Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Наложник удачи

Автор: Ikarushka, Serenity S
Бета:owlwing
Рейтинг:NC-17
Пейринг:ГП/СС
Жанр:Angst, Drama
Отказ:Персонажи «Гарри Поттера» принадлежат J. K. Rowling & «Warner Brothers». Авторы фика и клипа материальной выгоды не извлекают.
Вызов:Обед со снарри
Аннотация:В отчаянные времена он сделал все, чтобы поймать удачу за хвост – не задумываясь, как ему придется расплачиваться за нее впоследствии. Со времени последней битвы прошло два года. Кто поможет Гарри теперь – он сам или?..
Комментарии:Дополнительные предупреждения:
Наркотики. ООС зелья Феликс Фелицис.

Фик написан на фест «Обед со снарри» на Polyjuice Potion в команде с Serenity S, которая сделала клип-иллюстрацию к фику (см. последнюю главу).
Клип занял первое место в номинации "Клип", а фик - первое место в номинации "Горячее" 8)
Каталог:Пост-Хогвартс, Книги 1-7
Предупреждения:слэш, ненормативная лексика
Статус:Закончен
Выложен:2010-04-15 22:08:36 (последнее обновление: 2010.04.15 22:08:38)
  просмотреть/оставить комментарии


Глава 1. Пять

Гарри на пару секунд прикрыл глаза, пытаясь сосредоточиться.

Я сделал это. Я победил. Я многих смог спасти. Как бы то ни было.

Он почувствовал, как его подхватывает волна долгожданной, будоражащей радости – магия – и уверенно взмахнул рукой.

Экспекто патронум!

С кончика палочки сорвалась серебристая струйка – она растет и растет, обретает очертания – и вот уже серебристый олень торжествующе и грациозно делает круг по зале. Все присутствующие замерли в восхищенном молчании.

Он прекрасен. Он по-прежнему прекрасен.

– Эй, эй, Долли, постой! Ты куда, твою ж мать!

Образ царственного животного внезапно пошел рябью и исчез. Гарри сморгнул.

Непонятно откуда взявшаяся жаба, украшенная розовым бантом, с громким кваканьем, вальяжно и чинно повторила круг за исчезнувшим оленем. Аудитория наполнилась смехом. Не разделяли всеобщего веселья лишь двое: Гарри, на которого вместе с привычной дурнотой накатила злость, и пожилой наставник – он выглядел смущенным и немного озадаченным.

– Крошка, нехорошо убегать от папочки!

Из стройного полукруга однокашников вынырнул Рон, схватил жабу и спрятал ее в карман мантии. Обернулся и подмигнул Гарри. От дурацкой улыбки на физиономии друга у Гарри свело скулы. Голова от гнева закружилась еще сильнее, в глазах потемнело.

– Что ж, господа. Пожалуй, закончим на сегодня. Мистер Уизли, в следующий раз будьте внимательнее со своей… хм… подопечной.

***

– Гарри! Эй, подожди меня!

Рон нагнал его в коридоре аврората и привычным жестом попытался хлопнуть друга по плечу. Гарри ускорил шаг, слыша позади раздражающее кваканье. Процедил сквозь зубы:

– Где ты вообще взял эту гребаную жабу?!

– Э-э… Трансфигурировал. Да постой ты! – Рон все-таки схватил Гарри за руку, заставив остановиться.

– Вот, – он превратил жабу обратно в зажигалку и пару раз ей щелкнул. – Ты чего надулся? Я просто хотел… ну, сгладить неловкость.

– Тебе отлично удалось! Выставил меня на посмешище!

– Они смеялись не над тобой, а над Душкой Долли. По-моему, это была блестящая импровизация, – обиженно ответил Рон. – И твой пшик…

– Пшик?! – Гарри был вне себя от ярости.

Затошнило еще сильнее. Он сделал глубокий вдох, пытаясь успокоиться.

– Проехали. Рон. Мне нужно… кое-куда. Ты обедай без меня, ок? – Гарри сделал еще одно усилие над собой и улыбнулся: – Я в порядке, правда. Увидимся.

***

В кабинке министерского туалета его вывернуло наизнанку. Долгие минуты, пока он стоял на коленях, склонившись над унитазом, где-то в черепной коробке пульсировала только она мысль.

Мало.

Двух кубиков с утра теперь недостаточно. Чтобы протянуть до окончания занятий, нужно принять еще.

Проблевавшись, Гарри облокотился на прохладный кафель кабинки. Подтянул левую ногу, вытащил шнурок из ботинка и попытался трансфигурировать его в жгут – безуспешно.

Нет, только не это.

Магия не работала. Видимо, на создание Патронуса он израсходовал слишком много сил. Гарри похлопал себя по талии – слава Мерлину, сегодня он не забыл надеть ремень. Сняв его и перекрутив правую руку выше локтя, он выудил из кармана мантии коробку, похожую на портсигар, – привычка носить с собой шприц и небольшой запас зелья появилась у него где-то с полгода назад. Держа конец ремня в зубах, разорвал упаковку шприца и откупорил маленький флакон.

Попасть в вену удалось не сразу – руки мелко дрожали. Если бы гребаный Рон не разозлил его, все прошло бы успешнее. Вечером снова придется заняться лечащими чарами. Наконец игла вошла в вену. Зелье как расплавленное золото обожгло ее. Гарри стиснул зубы.

Есть.

Тусклое освещение туалета стало ярче. Керамика на стене заиграла бликами. Гарри прикрыл глаза. Теперь можно подумать.

Я должен что-то с этим делать.

Если он увеличит дозу на один миллилитр, зелье закончится на четыре дня раньше. Значит, времени на его поиски остается еще меньше, чем он предполагал. Сейчас, сразу после укола, Феликс нашептывал ему что-то оптимистичное – но Гарри помнил, какое отчаяние охватило его вчера, когда он стоял напротив грязной лавчонки в Лютном переулке. При виде опечатанной двери и заколоченных окон накатила такая тошнота, что он испугался преждевременно расстаться с порцией Оборотного зелья.

Я справлюсь. Я сделаю это. Все будет хорошо.

Но обратиться за помощью все-таки придется.

***

Он вошел в магазин WWW и сразу направился к боковой лестнице, что вела в квартиру Фреда и Джорджа. Девушка в форменной мантии попыталась преградить ему путь. Он отстранил ее и решительно двинулся наверх:

– Верити, мне срочно нужно увидеть Джорджа.

Она беспомощно залепетала ему вслед:

– Но… Но мистер Уизли очень занят и никого не принимает.

Коротко стукнув молотком, Гарри распахнул дверь в личные апартаменты Джорджа.

– Джордж, мне…

Он застыл с распахнутым ртом. Джордж Уизли возлежал на цветных подушках в центре комнаты и прихлебывал шампанское из бутылки. Из одежды на нем был только яркий тюрбан. Компанию Джорджу составляли две обнаженные девушки.

Гарри быстро отвел глаза и пробормотал:

– Я зайду позже.

– Подожди, детка, – обратился он к одной из девушек. – Гарри?.. Рад тебя видеть. Не хочешь присоединиться?

Гарри теребил дверную ручку.

– Нет. Пожалуй, я пойду. Зайду позже, – повторил он, – у меня к тебе дело.

– Дело? Что ж, дела прежде всего. Попроси Верити, она проводит тебя в кабинет. Я спущусь.

Джордж не заставил себя долго ждать. Он спустился, одетый в обычные джинсы и футболку. Тюрбана на нем уже не было, а вот початую бутылку шампанского он все еще держал в руке.

Он внимательно посмотрел на Гарри.

– Что-то ты бледен, приятель. Выпьешь?

Гарри сглотнул. Выпивка перед предстоящим разговором ему бы не помешала.

– А виски есть?

Джордж направился к бару.

– Для тебя – все, что угодно. Но я, извини, до обеда не пью ничего крепче двенадцати градусов, – он налил виски на два пальца, кинул в стакан кусок льда и протянул Гарри. – Так что у тебя за дело? Что-то случилось с Ронни?

– Нет-нет, Рон в порядке. Меня отпустили с занятий. Джордж, мне… нужна твоя помощь. Нужно достать одно зелье.

– Что за зелье? – деловито спросил Джордж.

– Феликс Фелицис.

– Сколько?

– Немного, – Гарри замялся. – Скажем, пинту.

Джордж присвистнул.

– Действительно, немного. Немного, чтобы обеспечить сборной Англии победу на мировом чемпионате. Учитывая, что они в самом конце турнирной таблицы.

– Джордж, я знаю, это звучит…

– Феликс изъят из свободной продажи еще… хм, дай припомнить… в пятидесятых или шестидесятых?

Гарри залпом допил остатки виски и прямо взглянул Джорджу в глаза:

– Его можно изготовить. Слагхорн…

– Всегда жалел, что не довелось у него поучиться. Мы бы подружились.

Джордж жестко посмотрел на Гарри.

– Гарри, я не буду задавать тебе вопросов. Кроме одного. За каким трепаным Мерлином ты явился с этим ко мне?!

Гарри замялся.

– Ты же работаешь с зельями… ну, для новых изобретений. У тебя много связей среди поставщиков. И потом… – Гарри посмотрел Джорджу в глаза. – Я знаю, что вы варили это зелье.

– Варили? Мы? – с нажимом переспросил Джордж. – Кто это – «мы»?

Гарри осекся. Он знал, что при упоминании Фреда Джордж часто впадал в приступы ярости.

– Извини. Я зря тебя потревожил. Забудь об этом. Я… пойду.

Он поставил пустой стакан на стол, развернулся и направился к выходу. До двери он не дошел – Джордж впечатал его в стенку и навис над ним.

– Договаривай, герой.

– Вы… – полузадушенно ответил Гарри. – Ты и Фред.

– С какого хера ты это взял?!

– Отпусти. Фред… дал мне его. Немного. Тем летом. В Норе. Он сказал… сказал, что оно мне пригодится.

Джордж ослабил хватку, потом отстранился и вернулся к шампанскому, высосав одним глотком четверть бутылки.

Гарри нерешительно размял плечо, занывшее после тяжелой хватки Джорджа.

– Я пойду. Извини.

Он уже был у выхода, когда Джордж окликнул его.

– Постой. Если хочешь, я достану ингредиенты. Но это будет… очень дорого стоить, Гарри.

Гарри буквально ощутил, как напряжение последних дней покидает его тело.

– Я заплачу.

– Но для того, чтобы сварить зелье, тебе придется найти кого-нибудь другого. Я никогда не готовил его. Фред… у него был талант к зельеварению. За эту часть работы всегда отвечал он. Я пришлю сову дня через три.

– Спасибо, Джордж.

Гарри уже почти вышел из кабинета, когда Джордж сказал:

– И кстати. Я ничего не знал про Феликс.

***

Гарри шел по улице и размышлял, что же ему предпринять дальше. У него было не так много знакомых, к которым он мог бы обратиться с просьбой о помощи в изготовлении зелья.

Кандидатуру Гермионы Гарри отверг сразу – он поклялся себе, что его друзья ничего не узнают. Более приемлемым вариантом был Слагхорн. Но старый учитель вряд ли захочет брать сомнительный заказ. Впрочем, попробовать стоило. По крайней мере, Слагхорн никому не проболтается, даже если откажет, – в этом Гарри был уверен. Последний – и самый безумный – вариант заключался в том, чтобы сварить зелье самому.

А если попробовать? В школе авроров начинаются каникулы, у него впереди два свободных месяца. Он мог бы запереться на Гриммо и… И ко всем чертям запороть состав ценой в пару тысяч галлеонов. Не говоря уже обо всех остальных… неприятностях, что ждут его впоследствии. Нет, нужно смотреть на ситуацию трезво – изготовить зелье самостоятельно он вряд ли способен. Вот если бы этот рецепт был записан в книге Принца-полукровки…

Гарри остановился, ошарашенный внезапной идеей. Какой-то прохожий задел его плечом и недовольно что-то проворчал. Гарри отошел с тротуара, прислонился к стене дома и засмеялся.

Снейп.

Удивительно, что он сразу же не подумал о нем. Снейп и зелья, что может быть очевиднее. Но кому придет в голову просить об одолжении человека, которого люто ненавидел треть своей сознательной жизни – а потом спас от смерти, совершив перед этим унизительную экскурсию в его чувства.

Снейпа Гарри не видел с той самой майской ночи, когда началась его новая жизнь. Профессор не занял пост директора Хогвартса, не посещал празднеств по случаю победы и восстановлению школы, он не участвовал в «большой» жизни магического мира вообще – просто исчез из информационного пространства. От кого-то Гарри слышал, что Снейп живет в родительском доме, где-то в провинции.

Гарри осознавал, что профессор не очень обрадуется его визиту. Но, возможно, именно он, тот, с кем Гарри связывали когда-то непростые отношения и – как ни крути – долг жизни, сумеет его понять?

И Гарри решился – попробовать стоит.

Осталось узнать адрес Снейпа, не возбуждая при этом излишнего любопытства окружающих.

***

– Гермиона, – он поймал подругу в холле Министерства и отвел за памятный фонтан. – У тебя есть доступ в министерский архив?

– Смотря в какой отдел. А что? – спросила она настороженно.

– Мне нужен адрес Снейпа.

Выражение ее лица сделалось виноватым и каким-то больным.

– Снейпа?

– Да-да, профессора Снейпа, – нетерпеливо сказал Гарри. – Ты же можешь заглянуть в его личное дело?

Гермиона несколько мгновений молчала, затем спросила, почему-то понизив голос:

– Гарри, зачем это тебе? Что ты задумал?

– Ничего, – ответил Гарри, начиная раздражаться. Расспросов избежать не удалось. – Я просто хочу узнать его адрес. Это преступление?

Гермиона снова сделала паузу, вздохнула и сказала, как человек, решившийся на что-то серьезное:

– Пожалуй, я смогу достать его адрес. Но тогда ты мне объяснишь, что с тобой происходит.

– Ничего со мной… Что ты вообще имеешь в виду?

Она замялась.

– Извини, но ты… ты в последнее время нехорошо выглядишь. И… Рон говорит, у тебя проблемы с магией, – последнюю фразу она произнесла скороговоркой.

– Рон говорит?! – взорвался Гарри. – Если бы не его дурацкие выходки, у меня бы не было никаких проблем!

– Гарри, пожалуйста, ты же знаешь, что можешь мне доверять и…

– Да, Гермиона, я знаю, – Гарри постарался, чтобы его голос звучал как можно спокойнее и мягче. – И я обязательно расскажу тебе, когда… если у меня возникнут проблемы. Так ты мне поможешь или нет?

– Хорошо, Гарри, – устало ответила она. – Конечно, я тебе помогу.

***

Гермиона сдержала слово и следующим вечером в Министерстве передала ему небольшой свиток.

– Я скопировала страницу.

– Спасибо.

– Не за что. Это не стоило мне особых усилий.

Ее голос звучал сухо – кажется, она все еще была обижена. Гарри приобнял ее, поцеловал в щеку и прошептал на ухо, придав голосу теплую интимность:

– Правда, спасибо, Герм. Только… пусть это останется между нами, хорошо?

Гермиона слегка зарделась.

– Конечно, Гарри. Удачи.

***

Со свитком под мышкой Гарри вышел из камина на Гриммо-плейс, бросил пергамент на стол. Он прочтет его позже, а сейчас… Сейчас нужно принять зелье.

Он прошел в ванную комнату, открыл шкафчик и достал пузырек. Распаковал маггловский шприц и набрал два миллилитра золотистой жидкости. Руки слегка подрагивали.

Из гостиной послышался шум и спустя секунду раздался голос Джинни:

– Гарри! Гарри, ты дома?

– Черт!

Он выронил шприц, поднял, положил на полку и вышел из ванной.

Джинни стояла перед столом, недалеко от камина. В руках она держала неразвернутый свиток пергамента.

– Оставь!

Гарри не сумел сдержать первого порыва, подбежал к ней и ударил по руке. Джинни разжала пальцы – и пергамент, совершив небольшой кульбит, упал аккурат в камин.

– Нет! Гребаный Мерлин! – выругался Гарри, пытаясь выхватить и потушить загоревшуюся бумагу. Это удалось ему не сразу. На свитке зияли обрамленные черной каймой дыры. Он обернулся к Джинни, размахивая обгорелым пергаментом.

– Зачем ты бросила его в камин? Да какого… ты вообще трогаешь мои вещи?!

Джинни отшатнулась.

– Я не бросала его! Это ты!

Ты бросила его в камин! – Гарри подошел к ней вплотную. – Какого хрена ты вообще здесь делаешь?! – окончательно потеряв контроль над собой, заорал он на нее.

Глаза ее блестели, лицо запылало от гнева. Боковым зрением Гарри заметил, что она тянет руку к карману мантии, и схватил ее за запястье.

– Что ты себе позволяешь, Гарри Поттер! Отпусти меня! – процедила она.

Он отпустил. Сил, как и гнева, внезапно не осталось. Он снова ощутил приступ головокружения.

Я должен принять зелье.

Джинни тем временем подошла к каминной полке и зачерпнула летучего пороха. Обернулась к нему. Он видел ее лицо, презрительно сузившиеся глаза, наблюдал за ее резко двигающимися губами – но, как на испорченной кинопленке, слова ее слышал с некоторым запозданием.

– Ты бегал от меня две недели, потом пригласил меня на свидание, открыл для меня камин, а теперь полез на меня с кулаками из-за какого-то клочка бумаги. Вот что. Иди ты в задницу, мистер Поттер.

Она исчезла в кружащемся пламени, а он добрел до ванной.

– Мне и идти никуда не нужно. Я уже достиг пункта назначения, Джин, – прошептал он, всаживая иглу.

Позже он обнаружил, что удача все еще не покинула его окончательно. Среди уцелевших строк на пергаменте – «Северус Тобиас Сне…», «…ен ордена Феникса и …», «Присвоен Орден Мерлина п…» – он прочел также: «Спиннерс-энд, 6, …».

***

К счастью, улица с таким названием обнаружилась только в двух городах Великобритании. Гарри решил действовать наугад и первым для визита выбрал Галифакс.

Оказавшись в месте, носившем название Спиннерс-энд, Гарри испытал сильное разочарование – было очевидно, что он сделал неправильный выбор. Грязные кирпичные дома здесь казались по большей части нежилыми, кое-где были выбиты окна – похоже, улица предназначалась под снос. Дороги были разбиты, в рытвинах стояла мутная вода. В одну из ям Гарри неудачно угодил ногой, промочив ботинок и испачкав низ брючины.

Дом под номером шесть ничем не отличался от соседних – разве что окна были целы; зато настолько грязны, что сквозь них ничего нельзя было рассмотреть. Наверняка здесь никто не живет. Впрочем, проверить стоило – оставалась надежда, что на дом наложены чары. Гарри без особого энтузиазма постучал в дверь. К его удивлению, в доме послышались шаги и через некоторое время дверь распахнулась. Перед ним стоял Снейп.

Гарри так опешил, что растерял все слова и понял – он не знает, как начать разговор.

– Э-э… Здравствуйте, профессор.

– Ты, – Снейп не казался удивленным его визитом.

– Ага, – ответил Гарри и, чувствуя себя ужасно глупо, зачем-то добавил: – Сэр.

– Проходите, Поттер.

Снейп пропустил его в дом и закрыл дверь. Гарри осмотрелся. Изнутри дом тоже выглядел не особо жилым – старая продавленная мебель, книжный шкаф, покрытый слоем пыли. Признаки жизни обнаружились только на столике у дивана – там валялась пара книг и стояла чашка с остатками кофе.

– Значит, это не чары, – вырвалось у Гарри.

Снейп вопросительно посмотрел на него.

– Ваш дом, – объяснил Гарри. – Он выглядит не очень-то.

– Тактичны, как всегда. Похоже, в аврорате не учат хорошим манерам. Какая неожиданность, – без выражения произнес Снейп.

– В Хогвартсе тоже не все учителя отличались тактом, – Гарри не удержался от ответной колкости.

Снейп ухмыльнулся.

– На этом предлагаю считать светскую беседу законченной. Что вам нужно, Поттер?

Снейп пристально посмотрел на него, и Гарри поежился, внезапно вспомнив уроки окклюменции. Он также вспомнил, что Снейп не из тех людей, которых можно просить об одолжении… и прямо сказал:

– У меня к вам деловое предложение. Заказ. На зелье.

– Вот как. Видите ли, мистер Поттер, я отошел от дел, – Снейп в притворном разочаровании развел руками. И резко добавил: – Я не занимаюсь зельями и не принимаю заказов. Если это все, то…

Снейп направился к выходу и взялся за ручку двери, давая понять, что разговор окончен.

О черт.

Гарри не мог вот так просто упустить последний шанс.

– Послушайте, Снейп! – в отчаянии он повысил голос. – Не выставляйте меня. Мне нужна ваша помощь! Мне нужен гребаный Феликс Фелицис!

Снейп застыл у двери.

– Зелье удачи?

Гарри выдохнул. Все. Путь назад отрезан.

– Да.

Снейп подошел к нему вплотную и взял Гарри за подбородок. Гарри вздрогнул от неожиданного прикосновения, но Снейп всего лишь приподнял его голову и внимательно посмотрел ему в глаза.

– Зрачки расширены, желтая кайма вокруг радужки, – пробормотал Снейп. – Что ж, следовало догадаться, что вы не пришли бы ко мне, если бы не вляпались в особо крупную кучу дерьма. Как давно вы принимали зелье?

Снейп отпустил его. Гарри поспешно отодвинулся.

– Четыре часа назад.

– Вы не слишком-то похожи на удачливого человека, Поттер, – Снейп мрачно улыбнулся и кивнул на грязные джинсы Гарри. – Сколько?

Гарри уставился в пол. Признаваться в постыдной зависимости было еще ужаснее, чем он себе представлял.

– Два года… с половиной, – тихо ответил он.

– Я спросил, сколько вы приняли?

– Три… три миллилитра.

– Три? – озадаченно спросил Снейп. – Весьма небольшая доза.

– Вечером мне нужно будет принять еще два. И я… я его не пью. То есть… – Гарри достал из кармана портсигар, открыл его и протянул Снейпу. – Вот. Это шприц, это маггл…

– Я знаю, что такое шприц, – оборвал его Снейп. Повертел в руках коробку и положил ее на стол. Усмехнулся. – Творческий подход к расходу зелья. Но запасы ваши заканчиваются, судя по тому, что вы обратились ко мне.

– Я покупал его в маленькой аптеке в Лютном переулке. Ее недавно закрыли.

– Что же мешает вам сварить зелье самому, Поттер? Припоминаю, что в Хогвартсе вы демонстрировали удивительные способности по части зельеделия, – в конце фразы звучала неприкрытая издевка. – Подумайте, даже Северус… – Снейп зло и очень схоже передразнил Слагхорна.

Сгорающий от стыда Гарри промолчал, но слегка удивился, что Снейп помнит дурацкий эпизод, о котором сам он уже давно позабыл.

Снейп сменил тон на деловой.

– Итак, Поттер. Мне понадобятся ингредиенты. В том числе пятьдесят граммов пепла феникса. Который, если вы не в курсе, после этого уже не возродится.

– Я достану все, что вам нужно.

– Нехитрое оборудование. И ассистент. Но излишняя огласка вам ни к чему, как я понимаю.

– Я могу ассистировать сам.

– Если будете в состоянии. Сколько зелья у вас осталось?

– Мне… хватит. На полторы недели.

– То есть не хватит. Процесс изготовления Фелициса занимает пятнадцать дней. Советую вам начать уменьшать дозу.

– Но… О черт.

– В чем дело?

– Мне и так не хватает! Последнюю неделю я принимаю три кубика утром и два – вечером. Часов через пять начинает кружиться голова и тошнит. И моя магия, она… как будто истончается, исчезает.

– Придется потерпеть, – сухо ответил Снейп.

Мысль о снижении дозы – и без того недостаточной – приводила в ужас. Но, по крайней мере, Снейп согласен и у него появилась надежда.

– Спасибо, – пробормотал Гарри.

– Что-что, Поттер?

– Спасибо, – повторил Гарри громче и посмотрел Снейпу в глаза. – Спасибо, что соглашаетесь помочь мне.

– Помочь вам побыстрее отправиться на тот свет, вы хотите сказать, – жестко ответил Снейп. – Кто я такой, чтобы вам мешать.

– Послушайте, я пытался!

– И сдались. Увольте, Поттер. Все наркоманы рассказывают трогательные истории. Вашу я выслушаю после. Сначала обсудим условия нашей сделки. Как вы намерены отблагодарить меня за… хм… помощь?

Гарри чувствовал себя неловко, предлагая деньги человеку, с которым его столько всего связывало в прошлом. Герою войны – как бы то ни было – добровольно похоронившему себя в этой дыре. Но, в конце концов, Снейпу не помешала бы новая мебель.

– Тысяча галлеонов, – озвучил Гарри явно завышенную сумму и тут же почувствовал себя полным идиотом. – О черт.

Снейп, похоже, почувствовал его неловкость и недобро усмехнулся.

– Деньги. Как это мелко. Как… не по-гриффиндорски, верно?

– Прекратите. Пожалуйста. Просто скажите, чего вы хотите.

– Что ж, – в голосе Снейпа снова появились деловитые нотки. – Пятьсот галлеонов. Да, Поттер, я знаю, сколько стоит подобная работа. Подачек мне не нужно.

Гарри облегченно вздохнул.

– Есть кое-что еще, – Снейп вдруг оказался у Гарри за спиной и положил руку ему на плечо. – Как насчет небольших интимных услуг с вашей стороны?

Снейп неторопливым движением переместил руку и погладил шею Гарри тыльной стороной ладони.

В первое мгновение Гарри опешил от этого недвусмысленного жеста, потом резко повернулся к Снейпу.

– Что?!

Снейп выглядел чрезвычайно довольным собой.

– Проблемы со слухом, Поттер?

– Вы бредите!

Снейп пожал плечами.

– Не вижу ничего бредового в желании удовлетворить естественные потребности.

– Естественные?! Но я думал, вы…

– Что вы думали, Поттер? – вкрадчиво произнес Снейп. – Что я импотент? Девственник? Так что?

Гарри испытал странное ощущение – как будто внутри него что-то сдувается.

– …что вы любили мою маму, – тихо ответил он.

Снейп схватил его за грудки:

– Никогда. Никогда не затрагивайте эту тему, иначе будете корчиться в собственных испражнениях, когда у вас закончится зелье.

– Простите, – ошарашенно пробормотал Гарри.

Снейп мгновенно успокоился. Коснулся щеки Гарри в почти невесомой ласке и отстранился.

– У каждого из нас есть маленькие слабости, не правда ли?.. Гарри.

Гарри содрогнулся, услышав из его уст свое имя. Снейп взял со столика футляр со шприцем и помахал им.

– Не тебе объяснять.

Снейп подошел и засунул портсигар в задний карман джинсов Гарри, не преминув основательно ощупать его ягодицу. Гарри со стыдом почувствовал, что краснеет. К несчастью, Снейп тоже это заметил и прокомментировал процесс:

– Как мило, Поттер, – он взял с пыльной полки брелок и протянул его Гарри. – До встречи. Жду вас с ингредиентами. Ключ – на случай, если меня не окажется дома.



Глава 2. Четыре

В доме Снейпа было всего три комнаты, поэтому небольшую лабораторию они устроили прямо в гостиной.

– Горелку поставьте в углу. Перегонный аппарат – сюда. Хорошо. Можно приступать к подготовке ингредиентов.

Снейп открыл большую коробку. В ней были свалены кучей дюжины три детенышей лепреконов.

– Пожалуй, вам можно доверить это, – Снейп взял ножницы и продемонстрировал процесс. – Вот так.

Он передал ножницы Гарри и как будто невзначай провел пальцами по его ладони.

Эти игры начинали нервировать.

– Не дергайтесь. Лепреконы не кусаются. Они обездвижены и ничего не чувствуют.

Гарри поморщился, глядя на карлика, бессмысленно выпучившего глаза, но взялся за работу. Снейп проследил за тем, как Гарри срезает рыжую с золотистым отливом шевелюру с головы лепрекона. Получалось криво.

– Аккуратнее, Поттер. Даже волшебным тварям нужны уши.

С этими словами Снейп подошел к журнальному столику, взял оттуда книгу и улегся на диван. Из-за спинки Гарри была видна только его темная макушка.

Прошло полчаса. Кучка рыжих волос рядом с Гарри росла очень медленно, а Снейп продолжал валяться на диване. Гарри чувствовал нарастающее раздражение.

– Снейп?

– На связи, – донеслось из дивана.

– А вы… вы совсем ничего не будете делать?

– Когда в этом возникнет необходимость. На данной стадии участие специалиста моей квалификации может ограничиться контролем за действиями лаборанта.

Гарри вышел из себя:

– Мы заключили сделку, отымей вас Мерлин! Вы поставили мне хрен знает какие условия! Я два часа таскал гребаные котлы, а теперь…

– Успокойтесь, Поттер, вы его задушите.

Гарри взглянул на лепрекона, которого крепко сжимал в кулаке, и положил его на стол.

– Вы неуравновешенны, словно девица в критические дни. Cходите примите зелье. Ванная справа от вас.

Снейп призвал из шкафчика какой-то пузырек и протянул его Гарри через спинку дивана.

– Обеззараживающий состав.

Гарри все еще трясло от злости, но пузырек он взял.

– Закончите – поговорим, – сказал Снейп и снова уткнулся длинным носом в книгу.

Гарри вышел из ванной минут через пять. Снейп заговорил первым.

– Вот что, Поттер. Я взялся готовить это зелье первый и последний раз. Подумал, вам будет полезно набить руку.

После дозы Гарри действительно почувствовал себя спокойнее. Он молча вернулся к срезанию волос лепреконов и через некоторое время даже увлекся, делая им причудливые прически.

– Отлично. Вытяжку я сделаю сам. Вы свободны. Верните тварей поставщику. Жду вас через три дня.

Гарри уходить не спешил.

– Что такое?

– Как насчет… э-э… ваших потребностей?

– Сегодня я не в настроении. Но если вы настаиваете, Поттер, то что-нибудь придумаем, – он махнул рукой в сторону спальни.

– Н-нет, – поспешно пробормотал Гарри.

– Тогда до встречи.

***

– Блядь!

Чувствовал он себя сносно, но гребаные пальцы никак не желали слушаться.

Снейп оторвался от перегонного куба и заглянул Гарри через плечо. Затем взял его ладонь в свою и несильно сжал.

– Такую вибрацию – да в дело бы… Не нужно так нервничать, Поттер, когда держите нож, – Снейп выпустил его руку, отошел к соседнему столику и зазвенел склянками. – Уменьшили дозу?

– Да.

– Хорошо. Оставьте, я сам нарежу. А вы пока разотрите эти соцветия в кашицу. В вашем состоянии это должно хорошо получиться.

– Спасибо, – искренне сказал Гарри, полчаса промучившийся с твердыми кореньями, название которых ему так и не удалось запомнить.

Некоторое время они работали в полном молчании. Снейп начал разговор первым.

– Помнится, вы хотели мне рассказать свою печальную историю?

– Ничего я не хотел, – буркнул Гарри.

– Дело ваше.

Снейп замолчал. Через несколько минут Гарри не выдержал:

– Вы можете презирать меня сколько угодно, но если бы не Феликс… если бы не это зелье, неизвестно, остались бы вы живы.

– Возможно, к лучшему, – тихо ответил Снейп.

– И я тоже. И вообще… у меня могло ничего не получиться.

– Какая ирония. Магическую Британию спасла пинта наркотического зелья. Жаль, что Альбус мертв, посмеялись бы вместе.

У Гарри от гнева перехватило дыхание.

– Да как вы можете!

Вы же можете, Поттер. Годы работы Ордена, ваше воспитание, ваш характер, наконец, вы поставили под сомнение – и доверились наркотику.

– Может быть, потому, что тогда мне сложно было доверять людям?! Мы застряли в лесу, у меня не было никакого плана, Дамблдор оставил лишь одни загадки! Рон – съебался!

– Не размахивайте руками, Поттер. Пестик выроните.

Гарри осекся и продолжил уже более спокойно:

– Я тогда хлебнул Феликса. И появилась она. Лань. Это было… как чудо. А потом вернулся Рон.

– То есть вы считаете, что меня и мистера Уизли вы вызвали, словно джиннов, глотнув зелье удачи?

– Нет, – тихо ответил Гарри. – Теперь не считаю.

Снейп вернулся к шинкованию корней.

– Откуда вы вообще взяли это зелье? Стащили, по обыкновению? Я предупреждал Слагхорна… Но он готов пойти на что угодно, лишь бы заинтересовать малолетних идиотов.

– Нет. Зелье дал мне Фред.

– Фред Уизли? Но зачем?

– Он сказал, что оно пригодится мне… в дороге. Возможно, он посчитал, что героя нужно подстраховать? – горько усмехнулся Гарри.

Снейп ничего не ответил и продолжил нарезать корни. Через несколько минут он пробормотал себе под нос:

– Да, пожалуй, этот мог.

– Мог что?

– Сварить Феликс Фелицис. Обыкновенный талант и необыкновенное распиздяйство.

– Как вы думаете, он тоже его принимал? Поэтому он умер?

– На войне слишком много «поэтому», Поттер.

Остаток вечера они провели в молчании.

– На сегодня все, – Снейп посмотрел в котел и потер руки. Кажется, результат работы его удовлетворил. – Жду вас послезавтра.

Снейп скрылся в ванной. Гарри снял с вешалки свою летнюю куртку, накинул ее и остановился у двери. Через пару минут Снейп вышел.

– Вы все еще здесь? Поттер, – он пристально посмотрел на Гарри. – Ты что, опять хочешь спросить о моих потребностях?

Гарри покраснел.

– Расслабься. Я не беру авансов. Поговорим об этом, когда зелье будет готово.

– Вообще-то я не об этом хотел спросить.

– Какая жалость. А я уж было подумал, что тебе не терпится. Задавай свой вопрос и вали.

– Вы хотели умереть?

Снейп вздохнул и закатил глаза.

– Я серьезно, Снейп. Почему вы так сказали?

Снейп подошел к нему вплотную. Паясническое выражение будто стерли с его лица.

– Запомни, Поттер. Если бы ты не смог меня спасти – ничего бы не изменилось. Ничего. И мой бренный дух – или что бы там от меня осталось – не винил бы тебя в этом.

***

Снейп осторожно левитировал котел на горелку.

– Сегодня важный день. Нужно добавить пепел феникса, а это крайне нестабильный элемент. Зелье нужно прогреть до сорока пяти градусов – ни больше, ни меньше.

Он зазвенел склянками на лабораторном столике.

– Зажгите огонь, Поттер.

Гарри достал палочку и произнес заклинание. Оно, конечно же, не сработало. Зато еще сильнее закружилась голова и все вокруг – котел, комната, Снейп, стоящий к нему спиной, – потемнело и зарябило, словно он просматривал негатив старой кинопленки. Гарри прислонился к стене и на секунду прикрыл глаза.

– Поттер? В чем дело?

Снейп стоял над котлом, держа в одной руке термометр, в другой – сосуд с прахом феникса.

– Зажги огонь, недоумок!

– Я… не могу.

Снейп положил сосуд обратно на стол и подошел к Гарри. Заставил его запрокинуть голову и внимательно осмотрел зрачки.

– Термометр держать в состоянии? Впрочем, не уверен, что в твоих руках он покажет правильную температуру. Ты горячий, как каминная решетка.

Снейп трансфигурировал штатив, закрепил прибор внутри котла и сам разжег горелку. Через несколько минут осторожно всыпал пепел. Бурое зелье полыхнуло и окрасилось в золотистый цвет.

Гарри облегченно вздохнул и снова закрыл глаза. Теперь оставалось только одно – ждать.

– Что прикажешь с тобой делать, Поттер? Если отрубишься здесь, боюсь, о тебе некому будет позаботиться, – зло сказал Снейп. – Давно закончилось зелье?

– Вчера утром, – сказал Гарри и сам еле услышал свои слова.

Слабость одолевала его все сильнее, темнота постепенно накрывала гостиную…

Гарри очнулся. Ледяная вода стекала по его лицу, волосам, холодные ручейки затекали под рубашку.

– Ты должен аппарировать домой, – отчетливо, почти по слогам произнес Снейп, стоящий над ним с пустым стаканом в руке. – Феликс Фелицис будет готов через двое с половиной суток. Ты не можешь здесь оставаться.

Гарри согласно кивнул.

***

Он не помнил, как оказался у себя на Гриммо. Он вообще плохо помнил следующие двое суток.

Гарри как будто смотрел в мутный калейдоскоп. Картинки рассыпались и складывались, рассыпались – и складывались снова причудливым образом.

Пушистые уши Кричера. Лицо Фреда, улыбающегося ему сквозь пелену сыплющейся сверху каменной крошки. Лесное озеро, прозрачная поверхность которого превращается в тяжелое золото, как только он ныряет в него. Пустая квартира на Спиннерс-энд – с потолка свисают клочья паутины. Раздолбанная кровать, на которой он отчаянно дрочит, но никак не может кончить. Снейп, истекающий кровью и спермой, почему-то струящейся из шеи. Котел с золотистым зельем, внезапно испаряющимся на глазах у Гарри. Мокрое вонючее белье. Запах бульона.

– Хозяин Гарри должен поесть.

Гарри очнулся. Ощупал простыни – чистые и хрустящие. Открыл глаза. Рядом с ним сидел Кричер и легонько теребил лапой его щеку.

– Доброе утро, ушастый.

Гарри улыбнулся и взял – рука дрожала, но совсем чуть-чуть – протянутый эльфом стакан. Кажется, кризис миновал. По крайней мере, густой обжигающий бульон он выпил с аппетитом и более-менее пришел в себя.

Вместе с сознанием вернулись мысли о зелье. Он посмотрел на часокалендарь, висевший на стене.

Должно быть, уже готово.

Он вернул стакан эльфу и ласково погладил его промеж ушей.

– Пожалуйста, принеси мне одежду.

Кричер взглянул на него с беспокойством.

– И спасибо, друг. Что бы я без тебя делал. Хочешь какую-нибудь редкую вещицу для своей коллекции?

На глазах старого эльфа выступили слезы.

– Кричер хочет только одного – позвать колдомедика! Кричер хочет, чтобы хозяин выздоровел и перестал принимать ядовитое зелье!

Это было ужасно стыдно и больно. Но Гарри сказал, стараясь, чтобы его голос звучал ровно и успокаивающе:

– Мне нужно пойти к одному человеку. Он… он почти как колдомедик. Даже лучше.

***

– Зелье готово. Вот ваша доза, – Cнейп помахал перед носом Гарри крохотной мензуркой и спрятал ее в карман.

От вида вожделенного зелья Гарри здорово тряхнуло. Он протянул руку – но Снейп не торопился отдавать ему флакон.

– Дайте.

Снейп сказал задумчиво:

– Вот что, Поттер. Деньги принесли?

Гарри бросился к рюкзаку и достал мешочек с эмблемой Гринготтса.

– Возьмите.

Снейп взял мешочек, с видимым удовольствием взвесил его в ладони и невозмутимо сказал:

– А теперь возьмете вы. В рот. Пожалуй, пройдем туда, – он показал рукой в направлении спальни и двинулся туда, на ходу расстегивая брючный ремень.

Гарри не тронулся с места. Его словно ударили под дых, картинка перед глазами пошла рябью. Он прислонился к стене и на секунду прикрыл веки. Где-то внутри черепа болезненно пульсировала мысль:

Сволочь, сволочь.

Он глубоко вздохнул, пытаясь успокоиться, и открыл глаза.

Снейп стоял у входа в комнату, обернувшись к нему. Казалось, он был удивлен, что Гарри не последовал за ним.

– Что вы там застыли, Поттер? Обнимаетесь с вешалкой? Я недостаточно тонко намекнул, что ваших объятий ждут в другом месте?

– Профессор… Пожалуйста. Мне нужно… Нужно сейчас.

– Мне, представьте, тоже нужно. И тоже сейчас, – издевательски передразнил его Снейп. – Наркотики настолько отшибли вам память, что вы забыли наш уговор?

Он развернулся и прошел в комнату, не допуская дальнейших пререканий. Гарри с минуту постоял, пытаясь справиться со злостью и проклятой слабостью, затем вошел в спальню.

Снейп сидел на диване, широко расставив ноги. Он был одет – даже брюки не расстегнул. Гарри нерешительно встал перед ним.

– Опустись на колени, будет удобнее.

Гарри опустился, признавая поражение.

– Вы… не снимете… э-э? – он указал рукой на промежность Снейпа.

– Достаточно расстегнуть. Справитесь.

Гарри принялся расстегивать ширинку. Руки слушались плохо, пуговицы выскальзывали из пальцев. К тому же он чувствовал, что Снейп возбужден, и это не упрощало задачи. Наконец он справился с верхними пуговицами и вздрогнул, увидев влажную розовую головку. Он не был готов к тому, что Снейп окажется без белья.

– Ну же, Поттер. Чем быстрее управишься, тем быстрее тебе полегчает.

Гарри расстегнул ширинку до конца и наклонился к паху Снейпа. Ощутил специфический запах. Зажмурился. Голова закружилась.

– Открой глаза. Ты меня слышишь? – Снейп взял его за подбородок. – Открой глаза!

Он подчинился. Увидел покачивавшийся перед его лицом член. А потом Снейп ударил его по щеке. Гарри пошатнулся. Снейп встал, рывком поднял его на ноги и протянул пузырек. Взгляд его был полон презрения.

– Ты жалок. Вмазывайся и убирайся. Дверь захлопнешь.

Гарри подумал, что при других обстоятельствах эта нелепая картина его бы рассмешила. Снейп, с торчащим из расстегнутых штанов хуем, – уходил в своей манере, резко и стремительно, и мантия его взметнулась.

***

В тот вечер Гарри боялся заснуть – но, по всей видимости, организм удовлетворился принятой дозой, и кошмары отступили. Во сне его не преследовали ни умирающий Снейп, ни болезненные сексуальные фантазии.

К утру осталось только легкое недомогание, к которому он уже привык за последний год, и злость. На Снейпа. На себя.

Профессор прав – наркотик превращает его в тряпку. Но он сам… Какую цель он преследует, унижая его? То он ведет себя почти по-людски, то… Гарри увидел себя вчерашнего – стоящего на коленях, ломающегося – и его снова замутило.

Гребаный, гребаный ублюдок.

Гарри не увиливал от исполнения их «договора». Он не испытывал страха перед сексом, пускай и не совсем традиционным. Он готов был переспать со Снейпом – по-хорошему. Зачем же поганить нормальные человеческие отношения ненавистью и унижением?

Аппарируя на Спиннерс-энд за очередной дозой, Гарри дал себе слово, что унижать себя больше не даст и на провокации не поведется.

Снейп сидел на диване и изучал жуткого вида гримуар.

– Поттер, – он поприветствовал Гарри, по своему обыкновению, не отрываясь от чтения. – Не ждал вас сегодня.

– Вы знаете, зачем я пришел, – хмуро ответил Гарри и направился к шкафу, где Снейп хранил зелья.

Шкаф был заперт.

– Понятия не имею, – из-за спины послышался издевательский голос Снейпа. – Может быть, закончить то, что мы так неудачно начали вчера?

Гарри повернулся к Снейпу. Тот ухмыльнулся, положил книгу на стол и раздвинул ноги, а рукой изобразил нечто вроде пригласительного жеста. Гарри разом забыл о благом намерении держать себя в руках.

– Послушайте, Снейп. Вас это заводит, да? Унижать? Вы поэтому отказывались от секса все это время – ждали, когда я окажусь в полной вашей власти?

Снейп продолжал ухмыляться. От этого Гарри завелся еще сильнее.

– Признайся, у тебя просто не встает, если перед тобой не ползают на коленях! Что это – наследие тяжелой юности, Сопливус?! Да ты просто больной!

Снейп встал с дивана и медленно двинулся к Гарри. Глаза его потемнели, и от этого стало жутко. Издевательская улыбка все еще играла на лице Снейпа, но теперь выглядела по-настоящему зловещей. Когда из рукава потрепанной мантии показался кончик волшебной палочки, Гарри среагировал первым:

Ступефай!

Снейп упал, как подкошенный. Голова его ударилась об угол хлипкого стола. Стол покосился, ножка его отлетела. Последним, что увидел Гарри, было облако взметнувшейся пыли и струйка крови, стекающая по шее Снейпа.

Как сквозь плотный туман Гарри чувствовал похлопывания по щекам и услышал голос, полный тревоги.

– Очнись! Очнись, Поттер!

Гарри открыл глаза и увидел склонившегося над ним Снейпа. Тот облегченно выдохнул. И неожиданно с силой ударил его по щеке. Голова Гарри мотнулась в сторону так сильно, словно была закреплена на гибких шарнирах, и он чуть было снова не потерял сознание.

– Никогда больше не произноси этого слова, щенок!

Снейп довел Гарри до дивана.

– Лежи. Я сейчас.

Через несколько минут, когда комната перестала кружиться вокруг Гарри, Снейп принес чашку с каким-то отваром. Приподнял Гарри с подушки, поддерживая.

– Пей.

Гарри послушно отхлебнул. Напиток был приятным – чай с какими-то травами. Сознание потихоньку прояснялось.

– Мне… надо принять зелье, – тихо сказал он.

Снейп отошел к шкафу и открыл его, вынув из кармана ключ. Разорвал упаковку у одного из валявшихся рядом с сосудом шприцев и набрал зелья на тринадцать мелких делений.

– Закатай рукав.

– Нет. Я сам, – слабо ответил Гарри и спрятал лицо в подушке. – Пожалуйста, уйдите… ненадолго.

Снейп вложил ему в руку шприц и вышел. Через несколько минут он крикнул из кухни:

– Поттер! Уже можно?

– Да.

Снейп вошел в комнату и сел рядом. Выглядел он непривычно подавленным.

– Тебе лучше?

– Ага.

Гарри вдруг вспомнил события, предшествовавшие его обмороку. Взглянул на столик – тот стоял цел и невредим.

– Черт, а…

Гарри подтянулся к Снейпу и попытался коснуться пряди длинных волос, закрывающей его шею. Снейп, похоже, понял его неправильно – оттолкнул и пробормотал, отведя взгляд:

– Прекратите это, Поттер. Что бы вы там ни думали, мне не доставляет удовольствия вас унижать. Просто хотел… преподать вам урок. Я даже рад вашему пламенному спичу. Поздравляю, вы все еще остаетесь собой. Иногда.

Гарри почувствовал себя неловко – Снейп говорил так… в общем, как-то не по-снейповски.

– И вы меня извините. Это дурацкое прозвище…

Плечи Снейпа дернулись, он повернулся к Гарри и угрожающе посмотрел на него.

– Э-э. Простите, правда. И за то, что ударил вас, тоже. Вы в порядке?

Снейп как-то странно посмотрел на него.

– Поттер, – его голос звучал настороженно. – Это я тебя ударил.

– Да, но до этого я запустил в вас заклинанием. Вы упали и ударились об стол, он сломался…

Снейп нахмурился и некоторое время молчал. Гарри подумал, что профессору идет эта суровая складка меж бровей.

– Этого следовало ожидать.

– Вы о чем?

– Не было никаких заклинаний, Поттер. Ты вытащил палочку, открыл рот и потерял сознание. Признаться, я даже был польщен, что внушаю тебе такой ужас.

– Но я…

Снейп взял со стола давешний гримуар и раскрыл его на закладке.

– Иллюзии. Это третья стадия. Сначала зелье вызывает эйфорию и необоснованную уверенность в своих силах, потом ослабляет магическую энергию, а затем… моделирует отдельные ситуации. Ты видишь желаемое, но оно на самом деле не происходит. Зелье обманывает тебя, Поттер. Проще говоря – у тебя галлюцинации. С тобой уже случалось такое?

– Нет. Хотя… О черт. Патронус!

– Что с Патронусом?

– Я вызвал Патронуса на занятии, то есть мне показалось, что вызвал. Это объясняет поведение Рона. Он еще что-то сказал про «пшик»…

– Потрясающее качество для будущего аврора. Ты и не заметишь, как тебе в лоб прилетит смертельное заклятие. В последние мгновения свой жизни ты будешь считать себя победителем.

Гарри поежился.

– Не так уж и плохо, если подумать, – продолжил Снейп. – По крайней мере, ты не успеешь сгнить от зелья.

Гарри молчал.

– Тебе нужно прекратить принимать его.

– Вы видели меня позавчера! Я не принимал зелье три дня! – зло сказал Гарри. – Еще пара суток, и я бы просто захлебнулся в собственном дерьме!

– Если постепенно уменьшать концентрацию зелья в организме, будет легче.

– Я не знаю. Я целый год борюсь за то, чтобы ее не увеличивать. Вы не понимаете, каково это.

– Жалуемся, Поттер? Ты всегда был редкостным идиотом, но не нытиком. Ты просто шел и делал то, что считал нужным.

– А если я не считаю нужным?

– Жить?

– Хотя бы и так. Свою миссию я выполнил, могу и сдохнуть, если захочу.

– А ты хочешь?

– Не знаю.

– В таком случае предлагаю подождать до того дня, когда вы определитесь, мистер Поттер. А тем временем уменьшить дозу до трех кубиков в сутки.

Гарри отчаянно посмотрел Снейпу в глаза. Снейп усмехнулся.

– Если тебе станет настолько тошно, что ты захочешь непременно сдохнуть, я сам произнесу два заветных слова. Три кубика с завтрашнего дня.



Глава 3. Три

Он, как обычно, скрылся в уборной, набрал зелья в шприц и закатал рукав. Мерлин, как трясутся руки.

– Поттер.

Гарри вздрогнул, игла проехалась по коже, оставляя за собой дорожку из мелких красных капель. Снейп стоял у него за спиной и пристально смотрел на его руку.

– Печальное зрелище. Самоучитель колдомедицины? «Помоги себе сам»? Cправочник Локхарта?

Если бы Гарри так не трясло, наверное, он бы врезал Снейпу по роже. Снейп же ловко выхватил у него шприц одной рукой, а второй закатал правый рукав Гарри.

– Хм. Даже хуже. Поздравляю вас, вы не левша. Снимайте штаны.

– О бл… Вы… опять? Со своими уроками? – зло сказал Гарри.

– Снимайте штаны! – рявкнул Снейп. Затем продолжил, спокойно: – Или вы уже не в состоянии пользоваться руками? Если так пойдет дальше, вскоре вы не сможете держать свой собственный член, чтобы помочиться, Поттер. Снимайте штаны. Введем зелье внутримышечно.

Гарри, сквернословя, расстегнул и спустил джинсы. Вздрогнул, когда Снейп провел по ягодице куском ваты, пропитанной спиртом. По маленькому участку кожи разлилось тепло.

– Не дергайтесь. Будет долго… и больно.

Было действительно больно. Когда он вводил зелье в вену – ее словно обжигало кипятком, но это ощущение проходило очень быстро, практически сразу вытесняясь долгожданным облегчением и эйфорией. Но сейчас он чувствовал только боль – адское жжение – уже несколько долгих секунд, и…

– Ш-ш. Тихо. Сейчас пройдет.

…как сквозь туман чувствовал негромкий голос и неловкие поглаживания Снейпа. Да, точно – Снейп одной рукой всаживал ему шприц, а другой похлопывал по голому бедру, и это было так странно, словно его… утешали?

Закончив процедуру, Снейп выбросил шприц в корзину, но не отстранился. Провел рукой по волосам Гарри и тихо сказал:

– Тебе лучше?

Как обычно, после инъекции блеклая реальность снова обрела яркие краски, а чувства обострились. Ему чудилось, что он слышит ток своей крови, пузырящейся, как шампанское.

– Д-да.

– Хорошо.

Каждой клеточкой кожи Гарри ощутил сбившееся горячее дыхание у шеи и через мгновение дернулся от прикосновения сухих шершавых губ.

Снейп сразу же отодвинулся.

– Хорошо, – повторил Снейп. Его голос снова стал привычно резким. – До завтра.

Он покинул ванную комнату, а Гарри все стоял, потирая шею и пытаясь разобраться в нахлынувших ощущениях. Зелье тому виной, или этот поцелуй… он не был неприятным или что-то еще. Просто странно нежным. Неуверенным и нежным. Кто в здравом уме будет ждать такого от Снейпа?

О черт.

Гарри вышел из ванной. Дом казался пустым. Снейп обнаружился в спальне – рылся в комоде. Он уже скинул мантию; видимо, готовился ко сну. Непривычно было его видеть таким – в мятой рубашке и брюках.

– Поттер. Вы еще здесь? – не отвлекаясь от своего занятия, спросил Снейп. – Что-то забыли?

Гарри прошел в комнату, подошел к нему и решительно сказал:

– Давайте уже сделаем это.

Снейп продолжил перебирать какие-то тряпки, не глядя на него.

– Послушайте, вы… вы мне вовсе не противны.

Снейп наконец посмотрел на него и ухмыльнулся.

– Охренеть, Поттер. Сегодня засну счастливым, – он снова обернулся к ящику. – Это все?

Гарри ощутил прилив здоровой злости и почти охотничьего азарта.

– Снейп, если я вам нравлюсь, почему вы просто не скажете мне об этом?!

Снейп, кажется, нашел, что искал, – какой-то тюбик, – выпрямился и подошел к Гарри. Несколько мгновений пристально его разглядывал, а затем словно вынес вердикт:

– Ты мне нравишься. Раздевайся.

Туше. Гарри покраснел. Осознание того, насколько он глупо выглядит, разозлило его еще больше.

– Да черт с тобой, извращенец!

Гарри в считанные секунды скинул с себя всю одежду. Снейп наблюдал за процессом, не шелохнувшись. Только его кадык, казалось, жил отдельной жизнью.

– Что дальше? – сказал абсолютно голый Гарри, глядя в невыразительное лицо Снейпа. И добавил ехидно: – Сэ-эр?

Снейп молча начал расстегивать рубашку. Выглядел он невозмутимо, но руки слегка дрожали, и это каким-то образом ободряло Гарри.

– Иди в постель.

Гарри рухнул задницей кверху на нерасправленную кровать – ему показалось, что при этом взметнулось целое облако пыли, – и обнял подушку.

Немного спустя в комнате стало темнее. Он ощутил, как прогибается под телом Снейпа матрац, а потом – как прохладные руки поглаживают его по спине, спускаясь все ниже и ниже. Прикосновения были осторожными и нежными. Наверное, их можно было бы принять за отеческую ласку – если не принимать в расчет, что гладят его по заднице и делает это Снейп.

– Повернись, – голос Снейпа звучал хрипло и глухо.

Гарри перекатился на спину и увидел, как сидящий у него в ногах Снейп возится с тюбиком. Затем Снейп переполз поближе, оседлал бедра Гарри, размазал крем по его вялому члену и начал дрочить. Теперь движения не были нежными – напротив, какими-то механическими, а лицо Снейпа в темноте выглядело сосредоточенным и отстраненным. Гарри закрыл глаза, чтобы не видеть этого выражения, но возбудиться все равно не смог.

– Прекрати, – попросил он.

– Стоило так настойчиво зазывать меня в постель, Поттер, – раздраженно сказал Снейп и убрал руку.

– Прекрати, – тихо повторил Гарри и сел.

Снейп оказался так близко, что Гарри ощутил его сбивчивое дыхание. В отличие от Гарри, он был возбужден. Гарри снял очки, положил их на тумбочку, придвинулся к Снейпу и обнял за талию. Глядя в его удивленное лицо, прошептал:

– Просто не будь скотиной, Северус.

И поцеловал.

Снейп ответил. Одной ладонью он неуверенно провел по спине Гарри, а другой зарылся в его волосы. Гарри закрыл глаза и расслабился. Снейп снова обхватил его член и начал двигать рукой. Теперь все получилось.

Гарри попытался дотронуться до члена Снейпа, но тот разорвал поцелуй и сказал:

– Не надо. Я кончу.

Он по-прежнему выглядел сосредоточенным, зато отстраненности в его взгляде не осталось и следа. Он легонько толкнул Гарри в грудь.

– Ложись.

Он снова взял тюбик, выдавил смазку на ладонь и завел ее за спину. Гарри вдруг сообразил, что он там делает.

– Ты хочешь…

– Мерлина ради, помолчи.

В голосе Снейпа не было ни раздражения, ни злости – лишь нетерпение. Он приподнялся и стал медленно насаживаться на член. Гарри слегка толкнулся вверх, когда почувствовал, что головка вошла. Снейп издал странный каркающий звук – без сомнения, одобрительный. Гарри начал размеренно двигаться.

На грани оргазма он почувствовал, как теплые капли орошают его грудь и живот. Снейп кончил первым.

Он сполз с Гарри и нащупал на тумбочке пачку сигарет. Вытянулся поверх покрывала и закурил.

– Надеюсь, ты не возражаешь?

– Нет.

Гарри лежал и расслабленно наблюдал за тлеющим огоньком.

– Снейп.

– Да?

Он хотел спросить о чем-то важном, но мысли ускользали. Поэтому он спросил:

– И что теперь?

– Как только докурю, я намереваюсь заснуть.

– Мне уйти?

– Как хочешь.

Снейп потушил сигарету и скользнул под одеяло.

– Я никогда не думал про тебя, что ты девственник или импотент. Прости, что я сегодня не…

– Незачем извиняться. План ты выполнил, – в голосе Снейпа слышалась насмешка, но она не была злой.

– Знаешь, это было совсем неплохо. Даже здорово. Необычно. И знаешь, я вдруг понял… что мне показалось странным, ну, когда я к тебе сюда пришел. Ты как будто помолодел.

Снейп хмыкнул.

– Поттер. Если твоя подружка когда-нибудь даст тебе в задницу, постарайся избежать подобных откровений в постели.

– Черт. Извини.

Гарри тоже забрался под одеяло, прижался к Снейпу и поцеловал. Протеста его действия не вызвали.

– Именно так я бы поступил с подружкой.

Снейп усмехнулся и обнял его одной рукой.

– Спи.

***

– Что это, Поттер?

Снейп наблюдал, как Гарри достает из рюкзака фрукты, пирог в коробке, бутылку эльфийского вина, – и хмурился. Гарри улыбнулся.

– Я подумал, что мы можем немного… э-э. Посидеть? Не все же трахаться.

Снейп посмотрел на него так, что стало ясно – он относится к этой идее по меньшей мере скептически.

– Только сначала… – Гарри кивнул в сторону шкафчика с зельем.

Снейп проставил Гарри полтора кубика; крошечный флакон с плещущимся золотом засунул ему в карман – на утро. Недовольно натянул на задницу Гарри спущенные для процедуры штаны.

– Пойдем, посидим, – сварливо сказал он и улегся на диван, практически не оставив на нем свободного пространства.

Гарри разлил вино в немытые кофейные чашки, протянул одну Снейпу и присел на край дивана.

– Кричер сам его приготовил.

Снейп, пригубивший было напиток, поперхнулся. Красная струйка потекла по его подбородку. Гарри наклонился и слизнул ее.

– Этот сумасшедший эльф Блэков? Ты до сих пор не избавился от него?! – Снейп, казалось, был настолько удивлен, что даже не заметил действий Гарри.

– Он мой друг. И он вполне нормален, – Гарри пожал плечами, сделал большой глоток из своей чашки и отвернулся. – Не хочешь – не пей.

Снейп демонстративно и шумно отхлебнул в знак примирения.

– Вообще-то, если бы не Кричер… – Гарри задумался, потом сказал: – Неважно.

– Что неважно, Поттер? – Снейп сжал его руку.

– Кричер двое суток убирал за мной дерьмо, таскал лечебные отвары и бульон, вот что! Когда ты…

– Я не смог бы таскать тебе отвары и бульон, при всем желании. И ты из тех людей, что предпочитают убирать свое дерьмо сами.

Снейп обнял его и притянул к себе.

– Можешь подвинуться? Хочу прилечь. Честно говоря, я весь день на ногах. Немного устал.

Снейп подвинулся. Гарри лег рядом с ним. Это было не очень удобно – диван слишком узок.

– Я заходил к тебе с утра. Хотел пригласить на пикник. Но тебя не было.

– Пикник?

– Ну да. Необязательно все время торчать здесь. Закуски, озеро, деревья…

– …и кусты. Пойдем в спальню.

***

Как обычно после секса, Снейп закурил. Повернулся к расслабленно лежащему Гарри и пустил дым поверх его головы.

– А с тобой становится все интереснее, Поттер. Входишь во вкус.

Гарри улыбнулся и пожал плечами.

– Ну… Это же секс. Он обычно бывает приятным.

Снейп усмехнулся.

– Рад за тебя. Похоже, в этом тебе действительно везет.

– Не жалуюсь. Хотя с тобой… я предполагал, что все будет по-другому.

– Что «все»?

– Ну… Я думал, что ты просто хочешь оттрахать меня в задницу.

– Кто сказал, что я не хочу, Поттер?

Гарри заволновался.

– А ты хочешь?

Снейп зловеще улыбнулся. Гарри покраснел.

– Э-э. Мне казалось, что ты… того. Ну, что тебе нравится так.

– И так, и эдак, Поттер.

– А. Черт.

Снейп наслаждался его замешательством.

– И много у тебя было… – он затушил сигарету в стоявшей на тумбочке пепельнице и снова обернулся к Гарри. – Постой, дай угадаю. Одна-единственная. Младшая Уизли. Должно быть, огонь! – Снейп паяснически возвел руки.

– Прекрати, – сквозь зубы произнес Гарри. Умиротворенное состояние исчезло – как ни бывало.

– Поттер. Давно ты виделся со своей подружкой? – серьезно сказал Снейп.

– Тебе это важно?

– Я думаю, это важно тебе.

– Мы поссорились. Перед тем, как я в первый раз пришел сюда. По правде говоря, я на нее наорал… ни за что ни про что.

– Помириться не пытался? – голос Снейпа дрогнул.

– Зачем? Что я могу ей дать? Я гребаный псих, зависимый от гребаного зелья.

– Мы выяснили, что это поправимо. Ты уже несколько дней ограничиваешься тремя кубиками, – Снейп сжал его ладонь. – Напиши ей письмо.

– Ты хочешь, чтобы я ей написал? Но я не могу. Теперь. Когда мы с тобой…

Снейп удивленно воззрился на него и вдруг громко расхохотался. Он смеялся пару минут, а когда успокоился, вытер выступившие на глазах слезы краем простыни.

– Нет никаких «нас с тобой», Поттер. По крайней мере, меня с тобой точно нет.

Снейп сладко потянулся и заполз под одеяло. Гарри же, напротив, выскользнул из-под него.

– Далеко собрался?

– Домой, – сухо ответил Гарри, натягивая штаны – Напишу письмо Джинни.

– Не забудь закрыть дверь, – зевнул Снейп.

***

Гарри постучал. Дверь моментально распахнулась. Видимо, Снейп воспользовался магией, так как сам он возился с чайником и чашкой в гостиной.

– Кофе будешь?

– Пошел ты в жопу со своим кофе!

Гарри скинул рюкзак и подошел к заветному шкафу. Снейп неторопливо залил горку растворимого кофе кипятком, добавил две ложки сахара, очень тщательно размешал. Только после этого подошел и открыл дверцу. Протянул руку к склянке с зельем. Гарри его опередил:

– Я сам.

Он распаковал шприц, набрал два деления и прошел в ванную. Северус пошел за ним, но перед его носом дверь захлопнулась.

– Поттер. Ты уверен, что попадешь себе в задницу, а не в глаз?

– Тебе же как-то в задницу попадаю!

Снейп улыбнулся и вернулся к своему напитку.

– Вот твоя утренняя порция, – кивнул Снейп на пузырек на столе, когда Гарри вышел из ванной. – Я так понимаю, на твое общество сегодня вечером можно не рассчитывать.

– Я не буду соревноваться с тобой в твоем дурацком самоуничижении, – тихо сказал Гарри, забирая пузырек и направляясь к выходу.

В спину ему раздались хлопки. Гарри обернулся. Снейп сидел, закинув одну ногу на столик, и аплодировал.

– Иногда я думаю, что зря забросил педагогическую карьеру. Останься, Поттер, – Снейп достал из кармана мантии бутылку огневиски. – М-м. Мир?

***

– Она не ответила, – сказал Гарри после первой порции.

– Ты любишь ее?

– Да. Не знаю… Но если бы не Феликс, я бы женился еще год назад.

– Может, тебе нужно ей рассказать?

– Повесить на нее все это?

– Не повесить. Разделить.

– Я уже разделил. С тобой.

Несколько минут они сидели в молчании.

– Бр-р, – поежился Гарри. – Почему ты не топишь камин? Иногда тут холодно, как в склепе.

Гарри придвинулся к Снейпу. Тот взял валявшийся на диване поеденный молью плед и укрыл их обоих. Разлил еще огневиски.

– Снейп. Можно вопрос?

– Если ты ответишь на мой.

– Э-э…

– Я понимаю, почему ты не пошел в Мунго. Но почему ты не обратился к своим друзьям?

– Я не смог. Как бы это звучало: «Пока вы рисковали своей жизнью, я принимал зелье удачи»?

– Ты рисковал в первую очередь, Поттер.

– «Гермиона, когда ты, последний человек, что мне верил, тихо плакала в палатке, надеясь, что я не замечу, я вышел и хлебнул зелье удачи. Рон, дружище, когда ты слился, я принял зелье, которое дал мне твой брат, и мне до сих пор в кошмарах снится его предсмертная счастливая улыбка. А теперь я от этого зелья медленно подыхаю, друзья».

– Как трогательно, – усмехнулся Снейп и обнял Гарри под одеялом. Поцеловал в висок. – Когда-нибудь ты расскажешь им об этом.

– Почему ты не пришел на церемонию награждения?

– Что? – озадаченный Снейп оторвался от Гарри.

– Мой вопрос, помнишь? Тебе дали орден, а ты не пришел.

Снейп усмехнулся.

– В гробу я видал этот орден. Я думал, ты спросишь о том, как я стал пожирателем. Или о моем первом сексуальном опыте.

Гарри почувствовал руку Снейпа в своих штанах.

– Кстати, какой был твой первый… О-о, ч…

Снейп заткнул его рот поцелуем.



Глава 4. Два

Гарри стоял у дома на Спиннерс-энд. На его стук никто не отвечал.

Он достал из кармана ключ, который когда-то дал ему Снейп, и вставил его в замочную скважину. Замок не поддавался. Гарри с удивлением отметил, каким он казался старым и проржавленным.

Блядь, как Снейп вообще с ним справляется?!

О том, что он не может справиться с замком из-за трясущихся, как у старика, рук, Гарри старался не думать. Сегодня утром он принял только один миллилитр зелья.

Через две минуты утомительной борьбы с замком у него закружилась голова. Гарри опустился на пыльное крыльцо, облокотился на дверь и прикрыл глаза.

– Ну где же ты, где ты, горгулья тебя раздери. Снейп, возвращайся, твою мать.

– Не стоит поминать мертвецов всуе, Поттер.

Гарри открыл глаза. Снейп смотрел на него сверху вниз – с тревогой.

– Моя мать тебе вряд ли поможет. А отдохнуть в следующий раз советую на диване в гостиной. Или даже в спальне, чего уж там.

Гарри встал и протянул ему ключ.

– Твой замок насквозь ржавый.

Снейп взял ключ и в считанные мгновения открыл дверь.

– Да неужели, – сказал он язвительно. – Ступай в ванную. Я сейчас приду.

Когда Снейп вошел в ванную с зельем в руках, Гарри привычно стянул джинсы и слегка наклонился, опершись на раковину. Хлипкая конструкция мелко задребезжала.

– Почему тебя не было дома? Куда ты вообще, на хрен, пропадаешь?

Снейп нацелил шприц в мышцу.

– Не твое дело. Мерлина ради, да перестань так трястись! – сказал он раздраженно.

Гарри ударил рукой по раковине и резко развернулся.

– Какого хрена, Снейп! Я не могу, ты же видишь! Я еле дотянул до вечера, а ты даже не соизволил вовремя прийти домой!

Снейп застыл со шприцем в руке. Выглядел он слегка озадаченным.

– Сбавь обороты, – безэмоционально ответил он. – У меня есть и другие заботы кроме того, чтобы нянчиться с тобой. Кстати, я пришел вовремя. Это ты пришел раньше.

С этими словами он подошел к Гарри, приобнял его за плечи и повернул спиной к себе.

– Возьми себя в руки, – тихо сказал он. – Нам нужно закончить.

Спокойный тон Снейпа немного охладил гнев Гарри. Снейп быстро и ловко сделал укол. Выбросив шприц и вату в ведро, он обнял мелко дрожащего Гарри. Тот послушно навалился на него в ожидании вожделенного облегчения. Снейп подул ему на висок – так дуют ребенку на ушибленный палец, – слегка взъерошив отросшие волосы.

Они стояли так несколько минут. Гарри постепенно расслаблялся в объятиях Снейпа – зелье начало действовать. Но слабость никак не желала отступать; возможно, потому, что доза была слишком мала.

Снейп почувствовал перемену его состояния и начал осторожно его ласкать, гладя по обнаженному бедру. Когда возражений не последовало, он подобрался к промежности, нежно сжал яички… И неожиданно хмыкнул.

– Очень смешно, – беззлобно сказал Гарри.

– Подумал о том, что ты, оказывается, выглядишь очень сексуально, когда орешь со спущенными штанами.

Гарри вспомнил их первый интимный опыт и не удержался от язвительности:

– Не могу вернуть тебе комплимент.

Снейп, похоже, не обиделся. Он начал дрочить Гарри, пытаясь возбудить – впрочем, безуспешно. Через минуту Гарри накрыл руку его своей, принуждая остановиться. Снейп отстранился. Его лицо стало привычно бесстрастным – точнее, казалось бы таким, если бы не пылающие от возбуждения щеки.

– Э-э… Слушай, – Гарри взял его за руку. – Извини. Мне кажется, я сегодня не смогу.

– Как знаешь, – холодно ответил Снейп. Он взял с полки флакон, на дне которого плескались остатки зелья. – Твоя утренняя доза. До завтра.

И сразу же вышел из ванной. Гарри натянул джинсы, все еще чувствуя слабость и – почему-то – дурацкое чувство вины.

В гостиной Снейпа не оказалось. Дверь в спальню была закрыта. Гарри подошел к ней и осторожно повернул ручку.

Снейп сидел на постели и дрочил – движения его руки были дергаными, неровными; веки прикрыты. На звук он отреагировал не сразу. Гарри уже успел приблизиться к кровати, когда он остановился и открыл глаза.

– Решил опробовать новое извращение, Поттер? Вуайеризм?

Гарри почувствовал себя крайне неловко.

– Я не знал, что ты…

– Узнал, как только открыл дверь. Интеллигентный человек закрыл бы ее обратно и убрался подальше.

Гарри сел на кровать рядом со Снейпом и погладил его по ладони, все еще сжимающей возбужденный член.

– Мне правда не хочется трахаться. Но я же могу… тебе помочь?

– Если хочешь, – пожал плечами Снейп с деланным равнодушием и убрал руку со своего члена.

Гарри обхватил багровый орган рукой и начал движения – размеренные, медленные – совсем не так, как дрочил себе Снейп. Он чувствовал, как Снейп приподнимает зад в попытке сильнее трахнуть ласкающий его кулак, и испытывал странное удовлетворение, не будучи возбужденным.

Глаза Снейпа снова были закрыты. Гарри, не прекращая манипуляций, поцеловал его. Очень мягко – без страсти, но с нежностью. Потом прошептал:

– Я не собирался уходить.

– Поттер, – хрипло сказал Снейп.

Гарри остановился.

– Что?

Снейп открыл глаза.

– Твой рот. Он производит слишком много ненужных звуков, – Снейп поднялся и встал на колени над Гарри, почти тыкаясь членом ему в лицо. – Не хочешь испытать другие его функции?

Гарри кивнул. Когда Снейп с неожиданной силой глубоко засадил в послушно раскрытый рот, Гарри толкнул его в живот.

– В чем дело?!

– Извини. Меня все еще подташнивает.

– Отлично, – раздраженно сказал Снейп. – Откроешь рот, когда я скажу.

Он не изменил позы и начал дрочить сам, неотрывно глядя на запрокинутую голову Гарри. Ждать пришлось недолго.

– Давай, – скомандовал Снейп.

Гарри не успел отреагировать – горячая головка ткнулась между его полуоткрытых губ. Он ощутил, как сперма орошает его язык и стекает по подбородку.

Кончив, Снейп некоторое время со странным выражением смотрел на него. Затем приподнялся, достал из тумбочки салфетку и, аккуратно обтерев лицо Гарри, поцеловал его в губы.

– Все еще не хочешь?

Гарри покачал головой. Снейп слез с кровати и застегнул штаны.

– Тогда возвращайся домой. У меня на вечер запланированы кое-какие дела.

– Ты что, меня выгоняешь? – возмутился Гарри.

– Невероятная проницательность.

– Отлично. Я уйду, – зло пробормотал Гарри, обуваясь.

– Поттер, – Снейп коснулся его плеча. – Ты не можешь торчать здесь постоянно.

– Да иди ты! – Гарри оттолкнул его руку.

– Давно ты встречался со своими друзьями?

– Не твое дело, – ответил Гарри, копируя интонацию Снейпа.

Снейп пожал плечами.

– До завтра, Поттер.

Вернувшись домой на площадь Гриммо, Гарри отправил сову Рону и Гермионе с предложением пообедать завтра вместе.

***

Он пожалел о вчерашнем письме сразу же, как только друзья зашли в паб. Гермиона просияла и одарила его горячим поцелуем в щеку, но он сразу почувствовал ее напряженность. Рон же просто без улыбки протянул руку:

– Здорово. Как ремонт?

Гарри даже не сразу вспомнил о своей лжи. Несколько недель назад, когда у него заканчивалось зелье, он сказал друзьям, что собирается воплотить в жизнь давние планы по приведению дома на Гриммо в пристойный вид, – просто чтобы иметь законный повод не видеться с ними.

– Нормально. Двигается потихоньку.

– Ты уверен, что тебе не нужна помощь? – спросила Гермиона, сосредоточенно глядя в меню.

– Нет. Вы же знаете – я хочу все… сделать сам. Это… мой долг. По отношению к Сириусу.

Было ужасно упоминать имя Сириуса в сочетании с откровенным враньем. Аппетит у Гарри мгновенно пропал. Пока его друзья обедали в неуютном молчании, Гарри прикладывался к кружке с пивом и только пару раз ковырнул заказанное блюдо вилкой.

– Рон. Как там твои родители? – дальше молчать было невозможно. – Как… – Гарри замялся, – Джинни?

– Джинни съехала из Норы.

Гарри ощутил, будто его сердце набили иголками.

…нашла другого?..

Рон – как бы между прочим – выжидательно посмотрел на друга. Не дождавшись ответа, продолжил:

– Сняла квартиру в Лондоне. Мама плакала.

Гарри промолчал, глядя в кружку. В игру вступила Гермиона:

– Ты не знал? Гарри, ты встречался с ней? Или вы… расстались?

Буквально кожей ощущая обращенные на него вопросительные взгляды друзей, Гарри ответил на все вопросы сразу – своей кружке.

– Я не знал. Я написал ей письмо. Мы не встречались. Я не знаю.

Гермиона начала осторожно:

– Гарри, мне кажется, что…

Ее перебил Рон.

– Джинни ждет тебя, придурок! Не писем твоих дурацких, а тебя! Просто приди и извинись!

Кружка предательски задрожала в руке Гарри. Он оставил ее и спрятал руки под стол.

– Рон. Гермиона. Ребята, мне нужен тайм-аут. Побыть одному. Подумать, понимаете?

Он встал и потянулся за рюкзаком.

– Да Мерлин тебя выеби, Гарри, какого… – начал было Рон, но Гермиона жестом остановила его.

– Увидимся.

***

Гарри много гулял все эти дни. Иногда ему казалось, что он обошел пешком весь Лондон, все его закоулки. Прогулки помогали убить время – от дозы до дозы, – а наблюдение за чьей-то чужой жизнью странным образом успокаивало.

Следующим вечером он аппарировал в Галифакс раньше обычного, решив для разнообразия прогуляться здесь. Вечер был безветренным и солнечным. Хорошая погода немного примиряла с действительностью – а в действительности дозы хотелось нестерпимо, прямо сейчас. Но он дал себе слово сдержаться и прийти к Снейпу ровно в назначенный час.

Гарри шел по тесному серому Галифаксу и думал о Снейпе. Неприятно, когда тебя выставляют за дверь сразу после секса, – но Гарри не злился. Ему казалось, что он знает причину такого поведения: Снейп просто смутился.

Как объяснить ему, что это, черт возьми, нормально? Относиться к любовнику – как к любовнику. Нормально хотеть доставить удовольствие, даже если ты сам не можешь его получить, потому что из-за проклятой ломки у тебя не встает. Нормально давать…

Нет, о черт!

Все произошло в считанные секунды. Гарри увидел – боковым зрением – лохматого черного пса, перебегающего улицу, и одновременно услышал визг тормозов.

Он выхватил из кармана палочку.

Депулсо!
Пес отлетел назад к тротуару и ошалело мотнул лохматой головой. Автомобиль проехал, не остановившись.

Успел.

Гарри перебежал дорогу и склонился над псом. Похлопал его по спине, зарылся пальцами в густую шерсть. Пес благодарно лизнул его лицо. Лицо стало мокрым.

– Все в порядке, бродяга… все…

– Сволочи!

– Гоняют, как ненормальные, чтоб их…

– Молодой человек! – кто-то потряс Гарри за плечо. – Ваша собака?

Гарри обернулся. Над ним возвышался полисмен. Вокруг столпилась небольшая кучка возмущающихся зевак.

– Вы запомнили марку машины? Номер?

– Нет, я…

Гарри посмотрел на свои руки и словно заново их ощутил. Они были горячими и липкими. Он опустил глаза. Пес, только что лизавший его лицо, лежал перед ним – изуродованный труп со сломанной шеей.

В глазах потемнело, накатила тошнота.

– …я… Извините.

Он ринулся по улице, забежал в первый попавшийся закуток и аппарировал.

– Снейп! Открывай, Снейп, открой!!!

Он отчаянно колотил в дверь – но за дверью дома на Спиннерс-энд царила тишина. Вне себя, он со всей силы толкнул дверь плечом. Хлипкий косяк треснул, и дверь поддалась.

Никого. Гарри подошел к шкафу, где Снейп хранил зелье. На дверце висел крошечный, похожий на игрушечный, замок. Гарри без особой надежды выхватил палочку – замок наверняка зачарован – и произнес:

Алохомора!

Раздался тихий щелчок, и дверца распахнулась. Гарри было удивился – но, увидев бутыль с зельем, он уже ни о чем не мог думать. Он взял с полки один из одноразовых шприцев, разорвал упаковку; зарядил, не отмеряя, – и всадил в вену.

Его привычно обожгло горячей волной.

Он осел на пол рядом со шкафом. Мир вокруг мало-помалу переставал походить на заезженный фильм.

– Поттер.

Снейп стоял у выбитой двери.

– Привет, – слабо улыбнулся Гарри. – Извини, я тебя не дождался.

Снейп быстро подошел нему и рывком поднял.

– Что случилось?!

– Ничего, – Гарри пожал плечами. – Просто одна маленькая галлюцинация.

– Галлюцинация? Поттер, сколько ты принял?!

Гарри смотрел в темные глаза и улыбался.

– Не знаю. Немного. Пошли трахнемся.

Снейп опешил.

– Что?!

– Хочу трахаться. Сейчас – хочу. Хочу чувствовать что-то настоящее, – Гарри засмеялся. – Твоя задница – настоящая?

– Поттер, ты перебрал или у тебя истерика?

– Северус, я клянусь, не больше двух кубиков.

– Значит, и то, и другое. В ванную, Поттер. Ты в крови.

В ванной Снейп снял с него рубашку и включил воду.

– Руки.

Гарри послушно подставил руки под струю и завороженно смотрел, как с его рук стекает грязно-красная вода. Постепенно поток становился прозрачным.

Неожиданно Снейп надавил на его голову, принуждая нагнуться, и окатил ледяной водой.

– Блядь! – Гарри вырвался. – Какого хрена?!

– Заебала дурацкая улыбка на твоем лице, – ехидно ответил Снейп, протягивая полотенце. – Пришел в себя?

– Кажется, – ответил Гарри, вытираясь.

Снейп сверлил взглядом его обнаженный торс.

– Откуда кровь? Надеюсь, ты никого не убил?

– Нет.

Гарри подошел к Снейпу и прижался к нему всем телом. В ответ на настороженный взгляд добавил:

– Не убил и не покалечил. Я не вру. Ты что, не хочешь?

– Перестань тереться об меня. Пойдем.

Гарри разделся первым и лег на кровать, наблюдая, как Снейп разоблачается и достает из комода тюбик.

Снейп сел у него в ногах и выдавил смазку на ладонь.

– Подожди, – Гарри зачерпнул лубрикант и размазал его по члену Снейпа торопливыми движениями. – Давай так.

Снейп некоторое время наблюдал за его манипуляциями – вид у него был немного обескураженный, – потом притянул Гарри к себе. Одной рукой погладил по спине – не ласково, а как-то хищно, – другой взъерошил волосы. Поцеловал в висок и прошептал:

– Для тебя будет лучше, если ты встанешь на четвереньки.

Десять минут спустя Гарри прижался к потной груди Снейпа.

– Мне не было больно.

Снейп неуверенно обнял его.

– Хорошо. Спи.



Глава 5. Один

Пробуждение было на редкость приятным. Его ласкали – спину, ягодицы, бедра – прикосновения словно обволакивали его, а к члену прижималось твердое, восхитительно-горячее. Еще совсем чуть-чуть, и…

Гарри проснулся. Ощупал кровать.

– Северус?..

Ответа не последовало. Гарри выбрался из кокона, в который свернулось одеяло, отшвырнул валик, заляпанный спермой, и нащупал на тумбочке очки.

– Снейп?..

В доме было тихо. Гарри посмотрел на часы. Шесть. Интересно, куда Снейп ушел в такую рань?

Гарри вскипятил воду и распотрошил пакетик растворимого кофе. Отхлебнул.

Бр-р, какая гадость.

Он оглядел кухню в поисках чего-нибудь съестного. Ничего. Да, видимо, Снейп питался вне дома.

Гарри вдруг осенила идея. Он оделся и вышел из дома.

В пяти минутах ходьбы от Спиннерс-энд, на соседней улице, обнаружилась жизнь – редкие прохожие и небольшой магазинчик.

Продавщица улыбнулась ему, как старому знакомому. Гарри попросил небольшой кусок бекона, яйца, специи и зелень.

– Кофе? – улыбнулась девушка и указала на коробку, наполненную такими же пакетиками растворимого кофе, какой лежал на кухне у Снейпа.

– Н… нет. Наверное, я возьму вон тот чай.

Позавтракав, Гарри почувствовал себя намного уютнее. Он взял книгу из библиотеки и растянулся на диване в гостиной.

***

– Поттер! Поттер, просыпайся!

Гарри открыл глаза. Снейп склонился над ним и тормошил его за плечо.

– Привет, – Гарри улыбнулся. – Кажется, я заснул.

– Теперь ты спишь не только со мной, но и с моей книгой, – Снейп мрачно вытащил раскрытый том, который оказался зажат между Гарри и спинкой дивана. Несколько страниц помялись. – В следующий раз постарайся, чтобы она была сверху.

– Хорошо, сэр! – Гарри засмеялся и с наслаждением потянулся. – Извини, я просто ждал тебя и…

Что ты делал? – Снейп не оценил его хорошего настроения.

– Э-э. Ждал тебя. Кстати, если ты голоден, то я купил продукты и…

– Что?!

Снейп неожиданно рассвирепел. Он навис над Гарри и потянул его за ворот футболки. Ткань затрещала.

– Ты что себе позволяешь? – прошипел Снейп. – Продукты? Продукты?! А завтра что – перевезешь сюда свои шмотки?!

– Ну, если хочешь, можешь перевезти свои ко мне, – криво усмехнулся Гарри.

Снейп выпустил из руки его футболку и отвесил ему оплеуху. Гарри ударился головой о подлокотник дивана, очки отлетели в сторону.

– Идиот. Ты так ничего и не понял! – Снейп уже орал. – Живи своей жизнью и прекрати здесь ошиваться! Я тебе помогаю с твоим дерьмом – а ты трахаешься со мной и платишь! Это – все!

Гарри в ответ молчал и близоруко щурился. Снейп, казалось, немного успокоился. Он поднял очки с пола и протянул их Гарри. Гарри не отреагировал.

– Поттер?

– Дерьмо.

– Я в курсе, – самодовольно усмехнулся Снейп.

– Я не про тебя, – махнул рукой Гарри. – Ты сказал – «твое дерьмо», и я вдруг вспомнил. Я проснулся, тебя не было, я выпил кофе, потом подумал, что неплохо бы перекусить, пошел в магазин… Я не принял утреннюю порцию зелья. Я просто… забыл. Забыл, Северус, понимаешь?

Снейп застыл и несколько мгновений пристально смотрел ему в глаза, словно проверяя, не врет ли он. Потом сел на диван рядом с Гарри.

– Что ж, Поттер. Ты делаешь успехи. Ты поправляешься быстрее, чем я ожидал.

– Значит, у меня получится?

– Уверен.

– Спасибо.

– Не за что.

– Если бы не ты…

– Нет, Поттер. Ты. И только ты. Не повторяй своей ошибки и не приписывай свои заслуги другим. Ни мне, ни кому-либо другому, ни зелью, ни чертовой матери. Есть вещи, разобраться с которыми можешь только ты сам. Например, как тебе выжить.

Гарри почувствовал руку Снейпа на своем плече. Это не был жест любовника. Он был жестким. И… правильным?

– Ты готов отказаться от зелья?

Гарри вздрогнул.

– Нет! Я не могу… пока. Сейчас, когда я вспомнил, мне… нужно. И мне… черт, страшно. Давай просто еще раз уменьшим дозу? – с надеждой сказал он. – До одного? А потом… Ну, ты же сам предлагал.

Снейп встал, достал из кармана миниатюрный серебряный ключ и открыл шкаф, в котором хранилось зелье.

– Хорошо, Поттер. Сколько дней ты принимаешь по два миллилитра?

– Шесть.

Снейп взял пустой стеклянный флакон и трансфигурировал его в несколько маленьких, с фалангу пальца. Разлил по ним Феликс Фелицис. Взял склянку с оставшимся зельем и шприц.

– Пойдем.

В ванной Гарри привычно потянулся к ширинке штанов.

– Нет, – остановил его Снейп. – Не снимай. Дай руку.

Он распаковал шприц, набрал зелье на одно крупное деление и протер обеззараживающим составом плечо Гарри.

– У тебя еще три дня, Поттер. Три дозы по одному кубику в день, – сказал он, всаживая иглу.

Плечо словно обожгло, дышать стало больно – то ли от укола, то ли от слов Снейпа. Тот крепко держал его за руку.

– Те три флакона возьмешь с собой. Думаю, теперь ты уже сам в состоянии контролировать процесс. А это…

Снейп взял сосуд с остатками зелья и подвел его к старой раковине. Встал сзади, одной рукой приобнял Гарри.

– Попрощайся с ним, Поттер.

Гарри смотрел, как Феликс тоненькой змейкой уползает в сливное отверстие, чувствуя одновременно страх и облегчение.

– И со мной, – еле слышно добавил Снейп, коснувшись губами его волос – чуть повыше уха.

Последняя золотая капля блеснула в свете тусклой электрической лампочки.

– Почему? Я… Черт, – Гарри сжал ободок раковины так, что ладоням стало больно. – Северус, мы могли бы…

– Что? – Гарри не видел лица Снейпа, но почувствовал усмешку в его голосе. – Стать друзьями? Пожениться?

Снейп провел пальцами по раковине – на керамике осталась белая дорожка – и повернул ладонь, демонстрируя приставшую ржавчину и мелкие блестки Фелициса.

– Это не жизнь, Поттер. Посмотри вокруг. Этот дом давно мертв.

Снейп включил воду и пошевелил пальцами под слабой струей. Голос его звучал глухо.

– Ты знаешь, что делать, Гарри. Помирись с друзьями. Вернись к невесте. Учись, работай, рожай детей. Живи. Делай мир лучше.

Гарри повернулся к Снейпу лицом.

– А ты?

Снейп осклабился.

– Я? Когда-нибудь стану портретом в Хогвартсе, наедине с которым станут запирать нерадивых школьников.

– Я имел в виду… Я могу к тебе приходить? Хотя бы иногда?

Снейп усмехнулся.

– Когда угодно, Поттер.

***

Гарри лежал в ванной. Прохладная вода помогала расслабиться. Сегодня он порядком устал – ремонт в доме на Гриммо-плейс шел полным ходом. Он полдня срывал заклинаниями серые влажные обои и наслаждался магией – его вернувшейся магией – настоящей, чистой, а не мутной магией наркотика.

И все же несильно, но постоянно зудящее чувство – неудовлетворения? утраты? – не покидало его. Уже четыре дня он не принимал зелье. И неделю не встречался со Снейпом. Гарри не мог понять, который из этих фактов повергает его в тихую депрессию.

Дверной замок неожиданно щелкнул.

О нет. Опять.

В комнату вошел Кричер, держа в лапах небольшую стопку белья. Зыркнул по сторонам цепким взглядом, затем уставился в пол и пробурчал:

– Хозяин забыл полотенца.

Вид у эльфа был испуганный, но донельзя упрямый. Это рассмешило Гарри. Он ласково сказал:

– Прекрати за мной шпионить, ушастый. Я же пообещал тебе, что…

– Кричер доверяет хозяину, – поспешно перебил его эльф. – Хозяин забыл полотенца.

Кричер положил белье на тумбу и виновато исчез за дверью.

Гарри закрыл глаза. Он не сердился на Кричера за недоверие. Он учился доверять самому себе.

***

Гарри проснулся, открыл глаза – и сразу закрыл, ослепленный яркими красками.
Спальня, которую он привык видеть мрачной и тусклой с утра, обрела свой истинный, гриффиндорский цвет.

Закончилось. Все закончилось.

Он встал с кровати, раздвинул шторы и открыл окно, наслаждаясь теплым летним ветром.
Над комодом зашуршал колдокалендарь. 31 июля.

Когда угодно, Поттер.

Гарри улыбнулся. Что ж, им есть что отпраздновать. Не выставит же Снейп его за дверь в день рождения, будь он трижды саркастичная скотина.

Перед тем как аппарировать в Галифакс, Гарри заглянул в небольшой винный магазинчик на Диагон-аллее. При виде его молоденькая ведьма за прилавком ахнула и зарделась. Он подмигнул девушке и заказал бутылку дорогого огневиски.

Спиннерс-энд встретил его привычной облезлой тусклостью – но даже в этом он нашел своеобразное очарование. Привычные лужи наконец-то подсохли, а в грязных окнах отражались лучи июльского солнца.

На его напористый жизнерадостный стук дом Снейпа ответил полным молчанием. Гарри потянулся в карман мантии за ключом – и вдруг заметил, что дверь не заперта. Он распахнул ее и вошел.

– Снейп!

Звуки его голоса словно утопали в пыли. Гарри вдруг почувствовал липкий страх – будто он очутился в одном из своих наркотических кошмаров.

– Снейп! Северус!

Тишина. На столике рядом с продавленным диваном были разбросаны листы пергамента. Он наклонился над ними, близоруко щурясь. Формулы, выписки о Феликс Фелицисе – его ингредиентах, действии, последствиях применения, нейтрализаторах…

Почерк. Он с ужасом узнал собственный почерк и обернулся к шкафу, где Снейп хранил зелье – тот был приоткрыт. На полке одиноко стоял крохотный флакон с Феликсом, грани его причудливо играли на солнце.

Гарри взял его, ощутив мимолетное головокружение – призрак ломки – сунул в карман и огляделся.

Хлопья паутины, свисающие с потолка. Грязные чашки из-под кофе. Всюду пыль – внезапно стало тяжело дышать, он буквально почувствовал, как она забивает глотку.

Гарри прошел в спальню. Он смотрел на несвежие простыни и видел отчетливую картинку – он дрочит, один, в темноте, и чувствует, как вокруг разливается запах нездорового пота.

Нет.

Наверное, аппарируя в Министерство, он уже знал правду – а может, знал ее задолго до этого – но не хотел осознавать.

– Гарри Поттер? – пожилая служительница архива очнулась от полуденной дремы.

– Мне нужно дело Северуса Снейпа. Срочно. Приказ министра.

– Да-да, конечно, мистер Поттер.

Она принесла ему небольшую папку. Гарри раскрыл ее и схватил лежащий первым лист пергамента – он сразу его узнал, это его копия сгорела тогда, в камине на Гриммо-плейс, – и двинулся у выходу.

– Мистер Поттер, но… Это запрещено! Нельзя выносить документы из архива! – раздался вслед дребезжащий голос старой ведьмы.

Ему было все равно.

***

Гарри сидел в пустой кабинке министерского туалета. В последние годы он много узнал о боли – но сейчас как будто чувствовал ее впервые.

Кажется, здесь все и началось.

Месяц назад именно здесь, глядя в заблеванный унитаз, он принял решение.

Гарри горько усмехнулся. Змей сам себя пожрал. Зелье воскресило в его сознании человека, который помог ему избавиться от зависимости. Смерть которого в свое время он не смог принять… Почему-то. Не успел – спасти? простить? быть прощенным?

Он провел палочкой по краю листа, что держал в руке.

Инсендио.

Пергамент не вспыхнул – пламя просто медленно пожирало его, а Гарри смотрел на корчащиеся и исчезающие слова.

«Северус Тобиас Снейп. Член Ордена Феникса. Двойной агент. Проживал по адресу: Спиннерс-энд, 6, Галифакс, графство Западный Йоркшир. Приказом Министра от 27 августа 1998 года присвоен Орден Мерлина первой степени посмертно. Похоронен…»

Пергамент догорел дотла, по джинсам Гарри рассыпался пепел. Стряхивая его, он ощутил выпуклость в кармане. Достал пузырек с Феликсом.

– Возможно, его можно вернуть, – шепнуло зелье.

– Ты знаешь, что делать, Поттер, – ответил голос Снейпа.

***

В общежитии аврората было тихо – студенты разъехались на каникулы. Гарри прошел по узкому коридору и постучал в знакомую дверь. В комнате раздалось какое-то копошение, потом дверь распахнулась.

– Гарри! – сияющая Гермиона кинулась ему на шею. Гарри с чувством обнял ее. – Я знала, знала, что ты сегодня придешь! – шепнула она ему на ухо.

– Э-эй, ребята, потише!

Рон протянул Гарри руку:

– С днем рождения, дружище!

Гарри вдруг понял, как ему их не хватало.

– Рон. Гермиона. Нужно… навестить кое-кого. Аппарируете со мной?

Он поймал слегка испуганный взгляд Гермионы. Рон взял его за руку:

– Конечно.

Он аппарировал с ними в Галифакс. Они прошли мимо ряда заброшенных домов, подошли к берегу маленькой грязной речушки. Гермиона ошарашенно смотрела на противоположный берег.

– Гарри, там что… кладбище?

Гарри кивнул. Рон огляделся по сторонам:

– Вон там мост.

Они шли по кладбищенской дороге.

– Приятель, может, скажешь, что мы ищем?

Гермиона тихо охнула и остановилась.

– Галифакс?..

– Сюда, – сказал Гарри.

Они остановились у трех могильных камней.

– О… – сказал Рон, явно проглотив ругательство.

Гарри достал из кармана мантии недавно приобретенную бутылку виски и вскрыл ее. Отхлебнул. Передал бутылку Гермионе. Она сделала большой глоток, закашлялась. По ее лицу потекли слезы.

– Гарри, – она уткнулась ему в грудь. – Мы давно должны были это сделать.

Рон подошел, обхватил ее за плечи.

Они стояли так несколько минут – обнявшись, все трое.

Рон взял бутылку из рук Гермионы и тоже щедро приложился. Оставшееся виски он вылил на могилу.

***

– Привет, Джин.

– Здравствуй.

Джинни стояла в проеме полуоткрытой двери, карие глаза знакомо сужены – так кошка щурится от страха и злости, перед тем как ударить лапой.

Как в школе. Но тогда такие взгляды были адресованы не тебе.

Впрочем, в первое мгновение, когда дверь только распахнулась, эта вспышка в ее глазах – радость, надежда?.. Или показалось?

– Пустишь?

Джинни замялась, словно решая – держать ли оборону дальше, потом вздохнула:

– Ладно. Проходи.

Пока она заваривала чай, Гарри стоял посреди небольшой студии и неловко глазел по сторонам. Он словно окунулся в уютный девичий мир, полный запахов и красок – такой отличный от странной тусклой реальности Спиннерс-энд. На стенах – семейные фотографии и плакат «Холихедских Гарпий». Множество каких-то баночек и фиалов на трюмо. Над кроватью маленький светильник с причудливым абажуром в виде шара – когда Гарри коснулся его, он загорелся мягким светом, а внутри затрепетали тонкими крыльями феи.

– Красиво, – восхищенно сказал он.

– Хенд-мейд. Успокаивает, – сухо ответила Джинни, не отрываясь от возни с чашками.

Под светильником на небольшом столике лежала раскрытая книга – корешком вверх, и фотография в рамке – изображением вниз. Гарри протянул руку…

– Не трогай!

Джинни с неожиданным проворством схватила его за запястье. Но Гарри уже поднял фотографию – на него смотрело собственное лицо, растянувшееся в счастливой, слегка дурацкой, улыбке. Стекло в рамке было затянуто еле видимой паутиной трещин – следствие восстанавливающих чар.

Гарри с фотографии настойчиво, но безуспешно пытался втянуть кого-то в кадр.

Перестань, Гарри, я же не причесана, да отпусти ты…

– О, Мерлин. – слышит он от здешней, теперешней Джинни.

Она отпустила его, села на кровать и закрыла лицо руками. Он сел рядом с ней и поцеловал ее мягкие волосы.

– Прости меня, Джин. Прости, Джинни.

Она уткнулась ему в грудь. Ее плечи вздрагивали.

– Гарри… Я же… я уже… я решила, как тогда, в детстве… Ну почему мне всегда нужно тебя ждать… я так не могу, не могу, Гарри…

Он молча гладил ее по спине, убаюкивая, как ребенка. Постепенно она успокоилась. Гарри бережно оторвал ее от себя и посмотрел ей в глаза.

– Джин. Если ты… сможешь меня простить... тебе больше не придется ждать. Я обещаю.

В ее глазах все еще стояли слезы, но она улыбнулась.

– Гарри, я…

Ждала. Простила.

Она потянулась к нему с поцелуем.

– Подожди. Есть кое-что, о чем ты должна знать. Джинни, я… я тебе изменил.

Она резко отстранилась.

– С кем? – и тут же прикусила губу – вопрос прозвучал ревниво и стыдно.

Гарри достал из кармана флакон – все это время он не выпускал его из руки, теребил в кармане – и протянул его Джинни, раскрывая ладонь. В сосуде плескались остатки зелья – сквозь заляпанное влажными пальцами стекло Феликс казался мутным и тухлым.

– Вот с этим, – горько усмехнулся Гарри и разжал пальцы.

Пузырек выскользнул из его руки и медленно, очень медленно падал на пушистый ковер.

Джинни сначала озадаченно нахмурилась, потом на ее лице отразилось понимание.

– Гарри. Какой же ты идиот… Почему ты мне не рассказал?..

Стекло разбилось на множество осколков, и зелье расплескалось – уже не мутными, а сверкающими золотыми каплями. Гарри улыбнулся.

На удачу.

– На счастье, – сказала Джинни.


*** fin ***



Глава 6. Клип-иллюстрация к фику

Автор: Serenity S
Композиция: Elastica«21»



Ссылка на закачку (58 Мб): ifolder

Текст песни:

Keeping a brave face
In circumstances is impossible
Cannot describe
So many decisions
It's impossible
To know which is
The proper order
The best position to be in
take advantage
or so it seems
the way it goes

Sandman comes (it's tragic)
Two to one (laid down on your side)
In the dark (Too easy)
Dark reflections (you know that you know)
In my head (You're soaking wet)
In my bed (You talk too much)
Again (It's not necessary)

Sandman goes (Before the ice melts)
Two in tow (I just want to say)
Wet and dumb (this packet's yours)
Three's the number (Don't ask for more)
Coming down (Cos somewhere along the line)
Coming round again (I've forgotten already)



"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"