Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Белая сова на снегу

Автор: donna Isadora
Бета:June 10
Рейтинг:G
Пейринг:СС/ГП
Жанр:Humor, Romance
Отказ:Все права на персонажи ГП принадлежат Дж. Роулинг.
Аннотация:Скрытые таланты иногда способны преподнести наши пороки в самом неожиданном свете.
Комментарии:Действие происходит после событий 6 книги.
Предупреждение:
1. Если вам слово "хокку" совсем ни о чем не говорит, возможно, этот фик вам не понравится.
2. Автор знает классические правила написания хокку, но не считает нужным их соблюдать, впрочем, как и Снейп.
Каталог:нет
Предупреждения:нет
Статус:Закончен
Выложен:2010-02-12 14:34:28 (последнее обновление: 2010.02.12 14:34:26)
  просмотреть/оставить комментарии
Посвящается Tarna


Гарри смотрел вниз, стоя на площадке в центре Астрономической башни. Он в который раз представил, как отсюда падает профессор Дамблдор. «Нет, нужно оставить эти мысли, иначе я совсем спячу, - Гарри развернулся и направился к лестнице. - Я уезжаю сегодня, значит, нужно попытаться узнать здесь все, что может хоть как-то помочь в поиске хоркруксов… и Снейпа. Да, его я хочу найти в первую очередь и…» Гарри оборвал свою мысль, слишком уж страшной она для него была. Он стал быстро спускаться вниз, лихорадочно соображая, где и что он сможет разузнать. «Снейповский кабинет! Вот, где мне надо побывать обязательно!» - Гарри словно осенило, и он бежал к подземельям, не разбирая дороги.

Добравшись до кабинета Снейпа, он обнаружил закрытую дверь. Нечто подобного, конечно, следовало ожидать, но все-таки это препятствие образовалось чертовски не вовремя! Разумеется, «Аллохомора» не сработала. Тут был либо пароль, либо какое-то совсем другое заклинание. Гарри в ярости пнул дубовую дверь, отчего она даже не шелохнулась. Опершись на нее обеими руками, он закрыл глаза от осознания собственного бессилия.

- Грязный предатель, - прошептал Гарри и… упал на каменный пол кабинета Снейпа, поскольку дверь молниеносно открылась. Чертыхаясь, Поттер поднялся на ноги, потирая ушибленные ладони. Кабинет казался странно пустым. Да, конечно, тут было полно зелий и книг, но в то же время, складывалось ощущение, что отсюда вынесли половину вещей.

Он пробежался глазами по полкам: из зелий тут были Универсальное противоядие, Бальзам, заживляющий все раны, и три флакона Феликс Фелитис, которые мгновенно перекочевали в карманы мантии Гарри Поттера. Книги его мало заинтересовали, хотя он заметил среди них «Невербальные заклинания для несправляющихся» и «Руководство по поиску кладов и спрятанных магических вещей».

- Что, собственно, я хотел здесь найти? Руководство по поиску и убийству Северуса Снейпа? – Гарри пнул кресло, стоящее рядом с письменным столом. Тот был пуст, не считая пучка гусиных и совиных перьев, торчащих из черного канцелярского стакана. Гарри выдвинул единственный ящик в столе и обнаружил там лишь маленькую тетрадь с изображением белой совы на обложке. Внутри он обнаружил лишь чистые листы. Пролистав тетрадь, Гарри, было, хотел бросить ее обратно, но тут на страницах начали появляться записи. Почерк преподавателя зельеварения Гарри теперь уже узнал бы везде. В этой тетради писал взрослый Снейп. Угловатые буквы в строчках, сгруппированных по три. «Похоже на какие-то странные стихи», - подумал Гарри и стал вчитываться в написанное.


Зима ли, лето –
В темнице школьной
Мерзну круглый год

Опять багульник
Слишком молодой –
Для зелья не годится

Этими непонятными трехстишьями была исписана почти вся тетрадь, и лишь изредка попадались странные комментарии вроде «Придя от Т.Л.» или «После двух пар у Хаффлпаффа».

Не скроешь от меня,
Чего боится
Сломанная душа твоя

Усердием своим
Заслужить способны
Лишь «У» трудяги

«Может, это пароли такие? Но к чему?» - подумал Гарри и продолжил чтение.

И снова багульник
Сырым принесли
Из теплицы

(Полпервого ночи на Хэллоуин)
Не спится кому-то,
Девичий смех в пустоте
Ночных коридоров

(Чуть погодя)
Баллы сниму я
С кого-то сейчас
И брому кину в компот

Дрожит ива,
Иней с веток стрясая.
На зельях класс дрожит

«Это уж точно», - подумал Гарри, вспомнив уроки зельеварения со Снейпом.

Весны не дождется
Этот подснежник –
В любовное зелье его

«Спаси Мерлин того, кому он его варил», - пронеслось в голове у Гарри. Не отрываясь от тетради, он сел в снейповское кресло, оказавшееся на редкость удобным. «Черт знает что, но интересно», - подумал Гарри.

Опять обнаружив
Ошибку в рецепте,
Авадой грожу зельевару

Я руки готов
Оторвать домовенку,
Принесшему этот багульник

(вернувшись от пр. Д.)
Вновь промолчал,
Скрипят лишь на зубах
Лимонные дольки

Гарри вспомнил, как его самого не раз ими угощал директор, и в ярости пролистал несколько страниц, чуть было их не разорвав.

Нигде мне нет покоя,
Как раненый дракон,
Мечусь по подземелью.

О, жизнь моя,
Как Берти Ботс конфета –
Ушная сера да шпинат

«Ты у меня еще со вкусом собственной крови их нажрешься, предатель!» - мстительно подумал Гарри.

Грустят змееныши мои:
Ревенкловцам
Бездарно продули

«И гриффиндорцам тоже!» – злорадно вскликнул Гарри.

Опять в глазах твоих
Ненависть. Смирился я,
И все же, все же…

Приснился вновь
Зеленоглазый монстр,
Живущий в сердце моем.

«Василиск что ли?» - подумал Гарри, отчего-то еще больше разозлившись.

В Хогсмит побежали
Стайкой гиппогрифов
Третьекурсники

То ли Спраут дура,
То ли это проклятье мое.
Снова багульник сырой

За что ты так
Презираешь меня,
Сердца моего тайна?

«Ха, он думает, что у него есть сердце! Интересно, кому так повезло: быть его тайной?!» - воскликнул Гарри с презрением.

Ни тени догадки,
Что люблю его страстно.
Всегда был тупым

«Его? Его?!» - Гарри вскочил с кресла, закрыв тетрадку. Новая волна ненависти к Снейпу накрыла его. «Извращенец!» - он даже странно порадовался, что нашел для предателя очередной гадкий эпитет. Снова усевшись в кресло, Гарри стал выискивать в снейповских виршах новые доказательства его извращенности и предательства, мельком проглядывая те трехстишья, где шла речь о зельях и школьной жизни.

(вернувшись от Д.)
Так печальны эти
Маргаритки, пока ждут
Гибели в котле

Не спрячет под снегом
Печаль мою
Последнее рождество

(вернувшись от Т.Л.)
Будь проклят тот день,
Когда руки моей коснулась
Палочка твоя

Словно загнанный
Кентавр, пришел я сегодня
В печальную келью свою

И даже в любви
Не найдет утешения
Сердце слизеринца

Гарри ничего не понял, отчего разозлился еще больше.

Не отзовется
Печаль моя никогда
В сердце твоем

(после урока ЗОТИ с Гриффиндором)
Опозорил меня
Глупой выходкой своей,
Ранил как ножом

В душе у Гарри зашевелились смутные и ужасно неприятные подозрения.

Совы утренние
Рождественскую почту
Не мне принесли

Опять остаешься
На каникулы в школе,
Как некогда я

Не надо подарков,
Лишь взгляни без презренья,
Гарри, на меня

Гарри показалось, что его огрели по голове чем-то тяжелым. Сердце забилось с бешеной силой. «Гарри?! Это… это он про меня все пишет?! Урод!» - задыхаясь от злости и возмущения, он поднес тетрадь совсем близко к глазам, словно так можно было бы обнаружить что-то скрытое.

Хоть очки носишь,
А моя любовь для тебя,
Как белая сова на снегу

Гарри охватил первобытный ужас, как ошпаренный он выбежал из комнаты, смяв и отбросив тетрадь на каменный пол кабинета Снейпа. Тетрадка развернулась на последней странице, показав лишь одно трехстишье.

Эти строки читаешь –
Кривятся губы твои,
Лишь желаннее становясь

Спустя минуту строчки стали бледнеть, а потом и вовсе исчезли, но этого уже никто не увидел.

"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"