Из цикла "Приключения Северуса Снейпа и доктора Люпина

Автор: Selena Style
Бета:нет
Рейтинг:PG
Пейринг:
Жанр:Humor
Отказ:Все права на персонажи принадлежат госпоже Роулинг, и вина за всё это тоже на ней.
Вызов:Собака Малфойвиллей
Аннотация:Хогварцкие сыщики Снейп и Люпин расследуют загадочное убийство хозяина поместья Люциуса Малфоя. Сплошные загадки и легенда ещё эта старинная!!!
Комментарии:
Каталог:нет
Предупреждения:нет
Статус:Закончен
Выложен:2005-09-19 00:00:00 (последнее обновление: 2005.12.23)
  просмотреть/оставить комментарии


Глава 1. Собака Малфойвилей.

Был обычный прохладный летний английский вечерок… Привычно потрескивал огонь в камине… Где-то далеко, в дальних уголках огромного замка, раздался громкий взрыв – Невилл Лонгботтом, поступивший поваром в Школу Волшебства и Магии Хогварц, начинал готовить ужин… Великий сыщик и по совместительству преподаватель Зелий профессор Северус Снейп привычно вздохнул, пошерудил дрова в камине и затянулся трубкой. «Вот сейчас» подумал профессор. И, точно, раздался привычный стук в дверь.
- Алле, Северус? А вот и я! Курим? – в комнату ворвался его друг и биограф профессор Люпин. – Нельзя курить трубочку одному, курить одному, курить одному. А всё почему, почему, почему? Не так у нас много опиуму, тра-та-та!
Снейп прикрыл глаза.
- Мда… Ничего нового… А скажите, любезнейший, как вы считаете, что у нас сегодня на ужин?
Люпин почесал тыкву.
- Эээ… Котлетки?
- А вот и нет, друг мой, - Снейп забрал тыкву из рук Ремуса.- Котлетки были вчера. Сегодня будет плов.
Люпин восхищенно посмотрел на профессора:
- Как вы догадались, сэр?
- Взрыв от котла для плова характерно отличается от взрыва сковородки.
Люпин продолжал восхищенно смотреть.
- Это мой конек. Я ведь даже защитил диссертацию на эту тему. Да… - Северус смачно затянулся, - «Характерные отличия взрывной волны на примере средств бытовой принадлежности». Понимаете, когда Лонгботтом взрывает, например, кастрюлю, звук такой как бы пустоватый; котел, он чуть глуше идёт, а вот сковорода, она…
Рассказать обо всех прелестях взрыва сковороды Снейпу не дал влетевший в кабинет Рон Уизли.
- Слава Мерлину, я нашел вас! Убийство! Призошло убийс… Опа! А что это мы тут делаем? Курим? – Рон схватил лежащую на столике и только что раскуренную люпиновскую трубку и блаженно затянулся. – Ааа… Хорошо…А знаете, я вот часто рассуждаю о смысле жизни, и пришёл к выводу, что…
- Вы хотели рассказать нам про убийство, мистер Уизли… - остановил тираду Снейп. Он и сам порой любил поразмышлять о смысле, а потому знал, что это будет надолго.
- Какое убийство? – Уизли был уже далеко…
- Вы не последовательны. Это мой вопрос. Итак, какое убийство? – Снейп откинулся в кресле и скрестил пальцы.
- А вам про какое? Я много знаю… Кеннеди, например… Или про то как Каплан стреляла в Ленина? Так она его тогда не убила, его потом Сталин дотравил…
- Мистер Уизли! Люпин, сделайте что-нибудь!
Ремус недоумённо пожал плечами и сделал стойку на руках.
- Счас зааважу! Я не Вольдеморт, предупреждать не буду! – угрожающе нахмурился Мастер Зелий, - не умеют, блин, курить, только продукт переводят…
Уизли и Люпин разом сели в кресло. В одно. И Рон начал спешно говорить:
- Понимаете, я же сейчас, как вы знаете, работаю фельдшером у нас в деревушке, а там у нас поместье Малфоев рядышком. Так вот там вчера за поворотом, чуть сзади замка, ну там, где конопляное поле ещё слева…
- Мистер Уизли! Прошу вас говорить медленнее… Я закрою глаза, чтобы яснее представить себе эту картину, а вы рассказывайте дальше. И там, где конопляное поле, поподробнее, пожалуйста…
- Хорошо, сэр! - И Рон Уизли начал своё повествование замогильным голосом. – Древняя легенда гласит: « Когда-то давно, в незапамятные времена, зародился этот обычай. И следовали ему люди. И каждые 50 лет избирался избранный, кто сможет. Только он знал секрет и передавал его потомкам. Каждые 50 лет при восходе полной луны отправлялся он в волшебное поле, собирал волшебные травы и колдовал он над ними. И только он, и никто более, знал пропорции зелий…» Ну, тут, короче размыто дальше, мы только поняли, что это вроде, суперкосяк получался! – торжественно закончил Уизли.
По подземельям разносился раскатистый храп мастера Зелий.
- Чего это он? – спросил Рон.
- А… Это он так… Думает… - Люпин сосредоточенно нахмурился – Подожди, а что с убийством-то?
Рон махнул рукой:
-А, да там Малфоя-старшего кто-то огрел лопатой по башке.
В это время профессор Снейп особенно громко хрюкнул и получил от Люпина тычок в бок:
- А.. Хрр.. Мамочка, я больше не буду кидаться в братика «авадой».. Хрры..- он подскочил в кресле и сурово глянул на Рона.
Ремус подошёл к креслу профессора:
- Ну, Северус, я думаю, нам надо взяться за это дело!
- Ремус! - Снейп убрал руку Люпина с «этого дела».- Ты прав! Мы берёмся за расследование!


Чуть позже в кабинете шефа…
- Северус, Ремус! Это, конечно, замечательно, но у вас так много незаконченной работы здесь… Хотя… - профессор Дамбдор расхаживал по комнате. – Надо, помочь, надо! Отправляйтесь!
- Подождите, директор! – запротестовала МакГоннагл. – А как же моё дело об исчезнувших котятах?!
Директор почему-то вспомнил про вчерашние котлетки, но промолчал…
- И моё «всадник без головы»? – встрял Почти… эээ… теперь уже Безголовый Ник.
- И кто-то вытоптал в моём огороде всю брюкву! – взвизгнул Флитвик.
- Это не столь важно!
- Но что, во имя Мерлина, может быть важнее брюквы?! – заломил ручки пухленький профессор.
Дамбдор задумался:
- Ну… эээ. Не знаю… Картопля, например…
- Картошка, - технично поправил Снейп.
Директор строго глянул на него поверх очков.
Снейп сделал вид, что это сказал Люпин, и обратился к Флитвику:
- Свидетели есть? Улики собрали какие-нибудь?
- Да какие там улики! – горестно вздохнул Флитвик. – Даже полведра не набралось… Но, знаете, - профессор Заклинаний перешёл на полузадушенный шепот, - там повсюду были собачьи следы…
- Аааааааааааааа!
Все подскочили.
- Вы чего орёте, любезнейшая? – поинтересовался Снейп.
- Я это… впечатлительная очень, - смутилась Минерва.
- Ну, ладно, нам и впрямь пора ехать! – встал мастер Зелий.
- А в Прямь-то зачем? Нам к Малфоям! – удивился Люпин.
- Зааважу, - процедил Снейп.
- Ну, с Мерлином! Присядем на дорожку! – сказал Дамблдор.
- Некогда рассиживаться! – воскликнул Снейп, но, под пристальным взглядом директора, снова сделал вид, что это не он.
… Прошло пять часов…
- Шеф, можно мы поедем, а то у меня ноги затекли? – жалобно произнес профессор Зельеварения.
Дамблдор милостиво махнул ручкой, и Снейп с Люпином пулей вылетели из кабинета.
«Эхх… Не могли просто выйти в дверь?» подумал Дамблдор, сокрушённо глядя на разбитое окно.


Двери огромного поместья гостеприимно распахнулись с дикими криками:
- О, Мерлин! Как мы рады всех вас видеть!
- Ого, какой сервис! – одобрительно воскликнул Люпин.
- Заткни-и-итесь, твари! – с широкой лестницы к ним спешил растрепанный Рон. – Это я не вам, - испуганно произнес он, подбегая к профессорам. – Добби шляется целый день туда-сюда, а они орут, как резаные. Не знаю, как отключить…
Поднятая было для «авады» палочка профессора Снейпа благосклонно опустилась.
- Ну-с, рассказывайте-показывайте, что у вас случилось.
Рон засуетился:
- Понимаете, ну такая симпатичная крестьяночка, сил нет… А кто ж знал? Ну мы с ней на сеновале и… Теперь вот, - Рон снял штаны, показывая…
- Впечатляет, - согласился профессор. – А теперь покажите место преступления. Вы говорили, там поле конопляное.
- Ах, вы про это! Пойдемте-пойдемте!
По дороге Уизли прыгал вокруг профессоров, непрестанно галдел и травил байки. Байки с шумом падали на землю, а профессор удивлялся, как можно отравить мотоциклы. «Каплан, наверно, и Ленина так травила… А, нет, это Сталин…» и в который раз не переставал удивляться чудесам магического мира…
Наконец, они дошли до места преступления. Рон остановился с торжествующим видом. Снейп, с задумчивым видом, вооружился огромной лупой и пополз по траве. Люпин с умным видом осматривался.
Через некоторое время Снейп поднялся на ноги, спрятал лупу в мантию и констатировал:
- Ну, что ж мне всё понятно. Трава отличная!
- А труп, профессор? – воскликнул Рон.
- Тоже неплохой. А чё? – произнес зельевар, глядя в округлившиеся глаза Ремуса. – Нормальный такой труп… А что вы на меня так смотрите, любезнейший? На мне узоров нет, и цветы не растут!
- Ээээ… Растут! – и Люпин ткнул пальцем в плечо Снейпа.
- Ах ты! – досадливо вздохнул Снейп и стряхнул лютики с плеча. Вдруг Люпин вскрикнул и прижал ко рту ладонь:
- Смотрите! Собачьи следы!!!
- Точно! – воскликнул мастер Зелий.
- И записка! – Люпин поднял с пола клочок бумаги. – Тут что-то странное! Квадрат какой-то!
Снейп выхватил листок. На нем карандашом был начерчен квадрат. Внимательно рассмотрев, он пожал плечами:
- Малевич, что ли?
Люпин же задал не менее насущный вопрос:
– А не пора ли нам подкрепиться?
И троица заспешила в замок.
- О, Мерлин! Как мы рады всех вас видеть!
Рон только тихо ругнулся, проходя сквозь жизнерадостные двери.
В столовой их уже ждал накрытый ужин.
Люпин подошел к столу и поднял простыню.
- Что это такое, Добби? – вопрошал он грозно, показывая на тело на столе.
- А, это Ужин, сэр. Бывший дворецкий. А я вам в гостиной уже тарелочки поставил!
Спустя полчаса, плотно откушав овсянки, Снейп сидел в кресле и задумчиво курил. Люпин задумчиво водил кочергой в камине. Рон задумчиво смотрел в окно. Наконец, он произнес:
- Мда… Запутанное дельце… А вы что скажете, профессор?
- Поистине непонятное… И ни одной зацепки! Но мне не даёт покоя одна вещь…
- Собачьи следы? – обрадовался Люпин.
- Мда… И там тоже кто-то вытоптал брюкву…


На следующее утро, плотно откушав овсянки, профессора решили выйти прогуляться. Заодно и осмотреться. Внезапно Снейп остановился.
- Стоп! Ведь если преступник ещё здесь, и он увидит меня и узнает, тогда он все поймет, что мы расследуем преступление, и спрячется! Мне надо замаскироваться.
- А мне? – вопрошал Люпин.
- А вам зачем? От вас всё равно толку никакого!
Ремус как обычно пожал плечами и остался внизу дожидаться Снейпа.
Через некоторое время они уже как типичные английские джентльмены гуляли по болотам - пугали воплями куликов, рвали камыши и пинками сшибали шляпки мухоморов. Наконец, выбрав симпатичную полянку, профессора остановились на ней для ланча и обеденного джентльменского распития водки.
- Профессор Люпин! Как же я рад вас видеть! А что вы тут делаете? – к ним навстречу из лесу вышел Гарри Поттер и, заметив бутылку, потер ручки. – О, я буду третьим!
- Нет, вы будете четвертым! Троих мы уже послали!
Гарри протер очки:
- Ба! Какие люди!
Снейп испуганно замер.
- Алан Рикман! Ремус, умеете вы друзей заводить! Очень приятно, Гарри Поттер, ну, тот самый! – и Гарри протянул Снейпу руку. Тот облегченно вздохнул – не узнал, вот что значит профессиональная маскировка! Гарри уселся на траву:
- А я вот слышал, Снейп собирался подвалить…
Снейп поперхнулся. Поттер участливо похлопал его по спине:
- Что такое?
- Водка пошла не в то горло, - сдавленно произнес Снейп.
- А вы ещё и в два горла жрёте? – поинтересовался Гарри.
Люпин поспешил разрядить ситуацию:
- Да нет, Гарри. Профессора Снейпа тут нет, - Люпин посмотрел на зельевара и заговорщицки ему подмигнул. – Он уехал в Африку к своей тёте, у неё обезьянка заболела.
- Да? Ну, слава Мерлину, а то я думал, он убийство приедет расследовать.
- Ой, как интересно! Говорите-говорите, - Снейп придвинулся к Поттеру поближе.
- А что тут говорить? Когда-то давно, в незапамятные времена, зародился этот обычай. И следовали ему люди. И каждые 50 лет избирался избранный, кто сможет…
- Это мы уже слышали! – раздосованно прервал Снейп. – Вы ближе к убийству.
- А! Так Малфоя-старшего кто-то вдарил лопатой по башке!
- Поттер! – заорал Снейп и тут же осёкся, - в смысле, что вы говорите!!!
- Да, - продолжал Гарри, - хороший был человек… Бывало, придут к нему местные маги взаймы взять, а он: идите, говорит, вон, а то «авадой» кину! Ведь мог, а не кидал… - и Поттер залился горючими слезами.
- А что вы знаете про убийство? Конкретно?
- Ему конкретно врезали по че-е-ерепу, - продолжал голосить Гарри, - а человек-то хороший, да и сынок вот, не едет ника-а-ак, да на кого ж они нас все покинули-и-и…
- Мне всё понятно, Люпин, уходим, - шепнул мастер зелий на ухо Ремусу, и они ретировались с полянки, оставив там безутешного Поттера и почти непочатую бутылку. Бутылки было жалко…


- О, Мерлин! Как мы рады всех вас видеть! - Раздалось вдалеке.
Снейп, Люпин и Уизли, плотно откушав овсянки, сидели у камина. Северус курил и думал об убийстве. Рон потягивал виски и думал, что же Снейп думает об убийстве. Люпин печально думал об оставленной бутылке. Дверь в кабинет распахнулась. За ней никого не оказалось.
- Уизли, закройте дверь, дует.
«do it yourself» подумал Рон, однако, пошел к двери.
Внезапно из-за кресла профессора Снейпа возник Драко Малфой.
- Я приветствую вас, достопочтимые гости в моём доме, - произнес он и поклонился.
- О, сэр Драко! Как же я рад, что вы вернулись в родное гнездо! – и Рон кинулся обнимать Малфоя-младшего. Следующим движением Драко применил к нему приём, и Уизли отлетел в противоположный конец комнаты.
- Я прошу прощения! Я слишком давно уехал из родной Англии учиться в Шаолиньский монастырь. Поэтому ваши обычаи мне кажутся немного странными, но я постараюсь привыкнуть.
С этими словами он поплотнее завернулся в оранжевое одеяло и сел в кресло.
- То-то я не видел, как вы зашли, Малфой, - произнес Снейп, затягиваясь трубкой. – Вы, похоже, изучали практику бешеной летающей коровы-бомбардировщика?
- Откуда вы узнали, сэр? – пораженно посмотрел на него Драко.
- Ну, любезнейший, это мой конёк! Я даже защитил диссертацию на эту тему. «Характерные отличия невидимого прыжка стиля бешеной летающей коровы-бомбардировщика от видимого кульбита стиля козлерогого богомола»…
- О, сэр Северус! – благоговейно произнес Драко, - мы воспитывались по вашим рукописям, сэнсэй!!!
И упал ниц.
- Нууу… Будет… - радушно ответил Снейп и стал поднимать Драко с пола.
- Будет-будет! – оживился Уизли, - мы все будем! Добби, виски!
- Мы все скорбим о безвременной кончине вашего отца… А с вами ничего подозрительного не случалось по дороге?
Драко задумался.
- Ну… эээ… Вот, к примеру, когда мы с другом курили в поезде траву, к нам в купе подсели маленькие синенькие крокодильчики и всю дорогу гаденько улыбались. Это подозрительно?
- Более чем, - многозначительно кивнул Люпин. – Голимая трава, наверно, попалась. Крокодильчики красными должны быть!
- Да, - кивнул Снейп. – А ещё что-нибудь было?
- Была бутылка, но мы её выпили.
- Жаль, - констатировал Рон.
- А ещё мне в отеле подкинули черную мантию. Безобразие! Я ношу только оранжевое! Хотя мантия хорошая, я себе оставил!
Вдалеке раздалось:
- О, Мерлин! Как мы рады всех вас видеть!
Рон схватился за голову. Дверь в кабинет снова раскрылась, и на пороге возник Добби.
- К вам Гарри Поттер, сэр! С визитом!
- Ну, что ж он так сразу, - смутился Драко. – мы ведь даже ещё не знакомы… и я предпочитаю другую марку презер…
- О, сэр Драко! Я так рад, что вы приехали к нам! Надеюсь, навсегда! – Гарри Поттер с порога кинулся обнимать Малфоя. «Вот сейчас» подумал профессор Снейп, и в этот момент Поттер отлетел в угол комнаты мастерским приёмом.
- Мне тоже очень приятно познакомиться! Простите, я только что из Шаолиня, поэтому не знаком с вашими обычаями…
Поттер вскочил, как ни в чем не бывало, отряхнулся:
- Да что вы там в своих Китаях! Жизни не знаете! Кстати, о жизнях. Разрешите представить вам мою внучатую племянницу по маминой линии папиного крестного!
Мужчины восхищённо замерли – в комнату вплыла роскошная дородная дама афро-американского происхождения.
- Гермиона Грейнжер!
Девушка грациозно вышла из лодки, а сзади раздалось недовольное бурчание Добби, которому пришлось собирать всю воду тряпкой.
Снейп галантно поцеловал даме ручку:
- Экскьюзи муа, мадмуазель!
- Да чё там, по-нашему можно, по-простецки! – гоготнула дама и хлопнула Северуса по плечу, тот аж присел. Поттер потер ручки и хихикнул:
- Она в России училась. В РУДНе.
Тем временем Гермиона прошествовала к бару, и, откупорив бутылку, рванула половину прямо из горлышка, чем немедленно завоевала уважение и немое восхищение Малфоя-младшего. Рон одобрительно крякнул. Занюхав рукавом, она произнесла:
- Мы это, чего пришли-то. На ужин хотим вас пригласить. Светский раут, так сказать, - и выдала смачную отрыжку. Затем, сделав всем ручкой, негритянка подхватила под мышку Поттера и направилась к выходу. Снейп опять припал к её руке и протянул букет:
- Это вам, мадмуазель!
- Пасиба! – гламурно икнула мадмуазель и покинула помещение. Драко проводил её влюблёнными глазами:
- Какая женщина!
- Да, - подтвердил Рон, - сказка просто… Но дедуля у неё ревнивый, ууу…и строгий.
- Кто? – не понял Снейп.
- Ну, Гарри, кто-то! Она ж его внучатая племянница.
Драко же тем временем продолжал вздыхать:
- Ах… А какой голос! А кожа – шоколад, чистый шоколад… А такой отрыжкой у нас не мог похвастаться даже мастер-сэнсэй! Женюсь, к чему слова! – и он хлопнул кулаком по столу.
И уже пред сном, расходясь по своим спальням, Снейп задумчиво произнёс:
- Не нравятся они мне, родственнички эти… Что-то не так, не похожа она на Поттера…
- Да, - согласился Люпин. – Полновата слишком.



На утро, сидя за столом, Снейп меланхолично размазывал ложкой овсянку по тарелке.
- А скажите, любезнейший Добби, а что у нас на обед?
- Овсянка, сэр!
- А на ужин?
- Котлеты, сэр!
- Ну, наконец-то!
- Из овсянки, сэр!
- Мило. Очень мило. И, главное, совершенно непредсказуемо! О! – лицо профессора Снейпа озарилось. – Кстати, о непредсказуемом! Предлагаю вызвать к нам на помощь инспектора Хмури.
- Зачем, Северус? – Люпин рисовал ложкой рожицы в тарелке с кашей. Рожицы подозрительно напоминали Снейпа в профиль.
- Это же элементарно, Люпин! Убийца подумает, что это он расследует убийство, в то время как мы раскроем убийство и поймаем убийцу!
Ранее прислушивающийся к разговору Драко после этой фразы решил больше не вникать – бесполезно, и продолжил есть овсянку палочками. На нем было белоснежное одеяло. Рона Уизли нигде не наблюдалось.
- О, Мерлин! Как мы рады всех вас видеть!
Снейп возвел глаза к небу:
- Кого ещё там гоблины принесли?
В комнату вошли гоблины. Бритоголовые, в спортивных костюмах и с бейсбольными битами. Принесли Рона. Положили на пол и вышли.
- О, Мерлин! Как мы рады всех вас видеть!
- Убейте их… - слабо произнес Рон.
После завтрака все собрались у камина. Развели костерок, попели под гитару Розенбаума.
- А можно ещё немножечко Цоя? – канючил Драко.
- Всё, хватит! Итак. Что мы имеем? – Снейп расхаживал по комнате с трубкой в зубах.
- Немного травы, ещё три бутылки виски, один шнапс и пирожки, которые жена Добби, прислала из Амстердама.
- Мда… немного! А теперь по убийству.
- Труп, собачьи следы, вытоптанная брюква и, - Люпин понизил голос, - записка Малевича.
- Да, записка… - Снейп внимательно посмотрел на листок. Внезапно лицо его прояснилось. – Я понял! Это не квадрат! Это две скрещенные буквы «Г», одна нормально, другая – вверх тормашками! Что мы имеем на «Г»? – вопрошал профессор.
- Гений, - начал Люпин, с обожанием глядя на Снейпа. Тот милостиво кивнул. – А ещё гараж, грабли, гоблинов, гов…-
- Достаточно, я всё понял!
- Гарри Поттера и его внучку-негритянку Гермиону Грейнджер, - сказал Рон.
- Как вы посмели, негодяй! Иметь мою невесту! Дуэль! Защищайтесь! – Драко бросил Уизли в лицо одеяло и выхватил нунчаки.
- Зааважу! – прикрикнул Снейп. Дуэлянты разом уселись в кресло. В одно. «Дежа вю» подумал Снейп, а вслух произнес:
- Итак! Нас ждёт двойное «Г» и великолепный ужин в обществе прекрасной дамы, где, я надеюсь, мы сможет узнать какие-нибудь обстоятельства этого крайне запутанного дела. По дороге туда и обратно нас прикроет Хмури. Он, кстати, уже здесь.
- Где? – все выглянули в окно.
- Видите, жираф пасётся на полянке? Он специально замаскировался, чтоб внимание не привлекать! Вперед, друзья!


- О, Мерлин! Как мы рады всех вас видеть!
- Заткни-и-итесь, твари-и-ииии….



В гостеприимном доме Поттеров их уже ждали распахнутые двери.
- Какая интересная конструкция… А где же стены и крыша? – поинтересовался Люпин.
- А вот и гости дорогие! Ну, заходите, как говорится, чем богаты – то и прячем!
На пороге появился радушный хозяин.
- А где Гарри Поттер? – спросил Снейп.
- Он пошел Вольдеморта трясти. Минут через 20 подъедет.
- Северус, а кто такой Вольдеморт? – тихо спросил Люпин.
- Так, местный мелкий криминальный лидер.
- А что Поттер пошёл с ним делать?
- Стоп! – Северус вскинул палец вверх. – Что может быть общего у этого ботаника с преступником?
- Брат… - печально произнесла подошедшая Гермиона.
- Что???
- У них брат недавно из Азкабана сбежал…
- Опачки, вот это поворот! И за что он сидел?
- Политический… Анекдоты про Сталина травил…
- Так Сталин умер давно!
- И я говорю! А Питер всё сидел! Столько лет! Вот неделю назад только заметил, что в тюрьме четвертой стены-то нету... Теперь на болотах прячется.
И Гермиона горестно вздохнула. Подбежавший к ней Драко заботливо укрыл её своим одеялом.
- Не расстраивайтесь, Гермиона, хорошо, что у них один только брат! Зато сестра…
- Внучатая племянница, - встрял в разговор Рон.
- Нет! Я вам всё расскажу! – вдруг воскликнула согретая теплом дракиной любви Гермиона, - Это всё они! Они меня заставили!
- Ну, что я вам говорил, Люпин? Это было элементарно. Мы слушаем вас, любезнейшая. Снейп закурил трубку.
- Понимаете, их много. – начала рассказывать Гермиона, сморкаясь в одеяло. – Добби, он ведь тоже их брат… Вот он и подкармливал Питера потихоньку, чтоб он с голоду не умер…
Люпин испуганно закрыл рот рукой.
- Это заговор, - произнес Снейп, - не зря он нас кормил одной овсянкой! Теперь понятно, куда человеческие продукты девались!
- А у Добби ещё брат-близнец есть, - продолжала дама, - он в России работает домоуправом. Живет в Кремле. Мы там и познакомились. Больше не знаю о нем ничего…
- С этим потом разберемся. Дальше. Что же Люциус Малфой?
- Малфой-старший-то? А его кто-то в огороде лопатой приложил…
- ДА ЗНАЕМ!!!! – заорали все.
- А чё тогда спрашиваете? – искренне изумилась Гермиона.
- Кто? И откуда там собачьи следы???
- Не знаю… Может это Сириус Блэк?
- Кто???
В комнату вошел молодой человек приятной наружности. Гермиона ткнула пальцем в его сторону.
- Вот он!
- Мне всё ясно! Попался! – заорал Снейп и поднял палочку. – «Авада Кеда…» Стоп! А откуда собачьи следы-то?
Блэк смутился.
- Ну я это… пописать выходил…
- А в доме не пробовали?
- А в доме мы ему не разрешаем. А ну, фу! – прикрикнула Гермиона на Сириуса, который начал подозрительно обнюхивать угол. Блэк поспешно отошёл и стал с интересом разглядывать Рона. Тот решил отодвинуться от греха подальше.
- Мда… Загадки одна за другой… - задумчиво почесался Снейп. Потом ещё раз почесался. Потом расчесался весь…
- Да, что такое, в самом деле!!!
- А Сириус, небось, опять блох нахватался! А ну пошел вон, собака шелудивая, вот я тебе сейчас! – и Гермиона погнала одеялом Сириуса вон из комнаты. Вернувшись, она нервно закурила.
- Так если вы ему не внучка…- начал Драко.
- Внучатая племянница, - поправил Рон
- Неважно! Выходите за меня замуж!
- Не могу, Драко, - вздохнула Гермиона. – Ведь ты же… Эххх… Всё скажу. Гарри не дед мне. Это я его мать… а ты… Ты – брат Поттера!
- О, великий китайский отец Конфуций! – воскликнул Драко, - Ты – моя мать?!
- Прости, дорогой, я не знала раньше сама… Ведь тебя упрятали в Китае и я даже не знала, что ты родился…
- Ну, всё, хватит! – психанул Снейп и отобрал у Драко и Гермионы косяки. – Давайте по существу!
Все дружно отвесили существу по пинку. Существо завопило и превратилось в профессора Флитвика.
- Вы?! – изумился Снейп. – Что вы-то тут делаете?
- Что-что.. – начал было Флитвик и не нашелся, что дальше ответить.
- Ну, что «что-что»? – угрожающе повторил мастер Зелий.
- Ээээ… Брюкву караулю, вот что!
- Какую брюкву?
- Красную такую… В земле растёт. А я её ращу! Холю её, лелею… А вы, - лицо профессора Флитвика начало наливаться кровью, - а вы шляетесь здесь своими грязными ногами и её вытаптываете!!!
Все дружно посмотрели под ноги. Да, урожай был загублен на корню. Лопата предательски задрожала в профессорской руке, лицо исказилось… Все испуганно замерли, и в это время в окно просунулась пятнистая голова.
- Аааа!!! – заорал Флитвик. – Жираф!!!
- Извините, - сказал жираф, - а вы ещё долго? А то я потеть начинаю.
- Аааа!!! Он говорящий!!! – профессор заклинаний захрипел, схватился за горло и упал в обморок.
Снейп надел на валяющегося профа наручники.
- Флитвик, вы арестованы!
Окружающие дружно зааплодировали.


…Тем же вечером в замке Хогварц…
- Как хорошо дома, - блаженно потянулся в кресле профессор Снейп, закуривая трубочку.
- Да, и не говорите, - кивнул Люпин и подбросил дров в камин. – А всё-таки, Северус, как вы догадались, что это был Флитвик?
- Это же элементарно, Ремус! Конечно, сначала ему удавалось водить нас за нос. Да, - Снейп покосился на Люпина, - а почему вы думаете, он у меня такой большой? Так вот. Мне всё-таки не давала покоя сначала записка. Скрещенные «ГГ», как-то банально, пОшло и глупо. И, главное, к чему? Собачьи следы, опять же. Флитвик специально поливал растения жидкостью с запахом, на которую реагировал Сириус Блэк. Он пытался сделать так, чтобы подозрение сразу пало на эту псину. Даже старую легенду нарыл где-то.
- Так там же про траву? – удивился Люпин.
- Этого мы не знаем. Там дальше всё размыто. А Уизли ещё с гоблинами пообщается, ему и не такое будет чудиться! Так вот. Он ведь даже дело попросил меня вести! Чтобы контролировать каждый мой шаг!
- Но вы его обманули, так удачно загримировавшись под Рикмана!
- Да, - довольно покраснел от похвалы профессор. – Это мой конёк! Я даже диссертацию защитил на эту тему! «Как удачно гримироваться под Алана Рикмана, чтоб в вас не заподозрили совсем другую личность». У меня, кстати, новый труд на подходе. «Методы и особенности маскировки под Памелу Андерсон» Но там намного проще, знаете ли…
- А что же дальше? – сгорал от нетерпения Люпин.
- А дальше… Ну, как я вам уже говорил, я сразу заподозрил Поттера и Грейнджер. А потому подарил ей брюкву.
- Ах, вот почему тот букет был такой странный!
- Да. Она поставила его в вазу, семена опали и проросли. Вот тут-то маньяк Флитвик и проявил себя! Не сдержался…
- Но это же было так опасно! О чём вы думали?!
- А ведь я же не зря пригласил Аластора Хмури! – затянулся Снейп, - тем более загримированного под жирафа… Он появился как раз в нужный, точно рассчитанный моим гениальным мозгом, момент. Видите ли, у профессора Флитвика была страшная аллергия на говорящих жирафов…
- Потрясающе! – Люпин с восхищением и обожанием смотрел на Северуса Снейпа. – Вы - гений!
Снейп зарделся от удовольствия.
- А всё-таки, - осторожно произнес Ремус, - как же Люциус Малфой?
- Да фиг его знает. Кто-то огрел его лопатой по башке…
И, откинувшись в кресле, они закурили.
Был обычный прохладный летний английский вечерок… Привычно потрескивал огонь в камине…



Глава 2. «Сокровища Барыг» или «Пустое дело Снейпа. Последний дом»

Был обычный прохладный летний английский вечерок… Привычно потрескивал огонь в камине… Великий сыщик и по совместительству преподаватель Зелий в Школе Магии и Волшебства Хогварц профессор Северус Снейп привычно вздохнул, пошерудил дрова в камине и затянулся трубкой. Перед ним на столике лежали карты. Профессор складывал пасьянс. Раздался такой привычный в это время суток стук в дверь, и на пороге возник ближайший друг и помощник профессор Люпин.
- Эгей, Северус! А вот и я! Чем занимаетесь? Всё так и сидите после «Дела собаки Малфойвилей»? Так уже год прошёл, пошли бы хоть прогулялись.
- Раскладываю пасьянс, - задумчиво произнес Снейп, - но, что-то всё никак не сходится…
Люпин посмотрел в раскрытые карты.
- Мда… Странно… Может пикового короля положить на Голландию? А с России убрать Афганистан и бубновую девятку. Вот так.
И Люпин ловко поменял их местами. Пасьянс собрался. Собрался и ушёл.
- Мда… - протянул Снейп. – Ничего нового…
- Да, - согласился Люпин и тоже закурил.
Внезапно раздался громкий хлопок и перед скучающим взором профессоров возник субъект с подозрительно знакомым лицом.
- Подозрительно знакомое лицо, Люпин, вы не находите?
- Не нахожу, - ответил Люпин, ощупывая переднюю часть головы незнакомца. - Я вообще не нахожу лицо…
Незнакомец тем временем поклонился и произнес:
- Вы не помните меня, сэр? Я Добби, бывший дворецкий Малфоев!
- Держите его, Ремус! Это та сволочь, которая пыталась нас отравить овсянкой! – заорал Снейп и поднял палочку. – «Авада Кеда…» А что вам, собственно, нужно, любезнейший?
- Мне нужна ваша помощь!
- Но я не умею готовить овсянку, и вообще, у меня на неё аллергия. Обратитесь к Лонгботтому! «Авада Кеда…»
- Подождите! – завопил Добби. – Я по срочному делу!!!
Снейп опустил палочку, Люпин отпустил Добби. Тот сел на столик и начал:
- Понимаете, господа, у меня есть брат-близнец. Очень долгое время мы были с ним в разлуке. Я был домоуправом у Малфоев, он – в России. Нас объединило ужасное событие – оранжевая революция. Там, говорят, был даже замечен мой бывший хозяин – Драко Малфой. Так и знал, что любовь к этому цвету его погубит! Он ведь после вашего отъезда одной морковкой питался! Да, - Добби всплакнул. – Бедняжка, всё лицо прыщами пошло… И дед ещё наш тогда коньки отбросил… Жалко. Коньки были хорошие…
- Ну? – вопрошал дальше Снейп.
- Ну и завещал он нам золото партии. А также Закрома Родины.
Люпин ахнул и прикрыл рот рукой.
- Так вот, - продолжал Добби. – Мы с Путти облазили весь дом, город, страну, перерыли весь огород, там теперь, кстати, Суэцкий канал, - сообщил он с гордостью в голосе. – И золото таки нашли!
Люпин вспотел и начал мелко дрожать.
- Представляете, где было? В старом бабушкином носке! Вот с тех пор, знаете ли, та-а-кая тяга к носкам…
- Да, запутанное дело, - процедил Снейп.
- Какое дело? – спросил Люпин.
- Да, любезнейший! Какое дело? Что-то вы всё вокруг да около! Не можете встать и спокойно сказать?
Добби прекратил ходить вокруг да около и встал рядом.
- Дело вот в чём, - понизил голос эльф и оглянулся по сторонам. – Сегодня утром мой брат, как обычно, заперся у себя в кабинете пересчитывать золото партии. Его долго не было, и я решил проверить, всё ли с ним в порядке. Ну, - Добби потупил глаза, - или не смылся ли он уже в Швейцарию. Так вот, глянул я в замочную скважину и… ТАКОГО лица я у брата не видел никогда…
- Ааааааааааа! - Люпин упал в обморок.
- А с Закромами что? – покосился на упавшего друга Снейп.
- Так их-то и нет… Пропали, знаете ли… В них столько лет всё ссыпали и закладывали, а найти никто не может. Подозреваю, что-то кто-то вынул их из носка…
- Ну, что ж, любезнейший, мы берёмся за это дело… В смысле, - испуганно добавил мастер зелий, смотря на вскочившего при этой фразе Люпина, - мы берёмся за расследование!



…Москва. Кремль. Овальный кабинет…
- Быстрее, быстрее, сэр! А то может случиться непоправимое!
Добби, с зажатыми между ног руками, судорожно скакал возле двери туалета.
Через 15 минут дверь отворилась, и появился Снейп с гордо поднятой головой.
- Вы что-то хотели, любезнейший?
- Хотел, - скорбно ответил эльф. – Поздно.
- Лучше поздно, чем никогда! – заметил Снейп, подняв палец вверх.
- Да, в чем-чем, а в логике вам не откажешь! – восхищенно заметил Люпин.
Подойдя к кабинету, Снейп пинком открыл дверь.
- Мы застанем его врасплох!
Аристарх Поликарпович Врасплох действительно обнаружился за дверью.
Заавадив его на всякий случай, Снейп подошел к огромному креслу брата Добби. В нем находился брат Добби.
- Почему вы не сказали нам, что вы священник, брат Добби?
- Стеснялся… Но, пойдем, я покажу вам брата Путти…
- Он тоже священник?
- Да нет. Он мой брат.
- Ааа…
И тут они увидели Путти. Да, Добби был прав. ТАКОГО лица они не видели никогда. Оно было синим, с красно-белыми полосками.
Люпин задрожал. Снейп же, не колеблясь, подошел к креслу.
- Что у вас с лицом, любезнейший?
- А? – встрепенулся Путти. – Я только что с матча Челси-Спартак… Говорил мне Абрамович золото партии на их команду ставить! А эти проклятые футболисты…
- А кто такие футболисты? – осторожно прервал Люпин.
- Понимаешь, сынок, - Путти опустил руку Ремусу на плечо, - есть такая профессия – Родину позорить…
- Ну и?
- В общем, золото партии я отдал Абрамовичу… И… и… - тут Путти стали душить скупые мужские слёзы, - А мне ещё внешний долг отдава-а-ать…
Снейп с трудом оторвал слёзы с путиновской шеи:
- Люпин! Я всё понял! Нам нужны Закрома Родины!
- Конгениально! А где мы их возьмём? – осторожно осведомился Люпин.
Снейп вооружился лупой:
-Будем искать!!!


… На следующее утро…
В большой гостиной завтракали пельменями. Внезапно отворилась дверь, и ворвался Путти с дикими воплями:
- Аааааааааа!!! – исполнили вопли и смылись.
- В чём дело, любезнейший? – поинтересовался Снейп.
- Только что по телеку передали: случилось ужасное! Ниф-Ниф и Нуф-Нуф нашли у себя в комнате Труп-Труп!!!
- По чему, простите? – поинтересовался Люпин.
- Потому что! – отрезал Путти и ушёл.
«Крутой» подумал Ремус. «Да» согласился Игорь Крутой и сбацал на рояле «полонез Огинского».
- А вот, отведайте еще пельмешек, сэр! – юлил перед Снейпом Добби.
- Не могу. Я на первом уже сижу.
- Разрешите спросить, Северус, - осведомился Люпин, - чем вчера увенчались ваши поиски?
- Всё крайне печально, Ремус… Ни травы, ни виски, ни какого-нибудь завалящего портвейна!
- Да, дела плохи, – согласился Люпин. – Закрома Родины нужны как никогда!
В это время в комнату зашла миловидная девушка.
- Вы помните меня, сэры?
- Нет, - сказал Снейп.
- Да, - сказал Люпин, округлив глаза на мастера зелий.
- Да нет! – нашелся Снейп.
- Я Гермиона Грейнджер!
- Вы же белая?!
- Ну, - застеснялась Гермиона, - просто, когда мой брат Майкл Джексон приезжал к нам в гости, тогда же заглянула тетя Ася, и вот…
- А кто такой Майкл Джексон? – спросил Люпин.
- Ну, друг мой! – подивился Снейп. – Стыдно не знать! Это ж наш дементор азкабановский! Там он карьеру не сделал, пошёл в певцы. Он даже в маске ходит, чтоб магглов носом не пугать. А почему у вас на голове лаваш?
- Это не лаваш. Это каравай, - и девушка сняла с головы плетёную косичку. – Это так нравилось Драко… Но, я ушла от него. Говорила же ему, любовь к оранжевому до добра не доводит. Его он любил больше чем меня. И почему? У него такая тупая
фамилия – Оранжевый… - девушка всхлипнула.
- Гермиона! – строго сказал профессор. – Вы Закрома Родины не брали?
- Нет! – испугалась Гермиона. – Но я знаю, кто знает! Лорд Вольдеморт!
- А кто это? – снова поинтересовался Люпин.
- Местный мелкий криминальный лидер. Известен также как создатель группировки «Шаурма в лаваше».
- Мерлин! Он член «Шаурмы»?! – вскрикнул Люпин.
- Нет. Он её мозг. Поразительно! Человек всю страну опутал своей сетью, а о нём даже никто не знает!
- О, это страшный человек! – добавила Гермиона. – Мы до сих пор ищем нашу собаку Сириуса Блэка…
- Да, Ремус, рекомендую вам в полнолуние по улицам не ходить, - заметил Снейп.- Ну, что ж. Предлагаю посетить его ночной клуб и разузнать там кое-что…


- Мерлин, Северус, почему здесь так темно?! – раздался голос.
- Ну, Ремус, это же ночной клуб!
Снейп махнул палочкой:
- Авада Кедавра!
Раздался душераздирающий вопль.
- Упс… Извините! – крикнул в темноту профессор, - я хотел сказать «Люмос»!
- Ничего-ничего, - донеслось. – Чувствуйте себя как дома!
- Чудненько! – сказал Люпин, снял штаны и сел с газеткой в кресле. – О! Ничего
себе! «Потерялся черный дипломат, нашедшего просят сдать его в посольство Нигерии»
Снейп взял меню.
- Тэкс… Что возьмём? Вот тут есть «Безалкогольный коктейль "Недоумение" »
После парочки коктейлей профессора недоумённо пялились на чек.
- Грамотное название! – констатировал Снейп. – 2 коктейля по 4000 тысячи рублей. Итого 16 с половиной тысяч…
И тут к ним подошёл качок:
- Спецменю не желаете? Мальчики по вызову - телефон 02, круглосуточно!
- Вы что меня за голубого держите? «Авада Кеда…» – взвился Снейп. - Так держИте правильно…
- Пойдемте, Северус, - Ремус вырвал Снейпа из рук качка. – Лучше в картишки перебросимся.
В соседней комнате они немного побросались картами. Дальше всех кидался молодой человек по имени Винсент Кребб. Снейп отвел Люпина в сторонку.
- Я пойду осмотрюсь, а вы не спускайте с него глаз, Ремус. Я чувствую, этот нежный и тонкий юноша находится в опасности…
- Да, нет, он здесь находится! – возразил Люпин.
Снейп тем временем достал лупу и пополз по полу. Заполз в какую-то комнату и увидел девушку. Она была сложена хорошо, только рука торчала из чемодана…
- Непорядок! – и Снейп засунул руку в чемодан. И нащупал там предмет. Достал. Покраснел, убрал обратно…
В это время в комнату ворвался всклокоченный Люпин:
- Сэр! Его всё-таки убили!
- Мерлин! Кого?
- Ленина!
- Тьфу ты, Ремус! А где же мистер Кребб?
- Домой поехал. Я ему сказал, а он не слушал…
- Как вы могли его отпустить, Люпин! – вскричал Снейп. – Я же вас предупредил! Вы не должны были разрешать ему уехать! Вы должны были стоять на своём!
- Не могу я стоять на своём, очень больно, - насупился Люпин и прикрылся руками.
- Черт с вами! Быстрее, нам нужно успеть!
И они кинулись к туалету. Забежали, увидели надпись над писсуаром: "Не льсти себе, подойди поближе".
- Его здесь нет!
Посмотрели на писсуар.
- Но он тут был!


… Чуть позже у дома Креббов…
- Откройте, нам нужен Винсент!
- Пошли к чертям собачим! – донеслось из-за двери.
-Что же делать, Ремус?
- Секундочку! – Люпин скинул плащ. Под плащом обнаружилась милицейская
форма. – Откройте, милиция!
- Ба, любезнейший! Да вы – оборотень?! – ахнул Снейп. – В погонах!
Люпин достал из-за спины волшебную палочку – резиновую дубинку, и с криком «Алохомора» выбил двери.
За дверью обнаружилась дама с коляской.
- Какие у вас симпатичные двойняшки! – сказал Северус, заглянув в коляску.
- Да нет, - ответила дама, - у меня один мальчик. Просто он очень нервный. А если вы ищете Винса, он у себя в комнате.
Профессора поднялись наверх. Винсент Кребб лежал на полу.
- Мерлин, Северус, что с ним? – кинулся к туловищу Люпин.
- Мда… Я, кажется, догадываюсь… Это очень редкое оружие – духовой автомат Калашникова. И есть он всего у одного человека в Англии.
- Так мы ж в России!
- Мда… Здесь такого добра хоть задним местом ешь! – Ремус недоумённо покосился на снейповское заднее место и искренне подивился физиологии профессора. Снейп задумчиво закурил. - Придётся ехать в Англию.
Тут в окно влетела сова и кинула письмо в мастера зелий. Он его поднял и швырнул обратно в птицу. Птица не осталась в долгу и кинула в Снейпа. А Снейп, не будь дураком…
- Хватит! – Люпин поймал письмо. – Давайте уже прочитаем!
Письмо оказалось от Добби : «Сэры! Случилось ужасное! Брат Путти исчез! Всё, что я смог найти – странные следы в виде кругляшков и сильный запах креа… крио… крае… Короче! Воняет сильно!»
- Кругляшки, кругляшки… - нервно заходил по кругу Снейп. – Что вы думаете по этому поводу, Ремус?
- Опять нет повода, чтоб не выпить!
- А я думаю, это дело попахивает Вольдемортом… Нам срочно нужно покинуть пределы страны! Вы немедленно отправитесь на вокзал. Только не берите ни первый, ни второй, ни третий… вообще не берите! Поймайте такси. Приедете на Казанский вокзал, пересядете, поедете на Ярославский, потом с ещё одной пересадкой – на Ленинградский. Таксисты всё знают, как вас довезти. Потом подойдете к поезду за 1 минуту до отправки. Как только он поедет, побежите рядом. Я буду ждать вас в купе. Встретимся в Швейцарии.
И Снейп исчез.
Люпин в точности выполнил все указания. Только поразился как же всё-таки далеко вокзалы друг от друга, боялся, что не найдет. Но хорошо, что есть добрые и честные таксисты, которые с удовольствием помогли милому иностранному гражданину…


… Где-то между Россией и Швейцарией… Чуйская долина…
- Ах, хорошо порой вот так плюнуть на всё и отдохнуть в горах! – затянулся трубочкой Снейп.
- Горах?! – поразился Люпин.
- Мда… А вы моего табачку курните! Будут вам и горы, и моря… я тут даже опыт успел поставить. Да… Капля никотина убивает лошадь, а хомяка разрывает на куски, представляете?
Из воздуха материализовался Добби.
- О! – воскликнул Люпин. – Отличный табак!
- Мистер Люпин! Вам записка!
Ремус развернул клочок бумаги: «Срочно возвращайтесь в Англию, здесь приехала одна англичанка, но, узнав, что вы находитесь в Чуйской Долине, захотела, чтобы вы её осмотрели».
– Ничего не понимаю. Что? - не понял Люпин.
Внезапно к нему подошел мастер Зелий и со скорбным лицом похлопал по плечу:
- Езжайте, дружище… Можете аппатировать прямо здесь…
- Ну, что вы, - смутился Ремус, - здесь неудобно… Люди кругом…
- Ничего страшного, - ободрил его Северус. И Люпин аппатировал. Потом надел штаны и произнёс:
- Ну, всё, я готов ехать!
И уехал. И тут же раздался страшный грохот и Добби превратился в Вольдеморта.
- Ну, любезнейший, эффектно, конечно, но зачем так шуметь?! – полюбопытствовал Снейп.
- Простите, - сконфузился Вольдеморт, - за табуретку зацепился…
- Отвечайте, где закрома Родины, негодяй?
- Что за фамильярность? Вы английский джентльмен или где? – обиделся криминальный лидер. – Я вызываю вас на дуэль! Встретимся у Рейхенбарского водопада!
- Да ну вас, ей-Мерлин, даль ведь какая! Да и выговаривать тяжело…
- Да? А что же тогда делать? – растерялся Вольдеморт.
Снейп не преминул воспользоваться слабой стороной грозного врага и окончательно растерял его в разные стороны…


… Далеко-далеко от Чуйской долины…
Профессор Люпин стучался в двери Гермионы Грейджер.
- Гермиона, откройте! Мне срочно нужен Сириус Блэк! Добби обнаружил странные кругляшки и запах крео… креа.. крае… Короче, там воняет!
Из двери вышла Гермиона.
- Боюсь, дружище Блэк всё-таки пал жертвой бригады «Шаурма в лаваше»… Могу предложить тушканчика, пойдет?
«Фиг его знает, пойдет или нет?» подумал Люпин и поставил тушканчика на пол. Тушканчик пошёл.
- А ну, - прикрикнул Ремус, - взять след!
Тушканчик поднял след и задумчиво повертел его в руках. Руках?!
- Здравствуйте, Люпин!
- Мерлин! Профессор Снейп! Я думал, вы погибли в неравной схватке! Расскажите!
- Да… Короче, Вольдеморт со своими «лавашниками» окружили меня со всех сторон и сказали: «Мы сэйчас будэм совэршать в отношении тэбя нэправомерные дэйствия эротического характэра. А если откажешься – расстрэляем!»
- Ну?! – изумлённо застыл Люпин.
- Что? – насупился Снейп и покраснел. – Расстреляли меня…
- А перед смертью вы узнали где же всё-таки закрома Родины?
- Ну, у меня есть кое-какие соображения на этот счёт, - сказала Гермиона. – Думаю вам надо срочно отправляться в последний дом, там ключ к разгадке!
- Последний дом, куда бы я хотел отправиться – сумасшедший! – пробормотал Ремус.
И они направились туда, куда их послала Гермиона. Придя, осмотрелись. Люпин пожал плечами:
- По-моему она нас посылала в последний дом, а не на…
- Достаточно! – прервал Снейп, - ничего страшного, мы просто немного отклонились от курса.
И, действительно, последний дом был совсем рядом. Они забрались в самую верхнюю комнату и затаились.
Через некоторое время в помещение на цыпочках зашёл Путти с духовым автоматом Калашникова наперевес.
- Хватайте гада! – истошно завопил Снейп и прыгнул. Но Путти его опередил и прыгнул первым. В окно.
- За ним! – и профессора тоже прыгнули.
Через пять минут Люпин поинтересовался:
- Северус, может, хватит прыгать? Может, за ним погонимся, а то уйдет ведь?
- Вы чертовски правы, Ремус! Вперед!
И побежали догонять Путти. А он тем временем добежал до Суэцкого канала, прыгнул в лодку и был таков. Также этаков и воттаковвот.
Снейп и Люпин срочно организовали в погоню на лодках гребли академической.
- И раз, и раз! – командовал гребцами Люпин.
- Мерлин, Ремус! Не могу стоять, когда другие работают! – сказал Снейп, смотря на гребцов. И сел.
Вдалеке показалась лодка Путти. Оказалось, показалось. Прошло пять минут и оказалось, что всё-таки не показалось!
- Хватайте его, Люпин! – вопил Снейп.
- Чем хватать, далеко?
- Стреляйте, а то уйдет!
- Чем стрелять-то?
- Ну, хоть обзовитесь как-нибудь тогда! – раздосадовался Снейп.
- Как?
- Любезнейший! Вспомните ваше славное военное прошлое!
Люпин взмахнул палочкой, и оттуда полились звуки. Путти попытался прислушаться и понять, но мозг его не справился с задачей, вскипел, и эльф с криком гикнулся в пучину…


…Уже под утро в замке Хогварц…
- Как хорошо дома, - блаженно потянулся в кресле профессор Снейп, закуривая трубочку.
- Да, и не говорите, - кивнул Люпин и подбросил дров в камин. – А всё-таки, Северус, как
вы догадались, что это был Путти?
- О, это же элементарно, Люпин! Уже сначала мне не понравился цвет его лица… И потом, кто в здравом уме отдаст золото партии Абрамовичу? И кто, тем более в это поверит? Затем «Шаурма в лаваше». Ведь, если вы помните, Добби – брат Вольдеморта. Путти знал об этом и решил натравить его на нас, подставив Винсента Кребба, пока сам он тихонько смоется с золотом партии и Закромами Родины. Но всё изначально пошло не так. После того как я чудом выжил после схватки с «лавашниками», чудо, знаете ли, болело долго…
- Мерлин! Я должен был догадаться, что это ловушка! Никогда не прощу себе… - убивался Люпин.
- Не надо, друг мой, так не убьётесь! Лучше застрелитесь! Ладно, всё в прошлом, - утешил его Снейп. - Так вот, я переоделся тушканчиком и проник на якобы место преступления. Знаете, что я обнаружил там?
- Кругляшки! – ахнул Люпин.
- Точно, - кивнул Снейп. – И они имели очень сильный характерный запах. Я даже провёл опыты и установил – это был Путти…
- ???
- Просто, когда в кабинет зашёл президент России Владимир Владимирович Путин, Путти, он, в общем… испугался сильно… А, знаете, что бывает, если очень сильно испугаться?
- Кругляшки с сильным запахом, - понимающе закивал Люпин.
- Ну да. У кого кругляшки, у кого колбаски… Неважно.
- Но как же духовой автомат Калашникова? Им же застрелили Кребба, и он же был в руках у Путти!
- А, - махнул рукой Снйеп. – Совпадение…
- А тогда как вы считаете: в сутках 24 часа, в ящике пива 24 банки – это тоже совпадение?
Снейп покосился на ящик пива и укоризненно помотал головой.
- Сколько раз я вам говорил, Ремус, что пиво с утра не только вредно, но и полезно!
- Гений! – восхитился Люпин. – А где же всё-таки Закрома Родины?
Снейп ничего не ответил и заговорщицки подмигнул. Раздался стук в дверь, и в комнату вбежал Добби.
- Сэр! Я так рад, что вы раскрыли тайну! Как же я был поражен! Я и не подозревал от своего брата такое… Вы сказали, что нашли Закрома Родины? Где?
-Не мог удержаться от небольшого театрального эффекта, - довольно покраснел Снейп. – Принесите корзину для белья!
Принесли корзину.
- Ну вот, Добби! Хорошенько посмотрите в ваших любимых носках!!!
Добби залез в корзину. Вылез с побелевшим лицом.
- Сэр! Там нет носков…
В комнату вошла Гермиона Грейнджер.
- Сэр! Я нашла в корзине старые носки. Они были такие грязные, что я даже не стала их стирать, а спустила в унитаз…
Снейп потер подбородок и глубокомысленно произнес:
- Ну, что ж… Боюсь теперь они для нас потеряны навсегда… Скоро всю Россию спустят в унитазы! И почему?... Кто виноват? Да… Не ту страну назвали Гондурасом…
- Но, Северус! Мы же в Англии! – заметил Люпин.
- Да? А что ж я тогда переживаю?
И, откинувшись в кресле, они закурили.
Был обычный прохладный летний английский вечерок… Привычно потрескивал огонь в камине…




Глава 3. Тайна старого этюда в пестро-голубых тонах

Был обычный прохладный летний английский вечерок… Привычно потрескивал огонь в камине… Великий сыщик и по совместительству преподаватель Зелий профессор Северус Снейп привычно вздохнул, пошерудил дрова в камине и затянулся трубкой. Напротив него в кресле сидел его биограф и помощник, по совместительству друг и завистник профессор Люпин.
- Знаете, Северус, - Ремус выпустил изо рта колечки дыма. – Задолбал меня уже этот прохладный летний вечерок…
- Мда, - согласился Снейп. – Ничего нового… Хочу, чтоб появился снег…
Раздался резкий хлопок, и посредине комнаты появился мужчина в черной мантии.
- Вы кто? – оторопел Люпин.
- Я? Профессор Снегг!
- Мда… Негоже, шеф, чужую траву воровать. Тем более, если она – важная улика, - Снейп искоса посмотрел на появившегося. И добавил, - Хотя… Чем Росмэн читать, уж лучше покурить…
Появившейся обиделся, превратился в Дамблдора и сказал:
- А что ещё прикажете делать?
- Читать в оригинале! – отрезал Снейп. Потом отмерил, и отрезал ещё от души. От роскошной бороды директора не осталось и следа.
- Что-то вы гоните, профессор, - заметил Люпин.
- Не что-то, а чистейший английский скотч! – Снейп поднял вверх один палец.
Чистейший английский скотч был мутновато-белого цвета и поразительно разил самогоном.
В это время в дверь постучали. На пороге появился заплаканный рыжий субъект в демисезонном болоньевом плаще непонятного зеленого цвета.
- Простите, профессор, - он шумно высморкался в клетчатый платок. – Мне очень нужна ваша помощь…
- Успокойтесь-успокойтесь, - заюлил Люпин, - вот, присаживайтесь, может чистейшего английского скотча?
- Если только самогону, - шмыгнул носом тип.
- Ой, представляете, как знали, как знали! – всплеснул ручками Ремус и налил стакан.
- Ну-с, любезнейший, ближе к делу. – Снейп сел в кресло и скрутил руки за
спиной.
Остальные присутствующие недоумённо на него посмотрели.
- А чё? – недовольно пробурчал Снейп, - надоело уже складывать кончики пальцев, ничего нового… Ну, рассказывайте вашу историю.
Рыжий кивнул и продолжил:
- Понимаете, всё началось, когда наша мать вышла замуж за человека по имени Хагрид… Хотя, какой он человек, - добавил он со вздохом. – Так вот. После смерти нашей горячо любимой мамочки осталось завещание, по которому мы получаем каждый треть наследства, по вязаному свитеру и погребок с винами 16 века. Мы – это я и мой брат-близнец. Получаем, как только поженимся…
- Не хило, - констатировал Люпин. – А на ком жениться-то нашли? А то нам бы погребок не помешал, правда, Северус?
- Ээээ… - замялся Снейп и покосился на цветущего Люпина. – Нет, ну если бы вина хотя бы 15 века были, тогда конечно, а так… Продолжайте, любезнейший. Да, а как ваше имя, кстати?
- Фред Уизли, - ответил тот и вытер сопли рукавом плаща, после чего вытер рукав об подол, чем сразу объяснил его непонятный цвет.
- А не с вашим ли мы папашей тогда в сорок третьем… - подал голос Дамблдор
- Всё неправда! – вскочил Уизли.
- Да? – разочарованно протянул директор. – Помнится мне, он тогда плохо кончил…
- А вы откуда знаете? – покраснел Фред.
- Ээээ…. – не нашёлся что ответить Дамблдор и тоже сильно покраснел.
Люпин повертел головой то на одного то на другого и тоже стал красный, как рак. Просто за компанию. Снейп побагровел:
- Директор! Я вас прошу!
Дамблдор замялся:
- Ой, ну что вы! Да и неудобно, люди кругом, да и возраст уже не тот, знаете ли…
- Альбус! – взревел мастер зелий. – Подите за дверь!!!
- Ухожу, ухожу! – проговорил Дамблдор и скрылся за дверью.
Уизли тем временем продолжил:
- Так вот. Хагрид этот, знаете ли, напривозил со всего свету разной живности и поселил её у нас в доме. Драконов, фестралов, гипогриффов, бабуинов там всяких. А ещё 250 сусликов и 120 мадагаскарских шушпанчиков! По дому уж пройти нельзя! Или на шушпанчика наступишь или в г…
- Достаточно, – прервал Снейп. – Дальше.
- А дальше… Дальше – хуже! Понимаете, не так давно мой брат решил-таки жениться…
- Таки-что? – переспросил Люпин.
- Таки-жениться, невеста-таки еврейка попалась, простите - привычка… Вот. А Хагрид-то, не обрадовался, естественно, и давай по ночам по коридорам шастать с одним шушпанчиком и приговаривать всё время: «Убей Джорджа, убей Джорджа!»
- Мда, запутанное дельце, - задумался Снейп. – И я так думаю, что…
Люпин в восторге прикрыл рот руками и шепнул Фреду:
- Сейчас он продемонстрирует нам свой знаменитый дедуктивный метод!
- Со зверьем, вы говорите, общался этот Хагрид давно, навыки дрессуры имел, а потому, скорее всего он добился своего… и ваш брат погиб, да?
- Гений! – ахнул Люпин.
- Да, - печально согласился Уизли. – Джордж умер… На него портрет упал в чугунной раме. Хагрид, скотина, докаркался…
Ремус открыл было рот, но Снейп кинул на него нехороший предупреждающий взгляд и быстро проговорил:
- Ну, конечно, я так и хотел сказать.
- А недавно, - хлопнув стопарик, а потому не заметив «авадного» снейповского взгляда, продолжил Уизли, - и я вот решил покончить с холостяцкой жизнью…
Фред тяжко вздохнул. Снейп многозначительно поднял одну бровь:
- Позвольте угадать – Хагрид начал снова приучать шушпанчика убить?
- Да нет, в принципе. Обрадовался мужик. Говорит, давай, конечно, женись!
- Я не понял, - вопрошал Снейп. – А что же вы тогда хотите от меня?! Вы сказали, вам нужна моя помощь?
- Ну да. Я ваш сосед сверху – помогите шкаф перенести…
- Пардон, любезнейший, но вы так рыдали…
- Ага, - опять вытер сопли рыжий субъект. – А вам на ногу никогда дубовый шкаф 15 века не падал?
Люпин со Снейпом покачали отрицательно головами.
– То-то! – торжествующе ответил Фред. – Ну, что, пошли?
Они вышли на лестничный пролёт.
- Так-с, - скомандовал Уизли. – Берёмся по разные стороны!
- Да, - согласно кивнул Снейп. – Мы берёмся!


…Спустя полчаса они сидели в душной, плохо освещённой, накуренной гостиной Фреда Уизли, где шкаф занимал теперь добрую половину комнаты (злую занимали, собственно, Снейп и Люпин), и задумчиво потягивали скотч. Стоял ужасный треск, от которого выли собаки. Перемотав всю гостиную скотчем, профессора немного успокоились. На свисающие с потолка куски уже начали прилепляться мухи…
- А пойдемте-ка отсюда, Люпин, скукотища-то какая, - сказал Снейп и направился к двери.
Но не тут-то было. И не там. И даже не здесь… Внезапно пол под их ногами поехал наверх…
- Мерлин, Северус! Что такое? – завопил Ремус.
- Это ловушка! Этот тип Уизли заманил нас в комнату с прессом Вольдеморта! Я читал об этом в газетах! О, Вольдеморт добрался-таки до нас…
- А кто такой Вольдеморт? – поинтересовался Люпин.
- Да так… Местный мелкий криминальный лидер… Вы отличаетесь отменной памятью, Ремус!
- Ну, - зарделся Люпин. – Отмена памяти – эт у меня частенько…
Внезапно пол как будто приостановился…
- Садитесь, Ремус в ногах правды нет, - сел Снейп и закурил. - Нас всё равно сейчас размажет по потолку, а потому у нас есть несколько минут, чтобы помечтать… Вот, например, вы, когда сдохнете, чем заниматься планируете?
- Ну не знаю, - наморщил лоб Люпин. – Жениться вот подумывал… Работу нормальную найти… А вы?
- Не знаю… Хочу уехать куда-нибудь в Париж, пасеку открыть и разводить там шушпанчиков…
- Париж? Это где? Далеко от Жмеринки?
- Да, далековато…
- Вечно вас в какую-то глушь тянет…
Они одновременно вздохнули.
- А, кстати, Ремус, - продолжил Снейп, - как продвигаются ваши замечательные, талантливые писательские искания?
- Что? – не понял Люпин.
- Ну, то бессмысленное бумагомарательство, в котором вы рассказываете всякую чушь обо мне, надеясь вот так нахаляву примазаться к моей славе и заодно срубить бабла?
- А! Понял. Отлично, знаете ли… Продаюсь, продаюсь потихоньку…
- Да? И почем процесс?
- Что, прям здесь?! – оторопел Ремус.
- Ну зачем здесь, - пожал плечами Снейп. – Здесь вас никто не купит. Вам бы на Трафальгарскую площадь…
- На куда?
- Забудьте…
Они опять вздохнули. Пол задребезжал сильнее и вроде бы ускорил темп…
- Послушайте, Северус, - обратился Люпин к профессору зельеваренья, который со скучающим видом рассматривал потолок. – А почему мы не пробуем отсюда сбежать?
- И, правда, почему? – внезапно вскочил на ноги Снейп и начал что есть силы барабанить в дверь. – Что вы сидите? Помогите мне! – рявкнул он на Ремуса.
Тот немедленно поднялся на ноги, подхватил темп, барабаня руками и ногами, и запел:
We will we will rock you
- Кончайте пьяный дебош! – раздалось за дверью. – Мало того, что нажрались, застряли в лифте, так ещё и двери ломаете! Счас милицию позову!
- А мы сами милиция! – запальчиво соврал Люпин. – А вы-то кто?
- Кто-кто! Имя МакГоннагл вам ничего не говорит?
- А! – хлопнул себя по лбу Снейп. – Имя! Имязар МакГоннагл? Нет, он ничего не говорит. Его вообще тут нету. Он к дядюшке в Израиль уехал.
- МакГоннагл… макгоннагл… - задумчиво пробормотал Люпин. – Нет, ничего. На «самогон», правда, похоже чем-то…
- Самогон? Где? – раздалось из шкафа.
Профессора в ужасе отпрянули и завопили:
- Ааааа!!!! Боггарт!!!!!
- Бога… а.. г`ади… не надо так ог`ать… - дверца шкафа распахнулась, и перед взором профессоров нарисовался товарищ. Нарисован он был на плотном картоне масляными красками.
- Вы кто? – изумился Люпин.
- Я? Вы-таки опять меня не узнаёте? Я Имя МакГоннагл!
- Мерлин, Альбус! – облегчённо вздохнул Снейп. – Сколько раз я вас просил траву не брать? Подите за дверь!
Альбус снова обиделся, а Мерлин только пожал плечами, и они ушли обратно в шкаф. Но прежде чем закрыть дверь, Дамблдор обернулся к Снейпу:
- Кстати, Северус, у нас тут труп.
- Что?! – мастер зелий кинулся в шкаф. Люпин, закинув Снейпа, туда не пошёл. Кинул, собака!
Через пять минут его совсем загрызла совесть… Мысленно прокляв всех генетиков и их новый эксперимент с блохами и дав себе обещание купить антисовестливый шампунь, Ремус храбро шагнул в шкаф.
Первое, что он там увидел – задумчиво стоящий и пялящийся на стену Северус Снейп. Второе – труп. Именно так и было написано на стене.
- Что это такое, Северус? – испуганно спросил Люпин.
- Не видите? Тут же красным по белому написано : «ТРУП»!
- Красным? – усомнился Ремус. – Скорее коричневым… Знаете, вообще-то похоже на г…
- Достаточно! – прервал Снейп. – Как вы думаете, что это значит?
Люпин замялся.
- Ээээ… Ну… Может у него не хватило туалетной бумаги?
- Да я не про надпись! Что вы думаете по поводу этого бездыханного тела на полу?
- Аааа, - протянул Люпин. – Не знаю!
- Мда… Мы с вами, как никогда, сходимся во мнениях…
- Чёрт! – Ремус, наконец, увидел тело. – Ну надо же! Бывало идешь себе спокойно, и вдруг чувствуешь, что всё… А туалетной бумаги-то и нет! Хоть помирай! Бедняжка!
- Здесь был кто-то ещё! В одиночку от нехватки туалетной бумаги не умирают, всегда можно найти какой-нибудь выход… Талончик там… носовой платок… рукав, в конце концов!!!
- Точно! Смотрите, следы!
На полу виднелся отчетливый коричневый след. Он вел прочь из шкафа, и профессора поспешили по горячим следам, пока они ещё дымились…



… Следы увели их на самую окраину Лондона… и скрылись в неизвестном направлении.
- Скажите, Северус, вы хоть примерно догадываетесь, где мы? – спросил Люпин, изумлённо оглядываясь вокруг.
- Здесь должны быть какие-нибудь знаки! – уверенно воскликнул Снейп и направился к одиноко стоящим посреди поля домам.
На первом доме висела покосившаяся табличка с оторванными буквами. Надпись на ней гласила: «Медные .уки».
Люпин внимательно перечитал табличку.
- «Медные» кто?!
- Ну… ээээ… Давайте, любезнейший, оставим это для полёта фантазии и войдём внутрь.
Внутри их ждал неожиданный сюрприз.
- О, какой неожиданный сюрприз! – радостно воскликнул Люпин и всплеснул ручками.
На что Сюрприз обрадовался, зарделся и застеснялся… Снейп же скептически хмыкнул и сказал:
- Послушайте, шеф! Кончайте с травой!
- Я не могу с травой, я что – извращенец что ли? – злобно огрызнулся сюрприз и превратился в Дамблдора.
- Руки! – вдруг завопил Люпин.
- Ну, руками ещё куда ни шло, - согласился директор.
- Какие руки? – не понял Снейп.
- «Медные Руки» может быть? – сделав умное лицо, осведомился Ремус.
- Медные? А что, тоже вариант… - согласился Альбус.
Профессор зельеваренья досадливо мерлинулся:
- Подите за дверь, шеф… У нас тут расследование, а вы…
- А, кстати, пойдёмте со мной – там творится что-то странное…
Войдя в другую комнату, Снейп обомлел. Люпин обалдел. Дамблдор оборзел.
- Что это, Северус?- испуганно спросил Ремус.
По всей комнате, неистово дёргаясь, метались люди.
- Я понял, - побелевшими губами произнес Снейп. – Вот они, знаки. Это пляшущие человечки…
- Аааааа!!!! – заорал Ремус.
- Бээээээ!!! – тут же поддержал директор.
- Вэээээ!!! – подхватила толпа.
Где-то сзади раздался громкий голос:
- Да! Все вместе! А! Б! В! Г! – и голос запел. - Абвгдейка, абвгдейка!!!!Ну, где же ваши руки!!! Хлопайте в ладоши, с*ки!!!
- Ага! – обрадовался Люпин. – С*ки! «Медные С*уки»!!!!
И кинулся в пляшущую толпу вместе с Дамблдором.
Снейп же, кинув их обоих и с чистой совестью отомстив Люпину за шкаф, направился к тому месту, откуда доносился голос. То, что он (голос) раздавался именно из этого места, профессор не сомневался…


С большим трудом добравшись до этого места, Снейп облегчённо вздохнул и бросил труд на землю, решив в следующий раз ходить налегке. Посреди комнаты стоял огромный шкаф. Подойдя ближе, мастер зелий увидел на шкафу кнопки с надписями:
«Хроники Нарнии»
«Хроники Амбера»
«Хроники пикирующего бомбардировщика»
«Хроники (артриты, гастриты и насморк)» - нужное нажать!»
Снейп в раздумье остановился. Куда жать? Подумав немного, он решил применить свой знаменитый дедуктивный метод…
… Прошло 3 часа…
Внезапно комнату заволокло туманом.
- Дементоры! – в ужасе воскликнул Снейп.
- Да нет… кхе-кхе.. это я! – раздался голос Люпина.
- И я! – из тумана на них выплыл, широко улыбаясь, дементор.
Снейп окончательно разозлился:
- Альбус!!! Прекращайте курево! Вы мне мешаете сосредоточиться! Подите за дверь! Да что за муки, в самом деле!!!
- О! – Люпин вскинул палец вверх. – Муки!!!
- Что? – не въехал Снейп.
- «Медные Муки»! Точно! – и Ремус торжествующе подмигнул.
Дементор тем временем обиделся, превратился в Дамблдора и скрылся за дверью шкафа.
Снейп взглядом попытался заавадить профессора ЗОТС, но тот успешно спрятался за креслом. Вдруг дверцы шкафа снова распахнулись, и оттуда опять показался директор.
- Я только что из Нарнии! Представляете, они по прокату уже побили «Кубок Огня», негодяи!!!
- Что? – опять не въехал Снейп.
- Да. Такая драка была, скажу я вам! И, вообще, Северус, слезайте с «уазика», тут и так не развернутся, ещё вы тут ездите! – возмущённо ответствовал директор и, нажав другую кнопку, вошёл обратно.
- Ладно, Ремус, нам тоже пора, - обратился к коллеге Снейп.
Тот вылез из-за кресла и радостно закивал головой:
- Давно пора!
И они хлопнули по стаканчику. Стаканчик Снейпа взорвался громким хлопком, а люпиновский отделался лёгким пшиком…
- Не расстраивайтесь, любезнейший! – зельевар похлопал Ремуса по плечу. Плечо тоже с грохотом разорвалось…
- Ах ты! – раздосадовался Снейп. – Пойдёмте отсюда, Ремус…
И они вошли в шкаф.
Картина, увиденная там, их поразила.
- Мда, - задумчиво произнёс Снейп. – На кой ляд тут картина? Хотя… Я думаю, это знак!
Люпин восхищённо посмотрел на него и заморгал глазами.
И тут к ним подошла маленькая рыжая девочка.
- Здравствуйте. Меня зовут Джинни Уизли. Не хотите приобрести пару журналов в фонд поддержки «Союза Рыжих»?
Снейп закатил глаза, но нерастерявшийся Люпин их выкатил обратно.
- А что такое «Союз Рыжих»? Не гербалайф, надеюсь? – блеснул он эрудицией.
- Нет, - ответила девочка, покосившись на блестящую у него в руках эрудицию. – Это наша секта. Мы гарантируем вам вечное счастье и вечную жизнь в обмен на ваши деньги, акции, недвижимость и душу. Может, вступите?
- Нет, спасибо, - отозвался Снейп, вытирая об половик подошву. – Мы и так тут, похоже, уже вступили…
- Смотрите, Северус! – ахнул Люпин. – Это же те самые следы, которые скрылись от нас в неизвестном направлении!
- Вы – Северус Снейп?! – в свою очередь ахнула девочка. – Вы нам так нужны! Во-первых, вы – знаменитый сыщик, и у вас, наверняка, полно бабла. А во-вторых, у нас пропал наш талисман – голубой карбункул!
- Простите, мисс, мы с голубыми не работаем! Мы, как вы правильно заметили, всё больше по баблам! – отрезал Снейп и, выставив девочку за дверь, продолжил разглядывать картину. К раме был приколот кусочек бумаги. Люпин взял записку.
- Это улика! Что там, Ремус? – жадно вопрошал Снейп.
- Ну,эээ… Это реклама. Тут написано : «Пришлите четыре крышечки от унитаза, и вы получите бесплатный рулончик туалетной бумаги!». Здорово, правда, Северус? – обрадовался Люпин.
- Мда… Но это к делу не относится. Выбросьте этот бред, а я пока поищу ещё что-нибудь.
Наконец, взгляд мастера зелий остановился на маленькой железной табличке в углу картины.
- «Этюд в багровых тонах», - прочёл он. – Пошлость какая…
Люпин присмотрелся получше:
- Вы знаете, похоже, что в коричневых… И, вообще, это больше даже похоже на г…
- Достаточно! Ремус, мы снова в этом шкафу! Немедленно выходим!
И они покинули шкаф. И столь внимательный Снейп не заметил, как Люпин украдкой спрятал в кармане рекламный проспект…


… В комнате, куда вышли сыщики, на старом потёртом кресле сидел грузный гражданин в бобровом плаще.
- Здравствуйте сэр! Позвольте полюбопытствовать, мы где?
- Вы? Здесь, - ответил тип.
- Аааа, - протянул Снейп. – А вы, любезнейший, простите, кто?
- Я? Хагрид.
- Хагрид? – задумался мастер зелий. – Я где-то слышал это имя…
- Да, у вас феноменальная память! – подтвердил Люпин и принялся разглядывать комнату. Вокруг стояли чучела животных, висели шкуры, ружья, мечи и луки.
- Ага! – радостно завопил Ремус. – Луки!!!
Снейп с Хагридом недоумённо покосились на него.
- Луки! «Медные Луки»!!!
- Ремус! Прекратите!
- Но вы же сами сказали – на полёт фантазии… - обиделся профессор ЗОТС.
Снейп ответствовал ему тихо, скромно, с использованием местных идиоматических выражений и различных многоэтажных конструкций.
- Ишь ты! – восхитился Хагрид. – О как! Словно песнь слагает…
- Но Северус! – попытался было возразить Люпин, но внезапно был перебит Хагридом:
- Вы случайно не Северус Снейп?!
- Да, Северус Снейп. Но что случайно, я слышу впервые! – хмуро ответствовал зельвар, поднимая с пола перебитого Люпина.
- О, прошу вас, помогите мне! – Хагрид бросился на колени.
- Нет-нет, шкафы я больше не тащун… эээ… таскач… эээ… Короче, тяжелая атлетика – это не мой вид спорта!
Люпин вопросительно выгнул бровь, за что немедленно заработал подзатыльник от Снейпа:
- Это моё выражение лица, Ремус!
- Извините… - сконфузился Люпин.
- Так что, вы говорите, у вас случилось? – обратился Снейп к Хагриду.
- Понимаете, - взволнованно заговорил тот, - у меня один шушпанчик есть. Хороший зверь, крепкий, выносливый. Он у меня чемпион среди шушпанчиков по тараканьим бегам. Да… красавец, умничка… «Золотой» зовут. Черненький такой весь, за ушком пятнышко, хвостик пупочкой… - умилился Хагрид и, размазывая сопли по бороде, продолжил. – Конкурентов у него вообще нет. Но вот он пропа-а-ал! А через неделю
забе-е-ег! – и великан разрыдался в полный голос.
- Мда… Нехорошо, - констатировал Снейп. – Подозреваете кого-нибудь?
- Да! – шепотом ответил Хагрид и огляделся по сторонам. – Подозреваю, что профессор Спраут ворует у меня хну в огороде, а Билл – Гей, тсссс…
- Билл Гейтс? – не понял Люпин.
- Билл Уизли! Это тот, который организовал движение «Велосипедисты седьмого
дня». Его посадили потом, а сестра его дело-то продолжила с «Союзом Рыжих» со своим…
- Понятно, - задумчиво произнёс Снейп и закурил. – А что с шушпанчиком?
- Откуда ж я знаю?! Пропал он.
Внезапно лицо Снейпа прояснилось. Он резко прыгнул к Хагриду и молниеносным движением выудил за хвост шушпанчика из его кармана .
- Да, он действительно пропал… - печально произнёс мастер зелий. – Уже дня три как, наверно. У вас в кармане задохнулся.
- Гений! – Люпин посмотрел влюблено-восхищёнными глазами.
Хагрид же, обливаясь слезами, прижал бездыханную тушку к себе. Профессора сочувственно смотрели на него. Вдруг он поднял на них заплаканное лицо и произнёс:
- Эт-т-то не «Золотой»! У нет пятнышка за ушком!
- Кто же тогда? – оторопели сыщики.
- Н-не знаю…
Снейп принялся мерить ногами комнату. Получилось три ноги, два голени и четыре с половиной ступни. Люпин, с замиранием сердца, следил за каждым его шагом. Наконец, Снейп остановился и произнёс:
- Меня не будет некоторое время. Мне надо кое-куда отлучиться, проверить мои догадки… Возвращайтесь в Хогварц, Люпин и ждите меня там.
- А как же я? – жалобно спросил Хагрид.
- А вы тоже, будьте любезны, приходите завтра утром, я дам вам все ответы на ваши вопросы.
И Снейп уехал. Люпин пожал плечами, потом пожал руками, потом пожал руку Хагриду и отправился в замок.



… На следующее утро профессор Люпин уже был как на иголках. Он беспокойно ёрзал в кресле, ежесекундно поглядывая на часы. Наконец, дверь кабинета распахнулась, и в комнату ворвался растрепанный и уставший мастер зелий. Он в изнеможении плюхнулся в кресло и затянулся трубкой.
- Где вы были? – торопливо заговорил Люпин.
- На Трафальгарской площади, - устало отозвался Снейп.
- На где?
- Забудьте…
Люпин открыл было рот для очередного вопроса, как дверь снова с треском отворилась , и на пороге появился Хагрид.
- Ага, любезнейший! Вот и вы! Присаживайтесь. Вот ваш шушпанчик.
И Снейп протянул Хагриду зверушку. Тот схватил зверька и жадно спросил:
- Вы раскрыли тайну?
- О, да! И сейчас я вам всё расскажу. Вот только дождёмся нашего друга инспектора Хмури.
Тот не заставил себя долго ждать, спустя минуту появился в кабинете и сел в кресло. На вопросительный взгляд Хагрида, Снейп ответил:
- А что, вам жалко? Пусть посидит.
Хагрид кивнул, а зельевар продолжил:
- Так вот. Начну с самого начала. Мне сразу показалось подозрительным ваше лицо, Хагрид… И я вспомнил, где я слышал ваше имя. От вашего пасынка, Фреда Уизли. И о вашей любви к шушпанчикам тоже он нам поведал. Нам также известно и про наследство, оставленное вашей покойной супругой и её завещании. Так вот. Вы решили избавиться и от второго своего приёмного сына. Но если бы умер и он, на вас бы сразу пало подозрение. Тогда вы решили убить его невесту. Фред случайно, по пьяни, выболтал вам имя. Вы, конечно, были наверняка шокированы, но, тем не менее, остались тверды в своём решении. Невестой Фреда оказался голубой по имени Карбункул. Вы написали ему письмо якобы от имени Фреда и просили явиться в указанное место.
Хагрид сидел белее мела. А Снейп, выдержав эффектную паузу, продолжил:
- Там вы убили его. Вот только как – это для меня пока загадка, но, надеюсь, вы поведаете нам. Затем, чтоб замести следы, вы написали на стене слово «труп». Тоже пока не понимаю зачем. Потом вы, чтобы окончательно запутать всех, рассказали профессору Спраут про «Золотого», и что он непременно станет победителем соревнований и выиграет кучу денег. Спраут же немедленно настучала об этом главарю «Союза Рыжих», в котором она состояла уже несколько лет. И вы знали об этом, потому как она стала постоянно тырить хну на вашем огороде. И «Золотого» похитили. А вы обратились ко мне за помощью, ратуя на то, что никогда не свяжу эти, казалось бы, абсолютно разных дела, и, вообще, займусь поисками «Золотого» и забуду про труп. Вы ошиблись, любезнейший, я никогда ничего не забываю, так уж устроен мой гениальный мозг.
Люпин согласно закивал, а Хагрид сильнее вжался в кресло. Хмури же сидел с расслабленно-скучающим видом и курил. Снейп продолжил:
- Вы мне намеренно рассказали про Спраут и хну. А «Союзу Рыжих» - про меня. Они даже послали ко мне профессиональную убийцу Джинни Уизли с её отравленными журналами. Но ваш план сорвался. Когда вы убивали Карбункула, вы понятия не имели, что он – талисман «Союза». Вот тут-то вы и влипли. Вот ещё одна причина, по которой вы обратились ко мне. Испугались и давили на жалость. Мне сразу не понравился ваш дешёвый фокус с дохлым шушпанчиком в кармане! Вы арестованы!
Великан сидел, понуро ссутулив плечи, и уткнув лицо в огромные ладони. Люпину даже стало его немного жалко. Но только совсем немного.
- Да, - вновь заговорил Снейп. – Мне только не понятно, как же вы всё-таки убили голубого?
Хагрид вздохнул и произнёс:
- Мда… Я знал, что вы чертовски умный мужик, но чтоб настолько… Расскажу всё… Я и не хотел его убивать вот так. Я предложил ему выбор. Две пилюли. Одна ядовитая, другая – нет. Я сказал, что он – избранный, и протянул ему таблетки – красную и синюю. Я сказал, что мы выпьем их одновременно. Он выбрал синюю. Понятное дело, - хмыкнул великан и продолжил. – Так вот. Мы их выпили. Он тут же упал замертво, а я… Откуда ж мне было знать, что вторая таблетка – сильнейшее слабительное? И тут я заметил, что его волосы съехали на бок, а из-под них виднеется… - Хагрид судорожно сглотнул. – Рыжий локон. Я всё понял, откуда он, и ужаснулся! «Союз Рыжих»… Поэтому начертал на стене слово «труп». Я имел ввиду себя… Уж лучше было бы выпить таблетку яда. Я представлял, что меня ждёт, узнай они, что я замешан в этом деле… И я обратился к вам, сэр, в надежде, что вы поймаете их за кражу моего шушпанчика и заавадите…
И он устало уронил руки на колени. Снейп вздохнул:
- Теперь всё встало на свои места. Мда, любезнейший, я и не догадывался, что вы такой благородный подлец и трус. Хмури! Забирайте его!
В глазе Аластора наконец-то пробудился интерес, и, резко подскочив с кресла, он защёлкнул наручники на запястьях Хагрида и скрылся с ним за дверью.
- Даже спасибо не сказал, - заметил Люпин. Мастер зелий только махнул рукой…


… Тем же вечером немного позже…
- Как хорошо дома, - блаженно потянулся в кресле профессор Снейп, закуривая трубочку.
- Да, и не говорите, - кивнул Люпин и подбросил дров в камин. – А всё-таки, Северус, когда вы отлучались за подтверждениями, ваши догадки действительно оказались верны?
- Да, - довольно произнёс Снейп. – Мои догадки оказались верны – у крошки Ванессы действительно четвёртый размер груди!
- Ээээ… - не нашёлся, что сказать Люпин, покраснел и вышел за дверь.
Внезапно двери шкафа распахнулись, и оттуда показался Дамблдор. Показался каким-то маленьким, синеньким и с большими ушами.
- Альбус, - устало произнёс Снейп. – Прекращайте курить! Лучше садитесь – выпьем! У меня тут чистейший английский скотч случайно завалялся…
Синенький Дамблдор превратился в нормального, обиделся, но, тем не менее, налил себе и сел в кресло.
- Знаете, - обратился к нему Снейп с философским выражением лица. – Мне всё так надоело… Это непрекращающаяся борьба добра со злом… Все эти преступники, убийцы, маньяки… Я уничтожаю их, а они всё появляются и появляются, опутывая, словно спрут, всю землю паутиной зла… Мне пора на покой… Нам никогда не выиграть эту войну…
Внезапно замок огласил истошный вопль профессора Люпина. Через секунду он ворвался в комнату и, сияя, как новогодняя ёлка, радостно заорал:
- Северус! Мы выиграли!!! Мы выиграли, Северус!!!!
В руках у него торжественно красовался бесплатный рулончик туалетной бумаги…
Был обычный прохладный летний английский вечерок… Привычно потрескивал огонь в камине…





"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"