья. Им очень повезло, что сегодня была вылазка в Хогсмид, и большинство студентов были именно там. Они же остались в замке, решив лишний раз позаниматься защитой и окклюменцией. Встретив лишь несколько малышей, испуганно вжавшихся в стену при их мрачном взгляде, друзья оказались у покоев декана Слизерина, носилки зависли в воздухе, когда они остановились.
- Дейвис, всё будет нормально, - посмотрел на серого от волнения и беспокойства блондина Гивент, с силой постучав в дверь.
- Кто бы это ни был, я его прибью, - услышали они голос Снейпа, подходящего к двери. Оба облегчённо вздохнули.
Снейп открыл дверь и удивлённо посмотрел на подростков. Они обычно приходили после ужина, и профессор никак не ожидал увидеть их так рано.
- Что привело вас в этот час? - изогнул бровь мастер зелий.
- Крёстный, нам нужна помощь, - паника вновь появилась в глазах юноши. Снейп обеспокоенно посмотрел в совершенно серое лицо крестника:
- Тебе плохо? На кого-то напали? - взгляд стал внимательным и серьёзным.
- Блейз, - еле выговорил Дейвис.
- Северус, - позвал Гивент, убирая чары невидимости, - Его пытали.
- Входите, быстро, - распорядился мастер зелий, мгновенно достав палочку.
Одно движение, и носилки у дивана. Люпин, находившийся в кресле, моментально оказался рядом. Мужчины, переложив бессознательного юношу на диван, тут же занялись им. Снейп, продиагностировав состояние подопечного, быстро направился в лабораторию и вернулся с дюжиной различных бутыльков.
- Где вы его нашли? - спросил зельевар, вливая в слизеринца почти все принесённые зелья.
- Он был в библиотеке, когда ему стало плохо, - сглотнув, сказал Дейвис.
- Вас кто-нибудь видел? - поднял голову Ремус.
- Нет, только по пути к вам. Четыре человека. Первый или второй курс, - ответил Гивент.
- Кто накладывал лечебные чары? - влив зелье сна без сновидений, спросил Северус.
- Я, - ответил Гивент, чуть бледнея, - У него было сломано несколько рёбер. Он упал на повреждённый бок, почти не дышал. Мы бы его не донесли, - юноша посмотрел прямо в глаза зельевару.
- Молодец, - удивительно мягко сказал Снейп, - Ты его спас. И правильно, что отправились именно к нам.
- Мы боялись, что вас не будет, что вы не в Хогвартсе, - Дейвис снова заплакал, сильное перенапряжение дало о себе знать.
- Тише, вы его спасли, мы здесь, - Люпин обнял рыдающего юношу и усадил его в кресло. Снейп вновь отправился в лабораторию и принёс успокаивающее зелье.
Гивент почувствовал в кармане мантии что-то тёплое. Сунув руку, он достал своё зеркало.
- Ну наконец-то, вы где? - раздался взволнованный голос Деррена.
- В покоях Северуса, - садясь в кресло, ответил брюнет, в то время как Северус занимался своим крестником, - Здесь Блейз еле жив, сейчас спит. Придём, расскажем. Не волнуйтесь.
- Понял, не торопитесь, - брат отключился.
- У вас сквозные зеркала? - удивился Люпин, посмотрев на юношу.
- Можно сказать и так, - кивнул Гивент и пояснил, - Их восемь. Мне подарили Фред и Джордж – их новое изобретение. В продаже нет. Зеркала очень нам помогают. Сейчас одно у родителей и по одному у каждого из нас. Когда тебя вызывают, оно нагревается. Если на нас нападут, вряд ли отнимут зеркало, так что можно всегда позвать на помощь.
- Очень предусмотрительно, - одобрительно кивнул Снейп.
- Крёстный, возьми моё. Я не бываю один, а если ты будешь нужен, и мы не сможем тебя найти, - Дейвис содрогнулся при одной мысли об этом.
- Да, так будет лучше, - кивнул Гивент, - Мы не ходим поодиночке, а ты, Северус, очень нам нужен.
Снейп взял круглое неприметное зеркальце и повертел в руках.
- Интересный экземпляр, - посмотрел на вещичку Ремус.
- Сейчас зеркало носит моё второе имя. Прикоснись палочкой и скажи, как хочешь, чтобы оно звалось. Так мы и будем тебя вызывать, - улыбнулся Дейвис. Юноша очень боялся, что крёстный не примет подарок, и обрадовался, когда тот взял его.
- «Шпион», - произнёс зельевар, коснувшись палочкой зеркала. Люпин в изумлении на него посмотрел, юноши с улыбкой переглянулись.
- Хороший выбор, крёстный. А, главное, весьма содержательный, - сдерживая смех, сказал блондин.
- Северус, захочешь вызвать меня или Дейва, моё полное имя – Гивент Артиус Уильям Грон Де Мелори. Зеркало откликнется на «Арти», - серьёзно посмотрел на зельевара Гивент, - Я найду Дейвиса, где бы он ни был.
- Я не забуду, - кивнул зельевар.
- А если забудешь, говори просто «дом», - посоветовал блондин и пояснил, - Откликнуться родители Дерра и Гива. Они любого из нас найдут, или имя нужного зеркала подскажут.
- А какое у тебя полное имя? - спросил Ремус, с интересом смотря на него.
- Дейвис Альберт Лауэль, зеркало звали «Альб», - кивнул он на своё бывшее зеркальце.
Ребята до вечера просидели в покоях Снейпа. Несколько раз с ними связывался Деррен, Снейп лично принёс им ужин. Но они не отходили от дивана, где спал бледный измождённый подросток.
- Как они могли, он же их друг, - Дейвис провёл рукой по волосам Блейза. Среди густых чёрных волос он заметил у лба седую прядку. Сердце сжалось от сострадания.
- Такие друзья, - устало сказал Гивент.
- Ты иди, а я не могу его снова бросить, - оглянулся на друга юноша.
- А я не брошу тебя, ты же знаешь, - покачал головой парень, Дейвис благодарно улыбнулся ему.
Блейз очнулся только ночью. Профессора, как ни старались, не смогли уговорить друзей вернуться в свою гостиную. Люпин ушёл к себе. Снейп, сказав, чтобы если что позвали, отправился в спальню. Через какое-то время Гивент заснул прямо в кресле, а Дейвис провалился в сон, так и стоя на коленях у дивана, положив голову на край и не отпуская руки друга.
Разбудил юношу еле заметный стон. Дейвис поднял голову и его глаза столкнулись со взглядом карих глаз. С минуту они смотрели друг на друга. Первым нарушил тишину Блейз:
- Где я? - слова явно давались ему с трудом.
- С друзьями, в гостиной своего декана, - улыбнулся блондин.
- Кто ты? - также тихо спросил Блейз. Вопрос поверг Дейвиса в шок. Он внимательно посмотрел на друга:
- Ты что-нибудь помнишь?
- Смутно, - ответил парень, не сводя глаз с блондина, - Библиотека. Я обернулся на звук. Боль. Было очень плохо, я не смог удержаться. И тьма… Я видел Драко, - опустил глаза юноша, последние слова были почти не слышны, но Дейвис услышал. Потом Блейз вновь посмотрел на него, - Ты очень похож на моего друга.
- Расскажи, что произошло, - попросил блондин.
- Не могу, - попытался отвернуться Блейз, но тело болело, движение отозвалось резкой болью, и юноша не стал повторять попытку, лишь немного повернул голову.
- Расскажи, узнаю лишь я, - повторил Дейвис, садясь на край дивана, их глаза снова встретились, - Это ведь из-за Лорда?
- Да, - через какое-то время слабо кивнул Блейз. Он не знал, что заставило его заговорить. Но эти глаза… так похожи на глаза пропавшего друга, юноша сдался, - Мне исполнилось семнадцать. Летом отец собрался вести меня к Лорду, я отказался. Я не понимал, почему Драко так изменился, почему перестал нормально общаться. Он замкнулся после принятия метки, стал вечно куда-то пропадать, ничего не объяснял. Он просто сгорал… А теперь я понял. Я сказал отцу, что умру у него на глазах, Лорд убьёт меня, но я не приму метку… Он отступил. Сказал, что я ещё ребёнок, что ничего не понимаю. Но остальные приняли. Все наши…
- Это они тебя так? - с болью спросил Дейвис.
- Они не поняли. Сказали, чтобы я согласился, не валял дурака. Я стал учиться защите. Когда они поняли, зачем я постоянно сижу в библиотеке, стали меня избивать… А сегодня… Сегодня они предложили из Хогсмида отправиться прямо к Лорду. Я сказал, что не пойду в деревню, и никто не заставит меня служить сумасшедшему. Они разозлились. Сказали, что Круцио вправит мне мозги… Они пытали, ждали, что я сдамся. Но не смогли, я не сломался. Я потерял сознание. Они меня били. Когда я пришёл в себя, в комнате никого не было. Тело болело, я пошёл в библиотеку, хотел найти заклятие от боли. Я так сожалею, что не взял в том году лечебную магию, но я не сдамся, - юноша замолк, устало закрыв глаза. Ему было всё равно, что с ним сделают. Пусть делают, что хотят, он не хочет жить. Не хочет ходить, дышать. Как славно было бы всё забыть, но рассудок выдержал пытки, память причиняла лишь боль.
- Блейз, - позвал Дейвис, - Блейз, ты не один. Мы не бросим тебя.
- Почему? Что вам до слизеринца. Мы – изгои, тёмные маги, предатели. Зачем вам мне помогать? - Блейз вновь открыл глаза и посмотрел на блондина.
- Блейз, мне самому помогли… когда я был в Слизерине, - негромко сказал Дейвис, смотря в лицо друга.
- В Слизерине, - еле слышно повторил Блейз, в глазах зажёгся лучик надежды, - Драко, это правда ты?
- Я, - улыбнулся блондин, - И я тебя не оставлю.
- Прости, я не узнал тебя, - боль и вина отразились на лице подростка, он вновь опустил глаза.
- Ты узнал. Когда впервые пришёл в себя. Тебе не приснилось, - Блейз поднял глаза и утонул в теплоте глаз юноши, а тот продолжал говорить, - Люди привыкли видеть только то, что хотят. А ты просто не разрешил себе поверить, что это действительно я. Но ты узнал.
- Спасибо, Драко, - Блейз вновь провалился в сон. Разговор отнял слишком много сил.
Дейвис, улыбаясь, смотрел на спящего друга. На плечо ему легла рука, юноша повернулся и встретился с тёмно-зелёными глазами брата.
- Теперь всё с ним будет хорошо, - улыбнувшись, кивнул Гивент на Забини.
- Ты слышал? - тихо спросил Дейвис, Гивент кивнул:
- Теперь мы знаем, что у Гойла, Кребба и Нотта есть метки. И что они готовы ради Лорда убить друга. Но у них ничего не получиться. С нами Блейз будет в безопасности.
- Надеюсь, - улыбнулся Дейвис, смотря на спящего друга.
Всё воскресенье Блейз провёл в покоях декана, Дейвис почти не отходил от него.
- А кто помог тебе? - вдруг вспомнил ночной разговор Блейз.
- Не догадываешься, - Дейвис бросил взгляд на сидящего в тени Гивента, тот так и не сказал ещё ни слова при Блейзе. Просто сидел и с отстранённым выражением лица их слушал.
- И где вы познакомились? Неужели вы с Панси набрели на замок Де Мелори? - удивился Блейз.
- Мы жили там, но с Гивентом я познакомился гораздо раньше, - улыбнулся блондин.
- И где же? - Блейз не мог понять, чего добивается друг, а тот явно пытался натолкнуть на какую-то мысль.
- А если я скажу, что и ты его раньше видел, до этого года, - прищурился блондин. Блейз внимательно посмотрел на мрачного с виду подростка.
- Это невозможно, я бы запомнил, - покачал головой Забини.
- Ладно, потом, - сдался Дейвис, - А что тебе известно о планах Лорда?
- Ну, он по-прежнему ищет тебя, Поттера и Панси. Нотту, Креббу и Гойлу дал задание найти лаз в школу, они поэтому и ополчились на меня. Думают, что у тебя был запасной вариант, что ты мог что-то мне сказать, - пожал плечами Блейз, - Да и от отца Лорд не отстанет, пока не поставит мне метку.
- Я его отвлеку, пошлю весточку. Заодним и от Дейвиса с Паулой отважу – пусть не расслабляется, - задумчиво произнёс молчавший до этого Гивент, смотря куда-то вдаль, - И Дамблдору чиркну пару слов. Пусть крестражи ищет, а то все силы на бесполезный поиск направил, а сам в школе сидит.
- Крестражи? О чём он, - Блейз недоумённо посмотрел на блондина, тот смотрел на Гивента.
- Лорд бессмертен, пока не уничтожат крестражи – осколки его души, - не отводя взгляда от Гивента, ответил подросток. Вот тёмно-зелёные глаза посмотрели на него, взгляды встретились, - Думаю, Гив, это хорошая идея. Пора сдвинуть всё с мёртвой точки.
- Не понимаю, как письма могут изменить ситуацию? - Блейз переводил взгляд с одного на другого. Казалось, юноши ведут немой разговор. Вот Гивент чуть заметно кивнул и оба повернулись к Блейзу, на лицах были одинаковые, на предвещающие ничего хорошего, усмешки.
- А если письма будут от Гарри Поттера? - лукаво спросил Гивент.
- Ага, и где вы его возьмёте? - Блейз скептически посмотрел на них.
- А он у нас есть, - Дейвис многозначительно посмотрел на Гивента. Сидящий в кресле юноша самодовольно улыбался, глядя, как до Блейза медленно доходит смысл слов, только что сказанных другом.
- Почему ты так решил, и где шрам? - Блейз недоверчиво посмотрел на лоб брюнета, а тот специально убрал волосы, чтобы Блейз убедился, что шрама действительно нет.
- Исчез, - усмехнулся юноша.
- Это действительно Поттер, можешь мне поверить, - Дейвис поймал взгляд друга и кивнул в подтверждение своих слов.
- Ну вы даёте! Вас там все ищут, а вы тут дурака валяете, - потрясённо выговорил Блейз.
- Ну почему же? Мы, как и ты, занимаемся защитой, - усмехнулся Дейвис.
- Будешь моим тринадцатым рыцарем? - спросил Гивент.
- Рыцарем? Вы о чём? - изумился Блейз.
- О, мы тут стол короля Артура на Хаффлпаффе откопали. Теперь Гивент – король, а все мы – его верные рыцари. Чтим кодекс чести, спасаем прекрасных дам, защищаем слабых и убиваем сильных, - выдал Дейвис.
- Серьёзно? - удивился Забини.
- Да не слушай его, - рассмеялся Гивент, - Просто мне тут все семикурсники Хаффлпаффа дружно дали непреложный обет. У них на факультете есть Зал собраний, где действительно стоит круглый стол из Камелота, которому захотелось сделать нас рыцарями и закрыть вход в Зал всем остальным. Мы учимся защите. Тебя могу поднатаскать и в лечебной.
- И мне надо дать непреложный обет? - спросил Блейз.
- Так твои дружки и их Лорд никогда не узнают от тебя правду, - кивнул Гивент, но, стрельнув взглядом в Дейвиса, ухмыльнулся, - Можешь дать клятву Дейву. Он – моя правая рука, и я ему полностью доверяю. Просто мы не хотим рисковать. Не будет ничего хорошего, если о нас узнают.
- Ты доверяешь тому, у кого метка? - Блейз смотрел на подростка, как на восьмое чудо света.
- Но ты же ему доверяешь, - наклонил голову юноша.
- Я его знаю, а вы вечно были врагами, - возразил Блейз.
- Ну, так мы теперь братья, а метка, - Гивент подошёл и ловко закатал рукав друга, - Ушла вслед за моим шрамом.
Блейз долго не мог прийти в себя. Он дал непреложный обет, но дал его своему другу. В гостиную Слизерина он так и не вернулся. Забрал вещи и остался в одной из гостевых комнат покоев декана. Снейп устроил разнос на факультете, назначив виновным по месяцу отработок. Кребб, Нотт и Гойл пытались выследить Блейза, но ни Гив, ни Дейв его никуда не отпускали без сопровождения. За столом факультета Блейз больше не сидел. К удивлению профессоров и студентов, слизеринец обедал за столом Хаффлпаффа. Каждый вечер он с помощью чар невидимости проникал в Зал собраний, где вместе со всеми постигал древнюю магию. Гивент, Деррен и Дейвис в свободное время обучали его и лечебной.
Блейз был очень рад, что его приняли в «Круг рыцарей». Через неделю его уже все считали своим. У него появились друзья и шанс. Шанс на нормальную жизнь. Он больше был не один.





Глава 31. Письма

Последнюю ночь перед отъездом ребята не спали. Они все находились в Зале собраний и сочиняли два письма. Одно – Лорду, другое – Дамблдору. Было решено, что письма отправятся в первый день рождественских каникул, из замка Де Мелори. Никто не сможет вычислить, откуда прилетели совы. Буклю Гивент решил послать Дамблдору, а полярную сову Дейвиса – Волан-де-Морту. Никто не должен был понять, что вторая сова не его. Дейвис специально выбрал полярную, чтобы, если родители друга пришлют сов, Букля не так выделялась.
И вот, к двум часам ночи послания были готовы, а конверты подписаны Гивентом от имени Гарри Поттера. Теперь, даже если адресаты решат применить магию распознавания, они не выявят обмана. Ведь по сути Гивент и был Гарри Поттером. Перед тем, как запечатать конверты, ребята ещё на раз решили перечитать письма:
- Так, давайте начнём с Дамблдора, - взял одно из писем Дейвис, - «Дорогой профессор! Простите, что не писал. Пожиратели увязались за нами от самого вокзала. Я успел выпустить Буклю, на нас напали, мне удалось бежать, но я потерял палочку. Месяц назад меня разыскала Букля. Я не знаю, где нахожусь. Несколько дней назад наткнулся на деревушку. Мне удалось раздобыть пергамент и чернила, и я сразу послал Буклю к вам. Я не могу задерживаться, не могу сообщить название посёлка. Я боюсь, что Буклю перехватят, она ведь очень заметная. Передайте Рону и Гермионе, что со мной всё хорошо, я скучаю по ним. Не ищите меня, профессор, крестражи важнее. Прощайте».
- Весьма неплохо, - улыбнулся Деррен.
- Ага, про крестражи сказал, а название деревни назвать побоялся, - усмехнулся Дейвис, запечатывая конверт директора.
- Ну, я же не могу всё предусмотреть, - хмыкнул Гивент, - И теперь Дамблдор будет знать, что я один. Пусть поищет лучше Глорию, привет-то передать надо.
- А кстати, Глория, где ты потеряла своего кота? - вспомнил Эрни.
- Живоглот у родителей, - улыбнулась девушка, - Он умный. Почувствует, если орденцы подберутся к ним близко, и сможет увести от опасности.
- Ладно, письмо отличное, ещё раз проверим второе, - Захария взял письмо Лорду, - «Уважаемый Волан-де-Морт. Я очень тронут вашей заботой. Но ваш молодой Пожиратель со своей подружкой, которые пустились за мной, узнав, что я сбежал, не рассчитали своих сил. Они решились напасть, и теперь к вам уже не вернуться. Не стоит меня искать, вашим слугам меня не одолеть. Дайте мне нормально пожить. Зачем вам эта война? Зачем столько жертв среди чистокровных? Вы их не защищаете, вы подставляете их под удар. С вашей подачи скоро вообще не останется представителей древних родов. Хватит преследовать меня. Вы не смогли убить меня, когда я был младенцем, так почему вы думаете, что сможете теперь? Зачем вам это? Я ни разу не пытался вас убить. Неужели вы верите в пророчество? Надеюсь, больше не встретимся. Прощайте».
- Сильно, - оценил Блейз, - Теперь Дейвис и Паула будут примером верности и преданности для Пожирателей.
- И, главное, ни капли лжи, - улыбнулась Паула, - Мы с Дейвом действительно направились за Гивом и уже никогда не вернёмся к Лорду. Да и война унесла столько чистокровных, что скоро половины родов не останется.
- Надо бы узнать побольше о крестражах, - задумчиво сказал Деррен.
- Вот и узнаем. Покопаемся на каникулах в семейной библиотеке, поспрашиваем предков, - кивнул Гивент и повернулся к Блейзу, - Поедешь с нами?
- Куда? - не понял Забини.
- В наш замок, на каникулы, - пояснил Деррен.
- Вы меня приглашаете? - восхищённо спросил Блейз.
- Нет, заставляем, - сделал серьёзное лицо Дейвис, - Не останешься же ты один? Да и к родителям тебе нельзя. Скажешь, что у друзей. В любом случае, тебе есть семнадцать, заставить они тебя не смогут.
- Спасибо, - искренне сказал Блейз, улыбнувшись друзьям.
На том и решили. К обеду все были готовы, вещи собраны. Весь седьмой курс Хаффлпаффа и Блейз заняли одно купе, расширив его с помощью пространственных чар. На вокзале их встретили Патриссия и Валентин. А вечером две белых совы уже летели к своим адресатам.
***
Снейп и Люпин были в своей штаб-квартире. Оба профессора на каникулы покинули Хогвартс. Зельевар сослался на Лорда, который, честно говоря, редко его трогал во время учебного года. Люпин же сказал, что хочет побыть один. Учитывая, как он переживал из-за исчезновения Гарри, директор не стал спорить и разрешил уехать.
Каждый день профессора устраивали собрания своего круга. Люциус, наконец, смог выяснить, кто был опекуном Поттера. Не так-то просто оказалось раздобыть нужные сведения. Все были в шоке, когда услышали правду. Но ребята, когда Снейп с ними связался и передал новости, не сильно удивились. Как будто ожидали нечто подобное.
Сегодня Люциуса вызвал Лорд, и Снейп с Люпином ждали его возвращения.
Раздался хлопок, посреди гостиной появился смертельно бледный Малфой. Губы синие, глаза остекленели. Люпин и Снейп кинулись к другу и успели поймать его до того, как мужчина осел на пол.
- Люц, тебя пытали? - усаживая аристократа в кресло, спросил мастер зелий, тот лишь отрицательно покачал головой.
- Но что тогда? Не молчи, - присел перед ним оборотень.
- Драко… Моего сына убили, - бледнея ещё больше, выговорил мужчина.
- Как, - опешил Снейп. Ведь он видел Дейва меньше недели назад. И тот должен быть в замке, - Откуда такая информация?
- Лорд получил письмо от Поттера, - в отчаянии посмотрел на них аристократ, - Поттер убил и Панси, и Драко.
- ЧТО? - оба профессора были в шоке. О письмах они ничего не знали.
- Я их прибью, - прошипел Снейп. Он решительно посмотрел на Малфоя и хотел сказать правду, но не смог. Заклятие дома Блеков всё ещё действовало.
- Они живы, Люц, - сочувственно произнёс Ремус.
- Но почему? Почему вы так считаете? Что вы знаете?! - отчаянно закричал Малфой, - Почему не можете сказать?!
- Хороший вопрос, - процедил Северус, доставая зеркальце, - Арти, - гневно позвал он.
- Северус? Что-то случилось, - через минуту в зеркальце появилось отражение Гивента.
- Я сейчас скажу, что случилось, - гневно произнёс Снейп, его глаза разве что не метали молнии, - Лорд сказал Люциусу о смерти Драко!
- Что?! Вы где? - в зеркале рядом с Гивентом появился Дейвис.
- Глоунтон, Паучий тупик, последний дом, - произнёс Снейп, - Мы вас ждём. Живо!
Люциус не прислушивался к разговору. Налив вина, он с какой-то маниакальной медлительностью пил его. Снейп исчез за потайной дверью и вернулся с успокаивающим зельем, которое влил в стакан Малфоя. Минут через десять в дверь постучали.
- Прости, Северус, мы здесь не были. Немного промахнулись в расчётах, - произнёс Гивент, входя вслед за бледным Дейвом.
- Промахнулись? ДА КАК ВЫ ВООБЖЕ ДОДУМАЛИСЬ ДО ТАКОГО?! - накинулся на них зельевар.
- Прости, мы не думали, что Лорд кому-то скажет, - посмотрел на разъяренного крёстного Дейвис.
- Ах, не думали, - вкрадчиво произнёс Снейп, - А вы не подумали, что Люц мог умереть от такой новости?
- Мы не хотели, - ещё больше побледнел Дейвис, на лице проступил испуг от одной мысли о смерти отца.
- Сев, кто они? Почему ты кричишь, - Люциус поднялся из кресла, оказавшись в поле зрения юношей.
Дейвис никогда не видел отца таким… Малфой-старший всегда напоминал безупречную статую: без чувств, без боли, без души. Но сейчас перед юношами стоял человек. Человек, убитый горем. Дейвис нерешительно сделал шаг в сторону отца. Глаза встретились, но серые глаза мужчины были безучастны, они были пусты.
- Папа, неужели ты не узнаёшь меня? - сердце сжалось от боли, от бесконечной любви к отцу.
Мужчина вздрогнул, вот их глаза снова встретились.
- Драко? - казалось, Малфой-старший не понимает, где находится.
- Это я, папа, я жив, - в голосе юноши появилось отчаяние. В глазах же мужчины отразилось непонимание. - Это я, - прошептал Дейвис, смотря ему в глаза. Юноша кинулся к отцу и слегка тряхнул его за плечи, не отводя отчаянного взгляда, - Папа, я жив.
- Драко, - Взгляд мужчины стал более осознанным. Почти минуту он смотрел в глаза сыну. Вот в глазах появилось узнавание, а в следующее мгновение Люциус упал перед юношей, прижавшись лбом к животу подростка. Сердце бешено стучало, воздуха не хватало. Никогда в жизни мужчина не плакал, но сейчас впервые в жизни ему было всё равно. Он был так виноват перед сыном....
- Папа, не надо. Я жив, со мной всё в порядке, - Дейвис обнял отца и прижался к нему. Как же он скучал, как боялся, что с отцом что-нибудь случиться.
Следующие несколько часов Люциуса посвящали в историю исчезновения его сына. Так же было сказано, кто такие Де Мелори и кем стал Гарри Поттер. Постепенно мужчина пришёл в себя, и даже понял то, о чём ему рассказывали.
- Как вы могли скрыть это? - только и смог сказать Малфой, посмотрев на друзей.
- Лорд Малфой, заклятие, наложенное на дом Блеков, не позволило им сказать правду, - ответил за профессоров Гивент и пояснил, - Именно там Северус и Ремус узнали, кто мы такие.
- Можешь называть меня по имени, раз это позволил даже Северус, - махнул рукой Люциус, - Но зачем было скрывать правду от меня, Цисси и Тонкс, раз вы догадались, что мы в одной лодке с вашими профессорами?
- Прости, папа, но я не верил, что ты мог измениться, - поднял голову Дейвис. Он сидел на диване в объятиях Малфоя, который не хотел больше расставаться с сыном.
- Ты меня боялся? - ответ Люциус прочёл в глазах подростка. Крепче прижав к себе сына, мужчина вздохнул, - Это я виноват, Дейвис, я не видел, что ты лучше меня. Ничего не замечал…
- Не надо. Если хочешь, я поеду домой. Обрадуем маму, - улыбнулся подросток, - Только в последний день каникул я должен быть у Де Мелори. Никто не должен знать, что я был дома.
- Я этого хочу больше всего на свете, - улыбнулся Малфой-старший.
- Следующий раз, пожалуйста, предупреждайте о подобных идеях, - посмотрел на юношей Ремус, сидевший в кресле и почти не участвующий в разговоре.
Юноши переглянулись, что не осталось незамеченным взрослыми.
- Рассказывайте, - язвительно посмотрел на них Северус.
- Мы и Дамблдору письмо послали, - смущённо сказал Дейвис.
- Что вы сделали? - вкрадчиво уточнил Снейп.
Гивент вкратце пересказал содержание письма. Мужчины какое-то время молчали, обдумывая сказанное.
- Что ж, думаю, Ремус, скоро в Ордене состоится действительно интересное собрание, - заключил Снейп.
***
Тонкс была в штаб-квартире Ордена, когда к ней в комнату постучали. Молли позвала девушку на внеочередное собрание. Пожалев, что не успеет за Ремусом, Тонкс быстро спустилась в гостиную. Народу было немного. Только те, кого успели найти: супруги Уизли, Грюм, Кингсли и ещё человек пять. Кроме того в комнате были МакГонагалл и Дамблдор, державший в руках исписанный пергамент.
- Как полагаю, все собрались, - улыбнулся вошедшей девушке директор.
- Альбус, в чём дело? - взволнованно спросил Артур Уизли.
- Гарри прислал письмо, - прямо ответил Дамблдор. Все в шоке уставились на директора.
- С ним всё в порядке? - с надеждой спросила миссис Уизли.
- Да, Моли. По крайней мере, он жив, - Дамблдор вслух зачитал письмо. Несколько минут в комнате стояла тишина.
- Это объясняет, почему он пропал, и почему палочка оказалась в машине. Наверняка Пожиратели старались скрыть следы преступления. И им это удалось, - наконец произнёс Кингсли.
- Ничего это не объясняет, - пророкотал Грюм, - Мы по-прежнему не знаем, где мальчик. И что стало с его родственниками? О них он ничего не пишет. А если он без палочки, то это значит, что ему удалось трансгрессировать, иначе он не мог сбежать от нападавших. Он раздобыл пергамент, значит посёлок волшебный, либо он наткнулся на кого-то из магов. Пока мы будем искать, он неизвестно куда уйдёт. Это его единственный шанс выжить, без палочки он беззащитен.
- Я согласна с Аластором, - кивнула Минерва, - Альбус, а о каких крестражах говорит Гарри?
- Волан-де-Морт, ища бессмертия, создал крестражи. Это осколки души, заключённые в предметы. Гарри на втором курсе уже уничтожил один. Ещё существует пять. Четыре – реликвии Основателей, а пятый – сам Гарри, - устало произнёс профессор.
- Как Гарри? - похолодела Тонкс.
- Даже если мы найдём все крестражи и уничтожим их, пока жив Гарри, Волан-де-Морт не умрёт, - с сожалением посмотрел на девушку директор.
Тонкс резко побледнела. Молли Уизли стало плохо, Артур еле успел подхватить жену, потерявшую сознание. Несколько минут все занимались женщиной, приводя её в чувства. Наконец, выпив воды, Молли посмотрела на собравшихся людей, ожидая их решения.
- И что будем делать? - нерешительно спросила Тонкс, - Искать предметы?
- Мы должны искать не только предметы, но и мальчика, - мрачно отрезал Грюм, Дамблдор согласно кивнул. Он уже понял, что мальчик не собирается вступать в войну, но ему её не суждено избежать.
- Альбус, Гарри ещё ребёнок, - умоляюще посмотрела на директора миссис Уизли.
- Сожалею, Молли, но мы не можем победить иначе, - развёл руками Дамблдор.
Гостиная погрузилась в тишину. Больно было осознавать, что юноша, остановивший шестнадцать лет назад Тёмного Лорда, столько перенесший за свою совсем ещё недолгую жизнь, должен погибнуть ради их победы.


Глава 32. Общий сбор и объединение

В последний день каникул Дейвис вернулся в замок Де Мелори. Отдав Гивенту его зеркальце, с помощью которого он поддерживал связь с друзьями, блондин рассказал, что теперь профессора свои собрания будут проводить в Хогвартсе. Люциусу удалось договориться, чтобы к сети летучего пороха подключили второй камин в покоях Северуса. Притом подключение останется тайным, и отслеживаться не будет, в отличие от уже подключённого камина.
Ребята в ближайшие выходные решили посвятить взрослых в свои планы и рассказать о той информации, которую раздобыли за каникулы.
***
Первая неделя учёбы пролетела удивительно быстро. Ребята соскучились по друзьям и по Хогвартсу. Вечером в субботу Гивент, Дейвис и Блейз пошли в комнаты Снейпа. Надо было узнать, когда будет сбор у профессоров.
- Вы что-то хотели? - открыв дверь, спросил профессор.
- Да, надо поговорить, - входя, ответил Дейвис.
- И о чём же? - закрыв дверь, повернулся к друзьям зельевар.
- Когда у вас сбор? - без предисловий спросил Гивент.
- Через пятнадцать минут. А вы хотите участвовать? - изогнул бровь Северус.
- Нет, мы хотели позвать вас всех в Зал собраний, - уселся в кресло Дейвис.
- Куда? - в покои мастера зелий вошёл Люпин и удивлённо посмотрел на находящихся здесь ребят.
- Это в нашей гостиной, - пояснил Гивент, садясь на диван, - Увидите.
- Неужели вы думаете, что я и Ремус, не говоря уже об остальных, можем вот так просто пройти в гостиную Хаффлпаффа? - язвительно скривил губы Северус.
- А почему бы и нет? Блейз давно ходит – и ничего, - пожал плечами Гивент. Профессора удивлённо посмотрели на них.
Через пять минут в гостиной появились Люциус, Нарцисса и Тонкс. Все трое сначала недоумённо посмотрели на ребят, а потом вопросительно – на профессоров.
- И что это значит? - надменно произнёс Люциус.
- Спроси у сына, - усмехнулся Ремус. Лорд Малфой, приподняв бровь, посмотрел на Дейвиса.
- Идём, нас ждут, - ничего не объясняя, Дейвис встал и посмотрел на ошарашенных взрослых. Гивент уже успел связаться с остальными, так что их действительно все уже ждали.
- Сынок, ты же не хочешь, чтобы вся школа узнала, что мы здесь? - осторожно спросила Нарцисса.
- Ах, да, - ребята достали палочки и наложили чары невидимости на взрослых.
- О, да вы отлично колдуете, - восхищённо произнесла Тонкс, - Не каждый взрослый может наложить столь сильные чары, способные скрыть человека, да ещё и так качественно.
- Пошли, - махнул рукой Гивент.
До гостиной они добирались минут двадцать. Тонкс чуть не столкнулась с МакГонагалл, которую они встретили по пути. Но, в общем, обошлось без происшествий.
Как только все вошли в круглый зал, ребята сняли с взрослых наложенные чары.
- Ах, да. Никто из вас ведь не учился на Хаффлпаффе, - усмехнулся Дейвис, глядя на шокированных взрослых.
Пришлось в двух словах объяснять, что это за зал, и почему он выглядит именно так.
- Поразительно, - Люпин с благоговением осматривал Круглый стол, - Но почему стульев восемнадцать?
- Стульев столько, сколько «рыцарей», - хмыкнул Деррен, - С вашим появлением появилось ещё четыре. Несколько минут назад их было четырнадцать.
- Четыре? - Гивент, нахмурившись, посмотрел на тех, кого они привели. Было ясно, что одного Зал не принял.
- В чём дело? - Люпин перехватил мрачный взгляд юноши.
- Среди вас есть тот, в ком зал не признал рыцаря, но пропустил. Это странно, - пояснил Эрни. Староста, как и остальные хаффлпаффцы, не сводил глаз с взрослых: несмотря на то, что друзья давно рассказали об этом странном союзе, все были напряжены. Просто не укладывалось в голове, что лорд Малфой и профессор Снейп… даже сам факт их присутствия здесь было сложно принять.
- Так, все должны сесть, - распорядился Гивент, и внимательно посмотрел на Нимфадору, - Кроме тебя, Тонкс.
- Почему? - удивился Люпин.
- Ну, тебе и Северусу я на сто процентов верю, значит, вы приняты, - задумчиво сказал Гивент, - Люциусу и Нарциссе полностью доверяет Дейвис, поэтому и они в Круге. Остаётся Тонкс. Если я ошибся, то за стол не сможет сесть кто-то из вас. Так давайте проверим, - сказав это, юноша спокойно сел на своё место. Взрослые, переглянувшись, заняли свободные стулья.
- Поздравляю, братишка, ты прав, - улыбнулся Деррен, смотря на Тонкс, которая чуть покраснела.
- И что нам делать? - Захария просто сверлил глазами молодую женщину. Такое ощущение, что он уже считал её чуть ли не предательницей.
- Ну, наш «король» разберётся, - Дейвис, сидевший по правую руку от Гивента, отклонился на спинку стула, с беззаботной улыбкой посмотрев на друга. Тот улыбнулся в ответ.
- Наверно, я лучше уйду, - Тонкс чувствовала себя явно неуютно.
- Не выйдет. Без разрешения Гивента зал посторонних не выпускает, - спокойно сказал Деррен.
- Так, хватит мучить мою невесту, - вмешался Ремус, за что получил полный благодарности взгляд от Тонкс, - Я уступлю ей своё место, - Люпин решительно поднялся. Однако Гивент, в упор посмотрев на него, махнул рукой в знак того, чтобы Люпин сел обратно.
- Нельзя уступить место, - покачала головой Глория, - Не вмешивайся, Ремус. Ты же не думаешь, что Гив способен причинить вред твоей возлюбленной?
Люпин замер. Он доверял Гивенту, но не мог понять, в какую игру дети сейчас играют. А те спокойно сидели. Такое ощущение, что они заранее знали, что так будет. Бросив извиняющийся взгляд на Тонкс, Ремус сел.
Гивент, улыбнувшись севшему профессору, сам поднялся из-за стола. Вокруг сидевших за столом на ковре образовалось серебряное кольцо. Снейп, первый заметивший серебряную полоску, вопросительно посмотрел на Дейвиса. Юноша лишь хмыкнул:
- Мы обнаружили это ещё до каникул. Притом только Гивент может призвать защиту. Мы не можем выйти из-за стола, пока Гив её не снимет или не умрёт.
- Что? - в шоке спросил Люпин.
- Но в легендах о короле Артуре ничего подобного нет, - удивлённо воскликнула Нарцисса.
- Так он не был магом, - обернулся к ним Гивент, - И не мог таким способом защитить своих рыцарей, ну а я могу.
- Но зачем тебе это понадобилось? Ты же не собираешься драться с Тонкс, - в шоке посмотрел на него Люпин.
- Я не собираюсь, Ремус. Но я не хочу, чтобы кто-то из вас остановил Тонкс, если она решит напасть на меня, - спокойно ответил юноша, поворачиваясь к Нимфадоре.
Тонкс ещё больше смутилась и чуть отступила к двери. Гивент смотрел ей прямо в глаза.
- Ты ведь знаешь, кто я, - вопрос звучал больше как утверждение.
- Да, Гарри, мне рассказали, - кивнула девушка, затравленно глядя на него.
- А я знаю, что на последнем собрании Ордена Дамблдор сказал, что Волан-де-Морт не умрёт, пока жив я, - Гивент не отводил взгляда от глаз Тонкс, - Он прав. Во мне есть осколок души Лорда.
Ремус и Северус хотели вмешаться. Чары, наложенные на них в доме Блеков, Гивент отменил. Но вот сказать о том, что юноша избавился от шрама, они не подумали. Да и Тонкс не упомянула на их собрании, почему именно Дамблдор хочет смерти мальчика. Но сказать им не дали. Деррен взмахнул палочкой, профессора окаменели, ни один звук не вырвался из их уст. Люциус потянулся к палочке, но Дейвис покачал головой, показывая, что не стоит вмешиваться. Снейп метал глазами молнии, но сделать ничего не мог. Всем было ясно, что профессор так этого не оставит.
А тем временем Гивент продолжал медленно надвигаться на Тонкс:
- Дамблдор знал это. После нападения Волан-де-Морта, он наложил на меня ограничитель. Чтобы я не стал сильнее Лорда, чтобы тот смог убить меня. И на Ника. Так, на всякий случай. Просто мы оба подходили под пророчество, и наш директор не стал рисковать, - вкрадчиво говорил юноша, - Но Волан-де-Морт меня не сможет найти, и люди Дамблдора тоже. А ты знаешь правду. Поэтому зал и не принял тебя, Тонкс. Ты – единственная, кто может меня убить. Ни Ремус, ни Северус не пойдут на это, а Малфоям это просто не нужно. Я не собираюсь умирать, но мои друзья сейчас не могут меня защитить. Что скажешь, Нимфадора?
- Прости, но иначе мы не можем победить. Война никогда не кончится, Волан-де-Морт просто не сможет умереть, - Тонкс достала палочку и направила её на юношу. К этому призывал её долг, долг мракоборца, уважение и доверие к директору. Но её сердце и любовь к Ремусу не давали ей произнести заклинание.
- Чего же ты ждёшь? Ты же знаешь, что пожертвовать одной жизнью легче, чем погубить тысячи. А они погибнут, если я не умру, - Гивент тоже достал палочку и поклонился, как на дуэли.
Тонкс взмахнула палочкой, но так ничего и не произнесла. Гивент вопросительно поднял бровь. Тонкс опустила палочку.
- Не могу, только не тебя, - произнесла метаморфиня, опуская глаза. Не смогла. Какой же она теперь мракоборец, если собственные чувства поставила выше долга?
Комнату озарил свет. Она стала такой, какой привыкли её видеть ребята. Рядом со стулом Люпина появился ещё один стул.
- Добро пожаловать к нам, Нимфадора. Ты принята, - улыбнулся Гивент, махнув в сторону стола. Деррен убрал наложенные им чары. Ремус бросился к Тонкс. Северус яростно смотрел на ребят:
- Как вы могли?! Как могли рисковать жизнью друга?! Гивент, зачем ты устроил это представление? - в гневе прошипел зельевар.
- Надо же было проверить, можно ли нам доверять Тонкс, - пожал плечами Гивент, убирая палочку.
- К тому же Гиву ничего не грозило, он отлично владеет защитой, в том числе и от Авады, - добавил Дейвис.
- Да и Тонкс вряд ли бы напала, - немного неуверенно поддержала Ханна.
- Почему вы так думаете? Я хотела, я должна была! - у Тонкс началась истерика. Она была зла на себя, но и сил послать смертельное проклятие тоже не было. Девушка уткнулась в плечо оборотня и зарыдала.
- Ничего ты не должна, - мягко обнял девушку Ремус, укоризненно посмотрев на ребят, - У Гивента нет шрама, и он избавился от осколка, который «подарил» ему Лорд. Почему ты не сказала, что вам директор дал приказ убить Гивента из-за того, что иначе не умрёт Лорд. Мы с Севом просто забыли об этом.
- Я боялась. Не хотела, чтобы тебе было больно, - посмотрела на него Тонкс, - Дамблдор сказал, что избавиться от осколка невозможно.
- Род директора насчитывает лишь несколько магов. Дамблдор просто не мог знать, что это возможно, даже несмотря на весь свой ум, - жёстко произнёс Гивент.
- И в тебе нет осколка? - недоверчиво посмотрела Тонкс на юношу, тот покачал головой. Осознание того, что чуть не убила напрасно, всецело охватило девушку. Рыдания возобновились с новой силой.
- Нимфадора, ты не смогла бы меня убить, - пытался достучаться до неё Гивент, - Это невозможно.
- Почему? А если бы я направила на тебя Аваду, - всхлипнув, спросила Тонкс. От напряжения она вся дрожала, всё крепче прижимаясь к Люпину.
- Ну у Лорда ведь ничего не вышло, а он сильнее тебя, - усмехнулся юноша, - У меня иммунитет к вашей Аваде. Стреляйте, сколько хотите.
- Гивент, это не смешно, - упрекнул его Ремус.
- Знаю, - сел на своё место юноша, - Просто я знал, что Тонкс не сможет послать Аваду, а от других заклинаний не умирают, даже если я не смогу защититься.
- Почему вы все в этом так уверены? Почему спокойно смотрели, как Гивент провоцирует Тонкс? - не выдержал Малфой, требовательно посмотрев на ребят.
- Просто Тонкс любит Люпина, а Гивент Ремусу как сын, - снизошёл до объяснений Дейвис, - Если бы у Паулы был друг, которого мне приказали бы убить, и я бы знал, что это сломает мою любимую, я бы сделал всё, чтобы её друг не пострадал, - юноша с любовью посмотрел на сидящую рядом девушку, та благодарно улыбнулась, - Да и крёстный тому подтверждение, - лукаво бросив взгляд на мужчину, закончил Дейвис. Снейп недовольно посмотрел на крестника, но промолчал.
- Он прав, я боялась причинить боль тебе, - виновато посмотрела на любимого Тонкс, - Я нарушила клятву мракоборцев, не выполнила долга.
- Ну всё же, каким образом ты собирался отбить Аваду? - Люциус в упор посмотрел на Гивента, даже не пытаясь скрыть любопытства.
- А я и не собирался. С Авадой справился бы мой защитник, - спокойно ответил юноша. В ту же секунду рядом с ним появился красивый единорог. Хаффлпаффцы и Блейз, не раз слышавшие о защитниках друзей, с восхищением смотрели на единорога. Взрослые были в шоке. Ничего подобного они никогда не видели.
- Это ведь не Патронус? - как-то неуверенно спросил Ремус.
- Нет, это защитник палочки. У нас они не совсем обычные. Ты не замечал, крёстный? - Дейвис вопросительно посмотрел на Снейпа, который отрицательно покачал головой.
- Мы так и думали, - довольно сказал Николас, - Большинство наших палочек выглядят просто более роскошными, чем обычные, и это все списывают на то, что Де Мелори – древний и далеко не бедный род, но вот приглядеться никто не догадывается.
- А что не так с вашими палочками? - посмотрела на сына Нарцисса.
- Они сделаны эльфами, - ответил за друга Деррен, - Это единственные на свете палочки, сделанные ими и имеющие защитника.
- Кроме того и материал используется необычный, - глядя на ошарашенных взрослых, произнёс Гивент и взглянул на Луни. Девушка кивнула, показав, что всё поняла, и протянула свою палочку Северусу, который сидел напротив.
- Что… - профессор в шоке смотрел на каменную палочку, - Это невозможно.
- Просто невероятно, - прошептал Люциус, сидевший рядом.
- Потрясающе, - промолвил Ремус, подошедший к мастеру зелий.
- И какой же у тебя защитник? - Северус отдал палочку улыбающейся девушке.
Через секунду около Снейпа закружилась маленькая фея. Обстановка разрядилась. Следующие полчаса ребята рассказывали о палочках и демонстрировали защитников. Хаффлпаффцы расслабились и теперь с интересом наблюдали не только за защитниками, но и за всеми взрослыми. Больше всего внимания доставалось зельевару и Малфою-старшему, которые вели себя совершенно не так, как можно было бы от них ожидать.
- Ну что ж, теперь мы вместе. Думаю, нет смысла устраивать собрания порознь, - сказал Гивент, когда все защитники исчезли.
- И что ты предлагаешь? - заинтересованно спросил Люпин.
- Собираться здесь, - ответил юноша, - Ну или в комнате Северуса. Но не думаю, что нам будет там удобно, если мы все будем присутствовать. А здесь свободно, к тому же никто не сможет зайти или побеспокоить.
- Неплохая идея, - задумчиво сказал Люциус, посмотрев на ребят.
- Давайте каждую субботу, а можно и в воскресенье, - улыбнулась Луни, - Просто так, чтоб быть вместе. В субботу будем обсуждать проблемы, а по воскресеньям – отдыхать и просто устраивать праздники. Согласны?
- Было бы замечательно, - кивнула Нарцисса, с удивлением смотря на необычную девушку, с такой радостью произнёсшую своё предложение, что невозможно было отказаться.
- Отлично, а в остальные дни мы по-прежнему будем заниматься защитой, - улыбнулся Джастин.
- Защитой? - удивился Ремус.
- Приглашаем, - лукаво посмотрел на профессоров Гивент.
- Обязательно придём, - хмыкнул Снейп.
- А что делать с крестражами? - спросила Тонкс. Эта тема никак не уходила у неё из головы.
- Пусть Дамблдор с Орденом ищет, - пожал плечами Гивент, - Тем более, они могут не понадобиться.
- То есть как? - все взрослые вопросительно посмотрели на юношу, но тот лишь невинно пожал плечами.
- Мы нашли одну книжку. Дома, в библиотеке, - насмешливо посмотрев на брата, стал пояснять Деррен, - Там сказано, что если человек, создавший крестражи, раскается в том, что он сделал, его крестражи потеряют силу, а душа этого мага вновь станет цельной.
- Так что не обязательно было убивать Гива, лучше найти совесть у Волан-де-Морта, - усмехнувшись, добавил Дейвис, за что получил гневный взгляд от Тонкс, и одобрительный – от Гивента.
- Неужели вы думаете, что у монстра бывает совесть? - ядовито спросил Северус.
- Ещё как, - озорно улыбнулся Гивент и язвительно добавил, - Как минимуму у двоих «монстров» я эту совесть увидел. Так может и у третьего есть.
Дейвис рассмеялся, Люциус и Северус недовольно посмотрели на него. Мужчины отлично поняли, что юноша намекал на них, но и злиться было не на что.
- И какие же аргументы есть в пользу этого? - спросил Ремус.
- Дамблдор в те полгода, что я провёл здесь после смерти крёстного, показывал воспоминания, касающиеся Лорда. Тогда я думал, что только воспоминание Слизнорта о крестражах достойно внимание. Но сейчас я готов использовать и остальные, чтобы пробудить совесть Лорда, - серьёзно ответил Гивент и добавил, - Он бы не был таким, если бы не обстоятельства.
- Да какие обстоятельства? Разве можно простить такое?! - вспыхнула Тонкс. Гивент внимательно и долго смотрел на неё, Тонкс ответила непонимающим взглядом.
- Поклянись, - тихо сказал юноша, смотря ей прямо в глаза, - Тонкс, поклянись, что если мне удастся вернуть Лорду душу, если он станет человеком и раскается в том, что совершил, то ты не убьёшь его. Ты дашь ему шанс измениться. Но если он не воспользуется шансом начать всё сначала, я не буду его защищать, - в глазах юноши горела просто маниакальная решимость, - Я всеми силами постараюсь спасти наследника Слизерина. И если мне это не удастся, то я не буду стоять у тебя на пути, Тонкс, не буду требовать его пощадить. Но если я смогу, поклянись, что не тронешь его.
- Но, Гивент, - Тонкс в шоке смотрела на юношу, - Он же убил твоих родителей, он столько всего сделал, что не заслужи…
- Поклянись, - не дослушав, повторил юноша, - Смерть родителей я прощаю ему. Иначе меня бы здесь не было. Наши палочки призваны нести добро, и я не намерен платить ему злом. Я не хотел ввязываться в эту войну, но ради Тёмного Лорда я вступлю в неё.
- Хорошо, клянусь, - сдалась Тонкс, - Но даже если я не трону его, неужели ты думаешь, что его не убьют другие?
- Я помогу ему. Я не могу взять клятву с остальных, но наибольшую опасность для Лорда представляем именно мы. И я бы не хотел, чтобы кто-то из нас убил его, - спокойно ответил юноша, откидываясь на спинку трона.


Глава 33. Жестокая игра

Теперь каждые выходные собирался Круглый стол. Но кроме этого ребята стали готовиться к предстоящим матчам. Всего через месяц Хаффлпафф должен был играть со Слизерином, а в начале апреля их ждала игра с Гриффиндором. Тренировки проводили не только по вечерам, но и ночью. Последнее было идеей новеньких. Вся команда считала это опасным и лишним, но с капитаном никто не спорил. Удивительно, но через несколько недель игроки переменили свою точку зрения. Научившись летать в темноте, они стали чувствовать друг друга, и теперь, не оглядываясь, могли передать пас и поймать неожиданно переданный мяч. Несколько раз сборная факультета чуть не попалась на глаза преподавателей, но, благодаря мастерству старшекурсников, на всех игроков мгновенно накладывались чары невидимости.
Учёба тоже шла полным ходом. Старшекурсники показывали такое мастерство на Защите, что догнать факультет уже не представлялось возможным. Остальные лишь диву давались, как хаффлпаффцы оказались на такое способны. Факультет заработал небывалое уважение среди студентов, профессор Стебль просто лучилась от гордости за своих подопечных.
Сегодня был день матча. Вся школа в шоке смотрела на вышедшую команду. Никто не думал, что будет играть старый состав. А они играли. Уже через десять минут капитан слизеринцев попросил тайм-аут. Нотт заменил двоих игроков.
- Невероятно! Команда Хаффлпафф ведёт в счёте! По предыдущему матчу я бы не сказал, что они на такое способны, - кричал Финниган.
А хаффлпаффцы действительно были хороши. Команда работала слажено, плавно уходя от противника и делая странные на первый взгляд манёвры. Слизеринцы стали играть жестче. Вот в Захарию с сумасшедшей скоростью летит бладжер. Парень лишь чудом успел увернуться. Зато враги завладели квоффлом и явно не собирались его отдавать. Вот вперёд вырывается Слизерин, Захария тоже просит тайм-аут и знаком просит подойти юношей, сидящих на скамейке запасных.
- Что случилось? - спросил Гивент, останавливаясь перед Смитом.
- Нам нужен охотник, - сквозь зубы произнёс капитан.
- Тебя задело? - обеспокоено спросил Деррен, смотря на бледного юношу.
- Немного. Думал, не сильно. Но, боюсь, долго не выдержу.
- Дай, посмотрю, - Гивент легонько задел плечо юноши, Захария сморщился от боли, - Да как ты вообще летал последние десять минут?
- Оно начало болеть, когда я пытался отобрать у Нотта квоффл.
- Тебе выбили кость, а резкое движение стало причиной вывиха, поэтому ты и не заметил, - покачал головой Гивент, накладывая обезболивающие чары и вправляя вывих.
- У вас будет замена? - к ним подошла мадам Трюк.
- Да, вместо меня – Гивент, - Захария посмотрел в глаза друга, тот кивнул, призывая метлу.
- Команда Хаффлпафф лишается капитана! Место охотника занимает Гивент Де Мелори, - на весь стадион объявил Симус.
В первые же минуты Гивент завладел квоффлом. Было ощущение, что он не просто стал охотником, но он – капитан команды. Хаффлпаффцы по-прежнему играли слаженно и красиво. Но это отнюдь не устраивало слизеринцев. Кребб и Гойл – загонщики Слизерина, так молотили битами, что было просто опасно находиться рядом. Охотники во главе с Ноттом в который раз пытались разбить клин хаффлпаффцев, ловец больше не искал снитч, а пытался отвлечь второго ловца, посылая в того различные оскорбления.
- Вам не победить, - откуда ни возьмись перед Гивентом появился Нотт.
- Это вы проиграете, - прошипел юноша, резко уходя вниз. Но путь ему преградил Кребб, который, как бы случайно, ударил дубинкой по бедру юноши. Гивент резко нагнулся к метле, крепко держась за древко. Боль была нестерпимая, но юноша сомневался, что получил перелом. Однако летать так он не мог.
Показав знак Смиту и мадам Трюк, юноша стал снижаться. Вдруг он услышал сверху сдавленный вскрик. Резко подняв голову и тем самым чуть не свалившись с метлы и получив очередную порцию боли, он увидел Джастина, который чудом смог выровнять метлу. У Джастина явно была сломана рука, квоффл был у самодовольно ухмыляющегося Нотта. Свисток стал сигналом очередного тайм-аута. Смит, как и оставшиеся запасные, спешили к друзьям.
- Будет пенальти. Это явное нарушение, - обеспокоенно глядя на друзей, сказал Захария.
Деррен, осторожно снял брата с метлы. Дейвис наколдовал носилки, к ним уже спускалась мадам Помфри.
- Спасибо, - искренне сказал Гивент, когда брат наложил обезболивающее. Кинув взгляд на Джастина, юноша посмотрел на довольных слизеринцев, - Кто из них?
- Гойл. Я хотел тебе помочь. Боялся, что ты не удержишься, а он как стена появился передо мной, и выбил дубинкой квоффл, попав по руке, - ответил Джастин. Деррен тем временем заклинанием вправил ему руку и тоже наложил обезболивающее.
- Никакого самолечения! - протестующе сказала подошедшая мадам Помфри.
- Мы ему доверяем, - улыбнулся Гивент, посмотрев на колдомедика.
- Ишь чего. Тут уже раз был горе-колдун, который вместо того, чтобы просто срастить кости, уничтожил их. Вы же не хотите неделю провести в Больничном крыле? - смотря на юношей, назидательно произнесла мадам Помфри. Именно после того случая она стала лично дежурить на матчах.
- Ну вы ведь сможете нас вылечить, - состроил умильную мордашку Гивент. Друзья чуть не подавились от сдерживаемого хохота. Они отлично знали, что колдомедик имела в виду Локонса, и что именно Гивент тогда оказался жертвой неумелых чар. Но сейчас Гив с такой надеждой и доверием смотрел на мадам Помфри, что даже та не сдержала улыбки:
- Конечно смогу, мистер Де Мелори, - женщина взмахнула палочкой, и носилки послушно поплыли к ближайшей скамейке, - Мистер Финч-Флетчли, вы тоже пойдёте со мной. Я не разрешаю вам играть.
- Но… - протестующе воскликнул Джастин, однако колдомедик смотрела весьма сурово, и юноша подчинился, бросив виноватый взгляд на ребят.
- Хорошо, что она не увидела, что и я ранен, - облегчённо вздохнул Захария, которому очень не хотелось уходить со стадиона, - Ник, Деррен, будете за охотников?
- А куда деваться? Не оставлять же Томаса одного, - подмигнул пятикурснику Деррен, - А то в одиночку летать опасно, тем более против слизеринцев.
- Не рискуйте, - серьёзно сказал Дейвис, махнув им рукой.
- Счёт 190-200. Хаффлпафф лидирует с минимальным перевесом. Пенальти пробует пробить Деррен Де Мелори, - надрывался комментатор, - Гол! Счёт 210-190 в пользу Хаффлпафф!
А поле для квиддича превратилось в настоящий полигон. Деррен и Николас выбирали позиции таким образом, чтобы смочь защитить охотника-пятикурсника. Загонщики сумели выбить из игры Кребба и одного из охотников Слизерина. Нотт, у которого не было замены, попросил тайм-аут и долго что-то говорил своей команде.
Вот ловец Хаффлпаффа увидел снитч и помчался за маленьким шариком, ловец Слизерина был далеко. Казалось бы, победа в их руках, но…
- О, какая жалость, - воскликнул Финниган, - Мартин Вильсон не успевает выровнять метлу. Ловец Слизерина отвлекается и тоже теряет снитч. Свисток? А, это хаффлпаффцы вновь просят тайм-аут.
Дейвис первым добежал до лежащего на земле Мартина. Это было страшно. Ловец слишком поздно стал выравнивать и со всей скорости врезался в землю, несколько раз перекувыркнувшись.
- Чёрт, - Дейвис стал водить палочкой над бессознательным четверокурсником. Мартин был самым юным игроком в команде, ещё в том году победивший на испытаниях ловцов. Сейчас хаффлпаффец выглядел как сломанная кукла. Дейвис испытал огромное облегчение, когда понял, что юноша жив.
По обе стороны от Дейвиса приземлились Деррен и Ник. Ник наколдовал носилки, а Деррен стал помогать другу, шепча старинные заклинания, и приводя юношу в порядок. К счастью, это было просто падение, иначе Деррен не смог бы сказать, оправиться ли Мартин от травм.
Когда мадам Помфри подбежала к подросткам, Вильсона уже укладывали на носилки.
- Я же вам сказала, - недовольно пробурчала мадам Помфри, однако она не могла не оценить мастерство юношей, - И почему вы не выбрали мой предмет? Вы были бы хорошими целителями.
- Мы мечтаем о другом, профессор. Но лечебная магия для нас очень важна, - посмотрел на колдомедика Деррен, та только хмыкнула и пробурчала что-то себе под нос, забирая носилки.
- Мы можем сдать игру. Без ловца нам не выиграть, только ещё больше пострадаем, - серьёзно сказал Захария, провожая взглядом носилки, на которых лежал их ловец, так и не пришедший в чувства.
- Мы выиграем. Я не позволю, чтобы они калечили моих друзей, - гневно сказал Дейвис, посмотрев в сторону слизеринцев.
- Ты уверен? - негромко спросил Деррен, юноша решительно кивнул.
- У Хаффлпафф опять замена! На место выбывшего ловца Смит ставит Дейвиса Лауэля, - во всё горло кричал комментатор, - У Хаффлпаффа больше нет запасных. Слизерин лидирует: 300-250!
Дейвис замер в воздухе, внимательно выискивая глазами снитч. Он не мог позволить команде проиграть, он должен отомстить за друзей: за Гива и Джастина, которых Кребб и Гойл так подло вывели из игры, и за Блейза, которого его бывшие «друзья» чуть не убили своими пытками. Больше пяти лет Слизерин был для него домом, но теперь единственное желание было победить, ради друзей, ради Захарии, который так верил в свою команду, ради Мартина, который так стремился закончить эту жестокую игру, что чуть не погиб, и ради себя. Он покажет, что он настоящий ловец.
Вот внизу мелькнул золотой мячик. Слизерин впереди уже более чем на сотню очков. Пора кончать, иначе Хаффлпафф проиграет.
Прижавшись к древку, Дейвис камнем полетел вниз. Неожиданно дорогу преградил Нотт, слизеринский ловец уже был внизу, но Дейвис не мог так уступить. Резко наклонившись в сторону, он обошёл Нотта, как когда-то с Гивентом облетал деревья в лесу, соревнуясь в скорости. Но он не успевал. Ловец Слизерина был намного ближе к снитчу, а мячик был почти у самой земли. Однако Дейвис уже сделал выбор. Уйдя в отвесный винт, он с бешеной скоростью полетел к снитчу. По стадиону пронеслись испуганные вскрики. Многие уже понимали, что юноша просто не сможет остановиться. Золотой мячик оказался в руке, юноша даже не попытался предотвратить столкновение. Было слишком низко…
Но неожиданно его подбросило вверх.
- Я убью тебя, - прошептал знакомый голос. Их бросило резко вниз, копыта единорога коснулись земли. Удар был весьма ощутимый, но Гивент не выпустил из рук куртку друга, хотя чуть не лишился сознания от резкой нехватки воздуха и боли в ноге, - Убью собственными руками, - сквозь зубы повторил подросток, стараясь успокоить бешено стучащее сердце.
- Гив… - закашлявшись, еле произнёс Дейвис. Он вдруг осознал, какой дурацкий поступок только что совершил. На такой скорости он не смог бы выжить после столкновения, если бы не друг… Метла, после их приземления, вылетела из рук, но Гивент держал крепко. Под ним появился чёрный единорог, друг чуть ослабил хватку, и юноша почувствовал под собой стальные мышцы животного. Он крепко прижался к единорогу и схватился за его шею, Гивент разжал ладонь, перед Дейвисом появился горностай и, взволнованно пища, свернулся вокруг шеи. Дышать стало легче, сердце возвращалось к привычному ритму, боль в груди сходила на нет.
- Хаффлпафф выиграл! 420-390! - очнулся комментатор, - Кто бы мог подумать?! Это невероятно! Вы только посмотрите на поле!
А смотреть было на что. Два единорога несли на себе двух юношей. К ним летела вся команда. Захария и Джастин бежали по полю. И никто не мог понять: в сознании ли Лауэль и Де Мелори, или нет. Оба буквально распластались на спинах красивых животных.
- Ну я ему, - Снейп еле пришёл в себя от того ужаса, что сковал его, когда Дейвис полетел вниз. Зельевар был смертельно белый. Он знал, что большинство заклинаний на поле не действует, а остановить столь стремительное падение было невозможно. То, что проделал Гивент, было чудом.
- Северус, тише, - прошептал сидящий рядом Люпин. Он тоже не отводил глаз от происходящего внизу.
А тем временем единороги остановились. Деррен снял со спины серебряного красавца бессознательного брата, Ник и Джастин сняли полувменяемого Дейвиса, мёртвой хваткой держащегося за чёрного единорога. Защитники испарились. Бледный Захария наколдовал носилки.
- Гив, - Дейвис вывернулся и посмотрел на брата, - Гив! - юноша испугался, увидев, что друг без чувств. Он вырвался из рук друзей и кинулся к носилкам, на которые положили Гивента, - Деррен, что с ним?
- Травма ослабила его, а твоё спасение стоило ему всех сил, да ещё ваше резкое приземление, - пробормотал юноша, водя палочкой.
- Гив, - Дейвис осторожно провёл рукой по волосам юноши, - Очнись.
- Дей? - Гивент с трудом заставил себя открыть глаза, - Ты жив?
- Только благодаря тебе, - облегчённо улыбнулся другу блондин.
- Я не удержал. Я старался, но сознание уходило, я отпустил тебя, - слабо произнёс Гивент, виновато смотря на друга.
- Паула, она послала на помощь своего единорога, - прошептал юноша, не отводя глаз от брата.
- Значит, я не ошибся. Я заметил его и хотел опустить тебя на него, но сил почти не было. Я боялся, что единорог мне привиделся, что я бросил тебя на землю, - на глазах появились слёзы от собственного бессилия.
- Ты спас меня. Даже если бы ты не удержал, я бы уже не погиб, - Дейвис прижал к себе друга, продолжая шептать, - Это я виноват, я просто вышел из себя, когда Кребб с Гойлом напали на тебя и Джастина. Я хотел отомстить, любой ценой. А ты спас меня. Я ведь знал, что умру, я даже не пытался спастись.
- Не делай так больше. Я так испугался, - Гивент, высвободив одну руку, обнял друга.
- Никогда, - искренне заверил его Дейвис.
И тут подоспели девочки и мадам Помфри. Колдомедик не успела сказать ни слова, как на Дейвиса набросилась Паула:
- Дей, как так можно?! Это всего лишь игра! - Паула гневно смотрела на парня, который от неожиданности чуть не подпрыгнул.
- Пау, я больше не буду, - осторожно опустив Гивента, он повернулся к возлюбленной, - Твой единорог появился очень вовремя.
- Вовремя?! Да он вообще не должен был появляться! Ты понимаешь, что чуть не погиб?! - яростно сверкала глазами девушка, - Если бы не Гив…
- Пау, - Дейвис встал и обнял девушку, которая неожиданно заплакала, - Ну же. Всё хорошо. Я жив, Гивент поправиться. Ничего страшно не произошло.
- Я испугалась, не знала, что делать. Единорог сам появился, потому что тебе угрожала опасность. Что бы я делала без тебя, - сквозь рыдания шептала Паула, сильнее прижимаясь к юноше.
- Мой горностай тоже появился сам. Потому что был нужен мне, - тихо ответил юноша, поглаживая девушку по спине, - Пау, я люблю тебя, я не могу без тебя жить. Я не подумал… Прости меня…
Так они и стояли, прижимаясь друг к другу. Деррен, Глория и мадам Помфри занимались Гивентом, который от слабости вновь провалился в беспамятство. А вокруг стоял невообразимый шум. Все обсуждали увиденное.


Глава 34. Сказать как можно меньше

Из всех пострадавших мадам Помфри оставила в Больничном крыле лишь Гивента и Мартина, у остальных травмы были не столь серьёзны. Деррен ни на шаг не отходил от брата, он на время стал помощником колдомедика. Та очень удивилась, узнав, насколько хорошо юноша разбирается в её предмете. Глория и Дейвис тоже были постоянно рядом, да и все старшекурсники Хаффлпафф оккупировали медпункт и ни под каким предлогом не хотели уходить.
Удивительно, но мастер зелий, занёсший на следующий день мадам Помфри свежую порцию успокаивающих и восстанавливающих зелий, смог увести ребят. Оставил он только Деррена. Колдомедик долго глядела им вслед, не понимая, как тот, сказав всего несколько слов, сделал студентов такими послушными. Те даже не спорили.
А тем временем Снейп вёл ребят в свои покои, где их дожидался Люпин.
- Ну наконец-то, - облегчённо выдохнул Ремус, когда ребята и Северус вошли в гостиную, - Дейвис, мы вчера весь вечер вызывали вас.
- О, мы не взяли зеркала на матч, - спохватилась Глория, - Но почему вы не пришли в Больничное крыло?
- Если бы вы были на моём факультете, то проще некуда. А так, - развёл руками Снейп, - Хорошо ещё, что у Поппи кончились зелья, иначе до завтра мы бы вас так и не увидели.
- До завтра? А что будет… - Эрни не договорил. Он вспомнил, что завтра – понедельник.
- Неужто про учёбу забыли? - усмехнулся Ремус.
- Как ваши друзья? - сел в кресло Снейп, жестом предлагая ребятам присаживаться.
- Мартина через несколько дней выпишут, Гива продержат дольше, - садясь на диван, сказал Дейвис, - Им обоим надо прийти в себя. Да и нас мадам Помфри поила успокаивающим и восстанавливающим.
- Ну теперь мне ясно, почему так быстро закончились запасы у Поппи, - язвительно произнёс Снейп.
- Вы победу-то отмечали? - с интересом спросил Люпин.
- Факультет отмечал, - ответил Эрни, - Но для нас она слишком дорого обошлась.
- Я бы не поставил Дейва, если бы знал, на что он пойдёт, - чуть покраснел Смит.
- Я тебя вообще прибью, - посмотрел на Дейвиса Северус, - Ты хоть думал, что делаешь?
- Я мстил, - опустил голову юноша, но потом озорно посмотрел на мужчину, - А прибить меня ты, крёстный, не сможешь.
- И почему же? - приподнял бровь мастер зелий.
- Меня уже обещал прибить Гив, когда спасал, - усмехнулся Дейвис, за что получил красноречивые взгляды от обоих профессоров. Стало ясно, что, в случае чего, они с большим желанием помогут Гивенту.
- Тебе очень повезло, что Гивент мгновенно среагировал и помчался тебе на помощь. Но будьте готовы отвечать перед директором. Всей школе интересно, что за магию вы применили, - серьёзно сказал Северус.
- Мы что-нибудь придумаем, - заверил крёстного Дейвис.
***
Гивента почти неделю продержали в Больничном крыле. Друзья на каждой перемене его навещали. Деррен, пользуясь привилегиями помощника мадам Помфри, оставался и на ночь.
И вот в пятницу утром юношу выписали, а вечером ребята получили письмо от Дамблдора:
«Дорогой Гивент! Прошу после ужина подняться в мой кабинет. Он находится за каменной горгульей. Пароль – «лимонные дольки».
P.S. Приведите с собой вашего брата и мистера Лауэля».
- О, да он нас всех вызывает, - усмехнулся Гивент, убирая записку в карман.
- Хорошо хоть не знает, чей был второй единорог, иначе и Паулу бы вызвал, - вздохнул Дейвис.
- А, может, будет лучше, если мы её возьмём с собой, - задумчиво сказал Деррен, - Вопроса о втором единороге нам не избежать. А так можем сослаться на древнюю родовую магию, позволившую твоей «сестре» тебе помочь.
- А если сказать, что единорог был моим? - неуверенно предложил Дейвис.
- В таком состоянии? Да и полочкой ты не пользовался, как и я. А вот сказать, что Гив и Пау не применяли палочек, никто не сможет, - покачал головой Деррен.
- Хорошо. Тебе я верю, - сдался Дейвис.
***
- Входите, - услышав стук, сказал Дамблдор.
- Вызывали, директор? - в кабинет вошли трое юношей и девушка. Директор чуть удивлённо посмотрел на последнюю.
- Садитесь, - взмахнул палочкой Дамблдор. Перед его столом появилось четыре кресла.
- Благодарим, - первым сел Гивент. По правую руку по привычке сели Дейвис и Паула, а по левую – Деррен.
- Для начала позвольте задать вам один вопрос, молодые люди, - сквозь очки-половинки посмотрел на них директор, - На чьей стороне ваши родители?
- Простите? - удивился Дейвис. Они совсем не ждали этого вопроса. Неужели Фадж не сказал директору, что Патриссия и Валентин – не маги?
- Вы здесь уже полгода, и не могли не понять, что в магическом мире сейчас война, - проницательно посмотрел на них Дамблдор.
- О, вы о Волан-де-Морте? - улыбнулся Гивент. Лёгкость, с которой юноша произнёс это имя, удивила директора, но Дамблдор лишь кивнул в знак подтверждения.
- Это не наша война, - пожал плечами Деррен, Гивент и Дейвис согласно кивнули.
- Война, так или иначе, касается каждого из нас, - покачал головой Дамблдор, - И вам тоже предстоит рано или поздно сделать выбор, иначе его могут сделать за вас.
- Это точно, - не смог сдержаться Гивент. Ведь в его прошлой жизни именно директор сделал за него выбор, притом, когда он был ещё младенцем. Да и у Дейвиса с самого рождения не было выбора. Ему предрешено было идти по стопам отца. Но они изменили судьбу, сделали свой выбор.
- Я лишь хочу вас предупредить, - не обратил внимания на горькую иронию в словах юноши Дамблдор, - Ваш род чистокровный, и Волан-де-Морт вполне может захотеть переманить вас на свою сторону. Не думаю, что он применит к вам Империус. Он обычно даёт наиболее влиятельным родам право выбора: присоединиться или не мешать.
- Даёт сделать выбор? - невольно поддался вперёд Дейвис.
- Да, - кивнул директор, - Он не лишён некоего благородства. У вас есть выбор: идти к нему и вступить в ряды Пожирателей, или нет. Но выбора отказаться уже не будет. И если ваши родители пойдут на это, то они могут сделать выбор за вас. Однако, если ваши родители выступят против Волан-де-Морта, то они будут в опасности. Лорд славиться умением «убеждать». Он может не только применить Империус, но и шантажировать, добиваясь добровольного служения.
- Но вы сказали, что можно просто не мешать, остаться в стороне, - наклонил голову Деррен, смотря на директора.
- И вы пойдёте на это? Позволите Лорду нападать на ваших друзей и их семьи? - оценивающе оглядел подростков Дамблдор.
- То есть, вы предлагаете присоединиться к вам? - уточнил Гивент, - Но ведь есть ещё и Министерство.
- Фадж старается остаться в стороне, - грустно сказал Дамблдор.
- А почему мы не можем? - беззаботно спросил Дейвис.
- Можете, - кивнул директор, - Но хотите ли вы этого? Ведь вы просто бросаете всё на произвол судьбы. А родители ваших друзей выступают против него, и у ваших друзей почти нет возможности выбрать.
- У Виктории мама на стороне Министерства, у Джастина родители – маглы; у Сьюзен – тоже, правда, у неё тётя, сестра отца, – волшебница и работает в Министерстве, - задумчиво произнёс Деррен, - Макмилланы за вас, но Эрни не говорил, что они в Ордене; у Захарии отец был магом, погиб на работе ещё несколько лет назад; у Ханны родители держатся в стороне, хотя они не поддерживают Волан-де-Морта. Так что реальная опасность может грозить лишь родителям Эрни.
- Вы хорошо осведомлены, - еле скрыл недовольство Дамблдор, - Значит, вы будете соблюдать нейтралитет?
- Пока да, - кивнул Дейвис.
- И наши родители – тоже, - поддержал Гивент.
- Хорошо. Это ваш выбор. Хотя не скажу, что я одобряю его, - сдался директор, - Но я хотел поговорить с вами по поводу матча. Дейвис, вы разве не знали, что на поле магия ограничена. Вы чудом избежали смерти.
- Профессор, мы остаёмся в стороне, пока нас не трогают, - в глазах появился лёд, - А загонщики Слизерина чуть не убили моего брата. Неужели вы думаете, что я должен был всё так оставить? Победа в этой игре была единственно возможным способом отомстить им, не нарушая никаких школьных правил.
- Я понимаю, - глаза директора сочувственно блеснули, - Но неужели вы думаете, что месть – лучший выход?
- Нет, но и месть моя не была обычной. Я ведь не стал посылать в них Аваду или калечить. А просто показал, что я – лучший ловец, - пожал плечами Деррен.
- А что за заклинание вы применили, Гивент? - перешёл к главному Дамблдор.
- Это не обычная магия. То есть, не совсем она, - взвешивая каждое слово, стал пояснять Гивент, - Понимаете, профессор, я не мог допустить, чтобы Дейвис погиб. Мы все обучались по древним законам. Мы все связаны едиными знаниями. Когда ты всей душой хочешь спасти друга, то можно применить одно заклятие – призвать на помощь саму магию. Я не мог видеть, как Дейвис падает вниз, я применил заклятие. Я не знал, как оно действует. Появился единорог. Единственное, что пришло мне тогда в голову – сесть на него, а он оказался волшебным. Это так необычно – лететь на единороге, но тогда я думал лишь о друге. И мне удалось ему помочь, - эмоционально закончил Гивент.
- А чёрный? Там ведь было два единорога, - посмотрел на юношу Дамблдор.
- Это я, - негромко сказала молчавшая до сих пор Паула, директор перевёл взгляд на неё, а девушка продолжила, - Я боялась за брата. Увидев, как Гивент несётся на единороге, я не сразу поняла, что за магию он использовал. А когда сообразила, произнесла то же заклинание, но мой единорог почему-то появился не рядом, а недалеко от Гива и Дейва. Я так рада, что он успел вовремя, - девушка содрогнулась от воспоминаний, Дейвис подбадривающе сжал её ладонь.
- Да, вам всем невероятно повезло, - задумчиво произнёс директор, - Я слышал, что вы, Деррен, превосходно владеете лечебной магией, и помогали на стадионе раненым.
- Мне очень нравиться лечебная, - согласно кивнул Деррен, - Но у нас и так много уроков, и я не стал брать её.
- Хорошо. Но вы не могли бы сказать, как всё же звучит заклинание вызова единорогов? Поверьте, такое заклинание могло бы спасти не одну жизнь, - попытался убедить их Дамблдор. Он пробовал незаметно применить легилименцию, но у молодых людей оказались невероятно сильные блоки.
- Мы не можем. Это заклятие рода Де Мелори, и только потомки и воспитанники рода могут его применять. Мы даже не можем назвать формулу. Это надо просто чувствовать, такому невозможно научиться, - чуть путано выдал Деррен.
- Мы даже не знаем, можем ли повторить его. Возможно, оно действует лишь раз в жизни. Надеюсь, оно нам больше не понадобиться. Я бы не хотел, чтобы кто-то из нас опять оказался на краю смерти, - передёрнулся Гивент.
- Что ж, думаю, вам надо будет поговорить с профессором Люпином. Наверняка ему будет интересно послушать про это заклинание. Я слышал, что вы неплохо разбираетесь в защите, - сменил тему директор.
- Нам она нравится, как и зелья, - кивнул Дейвис.
- Я собираюсь провести несколько занятий по высшей магии среди старшекурсников Гриффиндора. Не хотите ли принять участие? - сверкнул глазами Дамблдор.
- Было бы замечательно, профессор. Но нам столько задают. Нам надо готовиться к ЖАБА, - поникшим голосом сказала Паула, опуская глаза. Юноши еле скрыли восхищение от прекрасной игры девушки.
- Если вы передумаете, первое занятие состоится через неделю, в понедельник. Я скажу мистеру Уизли. Время и место вы сможете уточнить у него, - устало вздохнул Дамблдор.
- Огромное спасибо, профессор. Мы постараемся, - изобразил искреннюю улыбку Деррен.
- Можете идти, - директор задумчиво проводил взглядом четверых студентов. Эта встреча не так уж и много дала информации. Но они не поддерживают Тёмного Лорда, а значит, есть возможность переманить их на сторону Ордена. И надо, наконец, принять в Орден родителей Макмиллана. Возможно, это повлияет на их выбор.


Глава 35. Против Гриффиндора

На занятия к Дамблдору никто так и не пошёл. Конечно, было интересно, чему директор собрался научить гриффиндорцев, но особого желания терять зря время у них не было. Вместо этого ребята усиленно тренировались к последнему матчу. Мартин после травмы отказался от места ловца. Юноша просто боялся уходить в пике, и даже Дейвис с Гивентом ничего не могли сделать. Нужно было лишь время. Возможно, потом страх пройдёт, но сейчас ещё слишком рано. Вместо Мартина Захария взял Деррена. Просто Гивент наотрез отказался взлетать против своего бывшего факультета, а Дейвиса Смит явно решил не допускать до места ловца. Да и Гивент был согласен с капитаном, несмотря на яростные возражения Дейва.
Ночи становились не такими тёмными, и за неделю до матча их всё-таки обнаружили. На беду это был мистер Филч. Ребята так увлеклись, что не заметили вышедшего из замка завхоза.
- Так. И что же вы делаете? - неожиданно раздался голос за спинами Захарии и Гивента, руководивших тренировкой. Юноши от неожиданности вздрогнули и испуганно повернулись к мужчине.
- Мистер Филч, мы… - Захария не знал, что сказать, растеряно оглянувшись на друзей, которые зависли в воздухе, затравленно глядя на Филча.
- Отбой был четыре часа назад. Сейчас второй час ночи, - желчно усмехнулся завхоз, - Вас сегодня же исключат.
- Но, мистер Филч, - в ужасе воскликнул Джастин, спрыгивая с метлы.
- У вас нет оправдания. Летать ночью опасно. Даже если за вас заступятся, вам не избежать наказания и запрета на игру, - довольно потёр руки завхоз.
- Вы не можете! Мы так старались! Это не честно! - полетели выкрики со стороны команды, но это только усугубило положение. Филч был крайне доволен собой.
- А ну, марш в замок. И чтобы без фокусов, - ухмылка на лице завхоза стала ещё шире, глаза горели предвкушением.
- Мистер Филч, - Гивент посмотрел завхозу прямо в глаза, сделав шаг навстречу, - Вы ведь сквиб, - Филч хотел возмутиться, но взгляд юноши его буквально загипнотизировал, - Зачем иначе нужны запреты на применения колдовства в коридорах? Это же всё-таки школа волшебников. Зачем вы добиваетесь разрешения на розги? Не для того ли, чтобы показать свою власть над студентами? Что вы сильнее нас.
- Да как ты смеешь, - злобно прошипел завхоз, но юноша не обратил на него внимания, продолжая нашёптывать:
- Вы ненавидите волшебников. Но почему согласились на эту должность? Без колдовства следить за замком очень сложно. Вы ведь даже домовиков не вызываете, показывая, что вам это под силу. А знаете, почему? Вы просто до сих пор не смирились, что родились без магии. Вы так хотите быть среди волшебников, что даже согласились на место завхоза. Вам больно от того, что какие-то недомерки, только прибыв в Хогвартс, умеют намного больше, чем вы.
- Довольно! - вскричал Филч, яростно сверкая глазами, однако юноша не остановился:
- Зачем вам наше отчисление? Что вам в том, что мы не сможем закончить школу? Даже Хагрид, проучившийся меньше трёх лет, смог стать преподавателем. Мы почти все сдали СОВ, мы уже маги. И ЖАБА будем сдавать в любом случае. Вы ничего не добьётесь. Вы бессильны.
- Прекрати! - завхоз со всего маху дал юноше по щеке. Да так, что Гивент не удержался, и оказался на земле. Друзья мгновенно достали палочки, но юноша одним жестом их остановил, смотря снизу верх на Филча:
- Я прав. Вы хотите лишить нас того, чего сами были всю жизнь лишены. Вы будете счастливы, если мы не сможем играть. А ещё лучше, если нас выгонят. Ведь для нас это важно. На самом деле вы не переживаете о том, что в темноте мы можем разбиться, это лишь повод, - спокойно продолжил Гивент, - Но кому вы хотите мстить? Причём тут волшебники? Причём тут мы? Разве это мы виноваты, что у вас нет магии? Разве мы виноваты, что другие волшебники призирают сквибов?
- Все волшебники одинаковы, - зло произнёс Филч.
- Да неужели? - поднимаясь, скептически бросил юноша, - А я бы не сказал, что сквибы одинаковы. Я знаю двоих, которые стали магическими юристами.
- Это невозможно, - опешил Филч.
- Почему же? Не спорю, для сквиба это намного сложней, чем для волшебника. Сотрудники Министерства создают много препятствий, стараясь не допустить кандидата. Но это возможно, - спокойно ответил юноша, - А наши родители борются за права сквибов. Они предлагают обучать таких детей тем профессиям, для которых не нужна магия. А таких очень много: историк, корреспондент, юрист… Даже фотограф и продавец. Ведь не для всех лавок нужен продавец-маг. Вполне можно торговать магическими сладостями, животными, книгами. А для фотографа нужен специальный фотоаппарат, плёнка и магический раствор, который можно просто купить.
- Никто не позволит такого сквибу, - ненависть пропала. Теперь перед ребятами стоял просто несчастный человек. Он грустно смотрел на юношу, - Я же знаю, что ваш род чистокровный. Зачем вашим родителям защищать и учить сквибов?
- Да потому, что они сами – сквибы. Именно они научили нас истории магии, они стали юристами, - с болью сказал юноша, не сводя глаз с онемевшего Филча, - Они были так счастливы, что их дети – волшебники. А вы хотите, чтобы нас исключили, - юноша опустил голову, всем своим видом показывая, как сильно он не хочет разочаровывать родителей.
- Я вас не выдам. Можете тренироваться. Но будьте осторожны – не попадитесь профессорам, - Филч сжал плечо юноше, развернулся, и не спеша направился к замку.
- Ну ты, брат, даёшь, - восхищённо сказал Деррен, когда Филч скрылся из виду.
- Твоя речь его сильно задела. А я и не знал, что он – сквиб, - сказал Захария.
- Я на втором курсе увидел у него письмо, расписывающее эффективность нового метода «Скоромагии», - негромко ответил Гивент, так что услышали только стоящие рядом, а потом громче добавил, - Но не вздумайте издеваться над ним. Мы действительно защищаем сквибов.
- А это правда? Про ваших родителей, - смутившись, спросил загонщик-шестикурсник.
- Я очень надеюсь, что это останется между нами, - обвёл всех предупреждающим взглядом Деррен, - Мы не хотим это афишировать. Поверьте, наши родители настоящие Де Мелори. И, если не знать, что у них нет магии, об этом очень трудно догадаться.
- Но ведь это видно, - возразил Томас, негромко пояснив, - У меня папа – сквиб.
- Не всегда. Просто обычно со сквибами не считаются. Они замыкаются, многие уходят к маглам. А если остаются, то, как Филч, озлобляются на волшебников, - мягко пояснил Деррен, смотря на охотника, - У тебя же мама – магл? - пятикурсник кивнул, - Просто им сложно в мире магии. И наши родители долгое время не уходили далеко из замка. И только из-за того, что родители Дейва и Пау погибли, и нас некому стало обучать магии, они решили вернуть род в магический мир. И они сильные, они ведут себя, как полноправные аристократы. Они знают способы, как защититься без магии, как мгновенно перемещаться. Так что никто и не подумает назвать их сквибами.
- Так можно на вас рассчитывать? Вы сохраните тайну? - вопросительно посмотрел на всех Дейвис. Вратарь, охотник и оба загонщика согласно кивнули.
- Вот и хорошо, продолжаем, - улыбнулся Захария. Все снова взлетели. Тренировка продолжилась.
***
Неделя пролетела незаметно. Филч их не выдал. Всю неделю он тенью ходил по замку. А в субботу он впервые в жизни пошёл на стадион. Встав в тени, он смотрел на сборную Хаффлпаффа. Гивент, почувствовав взгляд, повернулся и, улыбнувшись, кивнул завхозу. Было ясно, что он пришёл сюда из-за них. Увидеть их победу.
Раздался свисток, обе команды взлетели.
- Невероятно! И где это хаффлпаффцы научились так летать? Да они просто парят, - восхищённо вещал Финниган.
Уже через десять минут счёт был 60-10 в пользу Хаффлпафф. Вратарь, пропустивший в самом начале один мяч, теперь с невероятным мастерством отбивал все атаки. Охотники на лету перехватывали квоффл, загонщики отбивали любой бладжер, несущийся в друзей. Деррен завис на одном месте, ища золотой снитч.
- Де Мелори, тебе капитан не рассказывал, что надо курсировать над полем, а не смотреть матч, - рассмеялась Джинни, останавливаясь недалеко от юноши.
- У каждого своя тактика, - возразил Деррен, бросив на девушку быстрый взгляд.
- Кубок будет наш. Нам нужно всего лишь победить вас с перевесом в шестьдесят баллов, - обидевшись на то, как на неё посмотрел юноша, гордо сказала Джинни. Деррен поднял взгляд, и на этот раз посмотрел ей прямо в глаза:
- Тогда тебе надо поторопиться, - усмехнулся он, кивнув на табло. Счёт был 90-10 в пользу Хаффлпафф. Ещё 20 очков, и даже победа не принесёт кубок Гриффиндору.
Джинни резко ушла вниз, пытаясь отыскать снитч. Она отлично поняла, что юноша прав. Но снитча нигде не было. Гриффиндорцам удалось забить ещё два гола, но это мало им помогло.
Деррен первым заметил золотой мячик. Счёт – 170-30. Пригнувшись, он резко взял в сторону, устремившись за мячиком. Снизу вынырнула Джинни, направившись следом.
- Тебе не догнать! - крикнул Деррен, перебивая ветер, свистевший в ушах.
- А я попробую! - упрямо прокричала девушка, сильнее пригнувшись к метле.
Деррен искоса взглянул на табло: 190-30.
- Вы всё равно проиграете. Разрыв больше, чем 150, - прокричал юноша.
- Но я его поймаю, - Джинни почти поравнялась с ним, но мощности её метлы явно было недостаточно, чтобы победить. Снитч был уже близко, Деррен оценил решительность девушки:
- Пожалуйста, - юноша резко ушёл вверх. Девушка, шокированная таким поступком, сама не поняла, как золотой мячик оказался у неё в руке.
- Вы это видели?! Де Мелори уступает снитч сопернику! Счёт – 180-200 в пользу Хаффлпафф! За последние 100 лет Хаффлпафф в третий раз завоёвывает кубок, - на весь стадион вопил комментатор.
Деррен, улыбнувшись и махнув Джинни, которая во все глаза смотрела на него, стал снижаться к друзьям.
- Что, решил показать своё благородство? - с улыбкой встретил юношу Гивент.
- Ну мы же всё равно побеждали, - насмешливо ответил брат.
- А так войдём в историю. Мы не просто победили, а сделали это красиво, - самодовольно улыбнулся Смит.
- Ты не сердишься? - недоверчиво спросил Гивент.
- А на что? Кубок наш, - буквально сиял капитан, - Деррен – превосходный ловец. Думаю, только он способен был так закончить матч.
- И ты следил за счётом? - подозрительно спросил Дейвис, смотря на Деррена.
- А то, - ухмыльнулся юноша, - Конечно, я не так хорош, как ты и Гив, но думаю, что мячик в случае необходимости я бы поймал.
- Не прибедняйся, - рассмеялся Гивент, - Теперь ты входишь в нашу сборную ловцов.
- А я-то надеялся ещё когда-нибудь побыть охотником, - притворно вцепился себе в волосы Деррен. Все рассмеялись.
- Следующий раз будешь охотником, - сквозь смех пообещал Захария.
- Когда? - тут же встрепенулся Деррен. Он прекрасно знал, что матчей больше не будет.
- Можем пока собрать новую сборную, - с энтузиазмом начал Смит, - Мы ведь уйдём. Нам не хватает ловца и двоих охотников. У нас ещё три месяца. К ЖАБА почти готовы, можно подготовить замену.
- Захария, - простонал Дейвис, смотря в горящие предвкушением глаза друга.
Церемония награждения прошла небывало торжественно. Профессор Стебль светилась от счастья. Её факультет занял первое место! Смит гордо поднял кубок под рукоплескания всего факультета. Всю ночь в гостиной праздновали это знаменательное событие. Они это сделали. Все три матча и их победа войдут в историю Хогвартса. Они победили.


Глава 36. Урок высшей магии

- Зачем ты это сделал? - набросилась на Деррена за обедом Джинни.
- Сделал что? – не выспавшимся голосом спросил юноша, поднимая голову. Хоть они и спали почти до 12 после ночной вечеринки, мало кто проснулся бодрым. Хорошо ещё, что сегодня воскресенье.
- Зачем отдал снитч? - в упор посмотрела на него девушка.
- А если скажу, что ты мне приглянулась, дашь нормально поесть? - наклонил голову Деррен. Ребята уставились в свои тарелки, чтобы не рассмеяться.
- У меня есть парень, - расправила плечи Джинни, не обратив внимания на последние слова юноши. Дейвис поперхнулся от сдерживаемого смеха и закашлялся. Деррен же чуть улыбнулся девушке:
- А я и не претендую. Просто не смог отказать, когда увидел, как важно тебе поймать этот мячик, - спокойно сказал он. Девушка хотела ещё что-то ответить, но чуть покраснела и замолчала, глядя в эти красивые тёмно-синие глаза.
- Спасибо, - тихо прошептала девушка, неуверенно улыбнувшись, после чего направилась к своему факультету.
- Джинни, - остановил девушку голос Гивента. Гриффиндорка оглянулась, вопросительно посмотрев на брюнета, - Ты ходишь на занятия Дамблдора?
- Да, у нас седьмой и шестой курсы ходят в полном составе, - кивнула девушка, и вдруг вспомнила слова Рона, - Так вы решили присоединиться?
- Нам было бы интересно, - задумчиво посмотрев на брата, кивнул Деррен.
- Каждый понедельник. С семи до восьми, в кабинете, который напротив кабинета трансфигурации, - улыбнулась девушка.
- Благодарю, - кивнул Гивент и повернулся к друзьям.
- Не хочешь же ты пойти на его урок? - кивнул в сторону директора Дейвис.
- Почему? Мне любопытно, - усмехнулся юноша.
- Хорошо, но кто пойдёт? - Деррен обвёл всех задумчивым взглядом, - Не думаю, что стоит идти всем курсом. Если это действительно интересно, то воспользуемся Омутом памяти, или попросим помощи у Артура.
- Не прибедняйся. Мы и сами можем научить тому, что покажет директор, - хмыкнул Гивент, - А пойдём мы трое, Эрни и Захария. Девушек оставим с Джастином, Ником и Блейзом. Не думаю, что что-нибудь случиться за несколько часов.
- Урок ведь длиться час, - возразил Блейз, - И почему я не могу пойти с вами?
- И как ты это себе представляешь? - скептически посмотрел на него Дейвис, - Слизеринец решил поучиться светлой магии. Да гриффиндорцы тебя в Мунго сдадут, да и от Дамблдора не отделаешься.
- Сам-то, - притворно обиделся Блейз, - Но что вы хотите делать после урока, раз собрались отсутствовать «несколько часов»?
- Ну не думаешь же ты, что директор не захочет с нами поговорить, - расплылся в улыбке Гивент.
***
В понедельник после ужина пятеро хаффлпаффцев пошли на свой первый урок высшей магии. У кабинета уже стояла толпа оживлённо болтающих гриффиндорцев.
- О, кто пришёл, - заметив их, усмехнулся Симус.
- И мы рады тебя видеть, - хмыкнул Дейвис.
Рон мрачно посмотрел на Смита. Гивент застонал про себя. Как он мог забыть, что Рон недолюбливает Захарию. Надо было идти вчетвером, или взять кого-то из девушек.
Минут через пять появился Дамблдор. Улыбнувшись новым ученикам, он впустил студентов в кабинет и прошёл к преподавательскому столу, поставив на него странный на вид предмет.
- Я рад, что наши ряды пополнились, - начал директор, - Сегодня я хочу вас познакомить ещё с одним занимательным прибором. Это сфера истинности.
- У моего учителя по физике была такая установка для электричества, - усмехнулся Деррен, но так, чтобы слышал только Гивент. Брат, с интересом посмотрев на него, перевёл взгляд на прибор.
Прибор имел бронзовое основание в виде цилиндра, из которого параллельно друг другу поднимались усики, которые потом расходились, образовывая полукруг. Усики кончались металлическими шариками, от которых подобно электричеству шли потоки магии к стеклянной сфере, причудливо смешиваясь и чуть светясь разными цветами. Ещё два усика, загибаясь во внешнюю сторону, были приделаны с боков цилиндра, около двух основных. Прибор, действительно, чем-то напоминал магловские приспособления из лаборатории физики, в которой однажды в детстве Гивент побывал на экскурсии.
- А для чего он нужен? - нетерпеливо спросил Колин Криви, смотря на директора. Рядом с ним сидел Деннис, что было удивительно, ведь среди ребят не было даже пятикурсников, а Деннис учится на четвёртом. Но на то они и Криви, что вечно пролезут туда, где интересно. Гивент усмехнулся, вспомнив, как сам обучал этих двоих.
- Она показывает, на какое животное человек больше всего похож. Таким образом, о человеке можно узнать больше, чем за несколько лет общения. Она показывает саму сущность, - улыбнулся директор.
Гивент, мгновенно всё поняв, написал на клочке пергамента: «Сферу не трогай», - и подвинул её так, чтобы Дейвис смог прочитать. Друг чуть заметно кивнул, задумчиво посмотрев на директора. Деррен, кинув взгляд на надпись, передал записку Эрни и Захарии.
- Почему? - еле слышно прошептал Эрни, сидящий сзади.
- Мы потом объясним, - одними губами прошептал Деррен, сразу понявший, что имел в виду брат. А Дамблдор тем временем продолжил объяснения:
- Кроме того, с помощью сферы можно узнать, светлый маг или темный. Это зависит от того, какой цвет будет окружать изображение вашего животного. Конечно, абсолютно светлых или тёмных магов почти не бывает. В основном животных окружают разноцветные потоки. В этом случае смотрят на то, какие цвета преобладают и тусклые они или яркие, - осторожно погладил сферу директор и коснулся крайних усиков, - А эти датчики помогают определить статус крови и силу мага. У чистокровных кончики усиков будут светиться синим или голубым, если в роду больше пяти поколений волшебников; у полукровок – зелёный и, в редких случаях, фиолетовый, если человек принадлежит древнему роду; у маглорождённых – оранжевым; у сквибов – жёлтым или коричневым, и у маглов – белым. В зависимости от яркости свечения, можно сказать, насколько маг силён.
- Ух ты, а можно попробовать? - загорелся энтузиазмом Дин Томас.
- Разумеется, - сделал приглашающий жест директор. Все направились к преподавательскому столу. Это дало возможность ребятам переговорить. Директор, отвечая гриффиндорцам, не смотрел в их сторону.
- Кажется, до меня дошло, почему не стоит к этому прикасаться, - кивнул в сторону прибора Эрни.
- Да, я бы не хотел, чтобы кто-нибудь из них знал, кто я, - согласился Захария, - Но ведь интересно.
- Мы поможем, - прошептал Гивент, - Этот прибор показывает анимагическую сущность человека. Не думаю, что директору стоит знать наших животных, - кивнул в сторону толпы гриффиндорцев юноша. У прибора был Рон. В сфере отразился смешной рыжий маленький пёс, которого окружали жёлтые и оранжевые цвета.
- А Уизли у нас почти светлый, - прокомментировал Деррен, - Да и род чистый, но сил с такой родословной могло быть и больше, - боковые усики светились тусклым голубым.
- Подождите, вы – анимагии? - округлил глаза Смит.
- Тише, - шикнул на него Гивент и кивнул, подтверждая догадку друга.
- Научите? - умоляюще попросил Захария.
- А зачем иначе я прошу вас скрыть ваших животных, - лукаво улыбнулся юноша.
- Ты серьёзно? - в шоке спросил Эрни, в глазах было искреннее восхищение от мысли, что он сможет стать анимагом.
- Да. Согласитесь, это большое преимущество перед врагом. Но если наших животных сейчас увидят, то потом нас смогут опознать. Особенно директор, - еле слышно сказал Гивент.
- Думаю, ему сказали, что мы придем, - подал голос Дейвис, до этого пристально разглядывавший Дамблдора. Все бросили взгляд на толпу у сферы.
- Ты тоже так думаешь? - Гивент смотрел на белую болонку, отразившуюся в сфере у Лаванды.
- Ещё бы. Не зря он именно сегодня этот прибор принёс. Хотел нас проверить, - кивнул блондин, переводя взгляд на друга.
- Я тоже считаю, что это не случайно. Надо будет у Джинни спросить, что они делали до этого, - прошептал Деррен. А упомянутая девушка как раз коснулась палочкой сферы. В сфере появилась молодая тигрица, окруженная ярким красным и рыжим цветом. Второстепенные усики светились ярким голубым.
- Сильна, - хмыкнул Дейвис и лукаво посмотрел на Деррена, - И тебе, друг, подходит.
- Ты же знаешь, что кроме Луни мне никто не нужен, - усмехнулся юноша.
- А ты в этом уверен? - прошептал Гивент на ухо брату, - Я же видел, как ты на неё смотрел после матча. И ты знаешь, что Луни любит Николас, и лишь из-за нашей дружбы он не показывает этого.
- Что? - Деррен резко обернулся и долго смотрел в глаза брату, а потом грустно вздохнул, - А Артур ещё утверждал, что это я мудрый.
- Мудрый, поверь, - тепло улыбнулся брюнет, - Просто в себе разобраться всегда сложнее. Ты разве не видел, как Николас и Луни смотрят друг на друга? Но они оба слишком любят тебя, чтобы причинить боль.
- Я уступлю. Я просто не видел, - виновато сказал юноша.
- Не переживай. Они поймут, - мягко сказал Гивент, но потом озорно улыбнулся, - А ты понравился Джинни. Она – тигрица. Это просто судьба.
- О чём вы? - услышав последние слова, любопытно спросил Захария.
- Деррен превращается у нас в тигра. Зрелище ещё то, - хмыкнул Дейвис.
Вот последний из гриффиндорцев отошёл от сферы. Дамблдор удивлённо взглянул на стоящих в отдалении юношей. Ребята мгновенно прекратили разговоры и сделали заинтересованный вид, как будто всё это время не сводили глаз с происходящего у преподавательского стола.
- Не хотите ли тоже попробовать, молодые люди? - жестом пригласил их к прибору Дамблдор.
- Спасибо, как-нибудь в другой раз, - уклончиво сказал Захария.
- Вы чего? Это же здорово, - удивился Томас, смотря на хаффлпаффцев.
- Не думаю, - серьёзно возразил Эрни.
- Не соизволите ли объяснить? - чуть прищурился директор, пристально смотря на них.
- Ну я, например, не хотел бы, чтобы в сфере отразился какой-нибудь паук или змея, да ещё если окажется, что я – сильный и тёмный, - наклонив голову, спокойно произнёс Дейвис. Рона передёрнула при упоминании о пауках, он явно не думал об этом, когда сам был у сферы.
- Но мы же показали своих животных. И мы все больше светлые, чем тёмные, - сгорая от любопытства, сказала Лаванда.
- Но это вы, - многозначительно сказал Захария. Все поражённо посмотрели на них.
- Значит, вы – тёмные? - неуверенно спросил Деннис.
- Мы этого не говорили, - спокойно ответил Гивент, - Просто нам бы не хотелось знать правду. Мало ли что.
- Что ж, тогда на сегодня хватит. Вновь прибывших попрошу ненадолго задержаться, - отпустил всех Дамблдор.
Деррен быстро настрочил на клочке пергамента: «Дождись нас у библиотеки», - смял записку и, когда мимо проходила Джинни, сунул ей в руку. Удивлённо остановившись, девушка посмотрела на парня.
- Джинни, ты что-то хотела? - заметил задержавшуюся гриффиндорку директор.
- Лишь попрощаться, профессор. Спокойной ночи, - к огромному облегчению ребят, невозмутимо ответила девушка.
- Всего доброго, моя дорогая, - тепло улыбнулся директор.
Джинни вышла, директор жестом указал на первые парты. Пока ребята пересаживались, Дамблдор молча наблюдал за ними.
- Вы уверены, что не хотите? - кивнул на сферу директор, когда подростки расселись.
- Абсолютно, - хором ответили юноши. Дамблдор удивлённо приподнял бровь:
- Вам некого стесняться. Как я могу судить, друг другу вы полностью доверяете. Студентов Гриффиндора здесь нет. Ну а я лишь древний старик, - печально сказал директор.
- Мы, правда, не хотим знать истины. Правда часто приносит с собою боль, - посмотрел в глаза директора Гивент.
- Вы слишком молоды для таких слов, - покачал головой Дамблдор, - Но я не буду настаивать. Вижу, вы нашли время посетить мой урок.
- У нас кончились тренировки, вот мы и здесь, - улыбнулся Захария.
- Да-да, вы отлично играли в субботу. Но, позвольте узнать, Деррен, почему вы уступили снитч мисс Уизли? - садясь за стол, спросил Дамблдор.
- Она была достойна его. Если бы не метла, она бы меня опередила, - чуть слукавил Деррен.
- Весьма благородно, - улыбнулся Дамблдор.
- Профессор, а известно ли что-нибудь о Гарри, - взволнованно спросил Эрни, смотря на директора. Гивент чуть не задохнулся от удивления. К счастью, Дамблдор смотрел сейчас только на их старосту.
- К сожалению, мы не можем его найти, - вздохнул директор.
- Это не тот ли, кто, как мы слышали, не раз сражался с этим Лордом? - изобразил удивление и любопытство Деррен, - Эрни говорил, что этот Гарри ещё младенцем заставил Волан-де-Морта исчезнуть.
- Вы правы, Деррен. Благодаря защите матери, Гарри смог выжить и на тринадцать лет избавил мир от Тёмного Лорда, - кивнул директор.
- А куда он делся? Ребята говорили, что он учился с ними на одном курсе, - включился в игру Дейвис.
- Увы, но Пожиратели напали на него. Нам лишь известно, что ему удалось сбежать, и что он ещё жив, - Дамблдор понял, что это хороший шанс привлечь молодых людей на свою сторону. А значит, надо дать как можно больше достоверной информации, чтобы дети ему поверили.
- Жив? Но почему вы так уверенны, - затаив дыхание, спросил Эрни. Гивент был в шоке. Он уже сомневался, помнит ли Эрни, что Гарри Поттер сидит в этой же комнате. Никогда ничего подобного он не ожидал от старосты Хаффлпаффа. Вот Слизерин – пожалуйста, но Хаффлпафф! Ведать, плохо они на друзей влияют.
- Гарри смог отправить ко мне Буклю. Но мои люди не смогли уследить за совой. Мы ищем деревню, в которой Гарри смог раздобыть пергамент. Но пока безуспешно, - развёл руками Дамблдор.
- Ищите деревню? - Гивент рассмеялся, тщетно пытаясь вернуть лицу отстранённое выражение. Друзья тоже не смогли удержаться.
- Вы думаете, что стоило поступить иначе? - смех юношей сильно озадачил директора. Он вопросительно смотрел на ребят. Странным было и то, что щиты у молодых людей были по-прежнему крепки, хотя сильные эмоции обычно ослабляют защиту.
- Ну, если бы ваш Гарри наткнулся на магическую деревню или волшебника, ему бы наверняка помогли вернуться в Лондон. Отправили бы в Министерство или помогли связаться с вами. Ну или, у него же есть родственники? Отправили бы к ним, - сквозь смех объяснил Гивент. Дамблдор задумчиво посмотрел на него. Юноша определённо был прав.
- А что бы сделали вы? - уже мало чего понимая, спросил директор.
- Ну, явно бы не стал тратить время на бесполезные поиски по деревням. Единственный, кто мог дать пергамент, но не мог помочь вернуться, – это сквиб. Ну либо родители или опекуны какого-либо волшебника, в доме которых завалялись писчие принадлежности их подопечного. А таких просто невозможно вычислить. Ваши люди зря тратят силы. Пусть прочёсывают леса, либо занимаются Лордом. Небось, давно бы отправили его на тот свет, - ехидно ответил юноша.
- Я подумаю над этим. Можете идти, - отпустил их Дамблдор, думая над словами подростка. Тону Гивента он не придал никакого значения, посчитав причиной его молодость. А стоило бы обращать внимание и на мелочи.
***
- Эрни, ты гений! Ведь Дамблдор так ничего важного и не спросил. Ты отлично играл, - с благодарностью посмотрел на друга Гивент, когда они подальше отошли от кабинета.
- Куда теперь? - спросил Захария, когда они прошли мимо гобелена, где был наиболее короткий путь в гостиную.
- На встречу с Уизли, если она не ушла, - ответил Деррен, сворачивая в сторону библиотеки.
- От тебя уйдёшь, как же, - язвительно хмыкнул Гивент, за что получил весьма ощутимый толчок от брата.
Минут через пять ребята были у библиотеки, которая была уже закрыта. Неподалёку на подоконнике сидела Джинни, задумчиво смотря в окно. Услышав шаги, девушка обернулась.
- Вы что-то хотели? - внимательно посмотрела она на парней.
- Лишь узнать, как проходили занятия до нас, - негромко ответил Деррен.
- Ну, на первых двух занятиях мы просто говорили. Профессор рассказывал, что существуют такие заклинания, которые ничуть не слабее своих аналогов в тёмной магии. Заклинание света, щит стихий, заклятие огня, - начала девушка, - Потом принёс серебряный прибор, определяющий наложенные на человека чары. Он помог мне избавиться от неполного приворота, - глаза Джинни недобро блеснули. Она до сих пор не могла простить той выходки брату. Хорошо, что Гарри тогда не выпил этот проклятый сок, но зелье всё равно имело свои последствия. Она так и не смогла полюбить Дина, сколько бы не убеждала себя в обратном, - Несколько занятий директора не было, он куда-то уезжал. А на последних двух занятиях мы тренировались с Патронусами. Дамблдор учил, как посылать с их помощью сообщения. Сказал, что это очень важно, и в школьном курсе этого не проходят. Но вы ведь это умеете? Так что ничего важного вы не пропустили.
- А как ты думаешь, почему директор именно сегодня показал сферу истинности? - внимательно посмотрел на девушку Дейвис. Та несколько секунд смотрела на ребят, на лице расплылась довольная улыбка:
- Не волнуйтесь, я не говорила, что вы придёте. Хотя наши столы близко, нас могли услышать, - на лице девушки появилось задумчивое выражение, - Но я не думаю, что директор принёс её из-за вас. Скорее всего, он хотел посмотреть, достаточно ли у нас сил для овладения более серьёзной магией. Ну и проверить, нет ли среди нас тёмных. Но вы умудрились избежать данной проверки.
- Спасибо, что не сказала о нас, - искренне и тепло улыбнулся Деррен, поймав взгляд девушки.
- Да не за что, - пожала плечами девушка.
- Пока, - махнул на прощание Деррен. Ребята направились в сторону гостиной.
- Не уходи, - если слышно произнесла Джинни вслед юноше, опуская глаза.
- Мы будем ждать этажом ниже, - шепнул на ухо брату Гивент, многозначительно кивнув в сторону Джинни.
- Я не потеряюсь, идите к ребятам, они ждут, - еле слышно ответил юноша, благодарно посмотрев на брата.
- Удачи, - шепнул Эрни, и ребята пошли вниз. Их ждали друзья, которым было очень интересно, как же прошёл урок по высшей магии.
***
Слова сами слетели с губ. Джинни не знала, почему произнесла их. Просто ей было одиноко, а этот парень… Она никогда не встречала никого похожего. Такой искренний, открытый, добрый. А его глаза…
Она услышала, что хаффлпаффцы остановились, но потом они пошли дальше. Тоска защемила сердце. Он ушёл. Но почему ей так больно, почему так хочется, чтобы он был рядом? Девушка всхлипнула от досады и боли, она опять одна в этих холодных каменных стенах. Хогвартс перестал быть её домом с тех пор, как ушли Гарри и Гермиона, а брат её предал. Просто никого не осталось, ради кого стоило бы возвращаться. Даже Невилл и Луна… Одно их присутствие наполняло пребывание здесь хоть каким-то смыслом, но их тоже нет. Только когда они пропали, Джинни поняла, как дороги были ей друзья. Как ей их не хватает.
- Джинни, - осторожно позвал Деррен, коснувшись плеча девушки. Джинни неверяще подняла голову, на лице сама собой расцвела улыбка:
- Ты не ушел, - всё ещё сомневаясь в реальности происходящего, спросила девушка, касаясь кончиками пальцев его лица. Спохватившись и немного краснея, девушка хотела отдернуть руку, но Деррен придержал её ладонь, легонько коснувшись губами пальцев.
- Как я мог уйти, когда ты просила остаться, - в глазах было столько тепла и понимания, что девушка просто не могла отвести взгляда.
- Я не хотела…говорить. Ты нужен мне… - отчаянно прошептала девушка. Он был так близко, и в то же время такой недоступный. Она боялась, что он уйдёт, что последний лучик надежды уйдёт вместе с ним.
- Пока я тебе нужен, я не уйду, - Деррен сел рядом и нерешительно приобнял девушку. Джинни с благодарностью прижалась к нему. Он чувствовал, что ей нужна помощь, что она чего-то боится, но не мог понять, чего именно, - Ты можешь рассчитывать на меня, Джинни. Я не обижу тебя и не дам обидеть. И я не буду ничего требовать взамен. Обещаю.
- Я верю, - тая в его объятиях, прошептала девушка. Никогда она не чувствовала ничего подобного. Как давно она не чувствовала себя защищённой и в то же время такой слабой.
Так они и сидели. За окном медленно взошла луна. Деррен нежно гладил девушку по волосам.
- Нам пора, уже давно был отбой, - осторожно поднимая девушку, прошептал Деррен, - Да и не хотелось бы, чтобы тебя нашёл Дин. Я не хочу вам мешать, - в голосе слышалась горечь и боль. Юноша не смог сдержать чувств, к горлу подступил ком. Он опустил взгляд и глубоко вздохнул, чтобы прийти в себя.
- Я с ним рассталась, - Джинни приподняла голову парня за подбородок, ища взгляда, - Мы с ним чужие. Это была просто игра.
- Но почему? - Деррен непонимающе смотрел в светло-карие глаза девушки.
- Мама хотела, чтобы я встречалась с Гарри. Он был моим другом, но я никогда ничего большего к нему не испытывала, а этого никто не понимал, - Джинни опять села на подоконник, - Я слышала его имя почти с рождения, как и все, считала героем. Он просто был моим кумиром. А потом выяснилось, что он лишь на год старше меня… Я просто была одержима им, даже слова не могла при нём произнести. Он спас меня, а мне так было стыдно. Из-за меня моги погибнуть люди. А потом я просто выросла. За мной стал ухаживать Майкл. Я поняла, что Гарри для меня лишь друг. Я поняла, что он не просто «герой» или «избранный», а он – человек. А Майкл, как оказалось, ко мне не испытывал глубоких чувств, я ему просто понравилась. Мне было больно с ним расставаться, а он так просто ушёл, - по щёкам девушки потекли слёзы, Деррен обнял её, утешая, - А Дин… Он предложил встречаться, а мне было так одиноко… Я говорила себе, что люблю только его, но мы просто разные. Он хороший, добрый, внимательный… Когда мои друзья попали, он во всём старался меня поддержать. Но я так и не смогла его полюбить.
- Когда вы расстались? - осторожно спросил юноша.
- Под Рождество, когда уезжали на каникулы. Рон не знает, я попросила Дина не рассказывать. Рон вечно считает, что прав только он, - недовольно сказала девушка, - А я должна слушаться. Он просто не понимает, что я не ребёнок. Он хочет чувствовать себя старшим, но я тоже человек, мне тоже может быть больно и одиноко.
- Я нравлюсь тебе? - осмелился задать вопрос юноша, с замиранием сердца ожидая ответа.
- Ты… я… - девушка с отчаянием посмотрела на него, - Мне никогда не было так приятно просто находиться рядом. Мне кажется, что я впервые в жизни влюбилась, - густо покраснев, девушка опустила глаза.
- Ох, Джинни, это самые прекрасные слова на свете, - коснувшись губами её волос, прошептал юноша.


Глава 37. Ради любви

- И чего так долго? - спросил Гивент вошедшего в спальню юношу. Все уже спал, только он сидел на кровати, дожидаясь брата.
- Я был нужен ей, - шёпотом ответил Деррен.
- Ты не представляешь, как мне хотелось тебя вызвать, - вздохнул брюнет.
- Спасибо, что не отвлекал, - улыбнулся юноша, готовясь ко сну.
- Даже так? - изогнул бровь Гивент, - И что теперь?
- Не знаю. Она свободна, но я боюсь, - опустился на свою кровать парень, с болью посмотрев на брата.
- Чего, Дер? - Гивент посмотрел ему в глаза, - Ты боишься чувств, или ты не хочешь, чтобы она была с нами?
- И то, и другое, - признался парень, - Я боюсь сделать ей больно, боюсь потерять её. А с нами так опасно. Нас так мало, и мы хотим выступить против всех. Я так боюсь, что с ней что-нибудь случиться. Её семья по другую сторону, ей там тоже опасно. Я не знаю, Гив, что мне делать.
- Я понимаю, - серьёзно кивнул Гивент, - Я каждый раз думаю об этом, когда вижу Глорию. Но я знаю, что она не простит себе, если в решающую минуту не будет рядом. Приводи Джинни, мы можем помочь ей с защитой. Но не стоит говорить, кто мы, иначе она будет с нами.
- Ты думаешь? - с надеждой спросил Деррен.
- Так хотя бы Джинни будет в безопасности, - кивнул Гивент.
***
Наступило воскресенье. Сегодня был назначен поход в Хогсмид, но вместо этого ребята решили провести внеочередное собрание. Сегодня взрослые были заняты, так что это было самым удачным временем для того, чтобы принять в свои ряды Джинни. Они всё продумали. Деррен должен был найти её до обеда, пока группа не ушла в деревню. Но девушка, почему-то, всю неделю избегала его.
- Поговори с ней, - отвлёк от грустных мыслей голос брата, Деррен лишь покачал головой:
- А смысл в этом? Я же не слепой. В тот раз она была расстроена. Возможно, она жалеет о том, что тогда сказала мне.
- Но ты ведь не узнаешь этого, если будешь просто сидеть, сложа руки? - возразил Николас.
- Ник прав, - кивнула Луни, - Я тоже думаю, что тебе стоит с ней поговорить.
- Если бы было так просто, - посмотрел он на друзей. И как он раньше не видел, что Ник и Луни просто созданы друг для друга?
- Да ладно тебе. Мы будем ждать в Зале собраний. Найди её и приходи: либо с ней, либо без. Ты ничего не потеряешь, если поговоришь с ней, а так ты просто изводишь себя, - покачал головой Дейвис, чуть приобняв Паулу.
Тяжело вздохнув, Деррен поднялся и вышел из комнаты. У него оставалось не так уж много времени, чтобы найти девушку.
***
Джинни собиралась пойти в Хогсмид с Дином. Рон решился пригласить на свидание Лаванду, а одной идти не хотелось. Спускаясь в холл, девушка о чём-то задумалась и не заметила, как в боковом коридоре появился Деррен.
- Нам надо поговорить, - твёрдо сказал юноша, подойдя ближе. Девушка вздрогнула от неожиданности. На беду, никого рядом не было.
- Я опоздаю. Филч и все остальные уже внизу, - попыталась уйти от разговора девушка, но парень, решительно взяв её за руку, втащил в ближайший пустой кабинет.
- Почему, Джинни? Что я сделал, что ты так поступаешь со мной? - кидая заглушающие и запирающие чары, повернулся к ней юноша.
- Мы не можем быть вместе, - с тоской сказала девушка.
- Но почему? Джинн, посмотри на меня, - парень взял девушку за плечи и посмотрел прямо в глаза, - Если это из-за того разговора, если ты сожалеешь о том, что сказала мне, я пойму. Я не буду принуждать тебя. Но, прошу, не делай мне больно, не избегай меня.
- Нет, просто… - девушка замолчала, не зная, как всё сказать, как объяснить ему, - Я не могу.
- Ты ко мне ничего не чувствуешь? Позволь же мне быть тебе просто другом, - с болью закрывая глаза, прошептал Деррен.
- Не могу, - еле слышно произнесла девушка.
- Я сдержу своё слово, - отпустил девушку Деррен, - Удачи, Джинни.
Юноша, не оглядываясь, направился к двери. Джинни поняла, что, если он сейчас уйдёт, то им уже никогда не быть вместе.
- Деррен, - в отчаянии позвала она. Юноша, уже поднявший палочку, чтобы снять чары и открыть дверь, удивлённо посмотрел на неё. - Я не смогу без тебя, - она опустила глаза, произнеся почти шёпотом, - Останься.
- Если только ты всё расскажешь, - убрав палочку, юноша спиной привалился к двери, смотря на девушку.
- Мы не подходим друг к другу. Я посмотрела родословные. Ваш род намного древнее, и я…я из бедной семьи, - с отчаянием посмотрела Джинни, - Твои родители не согласятся, чтобы мы встречались, да и мои явно будут против.
- О чём ты? Да мои родители никогда не осуждают мой выбор. Ты будешь для них, как дочь, - юноша мгновенно оказался рядом, не отводя взгляда от её глаз, - И я знаю, как договориться с твоими родителями. Но только лишь после победы.
- Ты не бросишь меня? - в надежде спросила Джинни, завороженная его взглядом.
- Никогда, глупышка, - юноша нежно её приобнял, - Но не пугай меня так. Я этого больше не вынесу.
- Не буду, - прижалась к нему девушка.
***
Гивент улыбнулся, когда в Зал собраний вошёл Деррен. Брат был не один. Через секунду чары невидимости были сняты. Джинни изумлённо оглядывала красивый зал.
- Добро пожаловать в нашу обитель, - чуть насмешливо поприветствовал девушку Гивент. Джинни вздрогнула, и перевела взгляд на находившихся в зале ребят.
- Что это? - только и смогла произнести девушка.
- Орден рыцарей без страха и упрёка. Учимся вместе защите и окклюменции, - изучающе посмотрел на неё Дейвис.
- Приглашаем тебя присоединиться. Здесь намного интереснее, чем у директора, да и тренируемся почти каждый день, - добавил Эрни.
- А почему у вас такое странное название? - непонимающе посмотрела на них Джинни.
- Ну, круглый стол у нас есть. Да и клятву верности приносим семейству Де Мелори. Чем не рыцари? - усмехнулся Блейз.
- Правда? - девушка удивлённо посмотрела на Деррена.
- Не всегда, - уклончиво ответил он, - Но я бы хотел, чтобы ты училась с нами. Как ты на это смотришь?
- Замечательно, - улыбнулась девушка.
С этого дня Джинни была принята в их круг. Деррен всеми силами помогал ей в освоении чар, учил тому, что с ребятами они уже прошли. Три дня на недели были заняты защитой. В выходные по-прежнему были общие сборы, потом ребята обсуждали ситуацию в волшебном мире, строили планы. Два дня в неделю занимали тренировки. Ребята нашли себе замену и теперь усиленно тренировали команду. В следующем году школу ждал большой сюрприз. Хаффлпафф не собирался так просто уступать завоёванный кубок. А что касается занятий с Дамблдором, то на них просто не осталось времени. В понедельник ребята тренировались, а Джинни была на высшей магии. На следующий день девушка делилась воспоминаниями, но ничего грандиозного Дамблдор студентом не показывал. Это были только основы и простейшие заклинания, большинство из которых они изучили ещё до Рождества.
Приближались СОВ и ЖАБА. Большинство старшекурсников ходили мрачными, часто бывали в библиотеке, и только семикурсники Хаффлпаффа и Блейз Забини, до сих пор живший в гостевой комнате апартаментов Снейпа, не переживали из-за экзаменов. Они были готовы. Да они теперь знали такое, что и во сне не снилось их однокурсникам! Хотя оценки их мало волновали, они собирались закончить надоевшую всем войну. И вот, в последнюю субботу перед экзаменами, дожидаясь взрослых, ребята обсуждали возможные варианты развития событий:
- Ну а если опять письма? Назначим Дамблдору и Волан-де-Морту встречу, пусть приходят, а то до скончания века будут делать друг другу мелкие пакости и убивать ни в чём не повинных волшебников, - отклонился на спинку стула Блейз.
- Ага, и как это будет выглядеть, - скептически посмотрел на друга Дейвис, - Для Дамблдора: «Дорогой профессор. Я совсем заблудился. Приходите на место, где был чемпионат по квиддичу. Очень хочу вас увидеть. Ваш Поттер», - наигранно детским голосом произнёс юноша, друзья рассмеялись.
- А Волан-де-Морту: «Том, я передумал. Вызываю тебя на дуэль в лесу, где впервые за много лет появилась твоя метка. Буду с нетерпением ждать. Гарри», - сквозь смех произнёс Гивент, хохот прокатился по комнате с новой силой.
- И чем вызвано такое веселье? - раздался голос Северуса, входящего в комнату и снимающего с себя чары невидимости.
- Решили отправить весточки главным участникам войны, - озорно улыбнулся Дейвис, смотря на крёстного.
- Не забудьте сначала их нам прочитать, - чуть побледнел Люциус, вспоминая последнее письмо детей Волан-де-Морту, прочитанное ему Лордом на Рождество, - Я второй раз могу и не выдержать.
- Да ладно тебе, папа, - усмехнулся Дейвис, - Но вот метку у тебя надо убрать ещё до начала последней битвы. Да и у тебя, крёстный.
- Убрать метку? Но это невозможно, - одновременно воскликнули Тонкс и Люциус.
- Но у меня-то её нет, - закатил глаза юноша, оголяя левое предплечье.
- А у тебя была метка? - недоверчиво спросила Тонкс.
- В любом случае, её сейчас нет, - вмешалась Паула, нежно проведя ладонью по руке парня, - Кстати, именно поэтому наш любимый Лорд нисколько не усомнился, что мы погибли. Просто он больше не чувствовал метки, когда вызывал Дейва, а письмо от Гарри Поттера всё отлично объясняло.
- И где вы решили встретиться с Лордом? - помогая сесть Нимфадоре, спросил Ремус.
- На том месте, где был стадион для чемпионата по квиддичу. Там большое поле, да и маглоотталкивающие чары должны ещё действовать. Так что посторонних не будет, - ответила Глория, сама выбравшая это место.
- А почему не территория школы? Было бы более грандиозно, - спросил Северус.
- А если ученики пострадают? - возразил Деррен, пояснив, - Мы хотели бы всё завершить сразу после выпускного, чтобы можно было нормально жить. А выпускной будет за неделю до каникул, так что опасно звать его сюда.
- И зачем так спешить? До вашего выпускного всего две недели. А сейчас вы заняты подготовкой к ЖАБА, - Северус замолк и изучающе посмотрел на ухмыляющихся ребят, - По крайней мере, должны быть заняты именно этим, - ядовито добавил он.
- Да ладно тебе, крёстный. Как-нибудь сдадим, - беззаботно сказал Дейвис, за что получил осуждающие взгляды от отца и Люпина.
- Тем более у нас весьма веские причины торопиться, - обняв за талию Луни, сказал Ник.
- И какие же? - саркастически спросил Северус.
- Мои родители на днях вступили в Орден, - серьёзно сказал Эрни.
- Лорд требует, чтобы я принял метку, - добавил Блейз, получивший накануне письмо от отца.
- А нас всех просто не оставят в покое, - обнял Глорию Гивент, - Наш род слишком влиятельный, чтобы оставаться в стороне.
- Да и не хочется постоянно волноваться о родных и любимых, - кивнул Деррен, думая о Джинни и родителях.
- Думаю, вы правы, - кивнул Ремус, взглянув на Тонкс, - И я считаю, что девушки не должны сражаться.
- Согласны, - тут же отозвались парни, несмотря на возмущённые возгласы девушек.
- Так мы не будем за вас волноваться. Зная, что вы в безопасности, - Гивент приложил палец к губам Глории, не давая ей ничего сказать.
- А как же мы? Вы подумали, какого будет нам, когда вы уйдёте, - гневно посмотрела на парней Паула, - Да мы с ума сойдём от беспокойства!
- Но, прошу, ради нас, ради меня, - Дейвис опустился перед Паулой на ковёр и положил голову на колени девушке. Паула удивлённо посмотрела на него, нежно проведя ладонью по волосам.
- А если… - Ханна не договорила, взволнованно смотря на Эрни.
- Никаких «если». Мы вернёмся, - уверенно сказал Эрни.
- И летом сыграем свадьбы. Все вместе, - улыбнулся Ник, коснувшись губами шеи Луни.
- Обещайте, что не будете сражаться. Что уйдёте, если ничего не получится, - строго посмотрела на всех Сьюзен.
- Ради тебя, Сью, - улыбнулся Захария, чуть поклонившись девушке.
- И Тонкс с Нарциссой останутся с нами, - посмотрела на женщин Виктория.
- Ни за что! - возмутились женщины.
- Мама, ну какая из тебя воительница? Останься с девушками, ты будешь им нужна. Никто, кроме тебя, не сможет отвлечь их, - посмотрел на Нарциссу Дейвис.
- Да, дорогая, здесь ты будешь нужнее, - накрыл рукой ладонь жены Люциус, посмотрев ей в глаза. Нарцисса, тяжело вздохнув, кивнула.
- Тонкс? - Северус ожидающе посмотрел на невесту друга, девушка упрямо сжала губы и покачала головой. Волосы стали короткими и ярко-красными. Мастер зелий еле сдержал улыбку, при виде такого явного протеста.
- Дора, ради нашего малыша, - еле слышно сказал Ремус, посмотрев на любимую. Тонкс ошарашено посмотрела на него, волосы мгновенно стали длинными и золотистыми. Люпин лишь улыбнулся, - Я же оборотень. Я не мог не понять, - нежно коснулся её щеки Ремус.
- И ты не против? - чуть дыша, спросила девушка.
- Я рад, - улыбнулся Ремус, - Только надеюсь, что он не унаследует мою сущность.
- Вам не о чем волноваться, - раздалось от стены. Взрослые вздрогнули от неожиданности. Ребята удивлённо посмотрели на Артура, который очень редко появлялся здесь без вызова. Но сейчас он спокойно смотрел на Ремуса и Нимфадору.
- Не изволишь ли объяснить? - саркастически спросил Гивент, глядя на предка.
- Это не единственный случай, когда один из супругов – оборотень, - бесстрастно ответил старец.
- Были ещё случаи? - удивлённо посмотрел на портрет Люпин.
- Мне известно несколько, - кивнул портрет, - Обычно ребёнок рождается анимагом – собака или волк. Анимагические способности проявляются очень рано. По слухам, был ребёнок, который превратился в волка, не достигнув и двух лет. И очень хорошо, что девушка – не оборотень. Был случай, когда женщина потеряла ребёнка во время превращения. Правда, ребята сказали, что совсем недавно было изобретено зелье, помогающее оборотню безболезненно пережить превращение.
- Да, аконитовое зелье, - кивнул Снейп, - Изобретено чуть больше десяти лет назад.
- Ну вот. А в моё время, да и позже, оборотням было очень тяжело. Одного из моих потомков укусил вервульф. Бедный мальчик чуть не умер в своё первое превращение. Он так и не женился, боясь, что, превратившись, нападёт на любимую.
- А были полностью семьи оборотней? - любопытно спросила Луни.
- До тринадцатого века такое достаточно часто встречалось, - ответил портрет, - Ведь оборотней недолюбливают, их боятся. Лекарства от этого нет, они обречены на одиночество. А так, они не одни. Но и в таких семьях не рождалось оборотней. Хотя, в большинстве случаев, детей обращали, как только те становились способными пережить укус и превращение. Но ген этот по наследству не передаётся. А вот способности метаморфа очень часто передаются по наследству. Вряд ли я ошибусь, если скажу, что вы из чистокровной семьи и когда-то в семье уже был метаморф или сильный маг, чей Патронус становился волшебным существом. Такое бывает очень редко, и может стать причиной появления в роду метаморфа, - внимательно посмотрел на девушку Артур. Тонкс от удивления открыла рот:
- Вы правы. Моя мама из рода Блеков. И есть легенда, что у моего прадедушки Патронусом был феникс. Я думала, что это сказка, что такого просто не может быть.
- Бывает, - улыбнулся старец и посмотрел на своих потомков, - Гивент, избавь лорда Малфоя и профессора Снейпа от их меток. Им они больше не нужны.
- Но как… - вопрос Люциус так и не закончил, с удивлением смотря на возникшего в шаге от него единорога.
Магический красавец коснулся рогом предплечья. Резкая боль пронзила руку, но через секунду всё прошло, а единорог повернулся к мастеру зелий. Снейп зашипел, когда рог коснулся его левой руки. Люциус же в шоке смотрел на свою чистую руку. Метки не было. Ещё мгновение, единорог встал на дыбы и испарился. На лицах ребят были улыбки.
- Спасибо, - посмотрел на Гивента Северус. Он впервые за многие годы почувствовал себя свободным.
- В следующий раз будете думать, - назидательно произнёс Деррен, но в глазах была лишь добрая усмешка.
- Это точно, - хмыкнул Люциус, посмотрев на Снейпа, - И теперь у нас тоже появилась серьёзная причина быстрее всё закончить. Не думаю, что Лорд не узнает о нас. Скоро каникулы, он обязательно организует собрание, а нас не будет.
- Ну и ладно. Меня он трогать до конца учебного года не станет. А тебя вызывал два дня назад. Успеем, - откинулся на спинку стула зельевар.
- Артур, ты что-то хотел? - подал голос Дейвис, не отрываясь смотревший на портрет.
- Ваши родители решили идти с вами, - без предисловий выдал старец, смотря на Гивента и Деррена.
- Они с ума сошли! - в унисон воскликнули юноши. Остальные ребята тоже явно были против. Взрослые недоумённо смотрели на них. Их давно мучил вопрос, почему старшее поколение Де Мелори не принимает участие в их собраниях.
- Гивент, что в этом плохого? Нам не помешает помощь ещё двух сильных магов, - непонимающе посмотрел на юношу Ремус. Возмущение Гивента сменилось крайним удивлением, а потом юноша, застонав, опустил голову на стол, стукнувшись лбом о столешницу. Они совершенно забыли рассказать взрослым о своих родителях.
- Что-то не так? - переведя удивлённый взгляд на сына, спросил Люциус.
- Их родители – сквибы, - пояснил Дейвис после кивка друга.
- ЧТО?! - мужчины были в шоке, женщины недоверчиво смотрели на ребят.
- Магия есть только у меня и Гива. До Лили в роду уже несколько столетий были только сквибы. Неудачный эксперимент нашего предка. Поэтому меня и не взяли в Хогвартс. Моя магия была заблокирована, пока я не выпил два года назад одно зелье, позволившее её пробудить. Но у родителей магии нет, - пояснил Деррен.
- Но я не так давно видел их в Министерстве. Они на моих глазах трансгрессировали, - непонимающе посмотрел на него Малфой.
- У нас в замке есть домовики. Они ведь могут стать невидимыми, вот родители и пользуются этим, - ответил юноша.
- И как они собираются сражаться? - ядовито спросил Снейп.
- На мечах. Я не сомневаюсь, что они весь год тренировались под руководством Самуэля и Элиота. А магический меч при умелом обращении может защитить практически от любого заклятие или отразить его. Кроме того, он может легко убить мага, но не думаю, что родители пустят его в ход. Они будут только защищаться, - поднял голову Гивент, а затем посмотрел на стол, - У нас семерых тоже есть мечи. Одним из первых в мире магических мечей был Эскалибур короля Артура. Меч, не знавший промаха и до смерти защищавший своего хозяина. Мечи родителей не хуже и защитят их.
- Ты прав, Гивент, - кивнул Артур, - Они предлагают, чтобы и вы взяли мечи. И они совершено согласны с тем, что ваши девушки должны быть в безопасности. Не беспокойтесь, Элиот с Самуэлем их отлично подготовили.
- В них мы не сомневались, - вздохнула Паула, - Но это опасно.
- Они считают, что надо позвать и Министерство. И Патриссия ни за что не останется в замке, - выдал очередную порцию информации Артур.
- Они хотят показать, на что способны! Это ведь всё не только затем, чтобы нас поддержать. Но Министерство должно понять, что истинный маг может обходиться и без магии. Это лучшая возможность стереть предрассудки насчёт сквибов, - первая всё поняла Глория.
- Вы правы, моя леди, - улыбнулся Артур, - И они справятся.
- Только ради сквибов, - согласился Деррен, - Передай им, что мы выступаем через три недели, в пятницу, за два дня до каникул, в пять вечера. Место, где проходил чемпионат по квиддичу.
- Нет, пусть в четыре будут в покоях Северуса. Мы должны быть вместе, иначе на них могут напасть. Не думаю, что Дамблдор придёт без Ордена, да и Лорд пригласит на нашу встречу Пожирателей, не говоря уже о Фадже, который явно притащит весь аврорат. Но с министром пусть сами разбираются, нам ещё письма придумывать, не лично же их всех приглашать, - сдался Гивент, беря лежащее на столе перо и доставая пергамент.
На том и решили. Письма решено было отослать родителям, а те уже с помощью белых сов отправят их адресатам ближе к назначенной дате. Если они не ошиблись, то всё должно было получиться.


Глава 38. ЖАБА

Вечером в воскресение в Хогвартс приехала комиссия. Это была та же комиссия, что два года назад принимала у них СОВ. Утром, пока один член комиссии должен был сидеть на письменном экзамене у пятикурсников, остальные принимали практику у семикурсников, а после обеда уже старшекурсники должны были писать письменный экзамен, а пятикурсники – сдавать практику. Всё расписание было рассчитано на две недели. Каждый день принимался один или два предмета. Всего в школе было 14 дисциплин у семикурсников, и 12 – у пятикурсников. Учитывая, что ребята взяли по 9 предметов, у них оказалось только два дополнительных дня на подготовку: в пятницу первой недели принимали бытовую и письменный по уходу, а во вторник второй недели – магловедение и лечебную.
Понедельник начался с экзамена по зельям. Восемь хаффлпаффцев и один слизеринец первыми пришли к кабинету, не в силах больше ждать.
- Эрни, перестань ходить, как лев в клетке. У нас весь год было только «превосходно» за зелья. Ни уж-то ты не приготовишь приворотное или противоядие? Там не будет ничего невозможного, - сел на подоконник Гивент.
- Ага, а если я что-то забуду? - посмотрел на него староста.
- Там есть Северус. Поможет, - ухмыльнулся Дейвис, замолкая. К ним приближалась группа райвенкловцев, которые тоже сдавали зелья.
Через десять минут все были в сборе. Запустили их всей толпой. Каждый тянул билет и отправлялся к столу с нужным номером, где были котёл, весы, ступка и все необходимые для заданного зелья ингредиенты. Гивент оказался рядом с Дейвисом и Роном.
- Можете приступать. У вас два часа, - сказал профессор Тофри, переворачивая песочные часы.
Гивент посмотрел в билет – «аконитовое зелье». Что ж, он отлично знал, как оно готовиться, хотя это было одно из самых сложных зелий, предложенных для экзамена. Дейвис готовил противоядие от укуса гадюки, а Рону досталось одно из лечебных зелий. Гивент приступил к работе, и уже больше ни на что не отвлекался. Через полтора часа, когда зелье было почти готово, странный запах привлёк его внимание.
- Добавь боярышник и три раза против часовой, - чуть слышно шепнул он красному от напряжения Рону. Тот недоверчиво посмотрел на него, но указания выполнил. Зелье стало серебристо-малиновым.
- Спасибо, - пробурчал гриффиндорец, уже потерявший надежду исправить своё зелье.
- Мистер Гивент Де Мелори, занимайтесь своим зельем, - заметила нарушение профессор Марчбэнкс.
- Простите, профессор, но мне не хватает трёх граммов имбиря, - ответил юноша, добавляя последний ингредиент и понижая температуру огня.
- Имбирь? Позвольте спросить, зачем он вам в аконитовом зелье? - изогнул бровь Снейп.
- Полнолуние только через семь дней. Имбирь позволит сохранить все свойства и вкус зелья до этого времени, - как бы между прочим ответил юноша, наливая идеально сваренное зелье в колбу. Члены комиссии изучающе посмотрели на юношу.
- Возьмите имбирь в шкафу и не опустошайте котёл. Зелье мне понадобится, - хмыкнул Снейп.
Сдав образец своего зелья и добавив ещё один ингредиент в оставшееся в котле, юноша покинул кабинет. В коридоре его уже ждали Деррен, Паула и Эрни.
- Ну как? - спросил друзей юноша.
- Ты был прав. Мне досталось приворотное, - судя по улыбке, Эрни справился со своим заданием.
- А мне – костерост, - сморщился Деррен, - Наверно, во всём кабинете чувствовался его запах. Ну почему мне не досталось что-нибудь более вкусно пахнущее?
- Тебе ли жаловаться, - усмехнулся Гивент, - Ты его с закрытыми глазами варить можешь.
- Да, но в обычном рецепте нет мяты и душицы. А без них запах просто ужасен, - возразил брат.
Минут через десять все были в сборе. Они всё ещё обсуждали экзамен, когда из кабинета вышел последний студент и Снейп закрыл дверь класса. Но до этого мастер зелий успел улыбнуться стоящим у окна студентам. Они все отлично справились с заданием.
После обеда был письменный экзамен по зельям. Сидела на экзамене лично профессор Марчбэнкс. Ребята просидели чуть больше часа, отвечая на вопросы билетов. Когда на середине экзамена девять человек одновременно встали и сдали свои работы, председатель комиссии удивлённо на них посмотрела:
- У вас почти час. Вы уверены, что не хотите дописать? - спросила она.
- Мы ответили на все вопросы, - ответил Николас, последним положивший пергамент. И девять студентов под изумлённые взгляды однокурсников покинули Большой зал.
Следующий день они сдавали чары. С ними не было никаких проблем. Все необходимые заклинания ребята применили, да и на вопросы было не так сложно ответить. В среду и них были травология и руны. Профессор Оджинт, принимавший экзамен у Гивента, остался весьма доволен тем, как юноша справился с заданием по травологии. Да и руны ребята знали неплохо. Всё-таки только с помощью них можно было прочитать некоторые весьма интересные книги по защите. В четверг у них была только нумерология. Профессор Вектор, ходившая во время экзамена между рядами, только довольно хмыкнула, посмотрев на длинные вычисления, выполняемые её студентами.
Все выходные ребята провели, отрабатывая заклинания по защите. В понедельник они писали историю. Они так расписали вопросы, что еле уложились в отведённое время, чем очень удивили профессора Марчбэнкс, которая сидела почти на каждом письменном экзамене и уже привыкла, что эти ребята всегда первыми сдают работы.
Вторник опять прошёл в подготовке к экзаменам, но теперь больше внимания они уделяли трансфигурации и боевой магии, которые стояли раньше защиты. Боевая была первой. Удивительно, но практический экзамен по ней проводился в Большом зале. Так как сегодня у пятикурсников не было письменного, вся комиссия была в полном составе.
- Входите, - распахнул двери Снейп.
Студенты увидели посреди зала помост для проведения дуэлей.
- Прошу разбиться на пары. Боевая магия предполагает владение основными атакующими чарами. Лучше всего можно оценить ваше умение посредством дуэли. Прошу двоих смелых подняться на помост, - сказал самый древний представитель комиссии, профессор Тофри, смотря на студентов сквозь пенсне.
Дейвис объединился с Гивентом, Деррен – с Блейзом, Глория – с Паулой, а Ник – с Луни. Как распределились остальные студенты, ребята не видели. Переглянувшись, первыми пошли Гивент и Дейвис.
- Как в старые добрые времена, - усмехнулся блондин, поднимаясь на возвышение.
- Только не вздумай опять посылать змею. Я уже не змееуст, - хмыкнул брюнет, поднимаясь следом.
- Итак, начали, - выпустил сноп красных искр старый волшебник.
Гивент и Дейвис, соблюдая все правила дуэлей, слегка поклонились и встали в стойки.
- Три, два, один, в бой! - скомандовал мастер зелий.
- Ступефай, - выкрикнул Дейвис.
- Инкарцио, - увернувшись от луча, Гивент выпустил из палочки верёвки, которые должны были связать блондина.
- Инсендио, - в последний миг прокричал Дейвис, обращая верёвки в пыль.
То, что они вытворяли на помосте, было невероятно. Не одно из заклинаний не попало в цель, хотя выбор был довольно большим, но каждое заклинание либо отражалось, либо юноши просто уворачивались от лучей. Самое интересное, что все заклинания были исключительно светлыми. Не одно тёмное проклятие так и не прозвучало.
- Стоп. Довольно. Теперь покажите несколько невербальных заклятий, - остановил их профессор Тофри.
Дейвис в предвкушении улыбнулся. Через секунду Гивента охватил огонь. Профессора ахнули от неожиданности. Заклятие было хоть светлым, но смертельным. Однако Гивент и бровью не повёл. Вокруг него за секунду до этого образовался воздушный щит. В ответ юноша послал не менее опасное заклятие водной стихии, но и Дейв успел выставить щит.
- Хватит-хватит, спасибо, - закричала профессор Марчбэнкс, останавливая юношей. Те удивлённо посмотрели на председателя. Через несколько секунд вода и огонь исчезли. Перед Гивентом лежала белая роза, а перед Дейвисом – чёрная.
- Это были не заклятия стихий? - удивлённо спросил профессор Оджинт, смотря, как юноши поднимают розы и довольно переглядываются.
- Вы же не думаете, что мы решили убить друг друга? - сдерживая смех, спросил Гивент.
- Но это выглядело так реально, - ещё не отошёл от шока профессор Тофри.
- Нас этому не стали бы учить. Но вот заклятие иллюзии весьма полезно. Особенно если хочешь создать видимость настоящего сражения, - посмотрел на профессора юноша.
- Но если иллюзия приняла такой вид, значит, вы и чарами стихии владеете, - изучающе смотрел на них ещё один член комиссии.
- Мы изучили их самостоятельно, сейчас война, - крутя в руках чёрный цветок, сказал Дейвис, - И мы не намерены в ней погибнуть.
- Что ж, можете идти, - отпустила ребят профессор Марчбэнкс. Снейп лишь покачал головой, показывая, что юноши явно перестарались.
Через час все уже были в сборе. Профессора из комиссии были потрясены тем, что увидели. Все четыре первые пары выступили превосходно. Деррен и Блейз не стали нервировать комиссию, и невербально перебрасывались весьма мирными заклятиями. Глория с Паулой выложились по полной. Девушки сразу стали бросаться невербальными, притом применили почти весь арсенал заклятий за этот год. А вот Николасу не стоило становиться с Луни. Все его заклятия падали у ног девушки безобидными незабудками, а Луни посылала самые простые заклятия, которые не могли хоть как-то навредить парню. В конце концов, Снейпу это надоело, и он поставил Луни с Милисентой, а Ника – с Энтони, которые остались без пар и должны были выступать вместе.
После обеда ребята написали письменный экзамен и стали готовиться к трансфигурации. МакГонагалл за ужином пожелала успеха семикурсникам в сдаче своего предмета. Следующим утром хаффлпаффцы весьма неплохо продемонстрировали владение всеми основными чарами. Декан Гриффиндора осталась довольна выступлением ребят и даже чуть улыбнулась, когда Гивент без проблем превратил чайник в щенка и невербально обратил его обратно. Письменный тоже не доставил особых хлопот, и ребята, по традиции, сдали работы почти за полчаса до окончания экзамена.
Настала пятница, последний день экзаменов. Учитывая, что почти все семикурсники сдавали ЗОТИ, экзамен оставили напоследок. Профессор Люпин по списку вызвал первых пятерых человек:
- Аббот, Браун, Бост, Боунс, Бут, вы первые, - пропустил их Ремус, остальные остались ждать своей очереди.
- Зачем ты помог мне на зельях? - подошёл к Гивенту Рон.
- А это важно? - приподнял бровь юноша.
- Тебя могли выгнать за подсказку, но ты всё равно сказал, как мне исправить зелье. А мы ведь с тобой даже не друзья, а ты так рисковал, - настаивал Рон, посмотрев в глаза хаффлпаффцу. Гивент лишь грустно вздохнул:
- Скажем так: я слышал, что ты хочешь быть мракоборцем. Ты взял лишь пять предметов, значит, тебе ни один нельзя завалить. А моих девятерых с лихвой хватит почти на любую профессию. Наверно, кроме целителя, ведь я не сдавал лечебную, - усмехнулся юноша. Он видел, что Рон не поверил ему, но не мог же он сейчас сказать правду? Жаль, что бывший друг не смог узнать его.
- Гив, нам пора, - отвлёк его от мыслей голос брата. Из кабинета вышли Глория и Сьюзен.
- Гивент – к профессору Тофри, Деррен – к профессору Марчбэнкс, - отправил их к свободным профессорам Люпин. Ханна, еле слышно пожелав удачи, вышла из кабинета. Гивент направился к тому профессору, у которого на пятом курсе сдавал СОВ по этому же предмету. Вместо Ханны вошёл Ник, которого отправили к профессору Оджинту.
- Итак, молодой человек, я видел, как вы владеете защитой на вашей примечательной дуэли, - старческим голосом сказал профессор, смотря на юношу, - Не могли бы вы продемонстрировать нечто особенное, какую-нибудь необычную защиту?
- Если разрешите выступить с братом, - озорно улыбнулся юноша.
- С братом? - удивился профессор.
- Который зашёл с ним, - усмехнулась Лаванда, которая никак не могла вызвать Патронуса. Её экзаменатор строго посмотрел на девушку.
- Вы разрешите? - посмотрел на профессора Марчбэнкс Деррен.
- Что ж, попробуйте, - согласилась его проверяющая. Люпин чуть не застонал. Ребята явно что-то задумали, и он почему-то был уверен, что школьной программой здесь и не пахнет.
- Начинайте, - хлопнул в ладоши профессор Тофри.
Деррен и Гивент вышли на середину напротив столов своих экзаменаторов. Остальные члены комиссии с интересом посмотрели на них.
- Экспекто патронум, - одновременно взмахнули палочками юноши. У Гивента вылетел сокол, перед Дерреном появился орёл. Юноши взялись за руки.
От сплетения рук стал исходить золотой свет и через несколько секунд их окружил золотистый щит, а вместо орла и сокола перед юношами был чёрно-золотой ворон. Люпин и комиссия, раскрыв рты, смотрели на это чудо.
- Что это? - не сдержала изумления Лаванда.
- Я ни о чём подобном никогда не слышал, - потрясённо произнёс профессор Оджинт.
- Ник, - позвал Гивент. Николас оказался рядом.
Не произнося ни слова, третий юноша вызвал Патронуса – льва. Гивент взял друга за руку. Вспышка на секунду ослепила присутствующих. Вместо золотого щит стал серебряным, а над ребятами парил пегас.
- Если ты кому-то всецело доверяешь, то можно попробовать объединить защитников. Щит Патронусов спасёт почти от любого количества дементоров, а общий защитник не только отпугнёт этих тварей, он сможет убить их. Золотым щит становится, когда к нему прибегают те, кто связан: родственники или супруги, - пояснил Гивент, смотря на профессоров.
Следующие десять минут ребята объясняли принцип работы щита. Профессора восхищённо слушали, изредка уточняя.
- Потрясающе! - поражённо сказал профессор Тофри, дослушав юношей.
- Может, ещё что-нибудь? - посмотрела на парней профессор Марчбэнкс.
- Ник? - братья встали в стойку и кивнули другу. Николас отошёл на несколько шагов и занял боевую позицию.
- Бомбарда максима, - взмахнул палочкой Ник.
- Протего, - одновременно вскинули палочки братья.
Щит слился и накрыл обоих, став в несколько раз мощнее. Заклинание отразилось и полетело в сторону судий. Те среагировали на удивление быстро, чего трудно было ожидать от столь древних волшебников. Но их щиты не понадобились. Ник прошептал что-то по-латински, и на пути луча появилась полупрозрачная воронка, поглотившая луч.
- Замечательно, молодой человек, - улыбнулся профессор Оджинт своему экзаменуемому.
- Может, вы знаете и что-нибудь против Авады? - спросила старая волшебница, принимающая экзамен у Бута.
- Ну, - улыбнулся Гивент. Ремус только закатил глаза, посмотрев на юношей. А те ужу стояли плечом к плечу.
- Авада кедавра, - прозвучало три голоса.
В комнате стало невероятно тихо. Три ярко-зелённых луча полетели в сторону дальней стены между столами шокированных экзаменаторов. Терри и Лаванда отскочили в сторону, в ужасе смотря на смертоносные лучи. Три юноши одновременно взмахнули палочками, на пути лучей появилась чуть изогнутая зеркальная стена. Лучи одновременно столкнулись со стеной. Каждый отразился в два, и уже шесть смертельных проклятий с огромной скоростью полетели в подростков. Лаванда взвизгнула, Бут побледнел, Ремус и члены комиссии мгновенно поставили на пути лучей щиты, но кого там. Смертельные проклятия просто снесли все преграды на своём пути.
- Ложитесь! - крикнул экзаменатор Лаванды, но было понятно, что уже слишком поздно.
- Нет, - простонал Ремус, привалившись к стене и в ужасе смотря на происходящее.
А юноши просто смотрели на приближающуюся смерть, крепко взявшись за руки.
- Нэвэ, - чётко сказали юноши, даже не взмахнув палочками, когда лучи были буквально в метре от них.
Экзаменаторы ахнули, Три луча угодили прямо в грудь стоявшему посередине Гивенту, один пролетел мимо, врезавшись в стену, и два задели стоящих рядом парней. Пронзительный вопль Лаванды, наверно, был слышен во всём замке. Двери с шумом распахнулись, в кабинет заглянули студенты, ждавшие своей очереди. Дейвис, бывший среди первых, увидел зелёную дымку, окутавшую друзей, и сразу всё понял.
- Гив, я тебя убью! Это ведь явно твоя идея, - растолкав сокурсников, ворвался он в кабинет.
Дымка рассеялась. В кабинете стояли живые юноши, охваченные ярким светом, спасшим их от проклятий. На бедных экзаменаторов, Люпина и двух бывших в кабинете студентов жалко было смотреть. Такого шока они явно никогда не испытывали, и теперь смотрели на юношей, как на призраков, не в силах сказать ни слова.
- Они хотели узнать, чем можно победить Аваду, - изобразил крайнее удивление Гивент, невинно смотря на друга.
- А они просили тебя что-нибудь подобное показывать?! Ты в своём уме?! А если бы щит не помог! - разъяренно надвигался Дейвис.
- Ну ты же знаешь, что мы отлично владеем им. А я был не один, наш щит мог и несколько десятков проклятий выдержать, а тут было всего шесть, - примирительно произнёс Гивент.
- Всего? - не своим голосом промямлила профессор Марчбэнкс, держась за сердце.
- Да вы их чуть до инфаркта не довели! Не могли показать что-нибудь более безобидное? - поддержала блондина Глория.
- А что показывала ты? - удивлённо спросил Ник.
- Мы с Паулой показали водный щит и то, что проходили на уроках, - выделила последнее слово девушка.
- Нас просили показать что-нибудь необычное, - пожал плечами Деррен.
- Да неужели? Не могли придумать ничего лучше, - язвительно посмотрел на каждого из них Дейвис, - Да в нашем арсенале полно защиты. Это просто ребячество!
- Дей, ладно тебе. Просто хотелось чем-нибудь их поразить, - виновато улыбнулся Гивент.
- Поразить?! Да, вам это явно удалось. Хоть нашего профессора пожалели бы, - ядовито произнёс блондин, а затем осуждающе покачал головой, - Мы ждём вас, и хватит здесь валять дурака, иначе до ночи экзамен не закончим. До обеда, между прочим, всего два часа. А нам ещё письменный писать, - выдав тираду, блондин развернулся и, выпроводив всех лишних из кабинета, закрыл за собой дверь.
Экзаменаторы и Ремус проводили юношу изумлённым взглядом. Но это время дало им хоть немного прийти в себя.
- Пожалуйста, объясните, как такое возможно, - слабым голосом спросил профессор Тофри, смотря на юношей.
- Щит жизни. Самое мощное из беспалочковых заклинаний, - ответил Деррен.
- Невербально применить невозможно. Чтобы его вызвать, нужно невероятное желание жить и тот, ради кого ты ценишь жизнь, - продолжил Ник.
- И если ты не один, если рядом друзья, то щит становится мощнее и может защитить не только тебя, но и твоих друзей, - подхватил Гивент.
- А мы все трое вызвали щит, так что шесть проклятий для него было сущим пустяком, он смог бы защитить и от более мощных чар, - сказал Деррен, - Тем более в нас попало лишь пять, - он поднял палочку и что-то прошептал. Дырка в стене, оставленная шестым лучом, тут же исчезла. Как будто ничего и не произошло.
- Самое большое достоинство данного щита – это то, что его можно применить в последнее мгновение. Он действует сразу, нейтрализуя проклятие. Лучи, вошедшие в нас, были безобиднее Люмоса. Ну а дымка появилась как побочный эффект. Всё-таки Авада, прошедшая сквозь зеркало двойственности, становится почти в два раза сильнее. А нам нужно было время, чтобы сконцентрироваться, иначе силы щита могло не хватить, - предугадывая следующий вопрос, объяснил их действия Гивент.
- Думаю, этого более чем достаточно, - не рискуя ещё что-либо спрашивать, отпустила всех троих профессор Марчбэнкс. Юноши, слегка поклонившись, вышли из класса.
Ещё до обеда вся школа была в курсе событий, произошедших на их экзамене. Братья Де Мелори и Николас то и дело ловили на себе заинтересованные взгляды других студентов. Но юноши не обращали внимания на шёпот за своей спиной, как не отвечали и на вопросы тех, кто к ним подходил.
После обеда ребята без проблем написали письменный по ЗОТИ и теперь наслаждались заслуженным отдыхом. Завтра должно состояться их последнее общее собрание. Родители отправят послания Дамблдору и Волан-де-Морту. А в воскресенье вечером будет выпускной, и у них ещё целая неделя до каникул, которую они могли провести в Хогвартсе. Правда, можно было уехать и раньше. В понедельник был поезд для тех, кто закончил школу, но обычно все оставались. Вот и они решили ещё немного побыть здесь: насладиться покоем и тишиной перед вылазкой, назначенной на следующую пятницу. А в случае удачи они смогут ещё на день вернуться сюда, в их школу и дом, в любимый и родной Хогвартс.


Глава 39. Выпускной

Наступило воскресенье. К восьми часам вечера Большой зал изменился до неузнаваемости. Если ещё несколько часов назад он был украшен жёлто-чёрными знамёнами победившего факультета, то сейчас здесь были цвета сразу всех факультетов. Привычных столов не было. Было несколько красивых круглых столиков, каждый из которых был рассчитан на шесть человек. Для преподавателей был достаточно длинный овальный стол чуть в стороне. У стен стояли красивые лавки. Центр был освобождён для танцев. Дамблдор пригласил на праздник музыкантов и молодого певца, очень популярного у молодёжи. Выпускник мог пригласить на праздник партнёра с любого курса. Парней в их выпуске было больше, так что ещё с пятницы около старшекурсников вертелись девушки начиная с четвёртого курса.
Деррен, стоя с друзьями, ждал внизу Джинни. Паула, Глория, Луни, Ханна, Сьюзен и Виктория уже были здесь. Открытые мантии и вечерние платья невероятно им шли. Парни были в элегантных парадных мантиях. Без пары остался только Блейз, наотрез отказавшийся кого-либо приглашать.
- Эй, Лауэль, ты что, идёшь на бал с сестрой? - послышался насмешливый голос Нотта, который стоял под руку с Дафной в окружении остальных слизеринцев.
- А почему бы и нет, - усмехнулся Дейвис, притянув к себе Паулу, - Завидуешь?
- Больно надо, - фыркнул слизеринец, отвернувшись к друзьям.
- О, вот и Джинни, - улыбнулся Гивент, посмотрев на лестницу, на которой появилась красивая девушка в золотисто-коричневом вечернем платье.
Рон, стоявший неподалёку в группе гриффиндорцев вместе с Лавандой, довольно ухмыльнулся при виде сестры. Дин говорил, что будет без пары, но, судя по всему, Джинни решила иначе. Однако ухмылка ушла с лица гриффиндорского старосты, когда тот понял, что сестра не собирается подходить к ним. Она остановилась около хаффлпаффцев и её взял под руку один из братьев Де Мелори. Рон в шоке смотрел на эту пару. И когда сестра успела связаться с этим типом?
- Прекрасно выглядишь, - подавая руку Джинни, улыбнулся Деррен.
- Мне Фред с Джорджем прислали сегодня платье, узнав, что меня пригласили на выпускной, - мило улыбнулась девушка.
- У них есть вкус, - оценила Глория, улыбнувшись гриффиндорке.
В дверях Большого зала появился Дамблдор и пригласил всех внутрь. Выпускники расселись и выжидательно посмотрели на преподавательский стол, ожидая речи директора. Дамблдор тепло улыбнулся, смотря на ребят:
- Мои любимые семикурсники, вы сдали свои последние экзамены в нашей школе. Уже завтра вы перестанете быть студентами и сможете покинуть Хогвартс, но мы будем очень рады, если вы останетесь здесь до начала каникул, - начал директор, - Вы уже взрослые. Вы все достойно показали себя на ЖАБА. Результаты Министерство пришлёт в начале июля и вы сможете выбрать любую из предложенных профессий, либо, по существующей традиции, отправиться в путешествие, чтобы посмотреть мир и окончательно определиться. Хочу лишь напомнить, что за стенами Хогвартса сейчас война, и вы можете повлиять на её исход. Будьте внимательны, выбирая товарищей. И будьте предельно осторожны. А я хочу пожелать вам лишь удачи и счастья. Сегодня ваш вечер, проведите его весело.
Зал разразился аплодисментами. Дамблдор сел и хлопнул в ладоши, на столах появилось меню, музыканты заиграли медленную музыку, молодой парень, стоявший на небольшой сцене, негромко запел.
- А я и забыл, что в школе была такая традиция. Как вы насчёт путешествия? - изучая меню, задумчиво спросил Дейвис. За столом были он, Паула, Гивент, Глория, Деррен и Джинни. Хаффлпаффцы, явно не влезавшие за один стол, просто заняли три крайних, ближе к стене. Таким образом, они были как бы в стороне и на них не сильно обращали внимания.
- Путешествие? Нам сначала нужно с Лордом разобраться, а потом - свадьбы. Конечно, я и Паула можем подождать, но Тонкс с Ремусом никак не могут. Скоро будет заметно, что Тонкс беременна, - покачала головой Глория.
- Так нет проблем, поедем после свадеб. Заодним и медовый месяц справим, - пожал плечами блондин, обнимая Паулу.
- Я не против, - согласилась с любимым девушка.
- О чём вы? Причём тут Лорд и Тонкс с Люпином? - Джинни удивлённо смотрела на них, - Какие свадьбы?
- Хм, наши, Джинни. Моя и Глории, Ника и Луни, ну и Дейва с Пау, - осторожно ответил Гивент.
- Но вы ещё слишком молоды, - в шоке посмотрела на них девушка, - А вы двое вообще брат и сестра, вам нельзя быть вместе, - Джинни осуждающе посмотрела на Дейвиса и Паулу.
- Джинн, они обвенчаны. По сути, они уже год – муж и жена, только поэтому у них одна фамилия, - смотря девушке в глаза, негромко сказал Деррен.
- ЧТО? - Джинни была в шоке, - Но почему вы скрывали это?
- А ты догадайся, - саркастически усмехнулся Дей. Девушка смущённо покраснела. Она поняла, что сказать было просто нельзя, их бы не приняли в школу.
- А что вас связывает с Лордом? - ушла от темы Джинни.
- Нам надоела эта война. Хотим поговорить, - весело усмехнулся Деррен. Девушке показалось, что она ослышалась:
- Вы с ума сошли? Да он вас убьёт!
- Не сможет, - самодовольно ухмыльнулся Гивент, - И не волнуйся, на его сторону мы не пойдём.
Девушка хотела что-то ещё сказать, но замолчала, увидев приближающегося брата. Кто-то уже танцевал, но большинство ещё сидели за столами.
- Джинни, иди к нам. Дин ждёт тебя, - строго посмотрел на сестру Рон.
- Мы полгода назад расстались. И отсюда я не уйду, - гордо выпрямилась девушка.
- Расстались? - неверяще переспросил Рон, а потом довольно улыбнулся, - Я же говорил, что он тебе не пара. Пошли.
- Нет, - Джинни демонстративно наклонилась к Деррену, погладив его руку.
- Уизли, оставь в покое мою девушку, - недовольно сказал Деррен, смотря на рыжего парня.
- Она моя сестра! - взбесился Рон, - И я запрещаю вам встречаться!
- Что?! - возмущённо воскликнула Джинни, - Да какое ты имеешь право?!
- Тебе нет семнадцати. А я старше, - зло прошипел Рон.
- Мой день рождения уже скоро, а потом никто не сможет ничего мне запретить. И я буду с Дерреном. Ты этого не изменишь, - категорично сказала девушка. Рон покраснел и уже собирался выдать очередную тираду, но ситуацию спас незаметно подошедший мастер зелий.
- Что здесь происходит? - вкрадчиво спросил зельевар. Рон от неожиданности вздрогнул и повернулся на голос, встретившись взглядом с чёрными глазами Снейпа, не предвещающими ничего хорошего.
- Сер, моя сестра… - Рон замолчал, под испепеляющим взглядом зельевара.
- Мистер Уизли, хоть день дайте своей сестре нормально отдохнуть, - ядовито сказал Снейп, - Вас уже заждалась мисс Браун.
Рон ретировался, а на лице Снейпа появилась довольная усмешка.
- Спасибо, крёстный, ты просто спас нас, - улыбнулся Дейвис.
- Северус, не присоединишься к нам? - пригласил Ник. За их столом было только три человека: он сам, Луни и Блейз.
- Вы хотите, чтобы все тут инфаркт получили? - еле сдержал смех Северус, представив, как будут шокированы выпускники и профессора, если он сейчас сядет за стол к хаффлпаффцам и будет мирно перебрасываться с ними шутками.
- Да ладно, сегодня праздник, - улыбнулся Гивент.
- А завтра нас всех отправят в специальное отделение святого Мунго за такое поведение, - язвительно бросил Снейп. Ребята весело засмеялись, представив себе это. На них стали бросать удивлённые взгляды.
- Ты прав, иди к Рему, - сквозь смех произнёс Дейвис, получив от крёстного укоряющий взгляд.
- Дамблдор знает о ваших щитах. Будьте осторожны. Завтра он вновь вызовет вас, - полушёпотом предупредил Северус, после чего отправился к своему столу.
- Что происходит? - потрясённо спросила Джинни, провожая взглядом профессора.
- Джинни, я расскажу. Обещаю, - посмотрел на неё Деррен, - Но не сейчас. Потерпи, всего недельку.
- Расскажешь? - посмотрела на него девушка.
- Обязательно, - кивнул парень, целуя девушку в щёку.
Вечер прошёл замечательно. Ребята наслаждались вкусной едой, разговаривали, танцевали со своими девушками. Слизеринцы были слишком заняты каким-то обсуждением, чтобы портить кому-либо праздник, Рон был занят Лавандой, хоть и бросал время от времени гневные взгляды на Джинни. Только под утро ребята отправились в гостиную, устав от шума и танцев. Выпускным они были довольны.
***
Как и сказал Северус, в обед ребята получили записку от директора, где тот просил их задержаться в Хогвартсе и зайти к нему после ужина.
- Ну, и кто пойдёт? - скептически поднял бровь Дейвис.
- Ты, я и Гивент. Видимо, наш уважаемый директор считает, что мы являемся лидерами, - повертел Деррен пергамент в руках. Дамблдор и правда просил прийти только их.
- В сущности, он прав, - задумчиво произнёс Ник, бросив взгляд на преподавательский стол.
- Да ладно, он просто недооценивает остальных, - махнул рукой Гивент, - Сегодня кто-нибудь уезжает?
- Слизеринцы, притом весь седьмой курс кроме меня, - выдал Блейз, который утром слышал, как Снейп разговаривал с Ноттом.
- Отлично. Ты ведь вернёшься в свою прежнюю комнату? - отрываясь от еды, спросил Захария.
- А надо? - посмотрел на него Блейз.
- Было бы неплохо узнать настроение среди слизеринцев. Лидеры уедут, надо бы приглядеться к остальным, - кивнул Деррен.
- Ладно, поработаю шпионом, - вздохнул Блейз.
После обеда слизеринцы действительно уехали, и Забини перенёс вещи в свою бывшую комнату. Так как до отъезда была лишь неделя, многих удивило такое решение. Но, в конце концов, изгой-слизеринец имел право прожить эту неделю в своей гостиной.
Вечером братья Де Мелори и Дейвис отправились на очередной разговор с директором. Ничего нового от Дамблдора они не узнали. Директор поздравил их с выдающимися результатами по ЗОТИ и весь разговор свёлся, как всегда, к предложению вступить в Орден, от которого они в который раз отказались.
- Ну что ж, насильно мил не будешь, - вздохнул Дамблдор, отпуская их. Но, когда ребята уже были у двери, директор их окликнул. - Мистер Лауэль.
- Да, профессор, - обернулся Дейвис.
- Я понимаю, что вы с сестрой остались одни. Но относиться к ней, как к своей девушке – это не выход, - печально посмотрел на него Дамблдор.
- Что? Мне бы и в голову не пришло так поступать с сестрой, - искренне возмутился юноша.
- Дейвис, вы обманываете себя. О вашем поцелуе на выпускном во время последнего танца говорят все старшекурсники. Сестёр так не целуют, - покачал головой директор.
- Вы правы, профессор, так не целуют сестёр, - кивнул юноша и надменно добавил, - Но Паула мне не сестра. Она – моя законная супруга. И думаю, я имею право за весь год хоть раз поцеловать её при свидетелях. Всего доброго.
Юноши покинули кабинет, оставляя потрясённого Дамблдора в одиночестве.


Глава 40. Невольный предатель

Наступила среда. Ребята были в Зале собраний: они хотели связаться с родителями, чтобы обсудить предстоящую операцию. Но только они достали зеркала, как раздался негромкий хлопок.
- Гарри Поттер, сэр. Директор школы идёт сюда, - кланяясь, пропищал домовик.
- Добби? - в шоке посмотрел на него Гивент, - Как ты узнал, кто я?
- Гарри Поттер спас меня. А почувствовал, когда вы вернулись в школу, сэр, - радостно посмотрел он на юношу.
- Ты знал правду о Гиве с начала года, и не выдал нас? - поражённо смотрел на домовика Дейвис.
- Нет-нет-нет, - замотал головой Добби, - Я никогда бы не предал Гарри Поттера.
- Так, хорошо. Спасибо, Добби, - присел на корточки Гивент, чтобы личико домовика было на уровне его лица, - Но откуда он знает?
- Сестра вашего друга… Джинни. Он говорил с нею, - пропищал домовик.
- Чёрт, - выругался Захария.
- Я не предупредил её, - стукнул себя по лбу Деррен, - Нужен Артур.
Через несколько секунд на пустой картине появился старец. Ребята в двух словах передали суть проблемы.
- Я предупреждал, что человек, не давший обета, может предать, - попенял им предок.
- Ну, Артур, она не специально. Мы не запрещали ей кому-либо говорить о нас, - умоляюще посмотрел на портрет Гивент, - Она мало что знает, но нельзя, чтобы директор увидел наш зал.
- И что вы хотите? - посмотрел на них предок.
- Можно ли стол перенести в замок Де Мелори, в одну из гостиных комнат? - неожиданно спросила Луни. Ребята посмотрели сначала на девушку, а потом перевели вопросительный взгляд на портрет.
- Думаю, проблем не будет. Вы всё ещё рыцари, а, перенеся стол, останетесь ими до смерти. Зал принял вас. Думаю, что он позволит вам забрать своё сокровище, после чего станет обычной комнатой, каким и был до вас, только без стола.
- Отлично. Уходим все. Дей, возьми мой чемодан, директор не должен успеть. Берите свои вещи, и быстро обратно, - распорядился Гивент, все бросились к своим спальням, а юноша посмотрел на домовика, - Добби, ты опять спас меня. Хочешь пойти с нами? У нас живут несколько семей домовых эльфов. Они не давали клятвы, они свободны. Но они так привязаны к нашему роду и к замку, что просто не могут предать. А ты не раз доказывал, что тебе можно верить. Если хочешь, родители будут платить тебе.
- Гарри Поттер предлагает свой дом Добби? - глаза домовика наполнились слезами, - Добби не нужно денег, Добби счастлив пойти с Гарри Поттером.
- О, только одно условие, Добби, - спохватился Гивент, домовик всем видом показал, что готов на любое условие. Юноша только хмыкнул, - Не называй меня Гарри Поттером. Я – Гивент. Не обижайся, но я отвык от прежнего имени и не хочу, чтобы кто-нибудь, кроме друзей, знал, кто я.
- Конечно, сэр, - виновато улыбнулся Добби.
- Эра, - позвал юноша. В зале с негромким хлопком появилась молодая эльфийка. Добби удивлённо уставился на неё, поражённый её красотой и богатством одежды.
- Да, милорд, - поклонилась эльфийка.
- Пожалуйста, проводи Добби в замок. Познакомь с остальными и выдай соответствующую одежду. Но не настаивай, если он захочет остаться в своей, - улыбнулся Гивент. Эльфийка с интересом посмотрела на находившегося рядом домовика и протянула руку. Добби вложил свою ладонь в её. Но, прежде чем они исчезли, юноша дал ещё одно задание, - Эра, предупреди родителей, что мы прибудем через несколько минут. Всем курсом.
- Конечно, милорд, - кивнула эльфийка и растаяла в воздухе вместе с Добби.
А тем временем ребята вернулись и водрузили свои чемоданы на стол. Деррен снял со стены картину и положил сверху вещей, чуть наклонив, чтобы Артур видел их всех.
- Что теперь? - нервно спросил Дейвис, оглядываясь на дверь.
- Вы – рыцари. У семерых из вас есть мечи. Призовите их, - распорядился Артур. Гивент закрыл глаза. Через секунду меч был при нём. Остальные тоже были с мечами. - Отлично, - кивнул старец, - Встаньте вокруг стола около привычных мест. Вы должны коснуться над столом мечей друг друга. Вас всех накроет щит.
Ребята встали у своих кресел. Гивент, Деррен, Дейвис, Ник, Пау, Глория и Луни подняли мечи. Когда они соприкоснулись, стол и стоящих людей накрыл золотой купол.
- Отлично, - улыбнулся Артур, - Чтобы перенестись со столом, вам необходимо представить, куда хотите попасть. Я думаю, что главная гостиная подойдёт лучше всего. Произнесите девиз Де Мелори – это даст доступ в замок, и попробуйте мысленно перенестись туда, как при трансгрессии. Если я не ошибся, стол сработает как портал. А если я не прав, то у вас есть медальоны. Но в этом случае вы никак не повлияете ни на зал, ни на стол.
Портрет исчез. Ребята уже хотели прокричать девиз, как дверь распахнулась. На пороге появились Джинни и Дамблдор. Девушка выглядела несколько растеряно, держась чуть в стороне от директора.
- Что вы делаете? - в изумлении посмотрел на них Дамблдор.
- Как вы не можете понять, профессор, мы не будем сражаться, - посмотрел ему в глаза Гивент.
- Джинни, зачем ты нас предала, - с болью посмотрел на свою девушку Деррен.
- Я лишь сказала, что вы не на стороне Лорда, и что занимаетесь защитой, - испуганно посмотрела на него девушка, - Прости, профессор сказал, что хочет поговорить. Я только хотела помочь найти вас. Я знала, что вы, скорее всего, здесь. Клянусь, я не скажу больше ни слова о вас.
- Я принимаю клятву, - сказал Деррен прежде, чем Дамблдор что-либо смог сделать. Сама магия приняла эту клятву, озарив комнату на секунду ярким светом.
- Не уходи, - Джинни смотрела только на юношу, из глаз выступили слёзы. Она вдруг ясно поняла, что друзья собрались делать.
- Я вернусь, - одними губами произнёс Деррен, а затем громом прозвучал девиз, одновременно сказанный всеми, кто был у стола:
- Честь и верность до смерти!
Яркая вспышка, хлопок, и в зале нет ни стола, ни студентов. Зал окутал серый туман, и через минуту он стал обычной комнатой, как и был ею многие столетия. Дамблдор был в шоке, а стоящая рядом девушка тихо плакала. Она не думала, что так всё будет, что она вновь останется одна. Ну почему, почему она рассказала об этом зале? Она же знала, что ребята не доверяют директору, что они что-то скрывают. Так почему же не подумала об этом?
***
Перемещение было достаточно мягким. Вместе с вещами, стульями и столом они оказались посреди огромной гостиной.
- Добро пожаловать, - улыбнулся Деррен, посмотрев на ошарашенных друзей.
- Спасибо, Артур, ты очень помог, - посмотрел на одну из картин Гивент. Артур расположился на семейном портрете, где был изображён Самуэль и вся его родня.
- С возвращением, - помахал ребятам Самуэль, который изрядно соскучился по ним.
- Мои дорогие, - в зал влетела Патриссия и бросилась к сыновьям, крепко обняв обоих. Затем она обняла и остальных ребят, которые стали им с Валентином родными за те полгода, проведённые вдали от мира.
- Что произошло? - Валентин, вошедший в зал за женой, тоже обнял ребят, обменявшись рукопожатиями с остальными юношами, которых знал лишь благодаря зеркальной связи.
Ребята кратко рассказали о происшедшем. Связавшись с Северусом, они и его поставили в курс дело.
- Крёстный, постарайтесь с Ремом вырваться в пятницу к трём. Думаю, последний сбор нужно устроить здесь, - под конец внёс исправление в план Дейвис.
- Я сегодня же поговорю с Люцем. Вы правы, слишком поздно всё отменять, - кивнул Северус, отключаясь.
- Ну что, будем ждать пятницы? - зевнул Захария, разлёгшийся на одном из диванов в гостиной.
- Нет, я должен забрать Джинни, - твёрдо произнёс Деррен, смотря на друзей.
- И как? Школа охраняется, трансгрессия невозможна, - устало спросил Джастин.
- Мы пройдём по краю леса. Завтра, поздно вечером. Нас не заметят. А с замком поможет Филч, - задумчиво произнёс юноша.
- По лесу ночью очень опасно, - возразила Ханна.
- Пойдём только мы. Вы ещё недостаточно долго можете оставаться в своей анимагической форме. А для нас это – вторая сущность. Зверей в лесу не тронут, да и защита Хогвартса нас пропустит, - серьёзно сказала Глория.
- И только попробуйте нам запретить идти с вами, - сверкнула глазами Паула.
- Хорошо, - недовольно кивнул Дейвис, - Но как мы заберём Джинни? Она ведь не анимаг.
- Медальоны, - как само собой разумеющееся сказала Луни.
- А почему вам просто не попасть в Хогвартс с помощью эльфов? - непонимающе посмотрел на друзей Эрни.
- Это невозможно. Там защита. Я смог позвать Эру только потому, что она связана со мной, а я – в школе. Просто так им не проникнуть туда, - пояснил Гивент.
- А почему завтра? - спросила Сьюзен.
- Надо успеть до боя. Я не хочу рисковать. Директор может взять её с собой, либо она сама отправиться туда, узнав, что там её другу грозит опасность, - серьёзно сказал Деррен.
- Ты прав. Дамблдор не будет скрывать содержание полученного письма. А я бы обязательно пошёл туда, где Гарри нуждается в помощи. Она ведь не знает, кем стал Гарри Поттер, - согласился Ник.
На том и решили. Чрез час, определившись со спальнями (благо, замок был большим, и комнат с лихвой хватило на всех), ребята отправились спать. Было поздно, а завтра семерых из них ждало рискованное путешествие.
***
Вечером следующего дня чуть в стороне от Хогсмида появились семь подростков в чёрных мантиях со скрытыми глубокими капюшонами лицами. Дойдя до кромки леса, они скрылись среди деревьев.
Мракоборцы, дежурившие в эту ночь, слишком поздно заметили группу. Когда они добрались до леса, никого уже не было, а заклятие слежки выдавало что-то странное: будто люди исчезли, но не совсем. Немного подумав, один из мракоборцев отправил предупреждение директору, на всякий случай.
А в это время к замку неслись семь животных. Впереди всех бежал Деррен – красивый и опасный тигр, сразу за ним – чёрный волк и горный лев – Гивент и Дейвис. Глория, превратившаяся в прекрасную чёрно-коричневую кошку, бежала рядом с волком, Паула – рысь – держалась рядом с горным львом. Замыкали эту пёструю группу две лисицы: Ник – быстрый красный лис, и смешной светлого окраса фенёк, в которого превратилась Луни.
Защита замка без проблем пропустила ребят, и теперь они бежали к домику Хагрида, откуда лучше всего был виден Хогвартс.
- И как нам найти Филча? - кошка обратилась. На её месте появилась Глория. Тяжело дыша, она привалилась к ближайшему дереву, смотря на проглядывающий сквозь стволы деревьев замок.
- Всё нормально? - волк стал Гивентом. Юноша с беспокойством смотрел на девушку. Остальные тоже обернулись, но все выглядели намного лучше неё.
- За вами сложно угнаться, - немного придя в себя, сказала девушка, - И как только Луни умудряется так быстро бегать.
- Ну, я всё же дикий зверёк, а ты – домашний, - усмехнулась Луни, которая совершенно не выглядела уставшей.
- Ладно, что насчёт Филча? - вернулся к главной теме Дейвис.
- Думаю, ответ очевиден. Один из нас в виде животного должен проникнуть в замок и найти его, - сказала Глория.
- Тогда пойду я, - решительно заявил Деррен и хотел обернуться, но жест Глории остановил его.
- И как ты себе представляешь? Огромный тигр бродит по замку. Да тебя сразу раскроют, или убьют. Только я смогу пробраться незамеченной – многие студенты держат кошек, и никто не обратит на меня внимания, - серьёзно сказала девушка.
- А если я? Меня же могут принять и за огромного пса, - возразил Гивент, не желая отпускать любимую в одиночку.
- Ага. И сколько студентов держат собак? - язвительно усмехнулась девушка, - Кроме того, ты – явный волк, тебя невозможно спутать с обычным псом.
- Глори, будь осторожна, - неохотно кивнул Гивент, нежно поцеловав её, - Мы будем ждать.
- Не попадитесь Хагриду, - на прощание сказала девушка и, обернувшись кошкой, побежала к замку.
***
Филч бродил по коридору в поисках студентов, нарушающий школьный режим, когда перед ним появилась красивая кошка. Завхоз, улыбнувшись, погладил животное, которое замурлыкало и, чуть оглянувшись, шмыгнуло в приоткрытую дверь ближайшего кабинета. Удивлённый Филч последовал за ней. Однако когда он вошёл в кабинет, кошки уже не было. Вместо неё на крайней парте сидела девушка в чёрной мантии. Девушка скинула капюшон, улыбнувшись мужчине.
- Мисс Бост? Вы – анимаг? Что вы здесь делаете? Я слышал, что вы все уехали. Сегодня утром я лично отправил забытый чемодан мистера Забини его родителям, - в шоке произнёс завхоз.
- Мистер Филч, нам очень нужна ваша помощь, - умоляюще посмотрела на него девушка, - Мы должны забрать из школы Джинни Уизли. Сейчас. Ребята ждут меня и её у леса.
- Забрать? Но как? - удивлённо спросил Филч, - И чем я могу помочь вам?
- Сейчас поздно. Я не могу попасть в гостиную Гриффиндора. Мой Живоглот всегда ждал около двери, пока кто-нибудь не войдёт или не выйдет. Но отбой уже был, а вы, как завхоз, могли бы приказать Полной даме пропустить кошку, которая создаёт слишком много шуму в коридоре. Я выведу Джинни, а вы поймаете её за нарушение режима. Иначе ей никак не выйти из замка. Только с вами, - Глория знала, что идея опасна, но у них не было выбора. Они просто обязаны были забрать гриффиндорку.
- Дамблдор не дурак. Если нас кто-нибудь увидит, мне несдобровать, - покачал головой мужчина.
- Так уходите с нами. Вы будете жить там, где вас больше никто не будет презирать. С первого сентября в замке откроется школа для детей-сквибов. Вы можете стать учителем, вы столько живёте с волшебниками, что вполне можете рассказать про магию. Вы же знаете, что таким детям надо знать, какое заклинание что делает, иначе им не выжить в волшебном мире, - Глория, затаив дыхание, ждала ответа. Филч несколько минут задумчиво смотрел на неё, а потом на лице появилась счастливая улыбка, поразительным образом преобразившая мужчину.
- Я всю жизнь мечтал об этом. Я согласен, - решительно произнёс он, - Только заберу миссис Норис. Она всю жизнь была моим единственным другом. Она волшебная. Мне подарили её родитель, ещё в детстве.
Филч, развернувшись, быстро направился к выходу. Глория, улыбнувшись, обратилась в кошку и побежала в сторону гриффиндорской башни.
***
Четверо юношей и две девушки сидели на земле и смотрели в сторону замка. Глории не было уже минут сорок. Гивент заметно нервничал, все были напряжены. Неожиданно совсем близко раздался собачий лай. Ребята, вскочив на ноги, испуганно повернулись в сторону звука. Прямо на них был наставлен арбалет. Это был Хагрид.
- Кто вы? - прогремел голос лесничего, - Это вас видели мракоборцы? Дамблдор послал Патронуса, чтобы я был начеку. Быстро скинули капюшоны, - грозно приказал он.
Ребята подчинились. Гнев Хагрида сменился крайним удивлением. Он узнал студентов, в этом году поступивших на последний курс и, по словам директора, уехавших вчера после обеда.
- Хагрид, пожалуйста, - посмотрел на него черноволосый юноша. Клык перестал лаять и удивлённо уставился на него, втягивая носом воздух.
- Молчать! Вы Пожиратели? Зачем вы здесь? Как проникли на территорию? Как обошли щит? - мрачно спросил лесничий, не убирая арбалет.
- Нам нужна Джинни, и мы её заберём, - Деррен вытащил палочку, лесничий перевёл арбалет на него.
- Дер, не надо. Он – полувеликан, ты не сможешь его обездвижить, - жестом велел убрать палочку Гивент. Брат, вопросительно посмотрев на него, подчинился. Хагрид разозлился ещё пуще:
- Что, читали газеты? Так давайте, попробуйте меня убить. Я покажу вам, что значит великанья кровь!
- Мы уже проходили это, - вздохнул Гивент и посмотрел на огромного пса, который теперь радостно вилял хвостом, - Клык, ко мне!
Пёс, восторженно взвизгнув, налетел на юношу. Гивент не удержался и сел на землю, Клык принялся лизать его в лицо. Хагрид в шоке смотрел на своего пса.
- Клык, - грозно позвал великан, но пёс, посмотрев на него, просто лёг у ног юноши, показывая, что готов всеми силами защищать его.
Гивент краем глаза увидел, как от замка отделились две фигуры и направились в их сторону. Надо было действовать, срочно. Потрепав пса по холке, юноша поднялся, лесничий непонимающе посмотрел на него.
- Что ты сделал с Клыком? - устрашающе произнёс Хагрид.
- Ничего. Ты сам учил его защищать друзей, - прямо посмотрел на него парень.
- Друзей? - нахмурился великан.
- Хагрид, неужели ты не понял, кто я? - отчаянно спросил юноша. Лесничий очень внимательно посмотрел на него, затем на Клыка. На его лице приступило понимание.
- Это невозможно, - чуть опустив арбалет, в шоке сказал лесничий.
- Два года назад на день рождения ты подарил мне серебряного дракончика, Хагрид. Чтобы я не скучал, - тихо сказал юноша, не отводя взгляда.
- Гарри, - хрипло произнёс великан, лицо озарила безумная улыбка. Хагрид бросился к юноше и так сильно сжал его в своих объятиях, что юноше стало нечем дышать.
- Хагрид, - еле прохрипел парень. Лесничий опустил его и с такой любовью и нежностью посмотрел, как смотрел когда-то на Норберта. Юноша закашлялся, жадно вдыхая воздух.
В это время подошли Филч, прижимавший к груди миссис Норис, Джинни и почти неразличимая в безлунную ночь кошка. Глория обратилась и кинулась к парню:
- Гив, с тобой всё хорошо? - взволнованно спросила она у скорчившегося парня, тот лишь кивнул. Глория заметила Клыка и Хагрида и мгновенно заслонила собой любимого, - Только посмей тронуть его, - прошипела она, но счастливый вид Хагрида несколько обескуражил её. Неожиданно, заскулив, огромный пёс лизнул ей руку. Глория, посмотрев на Клыка, подняла глаза на лесничего. В её глазах уже не было льда и угрозы, она всё поняла, - Хагрид, ты знаешь? - лесничий лишь улыбнулся, не в силах вымолвить не слова. Он понял, что перед ним Гермиона.
- Всё хорошо? - настороженно смотря на великана, спросил Филч.
- Деррен, - Джинни, отойдя от шока, бросилась к любимому. Деррен поймал её и крепко обнял, с вызовом посмотрев на великана.
- Мы уходим. Хагрид, мы не можем остаться. Мы забираем Джинни и мистера Филча, - выпрямился Гивент и твёрдо посмотрел на лесничего. Дышать было ещё тяжело, - И я вынужден попросить тебя дать клятву. Ты не должен никому говорить о нас. О том, что знаешь.
- Я не скажу, - пробасил счастливый лесничий.
- Даже директору, - добавила Глория. Хагрид удивлённо посмотрел на них, но клятву дал. Непреложный обет скрепил данную клятву.
- Спасибо, Хагрид, - улыбнулся черноволосый юноша. Через минуту ребята исчезли, прихватив с собой Филча и Джинни.


Глава 41. Перед боем

Джинни мерила шагами гостиную замка. Мистера Филча забрали Патриссия и Валентин, решившие показать бывшему завхозу Хогвартса свой замок. Остальные ребята сидели в креслах и на диванах, спокойно наблюдая за ней.
- Да как вы не поймёте?! Дамблдор получил письмо! Гарри может трансгрессировать. Завтра он будет ждать директора в лесу, где был чемпионат. Мы обязаны быть там, - резко остановилась девушка, решительно смотря на друзей.
- Джинни, мы знаем это. Завтра там же будут и Пожиратели с Лордом, и мракоборцы с Фаджем, - устало откинулся на спинку кресла Гивент, - Пошли спать.
- Что?! Его же убьют! Как вы можете быть в стороне, - Джинни рухнула в ближайшее кресло, неверяще глядя на них и не в силах воспринять сказанную парнем информацию.
- Да никто его не убьёт, - спокойно возразил Дейвис. Паула уже спала в его объятиях. Была глубокая ночь, они не хотели рассказывать всё сегодня, но видимо придётся, иначе девушка просто не даст им спокойно поспать.
- Откуда вы знаете?! Если там будет Лорд… - девушка остановилась, заметив поднятую ладонь Гивента, и выжидательно посмотрела на него.
- Джинни, я – Гарри Поттер. И Лорд меня не убьёт, - прямо сказал он.
- Ты не можешь им быть. Докажи, - потребовала девушка.
- Экспекто патронум, - лениво взмахнул он палочкой. Перед Джинни появился серебряный олень.
- Это не доказательство. В том, что твой защитник похож на защитника Гарри нет ничего удивительного, - возразила Джинни.
- Впервые мы встретились с тобой на магловской стороне вокзала, когда я не знал, где находиться платформа 9 ¾. Каждое лето, кроме последнего до своего исчезновения, я проводил с Роном и Гермионой. Два лета – в «Норе», одно – в «Дырявом котле», а перед пятым курсом – на площади Гриммо, в доме крёстного, - выдал юноша.
- Ты это мог узнать от Эрни. Гарри с ним нормально общался и мог рассказать это, а Эрни – тебе, - не поверила Джинни.
В течении получаса юноша вспоминал разные факты, которые мог знать только он. Но постоянно оказывалось, что либо что-то сама Джинни рассказывала Деррену, либо ссылалась на Эрни и Отряд Дамблдора, где были почти все находящиеся в комнате хаффлпаффцы. Такого ребята не ожидали.
- Я не верю. Гарри был змееустом, у него был шрам, яро-зелёные изумрудные глаза. Его бы я узнала, - категорично заявила девушка, когда поток доказательств у юноши иссяк.
- Я избавился от шрама, и поэтому не могу больше говорить со змеями. Глаза у меня стали такими, какими должны были быть. На мне был ограничитель. Я сменил имя, но это я, Гарри, - в отчаянии посмотрел на неё парень, всем видом показывая, что говорит правду, но девушка не верила.
- Джинни, это правда он, - попытался помочь брату Деррен, но девушка смерила его уничтожающим взглядом.
- Не поддерживай его. Вы – братья, а у Гарри не было брата, - начала злиться девушка. Весь этот спектакль стал ей надоедать.
- Мои родители усыновили Гива. Я – Дадли, я был его кузеном, - серьёзно сказал Деррен.
- Его кузен – магл. И Дурсли ненавидели его. Это невозможно, - еле сдержалась от крика Джинни.
- Ну почему, почему ты не веришь нам? - простонал Деррен, хватаясь за голову.
- Дамблдор бы узнал, если бы Гивент был Гарри. Его невозможно обмануть. И шляпа отправила бы его в Гриффиндор. Ведь Поттеры – его потомки. И, кроме того, Гарри вся Англия ищет, - упрямо сказала девушка.
Ещё час ребята убеждали её, рассказав всё, что произошло после их исчезновения, историю рода, о том, как они стали теми, кто есть. Но девушка не верила. Родители не вернулись. Должно быть, уже спали. Ребята тоже ужасно устали. Практически все уже заснули там, где сидели. Не спали только Деррен, Гивент и Дейвис, гладивший Паулу по волосам и мечтающий только о том, чтобы побыстрее уйти в свою комнату на такую мягкую и удобную кровать. И лишь Джинни выглядела бодрой и готовой до конца отстаивать свою позицию.
- Всё, я сдаюсь, - поднял руки Гивент, - Ты победила. Я не Гарри и никогда им не был. Я просто сумасшедший парень, который через несколько часов пойдёт на встречу с Волан-де-Мортом и выдаст себя за Гарри. И я иду спать. Ты останешься с остальными девушками. Мы не пустим тебя туда.
- Вы не можете запретить. Я пойду, - яростно посмотрела на него девушка.
- Ты останешься. Ради меня, - подошёл к ней Деррен и помог встать, - И нам действительно пора спать. Мы не можем не пойти туда. Это мы послали письма Лорду и директору. И завтра мы постараемся всё закончить, но нам надо поспать.
Гивент вызвал домовиков и попросил отнести друзей в их комнаты. Сам он осторожно поднял Глорию, спящую в кресле у камина:
- Гив, - сквозь сон прошептала девушка, инстинктивно обняв его за шею. Юноша, кивнув Дейву и брату, отправился наверх, осторожно неся девушку.
Дейвис последовал его примеру, медленно встав и подхватив на руки Паулу. Домовики, используя врождённую магию, занялись остальными ребятами. Деррен подал руку Джинни:
- Я покажу, где твоя комната. Она напротив моей, - улыбнулся он. Девушка, секунду подумав, кивнула.
Деррен довёл любимую до её покоев и на прощание коснулся губами её руки. Когда он развернулся и дошёл до своей двери, девушка неожиданно окликнула его.
- Дер, это ведь всё неправда? - жалобно спросила она.
- Правда, Джинни, всё правда, - посмотрел на неё парень. Неожиданно он понял, почему девушка не верит им. Секунда, и он около неё. Одной рукой он закрыл дверь её комнаты, а второй взял её за плечо, смотря прямо в глаза, - Ты же видела сегодня, как смотрел на него Хагрид, видела Клыка, лизнувшего Глорию. Пёс их узнал, и Хагрид понял это, - шептал он, не отводя взгляда, - Ты любила его, и не обманывай, что это не так. Но ты слишком гордая, чтобы согласиться с волей родителей, поэтому ты встречалась с Майком, а потом с Дином. Ты боишься поверить, потому что не узнала его, не узнала того, кому отдала своё сердце.
- Дер, - девушке было больно слушать это, но она не могла ничего сказать против. Юноша говорил правду. Правду, которой она всеми силами стремилась избежать.
- Джинни, ни я, ни Гив тебя не виним. Мы рисковали сегодня, потому что оба любим тебя. Мы знали, что ты убежишь, что отправишься на место схватки Ордена и Пожирателей. А я, я не хочу потерять тебя, - тихо закончил юноша.
- Деррен, - девушка заплакала и опустила голову, - Прости меня. Я… я правда тебя люблю.
- Я верю. Гив мне сказал, что это судьба. Знаешь, Ник превращается в красного лиса, а Луни – тоже лисичка – фенёк. Пау и Дей – крупные дикие кошки, даже формы Гива и Глори – волк и кошка, несмотря на их разницу, очень похожи. Оба гордые, непокорные и готовы бороться даже со смертью. Ты же видела их. Они умрут друг за друга, - улыбнувшись, прошептал юноша, - А я – тигр, ты – тигрица. Ты видела свою форму в той сфере истины. И ты полюбила не Гива, а меня. Ты чувствовала в нём что-то родное и близкое. Всё это время мы были братьями, но не видели этого. У нас одна кровь и одна жизнь на двоих. Мы с рождения были связаны, с того самого момента, как появились на свет. И жизнь всё расставила по своим местам. Теперь мы вместе, в этом замке. И завтра мы пойдём к Лорду, но не для того, чтобы сражаться. Мы хотим помочь ему. И если не получится, мы уйдём. Пророчество не должно было сбыться, эта война не должна была стать нашей.
- Дер, - девушка подняла глаза и посмотрела на парня. В его взгляде было столько понимания и любви, что она поняла, что он прав. Она в Гарри любила ту часть, что была и в его брате: внимательность, искренность, бесконечную доброту и готовность пожертвовать всем ради друзей. Девушка благодарно улыбнулась, - Знаешь, когда я увидела тебя в воздухе, ты был там, как птица. Вы с Гивом очень похожи. И я не соврала тебе тогда, после урока Дамблдора. Мне никогда не было так хорошо, ни с кем. И ты прав, я хотела сбежать. Я чувствовала, что предала Гарри, когда полюбила тебя. Я хотела хоть как-то загладить свою вину, я… я хотела смерти…
- Джинн, милая, - Деррен крепко обнял её, - Мы вернёмся, я не оставлю тебя. Теперь ты знаешь правду. Глори и Гивент через месяц женятся. А я… я предлагаю тебе стать моей женой, - юноша чуть отодвинулся и упал на колено, не отпуская её рук.
- Я согласна, Дер, - счастливо улыбнулась девушка, - Я выйду за тебя. Ты прав. Мне нужен именно ты, и никто другой, - никогда в жизни Джинни не испытывала ничего подобного. Только вчера ей казалось, что безумно выходить так рано замуж, но теперь предложение Деррена что-то перевернуло внутри, и она не могла отказаться. Связать свою жизнь с любимым, стать одним целым – стало её самым сокровенным желанием. Горячие губы коснулись её рта. Волна нежности и блаженства накрыла всё её существо. Так хотелось, чтобы поцелуй длился вечно, чтобы юноша никогда не разжимал своих крепких объятий.
- Дождись нас завтра. В ближайшее время я поговорю с твоими родителями. Они дадут согласие, и мы поженимся. Никто не сможет забрать тебя у меня, - горячо прошептал парень, отпуская её, - Только обещай, что завтра останешься здесь, даже если нас очень долго не будет. Я вернусь, что бы ни случилось.
- Я буду ждать тебя. Хоть целую вечность, - улыбнулась девушка, послав воздушный поцелуй и скрывшись за дверью своей спальни.
***
Проснулись ребята ближе к двум. Родители и мистер Филч удивлённо посмотрели на сонных и невыспавшихся подростков. Сами они уже несколько часов были на ногах.
- И чем вы занимались вчера? - с сарказмом спросил Валентин.
- Пытались убедить Джинни, что я – это я, - недовольно пробурчал Гивент, подвигая к себе тарелку.
- Ну и как? - с любопытством посмотрела на сына Патриссия.
- Она не поверила, - мрачно выдал подросток. Родители рассмеялись. Филч же внимательно посмотрел на него:
- Ты же Поттер, и твоя девушка – Гермиона, - не сомневаясь, сказал мужчина. Гивент поперхнулся соком:
- Как вы догадались? - изумлённо спросил юноша.
- Я никогда не видел Хагрида таким счастливым. И я видел, что он узнал мисс Бост, - кивнул Глории бывший завхоз.
- Называйте нас по именам, мистер Филч. Мы уже не в школе, - смутилась девушка. Филч кивнул, возвращаясь к газете, которую читал.
В гостиной были уже все, кроме Деррена и Джинни. Наконец пришли и они, притом вместе и со счастливыми улыбками на лицах.
- Ну и что с вами? - приподнял бровь Гивент, смотря на брата и девушку.
- Мы женимся. И если родители Джинни согласятся, то с вами. А нет, подождём до августа, когда Джинни исполнится семнадцать, - радостно сообщил Деррен. Все в шоке посмотрели на них, а Джинни улыбнулась Гивенту:
- Прости, что не верила. Я знаю, что вы вчера говорили правду, - виновато сказала девушка.
- Ничего страшного. Поздравляю с помолвкой, - ошарашено произнёс он.
- Мам, пап, вы же не против? - улыбнувшись брату, юноша повернулся к родителям.
- Конечно, нет, - Патриссия встала и обняла и сына, и его девушку.
Больше никто ничего сказать не успел. В камине загорелся ярко-зелёный огонь, и в гостиную вошёл Северус. Сразу за ним появился Люпин. Для них вход в замок был открыт ещё со вчерашнего вечера, как, впрочем, и для Малфоев и Тонкс. Но профессора появились раньше, чем предполагалось.
- Ну вот, я же говорил, что это они выкрали мисс Уизли, - оглядев присутствующих и остановив взгляд на Филче, произнёс мастер зелий.
- И не только её, - удивлённо кивнул Ремус, смотря на завхоза.
- Так, мистер Филч с нами, - серьёзно сказал Гивент, решительно смотря на мужчин.
- Что ж, неожиданный выбор. Я так полагаю, что это вы помогли с похищением юной гриффиндорки? - спросил Снейп, всё ещё сверля мужчину взглядом.
- Крёстный, ещё слово, - грозно поднялся Дейвис, - Мистер Фил… - юноша остановился, удивлённо посмотрев на бывшего завхоза, который прервал его жестом.
- Аргус, меня зовут Аргус, - улыбнулся Филч. Профессора неверяще посмотрели на него. Такого от всегда мрачного и недовольного сквиба они не ожидали. А юноша просто кивнул, улыбнувшись в ответ, и продолжив:
- Если бы не Аргус, этой ночью нас бы поймали. Он не раз помогал нам. И я не потерплю, чтобы к нему так относились.
- Мы не знали, - примирительно сказал Люпин, чуть поклонившись Филчу, - В таком случае, называйте и нас по именам, Аргус. Мы все по одну сторону.
- А что вы так рано? - садясь обратно, спросил Дейв.
- Дамблдор собирает весь Орден. Он узнал, что министру известно о встрече, и сделал соответствующие выводы. Там будут все, кому не лень, - ответил Северус.
- Еле сбежали, - усмехнулся Ремус, садясь в кресло.
- Кстати, мисс Уизли, ваши родители и братья уже знают о побеге. Директор убедил их, что вы просто хотите спасти Поттера, - скривил губы Снейп.
- Северус, пожалуйста, называй мою невесту по имени, - упрекнул мужчину Деррен.
- Невесту? - Снейп не выдержал и расхохотался, он, увидя выражение лиц ребят, пояснил, - Хотел бы я посмотреть, как вы будете объясняться с её родителями. Да у них инфаркт будет от такой новости.
- Мы разберёмся, - прижимая девушку к себе, гордо выпрямился парень.
- Кстати, это из-за вас Хагрид ходит такой счастливый и никому ничего не говорит? - подозрительно посмотрел на подростков Ремус. По совершенно одинаковым довольным улыбкам он всё понял, - Как вам не стыдно, - шутливо покачал головой профессор, - Дамблдор сегодня полдня потратил, пытаясь выяснить, что произошло.
- И это вместо того, чтоб искать меня?! - возмущённо воскликнула Джинни. Все весело рассмеялись.
Часы пробили три часа, в то же самое мгновение в камине опять вспыхнул огонь и появились супруги Малфои.
- Привет, пап, вы вовремя, - помахал рукой Дейвис, улыбнувшись родителям.
Пришлось и их посвящать в события минувшей ночи. Люпин всё больше нервничал, каждую минуту кидая взгляд на камин. Тонкс появилась только через полчаса: невероятно бледная и в разодранной мантии.
- Дора! - кинулся к ней Ремус, подхватив прежде, чем девушка рухнула на ковёр, - Что случилось?
- Грюм. Он понял, что я хочу сбежать. Он пытался остановить меня, - тяжело дыша, сказала женщина, - Мне удалось трансгрессировать, но я долго искала подходящий камин. Теперь они считают меня предательницей.
- Ш-ш, всё хорошо, - успокаивающе произнёс Ремус, садя девушку в кресло, - Я так боялся, что ты не сможешь прийти, что отправишься с Орденом. Мы с Севом еле ушли из школы.
- Рем, я испугалась. Я только теперь поняла, как важен мне наш ребёнок, я не хочу потерять его. А Грюм, его заклинания пролетали так близко, - от пережитого стресса у Тонкс просто началась истерика.
- Так, Гивент, у вас есть в доме успокаивающее и восстанавливающее зелья? - решительно поднялся мастер зелий.
- Сейчас принесу, - встал Валентин и вышел из комнаты. Снейп удивлённо посмотрел на братьев Де Мелори.
- Папа отлично разбирается в зельях, но не готовит их. Слишком опасно, ведь сложно резко изменить температуру огня, а в случае взрыва он будет не защищён, - пояснил Деррен, улыбнувшись профессору.
Валентин вернулся через десять минут с двумя пузырьками. Снейп сразу узнал нужные зелья и, кивнув, взял бутыльки.
- Тонкс, выпей. Тебе нельзя волноваться. И я бы посоветовал больше не перемещаться магическим способом. Скоро это будет опасно и тебе, и ребёнку, - вылив оба зелья в бокал с соком и протянув его Нимфадоре, сказал Северус.
- Спасибо, - кивнул Ремус, помогая любимой выпить напиток.
- Они собираются появиться за час, - отстраняя пустой бокал, сказала женщина, - Не думаю, что Лорд и Фадж решат иначе.
- Что ж, в таком случае нам пора, - твёрдо сказал Валентин и посмотрел на ребят, - У вас десять минут. Берите и мечи, и палочки. Блейз, Эрни, Захария и Джастин, у вас только палочки. Своими мечами вы ещё не владеете, и они будут только мешать. Мантии найдёте в оружейной. Мы вас ждём.
Ребята исчезли. Патриссия и Валентин уже были одеты. Красивые мантии семнадцатого века им очень шли. Богато украшенные ножны дополняли наряд и сразу указывали на положение. Малфои тоже выглядели как придворные лорды, профессора же были в боевых тёмных мантиях.
- Тонкс, твоя комната наверху, в правом крыле. Аргус тебя проводит, - улыбнулась Нимфадоре Патриссия, - Там же ты найдёшь и подходящую одежду.
- Спасибо, - улыбнулась всё ещё слишком бледная девушка.
- Отдыхай, - нежно поцеловал её Люпин, - Не волнуйся за нас.
Вернулись ребята, одетые в богато расшитые боевые мантии начала девятнадцатого века. Часы пробили четыре.
- Пора, - скомандовал Валентин.
Все заняли свои позиции. Через пять минут в гостиной остались лишь девушки, Нарцисса, Тонкс и мистер Филч. Остальные растворились в воздухе, использовав одно из древнейших заклинаний рода, позволявшее мгновенно перемещаться группе волшебников и дающее на несколько секунд мощный щит. Это заклинание посоветовал применить Артур. По его словам, оно часто использовалось в войнах волшебников, а теперь оно пригодилось и им.


Глава 42. Вся правда о Волан-де-Морте

Орден Феникса во главе с Дамблдором появились в лесу практически за час до того времени, о котором говорил в письме Гарри. Лорд с Пожирателями был уже тут. Но не успел завязаться бой, как снова раздались хлопки трансгрессии, и появился Фадж с мракоборцами. Все замерли. Фадж, Лорд и Дамблдор неприязненно смотрели друг на друга. Остальные были полностью готовы к бою и лишь ожидали команды от своего командира. Но командиры не спешили вступать в бой.
- И что всё это значит? - первым нарушил гнетущую тишину Фадж.
- Министр, не вмешивайтесь, - посмотрел на него Дамблдор, - Я пришёл за Гарри, и я не отдам его тебе, Том, - перевёл он взгляд на Лорда.
- Как трогательно, Дамблдор, - прошипел Волан-де-Морт, - Но мальчишка сегодня умрёт. И никто мне не помешает.
Лорд поднял палочку, но не успел сказать проклятие. Прямо между ним и Дамблдором вспыхнул яркий свет. Все, кто был рядом, инстинктивно отпрянули и приготовились защищаться. А свет охватывал всё больше пространства. Вот он образовал яркий купол, внутри стали заметны фигуры людей. Их было тринадцать. Со всех сторон в них полетели заклятия, но щит был непробиваем. Орденцы, Пожиратели и мракоборцы недоумённо смотрели на это. Вот щит растаял, но проклятий уже больше никто не посылал. Все три лидера в шоке смотрели на восьмерых юношей, двух профессоров и трёх аристократов. Все они стояли спиной друг к другу. У шестерых из них были мечи.
- А я-то думал, куда запропастились мои верные соратники. А вы привели мне новых добровольцев, - ухмыляясь, прошипел Лорд.
- Никогда! Ты никого из нас не тронешь, - запальчиво выкрикнул Блейз, посмотрев мимо Лорда – на стоящего за ним своего отца.
- Круцио, - яростно прошипел Лорд. Забини-старший дёрнулся к сыну, но заклятие не попало в юношу: его отбил мечом стоящий рядом Гивент.
- Патриссия, Валентин, что вы делаете? Вам нельзя находиться здесь, - как на сумасшедших, смотрел на них Фадж.
- Министр, я уже не раз говорила, что вы слишком предвзято относитесь к сквибам, - осуждающе покачала головой женщина.
- Вы – сквибы? - поражённо воскликнул Дамблдор. Лорд же громко рассмеялся:
- Убить их, - приказал Волан-де-Морт, указав на Валентина с Патриссией.
Мракоборцы, пославшие в Пожирателей обездвиживающие заклятия, ничего не смогли сделать. Несколько десятков зелёных лучей полетели в сторону мужчины и женщины. Однако ни один из них не достиг цели – все были отбиты мечами, притом так, что никого из присутствующих проклятия не задели. Над полем установилась абсолютная тишина, все смотрели на двух аристократов, без магии избежавших смертельных лучей.
- Надеюсь, министр, вы пересмотрите свою позицию относительно нашей идеи создания школы для сквибов, - посмотрел Валентин на Фаджа, тот лишь в шоке кивнул.
- Что вы вообще здесь делаете? - пророкотал Грюм, стоявший рядом с директором, смотря на эту странную группу.
- Мы не могли не прийти. Иначе, зачем было вас всех собирать? - усмехнулся Люциус. Пожиратели, да и все остальные, потеряли дар речи.
- Это невозможно, письмо было написано лично Гарри, я проверил, - первым пришёл в себя директор.
- Да никуда не делся ваш Поттер. Жив-здоров и в ус не дует, - язвительно сказал Снейп. Лорд бросил на него испепеляющий взгляд, Дамблдор неверяще посмотрел на него:
- Северус, как ты мог так поступить? После всего, что произошло, - разочарованно и тихо спросил директор.
- А зачем вы наложили ограничитель, зачем отправили мальчика к маглам, когда сами стали его магическим опекуном? - гневно посмотрел на директора Люпин.
- Это был единственный выход. Только кровь его матери могла его защитить, - негромко ответил директор.
- Да, кровь смогла, - хмыкнул Деррен, но не стал вдаваться в объяснения.
- А ограничитель? Ради пророчества? - возмущённо спросил Захария.
- Вы всю работу переложили на плечи младенца, директор, - холодно бросил Эрни. Его родители с удивлением перевели взгляд с сына на директора. Они поняли, почему Эрни просил их не вступать в Орден: он не верит Дамблдору, и имеет какие-то причины так поступать.
- А теперь сами хотите убить его. И ради чего, ради этого мира?- презрительно спросил Дейвис.
- Это необходимо, - печально сказал Дамблдор. Фадж в шоке смотрел на него, по полю прокатился холодный смех Волан-де-Морта:
- Так вот в чём дело, старик? А я всё удивлялся, что мальчишка вечно встаёт у меня на пути. Так это твоих рук дело? Ты решил убить его моими руками, - всё ещё смеясь, произнёс Тёмный Лорд.
- А вы сами хороши: нападаете на ребёнка и никак не можете его убить, - посмотрел на Лорда Гивент.
- Круцио, - с каким-то маниакальным удовольствием произнёс Лорд. Заклятие благополучно ударило в дерево, отразившись от меча подростка.
- Директор, как вы могли? - разочарованно спросил Фадж.
- Иначе нельзя, - ответил Дамблдор, твёрдо посмотрев на министра.
- О, теперь я знаю, профессор, на чьей мы стороне, - весело сказал Деррен, стоявший лицом к директору, - Мы на стороне Министерства. Министр – единственный нормальный здесь человек, и только его мракоборцы послали проклятия в Пожирателей, когда они напали на наших родителей.
- Вы ведь не против, министр, - усмехнулся Люциус, посмотрев на Фаджа.
- После того, что услышал здесь, могу сказать, что это Министерство на вашей стороне, а не наоборот, - твёрдо сказал Фадж.
- Круто, - выразил общую мысль Джастин.
- Так зачем вы хотели собрать нас? - прошипел Волан-де-Морт. Он давно так не веселился, и сейчас просто наслаждался возникшей ситуацией.
- Ну, хотели поговорить с тобой и директором. А Фадж так, для полного счастья, - беззаботно выдал Дейвис. Очередное Круцио, посланное Лордом, благополучно было отражено.
- Так я вам не нужен? - язвительно спросил министр.
- Ну почему же? - саркастически возразил Снейп, - Я так понимаю, что лишь благодаря вашему появлению мы не нашли здесь десяток убитых орденцев и Пожирателей. Вы очень нужны.
- Тем более, вы теперь с нами, - улыбнулась Патриссия.
- Не уходите, - по-детски добавил Ник. Министр лишь улыбнулся. Уйти? Довольно заманчивое предложение, но вот некая ответственность и непреодолимое желание увидеть, что будет дальше, не позволяли ему уйти с поля и увести своих людей!
- А вот вы, директор, нам больше не нужны, - твёрдо сказал Джастин.
- Если кто из орденцев хочет присоединиться к нам и Министерству, у вас есть единственный шанс, - кивнул в сторону мракоборцев Эрни, в упор посмотрев на родителей.
Макмилланы вместе с близнецами Уизли первыми встали в стан мракоборцев. Фред и Джордж помахали Гивенту, тот чуть удивлённо посмотрел на них. Джордж как бы случайно коснулся лба, Гивент искренне улыбнулся и кивнул им. Как близнецы его узнали, было загадкой. К счастью, их немой разговор никто не увидел, все были поглощены происходящим на поле. Не много орденцев осталось с директором. Мистер Уизли неверяще посмотрел на своих сыновей. Он никак не думал, что они так могут поступить.
- Что ж, думаю, это все. Поздравляю, вы сделали правильный выбор, - улыбнулся перешедшим Деррен, а затем посмотрел на оставшихся и директора, - Несмотря ни на что, они верны вам, директор. Могу лишь позавидовать вашему умению убеждать людей и вести их за собой, - чуть поклонился юноша.
- Инкарцио, - пророкотал Грюм, посылая заклятие пут в парня.
- Инсендио, - мгновенно среагировал Эрни, ещё в воздухе сжигая верёвки.
Люпин побледнел и посмотрел старому мракоборцу прямо в глаза:
- Не смей. Слышишь, не смей вставать у нас на пути. Я лично тебя уничтожу, - злобно прошипел оборотень.
- Это ты мне? - безумно посмотрел на него Грюм, волшебный глаз бешено вращался, - Да ты такой же предатель, как Снейп и как твоя девушка. Она сбежала, оставив друзей умирать! - прогремел он. Люпин взмахнул палочкой, но его остановил спокойный голос Патриссии:
- Вы напали на Тонкс. Вы напали на беременную девушку, единственным желанием которой было спасти своего будущего ребёнка, - презрительно смотрела она на мракоборца. Грюма как громом поразило. Он в шоке посмотрел на говорившую женщину, а затем перевёл взгляд на разъярённого оборотня:
- Ремус, я не знал, - прохрипел Грозный Глаз, обоими глазами смотря на Люпина. Мужчина кивнул, принимая извинения.
- А ещё светлые маги, - ядовито произнёс Лорд, смотря на жалкие остатки Ордена.
- Ладно, директор, можете остаться. Ведь лишь благодаря вам я узнал то, что сейчас скажу Тому, - произнёс Гивент, и, выйдя из круга, шагнул к Лорду. В руках у него вместо меча уже была палочка.
Дейвис и Блейз придвинулись друг к другу, вновь замыкая круг. В руке блондина тоже уже не было меча. Он, не отрываясь, следил за братом, готовый в любой момент прийти на помощь.
Гивент взмахнул палочкой. Рядом с ним встал единорог. Ещё взмах, и их с Лордом отрезал ото всех серебряный купол. Пожиратели замерли, не отрывая взгляда от своего командира.
- И что ты хочешь? - Лорд сделал приглашающий жест, словно на дуэли.
- Лишь поговорить. Нас не услышат, - кивнул он на купол, - И не помешают.
- И о чём же, - усмехнулся Лорд. Ему явно не нравилось, что какой-то подросток применил неизвестные чары.
- О тебе, Том. О твоём детстве, и о первой любви, - спокойно ответил Гивент.
- Я не буду. Круцио, - послал проклятие Лорд, но юноша даже не поднял палочки, просто рукой отмахнувшись от луча, врезавшегося в землю, недалеко от него.
- Я же писал, что тебе меня не победить, - покачал головой Гивент, посмотрев в красные змеиные глаза Лорда.
- Поттер? - отшатнулся Волан-де-Морт, резко взмахнув палочкой, - Авада кедавра!
Зелёный луч должен был попасть прямо в сердце, но стоящий рядом единорог легко отбил его. Луч врезался в купол, не причинив ему никакого вреда.
- Не советую злить моего защитника, - спокойно предупредил юноша, - Неужели так сложно просто поговорить? Я не собираюсь убивать тебя, Том, иначе ты был бы уже мёртв.
- Меня невозможно убить, - посылая очередное проклятие, сказал Лорд. Но в глазах Волан-де-Морта был скрытый глубоко внутри страх. Он видел, что юноша намного сильнее его.
- Ты о крестражах? Орденцы их уничтожили. Ведь их было пять? А если нет, то их уничтожу я. Надеюсь, ты не откажешься ещё немного побыть тенью, как после нашей предыдущей встречи семнадцать лет назад, - негромко произнёс Гивент.
Страх Лорда был уже очевиден, но тот изо всех сил держался. Юноша лишь покачал головой:
- Том, я видел воспоминания о тебе. Ты рос в приюте, дети издевались над тобой, считали странным, ненормальным, - негромко начал юноша, - Ты боялся их, ты был один.
- Замолчи, я не хочу слушать, - прохрипел Волан-де-Морт, но юноша спокойно продолжил:
- Дамблдор привёл тебя в школу, но там было не лучше. Ты попал в Слизерин, но дети чистокровных волшебников смеялись над тобою. Ведь ты почти ничего не знал о мире магии. Именно стремясь подружиться с ними, ты стал так активно выступать на стороне чистокровных. Ты стал искать доказательства. Всеми силами хотел найти свою родословную. Но не мог. Реддлов просто не существовало, но ты смог найти семью своей матери. Ты отправился в их дом, и нашёл её брата. Ты узнал, что являешься потомком Слизерина, но ты – полукровка. Ты узнал, что твой отец бросил твою мать. Что, если бы ни он, она бы не умерла. И отец ни разу не навестил тебя в приюте, ты для него не существовал, - Гивент выставил дополнительный щит, когда в него полетел очередной зелёный луч Лорда, - Поэтому ты ненавидишь маглов, поэтому убил его.
- Хватит! - закричал Лорд, но юноша не остановился:
- Ты нашёл Тайную комнату. Василиск стал твоим единственным другом. Ты не хотел убивать Миртл. Она – волшебница, пусть и маглорождённая. И ты испугался. Ты подставил Хагрида, чтобы тебя не выгнали из школы, чтобы не возвращаться в приют. Ты не стал бы таким, ты не убийца.
- Откуда тебе знать?! - яростно воскликнул Лорд.
- Ты любил. Девушку-маглу, из твоего приюта. Она единственная хорошо к тебе относилась, она никогда не издевалась над тобой. И она предала. Она не дождалась тебя. Бросила, узнав, кто ты.
- Зачем, зачем ты говоришь всё это? - в голосе Лорда слышалась боль, он всеми силами пытался отгородиться от слов юноши, посылая всё новые проклятия.
- Я лишь хочу показать, что ты не тот, кого изображаешь столько лет. Ты лучше. Это не твоя жизнь, - горячо сказал юноша, - Подумай, ты хотел бы отказаться? От всего этого. Стать нормальным. Жить, как все.
- Это невозможно! - закричал Волан-де-Морт, - Даже твоя магия не вернёт назад время!
- Нет, время я не верну. Но сейчас лишь я стою между тобой и твоей смертью. Я тебя убивать не намерен, но если я уйду, мракоборцы тебя уничтожат.
- Чего ты добиваешься? - каким-то странным усталым голосом спросил Лорд.
- Я лишь предлагаю тебе нормальную жизнь. Ту, где тебя не будут бояться, где ты не будешь один. Я предлагаю тебе пойти со мной, - зелёные и красные глаза опять встретились. Волан-де-Морт не смог сдержать вскрик удивления. В глазах юноши не было ни страха, ни ужаса, ни ненависти… там было лишь желание помочь, решимость и жалость к нему, Тёмному Лорду. К тому, кто убил его родителей, кто столько раз пытался убить его самого. А юноша лишь улыбнулся и негромко добавил, - Я предлагаю тебе семью, Том. То, чего я сам долгое время был лишён, то, чего у тебя не было никогда.
- Я не могу, Гарри. Я не достоин этого, я совершил столько ошибок, - Лорд опустил взгляд и палочку. Ему никогда ещё не было так плохо. Он никогда не думал, что может так сожалеть о том, что сделал, и с такой силой хотеть всё исправить. Он так давно ничего не чувствовал.
Вдруг яркий свет охватил Лорда, невероятная вспышка ослепила присутствующих. Через несколько секунд свет погас. На месте Тёмного Лорда стоял красивый мужчина с чёрными волосами, чуть тронутыми сединой, и тёмно-синими глазами. Гивент довольно улыбнулся, разглядывая Тома. Мужчина изумлённо посмотрел на свои руки, провёл кончиками пальцев по лицу, по волосам, и в шоке уставился на ухмыляющегося юношу:
- Что это было? Как такое возможно?
- Ты же не всё знаешь о крестражах, Том? Ты не мог не заметить, что теряешь человеческий облик, что перестаёшь чувствовать с каждым новым крестражем, - стал объяснять юноша. Мужчина не перебивал, жадно хватая каждое слово, - Больше четырёх создать было нельзя, но ты создал пятый, а потом, случайно, шестой. В ту ночь. Твоя душа стала столь хрупкой, что её осколок попал в меня. Я чуть не умер, избавляясь от него. Не знаю, смогли ли люди Дамблдора найти и уничтожить оставшиеся крестражи, но теперь это не важно. Ты раскаялся в том, что сделал, и это вернуло тебе не только душу, но и нормальную внешность. Теперь ты вновь стал человеком, но хочешь ли ты им остаться?
- Больше всего, - прошептал Лорд, смотря в глаза юноши.
- Тогда пошли с нами, - юноша протянул мужчине руку, - Либо можешь остаться с ними, - кивнул он в сторону невменяемых Пожирателей, - Выбирай.
Мужчина без сомнений взял руку юноши, и они исчезли, купол дымкой растаял.
Несколько минут над полем стояла тишина, а потом в сторону Пожирателей со всех сторон полетели заклятия.
- Протего, - закричали десять магов в едином порыве, Пожирателей накрыл щит, не давший ни одному лучу достигнуть цели. Фадж выпустил сноп искр, остановив мракоборцев, и удивлённо посмотрел на группу магов.
- Чем вы лучше их, если сейчас устроите бойню? - гневно прошипел Снейп.
- Они – убийцы. Они заслужили это, - пророкотал Грюм, с ненавистью смотря на людей в масках, сбившихся в кучу в центре щита.
- А скольких за свою жизнь убил ты, Аластор? Сколько тёмных магов ты посадил в Азкабан? Лишь на основе твоих показаний, их садили пожизненно. Уверен ли ты, что все они заслуживали этого? - посмотрел на старого мракоборца Люпин. Грюм, несколько секунд смотрящий прямо на оборотня, опустил палочку.
- Ваш Лорд сделал свой выбор. Он ушёл с нами, - громко произнёс Дейвис, обращаясь к Пожирателям, - И каждый из вас может либо дальше бороться и проливать кровь своих братьев, либо снять маску и уйти из этой бесконечной войны.
- И надеемся, министр, тот, кто найдёт в себе силы открыть свой лицо, не будет подвергаться нападкам со стороны Министерства. И уж тем более его не будут судить, - твёрдо посмотрел на Фаджа Люциус.
Министр задумчиво посмотрел на испуганных Пожирателей, затем на своих людей, и наконец, перевёл взгляд на Патриссию и Валентина, которые лишь кивнули, смотря на него.
- Мы оценим их смелость, и не будем преследовать, - вынес вердикт Фадж. По полю пронёсся одобрительный гул, многие были согласны с таким решением.
- Вы всё слышали, - взмахнул палочкой Блейз, щит исчез, - Выбор за вами.
Повторять дважды не пришлось. Почти все Пожиратели скинули маски и неуверенно приблизились к людям министра. Фадж удивлённо посмотрел на оставшихся, которые всем своим видом показывали, что будут бороться.
- Посмотрим, - взмахнул палочкой Захария. С оставшихся Пожирателей слетели маски, а в юношу полетело с десяток смертельных проклятий.
- Нэвэ, - спокойно произнесли Дейвис, Ник и Деррен. Двенадцать человек накрыл мощный щит. Лучи не причинили им никакого вреда.
- Айзоли, - взмахнул палочкой Блейз, и Пожиратели оказались в магической клетке.
- Что ж, - пришёл в себя Фадж, - Руквуд, Сивый, Долохов, супруги Лестрейндж, Макнейр, Эйвери, Нотты, Креббы, Гойлы, Малсибер и Уоррингтон, вы арестованы, - министр махнул мракоборцам. Пожиратели попытались трансгрессировать, но магический барьер не позволил этого сделать, никакие заклятия, посланные в мракоборцев, также не возымели никакого эффекта: клетка блокировала любую магию.
- Инкарцио, - Эрни послал заклятие пут. Блейз убрал свой барьер за секунду до того, как он должен был уничтожить верёвки. Пожиратели не успели применить магию, заклятие Эрни крепко связало их.
Мракоборцы, кивнув юношам, наложили дополнительные чары и взяли Пожирателей в кольцо.
- Что ж, министр, надеюсь, вы сдержите слово, - улыбнулась Патриссия. Министр кивнул и дал знак уводить задержанных. Мракоборцы трансгрессировали, забрав арестованных.
- Остальные свободны, - оглядел всех Фадж, - Война закончилась, господа.
Через несколько минут на поле уже никого не было.
- До встречи, министр, - кивнул Валентин, и двенадцать человек растаяли в воздухе.


Глава 43. Самая странная семья на свете

Гивент и Волан-де-Морт появились посреди гостиной замка Де Мелори. К юноше тут же бросилась Глория:
- Гив, наконец-то! – порывисто обняла его девушка и жадно поцеловала, после чего изучающе посмотрела на стоящего рядом мужчину и улыбнулась ему, - Добро пожаловать в нашу семью, мистер Реддл.
- У вас получилось, - Паула тоже обняла юношу и улыбнулась ошарашенному мужчине.
- Не хотите ли вы сказать, что это и есть… - Тонкс не закончила вопрос, посмотрев на довольного юношу.
- Был, Тонкс, был, - Гивент улыбнулся ей и окружившим его девушкам. Чуть вдали стоял мистер Филч.
- И как теперь называть вас? - нерешительно спросила Нарцисса.
- Том, - впервые искренне улыбнулся мужчина. Он не видел ненависти, не видел страха у этих людей.
Через полчаса вернулись и остальные, домовики накрыли на стол. Несколько часов все темы крутились только вокруг происшедших событий. Том был в шоке, узнав, кто эти люди. Каждый из них имел полное основание его ненавидеть, но все они отнеслись с пониманием, и впустили его в свой дом.
- А твой отец, Пау, тоже перешёл на сторону министра. Он снял маску, - под конец улыбнулся Дейв своей девушке. Та удивлённо посмотрела на него, и улыбка расплылась на её лице:
- Я рада, что он хоть раз в жизни смог поступить правильно, несмотря на свою гордость, - облегчённо вздохнула девушка.
- Как я понял, у тебя уже нет метки, - Том посмотрел на блондина, юноша, улыбнувшись, кивнул. Том лишь хмыкнул и посмотрел на двух сидящих в креслах мужчин, - Люциус, Северус, подойдите.
Мужчины переглянулись, не зная, что лучше сделать. Но ситуацию спас Гивент, мило улыбнувшийся Тёмному Лорду:
- Это я снял твою метку, Том. И не только у Дейва, - многозначительно закончил юноша. Том с минуту удивлённо смотрел на него.
- Да, я явно недооцениваю противников, - хмыкнул он, все весело рассмеялись.
Весь вечер они проговорили. Том рассказал о своей жизни, молодые люди рассказали о своих изысканиях в области высшей магии, взрослые затронули тему волшебных родов и рассказали шокированному Тому о появлении первых волшебников.
Ночевали все в замке. На следующий день хаффлпаффцы разъехались по домам. Даже Блейз отправился к родителям – он видел, как отец переживал за него, и именно его отец первым сбросил маску. Теперь юноше ничего не грозило. Жаль только, что его бывшие однокурсники повторили выбор своих отцов. Молодых людей не посадили в Азкабан, их лишили магии и отправили к маглам. Теперь Нотт, Кребб и Гойл вынуждены заново учиться жить. Валентин и Патриссия отдали им свой дом на Тисовой улице, а миссис Фигг теперь их опекает.
Дейвис, несмотря на просьбы родителей, остался с братом, в замке Де Мелори, но обещал часто приезжать к ним. Тонкс и Люпина Валентин отвёз на машине до дома Блеков. Тонкс была из этого рода, и Гивент посчитал, что дом должен быть их. Люпин, активно возражавший, в конце концов согласился. Дом на Гриммо действительно намного лучше подходил для совместной жизни, чем его полуразвалившееся жилище, или съёмная квартира Тонкс. А им сейчас в первую очередь нужно было думать о ребёнке.
Снейп вернулся в Паучий тупик. Ни он, ни Люпин не были уволены из Хогвартса. После происшедшего Дамблдор сильно сдал. Он понял, что совершил ошибку. Он догадался по реакции Тома, что Гивент Де Мелори – это пропавший Гарри Поттер. И Гарри совершил невозможное. Он закончил войну, закончил без крови.
В замке остались лишь Том, Аргус, всё семейство Де Мелори и Джинни. Теперь они были одной семьёй. Самой странной и дружной семьёй на свете.
***
До общей свадьбы осталась всего неделя. В замке каждый день было полно народу. Снейп, неожиданно для всех, несколько дней назад перебрался к ним, заявив, что никогда не видел такой прекрасной лаборатории. Но, как сказал Дейвис, зельевар просто отвык быть в одиночестве. Его присутствие оказалось очень кстати. Теперь всегда было, с кем поспорить. Притом, не важно, по какому вопросу, Северус на всё имел собственное мнение.
Том, Аргус, Патриссия и Валентин занимались обустройством комнат. Уже три спальни превратили в классы, а одну из гостиных оборудовали под зал для фехтования. Фадж прислал им список семей волшебников, у кого детей не взяли в Хогвартс. Всего по Англии оказалось шесть ребятишек, старшему из которых было шестнадцать лет. Каждому из них было отправлено приглашение, и в сентябре все они должны будут приступить к учёбе, притом, не прерывая магловского образования.
Мир постепенно приходил в себя. Люди только теперь действительно поняли, что войне конец. Но мало кто осознал, что произошло, и почему всё так случилось.
Фадж сдержал слово. Бывших Пожирателей никто не винил. В конце концов, они были лишь пешками в руках Лорда. А куда делся сам Волан-де-Морт, никто в точности не знал. Ходили разные слухи, но они были далеки от действительности. Никто не думал, что те маги, которые так странно закончили эту бесконечную войну, действительно взяли Лорда к себе. А Том жил в замке и с удовольствием следил за выпусками «Пророка», в каждом номере которого кто-нибудь обязательно что-нибудь писал о его исчезновении. И если в первые дни в газете были лишь факты и предположения, то в последнем выпуске написали такое, что Том долго не мог прийти в себя от смеха.
Единственное, в чём сходился весь магический мир, это в бесконечной благодарности тринадцати магам, совершившим чудо. Мало кто знал имена этих магов, но они стали героями. Самым удивительным было то, что весь магический мир был в курсе, что эти маги отказались от предложенных министром орденов, хотя министр говорил с ними с глазу на глаз и, по идее, информация не должна была пойти дальше его кабинета.
А магов было больше. Никто не знал о тех, кто остался в замке, о тех, кому была посвящена эта победа. Но все знали, что среди сражающихся были и сквибы. Расчёт Патриссии и Валентина был очень точным. В обществе что-то перевернулось, теперь не было неприязни и недоверия к магам, волей случая оставшимся без магии. А слух об открытии школы для сквибов вызвал лишь одобрение в магическом обществе.
Деррен, наконец, решился отправиться в «Нору». С собой он взял только Гивента, Глорию и, естественно, Джинни. И вот, они теперь стояли в тени изгороди, собираясь войти.
- Дер, они не съедят тебя, - успокаивающе сжал ладонь брата брюнет, - Мы столько прошли, что справимся и с этим, что бы ни случилось.
- Надеюсь, - нервно кивнул Деррен, открывая калитку.
Две девушки и двое юношей пошли к дому. Было время обеда, так что во дворе никого не было. Подойдя к двери, ведущей в кухню, Молодые люди решительно постучали. Шум разговора, доносившийся из-за двери, смолк, послышались торопливые шаги. Дверь открылась, на пороге появилась миссис Уизли. Увидев ребят, женщина замерла.
- Джинни? - неверяще прошептала она, смотря на дочь, одетую, как истинная аристократка, - Джинни! - Молли бросилась к дочери, заключив её в объятия.
Из дома послышался шум отодвигаемых стульев. Фред, Джордж, Чарли и Билл появились в проёме двери. Близнецы улыбнулись, увидев Гивента, тот улыбнулся в ответ.
- Мам, - Джинни чуть отстранилась и удивлённо посмотрела на мать, - Со мной всё хорошо. Я здесь.
- Мы думали, что тебя похитили Пожиратели, что ты… - женщина заплакала, не в силах отпустить дочь. Гивент и Деррен переглянулись. Об этом они как-то не думали.
- Я жива, я сама сбежала, - Джинни положила руки матери на плечи и посмотрела прямо в её глаза, - Я не думала, что вы так решите. Рон должен был понять, почему я так поступила.
- Проходите все в дом, - решил взять ситуацию под контроль Билл, - Вы как раз к обеду, заодно и поговорим.
- А где отец? - посмотрела на братьев Джинни.
- С Роном на собеседовании в Министерстве. Должны были уже вернуться. Завтра должны разослать результаты ЖАБА, но Рон, похоже, набрал достаточно баллов, чтобы стать мракоборцем, - ответил Чарли.
Все переместились на кухню. Миссис Уизли достала ещё четыре тарелки и наложила дочери и гостям картошки с мясом. Гивент, севший рядом с близнецами, еле слышно прошептал, пока все были заняты Джинни:
- Как вы узнали?
- Сопоставили факты, - ухмыльнулся Джордж.
- Да и Люпин со Снейпом вели себя странно, а тут вы вместе с ними, да ещё и катите бочку на директора, - добавил Фред.
- Спасибо за зеркала. Вы не представляете, как помогли нам, - искренне прошептал брюнет.
- Понравились? - самодовольно спросил Джордж.
- Вы гении, - улыбнулся Гивент.
- Всегда пожалуйста, - хором сказали близнецы, шутливо поклонившись. Все с удивлением посмотрели на эту троицу. Гивент тут же сделал вид, что ест, а близнецы стали беззаботно обсуждать свои новые идеи.
- Джинни, так что тогда произошло? - в который раз спросила миссис Уизли.
- Мам, я просто жила у друзей, - сказала Джинни, - Это Глория Бост и братья Де Мелори, Гивент и Деррен, - представила она.
- Очень приятно, - тут же отреагировали близнецы, встав и, сняв воображаемую шляпу, низко поклонились, размахивая ею. Гивент чуть укоризненно посмотрел на них, но не смог сдержать улыбки. Чарли и Билл, покачав головой, просто подали руки для рукопожатия.
- Почему ты не сообщила нам, где находишься, хотя бы совой? - спросила Молли, кивнув молодым людям.
- Мы были заняты, - уклончиво сказала девушка.
Из гостиной раздался хлопок трансгрессии. Все обернулись в сторону двери.
- Мам, меня прин… - Рон замолчал, резко остановившись и в шоке уставившись на сестру и её друзей. Понимание проступило на его лице, уши покраснели, - Так это вы! Вы украли мою сестру! - гневно закричал он.
- Мы её не заставляли. Джинни сама приняла решение уйти с нами, - спокойно ответил Деррен.
- Да как вы посмели! Я запретил вам! Что ты сделал с моей сестрой, - яростно посмотрел Рон на Деррена.
- Я Джинни и пальцем не тронул, - возмутился Деррен и хотел ещё что-то добавить, но в кухне появился мистер Уизли. За криком Рона никто не услышал второго хлопка.
- Что здесь происходит? - удивлённо спросил мистер Уизли, обводя всех взглядом, - Джинни, - Артур, быстро подойдя к дочери, обнял её, а затем посмотрел на двух незнакомых парней, - Это же вы были там? На поле, - неуверенно спросил он.
- Да, мистер Уизли, - кивнул Гивент, - И мы пришли просить руки вашей дочери.
- Что?! - взревел Рон. Артур и Молли в ступоре посмотрели на парней.
- Я люблю её, и мы хотим пожениться. Мы пришли просить вашего согласия, - Деррен встал, помогая подняться и Джинни, и вопросительно смотря на родителей невесты.
- Но Джинни ещё даже не закончила школу, - в шоке произнесла Молли.
- Она сдаст ЖАБА в конце августа, - спокойно ответил юноша, чуть приобняв любимую.
- Она не готова! - яростно возразил Рон.
- Защиту, чары и трансфигурацию она учила с нами, - спокойно стал перечислять Гивент, - По зельям у нас есть один замечательный учитель, - усмехнулся юноша, вспоминая зельевара, - У Джинни ещё был уход и бытовая, но здесь мы поможем.
- Она сдаст экзамены, - кивнула Глория, - И в этом году закончит Хогвартс.
- Но ей всего шестнадцать, - возразил Артур.
- Пап, а разве вам с мамой было намного больше, когда вы поженились? Мне до семнадцати остался месяц. Но мы хотим пожениться через неделю, вместе с друзьями, - кивнула девушка в сторону Глории и Гивента.
- Через неделю? - рассмеялся Фред.
- Ну ты, сестричка, даёшь! Самая младшая, а замуж выходишь первая, - поддержал брата Джордж.
- А Флер и Билл? - удивлённо посмотрела на старшего брата девушка.
- У нас свадьба в августе, - ответил Билл, усмехнувшись, - Не уж-то забыла?
- Прости, просто столько всего произошло, - виновато ответила девушка, но брат лишь улыбнулся.
- Джинни, ну правда. Ты же их мало знаешь. Зачем вам спешить? - посмотрела на дочь Молли.
- Мы любим друг друга. Мам, мы рождены друг для друга, поверь мне, - ответила на взгляд Джинни, прямо смотря на мать.
- И как вы будете жить? Ты ещё ученица, твой парень только закончил школу и нигде не работает. Вы оба ещё не готовы к этому, - посмотрел на дочь Артур.
- Я позабочусь о Джинни, мистер Уизли, - серьёзно сказал Деррен, - Наш род берёт начало задолго до Основателей. Джинни не будет работать, если сама не захочет, мы все живём в замке. У нас очень дружная семья, и Джинни там, как родная. Я смогу защитить её и от проклятий, и от мира. Со мной она в безопасности, - юноша прижал к себе девушку, показывая, что для неё готов на всё.
- Мы не можем дать согласие, - категорично покачал головой Артур.
- А если вас попрошу я? - негромко спросил Гивент, посмотрев в глаза мистеру Уизли.
- Это ничего не изменит, - твёрдо сказал мужчина.
- Вы думаете? - юноша встал, мистер Уизли инстинктивно положил руку на палочку.
- Артур, это Гарри, - в шоке произнесла Молли. Почему она так решила, женщина не знала, но она почувствовала это.
- Что?! - удивлённо воскликнули Рон, Чарли и Билл, во все глаза смотря на мать.
- Дорогая, это невозможно, - спокойно возразил Артур.
- А если я скажу, мистер Уизли, что вы, наперекор Фаджу, предупредили меня о побеге Сириуса. Я признался, что случайно подслушал ваш с миссис Уизли разговор ночью. И вы просили меня дать слово, что я не стану его разыскивать, - вкрадчиво произнёс Гивент. Глаза мистера Уизли расширились от шока. Это мог знать только Гарри.
- Милый, - Молли бросилась к юноше и расцеловала его.
- Гарри, - Рона как будто ударили мешком по голове, он был оглушён такой новостью.
- Привет, Рон, - жизнерадостно улыбнулся юноша, - Я же прощался не навсегда. Вот мы и встретились.
- Но как? И откуда у тебя взялся брат? - непонимающе смотрел на него друг. Фред и Джордж, переглянувшись, дружно рассмеялись, смотря на жалобное личико младшего брата, задающего, по их мнению, «дуратские» вопросы.
- Так, ребята, тихо, - строго посмотрел на сыновей Артур, а потом перевёл взгляд на Деррена, - Кто ты такой? и как стал братом Гарри?
- Я им и был. Всю жизнь, - спокойно ответил юноша.
- У Джеймса и Лили был только Гарри, ни у кого из них больше детей не было, - возразил мужчина.
- Разрешите представить, - озорно улыбнулся Гивент, - Деррен Марк Грон Де Мелори, мой родной брат, а в прошлом – Дадли Дурсль.
В кухне мгновенно установилась тишина. Близнецы смотрели на Деррена, раскрыв рты: несмотря на обилие предположений, до такого они не додумались.
- Дурсли меня усыновили. Моя мама и тётя из рода Де Мелори, как и мы с Дерром. Теперь мы одна семья, и Деррен мне родной брат, - серьёзно закончил Гивент.
- Ничего себе, - присвистнул Фред.
- Вот тебе и магл, - с уважением посмотрел на парня сестры Джордж.
- Так что, мам, вы согласны на нашу свадьбу? - вернулась к главному вопросу Джинни.
- Да, мы не возражаем, - ответил Артур и посмотрел на брюнета, - Я рад, что Дамблдор ошибся. Рад, что ты жив, Га…Гивент.
- Спасибо, мистер Уизли, - улыбнулся юноша.


Глава 44. Эпилог

Это был прекрасный солнечный день. Во дворе замка Де Мелори было всё готово к свадьбе. Народу было немного. Приглашены только друзья и родственники молодых. Вот появились Паркинсоны. Филч, вызвавшийся принимать гостей, направился к ним.
- Лорд, леди, позвольте вас проводить, - чуть поклонился мужчина.
- Разрешите узнать, что здесь происходит, мистер? Мы получили приглашение в замок с настоятельной просьбой прийти, - непонимающе смотря на украшенный двор, спросил Паркер.
- Пройдёмте со мной. Вас хотела видеть одна молодая девушка, - чуть улыбнулся Аргус и направился в замок. Супруги Паркинсон удивлённо переглянулись, но пошли следом.
Паркер с удивлением смотрел на людей, собравшихся, судя по всему, на чью-то свадьбу. Здесь были почти все Уизли, какая-то женщина (судя по одежде – магл) и темноволосый красивый мужчина, почему-то кивнувший ему. Вот они вошли в замок, поднялись по широкой лестнице и направились, по всей видимости, в спальное крыло. У одной из двери мужчина остановился.
- Вам сюда, - негромко постучав и дождавшись ответа, он приоткрыл дверь и посмотрел на лордов.
Мужчина и женщина нерешительно вошли в комнату, дверь за ними закрылась.
- Я рада, что вы пришли, - улыбнулась им молодая девушка в красивом белом платье и с распущенными абсолютно чёрными волосами. Рядом с ней была ещё одна девушка, помогавшая надеть красивую диадему.
- Как понимаю, вы сегодня выходите замуж. Зачем вы, леди, пригласили нас на свою свадьбу? - в статусе девушки Паркинсон почему-то не сомневался.
- Сегодня будет сыграно пять свадеб, - беззаботно поправила девушка.
- Пять?! - удивилась леди Паркинсон, - Но почему так мало гостей?
- Мы пригласили лишь тех, кого хотим видеть. Не больше, и не меньше, - лаконично ответила невеста.
- Так причём здесь мы? - удивлённо поднял бровь Паркер.
- Я хочу, папа, чтобы именно ты повёл меня под венец, - посмотрела в глаза отцу Паула. Лорд Паркинсон в шоке хватал ртом воздух, его жена вскрикнула и прижала ладонь ко рту.
- Панси, - по щекам женщины потекли слёзы. Она бросилась к дочери и обняла её.
- Но Лорд сказал, что вы с Драко мертвы, - еле произнёс Паркер.
- Мы этого не писали, и не виноваты, что ваш Лорд воспринял это именно так, - пожала плечами девушка, не отводя глаз от отца.
- Вы? - недоумённо переспросил Паркер.
- Мы написали ему письмо, - кивнула девушка и улыбнулась, - Я рада, пап, что ты снял маску, что сделал это ради мамы.
- Откуда ты знаешь? - в шоке смотрел на дочь Паркинсон.
- Мой жених там был. Дейвис Лауэль, он же Драко Малфой. Кстати, меня зовут Паула Сили Лауэль. Мы с Дейвом объединили наши рода и поменяли имена. Поэтому нас никто и не может найти, а ведь весь этот год мы были в Хогвартсе, - спокойно выдала девушка, улыбнувшись родителям.
- Девочка моя, прости меня, - Паркер впервые в жизни ощутил, как дорога ему дочь. Он подошёл и крепко обнял её.
- Так ты поведёшь меня к алтарю? - нерешительно спросила девушка, не ожидавшая от отца ничего подобного.
- Всенепременно, - улыбнулся мужчина, подавая ей руку.
***
Всего одиннадцать человек было под белым куполом, когда неизвестно откуда заиграла чудесная музыка. Пожилой волшебник, который венчал молодых, взмахнул палочкой, давая сигнал женихам. В проходе появился Люпин, рядом с которым, улыбаясь, шёл Снейп, за ними появились Гивент и Захария, следом – Деррен и Эрни, затем Дейвис и Блейз и замыкали шеренгу Николас и Джастин. Женихи и их друзья, в превосходных парадных мантиях середины восемнадцатого века, прошли до площадки и встали недалеко друг от друга, ожидая своих невест.
Пожилой волшебник второй раз взмахнул палочкой. Шатёр озарился золотистым светом. В проходе появилась Тонкс под руку с Люциусом. По чуть округлившемуся животу уже можно было понять, что девушка ждёт ребёнка. Подругой невесты была Нарцисса. За этой тройкой появилась следующая – Глория под руку с отцом. Её мать, сидевшая в первом ряду, белым платком утирала выступившие от счастья слёзы. Подругой Глории была Сьюзен. За ними под руку с Артуром Уизли шла Джинни. Вместо подруги с ней была Патриссия. Следом шёл Паркинсон, гордо ведя Паулу. Рядом с девушкой была Ханна. Последними шли под руку Валентин и Луни, чуть позади которых была Виктория.
Это был один из самых счастливых дней в жизни ребят. В этот день они обрели свои вторые половинки. Меньше сорока человек было на свадьбе, но это были только те, кому они доверяли. Это был настоящий праздник. Такой, которого они все и хотели.
***
Время. Как быстро оно мчится и как мимолётно уходит. Но в замке Де Мелори оно как будто остановилось. Прошло уже десять лет с окончания войны. В магической Англии по-прежнему вздрагивали при произнесении имени Тёмного Лорда. Но практически никто о нём не говорил. Это была лишь страница истории, истории их мира. Косой переулок опять наполнился жизнью, уже не было страха, не надо было постоянно быть начеку. Маги спешили на работу, ходили по магазинам. Дети не знали или не помнили, что такое война, а взрослые старались забыть те жуткие годы.
Дамблдор оставил пост директора и куда-то уехал. На его место назначили Минерву МакГонагалл. Снейп всё так же преподавал зельеварение, Люпин был преподавателем ЗОТИ и деканом Гриффиндора, а Тонкс устроилась на место профессора трансфигурации, оставив карьеру мракоборца. Их сын, Тедди, действительно был метаморфом и анимагом, как и пятилетняя дочь Китти. Через год Тедди уже пойдёт в школу.
У ребят тоже всё было хорошо. Буквально через несколько месяцев после их общей свадьбы, была организована тройная свадьба друзей. Гивент был шафером Захарии, который женился на Сьюзен, Деррен – у Эрни, который взял в жёны Ханну, а Ник – у Джастина, женившегося на Виктории. Блейз женился совсем недавно, его жена ждала их первенца.
Школа для сквибов стала известна и за пределами Англии. В замок Де Мелори приходило столько прошений от магов разных стран взять на обучение их ребёнка, что министр издал указ о строительстве новой шкалы. Сейчас в замке было выделено целое крыло для учеников. Том, Аргус, Валентин и Патриссия с радостью обучали их всем доступным для них магическим дисциплинам.
Гивент и Глория, как и их друзья, жили здесь. Глория ждала третьего ребёнка. У них было два сына – восьми и трёх лет, и они очень надеялись, что теперь будет дочка. У Деррена с Джинни были и мальчик, и девочка, обоим было по восемь. Близнецы вечно норовили попасть в закрытое крыло, и, в конце концов, им разрешили учиться вместе со сквибами, хотя они явно были слишком юны для подобных наук, но очень старались.
Дейвис и Паула так и не переехали к родителям, хотя и Паркинсоны, и Малфои их не раз звали к себе. Они остались жить в замке, который стал их домом с тех пор, как они впервые переступили его порог. У них была девятилетняя дочка и мальчики – погодки, семи и шести лет.
И лишь Николас и Луни покинули замок. Ник, восемь лет назад встретившийся со своей бабушкой, не смог оставить её одну. Августа была так счастлива, что внук жив, что просто не выдержала бы его ухода. Теперь старушка помогала им воспитывать малышей. Их сыну скоро исполниться шесть, а дочери было только два года.
Почти каждый день все собирались в замке Де Мелори. Дети играли, они были просто неразлучны, а родители обсуждали новости, искали давно забытые заклинания и старинные книги в необъятной библиотеке замка, и помогали четырём учителям небольшой школы замка. Они все были вместе. Они по-прежнему были едины, по-прежнему готовы на всё, ради счастья друг друга. Просто теперь семья стала больше, но это по-прежнему была одна большая семья: вместе с родителями, вместе с учениками. Самая дружная и странная семья на всём белом свете.



P.S. Вот и всё. С нетерпением жду Ваших отзывов, критики, и всего, что Вы захотите мне написать)))

"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"