Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

До луны

Оригинальное название:To the Moon
Автор: VCCV, пер.: Гост
Бета:МВД
Рейтинг:PG-13
Пейринг:ГП/ДМ
Жанр:Romance
Отказ:ни на что не претендую JKR - бог
Аннотация:Драко превратился в пятилетнего, что будет делать Гарри?
Комментарии:
Каталог:нет
Предупреждения:слэш
Статус:Закончен
Выложен:2005-08-05 00:00:00
  просмотреть/оставить комментарии


Глава 1. 30 июня:

Гарри краем глаза наблюдал за Драко. Он, начиная с этого года, стал в этом большим специалистом. Иногда Рон или Гермиона ловили его на наблюдении, но он объяснял им, что просто злится на Слизеринца. Что на самом деле было совсем не так. По правде говоря, Гарри не мог вспомнить последний раз, когда серьезно злился бы на свою навязчивую блондинистую идею. В эти дни злобные взгляды можно было назвать скорее тоскующими.
Гарри не представлял себе, как он сможет пережить предстоящие два месяца летних каникул без ежедневного наблюдения за Драко. Обычно Гриффиндорец даже не мог спокойно есть без того, чтобы не смотреть на него. Например, как сейчас.
Гарри завтракал. Весь процесс завтрака сводился к перекатыванию яиц вокруг чашки и попыткам увидеть светловолосую голову Малфоя загороженную столом Равенкло. Через несколько минут Дамблдор пожелает каждому безопасного и счастливого лета, и все пойдут к каретам, которые отвезут их в Хогсмид. Поэтому сейчас Гарри каждую оставшуюся секунду тратил на безуспешные попытки увидеть напоследок Драко, надеясь, что это поможет ему пережить лето, когда Малфой будет в Поместье.
Гарри очень хотелось встать и снять с Терри Бута его смешную шляпу, если он не перестанет вертеть ею перед лицом Драко. В тот момент, когда желание снять её с Тэрри, почти заставило мальчика вскочить с места, с последней почтой этого года в окна влетели совы. После многих месяцев наблюдения за Mалфоем, Гарри мог с легкостью узнать его сову. Почти так же легко, как он мог бы узнать среди сов свою Хедвиг, и вот, Гарри смотрел, как красивое создание подлетело к Драко.
Драко протянул руки и схватил пакет, кивая сове, которая облетела вокруг него и направилась назад. Гарри наблюдал, как Малфой усмехнулся, показывая пакет своим гориллам Гойлу и Крэббу. Драко быстро развязал ленту и, взглянув на содержимое, нахмурился. Гарри привстал, чтобы увидеть, что было в посылке, при этом он не рисковал обратить на себя внимание, так как половина школы смотрела на Слизеринца и умирала от желания увидеть, что же Драко Maлфой получил с почтой.
Смущенное выражение появилось на лице Драко, когда он запустил руку в пакет и достал что-то выглядевшее, как статуэтка. Гарри не мог хорошо разглядеть её, но он мог сказать, что она состояла из, по крайней мере, трех разных фигурок, отделенных одна от другой. Первая напоминала огонь, другая походила на кукурузный початок и третья была подобна Египетскому кресту Анкх. Он снова приподнялся, чтобы лучше видеть и в этот момент за Слизеринским столом разверзся ад.

С того места, где сидел Драко, раздались крики и ученики начали толкаться, пытаясь оказаться как можно дальше от стола. Гарри отметил, что в это же время Крэбб и Гойл встали в защитные позы рядом с Драко, все ещё находящимся за столом и изумленно глядящим на реликвию, которая воздействовала на него какими-то чарами. Он начал уменьшаться! Его черты стали более угловатыми, а тело менее четким. Он с каждой секундой выглядел все более и более юным. Также казалось, что он не способен выпустить реликвию, так как его уменьшающиеся ручки все еще сжимали статуэтку.
Когда Слизеринец стал таким маленьким, что его почти не было видно из-за стола, реликвия упала из рук, рук слишком маленьких чтобы удержать вес статуэтки. Гойл наклонился и отодвинул маленького Драко подальше от нее, прижал его к себе и отвернулся, чтобы оградить Драко от зала. За преподавательским столом началось движение - профессора вскочили, чтобы восстановить порядок.
Дамблдор и Снэйп двигались к Слизеринскому столу, в то время как другие профессора заставляли студентов вернуться на свои места. Директор опустился рядом со статуэткой на колени и начал осторожно её исследовать, стараясь не коснуться. Через некоторое время, произнеся короткое ’хммм’, оторвал кусочек ткани от мантии, завернул в него реликвию и осторожно убрал её.
Он обернулся к Драко. Маленький мальчик прижался к ноге Гойла, его глаза были невероятно широки, и в них плескался страх. Снэйп стоял перед Слизеринским столом, пытаясь успокоить толпу испуганных первогодок. Дамблдор шагнул к Драко, но вдруг понял, что мальчик совсем не смотрит на него. Он смотрел на море любопытных лиц, обращенных к нему.
Прежде чем директор попытался оградить его от них или просто попытался утешить, Драко бросился бежать. Он приподнял свою, ставшую слишком длинной теперь, мантию и выбежал из зала. Дамблдор, с сожалением наблюдая за побегом, понимал, что его старые ноги никоим образом не смогут догнать ребенка. Он взглянул на Слизеринцев, надеясь, что кто-то пойдет за Драко. Не удивительно, что Крэбб и Гойл, обменявшись взглядами, начали выбираться из зала, хотя и в более медленном темпе, чем Драко.
Дамблдор обернулся, с неудовольствием глядя на Слизеринцев, оставшихся неподвижными, а затем перевел взгляд на остальных учеников в зале. Он с непонятным мерцанием в глазах наблюдал, как Гарри Поттер начал волноваться. Волнение переросло в панику. Паника заставила мальчика оттолкнуть свой стул и выбежать из зала почти на той же скорости, что и маленький мистер Малфой.
Гарри проигнорировал крики друзей и МакГонагал и промчался в дверь, через которую Драко выбежал минуту назад. МакГонагал расстроено взглянула на директора, который просто покачал головой. Она вопросительно приподняла бровь, но все же успокаивающе кивнула Гриффиндорцам, которые были совсем не рады тому факту, что их Золотой Мальчик только что убежал вслед за Слизеринским Принцем.
Гарри искал их почти пять минут, прежде чем нашел Гойла и Крэбба в коридоре чар. Они сидели перед большой статуей, упрашивая кого-то невидимого вылезти. Гарри осторожно подошел к ним. Не каждый рисковал подойти к этим громилам без их разрешения. Они становились похожими на бешеных волков, когда речь шла о защите Драко. Удивительно, но они взглянули на Гарри с облегчением, когда он подошел к ним.
- Вы нашли его? - спросил осторожно Гарри.
- Да, - кивнул Гойл. - здесь внизу есть небольшая щель. Он забился там в угол. Мы не можем достать его. -
Гарри опустился на колени и проследил за пальцем Гойла, чтобы увидеть маленькую фигурку, свернувшуюся в комочек.
- Мы уверены, что ему столько же лет, на сколько он выглядит - добавил Крэбб – Он, кажется, не помнит, кто мы. Он не верит, что мы те самые Крэбб и Гойл, которых он знает.
- Ты можешь достать его? - неуклюже спросил Гойл.
Гарри пожал плечами и начал расстегивать свой плащ. – Нуу, я не уверен, но я постараюсь. - он положил школьную мантию рядом со статуей и лег на живот, чтобы заглянуть в щель. Драко поднял взгляд, когда тень заслонила свет. Гарри почувствовал, как судорогой свело желудок, когда он увидел слезы на лице маленького мальчика. Драко выглядел таким крошечным, забившись в этой щели.
- Привет, - прошептал Гриффиндорец.
Драко не ответил, а только подозрительно взглянул на него.
- Я - Гарри. Ты помнишь меня? -
Драко медленно покачал головой - Я не знаю никого, с именем Гарри.
- Хорошо теперь ты знаешь - он широко улыбнулся.
- Меня это не волнует - Драко снова ощетинился, вскинув маленький подбородок.
Гарри пожал плечами, радуясь тому, что жизнь все же вернулась в эти испуганные глаза.
- Все хорошо. Ты и не должен волноваться… Драко, а почему ты убежал?
Драко передвинулся ещё дальше вглубь его тайного убежища - Слишком много людей, - прошептал он. - Я не думал, что бывает так много людей.
Гарри кивнул. - Я понимаю. Когда я рос, я тоже не видел большого количества людей. Только мою тетю, дядю и кузена. Я и сам был немного испуган, когда впервые увидел, как здесь много народа.
- Правда? - скептически спросил Драко.
- Правда, - улыбнулся Гарри. - Драко, когда ты держал ту статуэтку, - продолжил он более серьезным тоном, - Тебе не было больно?
- Она вытащила меня из моей комнаты, – обвиняюще произнес Драко.
- Из твоей комнаты? В Поместье? Ты был у себя дома? –
Драко кивнул.
- А что ты там делал?
- Считал.
- Это было больно? Когда тебя вытащило из твоей комнаты? - спросил снова Гарри.
-Или может ты повредил себе что-нибудь здесь? У тебя что-нибудь болит или ты только напуган?
Несколько минут, в течение которых Гарри пытался разглядеть что-нибудь в темной щели, стояла тишина, и Драко подозрительно смотрел на него. Наконец он произнес,
- Нет, статуэтка не сделала мне больно. Но когда я убегал, я зацепился моей мантией и поцарапал руки, -
Пытаясь сдержать слезы, он снова скривил личико, и Гарри был поражен тем, как опустошенно звучал голос мальчика. Он обернулся и с любопытством посмотрел на Гoйла и Крэбба.
Крэбб переминался с ноги на ногу, стараясь не встречаться глазами с Гарри. Гойл вздохнул и затем прошептал, - Он часто падал, когда был маленьким. Всегда разбивал себе что-нибудь. Его мама и папа сердились на него за это.
- Мы всегда думали, что он мог бы быть …, был наказан всякий раз, когда разбивал себе что-нибудь - прибавил Винс, пытаясь не обращать внимания на гневный взгляд Гойла.
- Только казалось, что он вырос из этого, когда ему исполнилось 7 или 8 лет. - выражения ярости на лице Гарри был достаточно, чтобы мальчики шагнули назад.
Однако Гарри взял себя в руки и обернулся к малышу. - Драко, в этом нет ничего страшного - сказал он мягко. - Я часто падал. Я ужасно невезучий, хотя я и старше тебя. Это не твоя вина. У тебя была слишком длинная мантия. Ты просто не мог не запнуться об неё. Но я волнуюсь из-за твоих рук. Может ты вылезешь оттуда, и тогда я смогу посмотреть не нуждаешься ли ты в лечении? - Гарри попробовал придать своему голосу уговаривающие нотки.
Драко заколебался.
- Пожалуйста?
Послышалось шуршание, и затем крошечная золотая голова Драко высунулась из щели за статуей. Гарри улыбнулся и отодвинулся назад, чтобы дать малышу место. Он прислонился к стене и стал ждать, чтобы Драко подошел к нему. Мальчик сделал это очень медленно. Гарри терпеливо ждал, когда тот протянет ему для проверки руки.
Повреждение не было таким страшным. Кожа на пальцах маленького мальчика была содрана, немного грязи прилипло к потным ладоням, а самым плохим из этого был сильно разбитый ноготь. Гарри заохал над травмой - Похоже, что это больно – сказал он, рассматривая руки - Ты не будешь против, если я их исцелю?
Когда Драко заколебался, Гриффиндорец снова посмотрел на двух Слизеринцев, мрачно наблюдающих за ним
- Они никогда не лечили его, если это не было смертельно - неохотно ответил на незаданный вопрос Грэг. Драко в страхе поднял взгляд, как если бы он точно знал, кто такие эти ’они’, и Грэг попытался улыбнуться ему. Драко отодвинулся от Грэга подальше, прижимаясь к коленям Гарри.
- Ты не хочешь сесть здесь со мной? Может ко мне на колени, чтобы я мог получше рассмотреть твои руки? – спросил Гарри.
Глаза Драко расширились. - Ты хочешь, чтобы я сел к тебе на колени? - прошептал он.
Гарри кивнул и передвинулся так, чтобы сделать его ноги более удобным местом. Он убрал руки и Драко какое-то время рассматривал его, прежде чем медленно приблизиться и, наконец, осторожно сесть на колени к Гарри. Гарри нежно обнял мальчика, чувствуя его напряжение, и взял левую руку Драко. Он прошептал среднее очищающее заклинание, а потом основное заживляющее.
Мальчик глядел на него в изумлении, так как его боль ушла. Он начал изучать вылеченную руку, как только Гарри отпустил её.
- Чувствуешь себя лучше? - спросил мягко Гарри. Драко кивнул и снова посмотрел на Гарри. - Хочешь, чтобы я вылечил другую? –
Мальчик кивнул и протянул правую руку. Гарри повторил процедуру.
- Ты поранил еще что-нибудь? –
Драко покачал головой, заколебался, а потом снова кивнул.
- Что?- спросил Гарри, и в его голосе прозвучало беспокойство. - Скажи мне, и я это вылечу.
В глазах малыша сверкнули слезинки, и он покачал головой. Гарри нахмурился. - Почему нет?
- Они сказали, что это должно стать мне уроком - прошептал Драко.
Гарри подавил рычание, чтобы не разрушить так тяжело заслуженное доверие.
- Драко, ты - маленький мальчик, - объяснил он. - Боль не преподаст тебе никакого урока. Она только научит тебя не верить другим, тем, кто хочет помочь тебе. И я хочу помочь, – добавил он искренне. – Пожалуйста, покажи мне, где у тебя болит.
Медленно Драко приподнял мантию и вынул ногу из слишком больших для него штанов. Грэг ахнул - Черт побери! Так вот, как он получил его.
Гарри гневно взглянул на него, отвернувшись от болезненного ожога, покрывающего почти всю правую ногу Драко. Тогда Грэг продолжил - У него есть шрам на ноге. Он никогда не рассказывал нам, где получил его.
Гарри взял себя в руки и повернулся обратно, глядя на ожог. - Когда это произошло, Драко? - тихо спросил он.
В глазах мальчика снова появились слезы. - Я бегал по кабинету отца. Я споткнулся и упал в камин. - Его голова опустилась. - Я, как предполагалось, не должен был быть в кабинете отца.
Гарри сопротивлялся слезам - Драко, малыш, я не могу исцелить это. Ожог слишком большой. – Драко, казалось, принял это и кивнул. Он сдвинулся, чтобы спуститься с коленей Гарри. - Подожди, нет! - Гарри запаниковал. Он крепче прижал мальчика к себе - Это не означает, что я не хочу вылечить его - объяснил он торопливо. - Мне очень неприятно видеть, что тебе больно. Я просто не знаю, как вылечить этот ожог. Я не знаю такого заклинания. Разреши мне отвести тебя в больничное крыло. Мадам Помфри сможет помочь. Она хорошая, правда, и она отлично лечит, - добавил он ободряюще.
Драко кивнул и спустился с колен, позволяя более взрослому мальчику встать. Гарри улыбнулся ему. - Разреши мне уменьшить твою мантию. - Гарри произнес заклинание, которому он научился у Госпожи Уизли, и мантия Драко уменьшилась до детского размера. Тот только смотрел на него в тихом изумлении.
- Готов? - спросил бодро Гарри. Драко кивнул. Гарри предложил ему руку и малыш осторожно взглянул на неё.
- Ты не должен, если не хочешь, - сказал Гарри, посмотрев сначала на Гойла и Крэбба. Драко осторожно скользнул крошечной ручкой в большую ладонь Гарри, и они зашагали к залу. Гарри сразу же заметил, что Драко хромает. Он остановился и опустился на колени. - Похоже, что твоя нога болит, когда ты идешь - утвердительно произнес он.
мальчик кивнул, и на его лице снова появился испуг.
- Ты не будешь против, если я понесу тебя? Тогда твоя нога болела бы меньше. - Драко посмотрел на двух Слизеринцев так, как будто он пытался найти скрытый смысл во всем этом. Два других мальчика попробовали изобразить благосклонные улыбки. Наконец, Драко кивнул и глубоко вздохнул, держа себя так, как если бы он не знал, чего ему ждать.
Гарри ласково обнял его и поднял на руки, убедившись, что нога Драко ни обо что не ударится. - Так лучше? - спросил он. Драко снова только кивнул, широко раскрыв в удивлении глаза.
- Мы должны вернуться в Большой Зал и сообщить Директору Дамблдору, куда мы идем, – предупредил Гарри. Драко, казалось, снова съежился.
- Но мы не останемся там, и я буду с тобой, так же как Крэбб и Гойл
- Крэбб и Гойл? - он впервые произнес что-то непринужденно с тех пор, как вылез из-за статуи - Они здесь?
Гарри нахмурился и рассержено взглянул на Слизеринцев. Грэг пожал плечами.
- Я говорил, что он не поверил нам, когда мы сказали, кто мы. –
Гарри только кивнул и снова двинулся к Большому Залу. Когда маленькая группа вошла в Зал, все глаза обратились на свернувшегося в руках Гарри мальчика. Драко спрятал своё лицо в шее Гарри, когда начался град вопросов и комментариев.
- Он действительно нашел его!
- Просмотри, какой он маленький!
- Он восхитителен!
- Почему Гарри держит его?
- Как ты думаешь, что происходит?
Гарри прошел прямо к преподавательскому столу, где Дамблдор уже занял свое место.
- Здравствуйте, сэр, мы нашли его, - он говорил достаточно громко, так, чтобы весь зал слышал это. - Он получил небольшую травму, так что мы отнесем его в больничное крыло.
- Хорошо, очень хорошо, Гарри, - произнес Дамблдор. - Возможно, профессор Снэйп может проводить вас туда? - при этих словах Драко повернул голову и взглянул на преподавательский стол. Когда он увидел лицо Снэйпа, на его собственном появилась огромная улыбка.
- Дядя Сев’рус? - прошептал он.

Снэйп встал и шагнул вперед, игнорируя удивленный вздох Гарри - Драко, как у тебя дела? - спросил он, стреляя непроницаемым взглядом в Гарри.
- Я в порядке, дядя Сев’рус, - сказал он вежливо.
- Почему тебе нужно в больничное крыло?
Драко тут же застыл. Гарри прижал его к себе крепче. - Мы пойдем, профессор. Вы идете с нами? - с этими словами Гарри развернулся и пошел по проходу, коротко улыбнувшись своим удивленным друзьям. Крэбб и Гойл последовали за ним, сердито глядя на всех и, наконец, Снэйп замыкал процессию, глубокомысленно хмурясь.
Когда они дошли до больничного крыла, Драко отказался отпустить Гарри даже ради дяди Сев’руса. Гарри чувствовал восторг, когда он сидел на кровати и обнимал Драко, пока Мадам Помфри лечила ожог. Она произнесла еще несколько заклинаний, определяя Мерлин знает что, а затем коротко кивнула, прежде чем уйти поговорить с Дамблдором.
Снэйп наблюдал темными, непроницаемыми глазами, как Драко прижался к Гарри, его тельце расслабилось в объятиях Гриффиндорца, когда он обратил внимание на то, что заживление убрало ожог. Снэйп перевел взгляд на двух своих студентов. Винсент Крэбб и Грегори Гойл не были самыми яркими из его Слизеринцев, но в них было что-то еще, что-то почти … Гриффиндорское (Снэйп вздрогнул).
Их недостатком была верность. Достаточно странно, но верность, отданная не их отцам, не Пожирателям Смерти и, уж конечно, не Лорду Волдеморту. Нет, эти два были верны только Драко Малфою, и Снэйп должен был узнать почему. Он задавался вопросом, сможет ли он выяснить это в результате сегодняшнего происшествия.
Теперь другой мальчик, присутствующий в комнате. Гарри Поттер был совершенно вне понимания Снэйпа. Почему мальчик пошел за Драко? Почему он нежно держал Драко, когда мальчика лечили? Почему он все ещё держит Драко Малфоя так, как если бы ребенок был драгоценным китайским фарфором, и почему он отвечает подозрительным взглядом на любопытствующий Снэйпа?
- Драко? - начал Снэйп, игнорируя тонкую дрожь ребенка и последовавший сердитый взгляд Поттера.
- Да, сэр? -
- Ты знаешь, сколько тебе лет? -
Маленькие светлые брови Драко нахмурились - Мне только пять, сэр, Вы знаете это. Вы были на моём празднике по случаю дня рождения.
- Ах, конечно, - кивнул, соглашаясь Снэйп. - Я должен поговорить с директором, господа. Я надеюсь, что вас можно оставить одних? - его Слизеринцы с уважением кивнули. Поттер просто продолжил обнимать Драко.
Когда Снэйп исчез за углом, Гарри услышал тихий всхлип. Он взглянул вниз и увидел Драко, пытающегося стереть дорожку слез. - Что случилось, миленький? - прошептал Гарри.
Драко всхлипнул снова. - Из-за меня так много проблем, - прошептал он. - Все должны говорить обо мне. Мама и отец будут так разгневаны.
- Нет, они не будут, - улыбнулся Гарри. Грэг поймал его взгляд и кивнул головой. Гарри нахмурился. - Хорошо я, по крайней мере, не разгневан - пояснил он.
- Кроме того, кого-то, кто злился бы на пятилетнего за что-то, с чем пятилетний не может справиться . Я за...- ээээ, злюсь на это, - он вовремя прикусил язык.
Драко взглянул на Гарри и медленно заморгал. - Я хочу спать, - он зевнул.
Гарри улыбнулся. - Так возьми одеяло.
- Ты не уйдешь? - голос Драко звучал взволнованно.
Гарри покачал головой. - Нет, миленький. Я останусь здесь. Я буду здесь, когда ты проснешься. –
Вместо того, чтобы лечь на постель Драко свернулся в руках у Гарри, закрыл глаза и через несколько минут мирно спал.
- Я и забыл, каким он был маленьким, – прошептал Винс, пытаясь не разбудить ребенка.
- И каким испуганным, - добавил Грэг.
- Испуганным? – расстроено спросил Гарри.
- Он всегда был напуган, - Грэг вздохнул, - Его родители постоянно кричали или наказывали его.
- Он никогда не говорил нам, что они били его, но … даже такие глупые как мы могли бы определить, что они причиняли ему боль. - закатил глаза Винс.
- Вы не глупые, - возразил Гарри.
Они оба взглянули на него одинаково сардонически. - Спасибо Гриффиндорец, но мы знаем, что только так на нас смотрят в школе, и вы тоже думаете так, - ухмыльнулся Грэг.
- Он никогда не бросал нас, - Винс смотрел вниз на мирно спящего малыша.
- Даже когда он должен был остаться на всю ночь, чтобы переделать заново его домашнюю работу, он проводил вечер, пытаясь помочь нам с нашими, - кивнул Грэг.
- Он - хороший парень, – сформулировал мысль Винс. - Я знаю, что ты не любишь его, потому что он Слизеринец и потому, что он бывает иногда ублюдком …, но он действительно - хороший парень.
Гарри взглянул на спящего блондина. - Да, в общем, я начинаю понимать, почему он изображал из себя…. того, кого он изображал, - допустил Гарри.
- Ты мог бы … был бы…, ты дашь ему второй шанс? –
Голова Гарри, вскинулась при этом неуверенном вопросе.
- Винс! Заткнись! - обрезал Грэг.
- Что? – возразил Винс. - Драко всегда говорил о том, как все было бы хорошо, если только Поттер принял бы его руку. Эта мысль полностью завладела им. Чем это может ему повредить?
- Ох, я не знаю, - прорычал Грэг с сарказмом. – Как, например, тем, что Поттер имеет теперь возможность облить его грязью? Тем, что может унизить его? Что насчет предательства доверия нашего лучшего друга?
- Как будто с тем, что ты уже рассказал ему, он не сможет этого сделать? - прорычал в ответ Винс.
- Тшшш! Вы разбудите его! - произнес Гарри. Они замолчали. - Я не собираюсь использовать что-либо против него. Особенно что-то, что я узнаю, пока он в таком положении, - Гарри нежно провел пальцем по мягкой щеке Драко. - Честно говоря, я очень хотел бы начать все заново. Я, и правда, устал от этой ожесточенной конкуренции.
– Возможно, ты мог бы защитить его.
- Крэбб! - взорвался Грэг. - Что, черт возьми...?
- Хорошо, он собирался принять черную метку этим летом, - продолжил Винс. - Также как я, ты знаешь, но он не хочет этого. Возможно, если бы он узнал, что Поттер хочет изменить свое отношение к нему, он отказался бы. И потом мы могли бы отказаться тоже, - закончил он мягко.
- Ни один из вас не хочет принять метку? - с сомнением спросил Гарри.
- А что? - спросил горько Грэг. – Это вызывает такое огромное удивление?
- Ну да, - честно ответил Гарри. - Я думал вы все в одной лодке с вашими отцами.
- То, что в нас течет их кровь, еще не подразумевает, что у нас их мозги, – заспорил Винс. - Или отсутствие их. А что касается нас, то это одно и то же.
- Перестаньте, - сказал Гарри, рассеянно гладя волосы Драко. - Вы не глупые.
Грэг и Винс обменялись усмешками. - Что? - спросил он осторожно.
- Это сработает, – кивнул Винс. - Ты уже говоришь, как он.
В этот момент Дамблдор, Помфри и Снэйп вернулись в комнату. Помфри выглядела расстроенной, директор - безразличным, а Снэйп выглядел самодовольным, но и разгневанным в то же время. Винс и Грэг встали, чтобы оказаться между Драко, Гарри и любыми плохими новостями, которые принесли профессора. Губы Снэйпа скривились при взгляде на эту сцену, и он присел на кровать. Помфри осталась стоять, а Дамблдор сел в свободное кресло.
- У нас проблемы, господа, - произнес мягко директор. - Проклятие статуэтки может быть снято с Драко. Однако приготовление зелья займет много времени, … почти два месяца.
- Но он сможет вернуться назад, правильно, директор? – настаивал Крэбб.
Дамблдор улыбнулся. - Да, мистер Крэбб. Он действительно может снова вырасти. Однако это приводит нас ко второй проблеме. Его родители были уведомлены о происшедшем. И они не были довольны этим... - старик с сожалением покачал голой. - Эммм…, они имели некоторые … планы … для нашего юного мистера Малфоя на лето. Планы, которые нужно будет отложить, поскольку он теперь слишком мал. Кроме того, они, кажется, считают, что вина за происшедшее полностью ложиться на плечи штата Хогварда, и я склонен согласиться с ними в этом, если в результате мистер Малфой останется в наших стенах.
- Что вы имеете ввиду? – спросил, хмурясь, Грэг.
- Мистер и миссис Малфой выразили своё неприятие даже одного слова «Детство» - сказал Дамблдор - Они с трудом перенесли это в первый раз и не имеют никакого желания проходить через это снова.
- И? - спросил, уже уставший постоянно поднимать брови в процессе разговора, Винс.
- Они отказались забрать мистера Малфоя домой, пока мы не вернем его в нормальное состояние. Они заявили, что он - теперь ’наша проблема’ и не надо беспокоить их этим вновь. –
Всхлипывания заставили всех обратить внимание на Драко, тихо плачущего на руках у Гарри.
- Ох, мой мальчик, мне так жаль, - сказал мягко Дамблдор. - Я думал, что ты все еще спишь.
Драко покачал головой. - Мама и отец не хотят меня? – спросил он жалобно.
- Они просто не могут забрать тебя сейчас, мой мальчик, - Дамблдор постарался показать это в хорошем свете.
Снэп вздохнул. - Не лгите мальчику, Албус. Он уже знает, что родители не заботятся о нем. Вы только покажете ему, что вам тоже нельзя верить.
Дамблдор с сожалением посмотрел на Драко, который кивнул, подтверждая слова Снэйпа. - Мне жаль, детка. Я не хотел этого делать. Я хотел только защитить тебя от боли. Пожалуйста, прости меня.
Драко кивнул и вытер рукой нос; и тут же замер, так как он немного испачкал мантию. Испуганный взгляд вновь появился на его лице. Гарри подавил новое рычание и, задрав край своей собственной мантии, демонстрируя живот, начал бережно вытирать его слезы. Драко взглянул на Гарри огромными глазами и улыбнулся ему.
На лице Дамблдора заиграла понимающая улыбка - Я рад видеть, что вы нашли общий язык с юным Драко, мистер Поттер. И с этим будет связан мой следующий вопрос.
- Какой, сэр? - спросил осторожно Гарри.
- Драко проведет это лето здесь. К сожалению, все профессора будут очень заняты подготовкой к следующему году, и кто - то должен будет наблюдать за юным мистером Малфоем.
- А что вы скажете о профессоре Снэйпе? – спросил Крэбб. - Раньше он всегда заботился о Драко.
- Самое лучшее, что я мог бы пожелать это снова пообщаться с Драко … особенно в этом возрасте, - сказал Снэйп мягко. - Однако если я буду делать для него зелье, меня нельзя будет отвлекать. У меня не будет ни времени, ни возможностей для двух дел сразу.
- Так что насчет тебя, Гарри, - улыбнулся Дамблдор. - Ты ведь не хочешь возвращаться к Дурслям, если я не ошибаюсь?
- Мерлин, нет! - ответил Гарри с надеждой в голосе.
- Ты смог бы остаться этим летом здесь и присмотреть за Драко?
Лицо Гарри расплылось в улыбке. - Я был бы счастлив! - он посмотрел на Драко - Если ты не будешь против?
Драко застенчиво улыбнулся и быстро кивнул головой. - Это было бы прекрасно, спасибо, – прошептал он.
- Эй! - воскликнули хором Винс и Грэг.
- Что насчет нас?
- Мы - его лучшие друзья!
- Я не спрашивал ваших родителей, - предупредил со слабой улыбкой Дамблдор. - Но я уверен, что вы могли бы остаться здесь, если они разрешат вам.
- Можем ли мы послать им сову?
- А можно прямо сейчас?
Дамблдор вынул чернила и пергамент из карманов его объемной мантии и протянул им.
- Я думаю, что вы могли бы спросить их.

Гарри прошел за Грэгом и Винсом до подземелий и сильно удивился, когда они произнесли пароль, не обращая внимания на его присутствие. Однако он не стал открывать рот в изумлении, а просто перевел Драко через порог в Слизеринскую гостиную. Слизеринцы немедленно сели писать письма домой, а Гарри с Драко рассматривали портреты и исследовали все углы в комнате.
Наконец, даже запретная для Гриффиндорца Слизеринская гостиная наскучила ему, и Гарри присел на кушетку. Он отпустил Драко, как только они вошли в дверь, но теперь малыш снова залез к нему на колени и обнял за шею своими маленькими ручками. С улыбкой полной любви, Гарри обнял мальчика за талию, чтобы было удобнее держать его.
- Гарри?
- Хммм?
- Почему я здесь? - спросил осторожно Драко. - Что со мной не так? Почему Мама и Отец хотят, чтобы меня изменили.
Гарри замер. Он слышал, как Крэбб и Гойл перестали скрести перьями по пергаменту, чтобы узнать, что на это ответит Гриффиндорец. На мгновенье он решил солгать мальчику, но затем вспомнил, как люди, которым он верил, лгали ему много раз. И он никоим образом не собирался делать того же. Гарри откашлялся.
- Хорошо, Драко, - мягко начал он, - На тебя наложили какое-то проклятье.
- Плохое проклятье? – перебил его Драко со страхом в голосе.
- Да, достаточно плохое, - согласился Гарри. - Это заставило тебя превратиться пятилетнего ребенка.
Драко нахмурился. - Но мне и так пять.
Гарри покачал головой. - Нет, миленький, тебе не пять. Мы знаем тебя, как семнадцатилетнего молодого человека. Этот семнадцатилетний Драко был тем, кто проснулся этим утром здесь, в Хогварде. Он спустился на завтрак. Сова принесла ему пакет. В этом пакете была статуэтка… статуэтка с чарами или проклятием на ней. Проклятие сделало тебя маленьким. Таким, какой ты сейчас.
Драко спокойно сидел какое-то время и только хмурился. - Мне – семнадцать? - наконец рискнул спросить он. Гарри кивнул. Драко повернул голову к Крэббу и Гойлу, нагло подслушивающим из-за стола, стоящего позади кушетки. - Это означает, что вы двое и правда Винс и Грэг? –
Два Слизеринца широко улыбнулись и кивнули.
- Так я единственный здесь маленький мальчик? - спросил он.
- Да, - кивнул Гарри. - Чары больше ни на кого не подействовали, а в Хогвард принимают студентов, которым уже исполнилось 11 лет или больше.
Драко перевел взгляд на низкий потолок. – Я и правда в Хогварде? – спросил он. - И я живу здесь? - Все три мальчика энергично закивали. Слабый свет появился в глазах Драко. - Я могу увидеть мою комнату?
Гарри посмотрел на Грэга и Винса, это была их территория. - Конечно Дрэй - усмехнулся Грэг. - Мы почти закончили. Дай нам ещё минуту или две, и мы отведем тебя, - на самом деле это заняло, скорее, пять минут, но Драко терпеливо, без жалоб сидел на коленях у Гарри, прижимаясь к нему.
- Отлично! - Крэбб свернул пергамент, завязал лентой и запечатал воском. - Пойдем покажем тебе спальню!
Драко трепетно разглядывал огромную спальню с пятью кроватями. - Я не должен спать один? - прошептал он.
Грэг вздрогнул, но Винс поддержал его - Нет, ты спишь здесь со мной и Грэгом, и Блэйзом, и Ноттом. - усмехнулся Винс. - Хочешь попрыгать на кровати? - глаза Драко зажглись, но тут он медленно покачал головой.
- Нет спасибо. Это невежливо и неправильно. - Гарри захотелось ударить кого-нибудь. Невежливо и неправильно - это не были нормальные для пятилетнего слова и неважно, насколько чистокровным был ребенок. Драко повторял эти слова за своими идиотскими родителями.
- Я думаю, что все будет хорошо, Драко, – одобрил Гарри, его сердце сжалось, когда он взглянул в волшебное личико, глядящее на него с надеждой. - Давай, повеселись с Кр…-Винсом. - Гарри с радостью наблюдал за Винсом, показывающим Драко, как нужно прыгать на кровати. Малыш осторожно попробовал, прежде чем прыгнул так высоко, что не удержался на ногах и упал на кровать. Драко встал, хихикая, и начал прыгать снова.
- Он боится оставаться один в темноте, - прошептал Грэг почти в самое ухо Гарри. Гарри обернулся, чтобы увидеть Слизеринца, стоящего над ним. - Его папа запирал его в комнате для наказаний на несколько дней, когда он не слушался.
- Комната для наказаний? - спросил Гарри, думая, что на самом деле он не хочет этого знать.
Грэг кивнул. - Это был просто большой чулан…, я думаю. Там не было света или каких-нибудь окон. Драко всегда боялся темноты и одиночества. Он казался почти сумасшедшим, когда папа оставлял его там. В течение нескольких дней после этого он цеплялся за меня и Винса. Он даже не ходил один в туалет.
Гарри смотрел на Грэга. - Почему ты рассказываешь мне все это? - задал он вопрос, который заинтересовал его ещё в больничном крыле.
Грэг пожал плечами. - Возможно, я просто надеюсь, что Винс прав.
- Прав, в чем?
Грэг посмотрел на хихикающего мальчика на кровати. - В том, что ты сможешь защитить его, – прошептал он.

В эту ночь Гарри оставил Драко «в руках» Грэга и Винса. Он обнял мальчика, пожелал хороших сновидений и вернулся в свое общежитие, где и провел бессонную ночь, глядя в потолок в течение следующих пяти часов. Воспоминания о Драко, как о восхитительном ребенке и как о красивом молодом человеке не давали ему уснуть. Теперь, когда он мог спокойно смотреть на него, он сохранял каждое воспоминание о Драко Малфое, чтобы навсегда запечатлеть их в памяти. И в каждом из них, он находил отражение наивного, испуганного маленького мальчика, которого он нашел за статуей.
Наконец, он погрузился в сон с воспоминаниями о легкомысленном ребенке, пытающемся коснуться потолка, прыгая на кровати. И в его снах … он понял, что этот маленький мальчик займет огромную часть в памяти, к которой он сможет вернуться в любой момент, когда захочет.



Глава 2. 1 июля:

На следующее утро Гари поспешил вниз, дабы узнать, как Драко провел первую ночь «вдалеке от дома». Он приостановился перед дверью в гостиную Слизерина, не совсем уверенный в праве использовать пароль, который узнал вчера. Наконец, он решил, что слишком сильно хочет видеть Драко, чтобы болтаться здесь в коридоре, так что он произнес его, наблюдая за тихо открывшимся проходом. Там он увидел совсем не то, что ожидал. Грэг сидел на кушетке испачканный в крови и держал плачущего, покрасневшего и икающего Драко. Винс устало лежал на другой кушетке и явно спал.
- Что случилось? - требовательно спросил Гарри, шагнув в комнату.
- Г-Гарри? - заикаясь ответил Драко и, скользнув от несопротивляющегося Грэга, застыл, дрожа в центре комнаты.
- Драко, миленький, - Гарри протянул руки и опустился на колени, чтобы сравняться ростом с малышом.
- Что произошло, любимый? – Драко бросился через комнату и налетел на Гарри с такой силой, что парень плюхнулся на спину. Гарри держал рыдающего мальчонку, вопросительно глядя через плечо ребенка.
Грэг вздохнул и сполз вниз по кушетке.
- Он не спал всю ночь, - произнес нечленораздельно он. В каждом его движении сквозила усталость - Винс первым сидел с ним. Разбудил меня приблизительно в три утра.
- Почему он не спал? - спросил Гарри, медленно гладя Драко по спине.
Вздох. - Он думал, что ты оставил его. - Грэг свернулся на кушетке, положив подушку под голову. - Он неожиданно вышел из себя, и мы никак не могли убедить его в том, что ты вернешься. Драко успокаивался на минуту, но потом плакал ещё больше.
- Почему вы не пришли за мной? - раздраженно потребовал ответа Гарри.
Грэг приоткрыл один глаз. - Куда? Я не знаю, как попасть в Гриффиндорскую башню, Поттер, - возразил он язвительно.
- Хорошо вы могли бы позвать взрослых, - добавил Гарри.
Грэг закатил глаза, а затем закрыл их. - Возможно, но Слизеринцы так не поступают, Поттер. Мы решаем свои проблемы сами.
Гарри хмыкнул. - Хорошо вы конечно отлично с этим справились.
Грэг открыл глаза и поднял голову, зло глядя на Гриффиндорца. - Если тебе не нравится, как мы с этим справились, тогда почему бы тебе не переместить свою чудесную задницу сюда в подземелья на лето и делать это за нас?
- Может я так и сделаю! - пошел на попятную Гарри.
- Ты останешься здесь со мной? - прошептал Драко, находясь в надежных объятиях Гриффиндорца. Гарри взглянул на заплаканное личико и сияющие глаза и потерялся в них.
Он улыбнулся. - Да, миленький. Я останусь.
Драко крепко обнял Гарри и прижался к нему. - Спасибо, Гарри.
- Всегда пожалуйста, любимый, - прошептал Гарри в его волосы. - Но, - продолжил он, отстранясь, чтобы посмотреть на ребенка, - Я должен забрать из башни свою одежду. - Драко кивнул.
- Это означает, что я должен буду ненадолго уйти, чтобы собраться. –
Драко скривился, но кивнул снова.
- Поэтому мне нужно, чтобы ты немного поспал, пока я собираю вещи. Когда я вернусь, а ты отдохнешь, мы сможем позавтракать и заняться чем-нибудь вместе, хорошо? -
Драко энергично кивнул и позволил Гарри отнести себя в кресло. Он доверчиво улыбнулся и, свернувшись в маленький комочек, быстро отключился. Гарри с облегчением вздохнул и встал.
- Ты добр с ним, - раздался голос Винса. Гарри вздрогнул от неожиданности. - А я было подумал, что ты сейчас прибьешь меня, Крэбб, - он изогнул бровь. - В конце концов, я только что приговорил вас к целому лету в одной комнате со мной.
Винс беззаботно пожал плечами. - Это просто означает, что я теперь могу всю ночь спать спокойно. Он был безумен, Поттер. Все, что мы могли сделать это не позволить ему травмировать себя. Я никогда ещё не видел его таким.
Гарри не знал, что ответить, поэтому он просто поменял тему. - Ты тоже должен поспать ещё. Я скоро вернусь со своими вещами.
- Да, а потом мы сможем позавтракать, и заняться чем-нибудь вместе, - Винс усмехнулся. - Я слышал.
Гарри попытался спрятать улыбку. - Пошел ты, Крэбб, - сказал он без теплоты в голосе.
- Уууу, как мы сегодня с утра оригинальны? - достаточно естественно ответил Винс. Гарри закатил глаза и с усмешкой покинул комнату. Возможно, это лето будет не так ужасно.
Гарри не потребовалось много времени, чтобы собрать свои вещи. Он просто побросал летнюю одежду в рюкзак, а затем бросил туда же банные принадлежности. Гарри не хотел, чтобы другие его вещи находились в Слизеринской комнате. Он приостановился над своими плавками, а затем выглянул из окна. На его лице медленно выросла улыбка.
- Думаю, я знаю, как мы проведем сегодня наш день, Драко, любимый, - пробормотал он. Задержавшись по дороге в подземелья, он заглянул на кухню, чтобы попросить еды для пикника на пляже.
Когда он пришел назад в гостиную, все три жильца спокойно спали. Он трансфигурировал запасную подушку в маленькое одеяло для Драко и укрыл его до подбородка, прежде чем уйти искать спальни мальчиков. К счастью, они были расположены так же, как и у них, так что единственной проблемой стало выяснение, где, чья кровать.
Он потратил, наверное, пять минут, пытаясь безошибочно найти незанятую Грэгом, Винсом или Драко кровать, чтобы сложить свою одежду. Наконец он понял, что на одеялах каждого мальчика, лежащих в изножье кроватей … были написаны имена … Гарри ударил себя по лбу очень довольный, что здесь не было свидетелей его глупости.
Он сложил свои вещи в шкаф, наиболее близкий к шкафу Драко, а потом решил тоже немного поспать пока другие не проснулись. Гарри и не думал, что уснет так быстро.
Он почувствовал рядом с собой тепло прежде, чем его сознание прояснилось. К тому времени, как он открыл глаза, Гарри уже понял, что это - маленькое тельце, свернувшееся около него. Открыв глаза, он нашел яркие серые омуты, улыбающиеся ему. И не смог не улыбнуться в ответ. - Привет, - сказал он хриплым со сна голосом.
- Ты вернулся, - прошептал Драко.
- Конечно, я вернулся, - Гарри нахмурился. - Я же сказал, что вернусь, почему бы я обманул тебя?
Драко кивнул и спрыгнул с кровати. - Я хочу есть, Гарри, - сообщил он.
Гарри вылез из постели и, шатаясь, встал на ноги. - Отлично, - вздохнул он, - Я так понял, что должен покормить тебя, а? - спросил он, улыбнувшись, показывая, что шутит.
Драко энергично кивнул вновь.
- Хорошо тогда пойдем. Мы поднимемся в Большой Зал на завтрак.
Драко сразу перестал улыбаться. Его глаза расширились, личико отразило испуг.
Гарри нахмурил брови. - Что не так, миленький?
- Я … я …, я у меня случилось..., - прошептал Драко, опустив глаза к полу.
Гарри поднял голову. - Что случилось? Ты поранился? - он протянул руку, чтобы коснуться плеча Драко, но мальчик вздрогнул и отстранился, он не вел так себя с тех пор, как вылез из-за статуи. - Драко? Миленький, что произошло?
- У меня случилось.., - прошептал снова Драко, в его голосе звучали слезы.
- Что случилось, любимый? - Гарри в панике опустился на колени перед мальчиком. Драко пристально смотрел на него, горе и страх отражались в его глазах.
- Я в мои … мои б-брюки..., - сумел произнести он, прежде чем у него начали падать слёзы.
Гарри нахмурился и приподнял пальцем подбородок Драко. - Ты замочил свои брюки? - попробовал он прояснить ситуацию. Драко покачал головой. Понимание внезапно снизошло на него. - Ох, ты … - Гарри взмахнул рукой, не уверенный, как вежливо произнести это. - Ты, эээ … сделал это в свои брюки? - наконец произнес он единственную фразу, которую смог придумать.
Драко кивнул и застонал так, словно он собирался умереть. Гарри придвинулся ближе.
- Эй, - начал успокаивать он, заключив Драко в крепкое кольцо рук. - Это - нормально. Такие вещи иногда происходят. -
Драко напряженно стоял в объятиях Гарри, не совсем уверенный, что наказания точно не будет.
- Драко, правда, - он погладил мальчика по спине. - Все в порядке. Мы сейчас вымоемся. И в следующий раз ты просто не забудешь сказать мне чуть раньше, когда захочешь в туалет, хорошо?
Драко кивнул, спрятав лицо у Гарри на груди не уверенный, каким образом ему удалось избежать наказания, но не желающий спорить об этом. Гарри проводил его в ванную и стянул с него брюки и трусы. Когда Драко дернулся назад, Гарри отнес это к смущению. Он быстро произнес чистящее заклинание для ног мальчика и сделал то же самое для его одежды, перед отправлением её в стирку.
- Мы переоденем тебя полностью, - он похлопал Драко по плечу. - А пока, почему бы тебе не снять всю одежду, а я помогу тебе принять душ. - Драко застонал снова, слишком тихо для того, чтобы Гарри услышал, но так, словно ему стало плохо. Драко замер в ожидании и перестал снимать ботинок, пока Гарри раздевался. Когда парень разделся до боксеров, он шагнул в ванную с Драко.
- Ну вот, - улыбнулся он дрожащему ребенку. - Эй, - посмотрел Гриффиндорец с беспокойством. - Ты немного замерз. Пойдем под душ. - Драко глядел на Гарри все время, пока они принимали душ, восхищаясь тем, что взрослый купает его, моет его волосы, и ополаскивает его, не хватая руками или … делая другие вещи с ним. Или в нем. После того, как Гарри смыл с него последнюю пену и выключил душ, он завернул Драко в теплое, пушистое полотенце и, укачивая на руках, отнес назад в комнату.
Там Гарри осторожно посадил его на кровать и навел палочку на одежду, которая, по словам Грэга, принадлежала Драко. Когда Гарри повернулся назад, он торжественно держал пару брюк и рубашек. Следующее заклинание обеспечило трусы и носки. Гарри нашел ботинки, которые он трансфигурировал за день до этого, и Драко уже имел новую одежду.
Гарри только закончил завязывать ботинки малыша, когда сонные Грэг и Винс вошли в дверь. Он улыбнулся, глядя в их лица. - Доброе утро, парни, - сказал он. Грэг поприветствовал его взмахом руки, Винс только кивнул. - Вам лучше одеться. Завтрак начнется через несколько минут, а потом мы собираемся купаться.
- Гарри? - голос Драко звучал возбужденно.
- Хммм?
- Я не умею плавать, - признался он мягко.
- Это не страшно, куколка, - Гарри улыбнулся, подхватил Драко и закружился с ним. - Я тоже не умел плавать пока не приехал в Хогвартс. Мои тетя и дядя не давали мне возможности научиться.
- Но теперь ты умеешь? - Драко захихикал, сдувая волосы с лица.
- Да. И моя обязанность научить этому тебя, - он уронил мальчика на кровать и прыгнул на него сверху, щекоча бока, пока Драко не вырвался. Он перевел взгляд с визжащего Драко на Грэга и Винса, наблюдающих за ним с любопытством на лицах.
- Что? - спросил он защищаясь.
- Ничего, - ответил Грэг. - Мы все же окажемся правы.
Гарри кивнул и, ущипнув Драко, вынес его из гостиной.
Завтрак прошел весело. Драко настоял на том, чтобы сидеть рядом с Гарри и его дядей Сев'русом. Этот факт не сделал счастливыми ни Гарри, ни дядю Сев'руса. Однако они выдержали это, вежливо улыбаясь друг другу. После завтрака Гарри отправил Драко к озеру с Грэгом и Винсом, а сам зашел на кухню, чтобы забрать предварительно заказанную еду.
К тому времени, когда он добрался до озера, Слизеринцы брызгались с Драко на мелководье. Счастливый смех ребенка раздавался над водой и Гарри задержался на мгновение, чтобы поблагодарить небо за второй шанс со светловолосым мальчиком.
Драко быстро научился плавать. Он был так же изящен в воде, как и в воздухе. В конце концов, он убедил старших мальчиков плюхнуться на песок и сделать самый большой песчаный замок, который Хогвартс когда-либо видел. Закончив со рвом и заколдованным разводным мостом, Винс оживил прутик, чтобы он стал чудовищем во рву, и Грэг преобразил листок в Слизеринский флаг, установленный над замком. Гарри даже не стал спорить с этим после того, как он заметил волнение сияющее в глазах Драко.
Ночью, когда Гарри укладывал Драко в кровать, маленький мальчик надул губы. Гарри скрыл усмешку. - Что?- спросил многозначительно он. Драко выглядел настолько робким, что Гарри был уверен - это только уловка. - Что ты хочешь, Драко? - Он не мог сдержать улыбку.
- Ты можешь почитать мне сказку?
Гарри заколебался на мгновение. - Нууу, на самом деле у меня нет ничего, что можно было бы почитать маленькому мальчику …, но, - продолжил он торопливо, так как взгляд стал робким по настоящему. - Но я уверен, что смогу найти что-нибудь, чтобы почитать тебе. Мы должны будем сходить завтра в Хогсмид и выбрать что-нибудь для чтения. Я так же должен купить тебе кое-какую новую одежду. Я не могу постоянно уменьшать все твои вещи, чтобы одеть тебя, потому что тогда тебе нечего будет носить, когда ты снова вырастешь.
Драко торжественно кивнул и стал терпеливо ждать, пока Гарри рылся в комнате, чтобы найти книгу о Мифических и Волшебных Созданиях. Он начал читать, наслаждаясь тем, как от звука его голоса веки Драко становятся все тяжелее и тяжелее. Как только Драко уронил голову, его глаза приоткрылись вновь.
- Гарри?
- Да, любимый?
- Ты будешь спать сегодня со мной?
Просительному голосу Драко невозможно было отказать. В этот момент теплое чувство вспыхнуло в груди Гарри. Или резкая боль молнией прожгла его сердце. Но он не смог бы отказать. Ни одной его просьбе. - Конечно, миленький. Я буду спать сегодня с тобой.



Глава 3. 2 июля:

Следующим утром Гарри приоткрыл глаза и встретил не сияющее серебро головы Драко, как предыдущим утром, а скорее огромные глаза и уши домашнего эльфа. Сначала он достал с ночного столика очки и одел их. Мир стал четким. - Добби? - спросил он сонно.
- Да, Гарри Поттер сэр! - Добби кивнул.
- Что ты делаешь здесь? - Гарри протер глаза под очками.
- На кухне говорят, Гарри Поттер сэр, - Доби наклонился вперед и почти зашептал.
- Говорят, что молодой хозяин Малфой здесь вместе с Гарри Поттером. Что Гарри Поттер заботится о молодом хозяине пока он - ребенок.
Гарри улыбнулся, таинственно глядя за плечо Добби. - Это правда, Добби, - он кивнул на маленькую фигурку, свернувшуюся около него. - Поэтому ты здесь? Ты хотел проверить это? - Гарри нахмурился. - Он не такой плохой, чтобы издеваться над ним, Добби.
Добби покачал головой, выглядя испуганным. - Ох, нет, Гарри Поттер сэр, Добби никогда не подумал бы так о молодом хозяине. Он был другом Добби.
Гарри нахмурился. - Драко дружил с домашним эльфом?
Добби кивнул. - Хозяин Люциус был так разгневан на хозяина Драко, когда узнал об этом. Но хозяин Драко все равно пытался защищать нас даже после того, как ему запретили играть с нами. - продолжил Добби выражать свои чувства. - Хозяин Драко был самым замечательным маленьким мальчиком. Добби надеялся, что хозяин Драко помнит Добби и возможно захочет поиграть, раз хозяин - снова стал ребенком.
Гарри в течение долгого времени мог только открывать и закрывать рот, как рыба.
- Гарри? Что случилось? - раздался сонный голосок Драко. Он вытащил голову из-под одеяла и оглянулся узнать, что вызвало такое выражение лица у Гарри. Когда он увидел домашнего эльфа, его глаза расширились. - Добби? - прошептал он.
Эльф кивнул, по его лицу расползлась улыбка. - Да, хозяин Драко, это - Добби.
Драко выпрыгнул из кровати и обнял тельце эльфа. - Добби! Как ты оказался здесь? Отец тебя послал? Ты можешь остаться?
Гарри закрыл рот, но все ещё продолжал глупо моргать.
- Ох, хозяин Драко, Добби очень скучал по вам! - Добби обнял малыша в ответ. - Добби работает теперь здесь. Гарри Поттер спас Добби от хозяина Люциуса пять лет назад. Добби может остаться, пока хозяин Драко хочет этого.
Драко отодвинулся и удивленно взглянул на него. - Гарри спас тебя? - Добби кивнул. Мальчик погрустнел. - Значит, отец узнал, что мы были друзьями?
-Да, - эльф кивнул, - Но Добби здесь не по этому. Хозяин Люциус попытался навредить Гарри Поттеру. Добби был плохим эльфом и рассказал тайну хозяина Гарри Поттеру. Добби не хотел, чтобы Гарри Поттер умер. - голос Добби звучал все тише и тише и было похоже, что он в шаге от того, чтобы начать биться головой о стену из-за воспоминаний о своем проступке.
- Отец хотел навредить Гарри? - повторил Драко, сузив глаза. После слабого кивка Добби, Драко обнял эльфа снова. - Я рад, что ты рассказал, Добби, - отчаянно прошептал он в ухо эльфу. - Я рад, что ты спас Гарри. –
Добби казалось, собрался заплакать таким он был довольным, что хозяин Драко не рассердился на него за предательство дома Малфоев.
- Хозяин Драко хотел бы провести утро с Добби? - миниатюрный эльф фыркнул, с улыбкой на лице. - Домашние эльфы готовят на кухне печенье.
Глаза Драко зажглись. - Печенье? - Он обернулся к Гарри. - Пожалуйста, Гарри? Я могу пойти делать печенье с Добби? Он делает лучшее печенье!
Гарри усмехнулся и кивнул. Драко закричал и начал прыгать, как мячик. Через секунду он замер и испуганно взглянул на Гарри. Тот наклонил голову, его улыбка изменилась.
- Драко, ты можешь смеяться. Ты можешь быть счастливым. Тебе может быть пять, - заверил он его. - Иди с Добби почисти зубы. А я уменьшу для тебя кое-что из одежды, и ты сможешь пойти провести утро с Добби на кухне.
Драко кивнул с настороженной улыбкой и потопал к ванной, таща за собой Добби. Гарри вздохнул и рухнул назад на подушки.
- Хммм - раздался голос Грэга Гойла. Гарри даже не думал, что тот не спит.
- Раз Драко проведет утро с Добби, ты … эээ … ты хочешь провести утро с нами? - он выглядел так, как если бы ждал, что его сейчас ударят. В каком-то смысле, думал с улыбкой Гарри, он выглядел таким же юным и настороженным, как и Драко.
- Да, хочу, - ответил он.
Грэг был удивительно силен в шахматах. Гарри подумал, что если бы Рон мог допустить мысль о нахождении в одной комнате с огромным Слизеринцем, Грэг мог бы вытянуть у Рона все деньги. Винс не увлекался шахматами, предпочитая потратить утро, углубясь в книгу по искусству. Он иногда смотрел на Грэга и Гарри, закусив губу, и снова возвращался к поскребыванию пером по бумаге.
Гарри только успел одеть ботинки, чтобы сбегать на кухню за тыквенным соком … и тайно проверить, как там Драко …, когда две совы влетели в открытое окно подземелья. Гарри остановился, когда увидел панику, отразившуюся на лицах обоих Слизеринцев. Он смотрел, как они открепили письма и развернули пергамент. Совы улетели, не дожидаясь ответа.
Грэг прочитал быстрее, чем Винс и присел в кресло, опустив голову себе на колени. Гарри подошел, чтобы помочь ему, когда Винс закончил читать своё письмо и просто уселся на пол, там же где стоял.
- Мерлин! - Гарри дернулся, не зная кому помочь сначала. - Что за черт...?
Грэг поднял взгляд, его лицо посерело, внезапно стали видны круги под глазами. Он поднял письмо. - Они хотят, чтобы мы вернулись домой, - произнес он монотонно.
- Их не волнуют проблемы Драко. Для них это шанс дать нам темную метку раньше него. Это - способ выиграть у Малфоев. -
Винс кинул в тишину, которая последовала после слов Грэга. - Они хотят, чтобы мы вернулись домой для инициирования в эти выходные. - его голос снизился до шепота. - Они хотят отметить нас на следующей неделе. –
Гарри не знал, что делать, когда этот здоровый парень начал дрожать.
- Что мы будем делать, Грэг? - прошептал Винс.
- Я не знаю, - Грэг обернулся, его руки сжались так, что побелели костяшки пальцев.
Гарри нахмурился. - А что вы хотите делать? - спросил он немного нетерпеливо.
- Вы, конечно, думали об этом раньше?
Грэг криво улыбнулся. - Поттер, никто кроме Драко не спрашивал нас о том, что мы хотим. Никого это не волнует. Мы делаем только то, что хотят наши родители или, если мы можем избежать неприятностей то, что хочет Драко.
- Хорошо вы знаете, чего хотят ваши родители, - Гарри указал на письмо в руке Грэга. - Чего хотел бы Драко?
- Он знает, что мы не хотим быть Пожирателями Смерти, – оборвал Винс.
- Он поддержал бы ваш отказ?
Винс пожал плечами. - На людях? Не знаю. Он до смерти боится отца. Тайно, он бы аплодировал нам за отказ.
- Я хотел бы, чтобы он был здесь. Он сказал бы нам, что делать, - сказал Грэг задумчиво.
Гарри нахмурился. - Это - идиотизм, - он фыркнул. - Вам не нужен Драко, чтобы говорить, что делать. Что вам нужно - так это вера, что вы делаете то, что правильно для вас. Если Драко по-настоящему заботится о вас, он поддержит ваше решение независимо ни от чего.
Грэг зло взглянул на него. - Он заботится о нас!
Гарри пожал плечами. - Тогда все, что вы решите, будет хорошо.
Винс осторожно положил свое письмо на пол рядом с собой. - Как ты думаешь, что мы должны делать?
Грэг закатил глаза. - Это глупый вопрос, Винс. Герой волшебного мира? Конечно, он думает, что мы не должны получать метку.
Гарри сжал руки в карманах мантии в кулаки. - Почему все всегда сводится к этому? - потребовал он сердито. - Ну и что, что я - Гарри Поттер. Кого, черт побери, это волнует? Почему - Гарри Чертов Золотой Поттер единственная причина, по которой я мог бы не желать, чтобы вы получили её? - он почти кричал. - Я - мальчик, чью семью уничтожили Пожиратели Смерти. Именно поэтому я думаю, что вы не должны получить её. Я - мальчик, который по ночам наблюдает, как Вольдеморт убивает магглов и мучает Пожирателей. Именно поэтому я думаю, что вы не должны получить её. -
Рука Грэга, в которой он держал свое письмо, медленно опустилась.
- Я - мальчик, который потратил последние шесть лет, рискуя каждый год жизнью, потому что Вольдеморт постоянно пытается убить меня. Именно поэтому я думаю, что вы не должны получить её. Я - мальчик, который думает, что вы стоите большего, чем потратить всю свою жизнь, служа ублюдочному, чокнутому убийце. Именно поэтому я думаю, что вы не должны получить её.
Он взглянул на них с болью в глазах. - Я мальчик, который знает, что однажды он встанет лицом к лицу с Пожирателями Смерти, и мне причиняет боль мысль, что я, вероятно, увижу, как вас убивают из-за неправильной татуировки у вас на руках. Именно поэтому я думаю, что вы не должны получить её. Я - мальчик, который думает, что его сердце разорвется, если он должен будет объяснять вернувшемуся Драко Малфою, что его друзья сделали этим летом. Именно поэтому я думаю, что вы не должны получить её. Вы хотите ещё чертовы причины?
Винс смотрел на него с чем-то родственным трепету. У Грэга взгляд был более глубоким. - Тебе …, тебе было бы больно, если бы ты увидел нас убитыми?
Гарри неверяще взглянул на них. - Что? Конечно! Какого черта вы спрашиваете об этом?
- Конечно, мы ведь тоже люди, правильно? - попытался в последний раз Грэг. - Это не означает, что мы нравимся тебе или что-то в этом роде.
Гарри вздохнул. - Я не знаю вас достаточно хорошо для этого. Все, что я когда-либо видел, были Крэбб и Гойл, ублюдочные телохранители Малфоя. Но я хотел бы получить шанс узнать Винса и Грэга друзей Драко.
- Ты хочешь узнать нас? - Винс смотрел на него с надеждой.
- Да, - кивнул Гарри. - Да, я хочу.
- Например? Что ты хочешь узнать о нас? - продолжал он.
Гарри снова вздохнул. - Что-нибудь. Какие ваши любимые цвета? За какую Квиддитчную команду вы болеете? Что вы любите есть? Какие девчонки вам нравятся?
- Ладно, но как насчет тебя? - парировал Грэг.
- А что насчет меня? - спросил с любопытством Гарри.
- Разве ты не думаешь, что мы тоже должны узнать тебя? - сказал Винс.
Гарри был удивлен, а скорее доволен, если говорить по правде. - Конечно, - он пожал плечами. - Это будет замечательно. Я отвечу на любой вопрос, на который ответите и вы - сказал он с хитрой усмешкой на лице. - Как вам это?
Грэг вернул ему хитрую усмешку. - Звучит прекрасно.
- Итак, какой у вас любимый цвет, Грэг? Винс?
- Мне нравится синий, - сказал нерешительно Винс.
- Я предпочитаю красный цвет, - сказал Грэг. - Но не потому, что это Гриффиндорский цвет, - добавил он многозначительно.
Гарри усмехнулся. - Я никогда бы и не подумал так, Грэг. Я на самом деле люблю зеленый. Но не из-за Слизерина, - парировал он комментарий Грэга. - За какую Квиддитчную команду вы болеете? Я - за Пуляющих пушек.
Глаза Грэга расширились. - Правда? Я тоже за Пушек.
Винс закатил глаза. - Да, он постоянно болтает о них. Я лично болею за Сорок. Так же, как и Драко. Что ты любишь есть, Гарри? Я люблю ванильный сладкий соус.
- Я думаю, что больше всего люблю шоколадные лягушки, - сказал Гарри застенчиво.
Грэг удивленно поднял брови. - Серьезно? Почему?
Гарри немного покраснел. - Это была первая волшебная еда, которую я попробовал, - почти прошептал он. - Я знаю, что это странно, но это … ладно, это, я полагаю, просто хорошие воспоминания.
Грэг кивнул. - Я понимаю. Я предпочитаю Шепардский пирог. Хотя мои родители не разрешают готовить его дома. Они считают, что это не наш уровень, - он закатил глаза. Гарри благодарно улыбнулся Грэгу за его благожелательное отношение.
- Итак, - продолжил он, ухмыляясь. - Что касательно девочек?
Винс пожал плечами. - Нам не нравятся девочки.
- Вам не нравятся …, значит, вы геи? - ахнул Гарри.
Мальчики кивнули.
- Оба? –
Они кивнули снова.
Гарри заморгал. - Ох, ладно. Тогда, какие мальчики вам нравятся?
Грэг нахмурился. - Ты не против этого?
- Конечно, - Гарри пожал плечами. - Почему я был бы против?
- Ты не думаешь, что это болезнь? - настаивал Грэг. - А если это подвох? Что, если мы начнем приставать к тебе?
Гарри усмехнулся. - Ух, нет, нет и нет, конечно, если я не один из мальчиков, которыми вы интересуетесь? - Он изогнул брови.
- Мы - вместе, - выпалил Винс.
Грэг покраснел. - Ты мог бы подождать, - прошипел он.
- Почему? - Винс выглядел смущенным.
Грэг вздохнул. - Не бери в голову.
- Как давно вы вместе? - спросил с любопытством Гарри.
- Два года, - улыбнулся счастливо Винс Грэгу, который не мог не улыбнуться в ответ.
- Поздравляю, - Гарри усмехнулся. - Поздновато, но, тем не менее, искренне.
- Спасибо, - кивнул Винс.
- Тебя это действительно не волнует? - Грэг, казалось, никак не мог поверить в это.
- Действительно не волнует, - уверил их Гарри.
- Итак, что касательно тебя? - спросил нетерпеливо Винс. - На какую прекрасную леди ты положил глаз?
Гарри покраснел, но усмехнулся. - Боюсь, что я играю в вашей команде, ребята.
Челюсти в шоке отпали. - Мальчик-Который-Выжил, гей? - вздохнул Винс.
Гарри расстроено вздохнул. - Нет, я гей. Гарри гей. Я. Только Я.
- Ты действительно ненавидишь это, не так ли? - взглянул на него Грэг. - Когда люди видят в тебе только Нашего-Золотого-Мальчика?
Гарри кивнул. - Больше чем вы можете представить.
- Так, кто тебе нравится? - спросил снова Винс. У Гарри появилось мечтательное выражение лица. - Черт! А ведь не просто нравится? Ты влюблен в этого таинственного парня, не так ли? -
Гарри кивнул с робкой улыбкой. - Да, я думаю да.
- Мы знаем его?
Гарри покраснел. - Да. Да вы знаете.
- В каком он доме?
Гарри помолчал. - В Слизерине, - сказал он мягко.
- Кто учится в Слизерине? - к разговору присоединился новый голос. Драко прошел в дверь, Добби вошел сразу за ним, держа в руках пакет с печеньем.
- Гарри нравится кто - то в Слизерине, - усмехнулся Винс маленькому мальчику.
- На самом деле, Гарри влюблен в кого - то в Слизерине, - Грэг подтолкнул Гарри локтем с соответствующей ухмылкой.
- Правда? - внимательно взглянул Драко. - В кого?
Все, даже Добби, с надеждой обернулись к Гарри, который жутко покраснел. - Я … эээ … - он беспомощно взглянул сначала на Грэга, а потом на Винса и, наконец, на Драко.
- Ну … я … мммм … - он закрыл глаза и спрятал лицо в руках. - Я не могу сказать вам этого сейчас, - закончил он шепотом.
- Эй! - возразил Винс. - Ты сказал, что ответишь, если мы ответим первые, а теперь ты -.... Глаза Грэга, расширились и он подтолкнул Винса, прерывая его.
- Что? – воскликнул Винс. - Ведь он сказал...
- Я знаю, Винс, - промямлил Грэг. - И он ответил нам.
- Когда?
- Сейчас, - сказал мягко Грэг.
- Я не слышал.
- Я тоже, - добавил Драко. - Кого ты любишь, Гарри? - он поднял руки, прося поднять его. Нежно улыбнувшись, Гарри посадил мальчика на руки и прижал к сердцу.
- Нуу, тебя конечно, глупый ты медвежонок, - с обожанием улыбнулся Гарри, пристально глядящему на него Драко. - Разве ты этого не знал? Я люблю тебя, Драко. Только тебя, - добавил он мягко, с болью в голосе.
Глаза Винса расширились. Он наконец-то тоже понял. Драко рассмеялся и обнял Гарри в ответ. - Я тоже люблю тебя, Гарри, - сказал он, пододвигаясь так, чтобы положить голову на плечо своего нового друга. Гарри улыбнулся, хотя в глазах сверкали слезы. Он попытался вытереть их о рубашку Драко, но сделал это не достаточно быстро, чтобы не дать Грэгу и Винсу увидеть их.
- Конечно, ты любишь, куколка. А теперь, скажи - это мне ты принес печенье, которое вы сделали вместе с Добби?
- Да! - Драко подозвал Добби, который вручила пакет Гарри, горе и понимание было в его глазах- блюдечках. Гарри вздрогнул. «Дерьмо. Даже домашние эльфы теперь знают…», подумал он. Он шлепнулся вниз на кушетку, все ещё обнимая Драко, и начал разворачивать печенье.
Грэг и Винс долго наблюдали за ними, а затем, как один, встали и переместились к камину. Решившись, они бросили письма своих родителей в огонь и вернулись обратно на кушетку. Когда они подняли взгляд, Гарри улыбался … настоящая привязанность светилась в его глазах. И не только к Драко.
Добби действительно делал самое лучшее печенье. Гарри не мог поверить, что он не знал этого раньше. В конечном счете, после печенья даже Грэг и Винс чувствовали себя лучше. Добби отозвал Гарри в сторону и прошептал ему. - Добби подумал, что Гарри Поттер должен знать, что молодой хозяин Драко …
Гарри заметил в огромных глазах осторожность. - Он что, Добби?
- Он, … запачкался, сэр, - Добби вздохнул, глядя себе под ноги.
Гарри нахмурился. - Ты подразумеваешь, что он устроил беспорядок на кухне? Ты хочешь, чтобы я спустился и прибрал там?
Добби в ужасе замотал головой. - Нет, Гарри Поттер сэр, Хозяин Драко не устраивал беспорядка. Он … запачкал себя. - под смущенным взглядом Гарри Добби указал на свои штаны. Понимание оглушило Гарри, как удар о стену.
- Ох! - выдохнул он. - Это снова случилось. - Добби кивнул. Гарри пожал плечами.
- Это - не страшно, Добби. То же случилось вчера. Он, вероятно, был просто обрадован тем, что снова был с тобой, чтобы вспомнить о туалете.
Добби покачал с сожалением головой. - Или возможно, Гарри Поттер сэр, это было кое-что еще.
Гарри взглянул на эльфа в волнении. - Кое-что еще? Например?
Добби скривился. - Добби не должен сообщать Гарри Поттеру, сэр
- Добби, ты больше не работаешь на Малфоев, - голос Гарри звучал расстроено. - Никто не накажет тебя за разговор.
Добби медленно кивнул. - Гарри Поттер должен посмотреть, … действительно посмотреть … по другой причине, - прошептал он и затем исчез настолько быстро, что Гарри мог бы подумать, что он аппарировал.
Гарри обдумывал слова Добби весь остаток дня. Гриффиндорец убрал эту мысль подальше, пока он, Грэг и Винс водили Драко в Хогсмидт, но эта мысль все крутилась у него в голове. Он обдумывал её, когда Драко примерял новые брюки. Он обдумывал её, когда Драко хвастался своими новыми рубашками и джемперами. Он обдумывал её, … и поэтому специально приобрел …, и пока Драко с удивлением смотрел на детские боксеры, Грэг складывал эту кучу на колени Гарри.
Эта мысль все ещё крутилась в голове, когда он вел Драко в книжный магазин, чтобы купить настоящие детские книги для чтения перед сном. Он позволил Драко сделать самостоятельный выбор, и Драко вернулся с большой книгой сказок, и маггловских и волшебных, и сказкой о кролике. Гарри удивился, увидев Драко, прижимающего эту книгу к груди.
- Что там у тебя, куколка? - Он улыбнулся.
Драко покраснел. - Грэг прочел мне название. Я хотел бы, чтобы ты рассказывал мне её. - Гарри наклонился, чтобы увидеть заголовок. «Представь, как сильно я люблю тебя», было написано на обложке рядом с изображением большого и маленького зайцев.
- Что если мы почитаем её сегодня вечером? - Гарри растрепал волосы малыша. Лицо Драко зажглось, и он с энтузиазмом кивнул.
Драко настоял, чтобы все мальчики читали ему по очереди. Грэг закатил глаза, но Гарри видел, что он позволил Драко прижаться к своей руке, пока его глубокий голос рассказывал сказку о Принцессе Лебедь. Винса уговорить было намного тяжелее. Гарри подумал, что он просто не хочет работать прислугой. Но все же Винс тяжело вздохнул и с пылающим лицом сел рядом с Драко. Он начал читать, и Гарри понял. Винс читал так же, как пятилетний Драко.
Было больно видеть, как он заикается и останавливается перед простыми словами, и Гарри обнаружил, что помогает произносить слова, резко замолчавшему Слизеринцу. Он взглянул на Грэга и был поражен, увидев печаль и боль на его лице, когда тот постарался отвлечь себя шахматами, в которые начал играть с Гарри.
- Он даже мне стесняется разрешить помочь. - Гарри едва уловил шепот по другую сторону доски. - Драко пытался. Он и, правда, переживал. Но Винс так быстро расстраивался, что сбегал даже раньше, чем они начинали.
Гарри наклонился ближе. - Как он справляется со школьными заданиями?
- Драко и я читали ему. Он не тормоз; у него просто проблемы с некоторыми словами. Он понимает их задом наперед.
Гарри нахмурился и поднял взгляд. - Задом наперед? Его когда-нибудь проверяли на дизлексию?
Грэг нахмурился в ответ. - Что это такое?
- Это – маггловский термин. Это - проблема с чтением, которая делает тебя не способным читать или писать слова в правильном порядке. Иногда ты не можешь даже в письме написать слова в правильном порядке. - Грэг смотрел на него так, как будто Гарри только что вручил ему драгоценности Английской короны. - Это частое явление, - продолжал спокойно Гарри. - В маггловских школах такие проблемы обнаруживаются ещё, когда дети начинают учиться читать. Тогда их можно проверить на это.
Грэг все ещё смотрел на Гарри со страхом. Гарри начал чувствовать себя неудобно.
- Что? - прошипел он. - Разве волшебников не проверяют на это?
Грэг пожал плечами, наконец, придя в себя. - Нууу. Может быть в школах. Я и Винс учились дома. Как большинство чистокровных, - добавил он извиняющимся тоном. - Я не знаю, почему отец Винса не обнаружил этого, хотя имеет ту же проблему.
Гарри взглянул на Винса, который боролся уже с другим предложением. Драко улыбнулся ему и помог произнести его. В течение одного пугающего момента, Гарри думал, что Винс закричит на малыша, но вместо этого он улыбнулся в ответ и, произнеся слово правильно, перешел к следующему.
- Дизлексия передается по наследству, - Гарри повернулся обратно к Грэгу. Выражение лица Грэга было бесценно. Он открыл в замешательстве рот. Гарри поспешил объяснить. - Это означает, что он получил эту болезнь от кого - то в семье. Например, у отца Драко светлые волосы, поэтому он тоже блондин. Или у моего отца было плохое зрение, поэтому и у меня оно плохое.
Грэг кивнул медленно. - Итак, отец Винса не мог читать правильно и поэтому он не понял, что Винс тоже читает неправильно.
Гарри пожал плечами. - Или он знал и волновался о том, что эта проблема есть у него и это перейдет его сыну.
У Грэга вытянулось лицо. - Да, это наиболее вероятно. И что, можно ли как-то вылечить эту дилекс … дизалекс … это, как бы это ни называлось?
- Дизлексия, - повторил Гарри. - Есть несколько маггловских способов, но они достаточно трудны. Наверняка есть какие-то заклинания. Ты должен заставить Винса спросить у Мадам Помфри.
Грэг выглядел шокированным. - Винс никогда не расскажет никому, что он не может читать. Он никогда не сделает этого.
Гарри повернулся взглянуть на борьбу Слизеринца, лежащего с Драко, со словами
- Не сделает для себя, – согласился Гарри с хитрой улыбкой. - Но он мог бы спросить это для кого-то, кого он любит, для друга, которого Винс хочет научить читать. -
Ухмылка промелькнула по лицу Грэга. - Ты уверен, что ты - не Слизеринец? - прошептал он перед тем, как поставить Гарри шах.
Через четыре хода Гарри проиграл. Он пожал руку Грэга и обернулся посмотреть, что делают Винс и Драко. Через несколько предложений Винс с облегчением произнес
- Конец. -
Драко обнял Винса в благодарность и схватил книгу про зайцев, которую Гарри купил ему сегодня. - Гарри? - он с надеждой посмотрел на Гриффиндорца.
- Я не знаю, миленький, - Гарри вздохнул. - Я немного устал. - лицо Драко побледнело, и у Гарри не осталось сил, чтобы подразнить его ещё. - Иди сюда, куколка, - он усмехнулся, выхватив книгу из руки Драко. - Я просто пошутил. –
Лицо Драко осветилось и он поглубже зарылся в одеяло. Нежно поцеловав макушку Драко, Гарри начал читать.
- Маленький коричневый Заяц, который ложился спать, крепко прижался к Большому коричневому Зайцу с очень длинными ушами. Он хотел убедиться, что Большой коричневый Заяц слушал его. ' Представь, как сильно я люблю тебя, ' сказал он … -
- … Грэг? Винс? - прошептал Гарри, как только убедился, что Драко наконец уснул.
- Да? - раздался ответ с обеих сторон кровати.
- … когда Драко был маленьким … раньше, я имею ввиду … он … делал…, у него были проблемы с использованием туалета? - наконец сформулировал он.
Он услышал шорох и в слабом лунном свете увидел, как Винс сел. - Ты имеешь в виду, мочился ли он в постель или брюки? -
- Да.-
- Нууу, - снова шорох и Грэг тоже сел. - Он переодевался ужасно часто. Иногда три или четыре раза в день. Некоторые мальчики дразнили Драко тем, что он мочится в брюки.
- Но Драко всегда упрямо доказывал, что он не делал ничего подобного. Он говорил, что эти мальчики лгали, - закончил Винс.
- Я не думаю, что здесь все было ложью, - Гарри вздохнул.
- Драко замочил свои брюки? - спросил Грэг с очевидным беспокойством в голосе.
- Не … совсем, - отгородился Гарри.
- Тогда он запачкал их? - спросил Винс.
Гарри вздрогнул от этой фразы, но испытал невероятное облегчение, что они поняли его без детального объяснения. - Да. Добби сказал сегодня, что это не просто из-за того, что он увлекся игрой и поздно понял, что ему нужно в туалет - он добавил. - Я просто хотел узнать, знаете ли вы двое что-нибудь о том, что он имел ввиду?
- Нет. -
- Ничего. -
- Ладно, - Гарри вздохнул снова. - Хорошо, если он снова сделает это завтра, я отведу его к Мадам Помфри. Вы не против?
Тишина.
- Почему ты спрашиваешь нас? - спросил спокойно Грэг. - Ты присматриваешь за ним
- Да, но вы - его друзья. Вы так же заботитесь о нем, как и я.
Тишина.
- Да, мы не против
Тишина.
- Спасибо, Поттер.




Глава 4. 3 июля:

Утро медленно пробралось в подземелье. Оно сильно отличалось от утра в Гриффиндорской башне, где вы вынуждены или спать с закрытыми шторами, или просыпаться от солнца, бьющего вам в глаза. Окна, расположенные в подземелье достаточно высоко, позволяли только отраженному свету попасть в комнату. Гарри обнаружил, что этого света достаточно лишь для того, чтобы различить слабые очертания маленького мальчика, свернувшегося в его руках.
Он наблюдал за спящим Драко, время от времени смахивая волосы с глаз мальчика или просто наслаждаясь их мягкостью. Он понятия не имел, как его увлечение за четыре дня превратилось в это безграничное тепло, которое он чувствовал всякий раз, когда малыш был в его руках. Это тепло к Драко присутствовало всегда, неважно было ли ему семнадцать или пять. Однако он признавал, что чувства были различны. Гарри хотел целовать семнадцатилетнего Драко до потемнения в глазах. Но пятилетнего - он хотел просто защищать от того, что могло бы причинить ему боль. Однако любовь оставалась той же. Гарри удивлялся чуду, которое свело их вместе.

Утро было ленивым и размеренным. Гарри, наконец, вылез из кровати, приготовил одежду для себя и Драко и пощекотал мальчика, разбудив его. Потом он схватил в охапку хихикающего ребенка и утащил в ванну умываться. Он был рад увидеть, что Драко не так насторожен сегодня, принимая с ним душ. Вернувшись в гостиную, они уступили душ Грэгу и Винсу и договорились встретиться с ними на завтраке.
До обеда Драко заставил всех играть во «взрывного дурака».
После обеда Гарри устроил ему сюрприз: повел на квиддитчное поле. Широко открытые глаза мальчика значили для Гриффиндорца больше, чем все слова благодарности вместе взятые. Гарри запретил Драко одному подниматься выше, чем на метр от земли, но, уступив долгому просящему взгляду, все-таки разрешил взлететь.
Наконец, они утомили Грэга и Винса своими непрекращающимися проделками, и два Слизеринца ушли в замок перекусить. Гарри и Драко продолжили полет, выделывая бочки и штопора. Гарри однажды даже спикировал к земле, хотя и держал Драко крепко прижатым к своей груди, чтобы гарантировать его безопасность. Почти два часа безостановочного полета и у ребенка раскраснелись щеки и сверкали в волнении глаза.
Но все хорошее кончается, не стало исключением и это счастье, окончившееся … неистовой просьбой спуститься на землю и головой повисшей с позором. Гарри даже не нужно было ничего спрашивать. Поведение Драко рассказало ему обо всем, что он хотел знать. Гарри очистил его, игнорируя скорбную гримасу, и быстро повел обратно в замок. Он прижал малыша к себе, шепча успокаивающие слова ему на ухо до тех пор, пока Драко не положил голову ему на плечо, но из тусклых серых глаз все же тихо текли слезы.
- Мне жаль, Гарри, - прошептал он, когда тот открыл дверь больничного крыла.
- Тебе не о чем жалеть, куколка, - Гарри поцеловал его в макушку. - Мы постараемся выяснить, как вылечить это, хорошо? –
Драко кивнул, но отказался поднять на него взгляд. Гарри оставил его рядом с дверью, а сам вошел, чтобы поговорить с Мадам Помфри. Драко не мог слышать того, о чем они говорили, но он мог это себе вообразить. Он помнил то, что отец говорил о его … проблеме. Мальчик съежился, думая об этом.
Поэтому и был немного удивлен и насторожен, когда Мадам Помфри встала перед ним на колени с улыбкой.
- Здравствуй, Драко, - она протянула ему свою руку. Он принял её, но его рука дрожала.
- Гарри сказал мне, что у тебя есть проблема? –
Драко со стыдом кивнул.
- Ты не расскажешь мне о ней? -
Слёзы угрожали политься снова, но он опять медленно кивнул. - Я не могу перестать пачкать мои брюки, - прошептал малыш.
- Ты слишком долго ждешь, чтобы сходить в туалет? - спросила она мягко.
- Нет, - Драко покачал головой. - Я …, я не могу ничего с этим поделать, - он бы хотел найти здесь какую-нибудь щель, чтобы спрятаться туда.
Ему было достаточно плохо уже оттого, что Гарри знал об этом. Но теперь это была леди. Странная леди. И даже притом, что Гарри, казалось, доверял ей, Драко учили никогда никому не говорить о его … проблеме.
- Хорошо, - она кивнула, мягко коснувшись его щеки.
- Все в порядке, сладкий. Мы только очистим, а затем взглянем на тебя.
Голова Драко вскинулась в ужасе.
- В-взглянете на меня? - пропищал он. - В-вы будете г-глядеть на меня? Н-на … это?
Мадам Помфри обернулась к Гарри. Он обошел ее и встал на колени перед Драко.
- Эй, куколка, - улыбнулся он. - Мадам Помфри хочет выяснить есть ли что-то, что не дает тебе нормально ходить в туалет. Она просто хочет убедиться, что у тебя нет никакой травмы или болезни.
Драко отчаянно качал головой, его белокурые волосы порхали вокруг лица.
- Она не может! - выдохнул он неистово. - Отец сказал, что никто не может смотреть! Он будет так разгневан. -
Драко размахивал руками. Совсем недалек был истерический припадок. Гарри схватил испуганного ребенка в объятия.
- Куколка, - прошептал он, медленно укачивая мальчика. - Твой отец … хорошо, он … чертов уб-эээ …, переживет это, я имею в виду. Драко, твоего отца сейчас здесь нет, а ты болен. У тебя есть проблема, которую мы можем решить. Но ты должен позволить нам попробовать помочь. Я все время буду здесь. Я обещаю. И твой отец никогда не узнает. Я клянусь. Хорошо? Пожалуйста? Только позволь нам помочь тебе?
Гарри почувствовал, что слезы уже намочили ему шею, но Драко все-таки кивнул. Гарри отстранился, чтобы поцеловать его в лоб, а потом стал помогать с одеждой. Он снова произнес чистящее заклинание и для малыша, и для его одежды, а затем помог ему забраться на одну из больничных кроватей. Мадам Помфри мудро стояла позади, позволяя Гарри позаботиться обо всех мелочах, не желая пугать ребенка ещё больше.
Когда Гарри положил Драко к себе на колени, обняв дрожащего мальчика, она подошла к ним.
- Драко, сладкий, - сказала она мягко. - Я сейчас собираюсь коснуться твоей спины, чтобы получше видеть. Ты не против?
Дрожь Драко усилилась, и он начал хныкать. Мадам Помфри вопросительно посмотрела на Гарри. Мальчик ответил ей взглядом полным боли.
- Ты не будешь против, если Гарри коснется тебя, дорогой, а я только посмотрю? - предложила она.
- Да, - раздался приглушенный всхлип.
- Хорошо, дорогой, - она согласилась.
- Итак, Гарри. Я хочу, чтобы ты раздвинул его ягодицы так, чтобы я могла видеть. Я произнесу кое-какие заклинания, но я не буду касаться его. Я только должна буду видеть.
Гарри кивнул и на секунду закрыл глаза, прежде чем дотронуться до ягодиц Драко для медицинского обследования. Тихие всхлипы раздались из подушки, в которой Драко прятал лицо, но он перестал дрожать и бороться.
Мадам Помфри при первой зрительной проверке нахмурилась и подняла волшебную палочку. Через несколько заклинаний она уже побелела от ярости. Ее заключительное заклинание вызвало приглушенный всхлип Драко, и он начал хныкать снова.
- Все хорошо, дорогой, - сказала ему Помфри. - Я не касалась тебя. Это было только заклинание. Оно немного подправило тебя, так что у тебя этой проблемы больше не будет.
Она кивнула Гарри, который отпустил Драко и развернул его, чтобы заключить в свои крепкие объятия.
- Ты все хорошо сделал, куколка, - он уткнулся ему носом в макушку. - Я так горжусь тобой. -
- Ты все сделал очень хорошо, сладкий, - согласилась Помфри. - У меня в той комнате есть шоколад, - она показала. - Слева. Сверху. Почему бы тебе ни надеть брюки и не сбегать за ним.
Драко кивнул, все ещё не встречаясь с ними глазами, и, соскользнув с колен Гарри, одел свои трусы и брюки. Когда он пробежал через лабиринт кроватей за пределы слышимости, Помфри обернулась к Гарри.
- Я вероятно не должна говорить об этом тебе, - начала она шепотом, - Но этим летом его опекун – ты. - она слегка улыбнулась. - И я вижу, как ты заботишься о нем.
Гарри кивнул.
- Поэтому я расскажу тебе, что обнаружила.
Гарри приготовился, зная, что не услышит ничего хорошего.
- Кто-то насиловал этого ребенка, - смогла произнести Помфри не без дрожи в голосе. - У него были большие повреждения. Были следы образования разрывов и повреждения мышц. С этим была связана его проблема. Ему … что-то …, вводили в прямую кишку; что-то слишком большое для такого маленького ребенка. Его мышцы были просто растянуты слишком сильно, чтобы выполнять свою роль. И это делалось неоднократно. Есть несколько шрамов, которые выглядят старше, чем другие.
Она приостановилась, заметив выражение лица Гарри.
- Гарри? - спросила она с волнением.
Гарри покачал головой, предупреждая ее вопросы. В этот момент он был способен сдержать свой гнев только, если его не заставят что-то отвечать. Гнев медленно прожигал его изнутри, заставляя чувствовать тошноту. Он достиг его конечностей, заставляя руки сжиматься в кулаки, а мышцы дрожать. Гриффиндорец видел все в красном тумане, и не мог сосредоточиться даже на стене перед ним.
Мадам Помфри чуть подпрыгнула, когда ширмы начали слегка грохотать, а ее волшебная палочка на медицинском столике подскакивать. Она снова бросила короткий взгляд на Гарри. Он закрыл глаза. Его сильно сжатые губы побелели, а щеки были ярко красными, но остальная кожа бледна.
- Гарри? – позвала она снова
Он открыл глаза. Медленно разжал кулаки и одновременно с этим расслабил мышцы.
- Я в порядке, - в конце концов, смог произнести он. - Вы вылечили повреждения? - продолжил Гарри.
Она медленно кивнула. - Да. Я произнесла напрягающее мышцы заклинание. Мы используем его для атрофированных конечностей, но я думаю, что здесь это сработает так же.
Гарри пробурчал. - Хорошо. Спасибо, Мадам Помфри. –
Она нахмурилась. - Ты точно в порядке? -
Он слабо улыбнулся ей. - Все отлично. Я взял себя в руки. - и обернулся, чтобы увидеть маленького блондина, который, наконец, нашел шоколад и вернулся к Гарри.
- Куколка? - спросил он, встав на колени рядом с Драко. - Я могу спросить тебя кое о чем?
Драко без раздумий кивнул.
- Драко, любимый, кто причинил тебе боль? - он потянулся к Драко, не отрывая взгляда от его лица. Поэтому он увидел, как сошел весь цвет с личика мальчика, и остекленели глаза. Руки Драко начали дрожать, и затем он быстро замотал головой.
- Никто, Гарри, - ответил он монотонно. - Никто не причинял мне вреда.
- Драко, куколка, ты не должен никого защищать, - указал Гарри мягко.
Шоколад упал из руки Драко. Мальчик почти сполз на кровать и, обхватив ноги руками, свернулся в позу эмбриона. Он спрятал лицо в коленях и начал слегка раскачиваться.
Гарри закусил губу.
- Драко, - он нерешительно протянул руку, разрываясь между желанием узнать правду и желанием утешить.
Когда раздалось тихое всхлипывание, желание утешить победило. Он обнял малыша и начал укачивать его. - Драко, детка, все в порядке. Ты можешь ничего не говорить, - прошептал он, уткнувшись в волосы ребенка. - Я сожалею, любимый. Я так сильно сожалею.
Драко постепенно расслабил руки и обхватил ими талию Гарри. Гарри встал, поднимая ребенка, и посмотрел на Мадам Помфри.
- Я забираю его с собой, - заявил он.
Она не стала спорить, а только открыла для них дверь. Когда они уходили, она погладила Драко по светлой головке. Помфри видела, как заботливо Гарри держал мальчика. И когда они скрылись из виду, она направилась прямо к камину и оттуда к Альбусу Дамблдору.
Гарри мчался в подземелье. Он задержался в гостиной Слизерина только, чтобы попросить Грэга и Винса пойти с ним и удивился, когда они даже не стали спорить … лишь обменялись взглядами и встали, готовые следовать за Гарри, который направился вниз в другой коридор. Его он избегал в течение последних нескольких дней. Через секунду он уже стучал в дверь личных апартаментов Северуса Снэйпа.
Зельевар открыл дверь, раздражение было очевидно в каждом его движении. Но когда он заметил свернувшегося на руках у Гарри крестника (похоже, прописавшегося там) и непередаваемое выражение лица Гарри, он отступил в сторону, пропуская их в свои комнаты. Гарри осторожно опустил Драко вниз и склонился к его лицу.
- Эй, куколка, почему бы тебе ни поиграть в комнате Дяди Северуса? Я уверен, что он не будет против, если ты попрактикуешься в прыжках на его кровати. - он прибавил к своему вопросу победную улыбку, и Драко ответил ему своей, вредной.
- Могу я, Дядя Сев'рус? - спросил он жалобно.
Снэйп хмуро взглянул на Гарри, но ободряюще кивнул. - Конечно, мой мальчик. Но будь осторожен, не сломай кровать.
- Я не сломаю! - крикнул Драко уже через плечо, так как бежал в соседнюю комнату. Гарри отвел трех мужчин к дальнему углу комнаты, чтобы Драко не мог подслушать их.
- В чем дело мистер Поттер? - потребовал Снэйп шепотом.
Гарри не смог сдержаться. Его руки снова сжались в кулаки, и он заскрипел зубами, прежде чем заставил себя произнести следующие слова.
- Итак. Кто из вас знал, что Люциус Малфой постоянно насиловал Драко? -
Челюсти отпали. Целую минуту никто не мог произнести ни слова. Потом,
- Как ты обнаружил это … эту информацию? - выдохнул Снэйп.
Гарри взглянул на него, ярость снова прожгла его. - Снэйп, я отвечу вам сразу, как только вы скажете мне, знали об этом или нет, - прошипел он.
- Нет! - Снэйп дернулся назад. - Никогда! Если бы я знал, что этот ублюдок …, я бы … нуу, я уже давно что-нибудь сделал, - закончил он неуклюже. Но один взгляд на его лицо говорил всем и каждому, что бы он сделал.
Гарри расслабился.
- Хорошо. - Он посмотрел на Грега и Винса. - И вы не знали?
Двое в унисон покачали головами. Винс выглядел готовым заплакать.
- Как ты, … - это было все, что он смог выдавить.
- Помните, я сказал вам, что собираюсь показать Драко Мадам Помфри, если он не прекратит ходить в брюки? - кивки двух мальчиков и смущенный взгляд Снэйпа.
Гарри вздохнул. - Ну вот, я так и сделал. Она исследовала его и обнаружила, что он был изнасилован … в этом возрасте … поэтому его ректальные мышцы больше не работали. Вот почему он скрывал это от всех. Она нашла старые и новые шрамы, словно с ним это делали несколько раз. - его замерзший взгляд остановился на них.
- Если Малфой делал это с ним, когда Драко было пять лет, через что он должен был пройти когда стал достаточно взрослый для …участия в..., ? -
Грэг вздрогнул. Снэйп закрыл глаза. Винс попытался выбежать в дверь, но остановил рядом со столом Снэйпа и его вырвало. Грэг приблизился к нему и рассеянно стал гладить по спине, пока Винс не смог встать на ноги. Тогда он крепко обнял мальчика. Снэйп при этом просто закатил глаза. Гарри хотел улыбнуться этому первому проявлению привязанности, которое они позволили ему увидеть, но он был настроен на проблему Драко.
- Ох, Mерлин. - Снэйп закрыл лицо длинными костлявыми руками. - Я должен был что-то обнаружить, - прошептал он. - Я должен был знать. Были определенные знаки. Теперь я это понимаю. Я вижу, где я должен был заметить, но я не заметил.
Гарри осторожно протянул к профессору руку, но отдернул её, когда Снэйп начал бегать по комнате.
- Это не ваша вина, профессор, - он попробовал его утешить. - Люциус Малфой трус, низкий ублюдок. Вы не могли этого знать. Мы верим, что вы что-нибудь сделали, если бы знали. Но, профессор, прошлое в прошлом. Фактически, теперь мы можем только попытаться помочь Драко. И это все, на чем мы должны сконцентрироваться. Мы только обязаны убедиться, что он никогда не коснется Драко вновь. И это мы сможем, - он добавил уверенно. - Я знаю, что у нас получится. Мы можем сделать это вместе. Я обещаю. -
Снэйп взглянул на Гарри с глазами полными не пролитых слез, но с улыбкой на губах.
– Теперь я понимаю, почему люди следуют за тобой, мальчик - сказал он скривившись. - Очень хорошо. Мы начнем отсюда. Могу я …, - он заколебался, оглянувшись на дверь спальни, где Драко счастливо визжал, когда подпрыгивал. - Я могу присмотреть за ним недолго?
Гарри улыбнулся. - Я уверен, что ему это понравится. Только приведите его назад после обеда. -
Снэйп кивнул и направился назад, чтобы сказать Драко, что ребята оставляют его здесь. Мальчик вышел к ним попрощаться, и последнее, что они видели в приоткрытую дверь, как он прыгает с кровати в протянутые к нему руки.
Когда дверь позади них закрылась, Винс обернулся и посмотрел на Гарри.
- Ты заставил Снэйпа чувствовать себя лучше, - заметил он.
Гарри вымучено улыбнулся. Грэг ухмыльнулся.
- Ты ведь сам не веришь ни одному слову из той бессмыслицы, которую только что нес там? -
Грустная улыбка исчезла, и Гарри прорычал. - Ни черта. Я собираюсь оторвать член этого мудака и накормить его им.
Грэг приобнял Гарри и повел его вниз по коридору. - Ты был бы хорошим Слизеринцем.



Глава 5. 15 июля:

Говорят, что «все хорошее кончается». Гарри не знал, кто такое говорил, но он был уверен, что "они" понимали, о чем говорили. Почти две недели все было близко к совершенству, насколько это возможно в данных обстоятельствах. Но однажды Гарри проснулся для того, чтобы обнаружить – хорошему пришел конец. Для начала, погода была отвратительна. Дождь лил как из ведра. Ветер свистел сквозь трещины в стенах подземелья, и этот звук напоминал хор баньши, орущих снаружи.
Этим утром, схватив одежду, свою и Драко, и одев её настолько быстро - насколько было возможно, стоя на холодно полу, он обнаружил, что теплая вода закончилась и пока не может быть согрета снова. Быстрое чистящее заклинание и они стали подниматься в Большой Зал на завтрак, где и застали новые проблемы.
Винки напилась. Очевидно, гроза снова оживила её грустные воспоминания, и она попыталась утопить их в сливочном пиве. К сожалению, потом она попыталась зажечь в кухне огонь. Добби уверял всех, что это была просто ошибка. Она не знала, что масло не тушит огонь, а заставляет его гореть сильнее. К тому времени, когда пожар потушили, кухня была разрушена. Завтрак состоял из фруктов и мюсли.
Для того чтобы улучшить это утро, Гарри умаслил Грэга и Винса исследовать замок вместе с ним и Драко. Грэг попытался отговориться тем, что должен сделать домашнюю работу. Он сдался после того, как Гарри взглянул на него, как на особо интересное животное в зоопарке и попытался померить его температуру.
Итак, три Слизеринца и один Гриффиндорец брели по длинным коридорам еще не исследованного северного крыла.
После трех часов прогулки, Гарри был уверен, что единственная, интересная вещь в этой части замка - огромное количество пыли. Они по очереди несли Драко, так как коридоры все не кончались и не кончались. Винс начал ныть, что он измучен жаждой, а Грэг бормотал что-то о предпочтениях МакГонагал. Гарри вздохнул и вытянул ноги, когда они снова остановились отдохнуть.
Драко начал извлекать вещи из шкафов и полок, расположенных в помещении похожем на чулан, временами чихая от пыли. Гарри размышлял, что эта идея была не лучшей из его идей, когда его самокритика была прервана испуганными воплями Драко. Гарри вскочил с пола и за секунду подбежал к малышу. Он резко затормозил, чтобы не врезаться в Винса, выбежавшего из соседней комнаты, и Грэга, который тоже вскочил на ноги.
Первый же взгляд в дверной проем заставил Гарри прирасти к полу: Люциус Малфой стоял перед Драко, в чем мать родила. Его лицо изображало пародию на привязанность, даже сейчас, когда он ласкал свой член и двигался к Драко.
- Привет мой сын, - промурлыкал Люциус. - Я скучал по нашим играм. Папиному члену была так холодно и одиноко без твоей упругой, горячей, маленькой задницы. Раздевайся, мальчик. Ты знаешь, что я буду делать, не заставляй меня ждать, а то будет хуже. - Драко дрожал, как листик на ветру. Его зубы стучали, и Гарри видел небольшую лужицу, образовавшуюся на полу у его ног.
Гарри, тряхнув головой, заставил себя мыслить рационально. «Люциуса Малфоя здесь быть не могло. Просто не могло. И уж конечно не в таком виде.» Он вынул волшебную палочку, шагнул вперед и закричал.. - Риддикулус! –
Фигура Луциуса дрогнула, когда его внимание сфокусировалось на Гарри. Он медленно превращался в темное закрытое изодранной мантией существо. Гарри услышал крики, но не стал ждать. - Экспекто Патронум! -
Серебристый олень пронесся через комнату, опустив голову с рогами и ударив ими дементора, отвлек его.
-Риддикулус! - Гарри закричал снова. Дементор слегка дрогнул. - Риддикулус! – прокричал он в третий раз, и дементор исчез. Олень выгнул голову и тоже пропал, а Гарри подбежал к Драко.
- Драко? - он обнял мальчика, - Куколка, все хорошо. Это был только боггарт. Он наверняка был страшным, но он уже ушел. Теперь все в порядке – Гарри не мог остановить бормотание, даже когда заметил, что Драко не реагирует. Он развернул мальчика, заглядывая ему в лицо, надеясь хоть на какую-то реакцию. Не было ничего. Он словно глядел на восковую маску; с глазами мертвого человека. И эта аналогия испугала его больше, чем он мог себе представить.
Он схватил Драко за руки и заставил его положить их себе на плечи. Взглянув на Грэга и Винса и увидев, что они тоже взволнованы, Гарри помчался назад к жилым помещениям. Он бежал прямо к Дамблдору. Мадам Помфри была замечательной меди-ведьмой, но Гарри был уверен, что она не сможет помочь Драко с тем, что случилось в северном крыле замка.
Он перечислил все чертовы леденцы, которые мог только вообразить. Потом благодарно взглянул, когда два Слизеринца поняли и тоже начали перечислять пароли, а он просто держал Драко. Внезапно, горгулья отодвинулась. Он не слышал, какой пароль произнесли парни, и надеялся, что не будет нуждаться в нем снова. Игнорируя медленное движение статуи, он помчался по лестнице и влетел в кабинет директора школы.
Дамблдор взглянул на него с удивлением.
- О, Гарри, мальчики ….чему обязан этим посещением?
Гарри сопротивлялся наворачивающимся слезам.
- Это был боггарт, сэр, - он дрожал. - Он превратился в его отца …, он пробовал … сделать …
- Он собирался снова изнасиловать его, - пояснил Грэг, кладя руку на плечо Гриффиндорца. - Гарри избавился от него, но Драко ни на что не реагирует с тех пор. Вы можете, что-нибудь сделать?
- Ох, дорогой, - Дамблдор встал и обошел вокруг стола, остановившись возле маленького мальчика. - Драко? Мой мальчик, ты меня слышишь? - попробовал он. Но Драко только дрожал на руках у Гарри, не отвечая на вопросы. Дамблдор бросил на него пристальный взгляд, затем вздохнул и с сожалением покачал головой.
- Я должен попросить, чтобы вы никогда не упоминали об этом, господа, - спокойно предупредил он, а затем достал волшебную палочку.
- Обливиэйт! –
Драко дернулся на мгновение, а потом быстро заморгал.
- Гарри? - малыш нахмурился. - Как мы оказались здесь?
Гарри только крепко обнял его и спрятал лицо в волосах мальчика. Винс погладил Драко и усмехнулся.
- Ты просто заснул, пупсик. Мы нашли секретный ход из крыла.
- Ох, - Драко выглядел разочарованным из-за того, что пропустил путешествие по секретному ходу. Внезапно он взглянул вниз.
- Почему мои брюки влажные? -
И снова Винс спас ситуацию. - Ты пролил тыквенный сок. Почему бы тебе, не пойти со мной и я помогу принять душ и переодеться. Мы встретимся с Грэгом и Гарри в Гостиной.
Драко счастливо кивнул и наклонился поцеловать Гарри в щеку.
- Увидимся, Гарри, - прощебетал он, прежде чем сползти вниз и взять Винса за руку. Когда Винс уводил его, они услышали его тонкий голосок, - Винс, я не помню, чтобы у нас был тыквенный сок?
Грэг отвел Гарри в Гостиную; немного взволнованный тем, что Гарри отреагировал почти так же ужасно, как и Драко, посадил Гриффиндорца в кресло и принес ему свою личную коробку шоколада. Он взял горстку шоколадных лягушек и бросил несколько на колени Гарри. Темноволосый мальчик только смущенно взглянул на него.
- Дементор, - Грэг показал подбородком на шоколад. Гарри, казалось, пришел в себя и начал открывать шоколад.
Они сидели в тишине, Гарри, медленно жующий шоколад, и Грэг, тайно наблюдающий за Грифиндорцем краем глаза.
- Грэг? - Слизеринец подпрыгнул.
- Да? -
- Ты думаешь, я ненормальный, потому что люблю Драко? - раздался такой слабый голос, которого Грэг никогда не слышал от Гарри.
- Нет, - он нахмурился.
- Даже притом, что ему – пять? -
Грэг вздохнул. Он не был самым умным человеком, но он мог сложить два и два вместе.
- Гарри, в отличие от Люциуса Малфоя, Ты способен любить без использования члена, - саркастично сказал он. - Ты влюбился в семнадцатилетнего. Да, возможно ты хотел переспать с семнадцатилетним Драко, но когда ему стало пять, ты … хорошо, черт побери, Поттер, - Грэг вздохнул. - Я вижу, насколько ты его любишь, даже сейчас. Но я также вижу, что ты любишь его по-другому. Ты хочешь только защитить его. Все видят это. - Он наклонился, встречаясь глазами с Гарри. - Никто не думает, что ты такой же, как Люциус Малфой, Гарри, - сказал он мягко. - Если бы они так думали, то не поручили бы Драко тебе. Они верят тебе. Я верю тебе. Он - мой лучший друг и я не думаю, что предпочел бы видеть кого-то ещё заботящимся о нем. Понял, дружище?
Гарри, негромко сопя, улыбнулся и кивнул. - Спасибо, Грэг.



Глава 6. 17 июля:

Неудачи, казалось, решили не расставаться с ними. Ладно, они немного ослабли, но полностью не ушли. Через два дня после ' боггарта ' сова влетела в комнату и, скинув принесенный пергамент на голову Винсу, вылетела в окно. Он развернул его и пробежал глазами. Затем побледнел и уронил письмо на колени.
Грэг нахмурился и взял пергамент. Он тоже немного побледнел.
- Что это? - не мог не спросить Гарри.
- Это - из Министерства Магии, - сказал мягко Винс.
Грэг развернул свиток и быстро прочел содержимое. Он закрыл глаза и, опустив его, взглянул на Винса.
- Они отреклись от нас, Винс, - произнес он спокойно. - Министерство открыло на нас счет по 1000 галеонов каждому.
Винс тихо застонал. Гарри нахмурился. - Что вы должны делать с ними? - спросил он смущенно
Грэг вздохнул. - Иногда я забываю, что ты вырос с магглами. Когда от наследников отрекаются, Министерство снабжает их небольшой суммой денег, чтобы они могли встать на ноги. Это не много, но это – больше, чем мы получили, если бы нам уже было по семнадцать.
Гарри нахмурился. - Вам ещё нет семнадцати?
Грэг покачал головой. - Мы родились в августе. Я четвертого, а Винс десятого.
- Ох, - это было все, что Гарри смог придумать.
Он смотрел, как Грэг, утешая, пододвинулся к Винсу. Он обнял его, гладя волосы и быстро целуя в макушку. Чем спокойнее становился Винс, тем более виноватым чувствовал себя Гарри.
- Простите, - прошептал он.
Винс посмотрел на него. - Все в порядке, - фыркнул он с улыбкой. - Мы знали, что произойдет, когда не вернулись домой.
- Я чувствую себя ответственным, - возразил Гарри.
Грэг пожал плечами.
- Ты не должен. Ты открыл нам глаза, но мы сами сделали выбор. Это - не твоя вина. На самом деле, это и не наша вина. Наши родители отвечают за это..., я так думаю.
Гарри с сожалением кивнул.
- Я … я … - он остановился.
- Ты, что, Гарри? - Винс фыркнул снова, заняв более удобную позу на груди Грэга.
Гарри покраснел. - Я не хочу, чтобы вы думали, что это - милосердие, ладно? - предупредил он и продолжил под их настороженными взглядами. - У меня очень много денег и от моих родителей, и от С - Сириуса, - даже сейчас он заикался, произнося это имя. - Я также получил поместье Сириуса и Годрикову Лощину, в которой я займусь строительством, когда смогу. -
Он знал, что начинает бормотать, но не мог остановиться, иначе ему не хватит храбрости. - Когда мы окончим школу, я хотел бы предложить вам обоим место, где можно остаться … со мной, я имею в виду. Мы могли бы жить вместе пока вы не решите, что будете делать. Я без проблем взял бы на себя траты за жильё, и мы могли бы … эээ, нууу … ммм … - он остановился, увидев шок на их лицах.
- Что черт..? - выдохнул Грэг.
Гарри трясло. – Пожалуйста, не думайте, что мое предложение это проявление милосердия. Это - не так. Я,… только…, у меня огромный дом и в нем никто не живет. И что, черт побери, я буду делать со всеми своими деньгами? - он попробовал слабо улыбнуться. – Я планировал потратить их на достойные вещи или, возможно, учредить стипендии. Или … или что-то ещё. Но я был бы счастлив, использовать деньги для моих друзей. Пожалуйста? - закончил он тихой просьбой.
- Гарри, ты понимаешь, что предлагаешь? - спросил Винс, немного сбитый с толку. - Ты приглашаешь детей двух Пожирателей Смерти в свой дом. Ты предлагаешь нам остаться бесплатно, без условий. Что скажут твои друзья? Что скажут люди? Что если "Вы-Знаете-Кто " узнает, что ты предоставил нам кров?
Гарри почти рычал. - Я точно знаю, что предлагаю, Дьявол! От вас отреклись. Вы больше не сыновья Пожирателей Смерти, не так ли? И мои друзья поймут. Что касается остального волшебного мира, то они могут поцеловать меня в зад. А Вольдеморт ненавидит меня за многое. Почему он станет тратить свое время, пытаясь убить меня за выбор соседей по комнате? - он глубоко вздохнул и закончил. - Я хочу и Драко это предложить, если он решит отказаться от метки. -
Челюсть Грэга отпала. - Ты собираешься построить исправительное учреждение для Слизеринцев? -
Он пошутил, но заволновался, когда Гарри начал размышлять.
- Ты знаешь, - он сказал рассеянно, - Я мог бы. Если они будут знать, что у них есть безопасное место, куда они смогут пойти, многие Слизеринцы сказали бы "нет" родителям. Как вы думаете? - он был вырван из раздумий смехом.
- Ты - настоящий миротворец, не так ли Поттер? - Грэг усмехнулся.
Гарри покраснел. - Я - нет. Я только пытаюсь помочь моим друзьям. -
Грэг взглянул на него со странным выражением лица. - А мы являемся ими, Поттер? Твоими друзьями? -
- Конечно. Знаешь, я не провожу время с людьми, которых ненавижу, - улыбнулся он застенчиво.
- Ты уверен, что просто не ищешь способ вызвать у Драко любовь к себе? - спросил Грэг резко.
Гарри отшатнулся, как если бы Грэг ударил его. - Я … ты … -
- Я имею в виду, если ты добр к нам, возможно Драко примет это во внимание, когда ты, наконец, скажешь ему, что чувствуешь. -
Гарри открыл рот, не веря своим ушам. И это после того, как они провели столько времени вместе. Он думал только о том, чтобы не сказать, что-то ужасное или злобное, ведь это покажет, как больно слова Грэга ранили его. Поэтому он сделал единственную вещь, которую мог. Он убежал.
Он покинул гостиную, подземелья. Он покинул замок и направился на Квиддитчное поле. Оказавшись там, он бесцельно упал на землю и прижал колени к груди. Как Грэг мог сказать что-то подобное? Он дрожал, пытаясь сдержать ярость и слезы.
- После всего, что мы пережили? Разве они все ещё не верят мне? - Гриффиндорец повернул голову, прижавшись к колену щекой и устремив взгляд на облака у горизонта. - Почему они не верят мне? - Гарри всхлипнул.
А затем произошло неизбежное. Он попробовал встать на их место…, и он понял.
- Действительно, почему они должны верить мне? - шептал он.
Школа, весь волшебный мир были уверены, что мальчики поддерживали отцов, служа Вольдеморту. Их единственная опора только что превратилась в пятилетнего. Первый раз, когда они приняли решение сами, их отвергли. Они знали, что они не самые яркие из Слизеринцев. Гарри мог представить их задающихся вопросом, почему кто - то, кто не желал использовать их, захочет быть их другом? И, правда, Гарри даже не говорил с ними до 'происшествия с Драко'.
Им не часто предлагали дружбу - они Слизеринцы. Гарри предположил, что это должно казаться странным, когда кто - то, кто 'ненавидел' их шесть лет внезапно захочет дружить. Захочет, чтобы они жили с ним после окончания школы, будет заботиться о них. По крайней мере, кто - то, кому от них ничего не нужно (например, сыграть на чувствах Драко?)
- Черт побери! - Гарри вздохнул, закрывая глаза. - Неужели я поступаю так только для этого? Я действительно пытаюсь увеличить свой шанс с Драко, когда он вернется? А значит, - он задохнулся в смехе, - я забочусь о Драко, чтобы он чувствовал себя обязанным мне потом? - мальчик застонал. Гарри не хотел думать, что он может сделать что-то подобное, но возможно …
Он снова начал прокручивать эту мысль.
То, что Гарри понял некоторые причины действий Драко в эти годы, не подразумевало, что он понял их все. Конечно, он знал, что в его детстве были некоторые вещи, сказавшиеся позже. Вещи, которые Гарри не мог даже начать понимать. Что если Драко вел себя так не только из-за умственного, эмоционального и физического насилия? Что если он на самом деле просто ненавидел Гарри?
Что если нет никакого "лекарства" от ненависти Драко к нему? Что если он продолжит так же относиться к нему, как и раньше? Если это произойдет, если Гарри выяснит, что это были настоящие чувства Драко, как это скажется на его дружбе или взаимоотношениях с Грэгом и Винсом?
- Нет. -
Нет, Гарри отказывался верить, что все именно так. Он все ещё хотел дружить с ними. Он выделил кусочек в сердце для этих двоих почти месяц назад, и он был чертовски уверен, что теперь пара Слизеринцев занимают там большое пространство и если они уйдут, оно опустеет.
Он хотел общаться с ними. Он хотел показать Рону реального Грэга. Он хотел быть там, когда Рон первый раз проиграет в шахматы. Он хотел увидеть шок на лице Рона и услышать, как он попросит… нет, потребует реванша.
Он хотел видеть общающихся Дина и Винса. Он хотел видеть то, что они могли бы сделать вместе. Он хотел наблюдать за ними, засевшими в каком-нибудь углу, склонившимися головами к мольбертам, глядящими на модель, а затем на работу друг друга.
Он хотел показать Мионе, что кто - то ещё обладает странной способностью "заглядывать" в голову Гарри и сообщать ему, что он думает на самом деле. Он хотел видеть Грэга с ней, смеющимися над его смешными представлениями.
Он хотел видеть, как Винс использует свою способность тонкого управления, чтобы разбить аргументы Симуса и … хорошо, кого угодно. Симусу было все равно с кем спорить. Он хотел видеть выражение лиц, когда они поймут, что этот громоздкий Слизеринец, так изящно ткал нить разговора, что люди не понимали, как ими манипулируют.
Он не хотел охлаждения отношений с ними, хотел им доверять. Доверять достаточно, чтобы хранить их тайны, как свои. Он не думал, что сможет жить, не видя их улыбок и без их прикосновений, которые были единственным знаком их привязанности.
Он хотел дружить. Дружить по-настоящему. Странно ли это было?
И Драко. Дорогой, сладкий, возлюбленный Драко. Что с ним?
Гарри любил его так сильно, что любовь к ребенку стала для него естественной. Он признавал, что он принял привязанность, которую маленький Драко предложил ему, зная, что взрослый Драко не сделал бы этого. Но ему нравилось заботиться о ребенке не для того, чтобы начать общаться со взрослым мальчиком. Гарри любил его как пятилетнего. Теперь он мог бы признаться в этом.
Он любил нежность мальчика, его детскую невинность. Он любил храбрость Драко перед лицом того, что произошло с ним. Но главным образом, он любил готовность маленького Драко разрешить Гарри любить его. И любить Гарри в ответ. Мало кто позволил бы ему проявлять такую привязанность и защиту, какую он дарил малышу. Драко позволял и любил его за это.
Обращался бы Гарри с маленьким Драко по-другому, если бы был уверен, что мальчик не будет помнить о происходившем летом? Нет. Нисколько. Он знал, что придётся сражаться за него, когда он вернется в свой возраст. Гарри ожидал этого. И он знал, что никогда не кинет в лицо Драко факты, которые узнал этим летом. Драко полюбил бы его сам и никак иначе. И хотя Гарри был совершенно уверен в том, что скорее всего будет «никак», он любил маленького Драко не меньше. Он сел прямо, убедив себя, что его действия так же чисты, как и любовь к новым друзьям и Драко. И тут, заметил на своих очках, появившиеся капли. Великолепно, гроза приближалась быстрее чем, Гарри рассчитывал. Она уже была прямо над ним, поливая холодным дождем. Он встал с земли и пошел к замку.
Проходя мимо сарая для метел, мальчик услышал жалобное мяуканье. Он остановился, прислушиваясь, чтобы определить, откуда исходит звук. - Мяу, - услышал он снова. Гарри пошел на звук к углу сарая, заметив маленькую щель внизу. Он опустился на колени, заглядывая в щель, и вспомнил, как делал тоже самое почти месяц назад, когда искал Драко.
На сей раз, он увидел только пару светящихся глаз. - Мяу? - раздалось снова.
- Привет? - позвал мягко Гарри. - Ты в порядке? -
- Мяу! – светящиеся точки приблизились, и крошечное, абсолютно черное тельце выползло из-под сарая. Гарри смотрел, как маленькое создание уселось на задние лапки. Начинающийся дождь уронил капельки на его черную шерстку. Которая, теперь Гарри мог видеть отчетливо, была двухцветной - черной и темно серой. У животного дергались огромные, пушистые уши, а хвост, напоминающий о маленьком львенке, бился о землю. – Мяу, - заявило оно.
- Ты - лазиль! - воскликнул Гарри с удивлением. - Как ты очутился здесь? -
- Мяу? - произнес жалобно лазиль.
- Ты намок и замерз, не так ли? - засюсюкал Гарри. - Не хотел бы ты пойти со мной в замок? У меня есть друг, который будет рад познакомиться с тобой - Лазиль встал на все четыре лапки и тихонько чихнул.
- Мяу. -
Гарри усмехнулся. - Я приму это, за согласие. - Он поднял крошечное создание и, виновато взглянув на него, перевернул, чтобы определить пол. Рассерженное 'мяу' и быстрое извинение после…, и Мисс Лазиль радостно свернулась в кармане мантии Гарри.
Он собрал всю храбрость, прежде чем произнести пароль. А потом вошел в гостиную, готовый защищаться, уже полностью разобравшись в себе. Первое, что он увидел - это Драко, вернувшийся от Снэйпа. Отлично, некоторые слова из приготовленной речи нужно убрать. Он быстро улыбнулся мальчику и повернулся к Слизеринцам, сидящим на кушетке.
- Хорошо, - сердито начал он. - Я тут поразмыслил о том, что вы мне сказали. Долго гулял, пытаясь выяснить, были ли вы правы в том, что я общаюсь с вами только чтобы получить.... то, что хочу. И пришел к выводу.... -
- Гарри, - попробовал Грэг.
- Нет! Послушайте меня. Я ненавидел вас двоих, и вы испытывали ко мне те же чувства последние несколько лет. Я не горжусь этим, и я хочу прямо сейчас прекратить это. Вы можете думать, что это неправдоподобно, но вы нравитесь мне. Вы очень мне нравитесь. Я хочу узнать вас получше, и я хочу, чтобы мы стали друзьями. Знаю, я для вас не идеальный друг. Я - Гриффиндорец, весь такой святой, и я - Гарри Поттер. Я знаю, что у нас никогда не будет такой дружбы, как у вас с Драко. Я понимаю это, но хочу, чтобы вы дали мне шанс. Я могу быть хорошим другом, знаю, что могу. И я предлагаю помочь вам не из жалости или … ну, вы знаете... Я сказал, что делаю это для моих друзей. И я считаю вас друзьями. Я просто хочу, чтобы вы попытались почувствовать то же самое ко мне. -
- Гарри! - попробовал снова Грэг.
- Что? -
- Мы знаем, - сказал он мягко, обмениваясь теплым взглядом с Винсом. - Нам жаль. Мы просто были смущены. Но теперь поняли. Драко - единственный человек, который хотел дружить с нами. В некотором смысле, у нас есть собственный Мальчик-Который-Выжил. И мы посчитали странным, что кто-то может захотеть общаться с нами, но, подумав позже … вообще позже, после того, как стало слишком поздно…, мы поговорили и поняли кое-что. -
Винс кивнул. - Мы поняли, что ты не играешь. Каким бы странным это не казалось нам. Ты - тот, кто ты есть. Никаких игр. Ты - тот, кого мы видим, и все попытки заглянуть глубже, лишь покажут нам то, что мы уже и так знаем. Мы доверяем тебе. Мы верим тебе и в тебя. И мы хотим быть друзьями с таким человеком, как ты, если предложение все ещё в силе. -
Гарри усмехнулся. - Конечно в силе. -
- Мяу! -
Драко ахнул, наконец, хоть что-то поняв в серьезном разговоре взрослых.
- Гарри! Что у тебя в кармане? -
Гарри с обеспокоенной улыбкой достал мурлыкающего лазиля. - Я нашел её под сараем для метел, - объяснил он торопливо двум ухмыляющимся Слизеринцам. - Она замерзла, была напугана и одинока. Я подумал, может …нуу, она понравится Драко, - закончил он, почти оправдываясь.
Грэг, все еще улыбаясь, вздохнул. - Ты не будешь счастлив пока не спасешь всех, да, Гарри? -
Гарри только усмехнулся и встал на колени, чтобы показать лазиля Драко. - Не хочешь искупать её, любимый? -
Драко медленно кивнул, широко открыв глаза, когда увидел прекрасное крошечное создание. Маленький лазиль склонил голову, чтобы встретить взгляд мальчика. Серебристый встретился с сапфирово синим, и наступила тишина. Потом Драко улыбнулся и принял лазиля из рук Гарри в свои ладошки. И лазиль совсем не был против.
Гарри пошел за мальчиком в ванну и налил немного теплой воды. Малыш, наклонившись, купал маленькое создание. Он старательно очищал каждый сантиметр ее шерстки, включая ее мохнатые ушки и хвост. Гарри изучил и оценил работу мальчика. Он сделал все намного лучше, чем Гриффиндорец мог себе вообразить.
Наконец, любовно высушив и расчесав её личной щеткой Гарри, Драко отнес лазиля в спальню и опустил на свою кровать. Гарри лег к себе, положив руку под голову, наблюдая, как Драко сидел, скрестив ноги, и щекотал пушистый животик лазиля. Винс и Грэг свернулись на одной кровати, восхищаясь превращением их друга из маленького, испуганного мальчика, которого они знали в этого счастливого, любимого ребенка.
- Как его зовут, Драко? - спросил Винс спокойно.
Драко усмехнулся другу. - Её зовут Куколка. -
- Ух … ты уверен, что точно хочешь её так назвать? - спросил с ухмылкой Грэг.
Драко немного нахмурился. - Да, а что? -
Грэг пожал плечами. - Ну, "Куколка" будет звучать немного странно, когда тебе снова будет семнадцать -
Драко хмыкнул и вернулся к почесыванию животика своей Куколки. - Гарри любит меня и называет куколкой. Я люблю ее, и Гарри нашел ее для меня, поэтому я буду называть её Куколка -
Трое парней обменялись усмешками. - Пусть будет Куколка, любимый, - ответил Гарри.




Глава 7. 28 июля:

Драко вздохнул и спрятал лицо в теплой шерстке Куколки. Он все утро с сожалением наблюдал, как Гарри отдаляется от него. Ох, Гриффиндорец конечно не хотел этого, но ничего не мог поделать. Ведь он ожидал этого дня с тревогой, с тех пор как почти неделю назад получил сову. И вот сегодня принимал гостей.
Винс и Грег сказали Драко, чтобы он приготовился провести это время подальше от опекуна, потому что приезжающие люди - Рон и Гермиона, были лучшими друзьями Гарри и они не выносят Винса, Грега и Драко-подростка. Драко был немного смущен, потому что Винс и Грэг отказались объяснить, почему эти двое, так много значащие для Гарри, сильно ненавидят его. Наконец, он спросил дядю Сев'руса. Снэйп только посмотрел на него с сожалением.
- Драко, ты должен понять, детка. Как подростки, вы совершенно разные, - попытался объяснить взрослый. - Вы и Гриффиндорцы разного поля ягоды. Вам сложно встречаться лицом к лицу. -
Драко кивнул, потому что глаз его дяди начал подергиваться, а руки трястись. Большинство людей могло подумать, что Драко слишком мал, чтобы обратить внимание на это. Но он провел слишком много времени, глядя на родителей реагирующих так же. Когда обращение внимания на дергающийся глаз может спасти тебя от удара и последующего полета через всю комнату, ты быстро учишься замечать такие вещи.
Итак, Драко все ещё понятия не имел, ни почему эти два человека ненавидели его, ни почему он должен потерять своего Гарри пока они тут. Он снова вздохнул и дал успокаивающему мурлыканью Куколки отвлечь себя от надвигающейся потери.
Точно в 11:45 Гарри привел всех в Большой Зал на ланч, где он и должен был встретить Рона и Гермиону. Он был так возбужден, что едва сдерживал эмоции. Слишком возбужден, чтобы обратить внимание на вытянутые лица не только Драко, но и Грэга, и Винса. Снэйп наблюдал за своими студентами с сожалением. «Сейчас для них подходящее время научиться», предположил он, «что дружба, начавшаяся в благоприятный для этого момент, редко продолжается».
Когда в Большом Зале часы пробили полдень, дверь открылась, и Гарри вскочил с места, чтобы поприветствовать улыбающихся однокурсников. Тройное объятие было крепким и жарким, и Драко ссутулился немного больше, поскольку увидел, каким счастливым выглядел его опекун, когда обнимал своих друзей. Гарри подвел Рона и Гермиону к столу, желая усадить их напротив Винса и Грэга.
Когда Грифиндорцы приблизились, парни замерли, глядя на Гарри в замешательстве. Тот потерявшийся в своей радости, плюхнулся рядом с Драко, запечатлев поцелуй на его голове. Гарри поднял взгляд на друзей и был удивлен, обнаружив, что они все еще продолжают стоять. Он нахмурился. - Что не так? -
- Умм …-
- Что означает, чертово - уммм! Mиона! -
- Ничего, Гарри. Совсем ничего, - Гермиона обаятельно улыбнулась и села, сердито глядя на Рона, пока он не присоединился к ней.
– Как проводишь лето? - сделала она попытку завести беседу.
Рон только молча смотрел через стол. Гарри в замешательстве переводил взгляд от Гермионы с чрезмерно яркой улыбкой к медленно закипающему Рону.
- Что не так? – требовательно спросил он снова.
Гермиона коротко взглянула на Слизеринцев, прежде чем пожать плечами.
- Это … ничего. Правда. -
Гарри проследил за её взглядом, и его глаза сузились.
- Я вижу, - сказал он холодно. Потом вздохнул. - Mиона, Рон … я безумно люблю вас обоих. Вы знаете это. –
Он подождал, пока они не кивнули. Гермиона сложила руки и попробовала сосредоточиться на словах Гарри. Рон продолжал глядеть на Винса и Грэга, которые даже не смотрели на Гриффиндорца.
- Кое-что произошло этим летом, - сказал он мягко. - Что-то изменившее меня. Изменившее мои чувства и мои мысли. Я не имею права рассказать вам все. Это не моя история. Но могу сообщить, что я нашел хороших друзей там, где раньше и не думал их искать. -
Гермиона быстро взглянула на Слизеринцев, пытаясь увидеть, что Гарри нашел в них. Глаза Рона расширились.
- Что? - вскипел он. - Друзья? Со Слизеринцами? -
Гарри сидел в кресле. Его пристальный взгляд был холоден, когда он взглянул на лучшего друга.
- Нет, - возразил он. - Но я подружился с Винсом и Грэгом. Я хотел бы "познакомить" вас, если ВЫ не против? –
Рон приоткрыл было рот, чтобы парировать, но все, что у него вышло – это шипение, так как Гермиона пнула его под столом. Слизеринцы смогли заставить себя не ухмыляться.
- Мы не против, Гарри, - сказал мягко Гермиона.
Гарри улыбнулся девочке. Он знал, что она поймет.
- Mиона, это - Грэг. Грэг - моя лучшая подруга Гермиона. -
Он не знал, кто был больше шокирован Mиона или он сам, когда Грэг протянул через стол руку к Гриффиндорке.
- Приятно познакомиться, Гермиона, - сказал он хрипло.
Она осторожно приняла руку и позволила коротко тряхнуть её. Когда же он отстранился, улыбнулась.
- И мне приятно познакомиться, Грэг, - сказала Гермиона мягко.
Лицо Гарри готово было вспыхнуть.
- А это - Винс. Винс, Гермиона. -
Винс с настороженной улыбкой протянул руку.
- Привет, - было все, что он сумел произнести.
- Привет, Винс, - возвратила улыбку Гермиона.
Гарри нерешительно повернулся к Рону. Рыжий мальчик закрыл лицо руками.
-Рон? - спросил он осторожно.
Рон убрал ладони и взглянул на Гарри. Выражение его лица было очень растерянным.
- Ты не изменишь своего мнения, не так ли? - скривясь спросил он.
Гарри покачал головой. Рон вздохнул.
- Отлично. Я - Рон. - он поднялся и протянул руку Грэгу так, словно ждал, что тот оторвет её.
Грэг принял ладонь с ухмылкой.
– Рон, - кивнул он.
Рыжий тряхнул рукой, а затем протянул её Винсу.
Винс на мгновение взглянул на Грэга и затем тоже принял руку Гриффиндорца. Другое короткое рукопожатие и все снова уселись на места. Гарри светился, глядя на друзей и новых, и старых, а затем посмотрел в широко распахнутые глаза Драко.
- И это, - Гарри посадил его к себе на колени вместе с Куколкой,
- Это - Драко, - сказало он гордо. - Драко, любимый … это - Гермиона и Рон. - Драко смотрел на них осторожно, пытаясь увидеть, можно ли определить что-то по их взглядам, обращенным на него.
Рон усмехнулся.
- Это - Малфой? - Он засмеялся.
Драко чувствовал что-то нехорошее в том, как Рон произнес его фамилию. Он не мог понять что, но это заставило его съежиться в руках Гарри. Тот нахмурился.
- Что не так, куколка? - прошептал он.
Драко только покачал головой и закусил губу, пытаясь не расплакаться за столом, как маленький ребенок. Гарри обнял его и кинул уничтожающий взгляд через стол. - Я не знаю, какого черта ты делаешь, Рон, - заявил он. - Но лучше бы ты извинился или пошел к черту! -
Рон удивился ультиматуму друга.
- Но я … - он остановился, увидев выражение глаз Гарри.
Если он был тверд в отношении Винса и Грэга, то стал стальным, когда дело коснулось Драко.
- Я не знаю, что я сделал, - Рон беспомощно пожал плечами. - Но мне жаль, Драко, если я обидел тебя. -
Мальчик взглянул на него сидя в надежных объятиях Гарри, его взгляд был грустным и смущенным.
- Я не нравлюсь тебе, - сказал он мягко.
Пристальный взгляд Гарри стал убийственным, и Рон поспешил успокоить ребенка.
- Это глупо, Драко, - захихикал он нервно. - Я только что встретил тебя. -
Малыш покачал головой.
– Нет, взрослого меня. Они все сказали, что вы ненавидите меня. -
Гарри нахмурился.
- Кто сказал, любимый? -
- Винс и Грэг, и дядя Сев'рус, - прошептал Драко. - Они сказали, что вы не выносите меня. И что мы слишком отличаемся друг от друга. -
Рон слегка расслабился, когда Гарри обратил смертельный взгляд на Слизеринцев. Он был рад обнаружить, что они также не хотели быть объектами гнева Гарри. Грэг отвел глаза, а Винс побледнел.
- Они и сейчас ненавидят? - бросил Гарри.
- Мы …, мы только пытались объяснить ему, почему ты не сможешь быть рядом постоянно, когда Грэйнджер и Уизли вернутся, - защитил их Грэг.
Если Гарри был разгневан прежде, то сейчас он был разъярен.
- Вы ожидали, что я брошу вас? Брошу Драко, как только мои старые друзья войдут в дверь? – с недоверием потребовал он ответа.
Они кротко кивнули. Однако когда Драко кивнул тоже, Гарри растаял.
- Ох, детка - он погладил волосы Драко. - Нет, нет, нет, нет, нет, нет. Никогда. Я никогда не оставил бы тебя. Ни для кого. - он запечатлел нежный поцелуй на лбу Драко и повернул его личико, чтобы заглянуть в глаза.
- Я люблю тебя, - уверил он мальчика. - Я обещаю тебе, куколка, я никогда не покину тебя. Иногда я могу немного отвлечься. Например, так, когда я ждал приезда Рона и Гермионы. Но я никогда не прекращу волноваться и думать о тебе, любить тебя. Никогда. Даю тебе слово. -
Драко улыбнулся ему, его губы все ещё дрожали. Повернувшись лицом к своим конкурентам на привязанность Гарри, он прошептал
- Извините. -
- Не за что извиняться, Драко, - улыбнулась мягко Гермиона. - Я понимаю. Гарри особенный парень, - она взглянула на человека, обнимающего маленького блондина. - Когда Гарри любит тебя, когда он сосредоточен только на тебе, все в мире кажется правильным, не так ли? –
Драко с трепетом посмотрел на Гермиону и кивнул.
– А когда он отворачивается, даже на секунду, все кажется страшным …, и ты пугаешься, что он, возможно, не взглянет на тебя снова, что он перестанет любить тебя. -
Драко был восхищен тихими словами Гермионы. Гарри только открывал в удивлении рот, задаваясь вопросом, что за чушь она говорит. И когда он подумал, что не может больше слышать эту..., он увидел Рона, Винса и Грэга, согласно кивающих ее словам.
Она мягко улыбнулась.
- Но он будет любить, Драко. Он вернется снова. И он не прекратит любить тебя. Когда Гарри полюбил, то это навсегда. И, наконец, ты поймешь, что когда Гарри не смотрит на тебя, он не оставляет тебя. Он просто хочет, чтобы кто-то другой мог почувствовать себя так же хорошо, как ты. Не бойся этого, Драко. Не бойся делить его. Потому что он всегда будет возвращаться к тебе. И когда он вернется, то приведет в твою жизнь новых людей, которые будет любить тебя так же, как он. -
Над столом повисла тишина, когда присутствующие попытались скрыть то, как повлияла на них речь Гермионы. Увидев реакцию старших мальчиков на свои слова, она закатила глаза и наклонилась ближе к Драко.
- Как зовут твоего Лазиля? - усмехнулась она.
Драко моргнул. И вновь моргнул. И затем его лицо расплылось в улыбке, которая заставила Гермиону задержать дыхание.
- Ее имя Куколка, - возвестил он застенчиво.
Гермиона потянулась через стол и погладила ухо маленького Лазиля.
- Привет, Куколка, - просюсюкала она. - Ну, разве ты не самая хорошенькая на свете? - Лазиль счастливо мурлыкал.
Гермиона села, когда перед ними появились чашки с едой. Она начала накладывать себе завтрак.
- Итак, не хотел бы ты сходить завтра со мной в Хогсмид, Драко? Мы могли бы выбрать Куколке симпатичный ошейник. -
Глаза Драко расширились от волнения.
- Можно, Гарри? - попросил он.
Гарри улыбнулся ему, а затем и Гермионе, смаргивая слезы, которые внезапно набежали на глаза.
- Я думаю, что это будет прекрасно, любимый.

29 июля
Наблюдая на следующий день за Гермионой и Драко, Гарри решил, что это было намного больше чем только «прекрасно». Это было удивительно. Гарри понял, что мало было просто заменить Драко отца, мальчик скучал еще по чему-то другому. Гарри попробовал быть всем необходимым для Драко, но, глядя на Гермиону и малыша вместе, он пришел к выводу, что есть роли, которые может сыграть только женщина.
К концу дня Гарри уже ревновал. Рано утром Гермиона повела Драко в Хогсмид, и, судя по сверкающим серым звездам на лице Драко, они видели и делали в городе все, что только можно вообразить.
- Mиона показал мне кондитерскую, и мы купили …. -
- Mиона привела меня на завтрак, и мы ели … -
- Mиона водила меня в магазин шуток и дала мне … -
- Mиона разрешила мне примерить в Гладрагс одежду, и я получил … -
- Mиона разрешила мне испытать Вредноскоп в волшебном магазине … -
- Mиона купила мне перья для письма… -
- Mиона не разрешила мне пойти в Проклятое Хог-место … -
- Mиона сказал, что чайный магазин был дурацким … -
- Mиона показал мне Визжащую Хижину … -
Он только кивал и ярко улыбался, когда Драко продолжал превозносить лучшую подругу Гарри. Наконец, мальчик, покрутив ошейник с великолепным сапфиром, который «драгоценная Mиона» купила для Лазиля, побежал искать пушистую гуляку, чтобы показать ошейник Мисс Куколке.
Гарри, решив остаться в гостиной Слизерина, плюхнулся в кресло и стал смотреть на огонь. Внезапно он почувствовал на себе вес успокаивающей руки и недовольно взглянул на соседа. Винс только блаженно улыбнулся ему.
- Эй, Гарри, - кивнул он.
- Mммм, - был единственный ответ Гарри.
- Чувствуешь себя немного лишним сегодня, не так ли? –
Гарри раздраженно вздохнул и скрестил руки на груди.
- Если ты хочешь о чем-то поговорить, знай, я - всегда здесь. –
Гарри только пожал плечами.
- О чем-то вроде того, что ты взорвешься от ревности, если имя Гермионы ещё раз слетит с губ Драко? -
Голова Гарри повернулась, и он встретил глаза Винса.
- Ты не … -
Винс покачал головой.
- Почему я должен им что-то сказать? У них нет проблем. Они есть у тебя –
Гарри снова сердито глянул на него, только теперь в его взгляде появилось выражение, которое бывает у человека предаваемого мученической смерти. Винс закатил глаза.
- Посмотри, Поттер. Ты можешь не верить, но Драко - наш лучший друг. Мы проводили с ним 24 часа в день. Мы все делали вместе. Мы были неотделимы. -
Гарри начал краснеть, уже зная, что Винс скажет дальше.
- И в последний месяц мы стали, словно дальние родственники … или раздражающие дяди, которые приезжают с горсткой галеонов на семейные встречи. Он перенес всю свою привязанность на тебя. И мы нормально восприняли это, я упомянул об этом не для того, чтобы заставить тебя чувствовать вину или что-нибудь такое..., - быстро заверил он Гарри.
- Я только имею в виду, что из всех людей мы лучше всех знаем, что ты чувствуешь сейчас…, Грэг, и я. Это правда... -
Гарри вздохнул.
- Я знаю. Мне жаль. Я хотел его полного внимания, его привязанности. Я понимаю, что вел себя, как ублюдок. Но … - он поднял просительный взгляд на Винса, мягко улыбнувшегося ему.
- Я сказал, что все нормально, Гарри. Ему теперь нужно совсем не то, что надо было семнадцатилетнему. И ты лучше всех подходишь для заботы об этом. Если бы мы так не думали, мы никогда не согласились оставить его с тобой. Но возможно и твоя забота не может дать ему все, что необходимо ребенку.
Гарри кивнул, позволяя себе откинуться на спинку стула.
- Я только думал, что…, - тяжело выдохнул он. - Здесь не было никого подходящего на роль мамы. МакГонагалл не тот человек, чтобы дарить поцелуи и шоколадные лягушки, не так ли? –
Винс усмехнулся и покачал головой.
- Я знаю - повторил Гарри. - Я знаю это. Я чувствую, что это правильно. Но потом я вижу, как он держит руку Гермионы или обнимает ее и … Мерлин!, Винс, на мгновение я ненавижу мою лучшую подругу, - добавил он с позором.
Винс похлопал его по плечу.
- Ты знаешь… все то дерьмо, которое Гермиона излагала о тебе - таком особенном и уникальном во время завтрака...? -
Гарри ухмыльнулся, но кивнул. Винс продолжил, слегка покраснев.
- Это правда, ты знаешь. Но особенно верно про возвращение с другими людьми, которые будут любить тебя так же, как это делаешь ты. - он нахмурился, очевидно, ища правильные слова. - Ты смотрел на Драко. И потом ты снова вернул его нам. Когда ты сделал это, ты смотрел уже и на нас. Мне неприятно признавать, что ты и в дружбе чертов Гриффиндорец, но мне было больно, когда ты отвернулся от нас к Рону и Гермионе. -
Он не мог встретиться глазами с Гарри.
- Но потом я увидел, что ты вовсе не отвернулся от нас, когда стал смотреть на них. И я понял… Они твои первые друзья. Они нуждаются в тебе. Но когда ты смотрел на них, ты "взял" с собой и нас. И они стали смотреть на нас тоже … хорошо…, это не совсем то … дерьмо..., больно, если ты … ты не смотришь на нас какое-то время, но это не страшно, потому что ты дал нам других, с кем мы можем делить тебя. С кем мы могли бы разделить … черт..., часть твоей любви. -
Он выглядел так, словно чувствовал отвращение в необходимости высказывать пушистые Гриффиндорские эмоции, и Гарри не мог удержаться от хихиканья. Винс рассерженно взглянул на него, но затем улыбнулся в ответ.
- Пошел ты, Поттер. Я пытаюсь сказать, что ты не потерял Драко. Ты просто дал ему и Гермионе возможность разделить их любовь к тебе. -
- Я понял это, - сказал Гарри с мягкой улыбкой. - И спасибо. -
- Да. Обращайся, - Винс пожал плечами, пытаясь закончить разговор
- Эй, Вин? -
- Да? -
- Я тоже люблю тебя - прошептал он прежде, чем получить по голове подушкой.
- Отлично! - прохрипел Гарри, отбрасывая подушку подальше. - Хорошо, я сдаюсь! -
Винс торжествующе хмыкнул и усмехнулся. Гриффиндорец глубокомысленно посмотрел на него. Усмешка Винса превратилась в осторожный взгляд.
- Что? - потребовал он.
- Я только подумал … - Гарри поднял голову. - Винс, ты дашь мне сказать кое-что, не пытаясь меня убить? Я имею ввиду, действительно выслушать, что я должен сказать прежде, чем убежать от меня? - спросил он.
Слизеринец нахмурился. - Пожалуй... -
Гарри кивнул. - Я думаю, что знаю, почему ты не можешь читать. -
Винс немедленно напрягся, его хмурый взгляд превратился в злой.
- Это Грэг открыл свой чертов рот, не так ли? - прорычал он.
Гарри схватил его за руку.
- Пожалуйста. Ты обещал. -
Тот скрипнул зубами и сложил руки на груди, но остался на кушетке.
- Он рассказал мне о некоторых из твоих проблем, и это звучало ужасно похоже на проблему, о которой я слышал прежде. –
Винс просто смотрел на него пристальным ледяным взглядом. Гарри вздохнул. - Ты когда-нибудь слышал о дизлексии? –
Краткое качание головой.
- Хорошо, обычно это определяется, когда дети ещё маленькие, но Грэг сказал мне, что вы оба обучались дома, пока не поступили в Хогвартс. -
-Да, - Винс кивнул, немного менее враждебно.
- Если ни один из твоих родителей не знал, что искать, они могли не заметить этого, - продолжил осторожно Гарри. - Но я предполагаю, что это легко исправить в волшебном мире, потому как не слышал, что это такая большая проблема. Возможно, ты мог бы спросить об этом Мадам Помфри? - сказал он обнадеживающе. - Она могла бы сделать что-то... -
Винс заволновался.
- И я смог бы тогда читать? - слишком беспечно спросил он.
Гарри кивнул.
- Я думаю да. Или, по крайней мере, ты мог бы научиться читать правильно. Это не было бы словно иностранный язык. -
- Я понимаю. -
Безраздельно властвовала тишина.
- Да, хорошо. Возможно, я так и сделаю, - обратился Винс к стене за спиной Гарри.
Гарри кратко улыбнулся.
- Дай знать, как это сработает, если ты решишься. -
Винс кивнул.
- Если я решу, - добавил он голосом полным бравады.
И снова тишина. В голову Гарри полетела ещё одна подушка.



Глава 8. 30 июля:


- Так, дружище. Что ты хочешь получить в свой день рождения? - Рон толкнул Гарри со своего места на Слизеринской кушетке.
Гарри оторвался от чтения книги Винса по искусству.
- Нууу. Не думал об этом... - он криво усмехнулся. - У меня раньше не было возможности просить о подарке на день рождения -
Рон согласно кивнул.
- Я знаю. Но когда-нибудь, Гарри, мы убедим тебя ждать даже дебильного подарка ко дню рождения. –
Гарри только закатил глаза и возвратился к книге.
- Эй, - Гермиона подняла взгляд от своего проекта … преподавания чтения Драко. - Разве ты не говорил что-то о днях рождения Винса и Грэга, которые близко к твоему? –
Гарри кивнул, и Грэг хрюкнул от неожиданности.
- Мой день рождения - десятого августа, - произнес Винс. - Грэга четвертого. -
Гермиона широко улыбнулась.
- Хорошо, тогда... Гарри, что ты скажешь об огромной вечеринке по случаю трех праздников в один день, четвертого? Таким образом, мы могли бы убедиться, что поздравили всех, так как нас здесь не будет в день рождения Винса.
Хотя Винс и Грэг пожали плечами и нехотя согласились, Гарри мог сказать по маленьким улыбкам, скрытым за нейтральными масками, что Гермиона только что получила дружбу двух самых сильных Слизеринцев.

4 августа:
- Счастливого дня рождения Винс, Грэг и Гарри … счастливого дня рождения вам!
когда неблагозвучное пение замерло, все три мальчика остались стоять, улыбаясь, как Чеширские коты.
- Спасибо, ребята, - завопил Гарри. - Это - лучший день рождения в моей жизни! -
- Да, - с крошечной улыбкой согласился Винс. - Спасибо, что приняли нас... -
- Добби принес праздничный пирог, - Рон быстро изменил тему, предугадав на горизонте слезливо-девичий момент. - Мы должны открыть подарки прежде, чем он окажется здесь. -
Гермиона закатила глаза, зная подоплеку предложения Рона.
- Да, давайте..., - сказала она вместо этого, не став ругать Рона за бесчувствие. Она знала, что оказалась перед необходимостью привыкать к этому. Так как планировала выносить его в течение следующей сотни лет или около того.
- Вы трое садитесь. Я принесу вам подарки. -
Винс и Грэг плюхнулись вниз на кушетку рядом друг с другом, а Гарри занял оставшееся место. Драко примостился на ручке кушетки, как можно ближе к Гарри, чтобы легче было перебраться на колени Гриффиндорца. Гермиона начала целенаправленно отбирать подарки и вручать их Рону для церемонии.
- Это - Винсу. От нас. –
Винс взял пакет с поклоном благодарности и начал тщательно разворачивать.
Он игнорировал взгляд Грэга полный отвращения к дотошному разворачиванию и, наконец, открыл новую упаковку цветных карандашей, художественных углей и альбом.
- Спасибо вам, - сказал он довольный. - У меня как раз заканчиваются карандаши. -
- Всегда пожалуйста, Винс, - обрадовалась Гермиона.
- Это, Грэгу, - Рон кинул больший пакет на колени другого мальчика.
Грэг не проявил такой осторожности, как Винс, открывая его. Рон заворожено в страхе наблюдал, как подарок фактически был раздроблен под пальцами Грэга.
- Черт побери, дружище! - завопил он, держа футболку Puddlemere United.
- Тебе понравилось? - спросила с волнением Гермиона. - Я имею в виду это - магловская одежда. Я не знала, что ты подумаешь об этом. -
Грэг закатил глаза.
- Ты знаешь, как это раздражает - не носить ничего кроме мантии волшебника? - Он усмехнулся. - Это фантастика. -
- Там есть ещё кое-что, - заявил Рон, когда Грэг, казалось, забыл обо всем и начал пристально разглядывать рубашку.
Грэг разорвал пакет до конца и нашел книгу «Информация о Квиддитче на текущий сезон».
- Она меняется каждую игру, - указал Рон нетерпеливо.
- Круто, - выдохнул Грэг.
- Я говорила тебе, что он хотел книгу, - фыркнула Гермиона.
Рон только негодующе вздохнул.
- Это Винсу, от Гарри, - она передала следующий подарок.
Винсу, казалось, доставляло удовольствие открывать пакет так медленно, как он только мог. Грэг волновался, но, наконец, все было развернуто. Когда Винс достал бутылку цвета морской волны и прочитал надпись, его глаза расширились, и он в шоке посмотрел на Гарри.
- Это - база для волшебных картин, - ахнул он.
Гарри кивнул.
- Да. Ты просто наносишь это на пергамент, который ты хочешь разрисовать, и твоя работа оживет, когда ты закончишь. –
Винс только смотрел на него.
- Что? - спросил Гарри, начиная чувствовать себя неудобно.
- Это - чертовски дорого, Гарри, - наконец произнес он. - Именно поэтому я никогда этого не получал. -
Гарри пожал плечами.
- Не волнуйся о цене. Это не важно. Я вижу что-то, что хочет мой друг, и я покупаю это. Ничего особенного. -
- Но …, -
Он остановился, заметив неистовые знаки Гермионы, и то, каким по настоящему расстроенным выглядел Гриффиндорец.
- Спасибо, Гарри, - сказал он вместо этого и был вознагражден яркой улыбкой.
- Всегда пожалуйста. Теперь Грэг. - Гарри ерзал в волнении.
Рон передал следующий подарок, и глаза Грэга расширились, когда он почувствовал тяжесть пакета. Ему потребовалось больше времени, чтобы открыть его и когда он увидел содержимое, его дыхание прервалось.
- Этот подарок и для тебя, и для Рона, - усмехнулся Гарри. - Так как я подозреваю, что вы оба будете сидеть над этим все оставшееся лето. -
Рон взглянул на шахматы из хрусталя и нефрита, и его рот произнес тихое, восхищенное 'O'.
- Черт возьми, - он усмехнулся. - Итак? После обеда? -
Грэг энергично кивнул и повернулся к Гарри.
- Спасибо, - почти прошептал он. - Это прекрасно. -
Гарри порозовел от благодарности.
- Всегда пожалуйста. А теперь, мне, мне-мне-мне! - он протянул ладони к Гермионе. Она захихикала и начала передавать подарки Гарри.
- Я первый, Гарри, - Рон маниакально усмехнулся, когда кинул огромный пакет к ногам именинника.
- Это - от меня и близнецов. Гермиона не хотела иметь с этим ничего общего, - он ухмыльнулся негодующей девочке.
Гарри вынул огромную коробку, полную пиротехники и других приколов из магазина близнецов.
- Вот это да! - Гарри улыбнулся. - Благодарю, Рон. Я буду должен послать письмо Дрэду и Фроджу. -
- Вот, Гарри, - Гермиона обошла Рона и вручила подарок - Я дарю что-то гораздо более практичное. -
- Скучное …- пропел Рон.
Под гневным взглядом Гермионы, он невинно заморгал.
Гарри засмеялся и открыл набор перьев и чернил.
- Перья заколдованы для каждого предмета, - объяснила Миона. - Поэтому на лекциях они не дадут тебе сделать ошибку. Но ты, конечно, не сможешь использовать их на зачетах, - добавила она.
- Конечно, - сказал высокопарно Рон.
Девочка сверкнула глазами и проигнорировала его.
- Но ты можешь, по крайней мере, убедиться, что у тебя точная информация для учебы. -
- Спасибо, Миона, - Гарри улыбнулся ей. - Они великолепны. -
-Хммм, - она показала язык Рону перед тем, как передать следующий пакет. - Это - от … Грэга, - прочитала она надпись.
Гарри разорвал упаковку почти с такой же скоростью, как Грэг. Его глаза расширились, и он ударил себя по лбу ладонью. Грэг начал безумно хихикать.
- Что это? - спросила Гермиона.
- Это - книга по шахматной стратегии, - простонал Гарри.
- Ох, да, мой необученный тактике друг, - Грэг ухмыльнулся. - Ты научишься играть не больше чем через пол дюжины ходов. -
- Ты все-таки ублюдок, Грэг, - усмехнулся Гарри. - Спасибо. -
- Я думаю, что мой тебе понравится больше, - Винс улыбнулся, когда Рон кинул цилиндрический объект на колени Гарри.
Он спокойно снял бумагу, уже предполагая, что это. Он был прав. Ох, он был настолько прав. Слезы заблестели в его глазах, когда он увидел удивительную вещицу. Улыбка на лице маленького Драко занимала центральную часть фотографии. Фон был подобран так, чтобы сформировать фигуру взрослого Драко, стоящего как бы за портретом.
- Ох, Винс, - он дрожал. - Это - … -
Слизеринец обнял Гарри за плечи.
- Всегда пожалуйста, - произнес он. Гарри взял подарок и затих, смотря на портрет.
- Я могу теперь подарить мои подарки, Миона? - Драко нетерпеливо посмотрел на девочку.
- Конечно, можешь, сладкий, - она улыбнулась и вручила обмотанный в цветную бумагу подарок Драко.
Он соскочил с кушетки и понесся к Грэгу.
- С днем рождения! – закричал мальчик.
- Спасибо, Дрэй, - Грэг с улыбкой взял подарок. Это было изображение Грэга и Винса, держащих за руки маленького Драко. Они были изображены контурами на рисунке, но улыбки на их овальных головах были огромны.
– Ты сам рисовал это? - изогнул брови Грэг.
Драко отчаянно закивал.
- Ты прекрасный художник. Винс, ты только погляди на это. –
Ребенок расцвел от похвалы и потянулся за подарком Винсу. Когда он вручил его, Винс потрепал мальчика по волосам.
- Спасибо, Дрэй, - он развернул его. Его рисунок был похож, но имел достаточно различий, чтобы Слизеринец покраснел и прижал бумагу к груди.
- Что это? - с любопытством потребовал ответа Рон.
Все ещё розовея, Винс показал подарок. Два человечка, которые были, очевидно, Грэгом и Винсом стояли, держась за руки, окруженные снитчами и сердечками, дрожащими вокруг них. Грэг тоже покраснел. Гермиона мягко улыбнулась и погладила волосы Драко. Гарри спрятал усмешку ладонью. Рон просто смотрел в замешательстве.
- Почему он нарисовал вас так? - спросил он.
- Ох, Рон, - вздохнула Гермиона.
- Спасибо, Драко, - прошептал Винс. - Мне нравится. -
- Не за что! -
- Я …эээ, я… у меня тоже есть подарок для тебя, Грэг, - продолжил он, нерешительно. - Но …, это, это не здесь. - Он многозначительно взглянул на Грэга, который только кивнул.
- Тогда пойдем посмотрим, а то не успеем к пирогу - он улыбнулся.
Винс кивнул и встал. Когда Грэг тоже поднялся, он положил руку на талию Винса и повел его к дверям из комнаты отдыха. Когда дверь за ними закрылась, оставшиеся в комнате взглянули друг на друга.
- Они что … - они …? - Рон заикался.
Гермиона вздохнула снова. - Да, Рон. Они - вместе. -
- Когда они …? -
- Почти три года, - проинформировал спокойно Гарри. - Вы должны гордиться, - продолжил он. - Они действительно любят и верят вам, раз поделились тем, что так долго скрывают. -
Рон только кивнул и сел в самое близкое к Гарри кресло, он был шокирован.
- Гарри! - запрыгал Драко. - Я оставил твой подарок в спальне, пойду возьму его. -
Гарри смотрел вслед мальчику, который умчался в спальню за подарком для «своего Гарри».
- Я влюблен в него, - прошептал он, главным образом себе, но, понимая, что Гермиона и Рон слышат.
- Мы знаем, - ответила Гермиона мягко.
Гарри отвернулся от двери.
- Вы? Правда? Я люблю этого Драко. Он - чудесный маленький мальчик. Но … - он посмотрел ей прямо в глаза, - Я имел в виду, что я был влюблен в Драко до всего случившегося. Драко Малфоя, который был полным ублюдком по отношению к тебе, Mиона. И к тебе Рон, - он пристально взглянул на лучшего друга. - Я не знаю, когда это случилось. Я только знаю, что однажды проснулся, и он был …, он занимал большую часть моего сердца. -
Рон вздохнул и закатил глаза, Гермиона только улыбнулась.
- Мы знаем, Гарри, - повторила она.
Гарри уже открыл рот, чтобы потребовать объяснений, но был прерван радостным криком, и маленький Драко выбежал из спальни.
- Вот, Гарри! - Драко вручил ему развернутый пергамент, и снова слезы появились в его глазах. Малыш нарисовал их обоих так же, как Винса и Грэга. Только Драко нарисовал себя взрослым.
Взрослые Гарри и Драко держались за руки, окруженные Икс и О-образными сердцами. У них в ногах сидела довольная Куколка. Гарри и не думал, что простой детский рисунок, может сделать его таким счастливым.
- Рисунок великолепен, куколка, - он обнял малыша. - Так же, как и ты. –
Драко не был против объятий. Он только улыбнулся и обнял Гарри в ответ.
- Счастливого дня рождения, Гарри, - прошептал он. - Я люблю тебя. -

Грэг взял Винса за руку, как только они вышли из гостиной и тихо пошли по коридору. Следуя каким-то неизвестным другим выводам, оба свернули к саду, где и сели на каменную скамейку, улыбнувшись друг другу.
– Пятилетний Драко так мил, - тихо произнес Винс.
Грэг кивнул.
- Он всегда был таким, - согласился он.
- Ты должен сходить за моим подарком? - спросил Винс.
Грэг покраснел.
- Нет, он в моем кармане. -
Винс криво улыбнулся.
– Твой тоже у меня в кармане. Я просто … это очень личное, и я подумал, что мы должны быть одни. -
Грэг кивнул.
- Да. Я тоже. Нуу … Ты хочешь начать? -
С небольшим кивком Винс начал.
- Много лет, Грэг, я любил тебя, но мог только шептать тебе это в темных углах. Теперь все изменилось. Мы, наконец, свободны от наших семей. То, что у нас нет денег, дома и способов выжить после Хогвартса, тускнеет в сравнении с фактом, что я могу при свете дня сказать тебе …, что я могу показать тебе, что люблю. -
Грэг сжал руку Винса.
- Мы можем теперь не бояться, что об этом узнают. Мы теперь сами себе диктуем правила. Гарри, кажется, спас этим летом не только Драко, - сказал скривясь Винс. - Он спас и нас. Он позволил нам сохранить друг друга. И он убедил меня в кое-чем еще. В том, что просить о помощи - это не слабость. И я это сделал. Я попросил о помощи. И к моему большому удивлению это удалось. Нужно было просто попросить. -
Грэг нахмурился в замешательстве, но молчал, ожидая объяснений.
- Я знаю, что превращаюсь в сопливого Хафлпаффца, - улыбнулся Винс, - Но ничего не могу поделать. Я люблю тебя. Я хочу говорить тебе это каждый день всю нашу жизнь. И она теперь у нас есть. Вся наша жизнь. Мы больше не должны быть Слизеринскими громилами. Мы можем быть только Винсом и Грэгом. Итак, это подводит меня к твоему подарку. Фактически, это подарок мне, но так как ты потратил много своего времени, помогая мне, я думаю это и твой подарок. -
Он вручил пергамент другу и закрыл глаза руками, зная, что Грэг сейчас будет это читать.

Мой самый дорогой Грэг,
Это письмо написал Я, Грэг. Один. Никто не говорил мне, в каком порядке писать буквы или слова. Я написал его после того, как сходил к Мадам Помфри и попросил, чтобы она проверила меня на неспособность к чтению, Гарри сказал, что это может быть так. Он был прав. Это и было моей проблемой все эти годы. Я не глуп. Я знаю, что ты говорил мне это много раз, но уверен, ты понимаешь, что я не мог поверить тебе. Но теперь, теперь я знаю. И я чувствую себя свободнее, чем когда-либо в жизни. У меня есть все, что я мог бы желать. Впервые я могу читать. Я свободен от болезни моей семьи. Впервые я могу любить тебя не боясь.
Ты спрашиваешь, когда впервые ты стал мне нужен
Детская болезненная потребность
И только, когда ты улыбался мне
Все теряло значение
Ты спрашиваешь, когда впервые я захотел тебя
Эгоистичный огонь желаний
Касание твоих губ и языка
Единственное, что может утолить желание
Ты спрашиваешь, когда впервые я полюбил тебя
Когда нужда и желание обрели форму
Когда я, наконец, понял, что люблю тебя
Это причина моего появления на свет
И теперь я спрашиваю тебя
О том же
И прошу тебя привязать любовь
К этому письму … к этому кольцу.
Твой,
Винс
- Грэг? - Он поднял глаза, затуманенные от не пролитых слез и с улыбкой почти расколовшей лицо.
- Я люблю тебя, - прошептал Винс, протягивая руку. Грэг взглянул на неё, и у него перехватило дыхание. Золотая полоска простая и понятная лежала, сверкая в руке Винса. - Ты выйдешь за меня? –
Вместо ответа Грэг засунул руку в карман своей мантии. Когда он вынул её, в раскрытой ладони лежал двойник драгоценности Винса.
- Да, - прошептал Грэг дрожащим голосом. - А ты выйдешь за меня? -
Винс подавил всхлип. И слёзы, которые сверкали в глазах Грэга, внезапно покатились по щекам Винса. Он улыбнулся.
- Да, - прошептал он в ответ. Их губы встретились в кратком, но нежном поцелуе и почти вслепую они надели кольца на пальцы друг другу.
- Счастливого дня рождения, Вин, - прошептал Грэг в рот Винса.
Тот улыбнулся.
- Счастливого дня рождения, Грэг.



Глава 9. 14 августа:

Гарри хорошо знал, что Драко может погулять и один. Но ему не было до этого, ни какого дела. Он любил держать за руку маленького блондина и делал это при каждой возможности. И сейчас они снова гуляли вместе. Итак, они оба, Винс и Грэг шли в Хогсмид, чтобы отправиться через камин на Диагон Аллею за школьными принадлежностями. Как обычно, когда Гарри был с Драко, он игнорировал тугой ком в желудке, растущий с каждым днем, с каждым часом, который приближал окончание времени, проводимого с мальчиком.
Снэйп обещал, что зелье будет готово перед началом четверти. В лучшем случае у Гарри было две недели, но он пытался не думать об этом, когда рядом раздавались восхищенные вздохи и смех.
– Гарри, а мы, правда, отправимся через камин на Диагон Аллею? - глаза Драко сияли.
- Да, - Гриффиндорец улыбнулся в ответ.
- Мама и Отец никогда не разрешали мне отправляться куда-нибудь через камин, - добавил Драко торжественно.
Гарри пожал плечами. - Нуу, ты ещё очень мал, куколка. Сейчас ты можешь отправиться по камину лишь по одной причине - я буду держать тебя на руках. -
Драко скорчил гримаску. - Они даже не держали меня на руках. Мама сказала, что это было недостроено. -
Гарри нахмурился на мгновение. - Ох! - он захихикал. - Недостойно. -
- Я так и сказал, - Драко был раздражен.
- Конечно, куколка, - Гарри ухмыльнулся, сжав его руку.
- Ты собираешься купить мне одежду, Гарри? - спросил Драко. - В подарок? -
Винс хмыкнул, но когда Гарри взглянул на него, его лицо было абсолютно невинным.
- Что? - он заморгал.
- Что моя за … эээ, нога, - Гарри вздохнул, повернувшись к Драко. - Твой дядя Сев'рус купит тебе школьные вещи, но я предполагаю, что мог бы купить несколько подарков, - добавил он шепотом.
Грэг закатил глаза. - Этот мальчик будет совершенно испорчен. -
Драко блаженно улыбнулся другому Слизеринцу. - Все нормально, Грэг, - ангельски сказал он. - Ты тоже можешь купить мне что-нибудь, так что Гарри не испортит меня. -
Грэг подавился, а Гарри и Винс затряслись от смеха . Остатки веселья были все еще видны, когда они вошли в Три Метлы, чтобы попросить Госпожу Розмерту воспользоваться ее камином. Через секунду они вывалились в Дырявом Котле, отряхивая сажу с одежды.
- Это было великолепно! - визжал Драко, хлопая в ладоши. – А мы можем сделать так снова? -
Гарри усмехнулся и ущипнул мальчика в ответ. - Мы сделаем это по пути домой, куколка, хорошо? А сейчас мы должны идти за покупками. - Драко вздохнул, но обнял Гарри за шею.
Когда они вышли из здания и вошли на Диагон Аллею, Гриффиндорец приостановился. –Умм - … он застенчиво посмотрел на двух Слизеринцев. - Я знаю, что вы будете недовольны мной, когда выясните, но я должен... -
Винс усмехнулся и тряхнул головой. - Нет, Гарри. Мы не нуждаемся в деньгах. Директор школы купил нам все для учебы в этом году, в оплату за помощь тебе и Драко. -
Грэг вздохнул. - Да. Как будто мы так уж помогли. И почему он не купил тогда одежду Гарри? - пожаловался он. - Это - милосердие. Вот, что это. Только простое милосердие! - Винс вздохнул и закрыл рукой рот Грэга.
- Как видишь, мы уже обсуждали это раньше, - усмехнулся он. - Давайте оставим тему денег. -
Гарри кивнул, пытаясь сохранить невозмутимое выражение лица. Он знал, как ненавидел Рон получать что-то из милосердия. Он мог вообразить, насколько это ужасно было для двух чистокровных Слизеринцев, живших на широкую ногу и вдруг обнаруживших себя на попечении других.
-Хорошо, - он улыбнулся Драко. - Давай купим тебе, какие-нибудь противно пахнущие зелья, да? -
Через два часа три мальчика были так нагружены книгами, продуктами и различными ингредиентами, что едва могли двигаться. Гарри послал Винса и Грэга в магазин Фортескью за мороженым, а сам пошел отправить некоторые покупки в замок через камин в магазине Уизли.
Драко возражал против ухода своего Гарри, до тех пор, пока Винс не поместил Шоколадный ураган ему в руку. И теперь Винс усмехался, глядя на Драко, так как малыш пытался слизать мороженое, оставшееся на кончике носа. Он был таким же грязным в пять, каким привередливо чистым был в семнадцать. Винс хихикал и толкал Грэга, чтобы тот посмотрел на испачканного в шоколаде мальчика. Когда никакой реакции не последовало, он поднял взгляд и увидел друга, смотрящего на улицу широкими от ужаса глазами.
- Грэг? - спросил он в волнении. Когда снова не последовало реакции, он проследил за взглядом Грэга и почти забыл, как дышать.
- Так, так, так. Что тут у нас? -
Люциус Малфой перешел через дорогу, чтобы встать перед ними. - Два маленьких предателя, далеко от дома, - Люциус ухмыльнулся, а затем повернулся, чтобы взглянуть на маленького мальчика, смотрящего на него испуганными глазами. Люциус нахмурился. - Драко? Это Драко? - потребовал он сердито. Он рассмотрел маггловскую одежду, грязь, испуганное лицо, растрепанные волосы и мороженое, медленно капающее с руки Драко. Рот Люциуса, скривился в гримасе отвращения.
- Неужели мой сын находится в руках магглолюбцев? - прошипел он. - Он похож на … на уличного оборванца! Я вижу моя надежда, что этот старый дурак устранит последствия происшествия обернулось только большим количеством хаоса! - он по хозяйски протянул руку к Драко. - Пойдем со мной мальчик. Мы вернем тебя назад в поместье и посмотрим, что с тобой делать. -
Страх полностью захлестнул Драко. Он захныкал и попробовал спрятаться за Грэгом. Лицо Люциуса вспыхнуло от ярости. - Я сказал тебе… —
- Я не думаю, что его особенно волнует, что ты велел ему делать, Малфой, - раздался жесткий голос из-за спины блондина.
Люциус обернулся, чтобы встретить разгневанный взгляд Гарри Поттера.
- И он никуда не пойдет с тобой. - Гарри оттолкнул плечом старшего Малфоя, пройдя мимо него, и подхватил дрожащего Драко на руки. Шоколадное мороженое теперь растекалось и пачкало футболку Гарри. Его действия вывели Грэга и Винса из ступора, и они шагнули между Гриффиндорцем и его противником.
Люциус смотрел в замешательстве. - Ты …, ты не можешь прятать от меня сына, - воскликнул он.
Гарри сверкнул глазами. - Фактически, мы можем. Видите ли, когда вы решили, что не хотите его видеть, пока он не вернется обратно в свой возраст, вы дали устное разрешение не вмешиваться в действия Дамблдора. Запись этого устного разрешения находится в Министерстве Магии с подписью Мадам Помфри, в качестве свидетеля. Поэтому видите …, я могу, и я буду прятать от вас сына пока это в человеческих силах. -
Люциус чувствовал, что они привлекают толпу, но не мог упустить эту маленькую обманчивую победу. - Ты не имеешь никакого права на моего сына, - сформулировал он громко. - Он должен быть дома, с его матерью и со мной. -
Гарри с издевкой ответил ему. - Черта с два. Где он должен быть – так это с людьми, которые любят его и которые хотят видеть его в безопасности. -
- И ты? - Гнев постепенно перетек в ухмылку, которая заставила Гарри почувствовать болезненный комок в животе.
- Я, что? - выплюнул он.
Люциус заметил смущение Гарри. - Ты любишь моего сына, Поттер? - ухмыльнулся он.
Гарри сильнее прижал Драко к груди. - Конечно. Он - замечательный ребенок, - ответил осторожно Гриффиндорец, пытаясь обойти вопрос Малфоя.
- Нет, мистер Поттер, - Люциус почти мурлыкал. Гарри вздрогнул, зная, что Малфой ни на секунду не был введен в заблуждение. - Я не спрашиваю любишь ли ты этого маленького оборванца у себя на руках. Я спросил, любишь ли ты моего сына. -
В тот момент Гарри ненавидел Люциуса Малфоя больше, чем любое создание на земле, включая Вольдеморта. Когда Драко вздрогнул и резко спрятал свою голову под подбородок Гарри, он почувствовал, как слезы теплым дождем начинают падать на его шею. - Да, ты ублюдок, - бросил Гарри в ответ. - Я люблю твоего сына. Я люблю Драко Малфоя. Я люблю его в семнадцать, я люблю его в пять, и я продам свою душу прежде, чем дам тебе забрать его с собой. -
Люциус Малфой в изумлении смотрел на разгневанного молодого человека перед собой. Его разум судорожно искал подходящую реплику, но каждый раз, когда он соглашался с одной, на её место приходила другая и казалась лучшей. В конце концов, он не сказал ничего. Поэтому Гарри многозначительно повернулся спиной к старшему Малфою и коротким кивком велел двоим Слизеринцам следовать за собой.
Гарри ни разу не оглянулся. Винс и Грэг, однако, периодически поглядывали себе за плечи, словно в любой момент ожидали Круцио в спину. Люциус мог видеть серые глаза и белокурые волосы сына, смотревшего из-за плеча Поттера. И взгляд, который Драко кидал на отца, был совсем не сыновний.
- Ты отплатишь за это, Поттер, - прошипел сквозь зубы Люциус. - Если не сейчас, то, по крайней мере, скоро. -
Обратное путешествие через камин не так радовало Драко, как в первый раз. Конечно, презренный ужас, поселившийся в его животе, мог бы иметь некоторое отношение к камину, но он только что видел отца. Его ужасающего отца, которому он никогда не мог угодить. Его отца которому никто … никто … никогда не возражал.
Но Гарри сделал это. Гарри противостоял ему. Даже кричал на него. И угрожал ему. И обещал, что Драко будет в безопасности. Гарри защитил его, спас. И в то время, как Драко приходил в восторг от знания, что Гарри любит его так сильно, что будет противостоять отцу … он знал кое-что еще…
Он знал, что его отец отомстит. Он поговорит со своими друзьями, теми, которые носили белые маски. Они помогли бы его отцу отомстить Гарри. Это - то, что они всегда делали. Они убивали любого, кто кричал на отца, кто смел его игнорировать.
Итак, Драко сегодня был уверен только в одной вещи …
Его Гарри был в большой опасности.



Глава 10. 24 августа:

Гарри убедил Драко выкинуть пугающий инцидент из головы. Он уверил малыша, что директор школы никогда никому не позволить причинить ему вред. Или Драко. Мальчик видел, что его паника беспокоит Гарри, и не хотел этого. Поэтому Драко в ответ на уверения опекуна кивнул и улыбнулся. Но он не поверил. И он не перестал волноваться. Его страх не ушел.
В последнее время Драко сильно боялся. Дядя Сев'рус сказал ему недавно, что зелье было почти готово. Зелье, которое вернет его назад в семнадцатилетний возраст. Он был возбужден, конечно. Ему было пять. Это походило на большое приключение. И все же он немного боялся. И этот страх заставил его попросить у Гарри разрешения провести утро с дядей за день до того, как зелье должно было назреть.
Гарри улыбнулся и согласился; хотя в действительности он хотел провести следующие 24 часа с Драко, не выпуская его из рук. Но он задавил свои желания и оставил малыша с Мастером Зелий. Он поцеловал его в лоб и пообещал заботиться о Куколке до обеда. А потом ушел.
- Не то чтобы я не наслаждался твоей компанией, крестник, - ухмыльнулся Снэйп, - Но о чем ты так ужасно хочешь поговорить со мной, о чем не можешь говорить в присутствии Поттера? -
Драко покраснел. - Что я буду помнить, дядя Сев'рус? - спросил он спокойно.
Снэйп нахмурился. - Ты имеешь в виду, будешь ли ты помнить себя в пять сейчас или когда тебе было пять на самом деле? - Он предположил правильно. Драко кивнул. - Хорошо, из моего исследования выходит, что ты будешь помнить и то и другое. Ты сможешь, конечно, различить эту разную память и людей, которые были с тобой. -
- Все снова будут ненавидеть меня? - был его следующий, почти неслышный вопрос.
Снэйп вздохнул. - Я так не думаю, - он прижал палец к губам. - Но, Драко, - добавил он мягко, - Это - полностью зависит от тебя. - малыш с любопытством вскинул голову. - Драко. Мой мальчик, люди, которые … любят тебя сейчас, - сумел сказать он без дрожи, - Будут заботиться о тебе, и когда ты вернешься к своему настоящему возрасту просто потому, что они дружили с тобой в течение последних двух месяцев. Только твои личные качества, как семнадцатилетнего вероятно заставят их переосмыслить этот выбор. -
Драко нахмурился, его пятилетний разум отчаянно пытался совместить понятия о двух Драко, одном, которого все любили и еще одном, которого ненавидели.
- Но … что с Гарри? - наконец спросил он, переходя к своей проблеме. - Гарри все ещё будет любить меня? -
Снэйп вздохнул и воспротивился желанию уничтожить любой шанс на отношения его крестника и этого урода Поттера, «за годы» до того, как это могло начаться. - Драко, - сказал он вместо этого, - Гарри Поттер - взрослый молодой человек. Он принимает решения опрометчиво, но они - очень редко неправильны. И он защищает свои решения с жаром тысячи горящих солнц, - прибавил он скривясь. - Если он любит тебя сейчас, он, несомненно, будет любить тебя через два дня. И более чем вероятно, что через 50 лет тоже. Мальчик - как бульдог. Он редко отпускает тех, к кому он привязан. -
Драко безмятежно улыбнулся своему крестному. - Спасибо, дядя Сев'рус, - он весь засветился.
- Не упоминай об этом, - мужчина погладил его по щеке. - Правда. Пожалуйста, никогда не упоминай об этом. -



Глава 11. 25 августа:

- Я боюсь, - возвестил Драко, пряча лицо на груди Гарри. Парень поцеловал его в макушку и крепко обнял.
- Я знаю, куколка, - успокаивал он его. - Но это только несколько минут, и ты снова будешь взрослым. -
- Но что если это зелье сработает неправильно? - стонал Драко приглушенным голосом.
Гарри улыбнулся и нежно тряхнул маленького мальчика. - Любимый, конечно, все сработает правильно. Зелье готовил твой дядя Сев'рус. –
Снэйп дернулся; немного шокированный, что из всех людей именно Поттер сказал такой комплимент, … даже если это было правдой.
Винс наклонился и прошептал профессору, - Я знаю, вы не выносите его, сэр, но он - действительно не так плох. -
Снэйп вздрогнул. Возможно, нет. Этот полный ублюдок превосходно заботился о Драко в последние недели. И он был вежлив. И подружился со Слизеринцами Снэйпа. И помог Винсу с его будущей учебой в школе, хотя Винс умер бы от позора, узнав, что Помфри доверилась Снэйпу. И прояснил прошлое Драко так, чтобы Снэйп мог более эффективно помогать взрослому мальчику. И …
Он скрипнул зубами.
Но действительно … Поттер? Нет. Он отказывался стать жертвой всеобщего поклонения перед этим заботливым, этим …
Проклятье! Он делал это снова!
Вместо дальнейшего размышления о качествах Святого Поттера, он бросил гневный взгляд на Винса, чтобы прочистить ему мозги. К его беспокойству, Слизеринец только ухмыльнулся и повернулся к сидящим перед ними Гарри и Драко.
- Ты все ещё будешь любить меня, Гарри? - спросил жалобно Драко.
Гарри сморгнул слезы. - Я дал тебе слово, Драко, - прошептал он.
- Ты прочитаешь мне нашу сказку перед тем, как я выпью зелье дяди Сев'руса? - мальчик скривился.
Гарри оглядел комнату.
- Хорошо, куколка, но у меня нет с собой книги … -
Грэг вынул книгу из кармана мантии. Гарри взял её со слабой улыбкой.
- Спасибо, Грэг. - другой мальчик только тихо кивнул. – Хорошо, куколка, садись так, чтобы видеть книгу, - Гарри погладил Драко по спине.
Драко поерзал, усаживаясь, пока не устроился в руках Гарри, откинув голову ему на грудь. Он мирно улыбнулся и приготовился услышать сказку.

- Маленький коричневый Заяц, ложившийся спать, крепко прижался к Большому коричневому Зайцу с очень длинными ушами. Он хотел убедиться, что Большой коричневый Заяц слушает его. ' Представь, как сильно я люблю тебя, ' - сказал он.
… Моя любовь такая же большая, как расстояние до Луны, '- сказал Маленький коричневый Заяц и закрыл глаза. ' Ох, это очень далеко, '- сказал Большой коричневый Заяц. ' Это - очень, очень далеко. ' Большой коричневый Заяц положил Маленького коричневого Зайца в кровать из листьев. Он наклонился и поцеловал его перед сном. Потом лег рядом и с улыбкой прошептал, - ' Моя любовь такая же большая, как расстояние до Луны и обратно.'

Гарри осторожно закрыл детскую сказку, смысл окончания почти заставил его вздрогнуть. - Хорошо, куколка, - сказал он мягко. - Теперь время принять зелье. -
Драко обнял Гарри за шею, теплые слезы обожгли кожу Гриффиндорца. - Я люблю тебя, Гарри, - прошептал он. - Как до Луны.
Гарри засмеялся, слезы, стоящие в горле, заставили смех звучать скорее рыданием. - И я люблю тебя, куколка. Как до Луны — и обратно. -
Драко последний раз поцеловал его в щеку и спустился с коленей. Гарри никогда не чувствовал свои руки такими пустыми. Драко подошел к Снэйпу и стал переодеваться в большую мантию, которая подойдет ему семнадцатилетнему. Винс и Грэг пододвинулись ближе к Гарри, заметив, что он обнял себя, словно отчаянно пытаясь удержать кого-то.
Когда Драко переоделся, он бросил последний взгляд на своего Гарри и улыбнулся. Гарри вернул улыбку и слабо кивнул ему. Мальчик смело взял фиолетовое зелье в руку. Он откинул голову назад и, перелив жидкость в рот, быстро вернул пробирку назад крестному.
А потом закружилась голова.
Гарри наблюдал, сопротивляясь слезам, как его храбрый маленький Драко проглотил зелье. Почти немедленно его фигура начала меняться. Он рос, медленно заполняя большую мантию. Не больше чем через 20 секунд полностью повзрослевший Драко Малфой стоял на месте, которое до этого занимал «куколка» Гарри Поттера.
Снэйп сразу, как только Драко вернулся начал что-то проверять. Он проверил его глаза, произнес несколько заклинаний и, наконец, спросил, - Как ты себя чувствуешь? -
Драко медленно кивнул, все ещё стоя спиной к трем мальчикам. - Прекрасно, - ответил он мягко.
- Ты знаешь, кто ты? - он вздрогнул.
- Драко Малфой,
- Что ты помнишь о последних двух месяцах? - упорствовал Снэйп.
Драко сдвинулся и обернулся, чтобы взглянуть на молодых людей, стоящих сзади. Серые глаза встретились с изумрудными, оба взгляда заполнены болью.
–Все -



Глава 12. С 25 августа по 1 сентября

Гарри теперь совсем не мог увидеть Драко Малфоя. Он был невероятно неуловим. Но Гарри больше не спускался в подземелья, а это было место, где Драко проводил каждую секунду своего времени. Гарри столкнулся с Грэгом и Винсом во время обеда, но даже его общение с этими двумя Слизеринцами ничего не дало.
Они коротко сказали ему, между едой и возвращением в подземелья, что Драко не воспринял все это хорошо. Его пугало, что Гарри Поттер заботился о нем. Что Гарри Поттер знал тайны его детства, которое не знали даже его друзья. Его уязвляло, что Гарри Поттер спал с ним, обнимал его, играл с ним, менял его брюки, читал ему, … любил его.
Больше всего он был оскорблен тем, что и он любил Гарри Поттера.
- Он не позволяет нам говорить о тебе, - сказал Грэг, взяв булочку. - Он говорит о тебе фактически в каждом предложении, выходящем из его рта, но мы не можем даже упомянуть твое имя. –
Винс погладил Гарри по спине и вернулся к завтраку. - Он переживет это Гарри, - поддержал он несчастного Гриффиндорца. - Он просто сбит с толку. Как он мог любить так сильно кого - то, кого он так сильно ненавидел. -
- З-значит он ненавидит меня … опять? - должен был спросить Гарри.
Слизеринцы обменялись взглядами. - Честно, Гарри, - Винс пожал плечами, - Мы не знаем. Ты - все, о чем он может говорить, но так было и до этого лета. Он всегда говорил "Совершенный Поттер - то и Золотой Мальчик - это". Он не сказал … симпатизирует ли он о тебе, или он - снова презирает тебя. -
Гарри только кивнул. Его плечи резко поникли, как обычно в последние три дня. - По крайней мере, он ест? - упорствовал он. - Он не был на обедах. -
Грэг кивнул. - Добби приносит ему еду, - уверил он Гарри. - По крайней мере, его детская любовь к печенью осталась, и домашний эльф в курсе. Он иногда так раздражающе заботлив в плане еды, и Драко этим злоупотребляет. -
Гарри с сожалением улыбнулся. - Добби бывает занозой в заднице для тех, о ком он заботится. - Они сидели в тишине, продолжая обедать. - Как Куколка? -
Винс вздохнул. - Растет, как сорняк. Она скучает по тебе, - добавил он мягко. - Она всегда ходит вокруг общежития, мяукая, пока Драко не заберет ее и не начнет гладить. -
Гарри кивнул. - Я тоже скучаю по ней. Я скучаю и по вам, парни, - улыбнулся он им.
Винс обнял Гарри за плечи. - Мы тоже скучаем по тебе, Гарри. Мы скучаем по тебе…



Глава 13. 1 Сентября - Первый урок зелий

- Хорошо, студенты, - Снэйп насмешливо взглянул на собравшихся в классе Гриффиндорцев и Слизеринцев. – Разбейтесь на пары. -
Быстро, прежде чем Снэйп мог сам распределить их, студенты бросились выбирать. Рон и Гермиона фактически прыгнули друг к другу, также как Дин и Симус. Это оставило Гарри единственным Гриффиндорцем не выбравшим партнера на Усиленных Зельях. Он осторожно взглянул на Слизеринцев, чтобы увидеть у всех ли есть пары, и заметил Винса, Грэга и Драко. Все трое неуверенно стоял в центре комнаты.
- Проблема, господа? - Снэйп сердито взглянул на них со своего места.
Они покачали головами.
- Тогда по парам. -
Винс вздохнул.
- Ты работаешь с Драко, Грэг, - прошептал он. - Я пойду к Гарри. –
Грэг тихо кивнул, и четыре мальчика начали работать над их зельем. Снэйп вздыхал от расстройства, так как он заметил, что взгляды всех учащихся, перебегают от Драко и Гойла к Гарри и Крэббу. Очевидно, только чудо поможет к концу урока сделать правильно хотя бы одно зелье.
Наконец, когда даже котел Блэйз и Панси пришлось очистить от зелья во избежание взрыва, Снэйп сдался.
- Так как ни один из вас не способен заниматься практикой, мы посмотрим, сможете ли вы справиться с исследованием, - указал он. - Два фута пергамента о зелье Ревивикус на завтра. Теперь все вон из моего класса. -
Студенты вскочили и сбежали от разгневанного пристального взгляда Снэйпа. В коридоре Винс схватил за руку Драко, пытаясь заставить того подождать пока он соберётся. Тут Драко сделал то, что поразило всех оставшихся студентов, он отдернул руку и прошипел.
- Держи свои грязные Гриффиндоро любящие лапы подальше от меня, предатель. –
Винс замер, широко открыв глаза.
- Что …, что я сделал? - спросил он изумленно.
- Фактически попросился работать вместе с Поттером, разве не так Крэбб? - сказал он с издевкой. - Возможно лето, проведенное в компании Гриффиндорца, уничтожило твою Слизеринскую гордость. -
Грэг с гневом на лице шагнул вперед,
- Теперь минутку, Драко. Ты не хотел работать с ним. Это подразумевало, что один из нас должен был. Почему ты - такой ублюдок по отношению к Винсу, только потому, что он помог тебе?
- Потому что ему это понравилось! – прошипел Драко. Он повернулся взглянуть на смущенного Слизеринца. - Чему еще ты научился с ним за лето, предатель? Подставил ему свой зад? -
Винс пошатнулся и чуть не упал. Грэг протянул руку, чтобы поддержать друга и бросил на Драко взгляд чистой ненависти. К его чести, тот выглядел пристыженным своим комментарием, но все ещё держался надменно.
- Что к черту с тобой не так, Драко? - потребовал ответа Грэг.
- Вы - оба общаетесь с ним теперь! - отчаянно ответил блондин.
- Общаемся с ним? - Грэг ахнул. - Я не знаю, когда такое происходило. -
- Вы всегда едите с ним, - указал воинственно Драко, - И говорите с ним. Еще один шаг и вы, перейдете на его сторону.
Грэг открыл было рот, чтобы парировать, но закрыл его также быстро. Он с сожалением покачал головой и, взяв Винса за руку, повел его вниз по коридору. Драко наблюдал за их уходом с болью, ясно написанной на лице, но в момент, когда он дал своей маске опуститься, он заметил нескольких Слизеринцев, смотрящих на него в шоке. В этот миг он был атакован другим телом.
Он поднял взгляд и увидел Гарри Поттера с яростью в глазах, прижавшего его к стене подземелья.
- Любая проблема, которая возникла у тебя со мной, - сказал он, его голос резал, как кинжал, - Должна решаться со мной. Не начинай отыгрываться на своих друзьях. Они не заслуживают этого. Они пожертвовали своими жизнями, черт подери, для тебя этим летом, Драко. Наименьшее, что ты можешь сделать - уважать их. Особенно, когда они все еще пытаются поддержать тебя. -
Драко смотрел на разъяренного Гриффиндорца широко открытыми в страхе глазами и чем-то ещё, чему он сам не мог подобрать название. Это что-то заставляло его сердце болеть, но дыхание, однако - оживать. Наконец, Гарри выпустил его, повернулся и ушел, пробираясь сквозь толпу заполнившую коридор. Когда Гарри исчез, Драко поправил мантию и взглянул … прямо в холодные глаза Снэйпа.
- Десять баллов Гриффиндору, - холодно сказал профессор, - за налаживание отношений между домами и поддержку студентов другого дома. Десять баллов со Слизерина за демонстрацию плохого отношения к своим однокурсникам.



Глава 14. Сентябрь - Вторая неделя — Большой Зал

Гарри по-прежнему смотрел через стол Равенкло. Его больше не волновало, что Рон или Гермиона могут это заметить. Фактически, он хорошо знал, что они наблюдали за ним. Они делали это в течение двух последних недель и видели его несчастным, в гневе, в слезах. Они видели его смотрящего в окно и постоянно разворачивающего подарок Драко на день рождения. Друзья заметили, как он перестал есть. Заметили, как он медленно и постепенно изменился. Они наблюдали за ним, наблюдающим за Драко.
И они вздыхали. И пробовали мягко вернуть его назад к действительности. Наконец, Рон и Гермиона устали смотреть на него, умирающего изнутри.
Они знали из разговоров с Винсом и Грэгом, что Драко был не лучше. Он принес извинения за свое поведение на уроке зелий за неделю до этого, но теперь он проводил бесконечные часы с детской книгой открытой на коленях, Куколкой свернувшейся в его руках, молча глядя в пространство. Драко перестал говорить, если его не заставляли. Он перестал есть, если один из его однокурсников не наполнял его тарелку и не вкладывал вилку ему в руку или Добби не встречал его по окончании обедов. Они сообщили, что заставляют его ложиться в кровать, но не могут заставить уснуть.
Итак, здесь скрестились судьбы … любовники? Враги? По разные стороны стола Равенкло. Гарри с жестоким упорством смотрящий на Драко, словно этим он мог снова оживить взгляд Слизеринца. Драко смотрящий с равным упорством в тарелку, зная, что Гарри наблюдает за ним и абсолютно не желающий встречаться глазами со своим Гриффиндорцем.
Шум привлек внимание обоих мальчиков к входу в Зал. Люциус Малфой, красуясь, стоял в дверях, он ждал, чтобы весь зал обратил внимание на его появление. Только когда все глаза были обращены к нему, он двинулся в середину зала. Гарри не отрывал глаз от ублюдочного блондина, когда тот по-королевски шествовал мимо Гриффиндорского стола. Он не обратил внимания на странные взгляды, которые однокурсники бросали на него. Он не знал, что из его груди вырывалось рычание.
Maлфой остановился перед профессорским столом и спокойно поклонился директору школы. Гермиона оглядела остальных профессоров, заметив Мадам Помфри, смотрящую на Maлфоя, как если бы он был дерьмом прилипшим к подошвам её туфлей. Губы МакГонагалл были так сжаты, что казались белыми. Снэйп выглядел абсолютно спокойным, хотя Гермиона думала, что видит, как его пальцы побелели от напряжения, сжимая стакан.
Она отметила, что Винс и Грэг отложили свой обед и приняли защитные позы рядом с Драко, у которого лицо мгновенно стало серым. Винс обменялся с ней слабой улыбкой, но Грэг так же полностью сосредоточился на Люциусе, как и Гарри. Выражение его лица тоже не сильно отличалось от лица Гриффиндорца. Она снова взглянула на Гарри. Он почти дрожал, его руки сжались в кулаки. Рон переводил взгляд с кулаков на его глаза и обратно, каждую секунду готовясь схватить лучшего друга, спасая его от Aзкабана.
Maлфой, казалось, закончил разговор с Дамблдором, который не выглядел довольным. Фигура бывшего Слизеринца снова согнулась в коротком поклоне, и он, холодно улыбаясь, повернулся, к столу своего факультета. Он поймал взгляд сына, который отчаянно пытался не встречаться с ним глазами так же, как пытался избегать взгляда Гарри Поттера.
- Драко, - сказал он повелительно, указав тростью на юного Малфоя. - Пойдем, мальчик. Мы нужны дома. Собери свои вещи и попрощайся со своими маленькими друзьями. Не известно когда ты сможешь вернуться. -
Если такое было возможно, Драко побледнел ещё больше. Гарри почти выпрыгнул с места. Только до боли впившиеся в руку пальцы Рона, удержали его на месте. Другие Гриффиндорцы не могли, казалось, решить, на кого смотреть: на Люциуса, Драко или Гарри.
Драко отодвинул свою тарелку и поднялся на дрожащих ногах. Грэг и Винс пристально глядели на него глазами полными ужаса и словами отрицания готовыми сорваться с губ. Мальчик откашлялся и остановил взгляд где-то за спиной отца.
- Н-ннет, - выдавил он, слабым голосом достаточным только для того, чтобы услышал отец.
Люциус нахмурился, в его глазах полыхнул гнев. Грэгу и Винсу понадобилось время, чтобы понять, ЧТО Драко сказал и затем подняться как один с двух сторон для защиты. Люциус нахмурился сильнее.
- Что ты имеешь в виду, говоря нет? - выплюнул он. - Я дал тебе приказ, сын. Собирай свои вещи. -
Драко выпрямился потому ли, что его лучшие друзья поддерживали его или потому, что он понял - Maлфой не может ничего сделать ему здесь, Гарри не знал. И его это не заботило.
- Нет, отец, - раздался более четкий ответ. - Я не буду.
Гарри закрыл глаза, и Рон почувствовал, что напряжение ушло из тела друга.
- Спасибо, - прошептал он перед тем, как открыть глаза для наблюдения за небольшой битвой Maлфоев.
- И почему нет? - Люциус опасно сузил глаза.
Драко глубоко вздохнул и скрестил руки на груди.
- Потому что мы не нужны дома, - сформулировал он спокойно. - Нет никакой неплановой семейной потребности. Никто не умер. Все твои деньги на месте. Единственная причина, по которой ты хочешь вернуть меня домой, состоит в том, чтобы дать мне метку. -
В зале воцарилась гробовая тишина. Все затаили дыхание.
Горько - холодное выражение появилось на лице Люциуса Малфоя.
- Неплановая потребность и вправду есть, мой сын, - сказал он отрывисто. - Прекрати свое смешное бормотание. Твоя бабушка со стороны матери очень плоха. Она просит нас побыть с ней в ее последние дни. - он с сожалением улыбнулся, но улыбка не коснулась его глаз.
Драко ахнул.
- Бабушка умерла, когда мне был год. И если я правильно помню, то ее последней просьбой было - чтобы ее шлюхе дочери, ее злому обманщику зятю и ее паразиту внуку не позволили притащиться на ее похороны. -
Тихий шепот возник над окружающими столами.
- Нет, отец, - Драко покачал головой. - Вы хотите забрать меня домой, чтобы представить вашему Лорду для Темной Метки точно так же, как вы хотели сделать этим летом. И я не пойду. - Он вызывающе вскинул подбородок.
Лицо Люциуса было абсолютно белым. Единственным цветом на его лице были ярко красные пятна на скулах. Он поднял трость и угрожающе шагнул вперед прежде, чем был остановлен волшебной палочкой направленной ему в горло. Он выпрямился и замер на месте.
- Опусти её, Люциус, - раздался шелковистый голос над ухом. Малфой зарычал, но расслабил пальцы на трости.
- Что ты делаешь, Северус? - потребовал он, волшебная палочка все ещё была у его горла.
- А что, Люциус, - промурлыкал он. - Я думал, что ты понял. Я выбрал сторону. В открытую, наконец, вместо того, чтобы прятаться в тени, слушать шепот деревьев и наблюдать за тобой, делающим фатальную ошибку.
Глаза Люциуса расширились, и он попытался дернуться. Но пальцы Снэйпа на его руке и внезапное сильное давление деревяшки на горло, изменили его намерения.
- Ты, - прошипел он вместо этого. - Ты - предатель! Ты - шпион!
Снэйп захихикал в ухо Малфою.
- Весьма хорошая работа, мой взрослый мальчик, - он ухмыльнулся. - И тебе потребовалось только…, сколько? Восемнадцать лет, чтобы понять это?
- Ты заплатишь за это, - пообещал ему резко Люциус. - ОН уничтожит тебя за это. За то, что ты сделал.
Снэйп за его спиной пожал плечами.
- Я уверен, что он попытается. Сразу же, как только выяснит. Что, как я понимаю, произойдет сразу после того, как ты уйдёшь отсюда, побежишь, как щенок с особенно сочной костью. -
Взгляд Малфоя обещал жестокую смерть каждому, кто слышал это.
- ОН заставит тебя мучиться, - выплюнул он.
- Если он сможет получить меня, я уверен, что да, - согласился Снэйп. - Однако я хорошо защищен. -
- Ах, да, - глумился Люциус. - Ваш драгоценный Дамблдор.
Снэйп снова пожал плечами. - Среди других.
Люциус явно дрожал от гнева, его глаза обещали боль, когда они обратились к Драко.
- Например, Гарри Поттер? -
Лишь дыхание было слышно в зале.
- Ваш возлюбленный Мальчик Который Выжил? Он не сможет защитить тебя, Снэйп. Он не может даже себя защитить. -
Слизеринский декан почти засмеялся.
- И все же он до сих пор жив. Я думаю, что воспользуюсь шансом с мальчиком. -
Люциус ухмыльнулся.
- Он будет твоим новый хозяином, Северус? Ты продал ему свою задницу за защиту? -
Снэйп внезапно встал перед блондином. Ненависть исходила от него волнами, когда волшебная палочка почти проткнула горло Люциуса, как если бы забыв о заклинаниях, хозяин собирался проколоть ею яремную вену.
- Он - не мой хозяин, - прошипел Северус. - У меня теперь нет никакого хозяина. Я, наконец, свободен впервые за почти 20 лет. Свободен от тебя, свободен от Него. И мне это нравится. Я не планирую когда-нибудь менять это.
- Однако, - он наклонился ближе к лицу Люциуса, слюна, слетающая с его губ, когда он говорил, приземлялась на кремовую кожу старшего Maлфоя. - Если снова будет нужно поклясться в верности новому хозяину, я скорее с удовольствием преклоню колена перед Гарри Поттером, чем снова подчинюсь этой насекомообразной оболочке, который поклоняешься ты. -
- Северус. -
Снэйп дернулся при звуке голоса Дамблдора, заставив Люциуса вздрогнуть снова.
- Да, Aльбус? - ответил он слишком спокойно.
- Давайте позволим мистеру Малфою уйти, хорошо? -
Снэйп в течение длительного времени оставался неподвижным перед тем, как отступить, бормоча проклятия. Он пятился спиной, держа волшебную палочку направленной на Maлфоя. Тот потер шею, его глаза заледенели от ненависти.
- Спасибо, директор, - отреагировал он, его голос был немного хриплым. - Однако я не уйду без моего сына. -
- Ах, я боюсь, что уйдете, мистер Малфой, - Дамблдор покачал головой. - Достаточно инсинуаций … и просто утверждений … было здесь произнесено, чтобы я почувствовал необходимость оставить юного мистера Малфоя под защитой Хогвартса. Вы можете, конечно, обратиться в Министерство Магии, если желаете. - он спрятал руки в объемные рукава мантии и стал ждать.
Люциус открыл рот.
- Вы … но Вы … - он отвел глаза, ища Гриффиндорский стол. - Ты! - завизжал он, как только его взгляд упал на Гарри. - Ты сделал это! Это - твоя вина!
Гарри встал лицом к лицу со своим обвинителем, стряхивая руку Рона, но отмечая, что Рон и Гермиона поднялись рядом с ним. Люциус подошел к ним, заставляя студентов, находящихся между ним и Гарри быстро отскочить в стороны.
- Ты сделал это, - повторил он. - Ты настроил его против меня! Чертов Мальчик Который Выжил - в каждой бочке затычка.
- Драко сделал свой собственный выбор, Maлфой, - ответил спокойно Гарри.
- Нет! - Люциус почти кричал. - Драко не способен на собственный выбор. Он всегда следовал моим рекомендациями, моим правилами, моему примеру! До этого лета и до ТЕБЯ. Ты окрутил его, ты настроил его против семьи. Против его будущего! -
- Я показал ему доброту, Люциус, - заявил Гарри. - Заботу, привязанность. То, в чем нуждается маленький ребенок. Я не поворачивал его против чего бы, то ни было. Не настраивал. Если ты так хочешь найти виноватого, возможно ты должен начать с того, как вы обращались с ним всю его жизнь. Если бы я каждый день бил его по голове - это все же было бы лучше в сравнении с вашим воспитанием. -
Люциус снова ухватился за трость, его глаза расширились от ненависти.
- Лгун! Ты показал ему ложь! Ложь, завернутую в ложные обещания. Угрозы! Чем ты угрожал ему, если он не останется с тобой, Поттер? - произнес он. - Я представляю, что ты не мог дождаться, чтобы приласкать его член, как плату за заботу о нем этим летом. -
Гарри наклонился вперед, с глазами сверкающими в гневе.
- Я не сделал бы этого, ты ублюдок! Он знает это! -
- Правда? - Люциус, казалось, немедленно успокоился, хитро улыбаясь. - Что еще он знает, Поттер? -
Гарри покраснел, ненавидя этого человека со всей страстью, которая у него была.
- Он знает, что ты любишь его? –
Все головы немедленно повернулись, как если бы была протянута струна от устной перепалки между Люциусом и Гарри к бледному лицу Драко. Он отказался встречаться глазами с кем-либо, продолжая смотреть через комнату на отца и своего заступника.
- Знает, Поттер? Что ты сказал мне в прошлом месяце? - он глубокомысленно погладил пальцем подбородок. - Ах, да. «Я люблю Драко Малфоя. Я люблю его в семнадцать. Я люблю его в пять, и я продам мою чертову душу прежде, чем дам тебе забрать его с собой».
Кровь прилила к лицу Гарри, когда Люциус с ухмылкой наклонился.
- Итак, Гарри, - прошептал он, заставляя сидящих за другими столами напрячься, чтобы расслышать слова, - Так ли он хорош в постели в пять, как - в семнадцать? Я всегда думал именно так. -
Когда шок охватил весь зал, Гарри увидел только красную пелену перед глазами. Снова раздалось рычание и Рон уже ничего не мог сделать, чтобы удержать его от разрывания горла этому ублюдку. Он перепрыгнул через стол, схватив Малфоя прежде, чем тот смог отойти. Он уронил мужчину с довольно звучным ударом, который разнесся по залу, когда голова Люциуса соприкоснулась с каменным полом.
Крики раздались за Гриффиндорским столом, когда Гарри и Люциус исчезли из поля зрения. Вызывающие отвращение удары начали звучать глухим чавканьем плоти о плоть. Все профессора в зале бросились на помощь, хотя они уже не были уверены в том, кто нуждается в помощи, когда увидели открывшуюся картину. Гарри прижал старшего Maлфоя к полу и превращал лицо мужчины в гамбургер. Проклятия и гневные обвинения слетали с губ мальчика наряду с угрозами.
- Я убью тебя, ты чертов насильник над детьми! - кричал он пронзительно сквозь глухие удары кулаками. - Я оторву твой чертов член и накормлю тебя им! -
Гарри не разменивался на мелочи. Он просто заносил кулаки и бил. Бил мужчину по голове снова и снова, пока не перестал получать удовлетворения, и руки не стали от крови скользить по коже Люциуса. Тогда он перенес ярость на тело Малфоя. Смутно он чувствовал, что были фигуры бегущие к нему, голоса просящие, чтобы он остановился. Но в его власти был Люциус Малфой, о чем он мечтал в течение этих месяцев. И теперь не было никакого способа заставить его отпустить Малфоя.
Даже годы спустя он не понимал, как поставил барьер. Он предполагал, что не должен удивляться этому. В конце концов, он, как известно, спонтанно творил магию в моменты большого гнева или страха. Но это была … великолепная стена между отмщением Гарри и теми, кто пытался помешать ему.
Снэйп бежал к Гарри, желая оторвать мальчика от Maлфоя. Он заметил, как перед ним появился мерцающий воздух и свернул, чтобы не удариться лицом в барьер.
- Черт возьми! - взревел он.
Через секунду он достал палочку и произнес заклинание, чтобы убрать щит. Его лицо стало более темным, когда щит отказался реагировать.
Дамблдор шагнул вперед и прибавил своё заклинание к Снэйповому. Школа в трепетном ужасе наблюдала, как даже великий, старый волшебник не сумел убрать барьер. Снэйп опустил волшебную палочку и начал стучать по щиту.
- Поттер! Остановись, ты чертов идиот! Ты убьешь его! Поттер! - он диким взглядом осмотрел зал, его волосы, взметнулись над плечами.
- Драко! - прокричал он все ещё ошеломленному блондину, стоящему у Слизеринского стола. - Драко, быстро иди сюда, мальчик! -
Тот стряхнул оцепенение, в котором, казалось, находился и двинулся вместе с Грэгом и Винсом мимо столов, пока не подошел к крестному отцу.
- Ох, мой … - он остановился на дрожащих ногах, когда заметил избитое лицо своего отца.
- Не время для истерического припадка, мальчик, - заметил Снэйп, схватив его рукой и ставя прямо перед Гарри. - Поговори с ним, Драко, - приказал он. - Заставь его остановиться. Если он убьет его, то отправится в Aзкабан. -
- Но что я могу …? - Драко резко остановил себя и опустился на колени, лицо отца было с другой стороны стены.
- П-поттер? - попробовал он. - Поттер, ты должен остановиться. Ты убьешь моего отца. - его руки дрожали, когда он прижал их к щиту. - Поттер? Остановись! Ты должны остановиться. -
Гарри отпустил лицо Малфоя и перешел к телу. Удары можно было услышать и через барьер, также как странные звуки исходящие изо рта Люциуса Малфоя.
Драко вздрогнул и закричал сильнее.
- Поттер! Гарри, остановись! - умолял он. - Пожалуйста! Гарри, ты должен остановиться. -
Гарри продолжил избиение. Драко мог видеть, как кровь начинает струиться вокруг тела отца. Одной частью разума, холодной и отстраненной от всего насилия и истерии, он отметил, что больше волнуется о Гарри, отправленном к дементорам, чем об избитом отце на полу.
- Гарри, пожалуйста! - закричал он. - Пожалуйста! Ты пугаешь меня! Гарри, пожалуйста, - он застонал, отчаянно ударяя в стену.
Вдруг, словно кто-то нажал выключатель, Гарри остановился. Он поднял голову от своей жертвы, с лицом, испачканным в крови и безумием в глазах. Драко задержал дыхание и положил руку на щит.
- Гарри, пожалуйста, остановись, - прошептал он в последний раз.
Безумие рассеялось, и Гарри слегка тряхнул головой.
- Драко? - произнес он в замешательстве.
Слизеринец улыбнулся сквозь слезы и кивнул.
- Да, Гарри. Это - я. Это - Драко. Пожалуйста, остановись. Ты убьешь его. Ты попадешь в Aзкабан. -
Гарри в течение долгого времени смотрел замутненным взглядом и затем протянул руку к ладони Драко, лежащей на щите. К сожалению, она была испачкана в крови, и когда Гарри прижал её к прозрачной стене, полоса малинового цвета поползла вниз от пальцев Драко. Блондин вздрогнул, его рука отдернулась от крови отца, он отчаянно осматривал пальцы, проверяя, не испачканы ли они в красной жидкости.
Его взгляд снова вернулся к Гарри, и он вздрогнул.
- Мне жаль, - он вскочил на ноги и бросился бежать из Зала.
- Драко! - закричал Гарри, стуча в барьер обеими руками, заставляя этим волшебство рухнуть.
- Драко! - он поднялся на ноги, запинаясь за тело Малфоя.
Сильные, теплые руки обняли его, удерживая на ногах, пока он не встал сам. Но к тому времени Драко ушел.
- Драко? - снова позвал он мягко.
- Пусть он идет, Гарри, - Грэг обнял Гриффиндорца.
Он кивнул Винсу, который вышел вслед за Драко.
- Винс найдет его. Он будет в порядке. Ты должен успокоиться, Гарри, - прибавил он тихо. - Только успокоиться. -
Гарри с тоской посмотрел на дверь, через которую ушел Драко, а затем повис на руках Грэга, когда адреналин, ярость, магия отступили. Последнее, что он чувствовал перед обступившей тьмой, были утешающие руки Грэга обнимающие его.

Винс проследовал в подземелье, с решительным видом глядя на портрет в Слизеринскую гостиную. Итак, единственное, что было нужно - разблокировать дверь от заклинаний, которые наложил Драко. Обычно у Винса были с этим проблемы. Однако Драко, похоже, был сегодня не в лучшей форме, так как Винсу потребовались только минуты, чтобы справиться с заклинанием.
Когда он, наконец, вошел в общежитие, то нашел блондина, сидящим на кровати и обнимающим взволнованную Куколку. Он медленно покачивался из стороны в сторону, глядя в пространство. Винс подошел, специально шумя, чтобы не испугать парня. Он присел на кровать, немного прогнув матрас.
- Драко? - спросил он спокойно.
Никакой реакции, он потянулся и коснулся руки сокурсника. Испуганный визг был ему ответом, и он быстро отдернул руку назад. Блондин продолжал дрожать, сидя вдали от друга.
- Драко, я только хотел сообщить, что горжусь тобой за противостояние отцу, - попробовал снова Винс.
Странный звук сорвался с губ Драко. Винсу потребовалась секунда, чтобы определить это, как смех. Затем смех перерос в истерический припадок. Драко вздрагивал от любых прикосновений Винса, которыми он пытался его успокоить. Дверь открылась, и он взволнованно взглянул на Грэга. Слизеринец пожал плечами, беспомощный остановить это странное поведение.
Грэг тоже присел на кровать, заставляя Драко снова вздрогнуть. Однако он прекратил смеяться. И снова начал покачиваться и смотреть в пространство. Куколка мяукнула, и Драко стал с любовью гладить ее по головке, все ещё, по-видимому, не понимая, что происходит.
Они сидели так долгое время. Драко смотрящий в никуда, Винс и Грэг наблюдающие за Драко. Наконец, блондин поцеловал Куколку в голову и спустил её на пол. Он взглянул в обеспокоенные глаза двух самых близких друзей.
- Пожалуйста, отведите меня к Гарри, - прошептал он.

Гарри ссутулился в мягком кресле, с его только что вымытых волос на чистую мантию капала вода. Он отказался идти к Мадам Помфри даже, когда Директор Дамблдор предложил это. Вместо этого он пошел прямо в душ и потратил почти 20 минут, отмывая из-под ногтей остатки крови Люциуса Малфоя. Его руки все ещё безумно болели и начали распухать, но он отказался лечиться. Он отказался двигаться.
Гарри плюхнулся в кресло почти 10 минут назад и с тех пор не шелохнулся. Комната отдыха была полна студентами, спокойно «работающими» или «играющими». Гарри не заблуждался на их счет. Он видел, как они краем глаз наблюдали за ним, ожидая объяснения, которое он просто не собирался давать.
Рон находился поблизости, играя в шахматы с Симусом. Гермиона и Невил сидели слева, детально изучая лекции по Чарам. Единственная, кто не тратил усилий, чтобы скрыть беспокойство и любопытство, была Джинни. Она сидела в кресле напротив Гарри, открыто глядя на него. Он закрыл глаза так, чтобы ее острый синий пристальный взгляд не заставил его дать какие-то ответы. Поэтому он не обратил внимания, когда второкурсник остановился рядом с ней и стал с тревогой переминаться с ноги на ногу, смотря на Гарри.
Джинни вздохнула и встала. Она утащила второкурсника за пределы слышимости.
- Проблемы, Ашфорд? - произнесла она спокойно.
- Уммм … - второкурсник просто показал на портрет. Джинни закатила глаза и пошла в том направлении. Она открыла портрет, и все встало на свои места.
- Вы здесь, чтобы увидеть Гарри? - усомнилась она.
После кратких кивков Крэбба и Гойла, она шагнула в сторону и показала в угол гостиной. Они снова благодарно кивнули и осторожно ввели выглядящего таким хрупким рядом с ними Mалфоя.
Когда они приблизились, Гермиона подняла взгляд. Ее глаза расширились, и она потянулась, чтобы толкнуть Гарри в бок. Его глаза открылись, и он рассержено глянул на неё. Тем не менее, он проследил за ее пальцем, пока взгляд не остановился на объекте его страданий. Гриффиндорец выпрыгнул из кресла, испугав Симуса так сильно, что ирландец сбил шахматную доску.
Гарри не прекращал приносить извинения, пробираясь, чтобы встретить Слизеринцев в середине гостиной. Они остановились на расстоянии приблизительно пяти футов и только смотрели друг на друга. Наконец, Гарри смог выдавить.
- Привет, - справился он с языком.
Уголок рта Драко дернулся.
- Привет, - ответил он.
Гарри почувствовал, что теряет управление над маской взрослого человека, которую он надел три недели назад, когда потерял своего возлюбленного Драко. Он знал, что один не осторожный взгляд или одна слеза, и он схватит Драко Малфоя в объятия и никогда не разрешит ему уйти снова.
- Драко, мне так жаль …, - попробовал он.
Драко взял его за руку, и Гарри почувствовал боль, пронзающую сердце с каждым ударом.
- У меня были странные последние несколько недель, - начал мягко блондин. -Последние три, однако, были самыми плохими из всех, которые были в моей жизни. –
Гарри выглядел удрученным тем, что вызвал сложности для Драко.
- Я убегал от помощи, закрывшись в своем страхе. Я чувствовал себя так, словно не знал больше, кто я. Я не знал, что делать, чтобы все снова обрело смысл. - он слегка пожал плечами. - Я думал о том, как чувствовал себя ребенком здесь. О том, что я не был испуган, не сходил с ума. И я попробовал понять разницу между тем, кем я был тогда и кто я теперь. - глубокими глазами, полными замешательства и боли, он пристально смотрел на Гарри. - Единственное, что я смог придумать - ты. -
Гарри издал слабый стон и сильно сжал руки, чтобы удержаться и не обнять блондина.
- Ты защищал меня одним своим присутствием. Ты, казалось, излучал безопасность. Так или иначе, я знал, что независимо от того, было ли что-то не так или был ли я напуган, или даже, как чертовски плохо все должно было стать…, все, в чем я нуждался, чтобы успокоиться - это почувствовать твои руки обнимающие меня. - Драко криво улыбнулся.
- Я знаю, что мне больше не пять. Я знаю - большая часть того, что я чувствовал, вероятно, только детские воспоминания, которые я хотел иметь вместо тех, что у меня были …, но …, я ничего не могу сделать, я надеюсь … - его голос дрожал, и слезы скользили вниз по щеке.
Гарри чувствовал, что придвинулся ближе прежде, чем сам понял это и остановился.
- Надеялся, что возможно …, возможно это было не только потому, что я был глупым ребенком. Что возможно, если я скажу, что напуган, и ты обнимешь меня, и все снова будет хорошо. - слезы катились теперь быстрее, создавая сияющую серебряную полосу на бледной коже лица. - Я не знаю… Я теперь ничего уже не знаю. - его дыхание прервалось рыданием, и он взглянул в лицо Гарри, ища ответ. - Я только знаю, что напуган, Гарри, - прошептал он. - И я хочу, чтобы ты снова обнял меня.
Руки Гарри обняли Драко прежде, чем Слизеринец смог закончить предложение. Он нежно укачивал его, шепча слова утешения на ухо. Руки Драко скользнули вокруг талии Гарри и сильно сжались, когда рыдание сотрясло тонкое тело. Гарри переместил их на несколько шагов влево, и они сели на кушетку, которая была поспешно освобождена Гриффиндорцами, когда они увидели приближение Гарри.
Пока Гарри обнимал Драко, шепча обещания и успокаивающие слова в ухо, Гермиона встала и велела студентам уйти в свои спальни. Когда последний из Гриффиндорцев исчез, Гермиона обернулась к Грэгу и Винсу. Она устало улыбнулась им. Короткое объятие и она проводила их к портрету и поднялась наверх сама.
Она приостановилась, чтобы последний раз взглянуть на двух мальчиков, обнимающих друг друга на кушетке. Улыбка скользнула по ее губам, и она ушла наверх в свою комнату.
Драко, наконец, перестал рыдать, и даже дрожь, сотрясавшая его тело, прекратилась. Гарри все это время обнимал его, периодически целуя блондина в макушку. В конце концов, он взглянул на Гарри, который с любовью улыбнулся ему.
- Чувствуешь себя лучше, куколка? - прошептал он, думая, что даже с красными глазами и распухшими щеками Драко Малфой самый красивый человек, которого он когда-либо видел.
Драко слабо улыбнулся и кивнул, снова вернувшись в руки Гарри.
- Мне жаль, что я был таким ублюдком в последние несколько недель, - прошептал он.
Гарри снова поцеловал его в макушку.
- Все нормально. У тебя были дерьмовые недели. Ты, как ожидалось, не мог вести себя так, словно ничего не произошло. И так как мы сейчас извиняемся.., - он вздохнул, - Мне жаль, что я избил твоего отца. -
Драко с кривой улыбкой поднял взгляд. - Правда? -
Беспокойство мелькнуло на лице Гарри, а затем он вздохнул.
- Ох, хорошо. Нет, мне на самом деле не жаль, что я сделал это. Мне жаль только, что я испугал тебя. -
Блондин протянул руку и ласково коснулся ладони Гарри. На ней стали проявляться синяки, полученные при ударах, и опухоль.
- Ты не лечился? - спросил с любопытством Драко.
Гарри покачал головой.
- Я ненавижу, когда тебе причиняют боль из-за меня, - упрекнул Слизеринец.
Гарри снова покачал головой.
- Мне больно ЗА тебя, любимый. Никогда из-за тебя. Я оставил руки не вылеченными для себя. Напомнить себе, как близко я был сегодня к убийству человека. -
Драко вздрогнул.
- Они отправили бы тебя в Aзкабан, - он почти застонал.
- Возможно, - Гарри пожал плечами. - Но ублюдок был бы мертв. Он никогда снова не причинил бы тебе вреда. В целом, для меня это была бы оправданная жертва. -
- Жертва? – спросил Драко в замешательстве.
- Моя свобода за твою безопасность.
- Но у нас это есть и сейчас, - заспорил тот. - Ты свободен, и я знаю, что бы ни произошло, ты защитишь меня. -
Гарри нравилось доверие, сияющее в серых глазах. Он просто снова обнял Драко.
- Итак, - блондин счастливо вздохнул, - Куда мы отсюда двинемся? -
Гарри пожал плечами.
- Я не знаю. Все, что я знаю наверняка - я хочу идти вместе с тобой.
Драко дерзко взглянул на него.
- Даже до Луны? -
Гарри нежно поцеловал его. Это был их первый поцелуй в губы. Он почувствовал тепло и ответное желание Драко.
- До Луны, любимый. И назад. -

The end


"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"