Убийство на поле для квиддича

Автор: Чакра
Бета:Веста
Рейтинг:G
Пейринг:CC/ГГ
Жанр:Action/ Adventure, Detective, Romance
Отказ:написано без корыстных побуждений получить выгоду от персонажей г-жи Дж. К. Роулинг и некоторых идей г-жи А. Кристи. Искренне надеюсь, что ранее упомянутая, г-жа Кристи не очень рассердится на совершенно наглое использование одного ее творения...

Цикл:По мотивам работ А. Кристи [1]
Аннотация:Профессору Снейпу, приходит письмо от Сириуса Блэка с просьбой о помощи. В тот же день Сириуса убивают. Сможет ли профессор разгадать тайну смерти Блэка с помощью своего ассистента Драко Мафлоя?
Комментарии:test
Каталог:Литературные обработки. Пародии
Предупреждения:нет
Статус:Закончен
Выложен:0000-00-00 00:00:00
  просмотреть/оставить комментарии


Глава 1. В которой мы знакомимся с главными действующими лицами, которых случайно столкнула судьба в одном купе «Хогварц-экспресса».

Есть один старый анекдот о молодом писателе, который, желая привлечь внимание редакторов, начал свой рассказ оригинальной фразой: «Черт побери! - вскричала герцогиня».

Как ни странно, мой рассказ начинается так же. Только дама, произнесшая эту фразу, не была герцогиней!

Шли первые дни июля. Я закончил дела в Лондоне и возвращался утренним поездом в Хогсмед, где во время летних каникул проживал в небольшом домике со своим ассистентом Драко Мафлоем.

«Хогварц-экспресс» был необычно пуст - фактически со мной в купе находился еще только один пассажир. Мой отъезд из «Дырявого котла» был несколько поспешным, и я занимался проверкой вещей, когда поезд тронулся. До этого момента я лишь мельком заметил свою попутчицу, но она внезапно напомнила о своем существовании самым неожиданным образом. Вскочив с места, она опустила оконную раму и высунула голову наружу, но тут же убрала, громко воскликнув: «Черт побери!»

Ну, мои взгляды старомодны. Я считаю, что женщина должна быть женственной. У меня не хватает терпения смотреть на современных неврастеничных девиц, которые танцуют с утра до вечера, курят, как паровозные трубы, и употребляют слова, которые заставили бы покраснеть торговку кровью дракона из Дрянналлеи!

Слегка нахмурившись, я поднял глаза на хорошенькое, задорное личико, которое было обрамлено очаровательной копной каштановых кучерявых волос. Я подумал, что видел эту девушку раньше, но не мог вспомнить где и при каких обстоятельствах. На вид ей было немногим больше двадцати.

Она встретила мой взгляд нисколько не смутившись и сделала выразительную гримасу.

- О Мерлин, профессор возмущен моим поведением! - произнесла она, обращаясь как бы к публике.- Я прошу извинения за свои выражения! Это, конечно, неженственно, но, честное слово, у меня есть достаточно причин для этого! Знаете ли вы, что я разминулась со своей лучшей подругой?

- Неужели? - ответил я холодно.- Какое несчастье!

- Он осуждает! – живо воскликнула девица.- Он осуждает и мою подругу тоже! Вы совсем не изменились, профессор! Та же язвительность и презрение!

Тогда я узнал ее.

Я открыл было рот, но она опередила меня.

- Ничего больше не говорите! Меня никто не любит! Я удаляюсь в Запретный лес и буду питаться клобкопухами! Я убита!

Она спряталась за большим журналом «Алхимия сегодня: факты, мифы и реальность». Через минуту-две я заметил ее глаза, которые потихоньку рассматривали меня поверх журнала. Я вопросительно приподнял бровь. Она тут же отбросила журнал и весело рассмеялась.

- Я знала, что вы не такой уж болван, каким кажетесь,- произнесла она.

Ее смех был таким заразительным, что я с трудом сдержался, чтобы не улыбнуться в ответ, хотя мне едва ли могло понравиться слово «болван». Поведение девушки безусловно было как раз таким, которого я терпеть не мог, но это не значило, что я должен был представлять себя в смешном свете. Я решил проявлять снисходительность.

- Спасибо за комплимент, мисс Грэнджер. Такой лестной оценки я давно не слышал. Обычно меня называют сальным ублюдком или мерзким вампиром.

Самая непостижимая из всех девиц нахмурилась.

- Прекратите. Я предпочитаю открытое неодобрение. Ведь ваше лицо говорит: «Она не нашего круга». Чистота крови и всякое такое... Неужели даже после смерти Вольдеморта вы придаете такое значение разделению людей на грязнокровок и чистокровок? Мне-то все равно, за столько лет общения с Драко Мафлоем я уже привыкла, что люди тычут мне в спину пальцем и шепчут: «Вот идет грязнокровка Грэнджер!» Но обществу еще могут пригодиться несколько таких, как вы. Я просто ненавижу нахалов. Они меня выводят из себя, - она выразительно потрясла головой.

- Как же вы выглядите, когда сердитесь? - спросил я, .

- Нормальным чертенком! Мне становится все равно, что я говорю или делаю! Я однажды чуть не убила вашего дорогого Драко! Ей-богу. Но он заслужил это, между прочим. Во мне итальянская кровь. Я когда-нибудь попаду в беду из-за этого.

- Ну, тогда уж не сердитесь хоть на меня сейчас,- произнес я. – Мне вовсе не хочется провести остаток пути до Хогсмеда в виде хорька.

Я прекрасно помнил, как на седьмом курсе мисс Грэнджер повторила подвиг Аластора Хмури и превратила Драко Мафлоя в серебряного хорька во второй раз. Только обратно превращать его пришлось уже мне. Через неделю. Бедный мальчик семь дней бегал по замку, прячась от миссис Норрис, которая неожиданно воспылала к нему светлыми чувствами. Когда он смог добраться до моих подземелий, то был истощен как физически, так и морально. Вспомнив его безумный взгляд после превращения, я невольно вздрогнул. Это не скрылось от моей попутчицы. Она улыбнулась.

- И как он чувствует себя сейчас? Он ведь ваш ассистент, если я не ошибаюсь?

- Должен заметить, мисс Грэнджер, вы как всегда правы. Когда я видел его на прошлой неделе в последний раз, с ним было все в порядке.

- Святой Мерлин, в кои-то века я услышала похвалу из уст грозного профессора Зельеделья. Этот день войдет в историю, как день, когда профессор Снейп похвалил Гриффиндорку! Вы в Дырявом котле случайно не встретили директора Дамблдора? – задорные искорки мелькнули у нее в глазах.

- Причем тут господин директор? – непонимающе переспросил я.

- Как, неужели вы не знаете, что его лимонные дольки содержат глюканат доброты?

Я всегда подозревал директора в чем-то подобном. Но ради всех святых, откуда мисс Всезнайка узнала об этом?!

- Я заподозрила его в этом после выпускного бала, - как бы отвечая на мой незаданный вопрос продолжила нахальная девица. – Он угостил меня конфетой, и мне через несколько минут захотелось подойти к мистеру Краббе, обнять его и поцеловать в лоб.

- Поверьте, мисс Грэнджер, мне сейчас меньше всего на свете хочется видеть вас в своих объятиях.

- Охотно верю, - она дерзко улыбнулась, на секунду задумалась, мило нахмурив лобик, а потом спросила. – А чем вы занимаетесь на каникулах?

- Пишу докторскую диссертацию.

- И можно ли полюбопытствовать на какую тему?

- «Обнаружение ядов класса С в теле человека»

Глаза моей спутницы раскрылись от изумления.

- Не может быть! Значит вы были тем экспертом, которого пригласили авроры Министерства правопорядка для раскрытия убийства в Эдинбурге.

Я кивнул.

- Как же это интересно, правда? Я обожаю преступления. Я пересмотрела все магловские детективные фильмы. А когда бывает сообщение об убийстве, я просто проглатываю газеты.

Я коротко обрисован дело, закончив его описанием победной и неожиданной развязки. Девушка слушала, как зачарованная. Фактически мы были так поглощены разговором, что не заметили, как поезд прибыл в Хогсмед.

- Боже мой! - воскликнула спутница.- Где моя пудреница?

Девица принялась щедро пудриться, потом намазала губы помадой, обозревая полученный эффект в маленькое зеркальце. Она одобрительно улыбнулась и убрала его вместе с карманным несессером в сумочку.

- Теперь лучше! Следить за своей наружностью - такая волынка! Но если девушка себя уважает, она не должна распускаться.

Я подозвал двоих носильщиков, и мы вышли на перрон. Спутница протянула мне руку.

- До свиданья, профессор, я обещаю, что буду следить за своими выражениями в будущем. Было приятно увидеть вас после стольких лет.

- Всего хорошего, мисс Грэнджер, - я склонил голову и направился к выходу с перрона.

Признаться, я мало верил в то, что мне придется встретиться с Гермионой Грэнджер снова.



Глава 2. В которой старый враг обращается за помощью, а молодой друг влюбляется.

На следующий день ровно в 9.00 утра я вошел в столовую, намереваясь позавтракать. Мой ассистент Драко Мафлой, по утрам любящий поспать подольше, еще не спускался. Но только я начал очищать скорлупу со второго яйца, как увидел сонного коллегу, медленно бредущего по лестнице.

Увидев меня, он пробормотал, что-то похожее на «Доброе утро» . Только выпив кружку черного кофе без сахара Драко был способен вести беседу за завтраком. Должен заметить, что после смерти родителей от руки авроров, молодой человек очень изменился. Его дерзкий характер сменился тихой замкнутостью. Я был его крестным и, помня некоторые обязательства перед покойными родителями мальчика, предложил ему работать со мной в качестве ассистента. Должен заметить, что у него был талант к изготовлению зелий.

- Ты никогда не догадаешься, кого я встретил в поезде вчера днем на пути из Лондона.

- Куда уж мне, профессор, - вздохнул Мафлой. – Загадки это по вашей части.

- Твою давнюю знакомую, мисс Грэнджер, - я с легкой улыбкой наблюдал как он дернулся, подозрительно оглядываясь, как бы проверяя не стоит ли упомянутая мисс у него за спиной. – Ты случайно не знаешь, чем она стала заниматься после школы?

Драко осторожно заметил, что многочасовая поездка в такой компании может быть квалифицирована как «ужасная».

- На сколько мне известно, - добавил он после некого раздумья, - она вместе с мисс Уизли держит небольшой магазин женской парфюмерии на Диагон-аллее. Никогда не подумал бы, что лучшая ученица Хогварца станет продавать духи.

Он попытался переменить тему разговора, указав на принесенную совами почту.

- Пришло ли что-нибудь интересное?

Я неудовлетворенно покачал головой.

- Я еще не просматривал письма, но ничего интересного в наши дни не поступает. Упивающихся смертью, у которых были свои особые методы, более не существует. Дела, которыми я занимался последнее время, сверхбанальны. Честное слово, я дошел до того, что проверяю мужей ревнивых дамочек на предмет измены. Последним преступлением, которое представляло хоть какой-то интерес, было то маленькое запутанное дело с использованием яда горечавки красноперстной. А было оно сколько месяцев назад, мой мальчик?

Драко горестно вздохнул.

- Не унывайте, профессор, счастье вам улыбнется. Распечатывайте ваши письма. Кто знает, может быть, на горизонте маячит великое дело.

Я усмехнулся и, взяв аккуратный ножичек для вскрытия конвертов в виде серебристой змейки, разрезал несколько из них, лежавших возле меня на столе.

- Счет. Еще один счет. Это значит, что я становлюсь транжиром в мои преклонные годы. А это записка от Люпина.

- Да? – Драко встрепенулся:: аврор старшего ранга Ремус Люпин иногда подключал нас к интересным делам.

- Он всего-навсего благодарит меня за небольшой совет по делу Лестрангов, направивший его на верный путь. Я рад был ему помочь.

- А в каких выражениях он вас благодарит? - полюбопытствовал юноша, хорошо зная Люпина.

- Он любезно пишет, что для слизеринца я еще парень что надо и что он был рад возможности подключить меня к этому делу.

Это было так типично для Люпина, что я не удержался и усмехнулся. Драко забрал у меня стопку писем и стал сам перебирать корреспонденцию.

- Предложение прочитать лекцию по приворотным зельям нашим дамам из клуба «Кому за 30». Миссис Фадж будет благодарна, если вы посетите ее. Без сомнения, нашелся еще одни наследник! И теперь последнее письмо... Ах!

Я насторожился, услышав это восклицание. Драко внимательно читал. Через минуту он швырнул листок мне.

- Это выходит за рамки обычного, профессор. Прочтите сами.

Письмо было написано на бумаге иностранного образца, твердым, характерным почерком:

Вилла «Белый гипокриф», Хогсмед

Уважаемый сэр!

Я нуждаюсь в услугах специалиста по ядам, но по причинам, которые сообщу позднее, не хочу обращаться официально к аврорам. Я не хочу доверять подробности дела почте, но из-за тайны, которую знаю, моя жизнь каждый день подвергается смертельной опасности. Убежден, что опасность серьезна, и поэтому умоляю не терять времени и посетить меня как можно скорее. Буду крайне обязан, если Вы откажетесь от всех дел, которые сейчас ведете, и посвятите себя полностью моим интересам. Готов заплатить любую необходимую сумму за Ваши услуги. Я буду в них нуждаться в течение значительного отрезка времени, поскольку, быть может, Вам придется поехать в Сантьяго, где я жил несколько лет. Повторяю, я готов заплатить любую сумму, которую Вы назовете.

Заверяю Вас еще раз, что вопрос не терпит отлагательства.
Уважающий Вас С. Блэк

Ниже подписи была поспешно нацарапана почти неразборчивая фраза: «Снейп, Мерлина ради, забудем старые размолвки, приезжайте!»

Я вернул письмо Драко.

- Неужели Блэк забыл о своих претензиях к вам! - воскликнул он.- Здесь есть что-то явно необыкновенное.

- Да, в самом деле,- произнес я монотонно.

- Вы, конечно, не поедете,- продолжал он.

Я кивнул, глубоко задумавшись, потом взглянул на часы, перевел взгляд на пачку счетов, пылившуюся в углу и перечитал письмо еще один раз.

- Хотя, если есть возможность разорить Блэка, почему бы ее не использовать.

- Не стоит быть таким оптимистом, профессор. Богатый человек не так легко расстается со своими деньгами. Я видел однажды, как известный миллионер выгнал из Ночного рыцаря всех пассажиров, чтобы найти оброненные им полнута.

Я кивнул в знак согласия.

- Во всяком случае,- продолжил я,- здесь меня привлекают не только деньги. Приятно иметь возможность утереть нос этому псу. Но меня заинтересовало нечто странное в этом деле. Вы заметили постскриптум? Какое он произвел на вас впечатление?

Подумав, Драко ответил:

- Ясно, что он писал, пытаясь сдерживаться, но под конец не выдержал и под влиянием чувств нацарапал эту отчаянную фразу.

Я отрицательно покачал головой.

- Ты ошибаешься, мой мальчик. Разве ты не видишь, что в то время как подпись сделана черными чернилами, постскриптум - совсем бледными?

- Ну и что? - спросил он с удивлением.

- Мерлин, Драко, пошевели хоть немножко мозгами! Разве не очевидно? Блэк написал письмо, не промокая его, и тщательно перечитал содержание. Затем не под влиянием мгновенного чувства, а намеренно добавил эти последние слова и промокнул их.

- Но зачем он их написал?

- Черт возьми! Да затем, чтобы это произвело на меня такое же впечатление, какое произвело на тебя.

- Не понимаю...

- Короче говоря, чтобы заручиться моим приездом! Гриффиндорец, просящий помощи у слизеринца! Мир должен перевернуться с ног на голову, чтобы Блэк, именно Блэк, не Люпин или Поттер, попросил у меня помощи! Итак, поскольку постскриптум был добавлен не под влиянием мгновенного чувства, а сознательно и хладнокровно, безотлагательность этого дела совершенно очевидна и мы должны приехать к Блэку как можно скорее.

- Вилла «Белый гипокриф»,- задумчиво прошептал Драко.- Мне кажется, я слышал о ней.

Я кивнул.

- Это тихое местечко, но шикарное! Оно находится приблизительно на полдороги между Хогсмедом и Хогварцем. Можем пойти туда. Сегодня чудесная погода и прогулка не займет больше часу.

- Но, профессор, откуда у него столько денег? Ведь он много лет провел в Азкабане!

- Я, право, знаю о Блэке очень мало: он почти не занимается общественными делами. Я думаю, что у него в Гринготсе крупные капиталовложения и что он провел некую часть своей жизни в Аргентине. Подробности мы явно услышим от него самого. Давайте пойдем укладываться. Захватим по небольшому чемоданчику с необходимыми зельями.

- А как же миссис Фадж? - спросил Драко с ухмылкой.

- Не стоит обращать внимания! Ее дело, безусловно, неинтересно.

- Почему вы в этом так уверены?

- Потому что иначе она бы приехала сама, а не написала. Женщины не умеют ждать, запомни это, Драко!

В 11 часов мы вышли из дома и направились в сторону Хогсмеда .

- До Сантьяго мы тоже пойдем пешком? - через некоторое время спросил мой ассистент.

- Что за идея! Не думаешь ли ты, что я поеду в Сантьяго?

- Блэк сделал такое предположение в своем письме.

- Он не знал о методах Северуса Снейпа! Я не аппарирую туда и сюда, совершая путешествия и изнуряя себя. Моя работа производится внутри - здесь, - я выразительно постучал себя по лбу.

Как обычно, этот жест разбудил в Драко спорщика.

- Все это очень хорошо, профессор, но мне кажется, что вы впадаете в крайность, презирая некоторые улики. Prior Incantato иногда приводило к аресту и опознанию убийцы.

- И, без сомнения, привело в Азкабан не одного невинного человека,- заметил я сухо.

- Но определение последнего заклинания, выполненного волшебной палочкой является очень важным!

- Несомненно, я никогда и не считал иначе. Наблюдательный человек, хороший аврор, безусловно, полезны! Но такие, как Северус Снейп, выше авроров! Авроры собирают факты, а моя роль - разгадать преступление методом логической дедукции, правильно восстановить цепь событий, увязав их с уликами. Но превыше всего - понять психологию преступника. Ты охотился когда-нибудь на мантикор?

- Ну, охотился в прошлом,- сказал он, несколько удивленный внезапной переменой темы.- А что?

- Сейчас поясню. Вы использовали гипокрифов при охоте на мантикору?

- Да, конечно.

- Но при этом,- я погрозил юноше пальцем,- вы же не слезали с метел, и не бежали по следу, уткнувшись носом в землю, и не кричали «кшр, кшр»?

Драко рассмеялся.

- Вот так, я предоставляю черновую работу гипокрифам. А ты хочешь, чтобы я, Северус Снейп, выставлял себя в смешном виде, махая чужой палочкой с целью выявления последних заклинаний. А вдруг там боггарт попадется? Приходит время, мой мальчик, когда начинаешь ценить душевный покой и внутреннее равновесие, а не постоянное ожидание, что на тебя выпрыгнут из-за угла.

Некоторое время мы шли молча. Потом Драко начал насвистывать какую-то магловскую песенку, что свидетельствовало о его хорошем настроении.

- Эта прогулка обещает быть приятной, - заметил он через некоторое время.

- Для тебя - да. А мне предстоит поработать. О прелестях прогулки поговорим в конце нашего путешествия.

- Ба!- мечтательно продолжил Драко.- Вы все раскроете, обеспечите безопасность Блэку, выследите злодеев, сдерете с него приличный куш и все закончится в сиянии славы!

- Ты слишком оптимистичен, мой мальчик.

- Да, я абсолютно уверен в успехе. Разве не вы являетесь непревзойденным Северусом Снейпом?

Но я не попался на эту удочку и серьезно посмотрел на своего спутника.

- У тебя настроение, которое магглы называют «фей», Драко. Оно предшествует катастрофе.

- Чепуха, сэр. Жаль, что вы не разделяете моих чувств.

- Напротив, я чувствую страх.

- Чего же вы боитесь?

- Я не знаю. Но у меня предчувствие какой-то беды, - я говорил так серьезно, что и Драко поддался моему настроению. - У меня такое ощущение, что это будет сложное дело, длинная, темная история, которую не легко будет распутать.

Драко бы продолжил расспросы, но в этот момент мы подошли к трактиру «Три метлы» и немного притормозили, чтобы спросить у прохожего дорогу к вилле «Белый гипокриф».

- Идите прямо, сэр, через город. Вилла «Белый гипокриф» находится приблизительно в полумиле за поселком. Вы ее не пройдете. Большая такая, рядом с полем для квиддича,- ответил он.

Пока мы говорили, калитка у домика распахнулась, и из нее вышла молодая девушка. Драко замер и смотрел как зачарованный на девушку, которая, положив руку на калитку, наблюдала за нами. Он был поклонником красоты, а здесь была такая красавица, мимо которой никто бы не прошел равнодушно. Высокая, стройная, с восточными чертами лица словно молодая богиня, с черными длинными волосами, блестевшими на солнце.

Когда мы стали удаляться по проселочной дороге, Драко невольно оглянулся.

- Клянусь Юпитером, профессор,- воскликнул он,- вам стоит обратить внимание на эту молодую богиню!

Я поднял бровь.

- Начинается,- пробормотал я.- Вы уже нашли богиню!

- А разве я не прав, черт возьми?

- Возможно, но я не заметил в мисс Ченг ничего божественного.

- Не может быть, чтобы вы не заметили!

- Мой мальчик, двое людей редко видят одно и то же. Ты, например, увидел богиню. А я...- я помедлил.

- Что?

- Я увидел только девушку с тревожными глазами,- сказал я серьезно.

В этот момент мы подошли к большим зеленым воротам, и у нас одновременно вырвалось восклицание. Возле ворот стоял дюжий аврор. Он поднял руку, преграждая нам дорогу.

- Проход запрещен, сэр!

- Но мы бы хотели видеть мистера Блэка,- заявил я.- У нас назначена встреча. Ведь это его вилла?

- Да, сэр, но... – я невольно наклонился вперед.

- Но что?..

- Мистер Блэк убит сегодня утром.



Глава 3. В которой главные герои осматриваются на месте преступления, и на сцену выходит подозрительная юная леди.

В тоже мгновение я схватил аврора за плечо.

- Что вы такое говорите? Убит? Когда? Как?

Аврор нахмурился.

- Я понимаю,- немного подумав, я решил попробовать с другой стороны.- Комиссар безусловно в доме?

- Да, сэр.

Я достал визитную карточку и нацарапал на ней несколько слов.

- Вот! Будьте так добры, позаботьтесь, чтобы это немедленно передали комиссару.

Аврор взял карточку, внимательно рассмотрел, затем нажал на воротах кнопку звонка. Через несколько секунд появился второй аврор, которому он передал мою просьбу. Прошло еще некоторое время, прежде чем показался рыжеволосый молодой человек. Он нехотя шел к воротам. Аврор отсалютовал ему и отступил в сторону.

- Профессор,- с упавшей интонацией и глубоким вздохом произнес пришедший,- я так рад вас видеть!

- А я-то как рад, мистер Уизли – не пересказать! Надеюсь моего спутника представлять вам не надо?

- Куда уж там, - пробурчал комиссар.

Рональд Уизли и Драко Мафлой обменялись презрительными улыбками, а затем Уизли вновь повернулся к мне

- И вы говорите, что можете предоставить информацию, которая, возможно, нам поможет?

- Не исключено. Вы знаете, что меня сюда вызвали?

- Нет. И кто же вас вызвал?

- Покойник. Похоже, что он знал о готовившемся покушении на его жизнь. К сожалению, он обратился ко мне слишком поздно.

- Черт побери! - воскликнул юноша.- Выходит, что Сириус предвидел свое собственное убийство? Это значительно меняет наши предположения! Но давайте зайдем в дом.

Он распахнул калитку, и мы двинулись по направлению к дому. Уизли продолжал говорить:

- Я только что закончил осмотр места преступления и готовился к опросу свидетелей.

- Когда было совершено преступление?

- Тело обнаружили сегодня утром около 9 часов. Показания мадам Пинс-Блэк и заключение мадам Помфри указывают, что смерть, очевидно, наступила около 2 часов ночи. Входите, прошу вас.

Мы подошли к парадному входу на виллу. В холле сидел еще один полицейский. Он поднялся, увидев комиссара.

- Очень странно,- продолжил Уизли. - У вас письмо с собой, сэр?

Я протянул письмо, и комиссар прочел его.

- М-да. Он говорит о тайне. Какая жалость, что он не написал подробнее. Мы вам очень обязаны, профессор. Я надеюсь, что вы удостоите нас своей помощью в расследовании этого дела, - Уизли кисло улыбнулся, но продолжил. - Профессор Люпин очень хорошо отзывался о вас в своем прошлом письме ко мне.

- Да, мистер Уизли, я предпочитаю остаться. Я не сумел прибыть вовремя, чтобы предотвратить смерть Блэка, но я считаю своим долгом отыскать убийцу.

Уизли усмехнулся

- Ваши чувства делают вам честь. Вы же ненавидите Блэка Мы ожидаем с минуты на минуту Аластора Хмури из главного управления в Лондоне, и я уверен, что вы поможете друг другу в расследовании. А пока, я надеюсь, вы не откажетесь присутствовать при опросе свидетелей? Едва ли мне надо говорить, что, если вам потребуется хоть какая-нибудь помощь, она будет предоставлена немедленно.

- Благодарю вас. Вы понимаете, что в данный момент я нахожусь в абсолютном неведении. Я не знаю ровным счетом ничего.

- Сегодня утром домовой эльф Тинки, спустившись вниз, чтобы начать уборку, увидела входную дверь открытой настежь. Испугавшись, что в доме могли побывать грабители, она заглянула в гостиную. Но, увидев, что серебро на месте, успокоилась и больше об этом не думала, решив, что, очевидно, ее хозяин поднялся рано и вышел прогуляться. Но когда она вошла к мадам Пинс-Блэк, чтобы, как всегда, разбудить ее, то, к своему ужасу, увидела ее связанной, с заткнутым ртом. В это же время было обнаружено уже остывшее тело мистера Блэка - он был убит ударом ножа в спину.

- Где?

- Вот это-то и есть одна из наиболее удивительных особенностей происшествия, профессор. Он лежал лицом вниз в свежевырытой яме.

- Что?

- Да. Яма была свежевырытой - всего в нескольких ярдах от границы участка виллы.

- И сколько времени он был мертв?

- Мадам Помфри осмотрела тело сегодня в 10 часов утра. Смерть, должно быть, наступила по крайней мере за 7 или, возможно, за 10 часов до этого.

- М-да, отсюда вытекает, что убийство совершено между полночью и тремя часами утра.

- Совершенно верно. Показания мадам Пинс-Блэк также подтверждают, что убийство произошло после 2 часов ночи. Смерть, видимо, была мгновенной и, естественно, насильственной, ибо такой удар нельзя нанести себе самому.

Я кивнул, и комиссар продолжал:

- Перепуганные эльфы поспешно освободили мадам Пинс-Блэк от веревок, которыми она была связана. Она ужасно слаба, почти без сознания от страха и боли, причиняемой путами. Мадам Пинс-Блэк показала, что двое мужчин в масках Упивающихся смертью вошли ночью в спальню, заткнули рот, связали ее и насильно увели мужа. Эльфы в это время спали. Когда трагическая весть стала известна мадам Пинс-Блэк, она тут же впала в тяжелое нервное состояние. Мадам Помфри немедленно прописал ей снотворное, и мы до сих пор не могли ее подробно допросить. Но, безусловно, она проснется более спокойной и сможет перенести напряжение, связанное с дознанием.

- А кто еще проживает в доме?

- Несколько домовых эльфов, мадам Пинс-Блэк и крестник покойного Гарри Поттер. Он сейчас в отъезде. Маршан!

Появился аврор.

- Приведите этого эльфа, Тинки!

Аврор козырнул и исчез. Через пару минут он вернулся, сопровождая испуганную Тинки, которая дрожала и боялась поднять глаза на комиссара.

- Тебя зовут Тинки?

- Да, сэр.

- Ты давно служишь мистеру Блэку?

- Три года сэр! Мистер Блэк был очень хорошим хозяином, он никогда не наказывал Тинки, всегда давал ей работу, и никогда не платил мне! – эльф зарыдала, упоминая хозяина, но потом шумно высморкалась в поношенного вида полотенце и с упреком посмотрела на комиссара.

- Тинки, по поводу этой входной двери. Кому полагалось запирать ее на ночь?

- Мне, сэр! Я всегда делала это сама.

- А прошлым вечером?

- Я заперла ее, как обычно.

- Ты в этом уверена?

- Клянусь своим полотенцем, сэр!

- В котором часу это было?

- Как обычно, в 10.30, сэр.

- А что делали в это время остальные обитатели виллы, они уже легли спать?

- Хозяйка удалилась в спальню немного раньше. Хозяин был в своем кабинете.

- Тогда, если кто-нибудь и отпер дверь позднее, то это должен был быть сам мистер Блэк?

Тинки пожала хрупкими плечами.

- Зачем бы ему это делать? Ведь грабители и убийцы так и, шныряют вокруг! Что вы! Хозяин не был дураком. Разве когда он выпускал эту даму... – эльф поняла, что проговорилась и рванулась к настольной лампе. Через несколько секунд послышались глухие удары ножки предмета интерьера о голову несчастного создания. – Плохая Тинки, плохая! – бормотала она

Я резко прервал ее истерику, отобрав лампу и встряхнув за хилые плечи:

- Какую даму? Кого ты имеешь в виду?

- Ну, даму, которая пришла к нему вечером.

- Так в тот вечер его посетила дама? – переспросил я, подняв бровь.

- Да, конечно, сэр. Она приходила много вечеров и до этого.

- А кто она? Ты ее знаешь?

- Это была мадам Росмерта.

Комиссар вскрикнул и подался вперед, не скрывая изумления.

- Мадам Росмерта, владелица трактира «Три метлы»?

- Я это и сказала, сэр. О, она очень красива и соблазнительна!

- Мадам Росмерта! - прошептал комиссар.- Немыслимо! Значит, мадам Росмерта и Сириус...- он деликатно замолчал.- А? Это была, безусловно, интимная связь.

- Я не знаю сэр, - прошептала Тинки - А что бы вы подумали? Хозяин был очень богатым, а мадам Росмерта, она бедная, живет так скромно со своей компаньонкой мисс Ченг, но одеваются обе шикарно. Уж наверняка мадам Росмерта - женщина с прошлым! Она уже не молодая, но будьте уверены! Я сама видела, как мужчины оборачиваются ей вслед, когда она идет по улице. Кроме того, они перестали экономить на мелочах, уж мы, эльфы все об этом знаем - Тинки покачала головой в знак непоколебимой уверенности в правоте своих слов.

Драко подался вперед и вступил в беседу

- А мадам Пинс-Блэк? - спросил он.- Как она воспринимала эту «дружбу»?

Тинки пожала плечами.

- Она всегда была такой дружелюбной, такой вежливой. Внешне казалось, что она ничего не подозревает. Но все же, я думаю, это было не так, ведь сердце не обманешь, сэр! День за днем я наблюдала, как мадам худеет и бледнеет. Она была уже не такой, какой приехала сюда месяц назад. Хозяин тоже изменился. У него были свои заботы. Он словно свихнулся...

- Хорошо, Тинки, можешь идти, - после некоторого раздумья произнес Уизли. – Ты очень помогла своему хозяину, уверен, он был бы доволен тобой.

Тинки еще раз всхлипнула и исчезла из комнаты.

Ее место заняла еще одна эльф – Пинки. Она была как две капли воды похожа не Тинки, их отличал только цвет полотенец, обернутых вокруг хилого тельца.

- Скажите, это ты впустила мадам Росмерту в дом вчера вечером?

- Не вчера вечером, сэр, а накануне вечером.

- Но Тинки только что сказала нам, что мадам Росмерта была здесь вчера вечером?

- Нет, сэр. Какая-то дама действительно приходила к хозяину вчера вечером, но это была не мадам Росмерта.

Удивленный Уизли засомневался, но эльф стояла на своем. Она прекрасно знает мадам Росмерту по внешности. А эта дама хотя тоже была брюнеткой, но ниже ростом и гораздо моложе. Ничто не могло заставить Пинки изменить свои показания.

- Видела ли ты эту даму когда-нибудь раньше?

- Никогда, сэр.




Глава 4. В которой появляются мышиные следы и орудие преступления.

Пинки вышла из комнаты. Уизли задумчиво барабанил пальцами по столу.

- Профессор,- сказал он наконец,- у нас получаются абсолютно разноречивые показания: кому мы должны верить - Тинки или Пинки?

- Я заметил это, мистер Уизли, - я не мог не съязвить по этому поводу. Умственные способности младшего отпрыска мужского пола семейства Уизли во время его обучения в Хогварце оставляли желать лучшего. Как он добился такого поста за такое короткое время остаётся для меня загадкой и по сей день. – Пинки. Ведь это она впустила посетительницу.

- Послушайте! - вскричал Уизли.- Я забыл показать вам вот это.

Он порылся в бумагах на столе и передал одну из них мне.

- Это письмо, профессор, мы обнаружили в кармане пальто убитого.

Я взял письмо и развернул его. Оно представляло собой потертый листок. На нем неуверенным почерком было написано:

«Мой драгоценный!

Почему ты так давно не пишешь? Ты все еще любишь меня, не правда ли? Твои письма последнее время так изменились, стали холодными и странными, а сейчас это продолжительное молчание... Я стала бояться. Что, если ты разлюбишь меня? Но это невозможно - какая я дурочка - всегда что-то выдумываю. А если ты действительно разлюбил меня, я не знаю, что сделаю, может, убью себя! Я не смогу жить без тебя. Иногда мне кажется, что между нами встала другая женщина. Пусть она побережется! И ты тоже! Я скорее убью тебя, чем дам ей завладеть тобой!

Но что это я, пишу несусветную чушь, ты меня любишь, и я тебя люблю. Да, люблю, люблю, люблю тебя!

Боготворящая тебя, Мышка»

- Кхм... Мышка, - я крепко сжал губы, чтобы не рассмеяться. Сомневаюсь, что мистер Уизли переживет вид смеющегося профессора Зельеделья. А его сведения могли мне еще пригодиться.

Ни адреса, ни даты на письме не было. Я протянул его обратно, сделав серьезное лицо.

- И каковы ваши предположения, комиссар?

Тот пожал плечами.

- Очевидно, Сириус был как-то связан с этой дамой... хм... Мышкой. Он приезжает сюда, встречает мадам Росмерту и затевает с ней флирт. Его чувства к... Мышке, - он произносит это имя твердым голосом, - остывают, и она тут же начинает что-то подозревать. В этом письме содержится явная угроза. Ревность! Тот факт, что Сириус был убит ударом в спину, ясно говорит о том, что это преступление было совершено женщиной.

Я кивнул.

- Удар в спину - да, но не вырытая же яма! Ведь это трудоемкая, тяжелая работа. Нет, не женщина копала эту могилу, Уизли. Это дело рук мужчины.

Комиссар возбужденно воскликнул:

- Да, да, вы правы! Я об этом не подумал.

Мы переглянулись с Драко многозначительным взглядом: «Не в первый раз...»

- Как я уже говорил,- продолжал Уизли,- на первый взгляд, преступление кажется простым, но появление неизвестных в масках Упивающихся и письмо Сириуса, полученное вами, усложняет дело. Здесь мы имеем совершенно различные обстоятельства без какой-либо связи между ними. Что касается письма, написанного вам, не думаете ли вы, что оно в какой-то мере связано с этой Мышкой и ее угрозами?

Я покачал головой.

- Едва ли. Такой человек, Блэк, который вел жизнь полную приключений в разных частях света, не стал бы просить защиты от женщины.

Комиссар выразительно закивал головой.

- Вы больше не нашли писем от этой Мышки среди вещей Блэка? - спросил я Уизли

- Нет. Конечно, первым долгом мы просмотрели все его личные документы в кабинете. Однако мы не нашли ничего интересного. Все оказалось в полном порядке, разные деловые бумаги. Единственно, что было из ряда вон выходящим, так это его завещание. Вот оно.

Он протянул мне документ.

- Так. 1000 галеонов, завещаны Ремусу Люпину. Все остальное остается его любимой жене Гортензии. Юридически все оформлено правильно. Заверено двумя свидетелями – эльфами Тинки и Пинки. Ничего необычного в этом нет.

- Может быть,- начал Уизли,- вы не заметили...

- Дату? – ухмыльнулся я.- Ну конечно, заметил. Две недели назад. Возможно, она указывает на время, когда Блэк впервые почувствовал опасность. Многие богатые люди умирают, не оставив завещания, так как не думают о возможности близкой кончины. Однако текст завещания говорит о большой привязанности и любви Блэка к супруге, несмотря на любовные интриги.

- Так-то оно так,- произнес Уизли с сомнением в голосе.- Но все это несколько несправедливо по отношению к Гарри – ведь он был его крестником, сыном лучшего друга!

- Значит Блэк решил, что Поттеру прекрасно хватит денег его родителей.

- Но он же любил Гарри!

- Значит разлюбил, - задумчиво произнес Драко, наблюдающий за происходящим с довольно отрешенным видом. Он сидел в кресле, положив скрещенные ноги на журнальный столик. Потом он резко поднялся и подошел к стоящему напротив креслу.

- Мне кажется, Блэк здесь принимал свою гостью вчера вечером.

- Как ты догадался? - спросил Уизли, насторожившись.

- А вот по этому, - он поднял двумя пальцами со спинки кожаного кресла длинный каштановый женский волос.

Какое-то воспоминание проскочило у меня в голове, но я быстро отогнал мысль, показавшуюся мне нелепой.

После разговора мы вышли через заднюю дверь и направились к небольшому сарайчику, прилегавшему к стене дома. Уизли достал из кармана волшебную палочку и отпер сарай.

- Тело находится здесь. Мы его перенесли с места преступления как раз перед вашим приходом, как только авроры закончили свою работу.

Он открыл дверь, и мы вошли внутрь. Убитый лежал на земле,- покрытый простыней. Комиссар быстрым жестом сдернул простыню. Блэк не сильно изменился с момента нашей последней встречи, только его темные волосы теперь обильно расцвечивала седина. Он был гладко выбрит, с длинным, тонким, похожим на клюв птицы, носом и довольно близко расположенными глазами. Губы приоткрылись, и виднелись сжатые зубы. Выражение крайнего изумления и ужаса застыло на посиневшем лице.

- По его лицу видно, что удар в спину нанесли неожиданно,- заметил я. - А где вы обнаружили оружие, которым совершено преступление?

- Оно было оставлено в ране.

Комиссар снял с полки большой стеклянный кувшин. В нем находилась палочка Блэка.

- Его закололи волшебной палочкой? – удивился Драко.

- Эту палочку убийца превратил в нож и заколол им Сириуса.

- Дайте подумать, Prior Incantato, кажется, вам не поможет... – моя почти добрая улыбка заставила комиссара поежится.

- Мы не нашли на ней даже никаких следов отпечатков пальцев,- заметил он сожалением.- Должно быть, убийца орудовал в перчатках. Она превратилась обратно, как только мы достали нож из раны.

- Я вижу, что на убитом под плащом только нижнее белье,- небрежно бросил Драко.

- Да, это тоже довольно любопытный факт.

Раздался негромкий хлопок и появилась Тинки. Она старалась не смотреть на мертвого хозяина и закрыла глаза ушами.

- Хозяйка говорит, что ей лучше и она может опознать тело.

- Это формальность – объяснил Уизли в ответ на мой удивленный взгляд: все присутствующие прекрасно знали Сириуса Блэка при жизни. Он вышел из сарая и через несколько минут вернулся с мадам Пинс-Блэк

- Добрый день профессор, мистер Мафлой, – женщина была бледна и немного дрожала.

- Вы уверены, мадам, что выдержите?

- Я сильная женщина, сэр. Я вынесу все, что от меня потребуется. Я готова это сделать сейчас же.

- О, завтра тоже будет еще не поздно. Уверяю вас...

- Я предпочитаю покончить с этим сразу, - на ее лице отразилось душевное горе.

Мы с Драко отошли в сторону, открывая ее взору тело покойного.

Прежде чем взглянуть на тело, она подняла руку к лицу.

- Минуту, сэр, сейчас я соберусь с духом, - Мадам Пинс-Блэк опустила руку и посмотрела на мертвого.

И тут удивительное самообладание, помогавшее ей держаться, оставило ее.

- Сириус! - закричала она.- Мой муж! О боже!

И, качнувшись вперед, она без сознания упала на землю.

В то же мгновение я оказался около нее: приподнял веко, пощупал пульс. Когда убедился, что она в самом деле в обмороке, отошел в сторону, наблюдая как Уизли транспортирует женщину в ее комнаты.




Глава 5. В которой чрезмерно любопытная девушка сует свой напудренный носик в грязные дела.

Когда стало ясно, что рыжеволосый комиссар не собирается возвращаться, мы с Драко решили самостоятельно осмотреть место преступления – окраину школьного поля для игры в квиддич. Но как только мы подошли к полю, Драко хлопнул себя ладонью по лбу воскликнул.

- Профессор, я совсем забыл. У меня была назначена встреча с мистером Бриггсом по поводу отравляющих кнедликов – кто-то повадился кормить ими его любимых клобкопухов. Будет неудобно заставлять пожилого человека переживать – погибло уже четыре животных. Вы не возражаете? – он вопросительно взглянул на меня.

- Иди, дальше я сам справлюсь, - сдается мне, что истинной причиной визита к мистеру Бриггсу были не странно дохнущие клобкопухи, а его старшая дочь... – Если соберусь идти к мадам Росмерте, передам от тебя привет мисс Ченг.

Щеки Драко немного порозовели, но он ничего не сказал, а отошел на несколько шагов и аппарировал.

Я подошел к самому краю поля. Кусты здесь были гораздо гуще, и я с большим трудом пролез через них. Наконец я выбрался на поле для квиддича, но так неожиданно и энергично, что налетел на молодую даму, которая стояла спиной к зарослям.

Нет ничего удивительного в том, что она приглушенно вскрикнула, я тоже издал восклицание изумления, поскольку это была моя попутчица с поезда

- Мисс Грэнджер?!!

Удивление было взаимным.

- Профессор?!

Молодая особа пришла в себя первой.

- Здрасте, я ваша тетя! - воскликнула она.- Что вы здесь делаете?

- Если на то пошло, то что здесь делаете вы? - отпарировал я.

- Когда я видела вас вчера, по вам не было похоже, что вы собираетесь носится из Хогсмеда в Хогварц как угорелый и сбивать ни в чем не повинных девушек.

Я сделал вид, что не услышал середины фразы.

- Кстати, как поживает ваша подруга? - спросил я. И был вознагражден белозубой улыбкой.

- Как любезно с вашей стороны спросить о ней! С ней все в порядке, благодарю вас.

- Она здесь, с вами?

- Джинни осталась в городе,- ответила девушка с достоинством. – Кто-то же должен присматривать за магазином пока я...

Она прикусила язык, поняв, что сказала лишнее.

- Пока вы что... мисс Гренджер? – я прислонился спиной к стоящему рядом дереву и сложил руки на груди.

- Вы так и не сказали зачем вы здесь находитесь! – она перешла в наступление.

Должен признаться, что в моменты гнева она выглядела очаровательно - пылающие огоньки в глазах, немного взлохмаченные каштановые волосы – она действительно походила на чертенка.

Стоп.

Я сказал каштановые волосы.

Появившаяся ранее мысль вернулась и выросла до нелепого предположения: я встречаю мисс Грэнджер в поезде, едущем до Хогсмеда. Вчера вечером к Сириусу Блэку приходит таинственная незнакомка с каштановыми волосами. После чего Блэка находят мертвым. «Нет, Северус, этого не может быть. В Хогсмеде полно молодых женщин с волосами того же цвета. Зачем Гермионе убивать Сириуса?.. Бред какой-то».

Очевидно этот мыслительный процесс отразился на моем лице. Девушка озабоченно подошла ко мне, встала на цыпочки и положила узкую прохладную ладошку мне на лоб.

- Профессор, - озабоченно спросила она. – С вами все в порядке? У вас такой горячий лоб.

Кхм... секунду назад он был холодным. После того, как девушка подошла поближе я почувствовал, что мое физическое состояние немного меняется. Меня опьянил аромат ее духов: мускат, сандал, еще Мерлин знает какие компоненты. Я осторожно перехватил ее небольшую, почти детскую ладошку и с некоторым внутренним сожалением опустил вниз, не надолго задержав ее руку в своей.

- Не беспокойтесь, мисс Грэнджер, со мной такое иногда бывает, - никогда такого со мной раньше не было, но тебе это вовсе на обязательно знать. – Отвечая на ваш вопрос: я здесь совершенно официально. Возможно, вы слышали о преступлении, совершенном здесь, на вилле «Белый гипокриф»?

Она уставилась на меня. Грудь ее вздымалась, а глаза сделались большими и круглыми. «О Мерлин!», - пробормотал мой внутренний голос, и я был вынужден отвести взгляд от девушки...

- Вы хотите сказать, что участвуете в расследовании?

Я кивнул. Не было никакого сомнения, что я удивил мисс Грэнджер. Ее чувства, когда она смотрела на меня, были слишком уж очевидны. В течение нескольких секунд она молчала. Потом воскликнула:

- Вот это интересно! Понесите меня туда на ручках. Я хочу видеть эти ужасы.

- Что вы хотите сказать? – я чуть ли не поперхнулся представив себе картину на которой мисс Грэнджер пересекает поле для квиддича на моих руках.

- То, что говорю. О, Мерлин, разве я не рассказывала вам, что души не чаю в преступлениях? Как вы думаете, почему я подвергаю опасности свои щиколотки, шагая в туфлях на высоких каблуках по этой глине? Я ведь рыскаю здесь уже несколько часов. Пыталась проникнуть в дом через парадный вход, так эта старая растяпа - аврор и слушать не захотел. Я думаю, что Елена Прекрасная, Клеопатра и Мария Стюарт - все в одном лице - не достигли бы с ним никаких результатов! Мне действительно ужасно повезло, что я встретила вас. Пойдемте, покажите мне все как полагается.

- Но постойте, подождите минутку, я не могу этого сделать. Никого внутрь не пускают. Кстати, вы знаете, кого нашли убитым?

- Нет, я только услышала, что кого-то убили. Возможно это кто-то из гостей Сириуса.

- А почему вы проявляете к этому делу такой большой интерес? И что конкретно вы хотели бы увидеть?

- О, абсолютно все! Место, где произошло убийство, оружие, мертвое тело, отпечатки пальцев и другие интересные вещи. Мне никогда раньше не случалось попадать в гущу событий, связанных с убийством. Этих впечатлений мне хватит на всю жизнь.

Такая кровожадность вызвала у меня легкий приступ тошноты. Я читал о толпах женщин, которые осаждают здания судов, когда судят какого-нибудь несчастного за преступление, наказуемое смертной казнью. Иногда я спрашивал себя, какими же должны быть эти женщины? Теперь я знаю. Они все похожи на мисс Грэнджер: молодые, охваченные жаждой нездоровых впечатлений, сенсаций, добытых любой ценой, потерявшие всякую скромность и благородные чувства. Это странное увлечение заинтересовало меня против собственной воли. И все же в глубине души я сохранял первое впечатление: хорошенькое личико, а за ним кровожадные мысли!

- Бросьте задаваться,- неожиданно сказала девица.- И не напускайте на себя важность.

- Да, но...

- А если бы вы были здесь на отдыхе, разве вы не стали бы интересоваться местными происшествиями, как я? Конечно, стали бы.

- Я - мужчина, а вы - женщина.

- Женщина в вашем представлении - это некто прыгающий на стул и вопящий при виде мыши? У вас доисторические понятия. Но вы все-таки проводите меня и покажете все, не правда ли? Это может иметь для меня большое значение.

«Мышь! Мышка...Боготворящая тебя Мышка» - эти слова всплыли в моей памяти. Я должен был проверить! Мне нужен был ее волос! Но не мог же я просто протянуть руку и вырвать один из них. Если мисс Грэнджер была хладнокровной убийцей, прячущейся под маской веселого чертенка, то моя палочка могла быть следующей на пути преобразования в нож... Если же не была, то не уверен, что она адекватно восприняла бы мой поступок.

- Что ж мисс Грэнджер, - я протянул девушке руку. – Раз мы выяснили истинные мотивы нашего с вами присутствия в данном месте, позвольте проводить вас на небольшую экскурсию.

Девушка радостно взвизгнула и стала похоже на ребенка, которому подарили целый мешок любимых конфет. Я только усмехнулся и покачал головой: «Чертенок, сущий чертенок!» Она оперлась на предложенную руку, а меня снова захлестнул восхитительный аромат ее духов – а девочка знает толк в зельеварении, такого насыщенного и в тоже время легкого букета мне не приходилось встречать никогда!

- Покажите мне место убийства, - она повернулась ко мне, улыбнулась и заглянула своими огромными глазами мне в глаза. Я не мог не улыбнуться ей в ответ: два огонька притягивали и завораживали.

- Пойдемте, это совсем не далеко, - я раздвинул кусты, и через несколько десятков шагов мы оказались перед небольшим заграждением, за которым и находилась злополучная яма.

Мисс Грэнджер выпустила мою руку и подошла поближе к яме. В следующую минуту я уже ринулся за ней в попытке удержать бесчувственно падающее тело. Я опоздал на долю секунды – Гермиона упала рядом с телом мужчины, из спины которого торчал темный нож...

Я выругался, не думая о том, что такие слова нехорошо произносить в присутствии девушки, даже если та и не могла слышать моих слов.

Вытащив ее из ямы и убедившись, что это всего лишь глубокий обморок, я вернулся к трупу. По поверхностному осмотру я понял, что человек мертв уже достаточно давно. Его лицо не было видно, но я решил больше ничего не трогать до прихода авроров.

«Да, Северус, в веселую ситуацию ты попал», - я сел рядом с мисс Грэнджер на траву. Надо было принимать решение. Почему-то мне не хотелось ввязывать в эту историю излишне любопытную девушку. «Возможно, я скоро пожалею о своем решении», - подумал я, взяв ее на руки и аппарировал к себе домой. Уложив ее на кровать, я поставил на комнату запирающее заклинание, чтобы она не смогла сбежать до моего возвращения, осторожно вырвал волос из ее головы и вернулся обратно на виллу «Белый гипокриф».






Глава 6. В которой полутруп выясняет имя трупа, а в голову главного героя закрадываются очередные подозрения.

Без промедления я вернулся к вилле и побежал по тропинке к дому. Авроры посторонились, пропуская меня вовнутрь. Я прошел гостиную и увидел лежащего на полу лицом вниз человека в несколько потрепанной мантии. Острый нож лежал рядом с телом. Сердце мое екнуло, и на мгновение в голову пришла дикая мысль, что трагедия повторилась уже в третий раз. Но увидев, что грудь тела подымается и опускается, я успокоился. Из соседней комнаты вышел комиссар.

Я громко и раздраженно произнес:

- Уизли, и чем только у вас занимаются авроры? Вы же говорили, что у них есть строгий приказ никого сюда не пускать без соответствующих документов.

Человек, лежавший на полу, повернул голову.

- Но у меня они есть,- сказал он и медленно поднялся.

- Дорогой мистер Хмури! - воскликнул комиссар.- Я и не знал, что вы уже приехали. Мы ждали вас с огромным нетерпением.

Аластор Хмури опустил капюшон, потряс длинной гривой темно-серых с проседью волос и направился к Уизли. Каждый второй его шаг отдавался глухим клацаньем.

Имя известного аврора из Лондонского управления слышали все и неоднократно. Если вы никогда раньше не встречались с ним, поверьте мне, стремиться исправить этот промах не стоит. Когда он много лет назад решил преподавать в стенах Хогварца, я целый месяц был вынужден делать удвоенные дозы успокоительного и снотворных зелий, дабы успокоить малышей, которым он встречался вечером в коридоре.

Такой замечательный во всех отношениях человек стоит отдельного описания в нашей истории: его лицо будто вытесал из старого, растрескавшегося полена некто, имевший весьма смутное представление о том, как вообще должно выглядеть человеческое лицо, и в довершение ко всему не слишком умело владевший резцом. Каждый дюйм кожи был иссечён шрамами. Рот представлял собой косой диагональный разрез, в носу отсутствовал большой кусок. Но по-настоящему страшными были глаза. Один из них напоминал маленькую, чёрную бусину. Второй – большой, круглый как монета – светился голубым, электрическим светом. Голубой глаз беспрерывно, не моргая, двигался, крутился во всех направлениях, совершенно не так, как двигается нормальный человеческий глаз. Он в своё время выслеживал чёрных магов. Половина камер Азкабана была заполнена благодаря его усилиям. Зато и врагов у него больше чем достаточно: в основном, семьи тех, кого из-за него посадили. К старости он стал настоящим параноиком, за что и получил прозвище Шизоглаз Хмури. Совершенно никому не доверяет - ему повсюду мерещатся преступники.

Старый аврор дохромал до Уизли, протянул руку, так же густо испещрённую шрамами, как и лицо, а тот сглотнув, пожал её. Тогда Хмури сделал вид, что заметил и меня. В его глазах появился огонек интереса.

- Давно не слышал о вас, профессор Снейп,- сказал он.- Раньше вы были заметной фигурой. Шпионаж, Упивающиеся смертью, Вольдеморт... Но теперь другие методы.

- Однако преступления мало изменились, - мягко заметил я, не желая вступать в бесполезный и никому не нужный спор. Я сразу понял, что Хмури настроен враждебно. Его, похоже, приводила в негодование мысль, что я тоже занимаюсь этим делом, и я чувствовал, что если Хмури и нападет на след, то скорее всего скроет это от меня.

Такое появление старого знакомого почти заставило меня забыть об истинной цели моего поспешного возвращения.

- Уизли, не знаю, что твориться на этой территории и кто ее охраняет, но не далее чем, - я демонстративно взглянул на наручные часы, - пятнадцать минут назад я нашел на поле для квиддича еще одно тело. С ножом в спине.

- И вам потребовалось целых пятнадцать минут, чтобы добраться до виллы и сообщить нам об этом? – язвительно спросил Хмури, внимательно осматривая меня своим волшебным глазом, словно подозревая в чем-то.

- Большую часть этого времени я потратил на созерцание в вашего замечательного представления, - я постарался, чтобы мой голос звучал как можно более холодным.

- Один-один, - ухмыльнулся Шизоглаз и протянул руку к ножу, который перелетел ему в ладонь, по пути превращаясь в волшебную палочку. – Проверял кое-какую идейку, - пояснил он свои манипуляции.

Темнело. Мы вышли за пределы дома и аппарировали на край поля. Хмури сразу же зажег кончик палочки, стал на четвереньки и принялся изучать каждый дюйм земли вокруг ямы. Нахмурившись, он посмотрел на меня, потом его лицо немного расслабилось, выразив что-то вроде добродушного презрения.

Мы все подошли к краю ямы. Мертвый лежал на животе. Это был среднего роста смуглый человек, вероятно, ему было не более пятидесяти лет. На нем был синий костюм плохого, покроя, возможно сшитый эльфами-эмигрантами, и к тому же далеко не новый. Лицо мертвого было искажено ужасными конвульсиями, и слева, прямо над сердцем, торчала черная блестящая рукоятка ножа.

- С минуты на минуту я жду мадам Помфри,- объяснил Уизли.- Хотя едва ли она нужна. В причине смерти этого человека нет сомнений. Он заколот в сердце, и смерть, должно быть, наступила мгновенно. Но когда это произошло? Вчера вечером?

Я покачал головой.

- Едва ли. Я не медицинский эксперт, но этот человек мертв гораздо больше двенадцати часов. Когда, вы говорите, были здесь в последний раз?

Хмури противно захихикал.

- Вы делаете удивительные успехи, мой мальчик! Кто вам сказал, что он был убит на поле?

- Ну, - я почувствовал некоторое раздражение, - я... я это предположил.

- Вы явно незаурядный аврор! Посмотрите на мертвого. Разве так падает человек, заколотый в сердце? Ноги аккуратно сложены, а руки прижаты к бокам. И разве может человек лежать на спине и ждать, когда его заколют, не пытаясь даже защищаться? Это нелепо, не так ли? Но посмотрите сюда,- он направил фонарь на землю. Я увидел на мягком грунте многочисленные вмятины.- Его притащили без помощи магии сюда двое уже после смерти. Их следы не видны на твердой почве снаружи, и они были достаточно осторожны, уничтожив их здесь. Но мне все же удалось установить, что одна из них - женщина.

- Женщина? – мое сердце упало.

- Да.

- Но почему вы думаете, что женщина не могла быть здесь после убийства?

- А после убийства она тоже была тут. Я заметил также и совсем свежие отпечатки каблучков женских туфель. А вот другое доказательство.

Наклонившись вперед, он что-то снял с рукоятки ножа и протянул мне. Это был длинный каштановый женский волос, похожий на тот, который Драко обнаружил на спинке кресла в библиотеке.

- Вы позволите? – я, уняв дрожь в руке, достал из кармана зеленую пробирку и намеревался положить туда небольшую часть найденного волоса.

С легкой ироничной улыбкой Хмури кивнул, затем взял обратно волос и снова обмотал его вокруг ножа.

- Насколько возможно, мы оставим все как было,- объяснил он.- Заметили ли вы еще что-нибудь интересное?

Я присмотрелся. Холеные ногти и мягкая кожа ни о чем мне не говорили. Но подозрение шевельнулось во мне.

- Это руки явно джентльмена,- заметил я.- А одет он, напротив, как бедный человек. Странно, не так ли?

- Очень странно,- согласился он.

- На его одежде нет меток. О чем это говорит? О том, что этот человек пытался выдать себя за кого-то другого. Почему? Боялся ли он чего-то? Пытался ли бежать? Пока мы этого не знаем, но нам ясно одно: он так же сильно желал скрыть свою личность, как мы - опознать ее.

Хмури снова посмотрел на тело.

- Похоже было применено заклятие Неузнавания. Что ж это легко поправимо, - он взмахнул палочкой. - Finite Incantatem.

Через мгновение тело человека начало меняться, и нашим изумленным взорам предстал Гилдерой Локхарт собственной персоной.



Глава 7. В которой спокойной жизни двух холостяков приходит конец.

Усталый после такого трудного дня, я аппарировал к дому с тайной надеждой, что мисс Грэнджер все еще не пришла в себя. Открыв дверь, я увидел, что сегодня моим надеждам не было суждено сбыться – напротив входной двери на задних лапках, вперив руки в бока (если у хорьков такое возможно в силу анатомических особенностей) стоял Драко Мафлой. Если бы взгляд маленьких зверьков обладал силой сжигающего заклятия, несомненно, ваш покорный слуга был бы уже испепелен. И причем не один раз.

- Finite Incantato.

- Профессор... – мальчик пытался сдержаться (я бы точно послал Аваду...) – Какого... извините меня... Мерлина... эта гррр... леди делает в ВАШЕЙ СПАЛЬНЕ!!!!

Я решил не отвечать этот явно провокационный вопрос и дослушать всю гневную тираду моего юного коллеги до конца.

- Я прихожу домой, иду к себе в комнату, как слышу, что в дверь вашей спальни кто-то стучится. Изнутри. Открываю, а на меня вылетает разъяренная как сто бешеных гипокрифов мисс Грэнджер. Профессор, вам так вчера понравилось ее общество, что вы решили познакомиться поближе?

В ответ я только вопросительно приподнял бровь, ожидая продолжения столь увлекательного повествования.

- Ну, я ей сказал... не важно что, а она хвать за палочку и опять принялась за старое!

- Так значит, мисс Грэнджер ушла? – в доме было подозрительно тихо, для находящейся в нем гриффиндорки.

- Если бы, - вздохнул Драко. – Она попыталась поймать меня, но... скажем так, поскользнулась и упала с лестницы. Не надейтесь, профессор, - прокричал он моей стремительно удаляющейся спине. – Шею она себе не свернула.

Девушка лежала на полу в гостиной и не подавала признаков жизни. Я осторожно проверил, нет ли переломов. Слава Мерлину, по крайней мере, позвоночник не был поврежден, а вот нога мисс Грэнджер представляла собой крайне печальное зрелище: открытые переломы в двух местах. Я опять позволил себе произнести несколько непечатных выражений, осторожно поднял легкую как перышко девушку и понес ее в спальню.

- Профессор, мобиликорпус тоже выше вашего достоинства? – ехидно спросил наблюдающий за моими манипуляциями Драко. – Глупое размахивание палочкой... всякое такое...

В ответ я только грозно посмотрел на него, обернувшись на самом верху лестницы.

Войдя в спальню, я аккуратно опустил мисс Грэнджер на кровать и принялся осматривать ее ногу – было необходимо вправить переломы, прежде чем давать Скелерост. Мои манипуляции быстро привели девушку в чувство: она вскрикнула от боли и приподнялась на кровати. Я присел рядом с ней, чтобы проверить ее состояние, но в следующую секунду уже уворачивался от маленькой стремительной ручки, направляющейся прямо к моему лицу. Безуспешно, должен я заметить.

- Как вы посмели запереть меня в этой мрачной комнате! – вскричала мисс Грэнджер. – Как вы посмели оставить меня в одном доме с этим ужасным, мерзким типом!!!!

Девушка была в такой ярости, что не могла найти подходящих слов, чтобы полноценно выразить свои чувства. Она оглянулась в поисках палочки.

- Вы это ищите, мисс Грэнджер? – подчеркнуто вежливо спросил Драко Мафлой, прислонившись к косяку двери и задумчиво вращая в своих руках палочку из светлого дерева.

Чертенок зарычала и бросилась, было, на обидчика, но исполнить задуманное ей не удалось - помешала сломанная нога и моя рука, перехватившая плечо. Ее голова со стоном упала мне на грудь и девушка зарыдала. Я неловко приобнял ее и осторожно погладил по голове – не каждый день плачущие девушки ищут утешения в моих объятиях.

- Ну-ну, мисс Грэнджер, успокойтесь, у вас был шок, но он пройдет и все будет хорошо, - я обернулся за моральной помощью к Драко, но тот лишь пожал плечами, возвел глаза к небу и вышел из комнаты.

- Он умер, да? – послышалось между всхлипами.

- Мистер Мафлой? – нет, он еще жив.

- Не умничайте! Тот мужчина на поле.

- Да, мисс Грэнджер, он мертв.

Девушка зарыдала еще сильнее, судорожно вцепившись пальчиками в отвороты моей мантии.

- Вы знали, того мужчину? – она покачала головой, отрицая свое знакомство с трупом.

- Это был Гилдерой Локхарт.

- О, нет! - она на время прекратила плакать, отстранилась, подняла голову и взглянула мне в глаза, решив проверить, не шучу ли я.

- О, да! – ответил я ей в тон.

Глаза девушки расширились от ужаса и снова наполнились слезами. Этого я вынести уже не мог. Осторожно обеими руками я прикоснулся к лицу девушки и вытер бежавшие по щекам соленые капельки.

- Гермиона, вы сильная и мужественная молодая женщина. Прошу вас, успокойтесь. Я должен осмотреть вашу ногу. Это будет немного неприятно, но ничего другого пока предложить вам я не могу.

Она закусила губу, всхлипнула и кивнула. Я встал с кровати и продолжил прерванное занятие. Надо отдать должное, юная мисс держалась вполне неплохо. Она только пару раз вскрикнула от боли, но в целом больше не пыталась как-то нанести мне физический ущерб и дала привести свою ногу в относительный порядок.

- Простите, - она виновато опустила глаза, - я не хотела ударить вас.

Я мягко улыбнулся ей, давая понять, что не сержусь на нее за ту выходку.

- Как вы себя чувствуете?

- Теперь лучше. О, это было ужасно! Зачем вы только пустили меня туда?

Ее слова прозвучали так по-женски, что я не мог удержаться от улыбки. В глубине души я был доволен, что мисс Грэнджер стало плохо. Это доказало, что она не такая уж толстокожая, как я думал. Ведь она чуть постарше ребенка, и ее любопытство, по всей вероятности, было ребячеством.

- Я делал все, стараясь остановить вас, вы знаете,- сказал я мягко.

- Думаю, что да.

- Я вынужден вас оставить на несколько минут, чтобы сходить за Скелеростом.

- О нет! – вскричала девушка, испуганно прикрыв рог ладошками. – Только не Скелерост!

Я, подняв бровь, вопросительно посмотрел на нее.

- Когда я училась на шестом курсе, то сломала руку, - тихо произнесла она, опустив глаза. - Мадам Помфри дала мне его. После этого я провела в больнице больше недели – у меня сильная аллергия на компоненты этого зелья. Она сказала, что если я еще раз приму его, то мне станет гораздо хуже...

- И что же вы прикажите делать с вами, мисс Грэнджер? У вас два перелома, если вы еще этого не поняли...

- Надо наложить гипс и подождать, пока кости сами срастутся...

- Это означает, что вам придется провести в малоподвижном состоянии как минимум пару недель.

Девушка хотела что-то возразить, но потом подозрительно долго задумалась, как будто что-то вычисляя и сказала:

- Это было бы очень мило с вашей стороны, профессор, если бы вы разрешили мне остаться здесь. Я чувствую себя такой беспомощной, - она умоляюще посмотрела на меня взмахнув длинными ресницами. – В конце концов, это по вашей вине я сломала ногу! Если бы вы не заперли меня в этой комнате, я бы не разозлилась на Драко и не упала бы с лестницы.

Я задумался. Это показалось мне очень странным, что юная гриффиндорка загорелась желанием жить под одной крышей с двумя представителями колледжа Слизерин. К тому же, мне не давал покоя каштановый волос, лежащий в кармане моей мантии. Возможно за ее просьбой скрывается желание быть поближе к трагическим событиям на вилле. А если она была замешана в убийстве, то и желание запутать следствие в моем лице... Хотя это могло быть и просто любопытство. В любом случае, здесь я смогу держать ее под контролем...

- Хорошо, мисс Грэнджер, я осознаю, что невольно повинен в несчастном случае, происшедшим с вами, и не буду возражать против вашего присутствия в этом доме. Только с одним условием – мистер Мафлой не будет жить в данном доме в качестве домашнего любимца. Вы должны заключить с ним перемирие хотя бы на то время, пока живете под одной крышей.

Она согласно кивнула. «Подозрительно. Очень подозрительно....»

- Я пойду скажу, чтобы вам приготовили комнату для гостей.

- Вот еще! Я не собираюсь никуда уходить от сюда! По крайней мере не сегодня.

Я поперхнулся.

- Простите мисс Грэнджер, но это МОЯ спальня. Где же по-вашему буду спать я?

- Я слишком устала, чтобы переезжать. Вы можете поспать где-нибудь в другом месте... – она забралась под МОЁ одеяло и зарылась головой в МОЮ подушку. – Спокойной ночи!

Гриффиндорская наглость! Я хотел было поставить юную нахалку на место, но до меня донеслось тихое ровное дыхание - мисс Грэнджер заснула как только ее голова коснулась подушки.

Я прикрыл дверь спальни и спустился в гостиную. Драко сидел в глубоком кресле напротив камина и рассматривал кусочки льда в стакане с огневиски. Я подошел к бару, налил себе двойную порцию того же напитка и расположился в соседнем кресле. Некоторое время мы сидели молча.

- Она остается? – прервал молчание Драко.

Я кивнул.

- Веселое будет у нас лето, - сделал он совершенно правильный вывод. Через некоторое время он спросил. – Я слышал, что нашли еще один труп?

- Да, Локхарта.

- Этого пижона?

Я пересказал Драко те события сегодняшнего дня, которые он пропустил, по понятным причинам опуская некоторые детали. Но юноша был сообразителен и имел некое представление о мисс Грэнджер, поэтому сделал те же выводы, что и я.

- А если это она за всем этим стоит? Значит по этому вы согласились ее оставить - чтобы было легче следить за ней? Но, профессор, мне вовсе не хочется проснуться в один прекрасный день у себя в постели с ножом между ребер.

- Сдается мне, что тогда этот день ты прекрасным не назовешь...

- У вас же есть волос... Вы можете узнать ее он или нет?

Я молча поставил стакан с огневиски на каминную полку и достал из кармана три пробирки с волосами.

- Волос из кабинета Сириуса, - я указал на первую склянку, – с ручки ножа, убившего Локхарта и из головы мисс Грэнджер. Через пять минут я буду знать ответ на твой вопрос.

Я спустился в лабораторию и достал очень полезное магловское изобретение, как специально созданное для подобных случаев – микроскоп. Через несколько минут я распрямился и откинулся на спинку стула: результат одновременно удивил и обрадовал меня – волос мисс Грэнджер был отличен от остальных двух.

Что же касается волосков, найденных в кабинете и на месте преступления, то они принадлежали двум разным особам, натуральный цвет волос которых был отличен от каштанового.

Сообщив результат небольшого исследования Драко, я допил огневиски и тихо зашел в свою спальню, чтобы забрать некоторые предметы личной гигиены. Мисс Грэнджер спала неспокойно. Она металась по подушке и что-то шептала во сне. Я наклонился, что бы разобрать ее слова.

- Нет, пожалуйста, не делай этого... не убивай... одумайся... не убивай... умоляю тебя!..

Я сходил в ванную и сделал прохладный компресс, который положил ей на лоб. После чего сел в кресло рядом с кроватью и задумчиво посмотрел на тихо свернувшуюся калачиком под одеялом худенькую девушку: «Определенно, мисс Грэнджер, вы знаете гораздо больше об этих убийствах, чем хотите показать...».

Через некоторое время размышлений я почувствовал, что глаза мои слипаются, и я так устал, что не смогу дойти до соседней комнаты. Последнее слово, слетело с моих губ, прежде чем я позволил себе перейти в объятия Морфея:

- Мышка....




Глава 8. В которой комиссар смущается, Драко встречает богиню, а профессор вспоминает прошлое.

На следующее утро я проснулся от сильной боли в пояснице и обнаружил, что всю ночь проспал в жестком кресле. Девушка уже не спала – она сидела на кровати, закутавшись в одеяло и с любопытством рассматривала меня.

- Доброе утро, мисс Грэнджер, надеюсь вы спали хорошо?

Она кивнула.

- Я скажу эльфу, чтобы он подал вам завтрак и перенес ваши вещи из гостиницы в соседнюю комнату.

Я не был в настроении продолжать утреннюю беседу, выясняя что мисс Грэнджер успела рассмотреть, пока я спал, но когда я уже был на пол пути к выходу, меня окликнул ее тихий голос.

- Профессор, скажите, я случайно во сне не говорила?

- Не знаю, мисс Грэнджер, я ничего не слышал - солгал я и спустился к завтраку.

Драко уже доедал второй тост с джемом. Он с ухмылкой пожелал мне доброго утра, но увидев мой мрачный вид, от дальнейших комментариев воздержался. После завтрака устроив мисс Грэнджер в комнате для гостей, мы быстро собрались, и аппарировали к входу на виллу.

В тот же момент открылась парадная дверь, и комиссар Уизли спустился по ступенькам.

- Доброе утро, профессор, а мы хотели уже послать за вами сову, - сказал он.- Мне хотелось бы зайти в гости к мадам Росмерте. Я думаю, что ваше присутствие может оказаться полезным. Без сомнения, смерть Сириуса ее очень огорчит. Но, может быть, мы узнаем у нее о какой-нибудь подробности. Может быть он спрятал у нее бумаги, которые не доверил бы своей жене.

Больше никто ничего не сказал, и мы двинулись в сторону Хогсмеда. Мы с Драко шагали впереди, а комиссар плелся за нами следом.

- Без сомнения, рассказ Тинки в основном верен,- доверительно заметил он, немного ускоряя шаг.- Я навел справки. За последние шесть недель, мадам Росмерта вносила на свой счет в банке большие суммы денег. Всего она внесла около четырех тысяч галеонов! Да, вне сомнения, он был безумно влюблен. Но посмотрим, доверил ли он ей какие-нибудь «секретные бумаги». Хмури очень на это надеется, но я не разделяю его оптимизма.

Разговаривая, мы шли по переулку к развилке дороги.

- Она живет здесь много лет, - продолжал Уизли, кивая головой в сторону бара, - очень тихо, очень скромно. Кажется, у нее нет ни друзей, ни родственников, только знакомства, которые она завязала в Хогсмеде. Она никогда не рассказывает ни о прошлом, ни о своем муже. Никто даже не знает, жив он или мертв. Она просто окружена какой-то тайной.

Я кивнул, испытывая все больший интерес:

- А... компаньонка? - осмелился спросить Драко.

- По-настоящему красивая девушка, скромная, искренняя. Чувствуешь к ней жалость, потому что она, вероятно, ничего не знает о прошлом родителей. Много лет назад ее приютила мадам Росмерта, дав кров над головой.

Наш разговор прервался, так как мы подошли к двери. Я позвонил. Прошло несколько минут, затем послышался звук шагов, и дверь открылась. На пороге появилась утренняя богиня Драко. Увидев нас, она мертвенно побледнела, ее узкие глаза расширились от мрачных предчувствий. Не было сомнений, она испугалась!

- Мисс Ченг,- сказал Уизли, снимая шляпу с головы,- нам бесконечно жаль беспокоить вас, но требования закона... вы понимаете? Передайте мой поклон вашей опекунше. Не будет ли она так любезна уделить нам несколько минут для беседы?

Мгновение девушка стояла без движения. Ее левая рука была прижата к груди, будто хотела успокоить внезапное и болезненное биение сердца. Но она овладела собой и сказала тихим голосом:

- Я пойду спрошу. Пожалуйста, подождите.

Она пошла в комнату, находившуюся слева от холла, и мы услышали ее приглушенный шепот. Затем другой голос похожего тембра, в мягкости которого чувствовалась немного более жесткая интонация, произнес:

- Ну разумеется. Попроси их войти.

В следующую минуту мы оказались лицом к лицу с мадам Росмертой.

Она была значительно ниже компаньонки, более полная, но с такой же грациозной фигурой. Темные волосы, причесанные на прямой пробор, придавали мадам Росмерте сходство с вейлой. Голубые глаза и длинные ресницы. Хотя она была уже не молодой, ей удалось сохранить очарование, не зависящее от возраста.

- Вы желали видеть меня, сэр? - спросила она.

- Да, мадам.- Уизли неловко кашлянул, прочищая горло.- Я расследую дело о смерти Сириуса Блэка. Конечно, вы об этом слышали?

Она молча наклонила голову. Выражение ее лица при этом не изменилось.

- Мы пришли спросить, не можете ли вы... э... пролить свет на обстоятельства дела?

- Я? - в ее голосе прозвучало удивление.

- Да, мадам, - Уизли выглядел настолько растерянным и ошеломленным очарованием подозреваемой, что я решил взять допрос в свои руки.

- У нас есть основание предполагать, что вы регулярно посещали покойного на его вилле по вечерам. Это так?

- Профессор, у вас нет права задавать мне такие вопросы.

- Мадам, я также расследую это убийство.

- Ну и что? Я не имею к убийству никакого отношения.

- Мадам, в настоящий момент мы этого и не утверждаем. Но вы хорошо знали покойного. Не говорил ли он вам доверительно, что ему угрожает опасность?

- Никогда.

- Можете ли вы оказать нам хоть какую-нибудь помощь?

- Боюсь, что нет. Я вообще не понимаю, почему вы пришли ко мне. Неужели его жена не может рассказать вам то, что вы хотите? - в ее голосе прозвучала тонкая ирония.

- Мадам Пинс-Блэк рассказала нам все, что могла.

- А...- произнесла протяжно мадам Росмерта. - Интересно...

- Что вас интересует, мадам?

- Ничего.

Я посмотрел на нее и понял, что сражаюсь с сильным противником.

- Вы настаиваете на своем заявлении, что мистер Блэк ничего вам не сообщал?

- Почему вам кажется вероятным, что он мог бы что-то мне сообщить?

- Потому, мадам, - сказал я с рассчитанной жестокостью, - что мужчина говорит любовнице то, что он не всегда говорит жене.

- О! - она вскочила. В ее глазах сверкал огонь.- Профессор, вы оскорбляете меня! Да еще в присутствии моей компаньонки! Я ничего не могу вам сказать. Будьте добры, покиньте мой дом!

Победа, несомненно, осталась за ней. Словно пристыженные школьники-первогодки, мы покинули «Три метлы». Уизли что-то зло бормотал себе под нос. Драко, казалось, погрузился в раздумья. Но вдруг я услышал шорох и резко повернулся.

По дороге за нами бежала стройная девушка. Это была Чу Ченг.

- Прошу прощения,- задыхаясь, крикнула она, подбегая к нам.- Я... я не должна была этого делать, я знаю. Не говорите ничего моей опекунше. Но верно ли, что перед смертью мистер Блэк обратился к вам, профессор?

- Да, мисс,- мягко сказал я. - Все совершенно верно. Но как вы об этом узнали?

- Тинки сказала нашей служанке Поки, - покраснев, объяснила Чу.

Я ухмыльнулся.

- Секретность немыслима в таких делах. Но это не имеет значения. Итак, мисс, что же вы хотите узнать?

Девушка колебалась. Казалось, она очень хотела что-то спросить, но боялась, видя во мне грозного профессора Зельеварения, который за некорректный вопрос закричит: «Двадцать баллов с Равенкло!» и отправит на отработку.

- Подозревают ли... кого-нибудь?

Драко с улыбкой посмотрел на нее и ответил за меня:

- Конечно, подозревают, мисс.

- Да, я знаю, но кого-нибудь определенного?

- Почему вас это интересует?

Казалось, девушка была испугана своим вопросом. Сразу же мне на ум пришли произнесенные раньше слова: «Девушка с тревожными глазами».

- Мистер Блэк всегда был очень добр ко мне, - наконец ответила она.- Естественно, что меня это интересует.

- Понимаю,- сказал я.- Итак, мисс, подозрение падает на двух людей.

- На двух?

Я бы мог поклясться, что в ее голосе послышалось облегчение.

- Их имена неизвестны, но предполагают, что они Упивающиеся смертью из Сантьяго. Теперь, мадемуазель, вы видите, что значит быть молодой и красивой! Я выдал вам профессиональную тайну!

Девушка весело засмеялась и побежала прочь, напоминая юную амазонку. Драко пристально смотрел ей вслед.

- Драко,- с мягкой иронией сказал я,- неужели мы останемся прикованными к этому месту только потому, что ты увидел молодую красивую женщину и у тебя закружилась голова?

Он засмеялся и извинился.

- Чья бы корова мычала, профессор... Но она действительно красива. Любому извинительно потерять из-за нее покой.

Н я только очень серьезно покачал головой.

- Эх, мальчик мой, не увлекайтесь Чу Ченг. Эта девушка не для вас! Поверьте старому профессору!

- Но почему?! - воскликнул он.- Уизли, ты же уверял нас, что она так же добра, как и красива! Сама добродетель!

- У многих тягчайших преступников, которых я знал, были лица ангелов, - поучительно заметил я. - Патологические наклонности легко могут сочетаться с лицом вейлы.

- Профессор,- ужаснувшись, прошипел он,- неужели вы подозреваете этого невинного ребенка?

- Та-та-та! Не надо волноваться! Я не говорил, что подозреваю ее. Но ты должен признать, что ее волнение и интерес к этому делу довольно необычны.

- На этот раз я вижу дальше, чем вы,- возразил я.- Она волнуется не за себя, а за опекуншу.

- Драко,- сказал я,- как всегда, ты ничего не видишь. Мадам Росмерта может прекрасно о себе позаботиться, ее компаньонке нечего волноваться. Я сознаюсь, что немножко дразнил тебя, но повторяю искренний совет: не увлекайся этой девушкой. Она не для тебя! Я, Северус Снейп, знаю это! Черт побери! Если бы только я мог вспомнить, где видел это лицо?

- Какое лицо? - удивленно спросил он.- Чу?

Я выразительно постучал пальцем по лбу.

- Нет. Мадам Росмерты. Мисс Ченг занималась Зельеварением под моим присмотром в течении семи лет, если ты об этом забыл. Поверь мне, ее лицо я бы вспомнил.

Заметив его удивление, я многозначительно кивнул.

- Ну да - именно так. Это было давно, когда я еще был полноправным Упивающимся Смертью. Я никогда не видел эту женщину, но я видел ее фотографию и в связи с каким-то делом. По-моему...

- Да?

- Может быть, я ошибаюсь, но, по-моему, это было дело об убийстве.

С этими словами мы подошли к вилле «Белый гипокриф». В у окна стояла бледная мадам Пинс-Блэк. Вышедший из транса комиссар окликнул ее.

- Вы хотели о чем-то спросить меня, мистер Уизли?

- С вашего позволения, мадам. Известно, что ваш муж был чистокровным по происхождению. Можете ли вы рассказать что-нибудь о его юности или семье, кроме общеизвестных фактов про Хогварц и Азкабан?

Она покачала головой.

- Мой муж всегда был очень скрытным в отношении своего прошлого, сэр. Мне кажется, у него было тяжелое детство, так как он не любил говорить о тех временах. Наша жизнь протекала исключительно в настоящем и будущем.

- Не было ли в его прошлом какой-нибудь тайны? - Мадам Пинс-Блэк чуть улыбнулась и покачала головой.

- Ничего такого романтичного не было, уверяю вас, сэр.

Уизли тоже улыбнулся.

- Право, мы не должны впадать в мелодраматический тон. Но есть еще кое-что...- он заколебался. - Мы не хотели бы причинять вам боль, мадам, но были ли у вас основания думать, что мадам Росмерта была любовницей вашего мужа?

С мучительным рыданием мадам Пинс-Блэк закрыла лицо руками. Ее плечи судорожно вздрагивали. Наконец, она подняла голову и произнесла разбитым голосом:

- Она могла ею быть.




Глава 9. В которой появляется Мальчик-Который-Что-То-Скрывает, и пропадает важная улика.

Трудно сказать, как бы дальше развивался разговор, потому что в эту минуту дверь резко распахнулась и в комнату широкими шагами вошел высокий молодой мужчина в сопровождении Аластора Хмури.

Без сомнения, мне не надо описывать, как выглядел крестник покойного – кто в наши дни не знает Мальчика-Который-n-Раз-Выжил-После-Попадения-Бладж ером-По-Голове-Но-Умудрился-Победить-Вольдеморта. Он бросился прямо к мадам Пинс-Блэк, не обращая внимания на присутствующих.

- Гортензия!

- Гарри! - она обняла его.- Дорогой мой! Но почему ты здесь? Ты же должен был использовать протключ из Лондона до Буэнос-Айреса два дня назад? - Потом, внезапно вспомнив о присутствующих, она с чувством собственного достоинства обернулась:

- Мой пасынок, господа.

Поттер подошел к комиссару и дружески пожал протянутую руку. Заметив меня и Драко, молодой человек не высказал никакого восторга, холодно поклонившись нам.

- Нет, Гортензия, - он ответил на вопрос мачехи. - Перемещение с портключом было отложено на двадцать четыре часа из-за того, что крысы сожрали подошву ботинка, который должен был доставить меня до города. Случайно купив вечернюю газету, я увидел сообщения об ужасной трагедии, которая нас постигла, - Его голос прервался, и в глазах появились слезы. - Бедный Сириус, бедный Сириус.

Уставившись на него как во сне, мадам Пинс-Блэк повторила:

- Так ты не улетел? - И затем с жестом безграничной усталости она будто себе самой прошептала, - в конце концов, теперь это не имеет значения.

- Садись, Гарри, прошу тебя,- сказал Уизли, указывая на стул.- Я глубоко тебе сочувствую. Должно быть, это ужасный удар - узнать обо всем так, как узнал ты. Однако, видимо, к лучшему, что тебе не пришлось улететь. Я надеюсь, что ты сможешь сообщить нам именно то, что поможет прояснить тайну.

- Я в вашем распоряжении, господа. Задавайте какие угодно вопросы.

- Поттер, прежде всего, эта поездка совершалась, по-видимому, по просьбе вашего крестного?

- Совершенно верно, профессор. Я получил телеграмму, в которой Сириус просил меня без отлагательств отправиться в Буэнос-Айрес, оттуда через Анды в Вальпараисо и дальше в Сантьяго.

- Так. И какова же цель этой поездки?

- Не имею никакого представления.

- Неужели? – с иронией переспросил я.

- Да. Посмотрите, вот телеграмма.

Хмури взял ее и громко прочитал:

- «Отправляйся немедленно в Лондон, найди ботинок, перемещающий тебя в Буэнос-Айрес. Конечный пункт Сантьяго. Дальнейшие инструкции ждут тебя Буэнос-Айресе. Не опоздай. Дело крайней важности. С.Б.». А раньше вы не разговаривали об этом?

Гарри Поттер покачал головой.

- Нет. Конечно, я знал, что Сириус долго жил в Южной Америке и у него есть там капиталовложения. Но раньше он никогда не предлагал мне поехать туда.

Когда он на минуту замолчал, раздался хриплый голос старого аврора:

- Со своей стороны, я бы тоже хотел задать несколько вопросов, профессор.

- Разумеется, мистер Хмури, - холодно ответил я.

Хмури подвинул свой стул поближе к столу,

- Вы были в хороших отношениях со своим крестным, мистер Поттер?

- Конечно, - с гордостью ответил юноша.

- Вы положительно это утверждаете?

- Да.

- У вас не было никаких споров?

Поттер пожал плечами, невольно смутившись.

- У всех людей иногда возникают разногласия во мнениях.

- Именно, именно. Но если кто-нибудь стал бы утверждать, что в день вашего отъезда в Лондон у вас с крестным была жестокая ссора, то он бы, без сомнения, солгал?

Я не мог не восхититься Хмури: пока мы с Уизли разговаривали с мадам Росмертой, он явно не терял времени. Гарри Поттер был явно смущен вопросом.

- Мы... мы поспорили,- признался он.

- Так, значит, был спор! А в ходе спора вы произнесли фразу: «Когда ты умрешь, я смогу делать что захочу»?

- Может быть, - пробормотал Поттер,- не помню.

- Сказал ли ваш крестный в ответ на это: «Но я еще не умер!» - на что вы ответили: «Я бы этого хотел!»?

Юноша не ответил. Его руки нервно перебирали предметы, лежавшие на столе.

- Пожалуйста, мистер Поттер, я должен попросить вас ответить,- резко сказал Хмури.

Потеряв самообладание, юноша сделал неосторожный жест и смахнул на пол полуобглоданную кость.

- Какое это имеет значение?! - воскликнул он.- Вы и так все знаете. Да, у нас с Сириусом действительно произошла ссора. Должен признаться, что говорил все это. Я был так зол, что даже не могу вспомнить, что я говорил! Я был в бешенстве, в этот момент я чуть было не убил его. Делайте свои выводы! - Весь красный от возбуждения, Поттер откинулся на спинку стула.

Хмури мерзко усмехнулся потом, немного отодвинув стул, сказал:

- Это все. Комиссар, вы, без сомнения, хотите продолжить допрос?

- О да, именно так,- сказал Уизли.- И какова была причина вашей ссоры?

- Я отказываюсь отвечать.

- Гарри, ты должен понять, что с законом нельзя шутить! – немного виновато, но твердо произнес лучший школьный товарищ Поттера. - Какова была причина вашей ссоры?

Поттер продолжал молчать. Он сидел злой и мрачный. Но спокойно и невозмутимо прозвучал другой голос, мой:

- Если хотите, я сообщу вам это, комиссар.

- Вы знаете?

- Разумеется, я знаю. Предметом ссоры была Чу Ченг.

Испуганный, Поттер вскочил. Уизли подался вперед.

- Это так, Гарри? - тот кивнул.

- Да, - произнес он.- Я люблю Чу Ченг и хочу жениться на ней. Когда я сообщил об этом Сириусу, он пришел в ярость. Конечно, я не мог слушать, как он оскорблял девушку, которую я люблю, и тоже вышел из себя.

Хмури посмотрел на мадам Пинс-Блэк.

- Вы знали об этой... привязанности пасынка, мадам?

- Я боялась этого,- просто ответила она.

- Гортензия! - закричал юноша.- И ты тоже! Чу так же добра, как и красива. Что ты имеешь против нее?

- Я ничего не имею против мисс Ченг. Но я предпочла бы, чтобы ты женился на чистокровке, а если и на полукровке, то не на такой, которая водится с женщиной с сомнительным прошлым!

В ее голосе явно звучала затаенная враждебность к мадам Росмерте, и мне стало вполне понятно, что, когда она узнала о влюбленности пасынка в компаньонку соперницы, это явилось для нее тяжелым ударом.

Мадам Пинс-Блэк продолжала, обращаясь к комиссару:

- Возможно, мне следовало бы поговорить об этом с мужем, но я надеялась, что это только юношеский флирт, который кончится быстрее, если не обращать на него внимания. Теперь я виню себя за молчание, но мой муж, как я вам говорила, казался таким взволнованным и измученным, не похожим на самого себя, что я старалась вообще не беспокоить его.

Уизли кивнул и спросил Гарри :

- Когда ты сообщил Сириусу о своих намерениях, относительно мисс Ченг, был он удивлен?

- Для него это явилось полной неожиданностью. Он безапелляционно приказал мне выбросить эту мысль из головы. Он поклялся, что никогда не даст согласия на наш брак. Я был уязвлен и хотел знать, что он имеет против мисс Ченг. Сириус не мог дать удовлетворительного объяснения. Он лишь ограничился какими-то намеками на тайну, окружавшую ее жизнь. Я ответил, что женюсь на Чу, а не на ее происхождении, но он начал кричать на меня и отказался дальше обсуждать этот вопрос. Я должен был забыть эту девушку. Несправедливость и произвол взбесили меня, особенно потому, что он сам был необычайно любезен с Чу и с мадам Росмертой и постоянно предлагал пригласить их к нам. Я вышел из себя, и мы всерьез поссорились и сказал, что смогу поступать как захочу после его смерти.

Я прервал Поттера вопросом:

- Значит, вы знали о содержании завещания вашего крестного?

- Я знал, что он оставил мне половину состояния, другую половину отдал под опеку моей мачехи, она перейдет ко мне после ее смерти,- ответил юноша.

- Продолжайте рассказ,- попросил следователь.

- После этого мы в бешенстве кричали друг на друга до тех пор, пока я не сообразил, что могу опоздать на Хогварц-экспресс. Времени оставалось мало, и мне пришлось аппарировать на станцию. Я все еще был вне себя. Но, удаляясь от дома, я постепенно успокаивался. Потом написал Чу обо всем, что произошло. Ее ответ утешил меня еще больше. Она писала, что мы должны проявлять твердость и настойчивость и тогда любое сопротивление будет сломлено. Нужно испытать временем наши чувства друг к другу, и, когда мои опекуны поймут, что это не легкое увлечение с моей стороны, они, без сомнения, смягчатся. Конечно, я не сообщил ей подробно о главном возражении Сириуса против нашего брака. Постепенно я понял, что упрямством ничего не добьюсь.

- Чтобы покончить еще с одним вопросом, - я поднялся и стал напротив Поттера. - скажите, знакомо ли вам имя Мышка?

- Мышка? – упавшим голосом повторил Поттер.- Мышка? - Он медленно наклонился и поднял огромную кость, которую перед этим уронил со стола. Когда он поднял голову, его взгляд, полный боли, встретился с моим внимательным взглядом.- Мышка... Нет, не знаю.

- Не прочтете ли вы это письмо, мистер Поттер? И скажите, имеете ли вы представление, что за особа писала вашему крестному?

Гарри Поттер взял письмо и прочел его от начала до конца. На его лице появилась краска.

- Моему крестному? - волнение и негодование в его голосе были очевидны.

- Да, мы нашли письмо в кармане его пальто.

- А... - он запнулся, скользнув взглядом в сторону мачехи.

Хмури понял, что Поттер щадит ее, и спросил:

- Можете вы высказать предположение об авторе?

- Не имею ни малейшего представления, - было совершенно ясно, что юный Поттер лгал. Причем почти не краснея.

Внезапно дверь распахнулась, и в комнату вбежал аврор.

- Господин комиссар! Господин комиссар!

- Да, да. Что случилось?

-Палочка! Ее там нет!

- Как нет?

- Пропала. Исчезла. Стеклянный кувшин, в котором она лежала, пуст!



Глава 10. В которой мышка попадает в ловушку...

Не замечая моего присутствия, мисс Грэнджер сидела в кресле, задумчиво подперев голову одной рукой, в то время как ее вторая рука безвольно свисала с подлокотника. Рядом на полу лежало несколько листков бумаги – очевидно, они незаметно выскользнули у нее из руки. Девушка сидела, уставив взгляд в одну точку, беззвучно шевеля губами, как бы разговаривая с невидимым оппонентом. Внезапно она нахмурилась и покачала головой, как бы что-то отрицая. Я тихо подошел к креслу и нагнулся, чтобы поднять листки. Мое движение было замечено, и девушка стремительно склонилась, чтобы успеть перехватить листки. Легкий аромат трав, исходивший от ее волос, хлестнул мне в лицо. Я успел разобрать только несколько слов, прежде чем она скомкала бумагу. Мне не понравились эти слова.

- Я не заметила, как вы вошли, профессор, - эти слова были произнесены с некоторым упреком. Сегодня настроение девушки было совершенно отлично от ее поведения в поезде. Она выглядела усталой и печальной.

- А я и не хотел, что бы вы меня видели, мисс Грэнджер, - ответил я, усаживаясь в кресло напротив. – Как ваша нога?

- Спасибо, уже лучше. Я научилась передвигаться по дому с помощью левитационного заклинания, делающего мою ногу не такой неподвижной.

«Что-то я не помню, чтобы Драко отдавал тебе палочку».

- Скажите, мисс Грэнджер, - я решил сразу перейти к делу. – Как давно вы слышали что-то от мистера Поттера?

Девушка закусила губу.

- Месяца два назад, точно не помню...

«Ложь».

- Вы даже не переписывались с ним последнее время?

- Нет, он давно не писал мне.

«Ложь. Я только что разобрал подпись на одном из листков».

- Вы знали, что он сделал предложение Чу Ченг? - продолжал я свой допрос.

Ее глаза раскрылись от ужаса.

- О нет! Как он мог... - прошептала она. Я удивился, но слез в ее глазах не было. Я всегда был уверен, что, когда молодым девушкам сообщают, что их возлюбленный выбрал другую, то они впадают в истерику, запираются в темной комнате и тоннами поглощают шоколадных лягушек.

- Простите, я должна написать письмо...

Она поднялась и повернулась в сторону двери. Но я быстро встал у нее на пути.

- Никуда вы не пойдете, мисс. Мы еще не закончили разговор. Палочку! – я ожидающе протянул руку ладонью кверху.

- Какую палочку? - она виновато опустила глаза, прекрасно понимая, о чем я говорю.

- Я хочу, чтобы вы отдали мне палочку Сириуса Блэка.

- Почему вы думаете, что она у меня?

- Не считайте меня идиотом, мисс Грэнджер! Кто еще кроме вас мог пробраться на территорию виллы! Вы же хорошо знали Блэка со школьных лет, и у вас был пароль на аппарирование. Иначе, вы никак не могли оказаться в том месте, где я вас встретил! Мне следовало догадаться еще вчера, как только я увидел вас. Но вы устроили грандиозное представление, пытаясь отвлечь меня и помочь вам уйти до того, как пропажу обнаружат. Я повторяю последний раз, отдайте мне палочку.

- Нет.

- Мисс Грэнджер! - я повысил голос.

- Я не могу вам ее отдать. Прошу вас, не просите меня. Только не сейчас...

- Вы понимаете, что я могу отобрать у вас ее силой?

- Да, - тихим голосом произнесла она, подняв на меня свои огромные бездонные глаза.

Некоторое время мы молча стояли, смотря друг другу в глаза.

- Идите! – проговорил я, отводя взгляд. Она не пошевелилась. – Идите, пишите письма хоть самому Мерлину!

Я резко развернулся и упал в стоящее рядом кресло, с рычаньем уронив голову на руки: «О боги, что я делаю! Что она делает со мной!»

Внезапно я услышал шелест платья. Ее ручка осторожно прикоснулась к моему плечу.

- Спасибо... – тихий нежный шепот.

Когда я нашел в себе силы поднять голову, она уже исчезла из комнаты...

Так, сидящим в кресле меня через пол часа нашел Драко. Он сел в соседнее кресло и задал вопрос, который терзал его с момента возвращения с виллы.

- Профессор, я что-то не понимаю. Почему Поттер не мог жениться на мисс Ченг? Ведь он уже совершеннолетний и с мнением Блэка он мог не считаться!

- Тут все очень запутано, мой мальчик... Когда родители Поттера умерли, то единственным родственником для него оставался крестный. Мы говорим не о биологическом родстве, а о магическом. Если у мага есть магические родственники, то для того, чтобы жениться или выйти замуж, необходимо согласие хотя бы одного из них. Точно так же тебе, чтобы жениться на мисс Ченг, после того, как ты отобьешь ее у Поттера, необходимо мое согласие, которое я, как ты догадываешься, не дам.

- Но почему, профессор. Почему все так негативно настроены против мисс Ченг? Блэк, его жена, теперь и вы.

- Ты уверен, что хочешь это знать? – юноша кивнул. – Хорошо, я расскажу тебе. Помнишь то дело, когда Упивающиеся Смертью напали на магловское поселение беженцев из Китая?

- Это когда они захватили несколько женщин и сделали из них себе развлечение на одну ночь? Отец как-то рассказывал мне об этом.

- Именно. Я вспомнил, где раньше видел мадам Росмерту. Много лет она была известна под именем Беллатрикс Лестрандж. Она была любовницей Лорда и Упивающейся смертью, естественно. Одна из пленниц-китаянок так понравилась Лорду, что он решил ее оставить в живых и навещал время от времени. Он отдал женщину в служанки Беллатрикс. Через девять месяцев служанка родила дочь. Дочь Лорда Тьмы, которую воспитывала Беллатрикс. В то же самое время на горизонте появился Сириус Блэк. Он кузен Беллатрикс, но это не мешало ему по уши влюбиться в красавицу. Беллатрикс была замужем за Рудольфусом Лестранджем, но мужа не любила, и решила избавиться от тягостного замужества, подставив влюбленного кузена.

- О, я вспомнил! Тогда мадам Лестрандж показала на допросе, что Упивающиеся смертью напали ночью на их дом, ее связали, а мужа увели... Что-то это мне напоминает рассказ мадам Пинс-Блэк...

- Вольдеморт сам допрашивал своих слуг, чтобы узнать, кто осмелился напасть на Лестранджа, но никого не нашел. Когда он решил напоить исповедальным зельем саму Беллатрикс, Блэк признался в преступлении. Он отсидел в Азкабане не только за предательство Поттеров, но и за убийство Лестранджа тоже. Когда Лорд первый раз погиб, Беллатрикс исчезла и через несколько лет поселилась здесь под именем мадам Росмерты. Дочь Лорда она взяла с собой, и обращалась с ней не как с дочерью служанки, а как наследницей Вольдеморта. Дамблдор знал о настоящих родителях мисс Ченг и был несказанно рад, когда шляпа отправила ее в Равенкло, а не в Слизерин. Благодаря постоянному надзору, дочь не пошла по стопам отца. Блэк прекрасно осведомлен и о настоящем имени мадам Росмерты, и об отце мисс Ченг. Поэтому он никак не мог допустить, что бы Гарри Поттер, женился на дочери Вольдеморта.

Юноша был поражен.

- А знает ли мисс Ченг о своем отце?

- Не думаю. Мне кажется, что если бы она знала, то вместо Блэка, заколола бы Поттера.

- Действительно, профессор, ваши прогнозы, что дело будет чрезвычайно запутано, оправдываются. Столько вопросов, на которых никто не знает ответы... Кем были эти Упивающиеся, и были ли они вообще? Отчего умер Локхарт? Кто украл палочку Блэка? А еще эта таинственная Мышка... Думаете, она была любовницей Блэка?

- По реакции Поттера на прочтение письма от Мышки, было совершенно очевидно, что эта леди писала письмо ему, а не Блэку. Возможно, Блэк нашел это письмо среди вещей крестника и попытался таким образом повлиять на него. Оно, наверное, и послужило началом той ссоры, о которой мы узнали не без помощи мистера Хмури. О причинах смерти Локхарта мы узнаем завтра – мадам Помфри обещала поскорее провести экспертизу. Палочка... кхм... палочка. Скажем так: я знаю, кто взял ее, но до конца не знаю почему.

- А какое отношение ко всему этому имеет мисс Грэнджер? Может быть, это именно она есть Мышка? Ее старая школьная дружба с Поттером вполне могла перерасти в любовь. Она узнает, что ее возлюбленный изменяет ей и пишет то письмо. Потом решает сама приехать и узнать, насколько реальны ее подозрения. Только не могу понять, зачем ей было убивать Сириуса...

Я встал из кресла, подошел к окну и прислонился лбом к прохладному стеклу. Солнце заливало лужайку перед домом. На деревьях весело щебетали птицы, перелетая с ветки на ветку. Я видел, как мисс Грэнджер выходит из дома, привязывает к лапке совы письмо, проводит тонкими пальчиками по голове птицы, шепчет ей на ухо имя адресата и подбрасывает вверх...

- Я тоже не могу это понять...

- Но... – Драко замолчал, когда до него дошел смысл сказанной мной фразы.

- Однако, мы с тобой засиделись дома, - я взял себя в руки и решительно повернулся к Драко. - Да, и отдай, пожалуйста мисс Грэнджер ее палочку.

- Точно, я и забыл, что она у меня. Но как тогда она смогла... – юноша замолчал под моим прямым взглядом.

– Ясно... - через несколько минут процедил он. – Не мне указывать вам, но вы уверены, что знаете, что делаете, профессор?

- Я уже ни в чем не уверен, - раздраженно бросил я и стремительно вышел из комнаты.

Мы аппарировали в больничное крыло Хогварца. Уизли и Хмури уже стояли рядом с телом Локхарта. Мадам Помфри была занята в своем кабинете.

- Вы говорите, он убит вчера утром? – задумчиво почесав затылок спросил Уизли.

- Я определяю время убийства в соответствии с временем нахождения трупа,- объяснил Хмури.- Конечно, его могли убить ранее.
- Утром? Чепуха! – мадам Помфри выглянула из соседней комнаты. - Этот человек мертв по меньшей мере 48 часов, а возможно, и дольше.

В полном изумлении мы уставились друг на друга. Слова доктора были столь неожиданными, что невольно ошеломили всех. Все это было невероятно.

- Мадам Помфри!

- Да? - подошла доктор.

- У него на губах пена. Вы заметили это?

- Должна признаться, что не заметила.

- Но вы видите это теперь?

- О, конечно.

Я снова обратился к Хмури:

- Вы, безусловно, заметили?

Хмури не ответил. Я продолжал осмотр. Нож был вынут из раны и положен в стеклянный кувшин, стоявший возле мертвого тела. Оказавшись в сосуде нож медленно изменил свою форму и стал несказанно похож на палочку Блэка.

- Но ведь палочка была у... - Драко запнулся увидев как недобро сверкнули мои глаза.

Я осмотрел палочку, затем пристально – рану, потом усмехнулся:

- Какая-то странная рана! Она не кровоточила. На платье нет пятен. Палочка слегка обесцвечена, только и всего. Что вы думаете об этом, мадам Помфри?

- Я могу только сказать, что она весьма анормальна.

- Ничего здесь анормального нет. Все очень просто. Его ударили ножом после того, как он умер, - и, сдержав возгласы окружающих движением руки, я повернулся к Хмури: - Мистер Хмури согласен со мной, не так ли?

Каково бы ни было на самом деле мнение Хмури, он согласился не моргнув волшебным глазом. Спокойно и несколько ядовито он произнес:

- Конечно, я согласен.

Снова раздались восклицания удивления и интереса.

- Но какой смысл?! - воскликнул Уизли.- Ударить ножом человека после того, как он умер! Варварство! Неслыханно! Непримиримая ненависть, быть может?

- Нет, господин комиссар,- сказал я.- Я могу себе представить, что все это было проделано совершенно хладнокровно, чтобы произвести определенное впечатление.

- Какое впечатление?

- Впечатление, которое было почти достигнуто,- ответил за меня Драко тоном оракула.

Комиссар Уизли, как всегда, не понял:

- Так как же был убит этот человек?

- Он не был убит, мистер Уизли, он умер, - я оглядел всех присутствующих. - Картина ясная: глубокий запой, delirium tremens.

Это мое заявление вновь вызвало значительное оживление. Мадам Помфри снова произвела тщательный осмотр.

- Профессор, я склоняюсь к тому, что вы правы. Это белая горячка! Я шла по ложному пути. Неопровержимый факт, что Локхарт был заколот ножом, отвлек мое внимание от других признаков.

После таких выводов мы с Драко раскланялись и покинули замок, сославшись на неотложные дела.

- Мой мальчик, палочка, которую нашли в ране Локхарта не принадлежала Сириусу. Мы оба прекрасно знаем у кого она.

- Профессор, а почему бы нам не напоить мисс Грэнджер Исповедальным зельем?

- Драко, ну и как ты себе это представляешь? Может ты не заметил, но мисс Грэнджер, перед тем как притронуться к любому питью, которое ей подают в нашем доме, проверяет его запах. Учтивая, что она работает с тончайшими соединениями для создания духов, ее обоняние сможет распознать Исповедальное зелье за несколько секунд. Она сама все расскажет, когда придет время.

- Ну, как знаете. А куда мы направляемся?

- На станцию. Не знаю почему, мне пришла в голову идея спросить носильщика о Гарри Поттере. Попытаемся узнать, кто уехал из Хогсмеда последним поездом в тот вечер, когда произошла трагедия.

Не прошло и пяти минут, как мы разговаривали с мистером Бриггсом. Я начал издалека, намекнув, что есть предположение, будто несколько иностранцев в серебряных плащах уехали из Хогсмеда поездом в полночь. Но носильщик решительно отверг это. Он бы заметил двух иностранцев, он в этом уверен. Этим поездом уехало всего человек двадцать, и он не мог бы их не заметить.

- А Гарри Поттер не уезжал с тем поездом?

- О нет, сэр. Приехать и уехать через полчаса - это же смешно!

Я уставился на носильщика, не уловив смысла слов. Потом до меня дошло.

- Вы сказали, что Гарри Поттер прибыл в Хогсмед в тот вечер? - спросил я с волнением.

- Ну конечно, сэр. С последним поездом, прибывающим без двадцати двенадцать.

Так значит Поттер был в Хогсмеде в ночь убийства! Но почему он об этом умолчал? Почему сказал, что был в это время в Лондоне? Одно было ясно: Чу Ченг знала об этом. Отсюда ее беспокойство и нетерпеливый вопрос ко мне - подозревают ли кого-нибудь.




Глава 11. В которой Драко размышляет, Хмури производит арест, а мисс Грэнджер хозяйничает.


- Профессор! - вскричал Драко,- что еще вы знаете?!

Я только загадочно ухмыльнулся в ответ. В то самое время наш путь пролегал мимо бара «Три метлы». Завидев во дворе мисс Ченг, мы подошли к изгороди.

- Мисс! Можно вас на одну минутку, пожалуйста, - тихо позвал я девушку.

Драко встал рядом со мной, когда Чу Ченг с удивленным видом подбежала к живой изгороди.

- Один вопрос, мисс, если это можно? – Чу молча кивнула головой, в ее глазах были тревога и страх.

- Мисс, помните ли вы, как бежали за мной по дороге в тот день, когда я посетил ваш дом вместе со комиссаром? Вы спросили тогда, подозреваю ли я кого-нибудь в этом преступлении?

- А вы ответили, что подозреваются два иностранца, - она поправила волосы и прижала левую руку к груди.

- Не хотите ли задать этот вопрос снова, мисс?

- Что вы хотите этим сказать?

- А вот что. Если бы вы снова задали этот вопрос, я бы дал вам другой ответ. Кое-кто подозревается, но не иностранец.

- Кто же? - ее полуоткрытые губы еле произнесли эти слова.

- Гарри Поттер.

- Что такое?! - воскликнула она.- Гарри? Невозможно. Кто смеет подозревать его?

- Хмури!

- Хмури! - лицо девушки стало серым.- Я боюсь этого человека. Он злой... Он... Он...- она внезапно умолкла. По решительному лицу Чу было видно, что она собиралась с силами. В этот момент я понял, что она будет бороться. Драко тоже внимательно следил за ней.

- Вы знаете, конечно, что Гарри был здесь в ночь убийства? - спросил я.

- Да, - ответила она не раздумывая.

- Очень плохо, что он утаил этот факт,- сказал я серьезно.

- Да, да, - поспешно согласилась девушка.- Но мы не должны тратить время на сожаления. Мы должны как-то спасти его. Он не виновен. Но это ему не поможет в борьбе с Хмури, которому нужны жертвы. Ему сейчас необходимо кого-то арестовать, и этим кто-то будет Гарри!

- Факты против него,- продолжал я. - Вы понимаете это?

Она смотрела ему прямо в лицо и ответила:

- Я не ребенок, профессор. Я могу быть храброй и смотреть фактам в лицо. Он невиновен, и мы должны спасти его.

Она говорила с какой-то отчаянной энергией, затем нахмурившись, замолчала, погрузившись в свои мысли.

- Мисс Ченг,- я прервал молчание, пристально смотря на нее, - а нет ли у вас чего-нибудь такого, о чем вы умалчиваете и что хотели бы рассказать нам?

Она кивнула с недоуменным видом.

- Да, кое-что, но едва ли вы поверите мне, это кажется таким абсурдным.

- Во всяком случае, расскажите нам, мисс.

- Это кажется таким странным, и все же я почти уверена. Я вам расскажу по порядку. Утром того дня, когда мистер Блэк был убит, я гуляла здесь в саду и вдруг услышала мужские голоса. Я раздвинула кусты и выглянула. Двое мужчин ссорились. Одним из них был мистер Блэка, а другим – Гилдерой Локхарт. Он то жаловался, то угрожал. Я поняла, что он просит денег. Но в этот момент опекунша позвала меня, и я ушла. Вот и все.

Драко воскликнул:

- Но почему вы не рассказали об этом Хмури, мисс?

Со стороны дома кто-то позвал Чу.

- Я должна идти,- прошептала она и исчезла среди деревьев.

- Пойдемте, - сказал я и подтолкнул своего ассистента в сторону виллы «Белый гипокриф».

В холле стоял Хмури, рассматривая стоящего перед ним между аврорами Гарри Поттера со связанными руками.

- Добрый день, мистер Хмури,- рявкнул я.- Что у вас здесь такое?

Хмури кивнул головой в сторону Поттера.

- Он пытался удрать, но я разгадал это. Он арестован по подозрению в убийстве своего крестного Сириуса Блэка.

Я резко повернулся к юноше, лицо которого было пепельно-бледным. Он стоял, вяло прислонившись к косяку двери.

- Что вы скажете на это, молодой человек?

Поттер уставился на меня с холодным безразличием.

- Ничего, - дерзко произнес он.

Я повернулся к Хмури.

- Какие у вас основания для ареста?

- Неужели вы думаете, что я вам их сейчас представлю?

- Да, в порядке любезности.

Старый аврор с презрением посмотрел на меня. Он колебался между желанием грубо отказать и удовольствием восторжествовать над противником.

- Я полагаю, вы думаете, что я ошибся? - усмехнулся он.

- Я бы не удивился,- ответил я, приподняв бровь.

Лицо Хмури потемнело.

- Ну, хорошо! Пройдемте со мной, вы убедитесь сами.

Он распахнул дверь гостиной, и мы прошли внутрь, оставив Поттера под присмотром двух авроров.

- Теперь, профессор, - с сарказмом сказал Хмури, - я угощу вас небольшой лекцией о сыскной работе. Я покажу, как работаем мы, современные авроры высшего ранга!

- Отлично! - ответил я, усаживаясь в кресло. - А я покажу вам, как замечательно умеет слушать Старая Гвардия.

Я вытянул ноги и откинулся на спинку стула, закрыв глаза. Но тут же на минуту приоткрыл их, чтобы добавить:

- Не бойтесь, не усну. Я буду слушать с предельным вниманием.

- Так вот, - Хмури кинул на меня яростный взгляд, - я быстро разобрался во всей этой чепухе. В деле были замешаны два человека, но это были не таинственные иностранцы! Все это обман.

- Пока что все очень логично, - пробормотал я.

Хмури свирепо посмотрел на меня и продолжал:

- В деле должен быть выявлен мужчина, который вырыл яму и в результате преступления получает выгоду. Таким мужчиной может быть только один человек. Мы знаем о ссоре Поттера с крестным и о его угрозах. Отсюда вытекает мотив преступления. Теперь о средствах. Поттер в ту ночь был в Хогсмеде. Он утаил этот факт, что превратило подозрение в уверенность. Потом мы нашли вторую жертву, заколотую тем же способом. Потом пропала палочка Сириуса. Я перебрал всех, живущих в этом доме, и только Гарри, прибывший из Лондона, мог ее взять.

- Ну, тут вы не правы. Есть еще несколько человек, которые могли проникнуть в дом.

- Например, комиссар Уизли. У него был пароль на аппарирование – он был хорошо знаком с покойным.

- Вы насмехаетесь надо мной! Но я приведу вам последнее, неопровержимое доказательство. Рассказ мадам Пинс-Блэк выдуман - ложь с начала до конца. Мы верим, что она любила мужа. И все же она лгала, чтобы скрыть убийцу. Ради кого лжет женщина! Иногда - ради себя, обычно ради мужчины, которого она любит, всегда - ради детей. А юный Поттер был ей дорог как родной сын.

Я встал и с непроницаемым лицом направился к двери. Драко последовал за мной.

- Вы не приняли в расчет еще одну вещь,- бросил я на ходу.

- Какую еще?

- Крашеные женские волосы, - произнес я серьезным тоном и вышел из комнаты.

Гарри Поттер все еще стоял в холле с бледным тупым лицом, но, когда мы вышли из салона, он вздрогнул и пристально посмотрел на нас. В тот же момент на лестнице раздался звук легких шагов. Это спускалась мадам Пинс-Блэк. При виде пасынка, стоящего между двумя блюстителями закона, она остановилась, с ужасом в глазах.

- Гарри! - задыхаясь, прокричала она. - Гарри, что это значит?

Отрешенным взглядом он посмотрел на нее и произнес:

- Они арестовали меня, Гортензия.

- Что?

Мадам Пинс-Блэк пронзительно вскрикнула и, прежде чем кто-нибудь успел подхватить ее, покачнулась и тяжело рухнула на лестницу. Мы подбежали к ней и принялись поднимать. Драко заговорил первым:

- Она сильно разбила голову об угол ступеньки. И, мне кажется, получила легкое сотрясение мозга. Если мистер Хмури захочет снять с нее показания, ему придется подождать. Возможно, она будет без сознания не меньше недели.

Эльфы подхватили свою хозяйку. Оставив ее на их попечение, мы покинул дом.

Вернувшись домой, мы застали мисс Грэнджер, нетерпеливо расхаживающую по столовой, на сколько это позволяет сломанная нога и заклинание левитации. Увидев нас, она бросилась нам на встречу.

- Профессор, это правда, что Гарри арестован?

- Боюсь, что это так, мисс Грэнджер.

- А кроме него никого не подозревают в преступлении?

- Пока вам не о чем беспокоиться.

Ее реакция меня удивила. Я ожидал, что она хотя бы скажет спасибо, что я не выдал ее аврорам. Но неблагодарное создание просто задумчиво кивнуло и сказало:

- Я позволила себе устроить вашему эльфу, Ботти, выходной, - Драко закатил глаза прошептал одними губами одно слово П.У.К.Н.И., - и сама приготовила вам ужин.

Драко поперхнулся.

- Такая забота, мисс Грэнджер... Но я, знаете ли, не голоден... У меня сегодня... эээ... разгрузочный день, - потом он нагнулся и панически прошептал мне – Профессор, она же нас сейчас отравит.

- Не говори глупости, Мафлой! Я прекрасно слышала, что ты сказал! – она яростно указала на него своей палочкой, от чего тот вздрогнул и невольно сделал шаг за мою спину. – Извини, но сухой корм для хорьков я приготовить забыла.

- Мисс Грэнджер, вы мне обещали... - я подошел к девушке и укоризненно посмотрел на нее. Она смутилась и виновато опустила глаза. Я осторожно прикоснулся к ее подбородку, поднимая его вверх так, чтобы ее глаза встретились моими. – Вы же ничего не подсыпали в еду? Поверьте мне, профессора Зельеделья очень сложно отравить. Нет? Что ж замечательно! Драко, не знаю, как ты, но я после сегодняшних событий ужасно голоден и чувствую замечательный запах утки по-пекински. Я угадал, мисс Грэнджер? - она улыбнулась. – Вот и прекрасно! Если ты не голоден, то я останусь только в выигрыше. Вы позволите? – я галантно предложил руку девушке и проводил ее до стола.

Драко поплелся за нами следом, что-то недовольно бурча себе под нос. Когда мы сели за стол, он демонстративно поменял свою тарелку с тарелкой Гермионы, и не начал есть пока девушка не положила в рот первый кусок мяса. Прождав пять минут, демонстративно проверил время и приступил к ужину. Через несколько минут он сделал удивленное лицо, поперхнулся и медленно упал со стула. Я похолодел. Вилка с мясом замерла на полпути...

Гермиона побледнела от ярости, моментально схватила палочку и направила ее на Драко.

- Мафлой! Теперь я точно тебя убью! И профессор будет свидетелем того, что это было сделано в целях защиты моего психического состояния!!!! Прекрати паясничать! НЕМЕДЛЕННО!

Довольная физиономия моего крестника показалась над столом.

- А признайтесь, профессор, что вы испугались, - ухмыльнулся он.

Когда мне вернулся дар речи, я аккуратно положил вилку на тарелку и потянулся за своей палочкой.

- Драко, мальчик мой, - нехорошим добрым голосом начал я. – Сейчас я как никогда солидарен с мисс Грэнджер. Если ты не прекратишь свои идиотские шуточки, то я попрошу мистера Филча одолжить мне на пару дней миссис Норрис под предлогом необходимости отлова мышей, которые грызут мои травы для зелий, а также для успокоения хорьков, которые как сумасшедшие носятся по комнате моего ассистента...

- Что вы, уже и шуток не понимаете, - обижено пробормотал Драко, нанизывая очередной кусок утки на вилку.

Заметив задорный огонек в глазах девушки я улыбнулся ей в ответ. Когда с ужином было покончено, мы перешли в гостиную, куда Ботти подал чай. Беседа плавно перетекла на обсуждение некоторых аспектов использования драконьей крови в тяжелых ядах. Девушка поражала объемом своих знаний. Даже Драко был вынужден вскоре признать, что не разбирается в этом вопросе так же глубоко, как мы и задумчиво откинулся в кресле. Через некоторое время мисс Грэнджер, сославшись на усталость поднялась наверх в спальню, а мы с Драко продолжали сидеть, наблюдая, как огонь потрескивает в камине, бросая длинные отблески на каминную решетку.

- Значит, вы верите, несмотря ни на что, что Гарри Поттер невиновен?

Я ответил не сразу. После долгой паузы я произнес:

- Не знаю, Драко. Такая вероятность есть. Конечно, Хмури совершенно не прав, от начала и до конца. Если Поттер и виновен, то это никак не связано с доводами Хмури. Самая тяжкая улика против него известна только нам.

- Мисс Грэнджер?

Я кивнул.



Глава 12. В которой намекается на то, что мистер Блэк страдал суицидальным синдромом, а также находится хозяйка одного из волос.

На следующее утро мы медленно брели из дома в сторону виллы Блэка. После некоторого молчания я спросил у Драко:

- Тебе не кажется странным, что Блэк употребляет в письме точно те же выражения, что и мадам Пинс-Блэк позже использовала в своих показаниях? Если упоминание о Сантьяго обман, зачем ему говорить об этом и, более того, посылать туда Поттера?

- Признаю это загадочным, но, может быть, позже мы найдем какое-нибудь объяснение. Если мы подходим к вечеру посещения Блэка таинственной леди. Признаюсь, что если ею, в самом деле, была не мадам Росмерта, как утверждает Тинки, то это ставит меня в тупик.

Я покачал головой.

- Мой мальчик, где блуждают твои мысли? Я думаю, можно считать, что именно Мышка, будем звать ее пока так, посетила виллу «Белый гипокриф» в ту ночь. Намеревалась ли она увидеть Поттера или с самого начала думала обратиться к его крестному, мы не знаем, но, я думаю, мы можем предположить, что произошло следующее. Она предъявила требования на Поттера, возможно, показала письма, которые он ей писал, и крестный попытался откупиться от нее, выписав чек. Мышка с возмущением разорвала его. Ее письмо полно искренней любви, и ее, видимо, глубоко обидели предложенные деньги. В конце концов, Блэк избавился от нее, и здесь особое значение имеют слова, которые он произнес.

- «Да, да, но сейчас, ради Мерлина, идите», - подсказал Драко. - По моему мнению, в них содержится небольшая раздраженность, но и только.

- Этого достаточно. Блэк нервничал. Он хотел, чтобы девушка скорее ушла. Почему? Не потому, что беседа была неприятной, а потому, что он торопился, его подпирало время...

- Но почему же? - озадаченно спросил он.

- Почему? Давай попробуем разгадать это вместе. Итак, Мышка уходит в половине одиннадцатого. Тут мы непосредственно приближаемся к самой драме, которая, по моему мнению, разыгралась где-то до двенадцати часов. Это вытекает из показаний мадам Пинс-Блэк. Мы рассмотрели все события, предшествовавшие убийству. Но есть еще одно, которое осталось неучтенным, - это смерть Локхарта. По свидетельству мадам Помфри, осмотревшей труп, он уже был мертв, по меньшей мере, 48 часов и максимум шестьдесят два часа.

Ошеломленный Драко уставился на меня.

- Ничего не понимаю. Как вы вычислили это?

- Потому что только так может быть логически объяснена последовательность событий. Мой друг, я провел тебя по пути шаг за шагом. Неужели ты не видишь сейчас того, что так ослепительно ясно?

- Профессор, я не вижу ничего ослепительного. Я, в самом деле, думал, что начинаю что-то понимать, но теперь я опять безнадежно в тумане. Ради Мерлина, скажите мне, кто убил Блэка?

- Этого я пока сам точно не знаю.

- Но вы сказали, что вам все ослепительно ясно!

- Мы не понимаем друг друга. Не забывай, что мы расследуем два преступления, в первом из которых у нас есть мертвое тело. Ну-ну, не сердись! Я все объясню. Мы еще забыли про свежевырытую яму на поле для квиддича. Но сначала, мой друг, разреши задать вопрос: кто, по-твоему, задумал преступление?

Драко пожал плечами.

- Хорошо, задаю наводящий вопрос: кого мадам Пинс-Блэк любила так крепко, что когда увидела его мертвое тело, то упала в обморок?

Драко непонимающе посмотрел на меня.

- Своего мужа? – неуверенно пробормотал он. Я кивнул.

- Почему рассказ мадам Пинс-Блэк так напоминает историю Беллатрикс Лестрандж?

Юноша задумался...

- Но, профессор, это приводит нас к смехотворному утверждению, что Блэк задумал свое убийство!

- Так вот, мой мальчик, - размеренным тоном произнес я, - именно это он и сделал! Тебе кажется странным, что человеку пришлось спланировать собственную смерть. Настолько странным, что ты предпочитаешь принять истину за фантастику и вновь обратиться к истории убийства из ревности, которая фактически в десять раз более несбыточна. Да, Блэк запланировал собственную смерть, но тут есть одна маленькая деталь, которую, возможно, ты не уловил: он не собирался умирать.

Драко посмотрел на меня с отчаянным выражением лица.

- Нет-нет, в самом деле, все это более чем просто,- продолжал я снисходительно.- Поскольку для преступления, которое задумал Блэк, убийца не требовался, было нужно только мертвое тело. Давай, восстановим события, но теперь под другим углом зрения.

Блэк бежит из Азкабана и приобретает огромное состояние в Южной Америке. Но у него возникает ностальгия - тоска по крестнику. После смерти Вольдеморта, его оправдали в убийстве родителей Поттера, но не в убийства Лестранджа, про которое знал только узкий круг Упивающихся и несколько авроров. Блэк решает вести тихую жизнь, женившись на библиотекарше из Хогварца, к которой он был не равнодушен со времен учебы в школе. Мисс Пинс училась в Равенкло. Он покупает виллу на окраине Хогсмеда. И здесь на его пути встречается единственное во всей Англии лицо, которое может выдать подробности убийства Лестранджа... Конечно, эта встреча открыла мадам Росмерте доступ к деньгам Блэка. И она моментально воспользовалась этим. Блэк оказался полностью в ее власти.

Но тут случается неизбежное. Гарри Поттер влюбляется в красивую девушку, которую видит почти ежедневно. Он решает жениться на ней. Его крестный возмущен. Он готов любой ценой предотвратить женитьбу крестника на дочери Вольдеморта и воспитаннице этой злодейки. Поттер ничего не знает о прошлом крестного, ни о родителях Чу, но мадам Пинс-Блэк знает все. Она женщина с сильным характером и страстно предана мужу. Они совещаются. Блэк видит только один путь к спасению - «смерть». Его должны счесть умершим, и он может начать жить под другим именем, в другой стране, а мадам Пинс-Блэк, сыграв роль вдовы, через некоторое время сможет присоединиться к нему. Важно, чтобы контроль над деньгами остался в ее руках, и Блэк изменяет завещание. Как они собирались добыть мертвое тело, я не знаю: похитить труп у студентов, изучающих анатомию, изуродовать его до неузнаваемости или что-нибудь в этом роде, но, когда они составляли планы, подвернулся случай, сыгравший им на руку. Гилдерой Локхарт, напившийся до розовых пикси и сбежавший из клиники Св. Мунго, проник в их сад. Блэк старается выпроводить его, как вдруг Локхарт падает на землю в припадке белой горячки и умирает. Блэк зовет жену. Вдвоем они делают тело неузнаваемым и ненахождаемым, но эти чары бывают недолговечны. Супруги понимают, какая прекрасная возможность представилась им. Локхарт лицом нисколько не похож на Блэка, но у него такая же фигура. Этого достаточно.

Я представляю, как они сидели на скамье, где их не могли подслушать домашние, и строили планы. Мгновенно у них возникла идея. Опознавание должно быть сделано только на основании показаний мадам Пинс-Блэк. Гарри Поттер должен быть удален. Эльфы вряд ли осмелятся подойти близко к телу. Но в любом случае Блэк намерен принять меры, чтобы обмануть любого, кто не обращает внимания на мелочи. Поттеру послали телеграмму, причем Буэнос-Айрес был выбран для того, чтобы придать правдоподобность всей истории, на которой Блэк решил базироваться. Он посылает мне свой призыв о помощи, зная, что, когда я приеду и представлю это письмо, оно произведет колоссальное впечатление на следователя, что, впрочем, и произошло.

Затем, чтобы сделать правдоподобнее рассказ мадам Пинс-Блэк, они вонзают палочку в Локхарта е его сердце. В ближайшую ночь Блэк должен был связать жену, заткнуть ей рот, а затем, взяв лопату, закопать тело на поле для квиддича. Важно, чтобы тело было вскоре найдено – Харгидов пес, осматривающий владения школы, быстро бы нашел его. Мадам Росмерта не должна иметь никаких подозрений. После, закопав тело, Блэк должен был бы незамеченным уехать поездом в 00:10. Поскольку преступление предположительно произойдет на два часа позже, никакого подозрения он на себя навлечь не может.

Теперь вам будет понятно его раздражение, вызванное несвоевременным визитом Мышки. Каждая минута задержки был гибелью для его планов. Все же он отделывается от нее довольно быстро. Теперь за дело! Он оставляет входную дверь слегка открытой, чтобы создать впечатление, что злодеи ушли этим путем. Затем крепко связывает мадам Пинс-Блэк. Затыкает ей рот и покидает, заранее снабдив рассказом, в основном тем же самым, который он выдумал раньше, подтверждая тем гриффиндорскую оригинальность. Ночь была прохладной, и он набросил плащ поверх нижнего белья, рассчитывая бросить его в могилу вместе с мертвецом. Блэк вылезает в окно, спускается по дереву. Он выходит на пустое поле для квиддича, начинает копать, и тогда...

- Что? – выдохнул Драко, с раскрытым ртом слушавший мои размышления.

- И тогда, - повторил я уже мрачно, - правосудие, которого он так долго избегал, настигает его. Неизвестная рука наносит ему удар в спину... А теперь, Драко, ты поймешь, что я имел в виду, когда говорил о двух преступлениях. Первое преступление раскрыто. Это преступление, которое Блэк в своей самоуверенности просил нас расследовать. Здесь он сделал величайшую ошибку! Он недооценил Северуса Снейпа. Но за этим преступлением кроется более сложная задача - найти убийцу Блэка. И решить ее будет очень трудно, поскольку убийца, мудро рассудив, удовлетворился тем, что воспользовался приготовлениями самого Блэка. Это запутанная и таинственная история, которую надо распутать. Такой старый работник, как Хмури, который нисколько не полагается на психологию, почти наверняка потерпит поражение.

- Вы удивительны, профессор,- сказал Драко с восхищением.- Абсолютно удивительны. Ни один человек на земле, кроме вас, не смог бы разгадать все это!

Я думаю, что первый раз в жизни выглядел почти сконфуженным.

- Бедняга Хмури,- сказал я с наигранным сочувствием. - Конечно, нельзя его ошибки относить за счет глупости. Ему не повезло пару раз. Темный волос, обвитый вокруг рукоятки ножа, например. Он ввел его в заблуждение.

- Сказать по правде, профессор,- признался Драко,- даже теперь не понимаю, чей же это был волос?

- Мадам Пинс-Блэк, конечно. Это все звенья одной цепи. Факты должны всегда соответствовать разгадке! Разве не нашел Хмури следы двух человек на поле, мужчины и женщины? И как это вписывается в его «разгадку» преступления? Я тебе скажу: никак не вписывается, и поэтому мы о них больше не услышим! Я спрашиваю нас: разве это логическая манера работы? Великий Хмури! Великий Хмури - всего-навсего игрушечный надувной шарик, раздутый своей собственной важностью. Но Северус Снейп, которого он презирает, будет той маленькой булавочкой, которая проткнет этот раздутый шар, вот увидишь.

Без сомнения, когда мадам Пинс-Блэк придет в себя, она заговорит. Возможность, что ее пасынка могут обвинить в убийстве, никогда не приходила ей в голову. Да и как могло это быть, когда она верила, что он благополучно аппарировал в Сантьяго? Вот это женщина, Драко! Какая сила, какое самообладание! Она сделала только одну ошибку. Когда он неожиданно вернулся, «Это не имеет значения теперь» сказала она. И никто не заметил, никто не оценил значения этих слов. Какую ужасную роль она должна была разыгрывать, бедная женщина. Вообразите ее потрясение, когда она идет опознавать мертвое тело и, вместо того, что она ожидает, видит безжизненное тело мужа, который, как она думала, находится уже за много миль отсюда. Ничего удивительного, что она потеряла сознание! Но с той минуты, несмотря на свое горе и отчаяние, как уверенно она играла свою роль, и какое страдание испытывала при этом! Она не может сказать ни слова, чтобы направить нас по следам настоящих убийц. Ради своего пасынка она должна молчать. Окончательным и наиболее жестоким ударом было ее публичное признание, что мадам Росмерта была любовницей ее мужа, поскольку один намек на шантаж мог оказаться роковым для ее тайны. Вы видишь, Драко, что мы должны теперь начать все сначала. Кто убил Сириуса Блэка? Некто, кто был возле виллы как раз около двенадцати часов той ночи; некто, кому смерть Блэка принесет выгоду. Эти предпосылки подходят Гарри Поттеру чересчур хорошо. Не обязательно, чтобы преступление было им задумано заранее. И затем палочка.

Мы подошли к входу на виллу, и разговор пришлось прекратить...



Глава 13. В которой торжествуют Хмури и любовь.

Когда мы вошли в холл, нам на встречу поспешил комиссар Уизли:

- Боюсь, что мы должны согласиться с версией Хмури. Эта скотина безобразно себя ведет, но он, несомненно, умен. Мало шансов на то, что он в чем-нибудь ошибается.

- Думаете, что не ошибается? – холодно спросил я.

- А что, вы пришли к какому-либо другому заключению?

- Если говорить откровенно, господин комиссар, мне кажется, что в версии Хмури много неясных мотивов.

- Например?

Но из меня трудно было что-либо вытянуть так просто.

- Я их еще не успел конкретизировать, - протянул я. - Мои замечания носят общий характер. Не скажу, что мне нравится этот молодой человек, но я не могу поверить, что он виновен в таком ужасном преступлении. Кстати, что он сам говорит по этому поводу?

Уизли нахмурился.

- Я не могу его понять. Такое впечатление, что он совершенно не может защищаться. Больших трудов стоило заставить его отвечать на вопросы. Он ограничивается общим отрицанием своей виновности, а что касается всего остального, то прячется за упрямым молчанием. Я снова буду допрашивать его завтра. Может быть, вы захотите присутствовать при этом?

Мы охотно приняли приглашение.

- Печальная история, - сказал комиссар со вздохом. - Я глубоко сочувствую мадам Пинс-Блэк.

- Как ее здоровье?

- Она еще не пришла в себя. Это своего рода милосердие, бедная женщина от многого избавлена. Мадам Помфри говорит, что опасности нет, но, когда она придет в себя, ей будет необходим максимальный покой. Насколько я понимаю, в ее теперешнем состоянии виновато не только падение, но и душевная травма. Будет ужасно, если она сойдет с ума. Но я этому нисколько не удивлюсь...- Уизли сделал унылое выражение лица, чем хотел подчеркнуть, как мрачно представляет себе перспективы дела.

Наконец, он вернулся к действительности и, спохватившись, проворчал:

- Ах, да! У меня есть для вас письмо, профессор. Одну минутку, куда же я его положил?

Под моим грозным взглядом он принялся копаться в бумагах. Наконец, нашел послание и передал мне.

- Оно было вложено в конверт с моим адресом, видимо, чтобы я направил его вам,- объяснил он.- Но, так как вы не оставили адреса, я не мог этого сделать.

Я рассмотрел письмо с любопытством. Адрес на нем был написан размашистым, косым, немного знакомым почерком, но писала его явно женщина. Я не стал читать письмо, положил его в карман, развернулся и столкнулся с Аластором Хмури, который выглядел хромым щеголем – его волшебный глаз светился всеми цветами радуги от восторга.

- Профессор! - бросил он небрежно. - Конец дела теперь не так уж далек!

- Я согласен с вами, мистер Хмури, - сдержанно ответил я.

- Это самый бесхарактерный из всех известных мне преступников. Ни малейшей идеи, как себя защитить. Что-то необыкновенное! Кто бы мог подумать: Поттер, победивший Вольдеморта, не может сказать и слова в свою защиту!

- Настолько необыкновенное, что заставляет задуматься, не так ли? - резюмировал я ледяным голосом.

Но Хмури меня не слушал. Он вертел глазом во все стороны с самодовольным видом.

- Я рад, профессор, что вы, наконец, убедились в виновности Поттера.

- Извините, но я полагаю совсем не уверен в этом.

Хмури минуту изумленно сверлил меня своим глазом, потом расхохотался, постучал выразительно пальцем по лбу и отрывисто произнес: - Он рехнулся!

Я никак не отреагировал на это заявление. Почувствовав, что мне надо на некоторое время отлучиться, я извинился и вышел из холла.

На пути обратно, до меня донесся голос Хмури, произносящий знакомую фамилию. Я незаметно подошел к двери, желая подслушать, о чем они говорили.

- Да, мистер Уизли, - рокотал Хмури. – Я совершенно точно установил, что мисс Грэнджер прибыла в день убийства в Хогсмед – ее опознал носильщик, который вспомнил ее со времен учебы в Хогварце. К тому же у нее каштановые волосы, и огромна вероятность, что именно она была той таинственной посетительницей Блэка. На сколько я понял, у нее был пароль на аппарацию. Значит, она могла стащить палочку.

Мне оставалось молиться, чтобы Драко держал рот на замке. Я не видел его и не мог послать на него ни одного проклятия.

- Но как же... – Уизли, казалось, был ошарашен. – Гермиона не могла убить...

- Но именно она могла быть сообщницей Поттера. Она была его лучшей школьной подругой. Я прошу вас, комиссар, подписать ордер на задержание мисс Гермионы Грэнджер по подозрению в соучастии в преступлении.

Я осторожно вышел из комнаты и аппарировал к дому. Тихо пройдя в библиотеку, я нашел мисс Грэнджер, сидящую в кресле перед камином и листающую какой-то журнал. Увидев меня, она встала.

Тысяча мыслей пронеслась у меня в голове. Я больше не знал, что делаю. Чувства взяли полный контроль над моим разумом. Через несколько минут я решился.

- Мисс Грэнджер, только что был выдан ордер на ваш арест. Комиссар Уизли самолично его подписал. Он не знает, что вы живете в этом доме, но, поверьте мне, это дело времени.

- Он ищет меня? - почти прошептала она.

И тогда, так как я ответил утвердительно, она рухнула в кресло и разразилась отчаянными, горькими рыданиями.

- Я знаю все.

- О нет, вы не знаете!

- Думаю, что знаю.- И через минуту, когда ее рыдания стали затихать, я спросил: -
- Зачем ты взяла палочку? - спросил я через некоторое время.

Она ответила просто, как ребенок:

- Я боялась, что она покажет, как Сириус выписал чек

- Но разве ты не могла стереть эти воспоминания?

Она покачала головой как бы в удивлении, а потом медленно сказала:

- Вы хотите выдать меня... аврорам?

- Боже мой, конечно, нет!

Ее взгляд, честный и открытый, впился в мое лицо, затем она спросила тихим голосом с затаенным испугом.

- А почему бы и нет?

Это было странное место и странное время для признания в любви, и, видит Мерлин, я никогда не воображал, что любовь может прийти ко мне так неожиданно. Но я ответил просто и естественно:

- Потому что я люблю тебя, Гермиона.

Она наклонила голову, как будто стыдясь, и пролепетала упавшим голосом:

- Вы не можете... Вы не можете... ведь вы не знаете...- И вслед за этим, как бы овладела собой, она повернулась лицом ко мне и спросила: - Что же вы тогда знаете?

- Я знаю, что в ту ночь вы приходили, чтобы встретиться с Сириусом. Он предложил вам чек, который вы с презрением разорвали. Потом вы ушли из дома... - Я остановился.

- Продолжайте, что дальше?

- Я не уверен, знали ли вы, что Гарри Поттер приедет той ночью, или вы просто остались, надеясь на случай, что увидите его, но вы действительно остались ждать, неподалеку. Возможно, вы просто чувствовали себя несчастной и бродили без цели, но, во всяком случае, около двенадцати ночи вы все еще были поблизости, и вы увидели человека на поле для квиддича...

Я снова остановился. Трагедия представилась мне в тот миг, когда Гермиона вошла в комнату, но сейчас она возникла у меня перед глазами еще более убедительно.

- Продолжайте, - повторила девушка решительно.

- Я представляю, что он стоял спиной к вам, но вы узнали его или думали, что узнали. Его походка и манера держать себя были вам известны.- Я помедлил.- В поезде вы говорили, что у вас в жилах течет итальянская кровь и что вы однажды чуть не попали в беду из-за нее. Вы угрожали в одном из писем Поттеру. Когда вы увидели его там, ваш гнев и ревность свели вас с ума, и вы нанесли удар! Только ошиблись, убив Блэка вместо Поттера. Я ни на минуту не верю, что вы хотели убить человека. Но вы его все-таки убили, Гермиона.

- Вы правы... Вы правы… эта картина возникает у меня перед глазами, когда вы говорите. - Вдруг она резко повернулась ко мне: - И вы любите меня? Зная все это, как вы можете меня любить?

- Не знаю, - ответил я устало. - Думаю, в любви так и бывает, с ней ничего нельзя поделать. Я борюсь с ней с самого первого дня, как увидел вас. Но любовь оказалась сильнее меня.

И тогда неожиданно, отчаяние вновь овладело ею, она опять разрыдалась.

- О, я не могу! Я не знаю, что мне делать! Я не знаю, куда мне броситься! О, пожалейте меня, пожалейте меня, хоть кто-нибудь, и скажите, что делать!

Снова я опустился возле нее на колени, успокаивая, как только мог:

- Не бойся меня, Мышка! Ради бога, не бойся! Я люблю тебя, правда люблю, и ничего не хочу взамен. Только разреши мне помочь тебе. Продолжай его любить, если хочешь, но разреши мне помочь тебе, так как он не может этого сделать.

От моих слов Гермиона как будто окаменела. Она подняла голову, отняла руки от лица и смотрела на меня неподвижным взглядом.

- Вы так думаете? - прошептала она. - Вы думаете, что я люблю Гарри Поттера?

Затем, полусмеясь-полуплача, она бросилась мне на шею и прижалась милым мокрым личиком к моей щеке.

- Но не так, как люблю вас, - прошептала она.

Ее губы скользнули по моей щеке, встретились с моими губами и осыпали градом поцелуев, невообразимо нежных и горячих. Неистовость их... неожиданность... я не забуду никогда, до конца своей жизни!

Шорох у двери заставил меня обернуться. Там стоял Драко и удивленно смотрел на нас.

- Ступефай! Иди отсюда как можно быстрее. Я его удержу...

Взглянув на меня в последний раз, она бросилась из комнаты. Я встал и подошел к окну.

- Finite Incantatio! Прости, мой мальчик, я не мог поступить иначе...

Драко ничего не говоря, прошел через комнату и молча сел на кресло, которое еще хранило тонкий запах ее духов.



Глава 14. В которой неожиданный персонаж признается в содеянном.

- Профессор, я ничего не сказал Хмури о мисс Грэнджер, - произнес юноша через некоторое время.

- Почему?

- Вы мой друг, профессор, больше, вы мне как отец. Я видел, что происходило между вами эти дни: нежность, забота, подозрение, боль, недоверие... Но может, она не убивала...

- Я сделаю все, что в моих силах, чтобы вытащить ее из этого. Поттер, скорее всего, молчит, чтобы не подставить ее... Но Хмури имеет свои способы допроса. Он вытянет из нее правду. Все факты указывают на нее. Не знаю, что ты слышал из нашего разговора, но она не отрицала обвинений.

- Профессор, но она и не призналась ни в чем. Только в том, что взяла палочку.

Тут мой взгляд упал на журнал, оставленный мисс Грэнджер на столике у кресла. Я протянул руку и на обложке увидел фотографию двух девушек с каштановыми волосами, рекламирующих новую серию духов. Одно лицо принадлежало мисс Грэнджер, а второе...

Я стал лихорадочно вспоминать свои беседы с Гермионой.

«Нет, пожалуйста, не делай этого... не убивай... одумайся... не убивай... умоляю тебя!..»

«Нет, он давно не писал мне»

- Мы должны присутствовать на допросе Поттера! – я резко повернулся в сторону двери. – Ты со мной?

- Конечно, профессор! Кстати, что было в той записке, что передал вам Уизли.

Я достал немного помятый листок бумаги из кармана мантии, прочистил горло и прочитал:

«Профессор Снейп!

Если это письмо дойдет до вас, умоляю прийти на помощь. У меня нет никого, к кому бы я могла обратиться, а Гарри надо спасти любой ценой. Я на коленях умоляю вас помочь...

Чу Ченг».

Драко хмыкнул, но ничего не сказал.

Через пол часа мы уже присутствовали при допросе Гарри Поттера. Несмотря на то, что времени прошло немного, молодой узник страшно изменился. «Что же будет с ним после Азкабана, если он туда попадет...» Я был поражен его видом. Осунувшийся, с темными кругами вокруг глаз, он выглядел измученным и подавленным, как человек, который тщетно пытался уснуть в течение нескольких ночей.

Арестованный и его адвокат мистер Лонгботтом сели. Устрашающего вида аврор встал у двери. Самопишущее перо приготовилось записывать показания. Допрос начался.

- Поттер, - надменно начал задавать вопросы Хмури,- отрицаете ли вы, что находились в Хогсмеде в ночь, когда было совершено преступление?

Поттер ответил не сразу, а когда заговорил, то его нерешительность было немного странно видеть:

- Я... я... говорил вам, что был в Лондоне.

Лонгботтом нахмурился и вздохнул. Я сразу понял, что Поттер упрямо гнул свою линию, приводя адвоката в отчаяние.

Хмури резко повернулся.

- Введите свидетеля с вокзала.

Через одну-две минуты дверь отворилась, и вошел мужчина, в котором я сразу узнал служащего станции Хогсмеда мистера Бриггса. Тот испуганно топтался под изучающим глазом старого аврора.

- Вы дежурили в ночь, когда было совершено преступление?

- Да, сэр, - пробормотал он.

- Вы присутствовали при прибытии поезда в 23.40?

- Да, сэр.

- Посмотрите на арестованного. Признаете ли вы в нем одного из пассажиров, сошедших с этого поезда?

- Да, сэр, – казалось, других слов он не знал...

- Вы не ошибаетесь?

- Нет, сэр. Я хорошо знаю мистера Гарри Поттера, - «о! Уже что-то больше чем да, сэр»

- Вы не могли спутать дату?

- Нет, сэр, потому что как раз на следующее утро, мы услыхали об убийстве.

- Этот человек, Поттер, - Хмури наклонился к Поттеру и язвительно продолжил, - моментально вас опознал. Что вы можете сказать?

- Ничего.

Лонгботтом возвел глаза к небу. Мне стало ясно, сколь тяжелую задачу возложил на себя адвокат. Не так-то легко ему будет добиться помилования Поттера. Он поднялся и заговорил:

- Мой клиент перенес значительное нервное потрясение. Я прошу записать, что его нельзя считать ответственным за то, что он говорит.

Хмури подался вперед и пытливо посмотрел на арестованного.

- Вполне ли вы понимаете, Поттер, что на основании ваших ответов мне ничего не остается, как предать вас суду?

Бледное лицо Поттера вспыхнуло, и он спокойно и безразлично, так, как будто его это не касалось, ответил.

- Мистер Хмури, я не убивал своего крестного.

Старый аврор засмеялся коротким, неприятным смешком.

- Без сомнения, без сомнения... они всегда невиновны, наши арестанты. Вы сами себя осудили. Вы не предлагаете никакой линии защиты, у вас нет алиби... одни заверения, которые не обманут и ребенка. Вы убили вашего крестного, Поттер, жестоко и подло, ради денег, которые, как вы думали, перейдут к вам после его смерти. Ваша мачеха стала соучастницей после преступления. Без сомнения, ввиду того, что ее поступок был продиктован женским сердцем, суд может оказать ей снисхождение, чего нельзя ожидать в вашем случае. И совершенно справедливо! Ваше преступление ужасно, оно вызывает отвращение у бога и людей! - Хмури наслаждался своим красноречием.- Вы убили, и вы должны понести кару за содеянное. Я обращаюсь к вам не как человек, а как правосудие, извечное Правосудие, которое...

Речь Хмури, к большой его досаде, была прервана шумом в коридоре. Дверь распахнулась.

- Мистер Хмури, сэр, - служитель заикался от волнения,- там дама, которая заявляет... которая говорит...

- Кто там и что говорит?! - воскликнул Хмури.- Это абсолютно недопустимо. Я запрещаю, я запрещаю входить сюда посторонним! - Но маленькая стройная фигурка оттолкнула полицейского от двери. В комнату ворвалась женщина, одетая во все черное, с длинной вуалью, скрывавшей лицо.

Я ощутил острую боль в сердце. Она все-таки пришла! Все мои усилия оказались напрасными. И все же я не мог не восхищаться храбростью, которая заставила ее сделать этот шаг так решительно.

Женщина подняла вуаль, и я чуть не задохнулся. Несмотря на то, что фигуры и прически девушек были похожи, это была не Гермиона!

- Вы мистер Хмури? Вы ведете расследование? - спросила она запыхавшись.

- Да, и я запрещаю...

- Меня зовут Джинни Уизли. Я признаюсь в убийстве Сириуса Блэка.



Глава 15. В которой профессор получает письмо, а также составляется план по выкуриванию убийцы из норки.

«Мой друг!

Вы уже будете знать все, когда получите это письмо. Никакими уговорами я не смогла поколебать Джинни. Она ушла, чтобы отдать себя в руки правосудия... Я устала бороться.

Теперь вы знаете, что я обманывала вас. Вы доверяли мне, а я платила ложью.
Хотя, отвечая на ваши вопросы о письме, которое вы, без сомнения, успели разглядеть, я вам не лгала: Гарри действительно писал не мне, а Джин.

Возможно, моя попытка оправдаться покажется вам бессмысленной, но мне хотелось бы, прежде чем я навсегда уйду из вашей жизни, просто рассказать, как все это получилось. Если бы только я могла надеяться, что вы простите меня, мне стало бы легче жить на свете! Я сделала это не для себя, вот единственное оправдание, которое могу выдвинуть в свою защиту.

Начну с того дня, когда мы встретились с вами в поезде. Я волновалась из-за Джинни. Она с ума сходила по Гарри поттеру еще со школьных времен. Она готова была стелиться ковром ему под ноги. А когда он стал писать ей реже, началось что-то ужасное. Она вбила себе в голову, что он влюбился в другую девушку... и, как потом оказалось, была совершенно права. Джин задумала поехать на виллу Сириуса в Хогсмед и попытаться встретиться с Гарри. Она знала, что я была против, и незаметно ускользнула. В Лондоне я обнаружила, что ее нет в поезде, и решила не ехать без нее в Хогсмед. У меня было предчувствие, что может случиться нечто ужасное, если я не предотвращу этого.

Я встретила следующий поезд из Лондона. Моя подруга находилась там, полная решимости немедленно ехать на виллу. Я спорила с ней, как только могла, но ничего не добилась. Она была возбуждена и упорствовала. Ну, я умыла руки. Я сделала все, что могла! День клонился к вечеру. Я отправилась в отель, а Джинни – к Гарри. Меня не оставляло чувство, которое в книгах называют «неотвратимой бедой».

Наступил следующий день, Джинни все не было. Мы условились встретиться в отеле, но она не пришла. А потом вышли газеты с ужасной новостью.

Мне стало страшно. Я представила себе, как Джинни встретилась с Сириусом и рассказала ему о себе и о Гарри, а он оскорбил ее или что-нибудь в этом роде. Мы обе очень вспыльчивые, поэтому я не исключала самого худшего.

Затем выплыла версия об этих иностранцах в масках, и я начала успокаиваться. Джинни появилась в отеле, она ничего не говорила, не объясняла. Только сказала, что ее может выдать палочка Блэка, когда он выписывал ей чек, который она разорвала.

Я настолько разнервничалась, что просто была вынуждена поехать и посмотреть сама, что там делается. Как вы знаете, у меня был пароль. Я нашла палочку и украла ее. Потом я наткнулась на вас. Вы это уже знаете. Когда я увидела мертвеца, у меня снова возникли худшие опасения. Я не в силах объяснить вам ужасное чувство беспомощности, которое охватило меня в тот момент. Только одно мне было ясно - я должна немедленно скрыться. Я притворилась, что упала в обморок, и вы вынесли меня с территории виллы.

Джинни вернулась в Лондон в наш магазин. Я первым делом написала ей и сказала, что она может не волноваться. Она ответила мне письмом полным отчаяния, приложив к своему письму одно из старых посланий Гарри, спрашивая меня, как человек, пишущий такие строки мог так с ней поступить.

Я бы хотела, чтобы вы могли заглянуть в мою душу в тот момент. Вы бы, возможно, меня простили. Я была так напугана, мои мысли путались, отчаяние охватило меня. Ясно было одно: вы попытаетесь спасти меня. Я не знала, захотите ли вы спасать Джинни. Весьма вероятно, что нет, думалось мне, ведь речь шла о двух разных людях. А я не могла рисковать. Мы с Беллой как сестры. Я должна была сделать для нее все. И потому продолжала лгать. Я чувствовала себя мерзкой и чувствую такой до сих пор. Вот и все. Мне следовало бы довериться вам раньше, но если бы я так поступила...

Как только в газетах появилось известие, что Гарри арестован, Джинни не захотела ждать.

Я очень устала. Не могу больше писать».

Далее шло зачеркнутое слово «Не Та Мышка», а ниже него «Гермиона Грэнджер».

Это было наспех написанное, испачканное кляксами послание, но я берегу его по сей день.

Драко видел, как я читал письмо. Листы падали у меня из рук. Дочитав, я взглянул на упавшие листы письма. Неожиданно я поднял их с пола и протянул ему.

- Прочти это,- сказал я.

Он прочитал письмо молча, потом взглянул на меня.

- Вы подозревали что-то подобное?

- Нет, я на столько привык к мысли, что у всех Уизли рыжие волосы, что не обратил внимание на фотографию в журнале – Уизли покрасила волосы и стала очень похожей на Гермиону. Это сходство и сбило меня с толку. Потом я был полностью уверен, что Мышка это она... Теперь я вижу, что ошибался... Сможет ли она простить меня, за мое недоверие?..

Драко поднес, было, палец к виску, но быстро передумал и просто почесал затылок. Я устало пожелал ему спокойной ночи и пошел в лабораторию за зельем сна без сновидений. Поднявшись в спальню, я подошел к окну, чтобы задернуть занавески, и увидел, как Драко подзывает сову, привязывает письмо к ее лапке и выпускает в небо. «Опасность прошла, и мальчик вспомнил о своих подружках...» - ухмыльнулся я. Зелье начало действовать, я, не раздеваясь, повалился на кровать и моментально заснул.


На следующее утро я проснулся злым и не выспавшимся: побочное действие сонного зелья. Если бы у меня были бы уроки у Гриффиндорцев – они лишились бы не одного десятка баллов. Можно было бы наорать на Лонгботтома, поиздеваться над Поттером... Мда... Гермиона тоже была бы там... Я затряс головой, желая отогнать от себя воспоминания вчерашней беседы, жарких поцелуев, ее слов... Я должен был посмотреть правде в глаза: она ушла и не вернулась. Я больше не был ей нужен... Я подозревал ее, не верил ей... Больше всего на свете я хотел прижать ее к себе, зарыться в ее пушистые волосы и держать ее в своих объятиях вечно. Хотел извиниться за свои подозрения... но тщетно: маленькая гриффиндорка исчезла. Осознание этого факта не прибавило мне радости.

В таком особом расположении духа я спустился в столовую, кивнул головой Драко и быстро уселся в кресло. Я сразу же взял газету и отгородился ей от всего мира – меньше всего мне хотелось обсуждать события вчерашнего дня. В комнате повисла напряженная тишина.

- Кхм, профессор...

- Драко, дай мне, пожалуйста, дочитать до конца репортаж об аресте, - пробурчал я, не отрываясь от газеты. – И вообще, где мой кофе?!

- Северус, вам никто не говорил, что употреблять ТАКОЕ кофе в ТАКИХ количествах очень вредно для здоровья!

Я медленно опустил газету. Передо мной, держа в руке кружку с кофе, стояла улыбающаяся Гермиона... Я встал, взял ее руку и сжал в своих. Мои глаза выразили остальное. Драко прокашлялся.

- Дети мои, - важно сказал он,- в данный момент у нас нет времени для чувств. Впереди работа. Мисс Грэнджер, вы же привезли то, что я просил?

Гермиона немного виновато улыбнулась, высвободила свою ручку из моих рук, поставила на стол кружку и потянулась к волосам. Через несколько секунд она положила на стол шпильку, взмахнула своей палочкой и на столе появилась волшебная палочка Сириуса Блэка. Драко просто светился от осознания собственной важности:

- Пока все были заняты арестом Поттера, признаниями Уизли, мы совсем забыли, что палочка Блэка может скрывать в себе много тайн. И сейчас мы их узнаем.

- Гермиона, но как ты здесь оказалась?

Драко, внимательно разглядывая украшения на портрете кардинала Чезаре Борджия, как бы вскользь бросил:

- Ну... это я послал письмо мисс Грэнджер с просьбой приехать как можно скорее. Уж лучше пусть она меня превращает в хорька, чем вы накладываете проклятия направо и налево, находясь в плохом настроении.

Я хмыкнул, но ничего не ответил. Мы сели за стол, и я взял в руку палочку Блэка.

- Что ж, посмотрим... Prior Incantato!

Палочка вздрогнула, завибрировала и выдала последнее заклинание.

- Это же... - прошептала изумленная Гермиона, - Imperio...

- Затем заклинание забвения, - в голосе Драко слышалось удивление, пока он считывал выскакивающие один за другим заклинания. – Перенос тела, опять заклинание подвластья и, наконец, магическая подпись чека для Джинни.

Я опустил палочку. Лицо Драко выражало крайнее недоумение. Гермиона задумалась. Это казалось невероятным, но все указывало на то, что преступление совершил кто-то из двоих: или Поттер, или мисс Ченг. У обоих был и мотив, и средства. Оба они были на вилле...

- Гермиона, тебе Джинни ничего не писала о том, что произошло после того, как Блэк выставил ее из кабинета.

По глазам девушки было видно, что она сделала те же выводы...

- Писала... Она видела их вместе той ночью, думала, что это свидание... Значит, это было не простое свидание. Только жаль мы не знаем, это Гарри применил Imperio к Чу или наоборот...

- Все равно, - с вздохом произнес я. – Против них нету практически никаких улик... Признание мисс Уизли полностью сбило с толку все расследование. Нам надо как-то спровоцировать их, чтобы убийца ошибся и выдал себя.

- Но как?.. – Драко пожал плечами. – С одной стороны, учитывая родственника мисс Ченг, можно предположить, что это она...

- А причем тут родственники Чу? – непонимающе переспросила Гермиона.

- Только при том, что ее родным отцом является небезызвестный Лорд Вольдеморт... – глаза девушки расширились от изумления. - Гены отца могли дать о себе знать, и она стала на путь убийств. Но нельзя сбрасывать со счета и Поттера – он сильно изменился за последние годы. К тому же он не мог вынести, когда кто-то вмешивался в его жизнь и пытался им командовать. А именно это и делал Блэк, мешая его свадьбе с мисс Ченг.

Над столом повисла гнетущая тишина. Драко откинулся на стуле и вертел в руках палочку Блэка, как бы пытаясь разгадать все ее секреты. Гермиона задумчиво пила чай из большой кружки, беззвучно двигая губами, как бы разговаривая сама с собой. Я пытался заново проанализировать имеющиеся факты: общая картина была ясна, но убийца, скрывался от меня.

Тишину нарушила резко опущенная на стол кружка чая.

- Я знаю, что мы сделаем! – решительно сказала Гермиона.

- Мы? – иронично улыбнулся я.

- Конечно, - два прыгающих чертика в ее глазах внимательно смотрели на меня, - не думаете же вы, что я не буду участвовать в операции по поимке настоящего убийцы! Не забывайте, на седьмом курсе я на отлично сдала курс Боевой магии и Защитных заклинаний, который преподавал бывший Упивающийся Смертью – человек, который не раз стоял перед лицом смертельной опасности!

Я отвел взгляд.

- Что ж, послушаем вашу, несомненно, замечательную идею, - я тоже откинулся в кресле и потянулся за своим кофе.

Она метнула на меня грозный взгляд и продолжила.

- Нам надо сделать ловушку. Я все продумала. Я позову Риту Скитер, и она напечатает репортаж об убийстве, где вскользь будет упоминаться о том, что я знаю что-нибудь важное, что поможет уличить настоящего убийцу. Например, можно сказать правду, что палочка была у меня, и я знаю, какие заклинания ей выполняли. Также написать, что завтра я собираюсь отнести эту палочку следователю. Упомянем, что я живу в данный момент в этом доме. Настоящий убийца будет просто обязан прийти и убить меня сегодня ночью. Тогда вы с Драко его или ее поймаете, и сможете хотя бы обвинить его в нападении на меня. А потом и искать нужные улики по убийству Сириуса.

Поняв, что на ее предложение никто реагировать не собирается, девушка пожала плечами и вышла на кухню, чтобы налить себе еще одну порцию чая. Я встал и пошел за ней. Она не обернулась, услышав мои шаги. Тогда я подошел и легко сжал ее плечи.

- Гермиона, ты понимаешь, что это опасно. Я не хочу рисковать тобой, - тихо сказал я.

Она повернулась, и наши глаза встретились.

- Но вы с Драко сможете меня защитить!

- А если не сможем? Этот человек опасен! Смертельно опасен и он пойдет на все, чтобы добиться своей цели.

- Я верю вам, - она прижалась ко мне, положив голову мне на грудь. – Мы любой ценой должны спасти Джинни. После признания ее вчера посадили в Азкабан. Мне становиться страшно от мысли, что ей там надо было бы провести хотя бы один час. А она там провела всю ночь. Поэтому мы должны действовать как можно быстрее!

- Прости, я не должен был подозревать тебя.

- Давай забудем об этом. Теперь это кажется не столь важным. Ты хотел помочь мне, я хотела помочь Джин... – она подняла свою голову, и я увидел, как в ее глазах заблестели слезы. Я нагнулся и осторожно прикоснулся к ее губам.

- Хорошо, - через некоторое время прошептал я ей, - пиши Скитер. Мы с Драко обсудим, как защитить тебя этой ночью. После разговора с репортером не вздумай оставаться одна ни минуту!




Глава 16. В которой Рита Скитер примеряет роль профессора Трелони и Амура, Драко проявляет самоотверженность, а мышка чуть не становиться завтраком королевской кобры.

После того, как мисс Скитер покинула наш дом, горя от нетерпения поделиться с общественностью сенсационным материалом, я занялся тем, что выписал на пергамент все имеющиеся улики и попытался вывести хронологию событий. Джинни идеально вписывалась в картину, учитывая найденные заклинания из палочки Блэка. Только мне не давал покоя мотив преступления. Мне пришла в голову еще одна идея, но я быстро отбросил ее, как нереальную. Итак, Поттер или Ченг? Или оба сразу? Убивать ради свободы? Ради получения разрешения на брак? Хотя оба они могли сильно измениться со школьных времен. После того, как главный герой войны сошел со сцены, ему вполне могло не хватать острых ощущений...

Через приоткрытую дверь кабинета до меня доносились отголоски ссоры Гермионы и Ботти. Эльф не мог смириться с тем, что его кто-то пытается выставить с кухни. Гермиона заявила, что готовка снимает у нее нервное напряжение и дает ей возможность не дрожать от каждого шороха в доме: сидение на одном месте уж очень угнетает. Драко же сидел на шезлонге в саду, наблюдая за окрестностью из-за толстого журнала по алхимии.

Обед прошел спокойно. Когда мы в гостиной пили послеобеденный чай, в комнату залетела сова и бросила мне на колени сверток с газетой. Пока я отдавал сове деньги за доставку, Драко быстро перехватил газету и погрузился в чтение. Он издал несколько смешков, потом лукаво посмотрел сначала на меня, а потом на Гермиону.

- У мисс Скитер потрясающий стиль и талант предугадывать события... Надеюсь, вы двое пригласите меня на вашу свадьбу?

- Что? – глаза Гермионы округлились, она выхватила из рук Драко газету и стала читать вслух. - «Как нам доподлинно стало известно из достоверных источников, мисс Гермиона Грэнджер, невеста всеми уважаемого профессора Зельеделья Северуса Снейпа, на данный момент проживающая с ним в одном доме в Хогсмёде по улице Троллиевая, дом 3, второй этаж, третья дверь слева, получила уникальный доступ к палочке покойного Сириуса Блэка, в убийстве которого призналась подруга и коллега вышеупомянутой пока-еще-мисс - Джинни Уизли, и утверждает, что ей совершенно ясно видно имя преступника, которое сильно отличается от имени мисс Уизли. Имеющиеся сведения мисс Грэнджер собирается незамедлительно (завтра в первой половине дня) передать ведущему следователю – старшему аврору Аластору Хмури.»

- Она явно забыла написать, сколько футов от входной двери до моей кровати и какого цвета моя ночная рубашка, чтобы преступник случайно не перепутал и не принял меня за деталь интерьера, - язвительно добавила она после прочтения статьи.

Драко закусил нижнюю губу, чтобы не рассмеяться. Я встал и пересел на подлокотник кресла Гермионы, пытаясь, через ее плечо прочесть статью. Кроме вышеупомянутого текста, в газете была напечатана и наша фотография: миниатюрные фигурки выглядели вполне счастливыми и весело махали нам рукой. Я невольно улыбнулся.

- Вы так и не ответили на мой вопрос... – напомнил о себе Драко.

Гермиона повернула голову, и наши глаза встретились: любые слова были лишними в тот момент.

- Пригласим, - одновременно произнесли мы, не отрывая взгляда друг от друга.

- Э... ну... я, пожалуй, поду, у меня еще сова не кормлена, - Драко засуетился, неловко выбрался из кресла и вышел из комнаты, поняв, что его присутствие было совсем не обязательно.

Весь вечер мы просидели в библиотеке за тихой и спокойной беседой. После десяти Гермиона сказала, что устала и пойдет спать. Я тоже пожелал Драко спокойной ночи, проводил Гермиону до ее спальни и ушел в свою комнату, сделав вид, что лег спать. Через некоторое время услышал шаги Драко, поднимающегося к себе. Дом окутала тишина.

Прошло несколько часов. Я уже начал дремать, как в комнате Гермионы что-то упало и разбилось. Одновременно выбежав из своих спален, мы с Драко столкнулись у двери и ворвались в комнату. Нашим взорам предстала ужасающая картина – огромная пятифутовая кобра обвилась вокруг тела девушки и, грозно шипя, гипнотизировала свою жертву, не обращая на нас никакого внимания. Я хотел, было, направить на змею заклинание уничтожения, как Драко перехватил мою руку.

- Вы не попадете, ее заденет... превратите меня! Быстрее!

Через мгновение блестящий хорек впился острыми зубами в хвост кобры. Змея зашипела от боли и повернулась к новому противнику. Резкий бросок, и ее ядовитые челюсти сомкнулись на том месте, где за мгновение до этого было тело Драко.

Хорек отпрыгнул на другой конец комнаты и приготовился к новому нападению. Повернув голову, кобра посмотрела на Гермиону, зашипела и сделала еще один бросок – теперь уже в сторону Драко. Я не успел послать проклятие в тот короткий миг, за который змея пересекла комнату. Теперь девушка была свободна, но в опасности был Драко. Хорек и змея сцепились в смертельной схватке. Это был одновременно завораживающий и пугающий своей красотой танец смерти, из которого только один из противников сможет выйти живым.

Я спешно подошел к Гермионе и попытался, было, вывести ее из транса, когда с ужасом заметил на плече девушки кровоточащую ранку: две маленькие царапины на расстоянии пару сантиметров друг от друга. Я лихорадочно стал вспоминать состав зелья от укуса кобры и понял, что в данном случае оно не поможет – время приготовления зелья не меньше часа, а у меня не было и двадцати минут.

Я должен был вырезать укушенное место и выпустить как можно больше крови, чтобы яд не распространялся по телу. Превратив свою палочку в нож, я зажал свободной рукой плечо девушки. Ее тело начало терять температуру, и это был плохой признак. Одним резким движением я вырезал начинающий темнеть кусок плеча. Гермиона пришла в себя и закричала от боли. Я быстро наложил на нее обезболивающее заклинание и продолжал сдавливать плечо, чтобы вытекло как можно больше крови. Не смотря на заклинание, девушка вздрагивала от боли при каждой новой попытки перехватить ее плечо. Наконец, я убедился, что яд практически нейтрализован, и его остатки можно вывести магическим способом, используя палочку. Пару заклинаний, и рана затянулась. Наложив на плечо бинты, я стал произносить заклинания восстановления и очищения. Через несколько минут Гермиона перестала вздрагивать от боли, и на щеках появился небольшой румянец. Она слабо улыбнулась и легко сжала своей ладошкой мою руку. Поняв, что опасность миновала, я с облегчением вздохнул и вытер пот со лба.

За это время хорек и змея переместились в ванную. Я увидел как Драко сделал прыжок. Голова змеи лежала на полу; прокусив ее зубами, Драко смог упереться спиной в выступ цветочного горшка и не дать голове подняться с земли. Таким образом он выигрывал всего секунду, но этой секундой он отлично воспользовался. А потом его подхватило и брякнуло оземь, и стало мотать во все стороны, как крысу мотает собака, и вверх и вниз, и большими кругами, но глаза у него были красные , и он не отстал от змеи, когда она молотила им по полу, расшвыривая в разные стороны щетки, мыльницу, склянки, и била его о край ванны. Хорек сжимал челюсти всё крепче и крепче. Наконец, змея ослабла... затихла и замерла. Я сразу же превратил Драко обратно в человека. Он сел на край ванны и тяжело дыша, уперся руками в колени.

- Мертва, - он с отвращением пнул ногой неподвижное тело кобры и сплюнул в сторону кровь, которая сочилась из разбитой губы. – Вольдемортово отродье.

Еще немного дрожащая, но уже приходящая в себя босая Гермиона подошла к нам, указала палочкой на тело и нервно произнесла:

- Finite Incantatio.

Нашим изумленным взорам явилось тело мадам Пинс-Блэк...
***
На следующий день, ближе к обеду все мы пришли в себя после ночных происшествий, ответили на огромное количество вопросов авроров и разбуженного посредине ночи Шизоглаза Хмури, а также напоили восстанавливающим зельем мисс Уизли, которая по настоянию Гермионы приходила в себя после дня в Азкабане в ее комнате. В гостиную влетела сова, которая принесла письмо от Гарри Поттера. Он интересовался, не буду ли я столь любезным и не разъясню ли ему некоторые подробности дела. Я отправил ему ответ с приглашением к пятичасовому чаю.

Ровно в пять часов после полудня мистер Поттер в сопровождении мисс Ченг стоял на пороге нашего дома. Войдя в гостиную, он холодно поздоровался с Драко, дружески улыбнулся Гермионе. Парочка села на диван и Поттер положил руку на плечо мисс Ченг, показывая этим жестом, что не меняет своих матримониальных планов.

В воздухе повисла неловкая тишина.

- Эээ... я слышал, что мисс Уизли сейчас находится в этом доме... –сделал попытку начать разговор Поттер. – Могу я узнать о ее состоянии?

Попытка была неудачной. Драко, который по просьбе Гермионы отправился за мисс Уизли в Азкабан, вернулся в шоке: увидев в каком состоянии была невиновная девушка, признавшаяся в убийстве, которое не совершала, из-за любви к человеку, который ее бросил, в тот момент был готов разорвать Поттера на маленькие снитчи. Заметив недобрый блеск его глаз, я кинул на него предостерегающий взгляд и ответил на вопрос.

- Да, мисс Уизли действительно находится здесь. Она очень плохо перенесла Азкабан и сейчас спит под действием зелий и заклинаний.

- Могу ли я ее увидеть после нашей беседы?

- Не уверен, Поттер, - не выдержал Драко, - что после всего, что она пережила по твоей вине, ей будет приятно видеть тебя. Тебе следовало сидеть в Азкабане, а не ей!

- Но ведь я видел ее там! Пойми, Мафлой, я был уверен, что это была она! Я молчал на допросе, чтобы не подставить ее. Меня бы они не осудили – слишком мало было улик. Но я видел ее! Шедшую со стороны поля!

- А она видела вас, Поттер! Вас и мисс Ченг, - я решил взять дальнейшие объяснения на себя. – Когда она пришла в себя от действия Империо и не помнила ни о чем, из того, что видела и делала в действительности, решила, что вы оба убили Блэка.

Поттер и Ченг непонимающе посмотрели на меня. Я понял, что надо начать рассказ с самого начала.

- Как я понимаю, вам известно, что мадам Росмерта шантажировала Блэка ? – оба кивнули. – Блэк рассказал все о своем прошлом своей жене. Он уговорил ее подыграть в инсценировке своей смерти. Он переписал завещание на нее и все подготовил для побега. Мадам Пинс-Блэк поняла, что ни чем не рискует и может убить мужа, получив как свободу, так и все его деньги. Теперь мы никогда не узнаем, что она планировала делать на самом деле, но ей весьма удачно подвернулась мисс Уизли. Она перехватила выходящую из кабинета Сириуса девушку и обездвижила ее. Волшебная палочка Блэка, добытая мисс Грэнджер весьма оригинальным способом, - девушка усмехнулась, вспоминая свое поведение на поле для квиддича, - показала нам, как были выполнены заклинания. Палочка же мадам Пинс-Блэк, довершила всю картину. Первое заклинание она наложила своей палочкой – разоружение Блэка. Потом она действовала палочкой мужа – под заклинанием подвластья он вышел из дома и направился в сторону поля для квиддича. Сама же мадам Пинс-Блэк последовала за ним, приказала ему выкопать яму, после чего сняла с него заклятие - иначе его бы обнаружила мадам Помфри при осмотре тела - и нанесла удар. Изумленное лицо Блэка как раз и объясняется тем, что такого предательства от жены он не ожидал. После чего следовал перенос тела в яму. Вернувшись в дом, она освободила Джинни, стерла ей память с того момента, как девушка вышла из кабинета, и наложила на нее заклинание подвластия. Под заклинанием, мисс Уизли привязала мадам Пинс-Блэк к креслу, заткнула ей рот и вышла из дома так, что ее путь проходил через поле для квиддича. По пути из дома, действие заклинания начало пропадать, и девушка начала метаться по саду, пытаясь понять, как она попала в это место. После чего она увидела вас. От этого она пришла в еще большее расстройство и оставшуюся часть ночи она провела в саду. Утром она узнала, об убийстве. А когда арестовали вас, то пошла и призналась в том, что убила. Она не знала, где находилась в течении часа и как оказалась около поля для квиддича, когда ясно помнила, что выходила из кабинета Блэка. Она решила, что могла убить его. Поэтому и пришла вас спасать.

После всего случившегося можно сказать, что мадам Пинс-Блэк была потрясающей актрисой. Она вела себя как убитая горем вдова, и ни у кого не возникало и мысли о том, что она могла быть убийцей. Она обеспечила себе колоссальное алиби на сегодняшнюю ночь – после сообщения о вашем, Поттер, аресте, она упала в обморок и притворилась, что сильно ушиблась. Ее травма была настоящей, но будучи анимагом, она очень быстро умела восстанавливать свои силы. Все думали, что она пролежит без сознания неделю, а она пришла в себя уже на следующий день. Прочитав в газете нашу приманку, она поняла, что может палочка может выдать ее. Поэтому она решилась на отчаянный шаг – убить мисс Грэнджер. Возможно и нас с Драко тоже, так как мисс Грэнджер, очевидно, поделилась с нами своими открытиями. Бесшумно пробравшись в дом она почти добилось своего. Не буду пересказывать вам подробности, но в итоге Драко был вынужден в целях самозащиты убить змею. Скажу честно, увидев ее, мы подумали на вас, мисс Ченг. Если бы мадам Пинс-Блэк удалось бы исполнить задуманное, то вы, несомненно, были бы главной подозреваемой в преступлении.

- Как вы догадались? – тихо спросила Чу Ченг.

- Я много раз видел анимагическую форму вашего отца, мисс.

Через секунду на месте девушки появилась блестящая королевская кобра. Было только одно отличие от того чудовища, которое посетило нас ночью – у змеи не было ядовитых зубов. Практически сразу же девушка приняла обычный вид.

- Но... у тебя нет... – нервно пробормотала Гермиона: ее нелюбовь к пресмыкающимся была более чем понятна.

- Да, я попросила мадам Росмерту выдернуть мне зубы, чтобы я никого не могла ненароком поранить.

- Именно поэтому мисс, я и не являлся вашим деканом за годы учебы в Хогварце.

Получив ответы на все вопросы Поттер и мисс Ченг удалились, оставив нас одних. Драко сразу же поднялся в комнату мисс Уизли – его беспокойство стало уже вызывать у меня невольную улыбку.

Через несколько месяцев после описанных событий, я получил открытку от Драко:


Мистеру и миссис Северус Снейп:

Вирджиния Энн Уизли
и
Драко Мафлой
имеют удовольствие пригласить вас
по случаю их бракосочетания
в субботу, девятнадцатого марта,
в пять часов тридцать минут,
Хогсмед, Великобритания.



"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"