Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Происшествие во времени

Оригинальное название:An Accident in Time
Автор: CiraArana, пер.: Герда
Бета:МорковнаяПесенка
Рейтинг:NC-17
Пейринг:СС/ГП
Жанр:Romance
Отказ:Всё чужое.
Аннотация:Во время битвы за Хогвартс в Снейпа попало проклятие, и теперь он периодически непредсказуемым образом молодеет на неопределенный срок. Однажды у двери Поттера появляется подросток с невероятно знакомой внешностью...
Комментарии:МорковнаяПесенка, глубокий тебе поклон за великолепную работу и мужество, с которым ты вычитываешь мой переводческий лепет.

Разрешение на перевод получено.
Прошу не публиковать этот перевод на других ресурсах.
Каталог:Пост-Хогвартс
Предупреждения:нет
Статус:Закончен
Выложен:2010-04-24 18:12:47 (последнее обновление: 2010.06.20 05:45:59)
  просмотреть/оставить комментарии


Глава 1. День первый

Стук в дверь раздался в тот момент, когда Гарри пытался заставить посуду, оставшуюся после обеда, мыться в раковине.
Гарри вздохнул и бросил взгляд на часы. Он покачал головой и отправился открывать дверь, ожидая увидеть либо Уэсли Чарлтона, своего бывшего парня, пытающегося вернуться к нему, либо Джинни, всё ещё хранившую надежду на то, что, возможно, когда-нибудь, он откажется от идеи быть геем и вернётся к ней.
Чего Гарри точно не ожидал, открывая дверь, так это увидеть долговязого молодого парня, одетого в слишком большую для него мантию, и глядящего на него до боли знакомыми чёрными глазами.
Испытывая головокружение, Гарри вцепился в дверь и воззрился на мальчика – молодого человека – который выглядел как более юная версия Северуса Снейпа.
В точности как более юная версия Северуса Снейпа.
- Поттер.
И даже говорил он как Снейп. Голос более молодого, но, без сомнения, всё того же Северуса Снейпа.
- Э-э…
Парень, который выглядел и говорил как Снейп, сузил глаза в остром, полном раздражения взгляде.
- Вы ведь Поттер, верно? – требовательно спросил он.
Гарри моргнул, сглотнул и твёрдо приказал себе перестать вести себя как идиот. Если мальчишка спрашивает, кто он такой, то он не может быть Северусом Снейпом, и не важно, насколько похожим он выглядит. Не тогда, когда они знакомы уже более пятнадцати лет. Кроме того, когда Гарри последний раз видел Снейпа, тот выглядел как высокий мужчина сорока с лишним лет.
Так что Гарри заставил себя вежливо улыбнуться и ответить:
- Да, я Гарри Поттер.
Подросток коротко кивнул.
- Вы очень похожи на Джеймса Поттера. Вы родственники?
И снова Гарри был вынужден схватиться за дверь, чувствуя головокружение, как будто бы мир покачнулся, сбился с курса и начал вращаться в противоположном направлении.
Если подросток знает Джеймса Поттера, который умер больше лет назад, чем этот подросток живёт на свете…
- Снейп? – едва слышно спросил Гарри.
Чёрные глаза мальчика стали более пронзительными, более настороженными и подозрительными, а тощее тело, скрытое чёрной мантией, едва заметно дёрнулось. Взволнованный, готовый к бегству, он так напряжённо глядел на Гарри, что тот смутно задался вопросом: не похоже ли это на легилименцию у менее опытного волшебника?
- Да? – осторожно осведомился подросток.
Гарри сглотнул
- Северус Снейп. О, Мерлин!
Мальчик – Снейп – внезапно шагнул вперёд, в его глазах отразились тревога и вопрос. С этим острым, крючковатым носом, он напоминал Гарри готового к нападению хищника.
- Вы знаете меня? – спросил молодой Снейп, его голос дрожал от затаённой настойчивости.
Гарри слабо кивнул.
- Да. Да, я… знаю вас.
Подросток ещё раз резко кивнул и вернулся на прежнюю позицию:
- Хорошо.
Прежде чем Гарри получил возможность задать вопрос, ему в лицо ткнулся конверт. Знакомым, летящим почерком на нём было написано его имя и адрес.
- Здесь сказано, что вы объясните это.
Гарри перевёл взгляд с конверта на лицо Снейпа и заметил опасение, которое мальчик пытался скрыть, немного расслабив напряжённое тело. Он потряс головой, взял письмо и отступил от двери, держа её открытой перед своим нежданным гостем.
- Вам лучше войти.
Подросток, являющийся Снейпом, не двинулся с места.
- Здесь сказано, вы объясните, - повторил он.
Гарри провёл рукой по волосам.
- Слушайте, я понятия не имею о том, что происходит. Да, я знаю вас, но не такого, каким вы являетесь сейчас. Мне нужно сесть, прочитать письмо и понять, что происходит, а я бы предпочёл не делать этого на улице. Становится уже поздно, да и прохладно. – Он вздохнул и прибавил: - И у меня есть ощущение, что эту ситуацию не разрешить за пять минут. Так что входите, присядьте и дайте мне минутку, чтобы прочесть письмо.
Снейп помедлил, бросил на Гарри острый взгляд, а потом, похоже, принял решение. Продолжая с опаской глядеть на Гарри, он бочком прошёл в дверь, избегая поворачиваться к Гарри спиной. Гарри, будучи хорошо знакомым с паранойей Снейпа – частично развившейся благодаря Джеймсу Поттеру – закрыл дверь и вернулся в гостиную.
- Проходите и присаживайтесь, - бросил он через плечо. Шуршание за спиной сказало ему, что Снейп следует за ним, и Гарри прошёл через небольшой вестибюль в просторную гостиную. Направившись прямо к своему креслу, Гарри шлёпнулся на сидение и порадовался, что, наконец, сидит.
Снейп проскользнул вслед за ним и осторожно двинулся к дивану, усевшись на самый край. Напрягшееся тело и его взгляд, метавшийся от лица Гарри к каждому углу комнаты и обратно, сказали Гарри, что этот Снейп готов подскочить и убежать при малейшем намёке на опасность. Ему захотелось сказать что-нибудь обнадёживающее и успокаивающее, но он не сумел придумать слова, которые подействовали бы на Снейпа.
Решив, что успокоение Снейпа может подождать, пока он не разберётся в происходящем, Гарри просто послал мальчику улыбку и сосредоточился на письме в своих руках.
Обыкновенный коричневый конверт, адрес надписан чёрными чернилами. Ничего экстраординарного. Несколько проверок палочкой показали отсутствие всяких уловок и проклятий. Письмо было написано Северусом Снейпом без всяких вредных намерений к получателю. Гарри сглотнул, надорвал конверт и позволил сложенному листу пергамента скользнуть к себе в руки. Кинув ещё один взгляд на подростка, который продолжал подозрительно следить за каждым его движением, Гарри начал читать.

Поттер,

Я пишу это письмо в полной уверенности, что оно никогда не понадобится. Однако, если моя жизнь вновь станет предметом насмешки судьбы, мне нужно, чтобы Вы знали.
Вы были крайне нежелательным свидетелем происшествия, которое могло ускользнуть из Вашей отвратительной памяти: я не остался невредимым в том событии, что высокопарно называют «Битвой за Хогвартс». Даже сейчас, почти десять лет спустя, я не освобождён от вреда, нанесённого мне той ночью. Именно это приведёт молодого человека с моим именем и лицом к Вашей двери с этим письмом.
Простыми словами, так, что даже Вы должны понять: я был проклят, и последствия этого проклятия всё ещё не полностью исчезли. Результат Вы можете видеть перед своими собственными глазами. Да, Поттер, этот подросток – я.
Чтобы выполнить то, что от Вас требуется, Вы должны понимать всю суть происходящего. Я попытаюсь разъяснить детали моего состояния.
Это не результат какого-либо единичного проклятия, поразившего меня в том сражении. Не старайтесь даже отыскать проклятия, снижающие физический возраст. Таких проклятий не существует. Если бы они существовали, ведьмы и волшебники пользовались бы ими в течение многих столетий. Нет, моя неожиданная молодость происходит из прискорбного сочетания заклинаний и проистекающего из этого нерегулярного противодействия моей собственной магии.
Первоначальное, неудавшееся проклятие было заклятием Старения - подкатегория Сенесцере Эксцекратио, тип Хронос Эриррои - с попыткой тройного перевоплощения (обратитесь за разъяснением к своей подруге миссис Уизли, в девичестве Грейнджер, если не понимаете), наложенным одним из моих бывших товарищей, Пожирателем Смерти. Полагаю, Вы имели возможность наблюдать последствия заклятия Старения типа Хронос Эпиррои, когда господа Уизли предприняли попытку обмануть некую Возрастную Черту вокруг Кубка Огня. Подкатегория Сенесцере Эксцекратио, однако, причисляется к тёмным заклятиям, поскольку целью заклинания является причинение вреда и, наконец, смерть жертвы. Проклятие, наложенное на меня, должно было ускорить моё старение в три раза.
К несчастью, тот Пожиратель не имел ни сил, ни способностей, чтобы правильно наложить проклятие. Это не имело бы значение, если бы заклятие не подействовало. Однако, неверно наложенное проклятие привело к непредвиденным результатам, когда объединилось с обезоруживающим заклинанием - с Экспеллиармусом, как я полагаю. Если не ошибаюсь, его бросил Лонгботтом. Результатом стал противоположный первоначальному смысл – не старение, а омоложение.
Так как проклятие не удалось, этот эффект проявляется чрезвычайно нерегулярно: он ни постоянный, ни кумулятивный. Это означает, что я не становлюсь моложе навсегда, Поттер. Вместо этого, проклятие действует беспорядочно, без видимого спускового механизма, и я страдаю от того, что называю «вспышками молодости». Эти вспышки молодят меня до непредсказуемых возрастов: иногда всего лишь на месяцы, но порой – на годы.
Во время этих вспышек я возвращаюсь к той личности, какой был в том возрасте. У меня не бывает никакого доступа к знаниям и навыкам, которые я приобрёл впоследствии за свою жизнь. Я не помню, что происходило в те годы, которые я потерял. Хотя, иногда я сохраняю смутные воспоминания о прошлом, которое станет моим будущим.
Не торопитесь осознать это, Поттер. Я знаю, Вам будет тяжело разобраться в той путанице, которая творится в вашем мозгу.
Однако, я помню почти всё, что произошло во время этих вспышек.
Вообще же, вспышки молодости не длятся долго и не слишком значительно меня молодят. Но некоторые из них стоили мне значительного числа лет, и я подозреваю, что однажды они превратят меня в несовершеннолетнего волшебника.
Раз Вы читаете это письмо, значит, мои подозрения подтвердились. Я могу только надеяться, что не стал слишком юным и сумел добраться до Вас раньше, чем кто-либо другой добрался до меня.
Вот причина того, почему я явился в Ваш дом, Поттер. Мне нужна помощь, Ваша помощь! Нужна настолько, что мне причиняет боль даже писать об этом.
Нет, я говорю не о поиске исцеления. Сомневаюсь, что Вы могли что-либо сделать для меня в этом отношении. Однако, есть люди, более чем желающие поймать меня несовершеннолетнего, и это не злые на меня прежние мои товарищи. Я, кажется, имею талант связываться с людьми, стремящимися использовать меня, ничуть не заботясь о моём здоровье или самочувствии.
Все эти десять лет я разыскиваю способ исцеления. Должно быть, вы заметили, что успеха я не достиг. Однако, время, проведённое в научных изысканиях, не было потрачено впустую, хотя я сомневаюсь, что Вы осведомлены о моих достижениях. Я буду удивлён, если Вы читаете хотя бы колонку новостей о научных открытиях в «Ежедневном пророке».
Тем не менее, другие волшебники и ведьмы читают её, и за последние несколько лет я установил тесные контакты с целителями из Сент-Мунго, а также с несколькими невыразимцами. Все они проявили огромный интерес к физическим, умственным и магическим изменениям, которым я подвергаюсь во время вспышек молодости, и их помощь и проницательность были в некотором отношении неоценимы.
Всё же, как я уже упоминал, все эти люди выглядят заинтересованными только в тех преимуществах, которые они могут получить из моего состояния. Как Сент-Мунго, так и Отдел Тайн неоднократно предлагали мне подвергнуться дальнейшим исследованиям, чтобы понять, как моё тело и магия реагируют на вспышки молодости, определить работу моего разума и воспоминаний в течение регресса или во время этого состояния. Ради магической науки или, Мерлин упаси, всеобщего блага.
Я прочёл наброски некоторых из этих «исследований», и я отказываюсь становиться подопытным кроликом, которого они могут подвергнуть вивисекции ради собственного удовольствия.
Однако, так как сейчас я являюсь несовершеннолетним, я не имею прав отклонить их требования. Юридически, я - несовершеннолетний волшебник без опекуна, что помещает меня под опеку Министерства. Если говорить о «новом Министерстве», Поттер, они не защитят меня. Они отговорятся «всеобщим благом» и передадут меня в руки исследователей в то же мгновение, как их об этом попросят.
Вы остановите их, Поттер. Я взываю к Долгу жизни, который Вы мне должны, чтобы Вы защитили меня от Министерства и Сент-Мунго. Вы будете заботиться обо мне, пока вспышка не пройдёт, и я не вернусь к своему истинному возрасту. Это включает в себя заботу о моём физическом, умственном, эмоциональном и магическом самочувствии. Я сочту Долг жизни выполненным, когда действие вспышки закончится.

С уважением,
Северус Снейп


Шумно выдохнув, Гарри позволил пергаменту упасть на колени.
Что ж, письмо многое объясняло.
- Итак? – нетерпеливо спросил голос, и Гарри поднял взгляд на подростка, которым стал Северус Снейп. Он наклонился вперёд, впившись взглядом в лицо Гарри.
- Там есть объяснения? В письме? О том, что со мной происходит?
Гарри медленно кивнул:
- Да. Да, оно… - он вздохнул и провёл рукой по волосам, задаваясь вопросом, как сказать об этом мальчику. – Да, оно объясняет твою проблему.
- И? Что происходит?
Гарри закусил губу и опустил взгляд на письмо. Он понятия не имел, как это сделать, как сказать этому мальчику, что в действительности он взрослый мужчина, а его нынешняя молодость является результатом несчастного случая. Снейп не оставил ему никаких ключей. Было бы проще, если бы он сохранял воспоминания, хотя бы немного. Но он написал, что обычно ничего не помнит. Обычно.
Со слабой надеждой, Гарри снова поднял взгляд и спросил:
- Сколько ты помнишь?
Снейп нахмурился:
- Помню о чём?
Гарри беспомощно пожал плечами.
- Обо всём. О своей жизни. О том, что с тобой случилось.
Взгляд, посланный ему в ответ, настолько оказался полнейшим Северусом Снейпом, что Гарри показалось, будто это он помолодел, причём до одиннадцатилетнего возраста.
- Я не знаю, что происходит со мной, Поттер. Поэтому я здесь!
- Ну да, но… Я имею в виду, что последнее ты помнишь, до того, как проснулся сегодня утром? Или всякий раз, когда просыпаешься. – Мозг Гарри медленно усваивал неожиданные известия и вернулся к размышлениям. – Что произошло, после того, как ты проснулся? Как ты узнал, что нужно прийти сюда? И что я должен объяснить?
Какое-то мгновение Снейп пристально глядел на него. Он немного ссутулился - инстинктивный жест самозащиты, чего Снейп никогда раньше не делал, или считал, что настолько слабое движение никто не заметит. Этот жест заставил сердце Гарри болезненно сжаться.
- Было письмо, - сказал Снейп после секундного молчания.
- Письмо?
- Да, письмо. Я… нашёл его. Оно было адресовано мне: Северусу Снейпу, несовершеннолетнему волшебнику, говорилось на конверте, – пристально глядя на Гарри, сказал он.
Гарри, понятия не имея, что происходит в голове у подростка, ободряюще кивнул. Снейп ещё немного поколебался, но затем продолжил:
- Я подумал… Но в письме не было объяснений. Только ваше имя и то, что вы всё мне объясните, а ещё ваш адрес и координаты аппарации.
Гарри снова кивнул, недоумевая, почему Снейп напрягся сильнее. Возможно, думал Гарри, он беспокоится, потому что аппарировал без лицензии.
- Ладно, значит, ты прочитал письмо и аппарировал сюда.
Руки Снейпа скрылись в слишком длинных рукавах мантии, но Гарри показалось, что он видел, как они сжимаются в кулаки.
- Я не аппарировал, - заявил подросток напряжённым тоном с плохо скрытой уязвимостью. – Я же несовершеннолетний, и у меня нет лицензии на аппарирование.
- О. – У Гарри мелькнуло мимолётное воспоминание о детстве Снейпа. – Значит, ты добрался сюда маггловским способом?
Подросток ответил резким отрицательным кивком:
- «Ночной Рыцарь».
Гарри открыл рот, чтобы спросить – где он взял деньги, что если кто-то опознал его – но в последнее мгновение прикусил язык. Лучше не надо. Это могло бы оборвать разговор. Вместо этого он поинтересовался:
- Ладно, но как насчёт письма? Как ты его получил? – неужели Снейп каким-то образом разработал заклинание, которое синхронизировало во времени появление письма и «вспышку молодости», сделавшую Снейпа несовершеннолетним?
- Я его нашёл, - сухо отозвался Снейп.
Вздохнув, Гарри провёл рукой по волосам.
- О’кей. Давай я догадаюсь. Ты проснулся, этим утром или неважно каким, ты находился в доме, которого не мог узнать, и ты вообразил себе худшее. Так что ты начал осматриваться и выяснять, что, где, почему и как. Верно?
Снейп сжал губы в тонкую линию и закинул ногу на ногу. На его щеках появился едва видимый румянец.
- Да, - нехотя признал он. – Я нашёл письмо в ящике стола. – Он сделал глубокий вдох, выпрямил плечи и с вызовом посмотрел на Гарри. – Оно было написано моей собственной рукой.
Его тон был настолько воинственным, что Гарри понадобилось несколько мгновений, чтобы понять, почему. Должно быть, Снейп подумал, что Гарри сочтёт его ненормальным. Гарри постарался ободряюще улыбнуться.
- Эм, да. Да, разумеется, так и было.
Глаза Снейпа расширились от удивления – или, возможно, шока – прежде чем он сумел вновь контролировать выражение свого лица.
- Так… - он сглотнул, пытаясь сохранять равнодушный тон. – Так значит, этот дом… был моим собственным?
Гарри пожал плечами, но утвердительно кивнул:
- Скорее всего, да.
Снейп тоже кивнул, но медленно, задумчиво.
- Я… я подумал, дом выглядит так… как будто в нём мог жить кто-то вроде меня. Как будто в нём мог жить я. – Он снова взглянул на Гарри, на этот раз не пытаясь скрыть своё замешательство и страх. – Но почему я сам написал себе письмо?
- Э-э… - мозг Гарри заработал, пытаясь придумать лучшее объяснение. Что-нибудь правдивое, не слишком шокирующее, но при этом правдоподобное. Мыслей не было. Наконец он пожал плечами и протянул Снейпу письмо, которое тот принёс.
- Вот, держи. Прочти его.
Снейп перевёл взгляд с письма на него и снова на письмо. Он медленно протянул руку и взял пергамент. Подросток ещё несколько мгновений пристально глядел на Гарри, прежде чем опустить взгляд на строчки письма. Он немного наклонил голову, из-за чего волосы скользнули на лицо, скрыв его из виду.
Гарри откинулся на спинку кресла и ждал. Он не видел лица Снейпа, но внезапно напрягшееся тонкое тело сказало ему больше, чем могло бы дать выражение лица. Дрожь его тощих, бледных рук – ещё не испачканных пятнами от зелий – была едва различима. После нескольких минут молчания, достаточных, чтобы Снейп прочёл письмо раза два, подросток поднял взгляд.
Его лицо было невероятно бледным. Широко раскрытые глаза были полны панического страха. Но голос оставался спокойным, хотя и достаточно напряжённым, чтобы Гарри вздрогнул, представив, каких усилий Снейпу стоило не закричать.
- Вот как. Значит, это последствия несчастного случая. – Он прервался и сделал глубокий, дрожащий вздох. – Сколько мне лет?
Гарри заколебался, не уверенный, должен ли он говорить всю правду. Снейп уже через многое прошёл, начиная от пробуждения неизвестно где, и не зная, что с ним происходит, до вынужденного визита к незнакомцу, объяснениям которого он должен доверять. Но с другой стороны Гарри слишком хорошо помнил, как он сам ненавидел быть оставленным взрослыми в неизвестности «для его же пользы».
- Сколько мне лет? – повторил Снейп.
Гарри вздохнул и сдался:
- Не могу сказать абсолютно точно, но около сорока восьми, как я думаю.
Весь цвет, который ещё оставался на лице Снейпа, пропал. Его глаза казались широкими тёмными дырами на худом лице. Он открыл рот, но смог издать только полузадушенный звук. Дыхание подростка было неестественно учащённым.
- О, чёрт! – Гарри вскочил на ноги и схватил подростка за плечи. Снейп вздрогнул и попытался отстраниться.
- Дыши, - приказал Гарри, пытаясь вспомнить, что на тренировках авроров говорилось об успокоении жертв нападения или их родственников. – Расслабься. Сосредоточься на дыхании.
Снейп выдавил несколько коротких, полузадушенных слов и обхватил себя руками. Он изо всех сил пытался встать. Гарри толкнул его обратно.
- Нет, не двигайся, ничего не говори. Сосредоточься на дыхании. Всё остальное потом. – Обняв одной рукой худые, дрожащие плечи Снейпа, Гарри вытащил палочку и наложил на него простые чары дыхания. Дыхание Снейпа немедленно выровнялось.
Снейп издал тихий звук и предпринял ещё одну попытку встать, но довольно нерешительную, и Гарри было вовсе несложно удержать его на диване.
- Не вставай, - сказал он. Протянув руку, он достал плед и обернул его вокруг худых плеч Снейпа. – Вот. Просто посиди и успокойся. Всё будет хорошо. Вот увидишь, - он похлопал Снейпа по плечу и попытался встать.
Рука, быстро появившаяся из складок пледа, схватила его за запястье. Для такого худого человека Снейп оказался удивительно сильным. Гарри опустил взгляд и заглянул в полные паники глаза. Он выдал свою лучшую обнадёживающую улыбку.
- Эй, не бойся. Я никуда не ухожу. Просто схожу на кухню, заварю чай. Мы можем выпить по чашечке, как ты думаешь? Ты только посиди здесь. Я вернусь через минуту, и мы ещё немного поговорим. Идёт?
Снейп уставился на него и сделал пару глубоких вздохов. Его чёрные глаза пристально вглядывались в лицо Гарри, и тот снова задумался, не пытался ли Снейп использовать легилименцию. Гарри постарался сохранять мысли о чае и продолжил обнадёживающе улыбаться. После нескольких мгновений изучения его лица, Снейп отпустил запястье.
- Ладно, - он очень старался, чтобы дрожь в голосе не выла заметной, - ладно, я… я…
Гарри снова сжал его плечо, но вышел на кухню, не пытаясь снова обнадёживать мальчика словами. Это бы не помогло.
На кухне Гарри понадобилось всего несколько быстрых взмахов палочкой, чтобы начать заваривать чай. Он не был хорош в хозяйственных чарах, но чай мог заварить даже во сне. Собирая на поднос чашки, сливки и сахар и дожидаясь, пока засвистит чайник, Гарри прислушивался к тому, что происходит в гостиной. Однако, всё было тихо, и когда он вернулся в комнату через пару минут, левитируя перед собой поднос, подросток жался на диване, всё так же завернутый в плед.
- Вот, - Гарри пододвинул к дивану маленький столик, который Гермиона вынудила его приобрести, и поставил на него поднос. – Как предпочитаешь пить чай?
Снейп моргнул и уставился на чашку, которую Гарри держал в руках.
- О. Сахар. Пожалуйста.
Гарри добавил сахар и протянул чашку Снейпу:
- Если предпочитаешь больше сахара, только скажи.
Снейп медленно взял чашку и сделал маленький глоток:
- Всё в порядке, спасибо, - вежливо ответил он.
Гарри в этом сомневался, но промолчал. Вместо этого, он налил себе чаю и уселся обратно в свое кресло.
Некоторое время они в молчании пили чай. Вскоре, Гарри, продолжая наблюдать за Снейпом сказал:
- Итак, ты знаешь, что с тобой случилось и что привело тебя сюда, и, как мне кажется, у тебя накопилось множество вопросов.
Снейп уставился в свою чашку. Было заметно, что он решал, какие вопросы ему задавать. И задавать ли вообще.
- Вы так и не ответили, были ли вы родственником Джеймса Поттера.
Это был не тот вопрос, которого Гарри ожидал, но он пожал плечами и всё же ответил:
- Да, это так. Он был моим отцом.
Снейп поднял взгляд.
- Был. Значит, он мёртв?
Гарри взглянул на него, ожидая увидеть на лице подростка что-то похожее на злорадство, но увидел только настороженное ожидание.
Он кивнул.
- Да, - медленно ответил Гарри, - он мёртв. Уже много лет. – Было что-то странное в том, что приходится говорить об этом Снейпу. В конце концов, тот был напрямую ответственен за гибель Поттеров. Так или иначе, Гарри больше не винил этого человека. В конце концов, Снейп умолял Волдеморта сохранить Лили жизнь, что позволило ей принести себя в жертву ради сына и, в конце концов, помогло в победе над Волдемортом.
Снейп уставился на Гарри настолько пристально, что тот снова задумался, не читал ли слизеринец его мысли. Однако следующий вопрос стал для Гарри неожиданностью.
- Ваши глаза, - нерешительно произнёс Снейп, - я…
- О, - Гарри поморщился и неожиданно почувствовал себя гораздо более неловко. – Я… Да, в общем, я унаследовал цвет глаз от своей матери.
Лицо Снейпа дрогнуло и сморщилось. Он выглядел так, будто вот-вот заплачет.
- Она вышла за него.
- Да, - Гарри прикусил губу и решил, что лучше будет рассказать обо всём Снейпу. – Она тоже мертва. Они умерли в один день. Волдеморт убил обоих.
При звуке этого имени Снейп подскочил и схватился за своё левое предплечье. Глаза Гарри расширились – как и глаза Снейпа. Подросток опустил взгляд на свою руку, задрав длинный рукав. На предплечье метки не было.
- Я… я подумал… - прошептал он.
Он выглядел настолько бледным и смущённым, что это заставило Гарри сказать:
- Да… Э… Ты им был.
Снейп вскинул голову:
- Что?
- Ты, твоя старшая копия, был отмечен. Тёмной меткой Волдеморта.
Взгляд Снейпа расфокусировался:
- Я… значит, я сделал это. На моём факультете были ребята, которые…
Гарри вздохнул.
- Да, ты это сделал. Ты стал Пожирателем Смерти. Но когда Волдеморт угрожал моей маме, ты отправился к Дамблдору и… э-э… Ну, сказал, что сделаешь всё что угодно, если моя мама будет в безопасности.
Расширенные и испуганные, глаза Снейпа сфокусировались на лице Гарри. Он заставил себя продолжить:
- Однако, это не сработало. Близкий друг моих родителей сдал их Волдеморту, и тот нашёл их. Вообще-то, он явился за мной, потому что в пророчестве говорилось, что родился ребёнок, у которого хватит силы уничтожить его. – Гарри встряхнул головой и коснулся шрама на лбу. – Он бросил в меня смертельное проклятье, но я выжил.
- Это невозможно! – воскликнул Снейп. Он так резко вскочил, что чай выплеснулся на блюдце. – Против Авады Кедавры не существует защиты!
Гарри опустил взгляд на свои руки, сжимающие чашку.
- Он дал моей матери шанс отойти в сторону. Но она отказалась. И потом она умерла… вместо меня… - он неловко пожал плечами. – Дамблдор сказал, что жертва моей матери защищает меня. И я отделался только шрамом. – Он ничего не сказал о хоркруксах. Не нужно Снейпу об этом знать.
- Почему Дамблдор? – после паузы спросил Снейп.
- А?
- Почему я пошёл к Дамблдору? Чтобы Лили была в безопасности?
- О. – Гарри кивнул. – Ну, конечно, ты об этом не знаешь. Э… Дамблдор был главой Ордена Феникса. Орден противостоял Пожирателям Смерти. А Дамблдор был единственным волшебником, которого Волдеморт вообще боялся. Так что, ну, ты и отправился к директору. И он дал тебе должность в Хогвартсе. – Гарри продолжил, не дожидаясь следующего очевидного вопроса. – Ты был Мастером Зелий. Вот так я и встретил тебя, кстати. – Он скривился, припомнив первый урок.
Снейп в изумлении смотрел на него:
- Я был преподавателем?
- Да, - Гарри про себя посмеялся над выражением лица подростка. – Не та карьера, о которой ты мечтал, а?
- Нет, - Снейп фыркнул. – Определённо нет.
- А чем ты хотел заниматься? – с неподдельным любопытством спросил Гарри. Он никогда раньше не задумывался об этом.
Взгляд Снейпа снова упёрся в чашку с чаем:
- Почему вы спрашиваете?
- Полагаю, мне просто любопытно. То есть, первой вещью, которую я узнал о тебе, было то, что ты являлся Мастером Зелий, но мечтал вести Защиту от Тёмных Искусств. Но после войны ты занимался зельеварением в частном порядке. – Гарри пожал плечами. – Мне просто интересно.
- О. – Снейп облизал губы и глотнул чая. Он выглядел немного смущённым. – Я… Я хотел бы работать в Сент-Мунго.
Удивившись, Гарри моргнул:
- Целителем?
- Да, - вскинулся Снейп, готовясь защищаться от насмешек.
Гарри моргнул ещё раз.
- О. Э-э… - он закинул голову вверх. – Да, вообще-то я могу себе это представить, - задумчиво произнёс он. – Когда я учился на шестом курсе, казалось, что все всегда во всём советуются с тобой. Дамблдор упоминал, что ты, вроде бы, спас ему жизнь своим зельем, но там ещё, кажется, было заклинание, которое остановило проклятие и… - он осёкся, заметив изумлённое лицо Снейпа. – Прости, всего лишь мысли вслух. Но да, я могу представить тебя в роли целителя. – Гарри ухмыльнулся. – Хотя, должен сказать, у тебя нет никакого врачебного такта.
Снейп сузил глаза, и Гарри вздохнул. Возможно, подумал он, Снейп решил, что над ним смеются. И, скорее всего, не поверит, если Гарри попытается убедить его в обратном. Гарри решил вернуться к тому, о чём они говорили раньше.
- Э-э… Значит, ты работал в Хогвартсе преподавателем, когда Волдеморт в первый раз исчез. Все, кроме Дамблдора, думали, что он был мёртв. А тот оказался прав, конечно же.
- А как же вы?
- Я?
- Ваши… родители были убиты, вы сказали.
- А, да, - Гарри сморщил нос. – Ну, так как мои бабушки и дедушки тоже были мертвы, меня передали единственной живой родственнице, маминой сестре.
- Тьюни? – с недоверием переспросил подросток. – Но она же ненавидит волшебство!
Гарри кивнул и сжал чашку чуть сильнее, чем требовалось.
- Да, ну… она была не слишком-то рада, что её обременили мной.
Снейп, к сожалению, быстро соображал.
- Я понял. Она и вас тоже называла уродом, да?
Гарри кивнул, удивлённый. Затем ему пришло в голову, что Снейп мог общаться с Петунией чаще, чем показал в своих воспоминаниях. Возможно, он знал о чувстве обиды, которое испытывала к волшебному миру Петуния, когда поняла, что не станет его частью.
- Да. И мой дядя тоже.
Лицо Снейпа выражало смесь недоверия с отвращением.
- Она что, вышла замуж? Кто мог захотеть жениться на такой как она? Фу-у.
Гарри начал смеяться, но потом решил сдержать смех. Это нехорошо, смеяться над тётей Петунией. Но и она никогда не обращалась с ним хорошо.
- Эй, мой дядя был не лучше, - сказал он. – Он думал точно так же, как и тётя. Но он был похож на моржа. А мой двоюродный брат был ещё более тупым, чем тётя с дядей вместе взятые, и выглядел как свинья! Ну, - поправился Гарри, - в конце концов Дадли, так зовут моего двоюродного брата, несколько исправился. Но мой дядя был рад, когда я ушёл, и, должен тебе сказать, я был более чем счастлив никогда его больше не видеть!
На лице Снейпа вновь появилось то проницательное выражение. Он выглядел так, будто понял гораздо больше, чем Гарри хотел ему сказать. Хм, а если ситуация в его семье всегда была такой же, как те несколько сцен, которые Гарри видел в воспоминаниях мужчины и в думосборе…
- Э-э, неважно. Я ушёл в тот же день, как мне исполнилось семнадцать. И, кроме того, большую часть года я проводил в Хогвартсе, так что всё было не так уж и плохо.
- Гриффиндор, верно? – неожиданно вставил Снейп.
Гарри ощетинился, заметив ухмылку мальчишки. В этом замечании он увидел взрослого Снейпа. И отреагировал на это замечание так же, как и поступал когда-то в его возрасте: то есть, неразумно.
- Ну, вообще-то Сортировочная шляпа хотела отправить меня в Слизерин, - насмешливо начал Гарри. – Но я уже слышал, что Волдеморт учился на Слизерине, и не хотел попасть на один факультет с убийцей моих родителей, так что да, Гриффиндор.
Снейп уставился на него. Гарри сморгнул. Ой. Кажется, ему не стоило говорить такое о Слизерине. Гарри поспешно закончил:
- Но, как бы то ни было, это уже не имеет никакого значения. Я закончил Хогвартс большее количество лет назад, чем учился в нём, и…
- Играл в квиддич? – снова перебил Снейп.
- Да, я…
- Ловец.
Гарри зарычал:
- Да, да, всё как мой отец, спасибо. Не нужно повторять это ещё раз. Я достаточно слышал об этом от тебя.
От резкого тона подросток вжался в диван.
- Если я правильно понял из письма своей более взрослой версии, я не слишком-то вас уважал, - сухо сказал он.
Гарри начал вертеть чашку в руках.
- Нет, ты совсем меня не уважал. Ты не выносил моего отца, а я выгляжу почти как он, так что ты и меня не выносил из принципа. И я тоже тебя терпеть не мог, кстати, потому что с самого начала ты вёл себя как полная задница.
Снейп широко раскрыл глаза, услышав ругательство. Он выглядел настороженно и восхищённо одновременно, как подросток, которого выучили «следить за языком», и который поймал взрослого на использовании ругательства.
Гарри фыркнул.
- Да, ты был настоящей задницей, и я тоже был задницей по отношению к тебе. И это не мешало тебе спасать мою жизнь, причём неоднократно.
- Я это делал? – теперь Снейп выглядел ликующе.
- Да. Ну, первый раз это было на моём первом курсе. Как видишь, я очень интересно проводил время в Хогвартсе, но в первый раз ты просто вернул Долг жизни моего отца. Но ты и потом продолжил спасать мне жизнь. Э-э… Ну, ты вроде как сказал, что это было ради моей мамы. – Гарри немного покраснел, когда ему пришлось солгать. Точно говоря, Снейп ему такого не говорил… и если бы мужчина был уверен, что не переживёт войну, он бы никогда не оставил «секретный думосбор» полным воспоминаний, Гарри был уверен в этом.
К сожалению, Снейп оказался достаточно внимательным, чтобы заметить маленькую заминку.
- Я вам сказал? Вряд ли, если уж я так вас не любил.
Гарри снова запустил руку в волосы. Рот Снейпа искривился в поспешно подавляемой улыбке, и Гарри подумал, что мог сказать что-то, что позабавило мальчишку. Чёртовы волосы, вечно они торчат!
- Э-э, нет, не то чтобы ты точно мне сказал… - признал он. Пожевав губу, он задумался, что говорить мальчику, а потом пожал плечами. Конечно, лучше всего будет сказать правду.
- Ладно, слушай. Я изложу тебе краткую версию того, что происходило после возвращения Волдеморта.
Снейп подскочил на месте, посерзьёнел и весь подобрался. Гарри кивнул ему.
- Итак, он возродился с помощью того человека, который предал моих родителей, когда мне было четырнадцать, - начал Гарри и вкратце изложил версию того, что происходило на пятом и шестом курсах, опустив только гибель Сириуса. Это не та тема, которую он хотел бы обсуждать. Не сейчас и не со Снейпом. Когда Гарри уже подходи к концу шестого курса, он запнулся. – Чёрт, это будет нелегко рассказывать…
- Нелегко? – переспросил Снейп, сузив глаза. – И вы не должны ругаться в присутствии детей.
- Иди к чёрту, - фыркнул Гарри в ответ. – Это сложно, потому что… Ну, я не знаю, как ты на это отреагируешь.
- Я сделал что-то плохое, да? – тихо произнёс Снейп. Он сидел не шевелясь.
Гарри сделал глубокий вдох и рассказал мальчику о случившемся на Астрономической башне. Снейп сидел неподвижно, молча, и был очень-очень бледен. В конце рассказа Гарри медленно произнёс:
- Это была его идея. Дамблдора.
- Чтобы я убил его? – с трудом выдавил Снейп. Его руки мелко дрожали.
Гарри кивнул.
- Да, и тебе она совершенно не понравилась. Ты говорил Дамблдору, что не будешь этого делать, но он вынудил тебя. Можно сказать, практически шантажом.
Снейп моргнул.
- Ч-что?
- О да. Дамблдор заявил, что ты пообещал делать всё, что он скажет, так-то! И… и он продолжал упоминать мою маму. Знаешь, ради неё ты пообещал сделать, что угодно для моей безопасности, и всё такое. Вот. Но дело в том, что в то время никто не знал об этом.
Чашка Снейпа звякнула о блюдце, и Гарри увидел, что теперь мальчик дрожал всем телом. Он подошёл к дивану, сел рядом с подростком и положил тому руку на плечо.
- Эй, сейчас уже всё в порядке. Всё кончено. Теперь все знают, почему ты так поступил.
Снейп издал полузадушенный звук, похожий на рыдание. Гарри взял у него из рук чашку, снова наполнил её, добавил ещё больше сахара, чем в прошлый раз, и заставил Снейпа сделать несколько глотков. Это немного помогло. По крайней мере, подростка перестало трясти.
- Ну как, тебе лучше? – спросил Гарри.
Снейп рассмеялся, но смех больше походил на рыдание.
- Ладно, - мягко продолжил Гарри. – Ты хочешь, чтобы я рассказал тебе остальное? О том, что произошло после гибели Волдеморта? Или хочешь отправиться поспать?
Снейп быстро затряс головой.
- Нет, рассказывайте, - потребовал он. – Я хочу знать…
Гарри кивнул и снова сжал плечо Снейпа. Подросток прижался к его боку, совсем немного. Гарри продолжил рассказ, быстро изложив события того года, когда Снейп исполнял обязанности директора, и откровенно рассказав о своей собственной миссии, пока не дошёл до ночи последней битвы. Он помедлил, в воспоминаниях возвращаясь к тому дню. Всё произошло так быстро.
Снейп не подгонял его, продолжая молча слушать, как Гарри рассказывает о том, что заметил Снейпа той ночью, и как, пытаясь убить мужчину, последовал за ним.
- Но ты завёл меня в директорские комнаты и потом каким-то образом исчез, - продолжал Гарри, вспоминая собственные смятение и гнев на исчезнувшего таким образом Снейпа. – Секретная дверь или что-то в этом роде, я точно не знаю. Комната была пуста. Я огляделся и увидел думосбор. Он стоял прямо передо мной, на твоём столе. И он был полон воспоминаний.
Гарри снова замолчал и потёр переносицу, всё ещё немного смущенный.
- Сейчас, оглядываясь на прошлые события, я понимаю, что ты оставил его там для меня. И потом, я был ужасно зол, думая, что смогу тебе досадить, снова просмотрев твои воспоминания. Так что я опустил голову в думосбор и увидел многое из того, что предназначалось специально для меня.
- Дамблдор отдал тебе несколько приказов в отношении меня. Тебе полагалось передать их мне ближе к концу, хотя, как ты должен был это сделать, я не знаю. В свете определённых обстоятельств я узнал кое-что немного раньше, чем предполагалось, но это не имело значения. Я получил информацию и действовал соответственно.
- Была битва. Ты сражался, хотя никто не знал, на чьей стороне. Мне кажется, ты даже не сражался, а старался защитить как можно больше учеников. Это произошло, когда тебя поразило то неправильно наложенное проклятие. Гм. Я избавился от Волдеморта. О, я фактически сказал ему, что ты всё время был на нашей стороне. Воспоминания в думосборе оказались… весьма убедительными. И воспоминание о том, как Дамблдор приказывает тебе убить его, тоже. Так что, когда всё закончилось и тебя обнаружили живым, я рассказал аврорам, что видел, они допросили тебя под веритасерумом, и ты был оправдан. Вот и всё.
Гарри взглянул на Снейпа и обнаружил, что подросток смотрит на него. Он всё ещё был бледен, но выглядел заметно лучше. И он снова смотрел смущающе проницательным взглядом. Гарри знал, что Снейп был умён. Чёрт, он ведь был Принцем-полукровкой! Но, неизвестно почему, Гарри всегда ассоциировал ум со взрослым Снейпом. А не с подростком. Но здесь сидел именно подросток, причём весьма сообразительный и понявший больше, чем Гарри хотел сказать.
- Более взрослый я не думал, что останусь в живых, так ведь? Иначе почему бы я позволил вам просматривать свои воспоминания?
Мда, разум, острый как лезвие.
Гарри скривился и кивнул.
Снейп снова начал пристально вглядываться в его лицо, но больше не задавал вопросов. Вскоре он снова занялся своим чаем. Гарри не нарушал молчание. Мальчику нужно время, чтобы обдумать всё, что он услышал.
Звон часов из коридора заставил подскочить обоих. Гарри бросил взгляд на наручные часы. Была уже практически полночь.
- Ладно, уже поздно! – сказал он и поднялся, направляя палочку на поднос. Снейп смотрел на него, явно беспокоясь о том, что будет дальше. Гарри отлевитировал поднос на кухню, прежде чем повернуться к подростку. – Итак, кхм. В письме сказано, чтобы я позаботился о тебе. Тебе необходим отдых. И время, чтобы переварить всё то, что я тебе только что наговорил. Пошли, я покажу, где ты будешь спать. Или, может, ты предпочтешь спать на диване?
Снейп моргнул. Потом огляделся вокруг. Посмотрел на Гарри.
- У вас есть комната для гостей?
Гарри усмехнулся и взмахом руки предложил следовать за собой.
- Не совсем для гостей. Просто лишняя комната, что-то вроде библиотеки. Но там есть кровать. На случай, если моим друзьям потребуется у меня переночевать.
Снейп молча последовал по узкой винтовой лестнице в маленькую комнатку рядом со спальней Гарри. Тот открыл дверь и пригласил Снейпа войти.
- Здесь не слишком-то много места, - извинился он. – Но здесь есть кровать. Хотя, может, ты не захочешь делить пространство с моими книгами, - прибавил он с ухмылкой, глядя, как мальчик рассматривает полки. Здесь были как его старые учебники из школы и аврорского училища, так и остатки библиотеки Блеков. Гарри отобрал некоторые книги, прежде чем закрыть особняк на Гриммаулд Плейс, и отдал остальные на хранение в Министерство. Между древними томами по Тёмным Искусствам были втиснуты романы, которые Гарри коллекционировал: в основном маггловские и волшебные детективы.
- Книги – это замечательно, - рассеянно отозвался Снейп, рассматривая стеллажи, занимавшие место у двух стен. У третьей располагалась кровать, а у четвертой стоял платяной шкаф. Гарри подошёл к шкафу и достал постельное бельё. Пока подросток что-то возбуждённо бормотал себе под нос, выбирая книги, Гарри застелил постель. Ему никогда не удавались специальные чары для этого, так что справляться маггловским путём.
Когда с этим было покончено, Гарри отобрал у подростка книгу, показал ему ванную и собственную спальню. Велев Снейпу будить себя, если ему что-либо понадобится, Гарри пожелал своему гостю спокойной ночи и сам отправился готовиться ко сну.
Ему также было о чём подумать.



Глава 2. День второй

Как обычно, Гарри проснулся от звона будильника. Как обычно, он перевернулся на бок и стал нащупывать свою палочку. Он сел в постели, протёр глаза, зевнул и потянулся. Как обычно.
Всё ещё скорее спящий, чем проснувшийся, Гарри нахмурился, споткнувшись у ванной. У него возникло странное ощущение. Что-то было не так. Но он так и не понял, что, пока не принял душ и не проснулся достаточно для утренней чашки чая. И оставался в неведении, пока не заметил закрытую дверь в свою библиотечно-гостевую комнату. Закрытая дверь. Необычно. А потом он вспомнил.
Точно. Снейп. Снейп, ставший подростком. Спал сейчас в гостевой комнате Гарри.
Гарри почесал голову.
Что он собирался делать с мальчиком?
Не способный думать до чашки чая, Гарри оделся и, пошатываясь, прошёл на кухню, где быстро приготовил себе завтрак. Сев за стол с чаем, тостами и беконом, он задался вопросом, нужно ли будить Снейпа. С другой стороны, Гарри никогда не мог думать в присутствии пялящегося на него Снейпа, а Гарри был убеждён, что поразмыслить ему более чем необходимо. Кроме того, после вчерашнего потрясения мальчику нужен отдых. Гарри принял решение разбудить своего гостя позже.
Рассеянно заканчивая завтрак, Гарри обдумывал, что же ему делать дальше. В письме говорилось, что Гарри отвечает за подростка, пока не закончится «вспышка молодости» и Снейп снова не станет собой. Но что подразумевает эта ответственность? Обеспечивать безопасность. Конечно же, Гарри позаботится об этом. Кормить временами. Нет проблем. Но что ещё?
Гарри отхлебнул чая и нахмурился. У него не было никаких идей о том, как следует заботиться о несовершеннолетнем. Он отлично сознавал, что его собственная жизнь с Дурслями не была примером. Может быть, ему стоит связаться по каминной сети с миссис Уизли? Воспитав семерых детей, уж она-то должна знать точно. Но если он её спросит, миссис Уизли расскажет мистеру Уизли, и эта новость моментально разнесётся по всему Министерству.
И разве Снейп не упоминал, что Отдел Тайн преследует его? Гарри вовсе не хотел иметь дело с невыразимцами и всеми силами стремился избежать этого.
Так что не сообщать Министерству, где находится Снейп, может являться частью заботы о его персоне. Но что ещё? И раз уж на то пошло, сколько лет ему точно?
Второй звонок – говорящий, что ему пора пошевеливаться и отправляться на работу – вырвал Гарри из размышлений. Он взглянул на часы, потом перевёл взгляд на лестницу и прислушался. Ни звука от Снейпа. Хорошо.
Гарри подошёл к камину и по каминной связи вызвал своего начальника. Робертсон свирепо нахмурился, когда услышал, что Гарри сегодня не появится на работе, а возможно и завтра… а вообще-то он не может сказать точно, когда сможет вернуться к работе.
- Если ты заболел, я желаю видеть тебя в Сент-Мунго, - прорычал мужчина.
- Прости, Роб, но я не болен, - Гарри легко улыбнулся своему начальнику. – Мне необходимо выплатить Долг жизни. Я не могу сказать точно, сколько времени это займёт.
Глава авроров был далеко не в восторге, но ответил, что пару дней они смогут обойтись без него. Гарри поблагодарил шефа и быстро вынул голову из огня, пока Робертсон не успел переменить своё мнение. Не то чтобы это было вероятно, но… Вообще же, в волшебном мире очень серьёзно относились к Долгу жизни, ещё более серьёзно в Службе Правопорядка, и ещё более серьёзно, если обязанным по Долгу жизни был аврор.
А уж совсем серьёзно, если этим обязанным был Гарри Поттер собственной персоной, закончил про себя Гарри, скривившись от этой мысли и оборачиваясь.
И обнаружил стоящего рядом Снейпа. Подросток угрюмо смотрел на него.
- Знаете, вам не нужно оставаться дома из-за того, что я здесь, - сказал он прежде, чем Гарри успел открыть рот, чтобы пожелать ему доброго утра. – Я достаточно взрослый, чтобы самому о себе позаботиться.
Гарри моргнул.
- М-м, да, я уверен, что ты сможешь. Но вчера вечером мы не обсудили, что ты будешь делать, и я бы хотел решить этот вопрос до того, как уйду и оставлю тебя одного почти на весь день.
- Я останусь в вашей комнате для гостей и буду читать. Так что вам нет никакой необходимости торчать здесь и следить за мной, - мрачно изрёк Снейп, заворачиваясь в свою огромную мантию.
- Нам всё ещё нужно будет решить некоторые вопросы, - настойчиво сказал Гарри.
Снейп бросил на него сердитый взгляд:
- Я не ребёнок!
Гарри только вздохнул.
- Да, ты не ребёнок, но ты находишься в незнакомом месте. Мои охранные заклинания тебя не знают и могут счесть опасным, даже если ты просто откроешь окно. Или ты можешь проголодаться и спуститься на кухню, а там всё работает на волшебстве, а ты не можешь пока использовать магию. Так что ты даже не сможешь пообедать. Как видишь, нам есть что обсудить. – Он указал подростку на дверь в кухню. – Кстати, а сколько тебе лет?
Снейп ещё сильнее помрачнел.
- Пятнадцать.
- А в Хогвартсе?..
- Закончил четвёртый курс, - коротко ответил Снейп и плюхнулся на стул.
Гарри покачал головой.
- Ладно, спасибо. Э-э, и, кстати, доброе утро. Надеюсь, ты хорошо спал. Хочешь позавтракать?
Снейп поник и угрюмо поскрёб ногтем несколько царапин на столешнице.
- Ну…
Гарри ждал продолжения, но понял, что его не будет. Так что он решил, что Снейп всё же хочет завтрак, и снова занялся готовкой. Скоро снова нужно будет идти за покупками, машинально отметил он. Двум людям требуется больше еды, чем одному, особенно если один из них подросток. Снейпу следует лучше питаться.
Гарри вздрогнул, поймав себя на этой мысли. Он начинает превращаться в миссис Уизли. Бр-р. Он поспешил закончить готовку и вскоре поставил перед Снейпом тарелку с яичницей и беконом.
- Держи. Предпочитаешь сок или чай?
Снейп хмуро уставился в тарелку и потыкал вилкой яичницу.
- Чай.
- Ладно, - Гарри поставил перед ним чашку.
- У вас отвратительный вкус в выборе литературы, - известил его Снейп.
Гарри моргнул:
- Вот как? Вчера вечером ты выглядел куда более довольным.
Подросток вскинулся и бросил на него сердитый взгляд.
- Книги по магии хорошие. Интересные. Некоторые очень старые. Но остальное – просто мусор.
- Остальное? А, романы, - Гарри ухмыльнулся. – Да, это просто мусор, но они мне нравятся.
Снейп метнул на него взгляд и пробормотал что-то вроде «ну, конечно, только такому болвану как вы, они и могут понравиться». Гарри послал в ответ нераскаявшуюся ухмылку. У него уже был разговор с Гермионой. Её буквально сводило с ума, что он читает дурные романы, когда в его библиотеке полно интересных томов по практической и теоретической магии.
- Они помогают расслабиться, - сказал он подростку то, что всегда говорил Гермионе. – Не нужно думать, когда читаешь это. Вдобавок они своего рода забавны.
- Забавны, - Снейп отправил в рот наколотый на вилку кусок яичницы и метнул на Гарри такой взгляд, будто у того выросла вторая голова.
- Ага. Особенно романы волшебников, - Гарри тихо рассмеялся. – Господи, авроры из этих книжек полные идиоты! А писатели… Нет, честно, если б всё было так, как они описывают… Каждый день тёмный маг терроризирует весь волшебный мир, захватывает заложников направо, налево и прямо по центру. Измысливает ужаснейшие ритуалы! Но один бравый аврор в одиночку аппарирует в его тайное убежище и всех спасает, походу расправляясь с тёмным магом. Согласись, это же смешно!
Снейп выглядел задетым его словами. Гарри прикусил язык, чтобы не рассмеяться: Гермиона, обычно, выглядела точно также. Она не выносила, когда Гарри плохо отзывался о книгах, даже если это были дрянные романчики.
- Так чем вы занимаетесь, если можете запросто взять день или два отгула? – наконец спросил Снейп.
Гарри усмехнулся и откинулся назад на стуле.
- Я - аврор. – Он рассмеялся появившемуся ошеломлённому выражению на лице Снейпа. – Поэтому-то эти книжки и кажутся мне такими забавными. Особенно, написанные неким Абрахамом Райтом. Это бывший аврор, в результате пост-волдемортовских чисток пониженный до рядового ударной группы. С тех пор, он пишет аврорские приключенческие романы. Некоторым образом переписанные истории из собственного опыта. Выставляющие его героем, разумеется. Но смешнее всего то, сколько выдумок он умудряется написать об аврорских методах, - Гарри захихикал.
Снейп бросил на него странный взгляд.
- Что?
- Так или иначе, вы не ударите меня или кого-то ещё, кто посмеется над некомпетентностью авроров, - медленно произнёс подросток, и выражение его лица стало полностью сбитым с толку, как будто он не мог понять, почему ему пришло это в голову.
- Ох, - усмешка Гарри исчезла. – Ну, не всегда, нет. Но этот Райт такой нелепый. Он допускает столько ошибок. И… и лучше уж смеяться над его книгами и всем рассказывать, какой он болван, чем злиться из-за этого.
Снейп продолжал хмуриться.
- Но почему я?.. А. Воспоминания более старшего меня?
Гарри кивнул.
- Да, скорее всего.
Глубоко задумавшись, Снейп закончил свой завтрак. Гарри сидел, прихлёбывая чай из чашки и рассматривая подростка. Когда Снейп наконец отставил собственную опустевшую тарелку, Гарри подался вперёд.
- Ладно, теперь давай подумаем о том, что нам делать, пока эта вспышка омоложения не закончится.
Снейп моментально ссутулился, плотно обхватив чашку руками и хмуро взглянув на Гарри.
- Я остаюсь здесь, вы отправляетесь на работу, и мы ждём. Что ещё?
- Ну, в письме сказано, чтобы я позаботился о твоём благополучии.
- Да, ну и что?
- О, нам нужно обсудить, как ты сможешь добраться до еды, пока я на работе, а тебе запрещено пользоваться магией. – Гарри окинул подростка взглядом. – И одежда. Тебе нужно что-нибудь подходящее по размеру. Нам нужно будет изменить охранные чары, чтобы они пропускали тебя. И исключить людей, которые могут желать тебе вреда. И, ну, я не знаю, может быть, тебе захочется чего-нибудь ещё? Я имею в виду, может что-то кроме чтения книг? Скажи мне.
Снейпу явно было неловко. Он ещё туже обернул свою мантию вокруг тела:
- У меня есть, что носить, - сухо ответил он. – Мне не нужно подаяние.
Гарри закатил глаза, но продолжил настаивать на своём. Он слишком хорошо помнил, как он сам ненавидел обноски Дадли, и как был одет Снейп в воспоминаниях из думосбора.
- Чушь! Тебе нужна одежда по размеру. Я знаю отличный магазинчик, торгующий одеждой маггловского стиля; в нём мы подберём тебе что-нибудь. О, и ты можешь вернуть мне деньги, когда снова станешь взрослым.
Подросток заметно удивился, но Гарри не обратил на это внимания. Он уже обдумывал, как приспособить охранные чары к Снейпу и его специфическим нуждам.
- Эй, ты случайно не помнишь, кто именно хотел пустить тебя на опыты?
Мальчишка только презрительно посмотрел на него. Это привело Гарри в замешательство. Всё-таки насколько эта презрительная усмешка отличалась от выражения взрослого Снейпа!
- Ну, конечно, я не помню.
- О, точно. – Гарри поднялся и побрёл в гостиную, пытаясь вспомнить, куда он мог засунуть камень защиты. – Ты ничего не нашёл в своём доме такого, что могло бы дать нам ключ?
Снейп ходил за ним, следуя сзади чёрным хвостом.
- Вопреки всему тому, что ты привык обо мне думать, я не обыскивал дом.
Удивлённый отвратительно формальным тоном Снейпа, Гарри поднял взгляд из-за кресла, под которым рылся в поисках камня. Одного взгляда на прямую спину и бледное лицо хватило, чтобы понять, насколько Снейп обижен. Гарри уже открыл рот, чтобы извиниться, но Снейп перебил его.
- Как бы то ни было, что вы сейчас делаете?
- Ох. Я ищу камень, на который завязаны охранные чары, - Гарри улыбнулся. – Прости. Я не имел в виду, что ты специально рылся в доме. Я просто подумал, что ты мог что-то заметить, когда осматривался. Я не мог предположить, что ты взрослый оставитшь где-нибудь на видном месте письмо, адресованное себе самому на тот случай, если превратится в ребёнка. Прости, то есть в несовершеннолетнего волшебника.
Снейп неловко повёл плечами.
- Зачем вам камень защиты? – спросил он, полностью проигнорировав извинения. – Простому волшебнику он ни к чему. Камни нужны только в больших сооружениях, вроде Хогвартса или Министерства, чтобы удерживать чары. Каждый волшебник или ведьма способны сами удерживать охранные чары на своём доме.
Гарри подавил усмешку. Снейп действительно напоминал ему Гермиону.
- Мне нужны усиленные охранные чары, - пояснил он. – Знаешь, меня считают победителем Тёмного Лорда, и всё такое. Защита моего дома должна удерживать подальше огромное число людей. Так как я являюсь аврором, то не могу удерживать чары самостоятельно. Они бы пропадали всякий раз, как мне приходилось бы тратить много магической силы, оставляя дом незащищённым.
- Раз вы так говорите… - Снейп презрительно фыркнул. – И вы прячете камень защиты в гостиной?
- Ага! – Гарри с восторженным криком нырнул за большое папоротникообразное растение – подарок Невилла – которое было водружено на табурет, и выхватил из-под него маленькую полированную коробочку из тёмного дерева. – Вот ты где! Да, - прибавил он, поворачиваясь к Снейпу. – Я всегда прячу его здесь. Гостиная – последнее место, где людям придёт в голову его искать.
Он усмехнулся выражению на лице Снейпа и перенёс шкатулку ближе к камину, где они сидели прошлым вечером. Усевшись, он коснулся крышки шкатулки кончиком своей палочки, чтобы её открыть. Крышка исчезла, открывая взгляду камень защиты: огранённый, тёмно-зеленый; казалось, он чуть дрожит. Снейп придвинулся ближе, не отрывая взгляда от камня.
- Так, - Гарри положил шкатулку на столик и махнул Снейпу, подзывая его. – Подходи ближе. Давай подумаем, как добавить тебя защищаемые.
Добавить Снейпа в охранные чары было довольно легко, хотя и потребовало много времени, так как Гарри действовал очень осторожно. Однако, изменить чары так, чтобы они не впускали волшебников и ведьм, желавших Снейпу вреда, было гораздо сложнее. Не раз переплетения охранных заклинаний начинали путаться, заставляя камень предупреждающе пульсировать, пытаясь примирить для себя понятия друзей Гарри с персоной защищаемого Снейпа и с тем, что, в действительности, могло подразумеваться под понятием «вред». Гарри начинал чертыхаться всякий раз, когда заклинание, позволяющее Рону проникать в его дом, натыкалось на переплетение заклинаний, предотвращающих «вред» Снейпу.
- У вас есть очень интересные друзья, - заметил сильно побледневший Снейп.
Гарри только фыркнул в ответ.
- Это не то, о чём ты подумал, болван-параноик! Рон тебе ничем не угрожает, но он работает со своими братьями в магазине шуток и… ну, в Хогвартсе многие считают Фреда и Джорджа, открывших этот магазинчик, ещё более шкодливыми, чем были мой папа и Сириус. – Краем глаза он следил за Снейпом и заметил, как подростка едва заметно передёрнуло.
- А, - вот и всё, что сказал Снейп.
Чары продолжали противодействовать друг другу.
Наконец, Гарри справился с ними. Взмокший и тяжело дышащий, он убрал камень обратно в «тайник».
- Нам нужно опредлелить, кто именно может тебе угрожать и отдельно добавить их в список запрещённых посетителей к охранным чарам, - пропыхтел он, отдуваясь.
- Это было бы удачной идеей, если бы мы знали, кто эти люди, - снисходительно произнёс Снейп.
Гарри метнул на него сердитый взгляд.
- Да, и поэтому мы должны установить, кто они. Мы отправимся к тебе домой и осмотримся там. В письме говорилось, что ты переписывался с этими людьми. Если нам повезёт, мы сможем найти их имена. Э-э… Примерно так. – Глядя на Снейпа, Гарри засомневался. – Ты сам не против? Отправиться в своё жилище?
Подросток снова выглядел удивлённым.
- Я… - начал он, затем осёкся и покачал головой. Было похоже, что он обдумывает предложение Гарри, и, наконец, он коротко кивнул. – Я был бы рад отправиться в свой дом, - сказал он. – Я… я должен был вести записи об этих «вспышках молодости». Возможно, мне удастся их найти.
- Ладно, отлично, - кивнул Гарри, затем потёр бровь. – Давай так, сейчас я переоденусь, и мы отправимся.
- Ко мне домой?
Гарри спросил себя, чему Снейп продолжает удивляться.
- Ну, да, и туда тоже, хотя попозже. Первым делом мы отправимся в магазинчик неподалёку от Бристоля и купим тебе кое-какую одежду. Что-нибудь, в чём тебе будет легче двигаться, - он вскинул руку, прерывая возражения уже отрывшего рот Снейпа. – Эту мантию ты точно рискуешь спалить в камине.
Снейп бросил на него сердитый взгляд.
Гарри переоделся, а потом затащил упиравшегося Снейпа к Патти. Патриция МакКоул была сквибкой, специализирующейся на пошиве одежды маггловского стиля для волшебников и ведьм. Сшитые ею джинсы выглядели как обычные, но имели специальные карманы для палочки или пузырьков зелий, а рубашки были с более прочными рукавами, защищающими носящего при сборе ингредиентов. Плюс, так как она фактически не являлась частью волшебного мира, её не интересовало, кто такой Гарри, и что такое выдающееся он совершил. Она была рада получать его галеоны (которые её брат менял на маггловские деньги) и никогда не пыталась заработать на историях вроде «Что носит этим летом Мальчик-который-выжил». Гарри был почти влюблён в этот магазинчик.
К счастью, когда Гарри со Снейпом пришли за покупками, магазин был практически пуст. Патти была занята разговором с двумя ведьмами, и поэтому только кивнула и улыбнулась им. Гарри махнул ей рукой, показывая, что она может спокойно заниматься другими покупателями, и подтолкнул Снейпа к секции волшебной одежды, находящейся в соседнем помещении за аркой. Вначале Снейп проявлял к одежде ещё меньше интереса, чем Гарри, но когда обнаружил удачные добавления Патти, то не только проявил интерес, но и самостоятельно отправился выбирать себе одежду.
Когда Снейп увидел конечную сумму – магазин Патти был дорогим - состоялся короткий спор: Снейп не мог позволить Гарри заплатить за него. Гарри напомнил подростку, что если тот захочет, то может вернуть деньги, когда снова станет взрослым, или считать эти покупки частью Долга жизни. Снейп прекратил пререкаться и только метнул на Гарри раздражённый взгляд.
К этому моменту подошла Патти и практически уговорила Снейпа взять больше одного комлекта одежды, на чём он вначале настаивал. Гарри отошёл в сторону и наблюдал за битвой с безопасного расстояния, и он вовсе не был удивлён безоговорочной победе Патти. Но когда Снейп вышел из примерочной, одетый в чёрные джинсы и тёмно-красный свитер на чёрную же футболку, Гарри застыл.
Ух ты! Парень выглядел… мило. Всё ещё тощий и бледный, всё с тем же слишком большим носом, но, в целом, он выглядел гораздо лучше, чем Гарри мог предположить. Ух ты…
Снейп метнул на Гарри грозный взгляд и промаршировал к кассе, с сумкой со своей старой мантией в одной руке и ворохом одежды в другой. Он сгрузил всё это на прилавок перед Патти, и его взгляд потемнел ещё больше, когда он услышал конечную сумму счёта.
- Я переведу деньги прямо в Гринготтсе, мистер Поттер?
Гарри кивнул, позволяя ей отправить счёт прямо в Гринготтс, чтобы уже там галеоны сменили своё хранилище. Патти упаковала новую одежду Снейпа в самоуменьшающиеся сумки и вручила их Снейпу, который подозрительно их осмотрел, прежде чем убрать в карман своих новых джинсов.
- Я верну вам деньги, как только снова стану взрослым, - сухо проинформировал он Гарри.
Гарри пожал плечами:
- Как угодно.
Затем он затащил Снейпа вместе с собой в маггловский продуктовый магазин, изводя подростка вопросами о том, какая у того любимая еда. Снейп продолжал настаивать, что ему ничего не нужно, пока маленькая девочка не бросила на него недовольный взгляд и не пропищала: «Не будь дураком! Ты можешь заставить его накупить кучу конфет!»
Снейп покраснел, но сдался и застенчиво указал на свои любимые фрукты и сладости. Гарри подмигнул девочке и положил в тележку вдвое больше, чем просил Снейп. Подросток последовал за ним к кассе с широко раскрытыми глазами.
- Я… спасибо, - сказал он, переводя дыхание, когда вслед за Гарри они вышли в переулочек у магазина. – Вы не обязаны были покупать именно то, что мне нравится. Уверен, моя более старшая версия не решит, что вы пренебрегаете выполнением Долга жизни, если бы вы это не купили.
Гарри улыбнулся молодому человеку, слова которого отозвались болью в его груди.
- Конечно, я был не обязан. Но я помню себя в твоём возрасте, а так как сводить тебя в «Сладкое королевство» было бы плохой идеей, придётся обходиться маггловскими сладостями. – Он взмахнул палочкой в направлении покупок, и те послушно уменьшились. – Ладно, готов аппарировать к себе домой?
Снейп моргнул и медленно взял Гарри за руку для совместной аппарации. Гарри бросил взгляд на выход из переулка, чтобы убедиться, что их не заметит какой-нибудь маггл.
- Вы знаете, где я живу? – спросил Снейп, когда Гарри уже вскинул палочку.
- Да, и надеюсь, что ты не запретил защите пропускать меня внутрь.
Но этого не случилось, и мгновением спустя Гарри и Снейп оказались в конце узкого переулка, в конце которого виднелась оживлённая улица. С обеих сторон в переулок выходили небольшие сады.
Гарри подтолкнул Снейпа к ближайшей калитке слева. Она вела в маленький сад позади тёмно-красного кирпичного дома.
- Так, здесь тебе лучше идти первым, - сказал он. – Я не знаю, как отреагируют охранные чары, если я попытаюсь проникнуть в дом до того, как ты окажешься внутри.
Снейп посмотрел с неуверенностью на Гарри, но сделал, как тот сказал. Защита на мгновение полыхнула, но затем охранная магия успокоилась, и они беспрепятственно прошли через калитку.
- Вы что, ходили ко мне в гости? – с подозрением поинтересовался подросток.
Гарри скривился.
- Нет, не в гости. Но после войны были люди, желавшие увидеть тебя в Азкабане. Служба Правопорядка считала, что если ты будешь находиться под постоянным надзором авроров, то это успокоит людей, и…
- Поверить не могу, что согласился на такое! – Снейп остановился на дорожке и уставился на Гарри.
- Ты и не соглашался. Сначала. – Гарри подтолкнул подростка к лестнице, ведущей к заднему ходу. – Тебе нужно открыть дверь. Я знаю, я не могу.
- Как открыть? Мне запрещено использовать магию, помните? – издевательски протянул Снейп.
- Просто коснись палочкой замка.
- Это тоже магия.
- Ты хочешь, чтобы я выдал тебе письменное разрешение открыть эту чёртову дверь?! – рявкнул Гарри.
Снейп фыркнул, но вытащил палочку и коснулся её кончиком замка. Дверь осветилась зелёным и открылась. Однако вместо того, чтобы войти, он повернулся и вновь уставился на Гарри.
- Если я не соглашался на надзор авроров, откуда вы знаете, как пройти защиту, поставленную мной самим?
Гарри спросил себя, не пытается ли Снейп намеренно задержаться у порога. Должно быть, ему непросто войти в этот дом, его собственное жилище, и оказаться лицом к лицу с жизнью, которую он не помнил.
- Ну, Глава аврората указал на то, что если люди будут знать, что ты находишься под наблюдением авроров, то с меньшей долей вероятности совершать что-нибудь глупое. А если они всё-таки решатся на это, то тут будут люди, которые смогут тебе помочь и арестовать нападавших.
Губы Снейпа сложились в неприятную улыбку, которую Гарри помнил слишком хорошо.
- И вы победили в борьбе за эту сомнительную привилегию, не так ли, господин Избранный?
Гарри открыл рот от изумления, а затем рассмеялся:
- Господи, нет! Я был всего лишь стажёром на аврора, между прочим! За первые пять лет у вас сменилось трое авроров, а потом Робертсон, Глава аврората, решил, что я лучше всего подхожу для этой работы. Я думаю, последний аврор жаловался на твоё отвратительное поведение. А потом ты чуть не убил одного из нападающих, и Шипли, дежурный аврор, едва успел тебя остановить. Он отказался возвращаться после выписки из Сент-Мунго, и Робертсон назначил меня. Должно быть, он выдумал, что после Волдеморта я сумею справиться даже с тобой.
Снейп вскинул голову:
- Я что, третировал вас? – спросил он почти с радостью.
Гарри фыркнул.
- Ну ещё бы. А я портил жизнь тебе в ответ. Тогда мы устроили то, что позже было названо в отчёте «обсуждением разногласий», и уладили эти свои разногласия. На самом деле, мы как следует прокляли друг друга, и ты вылечил меня после того, как я пообещал не писать в своём отчёте о произошедшей дуэли и не надоедать тебе, если ты тоже не будешь доставлять мне проблем. Ты изменил охранные чары так, чтобы я мог попадать в дом, когда ты внутри, и после этого мы виделись три или четыре раза, когда какой-нибудь идиот пытался ворваться внутрь и убить тебя.
Подросток уставился на него:
- У-убить меня?
- Ммхмм… Последний принёс нож и добрался почти до двери твоей спальни. Другая умудрилась проникнуть в лабораторию и напортачить с зельями, прежде чем ты остановил её. А я едва успел вовремя, чтобы поставить щит и защитить тебя от взрыва, от которого ты должен был погибнуть.
- Но… - подросток с недоумением покачал головой, - если вы это сделали, то есть, я имею в виду – спасли мне жизнь во время этого взрыва, то почему я тогда воззвал к Долгу жизни? Разве он уже не был выплачен?
- Потому что ты был чёртовым параноиком и не хотел просто попросить о помощи. – Гарри пожал плечами. – Я не знаю. Возможно, ты убедил себя, что это не считается исполнением Долга жизни, так как я просто выполнял свою работу, и что я бы ни за что не стал тебе помогать, не имея за душой такого обязательства.
Снейп посмотрел на него задумчиво и с лёгким сомнением:
- Хмм…
Гарри снова пожал плечами.
- Никогда об этом не задумывался. Ну как, готов войти внутрь?
Снейп заколебался, потом глубоко вдохнул, выпрямился и бросил на Гарри быстрый взгляд, чтобы убедиться, заметил ли тот, что он готов. Гарри взглядом указал на дверь, и, наконец, Снейп повернулся и распахнул её.
Они вошли в маленькую прихожую с выложенным плиткой полом, ведущую в кухню. Каждый раз, когда Снейп входил в какую-нибудь комнату, вспыхивал свет, заставляя того нервно вздрагивать. Гарри счёл за лучшее не заметить такую реакцию. Вместо этого он сказал:
- Ладно, давай поищем какие-нибудь подсказки. Я знаю, что ты переделал одну спальню под кабинет, и куча вещей есть внизу, в лаборатории. Может быть, где-то там есть и твои рабочие записи. А вот письма, скорее всего, находятся в кабинете. Так, мы разделимся или будем осматривать дом вместе?
Снейп немного беспомощно огляделся вокруг.
- Я… не уверен. Если мы разделимся, будет быстрее, но здесь могут быть какие-нибудь охранные чары…
- Э-э, если хочешь, я могу спуститься с тобой в лабораторию и осмотреть её на предмет чар, - предложил Гарри, не уверенный в реакции своего подопечного.
Но, к его удивлению, Снейп ответил:
- Да. Спасибо вам.
Гарри кивнул в ответ и первым начал спускаться по лестнице в подвал, где располагалась лаборатория, размышляя о различиях между этим мальчиком и взрослым Снейпом. Гарри был уверен, что взрослый Снейп никогда бы не признал, что не способен увидеть охранные заклинания, и не принял бы помощь Гарри. И он уж точно не позволил бы Гарри находиться одному в любой из комнат своего дома.
Гарри стало интересно, что подумает взрослый Снейп о действиях своей младшей версии, когда снова вернётся в свой настоящий возраст. В письме говорилось, что Снейп помнит происходящее с ним во время этих «вспышек омоложения».
На двери в лабораторию оказалось простое запирающее заклинание, которое Гарри с лёгкостью деактивировал. В самой лаборатории чар не было, но большинство шкафов и кладовок были заперты и защищены магией. В углу стоял ещё один стол, укрытый заклинаниями несколько сильнее, чем остальные шкафы с ингредиентами. Гарри показал, где наложены чары и где, по его мнению, чары могут быть. Снейп кивнул, вертя в пальцах волшебную палочку. Гарри взглянул на него и принял решение.
- Слушай, Снейп. Это твой дом. И, совершеннолетний ты или нет, твоё колдовство останется здесь незамеченным. Так что если тебе нужно будет использовать волшебство, чтобы снять охранные чары, сделай это. Не нужно идти и звать меня. В любом случае, скорее всего, я бы не смог проникнуть сквозь наложенные тобой заклинания. Хотя, конечно, можешь и позвать.
Подросток резко вскинул голову и, сузив глаза, уставился на Гарри:
- Выдаёте разрешение на использование магии несовершеннолетнему, мистер Поттер? А ещё считаете себя аврором. А Министерство знает, что вы нарушаете их правила?
Гарри фыркнул.
- Снейп, я же знаменит своими нарушениями всех правил. Ты шесть лет пытался отчислить меня из Хогвартса по этой причине. У Министерства есть свои причины не позволять несовершеннолетним использовать магию. Я думаю, что большинство из них - просто нелепы. Кроме того, в правилах есть исключения, и ты об этом знаешь. Так. Если тебе это поможет, дождись, пока я выйду из комнаты, а затем можешь воображать себя коварным слизеринцем, обвёдшим вокруг пальца этого болвана гриффиндорца. – Аврор Поттер ухмыльнулся несколько ошеломлённому такой логикой подростку и вышел из лаборатории.
Немногим позже, он почувствовал слабое колебание магии, когда охранные чары были сначала проверены на прочность, а затем и вовсе сняты. Гарри улыбнулся и продолжил осматривать кабинет.
Это не заняло у него много времени. Снейп оказался очень аккуратным человеком, и вся его переписка была тщательно рассортирована по папкам. Папки в полном порядке были расставлены по полкам, озаглавленным «Работа», «Исследования» и «Особый проект». Была и четвёртая стопка, озаглавленная «Руки прочь, Поттер!», что навело Гарри на мысль о содержащейся в ней личной переписке. Он рассмеялся и почувствовал себя немного виноватым, борясь с искушением заглянуть в эти папки. Снейп ему не простит, если он снова сунет свой нос в его прошлое. Подумав, что нужная информация, наверняка, содержится в документах под названием «Особый проект», Гарри решил сосредоточиться на них.
Он оказался прав, и снова аккуратистская жилка Снейпа пришлась кстати. Каждая папка на этой полке была помечена именем человека и причиной, по которой к нему обращался зельевар. Пролистав первые несколько папок и убедившись, что они содержат письма насчёт неверно наложенного проклятия, Гарри просто начал читать значившиеся на папках имена. Среди них были трое невыразимцев, о двух из которых Гарри никогда не слышал, и удивительно большое число целителей из Сент-Мунго. С первого взгляда казалось, что Снейп переписывался с каждым целителем из отделения снятия магических проклятий, и со многими другими. Гарри просто отмечал имена. Их список оказался удручающе большим.
Гарри вздохнул и аккуратно вернул все папки на свои места, после чего отправился в лабораторию.
Вначале, он вообще не увидел Снейпа. Зато заметил весьма аппетитную попку, заманчиво торчащую в воздухе.
Член Гарри заинтересованно дёрнулся ещё до того, как мозг Гарри заработал снова, и он понял, кому принадлежит эта симпатичная задница.
Чёрт побери, кто бы мог подумать, что у Снейпа окажется такая попка?
Гарри передвинулся, чтобы дать своей растущей эрекции место, а потом ужаснулся, осознав, что он творит и на кого сейчас уставился. Покраснев, он выскочил из комнаты, нуждаясь в уединении, чтобы подчинить себе тело, молча проклиная себя. Было не нормально, что простой вид подтянутой задницы заставил его так возбудиться. И, в конце концов, это же был Снейп!
Не говоря уже о том, что прямо сейчас Снейп был практически ребёнком и находился под опекой Гарри.
Наверное, в аду припасено особое местечко для людей, которые испытывали похоть к несовершеннолетним волшебникам.
Гарри стало нехорошо. К счастью, это помогло его идиотскому члену успокоиться. Сделав несколько глубоких вдохов для успокоения, Гарри взял себя в руки. А затем отправился на поиски остальной части Снейпа.
Когда он снова вошёл в лабораторию, то обнаружил подростка стоящим на коленях у сундука и копающимся в его содержимом. На полу рядом лежала стопка тонких книжек, а Снейп как раз просматривал ещё одну.
- Нашёл что-нибудь полезное? – спросил Гарри, подходя ближе.
Снейп вскинул на него отсутствующий взгляд. Моргнув, он сфокусировал своё внимание на Гарри. Это получилось у него на удивление мило. Гарри подавил улыбку.
- О. Да, - подросток указал на книги. – Это мои рабочие журналы. Вероятно, я подготовил их на такой случай. То есть, на случай, если я превращусь в несовершеннолетнего волшебника. С журналами лежало ещё одно письмо, кое-что объясняющее, да и журналы сами по себе очень полезны. Я… - он помедлил, нерешительно глядя на Гарри, - если можно, я бы хотел забрать их с собой.
- О, конечно, - Гарри кивнул. – Наверное, это будет лучше всего. Ты хочешь забрать весь сундук или только некоторые журналы?
Снейп удивлённо уставился на него. Всё это очень странно, подумал Гарри.
- Что? Ты думал, что я скажу «нет»?
Снейп покраснел и опустил взгляд. Он сложил все журналы обратно в сундук и закрыл крышку.
- Если можно, я бы хотел взять весь сундук.
Ну, значит, это означало «да». Гарри начал раздумывать, какой же неприятный опыт был у Снейпа, если тот удивился, получив положительный ответ на самую простую просьбу.
К сожалению, он не смог уменьшить сундук, так что обратно в дом Гарри им пришлось отправляться по каминной сети. Гарри ненавидел подобный способ перемещения, но путешествовать по каминной сети ещё и с багажом было гораздо хуже. Он отправил Снейпа первым, надеясь, что охранные чары пропустят мальчика, и запер дом Снейпа, защитив его заклинаниями, как только мог. Вдобавок, он наложил несколько дополнительных заклинаний, которые предупредили бы его, если бы кто-то попытался проникнуть в дом. Затем, он неохотно подхватил сундук и шагнул в камин.
Ушибившись и испытывая головокружение, Гарри вывалился из собственного камина... – и обнаружил Рона, направившего свою волшебную палочку на Снейпа.
А через мгновение услышал ещё и крики Рона. Гарри моргнул, разглядывая своего лучшего друга и стоящего напротив него Снейпа (палочка вытащена, превосходная дуэльная позиция, просто превосходная!). Решив, что мальчишку он отругает позже, Гарри покачал головой.
- Что здесь происходит, чёрт возьми?
Заметив друга, Рон прекратил кричать.
- Об этом я собирался спросить тебя, приятель. Кто это такой и что он здесь делает? Он похож на Снейпа. И что вообще происходит?!
Гарри поскрёб шрам на лбу и вздохнул.
- Рон, он не похож на Снейпа, он и есть Снейп. И прежде чем в твою голову придёт какая-нибудь «отличная» идея, скажу: мой Долг жизни обязывает меня заботиться о его благополучии. Это включает и твои попытки его проклясть, так что даже не думай об этом. Или я буду вынужден сделать нечто, что мне вовсе не нравится.
Рон разинул рот.
- Что? Ты? Снейп? Как?..
Подросток насмешливо скривил губы, и Гарри отвлечённо заметил, что так он похож на Снейпа в его лучшие годы. То есть худшие… Неважно.
- Гм, Рон, может, мы сможем обсудить это где-нибудь в другом месте, а не перед моим камином? И убери свою палочку, пожалуйста. Это и к тебе относится, Снейп. Использование магии несовершеннолетним, и всё такое. Насылание проклятия на моего лучшего друга не считается вынужденной необходимостью, знаешь ли.
Снейп оскалился на слова Гарри, метнул на Рона яростный взгляд и нарочито медленно убрал свою палочку в карман. Рон перевёл взгляд с подростка на Гарри и вздохнул.
- Ладно, ладно. Ты поднимайся и приготовь чай, а я вызову сюда Гермиону. После чего, ты всё расскажешь нам обоим, чтобы не пришлось повторять дважды. Идёт?
- Ладно, договорились. Эй, свяжись с Диагон Аллеей и закажи на что-нибудь поесть, хорошо? Мы ничего не ели с самого завтрака, так что я голоден как гиппогриф.
- Радуйся, что Клювокрыл тебя не слышит, - ухмыльнулся Рон, и Гарри вышел из крошечной комнатки с камином, утягивая за собой в гостинную Снейпа и его сундук.
- Прости, что так получилось, - сказал он, ставя сундук на пол. – Рон был уже здесь, когда ты прибыл?
- Да, и он не дал мне ничего сказать, сразу начав на меня кричать, - негодующе ответил Снейп. – Он действительно твой лучший друг?
- Ага. Не обращай на него внимания, временами он слишком уж переживает за меня, - Гарри слабо улыбнулся.
- Он идиот, - категорически провозгласил подросток.
- Он мой лучший друг и не слишком-то тебя любит… то есть, тебя взрослого, - попытался объяснить Гарри, направляясь в кухню. – Должно быть, он бросил на тебя один взгляд, пришёл к какому-то умозаключению и решил, что должен защитить меня.
Кривясь, подросток последовал за ним.
- Пришёл к умозаключению и решил, что должен вас защитить? Чудесно, я доверил свою жизнь безрассудному адреналиновому наркоману. Кроме того, ваш друг мог бы получить ответы, если б меньше кричал и дал другим возможность хоть что-нибудь объяснить.
- Эй, Гарри вовсе не безрассудный адреналинщик! – воскликнул стоящий на пороге кухни Рон. Он метнул яростный взгляд на Снейпа, уставившегося на Рона в ответ. Гарри прислонился к столу и беспомощно рассмеялся. Рон и Снейп разом повернулись и уставились уже на него. Гарри рассмеялся ещё сильнее. Гермиона протолкнулась в кухню мимо Рона и удивлённо посмотрела на трёх парней.
- Никто не хочет объяснить мне, что происходит? – пытаясь казаться раздражённой, спросила она. – Рон по каминной связи вызвал меня и заявил что кто-то, притворяющийся Снейпом, покушался на Гарри. И вот, я нахожу его на кухне дерущимся с ребёнком, а Гарри смеётся вместо того, чтобы их разнимать.
- Я не ребёнок! – прорычал Снейп. Палочка снова оказалась в его руках.
Гермиона выпрямилась, готовясь прочитать лекцию, судя по выражению её лица. Гарри так захохотал, что был вынужден опуститься на колени и чуть не ткнулся лбом в пол. Теперь его мерили недовольными взглядами все трое.
- Что в этом такого смешного, чёрт возьми? – хмуро поинтересовался Рон.
Гарри взмахнул рукой.
- Ох, ребята!..- он снова рассмеялся. – О Мерлин, некоторые вещи никогда не меняются.
- Гарри, не мог бы ты… - начала Гермиона. Гарри снова взмахом руки попросил её замолчать.
- Да, да, Гермиона. Конечно. Ладно. – Он проглотил очередной смешок и ткнул пальцем в друзей. – Вы двое отправляйтесь в гостиную и ждите там. Мы со Снейпом приготовим чай и присоединимся к вам. Нет, Гермиона, все объяснения потом. Кыш!
Гермиона фыркнула и закатила глаза, выходя из кухни и утянув Рона за собой. Когда за ними закрылась дверь, стало слышно, как она допрашивает Рона. Снейп хмуро глядел на него.
- Я не ребёнок, - обиженно пробормотал он.
Гарри усмехнулся.
- Я знаю. Просто это и смутило Гермиону. Должно быть, она уже успела переволноваться за меня, а потом столкнулась с совершенно не той ситуацией, которую ожидала увидеть. В таких ситуациях она всё больше и больше становится похожа на профессора МакГонагалл. О, забыл упомянуть! Лучше держи палочку так, чтобы она не заметила, или моя подруга прочитает лекцию сначала тебе, а потом и мне. А ты не хочешь услышать лекцию в исполнении Гермионы, поверь мне.
Снейп поглядел на него так, будто хотел сказать что-то противное, но закрыл рот и снова убрал палочку. Кивнув, Гарри поднялся на ноги. Взмахом собственной палочки он поставил чайник на огонь и подозвал чайный поднос.
- Между прочим, превосходная позиция для дуэли. Если бы ты был чуть старше, я бы взял тебя в штаб-квартиру аврората и отправил бы дуэлировать с нашими стажёрами за деньги.
Снейп издал забавный сдавленный звук и начал суетливо расставлять чашки на подносе. Мельком глянув на него, Гарри заметил, что щеки подростка покраснели. Гарри улыбнулся и, когда вскипел чайник, помог заварить чай. Когда он уже собирался выйти в гостиную, ему в голову пришла мысль.
- Гм, Снейп, я… Э-э, слушай, ты не против, если я буду звать тебя Северус? Как-то слишком странно называть тебя Снейпом.
Мальчик моргнул.
- А? О. Н-нет, не против.
- Договорились. Кстати, можешь звать меня Гарри. Во всяком случае, Северус, я просто хотел спросить… Ты бы хотел остаться, когда я стану рассказывать о тебе моим друзьям? То есть, они могут ненароком сказать такое, что ты не хотел бы слышать. Так что если хочешь, то можешь уйти. Знаешь, ты мог бы пока разобрать свою одежду и… Ой! Покупки!
Гарри выгреб из карманов уменьшенные сумки и увеличил, сложив на кухонный стол. Снейп немедленно подошёл и взял их.
- Думаю, я лучше разложу продукты, - сказал он, не глядя на Гарри. На его лице ещё оставался румянец.
Гарри одобрительно кивнул.
- Ладно. Можешь не торопиться, хотя я приберегу для тебя чашечку чая, договорились?
Зарывшийся в пакеты Снейп что-то буркнул в ответ на согласие Гарри. Оставив подростка разбираться с покупками, Гарри подхватил поднос и направился в гостиную.
Рон и Гермиона сидели на диване. Они явно что-то обсуждали между собой, но замолчали, когда вошёл Гарри. Он улыбнулся друзьям.
- Так, дайте сесть и налить нам по чашке чая, а потом мы поговорим.
Гермиона кивнула и разлила чай по чашкам.
- А Снейп к нам не присоединиться? – спросила она.
- Спасибо, Гермиона. Нет, он на кухне, раскладывает покупки. Я подумал, что будет лучше, если его не будет при нашем разговоре. Особенно учитывая что, увидев его, Рон первым делом начал на него орать.
- Эй, друг, я заглянул к тебе, потому что Грант сказал, что тебя сегодня не было в аврорате. Тебя дома не было, и вдруг камин выплёвывает его! Он ухмылялся прямо как Снейп. Что я мог ещё сделать? – возразил Рон.
- Прекратить кричать хоть ненадолго, чтобы он смог всё объяснить? – кротко предположил Гарри, ухмыляясь.
Рон схватил с подноса печенье.
- Ну, если ты можешь оставаться спокойным, когда тебе презрительно ухмыляются в лицо, то я завидую твоей выдержке.
Гарри рассмеялся.
- Вообще-то, я никогда не мог сохранять спокойствие, когда видел презрительную усмешку на этом лице, разве нет?
Рон подмигнул ему. Гермиона закатила глаза.
- Ладно, ладно, Гарри. Значит, этот мальчик действительно Снейп?
Гарри кивнул и быстро пересказал друзьям, что произошло: как утром явился подросток с письмом, как Снейп получил своё проклятие и о том, как тот обратился к Долгу жизни. Закончив, он, попросил обоих никому больше не рассказывать о Снейпе.
- Чем дольше я смогу держать это в тайне, тем дольше он останется в безопасности, - сказал Гарри, переводя взгляд с одного на другого.
Гермиона выразительно кивнула.
- Конечно, Гарри, я обещаю. – Её глаза горели, а щёки покрылись румянцем. Она явно уже начала обдумывать состояние Снейпа и то, как ему можно помочь. Рон, в свою очередь, только удивлённо раскрыл рот.
- Постой, но это значит, что ты взвалил на себя опеку над Снейпом? Над Снейпом-подростком? До Мерлин знает каких пор?
Гарри пожал плечами:
- Да, что-то вроде этого.
- Чёрт. Это ужасно. Прости, приятель.
- Что именно? Между прочим, пока он был не таким уж и плохим.
- Вот именно, пока!
- Рон! – Неодобрительным тоном оборвала Гермиона. Гарри только усмехнулся в чашку.
- Что?
- Сейчас он всего лишь мальчик. А не взрослый мужчина, который был нашим профессором. Если ты будешь так относиться к нему, то это ничем не будет отличаться от того, как он в своё время третировал нас.
- Да, давай, выгораживай его, - согласился Рон.
- Но разве это значит, что теперь мы должны отвратительно с ним обходиться? Думаешь, это будет справедливо? – выпрямилась на своём месте Гермиона. – Думаешь, он был прав, поступая таким образом?
- Эй, погоди, Гермиона! Конечно, нет!
- Значит, ты не будешь так же поступать с ним!
- Что?.. – Рон наморщил лоб. – Но… Гермиона, это же не так! Я ведь не такой отвратительный мерзавец, как Снейп!
- Значит, будь с мальчиком приветлив, - Гермиона смерила Рона тяжёлым взглядом и развернулась к Гарри. – Что ты планируешь с ним делать, Гарри?
- А что я могу? – пожал плечами тот. – В своём письме он говорит, что не желает, чтобы я как-то помог ему остановить эти «вспышки» или снять проклятие. Он хочет, чтобы я просто заботился о нём, пока он сам не может. Что ещё можно делать в такой ситуации, кроме как ждать?
- Но должно же быть что-то, что мы можем сделать, - нахмурилась Гермиона.
- Мы? – изумлённо переспросил Рон.
- Спасибо, но в этом нет необходимости, - сказал Снейп, стоя в дверном проёме. Он подошёл к креслу Гарри, смотря Гермионе в глаза без всякого раздражения или высокомерия. – У меня есть мои рабочие журналы. Я просмотрю их и выясню, что можно предпринять.
Гермиона моргнула:
- Рабочие журналы? Но Гарри упоминал только письмо.
- Мы отправились к нему домой, чтобы получить информацию, - пояснил Гарри. – Что напоминает мне, что я должен добавить кое-каких людей в список запрещенных к прохождению через охранные чары. Прежде, я пытался сделать это в общем, но это не сработало. Хотя теперь у меня есть некоторые имена. Как думаешь, ты сможешь помочь мне с этим?
- О да, конечно, это же легко, - охотно согласилась Гермиона.
- Опасных людей? – с подозрением переспросил Рон.
- Для Северуса, - кивнул Гарри, не обращая внимания на удивление друга, когда тот услышал, как Гарри зовёт своего бывшего профессора по имени. – Я говорил, в письме сказано… О чёрт, где этот проклятый камень?
Снейп – Северус – одарил его скептическим взглядом.
- Ты всегда так небрежно относишься к важным вещам? – он указал на камин. – Я положил его на каминную полку.
Гермиона строго посмотрела на друга.
- Да, Гарри, как известно, время от времени бывает небрежным. – Она взяла письмо, проигнорировав протестующий возглас Гарри. Снейп – Северус – немного неопределённо усмехнулся.
- Эй, так нечестно – двое на одного, - притворно возмутился Гарри. Усмешка Северуса подхлестнула радостное настроение. – Рон, где же твоя поддержка?
Рон только переводил с одного на другого взгляд широко раскрытых глаз:
- Э-э…
Гермиона шлёпнула его письмом по затылку:
- Если можешь сказать что-нибудь не то, лучше промолчи, Рон, - она присела обратно на диван, положив развёрнутое письмо на колени. – Ладно, а теперь давай посмотрим, что можно сделать с охранными чарами.
За следующий час Гарри и Гермиона с периодической помощью Северуса прибавили к числу запрещённых посетителей имена тех целителей и невыразимцев, с которыми переписывался Снейп и которые могли представлять для него потенциальную угрозу. Гермиона предложила несколько небольших изменений для основных охранных чар, чтобы они могли предупреждать о людях, желающих вреда Снейпу, возможная опасность которых определялась Долгом жизни. Для Гарри это оказалось слишком заумно, так что он просто кивал. Однако Северус увлёкся и вступил в жаркую дискуссию с Гермионой, сначала о теории и охранных чарах, а затем о положении самого Снейпа.
Ошеломлённый Рон просто смотрел на это и принял еду, когда её доставили. Потом они с Гарри играли в волшебные шахматы, пока Гермиона и Северус спорили, как показалось Гарри, о каких-то мелочах в зельеварении. Он уступил Рону несколько партий, потому что больше внимания уделял Северусу, чем шахматной доске.
Это был странный, но расслабляющий вечер, подумал Гарри позже, укладываясь в кровать. Ему нравилось наблюдать за оживлённым и увлечённым Северусом, когда тот беседовал с Гермионой. Смотреть, как он разговаривает и спорит, но даже не пытается оскорбить собеседника.
Оказалось действительно вовсе не сложно жить в одном доме со Снейпом… с Северусом.


Глава 3. День четвёртый

Гарри рано вернулся домой из Министерства. Это был первый день, когда Гарри отправился на работу после того, как Северус появился у его порога, и он тревожился весь день. Мучился предчувствиями. Волновался.
Ему не следовало беспокоиться о Северусе. Он знал, что с подростком ничего не случится за те восемь часов, что Гарри не будет дома. У мальчика есть книги и эти его журналы, а в кладовке достаточно еды. Так что ему не нужно готовить Северусу обед. Кроме того, Гарри дал ему код прямой связи со штаб-квартирой аврората.
Гарри чувствовал себя немного глупо, так переживая из-за пустяков. Он не раз напоминал себе миссис Уизли. А выражение Северуса временами напоминало Гарри его собственное, когда миссис Уизли чересчур опекала его.
Спокойно. Гарри очень серьёзно отнёсся к Долгу жизни. Кроме того, сохранение безопасности Северуса помогало ему чувствовать себя лучше. Просто он был тем, кто охраняет покой людей.
Однако, несмотря на меры предосторожности и усиленные охранные чары, Гарри чувствовал себя… не нервничающим, нет, но взволнованным. Он не сумел успокоить себя, так что вернулся домой как можно скорее. Когда он уходил, некоторые из его коллег отвлеклись от своей работы, но теперь весь аврорат знал, что ему необходимо выполнить Долг жизни, поэтому никто не протестовал его уходу.
Как только Гарри прибыл домой, о сразу понял, что предчувствия его не обманули. Охранные чары вибрировали от соприкосновения с чужаком: кто-то пытался пробиться сквозь них.
Гарри поспешил войти внутрь.
- Северус? – позвал он в тот же момент, как за ним закрылась дверь. Из гостиной послышался глухой звук, и на пороге возник Северус.
- Да?
- Всё в порядке?
Северус моргнул.
- Да, конечно. Ой! Здесь днём кто-то был. Они пытались проникнуть внутрь.
Гарри резко кивнул:
- Да, я почувствовал их попытки пробить охранные заклинания. Ты видел, кто это был?
- Нет. Но это были невыразимцы.
Гарри отвлёкся, чтобы повесить куртку.
- Вот как?
Северус кивнул.
- Я был в гостиной и слышал, как вибрировал камень защиты. Так что я поднялся наверх и выглянул в окно. Это удачное место, у окна в холле, потому что оно заглушает совсем немногое, и никто не может заметить меня снаружи.
Гарри кивнул. Он знал об этом.
- Я не мог разглядеть их лиц, но подумал, что это мужчины. Они слишком массивные для женщин. И на них были какие-то серые мантии, кажется, их носят все невыразимцы.
Гарри глубоко вздохнул.
- Значит, они уже знают, что ты здесь. Конечно, ведь ты вдруг пропал, а каждый в Министерстве знает, что я отлучался на несколько дней из-за Долга жизни. Они наверняка сложили два и два. И когда я отправился этим утром на работу, они решили прийти сюда и попытаться проникнуть в дом.
Северус пожал плечами и вернулся в гостиную.
- Возможно, они уже знали, что найдут меня здесь с тобой.
Последовав за ним, Гарри нахмурился.
- Откуда они могут знать?
Северус метнул на него раздражённый взгляд.
- О, я не знаю. Может потому, что ты аврор, в чьи обязанности входит наблюдать за мной? Который, более чем вероятно, нашёл меня первым, раз они не сумели этого сделать. И потом, они же невыразимцы. Я уверен, они знают о Долге жизни, и что я обращусь к нему, только чтобы не попасться им. Они не тупицы, знаешь ли.
Гарри стиснул зубы, стараясь удержать себя в руках. Выражение лица Северуса, его тон и, более всего, скрытый в его словах подтекст – всё это слишком хорошо напоминало ему о днях обучения в Хогвартсе.
- Ну, хорошо, что ты принял меры предосторожности, - раздражённо ответил он.
Подросток одарил его весьма снисходительной улыбкой.
- Конечно.
Гарри сделал глубокий вдох, чтобы успокоиться, и почувствовал слабый запах, знакомый ещё со спальни в общежитии Гриффиндора. Растерянный, он присмотрелся к подростку, который снова уселся на диван с одним из своих рабочих журналов. Так и есть, явно грязные волосы. Куда более грязные, чем четыре дня назад, когда Северус появился на пороге Гарриного дома. Он что, не мылся с тех пор? Ну, подумал со злобной радостью Гарри, он ничего не может сделать с подобным отношением мальчика к себе, но зато может кое-что другое.
- Ладно, неважно, - сказал он, взмахнув рукой. – Важно то, что никому не удалось пройти сквозь охранные чары. Камень защиты не повредило?
- Хмм? – поднял взгляд Северус. – Камень? Нет, не думаю. Он гудел, но ничего больше. Я думал, если давление станет слишком сильным, будет какой-то предупреждающий сигнал, разве не так?
- Ну, вообще-то, да. Значит, невыразимцы испытали охранные чары и попытались проникнуть внутрь, но не решились на слишком сильную атаку. – Гарри кивнул. – Скорее всего, они знали, что если так поступят, аврорат будет поднят по тревоге.
- Правда? – Северус вскинул голову. Неожиданно, он начал проявлять куда больше интереса к разговору.
- О да, - Гарри довольно неприятно улыбнулся. – У нас сидят несколько человек, имевших возможность в этом убедиться. Теперь у них есть много времени подумать о том, как глупо они поступили… в Азкабане немного развлечений.
- То есть, если кто-то попытается проникнуть внутрь, вы немедленно об этом узнаете?
Немного удивившись, Гарри посмотрел на подростка.
- Да, конечно. Здесь ты в полной безопасности.
Северус несколько раз моргнул. Его лицо дёрнулось. Он сглотнул, но всё, что сумел выдавить, было:
- Хорошо.
Гарри покачал головой, рассматривая худую фигуру. Только теперь он заметил, каким напряжённым был Северус до этого. Бедный мальчик. Неужели он думал, что Гарри изменил чары? Но, с другой стороны, это же Северус Снейп.
- Ладно, а теперь пойдём, - сказал Гарри с улыбкой, поворачивая на кухню.
- Что?
- Обед, - Гарри усмехнулся через плечо. – Так, я готовлю обед, а ты пока примешь душ.
Северус шлёпнулся обратно на диван, сдвинув брови.
- Мне не нужен душ.
Усмешка Гарри расширилась.
- О да, он тебе нужен. Ты подросток, а всем мальчишкам твоего возраста нужен душ. Каждый день. И вымой голову.
Подросток дёрнулся, как будто его кто-то ударил, а затем выпрямился на диване, сжав кулаки.
- Я не ребёнок, которому нужно говорить что делать, - прорычал он. – Я способен позаботиться о себе сам.
- Я в этом не сомневаюсь. – И правда, давно Гарри не получал такого удовольствия. – Но это не отменяет того факта, что тебе нужно принять душ. Причём, весьма и весьма, могу добавить.
Лицо Северуса залило краской гнева, и он вскочил на ноги.
- Есть у тебя передо мной Долг жизни или нет, но я не стану слушать как ты оскорбляешь меня.
- Эй, я тебя не оскорблял, - возразил Гарри, продолжая ухмыляться. – Только указал на тот факт, что тебе нужен душ. Честное слово, это не так уж плохо. Есть неограниченное количество горячей воды, и ты можешь воспользоваться моим шампунем.
Что-то в этих словах было ужасно неправильно, но Гарри не сумел понять, что именно. Северус был в ярости, напоминая Гарри бездомного кота, с которым молодой аврор встретился однажды во время наблюдения за одним из «объектов». Тот кот рассвирепел и шипел на Гарри точно так же, как это сейчас делал Северус. Такое сравнение позабавило Гарри.
Однако, слова, которые выплюнул ему в лицо Северус, понравились Гарри куда меньше.
В речи Северуса было многое о заносчивом Поттере, который оказался прямо как его отец. Гарри словно вернулся на десять лет назад, обратно в класс, где он выслушивал несправедливые обвинения и оскорбления от Снейпа. Гарри вытащил свою палочку и направил её на обидчика раньше, чем осознал, что делает. Что кончик его палочки указывает прямо на безоружного несовершеннолетнего штатского, потрясённо глядящего на него.
- Достаточно, - выплюнул Гарри и вернул палочку обратно в кобуру. – Меня не волнует, что ты обо мне думаешь. Ты воззвал к Долгу жизни и приказал мне заботиться о тебе несовершеннолетнем. Так что этим я и занимаюсь. А ты отправляешься наверх и примешь душ.
Северус весь дрожал, но только оскалился в ответ, не отступая.
- Я чертовски уверен, что не имел в виду такую заботу, когда писал тебе…
- Меня не интересует, что ты имел в виду, а что нет, - перебив подростка, отрезал Гарри. – Если ты и не подразумевал такую заботу, то это твоя ошибка. В следующий раз выражайся точнее. А сейчас – в душ!
Молодой волшебник заставил себя выпрямиться. Он был худым, но почти таким же высоким как Гарри.
- Я не буду делать то, что ты мне приказываешь. У тебя нет на это права, Поттер!
Гарри фыркнул.
- Избавь меня от своего драматизма, Снейп. Тебе не удавалось запугать меня, когда ты был на двадцать лет старше. И тебе не удастся сделать это сейчас. И у меня есть право – ты сам дал его мне. А теперь я жду, что ты сам воспользуешься душем. Или туда запихну тебя я!
Северус яростно уставился на него, и Гарри ответил таким же яростным взглядом. Они оба тяжело дышали и чуть ли не рычали. Руки Северуса были сжаты в кулаки, а Гарри вцепился в спасительный дверной косяк, не дающий снова выхватить палочку. Казалось, они боролись взглядами очень долгое время. Наконец, Северус отвёл взгляд.
- Отлично, я пойду и приму этот чёртов душ! – выкрикнул он и вылетел из гостиной.
- Не забудь про мыло! – выкрикнул Гарри ему вслед.
Ответ Северуса состоял из множества повторяющихся ругательств и «Я тебя ненавижу!», выкрикнутых срывающимся голосом.
Хлопнула дверь наверху. Гарри привалился обратно к дверному косяку и вздохнул.
Заботиться о Снейпе-подростке оказалось куда сложнее, чем он ожидал.



Глава 4. День седьмой

Субботы, как твёрдо был уверен Гарри, созданы не для того, чтобы проводить их на работе.
Однако, из-за непредвиденного отсутствия Гарри на работе на предыдущей неделе его начальник ожидал, что молодой аврор за субботу разберётся с накопившимися документами. Гарри было нечего сказать на это – ему необходимо было разобрать отвратительно огромную кипу бумаг, и за те три дня, когда он отсутствовал, груда документов только выросла. Так что Гарри, пересилив себя, выбрался из кровати и отправился на работу.
Ему совершенно не хотелось покидать дом. Отчасти из-за своей нелюбви к бумажной работе, ведь он мог найти лучшее применение субботнему дню, чем разбираться в скучнейших формулярах и невнятных юридических текстах. Большая же часть его нежелания покидать дом была вызвана тем, что он беспокоился о Северусе.
За последние пару дней он почти не видел подростка, который проводил практически всё время, запершись в своей комнате. Сорок ему или пятнадцать, этот человек мог выйти победителем, если бы проводили соревнования на самого сердитого волшебника. И хотя Гарри волновался о том, что может выкинуть надувшийся Северус, больше всего он опасался, что другие могут попытаться выманить надувшегося Северуса из-под защиты поставленных Гарри охранных чар.
Больше попыток пробить в чарах брешь не было. Но Гарри был уверен, что невыразимцы обязательно попытаются снова, и выходные для этого – самое подходящее время. Ни одного из невыразимцев не будет на работе, так что они могут напасть группой. Охранные заклинания Гарри, даже связанные с камнем защиты, не смогут устоять перед массированной атакой целой группы подготовленных волшебников.
Даже если Гарри будет дома, он не способен будет сражаться с ними достаточно долго: едва ли достаточно долго, чтобы успело прибыть подкрепление – и, вдобавок, в субботу это подкрепление будет состоять не более, чем из пары дежурных авроров. Этих сил не достаточно, чтобы отбиться от группы невыразимцев.
Но пока Гарри находится вне дома, он зависит от сигнальных заклинаний – и он не был уверен, что после сигнала тревоги он успеет спасти Северуса от невыразимцев.
Очень, очень неохотно Гарри покинул дом. Его предостережение и просьба к Северусу быть осторожнее оказались не слишком хорошо приняты. В аврорате Гарри больше прислушивался краем уха, не раздастся ли сигнал тревоги, чем заполнял формуляры. Остальное время он изумлялся своей внезапно вспыхнувшей паранойе. Кажется, беспокойство о Северусе превратило его в кого-то подобного Грозному Глазу.
К двум часам дня Гарри решил, что уже достаточно времени провёл на рабочем месте. Правда, сделал он немногое, но, по крайней мере, теперь его босс не сможет сказать, что Гарри не появляется в аврорате.
Прибыв домой, Гарри первым делом проверил сохранность охранных чар. Он почувствовал огромное облегчение – и желание снова назвать себя дураком – когда чары оказались нетронутыми. Никто не пытался увести Северуса. Настроение Гарри немедленно улучшилось, и он подумал, что даже сможет иметь дело со всё ещё сердитым (но в эти дни всегда принимавшим душ) Северусом.
Однако, было похоже, что и Северус сегодня был в лучшем расположении духа. Он вышел из своей комнаты и снова сидел со своими журналами в гостиной. Он даже удостоил Гарри приветствием, а позже подошёл к нему с вопросом о чём-то прочитанном в одном из журналов. Хотя Гарри мало что мог ответить, Северус не выказал никакого разочарования недостатком знаний у Гарри.
Некоторое время спустя Гарри удивился, обнаружив себя ведущим оживлённую дискуссию с Северусом о защитной магии. О ней Гарри знал многое, так что оказался способен отвечать на вопросы Северуса и даже выставлять свои собственные аргументы против доводов подростка.
Это было почти весело, внезапно осознал Гарри. Сидеть в своей безопасной гостиной, напротив сидящего на диване Северуса, беседовать с ним и смотреть на его освещённое энтузиазмом лицо… это было поразительно мило.
И Северус выглядел мило тоже. И дело было не только в его одежде. Его лицо стало менее бледным и, подумал Гарри, он больше не такой тощий. Когда он возбуждённо говорил о щитовых чарах, на его губах блуждала лёгкая улыбка, и она вовсе не была презрительной или злой. Вместе с чистыми волосами и горящими от оживления глазами Северус выглядел весьма… привлекательным.
Это оказалось весьма ошеломляющим открытием.
Звук, сигнализирующий о вызове по каминной сети, заставил Гарри моргнуть. Один момент он даже думал, что этот звук – волшебно-музыкальное выражение его ошеломляющего открытия. Затем он узнал сигнал и покачал головой. Поднимаясь с дивана, он пробормотал извинения перед Северусом и покинул гостиную, перейдя в крошечную комнатку, в которой и был установлен подключённый к волшебной сети камин.
Он перенёс камин из гостиной в отдельную комнату после одного неожиданного утреннего вызова от миссис Уизли. Разговаривать с женщиной, которая приходилась ему практически матерью, стоя в одном нижнем белье, не скрывающем засосов на груди, и заметив своего спустившегося вниз совершенно голого любовника – это было не то, что Гарри хотел бы пережить ещё раз. С подключённым к сети камином, размещённым в отдельной комнатке, у него по крайней мере была возможность накинуть мантию или успеть собраться с мыслями после того, как из-под его ног выдернут опору.
Гарри радовался тем дополнительным секундам, которые требовались, чтобы перейти из гостиной в комнату с каминной связью, когда увидел в пламени камина незнакомое лицо.
Аврорские навыки помогли ему быстро осмотреть своего собеседника: мужчина; небольшая, опрятная борода; высокий лоб; твёрдый взгляд; тип лица, который его преподаватель в аврорском училище называл «очкарик»; учёный. Гарри немедленно насторожился.
- Добрый день, - вежливо поприветствовал Гарри незнакомца, присаживаясь на низкий мягкий стул перед огнём.
Улыбка незнакомца была столь же вежливой и мягкой.
- Добрый день, мистер Поттер. Примите мои извинения за то, что побеспокоил вас без предупреждения. Я надеялся, что сегодня застану вас дома.
От тихого вкрадчивого голоса этого волшебника волосы на шее Гарри встали дыбом. Ему даже не нужны были панические предупреждения собственных инстинктов, чтобы понимать, - чего бы ни хотел этот волшебник, Гарри это точно не понравится.
- Ну, так вы меня застали, - заявил он, изо всех сил стараясь оставаться спокойным и вежливым. – Я могу вам чем-нибудь помочь?
Лицо волшебника в камине скривилось в притворном удивлении:
- О нет, мистер Поттер! Разумеется, нет. Я бы не осмелился беспокоить вас и требовать вашу помощь. Нет, нет, в действительности всё обстоит наоборот!
Незнакомец благожелательно улыбнулся, и Гарри стиснул зубы.
- Да? – подтолкнул он собеседника. – Давайте начнём с того, что вы представитесь и скажете мне, с чего вы решили, что мне может потребоваться ваша помощь.
- Ну, конечно же, мистер Поттер, я извиняюсь. – Волшебник кивнул. – Я полагал, что вам известно моё имя. Меня зовут Бэинбридж, Генри Крофт Бэинбридж, мистер Поттер. Я целитель в отделении по снятию проклятий в больнице Сент-Мунго. До моего сведения дошло, что вам может понадобиться моя помощь. Моя племянница, Клара Крофт, старший секретарь в администрации Визенгамота, сообщила мне, что на этой неделе вы были вынуждены взять на несколько дней отгул, чтобы позаботиться о попавшем под проклятие члене семьи. Мы в Сент-Мунго хорошо знаем, что раньше вам не часто удавалось избегать внимания прессы при попадании в нашу больницу. Поэтому мы сочли, что лишь ваше нежелание извещать журналистов об этом проклятии и помешало вам обратиться к нам за помощью раньше.
Поэтому, как старший целитель, я решил обратиться к вам таким вот способом, мистер Поттер. Как человек, сведущий во всех способах проклятий, вы должны понимать, что жертве проклятия требуется медицинская помощь профессиональных и опытных целителей. Это особенно важно, если учесть, что жертвой проклятия стал член вашей семьи. Мы не советуем даже нашему собственному персоналу самим пытаться лечить членов семьи. Есть проклятия, которые могут перейти, физически или магически, на волшебников или ведьм, близких жертве по крови.
Так что я покорнейше прошу вас принять мою помощь, мистер Поттер. Передайте бедную жертву под мою опеку, и я обещаю отдать ей всё своё внимание и сделать всё, что в моих силах, чтобы снять проклятие, - закончил целитель Бэинбридж, мягко и доброжелательно улыбнувшись.
Всё, что мог Гарри сделать, так это постараться удержаться от зевка. Мало того, что Бэинбридж оказался напыщенным ослом, так неужели же он думал, что Гарри настолько глуп? Проклятый член семьи? Не мог же целитель рассчитывать, что Гарри купится на его «случайно услышанную» историю о «проклятом члене семьи». В конце концов, что ещё за член семьи? Все знали, что ближайшей семьёй Гарри были Уизли.
Конечно, это уловка, чтобы забрать Северуса. Гарри припомнил, что видел имя Бэинбриджа на одной из папок (и ему пришлось объяснять Гермионе, почему охранные чары пропускают вызовы от волшебника, чьё имя стоит в списке потенциально опасных). Но даже если бы он не помнил имя, эта нелепая история не могла не вызвать тревожный звоночек в голове Гарри.
Либо целители из Сент-Мунго были идиотами, либо они считали идиотом Гарри, либо они оказались просто отвратительными интриганами.
Что ж, если это и есть масштаб его противников, то Гарри можно не волноваться. Совсем.
Этой мысли оказалось достаточно, чтобы ослабить то напряжение, в котором Гарри пребывал до этого, и он с успехом скрыл появившуюся улыбку. Не следует давать целителю понять, что Гарри видит его замысел насквозь. Загоняя обратно рвущийся смешок, Гарри заставил себя озадаченно нахмуриться.
- Проклятый член семьи? – невинно переспросил он. – Гм, я весьма признателен вам за предложение, целитель Бэинбридж, но мне кажется, что здесь какая-то ошибка. Вы уверены, что ваша племянница говорила именно обо мне? Единственные ныне живущие члены моей семьи – это магглы, и если они были прокляты, то Отдел магических несчастных случаев и катастроф позаботится об их благополучии.
Целитель моргнул. На какое-то мгновение он выглядел рассеянным, как будто не мог поверить, что Гарри отверг его великодушное предложение.
- Ошибка? Нет-нет, Клара упоминала именно ваше имя. Обычно, она не склонна повторять пустые слухи, но она подумала, что ваша неожиданная отлучка заслуживает внимания и сообщила мне об этом, когда заходила на неделе на чашку чая.
- Слухи! – Гарри рассмеялся, получая всё больше удовольствия от разговора. Хоть раз эти досужие сплетни в Министерстве сослужили ему хорошую службу. - Никогда не доверяйте тому, что министерские чиновники сопровождают словами «поговаривают» и «я где-то слышал». Они, как всегда, совершенно неверны и чрезмерно преувеличены. Я брал отгул, чтобы решить дела с возникшим Долгом жизни. И речи не шло ни о каких-либо проклятиях или членах моей семьи. Должно быть, это добавилось, пока слух бродил по Министерству.
Бэинбридж выглядел так, будто хотел вылезти из камина и хорошенько потрясти Гарри.
- Клара выразилась совершенно точно, когда рассказывала мне об этом, - настойчиво произнёс он.
- Я в этом не сомневался, - Гарри делал всё возможное, чтобы не дать веселью вырваться наружу. Идиот Бэинбридж или нет, но было бы неразумным чересчур оскорблять старшего целителя. – Я всего лишь сказал, что источники Клары ошибались. В конце концов, эта информация прошла по нескольким этажам, прежде чем дошла до неё. Этого времени было достаточно, чтобы сплетники успели как следует приукрасить слухи. Но как бы там ни было, хоть я и благодарю вас за ваше предложение, я заверяю вас, что в моём доме нет проклятого члена семьи.
Он извиняюще улыбнулся в разгневанное лицо целителя. Если тот не хотел упоминать имя Северуса, то ему больше нечего было сказать, чтобы убедить Гарри. И Бэинбридж без сомнений понимал это. Поэтому он любезно (хотя и довольно натянуто) улыбнулся Гарри в ответ, пробормотал извинения и прервал связь.
Гарри остался сидеть, где сидел, на низком стуле. Он хохотал над идиотизмом целителя. Однако, чем дольше Гарри обдумывал этот глупый план – как целитель пытался манипулировать Гарри, и как он намеривался обходиться с Северусом – тем сильнее Гарри чувствовал, как его прежний гнев возвращается обратно.
Будучи ещё студентом в Хогвартсе, он со всей силой ненавидел тех волшебников и ведьм, которые пользовались своим положением, чтобы манипулировать другими, которые злоупотребляли своей властью. Он признавал отвратительной ту коррупцию, которая охватило всё Министерство. Когда он стал аврором, то всеми своими силами старался искоренить злоупотребления своим положением, и превратить Министерство в место для честных и соблюдающих законы политиков. И кое-что у него даже получалось. При Кингсли Шеклботе Министерство стало куда лучше, чем оно было при его предшественниках.
Но оно не было безупречно, и Гарри знал это. Министерство никогда не будет идеальным. За годы службы аврором он выучил не только как бороться с коррупцией, но и когда это делать. Теперь он знал, что ломиться вперёд и крушить всё на мелкие кусочки – не самый лучший способ решать проблему, и порой необходимо отступить назад, затаиться и позволить манипуляторам попасть в собственные сети.
И он знал, что иногда смех может разозлить интриганов так, что они начнут совершать ошибки. А кое-кто способен заметить эти ошибки, выдвинуть разозлённым интриганам обвинение и передать дело на рассмотрение суда.
Даже если подобным интриганом был старший целитель. Гарри очень надеялся, что Бэинбридж скоро совершит подобную ошибку.
Ладно, незачем злиться попусту. Никто – пока что – не совершил ничего плохого, и только то, что Гарри не понравился этот человек, ещё не значит, что он плохой целитель. Просто Гарри следует быть начеку и внимательно относится к безопасности Северуса.
Когда Гарри вернулся в гостиную, то обнаружил Северуса сидящим на диване и, для видимости, читающим книгу. Но подросток вскинул голову, когда открылась дверь, и Гарри заметил, насколько бледным и напряжённым тот был.
- Эй, с тобой всё в порядке?
Северус сухо кивнул.
- Да, разумеется. Кто это был?
- Старший целитель из Мунго. – Гарри шлёпнулся в своё кресло и усмехнулся подростку. – Сказал, что слышал, будто бы у меня прокляли члена семьи и предложил помочь. Идиот!
По тому факту, что на лице Северуса не отразилось ни капли удивления, Гарри заключил, что мальчик подслушивал. Возможно, он снова начал опасаться за собственную безопасность, подумал Гарри, вспоминая предыдущие реакции подростка.
- Он был одним из тех, с кем ты переписывался, - прибавил Гарри, кивком указывая на рабочие журналы на диване рядом с побледневшим Северусом. – Бэинбридж. Я видел это имя на одной из папок и запомнил его.
Северус медленно кивнул, не смотря на Гарри. Он содрогнулся и обхватил себя руками.
- Он ужасный человек, - прошептал подросток.
Не думая ни о чём, кроме как о необходимости успокоить мальчика, Гарри сел рядом и обнял его рукой за плечи.
- Эй, - мягко сказал он, - не о чем волноваться. Здесь ты в безопасности. Они не смогут пройти сквозь охранные чары.
Северус судорожно вздохнул и вздрогнул. Он был так напряжён, что Гарри испытал боль, сочувствуя подростку.
- Ну, правда, не переживай, - повторил Гарри, слегка притягивая мальчика к себе. – Может, он и неплохой целитель, но он настоящий идиот. Я имею в виду, как можно подумать, что я куплюсь на эту историю? И просто передам тебя им? Неужели он считает меня настолько тупым? Или ты, кстати. Как будто бы ты просто мог уйти с ним, даже если бы я поверил его лжи. Ты бы разгадал его умысел в тот же момент, как увидел его, и назвал бы меня болваном и напомнил, в чём состоит мой Долг.
Северус вглядывался в его лицо. Он всё ещё оставался очень напряжённым, готовым в любой момент сбежать. Гарри задумался, о чём он может волноваться. Что однажды Гарри решит просто его кому-нибудь отдать, и неважно, что он говорил раньше? Не обращая внимания, что их связывает Долг жизни? Или что Гарри решит посмеяться над подростком и высмеет его за испуг? За желание Северуса чувствовать себя в безопасности?
Скорее всего, он так и думал, понял вдруг Гарри. Бедный Северус. Ему ужасно хотелось успокоить подростка, обнять его и заверить, что, честное слово, Гарри никогда так не поступит. Но он не знал, что сделать, а точнее – позволит ли Северус себя обнять? – и что сказать. Гарри не слишком хорошо удавались такие вещи.
В конце концов, Гарри неловко потрепал Северуса по плечу.
- Веселее, Северус. Если таков масштаб наших врагов, то нам вовсе не о чем волноваться. Они либо идиоты, либо отвратительные интриганы. Мы куда лучше их.
Северус ещё раз как-то странно посмотрел на Гарри. Но затем на его губах появилась робкая, слабая улыбка, и он сжал руку Гарри.
- Мы лучше их, - пылко согласился он, а затем вдруг покраснел и скрылся за своей книгой, оставив Гарри снова недоумевать, раздумывая о его странной реакции. Он никогда не поймёт Снейпа.



Глава 5. День десятый

- …И в четвёртой главе он утверждает, что вы должны наколдовать чары Щита невредимости, используя движение палочки для Протего! Ты можешь в это поверить? И он преподаёт Защиту в Хогвартсе! Как будто, это может сработать! Каждый идиот знает, что если использовать движение как при Протего, то наложишь основу Щита прямо на себя. А «невредимость» означает, что это - долгосрочное заклинание, так что понятно, что их нельзя накладывать на самого себя. Иначе, вы убьёте себя в тот же момент, как только попытаетесь атаковать. Нет, честно, о чём этот человек думал? – Северус саркастически фыркнул и бросил очищенную картофелину в миску. – Вот, я всё почистил.
- Спасибо, - Гарри закончил нарезать овощи и свалил их в кастрюлю. – А преподавание Защиты в Хогвартсе вовсе не означает, что эту должность занимает компетентный человек. На моём втором году обучения нас учил мошенник, а на пятом – ничего не знающая жаба из Министерства.
Северус поставил миску рядом с плитой.
- Я знаю, у меня тоже было много смехотворных учителей. Но ведь Виридиан пишет книги! Неужели перед тем, как это напечатать, никто не удосужился проверить правильность написанного? Серьёзно, можно убить себя, если попытаться выполнить то, что он требует.
Гарри открыто улыбнулся Северусу. Его самого невероятно раздражало то количество ошибок, которые он нашёл в устаревшем учебнике Защиты Виридиана. После сегодняшнего возвращения домой, он не переставал развлекаться, выслушивая шквал негодующих выражений, который обрушил на книгу Северус.
- Сомневаюсь, что многие люди добьются хоть каких-то результатов, если попробуют повторить его рекомендации, - заметил он. – Одно движение палочки делает это невозможным. Ты должен быть невероятно силён, чтобы заставить сосредоточенную внутри магию отозваться на направленное наружу заклинание.
Северус фыркнул и уселся на стол рядом с Гарри.
- Это не отговорка, - проворчал он. Такие ошибки вообще не должны были быть напечатаны.
- О, в этом я с тобой согласен. – Гарри направил палочку на плиту, ставя овощи вариться на медленном огне. – Это могло бы облегчить мне работу. Так, хватит просто сидеть здесь и смотреть. Если хочешь на обед картофель, найди мне кастрюлю под него.
Он согнал Северуса со стола, и тот подчинился с преувеличенным вздохом. Однако, вместо того, чтобы открыть посудный шкаф, он просто прислонился к нему.
- Понятия не имею, где здесь кастрюли, но я могу найти тебе котёл, - предложил он с усмешкой.
Гарри фыркнул.
- Кастрюли прямо позади тебя, как будто ты не знаешь. – Он помешал овощи и повернулся, чтобы взглянуть на Северуса. Подросток вздохнул и, слегка повернувшись, открыл шкаф – не тот – и заглянул внутрь.
- Не вижу ни одной кастрюли, - в притворном замешательстве сказал он.
Гарри не слышал. Он застыл в тот момент, когда Северус развернулся, а взгляд двинулся вниз, будто притянутый магией. Он пристально смотрел прямо в промежность подростка. Где джинсы натянулись и смялись в самых правильных местах, превосходно обрисовывая очертания члена Северуса.
Гарри неотрывно смотрел. Всё вокруг исчезло, все звуки превратились в ничего не значащий шум, когда он взглядом прослеживал форму и размер члена перед своими глазами.
Его рот наполнился слюной. Гарри представлял себе, как сдирает мешающую одежду, освобождая член, как берёт его в свой рот, сосёт, облизывает и ласкает, пока он не станет твёрдым и горячим. Пока не услышит стоны и просьбы о большем. Гарри почти чувствовал вес напряжённого члена в своих руках, ощущал запах мужского возбуждения. Его рука неосознанно дёрнулась, собираясь коснуться…
- Гарри? Эй, что с тобой?
Видение пропало, и рядом, вдруг, оказался Северус, пытающийся заглянуть ему в лицо. Гарри моргнул, а затем вздрогнул, осознав, что едва не произошло. Он покраснел и прочистил горло, развернувшись к плите в надежде скрыть свою эрекцию.
- Не тот шкаф, - с усилием произнёс он. – Кастрюли стоят в нижнем шкафу.
Его слова были встречены молчанием, но Гарри не спешил поворачиваться. Он помешивал овощи, ругая себя и досадуя на собственную глупость. Более чем глупость. Это было… было… нет слов, чтобы описать подобное.
- О. Конечно, - подавлено отозвался Северус, пожалуй, даже немного обиженно.
Гарри прикусил губу и заставил себя улыбнуться, поворачиваясь, чтобы заверить подростка, что он ничего страшного не сделал. Но в следующий момент улыбка исчезла с его лица, и Гарри так и не произнёс заготовленные банальности.
Северус сидел на корточках перед шкафом с кастрюлями. Его джинсы натянулись точно на заднице. Эрекция Гарри вернулась в тот же момент, став ещё сильнее. А потом Северус опустился на колени и наклонился вперёд, собираясь вытянуть из глубины буфета одну из самых больших кастрюль.
Гарри сглотнул, отчаянно вцепившись в деревянную ложку. Сердце застучало сильнее, его собственные джинсы вдруг стали ему малы, и эрекция натянула ткань. Он говорил себе, что должен отвести взгляд, повернуться назад, но не мог.
Он просто стоял: неподвижный, смотрящий, вожделеющий. Уже давно он не испытывал такого сильного желания. Но он не мог.
Потому что это был Снейп. Даже если сейчас он был подростком – и это само по себе было достаточно ужасно. Гарри содрогнулся, осознав, как сильно он желал ребёнка. Но это всё ещё был Снейп. Человек, который любил мать Гарри. Человек, который никогда не будет испытывать желания к Гарри, когда снова станет взрослым.
Человек, который был проклят и стал несовершеннолетним. Подростком, находящимся под опекой Гарри.
Подростком, который стоял перед буфетом с кастрюлей в руках и, покраснев, смотрел на Гарри в ответ широко распахнутыми глазами.
- Э-э… - Гарри вымученно усмехнулся. – Нашёл кастрюлю?
Северус кивнул, облизывая губы. Гарри не смог удержаться, проследив взглядом за этим языком. Его член дёрнулся от желания почувствовать этот язык.
- Да, я… - Северус кашлянул и, наконец, отвёл взгляд. Он поднялся на ноги и нерешительно протянул кастрюлю Гарри. – Я… Эта подходит?
Гарри взял кастрюлю, стараясь не коснуться пальцев Северуса.
- Да, спасибо. – Он уже собирался отвернуться, когда Северус метнул на него взгляд из-под опущенных ресниц.
Гарри снова застыл, задержав дыхание. Северус отвёл взгляд. Его лицо горело, а дыхание казалось более учащённым, чем обычно. Гарри захотелось протянуть руку, откинуть назад чёрные волосы, чтобы увидеть лицо Северуса, заглянуть в его глаза. Он хотел…
Северус сдвинулся, переступив с ноги на ногу. Он облизал губы, а затем открыл рот, будто собираясь что-то спросить, стоя в пол-оборота к Гарри. Их глаза на мгновение встретились, прежде чем Гарри снова опустил глаза. Его взгляд как будто волшебным образом притягивался вниз, и сейчас Гарри видел скрытые под одеждой очертания куда более чётко, чем раньше.
Северус тоже был возбуждён.
Это потрясло Гарри, вернув ясность ума, а вместе с этим пришло чувство вины и отвращения к себе: здесь, на собственной кухне, едва не совратил бедного мальчика. Который, скорее всего, даже не понимал, что происходит, и почему его тело так реагирует на Гарри.
Это было неправильно. Гарри не должен был делать этого, даже неосознанно. Он был обязан заботиться о мальчике; и он не мог подобным образом злоупотреблять своей властью. Предать то ненадёжное доверие, которое к нему питал Северус.
Приняв решение, и вдобавок ругая себя, Гарри повернулся к плите, как раз вовремя, чтобы спасти овощи от выкипания.
Он ничего не сделает, поклялся он себе. Даже не станет признавать, что заметил реакцию Северуса. Так будет лучше для всех. В любом случае, подобная реакция ничего не означала. Сейчас Северус всего лишь подросток. В его возрасте эрекция – самое обычное дело.
И это всё. Гарри не собирался объяснять это иначе. Он не может. А значит, и не станет. Он не станет ничего говорить или делать. Он не станет заставлять Северуса испытывать неловкость.
- Эм, тебе не нужна помощь с картофелем? – спросил Северус.
Гарри чуть не подскочил. Он настолько ушёл в свои мысли о Северусе, что практически забыл, что тот находится рядом. И не заметил движения Северуса.
Сейчас подросток был слишком близко. Гарри мог ощутить его рядом с собой, даже не смотря на него. Он мог ощущать тепло тела Северуса, мог чувствовать его запах. Он хорошо пах, Гарриным шампунем, картофелем и молодым телом. Член Гарри упорно оставался твёрдым.
- О, н-нет, спасибо, - он попытался сказать это легко и естественно, но не был уверен, что ему это удалось. Он не смотрел на Северуса, потому что если он повернётся, их лица окажутся слишком близко. – Я справлюсь сам. Но ты можешь посмотреть в морозилке, осталась ли у нас ещё баранина. Я могу её разморозить и кинуть на сковородку, если хочешь.
Раздался потрясённый возглас, а затем Северус немного отступил:
- Что? – зло и неверяще переспросил он.
Господи, только не сейчас, подумал Гарри.
- Баранина, - повторил он громко, не поворачиваясь и притворяясь, что занят картофелем. – Или сосиски, если ты предпочитаешь их.
Последовало долгое молчание, и, наконец, Гарри заставил себя повернуться, ведь он хотел оставаться осмотрительным. Северус отступил достаточно далеко и, к облегчению Гарри, больше он не выглядел как обольстительная сирена. Он выглядел бледным, потрясённым и злым.
- Северус? Ты хочешь на обед баранину или сосиски?
Казалось, подросток вздрогнул, и Гарри почувствовал отвращение к себе за то, что поступает так – просто отмахнувшись от произошедшего. Но так будет лучше для всех.
Лицо Северуса скривилось, и он отвернулся. Его плечи ссутулились. Он засунул руки в карманы и сгорбился.
- Я не голоден, - угрюмо сказал он.
- Тогда просто овощи или картофель? – спросил Гарри, морщась от собственного тона.
Северус метнул на него сердитый взгляд.
- Я не голоден, - повторил он, - я пойду в свою комнату.
- Что? Нет, нет, ты не пойдёшь. – Гарри знал, что поступает нечестно, накладывая на дверь запирающее заклинание, которое Северус не мог снять. И, возможно, он злоупотребил своей властью, на что указывал угрюмый вид Северуса. Но подросток должен был поесть, а не ограничиваться парой кусков тоста за завтраком и яблоком на ланч. Хорошая кормёжка была частью физического благополучия, и Гарри не собирался ей пренебрегать.
Так он и объявил Северусу, когда подросток начал громко протестовать. Северус зарычал на него, но, в конце концов, умолк и сел за стол. Он дулся весь обед и скрылся в своей комнате при первой возможности.
Гарри даже не попытался вернуть его, чтобы тот помог с мытьём посуды. Северус злился и имел на это полное право. Гарри поступил безответственно. Но ведь он попытался исправить совершённое. Этого от него требовали и собственная совесть, и Долг жизни перед Северусом.
Он позаботится об эмоциональном благополучии Северуса.
И не станет больше злоупотреблять его доверием.



Глава 6. День четырнадцатый

- Что, чёрт возьми, здесь произошло?! – Гарри застыл в дверях, осматривая кухню.
Он учуял запах, как только вошёл в дом. Он подумал, что, возможно, Северус пытался что-то приготовить, и это что-то подгорело. И он пострадал сам. Но представшее перед его глазами было не похоже на кулинарную неудачу.
Повсюду была какая-то липкая вязкая жижа: на полу, на всех поверхностях, даже на стенах. Даже потолок был испещрён тёмно-зелёными пятнами. На кухонном столе оказалось расплавленное нечто, по всей видимости, бывшее когда-то котлом. И эта металлическая масса находилась посередине большого обуглившегося пятна – остатков пламени, разведённого под котлом. И всё это слегка дымилось. Северус сидел на стуле по другую сторону стола, его волосы и одежда оказались так же покрыты зелёными пятнами. Он как раз пытался отчистить расплавленный металл одним из заклинаний, когда Гарри неожиданно появился на пороге.
Зловоние было ужасным.
- Ой! – Северус дёрнулся. Он бросил быстрый взгляд на часы, прикусил губу и с лёгкой робостью посмотрел на Гарри. – Э-э… Ты уже вернулся.
- Что. Чёрт побери. Здесь. Произошло? – повторил Гарри сквозь стиснутые зубы.
Северус обвёл взглядом кухню с таким видом, будто только сейчас заметил зелёную массу.
– А. Я… - он нерешительно обернулся к Гарри. – Эм-м… Я проводил эксперимент. Он… он не удался.
- Эксперимент. – Гарри с трудом сдерживался, чтобы не сорваться на крик. – Ты проводил эксперименты на моей кухне?
- А где ещё я мог это сделать? – начал возражать Северус, вскакивая на ноги. – У тебя нет лаборатории!
Гарри подумалось, что теперь он понимает, как чувствовал себя профессор Снейп, когда ученики на Зельях расплавляли котёл или взрывали зелье. Ему хотелось свернуть мальчишке шею.
- Ты вообще не должен был экспериментировать! – рявкнул он. – Тебе не стоило даже пытаться сварить зелье, не говоря уже о том, чтобы экспериментировать над ним! Что если бы ты взорвал дом?
- Этого бы не случилось! – Северус упрямо сложил руки на груди. – Я достаточно знаю о зельях, чтобы не допустить взрыва.
- Да, но явно не достаточно, чтобы не допустить, чтобы эта проклятая дрянь заляпала мою кухню!
- Я же сказал, это был эксперимент!
- И он явно пошёл не так, как ты хотел! Так что, чёрт побери, не говори мне, что не взорвал бы дом! – прокричал Гарри. Он почувствовал, как у него ослабли колени, а сердце застучало сильнее. Мерлин, вместо этого беспорядка мальчик мог убиться!
- Я знал, что этого не произойдёт! – прокричал в ответ Северус. – Оно не могло взорваться. Только то, что ты совершенно не знаешь основополагающих принципов зельеварения, ещё не значит, что я такой же необразованный!
- О, точно, господин гений! Твоей необразованности вполне хватило на… на… на то, что здесь произошло!
Снейп презрительно скривил губы, его руки сжались в кулаки, а его самого трясло.
- Два ингредиента вступили во взаимодействие между собой, что привело к непредвиденно интенсивной реакции.
В это мгновение подросток выглядел настолько похожим на взрослого профессора, выставлявшего когда-то Гарри на своих уроках бесполезным болваном, что Гарри потерял контроль. Хлюпая по зелёному месиву, он быстро пересёк кухню и схватил Северуса за плечи, начав с силой его трясти.
- Ты надменный маленький мерзавец! Ты загадил мою кухню какой-то дрянью, и сам в этом сознался. Прекрати прятаться за громкими словами как грёбаный трус!
- Я ничего не взрывал, ты… ты, простофиля! – пронзительно выкрикнул Северус, вырываясь из хватки Гарри.
Гарри рассмеялся. Он оттолкнул подростка, который запинаясь отступил обратно за стол.
- Точно, не взорвал, - издевательски проговорил Гарри. – А эта дрянь просто ненароком расплескалась, когда ты мирно варил зелье.
Северус издал невнятное гневное восклицание.
- О-оно прореагировало… - запинаясь, произнёс он.
- Взорвалось!
- Нет! – Северус толкнул стол, так что тот впечатался в стену. – Это… зелье, оно начало фонтанировать, а потом котёл расплавился! Оно не взрывалось!
- Фонтанировало, взорвалось, какая, к чёрту, разница, - Гарри был готов рвать на себе волосы. – Это совершенно не важно. Важно то, что ты вообще не должен был экспериментировать! Мерлин, Северус, разве ты не понимаешь, что могло произойти? Ты же мог погибнуть!
Неожиданно почувствовав слабость, Гарри осел на другой стул. Не удивительно, что профессор Снейп всегда рычал на Гарри и пытался исключить из школы, когда тот совершал что-нибудь героическое и потенциально смертельное. Гарри неожиданно ощутил, что стал способен многое простить своему старому преподавателю.
- Нет, не мог! – Северус смахнул слёзы с глаз. – Зелье начало реагировать отрицательно, но оно никогда, никогда бы не взорвалось или… или не сделало бы ничего подобного! Я отлично это знаю!
- Меня это не волнует! – Гарри одарил подростка яростным взглядом. – Ты же мог пораниться, идиот! Больше никаких экспериментов, совсем! Но, в особенности, когда ты один.
- Но тебя никогда нет дома! – зло воскликнул Северус. – А я не могу сидеть целыми днями и только читать! И так день за днём!
- Тогда найди себе другое занятие! – Гарри устало потёр лоб, чувствуя, как проходит напряжение и адреналин. – Желательно, чтобы оно не было разрушительным.
- И чем, по-твоему, я должен заниматься? – возмущённо поинтересовался Северус. – Я не могу пользоваться палочкой, я не могу варить зелья, не могу покинуть дом, так что мне делать? Складывать журавликов из бумаги? – он презрительно усмехнулся.
Гарри вздохнул и ещё раз обвёл взглядом свою запачканную кухню.
- Всё что хочешь, если это не опасно, и ты не рискуешь пораниться.
Северус вскинул голову.
- Да кто ты такой, моя мать?
- Может, это было бы лучше, - Гарри вздохнул снова. – Я отвечаю за тебя, пока ты не вернёшься в надлежащий возраст, а это включает в себя и твоё физическое благополучие. – Он попытался улыбнуться. – Ты никогда мне не простишь, если я допущу, чтобы ты пострадал.
- Ты беспокоишься только об этом чёртовом Долге жизни! Я могу умереть от скуки, а ты так и будешь думать только о «моём благополучии»! – выплюнул Северус.
- Эй, это не правда! – воскликнул Гарри, вскочив. – Я делаю всё, что могу, чтобы облегчить твоё положение.
- Ну да, - фыркнул Северус. – Проще для себя, ты хотел сказать? Ты отправляешься на работу и ждёшь, что я сам себя развлеку. Но не используя магию, о нет, ни в коем случае. При этом ты не замечаешь, что тут не так уж много занятий без магии.
- Но ты же говорил, что читаешь, - возразил Гарри, искренне огорчившись. Он думал, что с Северусом всё в порядке, раз он остаётся с Гарри.
- Но я не могу всё время читать! – вскинул руки Северус.
- Гм, тогда… - Гарри моргнул, поспешно обдумывая решение проблемы. – Должно быть что-то, что ты любишь кроме чтения, и при этом не требующее использования магии. И чтобы это не было потенциально опасным. Я имею в виду, чем ты обычно занимаешься дома, когда возвращаешься на лето?
Подросток мгновенно замкнулся в себе. На секунду он неподвижно застыл. Затем презрительно скривился.
- Знаешь, забудь об этом, - выплюнул он. – Я отправлюсь в свою комнату и буду читать твои дурацкие романы. – С этими словами он покинул кухню. Гарри мог слышать, как он пронёсся по лестнице, а затем громко хлопнула дверь наверху.
Гарри обмяк на своём стуле. Устало потёр лицо. Что он сказал на этот раз? Он просто хотел помочь.
Ему никогда не удастся понять Северуса.
Застонав, он опустил руки и ещё раз осмотрел кухню. Везде эта зелёная масса, густая и липкая, и потихоньку просачивающаяся под дверь чулана. Он вздохнул и поднялся. Похоже, именно ему предстояло убирать всю эту гадость. С надеждой, что они помогут, Гарри перепробовал сначала все основные очищающие заклинания, но подействовало только Освежающее заклятие.
В такие минуты Гарри сожалел, что велел Кричеру остаться в Хогвартсе. Сейчас ему бы точно пригодилось волшебство домовых эльфов.


Глава 7. День семнадцатый

Гарри медленно просыпался. Он чувствовал себя отяжелевшим ото сна, но отдохнувшим. Снаружи доносился птичий щебет. В самом доме царила тишина.
Гарри вяло потянулся, наслаждаясь ощущением своей тёплой, мягкой кровати и тем, что не надо вскакивать и бежать на работу. Хвала Мерлину, наконец-то, наступили выходные. Не нужно покидать дом и оставлять Северуса одного, а потом весь день волноваться и переживать о том, что он мог натворить. Возможно, им удастся найти для мальчика какое-нибудь занятие, пока Гарри будет на работе.
Мысли о Северусе стёрли последние остатки сонливости. Гарри вздохнул. Последние два дня после их ссоры напомнили Гарри дни после того разговора о душе. Северус чаще всего запирался в своей комнате, а, когда спускался на ужин, был угрюм и неразговорчив. Как бы Гарри ни пытался вовлечь его в беседу, Северус отвечал односложно.
Теперь они даже не спорили о книгах. Всякий раз, когда Гарри проходил мимо двери в комнату Северуса, за дверью была тишина. Гарри недоумевал, чем подросток мог там заниматься. Он даже всерьёз обдумывал возможность наложить на стену заклинание прозрачности, но не решился. Как бы то ни было, Северус имел право на уединение.
Что ж, возможно сегодня, когда ему не нужно уходить из дома, ему удастся как-то расшевелить Северуса, подумал Гарри. Он даже готов предложить помочь с зельями, если это подействует.
Гарри скривился. Зельеварение с Северусом. И он готов пожертвовать собой ради развлечения Северуса. Что с ним происходит?
Гарри потряс головой, отбрасывая эти мысли, и тяжело вздохнул. Его чудесное субботнее утро закончилось, не успев начаться. Приятная слабость в теле исчезла, оставив после себя беспокойство. Время вставать.
С ещё одним вздохом Гарри откинул одеяло и сел. Он подхватил очки, но не стал их надевать. Путь до собственной ванной он мог преодолеть даже в темноте, и очки всё равно пришлось бы там снять. Накинув купальный халат, Гарри вышел из комнаты.
По дороге в ванную Гарри помедлил перед дверью Северуса и прислушался. Всё было тихо. Ну, сейчас всего девять утра. Он, наверняка, ещё спит. Избегая скрипящих половиц, Гарри добрался до ванной, мягко прикрыв дверь за собой.
Спустя пять минут, стоя под горячим душем, Гарри испустил мягкий вздох. Он любил субботы. И воскресения, конечно же. Дни, когда он может сколько угодно стоять под душем, наслаждаясь давлением бьющих по коже горячих струй. Всё, о чём он может думать в таких условиях, было: что он хочет на завтрак.
Ну, сегодня он ещё думал о Северусе. Что-нибудь, что могло бы занять мальчика. Что-то, не требующее волшебства и безопасное. Они могут сыграть в карты или в волшебные шахматы. Хмм, волшебные шахматы. Кажется, Рон как-то упоминал о специальных заклинаниях, накладываемых на доску, так что один человек мог играть за двоих. Значит, шахматы? Может, Северусу они понравятся. Нужно не забыть спросить Рона.
Или, возможно, им стоит выйти наружу. Если Северус будет с Гарри, то останется в безопасности. И он был заперт в помещении уже больше двух недель. Это может свести с ума. С другой стороны, Северус никогда не производил впечатления человека, наслаждавшегося прогулками. И не слишком хорошо держался на метле. Или нет?
Гарри понял, что не знает ответа на этот вопрос. Взрослый мужчина был достаточно хорош, чтобы судить квиддичный матч. Но подростком он не был хорошим летуном и завидовал таланту Джеймса. Или это только попытка Сириуса объяснить противостояние между ними?
Ладно, он лучше спросит самого Северуса. Гарри скривился и откинул голову, позволяя воде стекать по лицу. Лучше он спросит Северуса, что тот любит, и точка. То обстоятельство, что он, прожив рядом с Северусом несколько недель, всё ещё практически ничего не знает об увлечениях мальчика, кроме чтения и варки зелий, не слишком хорошо характеризует Гарри.
Гарри застонал, и его стон отозвался в ванной приглушённым эхом. Из него действительно получился не слишком хороший опекун, не так ли? Он пренебрегал Северусом и кричал на него, и, как апофеоз всех ошибок, страстно хотел мальчика.
Гарри опустил голову, прислонившись лбом к кафельной стене ванной комнаты. Он даже не мог закрыть глаза, чтобы не пялиться на джинсы Северуса, плотно обхватившие его выпирающую эрекцию или натянувшиеся на заднице. Хм, и это оказалась весьма привлекательная задница, круглая и упругая, и он помнил, как она заманчиво и вызывающе торчала вверх, когда Северус склонился над сундуком.
О, чёрт, у него снова стоял! Гарри застонал: это происходило независимо от того, что он говорил себе. Иногда ему стоило взглянуть на Северуса, и через мгновение он был твёрдым как скала. И это даже если не считать сны. Мерлин, за последнюю неделю он снова почувствовал себя подростком, каждый раз просыпаясь либо болезненно возбуждённым и твёрдым, либо липким и кончившим.
Это было отвратительно, в самом деле, - вожделеть к подростку. Не имело значение, что он поклялся себе не делать ничего подобного. Он даже не мог избавиться от этих фантазий.
И почему они появились сейчас? Он никогда даже отдалённо не думал в этом смысле о взрослом Снейпе!
Или думал?
Нет, Гарри был уверен в этом. Он знал, что достаточно долго отрицал и скрывал свои эмоции за время обучения в Хогвартсе. Например, его страстное увлечение Седриком, которое перешло на Чжоу. Но даже после того, как он признал собственные предпочтения, он никогда не думал о Снейпе в сексуальном плане.
Кроме того, мужчина был влюблён в мать Гарри.
Но Северус-подросток так отличался от взрослого Снейпа. Конечно, он был таким же раздражительным, но ещё не так ревниво оберегающий свою гордость. И, хотя он совершенно не любил Джеймса Поттера, в его прошлом ещё не было тех ужасных инцидентов. Ещё не было случая с Вопящей Хижиной и того происшествия у озера. Северус не питал отвращения к Гарри ещё заочно и из принципа, как поступал Снейп. Между ними ещё не было многих лет вражды.
И Гарри нравился тот подросток, каким оказался Северус. То есть, был. Неважно. Гарри нравилось проводить время с ним, беседуя о магии, Защите и Тёмных искусствах. Северус всегда обладал злым языком, но зато он не стремился уничтожить собеседника язвительными репликами. Он так упорно работал, чтобы разобраться, что с ним произошло, продираясь сквозь незнакомые термины в своих рабочих журналах. И он выказывал к Гарри просто ошеломляющее доверие.
Господи, ему просто следует быть честным с собой и признать, что его привлекает Северус. Сильно привлекает. Он будет скучать, когда мальчик вернётся в свой реальный возраст. Может, им удастся остаться друзьями? Или Гарри сумеет перенести свои… ладно, ладно, свою страсть с Северуса на взрослого Снейпа?
От этой мысли Гарри покраснел. Снейп не будет столь наивен, как Северус. Он увидит привлекательность Гарри и… Нет, об этом лучше не думать.
Лучше просто наслаждаться тем временем, которое удастся провести с Северусом.
Если бы только его разум прекратил воспринимать таким образом понятие «наслаждаться»! И прекратил посылать ему те сны…
Сны, в которых происшествие в кухне закончилось совсем иначе. В которых Гарри опустился на колени и расстегнул молнию на джинсах Северуса. Сны, в которых он ласкал член Северуса, пока тот не стал каменно твёрдым, а потом довёл мальчика до вершины наслаждения. Сны, в которых Северус наклонялся за чем-нибудь, покачивая своей задницей перед Гарри. В которых он оборачивался через плечо и развратно улыбался Гарри. В которых Гарри на самом деле подходил и касался его, и потом они оба оказывались обнажены, и…
Гарри застонал и сжал рукой свой член. И только потом осознал, что он только что сделал: то, что только что отвергал и чему так упорно противился. Не важно, насколько горячими и возбуждающими были его сны, ведь он не собирался дрочить, думая о Северусе. И вот сейчас он дрочит и, при этом, думает о Северусе, о снах с его участием.
Но это оказалось так приятно и, Мерлин, он так нуждался в этом! Конечно, это никому не повредит, к тому же, он никогда не сделает чего-либо ещё…
Гарри выбросил из головы все упрёки совести и расслабился, всецело отдаваясь ощущениям. Он позволит себе сделать это, только один раз. Лучше просто этим насладиться и оставить все размышления на потом.
С приглушённым стоном он откинулся обратно под струи воды. Закрыв глаза, он сосредоточился на ощущениях скользящей по члену руки. Вторая рука опустилась ниже, перекатывая яички, и Гарри вздохнул от удовольствия. Он немного ускорил движения руки, слегка сжимая член и большим пальцем потирая головку. Пальцы ног поджались на гладком полу душа, а яички напряглись. Гарри слегка потянул их, а потом перекатил в ладони, прежде чем снова сосредоточиться на поглаживаниях.
Вскоре его движения стали боле быстрыми, более резкими. Гарри закусил губу, чтобы заглушить стоны. Только бы не разбудить Северуса. Эта мысль была такой смущающей, но… ох!.. такой фантастически возбуждающей! Северус проснётся и, зайдя в ванную, увидит Гарри дрочащим. Он усмехнётся, а потом выскользнет из своей пижамы, присоединившись к Гарри в душе. Он прижмётся своим обнажённым телом к телу Гарри, потом опустится на колени, понимающе улыбаясь ему.
Гарри запустит руку в волосы Северуса и прошепчет: «Пожалуйста!». Северус робко коснётся губами члена Гарри, а потом откроет рот и возьмёт его… Одной рукой он начнёт играть с яичками, а его язык примется кружить вокруг эрекции Гарри. Подчиняясь умоляющему хныканью Гарри, он возьмёт член в рот во всю глубину и начнёт сосать…
Гарри кончил с глубоким стоном.
Задыхаясь и дрожа, Гарри прислонился к холодной кафельной стене. Открыв глаза через мгновение, он был несколько озадачен тем, что рядом не оказалось стоящего на коленях голого Северуса, смотрящего на него с самодовольной усмешкой. Затем пришло осознание, и Гарри застонал.
- О, чёрт. – Он откинул голову, прислонившись затылком к стене, а затем со злостью встряхнулся. Это было невероятно глупо. Больше никаких фантазий!
Гарри поспешно смыл с себя все следы произошедшего и выключил душ. Всё ещё злясь на себя за то, что поддался своей фантазии, Гарри отодвинул дверцу душа и начал нащупывать полотенце. И замер на середине движения, когда лицом к лицу столкнулся с очень реальным Северусом, который куда ближе стоял к дверце душевой кабинки, чем к двери ванной, выглядящий разрумянившимся и немного взъерошенным. А его пижамные штаны весьма впечатляюще оттопыривались.
- Э-э… - сказал Гарри. А затем быстро схватил полотенце и обернул его вокруг бёдер. – Э, С-Северус.
Северус смотрел Гарри в лицо смущённо и вызывающе одновременно.
- Я услышал какой-то стук, а потом ты застонал, - произнёс он. – Я… Я только хотел убедиться, что… что с тобой всё в порядке.
Гарри почти поверил ему, если бы не перехватил взгляд подростка, устремлённый на его член, пока Гарри не прикрылся, и дёрнувшийся член самого Северуса.
И то, что Северус сделал насколько шагов внутрь ванной вместо того, чтобы тихо прикрыть дверь, когда увидел, что с Гарри всё в порядке.
Но для них обоих будет лучше, если притвориться, что он поверил в историю мальчика. Так что Гарри, с горящим от смущения лицом, слабо ему улыбнулся.
- Спас… кхм, спасибо тебе. Э-э, как видишь, я в порядке. Эм. Тебе, наверное, нужно в туалет?
Северус моргнул и немедленно залился яркой краской.
- Э-э, ох, нет, спасибо, - пробормотал он и быстро выскочил за дверь.
Гарри обмяк и со стоном спрятал лицо в полотенце. Затем он вскинулся и, выхватив из кармана купального халата свою палочку, наложил на дверь запирающее заклинание. Это надо было сделать первым делом. До того, как он позволил себе… то, что позволил.
Так много между фантазией и реальностью…
Встряхнув головой – и постаравшись не взвыть от разочарования, Гарри вытерся, а затем взмахом палочки наложил бреющее заклинание. Это было куда лучше, чем бриться маггловским способом. Выбритый и безупречно чистый, он завернулся в купальный халат и прокрался к себе в комнату, где поспешно оделся. В самые мешкообразные брюки и свитер, которые только сумел найти.
Просто на всякий случай.

* * *


Считавший вершиной смущения тот момент, когда Северус застал его дрочащим, Гарри, вскоре, переменил своё мнение. Отвечать на вопросы касательно собственной половой жизни подростку, заставшему его дрочащим, оказалось гораздо хуже.
К тому времени, как Северус спустился к завтраку, он казался полностью оправившимся от своего смущения. Он был расслаблен и улыбнулся Гарри, и это не была неприятная или издевательская улыбка. То, что, похоже, Северус решил игнорировать произошедший инцидент, помогло Гарри справиться с собственным напряжением и неловкостью.
Имея прошлый опыт, Гарри следовало бы знать, что всё не может идти так гладко, когда Северус предложил накрыть на стол. Обычно подросток отказывался делать что-либо вручную, когда Гарри мог сделать это же с помощью волшебства вдвое быстрее.
Но Гарри этого не понял, так как был слишком рад найти Северуса в хорошем настроении. Особенно, после их ссоры тремя днями ранее.
Когда они уже сели за стол, Гарри сказал:
- Я этим утром подумал…
Заметив ухмылку Северуса, он сильно покраснел, браня себя за неосмотрительный выбор слов.
- Я подумал, о том, чем бы тебе заняться, - поторопился добавить он, – пока я на работе. Что-нибудь помимо чтения, не требующее волшебства, и это не должны быть зелья.
Брови Северуса поднялись.
-Хмм, - он усмехнулся. – Я понимаю. Ну…
Гарри скрипнул зубами и напомнил себе, что ещё никто не умирал от смущения.
- Я имел в виду что-то наподобие волшебных шахмат. Рон рассказывал мне о новых заклинаниях, накладываемых на доску, так что ты сможешь играть в них, не применяя магию. Что-то вроде этого. Я мог бы заколдовать доску для тебя.
Северус подпёр подбородок ладонью.
- Звучит любопытно, - медленно произнёс он, продолжая легко ухмыляться.
Гарри немного расслабился.
- Ладно. Хорошо. Я свяжусь с Роном по каминной связи и расспрошу его о заклинаниях. И я подумал, что, может быть, сегодня ты захочешь куда-нибудь сходить?
- А ты меня куда-то приглашаешь? – Северус взмахнул ресницами. Это вышло так нарочито, что Гарри рассмеялся.
- Нет, нет. В самом деле, Северус, о чём ты думаешь? Нет, нет, не говори мне! – Гарри покачал головой. Он действительно обладал талантом попадать в нелепые ситуации, не так ли? – Я просто подумал, ну, что ты был заперт в этом доме уже несколько недель. Может, ты захочешь отправиться в Хогсмид, или куда-нибудь ещё. Ну, знаешь, немного проветриться?
Северус пожал плечами.
- Сходить в Хогсмид было бы неплохо, - согласился он. – Если сегодня в Хогвартсе не тот день, когда в Хогсмид отправляются студенты. Думаю, я был бы заметен, несмотря на свой возраст.
Гарри кивнул.
- Да, пожалуй. Ну, это просто узнать. Я спрошу Рона. В Хогсмиде есть магазинчик «Ужастиков Умников Уизли», как что он должен знать. Эм, но если это действительно окажется выходной, когда в Хогсмид отпускают студентов, куда бы ты ещё хотел пойти? На Диагон Аллею?
Северус фыркнул.
- Нет. Пока что за мной гоняются только невыразимцы и целители. Если я покажусь на Диагон Аллее, журналисты разобьют лагерь у этого дома.
Гарри вздохнул и отложил свой тост.
- Боюсь, что ты прав. Ну, я знаю ещё несколько волшебных мест в Британии, а Симус – мой бывший однокурсник – как-то показывал мне Ирландию, так что я знаю и в ней пару местечек. Но, кхм. Тут такое дело… Я не знаю, насколько хорошо ты умеешь летать. Или вообще, хочешь ли полетать. Или сыграть в квиддич за загонщика. Или что-нибудь наподобие этого.
- Я могу летать, - на мгновение, казалось, Северус испытывал неловкость. – Я умею летать, - уточнил он. – Недостаточно хорошо для квиддичной команды, но и не свалюсь в тот же момент, когда метла оторвётся от земли. Но у меня было мало практики, и, если ты хочешь сыграть в квиддич… ну, я лучше посмотрю. – Он пожал плечами.
- Ну уж нет! Ты не будешь сидеть внизу и наблюдать, пока мы с друзьями будем играть, - Гарри осуждающе ткнул зажатой в руке вилкой в Северуса, который бросил в ответ сердитый взгляд. – Предполагается, что в этот день будешь развлекаться ты. И ты не убедишь меня в том, что тебе нравится следить квиддичной игрой. Если мы встречаемся с парнями, чтобы сыграть в квиддич, ты тоже играешь. Если ты не хочешь играть, то и я не стану.
Северус помрачнел и начал вертеть в руках свой нож.
- Я… я не слишком хорошо играю в квиддич.
- Эй, - Гарри мягко улыбнулся и подождал, пока Северус снова не посмотрит на него. – Речь идёт о том, чтобы получить удовольствие, а не о том, чтобы хорошо сыграть. Учитывая носящихся вокруг детей, это скорее игра каждого за себя самого, чем нормальная игра. Послушай, я много лет играл в квиддич с Тедди, и всегда это было очень весело.
Глаза Северуса сузились:
- Кто такой Тедди?
Гарри моргнул, на мгновение удивившись.
- А? О, ну конечно, ты же не знаешь. Он - мой крестник. Сейчас учится на первом курсе в Хогвартсе. – Он нежно улыбнулся.
- О. – Северус опустил голову, скрывшись за волосами. – Ясно.
- Ладно, - Гарри нахмурился, но потом пожал плечами, отмахнувшись от непонятного поведения подростка. – Итак, ты хочешь сыграть в квиддич? Или предпочтёшь заняться чем-нибудь ещё?
Северус поднял взгляд на него.
- Я… я лучше не буду играть, если ты не возражаешь, - нерешительно произнёс он.
Гарри ощутил лёгкое разочарование, но улыбнулся подростку.
- Конечно, я не стану возражать. В конце концов, я спрашивал, чего хочешь ты!
Северус посмотрел на него со странным выражением лица.
- И… и ты пойдёшь со мной, куда я захочу?
- Конечно! – Гарри слегка скривился. – Ну, я не могу обещать быть кем-то большим, чем сторожевым псом, если ты решишь отправиться собирать ингредиенты или что-то в этом роде. Но, конечно, я пойду с тобой. И не только потому, что тебе нужен сторож, так что не смотри так на меня.
Тем не менее, Северус всё ещё хмурился:
- Но… ты будешь со мной? Весь день?
Гарри почувствовал лёгкое смущение.
- Да. Я же только что это сказал, разве не так?
- Ты проведёшь со мной целый день? – Северус казался сбитым с толку. – Разве ты не хочешь, ну, я не знаю, провести время с кем-нибудь ещё? Я имею в виду, разве тебе не хочется пойти куда-нибудь с кем-то другим? Ты остаёшься дома вместе со мной каждые выходные, так что ничего страшного, если ты захочешь уйти и увидеться с кем-нибудь.
- Северус, я предложил пойти с тобой, разве не так?
- Да, но тебе не стоит волноваться о том, чего я хочу. Ты, наверняка, чувствуешь себя обя… обязанным, - Северус глядел на него сквозь завесу волос, но, несмотря на его позу, его взгляд не был ни недоверчивым, ни робким, а скорее испытующим и немного расчётливым. – Я просто интересуюсь, может, ты хочешь прогуляться… например, с девушкой.
Гарри, не удержавшись, фыркнул.
- У меня не было девушки со школы.
- А как насчёт девчонки Уизли? – спросил Северус. И нахмурился раньше, чем Гарри успел открыть рот. – Э-э. Что за девчонка Уизли?
- О, - Гарри понимающе кивнул, - вспышка воспоминаний.
- Из моего будущего?
- Да. Я встречался с Джинни Уизли, когда учился в Хогвартсе. На шестом курсе. – Он рассеянно потёр шрам. – Полагаю, все ожидали, что я продолжу встречаться с ней после войны и, в конечном счёте, женюсь на ней.
- И почему этого не произошло? – спросил Северус, вскинув голову, как любопытная малиновка. Гарри внимательно посмотрел на него, и Северус немедленно принял прежнюю позу. – П-прости, ты не обязан мне говорить. Это не моё дело.
- Нет, всё в порядке. Ты всегда можешь спрашивать меня. – Гарри пожал плечами. – Все об этом спрашивают. Я просто заинтересовался… а, неважно. Я не женился на ней, потому что, когда всё успокоилось, и у меня было время подумать о чём-то, кроме Волдеморта, я обнаружил, что предпочитаю мужчин.
Северус резко выпрямился, вперившись взглядом в Гарри.
- Мужчин? – повторил он, затаив дыхание.
Гарри покраснел и передвинул стоящую перед своей тарелкой вазочку с джемом:
- Да.
- О.
Гарри поднял взгляд. Северус смотрел на него так, будто узрел откровение свыше. Но в следующий момент это выражение исчезло, и взгляд Северуса, даже более пристальный и изучающий, чем раньше, зафиксировался на Гарри. Неловкая дрожь прошла по спине Гарри. Когда там Северус изучил легилименцию? Что если он увидел?..
- Значит, у тебя есть… э, парень? – спросил Северус.
- Э-э… - Гарри почесал голову, немного удивлённый полным одобрением. Он никогда ещё не сталкивался с такой реакцией на свои слова. – Эм. Нет. На данный момент у меня нет парня.
- Но он у тебя был? – Северус подался вперёд. Его рукав оказался в опасной близости от намазанного джемом тоста. – Раньше?
- Да, - медленно ответил Гарри, недоумевая столь явному интересу. Или Северус готовился произнести сакраментальное «Расскажи мне о сексе!»? (п/б. - и покажи))))))
- И что вы делали?
Гарри моргнул.
- Что?
- Что вы делали? – с нетерпением повторил Северус. – Что вообще делают двое парней?
Гарри припомнил, что на данный момент Северусу всего пятнадцать. Что, возможно, он вообще ничего не знает о сексе и близости – и у Гарри нет причин так жестоко критиковать себя? Кроме того, Северус был подростком тридцать лет назад. Признание любви между двумя волшебниками – или ведьмами – всё ещё было не распространено. Он узнал это из собственного опыта. Но во времена юности Северуса об этом было известно ещё меньше. Он мягко улыбнулся Северусу. – То же самое, что делают парень с девушкой.
- То же самое? – Северус широко раскрыл глаза и немного покраснел. – Ты имеешь в виду, держатся за руки и украдкой ц-целуются? И всё такое?
Гарри улыбнулся.
- Да, и всё такое. Ходят вместе в Хогсмид и сидят в «Трёх мётлах» за столиком в углу, шепчутся и смотрят друг другу в глаза. Касаются друг друга под столом. Прячутся от профессоров и всё-таки попадаются им, и получают взыскание за нарушение комендантского часа.
- И ты тоже?
- Ну, к тому времени, как я осознал, что предпочитаю свой пол, я уже покинул Хогвартс, так что я никогда не получал взыскание по этой причине. – Гарри ухмыльнулся. – Всё остальное? Да.
- О, - Северус моргнул, выглядя слегка ошеломлённым. Он уставился на Гарри. – Тебе… тебе это нравилось?
Гарри мягко рассмеялся.
- Ну конечно!
- Тогда почему у тебя нет парня сейчас?
- Сейчас у меня нет никого, с кем бы я хотел это делать, - мягко сказал Гарри. Это не было полностью правдой, и не всё было так просто, но он не хотел обсуждать сложности отношений между взрослыми с Северусом.
- И что тебе нравится? – Северус прикусил губу, разглядывая Гарри наполовину с любопытством, наполовину неуверенно.
- В парне? – Гарри сказал себе не нервничать. Северус не мог знать, он просто любопытствовал. – А почему ты спрашиваешь?
Северус пожал плечами немного слишком равнодушно.
- Я просто хочу знать. Я больше не знаю других волшебников, у которых был бы парень. Мне любопытно.
В его поведении было что-то ещё, но Гарри никак не мог понять, что именно. Он решил, что будет неплохо начать с самого основного, отделавшись общими фразами.
- Ну, я хочу того же, что каждый хочет от своего парня или девушки. Кого-то, кому я нравлюсь, а в моём случае – тот, кому нравится Гарри, а не знаменитый Гарри Поттер. – Он скривился. – Кто-то, с кем мне хочется проводить время. Кому нравится то же, что и мне. Кто-то, кто, по меньшей мере, не ссорится с моими друзьями. Кто-то, кто может смириться с моей работой. – Он оборвал себя и пожал плечами. – То же самое, что хочет каждый.
- А что насчёт его внешности? – глаза Северуса горели, когда он напряжённо глядел на Гарри.
- Э-э, - Гарри откинулся на стуле, нервно разглядывая подростка. Он же ещё не научился легилименции, правда?
- Разве это не важно? – подтолкнул его Северус.
Гарри шевельнул плечом, пытаясь отогнать фантазии о Северусе прочь. Это не то, о чём он хотел сейчас думать. Даже если Северус ещё не мог прочитать его мысли.
- Да, для некоторых это важно.
- Не для тебя? – подросток выглядел скептически.
- Ну. Э-э… - у него действительно не было выхода, кроме как ответить? Чёрт. По этой причине Гарри и ненавидел рассказывать о взаимоотношениях. – Для меня не главное, чтобы парень обязательно был красив и привлекателен внешне. В этом плане, достаточно, чтобы он просто хорошо выглядел. Но это нечто индивидуальное, - он поспешил продолжить. – Я имею в виду, кто-то, кого я считаю привлекательным, другим может таковым и не казаться, и наоборот. У меня есть сослуживец, Грант. У него есть партнёр, на которого я бы даже не взглянул дважды, если бы где-нибудь встретил, но Грант постоянно рассказывает, какой Джастин замечательный. Для него. Привлекательный. В этом всё дело, понимаешь, он привлекателен для Гранта, но не для меня, – закончил Гарри, кивнув.
Северус задумчиво смотрел на него.
- Ммм. – Он долго молчал, глядя на Гарри и играя с кружкой. Затем неожиданно озорно усмехнулся. – Итак, как он выглядел?
- Кто? Мой последний парень?
Северус пожал плечами.
- Ммхм. И он тоже. Но я имел в виду того парня, о котором ты думал этим утром.
Гарри потрясённо поперхнулся воздухом.
- Ч-что?
Усмешка Северуса стала более широкой.
- В душе. Ты ведь думал о каком-то парне, верно? Как он выглядит?
Гарри только раскрыл рот. Он не мог это контролировать. Он почувствовал, что его лицо пылает, и краска смущения постепенно заливает даже шею, и продолжил потрясённо смотреть на подростка. Северус слегка порозовел, но продолжал ухмыляться Гарри.
Губы Гарри дрогнули, но он не произнёс ни звука. Он не мог придумать, что на это сказать. А потом его фантазии нахлынули вновь: мокрый и голый Северус перед ним. За исключением того, что он был так же, как и настоящий Северус, слегка покрасневшим, его усмешка была скорее порочной, и Гарри возбудился. Задохнувшись и прикрыв глаза, он потряс головой, намереваясь взять себя в руки.
Пытаясь сопоставить Северуса, которого он знал, с усмехающимся чертёнком, сидящим на другой стороне стола и задающим смущающие вопросы.
И - о Мерлин! - не забывать, что Северус будет всё помнить, когда вернётся в свой настоящий возраст!
Гарри заставил себя улыбнуться мальчику.
- Стройный, темноволосый и привлекательный, любопытный ты кот! – Он поднялся, убедившись, что Северус не увидит его пах. – А теперь хватит сидеть, если мы не собираемся проболтать весь день. Я пойду, спрошу Рона насчёт Хогсмида и волшебных шахмат. Приберёшь здесь, ладно?
С этими словами Гарри сбежал в гостиную, твёрдо убеждая себя в том, что нет, он не умрёт от смущения, и что он просто вообразил себе расчетливый проблеск в глазах Северуса. А если и нет, то это не имеет значения, в любом случае.


Глава 8. День двадцать первый

Гарри возблагодарил подавшие сигнал охранные чары, потому что это позволило ему покинуть гостиную и общество Северуса.
По дороге к двери, Гарри задумался: всегда ли жизнь в одном доме с подростком похожа на то, что происходило у них. Неужели они всегда или угрюмые и хмурые, или совершенно счастливые и… что-то замышляющие?
Потому что он был уверен, что Северус что-то замышлял. То, как поступал подросток, было не нормально. Наверное. Но с прошлой субботы, когда Северус припёр Гарри к стенке своими вопросами, он явно вёл себя странно. И он наблюдал за Гарри. Постоянно наблюдал: открыто или скрытно, уголком глаза. И часто Гарри перехватывал всё тот же, что-то вычисляющий, взгляд.
И это заставляло его нервничать. Тревожиться. По большей части оттого, что у него не было даже идеи, что Северус мог планировать. Если бы это был кто-нибудь другой, Гарри мог бы сказать, что Северус интересуется им. Был один момент на кухне…
Но это не должно ничего означать. Северус был подростком, с бушующими внутри гормонами. Он просто невольно реагировал на интерес Гарри. Вдобавок, Гарри знал, что Северус интересуется женщинами. Мужчина был влюблён в мать Гарри большую часть жизни! Верно, Гарри тоже встречался с девушками, прежде чем понял, что его больше привлекают мужчины. Но как можно думать, что Снейп, который всегда был куда более скрытен, чем сам Гарри, не понял бы, что его привлекают мужчины к тому времени, когда Гарри пошёл в Хогвартс. Но на это никогда не было даже самого крошечного намёка! Значит, он не интересовался. Не мог интересоваться.
А Гарри сомневался, что при омоложении может поменяться сексуальная ориентация.
К сожалению, тело Гарри отказывалось признавать, что Северус не интересуется мужчинами. Это наполняло время, проводимое с мальчиком, неловкостью и смущением.
Так что хвала охранным чарам, подавшим предупредительный сигнал и позволившим Гарри отвлечься!
Удивительным было лишь то, что преследующие Северуса люди не предприняли следующий шаг раньше. Они, действительно, оказались отвратительными интриганами.
Гарри остановился перед дверью и глубоко вздохнул. Затем медленно выдохнул, успокаивая сердцебиение. Он отвёл плечи назад и кивнул себе, прежде чем позволить палочке скользнуть из кобуры в руку. Привычные движения, выработавшиеся ещё во время первых трёх годов службы аврором, позволили ему успокоиться и достаточно сосредоточиться, чтобы быть готовым к любому противнику.
Вскинув палочку в позицию полуготовности к атаке, Гарри открыл дверь. Дорожка от калитки была короткой, и, даже в сгущающихся сумерках, ему не составило труда разглядеть стоящего перед ней человека. Стоящего достаточно близко, чтобы сработали охранные чары, но недостаточно, чтобы действительно привести в действие защитный механизм.
Гарри оставил дверь приоткрытой, и слегка склонил голову перед посетителем. Он не стал спускаться с крыльца.
- Да?
Капюшон качнулся вперёд в таком же коротком полупоклоне.
- Добрый вечер, мистер Поттер. – Глубокий голос, слегка скрипучий. Без сомнения, мужской. Возможно, это даже тот же невыразимец, что и в прошлый раз. – Вы укрываете Северуса Снейпа. – Это был не вопрос.
Гарри скрестил руки на груди и жёстко улыбнулся. Значит, они решили раскрыться.
- Да.
Скрытая капюшоном голова кивнула.
- Пожалуйста, передайте его нам.
Гарри расхохотался. До чего наглый идиот!
- Нет, - он повернулся, чтобы зайти в дом, напряжённо подняв на изготовку палочку и готовясь ударить, как только невыразимец попытается что-либо сделать.
- Мистер Поттер! – резко окликнул волшебник, и Гарри напрягся, чувствуя, как вскипает внутри злость. Он не намеревался терпеть окрики от кого бы то ни было, тем более, в собственном доме. Медленно, так медленно, как только мог, он развернулся обратно и вопросительно вскинул брови.
Невыразимец, явно разозлённый, запыхтел.
- У вас нет законных прав на мистера Снейпа! - заявил он.
- Как и у вас, - Гарри вежливо улыбнулся.
Резкое, нетерпеливое движение.
- Мистер Снейп на данный момент является несовершеннолетним волшебником, не имеющим официального опекуна, что помещает его под опеку Министерства.
- Ошибаетесь, - Гарри оскалил зубы, что могло быть принято за улыбку. – Он - мой, согласно требованиям Долга жизни. Если собираетесь оспорить это, посоветуйтесь со знающими людьми в своём Отделе. Разве невыразимцы не те, кто знает о Долге жизни всё?
Невыразимец заскрежетал зубами. Гарри только и мог, что ещё раз подивиться тому, каким, похоже, все его считают дураком. Он не купился на идиотскую историю, придуманную целителем, и теперь они думают, что Гарри уступит, стоит только упомянуть министерский Отдел опеки и попечительства? Они действительно считают его болваном. И предельно наивным. Волшебник даже не попытался воспользоваться легальным поводом!
Это было весьма оскорбительным.
- Мистер Поттер, - снова подал голос невыразимец. Его голос стал ниже, и теперь звучал с мягкой убедительностью, как определил Гарри, и с тоном «мы все здесь благоразумные взрослые люди, разве не так?». – Мы не желаем причинять вред мистеру Снейпу, независимо от того, что он вам сказал. Он с неразумной подозрительностью отнёсся к тестам, которые мы предложили ему пройти. Он не дал нам возможность как следует всё объяснить, и решил, что мы хотим… ах, да, «подвергнуть его вивисекции для собственного удовольствия». Заверяю вас, мистер Поттер, что это совершенно, совершенно не так.
Мы не желаем никаким образом навредить или травмировать мистера Снейпа. Мы хотим лишь изучить его. Мы хотим понять его состояние, и ту магию, которая заставляет изменяться его возраст. Мы хотим помочь ему снять проклятие. Вы не можете не согласиться, что это был бы желанный результат.
Не впечатлённый словами невыразимца, Гарри пожал плечами. Конечно, всё это звучало весьма разумно, но Гарри доверял паранойе Снейпа. Как правило, мужчина отлично знал своих врагов.
- Простите, - неискренне ответил он, - но когда Снейп воззвал к Долгу жизни, то настоял, чтобы я держал его подальше от вас и не отдавал ни на какие там «опыты». Так что, мой ответ – нет: ни вам, ни целителям, ни даже самому Министру лично. Это всё, что я могу сказать по этому поводу. Пожалуйста, больше нас не беспокойте. Всего хорошего.
С этими словами он развернулся и вошёл в дом, игнорируя крики невыразимца. Тщательно убедившись, что закрыл дверь, он наложил на неё пару запирающих заклятий.
- Вот ублюдки! - прорычал он и сунул палочку в кобуру с ненужной силой. Повернувшись, он увидел Северуса, стоявшего в коридоре всего в нескольких шагах от двери. Он явно снова подслушивал.
Но, что удивительно, он не выглядел таким расстроенным, каким должен был быть, услышав спор между Гарри и невыразимцем. В действительности, он вообще не выглядел расстроенным. Он был бледен, стоял с широко раскрытыми глазами и учащённо дышал, но на лице у него была написана скорее радость, чем опасение. Как будто день рождения и Рождество выпали на один день, и, вдобавок ему вручили ещё и орден Мерлина первой степени.
- С тобой всё в порядке? – резко спросил Гарри. – Тупые невыразимцы. Как будто я купился бы на угрозы! Или сладкие речи. Они точно думают, что я полный придурок. Весьма оскорбительно с их стороны.
Северус моргнул и подарил ему робкую, дрожащую улыбку.
- Ты сказал, что я твой.
- Да, и им стоит убрать от тебя свои грязные лапы. Я им не позволю даже приблизиться к тебе! – Гарри метнул на дверь ещё один яростный взгляд, в надежде, что всё ещё стоящий у калитки невыразимец как-то почувствует его злость и уберётся прочь.
Не вышло. Охранные чары сработали вновь.
На какой-то момент Гарри задумался, не выйти ли наружу (п/б. - с ружьём, доставшимся ему от дяди Вернона))) и не проклясть ли мужчину (п/б. - не отстрелить ли ему яйца))) извините за самодеятельность, не утерпела))))), но затем ему в голову пришла куда лучшая идея. Он бросился в гостиную и извлёк шкатулку с камнем защиты. Понадобилось одно маленькое касание палочки, и первый, самый слабый уровень защиты, пришёл в действие. Снаружи дома донёсся визг. Гарри удовлетворённо усмехнулся и положил камень обратно в шкатулку.
- Вот, - он повернулся к Северусу с широкой улыбкой, - один уже точно не придёт сюда снова!
Ответная улыбка Северуса была такой яркой и радостной, что сердце Гарри зашлось от переполнявших его эмоций.


Глава 9. День двадцать пятый

Это было воскресение, и Гарри пригласил Рона и Гермиону на обед и предстоящий послеобеденный разговор. Он не видел Гермиону с того вечера, когда рассказал друзьям о случившемся с Северусом происшествии, после чего она занялась просмотром юридических бумаг перед заседанием Визенгамота. Рона он видел намного чаще, но каждый раз очень недолго, и Гарри скучал по друзьям.
Кроме того, ему требовалось пообщаться с кем-нибудь взрослым и родным. Ему требовалось как следует расслабиться и не волноваться из-за… неких обстоятельств. Таких, как, например, Северус: все эти вычисляющие взгляды исподтишка и радостные улыбки сделали Гарри дёрганым и нервным.
Он не хотел думать, что приглашение друзьям было способом защититься от Северуса. Но это было так. Если он проведёт ещё один тихий вечер наедине с подростком, то может совершить нечто… глупое. И неправильное. Очень неправильное. И не имеет значения, насколько тело Гарри наслаждалось фантазиями, полными картинками разгорячённого, сексуального, обнажённого Северуса.
Не имеет значения, насколько части его тела – преимущественно, конечно, южные части, а Гарри им не доверял – настаивали, что Северус одобрит его действия.
К удивлению Гарри, день оказался даже ещё приятнее, чем он надеялся. Но самое удивительное, что больше всего радости доставил ему Северус. И это не было вызвано просто отсутствием мальчика.
Гарри подумал, что Северус будет скучать в обществе одних взрослых, возможно, не захочет даже сидеть и обедать с ними, или станет молчать и обижаться. Вместо этого, они с Гермионой перед обедом бурно обсуждали какие-то непонятные законы и принципы зельеварения. Не было никаких презрительных, насмешливых или оскорбительных взглядов, даже несмотря на то, как знал Гарри, что у Северуса были по меньшей мере две вспышки воспоминаний. Но Северус не насмешничал, и Гарри расслабился, обсуждая с Роном их любимую команду и прошедшие в выходные квиддичные матчи.
После обеда Северус предложил Рону сыграть в волшебные шахматы. Рон удивился, но с радостью согласился поиграть с кем-то, кроме Гарри и Гермионы. Он стал ещё довольнее – хотя ругался он достаточно, чтобы малознакомый с ним человек подумал иначе – когда Северус его обыграл.
- Никогда не думал, что ты такой хороший шахматист! – воскликнул рыжий, когда Северус безжалостно изгонял его фигуры с доски.
Северус ответил самодовольной улыбкой:
- Я много практиковался. Здесь мало чем можно заняться, чтобы мне не пришлось использовать магию. – Он бросил на Гарри красноречивый взгляд, который заставил Рона нахмуриться, а Гермиону одобрительно кивнуть. – Так что я много играл с тех пор, как Гарри принёс доску. Те заклинания, которые ты ему дал, по-настоящему полезны.
Рон моргнул.
- Правда? Ты так считаешь? У меня никогда не получалось хорошей игры с этими заклинаниями. Каждый раз одно и то же, сам понимаешь, - он пожал плечами.
Улыбка Северуса стала ещё более самодовольной, и он бросил на Гарри и Гермиону ещё один взгляд, хотя ничего не сказал. Гарри восхищался его сдержанностью – и недоумевал: он не думал, что Северус упустит возможность высказаться насчёт гриффиндорской магии.
Рон начал расхаживать перед камином и присматриваться к небольшому столику у дивана.
- Слушай, Гарри, у тебя в доме, случаем, не найдётся печенья?
Гарри рассмеялся. Гермиона поджала губы.
- Честное слово, Рон. Ты обедал меньше часа назад. И съел две добавочные порции десерта! Ты не мог успеть опять проголодаться.
- Эй, мне тут пришлось тяжело потрудиться, - с усмешкой возразил Рон, указав на доску. – А тяжёлый труд всегда заставляет меня проголодаться.
Северус захихикал из-за коробки, куда убирал шахматные фигурки.
Гермиона фыркнула.
- Рон, тебе нужно есть меньше сладостей. Они вредны для здоровья и могут плохо отразиться на твоей магии, знаешь ли. Я что-то об этом читала на днях…
- Никаких лекций, Гермиона, прошу тебя! – Рон застонал, и шлёпнулся на другой конец дивана. Гарри только тихо рассмеялся, когда его друзья начали перебранку. Это было так привычно и обыденно, именно то, что ему было необходимо.
Хотя необычным был внезапно появившийся рядом Северус, держащий в руках тарелку с печеньем. Рон и Гермиона прекратили спорить и моргнули. Северус усмехнулся и поставил тарелку на столик, захватив пригоршню печенья для себя.
- Заслуженная награда за тяжёлое сражение, хотя дева и выглядит несколько разочарованной, - сказал он, подмигнул, и вышел из комнаты.
Рон на мгновение раскрыл рот, а потом стремительно ухватил тарелку.
- Да уж, друг, ребёнком Снейп был гораздо лучше, чем взрослым, - заметил он, радостно чавкая.
Гермиона громко вздохнула, но потом улыбнулась.
- Ну, к печенью чай будет в самый раз.
Гарри улыбнулся подруге.
- Верно, пойду заварю.
Гермиона вскинула палочку в направлении кухни.
- О, нет, Гарри, позволь мне! – бодро воскликнула она. – Молли научила меня новому заклинанию, и я хочу его опробовать.
Гарри глянул на Рона, который пожал плечами, и потом в комнату влетел чайный поднос, остановившись перед ним.
- Вот, - Гермиона улыбнулась, направляя поднос на стол. – Превосходный чай всего за секунду. Ой! Кажется, я забыла сливки. – Она покраснела и, прежде чем Гарри успел её остановить, скрылась на кухне и вернулась с молочником в руках.
После этого Гарри, Рон и Гермиона сидели перед потрескивающим камином в гостиной, попивая чай, чавкая печеньем (не будем уточнять, кто) и беседуя. Когда Рон ухватил последнее печенье, Гермиона упрекающее посмотрела на мужа и, повернувшись к Гарри, спросила:
- А как же Северус, Гарри? Тебе не кажется, что он был бы не против выпить с нами чаю? И, может, съесть больше, чем одну горсть печенья?
Гарри усмехнулся и пожал плечами.
- Если бы он хотел чаю, то вернулся бы. А если бы он хотел больше печенья, он не оставил бы тарелку рядом с Роном.
- Мммхрпф! – возразил Рон с набитым ртом.
Гермиона с укоризной глянула на мужа
- Но Гарри, тебе не кажется, что он хотел бы остаться? Я чувствую себя так, как будто мы выгнали его. Он знает, что мы не были бы против, если бы он остался?
- Да, друг, он мог бы и не исчезать, - вставил Рон. – Никогда не думал, что скажу это, но, похоже, он нормальный парень, знаешь ли.
- Уверен, он был бы рад это слышать, Рон, - заметил Гарри. – И не волнуйся, Гермиона. Вообще-то, он оставался с нами куда дольше, чем я думал. Потому что, (только не говорите ему), мне кажется, что он увлёкся моими романами, а это такая вещь, что если уж начал читать, то очень сложно оторваться, пока не узнаешь, что там будет дальше. Так что он, наверняка, радуется, что вы здесь и развлекаете меня. Теперь ему не придётся ждать до утра, чтобы дочитать книгу, не отвлекаясь на меня.
Губы Гермионы дрогнули, пока она колебалась между смехом и раздражением. Хотя она одобряла чтение, она не слишком хорошо относилась к литературным предпочтениям Гарри. Рон снова раскрыл рот.
- Снейп? – воскликнул он. – Читает твои криминальные романчики? Ух ты! Играет в шахматы, приносит мне печенье и читает бульварные романы. Знаешь, если он продолжит быть таким, я начну считать его человеком. – Он ухмыльнулся. - Мне эта версия нравится куда больше, чем предыдущая.. Как думаешь, мы сможем его оставить?
Хорошее настроение Гарри исчезло, и он вздохнул.
- Гарри? Что-то не так? – немедленно спросила Гермиона. – Что-то с Северусом? Он в опасности?
Гарри провёл рукой по волосам.
- Не в опасности, нет. Не больше, чем обычно. По меньшей мере, насколько я знаю.
- Но?
- Но дело в том, что ничего не меняется, Гермиона.
- Но это же хорошо, разве нет? – вставил Рон.
- Нет, не хорошо. – Гарри снова вздохнул. – Он совсем не изменился. Я имею в виду, не повзрослел.
- Тебе не кажется, что это здорово, друг? Эта версия Снейпа ведёт себя гораздо лучше, чем предыдущая.
- Да, Рон, но это не важно. – Взмахнул Гарри рукой. – Ему сейчас пятнадцать, как и почти четыре недели назад. Северус вычитал в своих рабочих журналах, (ну, ты знаешь, что Снейп писал о происходящем с ним), что «вспышки молодости» не длятся долго, самое большое неделю. Неделю! А сейчас прошло уже почти четыре!
Гермиона кивнула.
- Ты боишься, что он не повзрослеет обратно, да?
- Верно. Конечно, мне нравится проводить время с Северусом. Это не проблема. Но это не настоящий Северус Снейп, понимаете? Он не пятнадцатилетний подросток, он взрослый. Это… я не знаю, это не правильно, что он…как будто заперт там внутри.
- А в записях Снейпа такая ситуация не описывалась? Или указывалось на способ, которым можно было бы эти вспышки молодости нейтрализовать? – спросила Гермиона. – Я просмотрела те категории заклинаний, которые Снейп упоминал в своём письме, но у меня не хватило времени подробно их изучить из-за этой юридической литературы. Но если ты хочешь, я могу этим заняться, Гарри.
Гарри медленно кивнул. В груди у него появилось какое-то странное чувство, и Гарри назвал себя дураком. Он был согласен с Роном, больше, чем друг мог себе вообразить. Ему нравилась эта версия Снейпа. Но, конечно же, он не может оставить его.
- Да, возможно, ты найдёшь что-то, что ускользнуло от меня, - сказал он Гермионе. – Если сможешь уделить этому время.
- Я найду время, Гарри, - пообещала Гермиона. – Но ты уверен, что в записях Снейпа нет ничего, что могло бы нам помочь?
- Я так не думаю, - Гарри пожал плечами. – Северус прочёл все свои журналы и ничего не нашёл. По крайней мере, он никогда не говорил об этом, и я уже достаточно давно не видел его с журналами в руках. Либо он их просмотрел и ничего не нашёл, либо он разочаровался, потому что оказалось, что нет способа ускорить его возвращение в соответствующий возраст.
- Ты просматривал эти журналы? – Гермиона вытащила маленький блокнот и перо из кармана мантии и начала делать быстрые пометки. Рон наблюдал за ней с любящей улыбкой.
Гарри отвёл взгляд.
- Вообще-то нет, - ответил он. – И я не вижу, чем бы это могло помочь. Я не понял и половины из того, о чём вы говорили с Северусом, Гермиона. Так как я могу понять, что написано в этих журналах?
- Ну, может, там написано что-то, что требует дополнительных знаний, которых у Северуса в его возрасте просто нет, - предположила Гермиона.
Рон фыркнул.
- Гермиона, если тут требуются дополнительные знания, которых Снейп не знает, значит, они очень уж заумные и непонятные, и Гарри просто не может их знать. Без обид, приятель.
- Я просто сказал, что я уж точно не смогу обнаружить или понять что-либо в рабочих журналах Снейпа, раз этого не смог Северус.
- Ладно, на вторую половину дня в среду у меня ничего не назначено. Я найду время изучить этот вопрос, - Гермиона что-то черкнула в своём блокнотике. – Это время тебе подходит, Гарри? – она подняла взгляд. – О! Привет, Северус! Хочешь чаю? Я знаю, ты в своём письме говорил, что тебе не нужна помощь, чтобы снять проклятие, но я надеюсь, что ты позволишь мне заняться этим вопросом.
Повернувшись на приветствие Гермионы, Гарри увидел замершего в дверях Северуса. Он был бледен как привидение. Его глаза были широко раскрыты и полны боли. Гарри немедленно вскочил, начиная волноваться:
- Что случилось?
Северус сделал глубокий, дрожащий вдох. Его руки сжались в кулаки.
- Ты пытаешься избавиться от меня? – спросил он. Скорее всего, он пытался прорычать это, но вопрос прозвучал скорее потрясённо.
Гарри остановился и моргнул, а затем проклял способность Северуса подслушивать разговоры. Очевидно, он услышал больше, чем пару последних фраз, и сделал неправильные выводы. Гарри вздрогнул от боли в глазах мальчика.
- Конечно, нет! – жарко воскликнул он. Подойдя ближе, он крепко схватил Северуса за плечи. – Конечно, я не собираюсь избавиться от тебя! Я просто за тебя переживаю.
- Но ты хочешь, чтобы я снова вернулся в свой настоящий возраст, - обвиняюще воскликнул подросток. Гарри мог чувствовать, как он дрожит под его руками. – Ты больше не хочешь заботиться обо мне?
Гарри боролся с желанием обнять Северуса. Он ещё сильнее сжал лежащие на плечах мальчика руки, не обращая внимания на ощетинившегося Северуса.
- Да, я хочу, чтобы ты вернулся в свой настоящий возраст, - мягко сказал он, - но не потому, что я хочу от тебя избавиться. Никогда, Северус. Но я беспокоюсь, ведь всё, что с тобой происходит - не нормально! Тебе не пятнадцать, тебе сорок восемь. Ты не должен быть навсегда заперт в этом возрасте, он… он не твой! Из-за него ты не можешь позволить себе варить зелья или колдовать. Я не хочу, чтобы ты оказался в ловушке. Ты был связан и… и скован большую часть своей жизни, тем или иным способом. Ты не заслуживаешь, чтобы это случилось снова, и неважно, от кого ты будешь зависеть.
Северус пристально глядел на него. На какое-то мгновение Гарри показалось, что перед ним стоит Снейп, когда глаза Северуса превратились в чёрные, бездонные тоннели. Но потом это ощущение пропало, и Гарри снова смотрел в тёмные, расширенные от затаённой боли глаза. Подросток дышал быстрыми, мелкими глотками.
- Но что, если… если я никогда не повзрослею? - прошептал он испуганный.
Гарри показалось, что его как будто ударили. Его руки сжались с такой силой, что костяшки пальцев побелели, а Северусу наверняка стало больно.
- Я оставлю тебя, - он легко встряхнул подростка. – Мерлин, Северус! Что, по-твоему, я сделаю? Выгоню тебя прочь?
Северус закусил губу и часто заморгал, когда его глаза подозрительно заблестели. Он вцепился в руки Гарри, всё ещё держащие его за плечи.
- Обещаешь? – невероятно тихо спросил он.
- Идиот, - Гарри с трудом сглотнул. – Я обещаю!
Расслабившись, Северус отпустил руки Гарри. Немедленно почувствовав неловкость, Гарри шагнул назад и прочистил горло.
- Ладно. Так… Эм… Чаю? – промямлил он. Потом заставил себя сияющее улыбнуться. – У нас ещё осталось немного чая, хотя Рон съел всё печенье.
Рон снова издал протестующее восклицание, но Гарри не обратил на него внимание. Северус слабо улыбнулся Гарри, а потом опустил голову, пряча лицо – и глаза – за волосами. Гарри на секунду заколебался. Потом, чувствуя себя в безопасности в присутствии Рона и Гермионы, он обнял одной рукой Северуса за плечи.
- Тогда давай нальём тебе чаю, - мягко произнёс он и подвёл подростка к камину, где наколдовал второе кресло и усадил туда Северуса. Рон, возможно чувствуя себя немного виноватым, налил Северусу чаю, а Гарри добавил сахар взмахом своей палочки. Он подал подростку чашку.
- Вот, держи. Надеюсь, он всё ещё горячий.
- А если нет, Гарри - волшебник, и сможет наложить согревающие чары, - добавил Рон с усмешкой, подмигнув.
Гарри был благодарен Рону, за тот, что тот в одну минуту сумел шуткой снять возникшую неловкость. Гарри сосредоточился на том, чтобы успокоиться, вести себя как обычно и перешучиваться с Роном – и твёрдо игнорировать странный, изучающий взгляд Гермионы.
Но, конечно, ему не удалось обмануть свою подругу. Когда они с Роном попрощались, пожелав спокойной ночи, она крепко обняла Гарри.
- Я постараюсь разобраться в проблеме так быстро, как только смогу, когда найду свободный момент, - мягко сказала она, затем поцеловала друга в щёку и последовала за Роном в камин.
Гарри вздохнул и потёр свой шрам. У него возникло чувство, что Гермиона заметила гораздо больше, чем он хотел ей показать.


Глава 10. День тридцатый

- Гарри! – захлопнув книгу, Северус соскочил с дивана, как только мужчина появился в дверях. Подросток быстро подошёл к Гарри, взволнованно глядя на него. – С тобой всё в порядке? Ты так рано вернулся. Что-то случилось?
Гарри вымученно улыбнулся и рухнул в своё кресло. Он вздохнул и на мгновение закрыл глаза. Болело всё, от напряжения и недостатка сна, зато, благодаря последней погоне через темницы – или это была подземная усыпальница? – старого монастыря, они,наконец, настигли тёмного волшебника, которого пытались поймать всю неделю. Старый ублюдок сумел достать Гарри по меньшей мере двумя проклятиями сквозь щиты, и, хотя целитель сумел устранить основной вред, Гарри всё ещё чувствовал боль.
Временами он ненавидел свою работу. И сейчас явно был один из таких моментов. Несколько месяцев авроры шли по следу тёмного волшебника, нападающего на старые магические особняки и поместья, вселяя страх в их обитателей. Случай оказался непростым: несмотря на запугивание жертв, мерзавец ни разу не навредил волшебнику или ведьме. Его целью всегда служили сами здания.
Разумеется, для большинства старых чистокровных семейств фамильное гнездо всегда служило источником их силы и выживания.
Но, как будто, выдающегося случая было не достаточно: это дело осложнялось тем, что мерзавец предпочитал древние египетские проклятия. Лишь несколько волшебников и ведьм в современной Британии знали, как защитить себя от них. Гарри поговорил с Биллом, но разрушитель проклятий не был специалистом в защите, и Гарри оказался практически столь же беспомощен, как и его сослуживцы.
На прошлой неделе им, наконец-то, удалось определить личность негодяя. Каждый день на этой неделе группа Гарри трудилась сверхурочно, следуя указаниям и намёкам, собирая железные доказательства и разыскивая базу преступника. Предыдущей ночью, они обнаружили старый, полуразрушенный монастырь, и глава аврората приказал всей команде быть готовой до восхода солнца.
Они начали операцию около девяти часов утра, после нескольких часов ползанья по покрытым росой полям вокруг цели. Потом они почти три часа играли с мерцавцем в кошки-мышки, а после этого полдня заполняли бумаги, вернувшись в Министерство. Глава аврората отослал всех членов группы Гарри по домам, как только они составили предварительные отчёты. Этот приказ всеми был воспринят с искренней радостью, и даже самый амбициозный карьерист не стал возражать.
Гарри твёрдо решил проспать все выходные. Желательно, с помощью зелья Сна-без-сновидений. Этот мерзавец явно обеспечил ему кошмары. Он называл себя Анк-амон и, как практически все мерзавцы, практикующие тёмные искусства, он оказался безумцем. Гарри желал бы никогда больше не иметь дела с таким случаем. Или, по меньшей мере, не скоро.
- Гарри? – взволнованный голос Северуса проник в уже охваченное дремотой сознание. Он мог чувствовать стоящего рядом с креслом подростка, склонившегося ним. Единственное хорошее в данной ситуации то, сонно подумал Гарри, что ситуация позволила ему держаться подальше от Северуса и искушения, и сделала его слишком измотанным, чтобы даже думать об этом.
- Гарри, тебя ранили? Прошлым вечером ты говорил, что сегодня твоя команда проведёт захват преступника. Что произошло?
Застонав, Гарри заставил себя открыть глаза. Северус в самом деле нависал над ним, побледневший и встревоженный. Гарри выдавил усталую улыбку.
- Не волнуйся. Я в порядке. Просто устал.
- Тебя ранили?
Гарри шевельнул правой рукой.
- Поранили. Целитель вылечил. Больше ничего, это просто усталость.
Его глаза закрылись вновь, и он почувствовал, как погружается в сон. Вскоре, он услышал шаги и шелест одежды, а потом на него сверху опустилось одеяло. Что-то стащило с него ботинки, устроив поудобнее. Гарри удовлетворённо вздохнул и погрузился в сон.

* * *


Он проснулся через три часа всё ещё довольно обессиленный, но отдохнувший и голодный. Северус сидел на диване, подогнув под себя ноги и уткнувшись носом в книгу. Это был один из его дрянных романчиков, понял Гарри с лёгкой усмешкой. Северус уже был близок к концу романа, настолько захваченный сюжетом, что даже не дёрнулся, когда Гарри поёрзал в кресле, поуютнее устраиваясь в коконе одеяла и зевая.
Всё ещё сонный, Гарри с удовольствием разглядывал подростка. Голова Северуса была опущена, но Гарри мог видеть, как у мальчика дрожат ресницы, а глаза скользят по строчкам. Гарри тихо рассмеялся, но Северус даже не обратил на это внимание. Настроение Гарри ещё улучшилось. Он будет поддразнивать мальчишку несколько дней!
С этой мыслью, хорошее настроение исчезло, и Гарри пришёл в себя. Уже прошло четыре недели, а Северус всё ещё оставался пятнадцатилетним. Никаких изменений. В этом нет ничего хорошего. У Гарри не должно быть возможности дразнить мальчика несколько дней.
Хотя, в действительности, он не был ребёнком. Гарри заскользил взглядом по сидящей напротив фигуре. Нет, Северус не был ребёнком. Он мог быть худым, его фигура всё ещё выглядела юношеской, с опущенными плечами, но он был практически так же высок, как Гарри. И даже будучи взрослым, Снейп оставался тощим. Или, возможно, худощавым, за неимением лучшего слова, рассеянно подумал Гарри, скользя взглядом по согнутым ногам Северуса.
Стройные, длинные ноги, с лёгким удивлением отметил Гарри. Почему он не замечал этого раньше? Когда Северус носил маггловские брюки вместо мантий волшебников, это было хорошо видно. И намного лучше было разглядывать ноги Северуса, чем пялиться на его задницу или член.
Ни одного из упомянутых мест в настоящий момент Гарри не видел. Не то, чтобы он пытался их разглядеть, вы не думайте!
Но, конечно, простая мысль тотчас вернула картины Северуса, склоняющегося над ним, его брюки натянулись на стоящем члене. Член Гарри дёрнулся и начал подниматься.
Гарри снова поёрзал, полупристыженный тем, что у него возникла эрекция, когда Северус находится всего в нескольких шагах! Но он же не видит, заверил сам себя Гарри, ведь его возбуждение скрыто одеялом. Хотя это и не извиняет его реакции, поспешно уверил он себя. Затем он перестал раздумывать над этой этической проблемой и начал просто наслаждаться видом тонких рук Северуса, держащих книгу, и представляя себе, что эти руки касаются его члена.
Он так глубоко ушёл в свои фантазии, что пропустил момент, когда тонкие руки перестали переворачивать страницы. Гарри моргнул и поднял взгляд – и тут же пожалел об этом, так как встретился взглядом с глазами Северуса. Тёмные и горящие, полные желания, отражающие собственное желание Гарри. Гарри сглотнул и попробовал опустить взгляд. Это привело только к тому, что Гарри увидел пылающие щёки Северуса, его приоткрытые, блестящие губы – как будто он только что облизывал их – заметил его участившееся дыхание. Согнутые в позе лотоса ноги. Безошибочно узнаваемая выпуклость на джинсах Северуса.
Гарри снова сглотнул, машинально раздвигая ноги, чтобы дать место собственной эрекции. Брюки натянулись на молнии. Под прикрытием одеяла Гарри опустил руку вниз и накрыл ей свой член. Отозвавшийся удовольствием толчок привёл его в себя, позволив осознать, что он делает, рядом с сидящим и смотрящим на него Северусом, и Гарри покраснел.
- Эмм… - начал Гарри, нуждаясь в каких-то словах, чтобы разрушить молчание и напряжение и отвлечь их обоих от происходящего. – Сколько сейчас времени? Я голоден.
Северус с шипением выдохнул воздух, и глаза Гарри метнулись обратно к его лицу. Они поражённо распахнулись, когда Гарри увидел улыбку на лице Северуса.
- Ч-что?..
Медленно, так медленно, Северус поднялся и позволил книге упасть. Гарри видел, как она упала на диван, а потом его глаза снова вернулись к лицу Северуса. Подросток усмехнулся и не торопясь подошёл ближе.
- Я тоже голоден, - произнёс он. Его голос стал потрясающе глубоким и слегка вибрирующим.
Гарри задрожал, чувствуя себя пришпиленным к месту тёмными глазами и улыбкой Северуса. Беспомощный, с пульсирующим членом, он смотрел, как Северус подкрадывается всё ближе.
- С-Северус?..
- Очень голоден, - повторил Северус, чей голос стал ещё глубже и мягче. Его взгляд остановился на рту Гарри, и он облизал губы. – Определённо страдаю от голода.
Прежде чем Гарри успел среагировать, Северус стремительно придвинулся ещё ближе, а затем сел Гарри на колени. Гарри пискнул и дёрнулся, потрясённый и, глубоко внутри, возбуждённый пылом подростка. Его рука машинально сжала член, и бёдра непроизвольно дёрнулись вверх.
Он не мог продолжать двигаться, когда Северус был так близко. Глаза мальчика горели, когда он наклонился к лицу Гарри.
- Очень голоден, - прошептал он. Его руки скользнули по подлокотникам кресла, и он начал наклоняться, но медленно, нерешительно. Неуверенно, несмотря на показную решительность. Гарри вцепился пальцами в бедро, чтобы помешать себе вытащить руку из-под одеяла, поднять и притянуть Северуса для поцелуя.
- Северус, я… - его голос прервался, и Гарри не сумел заставить себя заговорить вновь. Он чувствовал головокружение, вся кровь от мозга устремилась южнее.
- Ты хочешь меня, - мягко произнёс Северус. Это был не вопрос, но в то же время это утверждение прозвучало не так убеждённо, как, судя по всему, должно было. Глаза Северуса пристально смотрели в глаза Гарри, изучали его лицо, его реакцию. Гарри сильнее сжал пальцы на бедре, чувствуя сквозь одежду, как в кожу впиваются ногти.
Неожиданно на лице Северуса расцвела широкая улыбка. Похоже, он нашёл что искал; то, что Гарри не мог больше скрывать, только не сейчас, когда Северус так близко, и Гарри вновь, едва заметно, толкнулся в свою руку.
- Ты хочешь меня, - повторил подросток, наслаждаясь звучанием произносимых слов.
- Я… Северус… - снова попытался заговорить Гарри.
Северус мягко рассмеялся, приободрившись, и коснулся губ Гарри кончиками пальцев, убеждая того замолчать. Гарри немедленно захотелось втянуть эти пальцы в рот и начать облизывать их.
- Шшш, - выдохнул Северус. – Ты меня хочешь. Знаю, что хочешь. Ты не можешь этого отрицать. – А потом он качнулся вперёд, вжимаясь своим пахом в руку Гарри на его члене. Неожиданное дополнительное давление на член заставило Гарри застонать.
- Боже, Северус, не делай так! – взмолился он задыхающимся голосом, не в силах отодвинуться и снять Северуса с колен.
- Почему нет? – возразил Сверус. - Почему нет? – он снова толкнулся вниз и вперед, и рука Гарри без его воли скользнула прочь, позволяя возбуждённому члену соприкоснуться с пахом Северуса. У подростка перехватило дыхание, но он продолжил говорить. Гарри недоумевал, как ему это удаётся. – Почему я не должен этого делать? Ты хочешь меня, я хочу тебя.
Гарри застонал снова. Одна рука выскользнула из-под одеяла и вцепилась в бедро Северуса.
- Ты… ты не можешь меня хотеть, - задыхаясь, выдавил Гарри и потряс головой, чтобы немного придти в себя. Но единственное, чего он добился, это головокружения. – Ты… я знаю, тебя… тебя не привлекают мужчины.
Северус сдавленно рассмеялся и схватил руку Гарри, положив её на выпуклость спереди своих джинсов. Сквозь одежду Гарри чувствовал, как ему в ладонь легла эрекция Северуса. Он безотчётно обхватил её пальцами. Северус прикусил губу.
- Разве это не похоже на заинтересованность?
Гарри закрыл глаза, одна его рука сжимала член Северуса, а другая вновь легла на собственный член. Он знал, что у него были серьёзные причины не делать этого, но так невероятно трудно было… нет, нет, он не мог сейчас вспомнить их.
- Это… это потому что ты… подросток, - выдохнул Гарри, когда Северус толкнулся в его руку. – Ты… постоянно озабочен.
И снова Северус полузадушено рассмеялся.
- И тем не менее, я не набрасывался ни на одного из твоих друзей, - прошептал он. – Только ты, Гарри. Только ты… Я… о, да, пожалуйста! – он сжал свою руку поверх руки Гарри, продолжая толкаться в его ладонь.
Гарри проглотил стон. Он должен собраться, встать и отойти от Северуса и прекратить это. Пока ещё может. Северус начал двигаться более настойчиво, постанывая с каждым толчком вперёд. Он подался ещё ближе, уперевшись своим лбом в лоб Гарри. Его тёмные, горящие глаза оказались так близко, что заслонили Гарри обзор.
- Северус… - простонал тот и закрыл глаза.
- Пожалуйста, Гарри.
Хватаясь за последнюю соломинку, Гарри пробормотал:
- А как… а как же моя мама?
Дыхание Северуса сбилось:
- Кто?
- Моя мама, - Гарри прикусил губу и открыл глаза. Воспоминания об увиденном в думосборе Снейпа немного его отрезвили. Это воспоминание ещё больше усилило решение прекратить происходящее, пока не стало слишком поздно. Он не мог это сделать. Не должен позволить этому произойти. Северус любил его мать. – Лили Эванс.
Северус затих, пристально глядя Гарри в глаза и переводя дыхание.
- Что?
Гарри заставил себя убрать руку с ноющего члена, чтобы немного отодвинуть Северуса. Пытаясь успокоить собственное бешено бьющееся сердце, он заглянул подростку в глаза.
- А как же Лили? – снова спросил он. – Я знаю, что… что ты её любишь.
Северус неожиданно стал очень серьёзным. Он на секунду прикрыл глаза, явно пытаясь выровнять дыхание. Потом он снова взглянул на Гарри.
- Я… Да, я её люблю, - очень мягко признал он. Неожиданно Гарри ощутил резкую, колющую боль в груди, но проигнорировал её.
- Конечно, люблю, - продолжил Северус всё так же мягко, но со странной силой. – Она мой друг. Мой лучший друг. Она… Да. Но! Я никогда не хотел сделать с ней вот это! – неожиданно он подался вперёд и прижался губами к губам Гарри.
Поцелуй получился неуклюжим, под неудобным углом, и Северус слишком сильно вжимался губами в рот Гарри. Он усиливал нажим, пока Гарри не почувствовал, как их зубы стукнулись друг о друга. Северус явно раньше ни разу ни с кем не целовался, и этой мысли было достаточно, чтобы заставить Гарри забыть всё остальное. Одна его рука снова легла на бедро подростка, а другой он наклонил затылок Северуса так, чтобы было легче целоваться, а потом Гарри перешёл в наступление.
Он прикусил губу Северуса и, когда мальчик подался назад, Гарри превратил поцелуй в мягкое неспешное скольжение губ о губы. Северус напряжённо дрожал, но расслабился с тихим звуком, позволяя Гарри вести. Гарри застонал и приоткрыл губы, позволяя языку дразнить уголки Северусова рта.
Рот Северуса приоткрылся от удивления, и язык Гарри проник внутрь. Всего лишь чуть-чуть, только поддразнивая, прежде чем выскользнуть обратно. Как и ожидалось, Северус повторил его движение, и, прежде чем они сумели осознать всё происходящее, они уже целовались, глубоко, безумно, сталкиваясь и скользя языками, сражаясь за главенство. Гарри подтолкнул Северуса ближе, скользнув рукой с его бедра и сжав ягодицу. Северус задохнулся и застонал в рот Гарри.
Внезапно зажатое между их телами одеяло соскользнуло прочь. Гарри озадаченно отстранился, а Северус столкнул одеяло на пол. Его обычно гладкие волосы были слегка взъерошены, и Гарри запустил в них пальцы, мимоходом удивившись. У Северуса такие приятные волосы…
Воспоминание о Снейпе, каким его впервые увидел Гарри, развеяло дымку возбуждения, в которую снова начал погружаться молодой человек. Гарри захныкал и, когда Северус попытался придвинуться снова, остановил его.
- Нет! Нет, Северус, не делай этого! Я не могу, - умоляюще прошептал он.
- Что? – Северус задыхался почти также, как Гарри. – Не можешь чего?
- Этого! – взмахнул одной рукой Гарри. – Желать тебя! Целовать тебя! Желать сделать с тобой гораздо больше, чем просто целовать.
Северус одарил его хищной улыбкой:
- Хорошо.
Гарри затряс головой.
- Нет, не хорошо, ничего хорошего!
- Почему нет? В чём дело на этот раз?
Гарри с мольбой вгляделся в глаза подростка.
- Я не должен, Северус. Я взрослый, а тебе всего пятнадцать.
- Неправильно, - Северус усмехнулся. Усмешка выглядела странно, но удивительно шла к его горящим глазам и порозовевшим щекам.
- Что?
- Мне только временно пятнадцать. Ты сам сказал, что, в действительности, мне сорок восемь. – Он вскинул голову и поднял бровь. – Я же не возражаю, что ты намного моложе меня.
Гарри слабо усмехнулся и покачал головой.
- Но прямо сейчас тебе пятнадцать, Северус. Ты находишься под моей опекой, и предполагается, что я должен заботиться о тебе. А, однажды, ты вернёшься в свой собственный возраст и никогда не простишь мне этого.
На губах Северуса появилась странная лёгкая улыбка:
- Откуда ты можешь это знать, Поттер?
Гарри моргнул.
- Я использую тебя. Я тебе не нравлюсь. И… и в своём письме ты сказал, чтобы я заботился о твоём благополучии и…
- Хмм, да, - практически промурлыкал Северус, готовый в любой момент придвинуться ближе. – Таким образом, ты заботишься о моём эмоциональном благополучии. И моём физическом благополучии. Возможно, даже о моём магическом благополучии.
Затем его рот снова накрыл рот Гарри, а пах скользнул по эрекции молодого человека, и все благоразумные мысли вылетели у того из головы.
Гарри застонал, вжимаясь в тело Северуса, и уже без всякой сдержанности вернул поцелуй. Его бёдра сжали бёдра Северуса, а язык в это время проник тому в рот. Северус вздрогнул и застонал. Он качнулся, заставив их возбуждённые члены потереться друг о друга, а потом внезапно проник руками под рубашку Гарри, начав поглаживать обнажённую кожу. Пальцы, нерешительно гладящие мускулы на животе Гарри, подрагивали. Руки Гарри на мгновение прижали подростка ещё ближе, прежде чем отодвинуть его обратно.
Взгляд у Северуса стал остекленевшим, затуманенным и смущённым. Гарри не дал ему времени придти в себя, стащив и отбросив прочь его свитер. Затем Гарри отправил туда же футболку Северуса, а его глаза уже жадно блуждали по голой груди мальчика. Она была худой и безволосой, и рёбра до сих пор выпирали, но всё внимание Гарри было сосредоточено на розовых сосках, которые затвердели под его взглядом.
Северус дёрнулся и вскрикнул, когда губы Гарри сжались на одном из его напряжённых сосков. Гарри мягко втянул крошечный комочек, а потом легко сжал его зубами и потянул, прикусил. Выгнувшись, Северус вцепился в его плечи. Потрясённый, полузадушенный всхлип заставил Гарри потерять всякий контроль над собой. Он набросился на второй сосок, пока его рука украдкой скользнула в джинсы Северуса.
- Гарри, о Гарри! – простонал Северус, когда мужчина коснулся его. Гарри замурлыкал и обхватил пальцами член подростка. Он уже был покрыт смазкой, а дрожь пальцев на плечах молодого человека и стон сказали Гарри, что Северус был готов кончить. Внезапно Гарри, как огнём, опалило желание увидеть лицо Северуса в экстазе.
Он усилил давление и начал двигать рукой так, как только мог, ограниченный узкими джинсами Северуса, потирая большим пальцем головку. Северус задохнулся и вскинул бёдра, его тело напряглось. Гарри откинулся назад и впился взглядом в лицо подростка, начав сжимать его член чуть сильнее, а двигать рукой быстрее.
Глаза Северуса невидяще распахнулись, его дыхание прерывалось. Затем его веки опустились, и он содрогнулся, кончив с протяжным стоном в руку Гарри.
Прикусив щёку изнутри, Гарри постарался сдержать себя в руках. Его яички так напряглись, что было невероятно сложно не кончить прямо сейчас.
Северус выдохнул и обмяк, прижавшись к груди Гарри. Мужчина вытащил свою руку из джинсов юноши и позволил ей упасть на подлокотник, обхватив другой рукой Северуса за талию. Он запечатлел на виске подростка мягкий поцелуй.
Северусу не потребовалось много времени, чтобы придти в себя. Вскоре он выпрямился и посмотрел на Гарри с широкой, счастливой улыбкой.
- Ух ты, это было потрясающе! - сказал он. Его взгляд осмотрел весьма заметную выпуклость на брюках Гарри, и улыбка Северуса стала порочной. Он кинул на Гарри короткий взгляд из-под опущенных ресниц. – Хмм, теперь твоя очередь.
Гарри хотел покачать головой и снисходительно улыбнуться подростку. Он собирался сказать Северусу, что в этом нет необходимости. Но он этого не сделал в то время как Северус стаскивал с него очки. Он так ничего и не сказал, когда Северус начал снимать с него одежду. А потом рот Северуса снова накрыл его губы, и он не мог говорить.
Пальцы потянули язычок молнии, и Гарри застонал в целующие его губы. Северус отстранился с мягкой, самодовольной усмешкой. Он выглядел таким счастливым. Гарри взял лицо мальчика в ладони и просто любовался им несколько мгновений. Северус поднял одну бровь. Гарри улыбнулся и покачал головой, но Северус уже успел расстегнуть его брюки. Член Гарри вырвался на свободу и лёг в руку Северуса. От накатившего удовольствия от прикосновений Гарри закатил глаза, и всё, что он собирался сказать, вылетело у него из головы.
Первые прикосновения Северуса были немного неуверенными. Его пальцы скользили слишком свободно. Движения были чересчур медленными. У Гарри промелькнула мысль, что он умрёт от этой пытки. Постепенно толчки становились всё сильнее и сильнее, но этого было мало, слишком мало, чтобы кончить.
А потом Северус отстранился и подался назад. Гарри непонимающе моргнул: его затуманенный вожделением мозг слишком поздно понял значение возникшей на губах Северуса развратной улыбки и его намерения, когда подросток опустил голову. Ощущения губ Северуса, сомкнувшихся на головке возбуждённого члена, повергли Гарри в шок.
Гарри то ли застонал, то ли захныкал: он не мог расслышать из-за пульсации крови в ушах. Пальцы на ногах поджались. Он вцепился в подлокотники кресла, стиснув зубы, отчаянно подаваясь вперёд, теряясь в наслаждении и сходя с ума от неспособности просто кончить.
Северус подался ниже, впуская Гарри глубже в свой рот. Потом он поднял голову, начав посасывать и облизывать головку, следя за реакцией Гарри. Мужчину трясло от удовольствия и напряжения. Не удержавшись, он пытался толкаться всё глубже и глубже. Язык Северуса скользил и кружил по его члену, чуть ощутимо касались его зубы.
Задыхаясь, Гарри потянул подростка за волосы:
- С-Северус… я… я…
Северус сжал губы и начал так сильно сосать, что его щёки втянулись. Голова Гарри запрокинулась, бёдра подались вверх, и с протяжным криком он кончил Северусу в рот.
Он смутно осознавал, что Северус дёрнулся как от испуга, а потом отпрянул. Волосы Северуса выскользнули из обессиливших пальцев Гарри, заставив его пожалеть о потере ощущения мягких прядей между пальцев. Всё ещё дрожащий и задыхающийся, он заставил себя открыть глаза. И застонал, увидев потёки на лице Северуса.
Северус кашлял и тряс головой, наморщив нос. Потом провёл ладонью по щеке.
- Испачкался, - заметил он, разглядывая испачканные пальцы.
Слабо рассмеявшись, Гарри попытался выпрямиться в кресле.
- Прости, - ответил он. – Я… погоди с-секунду.
Сосредоточиться в этом состоянии было нелегко: он всё ещё дрожал от накатившего удовольствия. Но он так часто призывал свою волшебную палочку, что мог сделать это даже в полусне. Учитывая отсутствие всяких связанных мыслей, его нынешнее состояние было похоже на дремоту. Палочка послушно показалась из-под кучи Гариной одежды и влетела в подставленную руку. Гарри наложил очищающее заклинание на Северуса, а потом и на себя.
- Я… э-э, прости меня, - произнёс он, внезапно чувствуя нахлынувшее смущение.
- Простить? – Северус нахмурился. – За что?
- Э-э… За то что испачкал тебя, - Гарри почувствовал, как его лицо горит. – К-кончил так. Пря… прямо на тебя.
Пожав плечами, Северус усмехнулся.
- Это был ценный опыт. И, на самом деле, это не так уж плохо на вкус. Правда, глотать тяжело.
Что? – Гарри от изумления приоткрыл рот.
Северус вскинул голову. Его совершенно не волновала собственная нагота, когда он присел на скамеечку для ног.
- Что «что»?
- Ты… я… Но ты…
Северус закатил глаза и подался вперёд, положив ладони на колени Гарри.
- Гарри, - серьёзно сказал он, - всё в порядке. Я не сделал ничего, чего бы не хотел.
Какое-то время Гарри пристально смотрел на подростка, собираясь оспорить его слова. Он не мог знать о таком, не мог такого хотеть. Но Гарри проглотил заготовленные слова, вспомнив самого себя в пятнадцать: он не мог сказать точно, чего хотел в то время.
- Л-ладно. Э-э…
Северус рассмеялся и поцеловал его - всего лишь лёгкое прикосновение губ. Член Гарри был слишком расслаблен, чтобы заинтересованно дёрнуться, но дрожь вновь проснувшегося возбуждения пробежала по его спине.
- Хмм, - мягко произнёс Северус, всё ещё касаясь его губ своими. – В кровать?
Гарри моргнул, а потом рассмеялся.
- Да, но только чтобы поспать.
- Никакого «спать»! - Северус выпрямился, встав. В результате его пах – и полу-возбуждённый член – оказался на уровне глаз Гарри.
- Ах, подростки. – Гарри вздохнул и поднялся. В коленях всё ещё ощущалась слабость. Он ухватился за спинку кресла и огляделся вокруг, высматривая свои очки.
- Вот. – Северус наклонился – чёрт, в голом виде эта задница выглядит намного лучше! – и поднял очки. – Хотя я не понимаю, зачем они вообще тебе нужны. Ты снимешь их снова самое большее через пять минут.
Гарри водрузил очки на нос, и оглядел подростка, вскинув брови.
- Ты уверен в себе, не так ли? Или ты просто озабоченный.
Северус сделал шаг к нему, подойдя так близко, что их тела почти соприкоснулись.
- Я просто хочу тебя, - прошептал он, его дыхание коснулось лица Гарри - тот затрепетал. Когда Северус взял его за руку и потянул к двери, Гарри послушно последовал за ним.
Путь через коридор вверх по лестнице в спальню показался и слишком долгим, и чересчур коротким. Сознание Гарри немного прояснилось, и, неожиданно, вспомнилось множество хороших причин не делать того, что они собирались. Взаимные ласки и оргазм от его руки были не так уж и страшны, в конце концов. Может быть, Снейп его за это и не убьёт. Но он знал, чего хотел Северус, и был убеждён, что это не самая лучшая идея. Неважно, что говорил Северус. Он не был Снейпом.
С такими мыслями и доводами путь в спальню показался ему слишком коротким. Он всё ещё не мог разобраться в собственных мыслях, когда они вошли в комнату, и Северус толкнул его на кровать.
- Северус… - начал Гарри, поднимая руки и жестом прося того остановиться.
Северус прорычал в ответ:
- Только не начинай этот спор снова!
- Но я…
Северус заставил его замолчать уже проверенным способом, приникнув к его губам в поцелуе. Его твёрдый член потёрся о бедро Гарри.
- Я хочу тебя, Гарри, - прошептал подросток ему в ухо. – Пожалуйста…
Эта тихая просьба отозвалась в теле Гарри волной возбуждения, и он застонал. Северус невольно уничтожил все барьеры, которые Гарри пытался выстроить, когда губы подростка скользнули по шее молодого человека, а зубы прикусили чувствительное местечко между шеей и плечом. Тело Гарри дёрнулось как будто от разряда тока, и у него снова перехватило дыхание. Даже его член заинтересованно дёрнулся.
Северус издал удивлённый, но обрадованный звук, и начал зализывать место укуса. Гарри задрожал, его руки на бёдрах Северуса сжались. Подросток укусил его, неожиданно сильно, и Гарри вскрикнул. Его член немедленно затвердел. Северус начал прикусывать и вылизывать место укуса. Пронзившее Гарри желание было настолько сильным, что он едва не потерял сознание на мгновение. Зарычав, он перекатился, оказавшись на Северусе сверху, и развёл ноги подростка.
- Да-а-а!.. – прошипел Северус, выгибаясь под ним.
Гарри зарычал снова и набросился на лежащего под ним юношу. Он накрыл тело Северуса своим, и начал целовать мальчика. Их члены скользили и тёрлись друг о друга. Северус начал гладить спину Гарри, ненадолго замешкавшись перед тем, как положить руки на его задницу. Гарри прикусил нижнюю губу извивающегося под ним подростка.
- Давай, коснись меня, - прошептал он в губы Северусу, прежде чем увлечь его в ещё один поцелуй.
Северус выполнил просьбу, скользнув ладонями по ягодицам Гарри, и обхватил своими ногами его бёдра. Найдя правильный угол, они оба застонали, и вскоре уже начали двигаться вместе, наслаждаясь толчками и скольжением их членов друг о друга.
Но Гарри этого было недостаточно, и, приподнявшись на руках, он склонился над Северусом и начал покусывать и облизывать его шею. Северус издал хнычущий звук и сжал пальцы на заднице Гарри, пытаясь вернуть сводящее с ума ощущение соприкасающихся членов. Гарри не поддался на молчаливую просьбу подростка и вместо этого атаковал потемневшие соски, облизывая, посасывая и прикусывая один, пока поддразнивал и теребил другой пальцами. Затем он перенёс внимание на другой сосок, а потом снова вернулся к первому, пока Северус не начал всхлипывать.
Удовлетворённый его реакцией, Гарри сполз ниже, проведя языком дорожку по гладкому животу Северуса. Теперь он мог чувствовать запах подростка: мускусный и дразнящий, и такой мужской. Внезапно сменив направление, Гарри спустился к члену.
Северус потерял последнюю каплю самоконтроля, когда Гарри взял его член в рот и прижал бёдра подростка к постели. Северус что-то беспомощно лепетал, бесконечно повторяя бессвязные «Гарри, Гарри, да-а-а, о! Пожалуйста, о, Гарри!» снова и снова. Гарри замурлыкал и сглотнул снова.
Доведя подростка до безумия, Гарри решился одной рукой отпустить бёдра Северуса и позволить своим пальцам поиграть с яичками и спуститься ниже. Он мягко ласкал кожу рядом с анусом Северуса, пока мальчик не выгнулся под ним, а потом осторожно ввёл кончик пальца внутрь. Он почти не встретил сопротивления, но всё-таки вытащил палец.
Северус задохнулся и прошептал:
- Что?
- Смазка, - пробормотал Гарри и потянулся к прикроватной тумбочке.
Северус застонал, раздвинув ноги ещё шире.
- О, да…
Гарри снова начал сосать член мальчика и просунул один палец внутрь. Со смазкой он проскользнул намного легче. Северус толкнулся вниз, заставив палец Гарри войти на всю длину. Мужчина начал медленно двигать им внутрь и наружу, а потом согнул, внимательно следя за реакцией распростёртого под ним тела. Северус вскинулся на кровати, протяжно вскрикнув, когда Гарри задел нужную точку внутри. Гарри замурлыкал и сделал это снова.
Когда бёдра под ним начали дрожать, Гарри ослабил напор, начав сосать медленней. Он хотел, чтобы Северус был близок к тому, чтобы кончить - это сделает его первый раз менее болезненным - но не хотел, чтобы тот кончил раньше времени. Северус протестующе зарычал и потянул Гарри за волосы.
- Нет, Гарри, пожалуйста, пожалуйста, не останавливайся!
Гарри поцеловал головку члена Северуса и просунул в его анус второй палец. Медленно двигая ими, он осторожно растягивал тугое отверстие.
- Чёрт, Гарри, ещё, - простонал Северус и попытался снова насадиться на пальцы.
- Медленней, медленней, - произнёс Гарри. Он перенёс внимания на яички Северуса и глубже протолкнул пальцы.
- К чёрту медленней, сделай это, наконец!
- Хмм, какой ты бесстыдный, - пальцы Гарри скользнули глубже. Северус задохнулся и начал насаживаться на них сильнее. Но Гарри не собирался спешить и замедлил свои движения: внутрь и наружу, растягивая, готовя, иногда задевая простату подростка.
- Проклятье, Гарри! – выкрикнул Северус, вновь болезненно потянув Гарри за волосы. – К чёрту твою осторожность! Я хочу тебя, а не твои пальцы!
Гарри застонал и потряс головой, отгоняя мысли, возникшие при этих искушающих словах.
- Нет, я могу тебя повредить.
- Нет, не можешь, - прорычал подросток. – Со мной всё будет в порядке, давай же, Гарри, прошу!..
- Прекрати, или я могу тебя порвать. Я знаю, что делаю, - прорычал Гарри в ответ.
- Я тоже! – Северус насадился на сводящие его с ума пальцы. – Ну давай же, пожалуйста, сейчас, внутри, прошу!
Гарри осуждающе прикусил его бедро, и Северус насадился еще глубже.
- Северус, остановись! – Гарри смерил подростка рассерженным взглядом.
Северус, приподнявшись на локте, ответил таким же яростным взглядом.
- Ты никогда не делал этого раньше, верно?
- Нет, но я прочитал книгу, - заявил Северус, убеждая Гарри перестать предостерегать его.
- Книгу?
Северус снова толкнулся, насаживаясь на пальцы Гарри.
- Да! Одну из твоих книжек. Она была на задней полке. Я прочёл её. Я знаю, что делаю. Пожалуйста, Гарри!
Гарри не знал, смеяться ему или плакать. Типичный книжный червь - прочитал об этом и теперь думает, что реальность будет похожа на книгу! С другой стороны, не было похоже, что бы Северус испытывал боль или дискомфорт, когда Гарри ввёл внутрь сразу два пальца. И он явно демонстрировал энтузиазм.
Раздираемый внутренними противоречиями, Гарри решил довериться Северусу. Он вытащил свои пальцы, продолжая действовать осторожно, и покрыл смазкой собственный член. Северус следил за ним широко раскрытыми глазами, а затем со стоном откинулся на матрас. Неприлично широко раздвинув ноги, он поднял свою задницу.
Столкнувшись с таким искушением, Гарри закусил губу, нуждаясь в лёгкой боли, чтобы помнить о необходимости двигаться медленно и осторожно. По крайней мере, сначала. И неважно, что говорит Северус.
Оперевшись на одну руку, Гарри приставил свой член к анусу Северуса и толкнулся внутрь. Северус зашипел и дёрнулся. Гарри заставил себя оставаться неподвижным.
К его удивлению, Северусу не понадобилось много времени, чтобы расслабиться. Гарри толкнулся ещё немного, а потом скользнул внутрь медленно, осторожно, пока не вошёл полностью. Когда его яички коснулись задницы Северуса, Гарри помедлил, с изумлением взглянув на подростка под ним. Северус смотрел на него. Какое-то мгновение они оставались неподвижны, глядя друг другу в глаза. Затем Северус вздрогнул, опустив ресницы, и Гарри начал двигаться. Он делал это медленно: неважно, насколько Северус уже расслабился. Но тот нетерпеливо вскинул бёдра и глубже насадился на член Гарри, заставляя молодого человека двигаться быстрее. Ноги Северуса обхватили его за талию, позволяя входить ещё глубже. Гарри потерял последний контроль, как будто перед ним была одна из его собственных фантазий, и начал вбиваться в задницу Северуса.
Кровать скрипела от каждого их толчка. Стоны сливались со звуками трущихся друг о друга тел и с резкими выдохами Гарри. Северус стонал, и шипел, и умолял, и вместе они создавали симфонию страсти, эхом отдававшуюся в сердце Гарри.
Северус издал тихий, удивлённый звук. Он откинул голову назад, его тёмные волосы разметались по подушке. А потом он громко закричал и кончил, забрызгав свой спермой живот и грудь. Гарри застыл, жадно любуясь на открывшееся зрелище. Вид, и запах, и ощущение сжавшейся вокруг его члена тесной задницы Северуса едва не заставили его кончить.
Северус задрожал и обмяк, откинувшись обратно на матрас. Всё ещё задыхаясь, он приоткрыл глаза и взглянул на Гарри. По его губам скользнула ленивая и, вместе с тем, озорная улыбка.
Гарри сглотнул и попытался войти ещё глубже. Северус вцепился в его задницу, прогибаясь и подаваясь вперёд с каждым следующим движением. Гарри сбился с ритма, безостановочно толкаясь в такое гостеприимное тело под собой. Застонав, он вошёл так глубоко, как только смог, и кончил.
Когда Гарри пришёл в себя, то осознал, что лежит на Северусе, липкий и потный, и руки Северуса обнимают его. Одна рука заскользила по спине. Он мог чувствовать дыхание Северуса у своего виска и слышать, как под его ладонью бьётся сердце мальчика. С трудом повернув голову, Гарри запечатлел поцелуй у него на плече.
- Пришёл в себя? – тихо спросил Северус, словно забавляясь ошеломленным состоянием Гарри.
- Мммм… - ответил тот и прижался ближе.
Руки Северуса напряглись.
- Гарри, я…
- Ммм, - снова отозвался молодой человек и, подняв голову, поцеловал своего любовника в губы. – Да, - вздохнув, он откатился в сторону. На несколько секунд повисло удовлетворённое молчание.
- Надо почиститься, - произнёс Гарри чуть позже. – Иначе мы слипнемся.
Северус шевельнулся, отодвигаясь, и Гарри протестующе рыкнул. Затем ему в руку скользнула палочка. Гарри моргнул и посмотрел на Северуса. И замер.
Прямые тёмные волосы Северуса были спутаны и слиплись от пота. На его подбородке было какое-то белое пятно, подозрительно напоминающее засохшую сперму. Он усмехался уголком рта, а его глаза сияли. Он выглядел настолько красивым, что сердце Гарри сжалось.
- Чистящие чары? – спросил Северус.
- Ага, - Гарри собрал разбегающиеся мысли и наложил несколько чистящих заклинаний. Затем он вытащил из-под их тел одеяло и укрыл им обоих. – А сейчас спать. Я устал.
Северус лежал слишком далеко, и Гарри настойчиво подтянул его ближе к себе. Северус охотно придвинулся и прижался всем телом.
- Хммм, хорошо, - сонно пробормотал Гарри.
Ему показалось, что он чувствовал, как тело рядом с ним содрогнулось, и по его груди побежало что-то горячее, но он уснул раньше, чем успел додумать эту мысль.


Глава 11. День тридцать первый

Гарри медленно просыпался. Даже ещё в полусне он понял, что чувствует себя таким расслабленным, отдохнувшим и удовлетворённым, каким не был уже очень давно. Пару секунд он не мог вспомнить, почему чувствует себя так хорошо. А потом вернулись воспоминания о прошлой ночи.
Северус! Прикосновения и поцелуи, и шёпот, и стоны. Он целовал Северуса. Касался его. Занимался с ним любовью. Он помнил чёрные горящие глаза Северуса, его искажённое от наслаждения лицо. Руки Северуса на своём теле. Ощущение его члена в руках, а потом вжимающегося в его собственный пах. Ощущение горячей и тесной задницы Северуса, сжимающейся вокруг него, и тихие стоны Северуса, и его разметавшиеся по подушке волосы.
Замурлыкав, в ленивой истоме Гарри наслаждался воспоминаниями и удовлетворением чувственного голода своего тела. С улыбкой он потянулся, чтобы коснуться Северуса, притянуть его в объятия. Поцеловать его. Увидеть его улыбку.
Но коснулся только холодных простыней.
Моргнув и привстав, он покосился на ту сторону кровати, где лежал прошлой ночью Северус, когда они засыпали. Его любовника не было. Гарри протёр глаза в надежде, что это поможет. Не может быть, чтобы ему приснилась прошлая ночь! Он чувствовал себя слишком слабым и удовлетворённым, чтобы ночь любви с Северусом ему только приснилась.
Может, Северусу понадобилось в туалет? Или он готовит завтрак? Но, как бы то ни было, который сейчас час? Озадаченный и немного встревоженный, Гарри сел. И увидел Северуса, стоящего в ногах его кровати и наблюдающего за ним.
Только это был не Северус. Гарри потянулся за очками, отводя взгляд от фигуры в чёрном, но на самом деле он не нуждался в очках, чтобы рассмотреть эту фигуру. Чтобы узнать её.
Мир пришёл в фокус, и Гарри поднял взгляд на взрослого Снейпа, одетого в свою чёрную мантию. Он выглядел немного иначе - менее худым и бледным - но отсутствие выражения на лице и лёд в его глазах были ужасающе знакомыми.
- О. Эмм, - Гарри, немедленно запаниковав, натянул одеяло до подбородка и нервно улыбнулся мужчине. – Снейп. Ты… эм… вернулся в свой собственный возраст.
Дрожа и сжимаясь от холода внутри, он ждал разгневанной тирады, которая, без сомнения, последует за его словами. Он ждал, что Снейп начнёт кричать о неспособности Гарри позаботиться о подростке, о злоупотреблении властью и доверием самого Снейпа, и об обвинении в растлении несовершеннолетнего, которое непременно будет отправлено в Визенгамот.
Но Снейп со всё ещё ничего не выражающим лицом только слегка наклонил голову.
- Как видишь.
- Э-э… - это всё, что Гарри мог сказать. Всё, о чём он только мог думать. Его разум был странно пуст.
- Я должен поблагодарить тебя, - хладнокровно продолжил Снейп. Гарри едва заметно вздрогнул и сполз глубже под одеяло. Сейчас начнётся. Сейчас Снейп вернётся к саркастичному и злобному тону и разнесёт в пух и прах характер Гарри, его моральные устои и его сердце.
Взгляд Снейпа стал неприятно пронизывающим.
- Я должен поблагодарить тебя, - повторил он, - за то, что ты так хорошо позаботился обо мне.
Гарри вздрогнул. Он был вынужден отвести глаза, немедленно почувствовав себя слишком незащищённым, чтобы и дальше выдерживать этот взгляд. Вся его удовлетворённость, умиротворение и счастье, которые он ощущал несколько минут назад, растаяли, оставив холод и пустоту внутри. Как же больно!
Господи, Снейп даже не стал орать на него! Он даже не был открыто саркастичным.
Но чего ещё он ожидал? Что Снейп каким-то чудесным образом останется пятнадцатилетним подростком, которого Гарри… любил?
Он впился пальцами в одеяло и выпрямил спину. Гарри никогда не отступит в противостоянии со Снейпом.
- Эмм, всегда пожалуйста, - ровно произнёс он. Хотя он всё ещё не смотрел на Снейпа, его голос был спокоен.
Повисло неудобное молчание. Гарри мог слышать щебет птиц на улице. Тихие шорохи и поскрипывания дома. Дыхание Северуса… Снейпа. Учащённый стук собственного сердца, отдающийся в ушах.
Гарри продолжал упорно разглядывать скрытые одеялом колени. Он не поднимал взгляд, боясь встретиться глазами со Снейпом. Он не мог. Этот мужчина – взрослый – знал Гарри слишком хорошо. Пожалуй, ему даже не нужна была легилименция, чтобы узнать, о чём Гарри думает. Он бы только посмеялся. Гарри не мог этого выдержать прямо сейчас.
- Что ж, - наконец произнёс Снейп. Пальцы Гарри сжались так, что костяшки побелели. – Пожалуй, мне пора идти.
Гарри кивнул.
- Да. Ладно.
И снова молчание. Ему показалось, или Снейп вздохнул.
- Прощайте, мистер Поттер.
- Прощайте, - прошептал Гарри, вслушиваясь в удаляющиеся шаги. Дверь спальни закрылась.
Гарри сидел тихо, напряжённый, прислушивающийся, ждущий. Хлопнула входная дверь. Дрогнули охранные чары, пропуская Снейпа. Хлопок аппарации показался неожиданно громким.
- Прощай, - снова прошептал Гарри, - Северус.
Крепко зажмурившись, Гарри снял очки и рухнул на кровать, натягивая одеяло на голову. Он не желал вставать, ни сейчас, ни позже.


Глава 12. День сорок восьмой

Гарри хмуро запихивал в себя обед. Он чувствовал себя одиноким и жалел себя. На кухне было слишком тихо, и, когда он поднял голову, его взгляд снова наткнулся на пустое место с другой стороны стола. Гарри вздохнул и отодвинул тарелку.
Это было смехотворно. Глупо. Он знал, что превращение Снейпа в несовершеннолетнего не будет длиться вечно. В конце концов, их отношения и не могли длиться долго. И всё-таки. Он скучал по Северусу.
С тех пор, как он в последний раз видел Северуса, прошло уже больше двух недель. То есть, видел его подростком. Он заходил к взрослому Снейпу через пару дней после окончания вспышки молодости, якобы желая убедиться, что с мужчиной всё в порядке, и вернуть его журналы. Гарри нервничал перед этим визитом. Трепетал. В конце концов, взрослый Снейп помнил всё, чем они занимались с Северусом, когда тот был подростком.
Он знал, что не стоит ожидать тёплого приёма. Но Гарри надеялся на это. Или, по меньшей мере, что его не проклянут при входе и не станут слишком уж оскорблять.
То, что он получил, вообще нельзя было назвать каким-либо приёмом. Он появился перед входной дверью в дом Снейпа, обрадованный уже тем, что охранные чары всё ещё пропускают его. Чуть позже Снейп открыл дверь, и сердце Гарри забилось быстрее, оказавшись где-то у горла.
Но Снейп вообще не стал приветствовать его, только хмыкнул на объяснение причины визита. Он взмахом руки пригласил Гарри зайти и указал, куда следует поставить сундук, быстро поблагодарив его. Но он не предложил Гарри остаться и не выглядел заинтересованным ни самим Гарри, ни принесённым сундуком. Всё его поведение было рассеянным и отсутствующим, а фразы немного несвязными. Он всё время простоял наверху лестницы, ведущей вниз в его лабораторию, явно желая вернуться к эксперименту, занимающему всё его внимание и время.
Гарри, огорчившись, ушёл и больше туда не возвращался. Он не делал повторной попытки визита, и, так как не было никаких сигналов тревоги, никаких проверок Снейпа по служебной надобности. Каждый вечер он возвращался в тихий дом. Он не желал видеть друзей, которые продолжали спрашивать о Северусе. Он не высыпался, потому что сны вернулись – во всех смыслах этого слова.
Было бессмысленно раз за разом повторять себе, что это смехотворно, глупо, невозможно и так далее.
Гарри скучал по Северусу. И был несчастен.
Со стоном Гарри поднялся и запихнул практически нетронутый ужин в холодильник. Может быть, следующим вечером аппетит у него будет лучше.
Стук в дверь раздался в тот момент, когда Гарри следил за тем, как посуда моет себя в раковине.
Он вздохнул и бросил взгляд на часы, покачал головой и пошёл открывать дверь, спрашивая себя, кто бы это мог быть. Может быть, это Уэсли Чарлтон, который теперь, когда Северуса нет, начал прикладывать ещё больше усилий, чтобы вернуться к Гарри. Или Джинни, которая хочет ещё раз рассказать о том, каким чудесным опекуном Гарри оказался мальчику и какой из него выйдет замечательный отец.
Кого Гарри не ожидал увидеть, открывая дверь, так это стройного молодого человека, одетого в чёрные джинсы и тёмно-красный свитер, усмехающегося до боли знакомой улыбкой.
Испытывая головокружение, Гарри вцепился в дверь и моргнул, глядя на подростка – молодого человека – который выглядел как более молодая версия Северуса Снейпа.
В точности как…
- Северус?
- Я полагал, это очевидно.
Гарри несколько раз открывал и закрывал рот, прежде чем сумел вымолвить:
- Ты… Что…
Северус пожал плечами.
- Происшествие во времени спасает от душевных страданий и боли, или как-то так.
Гарри моргнул, совершенно смущённый.
- Я не понимаю.
Северус тепло улыбнулся ему.
- Я знаю. Ты не можешь себе представить, что память об этих неделях значит для меня. – Неожиданно он стал серьёзен. – Первый раз я пришёл к тебе из-за несчастного случая, так как я не мог придумать, куда ещё можно пойти, став несовершеннолетним волшебником. Я думал, что ты будешь держать меня в безопасности, особенно если обратиться к твоему чувству справедливости. Но ты сделал гораздо больше. И я… я подумал, что произошедшее со мной не было такой уж неудачной случайностью. В конце концов, мы оба что-то приобрели. Разве нет?
Его тёмные глаза горели, но это было не похоже на легилименцию. Наоборот, Северус будто пытался высмотреть что-то в лице Гарри, изучающе и чуть умоляюще.
Гарри всё ещё был слишком изумлён, чтобы попробовать понять смысл этого взгляда. Но глаза Северуса казались ему другими. Теперь они не были холодными и бездонными, которые, как помнил Гарри, были у взрослого Снейпа, но они не были и глазами подростка. Казалось, взрослый смотрит глазами подростка.
Слова Северуса оказались ещё более неожиданными.
- Ты… Ты помнишь? Помнишь себя взрослым? – Гарри покачал головой. – Но мне казалось, ты говорил, что когда ты молодеешь…
Самодовольная улыбка Северуса стала странно смущённой.
- Говорю тебе, я нашёл, как стабилизировать изменения возраста.
- Я… Что?!
Северус закатил глаза.
- Изменения возраста, Гарри, - терпеливо повторил он. – Я определил, как контролировать эти вспышки и как сохранить большую часть моих воспоминаний. Я понял механизм вспышек омоложения, понял, что отменяет их, и как ими управлять. – Самодовольная улыбка вернулась на его губы.
Гарри всё ещё не мог опомниться. Северус только что сказал, что намеренно омолодил себя? И имел в виду, что таким и останется?
- Но почему? – почти выкрикнул он.
Улыбка Северуса стала соблазняющей.
- Позволь мне войти, Гарри. Я покажу тебе.

"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"